Skylin: другие произведения.

3. Все еще добрая фея

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.31*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    - Таша... иди наружу, там фея под кустами ползает. - Правда? - кареглазый бесенок заулыбался. - А че она ползает? - Вот и спросишь заодно, - мстительно посоветовал Натан.


3. Все еще добрая фея.

-- Это не я написал письмо. Там нет моей подписи...
-- Тем более! Значит, ты задумал что-то неладное!

М-ф "Алиса в стране чудес"

  
   - Вот скажи, - задумчиво протянула ворона. - Если я умру, что ты станешь делать? Ох, только прошу, давай пропустим стенания и слезы! Мне при одной мысли делается дурно! Как это будет? Ты похоронишь меня в хрустальном гробу? Или предашь мое тело огню, развеяв прах над бушующими водами океана?
   - Угу, - неопределенно пробурчала фея, полностью сосредоточившись на иголке у нее в руках.
   С шитьем бывшая крестная не слишком дружила, поэтому к делу подошла вдумчиво и серьезно. Каждому стежку она посвящала все свое внимание, следила за правильным ходом нитки и тому подобное. Но больше всего фея опасалась, что предательская иголка вновь хитро извернется в ее неумелых руках и коварно проколет палец.
   Как и полагается, девушка предусмотрительно обзавелась наперстком, но ситуацию этот факт не слишком изменил. Даже более того: если сначала иголка колола исключительно указательный палец, то теперь рикошетила от наперстка в непредсказуемом направлении.
   Также фея справедливо подозревала, что при очередном проколе либо ее пальцы перестанут гнуться в нужную сторону, либо терпение окончательно лопнет и штаны с так и не пришитой к ним заплатой полетят в ближайшее окно. Оба варианта бывшую крестную не устраивали.
   - Фея! - обиженно взвыла ворона. - Ты меня слушаешь вообще?
   - Слушаю.
   - Ну так что? Что ты будешь делать после моей смерти? - не унималась ворона.
   - Чучело набью, - мрачно буркнула фея, - чтобы хоть какая-то польза была.
   - Ты... ты... - ворона задохнулась от возмущения. - Да я... Я ухожу от тебя!
   - Ужин в восемь, не забудь, - флегматично напомнила бывшая крестная.
   Со вселенской скорбью в глазах пернатая вылетела прочь из комнаты.
   - Что с ней? - заинтересованно спросил скрипач, который появился в лавке следом.
   - Расстроена размышлениями о бренности жизни, - ответила фея.
   Касино скептически хмыкнул, но от комментариев воздержался. Действие разворачивалось во все той же лавке на Кипарисовой, где продолжала работать бывшая крестная. Покупателей не было, и стоит отметить, что это было естественным состоянием для феиной вотчины. Отважная укротительница ворон по привычке скучала.
   Обычно девушка развлекалась тем, что переругивалась с пернатой, но так как ворона обижена, скорее всего в ближайшие несколько дней она и ближайшие несколько дней вряд ли изъявит желание развлекать подругу беседой. Хозяин заглядывал редко, так что фея могла заниматься чем душеньке угодно.
   Время от времени компанию девушке составляла Таша, эта неугомонное создание, которое, в отличие от Вайса, оказалось слишком юным для посещения школы. Фея не тяготилась помощью, которую теперь оказывала Натану и ребятам, тем более, все произошло исключительно по ее инициативе, но осознание уровня ответственности, возложенной на собственные плечи, иногда пугало девушку. Фактически, убеждала она себя, ничего не изменилось, только времени стало меньше. А заодно и зарплаты, ехидно добавляла ворона.
   Девушка строго посмотрела на гостя - по-другому она попросту не умела:
   - Ты зачем пришел?
   - Фея, - иронично хмыкнул Касино, - ты веселей быть не пробовала? Прекрати смотреть так, словно я у тебя денег полгода назад занял и ни разу не отдал.
   - Ты не занимал, - подумав, ответила она.
   - В том-то и дело, - сказал скрипач. - А взгляд до костей пробирает. Добрее нужно быть, добрее, - и назидательно поднял палец.
   Девушка смерила его взглядом:
   - Я очень добрая.
   - Я сейчас в обморок от этой доброты упаду.
   - Ты пришел читать мне нотации? - начала злиться фея.
   - Еще чего, - фыркнул Касино. - Пойдем, прогуляемся до твоего подопечного.
   - Я, вообще-то, работаю, - напомнила девушка.
   - Удивляюсь, как ваша лавка не разорилась, а тебя еще не уволили. Пойдем, я тебе пирожков куплю.
   Аргумент оказался убийственным. У феи перед мысленным взором заплясали ватрушки.
   - Натан тоже сейчас работает, - слабо возразила она. Ватрушки все еще плясали, но теперь к ним присоединились любимые феины конфеты. Шоколадные, с орешками.
   - А мы и ему занесем, - невинно улыбнулся Касино.
   Оборона была сломлена окончательно и бесповоротно. Воображаемая сдоба ликовала.
  
   Натан подрабатывал в том самом трактире, в который свалилась фея во время своего триумфального появления в городе. Точнее свалилась она около него, но сути это не меняло. Работа оказалась довольно тяжелой и выматывающей, но, по личному феиному мнению, намного лучше той сферы деятельности, которой парень промышлял до этого.
   Хозяин заведения предлагал вместо зарплаты выделить небольшую комнатку и еду, но бывшая крестная была категорически против, опасаясь, что Натан запутается в этом порочном круге. Тем более, трактир, пусть и вполне приличный, совсем не то место, где стоит расти двум маленьким детям.
   Фее при неоценимой помощи Касино удалось снять две небольшие комнатки за вполне разумную плату. Плата, которая разумная, безжалостно урезала невеликую зарплату Натана на весомую часть. Выходов было два - либо возвращаться в старый дом, с угрозой ежедневного выселения, либо искать подработку. Существовал, конечно, и третий, но воровство бывшая крестная отмела категорически.
   Исключить сон из распорядка дня не получилось, поэтому подработка, хоть и с неохотой, была оставлена как неперспективный вариант. В конце концов, все происходило исключительно по феиной инициативе, поэтому оказывать материальную помощь показалось девушке вполне разумным.
   К сокращению собственного оклада бывшая крестная отнеслась достаточно равнодушно, можно сказать, философски. Деньги, в общем-то, тратить ей было особо некуда. К нарядам и украшениям фея относилась безразлично. На косметику взирала едва ли не с суеверным ужасом, потому как представить себя под чудовищным слоем пудры, помады и белил не могла и не хотела. Особенно после того, как сердобольная маман не без помощи мадам Астры проделали с феей сию процедуру в далеком феином детстве. Для неокрепшей юношеской психики впечатления, как наглядно показала практика, получились чересчур насыщенными.
   В принципе, экс-крестная оставалась довольна происходящим. К спартанским условиям ей было не привыкать. Первые месяцы службы при дворе выдались для них с вороной просто ужасными. Фея была отнюдь не изнеженным созданием, росшим в тепличных условиях, но с такими бытовыми мелочами, как уборка, стирка и готовка - непосредственное столкновение произошло впервые. Курс молодой леди, которому заботливо пытались обучить бывшую крестную, не включал в себя эти немаловажные пункты.
   "Получается, - размышляла фея, прислушиваясь к жалобным и тоскливым позывам желудка, - что леди кушать не положено".
   Есть, тем не менее, хотелось неописуемо. Так что пришлось девушке с посильной ворониной помощью учиться готовить. Несмотря на несколько полуголодных месяцев, за которые парочка не схлопотала отравление лишь каким-то чудом, результат был достигнут.
   Готовить фея теперь умела вполне съедобно, а периодически даже вкусно, но занятие это категорически не любила, предпочитая перебиваться разного рода неполезной, как говорила маман, пищей.
  
   Фея с удовольствием чавкала пирожком. Она украдкой покосилась на Касино. Лицо у парня было отстраненно-задумчивое.
   - Вот скажи, фея, тебе ничего поменять не хочется?
   Девушка поперхнулась и закашлялась.
   - Ты это к чему? - спросила она, одарив скрипача тяжелым и подозрительным взглядом. - Хочешь внести в мой быт незабываемые ощущения?
   - Ну не знаю, - отчего-то смущается Касино. - Может, у тебя день рождения скоро...
   - Через два месяца, - после паузы ответила фея, пиная подвернувшийся под ногу камешек. - Но это совсем не скоро.
   - О, и сколько нам исполнится годиков? - лукаво спросил парень.
   - Сорок.
   - Скока?! - не своим голосом просипел он.
   Фея никогда не думала, что глаза у людей могут быть настолько большие.
   - Сорок, - терпеливо повторила она.
   - Я не глухой, - нахмурился скрипач.
   - Чего тогда переспрашиваешь? - оскорбилась девушка.
   - Ну как тебе сказать... - притворно замялся Касино и вновь ухмыльнулся: - Тем более чем не повод что-нибудь изменить! Начать можно, например, с себя.
   Проходили они мимо торговых рядов на местном базарчике (упускать дармовую кормежку фея не собиралась), а точнее мимо небольшого сектора со свежей и не очень рыбой. Амбре стояло... неописуемое. Сказать, что здесь воняло, означало покривить душой. С тем же успехом можно было заявить, что фея - трепетное и нежной создание с обаятельной доброй улыбкой, а ворона - фанат экстремальной покраски.
   Проще говоря, смердело зверски. Но это не мешало девушке заниматься поеданием халявных пирожков.
   - Есть предложения? - мрачно спросила она.
   - Смени прическу... стиль в одежде...
   - Та-ак, - фея ласково улыбнулась: - Ты намекаешь на то, что я плохо выгляжу?
   - Э-э... - Касино слегка спал с лица. - Ты чудесно выглядишь. Просто великолепно!
   Бывшая крестная подозрительно прищурилась: в этом разговоре явно чувствовалось второе дно. Скрипач истолковал все по-своему:
   - Нет, честно говорю! Обалдеть и не встать. Не девушка, а мечта!
   Феин взгляд потяжелел на пару килограмм:
   - Касино, радость моя ненаглядная, - задушевно (в смысле, что ого-го как за душу брало - аж до самых пяток пронимало!) поинтересовалась девушка. - Ты ко мне клеишься?
   - Боже упаси! - перекрестился от полноты чувств скрипач.
   Ага, мрачно подумала фея, ты ещё поплюй через левое плечо или постучи по дереву. Касино ее ожидания в этом плане не оправдал, что и спасло его от неминуемой жестокой расправы.
   - То есть, Боже упаси такой подарок у кого-нибудь отнять, - поспешно поправился он и виновато посмотрел на бывшую крестную. - Фея, в самом деле! Я уверен, что есть мужчина, который волнует твои мысли!
   Пожалуй. Волновал феины мысли некий темный эльф. Точнее эльфов зонтик, который требовалось вернуть в ближайший отрезок времени.
   Против дроу девушка лично ничего не имела. Но почему-то постоянно вспоминала весьма ехидную позицию сестры по этому поводу: от эльфов случаются исключительно "неприятности, дети и вши". Хотя сестре от маман тогда влетело так, что мало не показалось, юная фея еще долго и настойчиво уточняла, по каким же причинам могут возникнуть вышеозначенные последствия. Если первый пункт она кое-как поняла, второй спустя некоторое время - тоже, то насчет третьего недоумевала до сих пор. Причем, объяснить смысл высказывания затруднилась и та, которой оно, собственно, принадлежало.
   Наблюдая зачастую не совсем адекватную реакцию женской части населения на ушастых мерзавцев, фея прочно утвердилась во мнении, что ничего хорошего ожидать не приходится. В этом есть нечто патологическое, думала она. И иначе, как со стихийным бедствием сопоставлять их не стоит.
   Бойтесь эльфов дары приносящих, дамы.
   Сия мысль казалась бывшей крестной вполне разумной, поэтому вернуть зонтик дроу следовало немедленно. А то мало ли. Случится еще чего-нибудь. Вши, например.
   - Допустим, - нехотя и оттого еще более мрачно, сказала фея. - И что мне следует сделать?
   Касино споткнулся и едва не сбил с ног груженную сумками тетку. Выслушав положенную порцию ругани, они пошли дальше. Торговый ряд подходил к концу, а от рыбного амбре остались одни воспоминания. Не самые лучше, надо сказать. Фея здорово опасалась, что одежда будет сохранять едкий "аромат" еще некоторое время. Радовать окружающих дивным запашком девушке не хотелось.
   - Э... причем здесь я? По-моему, об этом следует разговаривать с подругами, - не слишком уверенно ответил Касино.
   - Ясно...
   - Ну ты, того, присутствие духа не теряй. Бери быка, то есть мужика, за рога!
   - Думаешь, они у него есть? - засомневалась бывшая крестная, старательно вспоминая Бриана.
   - А вот это сама проверишь, - мерзко улыбнулся скрипач.
   Замолчали, сосредоточившись на поедании пирожков и, не разговаривая, шли некоторое время. Услужливые торговцы наперебой предлагали собственный товар.
   - Фейчик, - несколько виновато и сконфуженно буркнул Касино, отшатываясь от особо ретивой торговки, которая с маниакальным видом трясла перед парнем охапкой вязаных носков. - Понимаешь, у меня уже есть девушка, которая... Она такая... такая...
   - Милая?
   - Да!
   - Красивая?
   - Да!
   - Хрупкая?
   - Ну, да, - озадаченно.
   - И разумеется, твоя возлюбленная нежна и трепетна? - весьма ехидно поинтересовалась бывшая крестная.
   - А что, собственно такого? - слегка набычился парень.
   Сноровке, с которой он лавировал среди достаточно плотного потока людей, можно было только позавидовать. Этим фея и занималась. Завидовала, то есть.
   - Да ничего, - почти терпимо (для человека с крепкими нервами) улыбнулась она. - Ясно все с тобой. Совет вам, в общем, да любовь.
   - Вот с этим, как раз проблемы, - печально вздохнул приятель. - Не нравится ей мое занятие, видишь ли...
   - Ну, полно, - без особого выражения сказала девушка. - Не теряй присутствия духа и бери быка за рога.
   Касино удивленно и растерянно посмотрел на экс-крестную. Ухмыльнулся и почти сразу же весело рассмеялся. Хлопок по плечу фея мужественно стерпела.
   - Не боись! Прорвемся, - подмигнул парень.
   - Угу, - неопределенно ответила она.
   Девушка размышляла, какие же люди все-таки странные и непостоянные существа. То сердятся, то смеются, то вообще глупости всякие выкидывают. Одни, как Касино, к примеру, считают фей особенными и непременно ждут от них чудес. Другие откровенно насмехаются.
   Но кому, как не ей, знать, что надеяться лишь на одни чудеса - крайне глупо. Ведь самое большое на этом свете волшебство творится зачастую без всякой магии, а волшебные слова, которые так стремились выведать у фей одно время маги, по сути, ничем кардинальным от прочих не отличаются.
   Когда-нибудь люди это поймут, думала бывшая крестная и улыбалась просто так, сама не понимая от чего.
  
   Натана хозяин отпустил ненадолго, да и то, исключительно потому, что по какой-то причине побаивался фею. Парень хмурил кустистые брови и теребил в руках фартук, напоминавший средней замызганности половую тряпку. Бывшая крестная молча протянула ему кулек с остатками пирожков. Касино совсем скоро извинился и убежал по своим собственным делам, оставив их наедине.
   Фея угрюмо молчала, давясь пирожком и в очередной раз не зная, что сказать. Видимо Натана одолевали аналогичные проблемы. Поэтому обменивались они исключительно хмурыми взглядами.
   - Посидишь с Ташей послезавтра? - нарушил тишину Натан.
   - Конечно, - ухватилась за эту услугу, как за спасительную веревочку, фея. - Нет проблем. Со мной на работе побудет. Правда, ей, должно быть, у меня скучно.
   - Ну, не скромничай, - хмыкнул парень, проводя рукой по лохматым волосам. - Она едва ли не повизгивает от удовольствия, когда обратно приходит. И Вайса этим дразнит.
   - Пусть тоже приходит, - великодушно предложила фея, польщенная словами приятеля. - Я не против.
   - Пусть учится, - безапелляционно отрезал Натан.
   - Ладно-ладно, - примирительно подняла руки девушка и смущенно спросила: - Ммм... Натан, вам ничего не надо? Может...
   - Да нормально все, - так же смущенно ответил парень.
   - Ясно, - задумчиво протянула фея. - Ну я пойду?
   - Иди.
   - Пока.
   - Пока.
   В принципе, девушка совершенно не злилась на Натана. А придираться к некоторой резкости в общении и весьма специфичной манере поведения считала совершенно неприемлемым. Если он не хочет разговаривать, какое она, фея, имеет право вмешиваться?
   Правильно, никакого.
   Девушка понимала Натана, так как находилась примерно в схожей ситуации и сейчас и много раз прежде. Вроде всего достаточно и устроились относительно неплохо, но есть такое мерзкое чувство, что чего-то не хватает. И жаловаться стыдно и от навязчивой мысли избавиться не получается.
   У феи складывались подозрения, словно она что-то упустила и это что-то бессовестно проскальзывает мимо ее внимания.
  
   Что-что, а столкнуться с бывшей крестной на пороге собственной квартиры, Мари планировала в последнюю очередь. В какой-то степени ей было стыдно перед своей приятельницей за случившееся, но, откровенно говоря, еще больше она опасалась предстоящего выяснения отношений.
   Улыбалась экс-крестная просто незабываемо для неподготовленного человека, а к какому состоянию она придет, если разозлить, выяснять было неблагоразумно. По крайней мере, выяснять это на собственной шкуре Мари не собиралась.
   Фея поджидала ее на выходе из дома, непринужденно и в тоже время недвусмысленно перегородив проход. Некуда тебе бежать, говорила ее мрачная и жутковатая улыбка.
   - О, фея? Какими судьбами? - нервно сглотнула цветочница.
   - Как тебе сказать... - "замялась" бывшая крестная, щуря зеленючие глаза.
   Мари мысленно взвыла и приготовилась проститься с этим бренным миром. А как все чудесно начиналось...
  
   - Как тебе сказать... - прищурилась фея, мысленно прикидывая, как бы покорректней сообщить цветочнице о своей проблеме.
   Ну не привыкла девушка советоваться, сама все предпочитала от и до делать - такая вот у нее была натура. И просьба эта вот тут стояла, поперек горла.
   - Если коротко, то мне нужен совет.
   - Совет? - хихикнула Мари. - Э...какой?
   Бывшая крестная пристально посмотрела на нее:
   - Желательно дельный.
   - Лапа моя, ты говори, что ли, - явно занервничала цветочница.
   - Есть дело, - фея сделала паузу. - Весьма деликатного характера.
   - Да-а? - цветочница посмотрела на нее более заинтересованно.
   - Угу, - согласно кивнула девушка, окончательно решив не переходить на частности. - И дело это, можно сказать, непосредственно связанно с одним мужчиной.
   - О-о-о, - глаза Мари заметно повеселели. Во всем, что хоть каким-то образом касалось мужчин, цветочница чувствовала себя, как рыба в воде. Или как эльф в лесу. Это уж кому как больше нравится.
   - И этот мужчина, - бывшая крестная старательно припомнила недавний разговор, - определенным образом занимает мои мысли. Понимаешь...
   - Да! О, еще как понимаю! - щеки Мари пылали ярким румянцем, а сама девушка излучала почти маниакальный энтузиазм. Фея мужественно подавила желание немедленно сбежать. Или спрятаться. - Да! Я знала, что когда-нибудь услышу эти слова от тебя! Фея! Выкладывай все, как есть. Ты нашла во мне родственную душу! Со мной случалось такое десятки раз!
   - Правда что ли? - округлила глаза фея.
   - Конечно! - оскорблено вздернула подбородок цветочница.
   "Принцесса мне на голову, - лихорадочно подумала экс-крестная. - Это, оказывается, тенденция такая среди эльфов. Мамочки! Может, сестра была права насчет этого? Все. Зонт возвращать нужно немедленно".
   - Фейчик, через это рано или поздно проходит каждая девушка. Нечего стесняться, - ласковопроворковала Мари.
   Фея внутренне содрогнулась: воображение рисовало ей своеобразную картину. Девушке представилось несколько десятков темных эльфов, часть которых, зловеще улыбаясь, предлагало ей зонтики, а другая, не менее зловещая часть, очень и очень странно не нее смотрела.
   Бывшая крестная побелела от ужаса.
   - Ой, да не нервничай ты так! - легонько хлопнула ее по плечу Мари, выводя тем самым из транса. - Все уладится.
   - Правда?
   - Конечно, моя дорогая, - доверительно подмигнула цветочница. - Мужики, они, знаешь ли, все, в сущности, одинаковые. И запомни, фея: это он дичь! А ты охотница. Не оставь ему ни единого шанса на отказ. Ни единого! Слышишь?
   - Слышу, - окончательно ошалев от потока информации, кивнула девушка.
   - Запомни: ты прекрасна, ты неотразима, ты божественна, в конце концов! - все больше распаляясь, вещала Мари. - Повтори.
   - Что? - опасливо спросила бывшая крестная.
   - Я божественна! Скажи это!
   - Я божественна! - послушно повторила фея, мысленно прикидывая варианты скорейшей капитуляции. Ибо маниакальный энтузиазм, которым неожиданно воспылала Мари, здравой логике явно не поддавался.
   - Хм, для первого раза сойдет, - довольно улыбнулась цветочница. - Узнай о нем все: среду обитания, привычки, любимые места. Рассчитай все ходы, которые объект способен предпринять. Не оставь ему ни единого шанса.
   - Не оставлю, - пообещала фея, думая отчего-то о вшах.
   - Молодец! - подбодрила ее цветочница. - Информация! Она в нашем деле все. Подробности, самое главное подробности.
   - И где мне раздобыть нужную информацию? - поинтересовалась фея, осторожно отступая от разошедшейся девушки. - С подробностями которая.
   - Милая, ты на начальном этапе сможешь обойтись литературой. Недалеко торгует тётечка, - Мари объяснила, куда нужно идти. - Подойдешь к ней и попросишь чего-нибудь новенького. Тебе понравится. И помни: важны детали!
   - Я запомнила, - серьезно кивнула фея. - Детали.
  
   Порекомендованная Мари мадам обнаружилась в указанном месте. Она сидела возле прилавка с книгами и лузгала семечки. Фея задумалась о степени достоверности информации, которую она могла здесь получить.
   Бывшая крестная подошла ближе и стала рассматривать товар. С обложек на нее томно смотрели девицы разной степени одетости. Кое-где девицы припадали к широкой мужской груди, закатывая глазки и соблазнительно выставляя на всеобщее обозрение выпуклые части тела. Фея сосредоточенно нахмурилась.
   - Я могу вам чем-нибудь помочь, дорогая? - спросила женщина.
   - Хотелось бы, - созналась экс-крестная. - Но я даже не представляю, что мне конкретно нужно...
   - А вы намекните, милочка, я уж подберу что-нибудь, - многозначительно подмигнула тетка.
   - Хорошо, - фея нахмурилась, припоминая наставления Мари. - Мне требуется книга, где будут описаны основные привычки объекта, возможная концепция его поведения...
   - А кто, простите, объект? - ошарашенно поинтересовалась продавщица.
   - Темный эльф, - ответила фея. - Также важна среда обитания.
   - Среда обитания? - как-то странно переспросила женщина. - Естественная?
   - Желательно, - подумав, ответила бывшая крестная и пристально посмотрела тетке в глаза: - И детали. Главное, детали. И подробно. Вы понимаете, надеюсь... Я бы хотела получить качественную и достоверную информацию.
   - О, я вас прекрасно понимаю! - пропела собеседница и заговорщицки наклонилась к фее: - Девушка, буквально вчера нам привезли новый экземпляр. Это что-то с чем-то. И подробности... Ох! Подробность на подробности. И детали... весьма, скажу я вам! Самое оно.
   - Хм, думаете? - заколебалась девушка.
   - Чтоб мне провалиться! - яро закивала тетка.
   - Хорошо, я покупаю.
   Ласково улыбаясь, продавщица назвала цену. Расплатившись, фея подумала, что ей, как минимум, неделю придется сидеть на диете. Что поделать, информация всегда стоит денег. А подробная информация, по всей видимости, немалых.
   Фея поспешила на работу, прикинув предстоящий выговор за длительное отсутствие на рабочем месте. Лямку на плече приятно оттягивал припрятанный в сумке экземпляр первого тома дилогии "Тайны эльфийского леса" авторства некой Луизы Элрист. Внушительностью и объемом образец печатной продукции мог поспорить разве что с феиной Книгой, прививая тем самым девушке закономерное уважение.
   Фея поспешила на работу, прикинув, предстоящий выговор за длительное отсутствие на рабочем месте. Лямку на плече приятно оттягивала припрятанный в сумке экземпляр первого тома дилогии "Тайны эльфийского леса" авторства некой Луизы Элрист. С внушительностью и объемом образец печатной продукции мог поспорить разве что с феиной Книгой, внушая тем самым девушке закономерное уважение.
  
   Почти сразу после возвращения в лавку пошел дождь. Такую погоду фея не сказать, что не любила, но и особой радости при виде потоков воды, неумолимо падающих на землю и на этот город, не испытывала.
   Погодные изыски, разумеется, посетителей не прибавили. Девушка подтащила стул к окну и, перевшись локтями о подоконник, уставилась на улицу. Пейзаж разнообразием не баловал: по обе стороны от дороги располагались совершенно одинаковые домики. Они, конечно, отличались цветом, кое-какими моментами в оформлении, но по феиному мнению оставались самыми заурядными.
   Фея усмехнулась, вспомнив, свой первый дождь в выделенном королем домике. Ливень разразился жуткий. А в кровле, естественно, обнаружилась щель приличных размеров. И пришлось, высунув от усердия язык, бегать с кастрюлей и подставлять ее под струю воды.
   Совсем скоро обнаружилось, что пробоина отнюдь не в единственном экземпляре, а вот лимит посуды, увы, ограничен... Ночка у феи выдалась просто незабываемая, утро еще более незабываемое, а вся следующая неделя, которая была истрачена на изгнания злобных простудных вирусов, описанию поддавалась мало.
   И, хотя она утверждала, что использование магии в данных обстоятельствах, означало малодушное отступление от постулатов самостоятельной жизни, девушка элементарно забыла о такой возможности.
   Каждую весну они с вороной прибирались на чердаке, латали, если случалась такая необходимость, кровлю; зимой наступал черед окон, которые подло продувало во всех возможных и невозможным местах. Летом наступали очередные проблемы... Но, откровенно говоря, в этом что-то было.
   Наблюдая, как капели торопливо сбегают по стеклу, фея почему-то вспоминала полузаброшенный дом, где прежде жил Натан с ребятами, и большую дыру в крыше, сквозь которую было видно небо.
  
   Дождь остался с днем ушедшим, так что следующее утро смогло порадовать девушку привычной сыростью и туманом. Да и вообще город, в котором теперь поселилась фея, отличался редкостным разнообразием в плане климата. Следует отметить, что девушку такое положение некоторым образом развлекало.
   Она не любила определенности, ей нравилось думать, что всегда остается место случаю и случайностям. По крайней мере, это была очень привлекательная иллюзия.
   Фея горестно вздохнула: впереди ее ждала безрадостная перспектива провести еще один день в безделье, полностью посвятив себя ничегонеделанию.
   Натура требовала если не подвигов, то, по крайней мере, более активных действий. Можно было бы, прогуляться по близлежащим улочкам, но полученная прошлым днем записка от хозяина, пространно и не совсем цензурно повествовалось о том, что же будет с феей, если она, фея, еще раз своевольно испариться с рабочего места, несколько поубавила желания. Пыл и образность впечатляли, поэтому весь оставшийся день было решено провести в лавке. Безвылазно.
   В общем, день у феи предстоял о-очень скучный.
   С вороной бывшая крестная почти помирилась, чему немало поспособствовал вытащенный из заначке пакет орешек, а так же обещание исполнить каждую мелочь в предполагаемом воронопогребении. Пернатая была полностью увлечена составлением завещания, подробность которого, судя по приличной стопке листков на столе, обещала превзойти все ожидания.
   Девушка мрачно уставилась на парадную дверь, прожигая ее отнюдь не дружелюбным взглядом. К кардинальным изменениям сии действия не привели, зато фее на ум пришла одна занимательная мысль. О полезности самообразования.
   В короткие сроки рабочее место преобразовалось в учебное, а на прилавке аккуратной стопочкой красовались необходимые предметы, в перечень которых вошли: Книга (та самая, подаренная маман), учебное пособие (то самое, купленное вчера), пирожок (тот самый, что удачно упал в сумку, тоже вчера), а также перо с запасом чернил. Перо особой истории не имело, зато было изгрызено не менее, чем феина палочка, хотя и без посильной принцессиной помощи. Иногда бывшая крестная становилась очень сентиментальной, поэтому жертву неизвестно чьих зубов выкинуть не посмела.
   "Тайны эльфийского леса", авторства некой Луизы Элрист, с легкой феиной руки возведенные в ранг учебного пособия, радовали взгляд симпатичной обложкой неяркого цвета, на которой был изображен... лес. Да-да, именно лес.
   Фея понадеялась, что отсутствие у оформителя фантазии не скажется на качестве содержании самого текста. Она открыла Книгу в конце, где временами вела дневник. Бывшая крестная планировала увековечить предполагаемые знания для потомков, законспектировав вожделенные детали тщательнейшим образом.
   Итак, фея вздохнула, собралась с силами, откусила приличный кусок от пирожка и погрузилась в чтение со всей самоотдачей и усердием, на которое была способно. Рука, с зажатым в ней пером, замерла над листом бумаги.
   Часы пробили одиннадцать.
  
   Ворона, наконец, закончила третий акт собственного завещания, где набросала небольшой список фраз (не больше трех листов), которые должна была трагическим голосом выкрикивать фея на ее, вороны, погребальной церемонии. Оставив написание завершающего акта на какой-нибудь другой день, она покосилась на фею. У птицы, умудренной горьким опытом, неудачными экспериментами и их разнообразными последствиями, складывались весьма закономерные подозрения насчет дальнейшего развития событий.
   Как минимум, в последнее время все оставалось тихо. Слишком тихо! Ничего не сгорело, никто ни с кем не поругался, даже хозяин лавки не заглядывал. Потопа с последующим апокалипсисом также не последовало. Да что там! Фея умудрялась попасть в историю, живя в избушке посреди леса. Не меньше раза в неделю. Ворона беспокоилась.
   В общем, события развивались отвратительно спокойно.
   Что-то определенно должно было произойти.
   Птица не ошиблась и на этот раз. При всем своем уме и внушительном курсе подготовки, о котором позаботились мадам Астра и Маман, фея в некоторых вопросах оставалась удивительно наивной для своих лет. Возможно, этому способствовало длительное проживание в глуши, которой оказалось принцессино королевство, и весьма строгие порядки в родительском доме.
   Приметив у феи новую книгу, хотя прежде хозяйка особого рвения к макулатуре не проявляла, ворона преисполнилась любопытства. Но каково же было ее удивление, когда она, наконец, поняла, что же притащила фея.
   Пернатая в ужасе обхватила крыльями вмиг загудевшую голову и взвыла. Это был финиш. Окончательный и бесповоротный.
   Ворона могла поклясться чем угодно и кем угодно, хоть своими малочисленными перьями, - в руки ее хозяйки попал наисвежайший экземпляр из печально известной серии не менее известного автора Луизы Элрист: "Волшебный рай. Романтические истории о магии и магических существах".
   Насколько было известно вороне, мадмуазель Элрист вступила на писательскую стезю довольно рано, лет в шестнадцать. Недостаток знаний в некоторых областях, обнаружившийся в силу юности, с лихвой компенсировался бурной фантазией и гипертрофированным воображением.
   Книги вылетали из-под пера мадмуазель, а потом уже и мадам Элрист с поразительной скоростью, которую можно было сравнить разве что с тем, как они, книги то есть, разлетались с прилавков.
   Как ни ругали плодовитую в творческом плане писательницу критики, как ни клеймили ее позором и всяческими (весьма разнообразными) проклятиями поборники морали, как ни падали в обмороки почтенные матроны, серия продолжала выпускаться и пользовалась, несмотря ни на что, большим успехом.
   Первыми указующий перст судьбы пал на людей. Впрочем, сородичи мадам Элрист быстро надоели. Вторыми стали, как ни странно, орки. Следом шли наяды, эльфы, драконы, нимфы и еще много, много кто.
   Стоит отметить, что уважаемая сочинительница писала исключительно порно-романы, никогда не повторялась и с каждым разом, предъявив обществу очередной шедевр, удалялась в родовое поместье для написания новой, еще более впечатляющей истории.
   Как относилась к писательству родня Луизы, история умолчала. Говорят, они даже отреклись от дочери. Но гонорары, с завидной стабильностью отчисляемые издательством, обеспечили писательнице хлеб с маслом, а также трехлитровую банку красной икры.
   Небольшое затишье в творчестве Луизы Элрист совпало с появлением в ее жизни первого мужа. Впрочем, долго тот не продержался, и неунывающая Луиза взялась за творчество с удвоенным рвением.
   На настоящий момент госпожа Элрист могла похвастаться семью бывшими мужьями, двадцатью изданными книгами и внушительным состоянием.
   Ворона хорошо запомнила, как феина маман, всегда интеллигентная и спокойная женщина, которая не принимала насилие ни под каким соусом, обнаружив у своей старшей дочери томик с многообещающим названием "Фея-шалунья и все, все, все...", кричала так, что сыпалась известка с потолка, а потом собственноручно отшлепала орущее чадо...
   Если коротко, то больше печатная продукция мадам Элрист в Цветочном Логе не появлялась. На ближайшем слете магических существ феина маман метала громы и молнии (буквально), но своего добилась. Тем более, половина собравшихся уже успела пострадать от острого и меткого, как ивовая заточка, пера сочинительницы, а вторая половина заранее опасалась.
   С тех самых пор ни единого клочка бумаги, более или менее причастного к мадам Элрист в Цветочный Лог не просочилось. И слава богу, думала ворона, до которой дошли слухи, что госпожа сочинительница перекинулась на описание отношений весьма... оригинального характера.
   Рок в лице Луизы Элрист и ее знаменитой серии: "Волшебный рай" навис над феей, но та еще ни о чём не подозревала.
   Ворона с ужасом прикрыла глаза, схватилась за бешено колотящееся сердце и принялась ждать. Подойти к хозяйке и отобрать книгу пернатая банально побоялась, потому как объяснить, какие именно у нее, вороны, претензии к образовательному пособию, язык бы не повернулся. Фея всегда требовала подробных ответов.
  
   Ворона затаила дыхание. Часы пробили полдень. Фея медленно перелистывала страницы, что-то тщательно конспектировала и водила погрызенным пером по строчкам. Время от времени, она бледнела и зеленела, но продолжала читать. Левый феин глаз одолел нервный тик. Как минимум раз в пятнадцать минут она запускала ладонь в волосы.
   К трем часам, когда фея решительно отодвинула книгу, прическа превратилась в нечто невообразимое, плюс разводы от чернил, никуда не девшийся нервный тик и странное выражение на лице...
   Фея накинула легкую курточку и решительным шагом вышла на улицу, что-то бормоча себе под нос. Ворона, снедаемая любопытством, вылетела следом.
  
   Тейт и Бриан обедали в неплохом трактирчике в самом центре. Город эльфам безусловно нравился, хотя навряд ли кто-нибудь из них в этом признался бы добровольно. Вот такая была у них эльфийская природа.
   Городок Верхнецвет считался столицей небольшого, но процветающего княжества-королевста, и на протяжении последних пятидесяти лет служил пристанищем для самых разнообразных существ, чем сыскал себе довольно специфическую славу. Нравы в городе были достаточно вольными, а за порядком следила многочисленная Малая стража, в обязанности которой Бриан никогда особо не вникал, но с удовольствием слушал разнообразные анекдоты о людях в черной одежде.
   В Верхнецвете можно было встретить кого угодно и где угодно. Взять хотя бы тот факт, что столицу облюбовали для своих легальных и не очень делишек эльфы, как темные, так и светлые. Люди, орки, гномы, оборотни, а теперь еще и целая одна фея.... Состав населения был самый, что ни на есть примечательный.
   Бриан, давно расправившийся со своим завтраком, рассматривал прохожих в окне и изредка поглядывал на своего приятеля, уныло ковыряющего куриный бок вилкой. Курица напоминала жертву опытного маньяка-садиста, но мужественно молчала. Тейт никак не мог смириться с мыслью, что в человеческом городе, пусть и таком уникальном, делают настоящие амулеты, которые среди эльфов ценятся чуть ли не на вес золота.
   Амулет действовал, что было совсем неплохо, особенно учитывая его спецификацию. Но пытливый эльфов ум требовал подробнейшего объяснения, с последующим разложением полученной информации по полочкам.
   - Может, ты прекратишь издеваться над этой несчастной курицей? - не сдержался Бриан.
   Тейт хмуро глянул на него, перекинув активную деятельность на ни в чем неповинный рис.
   - Я не понимаю, - упрямо сказал он. - Как в той жуткой лавке оказалась такая вещь?
   - Узнай у продавщицы, - посоветовал дроу.
   - У той чокнутой девицы? - ядовито улыбнулся красноглазый. - Или у вороны?
   - Как пожелаешь.
   - В самом деле, Бриан, это, должно быть, нелепая случайность! Ну не делает же она амулеты сама.
   - Это же фея, - ответил темный эльф. - Хотя зная человеческую любовь ко всякого рода прозвищам...
   Приятели обменялись одинаково скептическими ухмылками. Бриан заказал морс, самый популярный напиток в этом заведении, и оба дроу вернулись к прерванным занятиям.
  
   Фея медленно двигалась по направлению к любому заведению, которое могло предложить ей что-нибудь выпить. Желательно с сильным содержанием алкоголя. Новая порция информации никаким образом не желала укладываться в голове у девушки.
   Ноги сами вели ее к Натанову трактиру, чему доблестная фея не слишком противилась. Отдам зонт, думала она, непременно отдам. И никаких эльфов - ни темных, ни светлых, ни фиолетовых в крапинку.
   Чеканя решительным, но немного нервным, шагом мощеную брусчаткой дорожку, которая, хитро петляя между приземистых, двух- и трехэтажных домиков, она приближалась к вожделенной цели. Фея должна была подойти к зданию с торца, где сквозь окна великолепно просматривался если не весь зал, то его большая половина. Нужно было немного пройти и свернуть, дабы воспользоваться парадными дверьми или же вдоль стены, в противоположную сторону, и тихонько прошмыгнуть через черный вход. Второй вариант казался более привлекательным.
   Трактирчик возможно был и не самым лучшим в Верхнецвете, но вполне приличным заведением. Под окнами еще в прошлом году разбили небольшой садик, исключительно декоративного назначения. Ходил слушок, что хозяину пришлось заплатить просто астрономическую сумму залетной дриаде, но зато следующим утром стены трактира с изящной небрежностью опутал плющ, кусты алых, почти бордовых роз стройным рядом выстроились под окнами, а низкорослые деревца образовали небольшую аллею неподалеку. Вечно зеленый газон, дикорастущие цветы... Спустя пару месяцев по приказу хозяина сделали несколько лавочек и мощенную крупным камнем дорожку.
   Естественно, ради поддержания такой экзотики в городских условиях требовалось ее периодически помогать магическим образом. Так что около трактира появился новый "аттракцион", а у хозяина - лишняя статья расходов.
   Фея улыбнулась, вспомнив, как маман учила их с сестрой выращивать цветы, вроде розочек, фиалочек и прочей, по личному феиному мнению, ерунды. У старшей сестры к вящей материнской радости получилось практически сразу и почти отлично, а у бывшей крестной с горем пополам по истечению недели. Спустя еще неделю сестринских насмешек, фея вырастила большой колючий кактус в ее комнате. В обхвате кактус составил не менее двух с половиной метров, а иголки стали толщиной с палец. На феином шедевре через два дня расцвел большущий белый цветок, который, распустившись, разразился таким дивным ароматом, что жить в доме стало невозможно.
   Объединенными усилиями маман и мадам Астры "сорнячок", как первый раз окрестила его сестра, удалось ликвидировать. Более месяца фея просидела под домашним арестом, но собой, тем не менее, очень гордилась и, разумеется, ни капельки не раскаялась. А цветочек она потом спрятала и засушила.
  
   Девушка неторопливо направлялась к черному входу, наслаждаясь пасторальным пейзажем, и практически забыв о своих проблемах, о всех прочих, о вороне, об эльфах...
   Какое милое деревце! Как же она раньше не замечала? Хм, странно-странно. Ну ничего, сейчас насладится, пройдет мимо окон, за которыми как раз сидят двое тех самых эльфов... Сейчас она пройдет мимо этих милых розовых кустиков к Натану и...
   Фея застыла на месте и медленно, очень медленно, повернулась в сторону окна, где сидел Тот Самый Эльф, Которому Она Должна Была Отдать Одну Вещь. Дроу, то есть объект, про которого она прочитала то пособие, в котором...
   Эльф о чем-то разговаривал со своим приятелем, которого девушка смутно припоминала. Бриан. Точно Бриан. Значит, приятеля звать Тейтом.
   Дроу медленно повернулся. Фея не придумала ничего лучше, чем ничком рухнуть на газон.
  
   - Мне показалось или там только что была девушка? - Бриан растерянно оглянулся на друга.
   - Какая и где?
   - Там, - дроу кивнул в сторону окна. - Вроде бы... Только странная: лохматая, на лице пятна и взгляд бешеный.
   - Друг мой, я бы еще мог понять, если бы тебе мерещились прекрасные фигуристые девы, - хмыкнул Тейт, мельком глядя за окно. - Но такое.
   За стеклом вышеозначенных фигуристых дев не обнаружилось, как, впрочем, и той девицы, которую увидел Бриан. Дроу кисло улыбнулся.
  
   Фея лежала на травке и рассматривала мирно текущие по небу облака. Сердце бешено колотилось. Девушка перевернулась на живот и приготовилась к решительным действиям. Она собиралась мужественно проползти под окнами и не менее мужественно не попасться эльфам на глаза. Розовый куст, возле которого она, собственно и лежала, отлично скрывал обзор, так что, если все сделать быстро и тихо, то никто никого не заметит.
   Внезапно фее на спину опустилось что-то тяжелое, а хриплый голос поинтересовался:
   - Не поняла. Ты что делаешь?
   От неожиданности фея завопила.
  
   Не слишком громкий, но прочувствованный вопль заставил обоих дроу подскочить на месте.
   - Это тоже, получается, мне мерещится. Вместе с фигуристыми патлатыми девами? - ядовито поинтересовался Бриан, подзывая официантку, чтобы вытереть растекшейся по столу морс.
   - Нам обоим, в таком случае, - спокойно ответил Тейт.
   Вместо официантки к столику подошел юноша в фартуке и стал аккуратно его протирать. Бриан неодобрительно покосился на его костлявую фигуру. Парнишка мрачно зыркнул исподлобья. Неприветливости местной обслуги оставалось только удивляться.
   - Я, кажется, вспомнил, где ее видел раньше, - неожиданно произнес дроу.
   - Девицу, что мерещится тебе за окном? - насмешливо спросил Тейт, повернув голову в вышеозначенную сторону, отчего длинный хвост черных с красным отливом волос скользнул по плечу, приземлившись точнехонько в лужицу морса, на которую только что нацелился паренек-прислужник.
   - Ка-а-ар!
   Все трое синхронно повернулись в сторону окна. Верхушка розового куста заметно шатнулась из стороны в сторону. Послышалась какая-то непонятная возня, а потом что-то упитанное и черное врезалось в окно. Складывались вполне закономерные подозрения, что это "что-то" метнули. Что-то, при ближайшем рассмотрении оказавшееся облезлой вороньей тушкой и рухнуло прямо в кусты. Кусты жалобно заскрипели.
   - У вас всегда так весело? - поинтересовался Тейт у паренька, досмотрев вышеозначенную картину.
   - Нет, - ответил тот, хмуря кустистые брови. - Только по средам. Уберите волосы из морса.
   - Что? - не понял дроу.
   - Волосы, говорю, из морса уберите, - мрачно покосился на него парень. - Вытереть надо.
   Темный эльф с каменным лицом перекинул волосы за спину. Прислужник быстро вытер остатки морса и удалился.
   - На кого, горишь, она похожа? - не меняя выражения лица, поинтересовался Тейт.
  
   Фея по-пластунски доползла до места, где заканчивалось окно, и осторожно поднялась. Она немного раскаивалась в своем импульсивном поступке, но ворона сама виновата - пугать ее, фею, глупую птицу никто не заставлял.
   Бывшая крестная находилась в состоянии тихого бешенства. Пока еще тихого.
  
   Натан быстрым шагом пересек зал и юркнул на кухню. Таша, как это ни странно, обнаружилась на прежнем месте и сосредоточенно рисовала цветочки на стене. Выданной полчаса назад бумаги ей явно не хватило.
   Обозрев все это безобразие, Натан мученически вздохнул.
   - Таша, - строго сказал он. - Как тебе не стыдно?
   - Ой, - девочка быстро спрятала карандаш за спину и попыталась загородить спиной веселенькую картинку на свежевыбеленной стене. - А я что? Я ничего. Честна-честна.
   - Таша, - Натан готов был зарычать: ущерб будет вычтен из его зарплаты.
   - Ну че ты злишься? - надулось несносное создание. - Смари, как красиво получилось!
   - Я-то смарю, - мрачно вздохнул Натан. - Иди наружу, там фея под кустами ползает.
   - Правда? - кареглазый бесенок счастливо заулыбался. - А че она под кустами ползает?
   - Вот и спросишь заодно, - мстительно посоветовал парень.
   Девчушка с веселым визгом выбежала прочь. Натан снял фартук, кинув его на стул, и с отвращением покосился на душное, маленькое помещение, в котором стоял жуткий гвалт, кто-то вечно куда-то бежал, что-то вечно жарилось, парилось или варилось.
  
   Фея окинула прощальным и немного злорадным взглядом кусты, мимо которых она только что проползала.
   - Фея, как ты могла? - ворона пылала гневом.
   - А нечего было меня пугать, - надулась девушка. - Сама виновата.
   - Ах, это я еще и виновата, - всплеснула крыльями пернатая. - Да знаешь, кто ты после этого?
   - Фея.
   - Зараза последняя!
   - Я зараза? Да ты знаешь, кто там сидел? - возмутилась фея.
   - Как-то рассмотреть не успела, - съехидничала ворона.
   - Эльфы.
   - И что такого?
   - Как ты не понимаешь? - девушка всплеснула руками. - Там эльф, а я ему должна зонтик вернуть, а вши... А в книге...
   - Так, я что-то недоезжаю, - ворона опасливо покосилась на хозяйку. - Этот эльф заразный?
   - Нет, - фея замотала головой. - То есть не знаю.
   - Его зонт заразный? - нахмурилась ворона.
   - Не знаю. Сестра...
   - Его сестра заразная? - поперхнулась воздухом птица.
   - Да нет же! - девушка всплеснула руками. - Там... там...
   Перед глазами у нее мелькали одна за другой эпизоды из книги. Хорошая память и богатое воображение в этот раз сыграли с ней злую шутку. А материал для полета фантазии оказался более чем плодотворный.
   - Извращенцы, - в сердцах прошептала фея.
   - Заразный эльф-извращенец?! - не своим голосом взвыла ошалевшая ворона, которая решительно ничего не понимала.
   - Фе-е-е-я-а-а-а! Фея! Я тебя нашла-а!
   На бывшую крестную налетел маленький смерч в лице пятилетней девочки Таши, которая не придумала ничего лучше, чем с разбегу запрыгнуть фее на спину. Девушка, несколько деморализованная последними событиями, от неожиданности не успела увернуться и, по инерции, сделав пару шагов вперед, рухнула на траву. Аккурат под окна, мимо которых она только что проползала.
   - Фея, фея! - орало во все горло чадо от переизбытка чувств. - А че ты под кустами ползаешь?
   - Не "че", а "что", - машинально поправила девушка.
   - Ну так че? - не унималась Таша. - Фея-а-а-а!
   - А это, девочка моя, - проворковала ворона. - Игра такая.
   - Игра? - обрадовалась девчушка. - Я тоже хочу!
   Фея мысленно взвыла.
   - Таша, а ну прекрати! - ей-богу, Натан появился очень вовремя. - А ну слезь с нее!
   - А мы играем, - гордо заявила Таша. - И никуда я не слезу.
   - И во что вы играете? - поинтересовался парень.
   - А мы под кустами ползаем.
   - Натан, - фея с мольбой посмотрела на него. - Сними это с меня...
   В короткие сроки Ташу и фею поставили на ноги, отряхнули также обеих. Бывшая крестная, кривясь от разыгравшейся мигрени, огляделась по сторонам.
   - О нет, - простонала она. - Извращенцы...
   Разумеется, гадские темные эльфы никуда не делись. Еще бы! Эта парочка сидела на прежнем месте и с нарастающим любопытством следила за разворачивающимся представлением.
   - Где? - спросила Таша, вертя головой по сторонам.
   - Нигде, - поспешно ответила девушка. - Нигде. Дитя, забудь, что ты здесь слышала! Просто забудь.
   Дитя согласно закивало, не собираясь, впрочем, ничего забывать.
   - Натан, я посижу с Ташей до вечера? - предложила фея. - Мне срочно нужно чем-нибудь заняться.
   - Как хочешь, - удивился напору парень.
   - Таша, ты как? Пойдешь?
   Девочка радостно взвизгнула и повисла на фее.
  
   Остаток дня прошел тихо и спокойно. Без каких-либо приключений фея привела Ташу в лавку, напоила чаем и на протяжении нескольких часов вспоминала сказки, которые еще не успела рассказать до этого. Благо, ради принцессы в свое время бывшей крестной пришлось выучить их очень и очень много.
   Позже Ташу удалось занять рисованием. За количеством бумаги следовало неустанно следить, ибо девчушка имела привычку не напоминать об отсутствии оной, предпочитая использовать в качестве холста все, что только попадалось под руку.
   Под руку обычно попадались стены, пол или какие-нибудь важные отчеты. Дней шесть назад фея уже проводила внеплановую помывку и кое-где покраску, так что недавний опыт повторять ей совершенно не хотелось.
   Девушка сидела в своей излюбленной позе, то есть полностью опираясь на прилавок и не торопясь заполняла дневник - занятие, которое определенно начинало входить у нее в привычку. Изредка фея посматривала на старинные настенные часы, которые неумолимо намекали на то, что до конца рабочего дня осталось еще прилично. Она вообще не понимала, какая польза от ее пребывания здесь. Прибыли торговля особой не приносила, новшеств в процесс девушка не внесла...
   Закономерный вопрос - а какая же от нее, феи, польза - мучил не единожды. Бывшая крестная оглядела средних размеров комнатку с двумя большими, но запыленными окнами; приметила старенькие пожелтевшие обои, пострадавшую от ворониных прыжков люстру...
   Больше всего фее нравился старый потемневший до черноты шкаф из мореного дуба. Как в лавку попала такая шикарная вещь, девушка решительно не понимала.
   Когда никто не видел, она подходила к шкафу, дотрагивалась до шершавой поверхности и проводила пальцами вдоль маленьких, незаметных глазу трещинок. Иногда представляла, какой путь прошла эта вещь, начиная от деревца и заканчивая тем, что находилось сейчас перед феей. Судя по отголоскам, которые возвращались от древесины, этому памятнику плотнического искусства должно было быть немало лет.
   Ворона дремала рядом, нахохлившись и растопырив перья. Настроение у феи было мрачное.
   Динь-динь!
   Стоит ли говорить, что с некоторых пор этот звук фея не слишком любила?
   Она повернулась к вошедшим и машинально улыбнулась. Раздался громкий хруст.
   Фея мрачно зыркнула на эльфов. Дроу, в свою очередь, рассматривали фею. Пауза затягивалась. Таша, о которой все успели забыть, обвела собравшихся кристально чистыми глазами, радостно улыбнулась и, ткнув пальчиком в сторону дроу, беззаботно хихикнула:
   - Извращенцы!
   Ворона истерически засмеялась, едва не рухнув со стола. У феи потемнело в глазах.
   - Дяденьки, а почему вы извращенцы?
   Ворона рыдала где-то на полу. Девушка посмотрела на эльфов и едва ли не впервые в жизни покраснела - мучительно, стыдными ярко-малиновыми пятнами. Она прикрыла глаза и принялась отсчитывать последние мгновения своей жизни, которая, судя по зверским лицам темных, должна была вот-вот прерваться самым трагически образом.
   - Фея, это кто?
   Бывшая крестная опасливо приоткрыла один глаз и обозрела в относительной близости от себя хозяина. Колобкообразный человечек бешено сверкал глазами в сторону Таши.
   - Кто-о? - простонала ворона. - Моль в пальто! Карр!
   Эльфы молча повернулись и вышли. Фея ударилась головой о прилавок. Хозяин решил ее проведать ну о-очень не вовремя. День определенно не задался.
  
   - ... вот после этого она и выдала свою коронную фразу, - мрачно закончила фея.
   Касино застонал, не в силах что-либо произнести от душившего его хохота, Натан совсем несерьезно хихикал.
   Девушка сидела на бортике фонтана и наблюдала, как меняется закатное небо, окрасившись лиловым и темно-синим. Если присмотреться, то можно увидеть первые, еще совсем бледные звезды и полупрозрачный огрызок луны.
   - Вам смешно, - фея покосилась на приятелей. - А меня с работы уволили.
   - Ради такого можно и работой пожертвовать, - наконец справился с собой Касино. - Фея, ты ходячий анекдот!
   - Безработный анекдот, - напомнила девушка и, вздохнув, добавила: - И бездомный к тому же.
   - Пока у нас переночуешь, - предложил Натан.
   - А потом? - мрачно проговорила она.
   Ворона сочувственно покосилась на хозяйку: поддержку птица могла оказать разве что моральную. На земле лежала старенькая потрепанная сумка со всеми их вещами, а в руках фея сжимала проклятый зонт, из-за которого все, собственно, и началось.
   Надо ли говорить, что зонт девушка ненавидела сейчас особо?
   - Ну не расстраивайся, - попытался утешить ее скрипач. - Вот у меня тоже скоро сезон кончается. По холоду или в дождь, знаешь ли, желающих послушать скрипку не так уж и много. По кабакам играть - себя не уважать, а в приличное заведение не пустят: места давно расписаны.
   Все трое синхронно вздохнули и примолкли. Думал каждый о своем, не слишком веселом. Так прошло несколько минут.
   - Знаете, - неожиданно сказал Касино. - Знаете... Мне тут одна идейка в голову пришла. Одна такая замечательная идейка....
   - На криминал не пойду, - сразу предупредила фея.
   - Фея! - возмущенно надулся парень.
   - Я тоже, - вставил свое веское слово Натан. - Не пойду.
   - Ребята, вы меня за кого держите?! - искренне оскорбился скрипач. Одинаково мрачные взгляды были ему ответом. Особенно эффектно выглядела ворона. - В общем, все законно и официально. Но работа... ммм... обладает некоторой спецификой. Своеобразной.
   - Касино, - подозрительно сощурилась фея. - Ты что-то не договариваешь.
   - Да ладно тебе паниковать, - рассмеялся парень. - Завтра я за вами зайду. А сейчас мне пора!
   Натан и фея с вороной проводили резво убегающую фигуру задумчивыми взглядами.
   - Определенно, авантюра, - высказалась ворона.
   - Вне сомнения, - кивнул парень.
   - Натан, а ты как? Попробуешь вместе с нами работу сменить? - пытливо спросила фея.
   - Все лучше, чем... там, - буркнул он.
   Может, оно и к лучшем, думала девушка. Она, конечно, подозревала, что Натану не слишком нравится его нынешнее занятие, только это лучше, чем ничего... Но чтобы такое отвращение! Определенно, попробовать стоит.
   Что бы Касино ни предложил. Предчувствия у феи были весьма противоречивые. Девушка хитро посмотрела на фонтан и, усмехнувшись, легким движением руки выкинула в него зонт.
   - Ты чего? - опешила ворона. - Это ж того, темного!
   - Все неприятности от эльфов, - мрачно ответила фея. - Вши с ними.
   Натан переглянулся с вороной, но от комментариев воздержался. Ход феиных мыслей проследить было практически невозможно - это он понял почти сразу и больше не тратил время на пустые занятия. Ворона в некотором роде была с парнем солидарна.
   По малиново-синему небу веселыми пенистыми росчерками плыли облака. Шумно паковался рынок, кто-то спешил домой, а кто-то, наоборот, только собирался к выходу. Заканчивался еще один безумный день в не менее безумном городе. Фея и Натан были поглощены мыслями о будущем, парочка дроу готовилась к скорому отъезду.
  
  
   Следующим утром. Где-то возле южных ворот.
  
   - И надолго мы в этот раз?
   - Пара недель, максимум. Неужели тебе здесь скучно?
   - О, нет, скукой и не пахло.
   - Да уж, забавные эти... люди.
   Смешок.
   - Что правда, то правда..
  
  
   Тем же утром. Где-то на городской окраине.
  
   - Мы будем работать... здесь?
   - А что?
   - Как тебе ответить: вежливо или честно?
   - Ну... все профессии важны, все профессии нужны.
   - Касино...
   - Да?
   - Замолчи.
   Пауза.
   - Моя мать будет в шоке.
   - Моя тоже.
   Злорадный смешок.
   - А что? Неплохая идея. По крайней мере, не заскучаем.
   - Э... ты уверена?
   - О, да. Вне всякого сомнения.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.31*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"