Скорова Лана Александровна: другие произведения.

В процессе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не жилось трейсеру спокойно. Решил поспорить с подругой. И что? Поспорил? Поспорил. Да только неудачно! Ирокез потерял, гордость задета, окружение в шоке! Казалось бы жизнь кончилась, но - нет! Трейсер наносит ответный удар! Остается надеяться, что он сам придет в себя после удара. А может быть даже кое-что приобретет...

  
  
  
  
  
  Глава 1. Как все начиналось.
  
  
  
  
  
  
  Утро добрым не бывает. Ага, особенно если этот день - понедельник. Еще хуже будет, если нужно идти в школу, где тебя поджидает коварная контрольная по геометрии. Вот блин, а списать-то не у кого! Эта кикимора-геометричка пересадила, вот же сволочь. Все отличники оказались на дальнем ряду, вне зоны досягаемости для меня. Полная засада. Писец, приплыли.
  Отец подвез до школы, и я, взвалив на плечо рюкзак, поплелся в здание, ставшее настоящим кошмаром, уже предчувствуя грядущую выволочку. Да, отец просто так пару по геометрии не оставит, влетит мне по самое не хочу. Батя в этом отношении хуже терминатора в Судный день. Никогда не любил этот фильм. Ладно, шутки в сторону. Я живу с отцом - мама умерла, когда родила меня. Все прелести жизни с младенцем под одной крышей ушатом холодной воды обрушились на папу. А что делать-то, родная кровь. Вот так и вырастил меня мой папаша самостоятельно, ну почти самостоятельно (няня помогала).
  Зайдя в ад, да-да, тот, который с девятью кругами, я потопал в холл, где меня поджидали дружки.
   - Здоров, Паш! Как настрой перед контрохой?
   - Издеваешься, да? Самому-то везет, с Катькой очкастой сидит и в ус не дует. А мне бедному, несчастному Пашеньке светит Третья Мировая.
   - Да ладно заливать! А то я тебя не знаю - выкрутишься! Ты ж великий и ужасный счастливчик! Ну, ребят, подтвердите!
  А он в чем-то прав. Можт реально повезет? С этими мыслями я с компанией начал перемещаться по забитым малявками коридорам в сторону кабинета геометрии. Ну все, началось.
  Мы расселись по местам, а геометричка, ехидно улыбнувшись, начала раздавать тетради и листки с заданиями. И тут в кабинет ворвалось нечто. Это НЕЧТО было одето в черные джинсы с обвисшей мотней (как будто кто-то в штаны наложил), широкую ядовито-зеленую толстовку и такого же цвета массивные кеды. Вы не поверите, но это была миниатюрная девчонка с короткой стрижкой медно-рыжего цвета и худеньким личиком. Одного взгляда хватило, чтобы понять: девчонка-катастрофа почтила нас своим присутствием.
  Тут геометричка избавила нас всех от размышлений по поводу незнакомки.
  - Вы должно быть новенькая?
  - Да.
  Голос девчонки оказался приятным, а интонация - слегка насмешливой.
  - Проходите и садитесь, у нас контрольная работа.
  - А куда мне можно сесть?
  -Садись на последнюю парту первого ряда. Видишь, вон там, сидит оболтус в камуфляже и с зеленым ирокезом на голове - это Паша, он один так, что прошу, присаживайся к нему.
  Девчонка не стала возражать и уверенно двинулась между партами в мою сторону. Хотя в ее движения и угадывалась настороженность, она прекрасно справлялась с волнением. Подойдя ко мне, она небрежным жестом скинула небольшой рюкзачок на пол рядом со своим стулом и села. Перед собой на стол она положила только ручку, карандаш и линейку. Училка принесла ей чистую тетрадь, и она быстрым, но красивым почерком подписала свою фамилию и имя на обложке. Василена значит! Вот это имечко! Даже не Василиса, а Василена! Ню-ню!
  - Можете приступать. Я соберу тетради вместе со звонком. Кто не сдаст - увы, будет иметь пару. Удачи!
  Ну и как ЭТО решать? Вот интересно я один не могу это решить или весь класс? О-ба-на! А девчонка-то походу сечет! Ну что ж, действуем.
  -Слышь, Вась, помоги а? Дай списать. Я в долгу не останусь.
  - Ну списывай, Павел, я не против.
  Какая сговорчивая оказалась. Походу мне сегодня реально повезло.
  - Спасибо.
  - Да не за что.
  В этот день я сдал работу вторым, первой тетрадь отнесла Василена. На следующий день были известны результаты. Ну что ж, третья Мировая откладывается. У меня - четверка. У Васьки, моей спасительницы - пять. Я специально допустил ошибку, чтобы не спалиться.
  - Васька, подожди! Стой!
  - Ну чего тебе, Пашка?
  - Спасибо сказать хочу. Ты меня реально выручила.
  - Своих не бросаю.
  - В смысле 'своих'?
  - Зелененьких. Ты тож весь зеленый.
  -Да, есть немного. Ты держись меня, я, если вдруг что, помогу.
  - Буду иметь ввиду.
  - Чем ты увлекаешься?
  - Много чем, но особенно люблю ВМХ и хип-хоп. А ты?
  - Паркур, даунхилл, ролики и коньки.
  - Так ты трейсер?
  -Ну да.
  - И какой же у тебя псевдоним?
  Откуда она знает, что у трейсеров всегда есть кликуха, которая дается за основные черты характера или внешности.
  - Лайм.
  - Тебе подходит. Ты извини, но мне уже идти надо, опаздываю на допы.
  -Тогда до завтра!
  -Пока!
  К чему скрывать, она меня зацепила. Нет, не в том смысле. Она - 'своя'. С того дня мы стали общаться. С каждым новым днем наша дружба крепла. Вскоре мы уже были неразлучны. Она помогала мне, я - ей. Сидели мы всегда вместе, обедали за одним столом, домой шли тоже вдвоем. Она оказалась действительно классной девчонкой, ее приняли все мои одноклассники. Сам того не замечая, я стал называть ее своим лучшим другом. А тот, кто утверждает, что дружбы между противоположными полами не существует, пусть бежит со всех ног, потому что я надеру ему зад. Такая дружба существует. Я и Васька живое тому подтверждение.
  Иногда мне кажется, что школу я закончил только благодаря Ваське. Время пролетело очень быстро, мы сдали ЕГЭ (чтоб его создателю всю жизнь икалось) и поступили в один и тот же универ. По-другому и быть не могло, я без нее никуда. И я, и Васька сильно изменились внешне (кто не понял - мы выросли), неизменными остались лишь наши безбашенные шмотки, мой ирокез и дружба.
  
  
  
  
  
  Глава 2. Наше время или назад в настоящее.
  
  
  
  
  
  - Паш, вставай.
  У меня над у ухом раздался знакомый голос Васьки. Потом ее мелкие ручонки с необычайной силой стали трясти меня за плечи. Заметив, что на меня это не действует, Васька скинула меня с кровати. Возмущенно ругаясь, я подскочил на ноги, схватил мелкую проказницу, швырнул на кровать и принялся немилосердно закидывать ее подушками. Звонкий смех подруги заставил меня забыть о ее проказах, я не выдержал и рухнул на кровать рядом с ней, держась руками за живот, сотрясаемый безудержным хохотом.
  Забыл сообщить: мы с Васькой живем в одной квартире, которую нам приобрели заботливые папаши. Вопросы проживания (еда, комуналка, шмотки и т.д.) мы решаем вместе. С самого начала мы создали график обязанностей и старались ему следовать, правда, это не всегда получалось ( я всегда хитрил и отлынивал). Но это мелочи повседневной жизни студента. Не буду заострять на них ваше внимание.
  Отсмеявшись, я, наконец, сделал вдох. Васька тоже успокоилась.
  - Ладно, Пашка, посмеялись и хватит. Пошли завтракать, а то в универ опоздаем.
  - Да успокойся, Вась, не опоздаем, я нас отвезу.
  - Ага, знаю я, как ты нас отвезешь. Я после твоего 'Выфера' выгляжу, как наша Кикимора-геометричка после бурной ночки. Я на него больше не сяду.
  - Трусиха! Ха-ха-ха-ха!
  - Сам ты трус! Я, конечно, люблю экстрим, но твоя железяка меня не слишком прельщает. Так что мы поедем, как нормальные люди - на автобусе.
  - Не-а. Я по пробкам ездить не привык. А тебе, если страшно, следует закрыть глазки и обнять меня покрепче, чтобы мне потом не пришлось отскребать твою милую упругую задницу от асфальта.
  Я поднял взгляд на Ваську и заметил: ее щеки заливал предательский румянец, совсем не вязавшийся с ее бандитской внешностью. Что я такого сказал?
  - Васька, ты че краснеешь?
  - Ничего я не краснею! Просто кто-то не умеет себя сдерживать на поворотах. Я тебе не очередная телка для развлекухи и не потерплю таких слов по отношению к своей... внешности. Понял?
  - Ну все, хорошо, хорошо, больше не буду!
  Я примирительно поднял руки и улыбнулся самой жалкой улыбкой. Я прекрасно знал, что за этим последует, а потому внутренне подготовился к комедии.
  - Все, хватит строить глазки, иди я тебя обниму, чудовище.
  Со счастливой миной я бросился на Ваську, которая под моим немаленьким весом ( метр восемьдесят девять сплошных мышц - это вам не шутки) плюхнулась на кровать, а я оказался на ее коленях.
  - Слезь с меня туша бегемота! Я не это имела в виду! Пошли на кухню - хавчик стынет.
  А на кухне меня ожидал один из огромных плюсов жизни с подругой - вкусный завтрак, состоящий из яичницы с сосисками и помидорами, а также кружка чая. О, Боги, благословите Васелиночку - спасительницу моего желудка и разума.
  Быстро умяв харчи, я оделся, подхватил тетрадку и шлем и вместе с Васей выскочил из дома. После непродолжительного спора в подъезде, завершившегося полной капитуляцией Васи, я усадил подругу позади себя, надел на нее шлем и обхватил ее руками себя за талию. Недолго думая, завел своего монстра, убрал подножку и сорвался с места, вызвав оглушительный визг Васьки. Сколько катаю ее на 'Выфере', а она все никак не привыкнет. Странное дело, она обычно ничего не боится.
  - Ты решил меня добить?
  - Нет.
  - Ты надо мной издеваешься?
  - Да!
  - Так и знала. Ты все это специально делаешь, чтобы вывести меня из себя. Признайся! Тебе доставляет кайф мой страх.
  Из-за шлема и быстрого движения слышимость была плохая, но ее крик невозможно не услышать. Она такая сердитая. А что было бы, если бы она видела мою ухмыляющуюся моську? Представить боюсь.
  - Да перестань ты визжать! Все же хорошо. Подумаешь, быстро едем, так это не повод так нервничать.
  - Я тебе покажу нервную, дай только слезть с этой треклятой шутки.
  Ее угрозу я всерьез не воспринял, как выяснилось позже, зря.
   Мы быстро добрались до универа и остановились на парковке. С трудом разжав Васины руки, железными тисками, обхватившими мой торс, стащил ее с мотоцикла. Почувствовав твердую землю под ногами, подруга обрушила на меня весь свой запас четырех-, а то и пятиэтажных выражений ненормативного Великого Русского языка. Мне же оставалось все это слушать, мило улыбаясь.
  - Успокоилась? Точно? Тогда бегом на пару!
  Да, рявкать я любил. Что есть, то есть. Но я поражаюсь, откуда в этой милой маленькой головке столько красочных выражений?
  - А тебе самому-то не пора? А? Нам вообще-то вместе идти, или ты забыл, что учишься со мной на одном факе?
  Ее правда. Вот зараза мелкая! Вечно подлавливает!
  Я взял Васю за руку и повел в корпус. Поначалу, нас все считали парой, но, узнав получше, поняли, что кроме крепкой дружбы между нами нет абсолютно ничегошеньки нет. Сейчас уже никто не обращал внимания на наши прикосновения и подколки. Иногда мне кажется, что она моя сестра, хоть это и не так. Просто у нас с ней много общего. Она так же, как и я, рано потеряла мать и осталась жить с отцом. Васька девчонка-катастрофа, я же пацан-третья мировая. Мы оба одевались, как полнейшие психи и ничуть не стеснялись этого. Камуфляж, кеды, шипы, кепки, различные шаровары, пирсинг и многое другое было частью нас самих. Мы как будто принадлежали другому миру. Общие проблемы сплотили нас и сделали бойцами одного фронта. Она была продолжением меня и наоборот. По жизни мы шли рука об руку и всегда помогали друг другу, при этом, не скупясь на взаимные пакости. Ну, наверное, достаточно лирических отступлений на сегодня. А то Гоголь какой-то получается.
  Дойдя до аудитории, мы вошли и уселись как всегда за последний ряд. Сегодня нас ожидал зачет, и Васька опять меня спасла. В то время, как она учила, я развлекался. Вот такое я дерьмо. Признаюсь, мне реально стыдно, но Вася никогда не отказывала мне в помощи, даже если знала ( а она знала), что я делал, пока она занималась. Уф, всю жизнь за нее молиться буду, святой она человек.
  Пары закончились, протекшие без особых катастроф, а мы ринулись домой. Бедная Вася! Видели бы вы ее глаза, когда в поле ее зрения появлялся мотоцикл. Только что веселое лицо, начинало искажаться гримасой отвращения, страха и злости. Чес слово, без слез не взглянешь.
  - Лайм, может, я сама доеду, а?- ну вот начала конючить.
  - Нет, ты поедешь со мной, потому что больше не с кем, а одну я тебя не отпущу - уже темнеет.
  Я думал, что сейчас она смириться с происходящим, уже приготовился цеплять на нее шлем, но тут меня обломали.
  - Да ты не переживай. Меня Костя на машине подвезет, ему тоже в ту сторону.
  - Не понял, что за Костя?
  - Ну, с параллельного курса. Ты его знаешь, он еще с Марго встречался, пока ты ее не увел.
  - Так это тот хмырь? Ох, не нравится он мне. Не пущаю я свою девочку дорогую с этой образиной бессовестной.
  Да, в этом весь я. Люблю ей указывать, аки родной отец. Да и вообще, я хочу, чтобы она со мной ехала, мне скучно одному!
  - Паш, ты только не обижайся, но 'образина бессовестная' - это ты. Ты же у него девушку увел, а потом бросил. А я не могу больше ездить на этом кошмаре.
  Тут она опять скривилась и указала на мой чудный мотоцикл. Ну что ж тут поделаешь? Уела она меня! Опять. Эх.
  - Эй! Не обижай его! Он у меня хороший.
  Я решил хоть как-то защитить моего железного коня, служившего верой и правдой.
  - Ок. До встречи дома. Пока!
  - Не-а. Не каких 'пока'. Ты поедешь со мной и точка.
  Тут она шустро развернулась и помчалась в сторону ярко-красного 'БМВ', припаркованного в пятидесяти метрах от меня. Блин, а я-то думал, чего это этот хмырь с ней сегодня ошивался. Ничего-ничего. Я ему устрою сладкую жизнь. Я помчался за Васей, которая уже подходила к двери машины. Оказавшись рядом, я по-хозяйски обнял ее за талию и притянул к себе.
  - Ну, и куда это мы собрались? А главное - с кем? Ты, ушлепок, что забыл рядом с моей девушкой? Своих не хватает? Чтобы больше я тебя не видел рядом с ней. Ясно?
  Костя только кивнул. Да, мальчик трусоват оказался. Даже неинтересно как-то. Перевел взгляд на Васю. О, сейчас будет взрыв. Надо скорее ее увести. Чем я и занялся. Взвалив малявку на плечо, я бодрым шагом направился к байку. Что странно, она совсем не сопротивлялась, даже когда я сажал ее на мотоцикл. Всю дорогу до дома она молчала. Не визжала. Не причитала. В общем - ничего. Я уже начал побаиваться последствий своей выходки. Такое она просто так не оставит.
  Ну вот мы и дома. Я повернул ключ, и байк заглох. Я первым слез с мотоцикла и уставился на подругу: она даже не двинулась, да и выглядела она странно. Пришлось опять нести ее на руках. Хорошо хоть она не тяжелая. Мы подошли к лифту, я нажал на кнопку вызова и стал ждать. И нефига. Он не приехал. Что ж, пойдем пехом. Ага, на тринадцатый этаж, с ношей на руках. Ниче, справлюсь. И я потопал, кряхтя, матерясь, но, все же, потопал и добрался до нужного этажа. Вот зараза, не могла хоть чуть-чуть сама пройтись? Около нашей двери я спустил Васю с рук и поставил рядом с собой, потом полез в карман за ключами. Открыв дверь, подхватил свое 'сокровище' и внес в дом.
  Как вы понимаете, снимать с нее обувь тоже пришлось мне. Это что байкот?
  - Ты так решила мне отомстить?
  - Я? Да ты что, я не умею мстить. Я просто дала тебе возможность проявить себе моим молодым человеком. Ты же сам сказал: ' Она моя девушка'. Вот и работай теперь. Моим парнем.
  - Мляяяяя! И что же мне теперь делать?
  - Как что? Быть парнем. И вообще, не хочу с тобой разговаривать. Я в обиде на тебя.
  Во что я вляпался? Хотя с другой стороны, этот хмырь к ней больше к ней не подойдет. Васька рядом, а остальное не важно.
  - Да ладно тебе, Вась! Я же просто пошутил.
  - Мне не нравятся такие шутки.
  - Ну, прости! Не мог же я оставить тебя этому трусу. Ты же видела, как он меня испугался, а ведь я еще даже кулак поднять не успел.
  - Тебя попробуй не испугайся, дылда. От одного твоего голоса бежать хочется.
  - Но ты же не бежишь.
  - Так я тебя, сколько лет знаю! Ты мой друг, и мне известно, что на самом деле ты безобидный.
  Она только что назвала меня безобидным? Я не ослышался? Ну держись! Я стал надвигаться на нее, всем своим видом показывая, что меня стоит опасаться. Брови нахмурены, кулаки сжать так, побелели костяшки, все мышцы напряжены до предела. Я ожидал всего: заплачет, убежит, глаза закроет. Но никак не ожидал смеха. Да она просто издевается!
  - Ты че ржешь? Что я такого смешного сделал?
  - Ты действительно думал, что я тебя испугаюсь? Бедненький. Похоже, нашелся человек, который не боится Лайма.
  Говоря это, она то и дело фыркала от смеха, все слова были пропитаны язвительными нотками. И как ей это удается?
  - Ладно-ладно, ты меня не боишься.
  - Еще бы.
  - Так ты меня простила?
  - Нет.
  - А вот так?
  - Так не честно! Ты используешь запрещенные приемы! Какая девушка устоит пред этими невинными глазками и милой моськой? Все равно, я тебя еще не до конца простила.
  - А если я сделаю вот это?
  Я наклонился и аккуратно чмокнул ее в щеку. Она замерла.
  - Теперь я прощен?
  Она только кивнула, признавая свое поражение.
  - Ну раз я прощен, не сделаешь ли ты мне что-нибудь поесть?
  - Куда ж я денусь, чудовище. Мне ведь и самой жрать охота, а от твоей стряпни неделю из туалета не вылезешь. Иди, вымой руки сначала. А я что-нибудь придумаю. Жду на кухне.
  Я пошел в ванную и вымыл руки. Стоя около раковины и смотря на себя в зеркало, я размышлял о том, что, наверное, не смог бы жить без этой ранимой бандитки. Потом я решил принять по-быстрому душ. Скинул одежду и зашел в кабину. Холодные струи воды ударили по телу, смывая усталость и грустные мысли. Все хорошо, она рядом. У меня есть семья, которая не предаст и не оставит меня. Почувствовав легкую дрожь, решил, что хватит закаляться и вышел из кабины, обернув полотенце на бедрах. А полотенце-то Васькино. Свое я опять куда-то задевал. Грядет истерика. Плюнув на все, пошел на кухню, откуда доносились аппетитные запахи.
  Сквозь дверной проем посмотрел на подругу, стоявшую у плиты и что-то помешивающую, и вдруг сердце странно кольнуло, забилось чаще, а через все тело пробежала огненная дрожь. Что это со мной? Словно откликнувшись на мои мысли, Вася повернула голову и посмотрела на меня. Взгляды встретились, и на секунду захотелось плюнуть на все и поцеловать ее. Стоп. Успокойся. Дыши. Черт! Самовнушение не помогает. Дыхание только участилось, а пульс взлетел до пугающих высот. Надо что-то делать. Попытался отвлечься разговором.
  - Ну что, кушать уже готово?
  А голос-то какой хриплый. Ну и как прикажете себя вести в этой ситуации? Чувства подталкивают к подруге с явными намерениями, а разум вопит о том, что нужно взять себя в руки. Дело осложняет внешность Васи: эдакий ангел-бандит с растрепанными рыжими локонами, а также опасение разрушить многолетнюю дружбу.
  - Д-да! Уже накладываю, садись. Только оденься сначала.
  - Ладно тебе! Как будто в первый раз! Мне и так неплохо.
  Я присел за стол, а Васька поставила предо мной тарелку с макаронами, политыми мясным соусом. О, да!!! Я счастлив. Теперь надо разрядить обстановку. Я, все же, решил, что не стоит из-за минутного порыва портить отношения с лучшим другом. Схватив вилку, набросился на еду и со скоростью электровеника смел все, что было на тарелке.
  - Спасибо! Было потрясающе вкусно! Ты - мастер!
  - Не за что!
  - А сама почему не ешь?
  - Не знаю, не хочется как-то.
  - Ты не заболела?
  Я протянул руку через стол, чтобы потрогать лоб девушки, сидящей напротив. Прикоснувшись, почувствовал сильный жар. Да у нее температура! Не зря она всю дорогу домой притихшая была. А я, болван, еще и готовить ее заставил. Сволочь я все-таки редкостная. Ничего не говоря, схватил Ваську в охапку и потащил в комнату.
  -Лаймчик, что ты делаешь? Со мной все в порядке! Надо посуду вымыть, пусти!
  - Ты, мать, похоже, совсем с катушек слетела! С температурой посуду мыть собралась. Лежи и не вставай, сейчас чай тебе принесу и градусник.
  Развернулся и потопал обратно на кухню. Убрал грязную посуду в раковину, вытер влажной тряпкой со стола и поставил чайник на газ. Подготовив кружку, залил ее кипятком, кинул две ложечки сахара и выдавил немного лимонного сока. Все, теперь можно лечить мою больную девочку. Заглянул в несколько шкафов и извлек маленький поднос, сгрузил на него кружку, блюдце с нарезанным лимоном, градусник и понес в Васькину комнату.
  Зайдя в 'палату' больной, увидел, подругу, лежащую на кровати в позе эмбриона. И как я раньше не заметил, что ей нехорошо? Подошел к кровати, поставил поднос на прикроватную тумбочку и взял градусник. Хорошенько встряхнув, отдал его Ваське. Сам пошел к себе и надел шорты. Вернулся и присел рядом с подругой. Вася полулежала на кровати, прихлебывая теплый чай. Подождав еще минуты две, вынул градусник: тридцать восемь и семь! Надо ей наверно ей анальгин дать с аспирином.
  Когда я вернулся с лекарством, Василена металась на кровати и тихонько постанывала.
  - Может скорую вызвать?
  - Нет, не надо. Все будет нормально, мне просто нужно поспать. Ты иди, ложись спать, я выпью таблетки и тоже лягу. Не хочу, чтобы тоже заразился.
  - И ты с такой температурой хочешь, чтобы я тебя оставил одну? Ты меня извини, конечно, но я не настолько сволочь. С тобой останусь, а то еще окочуришься ночью.
  - Слушай, а тебя часом никто не кусал? Уж больно заботливый стал.
  Господи, как же гаденько она ухмыляется. Даже в таком состоянии шутит.
  -Двигайся, с тобой полежу. Подожду, пока заснешь.
  Она немного сдвинулась, освобождая место для моего далеко не маленького тела. Видя, как она мучается, решил немного помочь и подхватил на руки, перемещая на другую сторону кровати. Подойдя к большому шкафу, порылся и извлек наружу мягкий плед, которым накрыл Ваську. Сам же лег поверх одеяла. В комнате царил полумрак, наполняющий тело ленивой сонливостью. Было тепло и уютно лежать рядом с лучшей подругой, и, что поразительно, недавние неприличные мысли куда-то испарились, оставив после себя лишь небольшой осадок из ярких воспоминаний где-то глубоко в моем сознании.
  - Почему не сказала, что тебе плохо? Я бы тебе помог с ужином. Нельзя же так наплевательски относиться к своему здоровью.
  - Даже не знаю, Паш. Думала это просто небольшой жар. А оно, видишь, как вышло. Ты не беспокойся, все будет нормально. Таблетки скоро подействуют.
  Голос Василены был тихим и слабым. Сквозь ее неуверенный шепот я расслышал клацанье зубов, однозначно вызванное дрожью. Да ей же холодно! Невероятно! Под таким одеялом, и холодно?! Видимо, ее морозит.
  - Лежи спокойно и не брыкайся, буду тебя греть.
  Она явно хотела что-то сказать, да не успела: я уже лез к ней под одеяло. Одну руку я просунул под голову девушки, а второй крепко обхватил ее талию и притянул к себе. Тело Васьки отреагировало мгновенно. Пытаясь поскорее согреться, она прильнула ко мне еще сильнее, словно поглощая тепло, исходившее от меня.
  Взглянув на Васю, я обнаружил: она спит. Хоть и говорил, что уйду, когда она заснет, я продолжал лежать рядом. Хочу быть рядом и знать, что с ней все хорошо. У меня не было никакого желание сейчас остаться одному. Незаметно меня сморил сон.
  
  
  
  
  
  
  Глава 3. Пари и 'беременность'.
  
  
  
  
  Проснулся утром оттого, что кто-то положил свои загребущие ручонки на мою шею. Кто же это??? А то вы не знаете? Что же это она такое делает? Вася решила меня придушить? Неее! Так нежно не душат! Я решил открыть глаза и посмотреть на личного 'душегуба'. 'Душегуб' же не обращал на проснувшегося меня никакого внимания, а продолжал делать свою грязную работенку, возлегая на моем животе. Сейчас будет визг. Уши закрывайте!
  - Фу!!! Что это? Фу!!! Лучше не говори. Отпусти меня, свинтус похотливый! - завопила Вася, пытаясь соскочить с кровати.
  - Подумаешь. Ничего страшного в этом нет. Это всего лишь 'утро'. Между прочим, в твоем любимом 'Предложении' подобное 'утро' в исполнении Райана Рейнольдса тебя не возмущало и не отвращало. Я могу и обидеться.
  - Где ты, гомадрил, и где Райан? Отпусти меня!
  - Я, между прочим, не виноват. Ты сама на меня залезла, так еще и придушить хотела, - я вопросительно посмотрел на брыкающуюся девушку.
  - Да я спала! Это же все во сне произошло! - оправдывалась девушка, заливаясь краской, - Отпусти. Противно, - как-то совсем неуверенно пробормотала Вася.
  Я выпустил ее из захвата, и она пулей выскочила из кровати, а затем и из комнаты, явно направляясь в ванную. Мне, между прочим, тоже туда надо. 'Утро' успокаивать. А что вы хотели? Я вам не старикан какой-нибудь.
  - Странные ты! - крикнул я вслед девушке.
  Полтора часа спустя.
  - Вась, вылазь давай? Мне тож в душ надо! Это месть у тебя такая? Тебе, между прочим, долго купаться нельзя, ты еще болеешь.
  Меня как будто не услышали.
  Боже, она сидит там уже больше часа! Сколько можно? Как бы комично это не смотрелось, я воздел руки к небу и прошипел молитву, тихо закипая от ярости. Мне в душ хочется!
  - Считаю до трех! Либо ты выходишь, либо я ломаю дверь!
  - Да ниче ты не сломаешь. Ты только лаешь, но никогда не кусаешь! - со смехом прокричала эта мелкая зараза.
  Ну, погоди, сейчас мы посмотрим, кто тут лает, а кто кусает. Я слегка разбежался и всем своим весом обрушился на дверь ванной. Нет, я честно этого не хотел. В мои планы входило создать только побольше шума, просто видимость сноса дверей. Видимо, силу свою не рассчитал: дверь слетела с петель.
  - Вау! Не хило так! - восхищенно произнесла Вася, восседая на крышке унитаза с каким-то романом в руках, - Ну ты дал! А кто чинить будет?
  - Я не специально. Чес слово! Она сама! - я указал пальцем на лежащую на полу дверь.
  - Сама говоришь? - смеха в ее голосе только прибавилось.
  - Да! - и делаем сааамые наши честные и невинные глаза, авось прокатит. Васька в гневе - это апокалипсис. Лишь бы не разозлилась, лишь бы продолжала смеяться. - Ты сама виновата! Столько времени испытывала мое терпение! - Как ни странно, она совершенно не разозлилась на меня за выбитую дверь. Наказанием мне послужила починка двери.
  - Может лучше мастера вызвать? - спросил я хихикающей подруги.
  - Нет! Ты сделаешь это сам. Раз хватило сил выбить ее, значит, хватит и на то, чтобы все исправить. - да вот такая у меня подруга, вечно придумывающая испытания на мою бедную задн... голову.
  - Хорошо! Я ее починю, но только с одним условием. - должен же я хоть как-то скрасить свое наказание.
  - Какое же это условие? - чуть прищурившись, спросила подруга, в голосе которой сквозили ехидные нотки.
  - Значит так. За починку двери я требую торт, который ты испечешь собственноручно. - Ха! Мы тоже не лыком шиты. Знай наших!
  - По рукам. Посмотрим, кто лучше справиться со своим заданием. Давай заключим пари. Если я выиграю, ты... - тут она подняла руку и слегка прикусила палец, явно задумавшись, - Точно! Ты либо сострижешь свой ирокез, либо продашь свой любимый 'Выфер'. Так-то. Выбирай сам свою кару. Я сегодня добрая.
  Вот же засранка мелкая. Прям веревки из меня вьет. Знает ведь, что я всегда держу свое слово.
  - Ладно, я принимаю твои условия. Но, если же победителем окажусь я, ты, Васька, либо целый месяц будешь ходить в платьях, либо перекрасишься в блондинку. Принимаешь?
  - А то! Ты сомневаешься во мне? - Васька состроила, как ей казалось, воинственно-угрожающую моську, которая на самом деле смотрелась очень комично. Вы бы это видели. Рыжий котенок пытается напугать тигра. Вот умора. - Я принимаю.
  - Вот и ладненько. Но только не жульничать. Никто не должен помогать, все делаем сами. Лады?
  - Конечно.
  - Когда сдавать роботу? Я сегодня никак. У меня дела.
  - Я тоже не могу. Давай на выходные? Тебе подходит?
  - Норм.
  - Значит, решено.
  Вот так мы и заключили это дурацкое пари. Как бы его выиграть? Уж больно хочется увидеть Ваську в платье. Моя Вася в платье! Это того стоит.
  Рассмотрев девушку за завтраком, я пришел к выводу, что она еще не совсем поправилась, и решил настоять на том, чтобы она сегодня отлежалась. В универе я ее прикрою. Это не проблема. А вот видеть больную подругу на парах совсем не хотелось. Вдруг осложнение будет? Нет. Не пущу. Я все-таки имею право переживать за лучшего друга.
  - Вась, ну правда, посиди дома. Тебе надо полностью выздороветь. Я переживаю, вдруг тебе опять плохо будет. А вечером я тебе принесу что-нибудь вкусненькое. - привел я весомый аргумент.
  - Хорошо. Я останусь дома. Ты только пиши мне, а то я с ума сойду от скуки.
  - Я буду смсить тебе каждые пять минут. - притворно огорчившись, пробормотал я.
  Быстро собравшись, я выехал в универ, и уже спустя двадцать минут, бодро шагал в корпус, попутно отбиваясь от назойливых поклонниц, которых привлекала моя нестандартная внешность. Да и уродом я не был. По правде говоря, иногда мне они надоедали, да так что хотелось сбежать от них за сотни километров.
  С этими мыслями в голове я вошел в аудиторию, где ко мне подошел один из моих друзей. Серега лыбился во все свои тридцать два, что наводило на мысли о том, что у него явно случилось что-то хорошее.
  - Привет, Лайм!
  - Здоров!
  - Чего это ты хмурый такой сегодня? Дай угадаю! - он огляделся по сторонам, будто кого-то высматривал, потом, видимо, не найдя, вновь повернулся ко мне - Так Васьки же нет. То ты мрачный, как Эдвард-упырь!!!
  - Да Васьки нет. И мне сразу скучно. Вы не умеете так веселить.
  - А че случилось-то? Че эт она не ходит на пары? - слегка обеспокоенным голосом спросил парень.
  - Заболела.
  - И ты решил оставить ее дома. Как предсказуемо.
  - Почему это, предсказуемо?
  - Да что тут непонятного?! Ты же кудахчешь над ней, как квочка. Чувак ты реально больной на нее.
  - Все правильно. Она ж мой лучший друг, а за друзей положено переживать. - как маленькому ребенку объяснил я Сереге прописную истину.
  - Блин! Сколько времени с тобой общаюсь, до сих пор не могу понять, как девчонка, пусть даже такая поцанка, как Вася, может быть лучшим другом пацану. - наигранно удивляясь, толкнул речь парень.
  - Как- как? Каком кверху! Ты же знаешь, сколько лет мы с ней знаем друг друга.
  - Все равно, это странно. - никак не хотел униматься Сергей.
  - Да пошел ты! Ты не поймешь! Погнали на места, а то счас Хрыч придет, втык опять организует. - Плюнув на Серегу, я направился к нашему с Васькой месту.
  Позже, сидя за партой, я тихо помирал со скуки. Мне до одури не хватало Васи. Решив хоть как-то себя развлечь, я достал мобилку и настрочил подруге смску.
  ' Привет! Как ты? '
  Ответ пришел почти мгновенно. Как будто ждала.
  ' Привет! Все плохо!((( '
  ' Что еще у тебя стряслось? Температура опять поднялась?'
  'Нет. Мне скучно.'
  ' Не поверишь, мне тоже. Не могу без тебя в универе находиться, все раздражать начинает. Все такие тупые, даже поржать от души не с кем! '
  Сжав телефон так, что побелели костяшки пальцев, я тихо закипал от ярости. Этот шалтай-болтай достал своей лекцией. Васи нет. Серега по-дурацки лыбится и пристает к какой-то цыпочке. Все бесит. Почувствовав легкую вибрацию, я перевел внимание на телефон и прочитал Васькин ответ.
  ' Бедненький! Но мне не лучше. Я ваще одна дома сижу! Можт ты свалишь с пар? Сходим куда-нибудь, настроение поднимем. Че скажешь?'
  ' Да кто ж меня отпустит!'
  ' Паш, ты совсем имбицил? Только честно. Скажи, что мне стало сильно плохо и меня забрали в больницу, а тебя просят приехать. Элементарно, Ватсон!'
  ' Так и сделаю.'
  'Действуй, Гаджет!'
  ' Скоро буду. Жди.'
  Так теперь надо разыграть звонок от врачей. Я включил мелодию сигнала и, подождав несколько секунд, ответил, не обращая внимания на гневные крики Хрыча, цитирую: ' Совсем совесть потерял, Старков? Ты что себе позволяешь? Я буду жаловаться!'.
  Для большей правдоподобности я сделал ошарашенное лицо и закивал головой, как болванчик, все еще прижимая мобилу к уху.
  - Как она? Скоро буду! - продолжая играть роль, сказал я и направился к кафедре Хмыря.
  - Аристарх Вениаминович, мне срочно нужно уйти. Василену Зеленову увезли в больницу, меня просят срочно приехать. Пожалуйста, отпустите меня. Ей очень плохо, - молящим голосом объяснил я причину звонка во время пары.
  - Ну, раз, надо, то езжайте. Предавайте Василеночке, пусть поправляется.
  - Спасибо большое! Ну, я побегу. До свидания.
  Я, как ошпаренный вскочил из аудитории, боясь не сдержаться и заржать прямо там. Вот лапух! Купился! Все, а теперь быстрее к Ваське. Надо все ей рассказать. Что-то мне подсказывает, что настроение ее вмиг взлетит до отметки ' Писец, я счас умру!'. Выскочив из корпуса, побежал к стоянке, на сверхзвуковой скорости вскочил на байк и рванул в сторону дома.
  Как никогда быстро я домчался до квартиры, и уже через полторы минуты, потребовавшиеся на то, чтобы взлететь по лестнице на тринадцатый этаж, на пороге меня встречала Васька. Ну наконец-то! Мой кошмар кончился! Сейчас меня развеселят.
  Стоявшая в дверном проеме Вася уже была собрана. Она выглядела неплохо, было не похоже, чтобы она мучилась температурой.
  - Ну, привет, прогульщица! - ехидно поздоровался с подругой.
  - Привет! Сам ты прогульщик! Это же ты меня заставил меня сидеть дом, - не менее ехидно парировала Вася, - Ты принес мне вкуснятинку?
  - Нет. Я забыл. Случайно, - стал, как школьник оправдываться я.
  - Ладно, ниче страшного. Счас куда-нибудь завалимся, и ты меня покормишь чем-нибудь запредельно вкусным и безумно дорогим. Что? Сам виноват, склерозник!
  Да она просто издевается! Дорогую вкуснятинку ей подавай! Разберемся.
  - Вымогательница. Ты как?
  - Нормально. Температуры нет. Голова не болит. Думаю, я пошла на поправку.
  - Так-то оно может быть и так, но тебе все равно нежелательно кататься на байке. Придется брать такси или батину тачку.
  - Ура! Твоя калымага остается дома! - радостно, чуть ли не танцуя от счастья, воскликнула Вася.
  - И не надейся, это только на время. Скоро ты совсем поправишься, и мы 'Выфером' опять будем вызывать у тебя визг. - Решил я разочаровать подругу, что, признаюсь, мне не удалось, слишком уж большая была радость.
  - Давай быстрей, пошли уже. Я есть хочу. - прокричала Васька, выскакивая из квартиры.
  Я же, закрыв ключом дверь, двинулся за ней, уже предчувствуя скорую участь, которая обрушится на меня в виде Васи, не потраченная энергия из которой так и прет. Спускаясь вниз, я думал, на чем ехать, и решил в пользу второй машины отца, которая стояла у него в гараже. Разумеется, сначала надо до него добраться, но, думаю, от короткой поездки на автобусе Васе не станет хуже. Поэтому, выйдя из подъезда, я взял уже ждущую там подругу за руку и повел к остановке.
  - Мы на автобусе поедем? - спросила Вася, голосом, который буквально сочился ехидством.
  - Только до отцовской хаты, там возьмем его 'Ровер' и поедем туда, куда прикажет Ваше Высочество. - шутливо склонился я в поклоне и из-под бровей взглянул на хохочущую подругу.
  - Отлично, 'Роверчик' я люблю, он хороший и меня не обижает, в отличии от некоторых. - Боже, этот елейный голосок сведет меня с ума в самое ближайшее время.
  - Предательница. Скажи спасибо, что мой 'Выфер' тебя не слышит, он бы сильно обиделся, слишком уж ранимая натура. Твоя удача, что доверенность еще не истекла.
  - Твой 'Выфер' неотесанный чурбан, впрочем, как и его хозяин, и не способен проявлять ранимость, - и тут вставила свои пять копеек неугомонная молявка.
  За этим разговором мы незаметно дошли до остановки и сели на подъехавший автобус. Поездка в публично транспорте, к моему искреннему облегчению, была недолгой. Подходя к месту назначения, я набрал номер отца и спросил разрешения воспользоваться его машиной, на что он ответил согласием. Только вот не упустил возможности подколоть сына.
  - И все-таки, это Василеночка тебя образумила наконец?
  - Поверь, это было вынужденным решением. Она простудилась. Не на байке же ее возить?
  - Надеюсь, с ней ничего серьезного не случилось?
  - Да нет, просто небольшая простуда.
  - Ну, тогда ладно, бери 'Ровер'. Только смотри, Ваську охраняй, а то ее отец переживает.
  - Как всегда, ты же знаешь, я никого к ней на пушечный выстрел не подпущу. Все давай, пока.
  - Пока, сынок. Васе привет!
  Получив 'добро', мы забрали машину и поехали к центру.
  Машина плавно двигалась в нужном направлении, ловко лавирую между другими автомобилями, послушная моим уверенным движениям. За окном стояла пасмурная погода, что, впрочем, нисколько нас не волновало. Даже мрачные тучи, хмурившиеся над серым городом, не могли затмить солнышко, сидевшее рядом со мной. Несмотря на простуду, Васька просто сияла от счастья, предвкушая скорое развлечение, а также явно смаковала каждое мгновение в 'Ровере', чуть ли не мурлыча от удовольствия. Еще бы! 'Выфер' дома остался!
  - Паш, а куда мы едем? - спросила Васька, поворачивая голову в мою сторону.
  - Не знаю. А куда ты хочешь? - спросил я, отведя взгляд от дороги.
  - Смотри на дорогу! Больной совсем?! В могилу раньше времени приспичило?! Хоть бы обо мне подумал! Друг называется! - сорвалась на крик подруга.
  - Да успокойся ты! Все под контролем!
  - Это под тем 'контролем', из-за которого мы в прошлый раз в столб врезались? - опять уела меня Васька.
  - Опять решила меня упрекнуть? Хватит уже. Не до конца же жизни вспоминать это будешь? Это случайность была! - пытался хоть как-то оправдаться я, - Так куда едем?
  - Нууу... О, придумала! Давай в 'Макдональдс'! Я передумала тебя разорять. Мне че-то жутко захотелось нахряпаться чем-нибудь вкусным, но вредным. Ты как? - она вопросительно взглянула на меня, ожидая моего ответа.
  На самом деле ей не нужен был мой ответ, ведь она не примет от меня другое предложение. Не понимаю, зачем спрашивать, если все равно поедем в 'Макдак'?
  - Я за! - ну а как иначе?
  - Отлично! Едем.
  Я свернул налево, и перестроился в правый ряд, обгоняя несколько 'небесных тихоходов'. Маневр простой до невозможности, но Васька не удержалась от комментариев: 'Молодец, Паш, обгоняй справа, потому что слева обгонять ни-ни, а то злой дядечка полицейский может оштрафовать, и еще: я буду ругаться'. Это она так пытается показать, что знает ПДД. Ага, прям великий водитель, только его и выучила, да и то с моих слов.
  Пропетляв еще по городским улочкам минут пятнадцать, мы подъехали к ближайшему 'отделению для знатных обжираловок'. Ура фаст-фуду! Я завернул к парковке и оставил машину под надзором охранников, уводя Васю в сторону входа в 'Макдак'. Держась за мою руку, Василена тянула меня, аки тягач, к цели нашей поездки. Зайдя внутрь, мы с трудом отыскали свободный столик и с боем его заняли.
  - Итак, я буду чизбургер, большую картошку, большую колу без льда, девятку нагетцов и два сырных соуса. Пожалуй все. А теперь иди и без еды не смей возвращаться. Понял? Отлично! Вперед! - выдала обалдевшая мелочь, даже не моргнув. Эксплуататорша!
  И я пошел. А что делать-то? Вот-вот! Не пойду, так она меня самого съест! Я еще жить хочу. Протиснувшись в очередь, я остановился и приготовился к длительному ожиданию. Блин! Жрать охота! Чего бы такого придумать, чтобы меня без очереди обслужили? О, кажись придумал! Я просто гений. Единственное 'но' - еду придется навынос брать. А ладно, не в первый раз, зато без очереди. И я приступил к осуществлению плана.
  Кое-как добрался до Васьки, схватил ее за руку и потянул к мужскому туалету. Впихнул не сопротивляющуюся от удивления девушку в кабинку, скинул куртку, свернул и стал засовывать ее Ваське под толстовку, попутно объясняя подруге свое странное поведение.
  - Так, сейчас сделаем тебе живот, и ты будешь притворяться, что тебе очень больно, поняла? Идем к кассе, там быстро без очереди берем хавчик и валим. Подыграй!
  Закончив инструктаж, я потянул Василену обратно в зал, расталкивая по пути людей и громко, чтоб всем было слышно, возвещал:
  - Пропустите! Жена рожает! Скорей отойдите! Ей очень больно, но она очень хочет есть и отказывается ехать в роддом, не съев свой любимый чизбургер! Пропустите! Спасибо!
  Как ни странно, но это сработало. Нас пропустили к кассе. Видимо прониклись сочувствием к бедной роженице. А Васька просто молодец, хорошо стонет и кричит, натуральненько так, с огоньком. Станиславский сказал бы, утирая платочком счастливые слезы: 'Верю!'
  Заказ нам принесли в рекордно короткие сроки.
  - Девушка, вы только держитесь, здесь не рожайте! А мы вам заказ бесплатно отдадим и карту на год бесплатных обедов выделим, как самому преданному клиенту! - распекался перед нами менеджер.
  С халявным хавчиком мы покинули сие гостеприимное заведение и пошли в сторону машины, еле сдерживаясь, чтобы не заржать в голос и проколоться. И только в машине мы дали волю нахлынувшему веселью.
  - Нет, ты видела их р-р-ооо-ж-ж-иии!
  - Боже, ты идиот! Но э-т-т-ооо т-аааа-к весело! Ааа-хаахаахахахха!
   Хохотали мы должно быть полчаса, стискивая руками животы, которые сводили судороги. По щекам катились слезы счастья. Мы, наверное, стали бессмертными после такое количества смеха, конечно, если верить известной поговорке.
  Насмеявшись до хрипоты, мы наконец смогли перевести дыхание и успокоиться.
  - Ты гений, безумный гений. Как ты до такого додумался?
  - Все просто - я супермэн, детка, а еще я Мегамозг!
  - Нисколько в этом не сомневаюсь.
  - Так. Вытаскивай свой 'живот', мне еще рано папашей становиться. Давай уже кушать, а то у меня уже живот от голода сводит.
  - На свой 'живот', мне он тоже ни к чему, - сказала Вася, протягивая мне мою куртку.
  Мы вытащили пакеты с едой и стали утолять наш 'ну очень здоровый' аппетит.
  - Васька, а ты хорошо играешь. Может тебе в театральное перевестись? Такой талант пропадает, - промямлил я, запихивая в себя картошку.
  - Нет, не пойду в театральное, хотя ты прав, я - талант. Но не могу, тебя ж без меня сразу вышвырнут. Да и скучно мне без друга там будет, - с довольной улыбкой на лице и чизбургером в руках ответила Василена.
  Вот так вперемешку с шутками мы разделались с едой, после чего Вася заставила меня собрать весь мусор и отнести его в урну, ссылаясь на то, что она болеет и ей нежелательно выходить на улицу лишний раз. Ага, более она, прям тыщу раз, скорее симулирует больше. Но что делать, собрал все в пакет и понес.
  Вернувшись, застал Ваську с моим телефоном в руках: она что-то активно там искала. Решил посмотреть, что же ее так интересует, поэтому обошел машину и заглянул в окно с ее стороны. Оказывается, подруга нашла мою переписку с 'Новенькая' и сейчас изо всех сил пытается отшить ее до моего прихода. Вот же, пакостница мелкая! Ведь сколько раз себе говорил не оставлять телефон в зоне досягаемости Васи. Это ж не впервые она моих девчонок отшивает. Ну ни чему меня жизнь не учит! А ладно, она все равно мне не очень нравилась. Подумаешь, девчонку-однодневку найти - не проблема.
  Я вернулся к водительской двери и резко открыл ее. Васька вздрогнула, но к этому моменту телефона в ее руках уже не было. Хитрюга! Состроила моську 'я тут не причем' и сидит, довольно лыбясь. Успела все-таки!
  - А ты че это так хитренько улыбаешься? Опять мне какую-то пакость устроила? - попытался я изобразить подозрительность.
  - Кто я? Нееет! Я на такое не способна! Как можно? - притворялась белой овечкой волчица-Вася.
  - Так я и поверил! Чем тебе 'Новенькая' не угодила? - решил раскрыть себя, зыркнув на Васю снисходительным взглядом.
  - Вот черт! Спалил! - расстроено фыркнула подруга.
  - Еще б не спалить! Ты же ТАКАЯ беспалевная! По сторонам научись смотреть, агент 007, - беззлобно подтрунил я девушку, - А если честно, зачем ты ее отшила?
  - Паш, я ее спасла из чисто женской солидарности. Ты ж ее бросишь, как только получишь все, что хотел. Мне их жалко. Нельзя же так с девушками. Найди себе постоянную. - серьезно ответила Вася.
  - Проехали, - свернул я разговор с неприятной для меня темы, - Ты лучше скажи, когда парии наше начинать будем?
  - Ну завтра суббота, вот и начнем. А что? Тебе не терпится с ирокезом расстаться?
  - Да не особо как-то. Мне больше по душе видеть тебя в платьях целый месяц.
  - Не дождешься! - она мне даже язык показала.
  - Ладно. Домой едем? - спросил я, глядя на кривляющуюся девушку. Как ребенок, ей богу!
  - Едем! - скомандовала Василена.
  Я завел машину и выехал со стоянки. Уже на трассе я свернул в нужную сторону и, набирая скорость, рванул домой.
  
  
  
  
  
  Глава 4. Последствия или почему я такой идиот?
  
  
  
  Удачно проскочив мимо пробок, мы быстро добрались до дома. Машину я решил вернуть позже, когда Вася совсем поправится, ведь, несмотря на хорошее настроение, она всю дорогу только и делала, что шмыгала носом.
  Квартира встретила нас гостеприимной и уютной тишиной. Однако тишина надолго у нас не задержалась: мы с подругой на раз выгнали ее из квартиры. Там, где есть Вася и Паша, нет места спокойствию и скуке.
  Переодевшись, мы устроились на диване, собираясь что-нибудь посмотреть.
  - Что хочешь посмотреть? - спросила Вася, удобно устраиваясь у меня под боком и кладя голову мне на плечо.
  - Не знаю. Может страшилку? - спросил я, уже зная ответ.
  - Давай! Иди, ставь! - раскомандовалась тут, малявка!
  - Хорошо! Счас как поставлю самую страшную, будешь знать! - отпихивая с себя подругу, потопал выполнять приказ.
  Стоило мне только снова упасть на диван, как меня тут же стали использовать в качестве живой подушки. А что? Сплошные достоинства: теплый, удобный, красивый, говорящий, забавный, исполняющий любые прихоти. Какая девушка от такой подушки откажется? Вот-вот, и я о том же! Такой девушки не существует в природе!
  Я схватил с кофейного столика пульт и нажал кнопку 'плэй'. Фильм начался, а мы с Васей начали комментировать действия трусливых героев картины.
  - Нет, ну я не понимаю, хули было туда идти, если она так боялась? Ну не дура, а? - возмущалась Васька тупостью блондинки из кино.
  - Полностью с тобой согласен.
  - Вот и молодец, что согласен.
  - Хотя телка ниче так, с фо...
  - Опять ты за свое? Сколько можно на сиськи ее пялиться? - не дала договорить подруга.
  - А что мне еще делать? Все парни на них смотрят. Это совершенно нормально. Или ты предпочла, чтобы я пялился на голых мужиков? - скосил ехидный взгляд на Василену.
  - Боже упаси!- Васька комично перекрестилась, а потом добавила, - Лучше на сиськи пялься! Только не так откровенно!
  - Я постараюсь.
  В общем, фильм - полное фуфло. Разочаровавшись, мы по очереди приняли душ и пошли спать.
  Проснувшись утром, я первым делом полез в интернет за инфой по починке дверей, пока вездесущая Васька меня не застала за столь нечестным занятием. К счастью, я успел прочесть все, что только можно до ее пробуждения. По этому поводу я даже вознес Господу благодарность за то, что он наградил мою подругу любовью поспать подольше.
  Закончив свое грязное дельце, я пошел на кухню и решил сегодня удивить Василену приготовлением завтрака. Надеюсь она останется после этого жива. Порывшись в холодильнике и почесывая при этом затылок, я принял решение не выпендриваться и приготовить что-нибудь простое, а именно - сварить кашу. По правде говоря, 'сварить' - это слишком громко сказано, ведь всего то и нужно, что залить овсяные хлопья кипятком и накрыть крышкой. А что? Я больше ничего не умею!
  Да уж! По-моему я погорячился, подумав, что смогу приготовить несчастную овсянку. У Васьки она всегда вкусная получается, я даже удивлялся, как овсянка может быть вкусной. У меня же вышло непонятного происхождения месиво, больше похожее на продукт жизнедеятельности младенца. 'Каша' застыла в тарелках в форме непонятных комков, да так застыла, что ложка застряла в ней с концами. Ну вот что я сделал не так? Это ведь так просто? Я столько раз видел, как тоже самое делала Вася - все было съедобно. А может каша еще не настоялась? Уцепившись за эту мысль, я пошел будить подругу.
  - Вась? Василена? Просыпайся. Я завтрак приготовил, - сначала девушка никак не реагировала на мои слова, но как только услышала про завтрак, глаза моментально открылись. Мало того, она подскочила, как ужаленная, и вылетела из комнаты, только голые пятки засверкали.
  - Что. Ты. Сделал. С моей. Кухней?! - услышал я гневный крик подруги.
  - Ничего. Я кашку приготовил, - тоном невинной овечки ответил я.
  Через минуту в кухне послышался грохот, а затем в комнате появилась Вася с тарелкой в руках. В глазах застыл немой вопрос, а лицо выражало крайнюю степень жалости. Видимо, сейчас она мысленно вопрошает бога: 'За что ты со мной так? Разве я в чем-то провинилась перед тобой? Даже кухню мою не пощадил!'
  - Что это? - Васька пальцем показала на мою 'овсянку'.
  - Овсянка, - Василена выгнула бровь, недоверчиво хмурясь, - Была ею, пока я не решил ее приготовить.
  - Допустим, а что с кухней стало? - также недоверчиво спросила девушка, глядя мне в глаза.
  - Ну я там случайно хлопья рассыпал и решил подмести, но веник оказался живым и ... - наткнулся на не верящий взгляд, - честно тебе говорю, он ожил и стал со злостью прыгать по твоей кухней, снося все на своем пути, а я пытался его остановить и спасти твою замечательную кухоньку! - для пущей правдоподобности я принялся активно жестикулировать, наглядно показывая, как именно я пытался 'спасти' ни в чем не повинную комнату.
  Оказывается, актер я тоже не плохой, точнее сказать не актер, а клоун, потому что Вася не выдержала и стала ржать. Фууух! Расправа отменяется! Я жив!
  - Так и быть, на первый раз я тебя прощаю, - я облегченно выдохнул, как видимо зря, потому что Вася тут же добавила, - но ты поможешь мне все прибрать и пообещаешь больше не прикасаться к готовке.
  - Я согласен.
  - Вот и отлично. Пошли, что-нибудь съедобное приготовлю.
  Мы вместе пошли на кухню и приступили к уборке, потому что Вася отказалась готовить, пока кухня находится в таком состоянии. Пришлось согласиться.
  В общем, пари пришлось перенести на завтра, так как освободились мы только к вечеру. Уборка кухни плавно переросла в уборку всей квартиры, а у нас просто не осталось сил еще и на пари. Должен признаться, что в своей жизни я ни разу столько не убирал, как делал это сегодня, ведь обычно за меня убиралась Вася. Этот день что-то во мне изменил. Все, теперь буду Ваське помогать! А то она бедненькая такими темпами совсем скоро состарится.
  Хотя стоит отметить, что сегодня было очень весело. Мы с подругой все время дурачились и смеялись. А бой с мокрыми тряпками превзошел все мои ожидания. Кто бы мог подумать, что кидаться ими так весело?! Правда, после этой безобидной забавы к уборке добавилось пара пунктиков в виде стирки и повторного мытья полов, но это мелочи. Смело заявляю, что оно того стоило.
  Вечер и ночь прошли без особых происшествий, поэтому не вижу смысла рассказывать вам о них. Лучше сразу перейду к более интересным вещам, а именно к нашему пари.
  Новый день встретил меня яркими лучами восходящего солнца, которому не терпелось меня разбудить. Оторвав голову от подушки, я с трудом поднялся, чтобы задвинуть шторы и поспать подольше. Но подойдя к окну, я резко передумал. Погода было восхитительная! Так и тянуло на улицу. Точно! Надо Ваську гулять позвать! Стоп! У нас же это дурацкое пари. Блин! Вот какого я сломал чертову дверь?
  Решив, что от исполнения условий пари мне не отвертеться, я отправился в душ наводить утренний марафет. Надо сказать с этим я справился в считанные минуты, ведь я не имел Васькиной привычки 'плавать' в ванной часами. К счастью, сегодня мне повезло проснуться раньше обожаемой подруги и спокойно сделать свои дела. И вот я уже чистенький и свеженький, как огурчик, сидел на кухне, ожидая пробуждения Васьки. Моего терпения, как всегда, надолго не хватило. А что? Я жрать между прочим хочу! Поэтому я пошел будить свою зазнобу, которая просто обязана покормить бедного голодного парня.
  Сказано - сделано. Стою я, значит, в дверном проеме комнаты подруги и смотрю на сказочную картину. Мое личное Чудо-юдо лежало на кровати, полностью скинув с себя одеяло, моя старая футболка сбилась где-то в районе талии, не давая простору моему воображению. Короткие рыжие волосы растрепаны так, что ни один парикмахер не сможет повторить сей шедевр, на лице девушки цветет едва заметная улыбка, что наталкивает меня на мысль о том, что подруга видит что-то приятное в своих еще безгрешных снах. Лучи утреннего солнца мягко скользят по загорелой коже, открытой моему взору, делая ее еще более притягательной. А в моей голове бьется единственная мысль: как же, черт возьми, хочется прикоснуться.
  Простояв так не меньше получаса, я вырвал себя из наваждения и решил наконец-таки разбудить 'спящую красавицу'. Уже рядом с кроватью я протянул руку к плечу Васи и, выждав минуту, прикоснулся. Ну а потом, признаюсь, мне уже совсем не хотелось себя сдерживать, я просто физически не мог оторвать руку от ее кожи. Моя рука начала свое собственное путешествие по телу подруги. Не задерживаясь долго на плече, я провел пальцами по изгибу тонкой шеи, спустился на ключицы, обводя каждую по контуру. Затем рука двинулась к талии, которую я обхватил своей немаленькой ладонью, получая удовольствие от гладкости нежной кожи. Миновав выпуклую кость таза, я проследил рукой расстояние от бедра до изящных маленьких ступней. Все это время я пребывал в, своего рода, трансе, настолько глубоком, что даже не заметил ошарашенного взгляда проснувшейся Василены. В минуты, пока я изучал ее тело, она смотрела на меня бездонными зелеными глазами, в которых отражались самые разные чувства: искреннее удивление, нотки наслаждения и счастья, немой вопрос и неверие в происходящее и, наконец, небольшая неловкость. Оторваться от своего подлого, но ужасно приятного занятия, я смог только услышав смущенное покашливание. Я посмотрел на лицо подруги и меня охватил пожар стыда. Ой, дурак! И что я, интересно мне знать, сейчас делал? Какого черта я руки распускать начал? Она же теперь обидится!
  - И что это сейчас такое было? - спросил меня насмешливый голос, - неужели подстилки кончались? Теряешь форму друг.
  И хотя я ожидал совсем других слов, тем не менее, я прекрасно понимал ее желание свести все к шутке. Ни ей, ни тем более мне не хотелось терять столь дорогую сердцу дружбу. Поэтому я решил подыграть Васе, несмотря на то, что все внутри этому сопротивлялось, ведь в своих желаниях я был серьезен, и мне совсем не хотелось вспоминать о своем пожизненном диагнозе. Да! И не надо на меня так смотреть! Я - кобель, бабник, если угодно, но бабник я честный, никогда не сплю сразу с несколькими.
  - Ты про то, что я тебя тут погладить чутка решил? Так ты не переживай, это я тебя бужу оригинальным способом, - ответил я таким же насмешливым тоном.
  - Да? А зачем ты меня будишь 'оригинальным способом'?
  - Так это..., ну это... тренируюсь, так сказать мастерство оттачиваю, - Господь, Всевышний или как там тебя еще называют, ответь мне, что за х...ню я несу?
  - Ясно. Только давай ты не будешь тренироваться на мне. Ок?
  - Да без проблем! - преувеличено бодро отозвался я, - no problem, babe!
  - Ну раз мы все выяснили... - она прервалась на несколько секунд, - вон из моей комнаты, извращенец с наклонностями мазохиста!
  Ого, вот те на? Шта эта было? С такими веселыми мыслями я пулей выскочил из Васиной комнаты. Да так быстро, что меня бы боинг не обогнал. Ну совсем не хотелось мне стать жертвой свирепой Васьки, вот я чухнул от нее на безопасное расстояние, а именно убежал в свою комнату. Как только баррикады возводить не начал? Сам себе удивляюсь!
  Я бы так и просидел в комнате весь день, прячась от Васи, если бы не помнил о пари. Поэтому, как только услышал звук текущей воды, я вновь пошел на кухню, искренне надеясь на то, что уз душа подруга выйдет в более хорошем настроении. Как ни странно, Ваську долго ждать не пришлось. Разглядев на ее лице ехидную ухмылочку, я насторожился и подумал: 'Ей, наверно, настолько не терпится меня убить, что она даже купалась недолго'.
  - Васька, драгоценная моя, а ты меня убивать собралась? - как можно более жалостливым голосом спросил я.
  - Кто? Я? Типун тебе на язык! Как же я потом жить буду? Ты ж мне даже после своей смерти в кошмарах являться будешь! Так какая мне выгода от твоей смерти, если я попаду в тюрягу, где ты будешь приведением мне передачки носить? Вот именно, что никакой! Лучше уж на свободе твое присутствие потерпеть!
  - Вась, ты же помнишь о нашем пари?
  - Помню. Сегодня им и займемся, а то мне уже надоело опасаться, что ты зайдешь в ванную, пока я там.
  - Ок. А мне вот тортика оч хочется! Давай позавтракаем и приступим?
  - Давай.
  Пока Вася готовила нам завтрак, я сидел за барной стойкой и наблюдал за ее действиями. Хочу сказать, мне очень нравилось, что я видел. Сразу в голове возникали наивные мысли о том, что мы могли бы быть семьей. Представив себе такое развитие событий, я улыбнулся. Но лишь до тех пор, пока в мозгу не взорвалась другая, еще более странная мысль. Перед глазами всплыла картина: я, держа за руку счастливую Васю, иду вдоль парковой аллеи и зову какого-то Гошу, и вот этот самый Гоша появляется в поле зрения в виде трехлетнего темноволосого мальчика с Васиными глазами. Капец! Не хочу! Мне еще рано! Я люблю детей, но вот своих мне не хочется. Да вы на меня посмотрите! Разве я похож на примерного папочку?!
  Откинув нелепые и пугающие мысли в сторону, я заметил, что передо мной уже стоит тарелка. Вася накладывала второю порцию для себя, потом взяв вилку, она присела напротив меня. Не сказав ни слова, она стала уплетать завтрак за обе щеки. Люблю девушек, которые не боятся съесть лишнего. Нет, вы не подумайте, я не люблю дам в теле, но и анорексички меня не прельщают. Должно же быть хоть что-то, за что можно подержаться. Заметив вопросительный взгляд Васьки, я тоже набросился на еду.
  Покончив с завтраком, мы вместе убрали все 'улики', и вот тут-то и пришло время для нашего странного пари.
  - Ну что, готов?
  - Всегда готов! Приступим?
  - Конечно!
  - Тогда марш в магазин за тем, что там тебе для торта нужно, а я, пожалуй, приступлю к починке двери.
  - Хорошо. Только чур не жульничать!
  - Заметано.
  -Я пошла.
  Стоило Василене выйти за дверь, как я стал искать инструменты, чтобы починить дурацкую дверь. Искомые нашлись глубоко в гардеробной. Открыв ящик, я принялся разглядывать его содержимое. И вот тут меня посетило то самое чувство, когда понимаешь, что у тебя ни черта не выйдет. Я, конечно же, знал, как дверь крепится к петлям, это совсем просто, но вот насчет того, как заделать несколько здоровых трещин от моей ноги - не имел и малейшего представления.
  Но спор есть спор. Если уж поспорили, надо выполнять условия. Что я собственно и попытался сделать. Да только ни черта у меня не вышло. А как ваще можно починить дверь, на которой полно трещин? Я же не волшебник! Вот я и решил выкручиваться из этой сложной ситуации так, как умею. А именно я прибег к самому верному средству по решению самых разных проблем - деньги, вот то, что меня спасет. Времени до прихода Васи у меня немного, поэтому надо торопиться.
  На всякий случай я оставил записку, где сообщал, что отправился в магазин на поиски каких-то там супер-пупер саморезов. Надеюсь прокатит. Вы, конечно, догадались, что никакие саморезы, хоть волшебные, хоть обычные меня не интересовали. На самом деле я хотел купить новую дверь. Это куда проще. И условия спора будут соблюдены, и мне не придется мучиться, ведь от меня требуется только установить дверь на место.
  В магазин я смотался довольно быстро. Купить дверь не так уж сложно, когда рядом нет женщины. Оплачивая покупку на кассе, я протянул кредитку, которую с удовольствием принял парень лет двадцати. Довольный парниша решил стрясти с меня еще и за установку, на что я ответил, что справлюсь сам, ведь для настоящего мужчины не составит труда повесить на петли несчастную дверь. А что? Это же реально не сложно!
  Подъехав к дому, посмотрел наверх, стараясь разглядеть в окнах кухни Василену. Увы, я обломался. Ни черта не видно. Хотя с чего бы я там что-то разглядел, окна-то на тринадцатом этаже. Взвалив на себя упакованную в картон дверь, я потопал ко входу. Проходя мимо консьержа, я получил свою порцию удивления.
  - Старков? А ты че это с дверью делаешь? - спросил меня консьерж Степаныч.
  - Как что? Несу.
  - Да не ты меня не понял, зачем тебе дверь? Ремонт затеял?
  - Да вот меняю дверь в ванную.
  - А сам-то сможешь?
  - А то!
  Ну и че он такой любопытный? Как привяжется, хоть волком вой - не отстанет. А дверь-то не пушинка.
  Боги были на моей стороне - лифт работал! Я кое-как затолкал дверь в кабину и нажал на кнопку. И вот я уже на своем этаже, смотрю на входную дверь, придерживая другую дверь, чтоб та не упала, и думаю, что делать дальше.
  Хоть было и боязно заходить в квартиру, а вдруг там Васька за углом прячется, я все же набрался смелости и сделал решительный шаг внутрь. Родная хата встретила меня могильной тишиной. Да уж. А я, дурак, боялся. Как будто не знаю, сколько времени тратят женщины на походы по магазинам. Конечно, Вася экземпляр уникальный и неповторимый, но и она все-таки женщина.
  Спешно разувшись и повесив куртку, я потащил дверь к ванной. На месте я распаковал этот тяжеленный кусок дерева, точную копию старой двери, и принялся прилаживать ее на законное место. С хрипом, треском и стонами мне это удалось. Театрально утерев со лба пот, я вздохнул, потянулся и стал собирать мусор. Надо успеть уничтожить все улики, пока еще есть время. Рассовав картон и целлофан по мешкам, я вскинул их на плечо и вынес на лестничную площадку. Сам вернулся в квартиру и забрал старую дверь, пострадавшую от моей ноги, и понес ее прочь, как самую ценную улику. В вестибюле охранник опять окинул меня подозрительным взглядом, но на этот раз промолчал, чем я и воспользовался, чтобы выкинуть этот хлам на помойку. Затем я совершил еще один набег за мешками, которые сиротливо ждали меня около входа. Проводив и их в последний путь, я, наконец, вздохнул свободно, и с чувством победителя побрел обратно на тринадцатый.
  - Все! Фенита ля комедиа! Неужели я это сделал?!
  - Что сделал? - прервал мои восклицания Васин голос. Сама подруга стояла в прихожей с полными пакетами, наполненными всякой вкуснятиной. Недолго думая, я выхватил сумки из ее рук и понес на кухню, кивнув ей, чтобы шла за мной. Пока нес провизию, осознал, что Васе надо помогать с походами в магазин, все же пакеты очень тяжелые, а она всего лишь девушка.
  - Ну как тебе сказать, подруга, я все закончил. А у тебя как дела? Все купила?
  - Да все.
  - Что и красочку блондинистую тоже? Молодец.
  - Я-то молодец, а вот ты чего такой красный и запыхавшийся? - вот ехидна, ну никак не хочет уступить.
  - Так я мусор после ремонта двери на свалку выносил, подумал, что тебе и так много достанется, как никак целый месяц за клуб 'Блонди' играть будешь, и вот, решил тебя пожалеть.
  - Да ты прям герой, Паш. И много мусора было?
  - Прилично.
  Подруга раскладывала продукты по местам, а я, как верный друг и помощник, подавал их. Когда бумажные пакеты полностью опустели, Вася повернулась ко мне и посмотрела на меня каким-то уж очень подозрительным взглядом, пронизывающим таким, от него у меня даже мурашки по спине пробежали. С большим трудом я подавил желание глотнуть. Да, скажу я вам, оставаться 'кирпичом' в такой ситуации ну нереально сложно.
  - Ну что, Лайм, пошли твою работу оценивать. Проверю, не жульничал ли ты.
  - Ну пошли. Мне скрывать нечего. Я парень честный.
  Я устремился вслед за своим рыжим 'инквизитором' полный гордости и самодовольства. Пойди отличи две совершенно одинаковые двери. В конце концов, откуда ей знать, что я просто купил новую. Может я просто замечательный столяр.
  - Вот. Смотри. Я ее починил, как и обещал. Было трудно, но я справился. Рубанок и стамеска мне очень в этом помогли.
  - Я вижу. Потрясающая работа, с одной лишь оговоркой... - она окинула дверь придирчивым взглядом, открыла, снова осмотрела, ехидно оскалилась и продолжила, - что эту работу делал некий настоящий мастер с завода.
  - Ха! И с чего это ты это взяла? Я сам все сделал!
  Ну и где, скажите мне, где я накосячил? Что ж она там такого увидела, что не верит мне.
  - С того, мой милый Лайм, что кое-кто забыл смыть маркировку в левом верхнем углу.
  - Где?
  Я сам открыл дверь и посмотрел. Да, действительно, в углу красовалась надпись с каким-то кодом, написанная черным маркером. Ну и как теперь выкручиваться?
  - Так она всегда там была, ты ее просто раньше не замечала. - что тут скажешь, я буквально хватался за соломинки, лишь бы скрыть свое жульничество.
  - Все, Паш, ты продул. Уж кому, как не мне, знать, что на старой двери этой надписи не было, ведь я собственноручно оттирала ее минут сорок, когда мы только въехали в эту квартиру. - довольно втолковывала мне подруга, с каждым словом все глубже втаптывая меня в проигрыш.
  - Ну все хватит! Я понял! Ну ведь ее никак не починить было! Она ж буквально на щепки разлетелась! - оправдывался я.
  - Не спорил бы. Тебя ж никто не заставлял. Я выиграла! Признай это, мальчик.
  - Еще не выиграла, ты ведь не испекла мне тортик.
  - Это вопрос времени.
  - А может у тебя ничего не выйдет?
  - Не может. Мой папа был кондитером в молодости.
  - Ну так это твой папа, а не ты.
  - Поверь, он меня многому научил. Я пеку не хуже, чем готовлю. Так что готовь машинку, брить тебя буду.
  Оставив меня размышлять о такой отвратительной вещи, как пари, Вася, заливаясь звонким смехом, ускакала на кухню.
  За столом в уютной квартире сидели симпатичная рыжеволосая девушка и совершенно обычный парень с темным ежиком на голове. Парочка пила чай с вкуснейшим тортом. На лице девушки то и дело появлялась улыбка, а вот парень, всякий раз замечая счастливый оскал подруги, начинал скрежетать зубами и сжимать руки в кулаки. А как же еще можно объяснить кучку столовых приборов, погнутых чьей-то сильной рукой?
  
  
  
  
  
  
  Глава 5. Трейсер наносит ответный удар. Наверно...
  
  
   Эту ночь я провел в раздумьях. Меня никак не оставляла мысль о трагической потере ирокеза, который стал моей неотъемлемой частью за все эти годы. Мне было искренне жаль. Теперь я снова обычный, как все. И это меня пугало. Я слишком привык быть ярким кислотно-зеленым пятном в этом сером унылом городе. Даже кличка моя была связана с характерным зеленым цветом. И вот теперь, я в один миг лишился своей отличительной черты из-за глупого пари.
  Уснуть мне удалось только к четырем часам утра, да и то не слишком крепко. Когда прозвенел ненавистный будильник, я был готов начать операцию 'Армагеддон', уничтожавшую всех и вся, лишь бы только мне дали поспать. Но, увы и ах, Вася не позволила. Она ворвалась в комнату, как маленький рыже-зеленый ураган, от которого за километр разило бодростью и хорошим настроением. А в прочем, у нее просто не было причин, чтобы находиться в плохом расположении духа, в отличие от меня, естественно.
  - Эй, обрезанный, вставай, в универ пора! - буквально пропела девушка над моим ухом, на что я только махнул рукой и невнятно пробурчал, что больше не пойду ни в какой универ.
  - То есть, как это не пойдешь? Это почему же? Просвети меня, может, я тож больше не пойду.
  - Я в таком виде не то что в универ, вообще на улицу не выйду. Ты меня изуродовала, я теперь считай инвалид, совсем обычный стал. На меня все пальцем показывать будут и обзывать, - завыл я, стараясь разжалобить Васю.
  - Да ну тебя, глупый! Ты ж щас на человека стал похож! - активно жестикулирую, пыталась меня переубедить подруга.
  - Что ты хочешь этим сказать? - испытывающий прищур и подозрительный голос должны были развязать Васькин язык, - Это на кого же я был раньше похож? Колись! Говори если уж начала!
  - Ничего я не хотела сказать, т. е. я и сказало то, что хотела сказать. Отстань от меня! Надоел! - развернувшись, Васька кинулась в свою комнату.
  Мне же ничего не оставалось делать, кроме как собираться в ненавистный универ. Через пятнадцать минут я был готов, быстро перекусив на кухне бутербродами, выскочил на улицу, где меня ждала Васенька.
  - Сегодня, хочешь ты того или нет, мы едем на Выфере! - уверенно заявил подруге в надежде хоть чуточку отомстить.
  - Ок! - это она счас сказала???
  - Что? Я не ослышался? Ты добровольно согласилась ехать на байке?
  - Ну да!
  - Ей, ты что с Васькой сделала и куда ее дела? Ну ка живо верни назад!!!
  Васька бессовестно ржала над бедным мной, хватаясь за живот. Когда мелкая перестала смеяться, я схватил ее и, вручив шлем, посадил на байк, устраиваясь впереди девушки. Только хотел тронуться, как почувствовал маленький ручки, аккуратно надевающие шлем на мою почти лысую голову. От легких прикосновений пальчиков вдоль позвоночника пробежал целый легион мурашек. Ну и шта эта такое?
  - Вась, живо снимай с меня шлем и надевай на себя. - Я сказал это суровым командным голосом, надеясь, что она меня послушается.
  - Неа! В шлеме сегодня едешь ты! Ты ведь за рулем! И должен быть защищен! А я и без него обойдусь!
  - Васька, прекрати спорить! Одевай скорее! Я ж раньше без него ездил, и все норм.
  - Раньше тебя ирокез от повреждений спасал, а теперь его нет! - резонно заявила Василена. - Сегодня на обратном пути заедем и купим мне второй шлем, а пока побудь в шлеме - мне так спокойней!
  - Коза!
  Дорого не заняла много времени. И вот я уже вхожу в стены родного альма-матер. Я был довольно популярной личностью (еще б не быть, с такой-то шевелюрой! ), и поэтому мой, так сказать, новый имидж вызвал массовое отвисание челюстей. Проходя мимо толпы студиоз, я то и дело натыкался на удивленные глаза и слышал смешки вперемежку с ехидными замечаниями типа ' Сто-пудов-Васька-довела'. Шикарно! И как я докатился до жизни такой!? С одной стороны, мне было не по себе, а вот с другой, я пятой точкой чувствовал грядущие перемены в моей и без того сумасшедшей жизни. И, признаюсь честно, мне не терпелось испробовать на своей шкуре любые из подготовленных судьбой передряг. Но с одним малюсеньким условием: с Васей - согласен на все. Даже не знаю, как назвать мое состояние. По-моему, его называют кураж, или, мб азарт? А, в общем, какая разница, главное, я это чувствую.
  Поднявшись на третий этаж, мы зашли в просторную аудиторию, уже наполненную студентами. Еще одна партия удивленных глаз и отвисших ртов ознаменовала мое появление. Стараясь не обращать внимание, я схватил Васю за руку и потащил на наше обычное место на задних рядах. Стоило мне только сесть и устроить рядом подругу, как на меня налетел блондинистый ураган - Сережа.
   - Господь Всевышний, что же это делается? Не уж то Старков наконец-то откромсал свою тину болотную? - вместо приветствия выдал друг, явно надо мной насмехаясь.
   - Оставь меня, старушка, я в печали! - ну не было у меня настроения выслушивать еще и этого бабуина! Че привязались-то все разом???
   - Фу таким быть! Ты посмотри, какие мы нежные!
   - Серый, вот как друга прошу, не начинай, и без тебя тошно!
   - Окай, брат, больше не буду. Ты, кстати на тренировку придешь? Ребята беспокоятся, тебя давненько не было. - с надеждой в голосе спросил Сережа.
  - Приду, не беспокойся, только Ваську домой закину.
  - А, может, и ее возьмешь? Пусть она тоже с нами побегает? Ты как Вась? - он вопросительно взглянул на мою рыжую бестию, что-то упорно разыскивающую в мобилке. Но как только она услышала про тренировку и ее возможное участие в ней, она тотчас откинула несчастный агрегат в сторону, да так, что тот улетел на три ряда вперед. Это она от восторга так. У нее всегда такая реакция, когда появляется шанс с нами потренироваться.
  И тут вы, наверно, подумаете, что же это за тренировки такие таинственные. Подумали? Ну, так вот, пролью свет на этот небольшой вопросик. Уже 7 лет прошло с тех пор, как я с Серым собрал группу увлеченных паркуром парней. Они стали моей второй семьей, в которой нет места предательству и обману. У каждого из нас есть прозвища, так или иначе связанные с какой-нибудь забавной историей, или, как в моем случае, с внешностью. В команде нас пятеро человек, пятеро трейсеров, примерно одного уровня. Итак, позвольте заочно познакомить Вас с моей командой. Лайм - меня Вы уже знаете. Айс - он же Серега. Треш - он же Игорь. Люц - в простонародье Кирилл. И последний, но не по значению - Рамон - или просто Артем. Вот и вся наша команда. Мы, конечно, чуточку психи, но мир нас любит. Надеюсь, Вам мы тоже придемся по вкусу. Но вернемся к нашим баранам.
  Не обращая внимания на без сомнения разбитый телефон, Васька кинулась мне на шею и пронзительно запищала мне на ухо: ' Пашенька, миленький, возьми меня с собой!'
  Ооо, Боги! За что вы так со мной? Ведь если Васюша поедет, то все тренировку я буду, как на иголках. А вдруг она упадет и сломает себе что-нибудь? Я буду все время на нее отвлекаться, и тренировка превратится в присмотр за этой малявкой! Просто так от нее не отвертишься. Нужно придумать какое-нибудь условие пожестче, чтобы она наверняка не пошла на тренировку. Вот только какое?
  - Окай, Васька! Я возьму тебя с собой, но только с одним малюсеньким условием, - я гаденько ухмыльнулся, предвкушая скорую месть за утраченный ирокез. Ха-ха-ха, трейсер наносит ответный удар! - Ты, Васька, будешь учиться кататься на байке, до тех пор, пока я не вышибу из тебя весь страх напрочь.
  - Нет! - решительно заявила упрямица. - Ты итак меня возьмешь!
  - Ты в этом уверена? - она кивнула. - А я вот не уверен! Да тебе просто слабо!
  - Слышь, Лайм, - обратился ко мне Айс. - ты бы лучше не выводил ее, смотри, как она на тебя смотрит, - он указал на фыркающую, нахохлившуюся девушку.
  - Я все же рискну. Ну так что? Ты принимаешь мои условия, трусишка-Васька, рыжая?
  - Принимаю! - еще более решительно воскликнула Василена и демонстративно от меня отвернулась, всем своим видом давая понять, что разговор окончен.
  Ну что ж, вот и обещанные судьбой передряги. Думаю, будет весело.
  Оставшееся время до конца пар прошло относительно мирно: Васька меня игнорила, а Айс метался от одного из нас к другому, пытаясь хоть кого-то образумить и предотвратить катастрофу. Спасибо ему за старания, пусть и бессмысленные. С окончанием занятий, мы чуть ли не наперегонки ринулись к выходу. Васька с целью убежать от участи в виде скорой поездки на байке, а я в попытке ее догнать, с Серым же все прозаичнее: он лишь пытался не отстать от нас. Через толпу студентов пробираться было трудновато, а еще сложнее было не потерять в ней удирающую Васю. Пришлось прибегнуть к злобному рыку, чтобы разогнать толкающихся студиоз.
  Рядом с парковкой мне все-таки удалось догнать беглянку. Недолго думаю, я подхватил упирающуюся девушку и закинул на плечо. Прижав ноги Васи своими руками, я двинулся к Байку, весело и беззаботно насвистывая на ходу. На возмущенные крики и удары подруги я не реагировал, ее, с позволения сказать 'кулаки', не причиняли мне ровным счетом никакого вреда, так приятный массаж поясницы. Ооо, не только поясницы, но и кое-чего пониже. Эй, мурашки, ну-ка к ноге! Я кому сказал?! Отставить!
  - Так, Васька, хватит шалить, а то потом сама будешь успокаивать Лайма младшего! - смеясь, прикрикнул я на подругу.
  Реакция последовала незамедлительно: девушка сразу перестала брыкаться и кричать. Я не видел, но явно чувствовал ее смущение и яркий румянец, покрывающий ее щечки и ушки. Мне даже как-то совестно стало. Она ж у меня совсем скромная. Но тут произошло что-то поистине странное.
  Не знаю, каким образом она догадалась о моих мыслях, прочитала или просто слишком хорошо меня знала, не имеет значения. Важно то, что я вдруг перестал ощущать смущение Васи. Замершие на мгновение руки вновь принялись за свое грязное дельце по приведению меня в боевую готовность.
  -Вась, подруга дней моих суровых! Ну ты-то хоть так не делай! У меня три дня девушки не было! Из-за тебя, между прочим! Я же не железный, правда? Так что будь добра прекрати ручонки распускать.
  - Ну все-все, больше не буду. Поехали? Парни уже заждались наверно.
  - Поехали. Надоело тут торчать.
  Только я собирался взять шлем и надеть на Ваську, как она, опередив меня всего на доли секунд, натянула защиту мне на голову.
  - Васька, может, сама оденешь? Опасно все-таки. - решил попробовать образумить подругу.
  - Нет, Паш, все норм. Езжай.
  Я убрал подножку и резко сорвался с места. И только сейчас я кое-что понял. А где Серый? Куда это он делся? Неужели мы со своими разборками потеряли нашего Айса? А, может, он все видел и ушел, не захотев мешать?
  За этими мыслями я и не заметил, как добрался до заброшенной стройплощадки, где мы собирались для тренировок. Остановив байк около старого проржавевшего шлагбаума, где стояли и байки ребят, я слез и помог Ваське. Шлем с моей головы перекочевал на сидение байка. Идя рядом, но, не касаясь друг друга, мы двинулись к серому недостроенному зданию.
  - О-о-о! Здоров, ребят! Васюта, как дела? Какими судьбами? - словно черт из табакерки перед нами выскочил высоченный парень с улыбкой до ушей и влажными, свисающими черными волосами. Как я и он был высок, уступая мне всего лишь пару сантиметров. Телосложение парня полностью соответствовало его росту: мускулистый, но не перекачанный. В общем, самое оно для занятий паркуром. Свою кликуху он заслужил тем, что одно время его конкретно проперло на трэш. Он слушал его везде и всегда. Его не смущало, что бабульки с ужасом разбегались с стороны и крестились при его приближении. Его вездесущие колонки выдавали трэшак, наполняющий город безумием этого веселого, но странного парня, а люди вокруг либо посмеивались над ним, либо, что бывало намного чаще, покрывали благими словами любителя нестандартной музыки.
  - Здорова, Трэш! - Васька кинулась на шею парню, молниеносным движением скользнув к нему за спину и обхватывая ногами его талию. - Че застыл? Ехай давай! А я пока тебе все-все расскажу.
  Да уж. От горшка два вершка, а здоровенными парнями крутит, как только хочет.
  - Лайм, брат, ну вот как, черти адовы, это называется? Не успела поздороваться - уже на спину запрыгнула! Она что, всегда так делать будет теперь? - скорчив гримасу обиженного Пьеро, спросил Трэш. Как будто ему это не нравится!
  - Трэшак, ты сам виноват! И прекрасно это знаешь! Нечего было позволять ей тогда на тебе кататься.
  - Ну я ж не знал, что она все время будет прыгать на меня!
  - А ну-ка ша! 'Но', лошадка моя! Хочу к мальчикам! Вперед! - шлепнув Игорька по заду, приказала 'наездница', и, и насвистывая тему из какого-то ковбойского кино, повернула 'коня', прошу прощения, Трэша к месту сбора.
  Мне же ничего не оставалось делать, кроме как следовать за друзьями в гордом одиночестве.
  Шли мы недолго, но за это время я успел обдумать план мести, точней сказать, уроков вождения для Васи. Для начала куплю ей защиту - безопасность прежде всего. Далее повезу ее на старый аэродром за городом. Думаю, начнем с простого - катание по кругу на низкой скорости. Ей хватит для первого раза. А там видно будет.
  Место сбора в нашем случае была 'Яма'. Чтобы было понятно, это комната, которая из-за огромной дыры в полу получила такое название. Стены были такими же серыми, как и фасад здания, но мы, как ни странно, никогда не чувствовали безликости или пустоты, находясь в этом месте. Для нас это место было чем-то убежища, где мы могли отдохнуть от всего мира и его ненужной суеты. Здесь мы были сами собой, отрабатывали сложные трюки, выжимали из себя все, что можно, заставляли человеческое тело преодолевать многие физические законы, как будто доказывая, что это возможно.
  Каждый раз, приводя сюда Васю, я задумываюсь о том, что она все-таки необычная девушка. Другая, на ее месте, фукнула, брезгливо сморщившись, и убежала, но только не она. Она, не являющаяся трейсером, в полном значение этого слова, понимала нас так же хорошо, как и мы сами. Для нее это место было важным, значимым. В глубине души я был рад, что Васька не тренируется с нами наравне. Я слишком привязан к ней, чтобы разрешить ей это, прекрасно зная, к чему это может привести. К сожалению, паркур зачастую дорого обходится тому, кто им занимается. Травмы, вывихи, порванные мышцы и связки, растяжения и синяки - все это преследует любого трейсера. И вполне естественно, что мне не хотелось бы видеть Ваську с синяками и разбитыми коленками. И это в лучшем случае, а ведь есть и более серьезные последствия после одной единственной ошибки.
  В 'Яме' нас ожидали остальные члены нашей команды. На принесенных сюда раскладных шезлонгах сидели Рамон и Айс. Айса описывать думаю не нужно, а вот о Рамоне, я думаю, стоит рассказать поподробнее. Итак, Артем, то бишь Рамон, представляет из себя невысокого шатена с вечной пошлой улыбочкой на лице. Собственно, свое прозвище он получил после просмотра любимого Васькиного фильма 'Предложение'. Так как наш любимый Артемка был личностью довольно любвеобильной, а также обладал искусством откровенного танца, Васька не удержалась и прозвала несчастного именем одного смехотворного героя, который, по ее мнению, был точной копией Темы. Поначалу, Артем сильно злился, его видите ли задевало, что его сравнивают с престарелым и дряблым мужиком, а также явно потешаются над его прекрасным талантом в соблазнение девушек с помощью стриптиза. Однако его злость не продлилась долго. Вскоре он начал гордиться своим прозвищем, и вот теперь, ненавидит, когда его называют настоящим именем. Вот такой вот экстравагантный у нас товарищ.
  - Здорова, Рамон, Айс, с тобой уже здоровались. Смотрите, какой у меня скакун! - она гордо подняв подбородок, заставила Трэша покрутиться перед парнями, чтобы они непременно увидели ее породистого коня.
  - Приветик, Васюта! - хором ответили 'зрители'. - Крутой конь, ничего не скажешь. Вот только один вопрос. А где его хвост? - это уже Рамон решил поиграть в Холмса и указал на столь 'неочевидный' факт.
  - Так я его отрезала, чтоб не мешался. А то знаешь ли очень неудобно любоваться его кормой, слишком уж его хвостяра пушистая была. - совершенно серьезно ответила 'наездница'.
  - Ужас! Кошмар! Куда 'GREEN PEACE' смотрит? - возмущался несчастный 'конь'. - А вы че ржете?! Нет бы помочь?! Меня мучают если что!
  - Да ты шо больной шо ли? Вася, милая, возьми меня вместо этого недостойного. Я буду служить тебе верой и правдой. Я, конечно, не такой длинноногий, но, поверь, кое-что длинное имеется и у меня. - доверительно сообщил Рамон раскрасневшейся Ваське.
  - Фу, Рамон! Не думала, что ты опустишься до хвастовства! - сморщилась Васька.
  - Это, моя милая, не хвастовство! Это всего лишь констатация факта. Если не веришь, то могу устроить тебе приватную проверку.
  - Нет, я, пожалуй, откажусь. Мне хватает Лайма в квартире. Еще одного озабоченного моя детская психика не выдержит.
  - А спорим, что у меня больше, чем у Лайма! - вот не мог удержаться этот бабуин от очередного спора.
  - Ну, что я могу сказать. Сравнивать ... ВАС я не могу, потому что не горю желанием лицезреть твои, Рамон, достоинства, но могу тебя уверить, то, что я, к моему глубочайшему сожалению, видела у Лайма, было довольно-таки внушительным. Я думаю, особой разницы между вами попросту нет. - и когда же, интересно мне знать, мелкая успела разглядеть Лайма младшего? Пора прекращать этот балаган, а то Васька в помидорку превратится.
  - Так, Рамон, хорош смущать мою подругу! Да и сравнивать хватит, неуютно как-то.
  - Вот-вот! Я, между прочим, стесняюсь! - вставила свои пять копеек Васюта.
  Я огляделся по сторонам и не увидел своего лучшего друга, Люца. Кирилла, я знаю с семи лет, да вот только до Васькиного появления мы были скорее врагами, чем лучшими друзьями. Не было и дня, чтобы мы не пытались друг друга избить или выжить из школы.
  В Кире меня бесило по тем временам буквально все, начиная привычкой одеваться во все черное и заканчивая вечно хмурой рожей, выражающей высшей степени отвращение ко всему вокруг происходящему. Оглядываясь назад, я понимаю, почему я так остро на него реагировал: он был очень похож на меня. Нет, вы не думайте, я не ходил во всем черном и не смотрел на всех волком. Нет, просто он тоже прятал свои эмоции под маской, пусть и не такой шикарной, как моя.
  Помимо этого парень обладал таким же чертовым упрямством и взрывным характером, от которых учителя нашей школы страдали не меньше, чем от моих собственных. Ну и естественно, мы не могли ужиться под одной школьной крышей.
  Вечное соперничество 'за территорию' не закончилось, а скорее еще больше разгорелось с появлением Васи. Ее нам тоже пришлось делить. Помните эпизод с контрольной в начале моего повествования? Так вот, на следующей контрохе Киру удалось усадить Ваську рядом с собой. До сих пор не знаю, как он это сделал, и эти нехорошие люди еще и не признаются, даже спустя столько лет. В итоге, я вновь встретился со своим 'любимым' другом - двояком, да еще и наглую ухмылочку получил от Люца.
  Васька, заметив нашу ничем не скрываемую вражду, решила нас помирить, причем 'помирить' - это мягко сказано, она вздумала сделать нас лучшими друзьями. Удивительно, но у нее это вышло. Мы таки стали друзьями, а она обрела двух вечных защитников: меня и Люца.
  - А где Люц застрял? - спросил я у ребят, так и не обнаружив друга. - Не уж то он не хочет с Васькой потренироваться?
  - Да он на крыше завис. Люц там уже часа два сидит и ни с кем не разговаривает. - ответил Рамон, так и не прекратив посылать Васе пошлые улыбочки.
  - Лайм, пошел бы поговорил с ним. Он только тебя и слушает. - это уже Вася, попутно грозящая кулаком Рамону.
  - Окай. Пойду, гляну. Что у нас на этот раз стряслось.
  Стоило мне выйти из 'Ямы', как я услышал дикий стон и последовавший за ним хохот. Опять че-то учудила. Вот, коза мелкая.
  Такое с Люцом не впервые, поэтому я прекрасно знал, где его искать. Быстро добравшись до самой высокой точки здания, я увидел темную фигуру друга, сидевшего на самом краю. Почти лысую голову скрывал капюшон толстовки, руки безвольно повисли между расставленных колен. На звук шагов Кир никак не отреагировал. Да, дело хуже некуда. Подойдя ближе, я положил ладонь на плечо друга. Он неохотно повернул голову и посмотрел на меня своими уставшими серыми глазами, не знавшими сна уже несколько суток, застывшая в них боль, была настолько очевидна и невыносима, что сердце невольно замирало от страха.
  - Здорова, Люц. Ты как?
  - Привет, Лайм. А то сам не видишь. - голос у парня был хриплый, как будто он давно ничего не говорил. Он снова отвернулся.
  И так каждый год. Когда же это кончится? Сил больше нет смотреть на то, как он мучается. А чем помочь? Да разве я могу чем-то помочь? Боюсь, тут вообще никто ничего не сможет сделать. К сожалению, ни воскрешать, ни стирать память ученые еще не умеют, да и вряд ли научатся.
  - Люц, брат, поговори со мной. Легче станет, - я присел рядом, надеясь, что хоть так смогу показать другу, что он не один, что у него есть люди, которым он небезразличен.
  - Паш, я больше не могу.
  - Я знаю, что не можешь, но ты должен. Ради ребят, Васьки, меня, Соньки, наконец. Не думаю, что она хотела бы видеть тебя в таком состоянии. - я не повышал голоса, но говорил жестко, без всякой ненужной жалости.
  - Сонька много бы чего не хотела, да вот только наши желания наверху не учитываются! - горько прорычал Кир.
  - Послушай! Два года прошло!То что, Соньки не стало, не означает конец жизни. Мне тоже ее не хватает. Но кто мог знать, что эта скотина вернется. - мой голос тоже стал напоминать рык, когда в памяти замелькали пропитанные ужасом картинки.
  - Я не должен был оставлять ее одну в тот день. Это я виноват, что не остановил этого ублюдка, что не уберег сестру.
  - Ты виноват не более меня если уж на то пошло! Ведь это именно я тебя уговорил поехать тогда за город! Так что хватит винить себя! Единственный виновный сейчас отсиживает свой срок за решеткой и выберется он оттуда нескоро.
  - Лайм, как я могу не вини...
  - Каком кверху! Вспомни Соньку! Это маленькое солнышко всегда и везде светилось радостью и счастьем, несмотря ни на что. Она переживала уход ваших родителей не меньше тебя, а может даже и больше, но не сломалась. До самого конца Сонька находила в себе силы улыбаться, она ни о чем не жалела, прошлое она оставила в прошлом, просто двигалась дальше. Тебе нужно поступить так же. Я уверен, будь она сейчас здесь, надрала бы твою задницу! - я понимал, что, может перегибаю, палку, но по-другому вытянуть друга из 'трясины' не имел возможности. - Соберись! Просто живи! Выбрось из своей головы все плохое, оставь только лучшие моменты своей жизни, где ты и Сонька были вместе, где она пакостила и заставляла тебя смеяться.
  Какое-то время Кир просто смотрел на меня, ничего не говоря, а потом из его глаз покатились слезы, казалось вместе с ними уходит вся боль, которую жестокая судьба вывалила на этого парня.
  Может, кому-то покажется унизительным поведение Кира, мол, мужчины не плачут, однако, тот, кто это утверждает, просто не терял в один миг все. Кир, один из самых сильных людей, которых я когда-либо видел, а его слезы не являются постыдным проявлением слабости, они доказывают, что несмотря ни на что, он все еще человек, умеющий чувствовать.
  - Зачем? Зачем ты забрал ее... Зачем? - повторял Кир, пока я прижимал его голову к груди.
  Я не знаю к кому он обращался, кого спрашивал, так и не получая ответа. Скорее всего он найдет в себе силы жить дальше, но мне очень не хотелось оставлять Кира в одиночестве. Я дал обещание Соньке и намерен его выполнить. Осталось только уговорить его переехать к нам на хату. Места у нас полно, одна комната вообще пустует, а ему очень тяжело каждый раз возвращаться туда, где не стало Соньки.
  - Вставай, Люц! Все будет хорошо. Пошли, 'полетаем', ребята там наверно уже с ума сходят.
  - Пошли. Ваську привез? - с легкой усмешкой спросил Люц.
  - Привез. Внизу ждет, - немного подумав, я продолжил. - Кир, переезжай к нам. Васька будет рада. Твою квартиру продадим. Тебе легче будет, вот увидишь.
  Минуту я наблюдал за ошарашенным лицом лучшего друга. Кажется, он был в шоке. По крайней мере, он не знал, как на это реагировать и что отвечать.
  - Люц, я понимаю, что предложение странное, но я не могу больше смотреть на твои страдания и ничего не делать. Ты же так с ума сойдешь.
  - Паш, ну вот скажи мне! Как ты это представляешь?! Да Васька в обморок грохнется, если узнает! - возмущался друг, пока я обдумывал аргументы.
  - Да она будет не против! Наоборот - она тебя сама в квартире запрет, лишь бы ты разбавлял ей мое общество!
  - Я не могу. Неправильно это - на друзей проблемы скидывать, - Кир опустил голову, позволив капюшону упасть еще ниже и скрыть половину уставшего лица.
  - Ты не прав! - я резким движением сдернул капюшон и заставил друга посмотреть себе в глаза, - Посмотри на меня! Тебе неизвестна русская поговорка 'Друзья познаются в беде'? Я думаю, что ты все же слышал ее. Так вот я твой друг. И хочу помочь.
  - Лайм...
  - Без разговоров. Завтра я за тобой заеду. Надеюсь, к моему приезду вещи будут собраны. А теперь идем. Мне сегодня еще Ваську учить на байке ездить.
  Кирилл больше ничего не сказал, только кивнул и направился вслед за мной к лестнице, ведущей в 'Яму'.
  Не успев пройти дверной проем (без самой двери), на Кира налетела сердитая Вася с криком: 'ИЗБАВЬТЕ-МЕНЯ-КТО-НИБУДЬ-ОТ-ЭТОГО-ИМБИЦИЛА!!!'. Свои возгласы девушка сопровождала безумными жестами в сторону Рамона. Как она его еще не придушила - остается для меня самой страшной тайной. Рамон же пытался что-то сказать, чтобы еще больше позлить бедную Васюту, но, наткнувшись на злобный взгляд Люца, решил сдержать свой порыв. В сторонке, восседая на своем троне и задыхаясь от смеха, я обнаружил Трэшака, который даже не подумал о предотвращении бойни.
  - Люц! Куси его! Он меня обижает! - карающий перст девушки указал точно на Рамошу.
  - Привет, Лиса! - обнимая и целуя девушку в щеку, сказал Кир.
  - Приветик! А ты че так долго наверху сидел? Я тебя заждалась.
  - Ну я же пришел! - он перевел взгляд на провинившегося, - Пошли-ка мы с тобой вместе накажем этого негодяя-распутника.
  - Пошли! Чур щекотать буду я! - и Васька весело смеясь ураганом кинулась на обидчика.
  Сцена разыгралась нешуточная. Наблюдать за тем, как высокий парень и мелкая девушка измываются над другим парнем, было более чем смешно. Это было слезовызывательно!
  Когда команда пришла в себя, я повел всех к месту нашей сегодняшней тренировки. Для нее я выбрал соседнее разбитое здание. Там имелась куча хороших препятствий для отработки различных трюков и движений. Пробитые стены и разрушенный лестницы открывали нам простор для действий. Каждый выбрал для себя маршрут, рассчитав собственную траекторию движения и наметив цель. Строго проконтролировав Васькин маршрут, я убедился в его относительной безопасности и дал отмашку на старт. Я стартовал последним. Однако выбрал самый сложный из предложенных строением путей к вершине, увенчанной изогнутой арматурой, торчащей из недостроенной колонны.
  С первых секунд тело будто перешло в режим полета. Прыжки через препятствия и перекаты удавались без единой погрешности. А вот с дальними прыжками надо поработать: силы толчка не хватило, чтобы перепрыгнуть расстояние между двумя стойками, не испортив при этом перекат. Подрываясь с места после резкой вспышки боли в потянутой мышце, я ринулся дальше, не желая заканчивать тренировку из-за такой мелочи.
  До вершины я добрался вторым: сказались несколько допущенных из-за травмы ошибок. Но в целом я был доволен. Весь забег занял чуть более сорока минут, чего вполне достаточно, чтобы почувствовать зверскую усталость в натруженном теле.
  Следом за мной прибыла Васька, за ней одновременно - Рамон и Трэш. Первым был Люц, который, по-видимому, выплеснул всю свою боль и злость.
  - Неплохо побегали! - улыбаясь своей шкодливой улыбкой, воскликнула Вася.
  - Шикарно! - ответил Рамон.
  - Рам! Я б на твоем месте прекратил ее цеплять. Ты посмотри, как она на тебя смотрит! Аж мурашки по коже! Б-р-р-р! - сказал я, ехидно поглядывая на хмурящуюся подругу. Трэш и Люц поддержали меня взрывом хохота.
  Ночь уже начала предъявлять свои права на двенадцатичасовое господство, когда мы стали разъезжаться. Оседлав своих 'железных коней', Рамон и Трэш покинули нас первыми, променяв на возможность потусить в клубе с барышнями.
  От своего замыслов касательно Васьки и Люца я отказываться не собирался, поэтому, пристроив сзади себя Васю, я выехал с территории стройки. Кир, подчиняясь, ехал за нами.
  Как и в прошлый раз, шлем оказался на мне прежде, чем я успел возразить, и вот теперь, я ехал с жутким ощущением какой-то странной, но беспочвенной тревоги за сохранность Васи. Помянув про себя всех чертей и бесов Ада, я напомнил себе о срочной необходимости покупки второго шлема и полной экипировки для своей жутко упрямой зазнобы.
  До аэродрома, который располагался в трех километрах от города, мы доехали быстро, несмотря на то, что у меня разыгрался приступ паранои. Моя привычная скорость снизилась на 30 километров в час. Кошмар! Дожил! Утешало лишь то, что Киру пришлось ехать на такой же черепашьей скорости.
  Аэродром был частным, поэтому не обладал огромными размерами государственного. Тем не менее, тут было достаточно места, чтобы научить трусливую девушку сидеть в 'седле'. По периметру взлетно-посадочной полосы проходил забор с колючей проволокой, что не имело никакого смысла, так как главный въезд на территорию был гостеприимно открыт. Видимо, разорившийся хозяин, спасаясь от кредиторов, так спешно покидал страну, что совсем забыл запереть свое бывшее имущество. На данный момент любой желающий мог проникнуть на аэродром без всяких усилий и опасений быть пойманным.
  Затормозив у начала взлетной полосы, я слез с байка. Шлем незамедлительно перебазировался на рыжую макушку Васи. Она пыталась вскочить с неугодного ей железного монстра, но я ей не позволил. За что был награжден возмущенным рыком. Невдалеке от нас стоял Кир, облокотившись о свой байк и откровенно наслаждавшийся бесплатным шоу под названием 'Как вывести из себя Лайма, не схлопотав при этом по пятой точке'.
  - Итак, Василена Игоревна, пожалуй, начнем, - сказал я, продолжая удерживать свою личную козу на месте.
  - Но я не хочу! - не своим голосом взвыла Васька.
  - Хочешь, не хочешь. Надо! Сама виновата.
  - Лайм, а ты ей пригрози увеличение количества тренировок за плохое поведение, она сразу шелковой станет, - крикнул мне Люц.
  На его предложение Вася отреагировала злобным шипением. Походу Люц нажил себе страшного врага.
  - Хорошая идея, брат. Так и поступлю. Слышала? - я обратился к подруге, поднимая ее голову и откидывая забрало так, чтобы она смотрела мне в глаза, - Теперь плохо себя вести невыгодно.
  Васька только слегка кивнула, мол, поняла, и снова сдвинула забрало на глаза. Я же вздохнул, призывая все свое терпение, и начал десятиминутный инструктаж. Подруга слушала внимательно, изредка перебивая меня и уточняя непонятное. Закончив свою небольшую лекцию, я решил, что пора бы уже перейти к практике.
  - Сейчас, Васек, ты поедешь.
  - Нет! Я боюсь! Я же покалечусь! - девушка вновь попыталась спрыгнуть с байка.
  - Куда собралась? А ну сиди смирно! - я удержал Ваську на месте и перекинул ногу через заднее седло, присаживаясь сзади, - Тебе нечего бояться. Первый раз я с тобой поеду. Подстрахую.
  Немного успокоившись моими словами, она затихла и стала ждать моих указаний.
  - Отлично. Молодец. Теперь давай-ка нажми на стартер. Сделала. Хорошо. Так. Дальше сцепление. Отлично. Руку держи на тормозе. Только не жми. Пока. Так. А теперь включай передачу. Да. Вот так. Когда будешь готова, медленно отпускай сцепление. Отлично! - Васька выполняла все мои указания, но я видел, что руки у нее подрагивают от страха, поэтому решил не торопить ее, давай время привыкнуть к ситуации.
  Все еще стоя на месте, Вася обернулась.
  - Паш, ты только крепче меня держи. Мне правда очень страшно, - голос ее звучал глухо из-за шлема.
  - Не бойся! Я же с тобой!- я улыбнулся подруге, подбадривая и стараясь разжечь в ней азарт, - Я думаю, ты готова. Поэтому ты сейчас потихоньку нажмешь на газ. И мы поедем.
  - Ладно, - робко произнесла Вася и выполнила мои указания.
  Мы рывком тронулись с места, проехали метров двадцать по прямой, а потом начались проблемы. То ли Васька испугалась, то ли забыла что-то, я не знаю, но она в один момент перестала контролировать байк. Почувствовав свободу, 'Выфер' стал вилять из стороны в сторону, сохраняя приличную скорость. Сквозь шум ветра я расслышал Васькин голос, но понять - плачет она или смеется, я не смог. Понимая, что ситуация не самая хорошая, я убрал тонкие руки подруги с руля, накрывая его своими. С одного касания байк вновь стал послушным, словно почувствовал своего хозяина.
  Привычное ощущение адреналина, наполнило мое тело, посылая электрические разряды гулять по коже. Ветер обдувал лицо свежими порывами, усиливая реакцию организма на адреналин в крови. Прибавив скорости, я пустил байк по трассе, позволяя Васе привыкнуть к скорости. Я чувствовал, как она пыталась вжаться спиной в мою грудь, спасаясь от страха. Мне это не нравилось. Я не хотел, чтобы она боялась. Неожиданно ее реакция изменилась. Ужас перед ездой на такой скорости стал понемногу отступать. Тело девушки расслаблялось, отдаваясь на волю встречному ветру.
  Проехав еще несколько кругов, я стал замедляться и съезжать к обочине. Когда подножка была опущена, Вася резко сдернув шлем, повернулась ко мне лицом.
  - Я хочу еще раз! - улыбаясь, выдала эта чудачка, а потом, спохватившись, добавила, - Ты поедешь со мной, но только руль я хочу сама держать.
  - Что уже не боишься? - лукаво спросил я, подмигивая девушке.
  - Боюсь, - ответила она, - но все равно хочу еще! Кажется, мне понравилось, - смутившись, она опустила голову, чтобы скрыть появившийся азарт.
  - Васька, прекрати стесняться! Я рад, что тебе понравилось. И кстати, я ни минуты не сомневался, что ты словишь кайф, если хоть чуточку расслабишься.
  - Ну все-все! Я поняла! А теперь поехали! - крикнула Вася, снова натягивая на себя шлем.
  -Терпение, дорогая, - хихикнул я.
  Еще раз пройдя процедуру старта, Вася уже менее резко сорвалась с места и, крепко сжимая руками руль, ровно вела байк вдоль взлетной полосы.
  Пару раз ее, естественно, качнуло, но она быстро возвращала контроль над машиной в свои руки.
  Через полчаса, Вася уже без моей помощи свободно разъезжала по аэродрому. И должен заметить, получала огромное удовольствие от езды на байке.
  Я стоял рядом с Люцом и наблюдал за ее действиями, изредка поправляя и давая советы. А Кир только посмеивался надо мной, спрашивая, когда же это я успел стать таким терпеливым учителем.
  - Помниться, меня ты обучал другими методами. Крику было больше, чем указаний! Ты был такой нервный, что в один момент я даже хотел плюнуть на эту затею и полсть ее подальше, - не унимался мой дружок.
  - Ты мужик! До нас только криком достучаться можно! - оправдывался я.
  - Да ладно, я все понимаю. Васька-то особенный человечек, - очень странно ухмыльнулся Кир. Явно на что-то намекая.
  - Да? - я с сомнением уставился на друга, - И что же тебе такое понятно, что даже я понять не в силах?
  - Неважно. Но ты скоро узнаешь, даже очень скоро, - он еще раз хитро улыбнулся и пошел к своему черному байку, кинув через плечо, - Пойду тоже кружок сделаю.
  Урок вождения байка закончился только к десяти вечера, так как Василену было очень трудно вытянуть с 'трека'. Ей настолько понравилось, что она решила ошарашить меня убойной новостью.
  - Пашенька, а ты купишь мне байк? - состроив умильную мордочку, спросила малявка, когда я пытался занять свое законное место водителя.
  - Я подумаю, - ответил я, понимая, что конкретно попал.
  Анализируя все возможные варианты возможной покупки нового байка, я быстро домчал нас до дома. На стоянке нас уже ждал Кир. Вместе мы поднялись в квартиру, решив, что Люц переночует сегодня у нас, а завтра соберет вещи и переедет сюда, став уже полноправным жителем нашей уютной берлоги.
  
  
  
  
  Глава 6. Новый сосед или Вию подняли веки.
  
  
  
  Весь следующий день был посвящен переселению небезызвестной вам личности. Ох, и намучились мы с ним! А все почему? Вещей много? Нет! Их как раз таки было приемлемое количество. Все дело в том, что наглый Люц с утра решил завести свою шарманку по-новой: мол, неудобно, стыдно, надо совесть иметь и тому подобная бредятина. Мы с Васюткой, конечно, мозг ему на место поставили, и даже болтиками и гаечками прикрутили, для надежности, но лишь одному Дьяволу известно, сколько нашей кровушки попортил этот упрямец. В тот момент, когда я уже отчаялся переселить друга в свою обитель, Вася спасла все положение. Она пустила в ход свое главное оружие, никогда не знавшее поражения, - улыбнулась пакостница. И вроде чего такого особенного в улыбке может быть? Ан нет! У Васьки целый арсенал улыбок на все случаи жизни. Например, эта: она представляла собой нечто средне между лыбой самого милого младенца и обольстительной улыбкой роковой красотки. При всем при этом, она еще и глазки строила, как бы банально не звучало, похожие на глазюки кота из Шрека. Устоять не мог никто. Ну и Люц, конечно, тоже не смог. Пал жертвой Васькиного обаяния.
  Наконец, к вечеру, наша квартира пополнилась еще одним жильцом. Как и предполагалось, Киру мы отдали пустующую комнату для гостей, в которой до него никто и никогда не ночевал. Обстановка спальни была стандартной: широкая двуспальная кровать, две одинаковые тумбочки по обе стороны от нее, большой шкаф для вещей, а также комод напротив кровати, с висящей над ним плазмой. Ничего лишнего, ровно столько сколько нужно парню для жизни.
  Оставив Кира разбирать вещи, мы с Васей занялись своими делами: подруга потопала на кухню готовить ужин в честь нового жильца, а меня отправила в магазин за недостающей провизией. Я пытался возразить, но кто ж меня послушает! Мой тиран в юбке... ой, простите, Вася юбки не носит, ... мой тиран в беггах, возражений не потерпел, вытолкал на лестничную площадку и велел без продуктов не возвращаться. Ну я и потопал. Выбора-то все равно не было.
  И вот я пехом иду в направлении ближайшего супермаркета, совсем один, с длиннущим списком в кармане и бритой макушкой. Проходящие мимо люди не обращали ровным счетом никакого внимания на обычного парня в черных джинсах, белой футболке и кедах 'DC', все они спешили по своим делам, не отвлекаясь на такие мелочи, как бредущий с опущенной головой парнишка.
  До супермаркета я добрался минут за пятнадцать. Войдя в помещение, я направился к стеллажу с корзинами. Уже протягивая руку к одной из представительниц 'корзиночного' рода, я остановился и, подумав, решил взять тележку. Все-таки с таким обширным 'списочком' она казалась более уместной.
  С боем вырвав тележку у какого-то мужика, явно 'под мухой', я покатил свой 'трофей' между многочисленных стеллажей, пересекая всевозможные отделы, попутно сгребая с полок продукты, указанные на листочке, вынутом из кармана. Моя четырехколесная помощница быстро наполнялась снедью, а в моей головушке рождались закономерные мысли о том, как же мне все это 'богатство' дотащить до дома.
  Я нашел все, что хотела подруга, но вот найти загадочные 'Питайю' и 'Дуриан', увы, не смог. Во-первых, я вообще не имел и малейшего понятия о том, что это может быть и с чем его едят. Во-вторых, все продавцы-консультанты с завидным профессионализмом скрывались при моем приближение, они словно сквозь землю проваливались, не оставляя шансов быть найденными.
  Пройдя весь магазин по второму кругу, я плюнул и на чертову 'Попугайю', и на дьявольский 'Дурман', и на ведьминых консультантов, в общем, на все плюнул и направился к кассам.
  Естественно, я выбрал самую свободную, хотя и та была свободной лишь относительно других касс. Я подкатил свою тележку в конец очереди и остановился позади типичной домохозяйки с такой же, как и у меня переполненной тележкой, в дополнение к которой прилагался бесплатный аксессуар в виде покрытого зеленкой мальчишки. Мальчик сразу же перевел свой любопытный взгляд на меня. Глаза ребенка были просто гигантских размеров, на лице они смотрелись гармонично, но, все же, производили какое-то странное впечатление, будто от них ничто не может укрыться. От этого пронизывающего взора и улыбки, обнажившей почти беззубый рот, кожа покрылась мурашками, появилось ощущение раздражающей 'неприкрытости', от которой меня невольно передернуло.
  Мой жест не остался незамеченным для мамаши глазастого паренька.
  - Да не бойтесь вы, молодой человек, это всего лишь ветрянка, - усмехнувшись, обратилась ко мне женщина.
  - Да нет, вы не то подумали, я не по этому... - начал оправдываться я, уж больно не хотелось показаться брезгливым, тем более по отношению к ребенку, но договорить мне не дали.
  - А-а-а! Ну тогда понятно! - протянула женщина, поглаживая сына по голове, - Не вы один, молодой человек, так на Сашку отреагировали, точнее на его глазки. Он у меня особенный, - как-то странно проговорила незнакомка, не отрывая руки от волос мальчика и улыбаясь.
  - Глаза у вашего Саши, действительно очень необычные, - начал я и улыбнулся мальчику, который все так же весело смотрел на меня, - Красивые, но пугающие.
  На мое заявление мамаша только хмыкнула, я и поспешил исправить ситуацию.
  - Вы меня извините, если своими словами не нарочно обидел Вас, поверьте, я этого нисколько не хотел. Мальчик Ваш просто поразительный.
  - Успокойтесь, юноша, я не обижаюсь, потому что вы сказали абсолютную правду. Даже я иногда Сашкиного взгляда пугаюсь, что уж о других говорить, - тем же усмехающимся голосом пояснила женщина.
  - Дядечка, а тебе плавда мои глаза понлавились? - решил втиснуться в наш разговор Саша.
  - Да, правда.
  - А как тебя зовут? - детским наивным голосом спросило это непосредственное чудо.
  - Лайм, - выдал я, не задумываясь, а потом добавил, - Паша.
  - Мамочка, а что такое Лайм? - мальчик перевел взгляд на мать, отпуская меня и давая возможность передохнуть от пронизывающих глаз.
  - Это такой лимон, - просто ответила женщина, продвигая тележку вперед.
  В очереди мы простояли еще некоторое время, ведя странный, ничего не значащий разговор: мальчик задавал вопросы то мне, то матери, а мы старались отвечать как можно проще. Когда Саша с мамой отъезжали от кассы, мальчик решил со мной попрощаться по-мужски.
  - Ну пока, Лайм-Паша! - кинул мальчишка, протягивая свою маленькую пятнистую ладошку для рукопожатия.
  - Пока, Саша, - я протянул руку в ответ, нисколько не пугаясь 'боевой' раскраски, и был поражен силой, с которой этот малявка сжал мою 'лапу'.
  Саша бросил на меня еще один удивительный взгляд, развернулся ко мне спиной и был увезен мамашей к выходу из магазина.
  Я же остался у кассы, ожидая, когда мои покупки пробьют и погрузят в пакеты. Расплатившись, я двинул свою телегу в ту же сторону, где скрылись мои знакомые. И я совсем не удивился, когда увидели их на парковке: женщина пыталась вытащить пакеты с продуктами из тележки и отправить их в открытый багажник, а Саша бегал рядом и, время от времени, поднимал выпавшие покупки, которые затем подавал матери.
  Подойдя к парочке, я поставил свои пакеты на землю. Не спрашивая, прекратил четные попытки женщины справиться с баулами и сам поставил их в машину.
  - Спасибо! - поблагодарила запыхавшаяся мамаша.
  - Да не за что! - вежливо ответил я и полез в один из своих пакетов.
  - На, держи, - сказал я Саше, протягивая какой-то шоколадный батончик, извлеченный из сумки.
  Мальчик угощение принял, улыбаясь, повернулся к матери и стал трясти рукой, демонстрируя вкуснятину. Та тоже улыбнулась и подмигнула мальчику. Саша намек понял.
  - Спасибо! - воскликнул он, вновь поворачиваясь ко мне.
  - На здоровье! - сказал я, поднял пакеты и пошел прочь с парковки.
  До дома я тащился на десять минут дольше, чем шел в магазин. Поэтому, достигнув, наконец, двери собственной квартиры, нетерпеливо стал барабанить ногой, призывая на помощь. Дверь мне открыла Вася. Моя Сумасшедшая тут же бросилась отнимать у меня сумки, как будто они ничего не весили.
  - А ну кышь отсюда! - гаркнул я, не давая подруге возможности вырвать пакеты из моих рук, - Они же тяжелые! Если я их еле тащу, то ты и вовсе проломишься под их весом.
  - Ничего подобного! Это дискриминация! - раскричалась Васька.
  На наш шум из глубины квартиры выскочил Кир и недоуменно уставился на нас, как баран на новые ворота.
  - Вы че тут расшумелись? - спросил он, забирая у меня баулы.
  - Этот шовинист и женоненавистник меня обижает! - взвыла Вася, карающим перстом указывая Киру на меня.
  Нормально! Я о ней забочусь, не хочу, чтобы она тяжелое поднимала, спинку свою срывала, а в благодарность меня обзывают нехорошими словами! Где справедливость?!
  - Да я... Я... - очень красноречиво открывая рот, пытался высказаться я.
  - Так все! Баста! - не выдержал Кир и ушел на кухню вместе с продуктами.
  Мы же с Васей так и остались в прихожей. Стояли и пялились друг на друга, не решаясь заговорить. Тишина. Да такая, что кажется в гробу и то веселее. Надо с этой тишью заканчивать, а то реально, как в склепе.
  Только я поднял голову, собираясь что-то ляпнуть, Васька посмотрела на меня и ни с того ни с сего начала громко хохотать.
  Разбираться с причиной неожиданного смеха я не стал, а просто взял и присоединился к веселью подруги. Как и всегда, мне хватило ее заливистого смеха с редкими, но смачными всхлипами, больше похожими на хрюканье, чтобы заржать самому.
  -А т-т-ы-ы-ы ч-ч-ч-его режешь? - захлебываясь, спросила Вася.
  - Не знаю! Просто смеюсь!
  Так продолжалось довольно долго, потому что стоило мне начать успокаиваться, мой взгляд падал на подругу, и все начиналось с начала.
  Отсмеявшись, когда живот уже не выдерживал такой нагрузки, а воздуха катастрофически не хватало, мы, наконец, пришли в себя.
  - Пашка, прости, - извинилась Вася, хотя я нисколько и не обиделся.
  - Та все норм, я привык к твоим закидонам, - усмехнулся я в ответ.
  Через полчаса я стоял на кухне, а Вася отчитывала меня за то, что я не купил 'Питайю' и 'Дуриан'. Как выяснилось, под этими 'сказочными' названиями скрывались не менее 'сказочные' фрукты.
  - Да я даже не знал что это?
  - Спросил бы консультантов. Они бы ткнули пальцем в нужный стеллаж.
  - Я за этими консультантами по всему магазину бегал, чуть ли не охоту на них устроил, в засаде даже сидел! - возмущался я.
  - Вот только не надо преувеличивать!
  - Да какие к фонарикам преувеличения?! - взревел я, будучи абсолютно уверенным в том, что сделал все возможное в моих силах, и даже больше.
  - Так, ладно, проехали. Хватит. Все равно оба останемся при своем мнении.
  - Вот именно.
  В этот момент в дверь просунул голову Кир. Обвел кухню внимательным недоверчивым, словно опасался попасть под артобстрел, взглядом и все-таки вошел к нам.
  Его появление ознаменовало наше полное успокоение. Василь приступила к приготовлению ужина, а мы с Киром устроили свои тушки на диване в гостиной, уставившись в телек и потягивая кефирчик из бутылочек.
  В какой-то момент я понял, что происходящее на экране перестало меня интересовать, и я просто уплыл в свое подсознание. Что именно я там забыл, до меня так и не дошло. Странно то, что я почувствовал себя счастливым. Меня окружают те люди, которых я люблю, у меня есть любимое дело, прекрасные друзья, да и вообще, мирное небо над головой. Что еще нужно для счастья? Да ничего! Хотя... Чего-то определенно не хватает. Но вот чего? Сколько ни пытался определить это нечто, все равно остался ни с чем. Ну и пусть. Потом как-нибудь пойму.
  Ужин прошел довольно спокойно. По крайней мере, никто никого не убил, и кухня осталась целой.
  А дальше потекли обычные серые будни, дни, не отличающиеся друг от друга абсолютно ничем стоящим. Васька почти все время пропадала на консультациях и прочей мутной дряни. Кир носился от одного риэлтора к другому, пытаясь найти кого-нибудь, кто осмелится потратиться на его квартиру. Естественно, что мне было жутко скучно. Эти две недели стали для меня сущим кошмаром, в котором я тонул в полном одиночестве. Однако я даже не подозревал, что все это вскоре обернется еще большим дэрмом, чем я уже успел испытать.
  Все началось утром на шестнадцатый день после памятного похода в магазин. Я проснулся, чувствуя странный жар и сильную слабость, которая, казалось, охватила абсолютно все мышцы моего тела. Попытка встать с кровати и пройти в ванную закончилась моим позорным поражением: я просто не смог устоять на ногах, когда в глазах потемнело, а сознание укатило в отпуск без моего дозволения. В себя я пришел, лежа на полу мордой вниз. Противно ощущался холодный пот, покрывавший кожу, скулу саднило от удара о паркет, в голове было абсолютно пусто. Попытавшись подняться, снова оказался в горизонтальной плоскости с новой шишкой на голове. Больше рисковать я не решился.
  - Ва-а-а-с-я-а-а! - волком завыл я, в надежде, что меня услышат и придут на помощь.
  Пока ждал 'спасателей', лежал и думал, что ж это со мной такое твориться. Я же здоров, как бык. Никогда ни на что не жаловался, от армии спас только отец, вовремя купивший военный билет. Так что же счас произошло?!
  - Ты чего кричишь, Лайм? - спросила сонная Василь, потирая глаза.
  Ответить я ничего не успел, так как Василена уже успела заметить мое плачевное состояние 'нестояния'.
   - Пашка! Что случилось? Почему ты лежишь на полу? - подруга подскочила ко мне, присев рядом и кладя мою раненную голову себе на колени.
  - Я не знаю, Вась. Проснулся, попытался встать и вот...
  - Ты что, в обморок упал? - обеспокоенно спросила Васька, поглаживая мой лоб прохладной рукой.
  А я лежал, смотрел на нее и думал, что мне безумно приятны ее действия. Тем не менее, было бы куда лучше, если бы она это делала просто так, а не потому что я, как беспомощный валяюсь на полу.
  - Я же говорю - не знаю! Я в жизни ни разу в обморок не падал. - ответил я, снова пытаясь встать, так как мне порядком надоело чувствовать себя слабаком, который даже до туалета дойти не может.
  Однако встать мне никто не позволил. Продолжая удерживать меня у себя на коленях, Вася громко позвала Кира. С первого раза добудиться до него не получилось. Лишь на четвертый раз, мы услышали хриплый после сна голос друга, матерившего нас за то, что ему не дают поспать.
  Однако стоило ему войти в мою комнату, поток мата прервался на середине слова.
  - Че эт у вас тут стряслось? - спросил Люц, взирая на нас сверху вниз.
  - Кир, помоги мне, надо его на кровать перетащить. - Васька стала потихоньку приподнимать меня, когда подошел Кир и одним движением подхватил меня на руки.
  Мне же стало жутко стыдно. Я залился краской, чего не происходило, наверное, с первого класса. Меня, здорового мужика, тащит на руках другой здоровый мужик, а моя подруга на это смотрит. Нет! Этого я вынести не могу.
  - Кир. Поставь меня. Не позволю таскать себя.
  - А ну цыц! Уйми свою глупую гордость! Тебе же плохо! - в момент наехала на меня Вася.
  - А что ним случилось-то? - спросил друг, укладывая меня на влажные простыни.
  - Он в обморок упал. - ответила ему Вася.
  - Ну ты, брат, даешь! С чего это вдруг?
  - Да хер его знает! - прорычал я.
  - Люц, ну-ка давай, приподними его еще раз, я простыни поменяю. - Пока мы вели светскую беседу, Вася развела бурную деятельность по смене постельного белья. Я хотел опять возмутиться, что меня берут на руки, но вовремя заткнулся. Лежать на мокром было крайне неприятно.
  Когда я снова оказался на кровати, Вася убежала куда-то за чем-то, а мне выпал шанс все-таки попасть в туалет, не потеряв при этом лицо.
  - Люц, помоги мне до сортира дойти.
  Друг без разговоров подал мне руку и потянул на себя, а затем, подставив мне плечо, повел в туалет, где опять-таки с его помощью я, наконец, облегчился и даже слегка обмылся.
  Вернувшись в комнату таким же образом, я рухнул на кровать, про себя думая, что мне ужасно повезло успеть сделать свои дела до возвращения не безызвестной вам особы. Но долго радоваться собственной удаче мне не дали.
  - Так, Кир, ты можешь быть свободен. Дальше я сама справлюсь, но если что позвоню. Так что можешь спокойно идти на пары.
  - Ты уверена? - с сомнением на лице спросил друг.
  - Да.
  - Ну тады пока!
  Друг ушел, оставив меня на растерзание моей маленькой личной тиранше, которая уже сейчас начала меня мучить, устроив внеплановый медосмотр.
  - Вась, прекрати, мне неловко. Ну подумаешь в обморок шлепнулся. Со мной все в порядке. - отбрыкивался я от ее чрезмерной заботы.
  - Просто так в обмороки не падают, а у тебя к тому же еще и жар сильный. Так что пока я не пойму, что с тобой, можешь даже не мечтать от меня избавится! - строго сказала подруга, продолжая меня щупать.
  В течение следующих двадцати минут меня подвергали всяческим пыткам, которые я бы не пожелал даже врагу, при условии, что он нормальный мужик с нормальной ориентацией. То, что Вася моя подруга, нисколько не помогало контролировать собственное тело, которому было, мягко говоря, плевать на сей факт.
  Неожиданно раздался громкий возглас подруги.
  - Ура-а-а! Нашла!
  - Чего нашла? - испугался я.
  - Причину твоего обморока и жара.
  - Да? И что же это? - я с недоверием посмотрел на подругу, склонившуюся на моей грудью.
  - Волдырь! - радостно произнесла Вася, тыча пальцем куда-то в область моей ключицы.
  - Чего? Какой еще волдырь?
  - Волдырь ветряной оспы.
  - А это еще что за чудовище? - признаться честно, я реально испугался от одного слова 'оспа'.
  - Ветряная оспа, в простонародье - ветрянка, - это острое вирусное заболевание, вызываемое вирусом герпеса.
  - Какая к черту ветрянка? Ей ведь только дети болеют! - завопил я, понимая, что попал конкретно.
  - К сожалению, Паш, ее болеют не только детки. К тому же взрослые, заболевшие ветрянкой, переносят это заболевание намного тяжелее детей. Так что ближайший месяц сидеть тебе дома, соблюдать диету, зудеть, без возможности почесаться, и не ходить в душ. Поздравляю! - с гадкой ухмылочкой Василь шлепнула меня по голому прессу и направилась прочь из комнаты.
  - Вася! Подруга, скажи, что ты пошутила! Пожалуйста! Я не хочу ветрянку! Куда ты пошла? Не бросай меня! - заныл я, пытаясь вернуть подругу, так как сидеть одному мне не улыбалось.
  Василена вернулась через пять минут, вооруженная ватными палочками и двумя стеклянными баночками.
  - Что выбираешь, зеленку или, не знаю, как она называется, малиновую фигню? - спросила Вася, присев рядом со мной и протягивая бутыльки с жидкостями ко мне.
  - А что быстрее поможет? - спросил я.
  - Одинаково. Но мне кажется, тебе больше подойдет малиновый цвет. Он такой гламурненький, ты в нем будешь смотреться просто потрясающе. - нет, ну вы видите, она еще и издевается.
  - Зеленку давай. Буду военным, камуфляж сейчас в моде. - буркнул я.
  - Как скажешь.
  Дальше последовала процедура покраски. Чем больше подруга меня осматривала, тем больше волдырей у меня появлялось и тем зеленей становился я.
  - Пока все! - воскликнула Вася, поставив последнюю точку у меня на носу.
  Оглядев творение рук своих, подруга начала хохотать. Я представил открывшееся ей зрелище и тоже не сдержался, присоединяясь к ней. Отсмеявшись, Василена чмокнула меня в щеку и поднялась с кровати.
  - А теперь отдыхай, скоро тебе станет очень плохо и чесоточно. Поверь мне, тогда уже будет не до отдыха.
  С этими словами она удалилась из комнаты, оставив меня одного.
  Василена оказалась права. Вскоре мне действительно стало очень хреново. Мало того, что у меня было ощущение скорой смерти, так еще и все тело жутко чесалось. Чесалось даже там, где даже без ветрянки почесаться было бы странно. Я лежал и тупо пялился на потолок, стискивая челюсти и перемалывая зубы в порошок. Так плохо мне не было никогда. Через час я почувствовал, что куда-то проваливаюсь. Потом пришло ощущение, что на меня давит что-то очень тяжелое. В глазах снова потемнело, и сознание отключилось.
  Я не знаю, сколько пробыл в отключке на этот раз, но зато точно могу сказать, чьи руки шлепают меня по щекам, пытаясь привести меня в сознание.
  - Пашка, миленький, хороший мой, ну хватит уже, возвращайся. - уговаривала меня Вася.
  - Васька, стоп, хватит мне лещей от тебя на сегодня. - усмехнулся я.
  - Дурак, я минут пятнадцать до тебя достучаться не могу. Я испугалась за тебя, дубина ты безмозглая. Два бестолковых метра - вот ты кто! - кричала Вася, обнимая меня и перебирая мои волосы.
  Было так приятно чувствовать ее прикосновения и заботу, что даже ее обидные слова меня не задели. Я понимал, что все, ею сказанное, вызвано тревогой за меня. С трудом подняв руки, притянул подругу к себе и обнял, поглаживая ладонями по спине. Но остановился, услышав всхлипы.
  - Васютка, ну ты чего? - спросил я, стараясь поднять ее голову и заглянуть в лицо.
  - Все нормально. Мне просто не по себе, когда тебе плохо. - ответила Вася, хлюпая чуть вздернутым носиком.
  - Вась, мне плохо, но я ведь не собираюсь умирать. - прошептал я, глядя ей в глаза и утирая горькие слезки, скользившие по матовым щечкам.
  Видя, насколько она за меня переживает, как больно ей видеть меня в таком состоянии, я, в свою очередь, понял, что не могу смотреть на нее заплаканную. До меня дошло, что ее улыбка - самое прекрасное зрелище для меня, что безумно хочу увидеть ее прямо сейчас.
  - Ты такая красивая. - тихо произнес я, продолжая выводить пальцами узоры на ее лице.
  Мой расчет оказался верным - Вася улыбнулась, чуточку смущенно, ну да это не важно.
  - Раз шутишь - значит с тобой действительно все в порядке.
  - Я серьезно, Василь. Ты очень красивая. Красивее всех тех девушек, что я когда либо видел.
  - Не льсти мне, все равно не поверю. Мои веснушки на носу и рыжие волосы ни в какое сравнение не идут с блонди хаером и матовой кожей твоих девок. - может мне послышалось, но, по-моему, я различил в ее голосе сожаление.
  - Дурочка ты. А еще меня дураком обзываешь. Ты красива всегда, а им нужно тонну 'штукатурки' на себя наложить, чтобы выглядеть красиво. Хотя даже с ней они не дотягивают до тебя.
  - У тебя галлюцинации.
  - Может и так, но я все равно прав. И до боли хочу сделать это. - выдохнув, я обхватил лицо Васи руками и притянул к своему, впиваясь в ее губы поцелуем.
  Застонав, Вася начала отвечать, превращая мою кровь в расплавленное железо. Исследуя ее рот, языком скользнул по ее нижней губе, чуть прикусив ее. Потом снова яростно проник вглубь, сражаясь с ее влажным язычком, который неумело, но страстно боролся за право вторгнуться в мой рот. Это было безумие. Это нужно было прекратить, но я не мог. Во мне будто что-то оборвалось, слетели печати с замков, выпуская наружу, чувства, которые я, видимо, слишком долго держал в себе.
  Я так и не смог оторваться от Васьки, а та в свою очередь втянулась в приятный процесс поцелуя и не желала его прерывать. Только когда в легких не осталось и капли воздуха, я смог оторваться от нее. Отодвинув тело подруги на расстояние вытянутой руки, я заглянул в испуганные зеленые глаза, в надежде обнаружить в них отражение своих собственных эмоций.
  Странно, но в тот момент я даже не думал о том, что случившееся может как-то сказаться на нашей дружбе, по крайней мере, отрицательно.
  - Ну и что это сейчас такое было? - спросила Вася, взволнованно глядя на меня.
  - А на что это похоже? - несмотря на серьезность ситуации, я продолжал дурачиться, возможно, потому, что не хотел делать из случившегося трагедию вселенского масштаба.
  - В смысле ты зачем это сделал? - в голосе подруги появились сердитые нотки, причем сердилась она явно на меня.
  - Тебя развеселить хотел, да и попробовать давно хотелось, - лукаво пробормотал я в свое оправдание.
  - Как-то не очень смешно получилось! Не смей больше так делать! - прокричала Васька и вылетела из комнаты, напоследок хлопнув дверью.
  Ну и что такого я сделал? Вот и пойди, разбери этих женщин! Отвечать на поцелуй - отвечают, а потом кричат и возмущаются. Непонятно.
  А может, она просто вспомнила о моей ветрянке, и ей стало противно? Да не, вряд ли. Слишком мелко для Васюты. А впрочем, не буду забивать себе голову. Как говорит Вася: 'Я подумаю об этом завтра'.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 7. Кому-то очень 'повезло'...
  
  
  
  
  
  Недели через три после того как я свалился в обморок, я наконец смыл с себя последнее зеленое пятно. К счастью, ветрянка не сделала меня уродом, покрытым шрамами, оставив лишь несколько темных отметин, одна из которых 'очень кстати' расположилась на предмете гордости каждого мужчины. Остается надеяться, что никто смеяться не будет.
  Все это время я безвылазно сидел в четырех стенах, по большей части еще и в полном одиночестве, так как учебу у друзей никто не отменял. Было очень скучно и одиноко, особенно в те моменты, когда дома не было ни Васьки, ни Кира. Нет, вы не подумайте, они не бросили меня, просто сидеть со мной целый день они могли не всегда. Каждое утро, Вася вставала пораньше и принималась за готовку, чтобы я всегда был обеспечен едой, хотя она мне почти и не требовалась из-за отсутствия аппетита. Но разве мою подругу можно в чем-то убедить?! У нее на этот счет было свое собственное мнение: она считала, что я должен хорошо кушать и много спать, чтобы восстановиться после заболевания. Ко всему прочему, за эти три недели я успел почувствовать себя самым настоящим бомжом. Запах от меня шел кошмарный! Не знаю, как выдержали друзья, но мне самому было просто отвратительно ощущать свои же 'ароматы'. А вы попробуйте дней двадцать не принимать водных процедур. Несколько раз я порывался хотя бы слегка обмыться, но кто ж мне дал бы это сделать? Васька строго-настрого запретила даже думать об этом, аргументируя тем, что язвочки могут воспалиться и оставить после себя некрасивые рытвины. Пришлось смириться. Но зато, когда я наконец смог залезть под душ... Это было сродни раю на земле. В ванной я просидел несколько часов, отмокая, а затем активно отскребая собственное тело мочалкой.
  На счет того поцелуя, мы не вспоминали, стараясь сделать вид, что его и не было. По крайней мере, Василена точно не думала о том, что между нами произошло. Что касается меня, то тут все сложнее. В отличие от подруги, мои мысли часто возвращались к этому событию. Особенно донимали сны с непосредственным участием Васьки - сказывалось довольно долгое воздержание. Бывало, что я просыпался посреди ночи, от чарующих ощущений, вызванных напряжением некоторых особо непослушных и своевольных частей тела. К сожалению, справиться со стояком не было никакой возможности - даже правая рука не могла помочь. Тому была масса причин. Во-первых, любой из способов связан с неизбежным выбросом 'жидкостей' - пачкаться же еще больше нельзя, ведь до помывки еще далеко.
  Во-вторых, своими действиями я мог просто лопнуть волдыри или содрать еще влажные корочки, что делать нежелательно. В-третьих, хотелось освободиться с помощью женщины, а не руки. Ну и естественно - гордость. Эта зараза не давала опуститься до детского рукоблудия. Вот так и нажил я себе жесткий спермотоксикоз, от которого каждое появление Васи начинало сводить с ума. Короче говоря, это был беспросветный КАШМАР.
  Поэтому, к тому моменту, как я смог выбраться из дома и отправится на поиски девушки, сил оставалось мало. Мои нервы были просто на пределе, казалось я готов кинуться на первую встречную, лишь бы поскорее 'остыть'. Как оказалось, меня и здесь ждала коварная птичка обломинго.
  Выехав из дома около девяти, я отправился на охоту за прекрасным полом в свой любимый клуб. 'Эпик' находился на другом конце города, но зато всегда радовал меня отменным выбором девушек, не ждущих от меня пламенной любви и кольца. То, что надо в моем случае.
  Как постоянный клиент, я прошел без всяких проблем, собирая со всех сторон заинтересованные взгляды девушек. Видимо, высокий парень в светлых драных джинсах, черной борцовке и белых кедах, двигающийся подобно хищнику, был для них чем-то таинственным и интригующим. Что ж будем надеяться, удача мне улыбнется.
  Так и случилось. Уже через полчаса, одна из пестрой толпы девушек решила подойти к моему месту за барной стойкой. Это была высокая, стройная блондинка, сверкавшая белозубой улыбкой в мою сторону уже минут так двадцать. На ней были коротенькие белые шорты, белый же топ и странные по цвету туфли на высоком каблуке.
  Оценивающе приподняв бровь, я осмотрел экземпляр с ног до головы, задерживаясь на стратегически важных местах, и с улыбкой на лице кивнул, разрешая занять место рядом со своей персоной. Девушка, недолго думая, уселась напротив меня, сразу же закинув ногу на ногу.
  - Привет! - промурлыкала она, призывно улыбаясь.
  В ответ на ее приветствие я только еще раз кивнул.
  - Меня зовут Мария. Ты не возражаешь, если я тут с тобой посижу?
  - Нет, не возражаю, Мария.
  - Может, тогда представишься? - спросила она, явно не понимая моей отстраненности.
  - Лайм, если это для тебя так важно, - бросил я.
  - Ты прав, это не важно. Лучше пошли потанцуем.
  Она соскочила с высокого стула и потянула меня к толпе, извивающейся под громкую ритмичную музыку. Вклиниваясь между разгоряченными танцем телами, нам удалось протиснуться в центр танцпола и расчистить вокруг себя немного места. Точнее сказать, это я расчищал, девушка же в это время вертелась рядом со мной, стараясь прикоснуться всем телом. Когда вокруг стало посвободней, я начал двигаться, совмещая различные движения хип-хопа с простым дерганьем под музыку. Мария же извивалась всем телом и демонстрировала свои достоинства все окружающим без всякого стеснения. Будь я ее парнем, я бы возмутился, но я им, к счастью, не был, поэтому мне было наплевать. Пусть смотрят.
  Устав танцевать, мы решили отдохнуть в чиллауте и выпить чего-нибудь холодненького. Сделав заказ, я устроился на мягком сидении диванчика, скрытого от многочисленных глаз темными шторами. Мария сразу же устроилась на моих коленях и обхватила мою шею руками, поглаживая затылок пальцами. Еще через несколько минут она без слов приникла к моему рту и застонала, когда я набросился на нее в ответ.
  Я понимал, что теперь могу спокойно забрать девушку и увезти ее в гостиницу, но было одно 'но'. Чего-то я не возбудился. Странно. Мария была красивой, целовалась неплохо да еще и терлась об меня всем телом. Но вот мое тело реагировать не желало. Списав это на духоту в помещении, я решил, что в более интимной обстановке номера все случится само собой. Не разрывая поцелуй, поднялся и, кинув на стол несколько купюр, пошел к выходу, а затем к парковке.
  Всю дорогу до отеля, девушка не прекращала поглаживать мой торс и целовать шею, жутко отвлекая и даже раздражая. Смолчав, я все-таки доехал до места. Снять номер было делом нескольких минут, и вот мы уже врывались в дверь, сбрасывая одежду прямо на ходу. Стояка до сих пор не ма. Это уже начинало пугать, ведь даже вид обнаженной Марии не возбуждал. Когда она потянулась к ремню на моих джинсах и заметила, что все еще не готов, подняла голову и посмотрела на меня удивленными глазами, хмыкнула и продолжила стягивать с меня одежду. Закончив, Маша дотронулась до меня сначала рукой, а потом и губами, думая, что так сможет меня возбудить. Но стоило только ее рту коснуться меня, я сразу же оттолкнул девушку в сторону, испытав что-то похожее на отвращение и брезгливость. Удивляясь сам себе, извинился перед девушкой и попросил покинуть номер, на что получил порцию десятиминутной ругани и клеймо 'импотента'. Собрав свою одежду и быстро одевшись, Мария ушла, хлопнув на прощанье дверью.
  Да уж, так со мной никогда не было. Удивляюсь сам себе, но видимо тело лучше знает. Теперь бы еще понять: либо это что-то серьезное, либо просто появилась та, на кого, скажем так, 'радар' настроился.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Верь только мне. Елена РейнЧП или чертова попаданка - ЭПИЛОГ. Сапфир ЯсминаСекреты старой феи. Анетта ПолитоваЗавтра наступит, я знаю. Вероника ГорбачеваВыбор Архимага. Ольга РыжаяДурная кровь. Виктория НевскаяЗлосчастная лужа. михайловна надеждаНедостойная. Анна ШнайдерОтверженная. Печурина МарияМое тело напротив меня. Конец света по-эльфийски. Том 3. Умнова Елена
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"