Skylin: другие произведения.

Северные ветры. Часть 3. Глава 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 5.31*5  Ваша оценка:


Часть 3. Глава 2.

"Эй, Иван! Признавайся, являешься ли ты членом Коммунистической партии? Ты выдашь нам тетушкин рецепт пирожков с водкой?"

   Человеку свойственно если не привыкать, то временно принимать почти все. Это факт. Если бы кто-нибудь сказал мне, что я стану путешествовать в компании пятерых синай да еще с братом в придачу, практически добровольно направляясь в Зачарованные горы, я бы смело рассмеялась этому человеку в лицо. Но сейчас...
   Спустя три дня попутчики не вызывали негативных чувств, дружеских, впрочем, тоже. Наверное, так даже лучше. Начать все с чистого листа не получится - слишком уж это большое удовольствие в нашем с вами мире, но попытаться стоит. Чтобы существовать в обществе синай, мне придется стерпеть, смолчать, уступить там, где я могла громко хлопнуть дверью и, повернувшись на сто восемьдесят градусов, уйти навсегда. У меня не было шанса на ошибку, но если Северные Лорды ожидают безропотной покорности, то они обратились явно не по адресу.
  
   Выпал первый снег, заменив серость сияющей белизной. Ехать стало заметно труднее: приходилось тщательнее выбирать путь, опасаясь возможных подснежных "подарочков". Качество дорог ухудшалось прямо пропорционально удалению от неофициальной столицы, так что ездить по главным трактам, не говоря уже о неосновных, удовольствие было еще то.
   Весной, когда начинала оттаивать земля и сходить снег, вязкая жижа растеклась по так называемым "путям сообщения" между городами и селами. Не считая неизменной грязи, которая сопровождала путешественников с марта по апрель, в комплекте предлагалось так же масса незабываемых удовольствий - погода капризничала чуть ли не до мая, подбрасывая то дождик, то повторные заморозки, то, напротив, резкое потепление. Только в середине пятого месяца начиналась настоящая весна - солнечная, зеленеющая, живительная. Температура постепенно поднималась, и занималось настоящее лето.
   Больше всего я любила именно это короткое благостное время. Езжай куда хочешь, работы громадье - выбирай к чему душа лежит, или вообще не работай - с голоду не помрешь. Но все заканчивается, так заканчивалось и непродолжительное северное лето, сменяясь неизменной непогодой. Как правило, на август выпадала либо засуха, либо проливные дожди. В обоих случаях приходилось тяжело.
   Хуже всего было зимой. Особенно в ее разгар. В такую погоду, как говориться, и плохой хозяин собаку из дому не выгонит. Вся проблема заключалась в отсутствии, как хозяина, так и постоянного жилища. Приходилось выкручиваться и подстраиваться. Путешествия в метель или особенно лютые морозы могли обернуться самым неблагоприятным исходом. Вплоть до билета в Вечные Земли.
   - Не люблю зиму, - тихо выдохнула я, конкретно ни к кому не обращаясь.
   - Почему? - непосредственно спросил Оливер. - Красиво-то как! Ну же, посмотри, Аэлла!
   - Красиво-то красиво, - согласно кивнула я, безразлично оглядываясь по сторонам. Во второй половине дня мы должны были, наконец, добраться до города, нормально поесть и выспаться на настоящих кроватях. - Проблем слишком много.
   - Не любите холод? - поинтересовался Дайане. Белоснежное облачко пара, соскользнувшее с его губ, постепенно таяло, теряя тепло.
   Последние три дня синай постоянно стерегли нас, не оставляя ни на минуту в одиночестве. Интересно, с их точки зрения, куда я могла бы убежать? Впрочем, мальчикам удавалось оставаться тактичными и ненавязчивыми, так что особого раздражение они не вызывали. Порой я даже ловила себя на мысли, что в этой нарочитой заботе есть что-то приятное.
   - Не слишком, Дайане, - синай заулыбался и подмигнул Шэну.
   Их редко различали, даже Рилше временами попадал впросак. Честно говоря, легкий аромат досады с его стороны мне был чрезвычайно приятен.
   Сегодня дежурили близняшки, Рилше великолепный ехал чуть впереди, а Стейн (умолчим эпитет, который мне всегда хотелось добавить) с Найру замыкали шествие.
   - Сама мерзнешь и скотину изводишь, - Джай согласно дернул ушами. - Но есть еще парочка моментов. Видите ли, мальчики, зимние странствия предоставляют путникам на выбор массу неприятностей. Не считая погодных условий, затрудненной проходимости, оголодавшего зверья, а так же магических тварей, остатки которых еще не до конца истребили маги, остается еще один фактор.
   - И какой же? - подхватил Шэн.
   - Люди.
   - Люди? - это уже братец. - Причем здесь люди?
   - О, дорогой мой, очень даже причем, - я неприятно улыбнулась. - Им, понимаете ли, тоже хочется кушать, порой за чужой счет. Грабежи и разбой в этот период по статистике последних годов особенно высоки. Если в теплый период еще существует вероятность остаться всего лишь без имущества и относительно побитым, то зимой...
   - Убивают что ли? - нахмурился Оливер.
   - В большинстве случаев, - не будем создавать ненужных иллюзий, не так ли? - От обычных бандитов, если их не слишком много, есть шанс отбиться, то от наемников...
   - Но как же... - запальчиво воскликнул будущий волшебник, но быстро скис под моим взглядом.
   - Так вот, в отличие от бандитов, наемники хорошо обучены и вооружены. Их жизнь - постоянная практика. Если такой человек поставил себе цель убить вас, то навряд ли его что-то остановит. Я, разумеется, говорю не обо всех членах Вольной Гильдии, но попадаются и подобные сволочи. Все зависит от остатков морали.
   Упасли Темные Боги, до чего уж, а до грабежа я никогда не опускалась. Помолчав немного, все-таки продолжила:
   - Пару лет назад была ограблена группа путников. На горе грабителей в их числе оказались внуки одного барона. Девушку и охранников убили почти сразу, а над пареньком поглумились. Каким-то образом ему удалось бежать. Когда родители, обеспокоенные долгим отсутствием своих чад, обратились к деду, к которому детки и направлялись, было организованно несколько поисковых отрядов. Мальчика нашли, но говорят, он сильно повредился разумом. Через некоторое время отыскали и то, что осталось от остальных. Хронологию произошедшего восстановили достаточно быстро, после чего барон лично отправился на поклон к королю. Не знаю уж, как дела происходили на высшем уровне, но в итоге началась повальная зачистка. Ловили всех. Начиная от настоящих преступников и заканчивая мелкими воришками. Особенно сильно проредили Вольную Гильдию. Остались самые живучие, выносливые... и беспринципные.
   - Вот так просто убивали? - поразился Оливер.
   Еще бы ему не удивляться: я рассказывала об это первый раз и сильно сомневаюсь, что дела тех лет коснулись Вьюжного. Слава Темным Богам, что не коснулись.
   - Насколько я знаю, по вашим законам положен суд, - сказал Найру.
   Оказывает, к моей истории прислушивались все. Что ж...
   - Положен, - кивнула я и выпрямила спину. - Было проведено несколько образцово-показательных судебных процессов, с публичными казнями. Остальных убивали на месте. Уровень преступности, конечно, снизился, заметно снизился! Но... Я никогда не забуду, как на перекрестках или за городами на пустырях ставили виселицы. Несколько недель запрещали даже снимать... погибших. Этот запах... - меня затошнило. - Мы тогда прятались, где только придется! Но дело былое. Сейчас разгул сезонной преступности не такой, но я бы посоветовала остеречься на всякий случай.
   А мы действительно прятались, где только могли. Моих знакомых, моих друзей ловили и убивали, а я совершенно ничего не могла сделать. Это было ужасно. Именно тогда впервые я поняла, что такое бессилие, а что такое паника на подсознательном уровне - когда попала в тюрьму.
   Мне, как наемнице, притом достаточно известной в узких кругах не удалось избежать внимания. За неделю в камере я едва ли не бросалась на стенки.
   Повезло. Крупно повезло. Бажен, которого по случайности не повязали вместе со мной, разыскал Ивиана. На какие ухищрения они пошли, кому в ножки кланялись, а уж сколько это стоило - наставник не признался. Еще несколько месяцев мы втроем сидели в какой-то глуши и ждали, ждали, ждали...
   С тех пор мы с Баженом солидарны друг другу в некоторых вопросах и периодически обмениваемся работенкой и информацией, как тогда, в Лойте. С тех самых пор, я трижды думаю, прежде чем заводить друзей, доверяться кому-либо... Просто очень тяжело осознавать, что ты совершенно ничего не можешь сделать. Абсолютно. И я порой не совсем адекватно реагирую, когда угрожают дорогим мне людям.
   А виселицы до сих пор снятся мне в кошмарах. Очень-очень редко.
  
   Деревенька явно планировала в скором времени стать городом. По крайней мере, называние у нее было претенциозное. Столль. Слово хотелось утащить в укромный уголочек, а потом долго тянуть на языке, наслаждаясь странным послевкусием.
   В Столле отсутствовала какая-либо планировка. Улицы, если основателям города вообще было известно такое понятие, нелепо наскакивали друг на друга, грозя беззубыми провалами окон в гротескного вида домах.
   Лет пятьдесят назад Столль вырос практически на пустом месте из полугражданского гарнизона. Окрепнув, не смотря на полное безразличие властей к его судьбе, он медленно разрастался, налаживая связи с окружающим миром.
   Говорили, что до Залехского инцидента Столль был зажиточным местечком. Сейчас об этом напоминали частично перестроенные здания с остатками лепнины или полуразрушенными подпорками колон. Странное, если не сказать страшное, смешение ушедшего в пыль времени величавого достоинства и новых, отчаянно-крикливых перестроек.
  
   Прежде чем был найден трактир, нам пришлось заметно поплутать по улочкам, испещренным, словно венами, узкими дорожкам. Ехать верхом оказалось совершенно невозможным, поэтому двигались пешими, цепочкой друг за другом.
   Трактир оказался совсем маленьким - не больше десяти комнат, но мне понравился сразу. Аккуратный дворик за деревянной околицей, натопленная до духоты нижняя зала, дурманящий аромат пряностей...
   Найру со Стейном отправились договариваться насчет комнат, а Шэн решил проверить лошадей, так что за длинным столом из почерневшего от времени дерева помимо нас с Оливером оказались только Рилше с Дайане.
   Не больше пяти часов вечера, но спать хотелось невероятно. Я вытянула под столом ноги, стараясь отключиться от ноющей боли в уставших мышцах и дремала с открытыми глазами. Рилше о чем-то переговаривался с Дайане. Кажется, они приходились друг другу дальними родственниками. Впрочем, это совершенно не мое дело.
   Я облокотилась на столешницу, подперев гудящую голову ладонью, и наблюдала за причудливым танцем снежинок в сером мире застеколья.
   - Аэлла, а тебе уже приходилось бывать в этом городе? - спросила Оливер.
   Лениво повернувшись от окна, ответила:
   - Где-то поблизости проезжала. Может, и в Столль заглядывала... Не помню, Оливер, немало времени прошло.
   - Вы много путешествовали, леди Аэлла? - полюбопытствовал Дайане.
   - Почему путешествовала? Я последние восемь лет только этим и занимаюсь.
   - И где вы побывали, леди?
   - Проще сказать, где не успела засунуть свой нос, - я улыбнулась. - Вот в южной части Гелиана меня сложно застать. Знаете ли, не люблю находиться поблизости от столицы.
   - Только в Гелиане? - легкая разочарованность проскользнула в голосе синай. - Разве вам не интересны другие страны?
   - Почему же не интересны? Но маршрут не всегда складывается согласно моему желанию. Вот, например, в горы я совершенно не планировала ехать!
   - Леди Аэлла, но это ради вашей же безопасности!
   - Моей?! - я захохотала. - Мальчик, не смеши людей!
   - А где ты здесь людей увидела, сестренка?
   Мы обменялись совершенно идентичными, полными скрытого яда, взглядами. Молодчина, Оливер! Зубки сможешь показать, когда нужно будет!
   - Ах, простите, господа, - я сокрушенно покачала головой. - В следующий раз я стану тщательней подбирать слова.
   Рилше следил за нашей словесной баталией без особого интереса. Он казался старым породистым псом, раздраженным бестолковым щенячьим тявканьем, но в тоже время слишком уставшим, чтобы как следует рыкнуть на молодняк. Мне почему-то стало стыдно.
   - Леди Грейсеру...
   - Темные Боги, Дайане! - раздраженно воскликнула я, срывая на парне свою досаду, и злясь от этого еще больше. - Сколь можно? Леди - то, леди - это! Ты можешь назвать меня по имени, хоть раз? Скажи "Аэлла". Попробуй, это совсем несложно!
   Дайане затравлено покосился на Рилше. Наверное, он надеялся на поддержку со стороны старшего товарища, но и здесь синай ждало разочарование.
   - А вот Рилше ты тоже разрешишь себя так называть?- огрызнулся парень.
   - Да пусть хоть пеньком кличет, если нравится.
   Глубоко внутри заклокотала пустота, подкупая выпустить ее наружу. Совсем чуть-чуть... совсем...
   - Это уже слишком, - спокойно отозвался Рилше. - Но по имени буду обращаться к вам с удовольствием.
   Мне захотелось ударить его. Основательно подпортить это красивое лицо с умными проницательными глазами.
   Да как он смеет так снисходительно, чуть ли не с жалостью, смотреть, словно знает больше, чем я сама? Да будь ты хоть трижды синай! Не позволю!
   Встряхнула головой, стараясь отогнать странные мысли.
   Полагаешь, от этого так легко избавиться?
   - Нас будут обслуживать, в конце-то концов?! - громко спросила я, подбежавшего паренька лет пятнадцати. - Хорош сервис, ничего сказать! Может, мне сообщить о вашей нерасторопности хозяину?
   - Госпожа, помилуйте! - попытался защититься мальчишка, смешно кривя рот. - Я к вам только что подошел!
   - Вот именно, дорогой мой, только что. Недостаточно быстро.
   - Госпожа! - еще тише шепнул он, заливаясь густым обиженным румянцем.
   - Принеси мне ужин. Рилше, что желаете?
   - Пожалуй, воздержусь.
   - Что-нибудь попить, - буркнул Дайане.
   - Так вот, мальчик, - я уперлась подбородком на сцепленные в "замок" ладони. - Я жду. И качество принесенного повлияет на степень моей... хм... довольности. Время пошло. Ты еще здесь?
   - Будет сделано, госпожа, - сказал парнишка и чуть ли не бегом двинулся в сторону кухни.
   - Аэлла, что с вами?
   - Ничего стоящего вашего внимание,- я жестко усмехнулась. - Ничего, Рилше, ни-че-го. Устала, вот и весь рассказ.
   И правда, что со мной? Может, ты мне расскажешь, что сидит глубоко внутри, где-то за сердцем, разрывая внутренности на части, полосуя душу на кусочки? Почему оно проснулось, Рилше? Почему после стольких лет? Кто сделал это со мной? Неужели недостаточно всего того, что уже выпало на нашу с братом долю?
   Оливер, мое небо, не верь ему, не верь Рилше! Разве я могу причинить тебе вред? Разве я смогу, Оливер?
   Подумай, сколько мы сможем сделать вместе! Не бойся...
   Не хочу думать. Не хочу понимать! Вы отстанете от меня или нет? Что вы все хотите?
   Что хочешь ты?
   Я хочу спать.
   Спать? Спа-а-ать... можно и заснуть. А можно, например...
   Молчи. Молчи, проклятая!
   Слышишь, как воет ветер? Он ведь такой же голодный, как и ты...
   - Все улажено. Четыре комнаты. Кто-то будет ночевать в одиночестве, - Сейтеннин демонстративно помахал ключами. Когда они с Найру успели?..
   - Поднимайся, когда поужинаешь, - шепнула Оливеру. - Не сиди с ними!
   - Стейн, где наши комнаты?
   - Там коридорчик около стойки начинается, в конце будет лестница. По ней на второй этаж, - чуть удивился синай.
   - Отлично, - я перетекла в положение "стоя" и проворно схватила ключ у не успевшего отреагировать мужчины.
   - Куда?
   - Спать!
  
   Странно, но во время нашего разговора в зале стояла звенящая тишина. Признаться, я была удивленна своей вспышкой, не меньше, чем ребята, но признать это согласилась разве что с приставленным к горлу ножом. Вот такая уж уродилась на свою и чужие головы.
   Подхватив сумки, я направилась в указанном Стейном направлении. Прежде чем покинуть зал остановилась и обвела тяжелым взглядом присутствующих. Кроме нас в зале было трое посетителей и какой-то странный паренек, нахохлившийся на лавке, словно сыч, и не сводивший с меня пристального немигающего взгляда.
   Знакомое лицо... Нечисть с ним! Мало ли кого я вскользь встречала! Что, прикажите, каждого поименно помнить?!
   Резко развернувшись, чеканным шагом пошла наверх.
   Спа-а-а-ать...
  
   Ужинали молча. После ухода сестры Оливер почти сразу погрузился в странную задумчивость, а никто из синай не посчитал нужным брать на себя хлопоты по выведения парня из этого состояния. Сами же нелюди, эти вечные и неисправимые индивидуалисты, не испытывали потребности в постоянном общении. Полукровка вежливо откланялся и побежал наверх, к сестрице.
   Стейн с интересом наблюдал за этой парочкой во время дороги. По мнению синай, они не могли далеко уйти от людей. У полукровок не было никакого шанса в этом плане. Но Аэлла, да и Оливер тоже неизменно ставили Ольенне в тупик.
   Они пререкались по любому поводу, всюду находилась тысяча мелочей, о которых у каждого имелось собственное мнение, шедшее в разрез с представлениями другого. Они могли спорить целый день, не переставая, и наследующий начать все заново, будто ничего и не произошло.
   Дочь рода Грейсеру никогда не кричала на брата. Она вообще редко повышала голос, предпочитая ограничиваться едкими, как алхимическое зелье, репликами. Но, как наглядно показала практика, это действовало в стократ лучше, чем любая оплюха. Даже будучи в зависимом по-сути положении, Аэлла оставалась неизменной в общении со всеми. С Оливером она, конечно, позволяла себя больше вольностей - брат все-таки, но бывшим послам пришлось отведать рой вежливых реплик, дрейфующих где-то между приличием и откровенной наглостью. Иногда Стейн затруднялся определиться - оскорбили его или нет.
   Но очень быстро синай понял, что это начинает ему нравиться. Сейтеннину доставляли удовольствие постоянные перепалки, уколы, обличенные в обертку прекрасных манер. Ольенне не завидовал девушке - оказаться в подобном положении он захотел бы в самую последнюю очередь. Но за то, что она ставила себя вопреки всему, едва ли не открыто смеялась опасности, у синай иногда складывалось ощущение, будто это Аэлла делает им большое одолжение, что едет в какие-то там горы, вурдалак пойми где. Несмотря на все, леди Грейсеру никогда не хамила и уж тем более не обвиняла нелюдей, как непосредственных виновников своей тяжелой доли. Во всяком случае, вслух.
   В ночь первого дня, когда путники еще не успели достаточно далеко отъехать от Кастороля, чтобы встретить мало-мальски крупный населенный пункт, была устроена стоянку в лесу. Сон не шел к Ольенне, и он вызвался тогда дежурить вместо одного из близнецов. От нечего делать он принялся наблюдать за спящими. Синай рассматривать было совершенно неинтересно, пожалуй, только Рилше порадовал Стейна даже во сне хмурым лицом и беззвучно шевелящимися губами. Некоторое время он прикидывал, что же могло так волновать бессменного лидера их маленькой группы, что даже во сне занимало все мысли Рилше. Впрочем, и это занятие быстро наскучило Стейну.
   А вот Аэлла... Они устроили с братом один лежак на двоих и спали вместе. Даже во сне. Нет, именно во сне девушка прижимала мальчишку так, как, наверное, не позволяла себе днем. В тот момент Стейну даже показалось, что Оливер был для нее единственной реальной вещью в этом сумасшедшем мире. Тем, что не позволяло раствориться... В чем? Синай на рефлексах знал, что было еще что-то, и оно волновало Аэллу гораздо больше всех их вместе взятых.
   В Аэлле не было той безвкусной кричащей красоты, которой Стейн успел пресытиться на бесконечной веренице балов в том ужасном городе, не было в девушке и жеманства. Он долго всматривался в это странное создание, взявшее от людей и синай все самое противоречивое, словно не пожелавшее стать похожим ни на одну из рас. Множество темно-золотых прядок оттеняло собственный сочно-каштановый цвет волос девушки, рыжие блики костра скользили по бледному лицу...
   Тронешь мальчишку - кишки выпущу.
   Нелегко было поверить, что такие слова могли принадлежать этому усталому спящему существу. Но вот ее руки, судорожно вцепившееся брату в плечи, руки говорили лучше всяких пустых фраз.
   Не пожалеет. Выпустит.
  
   - Рилше, что тут произошло? - спросил Ольенне, когда синай остались одни.
   К удивлению мужчины к их появлению в Столле отнеслись достаточно равнодушно. Без особого тепла, разумеется, но не более того. Наградив синай необходимой порцией враждебных взглядов, горожане, по-видимому, посчитали свой моральный долг выполненным. Впрочем, Сейтеннина это полностью устраивало.
   - Ничего особенного, - Рилше пожал плечами. - Если тебе так интересно, поднимись и спроси у нее сам.
   - Кхм... Нет, пожалуй, - Стейн живо представил себе эту картину, а так же то, что ответит щедрая на ядовитые плевки Аэлла.
   - Твое дело, - так же равнодушно ответил старший синай.
   - Это, наверное, я виноват, - неожиданно ответил Дайане. Все обернулись к нему. - Я и подумать не мог, что простой вопрос о путешествиях настолько взбесит ее!
   - Взбесит? - удивленно переспросил Найру. - Так-так... Мне становится интересно.
   - Понимаете, - Дайане замялся. - Сначала все было нормально, потом она отчего-то разозлилась, когда я обратился к ней "леди Грейсеру", потом разрешила называть Рилше себя хоть пеньком, мол, если ему так нравится... В завершении леди... то есть Аэлла, отчитала разносчика и.. И все, в общем. Рилше, ведь так все и было, скажите!
   - Сплетничать дурно, Дайане, - хмыкнул старший синай. - И неплодотворно, к тому же. Если вам нечем заняться, господа, лучше последуйте примеру нашей спутницы и отдохните: завтра предстоит сложный день.
   - Рилше, о леди Аэлле нам известен лишь общедоступный минимум информации, - не сдавался Найру. - Разве вам нисколечко не интересно? Она слишком чудная и...
   - Найру, я начинаю убеждаться, что все ваши проблемы исключительно от скуки, - поджал губы Рилше. - Все, что мне понадобится, я узнаю самостоятельно, не беспокойтесь. А ваше праздное любопытство опасно подобралось к границе дозволенного. Подумайте об этом на досуге. Сейтеннин, передайте мне ключи от номера. Я, пожалуй, последую собственному совету. Всего доброго.
  
   Где-то за окном, словно в другом мире, выл зло и одиноко выл ветер. Я лежала на кровати поверх покрывал, не потрудившись даже раздеться. Дверь тихо скрипнула. По горькому аромату трав стало понятно, кто вошел.
   - Аэлла, - Оливер сел рядом, - что ты творишь?!
   - Да ничего особенного, - не открывая глаз, ответила я.
   - Ничего? Вот, дуреха! Сама же мне рассказывала, какие синай опасные, что ни чихнуть, ни икнуть рядом с ними нельзя. А теперь... Ты скоро перегнешь палку. Что-то я сильно сомневаюсь, будто синайское терпение безгранично!
   - Следи за языком, - резче, чем хотелось бы, бросила я.
   Оливер долго и проницательно молчал.
   - Совсем плохо?
   Мне захотелось расплакаться от бессильной жалости в его голосе.
   - Нормально, Оливер, нормально. Давай спать ложиться.
   Выл ветер, срывая горло от крика. Стуча в окно и, наверное, надеясь быть согретым людским, таким изменчивым теплом. Часам к трем все стихло, и над городом повисла страшная звонкая тишина. Я лежала на спине, Оливер сопел под боком. Сон не шел.
   Интересно, сколько может выдержать человек в таком темпе? Когда я окончательно чокнусь?
   Быть может, сказалась усталость. Быть может, это всего лишь сумасшедший выверт подсознания. А вдруг ветер умеет петь, но слишком тихо, никто еще не мог его услышать?..
   Он рисует звезды на крышах,
Его шаги то здесь, то там.
Он идет по небу неслышно,
Он смотрит в окна и гасит свет ламп.
Он спокоен,
Как твой сон.
Он с тобою.
На лунных тропинках серебряный звон.
Ты видишь сон.
Он плеск дождя, он шелест листвы,
Он блеск звезды в тумане озер.
И там, где нет нас и там, где есть мы
По лабиринтам улиц ходит он
... *(Алиса "Колыбельная)
  
  
   - А я сказала, мы никуда не поедем! - хлопнула ладонью по подлокотнику и поднялась на ноги.
   - И позволь поинтересоваться, почему? - спросил Стейн.
   - Потому! - взвилась я. - За окно давно смотрел?
   - Недавно, - в голосе синай появились незнакомые нотки.
   Дело происходило у Рилше, которому достался одиночный, но самый большой номер. Даже удивительно, но мы все уместились там без особого труда. Спор разгорелся отнюдь не от моего каприза, а по причине безумного количества снега, выпавшего за ночь. Продолжало вьюжить и сейчас.
   - И тебя ничто не смутило? Снег, например?! - окончательно взбесилась я.
   - Предлагаешь ждать весны?
   Мы стояли друг напротив друга. Синай недвусмысленно нависал надо мной. Я с трудом удерживала себя от желания подпрыгнуть повыше или залезть на кресло, тем самым уменьшив его "преимущество". Вымахал, понимаешь ли!
   - Я предлагаю выждать пару дней, - скрестила руки я. - Ехать в снегопад равносильно самоубийству. Хочешь, чтобы наши окоченевшие трупики нашли по первой оттепели?
   Оливер подавил смешок. Кожей я чувствовала его веселье. А о несерьезном настроении остальных думать не хотелось. Роль скомороха меня отнюдь не устраивала.
   - Мы сможем пройти.
   - Вы сможете, - покладисто согласилась я и тут же вспылила: - Но кони? Их тебе не жалко? Потом, что будем делать? Или, быть может, желаешь носить меня на руках весь оставшийся отрезок пути? Я посмотрю, как ты по сугробам поскачешь, олень!
   Стейн возмущенно замолчал. Оливер хихикнул уже громче.
   - Рилше! - воззвала я к старшему синай, как к самому разумному в этой комнате. - Ну, вы-то хоть понимаете, что я говорю?
   - Аэлла, я полностью согласен с вами, - спокойно ответил Рилше, но в его глазах я увидела легкую тень смешинок. - Стейн, нам действительно будет трудно ехать, если начнется вьюга. Так что выждем пару дней и, когда погода утихомирится, двинемся дальше.
   Полным превосходства взглядом я посмотрела на Сейтеннина. Тот скрипел зубами.
   - Рилше, но мы не можем терять столько времени!
   - Пара дней - не приведет к катастрофе, - объяснили ему, как маленькому. - Как ты ведешь себя с леди, Стейн? Твой отец сильно расстроился бы, узнав...
   - Не приплетай сюда отца.
   - Тем более, в Аэлле и Оливере слишком много человеческого, чтобы выдержать такую нагрузку.
   - Если так, то... Простите меня, Аэлла! - "покаянно" сокрушился Стейн.
   Мысленно пообещала как-нибудь поймать этого застранца в темном уголочке и тогда... Улыбка сама собой зазмеилась по губам. Проклятый синай явно ожидал другой реакции.
   - Пока отдыхаем, - прервал наше безмолвное сражение Рилше. - Время подходит к обеду. Кто не хочет остаться голодным, пусть спускается вниз.
   Синай встал и пошел к выходу из комнаты, бормоча себе что-то под нос.
   - Надо же... олень... хм, да, - смогла разобрать я, когда он поравнялся с нами, все еще изображавшими из себя двух готовых к броску кобр.
   Стейн так на меня посмотрел, что, по логике вещей, мне следовало немедленно совершить ритуальное повешенье на березе, раскаявшись перед этим во всех смертных грехах, включая испорченные в детстве пеленки.
   - И вправду, неплохо бы и покушать, - я демонстративно хлопнула себя по животу. - Пошли, Оливер! А то Рилше все съест без нас!
  
   Готовили в гостинице без лишних изысков, но вкусно. Дайане с Шэном присоединяться к нам оказались, Оливер смел свою порцию в мгновение ока, убежав сразу же наверх (подозреваю, что он вычитал очередное заклинание в одной из книг, подаренных мной, и теперь жаждал его поскорей опробовать), так что наслаждаться яствами мне пришлось исключительно в компании Рилше, Стейна и Найру. Я неторопливо и методично атаковала картошку вилкой, внутренне надеясь, что от нашего с братцем номера не останутся одни головешки.
   - Ты! Я тебе знаю! А ну посмотри на меня!!!
   - Аэлла, кажется, этот юноша обращается к вам, - окликнула меня Рилше.
   Я несколько удивленно взглянула сначала на него, потом в ту сторону, с которой слышался этот придурковатый вопль. В метре от нашего столика стоял молоденький парнишка с рябым не слишком красивым лицом. Его серые глаза горели тусклым и фанатичным огнем. Так-с, похоже, это чудо природы сидело и вчера в трактире, но раньше... Совершенно его не помню!
   - Что надо? - буду я с ним вежливой после такого заявления, как же! - Мальчик, не вежливо отвлекать людей во время трапезы.
   - Да какие они люди?! - с праведным гневом возмутился он. - А ты вообще!
   - Что я вообще? - поинтересовалась я, прищуриваясь. Ох, знал бы он меня получше - сразу же смылся подальше.
   - Самир, замолчи немедленно! - к пареньку подбежал немолодой кряжистый мужчина с обветренным лицом. - Простите, господа, этот сопляк больше вас не побеспокоит.
   - Но...
   - Ты что удумал, пацан?! - мужчина отвесил пареньку смачный подзатыльник. - К синай лезть! Мне твоя мать уши оторвет потом!
   - Да какое мне дело до синай? - обиженно взвыл Самир. - Я узнал ее!
   - Простите, сударыня, - мужчина крепко схватил юношу, повыше локтя. - Я научу его вести себя, как следует!
   - Постойте, - голос Рилше заставил парочку примолкнуть. - Дайте молодому человеку высказаться. Пусть он объяснит, что же ему нужно от леди Грейсеру.
   - Грейсеру? - старший охнул. - Леди, простите моего Самира!
   - Дядя, - парень растерянно оглянулся на согнувшегося в поклоне мужчину. - Ты чего? Я узнал ее! Помнишь, когда Кром, ну... окривел который прошлой весной! Помнишь, когда он согласился меня летом в служки взять? Ты еще против был!
   - Крома помню, - почернел лицом он. - Говорил же тебе: не связывайся с этой сволотой проклятущей! Сам плакаться потом прибежал.
   - Дядя, оставь. Былое уже, - покраснел со стыда Самир. - Я у него почитай до конца лета пробыл.
   - Причем здесь леди Грейсеру? - в конец разозлился мужчина. - Голову мне морочишь, паршивец?
   - Да не леди Грейсеру это! - вспыхнул до корней волос парень. - Это Аэлла Сигиат. Она у Крома телохранителем работала. Наемница она!
   Повисла тишина. Все молчали. Самир чувствовал неловкость от своих же слов. Это было заметно по его растерянному лицу. Парень явно не понимал, что же сказал такого недозволенного.
   Дядя Самира, типичный торговец по виду, замер столбом и все с нарастающим узнаванием таращился на меня. Рилше и Найру сохранили видимое равнодушие, хотя последнему это удалось заметно хуже. Но вот Стейн... От его взгляда хотелось провалиться сквозь землю.
   Что? Не ожидал?
   - Но вы же леди... - зачем-то вырвалось у мужчины.
   - Одно другому не мешает, - пожала плечами я.
   - Н.. Простите еще раз, госпожа, - поспешно поклонился дядя Самира. - Пошли, гер-р-рой!
   Самир выдернул руку и сделал шаг ко мне:
   - Я помню, помню!- горячо зашептал он. - Когда на Крома напали, ты сражалась так... так... Это было восхитительно! Я и подумать не мог, что кто-то может так же. Вся в крови, с обнаженными мечами и бешенными золотыми глазами... Этот мерзкий Кром скулил, как последний пес, и чуть ли не цеплялся за тебя еще неделю. Я хочу стать таким как ты! Хочу быть наемником!
   - Хочешь убивать людей?
   - Но... Но ведь, - он растерянно и обиженно хлопал ресницами, открывая и закрывая рот, как выброшенная на берег рыба.
   - Пообщайтесь со своим племянником на тему манер, - я повернулась к слушавшему нас мужчине. - И потрудитесь объяснить этому молодому человеку, что профессия наемника не то, к чему стоит стремиться в жизни.
   - Конечно, госпожа, - он еще раз поклонился. - Мы вас больше не побеспокоим.
   - Надеюсь на это.
   - Но я же... - Самир явно не хотел сдаваться так легко.
   - Лучше помогай своему дяде, мальчик. Из этого выйдет много больше пользы, - ответила я. - Подумай над моими словами на досуге.
   - Спасибо, госпожа Аэлла. А ну, пошли, сопляк! Наемником он удумал заделаться. Ты о матери подумал?..
  
   Крома помнила и я. Вот уж верно его окрестили проклятущей сволотой. Точно в цель. Сволота она и в Вечных Землях сволота. Счастье, что теперь меня с ним ничего не связывает.
   - Почему Сигиат? - спросил Найру.
   - Это фамилия моего наставника, - ответила я. - Не родовым же именем называться.
   - Наставника? А он...
   - Умер, - коротко ответила я. - Погиб несколько лет назад.
   - Из-за работы?
   - Нет, к тому времени он был уже слишком стар, чтобы продолжать свое ремесло, - вздохнула я, погружаясь в непрошеные воспоминания. - Он в Лойте кондитерскую выкупил. Ивиан всегда хорошо готовил... А пироги какие получались! Загляденье!
   - И что могло угрожать простому кондитеру? - с усмешкой спросил Стейн.
   Внутри все замерло, а потом резко ухнуло вниз. Я повернулась к синай, с трудом разлепляя, губы, ставшие отчего-то непослушными:
   - Можно сказать, что он погиб из-за работы. За столько лет не нажить себе врагов наемнику очень сложно. Так что в один день какие-то твари убили Ивиана.
   - А потом? - зачем-то спросил Стейн. Найру смотрел на него с удивленными и явно неприятными чувствами.
   - А потом, - я зло сощурилась, чувствуя, что подхожу к опасной грани. - Потом я убила их.
  
   - Учишь? - я заглянула в комнату. Оливер оторвал сосредоточенный взгляд от книги. - Молодец! Продолжай, давай.
   - Быстро, - зевнул братец. - Я думал, что ты решила основательно наесться.
   - Что-то перехотелось, - хмыкнула я, поворачиваясь к нему спиной и наклоняясь над сумками.
   - Зачем ножи? - удивился Оливер. - Ты же не собираешься...
   - Я всего лишь потренируюсь во дворе, - пожала плечами.
   Подаренные Касимом длинные кинжалы удобно легли в ладонь, так, словно это было единственно верным для них положением. Я улыбнулась и достала осеннюю куртку, которую на всякий случай прихватила с собой.
   - Аэлла, ты слишком легко одета для такой погоды! - возмутился братец.
   - Не изображай из себя наседку. Я во двор и то ненадолго. В дубленке неудобно, братишка. Тем более, моя морозоустойчивость несколько повысилась за последнее время.
   - Лечить тебя не буду, - надулся мальчишка.
   Хмыкнув, я застегнула куртку и подошла к двери.
   - Аэлла...
   - Тихо! - шикнула я, прислушиваясь к звукам
   - ...этого нельзя так оставлять! - такие интонации появлялись только у Стейна, когда тот злился. Так-так, интересненько. - Нам не никто не говорил, что она наемница.
   - Это не многое меняет, - ага, а это получается Рилше.
   - Не меняет? И что теперь, везти в дом убийцу? Забыл, что она устроила в Кастороле? Откуда нам знать, на что эта девчонка способна? Рилше, вдруг она...
   - Стейн, что ты такое говоришь! - пораженно воскликнул Найру.
   - Что говорю? Они полукровки. Ты же знаешь, что бывает в таких случаях. Хотя мне совершенно непонятно, как такое может быть, сейчас они нормальны. Оба. А потом? Потом что делать, Рилше? Она не стала скрывать, что наемница. Следовательно, вполне логично предположить, что девушка склонна к немотивированной агрессии. Только вдумайся: наемник, профессиональная убийца...
   - Стейн!..
   Я резко распахнула дверь и прошла мимо замерших синай. В том месте, где коридоре начиналась "мертвая зона", невидимая для мужчин, я побежала.
   Злость душила меня, отравляла изнутри, требуя немедленного выхода. Немедленного...
   Бежать! Бежать! Сейчас же!
  
   - Аэлла, подожди!
   Оливер выбежал из комнаты, но в коридоре кроме синай никого не оказалось. Будущему волшебнику было лучше многих известно, что если его сестренка решила скрыться, то догонять ее бесполезно. По крайней мере, пареньку с его нынешним уровнем физической и магической силы не стоило и пытаться.
   Оливер решил обрушить свою злость и растерянность на тех, кто оказался под рукой.
   - Ты! - он бешено уставился на Стейна. - Как ты смел ее так назвать? Скотина!
   - Я? - переспросил Ольенне. - Забываешьс-ся, мальчик!
   - Да провалитесь вы все пропадом! - сорвался Оливер, сильно бледнея. - Как я вас всех ненавижу! Зачем вы влезли в нашу жизнь? Мы никого не трогали. Не связывались ни с политикой, ни с деньгами!.. Профессиональный убийца... Профессиональных убийц ты не видел!
   Оливер сжимал кулаки и шумно дышал. Расширенные зрачки делали его глаза почти что черными.
   - Мальчик, погоди, - Рилше постарался сделать голос как можно мягче, чтобы успокоить ребенка.
   - Ненавижу, - тихо и страшно выдохнул Оливер. - Ненавижу таких! С лица гладенькие и шелковые, образцы благочестия! И помогут, и защитят, и спасут, разумеется. Куда уж нам безродным сиротам. Только оболочке такой - грош цена! Внутри одна гниль!
   - Безродным? - старший синай непонимающе нахмурился. - Вы родственники графа Грейсеру.
   - Значит, родственники? Это ничуть не помешало ему выгнуть нас на улицу, когда мы больше всего нуждались в доме! - зашипел Оливер. - Щенки, позор нашего рода, проклятая кровь - вот, что Лансем говорил тогда. А еще прибить обещался. Знаете, что самое смешное? Он вспомнил о родстве, только когда это стало выгодно! Племяннички, мои родные! Я за вас горой стоять буду! Все ради вашего блага... Тьфу, противно говорить даже.
   Оливер подошел к молчавшему Стейну почти вплотную.
   - Как ненужно, так подыхайте в канаве. А как прижало, так Аэллочка то, Аэллочка cё, - парень презрительно скривился. - Ты, оказывается, тоже. Как нужно - леди Грейсеру, бал-бла-бла, не беспокойтесь о своей безопасности. Быстро же ты сестренку в ранг убийц возвел. Легко и просто. Аэлла - вот и все, что есть у меня. И за отца, и за мать, и за всех родственников сразу. Она меня с восьми лет воспитывает. Лансем мне не родственник. И где Аэллу искать...
   Парень покачал головой и устало поглядел на синай.
   - На вас мне плевать. А вот за нее - рука не дрогнет.
   Дверь в номер хлопнула во второй раз, закрываясь перед носами примолкших синай. Запахло магией. Теперь в комнату можно было попасть разве что с помощь тарана.
   - По его словам справедливо выходит, что ты скотина, Стейн, - нарушил повисшую тишину Найру.
   - Но я же не знал, - зачем-то начал оправдываться Ольенне.
   - Незнание не освобождает от ответственности, - склонил голову Рилше. - Не думаю, что она далеко уйдет в такую погоду. Вечером решим, что делать дальше.
   - Погоду? Снег, вроде, унимался, - нахмурился Стейн.
   Рилше пожал плечами. Он не видел смысла в продолжение этого разговора.
  
   Тонко выла вьюга, метая снежинки из стороны в сторону. Я выбежала во двор, почти не чувствуя, как колотится сердце.
   Беги!
   Бежать, догнать бьющий в лицо ветер. Немедленно!
   Скорее! Скорее! Поймай его, ну же! Ты сможешь...
   Смогу! Скорей.
   Все слилось в одну безумную мешанину снега и ветра. Я бежала так быстро, как, наверное, никогда прежде. Бежала, а потом рассекала кинжалами мельтешащие перед глазами снежинки, сливаясь с этим с вьюгой в танце стали и ветра...
  
   Прошло около получаса, но Аэлла так и не вернулась. Ольенне мерил шагами комнату, не обращая никакого внимания на присутствие Найру. Ветер поднялся в одно мгновение. Вьюга насмешливо выла, вновь и вновь бросаясь на бревенчатые стены.
   Стейн последний раз взглянул в окно и, подхватив куртку, быстрым шагом отправился наружу.
  
  
  

Оценка: 5.31*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"