Скосарь Вячеслав Юрьевич: другие произведения.

Загадка клинической смерти. Преддверие Рая или ада? (Приложения 3-9)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь приведены интересные дополнительные материалы о клинической смерти, в том числе мнения различных исследователей по данному вопросу.

Приложение 3

Большая медицинская энциклопедия. Глав. редактор академик Б.В.Петровский. Издание 3-е. М.: Изд-во "Советская энциклопедия", 1985.

(с сокращениями)

Том 10, С. 472.

Клиническая смерть - состояние организма, наступающее после прекращения сердечной деятельности и дыхания и продолжающееся 3-5 мин, т.е. до наступления необратимых изменений в высших отделах центральной нервной системы, - см. терминальные состояния.

[По некоторым данным клиническая смерть может длиться и дольше, до 20 и более мин, в зависимости от условий, в которых находится организм. Так, при низкой температуре, например, в ледяной воде, потребление кислорода клетками мозга уменьшено, следовательно больше запас резервов для длительного состояния клинической смерти и больше шансов для последующей реанимации человека - примечание автора].

Том 25, С. 22-26.

Терминальные состояния - состояния, пограничные между жизнью и смертью. К ним относятся состояния умирания, включая несколько стадий, и начальные этапы постреанимационного периода. В возникновении терминальных состояний основную роль играет гипоксия, а с началом умирания - обязательно та ее форма, которая связана с недостаточностью кровообращения. Процесс умирания захватывает все жизненные системы организма.

Принято различать трое "ворот смерти" - сердце, дыхательная система и мозг:

- поражение сердца является непосредственной причиной недостаточности или прекращения кровообращения, что и ведет к терминальному состоянию;

- нарушения функции дыхательной системы, приводящие к терминальному состоянию, могут быть связаны с поражением аппарата внешнего дыхания или изменениями газовой среды дыхания, нарушением транспорта кислорода или его утилизации тканями;

- мозг становится "воротами смерти" прежде всего при угнетении дыхательного центра, а затем - сосудодвигательного центра.

При умирании быстрее и с наибольшими последствиями для организма нарушения метаболизма развиваются в головном мозге. Так, при внезапном прекращении кровообращения из ткани мозга быстро исчезают необходимые для поддержания жизни вещества: основной субстрат энергетического обмена - глюкоза - исчезает в течение 1 мин; основные запасы гликогена - через 5 мин; фосфокреатин - через 1 мин; доступная для энергетического обмена АТФ - через 3-5 мин. При этом энергетический потенциал мозга достигает предельно низких значений через 7,5 мин. Постепенно происходит накопление в ткани отработанных веществ - развивается глубокий ацидоз ткани мозга. При медленном умирании идет накопление токсических веществ, таких как: ионы аммония NH4+, ненасыщенные жирные кислоты, лизосомные ферменты.

В преагональном состоянии возможен кратковременный период общего двигательного возбуждения, имеющего рефлекторную природу под действием защитных механизмов с целью вывести организм из угрожающей ситуации. Это отражается в виде десинхронизации ритмов на электроэнцефалограмме (ЭЭГ). Затем после короткой фазы усиления альфа-ритма происходит замедление колебаний на ЭЭГ с доминированием дельта-колебаний высокой амплитуды преимущественно в лобных областях. Это замедление примерно совпадает с потерей сознания, которое наступает после энергетического истощения мозга после фазы двигательного возбуждения. По мере углубления комы дельта-активность на ЭЭГ распадается на отдельные группы, разделенные интервалами электрического молчания. Длительность интервалов молчания возрастает вместе с падением амплитуды колебаний в группах медленных волн. Затем электрическая активность мозга полностью исчезает. В отдельных случаях внезапной остановки кровообращения дельта-активность не успевает развиться. При снижении кровотока до 15-16 мл/100 г/мин и ниже (до 8-10 мл/100 г/мин) происходит угнетение электрической активности головного мозга - мозг уже не функционирует, однако мозг еще сохраняет готовность немедленно восстановить свои функции, если увеличить кровообращение. Такое состояние может длиться неопределенно долго. При снижении кровотока до критической величины 8-10 мл/100 г/мин уже происходит деполяризация клеточных мембран, а если ниже, то начинается прогрессирующее развитие патологических изменений в ткани мозга.

Вслед за преагональным состоянием развивается терминальная пауза длительностью 1-4 мин: прекращается дыхание; останавливается сердце; исчезает реакция зрачков на свет, стволовые рефлексы, зрачки расширяются.

При окончании терминальной паузы развивается агония - этап умирания, который характеризуется активностью бульбарных отделов мозга [продолговатого мозга - примечание автора]. Одним из признаков агонии является терминальное (агональное) дыхание с характерными редкими, короткими, глубокими судорожными дыхательными движениями. Агония заканчивается с последним вздохом и последним сокращением сердца, после чего наступает клиническая смерть.

Клиническая смерть - обратимый этап умирания. В этом состоянии при внешних признаках смерти (отсутствие сердечных сокращений, самостоятельного дыхания и любых нервно-рефлекторных реакций на внешние воздействия) сохраняется потенциальная возможность восстановления жизненных функций организма. Обычно в условиях нормальной температуры клиническая смерть длится 3-5 мин. При реанимации за продолжительность клинической смерти следует брать не период между остановкой сердца и началом его работы, а период между остановкой сердца и началом реанимационных мероприятий, поддерживающих кровообращение. При продолжительном умирании от кровопотери, особенно при сочетании с травмой, длительность клинической смерти равна нулю, поскольку изменения в организме, несовместимые с жизнью, развиваются еще до остановки сердца.

Вслед за клинической смертью наступает смерть биологическая - истинная смерть, исключающая оживление.

Если проводились реанимационные мероприятия, то возможно развитие особой формы биологической смерти - смерти мозга, когда мозг уже биологически мертв, а тело еще биологически живо при его искусственном поддержании.

К терминальным состояниям относятся и состояние оживленного после реанимации организма. Они тоже имеют сложную патофизиологическую природу и могут вновь вернуть к смерти. В таком состоянии нестабильны все жизненные функции, что связано с полной дезорганизацией систем поддержания гомеостаза; возможно развитие комплекса постреанимационных форм патологических изменений в организме - постреанимационной болезни. Поэтому организму нужна квалифицированная медицинская помощь. Причиной постреанимационной болезни является сочетание тяжелых гипоксических изменений, возникающих в ходе умирания, накопления токсических веществ, с возобновлением метаболизма и оксигенизацией тканей. В первую очередь речь идет об изменениях в центральной нервной системе, а также др. органах. Возможно развитие новых патологических явлений, отсутствовавших при умирании, но практически все они являются результатом перенесенного умирания. В динамике восстановления организма на ЭЭГ могут появляться патологические феномены в виде судорожных потенциалов и ритмической активности альфа-диапазона, которые регистрируются на фоне глубокой комы и электрического молчания ЭЭГ или отдельных медленных комплексов. Основные патогенные факторы обычно проявляются в первые 30-60 мин после возобновления кровообращения; наибольшая неустойчивость организма длится первые 2-3 сут. При осложнениях этот период сильно затягивается.

Длительность клинической смерти и вероятность оживления могут быть увеличены только за счет профилактического снижения чувствительности организма, и прежде всего мозга, к гипоксии.

Приложение 4

Неговский В.А. Клиническая смерть глазами реаниматолога. Журнал "Человек", М., 1991, No 2.

В настоящее время в медицинской литературе появилось много научных трудов, посвященных теме умирания и оживления мозга. Эти процессы нередко сопровождаются (при агонии и в раннем постреанимационном периоде) некоторыми явлениями, сущность которых пока еще не достаточно выявлена ("видения", галлюцинаторная деятельность и др.). К сожалению, в некоторых зарубежных странах (в частности, в США) у ряда авторов появилась тенденция своеобразно толковать указанные явления как доказательства существования потустороннего мира. Опираются они главным образом на рассказы больных о их переживаниях в предсмертном состоянии (near-death). В качестве довода в пользу загробной жизни некоторые идеалистически настроенные ученые используют содержание рассказов больных, во многом сходные. Довод крайне несостоятельный: патологическая продукция умирающего или оживающего мозга в основном однотипна и не может быть иной у людей разных стран и народов. Ведь речь идет о мозге человека. Уровень эволюционной зрелости этого органа примерно одинаков везде. Структура мозга человека - едина. Это означает, что закономерности его умирания и оживления также однотипны.

Небезынтересно, по-видимому, привести некоторые примеры высказываний зарубежных авторов по поводу реальности "загробной жизни". Профессор психиатрии и психологии Э.Кюблер-Росс рассказывает со слов своего пациента, как он шел по тоннелю навстречу яркому свету и слышал какие-то голоса. Одна больная вспоминала, что в момент смерти появилась реанимационная бригада, а сама она наблюдала сверху все реанимационные процедуры, хотела что-то сказать, но не могла произнести ни слова. Другая женщина рассказала, как, умирая, она почувствовала, что покидает свое тело; наблюдала за попытками реанимационной бригады вернуть ей жизнь; слышала спор между врачами - продолжать или прекратить реанимацию; слышала, как врач пошутил, чтобы разрядить обстановку; затем она ощутила, что возвращается в свое тело. Будучи убежденным адептом концепции о потустороннем мире, автор безоговорочно, не подвергая анализу, принимает за истину все услышанное ею. Не менее любопытны в этом отношении и высказывания Дж.Вейса в его книге "Преддверие", где он приводит "достоверные", с его точки зрения, высказывания ряда авторов, и, в частности, беседу с умиравшей и возвращенной к жизни женщиной. Она внезапно почувствовала, что смотрит на себя и на группу окружающих ее лиц сверху, услышала голос медсестры: "Доктор, пульс исчезает...", потом очутилась в длинном тоннеле и, наконец, перед ней открылось пространство, залитое солнцем. Другой больной так вспоминал о своих переживаниях во время "смерти": у него было какое-то раздвоение личности, он переживал реальные события и в то же время как бы со стороны видел, как покидает свое тело и парит в воздухе.

Значительно осторожнее относится к результатам своих исследований в области near-death широко известный в США врач-психиатр, доктор философии Р.Моуди, работы которого пользовались особым успехом в США. В своих книгах он обобщил рассказы о переживаниях 250 умиравших и оживленных больных. При этом Моуди, по его собственному признанию, опирался исключительно на воспоминания этих людей о том, как они в момент умирания сначала слышали неприятный шум, громкий звон, затем передвигались по длинному темному тоннелю, в конце которого сиял свет; встречались с ранее умершими родственниками и друзьями. Все это время они ощущали, что находятся вне своего тела. Затем наступало чувство умиротворения и радости от воссоединения со своей телесной оболочкой. Моуди не утверждает категорично реальность своей концепции о потустороннем мире, но настаивает на необходимости дальнейших исследований в этой области, основанных на чисто научных экспериментах. Вместе с тем он рекомендует прислушиваться и к некоторым повествованиям тех, кто возвращается к жизни и чьи рассказы, по его мнению, были вполне искренними.

В книге "Размышления о жизни после жизни" Моуди высказывает предположение, что нельзя считать незыблемым и строго ограниченным перечень элементов, из которых состоит или должен состоять феномен предсмертного состояния. По его мнению, существует огромный спектр различных его проявлений, о которых мы еще не знаем. Они не ограничиваются видениями черного тоннеля, ослепительного света, музыки и пр. У некоторых людей, перенесших near-death, остаются в памяти один или два элемента, у других - немного больше. Но может быть и так, что больные, пережив все эти ощущения, не были в состоянии их запомнить. Моуди считает необходимым заполнить этот пробел и значительно расширить "таблицу", представленную им в книге "Жизнь после жизни", чтобы она послужила, по его словам, как бы теоретической моделью при проведении в дальнейшем научных опытов по предсмертному состоянию.

Следует, однако, отметить, что еще в предисловии к этой первой книге, которая вызвала особый интерес у американских читателей, автор пишет: "...я не пытаюсь здесь доказать, что существует жизнь после смерти. И не думаю, что сейчас существует какая-либо возможность "доказать это". И далее: "...я хотел бы сказать научно мыслящим читателям, что полностью признаю: то, что я сделал, отнюдь не является научным исследованием. А моим коллегам-философам скажу, что я не питаю никакой иллюзии, что я "доказал" существование загробной жизни".

В 1980 г. в США в одном из научных журналов (J. of Nervous and Mental Diseases, No 5) появилась статья под названием "Реальность переживаний при умирании". Ее автор Е.Роудин утверждает, что рассказы больных об ощущениях, пережитых ими якобы уже вне тела (out-of-the-body), являются одной из форм токсического психоза, а не воспоминаниями о пребывании в потустороннем мире. В этом же журнале были опубликованы комментарии к статье Роудина, принадлежащие перу некоторых авторов, в том числе и Моуди. Здесь он вновь категорически опровергает правомерность использования "видений" больных, перенесших клиническую смерть, как подтверждение существования загробной жизни. Не соглашаясь с некоторыми выводами Роудина, Моуди настаивает на необходимости чисто научного подхода со стороны медиков, психологов, философов к дилемме жизни и смерти. "Я, - пишет он, - сохраняя уважение и сочувствие к тем больным, которые вдумчиво перебирают в памяти все, что с ними происходило, буду сопоставлять это с основами нейрофизиологии, нейрохимии, психологии".

Следует отметить, что среди сторонников концепции о "жизни", продолжающейся после смерти человека, встречаются имена некоторых зарубежных ученых, которые приводят "теоретические" доказательства существования потустороннего мира якобы с позиции науки нашей космической эры. К ним, в частности, относится один из известных американских нейрофизиологов Дж.Экклз, который заявляет, что есть немало оснований полагать, что после смерти человека его сознание может существовать самостоятельно: "Компонент нашего бытия в мире, - провозглашает он, - нематериален и, следовательно, не подвержен после смерти дезинтеграции".

В Англии в 1976 г. вышел в свет сборник "Жизнь после жизни". Вот некоторые высказывания авторов этой книги.

А.Тойнби в главе "Отношение человека к вопросу о жизни после смерти" пишет: "...тело человека не исчезает, составляющие его материальные компоненты распадаются и как бы абсорбируются окружающей средой...", "...телесная оболочка переходит в неодушевленный компонент биосферы. Если биосфера имеет неодушевленный компонент, значит можно предположить и существование одушевленного компонента - духовного". "...Спектральный анализ других звезд, излучающих свет, показал наличие на этих звездах материальных элементов, идентичных элементам, входящим в состав биосферы на нашей планете... Можно предположить, что "жизнь" и сознание, присутствующие в биосфере Земли, присущи не только этой бесконечно малой частице звездного космоса, но могут также существовать независимо от материи". "После смерти этот дух возвращается во всесущий мир сознания (духовный мир) и в нем растворяется".

Гипотеза о существовании космического психологического поля, по мнению другого автора Д.Уиллера, не более фантастична, чем "суперкосмос" физиков, заполненный "квантовой пеной". Отсюда и якобы логичный вывод: "...космический разум развивается так же как материальный мир и вбирает в себя творческие достижения интеллекта не только на нашей, но и на других планетах".

А.Форд в своей монографии "Жизнь после смерти" описывает ощущения, пережитые им, когда он "умер" (был в коматозном состоянии в течение 14 дней). Он слышал, как врач говорил, что ему не дожить до утра, потом парил в воздухе, не чувствуя своего тела, не осознавая свое Я, видел ярко освещенные долины, встречался с людьми, давно умершими. Затем почувствовал, что уносится в некое пространство и пришел в сознание. Наличие большого количества подобных рассказов оживленных больных, по мнению А.Форда, может служить основанием для подтверждения реальности загробной жизни. Мол, если таких рассказов много и все они между собой схожи, то невольно появляется ощущение истины существующего факта. Есть у него и более любопытные доводы существования загробной жизни. "Если личность человека исчезает с остановкой деятельности мозга, - говорит он, - то о потусторонней жизни не может быть и речи. Если же мозг человека представляет собой "насос", проталкивающий во временно существующее тело струю космического сознания, которое используется для дальнейшего развития психики и удовлетворения "локальных" потребностей современной психосоматической системы, тогда нужда в мозге для дальнейшей духовной жизни отпадает: психика оказывается достаточно сильной, чтобы существовать как самостоятельный элемент".

Вот так наукообразно некоторые авторы пытаются утвердить тезис о наличии сознания вне тела и существовании потустороннего мира.

Справедливости ради следует сказать, что безусловно далеко не все ученые, интересующиеся проблемами умирания и оживления, признают доктрину "жизни после смерти". Так, например, К.Дюкасс утверждает, что поскольку люди, пережившие предсмертное состояние, избежали смерти, значит, они не существовали независимо от своего тела. Даже если сознание, казалось бы, покинуло тело, фактически оно могло бы еще зависеть от жизни продолжающего существовать тела. В статье Я.Стивенсона и В.Грейсон мы читаем: "Люди, сообщая о своих переживаниях вне тела, утверждают, что испытывали при этом то, что никак не могли бы испытать в нормальных условиях. Некоторые из них вспоминают, о чем говорили врачи во время реанимации". Такие заявления не всегда могут служить свидетельством экстрасенсорной перцепции. Больные, находящиеся под наркозом или в бессознательном состоянии по другим причинам, могут иногда как бы "ассимилироваться" и воспринимать происходящее вокруг них, например, слышать чей-то разговор.

Интересны высказывания известного американского ученого Э.Шнейдмана в его книге "Смерть человека", где он излагает свое мировоззрение в отношении этой извечной темы. Каждый человек, по его словам, какой-то отрезок времени продолжает жить в памяти некоторых людей или целых поколений. "Тема переживания - беспредельная и интересная, - говорит он, - включает в себя ряд самых различных, построенных на эмоциях представлений и убеждений". Далее он говорит, что хотя из числа авторов, составивших литературный обзор на тему смерти (имеются в виду западные страны и США) якобы 43% склонны верить в загробную жизнь, лично он отнюдь не разделяет их мнение: "... я не верю в возможность жизни после смерти, за исключением той жизни, которой я дал свое собственное определение: "survival as postself" (выжить в памяти как личность). "...Это включает в себя жизнь определенного образа, индивидуальность, свершения, которые хранятся в памяти тех, кто остался..." "...То, что осталось после меня, - пишет Э.Шнейдман, - это и есть "посмертная жизнь".

Не лишены интереса некоторые высказывания современных психиатров, которые в последние годы явно в связи с развитием реаниматологии уделяют значительно больше внимания психике больных, выживших после тяжелейших заболеваний и травм и даже "возродившихся" после остановки сердца.

В статье "Психология жизни после смерти" Р.Сигел (Amer. J. Psychol., 1980, vol. 35, No 10, p. 911) приводит материалы обследования больных с учетом экологических, антропологических и психологических данных. Сходство между "потусторонними" видениями и галлюцинациями, вызванными наркотиками, создает возможность точного анализа сути этих явлений. Современными исследованиями установлено, что ощущения near-death носят, так сказать, универсальный характер и основаны на фактах, поддающихся объяснению: единая у людей всех стран мира структура мозга и принципы его функционирования и раздражители (о чем уже шла речь вначале).

Конечно, считает автор статьи, можно интерпретировать результат исследования как свидетельство наличия жизни после смерти, однако гораздо проще рассматривать его как выявление диссоциативной галлюцинаторной деятельности мозга.

В одной из работ, посвященных теме near-death, отмечается, что в некоторых рассказах об ощущениях, переживаемых больными на пороге смерти, эти экзосоматические явления во многом сходны с теми, которые наблюдаются при психических заболеваниях на различных стадиях изменения структуры сознания. (Salladay S.A. In the event of death. - Omega, 1982-1983, vol. 13, No 1, p. 1.)

Обычно исследования проводились путем личных собеседований с больными или изучения материалов, освещавших их психическое состояние до наступления критического, терминального состояния и после его восстановления. В большинстве своем изучались случаи возникновения предсмертного состояния после автомобильных катастроф, падения с высоты, неизлечимых болезней и т.п. Врачей интересовали не только переживания больных до появления угрозы смерти (страх, угнетенное состояние и др.), но главным образом их реакция, их психологическая позиция по отношению к жизни после выздоровления, их психическое самочувствие. Особенно в рассказах выживших больных впечатлял тот факт, что многие из них не испытывали, как прежде, большого страха перед смертью, другие, пережившие остановку сердца, утверждали, что их "возрождение" способствовало укреплению чувства особой уникальности и ценности человеческой жизни.

Американский психиатр Р.Ноеш рассказал о проведенном им обследовании 215 пациентов, переживших предсмертное состояние, и прокомментировал результаты своих разнородных контактов с больными. Картина изменения отношения к вопросу о смерти у большинства людей, переживших near-death, выглядит, по мнению автора, примерно следующим образом: имеет место значительное снижение страха перед лицом смерти; ощущение относительной неуязвимости; вера в то, что спасение - дар Бога или судьба; вера в долгую жизнь; осознание огромной ценности жизни. Некоторые религиозные больные говорили, что пережитое ими состояние укрепило их веру в существование загробной жизни.

Воспоминаниями о своих переживаниях на этапах умирания и оживления делятся далеко не многие из оживленных людей. Между тем, с точки зрения нейрофизиологического анализа распадающихся и восстанавливающихся функций мозга, эти рассказы, безусловно, могут представлять интерес. Большинство людей, перенесших клиническую смерть, воспринимают ее как сон.

В нашей реанимационной практике нам фактически не приходилось слышать пространные рассказы оживленных больных об их переживаниях во время терминального состояния. Прицельное исследование этой проблемы мы провели у 87 больных, 45 из них перенесли клиническую смерть, однако никто не мог вспомнить о каких-либо видениях, о состоянии "раздвоения личности", об "отчуждении духа и тела". Лишь одна больная в раннем постреанимационном периоде вспоминала, что она не могла двигать конечностями, не могла поднять веки и все ее тело как бы налилось свинцом. Вдруг она услышала голос, который раздавался, как ей казалось, в огромном пустом зале. Кто-то говорил: "Вы слышите меня?... Нет, не слышит. Увезите". Женщина хотела отозваться, но не могла. Обо всем этом она вспомнила только спустя месяц, и вспомнила голос врача. Лечащий врач подтвердил достоверность эпизода. У 13 больных, перенесших терминальное состояние (без клинической смерти), в постреанимационном периоде на 3-11-е сутки наблюдался выраженный галлюцинаторный синдром, который носил яркий образный характер. У 11 больных (все женщины) он был сходен: встречи с родственниками - живыми и мертвыми, чувство тревоги при "общении" с умершими. У двух больных галлюцинации были связаны с некоторыми личными и профессиональными переживаниями.

Как объяснить все эти явления, наличие которых при недостаточной осведомленности в этом вопросе может привести к ложным и носящим мистический характер выводам?

Прежде всего следует помнить: когда речь идет о клинической смерти, никаких элементов восприятия внешнего мира не существует. Кора мозга в это время "молчит". На электрокардиограмме - прямая линия. Упоминавшиеся выше разрозненные восприятия внешнего мира имеют место лишь в периодах умирания, распада функций мозга и центральной нервной системы (ЦНС). Эти впечатления хаотичны, они извращенно отражают реакцию человека на воздействие окружающей среды, будучи, как мы упоминали ранее, продукцией функционально больного мозга. Дольше всего сохраняются слуховые восприятия, тогда как участки коры головного мозга, связанные со зрением, уже погибли и полностью отсутствует двигательная активность. Таким образом, свидетельства оживленных людей говорят лишь об одном: в ряде случаев в процессе умирания (и ни в коем случае не во время клинической смерти, когда мозг "молчит") больной способен воспринимать некоторые явления внешнего мира. Отсюда становится понятным, почему находившийся на пороге смерти и спасенный человек рассказывает о том, что он слышал голоса врачей, но не мог на них реагировать. Понятны и явления деперсонализации, когда больному кажется, что он "и я и не я", что существует его реальный двойник. Подобные явления, наблюдающиеся при некоторых психических заболеваниях, иногда возникают и при умирании или оживлении.

Можно предположить, что в процессе оживления после клинической смерти, когда восстанавливающийся мозг проходит в обратном порядке основные стадии, пережитые им во время умирания, на определенном этапе могут возникнуть впечатления, имевшие место при агонии. Это может быть и проявлением как бы самостоятельного творчества (т.е. ранее не имевшего места) оживающего мозга. Однако больше оснований полагать, что эти впечатления формируются во время агонии на фоне бурного, хаотического и кратковременного пробуждения мозга, порой включающего даже пробуждение коры.

Не случайно в этот период, искусственно "подстегнув" работу угасающего, но стремящегося самостоятельно восстановить свою деятельность сердца, можно сравнительно легко добиться временного восстановления сознания у умирающего человека. Ясно, что это еще далеко не решает всех проблем, необходимых для стойкого и полноценного оживления человека даже в условиях агонии, не говоря уже о клинической смерти, когда сам организм делает последнюю попытку восстановить угасающую жизнь.

Поскольку в процессе оживления после клинической смерти кора долго "молчит", восстановление всех функций мозга происходит более медленно и постепенно, без резких вспышек.

Корковый анализатор слуха - один из наиболее стойких, что наблюдается в реанимационной практике. Волокна слухового нерва разветвляются достаточно широко, поэтому выключение одного или даже нескольких пучков этих волокон не обязательно приводит к полной потере слуха. Этот факт наталкивает, кстати, на важное соображение: нельзя в присутствии умирающего высказывать суждение о его безнадежном состоянии. Больной уже не может реагировать, но в какой-то мере еще воспринимает сказанное.

Зрительный анализатор (по сравнению со слуховым) филогенетически более новый. Он более чувствителен к повышению внутричерепного давления и к различным формам гипоксии, что связано также со спецификой кровоснабжения.

Ввиду большой ранимости зрительного коркового анализатора даже при обычных массивных (но не смертельных) кровопотерях иногда наблюдаются те или иные расстройства зрения, вплоть до временной слепоты. Восприятие света иногда даже не доходит до коры, замыкаясь в стволовой части мозга, а если и доходит, то свет воспринимается первое время недифференцированно, без четкой фиксации форм предмета. Можно предполагать, что при усилении кровоснабжения мозга в период агонии (как, по-видимому, и в постреанимационном периоде после клинической смерти) может восстановиться и та часть ствола, где происходит замыкание рефлекса на свет, и у погибающего больного фиксируется эта световая реакция. При более высоком подъеме артериального давления усиленное кровоснабжение зрительной доли коры может сделать зрительное восприятие еще более ярким. Однако, как и в случаях восстановления зрения у людей, ранее его потерявших, более тонкая дифференцировка зрительного восприятия (различные формы предметов, восприятие образов), как более сложный нервный акт, еще отсутствует или существенно нарушена. Именно поэтому умирающий или оживающий человек нередко воспринимает лишь ощущение света и не может определить точный вид предмета.

Почему оживленные люди говорят о тоннеле и ослепительном свете в конце его? Это также находит объяснение с точки зрения физиологии. Кора затылочных долей мозга - довольно обширный участок. Полюс обеих затылочных долей получает кровоснабжение из системы средней и задней мозговых артерий. Этим объясняется то, что в то время как вся кора затылочных долей уже пострадала от гипоксии в процессе умирания, полюс затылочных долей (где имелась зона перекрытия) еще живет, но поле зрения резко сужается. Остается узкая полоса, обеспечивающая лишь центральное или, как его называют, "трубчатое" зрение. Отсюда и создается впечатление тоннеля. Вспомним, как описал ощущения умирающего человека великий русский писатель Лев Николаевич Толстой: "... провалился в дыру, и там, в конце дыры засветилось что-то... Смерти не было. Вместо смерти был свет..." (Толстой Л.Н. Смерть Ивана Ильича. Соч., т. XII, М., 1896.)

Наконец, как следует толковать еще одно явление, о котором говорят больные, перенесшие терминальные состояния: с молниеносной быстротой перед ними проносится вся прожитая жизнь. Сущность его выявляется следующими факторами. Процесс угасания функций ЦНС в основном (хотя бывают исключения) начинается с угасания более молодых структур мозга, тогда как их восстановление происходит в обратном порядке: в первую очередь восстанавливаются более древние функции и позднее всех наиболее молодые в филогенетическом отношении функции ЦНС. Надо полагать, что в процессе оживления в определенной последовательности соответственно жизненному пути человека у умирающего больного в первую очередь всплывают в памяти наиболее эмоциональные и стойко закрепившиеся в мозге события в его жизни.

Пока еще трудно сказать с точки зрения реанимации, вредят подобные "видения" больным, пережившим предсмертное состояние, или же они безвредны, безобидны и в известной мере даже служат признаком наличия какой-то деятельности мозга, хотя бы и хаотической, и разрозненной. Известно, что любая деятельность, как при агонии, так и в восстановительном периоде, по многим причинам, и прежде всего ввиду необеспеченности энергетическим субстратом, может еще более истощить умирающий или оживающий мозг. Дальнейшие исследования внесут ясность в изучаемую нами проблему. Так или иначе анализ видений, о которых рассказывают оживленные больные, как мы уже говорили, несомненно представляет интерес для реаниматологов. Изучение этих явлений - еще один из путей познания такого сложного и всеобъемлющего процесса, как умирание и оживление мозга человека. При этом мы глубоко убеждены, что дальнейший поиск в этом направлении следует проводить в тесном контакте с философами, занимающимися проблемами естествознания, а также с психиатрами и психологами.

* * *

15-20 лет назад стали появляться статьи известного белорусского ученого академика В.Ф. Купревича, который считал возможным увеличение жизни человека до 5000 лет, а в ряде случаев высказывался и о возможности достичь бессмертия. (Купревич В.Ф. Земля, жизнь, космос // Техника - молодежи, 1961, No 9, с. 11; его же. Грань бессмертия // Комс. правда, 1965, 4 декабря; его же. Путь к вечной жизни // Огонек, 1967, No 35, с. 14; его же. Долголетие: реальность, мечты // Лит. газ., 1968, 4 декабря и др.)

"Почему человек должен умереть? - писал В.Ф. Купревич. - Почему жизнь - умирание? Нет объективного закона природы, который бы гласил: да, живой организм должен умереть! И никогда не будет открыт этот закон. Его нет в природе". И далее: "...убежден, что взяв в свои руки дальнейшее совершенствование своего организма, человек сможет воспользоваться этой щедростью природы и сделать себя бессмертным... нет сегодня более важной, величественной и благородной задачи, чем победить процессы старения и смерти человека"**. Подобные же мысли мы находим у А.Кларка (Кларк А. Черты будущего. М., 1966). При всем оптимизме подобных высказываний мы не можем относиться к ним без улыбки как к увлекательной фантазии.

* * *

Ф.Энгельс писал: "Уже и теперь не считают научной ту физиологию, которая не рассматривает смерть как существенный момент жизни, которая не понимает, что отрицание жизни по существу содержится в самой жизни, так что жизнь всегда мыслится в соотношении со своим необходимым результатом, заключающимся в ней постоянно в зародыше, - смертью". (Энгельс Ф. Диалектика природы // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. т. 20, с. 610.)

Все имеет свое начало, развитие и конец. Этот закон органического мира никто не опровергнет.

Здесь уместно привести одну мысль Л.Фейербаха, касающуюся этой проблемы. "В природе не существует другого бессмертия, кроме продолжения рода, при котором данное существо продолжается в существах себе подобных, т.е. на место умершего индивидуума постоянно заступает новый". (Фейербах Л. Лекции о сущности религии // Избр. философ. произв. Пункт 2. 1927, с. 788.)

И, наконец, замечательная мысль была высказана советским патологом академиком АМН СССР И.В. Давыдовским: "...долголетие и связанная с ним проблема активной творческой старости - это нечто более реальное, чем скучное бессмертие". (Давыдовский И.В. Геронтология. М.: Медицина, 1966, с. 19.)

Неговский В.А. Клиническая смерть глазами реаниматолога.
Журнал "Человек", М., 1991, No 2.

http://nietzsche.h10.ru/psiy/smert8.html

Приложение 5

1) Статья Светланы Кузиной "Что видят люди в момент клинической смерти", помещенная в Комсомольская правда, 6 ноября 2001 г.

(с сокращениями)

"...На конференции "Клиническая смерть: современные исследования", прошедшей недавно в Мельбурне, медики, философы, психологи и религиоведы подводили итоги изучения этого феномена".

"...Самое удивительное, что даже слепые от рождения люди в состоянии клинической смерти часто видят яркий свет. Это доказал опрос более 200 незрячих женщин и мужчин, который провел доктор Кеннетт Ринг из США".

"Ученые, похоже, нашли объяснения загадочным видениям, которые посещают человека в последние секунды жизни.

1. Объяснение фантастическое. Психолог Пайэлл Уотсон считает, что он разгадал загадку. По его мнению, когда мы умираем, то вспоминаем свое рождение! Впервые мы знакомимся со смертью в момент страшного путешествия, которое совершает каждый из нас, преодолевая десятисантиметровый родовой путь, считает он.

- Мы никогда, наверное, точно не узнаем, что происходит в этот момент в сознании ребенка, - говорит Уотсон, - но, вероятно, его ощущения напоминают разные стадии умирания. Не являются ли в таком случае предсмертные видения трансформированным переживанием родовой травмы, естественно, с наложением накопленного житейского и мистического опыта?

2. Объяснение утилитарное. Российский врач-реаниматолог Николай Губин объясняет появление туннеля проявлением токсического психоза.

- Это в чем-то схоже со сном, а в чем-то с галлюцинацией (например, когда человек вдруг начинает видеть себя со стороны). Дело в том, что в момент умирания части зрительной доли коры больших полушарий мозга уже страдают от кислородного голодания, а полюса обеих затылочных долей, имеющие двойное кровоснабжение, продолжают еще функционировать. В результате поле зрения резко сужается, и остается лишь узкая полоса, обеспечивающая центральное, "трубное" зрение.

Почему перед глазами некоторых умирающих проносятся картины всей прожитой жизни? И на этот вопрос есть ответ. Процесс умирания начинается с более новых структур мозга, а заканчивается более старыми. Восстановление этих функций при оживлении протекает в обратном порядке: сначала оживают более "древние" участки коры головного мозга, а затем уже - новые. Поэтому в процессе возвращения к жизни человека в его памяти в первую очередь всплывают наиболее стойко запечатлевшиеся "картинки" [На это можно дать такое возражение: какая может быть однозначная связь между порядком хранения информации в памяти и порядком оживления участков коры мозга? Ведь мы знаем, что мозг хранит информацию не строго "по полочкам": то или иное событие - в том или ином кубическом миллиметре коры, а задействован практически всем своим объемом. Можно лишь говорить о том, что эмоционально значимые события прочнее удерживаются в памяти - примечание автора] ".

А вот небольшая подборка данных, в которых либо отрицается посмертный опыт, либо этому опыту дается психиатрическая оценка с "разоблачающим" подтекстом:

"Заведующий отделением реанимации московской больницы N 29 Рант Багдасаров, уже 30 лет возвращающий людей с того света, утверждает: за все время его практики ни один из его пациентов во время клинической смерти не видел ни тоннеля, ни света.

Психиатр Королевского Эдинбургского госпиталя Крис Фримен считает, что нет доказательств того, что описанные больными видения возникали, когда мозг не работал. "Картинки" иного мира люди видели при жизни: перед остановкой сердца или сразу после того, как сердечный ритм удалось восстановить.

Исследование, проведенное Национальным институтом неврологии [вероятно, Великобритании - примечание автора], в котором принимали участие 9 крупных клиник, показало: из более 500 "возвращенцев" всего лишь 1 процент могли ясно припомнить, что они видели. По мнению ученых, 30 - 40 процентов больных, живописующих свои путешествия по загробному миру, - это люди с неустойчивой психикой".

http://aferizm.ru/stati/chudo/st_ch_klin_smert.htm

2) Статья "Ученые доказывают жизнь после смерти" в ежедневной электронной газете "Другое время" от 18 декабря 2004 года.

(с сокращениями)

...Врачи признают, что клиническая смерть до сих пор является для них загадкой. У специалистов нет единого мнения по вопросу о том, что на самом деле происходит в это время с человеком. Особо яростные споры возникают вокруг так называемого "посмертного опыта", который переживают некоторые люди в момент клинической смерти. Заговорили об этом феномене в 1976 г. после выхода в свет книги доктора Раймонда Моуди "Жизнь после жизни"... Книга Моуди наделала много шума и внесла сумятицу в умы как обывателей, так и ученых мужей... Тем паче что Моуди оказался не одинок в своих изысканиях, подобные исследования проводили Е.Кюблер-Росс, К.Дюкасс, А.Форд и другие. И пришли к выводу - смерти нет. Одним из первых разъяснить феномен "посмертного опыта" взялся советский реаниматолог, академик РАМН В.А. Неговский... Академик Неговский заявил, что в его реанимационной практике слышать "пространные рассказы оживленных больных об их переживаниях во время терминального состояния" ему не приходилось. К тому же галлюцинации, как считает русский ученый, если и имеют место, случаются во время терминального состояния, но без клинической смерти. При клинической же смерти, объяснил Неговский, "никаких элементов восприятия внешнего мира не существует. Кора мозга в это время "молчит". На электрокардиограмме - прямая линия." Неговский, надо сказать, довольно убедительно объяснил феномен "тоннеля с ослепительным светом в конце его". По его мнению, в этом случае имеет место быть "трубчатое" зрение, возникающее вследствие гипоксии коры затылочных долей. Другой российский врач-реаниматолог Николай Губин полагает, что туннель есть следствие токсического психоза. С ним солидарен американский врач Е.Роудин... Есть попытки объяснить и другие странные состояния при клинической смерти. Например, выход из тела. Два года назад швейцарские ученые заявили, что им удалось выяснить, как это происходит. По мнению врачей, источником подобных ощущений является одна из извилин в правой части коры головного мозга. Эта извилина, мол, собирает информацию, поступающую из разных отделов мозга, и формирует представление о том, где находится тело. Если же сигналы нескольких нервов сбиваются с верного пути, то мозг рисует неверную картину, и в результате человек видит себя со стороны [Надо заметить, что это совсем неубедительное объяснение - комментарий автора]. Но некоторые явления "посмертного" опыта и по сей день противоречат этим объяснениям. Например, никто не в состояние дать вразумительный ответ на вопрос: каким образом слепые от рождения люди смогли детально описать то, что они видели в операционной в момент своей "кончины". Тем не менее, это факт - опрос более 200 незрячих женщин и мужчин, который провел доктор Кеннетт Ринг из США, это доказывает. Впрочем, далеко не все ученые объясняют "жизнь после смерти" физиологическими процессами, происходящими в мозге в момент умирания... Исследования необычных состояний в момент клинической смерти продолжаются. Сегодня многие из ученых склоняются к мысли, что после физической кончины человека сознание его сохраняется. Один из ведущих врачей Саутгемптонского госпиталя Сэм Парния говорит так: "Не оставляет сомнений факт, что у некоторых людей в то время, когда мозг уже перестал функционировать, продолжается ясный мыслительный процесс и способность к размышлению и воспоминанию". По мнению доктора Парнии и его коллег, сознание, или душа, продолжает думать и размышлять, "даже если сердце пациента остановилось, он не дышит, и мозг перестал работать". Не сомневается в продолжении жизни в какой-то форме и специалист в области физиологии мозга человека академик РАН Наталья Бехтерева. Подтвердить или опровергнуть сторонников теории "жизни после смерти" либо ее противников никто не может, ибо "из той страны никто не возвращался". Ведь клиническая смерть - это еще не смерть окончательная. К тому же не все люди, заглянувшие по ту сторону, помнят о своем опыте.

Автору статьи "Ученые доказывают жизнь после смерти" довелось беседовать с двумя людьми, реанимированными врачами. Ни один из них не видел ни туннеля, ни умерших родственников, ни "светящееся существо". То есть вообще ничего. Они не покидали своего тела и не слышали голосов врачей. Однако оба, не сговариваясь, заявили, что после клинической смерти "стали другими людьми" - поменяли свое отношение к окружающим и к миру в целом. Более того, они перестали бояться смерти, хотя жизнь воспринимают как бесценный дар. "Знаете, - сказал один из них, - я теперь жизнь ощущаю ярче, острее и стараюсь с пользой использовать каждую минуту. Живу и радуюсь каждому мгновению. Но и страха смерти во мне нет, придет - приму как должное".

http://www.drugoevremya.com/news/2004/12/2227

Приложение 6

Статья Натальи Батмановой "Ловцы человеческих душ", помещенная в еженедельном журнале Итоги.ru N 03 (293) от 15 ноября 2003 года.

(с сокращениями)

Группа голландских ученых "под руководством Пима ван Ломмеля опубликовала в авторитетнейшем журнале Lancet результаты многолетних исследований в области изучения функций мозга... Голландцы заявляют: когда мозг уже перестал функционировать, сознание продолжает существовать, и настаивают на том, что имеют этому неопровержимые доказательства".

"Известно, что при переходе в мир иной у многих людей бывают необычные видения и ощущения. Пациенты сообщают о них в случае "возвращения" - успешной реанимации. Воспоминания тех, кто побывал "за гранью", неоднократно изучались. Для их обозначения существует специальный термин - NDE (near-death experience - "почти-смертельный опыт").

Существует несколько теорий происхождения NDE. Все они объясняют это явление психофизиологическими причинами. Некоторые ученые считают, что оно вызвано физиологическими изменениями в мозге, умиранием клеток в результате прогрессирующей гипоксии. Другие рассматривают "посмертные" видения как реакцию страха на приближающуюся смерть либо как сочетание такой реакции и гипоксии. Третьи склонны объяснять их следствием медикаментозного воздействия. Ван Ломмель настаивает, что в таком случае видения должны посещать каждого пациента, пережившего реанимацию.

Но статистика, полученная его командой за 10 лет исследований, гораздо скромнее. Из 344 пациентов, перенесших 509 реанимаций, только 62 человека (18 процентов) сообщили о неких воспоминаниях. Голландцы определили десять признаков NDE и вычислили частоту их проявления.

Итак, больше половины пациентов группы [группы пациентов, испытавших феномен NDE] (56 процентов) испытали во время клинической смерти положительные эмоции. В 50 процентах случаев наступает осознание факта собственной смерти. Встреча с умершими людьми происходит в 32 процентах случаев NDE. 31 процент умиравших рассказывают о перемещении через пресловутый тоннель. 29 процентов наблюдают картины звездного ландшафта. Видят себя со стороны 24 процента "мертвых" (так называемый OBE - out-of-body experience, "опыт вне тела"). 23 процента опрошенных наблюдают ослепительный свет, столько же человек - яркую цветовую гамму. Мелькающие картины прошедшей жизни видят 13 процентов пациентов, и, наконец, 8 процентов из них рассказывают о том, что ясно видели знаменитую границу между миром живых и мертвых. Никто из контрольной группы не сообщил об ощущениях неприятных или устрашающих.

Впечатляет и то, что о визуальных впечатлениях рассказывают слепые от рождения люди..."

"Главная трудность исследования посмертных "воспоминаний" заключается в том, что никто - ни пациенты, ни врачи - не может с точностью проследить, когда именно произошел "почти-смертельный опыт".

Ван Ломмель поставил перед собой конкретную задачу - с максимальной достоверностью выяснить, действительно ли состояние NDE было испытано пациентом во время клинической смерти, при абсолютно ровной линии электроэнцефалограммы, а не в тот момент, когда мозг уже "включился". И утверждает, что ему это удалось.

Одним из самых ярких примеров ван Ломмель считает случай, который наблюдала одна из его сотрудниц. В клинику доставили пациента в коме. Искусственное дыхание, массаж сердца и дефибрилляция результатов не дали. Мозг умер, электроэнцефалограмма вытянулась в линию. Когда решили применить интубацию, оказалось, что во рту у пациента зубной протез. Сотрудница вынула его и положила на передвижной столик. Через полтора часа у пациента нормализовались сердечный ритм и давление... Через неделю, когда та же сотрудница разносила по палатам лекарства, "воскресший", увидев ее, сказал: "Вы знаете, где мой протез! Вы вынули у меня зубы и засунули их в выдвижной ящик столика на колесах!" При дальнейших расспросах выяснилось, что человек видел себя сверху лежащим в постели. Он в деталях описал палату и поведение всех присутствующих в момент безусловной смерти. Он боялся, что врачи прекратят реанимацию, отчаянно пытался дать им понять, что все еще жив..."

"Чтобы исключить случаи ложных воспоминаний..., ученые тщательным образом изучили все факторы, могущие повлиять на сообщения пациентов. Все наблюдаемые были абсолютно здоровы психически. Среди них были люди разных возрастов - от 26 до 92 лет, мужчины и женщины, с разной степенью образованности и религиозности, слышавшие раньше об NDE или нет, пережившие клиническую смерть один и несколько раз. Выводы ван Ломмеля безусловны:

1. NDE-видения происходят именно в момент приостановки работы мозга.

2. Их нельзя объяснить физиологическими причинами, такими, например, как кислородное голодание клеток мозга.

3. На глубину "почти-смертельного опыта" влияют пол пациента (женщины, как правило, испытывают более глубокие ощущения, чем мужчины) и его возраст.

4. Большинство пациентов, имевших наиболее глубокий опыт "смерти", все-таки умирают в течение 30 дней после реанимации.

5. Визуальные впечатления слепых пациентов практически не отличаются от впечатлений зрячих" [Непонятно, правда, как можно корректно сопоставить опыт слепых и опыт зрячих? - примечание автора].

" "Почти-смертельный опыт" встречается все чаще, - говорит ван Ломмель, - потому что с применением современных методов реанимации люди стали чаще выживать. Содержание видений и их воздействие на пациентов одинаковы во всем мире. Субъективный характер переживаний, личностные, культурные и религиозные факторы определяют лишь словарный запас, манеру описывать и интерпретировать эти переживания" ".

Там же в журнале помещены комментарии двух российских медиков на это сообщение.

1) Михаил Руденко, кандидат медицинских наук, доцент, заслуженный врач РФ, консультант-анестезиолог Главного военного клинического госпиталя им. Н. Н. Бурденко, материалист по мировоззрению (с сокращениями):

"...Я не хочу выглядеть эдаким твердолобым консерватором, но пока мне не представят неопровержимых доказательств существования "независимого" сознания, души или чего-то подобного, я остаюсь на материалистических позициях. А если и представят, мне будет очень трудно в это поверить! Пока что я не могу себе представить, чтобы сознание существовало отдельно от мозга..."

"Что касается видений в состоянии клинической смерти, то многие больные о них рассказывают. Бывает так, что больной находится в сознании, но не может общаться с окружающими. Медперсонал думает, что он без сознания, а он в сознании. Это довольно часто встречается в практике - нейролепсия или состояние минерализации. В состоянии поверхностной комы больной улавливает разговоры, но не может подать сигнала. Вот почему у нас существует правило: у постели больного, находящегося в состоянии клинической смерти, никогда не обсуждать его шансы на выживание и прочее, что может его травмировать.

Чтобы говорить о возможности существования сознания помимо работы мозга, прежде нужно научиться его регистрировать, понять и показать, в виде чего оно существует. К тому же есть такие препараты, и мы их широко применяем в анестезиологии, которые имеют снотворное действие и вызывают галлюцинации. Это связано с тем, что отдельные участки коры угнетаются, а другие возбуждаются. Что это, осознанные видения? Конечно, нет! Это следствие фармакологического воздействия. Более того, мы специально "отключаем" сознание, иначе невозможно проводить реанимационные мероприятия".

2) Галина Алексеева, невролог, кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник ГУ НИИ общей реаниматологии РАМН:

"Далеко не каждый больной, переживший клиническую смерть, может что-то вспомнить - примерно каждый пятый. Наши пациенты рассказывают приблизительно одно и то же: свет, тоннель, радужные видения. Все отмечают, что "возвращаться" физически очень трудно: тело будто налито свинцом. Я считаю, что эти видения и ощущения - результат особого психического состояния, которое может быть спровоцировано не только клинической смертью. Психиатры, в частности, хорошо знают о таких случаях - удивительно реалистичных галлюцинациях, вызванных глубокими изменениями в психике.

Человек - это огромный и малоизученный космос, его мозг вмещает и хранит не только накопленную за жизнь современную информацию, но и опыт буквально всех прошедших поколений, наших далеких предков. Знание о мире у древнего человека было совсем иным, его мозг развивался иначе, чем наш. Мы идем технократическим путем развития, раньше он был ментальным. Я считаю, что в состоянии кризиса, чреватого смертью, когда мозг умирает, на фоне прогрессирующей гипоксии с характерным высоким содержанием углекислоты в клетках крови, в мозгу происходят какие-то сложные биохимические процессы, заставляющие вспомнить что-то из опыта прошлых поколений. Эти впечатления как будто островки, картинки древней памяти, которая в такие моменты частично к нам возвращается.

В наше время такой сложноорганизованный механизм, как мозг, нам, откровенно говоря, не нужен. Используем мы его крайне недостаточно и примитивно - следствие развития современной техноцивилизации. Возможности мозга огромны. Знать двадцать языков - это должно быть нормально, легко, по силам каждому. Состояние клинической смерти оказывает иногда необычное действие на человека, вызывает скрытые резервы. Одна из наших больных, девушка семнадцати лет, после клинической смерти в течение 2-3 недель чувствовала себя совершенно новым человеком. Это было состояние необыкновенного просветления и одухотворенности. У нее открылся дар острого предчувствия событий, она могла видеть насквозь, в том числе людей, могла даже определить больной орган человека. Потом это состояние прошло.

Когда мы изучим человека, мы будем знать о мире все. Сложный человеческий организм работает удивительно слаженно, в нем есть все. Вот мы говорим: сердце работает, как насос, а надо бы говорить: насос работает, как сердце! По поводу сознания, является ли оно продуктом жизнедеятельности мозга или существует самостоятельно, - я считаю, мы пока слишком мало знаем. Судя по тому, как далеко сегодня шагнула медицина, нам еще предстоят самые удивительные открытия в этой области. Я не слышала о специалистах, которые бы у нас, в России, предметно изучали сознание и работу мозга в состоянии клинической смерти, хотя на тему "post mortem" пишут достаточно много. Я считаю это одним из самых интересных и перспективных направлений развития медицины как науки."

http://www.itogi.ru/Paper2002.nsf/Article/Itogi_2002_01_21_14_4134.html

или

http://aferizm.ru/stati/chudo/st_ch_dysha_est.htm

или

http://www.scorcher.ru/mist/original/diskas6.htm#кНБЖШ

Приложение 7

Мориц Роолингз, доктор медицинских наук (США).

В ад и обратно

Все большее число моих пациентов, перенесших состояние клинической смерти, говорят мне, что после смерти существует жизнь, и что там есть Рай и ад. Сам я всегда полагал, что смерть - это не более как физическое угасание, и подтверждением того была моя собственная жизнь. Однако теперь я оказался вынужден изменить свои взгляды в корне, пересмотреть всю свою жизнь, и мало что нашел в ней утешительного.

Я увидел, что это и в самом деле небезопасно - умирать!

Однажды у одного из моих пациентов электрокардиограмма показала полную остановку сердца. Он упал прямо на пол у меня в кабинете и начал медленно умирать. Приложив к его груди ухо, я не мог ничего услышать. Не прощупывался пульс и слева от адамова яблока. Раз или два он вздохнул и замер окончательно. Мышцы сжались в безвольных конвульсиях. Тело начинало приобретать синюшный цвет.

Я принялся производить закрытый массаж сердца, надавливая на грудную клетку пациента, одна из медсестер начала делать искусственное дыхание. Но сердце не подавало никаких признаков жизни. Наступило полное блокирование сердечной мышцы. Тогда я ввел провода электростимулятора в крупную вену ниже ключицы - ту, что непосредственно идет в сердце. Пациент начал приходить в себя. Однако, стоило мне прервать ручной массаж грудной клетки, больной вновь терял сознание и его дыхательная деятельность прекращалась - смерть наступала вновь.

Всякий раз, когда его жизнедеятельные функции восстанавливались, этот человек пронзительно кричал: "Я в аду". Он был донельзя перепуган и умолял меня о помощи. Я очень боялся, что он умрет, но еще больше меня испугало упоминание об аде, о котором он кричал.

В этот момент я услышал от него странную просьбу: "Не останавливайтесь". Обычно пациенты, которых мне до сих пор приходилось реанимировать, первым делом говорили мне, как только к ним возвращалось сознание: "Прекратите терзать мою грудь, вы делаете мне больно". И это вполне понятно - у меня достаточно силы, так что при закрытом массаже сердца я иногда ломаю ребра.

Лишь в тот момент, когда я глянул на его лицо, меня охватила настоящая тревога. Выражение его лица было гораздо хуже, чем в момент смерти. Лицо искажала жуткая гримаса, олицетворявшая ужас, зрачки расширены, и сам он дрожал и обливался потом, словом, все это не поддавалось описанию. Далее произошло следующее - он широко открыл глаза и сказал: "Вы не понимаете? Я в аду. Когда вы перестаете делать массаж, я оказываюсь в аду! Не давайте мне туда возвращаться!".

Привыкнув к пациентам, находившимся в подобных эмоциональных стрессах, я не обратил на его слова никакого внимания и помню, как сказал ему: "Я занят, не мешайте мне с вашим адом, пока я не уберу на место стимулятор". Но человек говорил серьезно, и до меня наконец дошло, что беспокойство его было неподдельно. Он находился в такой степени панического ужаса, подобной которой мне никогда не приходилось видеть ранее. В результате я начал действовать с лихорадочной быстротой. Между тем за это время пациент еще три или четыре раза терял сознание и вновь впадал в состояние клинической смерти.

Наконец после нескольких таких эпизодов он спросил меня: "Как сделать, чтобы мне выбраться из ада?". И я, вспомнив, что когда-то приходилось учить в воскресной школе, сказал ему, что Единственный, Кто может заступиться за него, это Иисус Христос. Тогда он сказал: "Я не знаю, как это правильно сделать. Помолитесь за меня". Помолиться за него! Сколько нервов! Я ответил, что я врач, а не проповедник. Но он повторил: "Помолитесь за меня". Я понял, что выбора нет - это была предсмертная просьба. И вот, пока мы работали, прямо на полу - он повторял за мной мои слова. Это была очень простенькая молитва, поскольку до сих пор в этом у меня не было никакого опыта. Вышло что-то примерно следующее: Господь мой Иисус Христос! Прошу Тебя спасти меня из ада. Прости мои прегрешения. Я всю жизнь буду следовать за Тобой. Если я умру, то хочу пребывать на Небесах. Если останусь жить, то навсегда буду верен Тебе.

Наконецсостояние больного стабилизировалось, и его отвезли в палату. Я пришел домой, сдунул пыль с Библии и принялся за чтение, желая найти там точное описание ада.


На что это похоже

Пару дней спустя я подошел к своему пациенту, желая расспросить его. Подсев к изголовью, я попросил его припомнить, что он на самом деле видел в этом аду. Был ли там огонь? Какой из себя дьявол, и были ли у него вилы? Что это все напоминает, и с чем ад можно сравнить? Пациент пришел в изумление: "О чем вы говорите, что за ад? Я не помню ничего подобного". По всей видимости, переживания, которые ему пришлось испытать, были столь ужасны, отвратительны и болезненны, что мозг его был не в состоянии справиться с ними, так что впоследствии они были вытеснены в подсознание.

Между тем, этот человек стал верующим. Теперь он - ревностный христианин, хотя до этого в церковь заходил лишь случайно. Будучи крайне скрытным и застенчивым, все же он стал непосредственным свидетелем Иисуса Христа. Он также не забыл нашу молитву и то, как он раз или два "терял сознание". Пережитого в аду он по-прежнему не помнит, но говорит, что видел как бы сверху, с потолка, тех, кто находился внизу, наблюдая, как они работали над его телом.

Кроме того, он помнит встречу со своей покойной матерью и покойной мачехой в один из таких эпизодов умирания. Местом встречи было узкое ущелье, полное прекрасных цветов. Он видел и других покойных родственников. Ему было очень хорошо в той долине с яркой зеленью и цветами, и он добавляет, что вся она была освещена очень сильным лучом света. Свою покойную мать он "увидел" впервые, так как умерла она двадцати одного года, когда ему было всего пятнадцать месяцев, и отец его вскоре женился вторично, а ему никогда не показывали даже фотографии его матери. Однако, несмотря на это, он сумел выбрать ее портрет из множества других, когда его тетка, узнав о случившемся, принесла для проверки несколько семейных фотографий. Ошибки не было - те же каштановые волосы, те же глаза и губы - лицо на портрете было копией виденного им. И там ей все еще был двадцать один год. Что виденная им женщина была его матерью, не оставалось никаких сомнений. Он был поражен; не менее поразительным это событие оказалось и для его отца.

Всеэтоможетслужить объяснением того парадокса, что в литературе описываются только "хорошие впечатления". Дело в том, что если пациента опросить не сразу после реанимации, то плохие впечатления изглаживаются из памяти, и остаются только хорошие. Дальнейшие наблюдения должны будут подтвердить это открытие, сделанное врачами в палатах интенсивной терапии, а самим врачам следует найти в себе мужество обратить внимание на исследование духовных феноменов, что они могут сделать, опросив пациентов сразу же после их реанимации. Результаты опросов можно будет сравнить с жемчужиной, которую считали безделушкой, найденной в груде мусора. Именно такие "жемчужины"избавили меня от мрака неведения и скептицизма и привели к убеждению, что там, за пределами смерти, есть жизнь, и жизнь эта - не всегда сплошная радость.


"На том свете отдохнем"?

Некоторое время спустя мы с хирургами обсуждали моего пациента.

"Не правда ли, интересно, - сказал один из докторов, - этот пациент говорил, что пока его реанимировали, он побывал в аду! Однако меня это мало волнует. Если ад и в самом деле существует, то все-таки мне нечего опасаться. Я честный человек и постоянно пекусь о своей семье. Другие доктора погуливали от своих жен, я же никогда этого не делал. К тому же я слежу за своими детьми и забочусь об их образовании. Так что я не вижу повода расстраиваться. Если есть Небеса, то местечко там для меня приготовлено".

Я был убежден в его неправоте, но тогда я не мог еще обосновать свои мысли ссылкой на Писание. Я был уверен, что за одно только хорошее поведение нельзя надеяться на то, чтобы попасть на Небеса.

Впротивоположность большинствуопубликованных сообщений о жизни после смерти, не все посмертные ощущения радостны, - кроме Рая существует также и ад! Осознав реальность этого явления, я приступил к анализу материала, касающегося неприятных посмертных ощущений. Материал этот, по всей видимости, от других исследователей ускользал. Думаю, что происходило это по той причине, что такими исследователямизачастуюявлялись психиатры - то есть люди, лично не занимавшиеся реанимацией больных. У них отсутствовала возможность находиться рядом с больным в тот момент, когда он переживал это состояние. Неприятные впечатления испытывались пациентами у меня в кабинете во время реанимации по меньшей мере не реже, чем приятные. Права ли в таком случае Библия? Лично для меня этот вопрос однозначен, а каково Ваше мнение?


Мориц РООЛИНГЗ,

доктор медицинских наук (США)


(Печатается в сокращении)

По материалам www.requiem.ru

http://rescues1.narod.ru/vaio.htm

или

www.requiem.ru

Приложение 8

Наталия Лескова. Искушение потусторонним. Не каждая жизнь после смерти хороша

Статистика говорит: около 65% вдов видят призраков умерших мужей, до 75% родителей, потерявших ребенка, сохраняют с ним визуальный или слуховой контакт. Автор этих строк однажды познакомилась с женщиной, которая 40 лет проработала технологом на производстве. На пенсии она подрабатывала вахтером в одном из лечебных учреждений Москвы. Скромная труженица, наделенная трезвым, практичным характером и абсолютно не склонная к полету фантазии, как выяснилось, уже пять лет постоянно "общается" с умершим мужем. При этом в "летающие тарелки" и прочую "чертовщину" категорически не верит. А вот явление супруга стало для нее делом привычным, как утренний чай.

"Первые полгода после его ухода я все время плакала, - бесхитростно поведала она. - Но однажды он пришел ко мне, сел в кресло напротив и сказал: "Успокойся, со мной все хорошо. Своим горем и слезами ты держишь меня, и я не могу найти покоя. Отпусти меня и помни: я всегда буду заботиться о вас - тебе и дочках". С тех пор так и повелось: "призрак" любимого мужа дает ей советы, предупреждает о возможных неудачах, поздравляет с праздниками и утешает в беде. Вскоре судьба свела меня с ее дочерьми. Младшая - аспирантка МГУ, старшая - проректор одного из столичных вузов. И обе поведали, что с папой разговаривают довольно часто. Младшую он даже "благословил" на брак...

Таким историям несть числа. Апофеозом для меня стало откровение нейрофизиолога, директора Института мозга РАМН, академика Натальи Бехтеревой. Ученый с мировым именем, Наталья Петровна призналась, что после смерти мужа человеческий мозг, изучением которого она занималась всю жизнь, стал для нее "загадкой, которую в принципе нельзя разгадать". Призрак супруга стал приходить к ней даже днем, делясь важными мыслями, которые он не успел высказать при жизни. Анализируя происходящее, Наталья Петровна вспоминает, что нисколько не была напугана, поскольку ни минуты не сомневалась в его реальности. Самое поразительное то, что все предсказанное призраком сбывалось, а важные черновики, о которых он говорил, обнаруживались в том месте, на которое он указывал. "Что это было - продукт работы моего сознания, оказавшегося в состоянии стресса, или что-то иное, - я не знаю, - призналась Бехтерева. - Одно я знаю наверняка - он не померещился, а был на самом деле".

Еще одно доказательство в пользу "жизни после смерти" предоставил мне заведующий отделением реанимации Калининградской областной больницы Юрий Затовка. Примерно две трети его выздоровевших пациентов рассказывают о "коридорах" и "световых тоннелях", по которым они бредут, встречаясь с умершими родственниками. Причем свидетельства эти он стал собирать еще тридцать лет назад, задолго до того, как в России появились книги Раймонда Моуди и других авторов.

Одна из пациенток Юрия Петровича, очнувшись, приобрела странную способность слышать и видеть то, что происходит в соседних комнатах. "Я сам проверял ее - уходил в другой конец отделения и брал в руки разные предметы, звонил по телефону коллегам и говорил абсолютно не понятные ей вещи, - поведал мне Затовка. - Все это время она лежала неподвижно, поскольку двигаться вообще не могла. Но все мои слова и действия воспроизводила очень точно".

Появление "призраков" умерших родных и близких людей ученые называют "эффектом Соляриса". Следом за великим фантастом Станиславом Лемом они предполагают: материализация дорогих нам умерших людей вполне возможна на самом деле. Люди и образы, живущие только в нашей памяти, якобы могут "оживать" на самом деле. Конечно, эти "существа" не совсем то, что мы с вами. Их нельзя пощупать, взять кровь на анализ. При попытке фотографирования получаются странные размытые блики.

Доктор физико-математических наук Михаил Герценштейн из ВНИИ оптико-физических измерений РАН считает, что все это нисколько не противоречит законам физики. Он допускает, что чувствительные клетки глаза - палочки и колбочки - обладают свойством обратимости. Не исключено, что они работают, подобно полупроводниковым фотодионам, которые не только воспринимают свет, но и излучают его, если через них пропустить ток. Иначе говоря, рецепторы сетчатки глаза могут быть и приемниками, и генераторами каких-то излучений.

"Искушение потусторонним для человечества всегда было очень велико, - считает доктор физико-математических наук, академик РАЕН, старший научный сотрудник Института психофизического моделирования РАЕН Рудольф Несмелов. - Люди многих культур верили в то, что нечто остается жить после физической смерти тела. Исследуя многочисленные свидетельства людей, якобы побывавших "на том свете", я пришел к выводу: у нас нет оснований полагать, что пациенты умерли на самом деле, ведь одно дело - клиническая смерть, другое - смерть мозга. Все авторы описывают пограничное состояние, близкое к смерти, но никто - саму смерть. Многие из нас ощущали похожие состояния во сне, но при этом не умирали".

То же самое можно сказать о состояниях бестелесности, когда пациент, находящийся в коме, как бы видит себя со стороны, слышит разговоры врачей и медсестер вокруг своего тела. Эти "видения" говорят лишь о том, что мозг пациента продолжает работать, фиксируя визуальные и слуховые ощущения. Эти состояния включают в себя фантазии, похожие на сон, порой смешанные с фрагментами реальности.

Общение с умершими родственниками - безусловно, феномен подсознания, находящегося в состоянии сильнейшего стресса. Видения призраков и разговоры с ними - один из способов выхода из этого состояния. Никаких материальных подтверждений существованию "гостей", подчеркиваю, не обнаружено.

А вообще обольщаться "коридорами", ведущими нас в "светлое будущее", не стоит. Доктор психиатрии Дорис Ролингс недавно издал в США книгу, в которой рассказывает о переживаниях своих пациентов, переживших клиническую смерть, большинство из которых настаивали на том, что провалились в ад и испытали в высшей степени пугающие ощущения. Свою книгу он завершает словами: "Если и есть жизнь после смерти, то далеко не каждая из них хороша".

http://www.ng.ru/style/2003-06-11/16_prizrak.html

Приложение 9

Монах Вениамин. О смерти после смерти

Еще в раю, змей, в ответ на сомнения Евы, а не грозит ли им смерть за преслушание, уверял ее: "нет, не умрете" (Быт. 3, 4). Поверив отцу лжи, Адам и Ева сделали все человечество смертным. Войдя в мир, всеядная смерть косит всех без разбора: богатых и бедных, знаменитых и неизвестных, правителей и их прислуг, здоровых и немощных. Смерть уравнивает всех. Великий покоритель народов Наполеон Бонапарт в 1821 году в откровенном разговоре с графом де Монтхолону сказал : "Я умру, и мое тело возвратится в землю и станет пищей червей. Такова судьба того, кого наименовали Великим Наполеоном! Как глубока пропасть между моим ничтожеством и вечным Царством Христа!". Другой великий покоритель народов - Александр Македонский, когда умирал, попросил, чтобы при погребении одна его рука осталась вне гроба, во свидетельство того, что он ничего не достиг в этой жизни. Перед смертью в сознании человека встает вся его жизнь, и он вдруг осознает, что все его земныя "завоевания" ничтожны пред лицом безсмертия.

Но не так страшна сама смерть, как ея последствия; за вратами смерти открывается вечность, в которой есть два пути: светлый, возводящий нас к блаженному пребыванию с Богом, щедро разделяющему с нами Свою безграничную любовь; и иной, низводящий во мрак мучительной участи ненавистника Божия диавола и слуг его. В сей жизни мы строим свое будущее, приготавливаем себе место в вечности, вершим свою судьбу. "Смерть грешников люта", - говорит пророк Давид. Славный в сем мире - безбожный Вольтер, чье "перо было сильнее меча", покоритель умов, просветитель Европы, раскрепоститель морали, умирал от удара, медленно и мучительно. Его близкие сохранили нам описание этой ужасной смерти: "Он все время ругал нас, ибо его муки только усиливались от нашего присутствия, постоянно громко восклицая: "Убирайтесь! Это вы довели меня до такого состояния. Оставьте меня, я говорю, убирайтесь! Что за жалкую славу вы мне приготовили!" Он пытался заглушить свои страдания письменным раскаянием, которое приготовил, подписал и которое при нем зачитали. Но все было напрасно. Два месяца терзался он в предсмертной агонии, по временам скрежеща зубами в бессильной злобе против Бога и людей". Иногда, отвернув лицо, он взывал: "я должен умереть я оставленный Богом и всеми!" и Его сиделка, не вынося этого зрелища, время от времени повторяла: "Даже за все богатства Европы я не соглашусь присутствовать при смерти еще одного безбожника".

Другой "великий" представитель мира сего - Л.Н.Толстой, никак не мог понять почему его крестьяне умирают такой спокойной и мирной смертью. Его кончина тоже была не легкой.

Люди обычно либо не думают об аде, либо полностью отрицают его, либо представляють себе, что по смерти окажутся там, "идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание". Философия вседозволенности и безнаказанности только закрепляет это в сознании человека теориями современных корифеев медицины, таких как доктор Е.Кублер Росс, доктор Моуди, профессор Ринг и др., утверждающих, что все побывавшие за чертой смерти и вернувшиеся назад испытали исключительно "позитивныя ощущения". Ими написано немало книг о так называемом "позитивном" пребывании в загробном мире после клинической смерти.

Из Священного Писания, из учения Церкви, из творений святых отцов, из житий святых, наконец из собственнаго опыта мы знаем, что загробная участь может быть совсем не отрадная, а наоборот, мучительная и вечная. Но даже и в современной медицине существуют исследования, свидетельствующие о "негативных" переживаниях людей, побывавших в состоянии клинической смерти, а также "негативные" предсмертные переживания у людей, уходящих в вечность. О них современная психиатрия молчит.

В 1993 г. американский доктор Маурис С.Роулинг, специалист по сердечно-сосудистым заболеваниям и клинической смерти, президент института кардиологии в шт. Теннеси, в прошлом - личный врач американскаго президента Д. Эйзенхауера, написал книгу "To Hell and Back", где приводит множество примеров, когда люди при клинической смерти попадали в ад, но не хотели сначала говорить об этом. Собрав многочисленныя свидетельства о существовании "негативной" стороны загробной жизни, он послал их докторам: Кублер-Росс, Рингу, Моуди и другим, и предложил им устроить встречу со своими пациентами, пережившими ад в загробном мире; но либо не получил от них ответа (от Кублер-Росс), либо получил отказ, под предлогом, что изследование закончено и мы не хотим к нему возвращаться.

Следует заметить, что доктора Кублер-Росс, Моуди и другие, о которых упоминает в своей книге "Душа после смерти" о. Серафим Роуз, со времени написания им этой книги далеко ушли по пути искажения истины. Доктор Р.Моуди теперь является специалистом в различных областях шаманизма и оккультизма, устраивает лекции и семинары, на которых учит как проводить ум через зеркала и кристаллы. Свой дом он превратил в капище греческому богу медицины Эскулапу. Доктор Кублер-Росс занялась спиритизмом и в своей работе на помощь призывает духов - Салема, Анку и Вили, голоса которых она даже записала на кассету. Доктор Ринг увлекся НЛО (UFO), шаманизмом и спиритизмом и все это пытается свести в одну систему. Их, наверно, не пугает смерть, ибо они создали себе фантастическое представление о загробной участи и если они "прежде даже до конца" не обратятся, то узнают о своем заблуждении только при разставании с телом.

На некоторых неверующих смерть может наводить бесполезный ужас. Отец современного психоанализа Зигмунд Фрейд, например, панически боялся смерти. Несмотря на то, что он был врач, Фрейд даже близко не хотел подходить к трупам. Однажды, во время своей беседы с другим "отцом" психоанализа, доктором Юнгом, когда последний с увлечением говорил о трупах и смерти, доктор Фрейд, не вынеся темы разговора, упал в обморок. Позже он обвинил Юнга в том, что он подсознательно желал ему смерти. Юнг это обвинение принял весьма серьезно и последующия шесть лет их сотрудничества находился, как он говорил "на грани нервнаго разстройства", боясь, что он и правда убьет Фрейда. И это - отцы и основатели психиатрии и психологии, вдохновители современных медицинских "светил" - Моуди, Кублер-Росс и многих других.

Юнг также увлекался спиритизмом и свой известный труд "Septem Sermons ad Mortuos" написал под влиянием вызываемых им духов: "весь мой дом, - писал он, - был наполнен духами, они теснились до самой двери, и воздух был настолько тяжелый, что я еле мог дышать... И тут я вдохновился и начал писать и в течение трех вечеров окончил свой труд". Лидером сих духов являлся некий Филимон, котораго Юнг считал своим другом и наставником. Он его встретил в самом начале своих занятий спиритизмом. Описывая его внешность Юнг говорит, что у него "были рога и крылья" и он "хромал на одну ногу", этот "мудрый старец", писал Юнг, напоминал ему Фауста Гете. Демонам выгодно отрицать существование вечных мук, которыя уготованы им и отцу их - диаволу. И следуя за своими вдохновителями, их адепты, некоторые авторитеты современной медицины, тоже отрицают жалкую участь погибших душ. Душеспасительная память вечных мук совершенно чужда их сознанию.

"Помни последняя твоя и во век не согрешишь". Страх смерти может как страх Божий являться началом премудрости, началом обращения человека. Однажды Византийский император Исаак I Комнен, прогуливаясь в полдень, попал в сильную грозу. Он бросился бежать, скрываясь от сверкающих вокруг молний, как вдруг один разряд молнии ударил прямо около него. Это так потрясло императора, что он сказал: "Я видел как близка смерть! А что я сделал для своей души? Ничего". Он вернулся во дворец и отрекся от престола. Затем он оставил мир и ушел в монастырь, где принял постриг и сделался монастырским привратником.

"Как невозможно, чтобы голодный не вспомнил о хлебе, так невозможно и тому спастись, кто не вспоминает о смерти и о последнем Суде", говорит преп. Иоанн Лествичник (Сл. 26.). Сколько преступлений в мире не было совершено из-за памяти вечных мук, сколько душ наследовали жизнь вечную из-за спасительной памяти смерти!

"Братия мои, давайте не будем отрицать существование геенны, чтобы не попасть в нее, - говорит св. Иоанн Златоуст, потому что не верующий в ея существование становится более ленивым и небрежным в добродетели, а ленивый и небрежный в добродетели дойдет до нераскаянности и непременно закончит в аду. Давайте же безоговорочно верить в геенну и постоянно беседовать о ней, и тогда не будем падать в грех легко и быстро. Потому что память об адских мучениях, как иное горькое лекарство, излечивает и предотвращает всякое зло" ("Слово о будущем суде").

Св.-Троицкий монастырь, Джорданвилль, 2001 г.

Сноски
1.Pritchard, "Pebbles", p. 27.
2. Shaw, "Dying Tesimonies", pp. 47-48.
3. Jung, "Memories", pp. 190-193.

Библиография
Н. Василиадис, "Таинство смерти", 1998 г.
Maurice S. Rawlings, M. D. "To Hell and back".
1993.
Archim. Vasilios Bakogiannis, "After Death".1994.

"Православная Русь" N19(1688) 1\14 октября 2001

http://www.zlatoust.ws/adeath.htm


Оценка: 4.66*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Е.Сволота "Механическое Диво"(Киберпанк) Д.Куликов "Пчелинный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Турнир четырех стихий-3. Диана ШафранГорящая путевка, или Девяносто, помноженные на девяносто. Нина РосаМоре счастья. Тайна ЛиКиан. Любовь слепа. Белая Лилия АльшерКосмолёт за горизонт. Шурочка МатвееваЧервеные розы. михайловна надеждаПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна БеликМоя другая половина. Лолита МороЧерный глаз. Проникновение. Ирина ГрачильеваХолодные земли. Анна Ведышева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"