Скворцова Елена Сергеевна: другие произведения.

Часть 1.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В процессе))) Усердно пишется ^^


Почти все герои этого произведения, а также места, где они бывают и которые здесь описываются, являются
вымышленными, а сходство с реальными
лицами и событиями случайно.

САША

   Я вывалился из машины, именно вывалился, ибо самочувствие было не очень хорошее, и, оставив Молнию, так я называл чёрное "Рено" - одну из машин стаи, с хмурым видом воззрился на наш дом.
   Это была достаточно большая усадьба в самой глухой чаще леса, куда дорогу простому человеку очень трудно, практически невозможно, найти. Чтобы сюда попасть, нужно точно знать, где свернуть с основной дороги в чащу, и, проехав несколько сотен метров, вырулить на едва заметную, но относительно ровную, скрытую кустарником, дорогу. Но, безусловно, вид усадьбы был завораживающий: большое старое каменное здание, кое-где овитое погибшим вьюнком и облупившееся от времени, в окружении многолетних деревьев. Летом здесь была приятная прохлада, зимой же разливалось какое-то загадочное, ледяное спокойствие.
   Глазами найдя окна своей спальни, я глубоко вздохнул и поплёлся по сугробам к центральному входу. Фойе поприветствовало меня теплом и ощущением уюта. Пройдя мимо столовой соединённой с кухней, - своего детища (главным поваром в доме считался я, так как готовил не в пример лучше остальных) - я поднялся к себе в спальню и, прикрыв дверь, целенаправленно вышел на открытую веранду, окольцовывающую дом. Ну и что, что мороз гораздо ниже двадцати градусов, и что на деревянном полу намело приличные сугробы, а снег падает не переставая... я любил это место. Здесь чувствовалось спокойствие и безопасность. Облокотившись на балкончик, я задумался.
   Двенадцать лет назад я был оторван от своей привычной жизни, своих друзей и родителей. Всё случилось тогда, на трассе. Звуки той аварии до сих пор будят меня среди ночи, и я просыпаюсь в холодном поту, словно ослеплённый фарами машины. Моему старшему брату тогда как раз исполнилось восемнадцать, и он решил покатать меня по дикой местности северных лесов. С самого рождения меня тянуло к чему-то необычному, таящему в себе опасность, тому, от чего мурашки бегали по коже... Таковыми мне представлялись леса недалеко от моего дома - в северной части России.
   Грузовик выскочил из-за поворота и, не останавливаясь, помчался прямо на нас. Брат не успел затормозить. Авария. Я помню скрежещущий звук ломающегося железа, резко усилившийся запах бензина, звон стекла. Кровь, всюду кровь... Брата спасли. Он был одним из тех, про которых говорят: "В рубашке родился".
   Потом я помню, как лежал в больнице, вокруг всё белое, сильный запах лекарств, щекочущий ноздри. Я понимал, что мне осталось совсем чуть-чуть. Я готовился к смерти. Когда закрывал глаза, перед мысленным взором на миг вставало перепуганное лицо брата, а потом свет фар... Это было последнее, что я увидел, прежде чем очнуться в лесу возле этого самого дома, голый, мёрзнущий на холодной земле. Тогда надо мной склонилось бородатое приветливое лицо старика. Это был Герман, самый старый и мудрый волк, которого я когда-либо видел. Он спас меня, вернул к жизни, воспитал как сына. Те пять лет, которые он был рядом, пролетели как одно мгновенье. Но я даже сейчас, после его смерти, помню это счастье, безграничную радость, которую он мне подарил.
   Я снял очки и потёр уставшие глаза. Передо мной снова был снежный лес, наполненный различными запахами и звуками. Лес, в котором я вырос и который так любил. Я был одним из обращённых на пороге смерти.
   - Опять жалеешь себя, мистер? - услышал я за спиной.
   Обернувшись, я приветливо кивнул Николаю, тоже вышедшему подышать морозным воздухом, но что более вероятно - поговорить со мной.
  
  

НИКОЛАЙ

  

...Ты не бойся холодной зимы

Ты не бойся слепого огня...

   Я подошёл к Саше и, подрагивая от холода, встал рядом.
   - Я вот всё думаю, - начал он, - какова цель нашего существования?
   Я посмотрел на него с лёгким прищуром.
   - Не поверишь, я тоже об этом часто задумываюсь. Но для чего-то же мы родились. Всё это сложно. Нужно научиться выживать в этой нелёгкой битве с самим собой.
   - Ты прав, но всё равно на плечи давит какой-то груз... - Саша вернулся в комнату и, скинув с себя куртку, начал рыться в тумбочке в поисках очередной таблетки. Он так и не отвык принимать их горстями, хотя давно не человек.
   - Груз ответственности. Я бы назвал его так, - пожав плечами сказал я, прикрывая дверь на веранду, не выпуская из комнаты уютное тепло.
   Саша одним большим глотком запил две жёлтые таблетки и прислушался к ощущениям. Удостоверившись в том, что они попали в желудок, парень потянулся и, по-турецки скрестив ноги, уселся на пол, взяв в руки очередной томик манги.
   Я с задумчивым видом разглядывал подростка, сидевшего на полу, и размышлял о том, что он пережил, будучи ребёнком, и как моя жизнь контрастировала с его.
   Заняв место Германа и став Стражем стаи, я наконец-то начал ощущать весь груз ответственности, лежавший на его плечах и теперь полностью перешедший ко мне. Всю свою долгую жизнь Герман прожил в теле оборотня, не раз мечтая навсегда остаться волком. Его раздражали люди, окружавшие его. Это относилось даже к нам - его послушной стае. Помню долгими зимними вечерами, когда старик садился в кресло у себя в кабинете с бокалом вина, он рассказывал мне истории из его далёкого прошлого. Проводил некоторые прямые от людей XIX века до людей настоящего. Правда, чаще эти прямые были диагоналями, настойчиво и уверенно спускавшимися по наклонной вниз - к хаосу саморазрушения, деградации и потери самих себя. Я с ним и соглашался и не соглашался одновременно. Меня всегда удивляло, как люди могут себя портить. Причем делают они это сами, без посторонней помощи, постоянно жалуясь на какие-то внешние факторы, будто влияющие на их жизнь.
   Стряхнув оцепенение, я ещё раз взглянул на Сашу. Нет, он не был истинным сыном своей эпохи, он постоянно развивал себя, придумывал какие-то новые увлечения. Но в одном он был прав: оборотень - это не такое уж и лёгкое бремя. Большую часть времени мы просто жили в двух разных мирах, связанных одной пуповиной, и грани между этими мирами практически не было.
  

...Спотыкайся о камни, летай

Все пройди, что дано нам судьбой...

  
   Покачав головой, я вышел из комнаты и в задумчивости спустился по лестнице к заднему, чёрному, ходу, через который обычно мы попадали домой в облике волка. Здесь всё было так же, как я запомнил: небольшая комната - вещи горой свалены в углу, на полу сухие веточки, какая-то трава. Сбоку - автоматы с напитками и печеньем, рядом - вешалки, обычно пустующие. Меняя ипостась, мы не часто задумывались, что гораздо лучше, когда вещи дожидаются своих хозяев на вешалке, а не в общей куче - нам было вполне удобно и так. Возле двери - небольшой старый скрипучий диванчик, на котором некоторые любили валяться в летнюю жару, прячась в ласковой прохладе от палящего солнца. Дверь здесь не запиралась, и поэтому зимой тут было довольно холодно, а стены покрывались инеем.
   В дверь проскользнула тень. Передо мной появилась некрупная волчица с тёмной, шоколадной шерстью, переходящей на морде и лапах абсолютно в чёрный. Грациозная и зеленоглазая Алёна была явно чем-то встревожена и поминутно била себя по бокам пушистым хвостом.
  

АЛЁНА

   Шёл снег. Я бежала по лесу в поисках хоть какой-нибудь живности, чтобы утолить голод. Эта зима выдалась как никогда лютой и снежной. Стоит только выйти за порог дома, как сразу цепенеешь от холода и в организме словно всё замерзает и превращается в ледышки. Не спасает даже волчья шкура.
   Странно устроены оборотни... Вроде ты и сильнее, и выносливее обычного волка, и шкура у тебя толще, и разум практически как у человека, за исключением эмоциональных моментов, но холод влияет также, как и на обычного зверя, даже сильнее. Мало того, что ты чувствуешь, как каждая шерстинка покрывается инеем и замерзает, так ещё и в облике человека ощущаешь постоянную слабость и какую-то заторможенность. Впрочем, на жаре не лучше. Потрясающе, как в одном и том же теле сочетаются два разума, две совершенно разные самостоятельные жизни, обладающие своими плюсами и минусами.
   Мне вспомнилось, как недавно один из студентов на паре рассуждал после прочтения очередной фентезийной книжки, как круто быть оборотнем. Я даже фыркнула. Если верить каждому написанному слову, то жизнь за гранью обыденности похожа на хорошую сказку. Смешно! Далеко не каждый человек, случайно узнавший о нас, решится на добровольное обращение... Впрочем, сейчас речь не об этом.
   Я повела носом и тут на меня как снег на голову (странное сравнение, в особенности зимой, когда частые снежинки стараются превратить тебя в сугроб) обрушился запах оленьего стада в нескольких километрах от меня, почти на краю границы с вражеским кланом. Я на секунду задумалась, стоит ли там появляться, но чувство голода оказалось сильнее, и я трусцой побежала по заснеженному лесу, Я немного засмотрелась по сторонам, как вдруг буквально из-под лап вывернулся крупный заяц-беляк и, петляя, понёсся в чащу. Я сразу отвлеклась от намеченной добычи и, положившись на свою скорость, кинулась за более лёгким обедом в заросли орешника.
  
   Насладившись вкусным и свежим мясом, я во всю прыть бежала домой. В очередной раз я поняла, что сытый желудок равняется отличному настроению. Притормозив возле опушки, понюхала воздух и, почуяв незнакомый запах, побежала на него. Мне было любопытно. Почти у самой границы я вдруг резко затормозила и покрутила головой. К странному аромату, так похожему на запах прелой листвы, щекотавший ноздри, примешался запах волка. Но это не был волк из моей стаи или один из нескольких отщепенцев, которых я знала. Принюхавшись, я с ужасом опознала волка из Северного клана.
   Почти у самой границы стоял небольшой чёрный волк с рыжеватыми подпалинами и порванным ухом. Он со злобным прищуром внимательно посмотрел на меня, готовый в любую секунду кинуться и разорвать на части. Его морда была вся в крови. В нескольких метрах от него лежала мёртвая олениха из знакомого мне стада. Оскалившись, я стала медленно приближаться к врагу. Хоть это было и безрассудным опасным поступком, я не собиралась стоять в стороне, пока он вырезает наши стада.
   Внезапно с той стороны границы послышался вой, собирающий стаю. Я вслед за чёрным волком посмотрела на горы, но тут же вновь уставилась на него. Сверкнув напоследок голубыми глазами, так похожими на человеческие, и, безусловно принадлежавшими человеку в шкуре зверя, волк щёлкнул челюстями и бросился к своим, зовущим и ждавшим видимо только одного его. Подбежав трусцой к границе, я понюхала следы, чтобы запомнить этот запах и кинулась к усадьбе.
   Появление чужаков на нашей территории не сулило нам ничего хорошего.
  
  

НИКОЛАЙ

   Выслушав Алёну, я понял, что должен собрать всю стаю. Я послал зов.
   Первыми, кто отозвались на него, были встревоженный Дмитрий, почти скатившийся с лестницы. Затем из библиотеки вышла побледневшая Мари, прижимая к груди потрёпанную тетрадь. Она всегда писала стихи, а её глаза таили в себе отголоски боли. Затем в гостиную начали подтягиваться другие члены стаи.
   Вот в халате и в мягких жёлтых тапочках из столовой появился Саша. Оксана и Ника сидели в обличии волчиц - обе белоснежные, горделивые, ухоженные. Только зная их ближе, можно было с лёгкостью сказать, что это были две противоположности. Добро, ум, спокойствие, терпеливость, дом, которые олицетворяла Оксана, и свободолюбие, гордость, вспыльчивость, хитрость, грозность и власть - олицетворявшие Нику.
   Буквально ещё через минуту появились Настя - серьёзная, сосредоточенная, готовая в любую секунду кинуться в бой. За ней стояла Вита, вернувшаяся с очередной прогулки по магазинам и всё ещё нагруженная объёмными пакетами.
   Юля спустилась вместе с Андреем - нашим вожаком.
   Потом подошли другие. Дождавшись последнего, я вышел в центр комнаты и кивнул Андрею, чтобы тот встал рядом.
   Двадцать пар глаз уставились на нас.
   - Они снова вернулись, - негромка начал я.
   - Кто они? - недоумевая, спросила Мари, опускаясь на диван.
   - Северный клан. Они вырезают наши стада, - пробормотала Алёна.
   - Зачем это им нужно? - мигом посерьёзнев, спросила Вита.
   - Неизвестно, - тихо ответил я, отводя взгляд. Чувство собственной неосведомлённости меня сильно огорчало.
   - Но какие-то предположения есть? - скучающим голосом протянул Саша, ему хотелось спать.
   - Чужаки жрут твоих оленей, а ты мечтаешь только о своей постели?! - Громко воскликнула Настя, дав парню хороший подзатыльник.
   Саша недовольно зарычал.
   - Ах ты...
   - Я предлагаю подождать! - негромко произнёс с места Дмитрий, обрывая парня на полуслове.
   Оксана кивнула головой. У нас в голове отчётливо пронеслась её мысль: "Я с ним согласна. Посмотрим, что они будут делать дальше".
   - Но также нельзя, нужно что-то предпринять! - взвилась Настя.
   Красноволосая никогда не любила сидеть без дела. Её темперамент и взрывной характер давно был известен в наших кругах, поэтому я хмыкнул, с лёгким прищуром посмотрев на девушку.
   - Ты только и можешь, что орать, - вдруг огрызнулась Юля.
   Все удивлённо на неё посмотрели. То, что происходило между девушками, всегда было непонятно. То они мирно общаются, попивая в гостиной горячий шоколад, то сцепятся словно разъярившиеся волчицы. Достойные друг друга противницы.
   - Рот закрой и отвернись, - огрызнулась Настя и решила пойти напролом - Я требую, чтобы вы что-то предприняли! - перекрикивая всех, сказала она.
   - Я предлагаю отослать к границе патруль. Появление волков на нашей территории не сулит ничего хорошего. Если они начнут здесь охотиться, они могут лишить нас пищи. Договору уже сотни лет и он никогда не нарушался. Мы все знаем, что в Северном клане нет порядков и понятий. У них нет правил. Они могут нас выдать и нарушить даже не нашу межстайную договорённость, а Священный договор. Они нападают на людей, когда им нечем питаться, они обращают новорождённых. Разве это не карается Законом нашего мира? - громко произнёс Андрей, скрестив руки на груди.
   - Ты прав. Но они пока ничего преступного не совершили, - мягко оборвал я парня, хотя в душе был с ним полностью согласен.
   - Убит олень, разве это не повод? - сердито произнесла Алёна, выступив вперёд.
   - Это не доказано и этого никто не видел, - обернулся в её сторону.
   Герман всегда учил меня жить по законам и понятиям стаи. С детства он вдалбливал мне в голову, что решения, которые кажутся верными, не всегда несут за собой хорошие последствия. К тому же, зная Северный клан, я не сомневался, что они выкрутятся из любой ситуации. Но в данный момент произошедшие события требовали решительных действий.
   - Но я чувствовала их запах и видела у него на морде кровь животного! - заспорила девушка.
   Юля поморщилась. Она единственная из всей стаи относилась ко всему живому с таким трепетом, что одна мысль о смерти животного выводила её из равновесия. А если же зверя убивали у неё на глазах, она впадала в депрессию. Однако жизнь оборотня требует поступления в организм органических веществ. Это самая главная физическая потребность. А чтобы их получить - требовалась добыча. Бедная девочка! Она всегда испытывала лёгкое чувство голода, съедая мяса вдвое или даже втрое меньше положенной ей части.
   - Я её поддерживаю, - с готовностью произнесла она.
   - Не горячись, мы не сомневаемся в твоём чутье, - успокаивающе положила Алёне руку на плечо Вита, - но ты тоже была у границы и неизвестно, что было у тебя на уме, вдруг ты хотела сходить к ним "в гости"?
   - Но это же бред! - продолжала возмущаться Алёна.
   - Замолчи, все знают о твоей любви к животным, - повернувшись к Юле почти прошипела Настя. - Но Вита права, Алёна ничего не докажет, - продолжила девушка. Её всё больше и больше начинала бесить сложившаяся ситуация.
   - А что нужно будет делать, если мы станем невольными свидетелями нарушения? - опустив наконец-то пакеты на пол, поинтересовалась Вита, обведя взглядом всю стаю.
   - Сообщим об этом Карлу, пусть со своими волками разбирается сам. - Еле слышно ответила Мари, прижимая к груди потрёпанную тетрадь.
   - Карл разберётся, да... - недоверчиво протянула Вита.
   - Ну он же их вожак, они должны его слушать и ему подчинятся!
   - Ты уверена, что так всё и есть?
   - Конечно, у них тоже есть свои правила и свои законы, - решительно кивнула Мари.
   - Родная, ты идеалистка, - вступила в их разговор Настя, - у них одно единственное правило, которое написано на лбу у каждого большими буквами: "Есть только я и всё делается для меня!"
   - Они такие же люди, как и мы. Не делай их эгоистами, - заспорила Мышка.
   - Мари, ради всего святого, не спорь с нами. Ты что, ни разу их не видела? Они подонки! - ворчливо сказала Вита, разведя руками.
   - А я буду спорить! Я считаю, что в каждом человеке есть хорошее. Только в них это нужно воспитывать с рождения!
   - Мышка, будь другом, замолчи, мне твои убеждения уже надоели! - Нетерпеливо воскликнула Красноволосая.
   - А может и правда они не такие плохие, как нам кажется? - вдруг произнесла притихшая Алёна.
   - Ещё одна! Девочки, вы меня уже бесите. - Снова воскликнула Настя, уперев руки в бока.
   - Замолчите все! Сколько можно! Ещё подеритесь! - крикнула Вита - Нам нужно рассмотреть различные варианты развития событий. А вы только мешаете.
   - Я мешаю? Может мне уйти? - Вспылила Алёна, сердито посмотрев на девушку.
   Вита тяжело вздохнула. Началось. Она хорошо знала свою подругу и не сомневалась, что сейчас скандал примет новые обороты.
   Девушка уже приготовилась ответить, как вдруг разгулявшаяся вьюга распахнула настежь входные двери, которые она не успела закрыть на замок.
   На паркет тут же намело снега, и в холл ворвался холод. Мы все дружно поёжились. Всё-таки у оборотней ощущения обострены гораздо сильнее, чем у обычного человека.
   - Я предлагаю такой вариант. Если они станут нападать, действовать не медля. Пускай только сражение решит исход поединка. Если же они ничего предпринимать не будут, но нарушат какие-либо правила, об этом должен узнать Карл. - Отчётливо произнёс я, захлопнув дверь.
   - А патрули? - Настя посчитала своим долгом напомнить всем об идее Андрея.
   Я мягко на неё посмотрел.
   - Хорошо. Патрулировать границы начинаем с завтрашнего дня.
   Все сбросили с себя оцепенение, и стали расходится по своим комнатам.
   Посмотрев вслед Нике, метнувшейся к заднему ходу, я нахмурился. Она единственная не проронила ни слова.
   Подозвав к себе Андрея и, пройдя с ним в столовую, я плотно прикрыл за собой дверь.
  
  
   Устроившись за барной стойкой с бокалами виски, я решил посвятить Вожака в кое-какие тайны. Время пришло.
   - Как считаешь, для чего им понадобились проблемы? - Негромко произнёс Андрей, начиная разговор и сделав небольшой глоток.
   - Скучно жить стало? - я хмыкнул. - На самом деле я теряюсь в догадках. Предположения есть, но они настолько слабые, что их и предположениями-то назвать нельзя. Так только, мысли....
   - Не нравится мне всё это. Не за едой же они к нам повадились. У них у самих горной живности хоть отбавляй. - Андрей отвел от меня взгляд, вдруг заинтересовавшись весёлым танцем снежинок за окном.
   - Мало ли... - подозрительно начал я и спустя секунду резко схватил парня за локоть, - Колись! Откуда ты знаешь про горную живность?
   Андрей поморщился.
   - Предположение.
   - Не ври! - грозно склонился над ним я.
   - Ну ладно, ладно... Просто недавно я пробегал почти у самой границы с горным хребтом и застал, как наши собратья охотятся. Козлы, туры, яки, барсы... Там полным-полно животных. Чем они их не устраивают - непонятно.
   - Ты точно не выходил за пределы?
   Андрей одарил меня тяжёлым взглядом, отчего мне стало немного неуютно.
   - Давно, когда стая была едина, но не многочисленна, - закуривая, начал я, - Стражи - а их было четверо: Адольф-благородный волк, Витольд-лесной властитель, Рудольф-красный волк и Альфред-советник - заключили Священный договор. В нём значились все порядки, все правила и все тайны стаи. За его нарушение - страшная смерть.
   Нет, не просто убивали, а карали. Обряд был немного похож на обезглавливание, но содействовала в этом деянии магия. Магия стихий, слитая воедино. На потомков нарушителя накладывалась печать Позора. Их изгоняли из стаи и, повинные разве только в деянии своего предка, оборотни становились отшельниками.
   - Да. И если в стаю принимают нового члена, его кровь проверяют четыре раза четырьмя разными стихиями, чтобы убедится, что он - волк так называемых благородных кровей. - Тоже закуривая, с пониманием произнёс Андрей. История нашей Семьи была ему знакома, разве вот только я знал гораздо больше.
   - Правильно. Но вот скажи мне, при каких обстоятельствах Великие стражи разделились?
   Андрей покачал головой.
   - Это и в наши дни загадка, - пожал он плечами.
   - У Германа было предположение, что всё это связано с некими таинственными письменами, ведущими к разгадке некоего сокровища.
   - Сокровища? - Андрей задумался. - Так это лишь старые сказки.
   Я улыбнулся.
   - Не совсем. Да, не спорю, для маленьких волчат эта история превратилась лишь в сказку, которую рассказывали на ночь, однако в каждом из нас, где-то глубоко внутри, есть вера. Эта вера проявляется и в пении волка, и в листьях, перешёптывающихся на ветру, и в плеске прибрежной воды, и в завывании ветра, и в холоде зимней ночи, в потрескивании поленьев в камине. Мы счастливые существа. Нам дана мудрость предков, затерявшаяся где-то в веках. Сокровище есть нечто, связывающее нас с землёй, водой, воздухом и огнём. Это то, из чего сотворён наш мир... - Смотря куда-то сквозь парня, негромко говорил я.
   - Эти камни... Ведь мы не просто их носим, да? - Вдруг спросил Андрей, поигрывая прозрачным как слеза камнем на тонком кожаном ремешке, висевшим на шее.
   - Эти камни - часть нашей истории. Они дают нам озарение в сложных ситуациях, помогают справится с воздействием внешнего мира на тело оборотня, преумножают силу. Они у всех разные. Каждый из нас - особенный, непохожий на другого. Эти камни сами находят своих хозяев. Когда и где - этого мы предугадать не можем, - пожал плечами я.
   - Да, это я знаю. Свой я нашёл на дне ручья в чаще. - Андрей потянулся за следующей сигаретой.
   Дурная привычка! Ну что поделать? Мы оба даже пытались как-то бросить, но ничего не вышло.
   - Герман говорил, что когда придёт время, камни пригодятся. Так вот. Сокровище. - Я налил в бокал ещё виски. - Оно разделило Великих стражей. Жадность и власть - это два самых сильных, стоящих наравне с похотью, порока человечества. Они подчиняют себе разум, полностью овладевают человеком, и он ни о чём другом просто не может думать. Так случилось и с ними. Каждый захотел добраться первым до сокровища, набирая себе сторонников и делая и без того хрупкий мир оборотня ещё тоньше. Как рассказывал Герман, Карл был одержим идеей овладеть кладом с самого рождения. Огромное спасибо за это - его отцу и деду. Они с детства говорили мальчику, что его ждёт великое будущее, если он сумеет найти Сокровище. Но никто из них не знал, где оно находится. Были только догадки и предположения.
   - И Карл думает, что Сокровище где-то на нашей территории? - озабоченно поинтересовался Андрей. До него постепенно начало доходить, что причина посещение чужаков наших земель кроется гораздо глубже, чем нехватка пищи.
   - Видимо. Но я не удивлюсь, если он ищет его и у себя, - туша очередной сигарету, заметил я.
   - И что прикажешь мне делать, Хранитель? - Плеснув себе в бокал ещё виски, парень серьёзно посмотрел на меня.
   - Следить. Как можно чаще: и за чужаками, и за нашей стаей. Но помни, что глазам не стоит верить постоянно. Они чаще всего нам врут.
   - А при чём здесь наши?
   - Все, что было с нами это не забава, это было наше время под названьем "Жизнь", - процитировал я слова из песни любимого исполнителя и ушёл, оставив парня в глубокой задумчивости.
  
  

АЛЁНА

   Я открыла глаза где-то в половине четвёртого утра и ещё долго лежала и смотрела в потолок, пока мысли плавно сменяли друг друга...
  
   Восемь лет назад я точно так же лежала у себя в квартире в небольшом городке на берегу широкой реки. За окном только-только занялся рассвет, а я уже была в предвкушении первого учебного дня в школе. Летние каникулы закончились слишком быстро, но я не сожалела об этом. Пятый класс казался мне чем-то более интересным, не похожим на четыре предшествующих года. Новые учителя, новые предметы... Но кто знал, что вечер первого сентября две тысячи пятого года обернётся трагедией...
   Пригород моего родного городка купался в шумной зелени лиственных лесов. Я очень любила там гулять. Десятилетними детьми мы в тайне от родителей сбегали со двора, чтобы прогуляться по заросшим тропинкам и неглубоким оврагам, насладится прохладой быстрых ручьёв и кристально-прозрачной реки.
   В тот раз идти в лес мне пришлось одной. Подруга с родителями уехала на дачу, оставив меня в полном одиночестве. Не сказать, что мне было страшно, но всё же на все знакомые звуки я реагировала не так, как обычно: напрягалась, услышав любой шорох, и постоянно оглядывалась назад. Весёлый ручей не казался мне таким уж и радостным, как обычно, а заставлял вздрагивать от как будто сделавшегося громче журчания.
   Чуть позже я поняла, что заставляло меня нервничать больше всего. Начиная от тропинки вдоль ручья и далее, я постоянно чувствовала на себе чей-то испытующий взгляд. Но сколько я не оборачивалась, ничего и никого подозрительного не видела. Всё те же деревья, кустарники и цветы. Когда нервы уже были на пределе и хотелось вот-вот расплакаться, я развернулась в обратном направление и со всех ног кинулась домой. Но тут мой слух уловил какую-то незнакомую, но приятную и успокаивающую мелодию, доносившуюся из чащи. Замерев в нерешительности, я прислушивалась к доносившимся звукам. Проникшись музыкой, медленно пошла на звук. Через несколько минут, а может быть и часов - чувство времени покинуло меня - я вышла на небольшую поляну, окружённую со всех сторон клёнами и липами. В центре, на поваленном дереве спиной ко мне сидел худой человек, и сильно сутулясь, на чём-то играл. Я потопталась на месте и негромко его окликнула. Мелодия сразу смолкла, а человек резко повернулся в мою сторону. Я вскрикнула от неожиданности и испуга и, споткнувшись о корень, упала на землю, сильно ударившись нижней частью спины. Человек тут же кинулся ко мне, и что-то бормоча, принялся меня поднимать. Вырываясь, я встретилась взглядом с карими глазами мужчины и моментально притихла.
   Вокруг глаз старика радостными лучиками разбегались морщинки, а взгляд был полон заботы.
   - Как же ты сюда попала, дочка? - усадив меня на траву, всё ещё не понимающую, что к чему, но не чувствующую опасность, удивительно звонким для такого возраста голосом лукаво спросил старик.
   - Я... я гуляла. И музыку услышала, - пролепетала в ответ.
   - А родители что же? Пускают тебя, куклу, в лес одну? - Всё с тем же лукавством поинтересовался мужчина
   - Они... Они не знают, - потупив взгляд пробормотала я.
   Старик погрозил мне пальцем.
   - Нельзя убегать без спроса! А вдруг бы тебя волки съели?
   Испугавшись, я отползла в сторону.
   - А я их не боюсь! - храбрым голосом заявила я, остановившись в нескольких метрах от него.
   - Эх, дочка, не делай так. Эти места опасны. Здесь нечего делать маленьким девочкам вроде тебя, - протягивая пряник, серьёзно произнёс старик.
   Я молча взяла лакомство и осторожно откусила маленький кусочек. Старый человек снова улыбнулся и стал за мной наблюдать. Незаметно для себя съев удивительно вкусный мятный пряник я, наконец, встала и, отряхнув платье в цветочек, протянула мужчине руку.
   - Меня зовут Алёна. А вас?
   - А меня называй просто Герман, - осторожно пожал мою руку старик, не смутившись крошек на моей ладошке.
   - Необычное имя. А на чём вы играли? - Я с любопытством осматривала место вокруг старика в поиске какого-нибудь музыкального инструмента.
   Герман протянул мне небольшую деревянную палочку, в которой были проделаны дыры.
   - Это флейта. Правда она очень старая, сейчас их делают гораздо лучше. Но я приверженец старых традиций и считаю, что чем старше и проще инструмент, тем он надёжнее.
   С интересом слушая старика, я крутила в руке флейту, вырезанную из светлого дерева с искусной резьбой, и пытаясь понять, как из неё получаются такие красивые звуки.
   - Поиграй, пожалуйста! - протягивая Герману инструмент, попросила я тоненьким голоском.
   Старик снова улыбнулся и заиграл. Сначала я просто слушала, а потом стала пританцовывать в такт музыки. Через какое-то время я уже плясала, заливаясь счастливым смехом.
   Последовавшие затем события навсегда отпечатались у меня в памяти и стали моим самым страшным ночным кошмаром.
   Старик резко отбросил флейту в сторону и, спрятав меня за спину закричал, чтобы я убегала. Выгляну в испуге из-под его руки, я увидела перед нами трёх разномастных волков, во взгляде которых читалась ярость. Удивительно похожие на человеческие, их голодные глаза смотрели на нас. Оскалившись, они начали медленно приближаться к нам. Вскоре нас окружили ещё волки, перекрывая все пути к отступлению. Откуда они взялись - до сих пор непонятно.
   - БЕГИ! - старик не переставал кричать, толкая меня назад.
   Я поняла, что это конец. Пути к отступлению не было. Я прижалась к старику и громко заплакала, выкрикивая что-то бессвязное и зовя на помощь маму. Герман обхватил меня руками, прикрывая собой, и судорожно гладил по голове. Я крепко схватила его, прижимаясь к нему, как к последнему шансу на спасение.
   - Убирайтесь отсюда! УБИРАЙТЕСЬ! - кричал мужчина на волков, но они его не понимали. Или не хотели понять.
   Какой-то пепельный волк кинулся на него, оторвав от меня. Я закричала, кинулась к мужчине, протягивая руки, но он лишь вспахал носком ботинка землю, осыпав меня мелким песком.
   - НЕ ПРИБЛИЖАЙСЯ! БЕГИ ОТСЮДА! - это было последнее, что он успел крикнуть, когда волки на него набросились.
   Я с ужасом посмотрела на старика, как вдруг он изогнулся, по его телу прошла болезненная судорога, а в следующую секунду он превратился в... волка. Я даже не уловила момент когда он изменился, наверное из-за стресса, а может всё происходило настолько быстро, что и заметить ничего нельзя было.
   Герман, или кто бы он ни был, кинулся на ближайшего волка, пытаясь схватить зубами за холку, но со стороны на него накинулись другие хищники. Количество победило качество.
   Когда со стариком было покончено, вся стая обернулась ко мне. С бешено стучащим сердцем и со слезами на глазах я торопливо принялась отползать, раззадоривая волков ещё больше. Левая рука обо что-то несильно ударилась. Машинально схватившись за препятствие, я вдруг поняла, что это флейта. Выставив её вперёд, я всё дальше отползала, мысленно моля зверей, чтобы они меня не трогали. Волки как будто издевались. Они то медленно приближались ко мне, то резко кидались вперёд, то вообще останавливались. С их морд капала кровавая слюна, рычание становилось всё озлобленнее и громче. Наконец им надоело играть в кошки-мышки и они просто кинулись на меня. Один из них схватил меня за платье и принялся тянуть на себя, другой выбил из рук флейту и нацелился на мою руку. Но тут появились ещё волки. Я закрыла глаза, приготовившись к смерти. Мысленно прощалась с родными, друзьями, школой, игрушками, двором, лесом. Но что-то было не так. Я всё ещё слышала вокруг себя рычание, шелест листьев на деревьях, отдалённые звуки поездов, спешащих куда-то по рельсам и увозящих пассажиров в другие города. Приоткрыв глаза, я увидела перед собой страшную картину. Одни волки грызлись с другими, некоторые уже лежали в отдалении на траве, не шевелясь, а некоторые - тяжело дыша. Всюду кровь... От нахлынувшей вдруг боли я дико закричала...
  
   Повернув голову к полке с сувенирами, среди фарфоровых собачек, кукол и статуэток я увидела флейту, освещённую лучами зимнего солнца.
   Стук в дверь заставил меня вынырнуть из собственных воспоминаний, напоминая, что пора собираться. Наскоро умывшись и поспешно накинув домашнее платье, я спустилась в вестибюль. Там все были уже в сборе. На меня недовольно воззрился Дмитрий. В ответ я опустила глаза. Ну да, есть у меня такое, я практически всегда опаздываю.
   - Все на месте? Молодцы. Да прибудут с вами духи. - Николай повёл рукой в сторону чёрного хода. Мы кивнули в ответ и поспешили туда.
  

* * *

  
   Зима нехотя уступала свои права весне, выражая своё недовольство в мокром снеге и холодном ветре. Я оглянулась на свою компанию. Первый сформированный Николаем и Андреем отряд. Я, Настя, Дмитрий и Саша. Нам следовало пойти к западному побережью реки и, там разделившись, прочесать все прилегающие территории. Настю поставили во главе, и она этим, не скрывая, гордилась. Всё хорошо, но только одно "но". Власть губит людей. Вот и Настя вела себя не так как обычно, ощущая превосходство над всеми. В её голосе и мыслях появились требовательные нотки. И она будто бы бросала нам в лицо свои команды. Но мы к этому относились хладнокровно и были сами себе на уме. Перед нами стояла одинаковая задача, и мы должны были её выполнить. Благо между оборотнями есть тесная связь, и мы всегда в курсе того, что происходит с каждым из нас.
   Я бежала мимо западных холмов в сторону старой церкви, ёжась, когда очередной порыв ветра чуть ли не сбивал меня с ног, точнее с лап. Как назло мне досталась практически открытая территория с хилыми маленькими деревцами, разбросанными по всей окрестности. От этого ветер казался ещё более леденящим. Небольшой зеленоватый камень покачивался на шее в такт моим шагам, придавая уверенности.
   "Чёрт бы побрал эти лужи. Опять промочу лапы и свалюсь с температурой. Одно радует - в колледж идти не придётся" - ворчливой мыслью Саши пронеслось у меня в голове.
   "Да я лучше в колледж пойду, чем буду валяться без дела в постели" - ответила я.
   "Ага, зная как ты учишься..." - хмыкнула Настя.
   "А я вообще хочу в Египет. Попугать своим оскалом надоедливых туристов. Пусть они думают, что проклятие мумии настигло их в облике бурого волка с жёлтыми клыками" - вдруг заявил Дмитрий.
   "Опять зубы не почистил?" - хихикнула я в ответ.
   "А ну замолчали оба. Вы мешаете мне сосредоточиться!" - прикрикнула на нас Настя: "Я вот уже, между прочим, почти у самого устья реки!"
   "С чем тебя и поздравляю!" - буркнула я в ответ.
   "Не язви. Не доросла ещё!" - надменно отозвалась девушка.
   "Тебе напомнить, сколько лет мне и тебе?" - Недовольно.
   "А ну обе замолчали!" - посылая нам сердитые импульсы, ответил Дмитрий.
   "Да ну вас!" - я отключила сознание от перебранки и вплотную занялась своим делом.
   Голоса, точнее мысли, остальных как бы обходили меня стороной, но я была в курсе того, что происходит. Просто слышалось мне всё словно сквозь сон. Это был единственный способ побыть в облике волчицы немного для себя.
   Обогнув замёрзший куст, я остановилась прямо напротив входа в старое здание церкви. С прошлого раза ничего не изменилось. Всё те же обвалившиеся стены, всё тот же покосившийся забор и накренённая влево колокольня.
   Старая церковь была, пожалуй, единственным местом в лесу, которое хранило на себе отпечаток старины. Если предположить, что на табличке был нацарапан год, когда церковь начала свое существование, то прошло уже больше трёх веков, а церковь до сих пор ни разу не тронула рука человека. Я осторожно ступила на порог священного дома и принюхалась. Мой нос не уловил никаких подозрительных запахов. Не решаясь зайти внутрь (а вдруг там есть приведения?!), я поспешно развернулась и выскочила из здания, решив обойти его со всех сторон.
   Какой-то частью сознания я уловила картинки, которые посылали другие члены стаи. Настя уже возвращалась обратно к условленному месту, ничем не встревоженная. Саша был почти у замёрзшего болота, а Дмитрий принюхивался к ветру где-то недалеко от медвежьей берлоги.
   Обойдя церковь, я вдруг увидела на стене какие-то буквы. Странно, что я никогда не обращала на надпись внимания. Внимательно присмотревшись, я обнаружила, что запись сделана на каком-то непонятном языке. Послав картинку остальным, я развернулась и рысцой побежала к месту, где мы договорились встретиться, не замечая, что за мной неотрывно наблюдают.
  
   Здесь и далее слова из песен Стаса Михайлова (прим. автора).
   Манга - японский комикс в картинках.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"