Скосарь Вячеслав Юрьевич: другие произведения.

Космическое религиозное чувство Альберта Эйнштейна (статья)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В настоящей статье мы узнаем о том, какой смысл вкладывал один из величайших физиков-теоретиков XX-го столетия Альберт Эйнштейн в религиозную терминологию, в понятия Бог, религия, космическое религиозное чувство. Мы поговорим о том, что такое предустановленная гармония между теоретической системой физики, т.е. математическими структурами, и опытными данными. И как переживал поиск и обнаружение этой гармонии Эйнштейн. Мы рассмотрим вопрос: может ли религиозное чувство ученого являться стимулом для научного исследования природы? И попытаемся осветить эти вопросы с позиции ученого-христианина.

Посвящается Владимиру Антоновичу Задонцеву,

профессору и любителю джаза.

КОСМИЧЕСКОЕ РЕЛИГИОЗНОЕ ЧУВСТВО АЛЬБЕРТА ЭЙНШТЕЙНА

В.Ю.Скосарь, г. Днепропетровск

Введение

"Я не могу поверить, что бог играет со Вселенной в кости" - говорил Эйнштейн, не соглашаясь со статистическим характером законов квантовой механики. Известен и другой афоризм великого физика: "Бог изощрен, но не злонамерен". Душевное состояние исследователя, способствующее интуитивному проникновению в суть опыта, Эйнштейн сравнивал с "чувством верующего или влюбленного" [1]. В беседе с Рабиндранатом Тагором Эйнштейн выразил уверенность, что истина является чем-то объективным, не зависящим от человека, хотя она и познается человеком, и что в этом его, Эйнштейна, религия [2].

Для нас представляет интерес узнать, какой смысл вкладывал один из величайших физиков-теоретиков в религиозную терминологию, в понятия Бог и религия. И хотелось бы понять, действительно ли религиозное чувство способствует научному исследованию окружающего мира.

1. Некоторые сведения из биографии Эйнштейна

В "Автобиографических заметках" [3] Альберт Эйнштейн рассказывает нам, что он очень рано "осознал ничтожество тех надежд и стремлений, которые гонят сквозь жизнь большинство людей, не давая им отдыха... Каждый был вынужден участвовать в этой гонке ради своего желудка. Участие это могло удовлетворить желудок, но никак не всего человека как мыслящего и чувствующего существа". Выход из этой гонки Эйнштейну виделся прежде всего в религии. С его слов мы узнаем, что юный Альберт был глубоко религиозен, и это несмотря на то, что его родители совсем не были религиозными. Надо сказать, что такое случается нечасто; обычно религиозность детей воспитывается родителями. Мы узнаем, что в возрасте 12-ти лет религиозность Альберта прекратилась под влиянием прочитанных научно-популярных книжек. По воспоминаниям самого Эйнштейна, эти книжки привели его к убеждению, что "в библейских рассказах многое не может быть верным". Думается, что это было лишь поверхностной причиной мировоззренческого кризиса Альберта; глубинной причиной могло быть осознание лицемерности общества, в котором религия "насаждается всем детям традиционной машиной воспитания". Эйнштейн говорит, что следствием прочтения научно-популярных книг "было прямо-таки фанатическое свободомыслие, соединенное с выводами, что молодежь умышленно обманывается государством; это был потрясающий вывод. Такие переживания породили недоверие ко всякого рода авторитетам и скептическое отношение к верованиям и убеждениям, жившим в окружавшей [его] тогда социальной среде". Этот скептицизм Эйнштейн пронес через всю свою жизнь. Будущий великий физик утратил религиозный рай юности, но вместо него приобрел цель достигнуть другого рая, рая познания тайн окружающего мира, дорога к которому ему представлялась более надежной. "Там, во вне, существовал большой мир, существующий независимо от нас, людей, и стоящий перед нами как огромная вечная загадка, доступная, однако, по крайней мере отчасти, нашему восприятию и нашему разуму. Изучение этого мира манило как освобождение" от пут личного существования, в котором доминировали лишь желания и примитивные чувства. Взамен религиозных чудес Альберт в возрасте 4-5 лет пережил иное чудо, чудо удивления, когда отец показал ему компас. Мальчика поразило поведение магнитной стрелки, которая поворачивалась, несмотря на отсутствие прикосновения к ней. Тогда, видимо, впервые он ощутил, что "за вещами должно быть что-то еще, глубоко скрытое". Второе большое чудо Альберт пережил в возрасте 12 лет, когда прочитал небольшую книжку по эвклидовой геометрии на плоскости. Строгость, ясность и уверенность геометрических доказательств произвели на него сильное впечатление. В дальнейшем, в возрасте 12-16 лет Эйнштейн ознакомился с основами высшей математики. Это занятие оказалось "поистине увлекательно; в нем были взлеты, по силе впечатления не уступавшие "чуду" элементарной геометрии, - основная идея аналитической геометрии, бесконечные ряды, понятие дифференциала и интеграла". Тогда же он получил понятие о методах естествознания, и о наиболее важных результатах, полученных в естественных науках [3].

Эти сведения из детства и юности Эйнштейна помогают нам понять выбор направления исследований, которым он посвятил большую часть своего творческого труда: общая теория относительности - теория гравитации, выраженная через геометрию пространства-времени, и общая теория поля. Отсюда же мы узнаем о религиозной потребности души Эйнштейна, искавшей выход из серой обыденности, сначала собственно в религии, а затем в поиске и созерцании законов природы. А о том, что эта потребность имела религиозный характер, нам еще предстоит поговорить.

2. Мотивы научного исследования

В "Автобиографических заметках", как мы уже отметили, Эйнштейн объясняет нам, что послужило причиной его ранней религиозности, а позднее толкнуло на путь научного исследования. Это был выход из ежедневной будничной гонки ради своего желудка. Мотивы научного исследования великий физик также раскрывает в одноименном своем выступлении, посвященном М.Планку [4]. По его мнению, "храм науки - строение многосложное. Различны пребывающие в нем люди и приведшие их туда духовные силы". Эйнштейн разделяет людей науки на три категории, из них первая - честолюбцы, вторая - ученые, преследующие утилитарные цели. Люди из этих двух категорий, в зависимости от обстоятельств, могли бы найти приложение своих талантов в любой другой сфере деятельности. Тем не менее, именно этих людей в науке большинство, значителен и вклад в науку, сделанный ими. "Если бы посланный богом ангел пришел в храм и изгнал из него тех, кто принадлежит к этим двум категориям, то храм катастрофически опустел бы". Но, существует третья категория людей, которые остались бы в храме науки. К ним Эйнштейн причисляет Макса Планка и, конечно же, себя. Что же это за ученые? "Большинство из них - люди странные, замкнутые, уединенные... Что привело их в храм?... я прежде всего думаю, что одно из наиболее сильных побуждений, ведущих к искусству и науке, - это желание уйти от будничной жизни с ее мучительной жестокостью и безутешной пустотой, уйти от уз вечно меняющихся собственных прихотей. Эта причина толкает людей с тонкими душевными струнами от личных переживаний в мир объективного видения и понимания". Кроме указанной негативной причины, существует и причина позитивная. "Человек стремится каким-то адекватным способом создать в себе простую и ясную картину мира для того, чтобы оторваться от мира ощущений, чтобы в известной степени попытаться заменить этот мир созданной таким образом картиной. Этим занимается художник, поэт, теоретизирующий философ и естествоиспытатель, каждый по-своему. На эту картину и ее оформление человек переносит центр тяжести своей духовной жизни, чтобы в ней обрести покой и уверенность, которые он не может найти в слишком тесном головокружительном круговороте собственной жизни". По мнению Эйнштейна, из общих положений теоретической физики путем чисто логической дедукции можно получить теорию всех явлений природы, включая жизнь, т.е. получить полноценную картину мира. Исходя из этого, Эйнштейн считает поиск наиболее общих элементарных законов природы высшим долгом физиков. Мы не будем здесь оспаривать возможность создания полноценной картины мира, исходя исключительно из законов физики, но обратим свое внимание на другое. Эйнштейн утверждает, что путь, который приводит к открытию общих элементарных законов природы (физики), не есть логический путь, но "только основанная на проникновении в суть опыта интуиция". Система теоретической науки практически однозначно определяется опытными данными, данными наблюдений, "хотя никакой логический путь не ведет от наблюдений к основным принципам теории". В этом однозначном соответствии между теоретической системой и опытными данными Эйнштейн видит как бы некую "предустановленную гармонию". Душевное состояние исследователя, способствующее поиску предустановленной гармонии, по мнению Эйнштейна, "подобно религиозности или влюбленности: ежедневное старание проистекает не из какого-то намерения или программы, а из непосредственной потребности" [4].

3. Гносеологическая схема

В письме к Морису Соловину [5] Альберт Эйнштейн предлагает схему, иллюстрирующую его видение гносеологических вопросов. Здесь еще раз Эйнштейн подчеркивает, что связь непосредственных данных Е нашего чувственного опыта с теоретической системой аксиом А (основными принципами теории) не логическая, но интуитивная, психологическая, постоянно возобновляемая. Из системы аксиом А "логически выводятся частные утверждения S, которые могут претендовать на строгость". Эти утверждения S сопоставляются с опытом Е. Такое сопоставление также нелогично, но интуитивно. В тоже время отношение между S и E гораздо менее неопределенно, чем отношение между А и Е, и устанавливается с высокой степенью достоверности. По словам Эйнштейна, "квинтэссенцией всего этого является извечная проблема соотношения между миром идей и ощущений (чувственных восприятий)" [5].

 []

Рис. 1 - Гносеологическая схема

Согласно Эйнштейну, творческий рывок вверх от мира ощущений (чувственных восприятий) Е к миру идей (системе аксиом) А происходит при содействии особого состояния души, подобного религиозности (или влюбленности).

4. Космическое религиозное чувство

Наиболее подробно свое отношение к религии Альберт Эйнштейн выразил в работе "Религия и наука" [6]. Великий физик считал, что религии порождены исключительно человеческим фактором, человеческими потребностями, и не верил в фактор сверхъестественный, в Божественное откровение. Мы не будем в данный момент оспаривать это; к этому вопросу мы еще вернемся позже. По мнению Эйнштейна, у первобытных людей прежде всего страх вызывает религиозные представления, страх перед голодом, дикими зверями, болезнями, страх перед смертью. В силу своего малого знания законов природы первобытные люди придумывают некое существо - божество, от которого зависит их жизнь. Пытаясь умилостивить это божество, люди совершают различные ритуалы и приносят жертвы. Значительную роль в сохранении религии играет жреческая каста, которая объединяется с правящей кастой. Религии первобытных людей Эйнштейн назвал религиями страха. Продолжая свою мысль, великий физик-теоретик утверждает, что в более развитых обществах источником религиозности являются общественные чувства: стремление обрести высшее руководство, любовь и поддержку. Ибо человеческое руководство со стороны родителей и вождей не полно, не вечно и не является непогрешимым. Только вечный Бог непогрешим и является хранителем, утешителем и судьей как отдельно взятого человека, так и целых племен, народов и всей жизни на Земле. Эту концепцию бога Эйнштейн назвал социальной или моральной концепцией. По его словам, в Священном Писании просматривается превращение религии страха в религию моральную; продолжение такой эволюции обнаруживается в Новом Завете. Эйнштейн считал, что для обоих типов религий характерно антропоморфное понимание бога. Далее Эйнштейн утверждает, что существует более высокая, третья ступень религиозного чувства, на которой преодолевается антропоморфное представление о боге, это - "космическое религиозное чувство", которое редко встречается в чистом виде, и которое присутствует лишь в особенно развитых обществах и у особенно выдающихся личностей. Надо понимать так, что к последним физик причисляет и себя самого. В чем суть этого чувства? Эйнштейн объясняет нам так: "индивидуум ощущает ничтожность человеческих желаний и целей, с одной стороны, и возвышенность и чудесный порядок, проявляющийся в природе и в мире идей, - с другой. Он начинает рассматривать свое существование как своего рода тюремное заключение и лишь всю Вселенную в целом воспринимает как нечто единое и осмысленное". Эйнштейн видел зачатки космического религиозного чувства в некоторых псалмах Давида и книгах пророков Ветхого Завета, а также в буддизме. По мнению Эйнштейна, "религиозные гении всех времен были отмечены этим космическим религиозным чувством, не ведающим ни догм, ни бога, сотворенного по образу и подобию человека. Поэтому не может быть церкви, чье основное учение строилось бы на космическом религиозном чувстве. Отсюда следует, что во все времена именно среди еретиков находились люди, в весьма значительной степени подверженные этому чувству, которые своим современникам часто казались атеистами, а иногда и святыми. С этой точки зрения люди, подобные Демокриту, Франциску Ассизскому и Спинозе, имели много общего". Эйнштейн считает, что космическое религиозное чувство передается людям и воспитывается в людях благодаря искусству и науке. Далее Эйнштейн говорит, что науку и религию в историческом срезе придется считать непримиримыми противоположностями. "Для того, кто всецело убежден в универсальности действия закона причинности, идея о существе, способном вмешиваться в ход мировых событий, абсолютно невозможна... Такой человек ничуть не нуждается в религии страха. Социальная, или моральная, религия также не нужна ему. Для него бог, вознаграждающий за заслуги и карающий за грехи, немыслим по той простой причине, что поступки людей определяются внешней и внутренней необходимостью, вследствие чего перед богом люди могут отвечать за свои деяния не более, чем неодушевленный предмет за то движение, в которое он оказывается вовлеченным". Как видно, Эйнштейн не верил в Божий промысел и не верил в Бога Судью. Более того, получается, что он не считал человека ответственным перед Богом за свои поступки, потому что человек якобы не имел свободы выбора, а действовал механически, как неодушевленный предмет под действием внешней силы. В тоже время Эйнштейн считает, что "этическое поведение человека должно основываться на сочувствии, образовании и общественных связях". Непонятно, правда, как можно призывать человека к той или иной этике, если мы не имеем свободы воли! В этом, конечно, противоречивость тезисов Эйнштейна. Другим слабым звеном в цепи рассуждений Эйнштейна является смешивание им достижений тех или иных наук с чисто философской концепцией о всеобщей причинности в мире. Но вернемся к работе [6] в плане космического религиозного чувства. Эйнштейн заканчивает свою статью словами: "... я утверждаю, что космическое религиозное чувство является сильнейшей и благороднейшей из пружин научного исследования. Только те, кто сможет по достоинству оценить чудовищные усилия и, кроме того, самоотверженность, без которых не могла бы появиться ни одна научная работа, открывающая новые пути, сумеют понять, каким сильным должно быть чувство, способное само по себе вызвать к жизни работу, столь далекую от обычной практической жизни. Какой глубокой уверенностью в рациональном устройстве мира и какой жаждой познания даже мельчайших отблесков рациональности, проявляющейся в этом мире, должны были обладать Кеплер и Ньютон, если она позволила им затратить многие годы упорного труда на распутывание основных принципов небесной механики! Тем же, кто судит о научном исследовании главным образом по его результатам, нетрудно составить совершенно неверное представление о духовном мире людей, которые, находясь в скептически относящемся к ним окружении, сумели указать путь своим единомышленникам, рассеянным по всем землям и странам. Только тот, кто сам посвятил свою жизнь аналогичным целям, сумеет понять, что вдохновляет таких людей и дает им силы сохранять верность поставленной перед собой цели, несмотря на бесчисленные неудачи. Люди такого склада черпают силу в космическом религиозном чувстве. Один из наших современников сказал, и не без основания, что в наш материалистический век серьезными учеными могут быть только глубоко религиозные люди" [6].

5. Атеист, святой или пантеист?

Я думаю, что мы сильно ошибемся, если посчитаем Эйнштейна атеистом или, наоборот, святым, ибо мы повторим ошибку тех, которые считали атеистами или святыми выдающиеся личности, подверженные космическому религиозному чувству (вспомним эти слова Эйнштейна). Но мы не ошибемся, если назовем великого физика пантеистом*, по представлениям которого во Вселенной царствует Божественная гармония и разумность, и для которого Вселенная и Бог фактически отождествляются.

* Примечание: Пантеизм - философское учение, максимально сближающее понятия "бог" и "природа" с тенденцией к их отождествлению. Пантеизм существовал в двух формах: натуралистический пантеизм (стоики, Бруно, отчасти Спиноза) одухотворяет природу, наделяя ее божественными свойствами, и как бы растворяет бога в природе (бесконечный разум, мировая душа и т. п.); мистический пантеизм (Экхарт, Николай Кузанский, Бёме, Мальбранш), или "панентеизм" (греч. pan en theo- все в боге), растворяет природу в боге [Значение слова "ПАНТЕИЗМ".

http://www.slovarik.info/philosophical/76/53713.html ]

Приведем еще несколько характерных цитат Эйнштейна, взятых из работ [7-11], и подтверждающих наш вывод о его пантеистическом мировоззрении. "Основой всей научной работы служит убеждение, что мир представляет собой упорядоченную познаваемую сущность. Это убеждение зиждется на религиозном чувстве. Мое религиозное чувство - это почтительное восхищение тем порядком, который царит в небольшой части реальности, доступной нашему слабому разуму". "Каждый естествоиспытатель должен обладать своеобразным религиозным чувством, ибо он не может представить, что те взаимосвязи, которые он постигает, впервые придуманы именно им. Он ощущает себя ребенком, которым руководит кто-то из взрослых. Мы можем познавать Вселенную лишь посредством наших органов чувств, косвенно отражающих объекты реального мира". "Я смотрю на картину, но мое воображение не может воссоздать внешность ее творца. Я смотрю на часы, но не могу представить себе, как выглядит создавший их часовой мастер. Человеческий разум не способен воспринимать четыре измерения. Как же он может постичь бога, для которого тысяча лет и тысяча измерений предстают как одно?" [7]. "Перед богом мы все одинаково умны, точнее - одинаково глупы" [8]. "Самое прекрасное и глубокое переживание, выпадающее на долю человека, - это ощущение таинственности. Оно лежит в основе религии и всех наиболее глубоких тенденций в искусстве и науке. Тот, кто не испытал этого ощущения, кажется мне, если не мертвецом, то во всяком случае слепым. Способность воспринимать то непостижимое для нашего разума, что скрыто под непосредственными переживаниями, чья красота и совершенство доходят до нас лишь в виде косвенного слабого отзвука, - это и есть религиозность. В этом смысле я религиозен. Я довольствуюсь тем, что с изумлением строю догадки об этих тайнах и смиренно пытаюсь мысленно создать далеко не полную картину совершенной структуры всего сущего" [9]. "Моя религия состоит в чувстве скромного восхищения перед безграничной разумностью, проявляющей себя в мельчайших деталях той картины мира, которую мы способны лишь частично охватить и познать нашим умом. Эта глубокая эмоциональная уверенность в высшей логической стройности устройства вселенной и есть моя идея Бога" [10]. Рассказывают, будто однажды Эйнштейна спросили, верит ли он в Бога, и знаменитый физик ответил, что он верит в бога Спинозы, который проявляет себя в упорядоченной гармонии сущего, но не в бога, который интересуется судьбами и поступками человеческих существ [11].

Таким образом, на примере Альберта Эйнштейна мы видим, что религиозная потребность души ученого не препятствует его научным исследованиям, но наоборот способствует им, поскольку держится на вере, что вселенная устроена рационально и в высшей степени логически стройно. Подчеркнем этот важный вывод.

 []

6. Место космического религиозного чувства в системе религий

Сейчас мы попытается определить место космического религиозного чувства в системе религий. Действительно ли, как полагал Эйнштейн, космическое религиозное чувство есть высший тип религиозности? На наш взгляд, классификация религий, предложенная Эйнштейном, далека от совершенства, и выдает своего автора как крайнего индивидуалиста. Восхищение красотой и гармонией окружающей природы, рациональностью ее устройства лежит в основе естественной религиозности человека. В основе естественной религиозности лежат и переполняющая радость бытия и озадаченность такими проблемными вопросами, как смысл жизни, рождение и смерть человека. Благодаря естественной религиозности человека существуют так называемые естественные религии. В естественных религиях народ, имея чувство Бога, создавал образ Его в соответствии с уровнем своего нравственного, интеллектуального и духовного развития. Среди естественных, языческих религий, вероятно, можно отыскать "религии страха", как их классифицировал Эйнштейн; однако, далеко не все языческие религии являются религиями страха. Например, в развитых обществах, таких как древняя Греция и древний Рим, вряд ли человек переживал больше страха, чем человек современного общества. Поэтому древнегреческую и древнеримскую языческие религии никак не назовешь религиями страха. Также и современное неоязычество не назовешь религией страха. Эйнштейновское космическое религиозное чувство - это не высший тип религиозности, как думал знаменитый физик-теоретик, но утонченная форма естественной религиозности. Такая форма религиозности присуща некоторым людям с тонкими душевными струнами и повышенной способностью к абстрактному мышлению.

Но, кроме естественных религий, существуют еще религии откровения: ветхозаветная религия, христианство. Здесь мы действительно имеем религии высшего типа, ибо в основе религий откровения лежит сверхъестественное откровение Бога о Самом Себе, переданное человечеству через пророков, через Сына Божия Иисуса Христа и Его апостолов, и записанное в Священном Писании. Таким образом, основополагающие истины религий откровения не являются следствием человеческих фантазий или философских умозаключений, проецирующих отдельные свойства человека и природы на идею Бога. В этом важнейшая и принципиальная особенность религий откровения. По всей видимости, под классифицируемыми Эйнштейном "социальными или моральными религиями" подразумевались религии откровения. Религии откровения не исключают и человеческого фактора - естественной религиозности. Но, в отличие от естественных религий, религии откровения объясняют нам, откуда в душе человека существует естественная религиозность. Естественная религиозность - это голос Божий, звучащий в душе человека, ибо человек был создан Богом, причем создан по образу Божию, как говорит откровение. Потому то человек и способен воспринимать голос Божий в своей душе. Естественная человеческая способность восхищаться красотой и гармонией окружающей вселенной в христианстве имеет серьезное мировоззренческое обоснование, и вот какое: вера во всемогущество, благость и премудрость Творца в качестве следствия предполагает существование гармонии и рациональности в устройстве сотворенного Им мира, а также предполагает способность человека воспринимать эти свойства вселенной. Ниже мы еще вернемся к этому моменту.

7. Предустановленная гармония между законами природы и математическими структурами

Мы уже показали, что существование предустановленной гармонии между теоретической системой физики и опытными данными было для Эйнштейна своего рода религиозным догматом, и не имело какого либо философского обоснования. А поиск и нахождение указанной предустановленной гармонии сопровождался религиозным переживанием, проявлением космического религиозного чувства.

Эйнштейн жил и творил в ту эпоху, когда физика становилась все более абстрактной и математичной. Вот как пишет В.П.Визгин о творчестве физиков XX-го столетия: "Включение обнаруженных с помощью наблюдений и экспериментов закономерностей, регулярностей природы в элегантные математические структуры, угадывание таких структур и последующее подтверждение их правильности, эффективности становится все более распространенным и мощным методом теоретического познания" [12]. Продуктивность указанного метода имеет своим основанием предустановленную гармонию между законами природы и математическими структурами. Эта предустановленная гармония сродни гармонии между опытными данными и теоретической системой, о которой говорил Эйнштейн. Факт существования предустановленной гармонии вынужден был отметить другой физик-теоретик, один из основателей квантовой теории Поль Дирак: "Природе присуща та фундаментальная особенность, что самые основные физические законы описываются математической теорией, аппарат которой обладает необыкновенной силой и красотой... Почему природа устроена именно так? На это можно ответить только одно: согласно нашим современным знаниям природа устроена именно так, а не иначе. Мы должны просто принять это как данное. Ситуацию, вероятно, можно было бы описать, сказав, что Бог является математиком очень высокого ранга и что он при построении Вселенной использовал математику высшего уровня" [12]. Воинствующий атеист Дирак не мог подобрать слов лучше для того, чтобы охарактеризовать ситуацию**!

** - При поверхностном взгляде может показаться, что Дирак всего лишь использовал метафорическое выражение. Но никто не мешал ему обойтись без понятия Бога, как например это сделал Бурбаки или Арнольд (см. ниже). Но однако же Дирак предпочел выразиться именно так, а не иначе. Истина, пусть и в устах атеиста, все равно пролагает себе дорогу и звучит в дословном смысле высказанной мысли.

Исследуя историю естествознания, еще один физик-теоретик, один из основателей квантовой теории Вернер Гейзенберг отмечал, что впервые мысль о том, что математический порядок, математическая гармония "является тем первопринципом, на основании которого может стать понятным все многообразие явлений", вероятно, возникла в античной философии у Пифагора и у Платона. Фактически в этой плодотворной мысли "предвосхищена вся программа современного точного естествознания". Гейзенберг подчеркивает также, что "значение прекрасного для отыскания истины признавалось и особо отмечалось во все времена" [13] (см. также приложение).

А вот как говорил известный математик Н.Бурбаки: "В своей аксиоматической форме математика представляется скоплением абстрактных форм - математических структур, и оказывается (хотя и неизвестно почему), что некоторые аспекты экспериментальной действительности как будто в результате предопределения укладываются в некоторые из этих форм" [12].

Но почему существует эта предустановленная гармония, это предопределение? Безбожные наука и философия не знают ответа на сей вопрос. Российский математик, академик Арнольд, комментируя современную ситуацию во взаимоотношениях физики и математики, говорил, что фундаментальные физические законы просто описываются в чисто геометрических терминах, причем этот факт остается таинственным и сегодня. (В свое время этот факт настолько поразил Исаака Ньютона, что он счел его доказательством существования Бога) [12]. Так современный ученый отмечает таинственность математичности фундаментальных законов физики. Ученым и философам остается только верить в эту математичность. Мы уже знаем, что верил в математичность природы и Альберт Эйнштейн. Утонченное естественное религиозное чувство выдающегося физика угадывало в этом существование Бога, но не более как бога языческого, бога безличного, бога-природу. Математичность природы являлась проявлением божественных ее свойств, проявлением бога в природе. Бог Эйнштейна не возвышался до христианского Бога Творца, Бога живого и личного.

Таким образом, мы ответили на вопросы, поставленные во введении к настоящей статье. Мы познакомились с точкой зрения одного из самых выдающихся ученых XX-го столетия Альберта Эйнштейна, узнали тот смысл, который вкладывал великий физик-теоретик в религиозную терминологию, в понятия Бог и религия. Мы узнали о том, что религиозное чувство, интуитивно прозревающее красоту, рациональность и математичность вселенной, способствует научному исследованию окружающего мира. Это чувство служит мотивацией для исследователя.

Но теперь мы считаем целесообразным продвинуться дальше и перевыполнить установленный вначале план. Мы собираемся показать, что философское и богословское обоснование рациональности, математичности и гармоничности материального мира, а также его познаваемости нам может дать религия откровения - христианское вероучение.

8. Христианское обоснование рациональности, гармоничности и познаваемости вселенной

Согласно христианскому вероучению, Бог всемогущ (Быт. 17: 1; Пс. 32: 9; Лк. 1: 37), всеблаг (Пс. 24: 8; Мф. 19: 17), премудр (Иер. 10: 12; Иак. 1: 5; Римл. 11: 33, 14: 26; 1 Кор. 2: 7; 1 Тим. 1: 17). Богу присущи и другие важнейшие свойства, которые в настоящей работе мы не будем рассматривать, ограничившись тремя вышеназванными. Всемогущество Творца выражается в том, что для Него нет ничего невозможного, Бог все может сделать, что пожелает. Бог сотворил мир из ничего и установил законы природы. Благость Божия выражается в том, что Бог в высшей степени любит нас всех, Он дает все, что нужно нам для жизни. Все, что мы видим на небе и на земле, Творец сотворил для блага и пользы людей. Премудрость Божия проявляется в устройстве видимой природы, в строении и поведении всех тварей, в Божием промысле о всякой твари и о человеке, ведущем его к обожению. Дискурсивное мышление и интуиция подсказывают нам, что вера во всемогущество, благость и премудрость Творца влечет в качестве следствия, с одной стороны, красоту, гармоничность и рациональность в устройстве сотворенного Им мира, т.е. такие свойства мира, которые подлежат непосредственному восприятию и осмыслению, с другой стороны, предполагает способность человека воспринимать данные Богом свойства вселенной и осмысливать их, ибо человек призван осваивать материальный мир. Остановимся на этом вопросе подробнее.

То, что мы показали в качестве следствия Божественных атрибутов, имеет и самостоятельное обоснование в Божественном откровении. Итак, отталкиваясь от Священного Писания и Священного Предания Православной Церкви, мы можем найти обоснование двух важных положений. Первое положение состоит в том, что вселенная устроена рационально, гармонично и математично. Второе положение заключается в том, что человек способен постигать устройство вселенной, а также прозревать за творениями Самого Творца.

Начнем с первого. Бог Творец Своим всемогуществом, благостью и премудростью создает материальный мир совершенным и гармоничным: "И увидел Бог, что это хорошо" (Быт. 1). Даже грехопадение прародителей не смогло полностью перечеркнуть совершенство вселенной, упорядоченности видимого космоса. Царь, пророк и псалмопевец Давид восклицает: "Как многочисленны дела Твои, Господи! Все соделал Ты премудро; земля полна произведений Твоих" (Пс. 103: 24). И в другом месте: "Небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает твердь. День дню передает речь, и ночь ночи открывает знание" (Пс. 18: 2-3). Царь и мудрец Соломон говорит: "Господь премудростью основал землю, небеса утвердил разумом; Его премудростью разверзлись бездны, и облака кропят росою" (Притч. 3: 19-20). И в другом месте подчеркивает рациональность и математичность природы, утверждая, что Творец: "...все расположил мерою, числом и весом" (Прем. 11: 21). А вот как о гармоничности вселенной ведет речь Св. Василий Великий в своих "Беседах на Шестоднев": "Но Бог, прежде нежели существовало что-нибудь из видимого ныне, положив в уме и подвигшись привести в бытие не сущее, вместе и помыслил, каким должен быть мир, и произвел материю соответственную форме мира. Для неба отделил Он естество, приличное небу, и в форму земли вложил сущность, свойственную земле и для нее потребную. Огню же, воде, воздуху и формы дал, какие хотел, и в сущность их привел, как требовало умопредставление каждой из творимых вещей. И целый мир, состоящий из разнородных частей, связал Он каким-то неразрывным союзом любви в единое общение и в одну гармонию; так что части, по положению своему весьма удаленные одна от другой, кажутся соединенными посредством симпатии" [14]. И в другом месте говорит об установлении во вселенной упорядоченности и о действии законов природы: "последовательный порядок природы, получив начало с первым [Божиим] повелением, простирается на все последующее время, пока не достигнет общаго скончания вселенной" [14]. Св. Григорий Богослов (из "слова 45-го на Святую Пасху") обращает внимание на красоту, гармоничность и целесообразность в устройстве материального мира: "... это есть стройный состав неба, земли и того, что между ними, удивительный по прекрасным качествам каждой вещи, и еще более достойный удивления по стройности и согласию целого, в котором и одно к другому и все ко всему состоит в прекрасном соотношении, служа к полноте единого мира" [15]. Итак, мир устроен прекрасно, гармонично, рационально и математично, ибо его сотворил Великий Разум.

Перейдем ко второму положению. Человек был создан Творцом, с одной стороны, из праха земного, с другой стороны, Бог вдохнул в него дух жизни (Быт. 2: 7). Поэтому человек существо материальное и одновременно духовное. Первым качеством человека подчеркивается принадлежность его миру вещественному, материальному; человек имеет органическое родство с материальной вселенной. Значение материальной стороны человека настолько велико, что Сам Сын Божий воплотился в человеческом теле и прожил жизнь человеческую до зрелости! (Ни в одной религии, кроме христианства, нет подлинного Боговоплощения, настоящего соединения материального человеческого тела и Божественного Духа.) Родство человека с материальным миром подчеркивает неотчужденность нас от видимой вселенной, способность вибрировать в такт ее ритмов. Второе качество человека говорит о принадлежности его миру духовному; человек был создан по образу Божию, по образу невидимого Духа Божия, имея ум, волю и чувства. Весь материальный мир был создан Творцом для человека. Человек, будучи царем вселенной, призван изучать и осваивать этот мир. "И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими (и над зверями,) и над птицами небесными, (и над всяким скотом, и над всею землею,) и над всяким животным, пресмыкающимся по земле" (Быт. 1: 27, 28). Псалмопевец Давид поет песнь: "Когда взираю я на небеса Твои - дело Твоих перстов, на луну и звезды, которые Ты поставил, то что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его: овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских, все, преходящее морскими стезями. Господи, Боже наш! Как величественно имя Твое по всей земле!" (Пс. 8: 4-10). "Для человека создал Бог небо, украшаемое звездами, для человека создал Он землю - и люди возделывают ее для себя. Не чувствующие такого Божия промышления несмысленны душою", - утверждает прп. Антоний Великий [16]. А прп. Симеон Новый Богослов так говорит: "Бог вначале создал человека царем всего земного, и не только земного, но и того, что находится под кровом небесным: ибо и солнце, и луна, и звезды созданы для человека" [16]. Мудрец Соломон ведет свою речь о том, что, созерцая великолепие вселенной, человек должен прозревать ее Творца: "Подлинно суетны по природе все люди, у которых не было ведения о Боге, которые из видимых совершенств не могли познать Сущего и, взирая на дела, не познали Виновника, а почитали за богов, правящих миром, или огонь, или ветер, или движущийся воздух, или звездный круг, или бурную воду, или небесные светила. Если, пленяясь их красотою, они почитали их за богов, то должны были бы познать, сколько лучше их Господь, ибо Он, Виновник красоты, создал их. А если удивлялись силе и действию их, то должны были бы узнать из них, сколько могущественнее Тот, Кто сотворил их; ибо от величия красоты созданий сравнительно познается Виновник бытия их" (Прем. 13: 1-5). О том же проповедует апостол Павел: "...Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы..." (Римл. 1: 20). А вот как св. Иоанн Златоуст (из "9-ой беседы о статуях") говорит о том, что видимая материальная природа есть книга, по которой узнаем мы о Боге: "Видел ты величие? Подивись могуществу Создавшего. Видел красоту? Изумись премудрости Украсившего. Это же объясняя, и пророк сказал: небеса поведают славу Божию (Пс. 18: 1). Как, скажи мне, поведают? Голоса они не имеют, уст не получили, языка у них нет: как же поведают? Самым видом. Когда увидишь красоту, величие, высоту, положение, вид, столь долговременное существование, - то, как бы слыша голос и научаемый видом, ты покланяешься Создателю..." [15]. "Мы, люди, введены в мир сей как бы в общее училище: нам, получившим ум, имеющим глаза для наблюдения, повелено, как бы по некоторым письменам, по устройству и управлению вселенной познавать Бога", - учит нас св. Василий Великий [16]. О том же ведет речь прп. Антоний Великий: "Для чего создан человек? Для того, чтобы, познавая творения Божии, он зрел Самого Бога и прославлял Создавшего их для человека; ум, любовью к Богу прилепленный (боголюбец и боголюбезный), есть невидимое благо, от Бога даруемое достойным за добрую жизнь" [16]. Отечественная философская мысль устами замечательного русского ученого М.В.Ломоносова утверждает, что Бог преподнес человечеству две книги - видимый мир и Священное Писание, по которым мы постигаем истину: "Создатель дал роду человеческому две книги; в одной показал Свое величество, а в другой - Свою волю. Первая - видимый сей мир. Им созданный, чтобы человек, смотря на огромность, красоту и стройность Его создания, признал Божественное Всемогущество, по мере себе дарованного понятия. Вторая - Священное Писание. В ней показано Создателево благоволение к нашему спасению. В сих пророческих и апостольких боговдохновенных книгах истолкователи и изъяснители суть великие церковные учители. А в книге сложения видимого мира сего суть: физики, математики, астрономы и прочие изъяснители Божественных в натуру влиянных действий суть таковы, каковы в оной книге пророки, апостолы и церковные учители. Не здраво рассудителен математик, ежели он хочет Божескую волю вымерять циркулем. Таков же и богословия учитель, если он думает, что по псалтири научиться можно астрономии и химии. Толкователи и проповедники Священного Писания показывают путь к добродетели, представляют награждение праведным, наказание законопреступным и благополучие жития с волею Божиею согласованного. Астрономы открывают храм Божественной силы и великолепия, изыскивают способы их ко временному нашему блаженству, соединенному с благоговением и благодарением ко Всевышнему. Обе обще удостоверяют нас не только в бытии Божием, но и в несказанных к нам Его благодеяниях" [17]. Итак, человек не только способен, но и призван осваивать мир и постигать устройство вселенной, а также видеть за творениями Самого Творца.

Думается, что даже такого неполного цитирования достаточно, чтобы обосновать обсуждаемые здесь два положения. Оба тезиса находят опору в Божественном откровении, в христианским догматах. Теперь же мы рассмотрим, как структурируется человеческое знание и, в частности, наше знание о вселенной. Обсудим, существует ли психологическая мотивация к исследованию природы.

9. Созерцание Божественных идей

Согласно Православному вероучению, Творец создал мир в соответствии со Своим замыслом, в соответствии с предвечными Божественными идеями (логосами). Божественные идеи являются прообразами, согласно которым Бог предопределил и произвел все существующее. Поэтому мир рационален по своей природе, и каждое явление имеет разумную причину, каждое действие - разумную цель; материальный мир как совокупное целое управляется законами природы. Каждой тварной вещи, каждому явлению или процессу соответствует своя идея, свой логос. Как элементы во множестве, так логосы отдельных вещей содержатся в более общих логосах. Все логосы (идеи) содержатся в ипостасном Логосе, т.е. во втором Лице Пресвятой Троицы [18]. (Впрочем, рациональность мира и действующая в нем причинность не исключают возможность чуда, когда Сам Бог вмешивается в мировые события и препобеждает установленные Им же законы.)

Второе Лицо - Бог Сын определяет законы, по которым живет сотворенный мир, и является первоначалом и конечной целью всего сотворенного. Он же осуществляет Божественный промысел. Он, как Судия, определяет конечную судьбу каждого тварного существа. Логосы Бога Сына делятся на три вида: логосы естества, логосы промысла и логосы суда. Нас интересуют логосы (идеи) естества, т.е. законы природы и прообразы тварных вещей. В логосах естества как бы содержится весь сотворенный материальный и духовный мир. Человек, исследуя природу, созерцает логосы (идеи) естества. Вот как об этом пишет прп. Максим Исповедник, св. отец, который наиболее подробно разработал учение о Божественных идеях: "Идеи (логосы) сущего, прежде век предустановленные Богом, как знает Он Сам, - те, которые у божественных мужей обычно называются также благими хотениями (Божиими) - хотя и невидимы, однако созерцаются (нами), будучи "помышляемы" через рассматривание творений. Ибо все творения Божии, с должным искусством умозрительно созерцаемые нами по естеству, возвещают нам сокровенно те идеи, по которым они получили бытие, и вместе с собой выявляют в каждом творении Божие намерение" [18].

Итак, человек, исследуя вселенную, на этапе абстрагирования в уме созерцает Божественные идеи, управляющие миром, настолько, насколько ему это возможно. Человек созерцает идеи (логосы) в творческом рывке вверх от мира чувственных восприятий к теоретической системе науки, как это изобразил Эйнштейн в своей гносеологической схеме (см. п. 3), и как он справедливо заметил, что "квинтэссенцией всего этого является извечная проблема соотношения между миром идей и ощущений (чувственных восприятий)" [5]. Полученное в результате созерцания знание структурируется соответственно содержанию Божественных идей (логосов).

Рассмотрим психологическую мотивацию к исследованию природы, к созерцанию Божественных идей. Для Альберта Эйнштейна такой мощной мотивацией было космическое религиозное чувство. Открывая тот или иной закон природы, великий физик созерцал и переживал "...возвышенность и чудесный порядок, проявляющийся в природе и в мире идей..." [6]. Другой физик-теоретик Вернер Гейзенберг считал, что одним из стимулов к поиску научной истины является чувство завершенности и абстрактной красоты, переживаемое при ее установлении. По мнению еще одного выдающегося физика-теоретика Вольфганга Паули, в душе человека существуют психологические структуры, служащие мостом между идеями и чувственным восприятием внешних явлений. Эти психологические структуры суть архетипы, "образы, насыщенные ярким эмоциональным переживанием, которые не мыслятся, а как бы наглядно созерцаются". Эти "образы выражают нечто предчувствуемое, но еще не познанное". Они "действуют как упорядочивающие операторы и формирующие факторы", направляющие человеческий разум к созерцанию идей, при этом сами предданные образы находятся не в сознании, но в бессознательной части души. В случае открытия ученый переживает радость научного познания, которая происходит от совпадения таких предданных образов с поведением внешних объектов. Судя по всему, Гейзенберг был согласен с такой точкой зрения Паули [13] (см. также приложение). С христианской точки зрения можно полагать, что архетипы, образы вложены в душу человека Богом. Вседержитель содержит в Себе Божественные идеи, а сотворенный по образу Божию человек содержит в своей душе архетипы, предданные образы, ведущие к созерцанию идей. Благодаря этому благому, премудрому замыслу Творца у человека существует возможность восходить от мира чувственных данных к стройной системе идей и переживать при этом чувство завершенности и абстрактной красоты, трепет перед прекрасным, радость открытия.

Заключение

Мы с вами узнали, какой смысл вкладывал один из величайших физиков-теоретиков XX-го столетия Альберт Эйнштейн в религиозную терминологию. Религией для Эйнштейна была вера в рациональное устройство вселенной, в существование объективной естественнонаучной истины. Как говорил сам Эйнштейн: "...глубокая эмоциональная уверенность в высшей логической стройности устройства вселенной и есть моя идея Бога". Знаменитый физик верил в пантеистического бога Спинозы, который проявляет себя в упорядоченной гармонии сущего, и который как бы растворяется в природе.

Мы установили также, что религиозное чувство, интуитивно прозревающее красоту, гармоничность и математичность вселенной, является мощным стимулом для научного исследования природы. Для Эйнштейна это было "космическое религиозное чувство", как он сам его охарактеризовал; это был догмат веры физика-теоретика. Для христианина же это чувство естественно вытекает из самого духа христианства, и связано с догматами о всемогуществе, благости и премудрости Творца и о гармоничном, премудром устройстве сотворенного Им мира. Исследуя тварный мир, ученый созерцает Божественные идеи, прообразы, согласно которым Творец предопределил и произвел все существующее.

Литература

1. Альберт Эйнштейн. Пер. с нем. Зелиг К., М.: Атомиздат, 1964. - 208 с.

2. Альберт Эйнштейн. Природа реальности. Беседа с Рабиндранатом Тагором. Собрание научных трудов. Т. 4. Статьи, рецензии, письма. Эволюция физики. М.: Изд-во "Наука", 1967. - С. 130-133.

http://scepsis.ru/library/id_47.html

3. Альберт Эйнштейн. Автобиографические заметки. Собрание научных трудов. Т. 4. Статьи, рецензии, письма. Эволюция физики. М.: Изд-во "Наука", 1967. - С. 259-293.

4. Альберт Эйнштейн. Мотивы научного исследования. Собрание научных трудов. Т. 4. Статьи, рецензии, письма. Эволюция физики. М.: Изд-во "Наука", 1967. - С. 39-41.

http://www.jnana.ru/science/einstein_motiv.html

5. Альберт Эйнштейн. Письма к Морису Соловину. Собрание научных трудов. Т. 4. Статьи, рецензии, письма. Эволюция физики. М.: Изд-во "Наука", 1967. - С. 569-570.

6. Альберт Эйнштейн. Религия и наука. Собрание научных трудов. Т. 4. Статьи, рецензии, письма. Эволюция физики. М.: Изд-во "Наука", 1967. - С. 126-129.

http://www.skeptik.net/religion/science/einstein.htm

или

http://vera.mipt.ru/science/story/enc.html

или

http://portal-credo.ru/site/?act=lib&id=1250

7. Альберт Эйнштейн. О науке. Собрание научных трудов. Т. 4. Статьи, рецензии, письма. Эволюция физики. М.: Изд-во "Наука", 1967. - С. 142-144.

8. Альберт Эйнштейн. Разное. Собрание научных трудов. Т. 4. Статьи, рецензии, письма. Эволюция физики. М.: Изд-во "Наука", 1967. - С. 144-146.

9. Альберт Эйнштейн. Мое кредо. Собрание научных трудов. Т. 4. Статьи, рецензии, письма. Эволюция физики. М.: Изд-во "Наука", 1967. - С. 175-176.

http://scepsis.ru/library/id_42.html

или

http://atheismru.narod.ru/Atheism/People_of_science/Einstein03.htm

10. Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Наука и религия.

http://st-nikolas.orthodoxy.ru/newmartyres/luka/luka_pred.html#beg

11. "РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА": "Завидую верующим. Но не верю". Из интервью Виталия Гинзбурга.

http://www.portal-credo.ru/site/print.php?act=monitor&id=9307

12. В.Визгин. Догмат веры физика-теоретика. Бог является математиком очень высокого ранга. Предустановленная гармония между чистой математикой, аналитической механикой и физикой.

http://science.ng.ru/magnum/1999-11-17/5_dogmat.html

13. Гейзенберг В. Шаги за горизонт: Пер. с нем. М.: "Прогресс". - 1987. - 368 с.

http://mindspring.narod.ru/lib/phil/gaisenberg.html

или

http://www.philsci.univ.kiev.ua/biblio/Gejzenberg.html

14. Василий Великий, архиепископ Кесарийский. Беседы на Шестоднев.

http://acadclasses.narod.ru/lib/basile1.htm или

http://lib.eparhia-saratov.ru/books/03v/vasily/shestodnev/contents.html

15. Вера и жизнь христианская. По учению святых отцов и учителей Церкви. Составил профессор Николай Сагарда. Паломник, 1996.

16. Антропология.

http://optina.org.ru/books/sokrovistchnitsa/a/antropologia/alltext.htm

17.Священноисповедник Лука архиепископ Симферопольский. Наука и религия.

http://www.st-nikolas.orthodoxy.ru/newmartyres/luka/luka_oglav.html

18. Архимандрит Исаия. Догматическое богословие

http://apologia.narod.ru/basis/bogoslovie/alipiy_isaija/alipiy.htm

Январь 2007


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) В.Старский "Трансформация 1"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"