Skylin: другие произведения.

Северные ветры. Часть 3. Глава 3.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Залила до конца. Приятного прочтения. PS.Маленькое объявление: по непонятным мне причинам, я не могу залить новые главы в общий Файл "Северных ветров", так что извиняйти. Удалять его нет никакого желания, но другого пути решения этой проблемы я еще не нашла, поэтому после окончания третей части (не уверена, что она будет последней ^^), ее главы будут собранны вместе.


Часть 3. Глава 3.

"Эй, солдаты, шагом марш за королевской тещей!!!"

М-ф "Золушка".

   Снег был всюду. Словно в этом мире кроме снега ничего и быть не должно. Снежинки кололи кожу, лезли под рубашку, путались в волосах. Странно, но мне совсем не было холодно. Я вообще плохо понимала, что происходит.
   Сознательная часть передвижения закончилась ровно через полторы минуты после эффектного ухода из трактира. Глупого ухода, откровенно говорю.
   Первые несколько минут я пыталась держать ситуацию под контролем, но это оказалось не тем, чему можно, а главное, чему хочется сопротивляться.
   Ощущение силы, бескрайней свободы, вседозволенности... Хотелось танцевать, смеяться, выплеснуть все то, что накопилось внутри за последние месяцы. И я плела дикий танец с ножами, убегая все дальше по снегу, куда-то в лес, плела этот снег, плела этот ветер, неслась вперед, все больше теряясь в странном забытье.
   Чувствуешь, как нам с тобой хорошо? Давай кое-что сделаем...
   Что?
   Сейчас узнаешь. Я покажу одно место, тебе должно понравиться...
   Хорошо.
  
   Столль остался далеко позади и Сейтеннин, сам того не желая, все сильней углублялся в лес. Аэллу следовало догнать хотя бы для того, чтобы выбить всю дурь из ее головы. Посредством тщательной порки, например.
   Метель затрудняла передвижение, но отнюдь не являлась препятствием для синай. Для синай вообще многое не составляло особого труда, но, как-то повелось, что этим никто не интересовался. Впрочем, и самого Ольенне не слишком занимал такой феномен, как человечество в целом. Его занимала одна конкретно взятая девчонка с довеском в виде младшего братца.
   Как-то Стейн слышал одну легенду: на заре своего существования синай были могущественным народом. Настолько могущественным, что строили замки прямо в небесах и повелевали большей частью природных процессов в этом мире. Настолько могущественными, что рискнули бросить вызов Богам. Возомнили себя равными, проще говоря.
   Боги не стерпели оскорбления и покарали гордецов, сделав силу, доступную ранее каждому из синай, достоянием горстки избранных. Синай оказались изгнаны в Зачарованные горы и обречены вечно стеречь то, что сокрыто на самой их глубине.
   От красивой сказки у синай осталось долголетие, физическая сила, на порядок превосходящая человеческую, и жалкие потуги, которые при определенной доле воображения стоило назвать полетом. Сам Сейтеннин мог парить или даже планировать с небольшой высоты. Конечно, оставались еще призывающие.
   Отец рассказывал Ольенне, что раньше существовали специальные отряды тщательно обученных синай, которые должны были охранять и помогать призывающим. Или ликвидировать их, в крайнем случае.
   Ходили слухи, что Рилше когда-то состоял в одном из таких отрядов. До того, как они оказались устранены за ненадобностью.
   По законам синай, за причинение любого вреда призывающему следовало суровое наказание. И даже то, что Сейтеннин числился третьим после Князя, никоим образом не освобождало его от подобной участи.
   Мужчине очень не хотелось бы объяснять отцу, каким образом пострадала девушка, которая могла подарить северному народу надежду...
   Сосредоточившись, Ольенне ощутил тонкую ниточку, ведущую к его своевольной спутнице...
  
   Я резко остановилась и ошарашено завертелась по сторонам. Странная эйфория закончилась также внезапно, как и началась. Славно же ты психанула, дорогая, славно...
   Пьянки случались в моей жизни, пусть и не часто. И бывало, на следующее утро я смутно помнила, что происходило до... Но еще ни разу мне не довелось очнуться посреди леса зимой в тоненькой курточке!
   Так, спокойно, Аэлла, спокойно. Вдохни, выдохни. Посчитай елки, угомонись, а потом руки в ноги и до города. Пока не околела.
   Опустим тот факт, что метель прекратилась. В конце концов, это не самое удивительное за сегодняшней день. При одной мысли, что придется встречаться с синай и спешно выкручиваться из каши, в которую меня втравила собственная несдержанность и чересчур длинный Оливеров язык, хотелось малодушно остаться в лесу.
   Огляделась по сторонам. Лысые стволы деревьев, сиротливые елочки, сугробы покалено. Чудно. А что ты хотела, дорогая? Карету до дому?
   Я примерно представляла, в какой стороне должен находиться Столль и по идее, мне следовало бодренько бежать к городу, ибо неизвестно, сколько еще организм способен выносить такую температуру, но какое-то чувство не давало покоя. Назойливо и методично оно требовало повернуть и идти. Куда?
   "Да что вообще происходит?" - мысленно взвыла я и затрясла головой.
   Тихий смех заставил меня испуганно вздрогнуть.
   - Проклятье, - прошипела сквозь зубы и резко обернулась.
   Смех повторился, но рядом обнаружился лишь однообразный лесной пейзаж. И лучше, чем кто-либо другой, я понимала, что в радиусе двухсот метров никого нет.
   Ш-ш-ш... Тиш-ше...
   Тише?! Да что ты вообще такое?
   Что? Может быть, кто? Еще не догадалась?
   Больше всего я мечтаю хорошенько тебя треснуть.
   Хм, это было бы забавно.
   Рада, что повеселила. Не хочешь ответить на мой вопрос?
   Сама все поймешь потом... А сейчас пошли.
   Куда?
   Не зря же мы сюда добирались, в конце концов.
   Так это из-за тебя я оказалась в лесу?!!
   Из-за себя. Ты сама хотела.
   Даже так? Интересненько. Что-то не припомню подобных просьб.
   А их и не было. Успокойся и послушай, что я собираюсь сказать тебе, Аэлла.
   Осталось совсем немного времени, поэтому постарайся, как можно сильнее. Ты должна развить силу. Подчини ее. Иначе она уничтожит тебя. Не принимай поспешных решений - горячность ни к чему. Не верь глазам - они не увидят всего, не верь сердцу - оно ошибется, не верь сулящим благо - ложь скрыта слишком глубоко и неотличима от правды.
   Ищи то, что спрятано в пустоте, но остановись, когда придет время. Ни на кого не оглядывайся, поступай, как знаешь.
   О чем ты? Я не понимаю!
   Подожди. Всему свое время. Не ошибись. Постарайся, очень тебя прошу. Будь внимательна.
   Подожди! Я хочу знать...
   Узнаешь, но потом. Ты все поймешь. А теперь, смотри.
  
   Голос оборвался, а я испугалась этой звонкой и чужой тишины. Я успела углубиться еще дальше в лес, но не думаю, что намного.
   Кольцо из высохших деревьев. Настолько старых, что кажется, словно одно лишь мало-мальски сильное дуновение ветра обратит их в прах. Внутри круга так же холодно, но совсем нет снега.
   Понимание пришло внезапно. Прикрыв глаза, я шагнула в центр круга.
   Смотри, Аэлла, смотри внимательно и считай это прощальным подарком.
  
   Сила была везде. Начинаясь на уровне солнечного сплетения, она волнообразно расходилась дальше. Как круги по воде. То пропадая совсем, то окутывая мягким заботливым коконом, энергия концентрировалась, готовясь к броску...
   Я открыла глаза. Вокруг стояло переливающееся золотое марево. Воздух вылетал из горла шумными хриплыми толчками. Я подняла голову и посмотрела, как золото постепенно затягивает синее небо.
  
   Молодая женщина сидит в кресле перед камином. По ее усталому и обеспокоенному лицу скользит причудливая тень. Длинные белые, почти седые волосы. Тонкие пальцы осторожно гладят округлость наметившегося животика.
   - Асо...
   - Рем, я боюсь. Если не получится? Если ребенок...
   Статный мужчина опускается возле нее на колени, кладет ладонь на живот жены. Оба молчат. Асо поднимает золотые печальные глаза.
   - Получится, Асо. Обязательно получится. Я обещаю, - он целует живот через ткань. - У нас будет замечательный, мальчик.
   - Нет, Рем, - женщина коротко улыбается и ее лицо из самого заурядного становится по-особенному привлекательным. Теплотой, жизнь, нечеловеческой силой. - У нас будет дочка.
  
   Маленькая комната. За столом сидит мужчина. Уперев локти в столешницу, он смотрит на исписанные цепочками формул листки. Короткие каштановые волосы жидким серебром разбавляет ранняя седина. Сеточка морщинок вокруг глаз. Сурово сведенные брови.
   Перо быстро скользит по бумаге, почти мгновенно перескакивая со строчки на строчку.
   Нужно проверить. Найти ошибку. Асо совсем скоро узнает. Она уже догадывается, но еще не верит. Не хочет верить.
   Как же так? Ведь он столько времени и сил посвятил этим исследованиям. У них не будет шанса исправить, не будет...
   - Папа! Папа!
   В комнату влетает маленький ураган и уверенно виснет на Реме.
   - Папа, пойдем со мной. Папочка, пойдем, - дочь настойчиво тянет мужчину за руку. Маг смотрит в серьезные карие глаза и надутые губки. - Мама говорит, что мне одной нельзя!
   - Куда нельзя?
   - На лошадке кататься, - удивляется непонятливости девочка. - Ну па-а-ап! Ты же обещал.
   Рем гладит дочь по голове, перебирая каштановые прядки. Пока еще незаметно. Только пока...
   Сколько можно будет скрывать?
   - Доча, возьми кого-нибудь из слуг, и покатайтесь сами. Нам с мамой нужно поговорить.
   - Я хочу с тобой.
   - Я тоже, милая. Но чуть позже. Беги.
  
   Она стоит к магу спиной, возле окна, слегка отведя штору рукой.
   - Зачем ты мне соврал?
   Рем подходит и обнимает женщину за плечи. В ее глазах появляются слезы.
   - Зачем, Рем?
   - Я испугался.
   - Испугался? Собственной дочери? - она быстро проводит рукой по лицу, стирая капельки влаги.
   - Я испугался, Асо, что не смогу защитить ее.
   - Бедная моя девочка, - женщина смотрит в окно. - Бедная моя... Я так виновата за это горе и проклятье...
   - Это не проклятье, - маг сжимает ладонь на ее плече. - А будет ли горем, зависит только от нее самой.
   - Какой же ты дурак, - говорит женщина. - Я никому не отдам своих детей! Слышишь? Никому.
   Рем растерянно смотрит на жену и радостная, мальчишеская улыбка расплывается по его лицу.
   Маг подхватывает женщину на руки и легко кружится вместе с ней.
   - Ты у меня самая лучшая на свете!
   - Пусти, дурак. Пусти, кому сказала! - Асо взвизгнула от неожиданности.
   Рем опустил жену на твердую землю и церемонно чмокнул ее в губы.
   - Рем, ты безнадежен, - хмыкнула Асо. - И прекрати улыбаться! Ты похож на кота, наевшегося сливок!
   Она замолчала на несколько секунд, став совершенно серьезной:
   - Мы решили, что можем распоряжаться судьбами детей, Рем. И в этом наша вина.
   - Они, - при этих словах маг снова улыбнулся. - Они все поймут, Асо. Не сразу, но поймут.
   - Пообещай, что сделаешь, как я скажу, - золотые глаза женщины полыхнули внутренним огнем. - Обещай!
   - Надеюсь, ты понимаешь, о чем просишь, - Рем покачал головой. - Хорошо, Асо. Мы попробуем.
  
   Тонкая тетрадка в кожаном переплете. Бисер букв на каждой странице. Слишком много всего. Слишком. Рем дописывает подледную строчку и закрывает тетрадь. Совсем немного магии, совсем...
   Седина в волосах стала еще более заметной. Осталось еще одно письмо. Еще больший риск. Нельзя ждать.
  
   Я хотела закричать, но не могла. Ни пошевелиться, ни вздохнуть. Ничего. Сила хлестала вокруг, ударяясь о стволы деревьев, но не пересекая этой невидимой границы. Я скосила глаза насколько смогла.
   Кто... Не может быть! Но зачем?
  
   Сейтеннин проваливался в сугробы, иногда падал, но вновь поднимался и продолжал двигаться. Когда метель резко прекратилась, он понял, что не ошибся и следует поскорей нагнать Аэллу.
   Появление силы оказалось неожиданностью для Ольенне. Она бешено хлестнула по нервным окончаниям, и синай едва не врезался в осину, мимо которой пробегал в тот момент. Но вместе с тем о лучшем ориентире не стоило и мечтать.
   Стейн ощущал азарт, какой бывает у охотничьих псов, почуявших след зверя. Только вот ему предстоит задачка потруднее...
   Она стояла посреди поляны, окутанная полупрозрачной золотой пеленой. Невидящими глазами смотрела куда-то в небо. Ольенне на секунду показалось, что в это мгновение девушка находилась много дальше, чем в нескольких метрах от него.
   Синай хотелось погрузиться в этот звенящий тишиной и силой воздух, раз и на всегда раствориться в нем. Словно там скрылась лукавая тайна, ключ к давно забытому... Стейн мотнул головой, отгоняя соблазнительное наваждение.
   Аэлла едва заметно обернулась - движение, по всей видимости, далось ей с большим трудом. Взгляд девушки оказался осмысленными. В нем плескалась дикая смесь удивления-узнавания и страха. Боялась полукровка чего-то во много раз большего, чем Ольенне.
   Синай сжал кулаки. Мужчина не был до конца уверен в своих действиях, но ничего другого на ум не приходило, да и вряд ли пришло, будь у него больше времени.
   Стейн сорвался с места на максимальной скорости, на которую был способен. Первые шаги дались легко, дальше синай пришлось приложить все силы. От золотого марева голова шла кругом, и дрожь пробегала по телу.
   Сейтеннин низко зарычал и рванул вперед со всей силы. Аэлла стояла все так же, недвижимо и странно-торжественно.
   Синай мысленно усмехнулся, подумав, что еще ни одно прикосновение к женщине не приносило ему столько боли. И уж тем более, он никогда ни за кем так не бегал.
   - Прекрати сейчас же! - Ольенне затряс полукровку за плечи. - Понимаешь хоть, что творишь, идиотка?
   Руки скрутило судорогой. Стейн выдохнул сквозь плотно сжатые зубы, но продолжил, через боль, трясти Аэллу. Судорога пошла вниз, став совсем невыносимой. Мужчина согнулся пополам и, не удержавшись, рухнул на колени. Запрокинув голову, он смотрел на недвижимую девушку, чей силуэт лишь угадывался сквозь золотую пелену.
   - Аэлла, хватит, - прохрипел Стейн, чувствуя медный привкус на губах.
   Она вздрогнула всем телом и очень медленно повернулась к нему. Так же неспешно протянула руку и провела по его щеке. Синай дернулся от странной знакомости этого жеста, за что поплатился новой вспышкой боли.
   Аэлла одернула ладонь, словно обжегшись. Стейн замер в ожидании. Неожиданно всхлипнув, леди Грейсеру рухнула прямо на него.
   Стейн лежал на спине, широко раскинув руки, и задумчиво рассматривал идеально-синее небо без единого облачка. Используя синай на манер матраса, Аэлла мирно посапывала на его груди.
  
   Просыпаться совершенно не хотелось. Я попыталась натянуть одеяло и обняла руками подушку. Подушки на положенном месте не обнаружилось, да и матрас оказался жестковат. Стукнув его пару раз ногой, блаженно потянулась. Матрас дернулся и зашипел.
   - Доброе утро, - мрачно сказал он.
   Я подскочила на месте и резко села. Ошалело захлопав глазами, уставилась на Стейна, на котором, собственно, и расположилась. Правая рука мужчины спокойно лежала на моем бедре.
   - Ах ты, извращенец! - закричала я и со всей дури саданула парня кулаком.
   Синай тихо и зло взвыл, резко согнувшись пополам. Встать я почему-то не догадалась, поэтому впечатался Сейтеннин мне как раз в хм...
   Не раздумывая, ударила еще раз. Мужчина схватился за глаз. Я резво отскочила на пару метров, отметив про себя, что все еще нахожусь на той же поляне.
   - Э... Стейн, я случайно! - спешно залепетала я. Синай поднялся на ноги и медленно двигался в мою сторону. - Рефлекс! Честное слово!
   - Ах, рефлекс, - повторил Ольенне, отнимая ладонь от лица и недвусмысленно разминая шею. - Рефлекс, значит? Бить меня обязательно было?
   - Руки распускать тебя тоже никто не заставлял, - взвилась я, пиная лежащий рядом камень.
   Коротко свистнув, тот ударил синай по колену. Белобрысый зашипел и схватился теперь уже за ногу. Это, должно быть, больно. Очень больно. Я могла бы посочувствовать парню, если бы он не смотрел на меня с таким кровожадным лицом.
   - Спокойно! Вдохни, выдохни, елки посчитай...
   - Какие елки? - спросил он, делая шаг вперед.
   - Какие? Зеленые, надо полагать.
   Ольенне прыгнул вперед. Я взяла низкий старт. Точнее, попыталась. Перед глазами все поплыло, ноги подогнулись, поэтому старт вышел чересчур низким.
   Резко перевернулась на спину. И вовремя, как оказалось. Не знаю, что собирался делать Стейн. Возможно, он хотел мне помочь и именно для этого наклонился, но я быстро подтянула ноги к груди и резко выпрямила их.
   Синай исчез из виду. Не тратя времени даром, я поползла вперед, собираясь максимально быстро исчезнуть из эпицентра боевых действий. Идее не суждено было совершиться, так как этот гад додумался дернуть меня за лодыжку. Силы в Ольенне оказалось немеренно, поэтому ваша покорная слуга имела уникальную возможность глотнуть песочку и с ветерком прокатиться по нему.
   Некоторое время мы развлекались тем, что перекатывали друг друга по земле. Все-таки Стейн был хорошо развитым физически мужчиной, а я - среднего роста и хрупкого телосложения девушкой, поэтому баталия шла с перевесом отнюдь не в мою пользу.
   Наконец, подмяв этого хм... оленя под себя, я схватила его за грудки и закричала, не сдерживая охватившее меня бешенство:
   - Как ты меня достал! Зараза белобрысая! Дашь ты мне жить спокойно или нет?! Не имеется ему, - синай, не ожидавший такого напора, удивленно слушал, не думая сопротивляться. На всякий случай я решила больше не испытывать на нем приемы рукопашного боя. - Повторяю для тугодумов: прекрати выводить меня, спесивый засранец! Какой демон меня дернул, чтобы я полезла спасать такого неблагодарного козла на том бале?! Сидела бы себе тихонько и спокойно, а через неделю из столицы уехала... Ну-с, какая я на ощупь, Стейн? Не стошнило от прикосновения к профессиональной убийце?
   - Аэлла, ты... - он поморщился от громкости моего голоса, но тоже заорал: - Не распускал я руки, идиотка! Тебя что, следовало оставить в таком состоянии на голой земле замерзать?
   - Что? - выдохнула я.
   А он, похоже, прав. Ведь мы до сих пор на той поляне.
   - Ты побежал за мной? - удивленно спросила я.
   - Нет, мимо проходил, - рыкнул он. - Конечно, я побежал за тобой, безмозглая курица!
   - Я безмозглая? Это ты во всем виноват!
   - Нашла козла отпущения, значит? - прищурился мужчина.
   - Нет, просто козла нашла.
   Ольенне побелел и резко перекатился. Теперь на земле оказалась я.
   - Решила свести счеты с жизнью таким интересныным способом? Могла и ко мне обратиться. Я, так и быть, подсобил бы.
   Глядя на его серьезное и рассерженное лицо, я мерзко хихикнула:
   - О, Стейн, ты так эротично нависаешь. Засмущал, прям! Можешь чмокнуть меня в щечку, и точь-в-точь дешевый романчик получится! Признайся, ты это давно планировал, негодник!
   - Боги, дайте мне терпения, - простонал синай, отпуская мне руки и садясь на безопасном расстоянии.
   - Ты еще конфетку попроси, - посоветовала я. - Кажись, одарят вниманием.
   - Тебя, наверное, еще ни разу за острый язык не колотили, - поморщился он.
   - Ну почему же? - мерзко хмыкнула я. - Колотили.
   - Похоже, ты не смогла извлечь из этого урок.
   - Я научилась давать сдачи, Стейн. Так, подожди... Как долго я спала?
   - Несколько часов.
   - И мы еще не околели? Ты, конечно, курткой своей меня прикрыл, но все-таки, - растерялась я.
   - Аэлла, ты ничего не замечаешь? - Ольенне странно посмотрел.
   Я нахмурилась и растерянно огляделась. Ничего примечательного - круг высохших деревьев, сугробы в ближайшем обозрении. Допустим, сейчас достаточно тепло, да и легкое сияние от моей кожи...
   - Опять, что ли? - расстроено спросила я.
   - Такое уже было? - заинтересовался Стейн.
   - Единожды, - нехотя ответила я, понимая, что отрицать очевидное, по крайней мере глупо. - Но теплового эффекта еще не случалось.
   - Теплового эффекта? - приподнял бровь синай.
   Посмотрела на него тяжелым взглядом.
   - Не знаю, как у синай, но среди людей не типично сохранять тепло столько времени. Или это всего лишь природная аномалия?
   - Нет, тепло лишь тебе или тем, кто находится в непосредственном тактильном контакте с тобой, - покачал головой Стейн и, заметив мой ошарашенный взгляд, добавил: - Я выяснил опытным путем.
   - Опытным? - поперхнулась я. - Значит, все-таки извращенец.
   - Оказались мы здесь исключительно по твоей вине, - начиная злиться, сказал он. - И я не вижу ничего зазорного в элементарных мерах собственной безопасности.
   - Я тебе что, грелка? - возмутилась я такой наглости.
   - Да хотя бы, - хмыкнул синай.
   - Я не говорила, что...
   - Говорила. И очень подробно, - перебил меня Ольенне. - Знаешь, Аэлла, не будь ты женщиной и не возьми мы обязательства по твоей защите, тебе бы пришлось ответить за свои сегодняшние слова и прочее поведение.
   Наконец-то. И его прорвало. Хочет на чистоту? Ради Богов.
   - Знаешь, Стейн, не свяжи меня с вами обязательства, хотя и не без шантажа, то тебе бы пришлось отвечать за свои слова точно также. Относиться ко мне, как к чему-то среднему между мебелью и забавной говорящей зверушкой, очень опрометчиво с твоей стороны.
   - Научилась давать сдачи? - неожиданно ухмыльнулся он.
   - Более чем, - спокойно ответила я. - Что-то беспокоит тебя. Какая-то навязчивая... Такой притягательный аромат злобы и бессилия... Поистине волшебная смесь. Это разъедает тебя изнутри, кружит голову и едва ли дает думать о чем-либо другом. Ты хочешь выместить ее на окружающих, ведь так, Стейн? Как капризный ребенок, право слово. Я почуяла еще в Кастороле, но не поняла, точное значение. Мне известна твоя маленькая тайна, Сейтеннин. Забавно, что у настолько напыщенного существа, есть такие низменные чувства, не правда ли?
   Темные Боги, почему я не могу сначала думать и только потом говорить, а не наоборот?!
   - Нам пора, леди Грейсеру, - сухо ответил Стейн и поднялся на ноги. - Если не поторопимся, то наше отсутствие может подтолкнуть остальных к ненужным действиям.
   - Ненужным?
   - Поискам, к примеру. Вы ведь не хотите, леди, чтобы кто-нибудь пострадал из-за вашей выходки? Поторопитесь, прошу вас. Длительность теплового эффекта, как я понял, вам не известна, следовательно, двигаться нужно скорее.
   Чудо не свершилось, и Ольенне остался таким ядовитым гадом. Аминь. И хотя я, все-таки не оставляю надежду на ростки, которые смогут дать зерна моих слов, приятно осознавать, что в этой безумной ситуации остается хотя бы одна постоянная.
   Снявши голову, по волосам не плачут, но я попробую. Станет еще сложнее, но глупо было бы надеяться на теплый прием. Возможно, все это не даст мне расслабиться. Или добьет окончательно. Но окажусь ли я в глазах синай леди или нет, не исключает желания защитить брата и, тем более, мне саму.
  
   Что ж, спасибо за "подарочек". Я смогу им правильно воспользоваться.
   Обращайся, если что.
  
   К вечеру мы смогли вернуться в гостиницу. Моего "внутреннего обогрева" хватило ровно до городской черты, но не более. Так что я успела здорово промерзнуть. Дабы избавить Стейна, напоминающего вулкан перед извержением, от задорной зубной дроби, я посильнее стиснула челюсти.
   Во внутреннем зале никого, кроме синай не оказалось. Оливер, по всей видимости, почувствовавший мое приближение, шумно пробежался по коридору и выскочил прямо перед нами.
   - У-у-у, Аэлла, ну разве так можно? - уперев руки в бока, начал возмущаться братишка. - Ты у меня, конечно, безмерно крута, но хоть предупреждай! Чего ты кислая такая?
   Я собрала глазки в кучу, сосредоточившись на обеспокоенном лице Оливера, и, не удержавшись, хлюпнула носом.
   - Ага, - протянул мальчишка. - Ясненько. Простыла, значит.
   - Я не простыла.
   - Сказки кому-нибудь другому рассказывай, - скептически хмыкнул Оливер и потянул меня к общему столу, на котором сразу же появилась кружка с морсом.
   - А чего-нибудь горячего нет?
   Мальчишка провел рукой над емкостью. Вы когда-нибудь видели, как мгновенно вскипает вода в кружке? Странное зрелище. Но забавное.
   Потянула руки, стараясь разогнуть непослушные пальцы. От облагающего тепла, которое постепенно распространялось по телу, началась легкая дрожь. Я жадно отхлебнула из кружки.
   - Где вы были, Аэлла? - нейтрально поинтересовался Рилше.
   Поставив емкость на стол и с трудом отцепив от нее непослушные ладони, я полуобернулась к мужчине:
   - Гуляла по лесу.
   - И с какой целью, позвольте узнать.
   - Позволю, - хмыкнула я. - Дабы выпустить пар, Рилше.
   - Похоже, вы перестарались в этом деле, Аэлла. У вас дрожат руки.
   - Что поделать? - пожала плечами я, пряча ладони под столом и досадуя на одного чересчур прозорливого синай. - Я легко оделась для такой длительной прогулки.
   - И кое-кто, разумеется, не заметил этого? - насмешливо скривился братец.
   - Сохраняй пиетет, Оливер, - устало сказала я. - Тем более, я не маленький ребенок, чтобы вытирать мне сопли.
   - Ты моя сестра, - упрямо вздернул подбородок он.
   - А ты мой брат. И закончим на этом, - поднявшись, вежливо обронила: - Мы поднимемся в комнату. Всего доброго. Пошли, Оливер.
   Одарив собравшихся, в особенности Стейна, неприязненным взглядом, мальчишка последовал за мной. Причем с таким видом, словно сопровождал, как минимум королеву. Ну-ну, братец, ты еще слишком мал, чтобы выглядеть угрожающе.
  
   Прийти в себя окончательно мне помогла ванна. Горячая вода приятно обволакивала уставшее и измученное тело. Только после этого стала понятна степень собственной усталости. Не смотря на все, уснуть так и не удалось. Хотя сон в лесу стоит причислить все же к обмороку, чем полноценному отдыху, я чувствовала себя выжатой, как лимон.
   Дождавшись пока Оливер отправиться в беспокойную страну сновидений, тихонько выскользнула из комнаты. Помимо нижнего зала на первом этаже в трактире был еще один, на втором, рядом с номерами посетителей. Меньше размером, но, на мой взгляд, не в пример уютней. Пожалуй, главной его ценностью оказался старый изрядно закопченный камин.
   Лорд Рилше расположился на софе бледно-зеленого цвета и следил за причудливой пляской пламени. Не говоря ни слова, села в кресло напротив. Мне нравился мужчина, хотя я не испытывала к нему никакого влечения. Резкие, как и у всех синай черты лица, казались законченными и очень уместными. Аромат спокойствия, сладостная уверенность, едва заметная кислинка иронии и послевкусие опасности - после того, как я научилась ощущать поверхностные чувства окружающих, все это стало неожиданно важным. Как можно находиться рядом с человеком, когда это становится физически неприятно, чуть ли не до тошноты?
   С Рилше в этом плане оказалось хорошо. И, хотя я понимала, что он едва ли не самый опасный в нашей компании, чувствовала уверенность. И мне это нравилось.
   Мы не договаривались об этой встречи, но оба знали, что придем.
   - Нам нужно поговорить, - просто сказала я.
   - Нужно, - согласно кивнул он.
   - Вы потребовали моего сопровождения из-за силы, которая появилась?
   Рилше смотрел пристально и устало:
   - Да.
   Как, оказывается, все просто. Задать вопрос. Получить ответ. Почему такое странное чувство? Или я хотела услышать что-то другое?
   - Что даст вам эта сила? - если синай решил пооткровенничать, я постараюсь получить столько информации, сколько смогу.
   - Призывающие должны пройти обучение и быть представлены клану.
   - Призывающие? Какому клану? - переспросила я.
   - Призывающими ветер у нас называют синай, которые обладают особой силой, подобно вашей, - терпеливо ответил Рилше. - Если в семье появляется ребенок, наделенный такими способностями - это большая честь и ответственность. Ребенок сразу же зачисляется в правящий клан, где происходит его дальнейшее обучение.
   - А мнение самого ребенка никого не интересует? - невесело хмыкнула я.
   - Аэлла, вы не понимаете, - вздохнул Рилше. - Наше общество имеет четкую структуру и распределение обязанностей. Призывающие оберегаются пуще всяких сокровищ и, несмотря на то, что не обладают фактической властью, их политический вес значителен. Это традиция, это история, это непреложный закон, который существует, сколько я себя помню.
   - Почему призывающие настолько ценны? - упрямо продолжала я.
   - Почему? - синай вздохну. - Почему среди людей настолько ценны маги? Почему стать волшебником среди них считается большим счастьем, подарком судьбы?
   - Магам доступно недосягаемое. Это престижная уважаемая профессия, которая требует постоянного самосовершенствования. Призвание, если хотите.
   - Профессия, пожалуй, будет не совсем точно. Возможно, призвание, возможно наказание, - мужчине призадумался. - Вы все поймете, когда увидите, Аэлла. Я не считаю себя вправе разглагольствовать о подобных вещах. Когда мы прибудем на место, думаю, вы сможете найти более компетентного в этом плане собеседника.
   - Вы лукавите, Рилше.
   - Отчасти, но кто нынче без этого?
   - Действительно, - вздохнула я, покорно проглатывая шпильку.
   - Прежде чем мы доберемся до Зачарованных гор, вам, Аэлла, следует хорошенько кое-что усвоить, но для начала я бы хотел услышать кое-какие ответы.
   - Ответы? - я напрягалась. - Они будет зависеть от вопросов, разумеется. Надеюсь, вы не ждете от меня абсолютной откровенности?
   - Вы производите впечатление слишком рассудительной девушки для этого, - усмехнулся мужчина.
   - Обстоятельства обязывают, - съязвила я.
   - Обстоятельства всегда можно рассмотреть с нескольких точек зрения. И, вполне вероятно, ваша окажется не совсем верной.
   - Рилше, прекратите играть словами! - разозлилась я. - Лучше потешьте меня занимательным рассказом о Зачарованных горах.
   - Как пожелаете, - спокойно ответил он, и я сразу же пожалела о своих словах. Со стороны Рилше не было злости, скорее... разочарование? - Прежде всего, я бы хотел услышать, что вам известно о синай. Нужно восполнить пробелы в ваших знаниях.
   - Ничего.
   - Простите, что?
   - Ничего, - по слогам ответила я, отчего-то краснея. - Мне не известно о синай ровным счетом ни-че-го.
   - Аэлла, - растеряно, с жалостью, проговорил Рилше, - даже, несмотря на то, что вы не принимаете своей нечеловеческой половины и предвзято относитесь к моему народу, это неотъемлемая часть вас. Почему ваши родители не позаботились об этом?
   - Да, я отношусь ко всему предвзято! - воскликнула я. - Но как прикажите поступать, если единственный известный мне факт о синай - это убийство несовершеннолетних полукровок?! Как я могу относиться к вам непредвзято, если последние восемь лет жизни я только и думаю, что о том, как бы избавить нас с братом от подобной участи? Как знать, моя мать хотела бы просветить меня по этому интереснейшему поводу, но, увы, не успела по техническим причинам, так сказать.
   - Вы слишком требовательны к себе и окружающим.
   - Не привыкла поступать по-другому.
   - Хм, даже так? - изобразил заинтересованность он. - Что ж, начнем, пожалуй. Итак, у синай существует разделение на кланы, в основном это происходит, учитывая родовые линии. То есть женщина может перейти в другой клан, выйдя замуж, но не наоборот. Так же смена клана возможна при усыновлении, но такие случаи довольно редкое явление.
   - Почему?
   - Родители у нас никогда не отказываются от своих детей. В случае их смерти воспитание берут на себя другие родственники, неважно насколько дальние. Да и не так уж часто у синай случается потомство. Живем мы долго, но в большинстве случаев дело ограничивается двумя детьми, да и то, редко. Семья имеет для нас большое значение, - Рилше сделал паузу, видимо раздумывая какую порцию информации стоит обрушить на мою бедную голову в следующий момент. - Исключение составляет лишь правящий клан. Постоянна там всего лишь линия Князя. В правящий клан можно попасть по каким-либо личным заслугам, но не думайте, что это легко. Все в этом клане - элита, если вам будет так понятней. Неординарные и талантливые в своей области личности. Переход в правящий клан призывающих - обязателен. Несмотря на неоднородный состав, клан очень сплочен.
   - Какова его численность?
   - Не велика по сравнению с другими, но это не мешает ему координировать деятельность остальных. Будьте готовы, что к вам с Оливером проявят интерес. Мы можем гарантировать вам физическую безопасность, но прогнозировать взаимоотношения с остальными я не берусь. Мы не люди. Многое может показаться новым. Аэлла стоит внимательней следить за своей речью и поведением, иначе могут выйти казусы. К чему приемлемо относились между нами, то может быть воспринято в штыки в клане.
   - Это все понятно, - хмыкнула я. - В каком клане?
   - В правящем. Вы должны встретиться с Князем. Он решит, что делать дальше.
   - Он знает о моем приезде?
   - Да, я сообщил.
   - Ясно, - задумчиво протянула я. - Рилше, скажите, почему вы убиваете полукровок?
   - Мы не убиваем, мы...
   - Нет, я точно знаю! Именно поэтому Гелиан не признает нас своими гражданами до совершеннолетия...
   - Аэлла, вы опять все неправильно поняли, - с раздражением перебил синай. - Что за дурная манера перебивать!
   - Простите, - покаянно произнесла я.
   Рилше хмыкнул, не купившись на это маленькое представление.
   - Вы не задумывались, почему такой порядок считается приемлемым?
   - Нет, знаете ли, меня больше волновало, как бы избежать нежелательных последствий такого "поведения", - ядовито проинформировала я.
   - Отношения с людьми у нас неприняты. И расовая неприязнь отнюдь не главная причина, - он надолго замолчал, и я так и не осмелилась прервать эту тяжелую тишину. - Это могло бы стать выходом в плане повышения рождаемости, но только в одном случае из десяти ребенок оказывается жизнеспособным.
   - Жизнеспособным? - ахнула я. - Неужели выкидыши?
   - К сожалению, нет. Синай и люди слишком разные. Наши гены дают странное сочетание и, хотя следующему поколению не передается ничего, кроме внешности да еще полная неспособность к человеческой магии... Это проявляется не сразу, но полукровки представляют опасность, как для людей, так и для синай. Они - психически неуравновешенны, агрессивны, понимаете? Жажда убийства, страсть к самоуничтожению и разрушению. Это не только эволюционный тупик для народа, но и реальная угроза.
   - Стейн поэтому так отреагировал на мою профессию?
   - Возможно, - согласно кивнул Рилше.
   - Рилше, вы предполагали, что я могу броситься, покалечить или перерезать вам глотки среди ночи? - поразилась я.
   - Не поймите меня превратно, Аэлла, но прецеденты уже были, - поморщился мужчина. - Будьте готовы к такому отношению. Смешанных союзов не было достаточно давно. Полукровок, которые полностью были бы дееспособны - еще дольше.
   - А мы с Оливером и на магической ниве отличились, - поморщилась я.
   - Тем более, - кивнул мужчина. - Теперь вам понятна в общих чертах ситуация?
   - Слишком "в общих", - недовольно ответила я.
   - Разберетесь на месте.
   - Рилше, почему вы мне обо всем этом рассказываете? Помогаете? - не выдержала я.
   - Аэлла, - поморщился он. - Лично к вам я не имею каких-либо претензий и кое-где вы мне даже симпатичны, но прежде всего я должен учитывать интересы собственного народа. И появление нового призывающего для синай имеет немаловажное значение, поэтому нужно, чтобы вы прибыли в Зачарованные горы невредимой, как физически, так и психически, и по-возможности довольной жизнью. Так что постарайтесь не повторять сегодняшних прецедентов.
   - Вы про лес? - прищурилась я. - Стейн рассказал?
   - Не только. Мы чувствуем эту силу, так как изначально предрасположены к ней. По крайней мере, сильные всплески.
   - Интересно, - протянула я. - Вы устали, Рилше, я это чувствую. Отдохните.
   - Возвращаю вопрос: с чего подобная забота? - впервые на моей памяти улыбнулся он.
   - Не хочу, чтобы вы вымещали свое плохое настроение на окружающих, - вернула улыбку я.
   - У меня нет такой привычки.
   - Зато у нашего общего знакомого есть, - поморщилась я. - Он скоро кидаться на всех начнет! Рилше, может, прекратите доставать Стейна?
   - Я? - картинно удивился синай. - И в мыслях не было!
   Рилше поднялся и повернулся в сторону комнат:
   - Пожалуй, пора и мне отойти ко сну, леди Аэлла. Почему бы не последовать разумному совету? Не люблю заносчивость и спесивость, знаете ли. К тому же неоправданную... Доброй ночи.
   Несколько секунд я ошарашено смотрела на него, а потом довольно заулыбалась. Рилше, ты действительно великолепен в своей утонченной насмешливости, хотелось крикнуть мне.
   - Аэлла, скажите, как звали вашу мать? - неожиданно спросил он.
   - Мать? - я растерялась, но все-таки решила рискнуть: - Асо Тайхе.
   Рилше как-то странно посмотрел на меня и, покачав головой, ушел. Что ж, у меня осталось еще одно дело. Очень важное. Теперь я знаю, где искать нужные ответы. Спасибо, отец, спасибо за это. Я все сделаю.
   Из внутреннего кармана куртки я достала старую потрепанную тетрадь в кожаной обложке. Вещь, о которой почти успела забыть... Не только Оливер постоянно тренировался и, даже на мой не слишком сведущий взгляд кое-чему в чем преуспел - все-таки стимул он получил самый впечатляющий. Я тоже не теряла времени даром.
   Сила магическая или же призыв, как это окрестили синай, - останется, прежде всего, силой, физической и ментальной способностью. Следовательно, и способы ее использования не должны слишком уж кардинально отличаться. Я понимаю, что это может казаться утешением, но попробовать стоит. Нужно научиться хоть чему-то, любым способом.
   Теория кончилась, пора приступить к практике.
   Совсем немного магии, говоришь?
   Я рассеяно улыбнулась и дотронулась до обложки. На кончиках пальцев разлилось приятное, покалывающие тепло. Представив, как оно переходит в тетрадь, закрыла глаза. Для верности подождала несколько минут.
   Было любопытно и в какой-то степени страшно. Открыв, на этот раз без затруднений, дневник отца (в изначально предназначении тетради теперь не оставалось сомнений), я углубилась в чтение.
   Страница шла за страницей, руки дрожали каждый раз, когда переворачивали исписанные бисерным почерком листки. Я шумно дышала, не веря собственным глазам.
   Что же ты наделал. Что ты наделал... Темные боги, дайте мне сил все это вынести, помогите не сойти с намеченной цели... Как вы могли... Как вы могли решать за нас такое?
   Дневник обрывался примерно посредине. Дочитав последние строчки, невидящим взглядом уставилась перед собой. Я ожидала чего-то подобного, не знаю почему... Может быть, интуиция?
   Темные боги, как тошно. Как тошно...
   Ярость злость, почти безумие, неконтролируемая жажда отмщения. Это была уже не я, а что-то более страшное и древнее.
  
   Оливер проснулся резко, от тишины. Не от тишины в общедоступном понимании, а от другой, более страшной и неожиданной. Мальчик не чувствовал ничего. Словно кто-то разом обрубил все чувства на ментальном уровне.
   - Полог! - воскликнул Оливер от неожиданной идеи.
   Но кто? Кто мог его сделать? Неловко, грубо, но настолько мощно. Это удивительно, просто невероятно, думал мальчишка. В гостинице не было ни одного мага - это он определил сразу же по прибытии, но чтобы почувствовать эту разновидность чар нужно находиться не просто поблизости, а в удалении не больше десяти-пятнадцати метров. Ну двадцати.
   Кто, кто, кто... А главное, зачем? Полог не был универсальным заклинанием - он не мог скрыть магию полностью, но не позволял определить какие чары и какого уровня совершались кем-то.
   Оливер вздрогнул от догадки. Единственным существом, которое могло сделать это, была Аэлла.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"