Скляров Олег Васильевич: другие произведения.

Душегуб

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "И я хочу интернационала добрых людей, хочу, чтобы каждую душу взяли на учёт и дали бы ей паёк по первой категории. Вот, душа, кушай пожалуйста, имей от жизни своё удовольствие". (И. Бабель)

  
   Д У Ш Е Г У Б
  
  
   "...И если гром великий грянет
   Над сворой псов и палачей,
   Для нас всё так же солнце станет
   Сиять огнём своих лучей!"
  
   (Интернационал)
  
  
   "Готовят революции идеалисты, делают анархисты, а пользуются плодами проходимцы".
  
   (Тайна, ставшая расхожей истиной.)
  
  
  
  
   ЖБАН
  
   Человек, всем известно, одинаково голым в мир приходит. Равно голым бы и в землю лёг, - приняла бы, матушка, не задумалась, - если не наряжали бы покойников дорогих старательно так. Костюмы чистейшего английского сукна, платья там шёлковые, панбархатные, парчовые... А на кой? Пропадёт же всё, ещё такое доброе. Но нет - надо людям показать ...себя. А этого добра не жалко, не из последнего... Вот и выходит, что в гроб с собой ты, конечно, не можешь забрать всё, что нажил, но всё же, всё же... Не равны уходим, нет. Как тут у нас человек бедный ни бьётся от рождения до смерти, как ни старается, - работает, работает, экономит всю жизнь на всём, - а так и не вымучивает ни черта, чаще всего! И гроб обычно некрашеный, и одёжка так себе, и попу за отпевание - самую только малую малость, а всё равно: похороны - одни убытки семье. Это справедливо? Даже могила, даже смерть?! Э-э... То-то.
  
   Ему, сколько себя помнил, всегда не хватало, но смертельно хотелось справедливости. Бит бывал за то, ещё мальцом, ни однажды. Не отвадили. Крепко сидело в нём это. Видно потому, смеялся сам не раз, вспоминая, что матушка, родивши его, тут же, по бедности, в няньки-кормилицы к хозяйскому заморышу определилась и большую часть родительского молока - туда, а ему, сыну родному, - что останется... Так то. Но подрос потом всё равно. И что? Робить надо. Не барин. Пастушить определили. С самой ранней весны, чуть травка проглянет, и аж до нового снега - со скотинкой. И кормишь, и поишь, и роды принимаешь... Лечишь и охраняешь. Хотя у самого сопли ещё под носом... Такая судьба, такая наука. Какая уж там школа... Ни дня не пришлось походить! А всё ж грамотный. Да поболее других вышло. И "Капитал", конечно, осилил теперь, и Брема - самого интересного, и даже "Историю Российского государства с древнейших...", не говоря уж о "Новом и Ветхом Завете". Учился читать - самоучкой почти. Других вон палками били, чтоб мимо школы не бегали, а ему, наоборот, иногда доставалось, за то, что, грамотей, с книжкой той за скотиной не все толком глядел, Жбан чёртов. Баловство, мол, одно. Это богатеньким всё больно надо - тень на плетень. Навыдумывают, понапишут чёрт-те чего! "Быкам хвосты крутить" не по написанному, и так хорош. Не обидно?
  
   Тут революция, слава Богу! Всем угнетённым несправедливой жизненной установкой и устройством - надежда: "Кто был ничем, тот станет..." У-ух, как завертелось-закрутилось и поменялось всё "вкруг - вдруг"! Раньше хозяева образованные плюнуть в сторону таких, как Жбан брезговали. Бабы-девки их холёные и чистые разве что в насмешку, или по религии поучить, обращались... А теперь все - на "Вы" - к нему: "Товарищ, товарищ!" И что тут было выбирать? ...Сначала записали в комсомольскую ячейку, потом - заслужил и по возрасту - в партию приняли. Делом, делом доказывал всем всё! Только справедливостью надо. А это разве ж всем угодишь? Люди-то бешеные: одни наголодались-натерпелись - давай по первой категории им всё теперь же, и ждать-слушать никто ничего не хочет: "А почему это именно я погодить должен?!" А где на всех возьмёшь... Те, у кого было всегда, - и есть, - тоже в своём праве и обиде: "Почему вдруг нужно своё отдавать? Зарабатывал сам - трудился, отцы-деды наживали, значит, а я раздавай..."
  
   Не под силу стало Жбану всё это разбирать, как надо - по-людски... Богу бы взяться - подсобить, да его вот, доказывают, нет... Может, решил потом, тут у нас и нет - на то похоже: что твориться стало... людьми, с людьми. А где-то всё-таки есть. Обязательно. Что-то такое должно быть. Иначе, как же - земля-то и всё на ней?.. И вообще. Коротко говоря, по мелочи - за разговорчики эти - уж не стали ворошить, но за два случая "самоуправства" его, памятуя былые заслуги и авторитет принимая во внимание, сначала просто перевели "на бумаги"... А когда он и тут, вникнув по привычке в суть дел, стал своё "особое мнение выпячивать" и тыкать им более решительных работников... Рядовым "оперативным выездным" недолго числился. Хоть и не пил сильно, и в быту был скромен... Заслуги - опять же - прошлые из дела не выбросишь. Но, при очередной чистке партийной ячейки - "за моральную нестойкость и мягкотелость, проявленные в ненадлежащем проведении общей линии...", "за явное послабление и попустительство классовым врагам, проявленные в виде не исполнения...", его "последнее предупреждение" вскоре же обернулось арестом. Понял - ждали оформления общего "дела Перерожденцев". Пристегнули, как повелось. Значит - в расход и Жбана.
  
   Жбаном же его ещё в пастухах и прозвали за большую круглую - вроде бачка - башку, а не за украденное и разлитое в спешке подсолнечное масло, как брехали в отряде. То совсем не так было. Шлёпнул собственной рукою - не поморщился - бессовестного мародёра с текущей ёмкостью: по следу нашел. А история несправедливо запомнилась-прилипла... Официально же он именовался товарищами, особенно в ячейке, Сметливым. Иногда также - в секретных документах особого (кадрово-списочного) отдела ВЧК - товарищем Зорким. Настоящие его имя и отчество давным-давно никто не поминал. Очень давно, чуть не с Гражданской... И вот теперь - э-ех, судьба! - именовался опять по-разному. То Контриком-Иудой, то шкурой и ссаным Жбаном, то... Да.
  
  
  
   ПУГОВИЦЫ
  
   Жбан сейчас уже твёрдо знал, что его вскорости ждёт. Невелика хитрость. Видано-перевидано. Ото всех арестованных работников отделили, несмотря на тесноту - первый признак. Одного в бывшей прачечной закрыли и держат уже несколько часов без допросов - всё ясно. ...Он не то, чтобы беззаветно верил, что не виноват ни в чём, это вопрос растяжимый, - уже понимал, как никто, - а надеялся, что т а м его дело всё же, как надо "разберут" и "разъяснят" наконец-то, что к чему, а не как тут у нас... Профессора Аникушева-Смольского вон в три часа ночи взяли, кое-как одетого, полуразутого. Дедушка больной, да и со страху, наверное, упустил в кальсоны... Больше всего, пожалуй, мучался оттого, что пахнет от него. При первой возможности, как он это понимал, бросился к туалету ...без охраны. Ну, и "при попытке к бегству..." - конечно. Суток не мучался. То ли дед впопыхах брюки старые натянул, то ли от нервов нечаянно пуговки с них поотрывал? Что теперь и вспомнилось: у самого - тоже почти ни одной на штанах. Добыть не так просто? Да и некогда: поважнее дела тревожили.
  
   Сам Жбан был человеком аккуратным, и предстать теперь пред... этим, - этими... - неряхой, распустёхой и драным-сраным опричником не хотел. Важным показалось, как перед высоким начальством, хотя бы выглядеть в порядке. Душа противилась - болела, сопротивлялась и пробовала что-нибудь, хоть в мелочах, изменить. Как-нибудь собраться, подготовиться к такому делу... Защищая себя, сознание даже не допускало на поверхность простые подспудные мысли о том, что т а м, вероятнее всего, одежды уже не будет никакой. Голеньким, как есть, предстать придётся. ...Ну, пуговки на мотню - две недостающие - можно легко снизу разреза штанин взять-перешить. Мало дела. А на тужурке? Там большие... Одной, прямо спереди, внизу не хватает. При аресте натура сказалась: не выдержал -рванулся... На рукавах ни одной не оставалось вообще сто лет уже. Ну, на карманах - это даже... и не надо. Иголку бы только дал, чёрт такой: "Не полагается..." Нитку вполне можно с подкладки распустить-отмотать. Хотя, если иголку-то "своему" на конец разрешат, а шпульку-то ниток?.. Не оружия же.
  
  
   ТУЖУРКА
  
   Это в двадцать третьем ещё, тоже осенью, "каптенармус" - "Чёрный ус" к складу привёл. Хромой чёрт, в ордер даже не посмотрел... Хотя, ордер - не расстрельный - вещевой. Доверие к младшему товарищу. Сунул бумагу себе в картуз и велел ждать. А картузик-то у колченогого - кожаный тоже, чёрный, хромовой выделки - аж блестит!.. Тоже ж такой бы попросить. Не посмел. Постеснялся. А что, там бы и?.. Не пальто ведь. Но не тот это человек. Хотя, как рассудить - не его же, "начхоза", это одёжа? Народное всё. Ордер - только на тужурку... А с другой-то стороны, он - Жбан, - что, не... Не народ, что ли? Да, конечно - на всех не напасёшься, но, всё же, не заслужил, что ли? Тужурку, значит, дают, а эту малость...
  
   Поздно. Прихромал чёрный каптенармус обратно. Говорили, с Германской шкандыляет так. Под мышкой брезентовый мешок, набитый чем-то. Ясно чем. Запер решётку, потом дверь окованную. Длинными ключами, играясь, позвенел. Поздравляю, говорит, товарищ Зоркий... Руку пожал, как на собрании и улыбается. Усы кверху. А мешок не отдаёт... Ждёт, чертяка, что дальше делать будет этот молодой герой. Желаю, пальцем грозит, чтоб и в дальнейшем также охотно эту всю сволоту чисторожую не жалеючи изводил, брат!.. Неужто и вправду - столько врагов - за раз? Матерющих врагов, конечно... А герой молчит, не улыбается - своё на уме: "Часового придремавшего кончить - случай; а бомбу в окошко бросить - ума и отчаянности много не надо. На похвальбу проверяет..." Ага, двинули к часовому, расписались, оружие тоже выбрали и к воротам подтянулись. На дворе туман как раз. Булыжник только под ногами и видно, да стенку каптёрки, да стену монастырскую белёную...
  
   Ничего, пошли. Этот мешок сам прёт. Ну, при... Сметливый же. Черноус тоже сообразил, стал прощаться, в другую сторону, мол... Ну, надо так надо: куда денешься - всё одно потом отдашь, не игрушка - наградное пальто... Развернулся, по-ошел своей дорогой... А что? Тот подождал-подождал, - орёт, чтоб мешок забрал. Забыли, мол... Неохота самому переть. Не удалось подсмеяться, рассерчал... Видно было. Но разошлись. Отошел подальше - не терпится - развязал мешок и... Чёрной кожи полупальто. Настоящее. ...Новое, новым и пахло. Говорили, ещё в царское время заказано было для военных автомобилистов. Теперь ЧК сгодилось, вроде формы... Примерил - великовато. Но да нам ли привередничать?.. Шинелишка-то давно своё отработала: на тёплые портянки пойдёт, бабам на... Ладно, разберутся. Сунул теперь уж её в мешок, а кожанку... Да, Чёрного вот чего вспомнил!.. Председатель Особого Совещания так же хромает - даже ликом чёрен тоже, - но не в этом фокус. Картуз, картуз!.. Ну, в точности. Даже звезда-эмалька старая - с молотом и плугом.
  
  
   КАРТУЗ
  
   Долго носил фронтовую папаху. Одно время полевая офицерская фуражка была, с чёрным "роговым" козырьком. Хорошая, видная. Если что, то ремешок - под подбородок, как казачёк какой-нибудь, чтоб в деле не потерялась... Долго пробыла. Конечно, вместо кокарды звезду кумачовую нашили. А вот кожаный головной убор, правда - лишь кепи, только в этом году - по весне приобрел. Да почти что - за просто так. Мелкую шушеру на рынке затеялись шерстить перед Первомаем...
  
   Теперь эта история сразу вспомнилась - поморщился. Вздыхай - не вздыхай, а не надо было бы и тут брать не своё, раз сомневаешься. Дал слабину, что уж... Пожадничал - всё одно, мол, добро пропадёт - найдутся желающие на товар... Ну, и что? Им бы и ответствовать... Поэтому удивляться не надо, что дело так обернулось. Всё связано накрепко, насквозь. Пока сам, или Иван Макогон, скажем, или Филя еврей, не дурили, по совести дело делали, то и не случалось с самими ничего, как бы близко со смертишкой не якшались. А сегодня, где все они?!.. "...Мы" - поправил сам себя неслышно, - "мы..."
  
  
  
   ШТАНЫ
  
   Вот штаны... Галифе свои комиссарские протёр на заду, как писарь какой-нибудь, срамота. Ну, не до полных дыр пока, а всё же... И ведь работа не сидячая. Ничуть. Всё некогда было заняться, а теперь и не придётся, по всему вышло. Взять с витрины бы тогда новые... Хозяин трясся - слова б не сказал, не заикнулся бы: на его глазах бандитов положили. Своего потеряли - из оцепления... Да, если что, в глотку бы ему их запихал!.. Но не взял. И хорошо. Подумал тоже взять, был грех, но лишь подумал... Теперь зато душа спокойна. Пусть и не в порядке чуть костюм у чекиста. Хуже, когда - совесть.
  
   Ох, и запомнится Председателю Жбан со своим вопросом "дурным", ох, вспомянется ещё не раз, верно... То-то помрачнел на глазах, ус чёрный закусил, дядя! Знал, куда целить - сам чекист, всё это же проходил... За "ниточку", всех учат, и весь "клубок" размотать можно. Если, к примеру же, люди - одна погань собрана, то какая из них семья выйдет? Правильно - пауки в банке... А если - всё население? Не может быть такого. Кого больше - перевесят. ...Ну вот, правильно: и ни то, и ни сё. Длинная это песня и старая. Хоть убей. ...А вопрос - потом уж - простой: не приходилось ли "начхозом" служить в "монастыре" каком-нибудь ...или носильщиком? Должен вспомнить, должен...
  
  
  
   САПОГИ
  
   Подумал-подумал, сапог левый стянул. Да-а - подошва... Подмётка когда-то подбита была добрая, - "спиртовая", - только давно. Отставать стала, чуял уже, некогда было глянуть. Теперь время есть, "выдалось"... Гвоздиков деревянных и тут можно было бы настрогать - подбить ими по всему шву - даже без шила. Только чем? Можно и не просить - не полагается. Хотя... Размотал старую портянку, волосатыми голыми пальцами на ноге пошевелил - холодно на цементном полу босиком, не лето. От размотанной линялой байки заметный дух пошёл. Оглянулся на краны - воды-то здесь... А начнёшь стирать, и тут - "на выход!" - придут? Мокрые, что ли наматывать? Не скажешь же, что сначала бы просушить... Трошки. Однажды, в Гражданскую случилось, было, ноги поморозил. ...Потом сообразил, что простуда от непросохших портянок теперь ему совершенно не страшна. Усмехнулся тревожно мыслям таким и принялся стягивать второй сапог. ...Нет, этот ещё ничего - совсем крепкий, чуть каблук потесал, конечно, но подковки держатся. Портянку размотал тоже, ту пуговку на разрезе штанины внизу подёргал - крепко сидит. Но, да это... Поднялся и пошлёпал по холодному полу стираться. Лишь бы воду не отключили. А тут не опоздаешь.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"