Скрипач Влад: другие произведения.

Испытание любви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.85*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История для любителей драконов.


   Испытание любви. Часть 1.
  
   Какой-то странный непривычный шум разбудил дракона. Спросонья он не сразу понял, что эти звуки производят удары в древние железные ворота, запиравшие вход в его замок. Драконам не так часто стучат в дверь. Он фыркнул. Неужели кто-то желает сразиться? Давненько его не доставали эти люди-железяки с копьями, щитами и зашкаливающим самомнением.
   Дракон устало перевернулся на другой бок и попытался снова уснуть. Но в дверь продолжали тарабанить, уже сильнее (возможно ногами), а к стуку добавился высокий писклявый голос:
   - Дракон!!! Выходи! Я знаю, что ты там!
   Дракон проснулся окончательно, и, придя в себя, очень удивился двум вещам. Во-первых, голос явно был женским. Дракон еще триста лет назад поклялся себе, что не будет иметь дела ни с какими женщинами, с тех пор жить стало в разы спокойнее, с какой стороны ни глянь. Но женщин (еще до мудрого решения) он обычно находил сам, а к входу в его пещеру приезжали исключительно суровые мужики, басовитым голосом требуя поединка.
   А во-вторых, вход в его нынешнее жилище (он сюда переселился в прошлом столетии - подальше от надоедливых людишек) находился на высоте в двести футов, на уступе скалы, под которым плескалось вечно бушующее море. КАК ОНА СЮДА ЗАБРАЛАСЬ?!
   Эти странности не давали ему покоя, а так как драконы существа любопытные (более любопытными могут быть разве что кошки), ящер покинул закоулок, в котором спал, прополз по узкому туннелю к воротам и выглянул в щелочку, образованную беспощадными временем в стене его укрытия.
   Перед входом стояла хрупкая девушка, одетая в порядком испачкавшиеся брюки и рубашку, растрепанная, с огромным рюкзаком за спиной, обвязанная какими-то веревками. Она изо всех сил пинала ногой створку железной двери и вопила.
   - Драко-о-он!!! Выходи-и-и!!!
   Дракон начинал сердиться: "Ходят тут! Стучат! Забрался на край мира - и здесь покоя нет!"
   Он рывком открыл дверь и выпустил огненную струю поверх ее головы - чтобы испугать.
   Девушка поморщилась от жара, но не отступила. Когда огонь иссяк, она притянула к носу с макушки локон своих длинных черных волос, скосила на него глаза и сказала:
   - Три месяца комплексного увлажнения посеченных кончиков коту, вернее дракону, под хвост!
   И тут же уставилась на дракона.
   - Это у тебя вместо "здрасте"?! Я - принцесса Абигейл! Ты, если мои глаза меня не обманывают, дракон. Будем знакомы!
   И принцесса Абигейл прошла мимо опешившего от ее наглости хозяина внутрь драконьего замка.
   - Фи! Ну и запашок тут у тебя! - заявила она, зажимая двумя пальцами нос. - Сера, гарь, дохлятина какая-то... А грязииищааа!
   Дракон опомнился от первоначального шока, резко развернулся, чувствуя, что злость и негодование сейчас захлестнут его.
   - Я к тебе по делу! - говорила девушка, сбрасывая на пол рюкзак и разминая плечо. - У меня, видишь ли, как у всякой приличной принцессы имеется жених...
   - Как ты забралась на скалу? - перебил дракон.
   - Альпинизмом увлекаюсь! Так вот, жених. Иностранный принц. Умный, красивый, богатый, ну все как положено...
   - Как ты переплыла море? - снова перебил дракон.
   - Хожу под парусом! Ты можешь выслушать?! Итак, принц. Эдуард Храбрый. Говорит, что меня любит всем сердцем и все такое прочее. И мне, конечно, полагалось бы просто выйти замуж, даже если без этой романтики. Но!..
   - Как ты узнала обо мне?
   - Воспитан, как дракон! То и дело перебивает! - фыркнула принцесса и громко повторила: - НО! Я не люблю, когда мне врут о чувствах. Ладно там, министры врут о состоянии дел казны, или военачальники, о качестве подготовки солдат, или повара о свежести продуктов. Но о чувствах!.. Если бы он сказал честно: "Мне на тебя наплевать, Абигейл, но я королевских кровей, ты королевских кровей, и такая уж наша судьба!" Я бы тут и успокоилась. Так нет! Он клянется, что без ума от меня.
   У дракона начинала болеть голова.
   - И я хочу это проверить. Потому что человек, который способен врать о чувствах, хуже любого другого вруна в тысячу раз!
   - ЧЕГО ТЕБЕ ОТ МЕНЯ НУЖНО?! - взревел дракон.
   Принцесса огляделась вокруг, вытащила факел из держателя на стене. На вытянутой руке поднесла к пасти дракона.
   - Ну-ка, дыхни!
   Дракон сначала выпустил маленькую струю огня, зажигая факел, а затем только возмутился и подумал: "А чего это она тут командует?!"
   Тем временем, Абигейл направилась по туннелю внутрь замка, продолжая на ходу тараторить о своем так называемом "деле". Дракону пришлось следовать за ней. Он, привыкший, что в словах должен быть какой-то смысл, все еще пытался вслушиваться в бред, который несла принцесса, надеясь разобраться:
   - Короче говоря, я подумала, что мне нужно устроить испытания нашим чувствам. Вернее его чувствам (в своих-то я уверена... или не уверена, но это не важно). А что может быть лучшим испытанием, чем опасность. А что может быть опаснее дракона?.. У тебя тут башня имеется?
   Туннель привел в большой зал, где дракон обычно отдыхал. Абигейл пересекла помещение широким шагом, по-хозяйски озираясь по сторонам, и направилась к лестнице ведущей наверх.
   - Башня?
   - Да! Извини, но я не смогу жить здесь, внизу. Мне нужен свежий воздух. Я, кажется, видела башню в твоем замке, когда взобралась на уступ.
   - Жить?..
   - Итак, решено! Я буду жить в башне! О чем я говорила? Ага, испытание. Если Эдуард в самом деле такой храбрый и в самом деле меня безумно любит. То он придет сюда, чтобы вызвать тебя на бой!
   - МЕНЯ?!
   - Ну ты же у нас дракон? Тебя, конечно! Ты полетаешь над ним, огнем, там, попыхаешь для страху. Порычишь. А потом сделаешь вид, что он тебя ранил. Грохнешься на землю - лапки кверху и язык высунешь - типа, издох.
   Дракон только открывал и закрывал рот, произносимое принцессой не вмещалось даже в его огромную драконью голову.
   - Я же в долгу не останусь. Что вы там, драконы, любите? Сокровища? Собрала я все свои драгоценности, браслеты, кольца, диадемы - терпеть не могу эти бесполезные холодные, безвкусные побрякушки. Набрался полный сундук. Вот, это будет твоей наградой. А еще подарю тебе пастбище со стадом овец. Сможешь беспрепятственно прилетать и есть, сколько влезет. Никто тебя преступником не объявит. Ну, думаю, о цене потом еще потолкуем. Торг, как понимаешь, уместен. Дело-то серьезное. Подождем три месяца. И если женишок мой не приедет, а предпочтет жениться на Лиз (это моя сводная сестра), значит, врал, собака! Врал! Вернусь, удушу его собственными руками! И эту стерву Лиз тоже удушу! Но ты свою награду в любом случае получишь, не волнуйся.
   Дракон был существом древним, мудрым и логичным, поэтому спросил:
   - А как Эдуард узнает, где ты?
   - Ха! - воскликнула принцесса. Они уже взобрались на второй ярус замка, и вышли в новый просторный зал. Еще одна лестница, ведущая в комнаты наверху, была слишком узкой и хрупкой для дракона. Абигейл остановилась и потушила факел - окна давали достаточно света. - Я все устроила. Сделала инсценировку, будто меня похитил дракон. Подожгла охотничий домик. Оставила в лесу огромный след, как от чудовищной лапы (долго же пришлось пыхтеть). Распустила слухи, положила на видном месте нужные книги, ну те, где о тебе сказано. Я ведь тебя по ним нашла. Короче, это еще одна проверка, догадается Эдуард или не догадается? Ведь зачем мне тупой лживый муж?
   Дракон медленно начинала доходить вся серьезность ситуации.
   - Что-о-о?!! - прохрипел он, с трудом дыша. - Что-о-о?! Ты разболтала всем, где меня найти?! Ты подстроила все так, будто это я тебя похитил?! Ведь старшие драконы еще двести лет назад подписали Конвенцию о прекращении вражды! Драконы не воруют принцесс, не жгут поселений и не едят домашний скот. А люди не посылают рыцарей, магов и ведьмаков, чтобы нас убивать! Меня же теперь будут искать все! Все! И люди! И собратья! И как мило с твоей стороны, оставить указания на видном месте!
   Дракон задыхался, захлебывался слюной. Его трясло. Жгло от ярости. И он понял, что сейчас произойдет... это...
   Принцесса Абигейл, которая, выслушивая его, хмурилась, глядя снизу вверх, высоко задрав голову, вдруг стала расти. А вместе с ней увеличивались и массивный стол, стоявший посреди залы, и стулья вокруг него, и книжные шкафы у дальней стены, да и вся зала. Потолок, царапавший драконий гребень, когда ящер сюда втиснулся, резко отдалился.
   - Ты выдала меня всему миру! Глупая безмозглая девчонка! - все еще кричал он, но с каждым словом громовой голос становился все тише, слабее, выше.
   Глаза Абигейл округлились, рот непроизвольно открылся, самоуверенное выражение сползло с лица.
   - Ты!.. Выдать меня!..
   Дракон резко замолчал. Постоял так немного. Затем ощупал себя, и бросился к ближайшему креслу, стягивая с него накидку.
   Перед Абигейл, неловко прикрывая коротким покрывалом срамные места, стоял мужчина лет двадцати пяти - тридцати, худощавый, темноволосый, с ярко-желтыми глазами... и отчаянно краснел.
   - Э-э-э... - только и смогла вымолвить принцесса.
   - Это случилось! - выкрикнул он. - Из-за тебя!
   - Но...
   - Да! Я превращаюсь в человека, когда злюсь или сильно нервничаю! Непроизвольно! Изъян у меня такой! А с годами нервы не становятся крепче!
   Принцесса еще некоторое время молча хлопала ресницами, а затем вдруг согнулась пополам и разразилась громким, булькающим, хрипящим, свистящим и хрюкающим хохотом.
   - Прости... - говорила она сквозь смех, вытирая слезы, брызнувшие из глаз, - прости... это у меня нервное... Тоже... Ха-ха-ха!.. Изъян, наверное!.. Ха-ха-ха!
   Дракону было не до смеха. Он знал, обратная трансформация - возвращение к его нормальному состоянию, возможна только спустя три дня. Неприятно было чувствовать себя тонкокожим, беззащитным человеком, к тому же голым. Этакого конфуза не случалось с ним вот уже пятьдесят лет. Да ведь и повода не было - так нервничать!
   Сопровождаемый заливистым смехом принцессы, он отправился вверх по лестнице, нашел в одной из комнат старый костюм: рубаха с кружевами, короткий камзол с огромными рукавами-буфами, невероятно узкие панталоны, туфли с длиннющими изогнутыми носками. Дракон вытряхнул пыль из наряда, облачился в него и, чувствуя себя гораздо лучше, отправился назад в зал - разбираться с незваной гостьей. Он был полон решимости, выставить ее вон!
   Успокоившаяся было Абигейл, увидев хозяина, заходилась новым приступом смеха.
   - Где ты достал эти панталоны?! А туфли!.. Ха-ха-ха!
   - Прекрати! - рявкнул дракон, настолько громко, насколько позволяло человеческое горло.
   - Ладно, ладно... - принцесса утерла слезы. - Молчу. Но... - новый приступ. - Эти рукава! Все! Все... Просто костюмчик твой вышел из моды уже века три назад. Ты в нем такой... такой...
   - Мне плевать на вашу человеческую моду! Главное, - дракон подошел к принцессе, легко поднял ее и взвалил на плечо, - что он не помешает мне вынести тебя из замка!
   Абигейл колотила кулаками по его спине. Дракона это нимало не трогало. Наконец, принцесса поняла, что применять нужно не физическую силу, а другие таланты, и снова затараторила:
   - Да не расстраивайся ты так. Травок попьешь, я знаю хороший состав, и все волнения как рукой снимет. Станешь опять драконом. Я могу тебе массаж сделать. Расслабляющий. Не подумай чего, просто расслабляющий. Ароматерапия тоже помогает. Эдуард так быстро сюда не доберется. А за это время я твои нервишки подлечу.
   - Никакой Эдуард сюда не приедет, - говорил дракон, неся принцессу вниз по ступенькам так легко, словно она совсем ничего не весила. - Если он не полный идиот, то устроит недельный праздник по случаю твоего исчезновения. Я бы на его месте так и сделал - какой прекрасный способ от тебя избавиться!
   Принцесса предпринимала еще минимум дюжину попыток уговорить дракона, но тот попросту перестал ее слушать. Снова вернувшись в туннель, он свободной рукой прихватил по дороге брошенный рюкзак. Вынес Абигейл наружу, поставил на камень, рядом опустил рюкзак и, небрежно махнув рукой на прощание, отравился назад в замок.
   - Ты так и бросишь меня здесь... одну? - вполголоса спросила принцесса.
   - Скажи спасибо, что я не бросил тебя в море. Но если не освободишь уступ до завтрашнего утра, то клянусь своим огненным дыханием, я так и сделаю!
   Абигейл решила, что пришло время применить самое страшное и самое убийственное оружие - она расплакалась. Принцесса, глядя в спину уходящему дракону, всхлипывала все громче и громче, опасаясь, что тот не слышит.
   Дракон к ее ужасу продолжал идти к двери так же решительно, и Абигейл уже отчаялась, когда он вдруг резко остановился, развернулся и зашагал обратно.
   - Три дня! - сказал он. - Ты останешься здесь на три дня! А потом я снова стану драконом и отнесу тебя домой! И ты поклянешься мне!
   - В чем? - взгляд принцессы был ясным и невинным.
   - Ты объявишь всем, что никто тебя не похищал! И что ты сама все это выдумала, и сама сюда приплыла! И сама влезла на эту чертову скалу! И сама...
   - Ладно-ладно! - принцесса примиряюще подняла руки вверх. - Клянусь!
   Что-то в ее хитрых глазах не давало дракону до конца поверить в это "Клянусь".
  
  
  
   Испытание любви. Часть 2.
  
   Рассекая низкие белые облака мощными взмахами крыльев, дракон несся в поднебесье, и размышлял. Ему - Ройру, четыреста двадцать четыре года. Конечно же, для дракона это только начало рассвета сил, но ведь должен же быть хоть какой-то толк с четырех с четвертью веков! Хоть какой-то опыт! Мудрость!.. КАК?! Он, дракон - древнее и могущественное создание, не чуждое магии и причастное тайнам вселенной, мог допустить, чтобы эта женщина переиграла всё по-своему?!
   Его три дня превратились в ее три месяца. Три месяца! И не минуты покоя! Она постоянно доставала его своими разговорами, расспросами, советами, шутками. различными выдумками, поучениями (Учить его - дракона!) Неудивительно, что Ройр большую часть этого времени пребывал в человеческом обличии - никому никогда раньше не удавалось злить его так сильно и так часто! Она мало того, что болтала целыми днями, так еще и его, обычно молчаливого и необщительного, вынудила вести долгие разговоры. И самое ужасное - ему это нравилось! Пфф! Какая глупость!
   И вот теперь, после трех месяцев долгих вечеров у камина, с чаем или вином из его погребов, после разных-разных историй, после совместных полетов над морем и вылазок (в человеческом обличии) в близлежащие поселения, после вечного раздражения и волнения, он несет ее домой на своей спине. И ощущает почему-то не облегчение, а огорчение.
   Ройр думал, что вполне возможно, Абигейл попросту манипулировала им. Она быстро смекнула, что, разозлившись, он становится человеком, и не способен вернуться в привычное состояние целых три дня, даже полностью успокоившись. Поэтому каждый раз, когда он собирался отнести ее домой, принцесса устраивала скандал, поддразнивала, насмехалась над его старомодной одеждой, пряталась в замке, заглядывала в старые книги, в которые ей не положено было заглядывать, или же напоминала о совершенной ею глупости и начинала вслух рассуждать, что же из этого выйдет. В результате, дракон недолго оставался драконом, и вместо того, чтобы сжечь несносную принцессу дотла, вынужден был бить посуду и крушить мебель, выплескивая свою человеческую ярость.
   - Опять! Снова! Из-за тебя я снова стал человеком! - кричал он.
   - Может, ты просто не умеешь держать себя в руках? - отвечала с лукавой улыбкой Абигейл и тут же становилась шелковой. Она услужливо заваривала успокаивающий чай, рассказывала добрые истории, а когда он немного успокаивался, гладила по голове и массировала плечи.
  
  
   Абигейл сидела тихо, тоже размышляя о своем. Эдуард так и не приехал. И теперь ей придется разбираться с бывшим женихом и, возможно, с Лиз. Просить прощения у мачехи - Королевы-Регентши. Выступать, ко всему прочему, перед Международным Межвидовым Комитетом, подтверждая, что дракон ее не похищал. А потом объяснять всем родным, близким и далеким, да практически всему миру - какого дьявола она все это затеяла. А в подобных масштабах проверка любви жениха - уже не казалась ей такой весомой причиной, как раньше.
  
   Дракон начал снижаться. На главной площади королевства забегали, суетясь, люди.
   - Дракон! - завопил кто-то.
   "Так всегда!" - подумал Ройр, ожидая дальнейших истеричных криков, визга, обмороков и тому подобного.
   - Готовьсь! - послышался довольно суровый голос без тени паники.
   Дракон заметил, что маленькие фигурки внизу двигаются довольно слажено, небольшими группками, а на вершинах башен, окружающих площадь поблескивают какие-то приспособления.
   - Наводи! - раздавались новые команды. - Поджигай!
   - Пушки! - заорала принцесса Абигейл, перебравшись по его шее к самому уху. - Это пушки!
   И через мгновение, прежде чем Ройр успел спросить, что такое пушки, раздался страшный грохот, и нечто круглое просвистело мимо его головы. Дракон скосил глаз, следя за странным предметом.
   - Нужно, чтобы они меня увидели! - Абигейл пыталась перекричать шум ветра. - Развернись, чтобы они увидели! Сделай круг! Вон! На Западной Башне! Это Эдуард! И Лиз!
   Дракону очень не нравилось все происходящее.
   - А вдруг тебя зацепит этой круглой штуковиной? - спросил он.
   - Нет! Они перестанут стрелять, как только увидят меня!
  
   Абигейл отчаянно махала руками, дракон сделал круг, еще больше снизился, пролетел буквально в нескольких десятках футов от башни, где стояли Эдуард, Лиз, Королева-Регентша, и не заметить, что на спине у ящера сидит принцесса, было невозможно.
   Лиз, став на носочки, что-то сказала на ушко Эдуарду, затем он перекинулся парой слов с маршалом Ролдом, тот пытался спорить. Но Эдуард прикрикнул:
   - Выполнять!
   И снова заговорили пушки...
  
   - Они стреляли по мне... Видели меня и стреляли... Эдуард отдал приказ! - Абигейл проговорила это негромко, но дракон услышал. Услышал и... разозлился.
   Ярость огнем прорвалась изнутри. Не думая о последствиях, вообще ни о чем не думая, он ринулся в бой, шипя, выпуская гигантские когти, дыша огнем. Он успел разрушить часть одной из башен, и превратить две пушки в лужицы расплавленного металла. А потом его гнев дошел до крайней точки кипения, и случилось это...
   Ройр стал уменьшаться прямо в воздухе. Испугавшись не столько за себя, сколько за принцессу на спине, ноги которой уже показались с обоих его боков, он отчаянно замахал стремительно исчезающими крыльями и приземлился на ту самую башню, где стояли бледные и насмерть перепуганные родичи (ну или не родичи) принцессы.
   Ройру никогда в жизни еще не было ТАК стыдно! В голове осталась только одна мысль: "Какой позор! Абигейл станет меня презирать! И возненавидит! А я смогу отсюда улететь только через три дня!"
   Абигейл спрыгнула с него, словно с лошади, твердо приземлившись на ноги, и тут же ринулась к сбившимся в дальнем углу площадки людям.
   Голого Ройра накрыл слетевший с нее плащ.
   - Ах ты!.. - начала принцесса, обращаясь к русоволосому юноше с квадратной челюстью. Слова, которые полились из нее, сложно было назвать просто ругательствами.
   Из всего сказанного, дракон понял лишь, что Абигейл считает своего бывшего жениха скользким лживым слизняком со странными эротическими наклонностями и что он она собирается прямо здесь и прямо сейчас лишить его того последнего, из-за чего его случайно можно принять за мужчину.
   Ройр устало присел и прислонился спиной к парапету. Он глядел в спину Абигейл, понимая, что его помощь ей сейчас совсем не нужна. Девушка достаточно смела и агрессивна, чтобы скрутить в бараний рог и этого наложившего в штаны принца, и старую ведьму в короне, стоявшую справа от него, и стучащую зубами костлявую девицу (Лиз, должно быть).
  
   А принцесса тем временем росла. Вначале Ройр думал, что его превращение еще не до конца завершилось. Затем он испугался, может теперь на человеческом облике дело не закончится? И он из человека станет каким-нибудь псом, например? А из пса сусликом, а потом мышью и так пока не исчезнет?! Но потом, заметил, что принцесса растет не только в его глазах, но и увеличивается по сравнению с другими людьми на площадке.
   От удивления Ройр вскочил и протер глаза. Абигейл уже стала размером с небольшой дом. На ее хребте появились шипы, тело покрылось чешуей, ногти изогнулись в смертоносные когти, голова вытянулась, сверкая длинными зубами, а из спины выросли громадные крылья.
   Драконица! Настоящая живая драконица! Каковых он не видел уже лет триста!
   Она рычала и дышала огнем.
   - Ты не представляешь, Эдуард, как ты меня разозлил! - разобрал Ройр в ее громовом голосе.
  
   Ужас стоящих перед Абигейл людей достиг апогея. Лиз грохнулась в обморок. Королева-мачеха, подобрав юбки и потеряв корону, с визгом побежала вниз по лестнице, покидая площадку на вершине башни. Эдуард сделался белым, как мел, и осел на пол.
   - Ты дракон? - удивленно спросил он безжизненным голосом.
   - Я? - только теперь Абигейл заметила, во что превратилась. - Я ДРАКОН?!! Я?..
   Она, выворачивая шею, пыталась рассмотреть собственное тело. Захлопала крыльями, не веря, что это ее крылья, но те подняли ее в воздух. Абигейл неловко отступала к краю башни, зацепилась за парапет когтями, камни кладки поддались и треснули. Она падала вниз.
   В последний момент Ройр, разогнавшись, спрыгнул с башни прямо ей на спину, подполз ближе к голове и прокричал в самое ухо:
   - Маши! Маши крыльями, Абигейл! Лови воздушный поток!
   - Я не умею! Я не умею! - в панике кричала она, теряя высоту.
   - Умеешь! Если сумела превратиться в дракона, то и летать сумеешь! Давай!
   Абигейл сделала несколько мощных взмахов, неловко ударилась боком о стену, перекувыркнулась в воздухе, едва не сбросив Ройра, и, наконец, магическая природа взяла свое, ей удалось выровняться и взмыть над площадью.
   - Я лечу! Лечу!!! - кричала восторженно Абигейл. - Я дракон! - затем голос дрогнул: - Почему я дракон?!
   - Может, ты просто не умеешь держать себя в руках? - съязвил Ройр.
  
   Договорить им не дали. Палили из всех оставшихся пушек. Ядра пролетали буквально в нескольких дюймах от крыльев Абигейл, которая то и дело срывалась вниз, с трудом снова восстанавливая более-менее уверенный полет.
   - Летим отсюда! Летим! - орал дракон.
   - Куда?! - металась новоиспеченная драконица.
   - На восток!
   - Где восток?!
   - Там, где сейчас солнце!!!
   - Но я ничего так не вижу!
   - Лети туда! И быстрее!
  
  
  
  
  
  
  
  
   Испытание любви. Часть 3.
  
   В главном зале драконьего замка весело горел камин. Дракон, уже два месяца как вернувший себе драконью сущность, лежал, свернувшись клубочком, и из-под опущенных век наблюдал за расхаживающей взад-вперед Абигейл в человеческом обличии.
   - Нет! Ты послушай только! - возмущалась девушка. - Ну не наглость ли это?! Объявить меня! Меня! Их наследную принцессу!!! Вне закона! Это заговор!
   - Ты сама виновата, - ухмылялся Ройр.
   - Я? Я еще и виновата?! Мой жених, мачеха и сводная сестра сговорились сжить меня со свету, а я еще и виновата!
   - Надо было быть умнее и не давать им повода. Но нет, тебе захотелось "проверить чувства". Вот и проверила.
   Абигейл остановилась перед его мордой, сдвинула брови, уперла руки в бока, будто это она сейчас была драконом, а не он.
   - А что? Мне нужно было выйти замуж за Эдуарда и подождать пока они отравят меня за ужином?
   - Нет, - дракон зевнул, - тебе нужно было найти какой-то другой способ. Теперь они считают тебя мной! - он рассмеялся.
   Да, люди нашли объяснение произошедшей на их глазах трансформации. Королевские мудрецы (естественно не без вмешательства троицы интриганов: королевы, Лиз и Эдуарда) решили, что дракон (то есть он) сожрал несчастную Абигейл еще в самом начале, а затем, будучи магом, решил (за каким-то дьяволом) превратиться в принцессу и обмануть королевскую семью! Несмотря на всю смехотворность ситуации, проблемы за ней стояли не шуточные. Как ни крути, а получается, что он, Ройр, нарушил Конвенцию о прекращении вражды. И рано или поздно к нему в замок заявятся старшие драконы, а потом рыцари-драконоборцы. А может в обратном порядке, но драконоборцев он не особо боялся, а вот старших драконов... Особенно если те застанут его в человеческом облике, и он не сможет ничего с этим поделать. Старшие не пойму, не поверят, что он не контролирует процесс, сочтя встречу их в человеческом теле непростительным оскорблением.
   Именно поэтому Ройр прилагал все усилия, чтобы не злиться и не нервничать. Пока что это удавалось. И немалый вклад в антистрессовую драконью терапию вносило незавидное положение самой Абигейл. Приятно было осознавать, что он страдает не один. Принцесса (исключительно из-за своей глупости и недальновидности) попросту перестала существовать для своих подданных как принцесса. Теперь она - не Абигейл, которая может превращаться в дракона, а дракон, который прикидывается Абигейл (непонятно зачем). К тому же она контролировала процесс трансформации еще хуже, чем сам Ройр, то и дело становясь драконицей. И это не могло не радовать.
   - Меня предали! Ты понимаешь, предали! Га-а-ады!!! Да если бы я только добралась до его мерзкой шеи! Почему я тогда не сожгла его?! Почему ты промолчал и не подсказал?! Сейчас Эдуард был бы кучкой пепла! А потом Лиз! А потом мачеха! - Абигейл распалялась. Глаза наливались кровью, кулаки сжимались и разжимались. И к великому удовольствию дракона она опять начала расти (хотя только сегодня утром стала человеком, отойдя от очередного приступа). Он обожал, когда это случалось.
   Абигейл как драконица была очень даже ничего. Гибкая тонкая шея, блестящая чешуя с красноватым отливом (сам Ройр был сине-золотым). Мускулистое гибкое тело. Широкие крылья. Идеальные белоснежные зубы и острые тонкие когти! Изумрудно-зеленые раскосые глаза с вертикальными зрачками. Длиннющий хвост! Что в женщине может быть прекраснее длинного подвижного хвоста?! Черные гребни, похожие на горы, по всему хребту. А какие великолепные у нее рога! Нет, таких великолепных раскидистых закрученных рогов Ройр не видел раньше ни у кого!
   В огромной зале стало тесно. Два дракона едва умещались здесь, тесно прижимаясь друг к другу. Как он обожал этот момент!
   - Я бы только!.. Только дохнула!.. - поток гневных слов Абигейл иссяк. - Я опять... - грустно закончила она.
   - Я вижу... - улыбнулся Ройр.
   Абигейл устало положила голову на его шею, впрочем, здесь ее некуда больше было положить. Он это тоже обожал.
   - Почему я превращаюсь в дракона?
   - Может в тебе драконья кровь, которая до сих пор спала?
   - Да? - Абигейл оживилась, вскинула голову и тут же, стукнувшись рогом об потолок, снова прилегла на шею Ройра. - Но как? Хотя... У меня в роду был один король... Гор Огнедышащий! Да! Мы все думали, это от того, что он обожал острые соусы! А может?..
   - Может.
   Абигейл замолчала на некоторое время. А дракон наслаждался моментом. Тишина, покой, тепло тела драконицы рядом... Следует заметить, что в таком обличии принцесса болтает намно-о-ого меньше.
   - Что мы будем делать дальше? - спросила она.
   - Слетаем-ка к страшим... - предложил Ройр, удивляясь, что эта идея не пришла ему в голову раньше. И правда, зачем ждать, когда к тебе явятся с претензиями, если можно самим все рассказать, представив дело с нужной стороны?
   - Думаешь, они помогут? - вяло отозвалась Абигейл.
   - Во-первых, они старшие! Долго живут. Много знают. И, скорее всего, смогут ответить на вопрос, почему ты превращаешься в дракона.
   - Долго живут? Насколько долго?
   - Ну... младшему из старших три с половиной тысячи лет.
   - Ого! - принцесса присвистнула.
   - Не свисти! Сколько говорить - сокровища истощатся! - возмутился Ройр и продолжил: Во-вторых, если ты уж превращаешься в дракона, значит, тебе нужны документы!
   - Какие-такие документы?
   - Не знаю, как у вас людей, но у нас, без бумажки ты... в общем, не дракон. Нужно, чтобы старшие выписали тебе свиток, ты оставишь там отпечаток лапы, потом твои данные внесут в магические книги, ну и тогда ты - полноценный дракон!
   - А мне это нужно?
   - Ты же не хочешь, чтобы тебя объявили драконом-нелегалом?
   Абигейл пожала плечами.
   - Ладно, - сказала она, подумав, - если они помогут мне доказать, что я это я - принцесса Абигейл, и дадут нужный документ, то я согласна! Когда вылетаем?
   Нетерпеливая драконица уже пыталась переползти через Ройра к выходу.
   - Есть одна проблемка...
   - Ммм?
   - Старшие живут очень далеко. Долететь туда может только дракон. Притом, хорошо выспавшийся, хорошо покушавший и, в моем случае, абсолютно спокойный дракон!
   - Ничего... - пыхтела Абигейл, протискиваясь между боком Ройра и стеной, - покушаем и долетим! Хотя тебе диета не помешала бы... Если ты вдруг разозлишься по пути, со всеми вытекающими, я тебя понесу на спине!
   - Нет! - вскричал Ройр и за хвост потянул ее назад. - Ты не долетишь! Вот, ты сколько спала в последний раз?
   - Как обычно, часов девять.
   - А перед путешествием на остров старших нужно спать минимум девять лет!
   Абигейл застыла наконец, прекратив суетливо сучить лапами.
   - Я-то спал перед твоим приходом. Ровно двадцать лет. Так что, я бы долетел. Но! Мне ведь придется брать тебя с собой! А это значит, что большую часть пути я буду зол... очень зол. И скорее всего, буду человеком! Понимаешь о чем я?
   Драконица только фыркнула.
   - Я бы связал тебя по рукам и ногам, засунул бы в рот кляп, посадил в мешок и так перенес бы через океан...
   - Но тогда я буду зла! Очень зла! - зашипела Абигейл. - А значит, большую часть пути, я буду слишком большой, чтобы ты меня нес!
   - Это да... Нам обоим нужно вернуться в свое первоначальное состояние и оставаться совершенно спокойными всю дорогу. - Ройр задумался и глубоко вздохнул. - Только это невозможно...
   Гибкое тело Абигейл вдруг снова пришло в движение, она попятилась назад, извиваясь по-змеиному (чем вызвала у Ройра не совсем приличные мысли), уткнулась своей мордочкой чуть ли ни в нос ему, схватила передними лапами его за плечи и радостно произнесла:
   - Кажется, я знаю!
  
   ***
  
   - Полпузырька в день - доза для человека. Полбочки в день - доза для... дракона... - растрепанная старуха сглотнула и покосилась на Ройра, который изображал каменную статую, чтобы поменьше ее пугать.
   Абигейл, обретшая вместе с новой идеей душевное равновесие, а вместе с равновесием человеческий вид, приняла из рук лесной ведьмы пузырек, понюхала его содержимое, поморщилась.
   - И беречь от кошек, - добавила ведьма.
   - Хорошо-хорошо. Нам нужно... Ройр, сколько нам лететь?
   - Дюжину дней.
   - Шесть бочек и шесть пузырьков!
   - Где ж я столько наберу?! - ведьма аж подпрыгнула от удивления.
   - Твои проблемы! - заявила Абигейл.
   - Двенадцать того и другого! - поправил дракон.
   - Зачем? - нахмурилась принцесса.
   - А обратная дорога?
   - Где я столько вам возьму?! - вопила ведьма.
   Дракон вздохнул, вынул из-под крыла сундучок с сокровищами, любовно его погладил и поставил перед старухой.
   - Ты нам зелье! Мы тебе сокровища! - Абигейл говорила так медленно и жестикулировала так красноречиво, будто старуха не знала ее языка.
   Ведьма открыла сундук, и ее глаза алчно засверкали.
   - Завтра! К завтрашнему утру сварю! А любовное зелье не хочешь, деточка? Бонусом! Только обращайтесь. Я драконью дозу сделаю!
  
   Когда следующим утром они забирали заказ, перевязывали бочки и закрепляли их на его спине, дракон незаметно для Абигейл, наклонился к ведьме и прошептал:
   - А есть такое зелье, чтобы она спала двенадцать дней? - он был древним, мудрым и рациональным существом, поэтому совершенно не понимал, зачем покупать столько успокаивающего зелья для двоих, когда можно было обойтись пузырьком усыпляющего зелья для одной?
   - Есть конечно!.. - в тон ему шепотом начала старуха, и тут дракон заметил, что Абигейл в упор смотрит на них.
   Принцесса в тот день снова превратилась в дракона.
  
  
   Испытание любви. Часть 4.
  
   - Летим?
   Через полчаса.
   - Летим...
   Через два часа.
   - Хорошо летим?
   Через час.
   - Все ништяк...
   Через семь часов
   - Ты спокоен?
   Сорок минут спустя.
   - Спокоен...
   По прошествии суток.
   - А ты спокойна?
   На следующий день.
   - Я - спок.
  
   Двенадцатый день полета прошел без малейших происшествий, как, впрочем, и предыдущие, одиннадцать. Половина бочек, привязанных к драконьим бокам, почти опустела. Уменьшилось и количество пузырьков в сумках принцессы.
   - Заправимся? - предложила Абигейл.
   - Заправимся... - немного (часа полтора) подумав, ответил дракон
   Они одновременно, привычным движением поднесли ко рту емкости с ведьминым варевом и залпом выпили.
   Зелье старуха варила отменное - Абигейл всю дорогу практически не разговаривала, а дракон, пребывая в вялой прострации, совершенно не беспокоился по поводу предстоящего объяснения со старшими.
   Полет проходил нормально.
  
   ***
  
   Рухуру недавно исполнилось семь тысячелетий. Он был одним из самых старых драконов в мире, и, несомненно, самым мудрым. Ведь именно Рухуру являлся хранителем великой драконьей библиотеки. Время не пощадило его драконье тело - Рухуру сморщился и ссохся до размера быка. Он совершенно не мог летать, зрение немного притупилось, поэтому древний ящер носил очки с толстыми линзами, а вот его слуху мог бы позавидовать и молодой. Рухуру обожал издеваться над собратьями, распространяя неверные сведения о своей глухоте, и заставляя более молодых по несколько раз повторять сказанное ему все громче и громче. Ему нравилось видеть, как те злятся и раздражаются. А еще благодаря такому одурачиванию, Рухуру знал обо всем, что происходит на Острове Старших. Ведь никто не считал нужным шептаться в его присутствии - глухой старикан все равно ничего не слышит.
   Старик входил в состав Совета старших, где принимались самые важные решения по драконьим делам, чем очень гордился.
   В тот день Рухуру смотрел в свою любимую подзорную трубу, замечая каждую мелочь на острове, ему было ужасно скучно - уже сто лет не происходило ничего интересного, а Рухру обожал, когда происходит что-то интересное. Вообще о Рухуру можно было сказать две вещи - он обладал невозможным любопытством и обожал розыгрыши.
  
   Он со вздохом решил, что сегодня снова будет ничем не примечательный день. Но вдруг откуда-то из-за горизонта появился силуэт дракона, быстро приближающегося к острову.
   Рухуру рассмотрел его в подзорную трубу: дракон был молод - не больше пятисот лет, но не настолько молод, чтобы впервые явится за документом, удостоверяющим драконью личность.
   Когда тот подлетел ближе, первое, что удивило Рухуру - абсолютно невозмутимая морда юнца. Сюда, на Остров Старших, не прилетают с такой невозмутимой мордой! Драконья физиономия, которой меньше трех тысяч лет, должна выражать глубокое почтение, благоговейный ужас и волнение, дабы старшие знали - их уважают и боятся!
   Первое конечно странно, но второе еще хуже: непочтительный юноша притащил сюда человека! Более того, похоже, что женщину! И эта женщина ехала верхом на драконе, с таким царственным лицом, словно являлась королевой всех драконов вместе взятых!
   Приземлившись на берегу, посетитель, направился к главной пещере медленно и степенно.
   Рухуру все это очень возмущало, он хмурился, ворчал и жевал свой длинный ус. Такое событие - уже не любопытно, а возмутительно! Он покинул свое жилище и пошел наперерез юнцу, намереваясь отчитать и остановить.
   - Совсем молодежь обнаглела!.. - ворчал Рухуру. - Это же надо! Являются спозаранку и сразу прямиком в Главную пещеру. А вдруг старшие еще не позавтракали? А кого это волнует?! Ничего не боятся! Вот семь тысяч лет назад все было по-другому! Когда я явился за документом на Остров Старших, я три года по прибрежным лесам прятался - так уважал великих! А этот - только посмотрите на него!..
   Рухуру уже почти вышел навстречу вновь прибывшему и вдруг, как гром среди ясного неба его древнюю голову поразила мысль: пророчество! Слова из древнего-предревнего пророчества, написанные огнем на каменных скрижалях еще за триста тысячелетий до рождения самого библиотекаря, всплыли вдруг на поверхность старческих мозгов:
   "И явится Первый Дракон вам, но вы его не узнаете,
   Ибо вид его будет смирен, а облик не древен.
   Выступает он величественно,
   А в речах его нет суеты.
   "Нет! - скажете вы, - не могут лапы Первого касаться праха земного.
   А спину свою Первый разве подставит, чтобы нести низшего?"
   Но, горе вам, если ошибетесь!"
  
   Пораженный Рухуру застыл на месте, а дракон с женщиной на спине прошел дальше. Старик затряс головой. Кряхтя, расправил свои морщинистые крылья, и впервые неизвестно за сколько столетий поднялся в воздух. Рухуру спешил сообщить прочим членам Совета, что явился... ПЕРВЫЙ ДРАКОН!
  
   ***
  
   - Я подумал, - медленно произнес Ройр, пройдя четверть пути до Главной пещеры, - что тебе не мешало бы сейчас превратиться в дракона.
   Какое-то время спустя Абигейл отозвалась:
   - Почему?
   Ройр обдумал ее слова.
   - Наверное, потому что людям нельзя на Остров Старших. Превращайся.
   - Не могу.
   Зелье начинало выветриваться, но еще слишком медленно.
   - Подумай о том, как плохо поступила с тобой мачеха.
   - Плохо, согласна, - совершенно спокойно ответила принцесса.
   - Вспомни о предательнице Лиз, - безэмоционально подначивал дракон.
   - Негодяйка, - голос Абигейл был ровным, как гладь замерзшего озера, - я за это отрежу ей сиськи.
   - Представь только - Эдуард врал, что любит тебя, а в это время кувыркался в постели с Лиз.
   - Откуда ты знаешь? - любопытства или возмущения в вопросе не было ни капли.
   - У меня есть волшебное зеркало, которое показывает сцены из прошлого, реже из будущего, и ооочень редко из настоящего, - деревянным тоном объяснил дракон.
   - Почему ты не показал это зеркало мне? - безучастно поинтересовалась принцесса.
   Дракон пожал плечами:
   - Ты не спрашивала.
   Они были все ближе и ближе к Главной пещере. Ройр понимал, что принцесса не сможет достаточно разозлиться, чтобы стать драконом. Ройр знал, старшие не похвалят его за то, что принес на спине в самое сердце драконьей культуры человека. Возможно, они сожгут его на месте, возможно, проклянут страшным проклятием, возможно, превратят в слизняка, а может быть, даже... отберут документ!
   Дракону было фиолетово.
  
   ***
  
   - Первый вернулся! - дребезжащим голосом провозгласил Рухуру.
   - Что? - гигантский, с целую гору, золотой дракон повернул к нему голову, очнувшись ото сна. - Что ты там кричишь, Рухуру?
   Два часа несчастный старик убеждал собратьев в том, что перед их глазами исполняется древнее пророчество, и таки убедил.
   Совет старших в полном составе (двенадцать особей) выстроился на уступе скалы перед Главной пещерой, глядя, как к ним медленно приближается легендарный Первый Дракон.
   Вид его был смирен. Облик не древен. Выступал он весьма величественно, на спине сидело низшее существо - человек. В том, что это предсказанный Первый, сомнений оставалось мало.
  
   ***
  
   Ройр был все ближе и ближе к Главной пещере, действие зелья ослабевало, и волнение уже давало о себе знать.
   - Превращайся давай! - торопил он принцессу. - Я же опозорюсь перед старшими, если ты не станешь драконом прямо сейчас!
   - Не дави на меня!
   - Женщина! - разговор пошел совсем в других тонах, чем час назад, - Ты два месяца подряд то и дело превращалась! Ты суток человеком не проходила, исключая дни полета!
   - Ты прекрасно знаешь - это всё зелье! Я слишком спокойна!
   - Зато я уже недостаточно спокоен! Ты сейчас выведешь меня!
   - Ты не понимаешь меня! Всегда хочешь, чтобы было по-твоему! Неужели так трудно посочувствовать!
   - Абигейл! Превращайся! Прошу тебя, превращайся уже! - дракон стянул ее со спины и поставил на землю перед собой.
   - У меня не получается.
   Дракон подумал, что единственный способ заставить принцессу превратиться - это сказать что-то обидное, разозлив ее. Беспроигрышная фраза сразу родилась в глубине мозга и завертелась на языке:
   - Ты - глупая сумасшедшая баба, которая никому не нужна - ни жениху, ни сестре, ни мачехе, ни подданным! Ты скоро состаришься, а у тебя нет ни мужа, ни детей, ни ума в голове!
   То, что он перестарался, Ройр понял еще раньше, чем ее губы исказились и задрожали, а из глаз брызнули слезы.
   Дракон зажал рот лапами, испуганно вращая глазами.
   - Прости, прости, Абигейл!
   - А-а-а!!! - ревела принцесса. - Я никому не нужнааа!
   - Нужна, Абигейл, нужна!
   - Никомуууууу!
   - Ты нужна мне!
   - Я чудоооовищееее!
   - Мне нужна ты - чудовище!
   - Не называй меня чудооовищееем! Ты сам чудоооовищеее!
   - Хорошо, хорошо, только не плачь, только не плачь... Все что угодно, только не слезы!
   - А-а-а!!! Меня никто не люююбиииит!
   - Мне нужно выпить... - пробормотал дракон, чувствуя, что самообладание его практически на исходе и может случиться страшное. Он потянулся к бочкам на боку, намереваясь хлебнуть из одной из них.
   - Мне тоже надо, - заявила принцесса, вытаскивая пузырек из сумки.
   - Сто-о-ой!!! - заорал дракон, забывая о своей бочке, и цепляя когтем рукав принцессы.
   - Мне на-а-адо... - Абигейл сердито переложила пузырек в свободную руку.
   - Нет! Нет! Абигейл! Тебе нельзя!
   - Я нервная!
   - Нельзяяя! Ты не преврати...
   Борьбу с девушкой за злосчастное зелье Ройр продолжал уже в человеческом обличии - переволновался.
   - Ага! - радостно воскликнул он, вырвав пузырек из ее рук.
   - Ооо, нееет... - выдохнул он, осознав, что только что превратился в человека.
   На Острове Старших!
   Возможно прямо на их глазах!
   И залпом выпил успокоительное. Полный флакон.
   Принцесса втихаря потянулась за новым, но Ройр забрал у нее сумку.
   - Я понесу, - спокойно сказал он - зелье начинало действовать.
   - Что ж! Раз ты так, - заявила принцесса, - то я назло тебе не превращусь! И скажу, что никогда и не превращалась!
   - Как хочешь. Пойдем. - Дракону снова было фиолетово.
  
   ***
  
   - Он... исчез... - сказал огромный (хоть и не такой, как золотой) серебряный дракон.
   - Первый исчез! - взвизгнул самый младший из старших белый дракон.
   - А низший раздвоился... - пораженно пробормотал желтый.
   - Это есть в твоем пророчестве, Рухуру? - строго спросил золотой.
   - Нееет... - протянул Рухуру, поправляя очки.
  
  
   ***
  
   - Что ты здесь делаешь, человек?! - прогремел золотой дракон, уставившись на маленького полуголого (на нем была лишь набедренная повязка из какой-то тряпки, очень смахивающей на женскую шаль) человека.
   - Я дракон из рода драконов! Ройр первый этого имени...
   - Так это все-таки Первый? - недоумевал серебряный.
   - Но... - продолжал золотой, и голос его уже не был таким суровым и твердым, - если ты дракон, почему так выглядишь?
   - Я превратился, - с невозмутимым величием, будучи в обличье низшего перед ликом двенадцати старейших драконов (а так может только Первый), отвечал дракон.
   Тем не менее, золотой еще не верил до конца.
   - Хорошо. Но если ты дракон, из рода драконов. То ты должен знать, что людям строго запрещено пребывать на Острове Старших! Почему ты нарушил закон?
   - Нет. Я не нарушал закона, - твердо и бесстрастно ответил Ройр. - Я не приводил сюда человека.
   - А это что? - серебряный указал на спутницу прибывшего. - Женщина?
   - Женщина! - закивали все остальные (большие знатоки женщин - немало принцесс они похитили в свое время).
   - Женщина - человек! - золотой поучительно поднял вверх палец.
   - Нет, вы не поняли, - торжественно возразил предполагаемый Первый. - Женщина - не человек!
   - Я человек, чертов женофоб! - возмутилась женщина.
   Старшие в недоумении переглянулись.
   -Ах, так! - тонко кричала женщина. - Ты значит, даже человеком меня не считаешь!
   - Я для тебя низшее существо? Да?! - ее голос стал громче, сильнее и ниже, а хилая фигурка стала увеличиваться.
   Старшие нахмурились.
   - Думаешь, раз мне только двадцать лет, а тебе четыреста двадцать четыре, то ты умный, а я дура?! Да?! - басовито провозглашала она.
   - Если я женщина, - гремела рубиновая драконица, расправляя роскошные крылья. Ее изумрудные глаза метали молнии, из ноздрей валил дым, зубы сверкали и клацали, - то можно говорить, что я не человек?!
   - Женщина - не человек! - хладнокровно повторил Ройр. - Женщина - дракон!
  
  
  
   Испытание любви. Часть 5.
  
   - Итак, значит, ты превращаешься в человека, когда разозлишься? - спрашивал Рухуру.
   Старый дракон сидел в великой древней библиотеке, в окружении свитков и фолиантов, и тщательно записывал услышанное от Ройра и Абигейл в огромную книгу под названием "Новейшая история". Рухуру пытался разобраться в происходящем, но ничего не выходило - слишком много странностей. А тут еще это пророчество...
   - Да, когда я злюсь или нервничаю, я превращаюсь в человека. А потом три дня не могу снова стать драконом.
   - Любой дракон может превратиться в человека и вернуться в обычное состояние по собственному желанию! Почему три дня?
   Ройр-человек пожал плечами:
   - Наверное, изъян.
   Рухуру почесал когтем в затылке и обратил свой взор на драконицу.
   - А ты значит, наоборот, когда разозлишься, превращаешься в дракона? И три дня не можешь стать человеком?
   - Слушай, старший, я это тебе уже семь раз повторила! Можно, нас будет допрашивать кто-нибудь помоложе, у кого нет еще проблем с памятью? А?
   - Ась? - Рухуру по привычке притворился, что не расслышал.
   - Он еще и глухой! - загатила глаза драконица.
   - Уважай старших... - шикнул на нее Ройр. - Иначе тебе не выдадут документ...
   - Мне его и так не выдадут! И у тебя заберут! Ты неправильный дракон! А я неправильный человек!
   - Тише, Абигейл, тише! Прошу тебя, успокойся!
   Драконица ткнула пальцем в сторону Рухуру:
   - Эта древняя развалина все равно ничего не слышит! И прекрати затыкать мне рот!
   - Да тебя весь Остров Старших сейчас слышит - так ты орешь!
   - Зря мы сюда прилетели!
   - Почему ты опять возмущаешься?! Если у тебя был другой план, получше, надо было его предложить! А то я двенадцать дней без отдыха крыльями отмахал, а она теперь - "зря прилетели"!
   - Я что, заставляла тебя? Это тебе было нужно!
   - А тебе не нужно?! Все из-за тебя! Да если бы не твои глупые идейки, я бы спал себе спокойно в моем замке!..
   - Так всю жизнь бы и проспал! Скотина, ты ящерообразная! Я из тебя ЧЕЛОВЕКА сделала! А ты!.. Только посмотри в кого ты меня превратил?!
   - Это твоя злобная сущность наружу вылезла!
   - Сущность, значит, злобная... - Изумрудные глаза недобро сверкнули и сузились до узких щелочек. - Да ты злобной сущности еще ни разу в жизни не видел. Вот я тебе сейчас покажу, что такое злобная сущность!
   И Абигейл, резким движением хвоста сбив с ног и притянув к себе Ройра, сгребла его в когтистую лапу и вылетела прочь из пещеры.
   Не на шутку встревожившийся Рухуру бежал следом, но молодая сильная драконица оказалась куда проворнее.
   Когда он выскочил из пещеры, ее гибкое тело уже купалось в воздушных потоках высоко над землей. Несколько взмахов прекрасных раскидистых крыльев цвета кровавого заката, и силуэт дракона уносящего в когтях хрупкого человека исчез из поля зрения старика.
   - Помооги-и-ите кто-нибудь! - бессильно и хрипло закричал Рухуру, надеясь, что собратья его услышат и спасут Ройра (Первый он там или не Первый - а пропадет ведь паренек!) - Помоги-и-ите!
  
   ***
  
   - Ну? И где мы? - сверкая желтыми глазами из-под насупленных бровей, спрашивал Ройр. Он выглядывал из узкого окошечка, скорее бойницы, находящегося под самым верхом высоченной башни. Внизу простирались леса, и виднелась лента реки, где-то вдалеке вздымались ввысь горы
   - А черт его знает? - с деланным равнодушием ответила драконица. Та лежала, обвивая узким телом конусообразную крышу башни, и свесив голову к окошку. - Башня, высокая и неприступная!
   - И что это значит? - Ройр сложил руки на груди.
   - Похищал принцесс?
   - Чего?
   - Принцесс, говорю, похищал? Признавайся, было дело?
   Ройр непонимающе заморгал:
   - При чем здесь принцессы?
   - Было, значит... - оскалилась драконица в злобной усмешке. - А вот теперь почувствуй себя в шкуре похищенной принцессы. Сла-а-абый! Беспо-о-ощный! Перепу-у-уганный!..
   - Я не перепуганный!
   Абигейл не обратила внимания.
   - Сиди в башне и жди, пока какой-нибудь рыцарь тебя спасет!
   - Рыцарь?! - дракон рванулся, наполовину высунулся из окошка и ухватил драконицу за рог. - Рыцарь?! Да я этих рыцарей вместо завтрака!!!
   - Может когда-то и вместо завтрака... - Абигейл, посмеиваясь, двумя коготками оторвала Ройра от своего рога и запихнула обратно в башню. - А сейчас, как бы я тобой не позавтракала. А то кушать что-то хочется!
   - Абигейл! - заорал Ройр как можно более устрашающе. - Ты же знаешь, ЧТО я с тобой сделаю, когда снова стану драконом!
   - Ну? И что ты сделаешь, - рассмеялась драконица, - находясь в моем-то желудке? Ты не нервничай, тебе нельзя, а то еще сердечко прихватит. Да и холодно тебе наверно, голым ходить? Хочешь, дам одно из своих платьев? Рыцари быстрее сбегутся, тебя освобождать! А то еще затоскуешь в башне.
   Ройр зарычал - ничто не выводило его из себя так, как шутки про рыцарей.
   - А потом, по всем законам жанра, - продолжала Абигейл, которая заметила эту его особенность, - освободителю придется на тебе жениться! А что, достойная судьба для злого дракона! Ты ведь никогда не задумывался, что чувствуют принцессы, когда у них из перспектив: или быть съеденной драконом, или заживо сгнить в башне, или выйти за первого встречного остолопа, который дракона победит, но не факт, что окажется лучше. Так вот, в схватке я не слишком буду стараться, сразу поддамся, сделаю вид, что рыцарь меня убил. Знаешь, какая я актриса? Ого-го! Мне бы Оскара дали и пальмовой ветвью накрыли! И вот - победитель скачет к тебе на белом коне, ветер развивает его блондинистые кудри, он полон любви и желания стать супругом королевской особы. Рыцарь, он конечно удивится, что ты такая странная принцесса...
   И тут Ройр не выдержал. Страшный рык огласил округу. Башня содрогнулась, затем треснула. Абигейл поспешно слетала с нее, как птица, которую спугнули выстрелом. Крыша буквально взорвалась и разлетелась тысячами осколков черепицы. Из башни выросла голова огромного сине-золотого дракона, изрыгающего пламя, дым, серу, пепел и жуткие ругательства.
   - А-А-АБИГЕ-Е-ЕЙЛ!!! - ревел дракон.
   - Ой... - пискнула драконица и часто-часто замахала крыльями.
  
   ***
  
   - Рухуру, - произнес золотой дракон, наблюдая, как в очередной раз, делая двадцать второй круг, по небу проносится синий дракон вслед за красным. - Тебе не кажется, что все это, - он махнул лапой на несущейся вдаль дуэт, - как-то слишком... даже для пришествия Первого?
   - "Знамения будут вам явлены..." - рассеянно процитировал Рухуру, крутя головой, чтобы уследить за событиями в небе.
   - Да уж... - вздохнул золотой. - Но я всегда думал, что эти знамения будут величественными! Торжественными! Вызывающими благоговейный трепет!..
   В это мгновение драконица каким-то образом поднырнула под дракона и изловчилась укусить его за хвост. С небес послышался поток неприличной брани.
   - Такого безобразия, - к беседе и наблюдениями за горними игрищами присоединился серебряный, - не случалось с тех пор, как драконицы объявили нам бойкот и улетели на юг.
   - Это да... - с тоской согласился золотой, - давненько с нами безобразий не случалось.
   - Ну и чего, спрашивается, им было обижаться? - живо продолжал тему серебряный.
   - "Вы только и делаете, что волочитесь за принцессами и хвастаетесь друг перед другом размерами ваших сокровищниц!" - тонким голосом передразнил дракониц появившийся как из-под земли желтый.
   Остальные старшие вздрогнули, видимо, приняв его за кого-то из своих улетевших подруг, но позже разобрались, что к чему, и зычно захохотали.
   - А нечего было эти драконицам посягать на главный драконий закон! - заявил золотой. - Испокон веков так заведено еще нашими крылатыми дедами и рогатыми прадедами - драконы никогда не женятся!
   Старшие задумались над бренностью бытия, о суровости древнего закона, ну и о своих драконицах, конечно...
   - Романтично-то как... - шумно вздохнул желтый, указывая вверх:
   Два дракона в небе, синий и красный зависли на высоте, слившись в пестрый круг, сквозь который золотой монетой сияло полуденной солнце - они яростно вцепились друг другу в хвосты и так и кружили, рыча и пытаясь высказать что-нибудь пообиднее в адрес друг друга, не разжимая при этом зубов...
  
  
  
   Испытание любви. Часть 6.
  
   - Предлагаю отобрать документ у этого Ройра, принцессу съесть, а пророчество о Первом считать древне-драконским фольклором, - высказался черный дракон, который редко участвовал в обсуждениях вопросов на Совете Старших, но если уж участвовал, то предпочитал радикальные методы решения.
   - Да была б она нормальной принцессой! - взвизгнул желтый, - А то неизвестно еще кто кого съест! И я не уверен, что она вообще съедобная. Да и что мы, каннибалы какие?
   - Фольклором?! Пророчество о Первом?! - Рухуру так возмутился, что даже не стал притворяться, будто не слышит. Старик готов был вцепиться в горло посягнувшему на древнее Слово. - Да ты, черный, совсем уже!.. Проклятия хочешь на наши головы?!
   - Ну, тогда, - черный невозмутимо предложил другой такой же радикальный вариант: - Выдадим документ драконице. Признаем Ройра Первым. И сыграем свадьбу.
   - Да была б она нормальной драконицей, - возразил желтый. - А то неизвестно еще можно ли считать драконом того, кто не вылупился из яйца. И непонятно, можно ли считать Первым того, кто вылупился. Потому, что если Первый вылупился из яйца, то тот, кто это яйцо снес - первей...
   - Да и какая свадьба? - вступил в спор золотой. - А как же главный драконий закон? Если от корней своих отвернемся и не будем его соблюдать - вымрем, как динозавры!
   - Да мы скорее вымрем, если БУДЕМ его соблюдать... - заворчал серо-буро-пошкарябанный дракон, в свое время прославившийся эпичными любовными похождениями. - Ведь именно из-за этого закона девушки на нас обиделись. А у меня драконицы уже триста лет не было! Да что там драконицы - даже принцессы (!), все из-за этой вашей чертовой Конвенции о прекращении вражды. Я был против, вы знаете. Ее надо было назвать Конвенция о прекращении радостного существования. Вы меня, да и весь наш род в могилу сведете своей законодательной деятельностью!
   - Принцесса тебе яйцо не снесет... - вздохнул зеленый, всегда мечтавший воспитывать драконят.
   - Ой, дались вам эти драконицы, - жеманно отмахнулся крылом голубой.
   А лиловый, косясь, отодвинулся от него подальше.
   - Пророчество о Первом!.. Фольклором объявить!.. - все еще возмущался Рухуру, по-рыбьи хватая ртом воздух.
   - Все вам не так! - снова взял слово черный. - Тогда давайте пошлем весточку драконицам, - зеленый и серо-бурый с надеждой подняли морды и задергали хвостами, - и сообщим им, - продолжал оратор, - что не собираемся (!) отказываться от своих принципов и нарушать главный закон!
   Зеленый и серо-буро-пошкарябанный опустили головы.
   - Давайте вначале решим, является ли Ройр Первым или нет! - предложил желтый.
   - Давайте что-то решим с бабами! - предложил серо-бурый.
   - Давайте отменим главный закон! - ныл зеленый.
   - Давайте заточим принцессу в башне и будем ждать рыцарей, пусть они первыми нарушат Конвенцию о прекращении вражды! - высказался белый.
   - Давайте распустим Совет и отменим документы, удостоверяющие личность и объявим анархию! - рокотал черный.
   - Давайте будем спорить семь лет и семь зим, а потом примем решение в первом чтении! - настаивал лиловый.
   - А перед этим перечитаем (тридцать три раза, чтобы ничего не упустить) всю Великую драконью библиотеку! Все семь миллионов томов! - с воодушевлением воскликнул Рухуру.
   Дракон по имени Хамелеошка то и дело менял цвет, не знаю, к чьему мнению ему присоединиться. Голубой незаметно подкрался сзади к серо-бурому.
   Золотой держался за голову, которая болела от воцарившегося гомона.
   - ...драконицы!..
   - ...закон...
   - ...Первый...
   - ...башня...
   Одиннадцать старших вовсю спорили, оглашая криками Поляну Совещаний. А тем временем, завершив ежедневный утренний ритуал подсчета своих сокровищ, из-под замшелой скалы вылез двенадцатый - Бледненький. Главной своей миссией по жизни он считал необходимость всецело предаваться страстям и порокам. Этот дракон был стар, как мир, но старым никогда не выглядел (говорят, благодаря ответственному исполнению своей миссии). Прожитые годы научили его, что предаваться страстям и порокам нужно, во-первых всецело, а во-вторых, тайно, поэтому мало кто знал истинную его сущность.
   Бледненький не пошел на сегодняшнее совещание, ведь прогуливать важные совещания - очень порочно. Хотя бывают, конечно, случаи, когда гораздо более порочно на таковых присутствовать.
   Вы спросите, как этот скользкий тип просочился в Совет Старших? И что он там вообще забыл - в органе, где принимают законы, в основном запрещающие предаваться страстям и порокам. На самом деле Бледненький двояко относился к законодательству. С одной стороны, чем больше законов, тем сложнее грешить. А с другой, наличие закона может сделать порок из любой ерунды. Вот, например, любил Бледненький кушать сладкое. Любил себе и любил. А потом думает: "А что это я просто так живот конфетами набиваю - совершенно законным способом? Ничего порочного!" И настоял, чтобы в Совете Старших приняли закон, запрещающий сладкое драконам. Теперь Бледненький уплетал шоколад, плюшки и варенье с гораздо большим аппетитом и с чувством выполненного долга. Вот так - было простое увлечение сладеньким, а стало - грязное преступление!
   Не без его интригующей лапы старшие когда-то подписали Конвенцию о прекращении вражды с людьми. Теперь только Бледненький иногда втихаря похищал принцесс, нападал на домашний скот и пугал народ в отдаленных районах, тогда как остальные драконы соблюдали правила. Бледненький же, развлекаясь, получал двойное удовольствие. Главное, чтобы другие ничего не пронюхали.
   Дракон вылез из-под скалы и отправился к берегу моря, уж кто его знает, с какой гнусной целью, но до цели этой он не дошел. Прямо перед ним посреди дороги валялось множество бочек. Половина из них оказались пустыми. В остальных обнаружилась резко пахнущая жидкость неизвестного состава. Дракон попробовал немного, напиток согрел изнутри и успокоил. Бледненький выпил полбочки, и философские мысли наполнили голову. Он добавил еще - и ему стало хорошо. А после второй бочки - так вообще замечательно. Никогда еще Бледненький не чувствовал себя таким веселым и таким порочным.
  
   ***
  
   Глубоко в кратере потухшего вулкана вяло боролись два дракона. Они свалились сюда совершенно обессиленные после небесного боя.
   Сине-золотой распластался, раскинув крылья и вытянув лапы, желтые глаза были полузакрыты, язык высунут, его хватало лишь на то, чтобы время от времени нечленораздельно ворчать.
   Красная драконица оказалась выносливей, она, кряхтя, вползла противнику на спину, добралась до уха и стиснула на том челюсти.
   - Шдавайшя!
   - Ммм... - промычал дракон.
   - Фше, не мошу больфе... - выдохнула драконица, и, выплюнув ухо, добавила: - Потом тебя доем.
   Дракон хотел ответить, что потом он сам ее доест, но он не был сейчас способен даже пошевелить кончиком хвоста. Усталость и сон сморили его.
   Драконица уснула секундой позже.
  
  
   Они проснулись людьми. А так как только в приличных сказках (а у нас сказка неприличная) бывает, чтобы при превращениях чешуя, косматая шерсть или перья чудовищ вдруг становились модными и хорошо подогнанными костюмами на людях, то проснулись Ройр и Абигель абсолютно голыми людьми. И прикрыться здесь, в глубоком кратере вулкана, было совершенно нечем.
   - Отвернись, и не глазей на меня! - первое, что услышал Ройр, разлепив веки.
   На что именно не глазеть, он долго не мог понять, потому что все вокруг было словно в тумане.
   Когда очертания Абигейл приобрели форму, и весьма (по человеческим меркам) недурственную форму, Ройр хмыкнул. Заболело ухо и отсутствующий сейчас, но порядком покусанный хвост (фантомные боли).
   - Ты меня искусала. Ты хоть не бешеная?
   - Да тебя убить мало! - девушка сидела, сцепив руки на прижатых к груди коленях.
   - Почему ты такая агрессивная? Ты же принцесса!
   - С детства это слышу. "Слезь с дерева, Абигейл, ты же принцесса!" "Не объедайся конфетами, ты же принцесса!" "Не обижай Лиз, не дразни собак, не прогуливай уроки!" Как будто мне с рождения дали сто лет условно. Раздражает!..
   Ройр сел рядом в точно такой же позе и со вздохом сказал:
   - Думаешь нам, драконам, легко? Это в последние двести лет можно вести себя прилично. Сжигание заживо всех жителей деревни уже не считается подвигом. А пожирание принцесс - хорошим вкусом. А знаешь, чему меня учили в детстве? "Дракон ты, Ройр, или не дракон?! Ну-ка, поджарь вон ту девочку с котенком на руках!"
   Абигейл ахнула:
   - И ты поджарил?..
   - Нет, конечно! Как ты могла подумать? ...Котенка было жалко.
   Она немного помолчала, а после продолжила тихим печальным голосом:
   - А потом еще и Эдуард: "Зачем тебе этот парусный спорт, Абигейл? Разве это занятие для принцессы?", "Бросай свое скалолазание!", "Принцессе неприлично изучать баллистику и стрелять из пушки..."
   - "Драконы должны быть с характером. Злыми и хитрыми, любить деньги и мечтать завладеть миром".
   - "Принцессе нужно следить за волосами и кожей лица, а не получать синяки в боях без правил..."
   - "Дракона должны переполнять похотливые и кровожадные мысли..."
   - "Принцесса обязана всех любить и обо всех заботиться..."
   - "Дракон не имеет права на сочувствие..."
   Они не заметили, как принялись обнимать уже не собственные колени, а плечи друг друга.
   А затем и целоваться.
   А потом совершенно забыли о том, что нужно прикрывать кой-какие места.
   А после... наша сказка, конечно, неприличная, но не настолько...
  
  
  
   Испытание любви. Часть 7.
  
   Мнения Совета старших разделились. В общей сложности было десять предложений, как поступить с Ройром и Абигейл. Десять различных взглядов на главный драконий закон. Еще десять заключений по поводу Конвенции о прекращении вражды. Десять раз по десять прочих идей, не касающихся повестки дня. И один неопределившийся Хамелеошка.
   Один раз драконы даже проголосовали, и большинством приняли какое-то решение. Но лиловый тут же потребовал его отмены из-за несоблюдения протокола - на заседании присутствовали не все старшие. Белого, как самого младшего, послали за Бледненьким, а пока шли поиски, драконы позабыли о сути того единственного благополучно принятого решения.
   Некому не ведомо, сколько времени шел великий Совет, но он, наверняка, продолжался бы до сих пор, если бы на Поляне Совещаний не появился новый персонаж. Некрупный темно-каштановый дракон с огромным алым гребнем на голове выглядел изможденным и крайне озабоченным. Когда он отдышался, оказалось, что новоявленный не просто озабочен, а в панике!
   - Конец перемирию! - завопил он. - Конец! Они напали!
   - Кто? - уточнил золотой.
   - Ар... Ар... Ар... - пытался выговорить вновь прибывший, - Артиллерия!
   - Будь здоров.
   - Артиллерия напала!
   - Что? - не понял золотой.
   - Пушки! - выдохнул каштановый и сделал страшные глаза.
   - Что? - золотой все равно не понял, он никогда не имел дела с пушками.
   - Бах! Бах-бах! Бац! - выкрикивал прилетевший и изображал что-то лапами, крыльями и невообразимой мимикой.
   Скорее всего, старшие так бы и не добились от него внятной речи, но тут явились белый с Бледненьким. Оба шли неуверенным шагом и тащили под мышками по бочонку.
   Бледненький был в том состоянии, когда из целой толпы видишь только того, на кого наткнешься, а наткнулся он на темно-каштанового. Посмотрев на того мутным взглядом, нализавшийся старший вручил ему бочку и прогремел:
   - Пе-е-ей!
   - Что это? - дракон недоверчиво поморщился от запаха.
   - Ты меня уважаешь? - невнятно спросил Бледненький.
   Каштановый конечно же уважал старших, он хлебнул из бочки и через пару минут понял, что пушки - это просто громкие металлические трубочки, плюющиеся прикольными шариками, которыми потом можно играть в боулинг.
   - Они явились на рассвете, - начал он свой рассказ. - Поле перед моей пещерой стало темным - такое их было великое множество. Но я, конечно, не испуга-а-ался, просто подумал, что у меня живот заболит, когда я их всех съем. Они требовали явить им себя, и я явил. Я вышел и, изрыгнув жаркое пламя, уничтожил всех!
   - Всех? - переспросил желтый.
   - Ага, - кивнул рассказчик, - всех... Но тут же! На том же месте! Возникли новые.
   - Это как?
   - Расплодились... - пожал плечами дракон. - Всем же известно, что люди произошли от драконьих блох, а если блох вовремя не вывести...
  
   Придется рассказать, как все было на самом деле. Ведь зелье (а как вы поняли, в бочках было именно оно) успокаивает только некоторых драконов, и то при строгом соблюдении положенной дозы. На прочих же условиях действует совершенно иначе. Каштановому вдруг стало море по колено, пушки по барабану, а собственная доблесть - превыше всего, поэтому историю он "немного" исказил.
   Старшие это увидели позже в своих волшебных зеркалах.
  
   Утром темно-каштановый (его звали Бро) спал себе в пещере, и уже не первый год. Спал и никого не трогал. Проснулся он от громких взрывов и от того, что потолок стал осыпаться ему на голову. Когда огромный сталактит едва не размозжил Бро череп, тот выскочил из пещеры с криком: "Землетрясение!" и увидел армию.
   Да, это была довольно большая армия, хорошо подготовленная и оснащенная, к тому же располагающая артиллерией из двухсот пушек. Возглавлял же ее знакомый нам принц Эдуард, который после произошедшей с его невестой Абигейл трагедией убедил Международный Межвидовый Комитет начать компанию по полному истреблению вероломных драконов.
   Принц Эдуард с детства мечтал стать императором. Он был неглуп, и давно понял, что такая высокая должность требует в первую очередь выдающегося... пиара! Мало завоевать весь мир - нужно завоевать умы и сердца. А что лучше всего помогает такому завоеванию, как не победа над общим врагом - травля, расовая нетерпимость, охота на ведьм, разжигание межвидовой ненависти и эскалация конфликтов?
   Эдуард толком не знал, действительно ли дракон, похитивший Абигейл, превратился в нее тогда на королевской площади, или это Абигейл озверела до такой степени, что превратилась в дракона (от нее вполне можно было ожидать). Но сама история с похищением, как бы она ни закончилась, и кто бы ни был ее инициатором, сыграла на руку честолюбивым планам принца. За эту возможность Эдуард был искренне благодарен Абигейл, даже немножко любил.
   Пушки, которые два месяца без перерыва отливали литейные мастерские трех королевств, вместе с пожарными машинами, оказались очень эффективными в борьбе с огнедышащими ящерами. Драконы, как известно, существа ленивые (более ленивыми могут быть только кошки), и двести лет перемирия не пошли им на пользу - чудовища в основном спали, отращивали животы и философствовали. Охота на диких коз в горах - дело конечно спортивное, но все драконы склонны переедать, а коз в последнее время расплодилось достаточно. Так что небольшие физические упражнения не могли сжечь лишние проглоченные калории. Располневшие, разоспавшиеся ящеры понятия не имели, как действовать в стрессовой ситуации.
   Всего за пару недель принцу Эдуарду удалось отыскать в безлюдных местах и уничтожить целых двух драконов. Бро стал бы третьим, не улети он со всей поспешностью прямиком на Остров Старших.
   А Эдуард в доспехах из драконьей шкуры, в шлеме, увенчанном драконьими рогами, со своей армией драконоборцев (так он ее назвал) шествовал по миру, неся отмщение и смерть поганым змиям.
  
   Когда Совет узнал правду о происходящем, на острове начался грандиозные пожар - старшие не сдержали огненного гнева. В это время Ройр и Абигейл никак не могли выбраться из кратера потухшего вулкана, да и что греха таить - не слишком-то и хотели. Старшие тоже не могли их найти (к счастью для дракона и принцессы), ведь по сути всю кашу заварили именно эти двое - и старшие это поняли.
  
   А драконов нужно было спасать. Волшебные зеркала (таковые имелись у каждого старшего) показывали ужасы человеческой агрессии. Пал смертью храбрых хилый Ди. Журу-жу серому отрубили голову, хорошо хоть только одну из трех. Рау-ра салатного взяли в плен, посадив на цепь и заточив в подземелье. С Лиу-ли узкоглазым и вовсе беда - он проглотил ядро и теперь не может сдвинуться с места. Солдаты армии драконоборцев издевались над ним, обзывая гадом ползучим и прочими обидными словами и забрасывая тухлой капустой.
   Драконы жили обособленно, предпочитая одиночество обществу друг друга, особенно после ухода дракониц. И теперь принц Эдуард спокойно расправлялся с ними поодиночке.
   Старшие, недолго (на этот раз) думая, вылетели на материк. План был прост - авиаудар по силам противника с тыла, уничтожение артиллерии и... кровавое пиршество.
   - В бой идут одни старики! - прокричал черный, становясь на крыло.
   Единственным, кто не отправился воевать, был Рухуру - по причине слабого здоровья и сложностей с дальними перелетами.
   Старик забрался вглубь своей библиотеки, принявшись штудировать книги с пророчествами, чтобы хоть как-то прояснить ситуацию.
  
   ***
  
   Прошло три дня.
   Голод сделал из Ройра и Абигейл драконов. До сих пор они его не замечали, наслаждаясь друг другом, но вот нежные покусывания принцессы вдруг стали какими-то плотоядными, а живот Ройра заговорил громче, чем он сам.
   - Есть-то как хочется! - заявила девушка. - Я бы сейчас быка съела! Сырого!
   - А я двух, - отозвался Ройр, чувствуя, как у него начинает расти хвост и увеличиваться зубы.
   Синий дракон и красная драконица взмыли в небо над кратером потухшего вулкана. В тот день печально окончились жизни трех горных коз и одного барана.
  
   - И что теперь будем делать? - спросила Абигейл, закончив обгладывать баранью ногу и отбрасывая в сторону кость.
   - Попробуем все-таки получить для тебя документ. Если конечно в этот раз ты будешь себя прилично вести.
   - Буду. Прилично, - пообещала принцесса. - Хочу быстрее на материк - разобраться с бывшим.
  
   Если честно, то Рухуру немного испугался, когда в библиотеку ворвались эти двое - занятый другими проблемами, он о них почти позабыл и думал, что на острове не осталось больше драконов.
   - Прошу прощения, - буркнула принцесса. - Я вела себя не очень хорошо. Но вы должны меня понять. Я же только привыкаю ко всему этому: - она раскрыла крылья и продемонстрировала, к чему именно привыкает.
   Рухуру смотрел на нее отрешенным непонимающим взглядом.
   - Этот старый пень забыл нас... - прошептала Абигейл, склонившись к Ройру.
   Тот лишь зашипел и ткнул ее крылом в бок.
   - Не могли бы вы дать мне документ? - процедила драконица сквозь зубы, сердито косясь на Ройра и потирая ушибленные ребра.
   - Документ? - очнулся Рухуру. - Документ? Да какой документ, когда тут такое...
  
  
   Назад, на материк обоим пришлось лететь в драконьем облике. Принцесса, узнав о проделках ее бывшего жениха, никак не могла стать человеком. Бочки с успокоительным оказались пусты. А дело не терпело отлагательств.
  
   ***
  
   Огненным смерчем ворвалась юная драконица в стан врага. Она змеилась между летевшими в нее отовсюду ядрами - и не одно не достигло цели. Она уничтожала пушки, как весеннее солнце уничтожает сугробы. Синий дракон едва поспевал за подругой, добавляя хлопот армии драконоборцев. Красочная палатка предводителя Эдуарда вспыхнула, словно факел, и тот в одном подгоревшем исподнем выскочил наружу.
   - Что здесь происходит?! - орал он. - Как вы пропустили в лагерь драконов?!
   Абигейл снизилась. Злой оскал, считавшейся у драконов улыбкой, украшал ее драконью мордашку. Она смотрела только на Эдуарда, предвкушая сладкую месть.
   Летевший следом Ройр наклонил туловище в полете и отбил мощным ударом крыла одно из ядер, нацеленных в драконицу. Затем еще, и еще одно. Абигейл ничего не замечала. Перед ней, жалкий, ничтожный, беззащитный, стоял Эдуард! Эдуард (!) который обманывал ее. Эдуард (!) которые приказал стрелять в нее из пушек тогда и сейчас. Эдуард (!) который рассказывал о своих гребаных лживых чувствах! А она верила! (Ну или почти верила...) Она уже представляла, как хрустнут на зубах его косточки, как легко отделится от тела его гнусная башка, как...
   Но в это мгновение что-то внутри нее надорвалось, вспыхнуло, развернулось, затем сжалось, заставляя сжиматься и все ее тело. Вместо того чтобы схватить принца на лету, Абигейл рухнула в грязь, перекатываясь по земле, меняя форму... Обнаженная, испачканная, растрепанная, вся в синяках, принцесса остановилась прямо у ног Эдуарда, чуть не впечатавшись губами в его ботинки.
   Предводитель армии драконоборцев расхохотался, нагнулся, за волосы приподнял голову Абигейл и громко сказал своим солдатам:
   - Вы все видели, как дракон принял облик принцессы Абигейл! Кто может теперь сомневаться, что это - чудовище, а не моя невеста?
  
   Ройр, видя, что произошло, взвыл. Он сделал вираж, чтобы выхватить Абигейл из гущи столпившихся вокруг солдат, но зачастившие ядра, стрелы и копья не давали приблизиться. Ройр метался в небе, то и дело пропуская удары. Его оттеснили к правому флангу, а принцесса исчезла среди сверкающих доспехов.
   Волнение за Абигейл захлестнуло Ройра, он из последних сил рванулся вперед, к ней. Ядро ударило в грудь. Ройр полетел вниз, кувыркаясь в воздухе...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Испытание любви. Часть 8.
  
   Превращение произошло так стремительно, а в лагере царил такой кавардак, что солдаты так и не поняли, куда делся синий дракон. И пока драконоборцы вглядывались в горизонт, ожидая нападения сверху, Ройр, очутившись в чье-то палатке, нашел там полный комплект обмундирования, притом офицерского. Он натянул штаны, надел рубаху, камзол, сапоги, нагрудник, шлем, плащ и вышел наружу, стараясь не сверкать желтыми глазами. 
   В первую очередь нужно было понять, куда дели Абигейл, и самому не попасть в плен в этом жалком человеческом обличии.
  
   ***
  
   - А вдруг это в самом деле ее высочество Абигейл? - неуверенно спросил старый полковник, служивший еще при отце принцессы.
   - Что? Это?.. - Эдуард дернул Абигейл за волосы и поставил на ноги. - Думаешь, ЭТО - принцесса? Это поганый дракон, принявший ее облик! Но мы победили его так же, как победили тех десятерых, что прилетели на прошлой неделе! А эту тварь бросим к ним в подземелье! И если они ее не сожрут, значит, она - одна из них (если кому-то еще нужны доказательства). 
   - А если сожрут? - не унимался полковник.
   - Тогда мы все увидим, насколько жестоки и отвратительны эти животные, раз жрут даже своего! Уведите ее!
   И Абигейл увели. Полковник (может из уважения к памяти ее отца, а может, к памяти самой Абигейл, безвременно почившей по официальной версии, а возможно просто из-за высоких моральных принципов) прикрыл девушку своим плащом.
  
   - Куда делся второй дракон? - вопрошал Эдуард.
   - Мы не знаем... - отвечал один из офицеров, втянув голову в плечи от страха и стыда, - он исчез... Мы искали по всему лагерю и на десять миль в округе. 
   - И кого вы искали, идиоты?
   - Дракона... 
   - Неужели вы, ослиные черепушки, не поняли, что драконы могут принимать любой облик?!
   - Любой?... - офицер в изумлении поднял голову, в глазах его отражалась титаническая работа мысли - он начинал соображать: - Так значит... значит, каждый в лагере может оказаться драконом?!
   - Вот именно! - Эдуард постучал тому по шлему. - Молодец! Ка-а-аждый! Даже ты. Ищите. Присматривайтесь. Не верьте никому. При малейших подозрениях доложить мне, объявить драконом и сжечь! 
   Как только новый указ предводителя был доведен до его верных драконоборцев, со всех концов лагеря начали поступать донесения от неравнодушных, внимательных и преданных воинов: 
   "Мой сосед по палатке ночью издает такие подозрительные звуки - очень смахивает на рев. Думаю, он дракон" Приговор: объявить драконом и сжечь!
   "Пехотинец Джо не хочет делиться с товарищами сокровищами, которые нашел в пещере побежденного змия. Очень уж подозрительно, что Джо так любит золотишко". Приговор: объявить драконом и сжечь! 
   "Солдат Боб слишком часто любуется небом и однажды сказал так: "Почему люди не летают, как птицы?" Он, наверняка, дракон". Приговор: объявить драконом и сжечь! 
   "Пушкарь Грег слова такие говорит подозрительные: "баллистика", "законы Ньютона", "принцип суперпозиции" и "не соблаговолите ли, милостивый сударь, передать мне соль". Он точно дракон, вот те крест!" Приговор: объявить драконом и сжечь!
  
   ***
   Ройр шагал по лагерю, прислушиваясь к солдатским разговорам. Простые воины отдавали ему честь. Старшие офицеры не особо замечали. И Ройр расслабился и немного успокоился. 
   - Он - дракон! - вдруг послышался сзади истошный вопль.
   Ройр замер, сгруппировался и приготовился драться.
   Мимо, бряцая оружием и доспехами, промчалась группа драконоборцев. Они схватили какого-то парня, сидевшего у костра и, не обращая внимания на его крики: "Нет! Нет! Я не дракон! Неееет!", куда-то потащили.
   - Он - дракон! - раздался новый крик вдалеке справа. 
  
   ***
   Огромная железная дверь подземелья отворилась с жутким скрежетом. Темное сырое пространство озарилось несколькими огненными вспышками. Рев вперемешку с проклятиями встретил дрожащих стражников, которые, втолкнув внутрь хрупкую темноволосую девушку, поспешили захлопнуть дверь и запереть на двадцать запоров с той стороны. 
   - Как ты посмел явиться сюда, человек?! - пророкотал громовой голос. - После того, что вы сделали с нами! Мы превратим тебя в пепел...
   - Подожди, золотой, - ответил ему второй голос из темноты. - Это, кажется, та женщина, которая не человек.
   - Это она? Ты уверен, лиловый?
   - Уверен!
   В дальнем углу началась какая-то возня.
   - Пропустите! - пискляво затараторил кто-то. - Пропустите меня к ней! Это все из-за нее! Пропустите! Я ее съем!
   - Успокойся, голубой, ты же знаешь - мы то, что мы едим, а тебе больше нельзя есть женщин. Проглотил бы парочку суровых волосатых, вонючих солдафонов... а то задолбал уже сзади подкрадываться... - проворчал кто-то.
   - Толку-то, ее глотать, - со вздохом добавил новый голос. - Сами виноваты. Полетели воевать... Без плана... Наобум... Даже не разобрались, что такое пушки и с чем их едят. Попались как идиоты. А еще стаааршие!
   - Бледненький и Рухуру на свободе. Они что-нибудь придумают. 
   - Рухуру, конечно, придумает... через тысячу лет, когда всю библиотеку тридцать три раза перечитает, если не помрет к тому времени от старости. А Бледненький уже все для себя придумал - и наше спасение в его планы вряд ли входит. 
   Десять драконов дружно вздохнули. 
   Абигейл, замерзшая, уставшая, разбитая и подавленная, некоторое время затравленно оглядывалась по сторонам, а затем, рухнув прямо на каменный пол, тихо заплакала. Все пропало. В лагере драконоборцев, выслушивая оскорбления Эдуарда, она мечтала стать драконом и растоптать негодяя, а теперь... даже если ей сейчас удастся превратиться - это не поможет... Старшие, и те не могут выбраться из подземелья!.. 
   Серо-буро-пошкарябанный поднялся, подполз к принцессе и, проворчав себе под нос: "Женщины...", заботливо накрыл ее своим крылом. Абигейл, поплакав еще с часок, забылась беспокойным сном.
  
   ***
   Прошло три месяца.
  
   Император Эдуард восседал на великолепном троне, выплавленном из золота поверженных драконов. 
   Поход закончился. Народ всех десяти окрестных королевств так обожал предводителя драконоборцев за освобождение от гнета злобных чудовищ, что королям пришлось признать над собой главенство Эдуарда. Впрочем, не только из-за народной любви. Эдуард предпринял еще кое-какие меры. 
   В первую очередь он намекнул, что пушки, стреляющие по ящерам, так же хорошо стреляют и по враждебным армиям. Отнятые у драконов сокровища принц пустил на наемников и усиление артиллерийской мощи. 
   Он также быстро смекнул: объявлять драконами и сжигать неугодных тебе людей - гораздо более выгодно и менее хлопотно, чем выискивать и уничтожать настоящих чудовищ. Особенно если объявленный драконом - владелец солидного состояния, которое можно (и нужно) конфисковать в пользу казны. Тем более, что тот, у кого водятся денежки очень даже смахивает на дракона, которые, как известно, к сокровищам неравнодушны и грешат чрезмерным накопительством. 
   Ни один купец, лорд или король на материке не был уверен, что его не назовут драконом и не предадут огню. А, как оказалось, народ очень охотно верит в такие вещи.
   И когда Эдуард I объявил себя императором, никто особо не возражал. 
   Что касается драконов - новоявленный владыка дал понять оставшимся в живых и на воле, что их высокочтимые стариканы у него в заложниках. И все попытки отомстить или навредить империи будут стоить одному из старших жизни. Угроза, надо сказать, действенная. Драконы покинули материк, слетевшись на Остров Старших, где вместе с Рухуру день и ночь обсуждали план действий, не, впрочем, приходя к какому-либо решению.
   Итак, Эдуард сидел на троне. Он наслаждался властью, отдавал приказы, выбирал кушанья и программу увеселений на сегодняшний вечер, косился на Лиз, на которой его угораздило жениться в самом начале компании (обстоятельства того требовали), и думал, что на императрицу эта "тощая кобыла" не тянет. Вот Абигейл бы подошла по внешним данным... но харааактер!..
   - О, великий император, победитель тысячи драконов, отец десяти народов, сидящий на золотом троне, карающий ящеров, - церемониймейстер пытался что-то рассказать, но множество титулов Эдуарда I не давали ему перейти к сути. Минут через пятнадцать, покончив с перечислением всех подвигов и титулов господина, он наконец произнес: - Царица из южных краев - Галитея Прекрасная, просит принять ее. Она наслышана о ваших великих деяниях, и хочет лицезреть императора.
   Польщенный Эдуард сделал очень надменное лицо, небрежным жестом повелевая впустить эту прекрасную (если не врет) Галитею. И она явилась. Высокая женщина, одетая в полупрозрачное платье, с волосами цвета вороньего крыла достигающими самого пола. Ее огромные черные глаза томно смотрели из-под длинных ресниц, ее тонкие запястья украшали бесчисленные браслеты, а лебединую шею - великолепнейшее ожерелье. Чувственные губы женщины сложились в улыбку, и Эдурад I понял: вот она - его императрица!
  

Оценка: 7.85*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"