Скляров Олег Васильевич: другие произведения.

Операция "Камнепад" ("План-ка...")

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "О смысле жизни..."

  План "К..."
  
  
  I звено "КАЖДЫЙ..."
  
  Каждый имеет инстинкт самосохранения, каждый. Ночью от железной дороги с очередной разгрузки хозяйство везли. Смотрим - зарево разгорается над горами, в стороне границы и сполохи. Ага... Знать, те инспектора добились своего - доискались: с Бабаханом не договорились. Началось. ...Только что-то близко очень. Может, разведка новые цели дала? Гелики-велики встрепенулись - оборону там стали налаживать... Хотя, маловероятно: голые горы. Рудник дальше. Скорее - мажут вычислители от спешки и нервов, перестраховываются - автоматике не доверяют. Или столичные стратеги - на всякий случай - так дорогу "кипятилками" мостят в глубь от границы. Кто видел - лава, говорят, сплошь... Остановились - смотрим, прислушиваемся. Не слышно, конечно, ни хрена - далеко слишком, только гул и голоса наши, инстинктивно приглушённые. Огоньки сигарет в темноте: курят в машинах все, несмотря на запрет, нервничают. Рано ещё нервничать, думаю. Вот, когда границу перейдём...
  
   В расположение вернулись - там бедлам, конечно. Уже яростно сворачиваются, скандалят об очерёдности отправок, главному жалуются. Жилые модули разбирают опять, не все ещё, оказывается, были развёрнуты даже. Спиральную колючку с периметра снова в бурты стягивают. Какого-то мудилу-сапёра шипами за одежду зацепило и почти в катушку втянуло. Крик-шум! Санитарный геликоптёр, прожектора, невзирая на приказ о светомаскировке... Вояки хреновы. Клизмахер, главный их по нервам, запричитал: "Несчастный случай, травма на всю жизнь!" Егеря, лиху мать... А это мы ещё дома, знаете ли, ещё янычары-снайпера далеко... М-да.
  
   Но и приказ Родины уж тоже неслабый: хозподразделения с имуществом - снова на станцию! Ах, ты ж, тёлки-щёлки, - только оттуда ведь везём... Срочным, конечно же, порядком - назад в империю - на родное побережье, в Туманную дачу. Там, разумеется, ждут-де, не дождутся, мариманы в образцовом порядке и готовности выполнить, любой-любой, даже самый мудрый приказ родных командиров. Через пролив в момент подкинут полбригады тяжеловооруженных егерей к самому Чадр-Жидаю. Женский курорт - по-нашему. Остальным, коню понято, вот-вот скажут "смело двигать тело" через границу: инспекторов спасать. Доехали-таки те до точки. Подразумевается, что к нужному моменту город будет полностью раздербанен ракетами, авиацией и сразу занят нами, мобильными соединениями "мгновенной защиты", подошедшими сушей. Через два перевала, между прочим. Насколько помню. Что ж сразу-то было хозяйство туда не отправить, раз так рационально мыслят? Деятели... Курортного масштаба. А инспекторов, наверно тоже подразумевается, свои ракеты не тронут, конечно - сердцем отличат...
  
  - Халик! - ору. - Строиться...
  
  - А ужин? - удивляется он сзади тихим голосом, но справедливо. Я аж вздрогнул. Сержант Халик - это... Халик. Объясняю популярно, матом, а ему опять тоже не всё понятно: - Какого же хрени они раньше думали, сюда всех нагнали? Мы им что, носильщики, грузчики говна? - тут он ровным голосом завернул богохульство антиправительственного характера. Кто-то из егерей поддержал нетихим смешком. Халик, не замечая, сплюнул на песок, недавно подметённый проштрафившимися "носильщиками" винных тайн столовой. - Хероплёты сучьи...
  
  - Чтоб служба, - рычу, - мёдом не казалась. Ладно, веди. Паёк получите и по машинам. Никому не болтаться, пусть жуют. А то начнётся потом...
  
  - Чё ржёте? - вежливо любопытствует Рыжий Макс, приближаясь. Второй лейтенант роты моей. - Бодрый егерский дух... - И демонстрирует светловолосый кулачище с пучком красных чек. На лесках сорванные пломбы от скорострельных вездеходных "Зарниц". - Вперёд и с песнями?
  
   - Описались уже... - Гляжу на убедительные обломки пломб. - Спешишь. Ещё через весь город тянуть... - Смотрю ему в глаза. Давнему, неявному, сопернику моему. - А если какая-нибудь дура... Видел сейчас там "егеря-героя" ...в проволоке?
  
  - Инструкция, командир... - отвечает он, улыбаясь, но смотрит внимательно. - Война.
  
  
  
  
   II звено "ОХОТНИК..."
  
  Охотник или добыча?.. Про это думать было неинтересно. Ведь учебный центр наш в городе с миллионным населением и соответствующей индустрией "развлечений-отвлечений". От границы чёрт-те где. Погоны? Ну и что... Пока на учебе и службе не занят, личное успеть стараешься, не до политики. Если в курилке, кто вякнет про геликонские дела, ветераны морщатся: не надоело пердеть, господа? И всё. Про писишек интереснее. Гораздо. Политминутки затрахали - в течение всего дня: между казармой и столовой, техникой и полигоном, плацем и штабными классами, караулами, медосмотрами. После телеграфной азбуки и перед взрывотехникой. До метеорологии, во время психотбора и после... Более чем достаточно. По сути - одно и то же: геликонцы хиреют всё сильнее. Отставая, в крайности бросаются: янычар теперь без нас ещё круче воспитывают - на живых заключённых тренируют. Но нашу боевую технику всё же стараются через третьи страны скупать. "Осью зла" называют, гроб-газ тихо испытывают... Населения - скоро - больше нашего. Угроза, короче. Не живётся им, "ослы пророка..."
  
   Когда же в отпуске побывал, с отцом за стаканом пообщался - у-у, думаю, вот-вот... Ведь с верхушки на дело смотрит? ...Нам ресурсов своих уже не хватает давно - покупать вынуждены по всему миру. А у геликов... Идиоты. Алмазные копи, - богатейшие в мире! - даже знаменитые "трубки", только верх рубят: в глубь дорого, техника нужна, бросают. В международных делах норовят против голосовать. Дабы "русопятам", "зарвавшимся и зажравшимся", гадить: помешать хапать и жировать на чужих бедах. Международные транспортные сообщения на своей территории нам всячески ограничивают. А сами у себя... Рассказывают, что даже дорог толковых почти нет - бетонки, асфальта - только в столице. Шахты, рудники - чуть ли не вручную. TV чёрно-белое! ...Ну, что ещё говорить? А концессии нам продать - жлоба заедает от завидки. Лучше пусть пропадает. Хотя, не наше дело, конечно. "Нерушимость границ", суверенитет, то-сё, соглашение о ненападении... А всё ж, лучше бы тебе, Корней-мун, - признался батенька, захмелев, - демобилизоваться уже до осенних манёвров... И куда-нибудь подальше - за океан, туристом - в труднодоступную местность, где даже и жениться временно можно... А там видно будет. Звание очередное - Бог с ним. Контракт он и есть контракт... Денег хоть сейчас даст.
  
   Удивился я, поверил, но возразил, как сами учим. Мы - "Корпус мира". Ну?.. Весь цивилизованный свет, что бы ни говорили, на нас смотрит-равняется. Образ жизни наш перенимают. Даже моду, даже матрёшек... Гелики-велики? Да они только велосипеды освоили! Наши же слизали... Начинать войну с этими? Не смеши. Вот, если очень сами захотят - моча в голову вступит... Так наши "Битюги" - только средней дальности - любую точку их территории, в любое время суток, трижды ...достанут. Да хоть из космоса! "И под землёй и на небесах", как говорится. Ошмётки говна аж к соседям полетят. Я, дорогие мои, хоть и не ракетчик, однако - человек военный - чему-то научен. Считать - уж точно... О потерях пусть нападавшие подумают. Нам, живой силе империи, только егерским сапогом ступить останется, дабы - по доктрине - обозначить победу и владение территорией... Не сумасшедшие же они? Пусть Бабахан новый от нас отвернулся, но - не будут же врать? - "Красный крест и полумесяц" к себе пустил? Торговых инспекторов в - святая святых - спорную Алмазную долину, на Духовы болота, в Полярные плавни... И, в конце-то концов, - это моя профессия. На гражданке-то, что делать? "Кулинарный туризм" - ещё рано.
  
   "Ну да, ну да..." - даже покривился досадливо минхер, "господин учёный советник", на такую сознательность и политическую грамотность младшего офицерства, - я, мол, не настаиваю именно на э т о й версии развития событий, однако история учит... Ага, и факты, оказывается, тоже "кое о чём говорят..." Это закрытые данные, сам понимаешь... Производство "БД-2", этих самых "Битюгов", на сорок шесть процентов увеличено и ещё планируется. Это не только оборонительное оружие. Даже "не столько..." Специалисты, гуманитарные программы, туризм... Всё до осени рекомендовано там свернуть. Вертолётоносцы, подводные крейсера, летающие платформы - "зачем-то", почти все - в проливе уже сконцентрированы. На осенние манёвры, наверное... "Наши базы, как по заказу", даже в песне, треть Геликона огибают... А масштабы приготовлений, несоответствующе большие, дань перестраховке и обычной корысти производителей вооружения, господин егерь. Нет, понимаешь ли, в мире страны, кроме нас самих, к войне с которой стоило бы так масштабно готовиться. "Хочешь мира, короче - готовься..."
  
   И точно, недели через две-три после отпуска - трах-бах - нас, вместе с техникой, с обслугой и мастерскими даже, чего на манёврах не случалось никогда, перебрасывают эшелонами в Золотой Вертоград. А это, сами понимаете, граница с горным Геликоном уже. Вот, господа егеря, вам возможный ТВД - театр военных действий в спектре последних событий и глубокой истории! Сколько раз "град златый, град вершинный" из рук в руки переходил, ась? "На брегах ледяного Сакара..." Не зря же в вашу подготовку, господа горные стрелки, столько вбухано? ...Какие-то осложнения с этими инспекторами. Вот здесь, по прямой... Всего-то, через горы, - в знаменитой Алмазной долине. TV - по всему миру - только и об этом... Операция "Ка"; план "К"; программа "Катящиеся камни", "Камнепад..." (В переводе с разных языков.) Пришло время ягодок, так сказать. Цветочки кончились - завяли. За "мишень-девушку" - нерезультативную стрельбу, скажем, - та-акой пистон, такая вонь от начальства... За самовольную отлучку уже - даже офицерам! - трибунал. За пьянку-наркоту - трибунал. За халатное отношение к технике и неисправности... За невыполнение приказа... "Оранжевая готовность", короче. Такая вот жестокая детерминированность... Скучно как-то стало.
  
   Пожалел ли, что отца не послушал, не сдёрнул вовремя в отставку "по здоровью", скажем? Сначала, конечно же, даже не подумал об этом. Ну, в конце-то концов, так - так так... "На войне, как на войне". Рано или поздно, они бы не выдержали увеличивающегося отставания и сами бы, от безвыходности наехали, упреждая... Не пацан уже бегать. "Зелёные острова" - сержантом ещё - освобождал. Во все дыхательные их оттрахали... На полярные льды десантировали, между прочим. До большой войны тогда не довели, правда, но тихой жутью веяло - о ядерном ударе речь шла. Потом привык: что дёргаться-то? Кому легче? За границей, подальше, среди черных или узкоглазых от призыва прятаться в фальшивом браке? Не надо... Потом доказывать, просить, как Халиков братец... Это на любителя приключение. И теперь - посмотрим. Газ - самое опасное. Но вряд ли решатся: сами потравятся. Без толковых средств защиты, к свиньям... Да и запрещено всеми странами. Хотя, запреты эти... Как припрёт.
  
   ...Но дальности их артиллерии не хватает явно. И ракетчики должны работать по ней первой, - ещё с нашей территории - до полного... эффекта. Дислокация из космоса известна. А маскировка эта их и перемещения... Авиация и флот тоже сразу подключаются из пролива. Мы же, десантура, морпехи и прочая армейская сволочь, возможно, не сразу будем привлечены к прямым ударам... Не мировая же война? Нас следует беречь. Людские потери - ни императору, ни думцам... Мы - уж потом - территорию зачищать. Посмотрим, одним словом. Пока только техника по ночам перебрасывалась. Может, ещё "стоп машина" будет. Дело такое...
  
  
  
  
   III звено "ЖЕЛАЕТ..."
  
   Желает ли господин старший лейтенант на войну? А куда из котла деться? Раку... Шли на предельно малой высоте - оптимально для такой ситуации. Вся колонна, сзади на земле, только подтягивалась. Призрачное шоссе внизу заканчивалось сразу за тёмным таможенным постом. На запрос, поганцы погранцы оттуда, со скрытым ехидством, сообщили по коду, что противник поблизости не замечен. Возможно - под горой... После нашего моста через Сакар, на сопредельном береге очень разбитый асфальт почти сразу нырял в тоннель, под гору. Лет пятнадцать назад наши же и пробили его. Рудник - было соглашение - вместе пытались разрабатывать. Турбазу для альпинистов распланировали... Сверху, в ночные бинокли всё это выглядело потусторонним бледно-зеленым миром. Только дождевые капли, появившиеся на стёклах кабины геликоптёра, возвращали в реальность. Морды у всех, подсвеченные приборами, тоже, как из кошмарного сна - летающие вурдалаки, голодно высматривающие жертвы на земле... Ровный тихий шелест и подсвист турбин-тысячников добавлял сходства - крылатые твари в азартном писке-поиске. Вот, собственно, мы и за границей уже...
  
   Кармейстер Шпак, командир нашего батальона Шпаковский, тоже вглядываясь вниз, как и все - слегка нервно, продолжал развивать тему фильма ужасов прямо в эфир:
  
   - Семёрка! Стоп колонна. Ноль двадцать первому... Халик, порскани и попробуй проскочить норку сам. ...Если там Горыныч какой-нибудь напалмом кашлянёт... - Шрамоносное лицо батальонного в мою сторону обернулось. - Доложи нам и мотай оттуда. - Потом, без паузы, уже мне: - Запечатаем с двух сторон и по горе прём... Быстрее будет.
  
   По стёклам уже вовсю лупил дождь - включили наружный обдув, но он плохо справлялся - призрачный мир внизу стал ещё более зыбким и нереальным. Тёмная лесистая гора быстро проползала под нами. Ни огонька нигде, ни живого чего-нибудь... Сосны, камень, да тёмная пропасть реки. Сканеры добросовестно отслеживают уплывающий рельеф. Ничего... Возможный залп переносной "осы" - оттуда по нам - стал казаться всё менее вероятным. Кино. Режиссёры, в гроб бы вас...
  
   - Тут автобусы, - ровным голосом, "исчерпывающе", доложил Халик через какое-то время.
  
   И молчок. Все невольно опять вниз, на скалу глянули. Тишина. Вот скотина... Мы со Шпаком переглянулись. "Что за бред?" Не танки же он так окрестил кодом... В самом-то деле??! Какие автобусы... Чьи?! Кто в них - живые, мёртвые? Военные, гражданские... "Маразм крепчал".
  
   - Ты там умом не тронулся, - заботливо осведомился Шпак, - сержант?
  
   - Отнюдь, - невозмутимо успокоили из подземелья, выбрав для этого самое, конечно, подходящее словцо и слегка снизошли до подробностей. - Два жёлтых этажных "Маги-руса".
  
   - Халик! - многозначительно рыкнул я и тепло попросил. - Поподробнее бы, а? Мы тут волнуемся за тебя... - А гора уже кончалась. Склон обрезался вторым входом, и мы зависли. Быстро смотрю на командира и в микрофон сообщаю: - Сейчас входы блокируем...
  
   - Так точно, - вяло отозвался паскудный сержант, - попрятались... Подробности. - Он скучал. Даже вздохнул. - Может, залп? ...Но наши, вроде.
  
   Откуда там "наши"... Разведчики приземлились и сканировали окрестную тёмную мокрядь леса, саму дыру... Мы висели, страхуя. Скоро было сообщено, что да, похоже на автобусы - пустотелые металлические конструкции. Двигатели холодные. Довольно далеко. И много живых объектов... Но стены сильно фонят, тут подъём рельефа...
  
   - Халик, - взъярился уже всерьёз мастеркар, - ты что молчишь, зараза?!
  
   - Слушаю... Вас.
  
   Вот ведь натура... Сдохнет, а не поторопится.
  
   - Дурака-то не валяй, - Шпак уже овладел голосом. Ничего мужик, нормальный. Даже усмехается: - Докладывай, докладывай! Не тяни.
  
   Короче говоря, вытрясли из него: автобусы действительно наши. Он "дал зеркало", приказал им включить фары и старшему пойти вперёд. К "бионику" вслепую подошла женщина. Сначала всплакнула, а потом в себя пришла - орать начала - права качать. Образумил. Представляю себе... Выяснилось, что у одного автобуса вчера совсем кончился "бензин". Тянули его прицепом. Должно было хватить до границы, но... Прямо в туннеле... А они - туристы, она старшая группы. До утра решили ждать, а потом пешком... Какие-то две семьи специалистов-камнерезов, консул из Чадр-Жидая и, - святый Боже! - торговые инспектора, те самые. Живые и очень недовольные. Были у них ещё два автобуса, но... Но тоже пропали - отстали. Может, сгорели. Половину людей они забрали, а половина неизвестно где. Тёмная история. Некогда разбирать.
  
   Дорога-то в тоннеле, хоть и двухполосная, но кое-какая наша техника с жёлтыми громадами, этажей "Маги-русов" не разъедется, хоть плачь. Вот тебе и наступательный темп егерей... Шпак распорядился по ситуации. Высадив "крайнего" на дождь разбираться в находке, вперёд с разведчиками мотнул. ...Лезть в тёмную нору не хотелось, но - что делать - льёт... Обошел лужу у входа, посветил - бетонный свод и дорога вверх уходят, во мрак. Погасил фонарь, стал у стеночки, как постовой. Укрытие, на всякий случай, за водосливом приглядел и слушаю. Хлюпает... Глаза привыкли - асфальт снаружи даже блестит. Сейчас геликонский спецназ в чёрной янычарской шерсти из стены... А Халик и часть колонны, мимо туристов, тоже сюда, ко мне - дальше воевать. Остальных следом понесёт, как только дорога освободится и автобусы, будь они неладны, к погранцам отбуксируют. Пусть те разбираются с туристами сами. Прерогатива такая... Им же и тоннель "освобождённый" передавать для нужд Родины.
  
   На циферблате - три, ноль семь. Война идёт уже два часа, первые трофеи... А тихо, как в заду. Только хлюпает и хлюпает. Э, спецназ?.. Рябит каплями лужа. Вполне мирно. Сейчас бронники по ней катками попрут, БРД - гусеницами, подсвечивая воду притушенными синими фарами, вездеходы заблестят рядами мокрых шин, вспенивая её, как катера пролив. Откроет Халик люк стартующей прямо с шоссе "Акулы", расправляющей "плавник" в лопасти винта и, подмигивая, пригласит: "Добро пожаловать на войну, господин старший лейтенант..." Отчетливо, до тоски, не хочется снова между небом и землёй болтаться. Так бы и стоял здесь столбом - дождик слушал. Но вот, кажется, свет...
  
  
  
   IV звено "ЗНАТЬ..."
  
   Знать, судьба... Шпак убит. Опаньки! Да вы что?! Да... "Кто видел? Кто вдел..." Разведчики. Уже злятся - они-то причём? Там дальше - развилка. Дорога на старый рудник и, главная, в горы - на Маста-Мелу. Им было приказано рудник слегка пошерстить на предмет охраны, а майор дальше сам двинул - предупреждение было об отступавшей автоколонне с зенитными орудиями. Спешил - "приказ у нас"... Ну? Гну. Связь велась минут пятнадцать. Потом задание выполняли - вход шахты сканить пришлось: какие-то подозрительные с ящиком там скрылись... Взялись докладывать - связи нет. Кинулись по дороге. Километрах в двадцати - прямо на шоссе - чадящие обломки... Они. Весь экипаж и мастеркар. Похоже, "Осой". У машины этой хорошая защита, пилот даже сумел посадить. Так они пулемётом добивали... Ждали. Удобное там место - из пещеры. Сканер не берёт. Наши же спецы янычар учили... Никого, конечно, уже. Спешили куда-то - трупы не обшаривали - документы на месте. Разведчики забрали награды, бумаги и... Да как его брать?! Это не десантный вертолёт. Куда бы положили... Ритуальная команда вывезет.
  
  ...Полночи аж провоевать успел господин военный советник Шпак. Шрамоносец наш легендарный... Интересное начало кина, ужастика. А меня, видите ли, высадил из своего летающего КП - Халику мылить холку. И весь хрен... До копейки. Когда мимо того места колонна пошла, его и закопченный экипаж конечно уже забрали. Только обломки сдвинули на обочину. Пластик всё ещё дымил - чёрное всё. Мог бы с ними там лежать - отчётливо представилось - чёрным, обгорелым... Вполне. Домой бы отцу отправили... Движение замедлилось. Вроде траурного прощания. Или впереди что? Не понять... Камуфлированная колонна растянулась - конца не видно.
  
  Дорога по ущелью до поймы Сакара тянет хвост. Солнце взошло, грязь ночного ливня посушило - уже пыль. Не люблю. Белая у них пыль какая-то. Мел, что ли. Изумрудная зелень буйной травы на этих белилах. Чем питается - непонятно... Жара начинается. Хорошо, что не лето, а то бы в этих широтах задыхались бы уже... Изумрудно-кудрявые склоны к дороге и серо-белые промоины овражков. По дну ущелья быстрый мутный поток блестит. Где-то здесь та пещерка... Но так и не увидел - начальник штаба к себе в кунг вызвал лечить от страхов. Некогда о жизни думать - раньше надо было расстараться.
  
   Некогда и любоваться. Оказывается, замедлились не из-за траура. Не до сантиментов - война уже началась ...и идёт: сапёрный бронник мину высканил. Пришлось весь фаршированный участок обходить, пока выковыривают. А те не дураки - место выбрали подходящее - почти пропасть и скала отвесная. Хорошо учили. Опять разделились: старая техника, что на подлёты неспособна, осталась ждать, а мы дальше поплыли. Ясно ведь и раньше было - от старья надо избавляться - тормозит. Никто не говорит "бросать" - не жестянки, - а мотострелкам передать, и всё. У них это штатная техника. Конечно, если хотят от егерей результата... Теперь всё естественным путём произойдёт: повыбьют её первой. Людей, к сожалению, тоже.
  
   Моей роте - "Стоп машина". Воодушевлённый свалившимися полномочиями начштаба, майор Габов, велел окончательно разобраться с рудником. Объект 4-10, покопанный вчерашними "Битюгами". Веб-изображение со спутника в режиме реального времени. Начало дороги из ущелья. Замечено движение противника. ...Теперь это - ещё и два горящих тентованых грузовика. Аналитики бригадной разведки подозревают дислокацию опорного пункта, а то и центра, организуемого повстанческого сопротивления. Смотрим в мониторы. Компьютер рисует общий вид - что-то вроде длинных промышленных складов вдоль дороги - и частности, по требованию - брошенные жилые бараки, крытые старым, позеленевшим, шифером, какой-то разорённый ангар... Почти засыпанная каменным оползнем - после ракетного удара - бетонная арка одного из входов в шахту.
  
   Террикон породы шевелится, притаившиеся люди в сером камуфляже - Макс со своим взводом... Машет нам оттуда и кивает. Включаю его канал. Говорит, - и справедливо, - что не обязательно лезть в ту грёбаную нору, чтобы решить вопрос о необходимости применения "гремушки". Кто знает, сколько их там? По ярусам разработки ползать - выкуривать геликов, гномиков-рудокопов? Это сколько же времени и личного состава требуется... "Разобраться..." По-моему, всё ясно: взвод младшего лейтенанта Кэли - самого рыжего лейтенанта роты, - Максу в помощь. Пусть рыжие ищут - блокируют все возможные выходы и лазы.
  
  Третий взвод, техники... Прапорщик Шлёнский - прекращает жевать и - к сапёрам, за газом... Да хоть на метро! Дадут всё равно концентрат. Термос не больше каски - донесёте. Бойца с собой возьми. Хочешь, тебе его любой наш разведёт, если мнёшься... Что такого? Ошибёшься - на атомы разложит и разнесёт, не успеешь испугаться. Хочешь, командир тебе сам разбодяжит? "Инициация!" Подумаешь... А то смотри! Не шучу... Кстати, знаете, сколько такой "термосишко" стоит? ...Даже вскладчину с Бабаханом. Зелени не хватит... Ладно. Четвёртый, замкомвзвода Халик, - со мной. Проверь, Замок, что в грузовиках ...было. Пока твой взводный триппер по госпиталям лечит, война закончится.
  
  - Корней, - неожиданно обратился Халик после проверки груза, - рассуди... - говорит, внимательно глядя на чадящие те грузовики. - Если бы там не порода, а сами камни были? Гипотетическая плата Бабахана за газ...
  
  Короче говоря, вполне справедливое и здравое желание сержанта предоставить решение вопроса спорных территорий рукопашной схватке кого-то из жаждающих наших генералов с самим молодцом и красавцем Бабаханом я, естественно, всею душой разделял, но, узнав о Халиковской трактовке других "возможных" целей этой войны, призадумался. Не обще-стратегические, значит, а частно-тактические, укрепляющие экономику отдельной семьи? Честно сказал ему об этих раздумьях. Был удостоен премией внимательного и уважительного взгляда с пояснительным рассказом о "зелёных соплях" - младших его братьях - международных бандитах, которых обязательно надо учить, как следует, а потом в надёжное дело ставить...
  
  
  
  
   V звено "ГДЕ..."
  
   "Где, где... В Караганде". Только неприличное рифмуется. Прямо на марше, возле срамного захолустного Маста-Мела, дня через два, на походе к самому Чадр-Жидаю, генерал-майор Стволовой, командир бригады, самолично в батальон прибыли. Разумеется - новости: другого начштаба привёз. Габов назначен батальонным, с представлением к очередному званию. Нашей роте благодарность - за чёткое выполнение задания по псевдоруднику. Хотя, по совести, "ГГ. - 90" - гремучий газ - надо благодарить, "голубой глаз". Девяносто процентов - его работа. Тяжелее воздуха - "взор" его - проникает на любые глубины через малейшие поры и, набравши критической плотности, ага...
  
   Затея геликов с опорной базой, если была, - в зад, к свиньям... Внешне это никак не выглядело: отдалённый подземный гул - только порода кое-где просела, скала ведь. Всё - вся любовь, сиськи набок... Однородная масса на месте выработок, переходов, ответвлений, случайных пещерок, технологических шурфов... Никакого оборудования, естественно. Ничего живого - точно. Скучнее было бы, если информацию понадобилось бы добывать. А Габов, сука, уже намекал - на голубом же глазу... Надо было, мол, кого-то живым прихватить - удостовериться поконкретнее... Надо. Кто спорит? Но это мы теперь бы не к штурму укрепрайона готовились, а ещё у границы ползали бы. Дали бы тебе батальонного... Сам бы, конкретный, в норку лез. Я-то краем глаза только посмотрел и очень загрустил: холодина, темень, вода да камень. Смерть, может, рядом ждёт. Дохлятиной какой-то из подъёмной клети, горелой изоляцией... "Брр!" Сразу опять себя копчёным вижу. Чёрный снаружи, вроде галоши, а внутри красный...
  
   Неофициальные, но вполне паскудные, новости с бригадными тоже прибыли. Мы тут мастеримся со сроками, задачами, ни хрена не знаем, что в мире действительно делается - лишь бы топлива автономного хватило, да потерь матчасти по минимуму было, - а там, оказывается, "Геликонские саламандры", лёгкие водолазы, наши порты успешно рвут. Томкат и Рыбачий - ага... И тут же подумалось некстати, как бы бригадные тылы там не потопли б в проливе, к свиньям, а то так навоюем... В самой, говорят, империи "громоносной", в сердце её, в великой столице, - если не враньё, конечно, и не контрпропаганда, - однополый секс как орудие мести и пыток... Их агентура двух военных министров, депутата - и даже цельного генерала! - того самого - оттянули. Да-с, по личному указанию Бабахана. Отца бы там не прихватили - ленивый и капризный дед, охрану на дух не выносит. А звонки туда, гад, запретили...
  
   И ещё... Не знаю, как оценить, сейчас только сказали - во, что на войне-то бывает! - чудеса ...в решете. Даже непонятно, что и думать, как располагать: то ли блат наконец-то его заработал, войною включенный, - он давно трепал эту тему, - то ли случай, звёздный час его пробил, - вовремя генералу под руку подвернулся громогласный богатырь, из госпиталя на подвиги рвущийся "раньше положенного..." Не знаю, не знаю. Чёрт это знает. Только Глюка нашего, "трезвенника и службиста", которого и я сам, я - командир лучшей роты, не всегда мог по дружбе отмазывать от начальственной ярости за выкрутасы - совершенно ненормальные выходки, даже для зелёных "егерят..." - Фортуна вдруг в губы поцеловала! В засос... Мы же его просто прятали в госпитале от Шпаковского? Кто ж знал, что война вот-вот начнётся...
  
  Если бы командира не убило... Даже не знаю. Трибуналом всерьёз пахло. Не грозил... Летёху Глюка-Клюка?! ...Бывшего моего взводного, непутёвого Халикова командира, судьба на волну вдруг подняла! Из кожно-венерологического отделения окружного военного госпиталя плавно, как в анекдоте про генерала-блядуна, переместила в командный кунг батальона, аж в качестве начштаба! Твою ж ни мать, а?! С присвоением очередного звания старший лейтенант, естественно. Клюк - жопа-Клюк! - теперь уже мой, мой, непосредственный начальник. Тут невольно о собственной карьере и благополучии задумаешься. Справедливость... Тащусь, валяюсь и сучу ногами. А данные там самые командирские: и рост, и дурь, и кулаки, и хриплый бас... Только свирепый Халик мог с ним в одиночку справляться, когда накрывало отмороженного... Кстати:
  
   - Халик, - интересуюсь по связи, - что делаешь?
  
   - Учу Му-Му, - говорит задумчиво, - уму. - Говнюк, прямо в эфир...
  
   - А точнее? - прошу ровным голосом. Понял, нехотя докладывает:
  
   - "Акулу" заводим. - Покряхтел недовольно. - Птицу в турбину всосало. ...Я нужен?
  
   - Освободишься - ко мне.
  
  
  
   VI звено "СИДИТ..."
  
   "Сидит Гоголь на дубу и всех на хер посылает..." Потом его орлы из четвёртого всё-таки сигналят: "Впереди сапоги - сапожника заказ". Мне собственный кунг не по чину. Это у Клюка теперь своя кровать за ширмой и сейф для... документов, конечно же, ни для каких, ни для бутылок. Скромно у наших техников обретаюсь, как и все ротные - у своих: и крыша, и связь, и "всё такое прочее..." Дистанционку не найду - забываю! - маленькие, чёрт, стали. Завалится под бумаги... Люк отъехал - светофильтры долой... Вечер. Сразу прохлада. Вдыхаю ...и вздыхаю: "Люк Клюк..."
  
   Сквозит время. Закат. Горы синие... Полыхает за ними, будто ещё одна большая война там, на небе. Пыли, слава Богу, нет: идёт участок асфальта более-менее сохранившегося. Техника в вечерних тенях, плывущая впереди, техника, ползущая позади, а у обочины, к дереву сухому прислонившись, безразлично курит сгорбившийся пацан в егерской пыльной амуниции ...почему-то. Росточка небольшого, а - надо же? - егерь! ...Ну да, пацан, мальчишка. Кто не знал... Будто в метро шагнул - уже рядом стоит, в люк косится, недовольно раздумывая.
  
   - Что застеснялся? - ворчу, сторонясь. - Ныряй.
  
   - Это срочно? - интересуется, машинально изничтожая о броню окурок. Видит по мне, не пожар. - Тут бы посмотреть... - уныло поясняет: - "Вертушка" нужна. - Констатирует отсутствие энтузиазма у ротного и через силу уточняет "мелочи": - Ещё, может, автобусы... Но быстро надо.
  
   - Что, что-о? - снизу изумляется, услышав про автобусы, зампотех. Перестаёт жевать. - Опять? - Смотрит обескуражено в направлении люка. Специалист по автобусам не отвечает. Висит снаружи с отсутствующим видом без лесенки, стоя одним носком ботинка на кронштейне её. И, уверен, так долго может - будто ему без разницы. Шлёнский не выдерживает, подтягивается и обеспокоено высовывает чёрноволосую башку. Вертит по сторонам породистым носом... Не обнаружив поблизости "Маги-русов", успокоено возвращается к длинной банке консервированных, без косточек, фиников. Оправдывается довольный: - Гад, напугал...
  
   - Что у нас с четвёркой? - спрашиваю его, не оборачиваясь, и на Халика внимательно смотрю. Тот еле заметно кивает. К прапору нагибаюсь. Воин подбрасывает финик и ловит его ртом. Я успеваю перехватить фрукт в воздухе и отправляю в свой. - Топлива, - спрашиваю, прожёвывая, - сколько, зампотех?.. Извините за беспокойство.
  
   Шлёнский продолжает свою игру с финиками. Сообщает, что топлива конечно сорок шесть процентов ещё, но... Налетает башкой на стойку блока связи. Ловлю его самого - морщится, трёт ушибленное место и всё же сообщает мимоходом, что у неё ресурса, однако, всего двенадцать процентов теперь... "Ладно. Война на днях закончится". "Под Вашу ответственность". "А то под твою, что ли..."
  
   ...Баба та в туннеле, пока была в ажиотаже, оказывается, спасителю ещё кое-что порассказала. Сержант по разным причинам выслушал её очень внимательно. Мы решили рискнуть... Кофр "Дракона" ухватили, я "лифчик" бронежилета напялил. Ругнулись меж собою о командирских замашках, но дружно высадились под обрыв. Погранцы теперь тоже наверняка знают "государственную и коммерческую тайну" штатного руководителя туристической группы, но - руки коротки - пока мы тут... Связь засигналила: Габов отозвался. Докладываю положение на ходу и добавляю, кряхтя, некую "тестирующую" подробность:
  
   - Возможно, сейф с консульскими документами, ценностями...
  
   Ага, запнулся - значит, тоже кое-что слышал... Халик остановился и от такой откровенности начальству даже глаза в мою сторону лениво скосил. Я подмигнул: не бзди, мол... Дозастёгиваю одной рукой лиф. Халику показываю бровями на снижающуюся "Акулу". ...Опять пищит с лёгкой хрипотцой снова ожившая связь - теперь бодрый басок Глюка:
  
   - Ноль восьмому: при обнаружении объекта, сразу охрана и доклад координат... - Некая пауза опять. - Увидимся. - Хмыканье, и звучит вопрос с у-ух каким подтекстом. - Ты рад? Корней-мун...
  
   - Так точно.
  
   - ...Только охрана! До связи.
  
   "Ну, конечно же, конечно: начштаба - опечатывание возможных ценностей батальонной печатью..." Мы подхватили за лямки тяжёлый кофр дельтаплана и, щурясь от поднятой пыли, придерживая береты, двинули навстречу приземлявшейся "Акуле". Колонна внизу, на дороге, всё также неизменно и обречённо уползала в тень ущелья - к победному финишу.
  
  
  
  
   VII звено "ФАЗАН..."
  
   "Фазан", пернатый наш, насмерть ругался с птичником на земле, военным приказом усадившим его на эту выбракованную газонокосилку для малых высот... Халик, уловив паузу "в птичьем базаре", указал пилоту на мониторе нужный квадрат и счёл необходимым добавить:
  
   - Там зениток штук двадцать, на дороге... Не нервничай: брошенные, без боезапаса. - Сел, платок достал и, протирая заслезившиеся от пыли глаза, стал своих лечить: - Местному зверью до жопы, что там в столицах капитуляции подписывают... - Он ткнул указательным пальцем в пол машины. - "Шайтан-арба" эта - тысяча золотых! - Больно ткнул ближнего егеря в висок. - Каждый берет - сто. Бабахан обещал. - Засунул платок в карманчик на рукаве, аккуратно застегнул липучку. - Вот, девушки, и будете им трендеть, что придётся эту ночь тоже не спать! Нежные какие...
  
   Значит, слышал уже про капитуляцию.
  
   - Ещё новость, - спрашиваю, - знаешь? - Перестал моргать, смотрит. - За начштаба? - Смеюсь. - Басок-то знакомый...
  
   - Тю-ю! - Сообразил он и довольно хекнул. - А я-то думаю... - На меня понимающе глянул. - Слышу, уже про сейфы... - И снова улыбается, башкой крутит. Оживился: - Ну, отцы-командиры, ну, деятели! Светлые головы. Теперь батальон передовой. Решено... - Заржал, дошло. Опять за платком полез, слёзы от смеха выступили. - А что? - Смотрит на меня осмысленно. - Начальник штаба, лично, будет присутствовать. - Подмигнул. - Сопровождать... - Подумал о предстоящем несмешном. Смотрит. - Чудеса... Как же это он так? Из-под "подвыперда"...
  
   Да вот так... Егеря тоже новость про командира своего ещё не слышали, не поняли разговора - вниз опять поглядывают. Минимальную высоту пернатый держит на всякий случай. Верченые пружиной трупы в гражданском шмотье, но с оружием - местное ополчение Маста-Мела. Отступая, в ломку угодили. Что теперь смотреть... Действует на нервную ткань - человека, как спиральную стружку закручивает. Животных плющит. Макаронные изделия... Досталось этой Бабахановой твердыне. Было что-то тут для нас приготовлено, судя по всему, на подходе и в пригороде... Потом центр - чёрные стеклянные озёра. Между колонн и на ступенях остатних - храм какой-то, что ли? - та же антрацитом блестящая лава. Термозаряды. Говорят, долю секунды действуют. Зато - как... Сам второй раз вижу последствия. Рыжий уверяет, что все "Битюги" стали этими кипятилками начинять... А это ещё так себе - полбеды - в сравнении. Если б пришлось летающие платформы с Велесом пустить... Умный Бабахан молодой - всё понял, хотя и не верил. Писали, что у нас, в университете Лумумбы, учился инкогнито - простым студентом-химиком. А если бы нас так? Срань Господня...
  
  Внизу, смотрю, уже долина чистая. Ни трупов, ни стеклянных скульптур, ни оплывших мачт ЛЭП, ни вонючих льдин, ни... Темнеет, гад, быстро в горах. Тополя вдоль дороги. Тоже два брошенных длинных грузовика с тентами - той же местной компании... Отработанным лавовым кимберлитом и т е грузовики у рудника покойного были гружены - Халик-мун не без досады докладывал. Незаслуженную похвалу не выносит, как пьяного Люка. А значит это, дорогие мои, что, скорее всего, я с пересёру там "алмазную трубку" бахнул. Вот что гелики там гомозились. А мы: "Сопротивление", блин! "Покойнички с косами" - из тайных подземелий... Мне бы - не то, что благодарность за такие дела, если б узнали, тут судом попахивает. Но мы с Халиком-нахаликом никому не скажем. Умные уже. Алмазов тоже хотим. Затырим сейчас нычку чью-то... Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить.
  
   Всё не предусмотришь. Но стремиться, говорят, надо. Личная, так сказать, заинтересованность, кровная. Про Люка, это мы ещё подумаем - посмотрим, как себя поведёт. А Халик, если не свистит, всегда о настоящей конюшне Орловских рысаков, говорит, мечтал... Но тут и на "конезаводик" должно хватить? Его, по совести, бльшая доля. Всё сам нанюхал и кружиться, в основном, ему. Мне, правда, если что, - тьфу, тьфу! - первому, как командиру отвечать... Но это - вряд ли, как говорится. Из пелёнок давно... Мир, действительно, посмотреть хочется. И не стадом... Без папы.
  
   - Вот за этой горкой, - предупреждает пилота Халик и, глядя в сгустившиеся под ногами сумерки, негромко командует. - Приготовиться!
  
   В кювете, рассказал, у брошенной заправочной, тот наш сгоревший "Маги-рус". ...С сейфом на багажнике крыши. Геликам не до "ящиков" было. В нём, вероятнее всего, обгорелые документы и мал-мал камушков. Это - родному императору, на всякий случай. Чтоб больше не искал и, "чтоб награда нашла героев!" А то дождёшься от него... Я с лучшим, четвёртым, взводом обеспечиваю охрану, сообщаю о находке и встречаю высокое начальство. За второй автобус мы "принимаем-выдаём" геликонскую таратайку без колёс. Пока экспертиза, пока... Халик на нашей многострадальной "четвёрке" с пилотом и парой егерей, по моему приказу, доразведывают владенья ночи вокруг. Километрах в пяти подале они снова приземляются у сожжённой автоколонны "на предмет поиска других наших пассажиров и автобусов". Разочарованные, снова взлететь не смогут: изношенная "четвёрка" опять откажется служить империи. Сержант в этом уверен. Он меня, командира роты, предупреждал... Зампотех, кстати, тоже. Но я, исходя из необходимости и боевой обстановки, а, принимая во внимание ценности...
  
   Красиво говоря, сержант тоже, горя рвением выполнить задачу, не дожидаясь техпомощи, на лёгкомоторном дельтаплане... Продолжая разведку, храбро канет во враждебную ночь и через некоторое время вернётся после короткого, но успешного боестолкновения с бандитствующим отрядом неподконтрольного центральному правительству местного Раши - царька, князя или "полевого командира" - по-нашему. Каковых теперь, после капитуляции, стало ещё больше. А про то, что Халик за это время, может быть, найдёт за мостком остатний "Маги-рус", настоящий, заберёт под задними сидениями некую керамическую коробушку... Рванёт этот несчастный автобус так, что и следов никто не сыщет... Бандиты! Что сделаешь... Так я про то ничего знать не могу. А всякие "сослагательные наклонения" и предположения...
  
   - Внимание! - командую. "Четвёрка" довольно жёстко плюхается на склон горы. "Блин, думаю, раньше времени бы не сдохла, чёрт пернатый! Весь на нервах..." Машина наклонёно замирает. - Халик, первое-второе отделение вперёд! Третье-четвёртое, за мной...
  
   Все знают задачу. Действовать приучены. Работают хорошо. Рассредоточиваемся. Пока всё идёт... А коробушку ту - к чёрту, конечно. На виду не будешь хранить. Егеря - люди нелюбопытные и неболтливые, но... Лучше, скажем, коробка сигар... В футлярах. Неидеально - понятный хрен. Занадобится кому-то курнуть "Гавану" такую... Или, предположим, мешочки с родной землёй на шее? Поместятся? Как-то не интересовали "брюлики" нас раньше. Алмазы, то есть. Необработанные камешки. "Герб Геликона". Может, отправим прямо отсюда: САР - "Саморазвивающийся аэростат разведывательный". Сотни тысяч крошечных независимых гондол "аэростатиков", по типу пчелиных сот, составляющих общую несущую часть. Любые средства поражения делают в ней только "самозатягивающиеся" бреши, никак не влияющие на лётную способность. Роторный минидвижитель с программкой... А Халиков изобретательный братец свой включённый мобильник на ферме некоторое время подержит. Или... Нет, Халик меня не кинет. Халик - друг. Ни крути, ни болтай ...ногами. И потом - я ему для реализации... Но думать про это тоже неинтересно, если быть откровенным: как-то мне фиолетово всё стало. Не чёрный пока? ...И хорошо. А сколько там будет брюликов... Главное, чтобы ирисы - вполне красивого оттенка цветы - только на чужих могилах цвели. Не в цвете их дело - кладбищенские они.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"