Skylin: другие произведения.

Северные ветры. Часть 3. Глава 5

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:


Часть 3. Глава 5.

-- Откусишь с одной стороны - подрастешь, с другой - уменьшишься...
-- С одной стороны чего? И с другой стороны чего?!
-- ГРИБА!!!

   - О... - ничего более вразумительного произнести я не смогла, приоткрытый от удивления рот изящно завершил картину.
   - Вам плохо? - без особого интереса спросил синай.
   Поздравь себя, Аэлла, мнение о твоих умственных способностях сложилось окончательно и бесповоротно.
   - Нет, мне очень хорошо, - мрачно сказала я, глядя исподлобья.
   - Отлично, тогда поднимайтесь.
   - Не настолько хорошо, - нехотя созналась я.
   Парень не изменился в лице. Аккуратно взяв мою слабо сопротивляющуюся тушку под локоть, синай резко поднялся и я, следовательно, тоже. Весело завертевшись, мир расцвел тысячью красок. Шли секунды, грозя перетечь в минуты, но круговерть не прекращалась.
   - Аэлла, - Оливеров голос заставил меня отвлечься от экстремальных ощущений и сосредоточиться на происходящем.
   Мальчишка, мерно раскачиваясь из стороны в сторону, стоял в полутора метрах и злобно щурился. Проследив за его взглядом, я нашла причину агрессии. Причина с каменным лицом поддерживала вашу покорную слугу под локоток. Мимолетно покраснев, я выдернула руку.
   Синай насмешливо приподнял брови, отчего злость вспыхнула с новой силой. Теперь количество враждебных взглядов, планомерно сверливших призывающего, увеличилось ровно вдвое.
   - Венса-Венса, у тебя просто талант заводить друзей! - насмешливо пропел незнакомый голос.
   - Думаю, об этом лучше судить нашим гостям, - бесцветно ответил синай.
   - Даже так?
   - Полагаю, милорд Сага.
   - А ты как всегда вежлив и предупредителен, Венса, - пропел все тот же голос.
   Чем-то Венса Сагу раздражал. Причем, достаточно сильно, чтобы я почувствовала.
   Острый, ломкий запах, мимолетен, на грани ощутимого. Пожалуй, мне это нравится.
   Ох, еще бы голова так не кружилась.
   В обозримом пространстве появилось новое действующее лицо. Видимо, синай просто надоело играть в молчанку с моей спиной. Росту неплохого, хотя и не слишком высокого, он производил странное отталкивающее впечатление. Не внешне - тут все было в высшей степени безупречно. Пожалуй, этот экземпляр посоревнуется со Стейном за титул "самой спесивой рожи". Причем в чертах этого, пока еще незнакомого мне синай, проскальзывает что-то отдаленно знакомое.
   - Вот мы и увиделись, дорогая моя, - хмыкнул он.
   - Во-первых, милорд Сага, сначала вам следовало поприветствовать меня и хотя бы выразить радость от встречи, - сощурила глаза я. - Потом, не помешало бы представиться самому и поинтересоваться моим именем. Иначе я подумаю, что вы намеренно оскорбляете меня своим панибратским поведением.
   Улыбка второго синай не пропала, но сменила подтекст. Оливера происходящее явно забавляло.
   - Ах, простите меня, новая призывающая! - сокрушенно покачал головой Сага. - Давайте попробуем заново. Приятно познакомиться, Сага Ольенне. Как я могу обращаться к вам?
   - Аэлла Грейсеру, - машинально ответила я и положила мальчишке руку на плечо: - Это Оливер. Ольенне? Хм...
   - Вас что-то смутило, леди Аэлла? Надеюсь, впечатление от общения моего брата не омрачит нашего знакомства?
   - Ну что ты, Сага, конечно, не омрачит, - ядовито сказал незаметно подошедший Стейн. - Тебе все карты в руки. Точнее, вам, леди Грейсеру. Я прав, призывающая?
   - Разумеется, - холодно ответила я.
   - Рад тебя видеть, Стейн.
   - Не сомневался в этом.
   М-да, два одиночества нашли друг друга. И как я сразу не догадалась? Что ж, они похожи... Только Сага, кажется, более раскован.
   Сейтеннин с новоявленным братом обменивались ядовитыми колкостями, так что оглядеться по сторонам показалось мне довольно разумным и своевременным.
   Большой зал, высеченный прямо в камне, а может, просто очередная шутка природы. Несколько факелов на стенах отбрасывают кривые тени, придавая помещению гротескный вид. Так-с, если присмотреться, то в стене напротив можно увидеть несколько ходов.
   Подождите, а где все остальные? Где близняшки, Найру, где Рилше, в конце концов? Не то, чтобы я беспокоилась о них, но согласитесь, это странно!
   - Они ушли, пока ты приходила в себя и щебетала с этим... мужчиной. Я отказался, - тихо ответил Оливер на мой немой вопрос.
   - Похоже, эта парочка не обращает на нас никакого внимания.
   - А ты хотела, чтобы тут все вокруг на цыпочках прыгали? - ухмыльнулся братишка. - Ну-ну, мечтай дальше. Знаешь... Они настолько привыкли, что все вертится вокруг исключительно по их воле, что даже не допускают мысли о том, как кому-то может быть неприятно все это выслушивать!
   - Угу, - только и смогла буркнуть я, отступая назад и затравленно оглядываясь по сторонам.
   Что сейчас будет... Ой-ей!
   - Ой, извините, - выдавила из себя я, натолкнувшись на все того же Венсу, который продолжал стоять рядом и буравить меня изучающим, но вместе с тем пустым взглядом.
   Странное знакомое чувство. Словно когда-то я уже видела кого-то или что-то похожее.
   - Аэлла, в чем дело? - спросил Оливер. - Ты какая-то... зеленая стала.
   - Ммм, - я быстро закрыла рот рукой, с мольбой и вопросом глядя на мужчину. - Х.. где...
   - Туда, - он указал рукой в один из проходов-коридоров у себя за спиной.
   Не особо разбирая дороги, я побежала вперед. Проход, на который любезно указал Венса, быстро вывел меня наружу. С непривычки свет больно резанул по глазам. Согнувшись пополам, новоявленная призывающая позорно рассталась с завтраком.
   Когда тошнота спазмами сжимает желудок и судорогой идет дальше по телу, становится уже не до хорошего впечатления. Что ж, теперь можно с гордостью заявлять, что я стала первым человеком, которого стошнило от синай.
   Постояв с пару минут в скрюченном состоянии, я с трудом приняла более достойное положение. Припрятанный в одном из карманов дубленки платок помог избавиться исключительно от визуального конфуза, но гадкий привкус во рту никуда не делся. Создавалось ощущение, что там кто-то умер. Причем давно и явно не в одиночестве.
   - Держи, - около меня стоял Оливер и протягивал маленькую фляжку с водой.
   Прополоскав рот, я благодарно улыбнулась братцу, думая о том, какой же он у меня запасливый.
   - Сестренка, тебя ничего не смущает? - несколько нервно спросил он.
   - А должно?
   - Вообще-то, да. Например, то, где мы сейчас находимся.
   Замечание определенно заслуживало самого пристального внимания. То, что находились мы снаружи, сознание зафиксировало сразу, но вот где конкретно?..
   Мать честная!
   Либо я думала вслух, либо мое лицо слишком отражало нехитрую логическую цепочку, потому как Оливер ехидно и немного сконфуженно хмыкнул:
   - Во-во, я про то же! Ты только посмотри, куда они нас притащили!
   - Какая красота, - совершенно искренне улыбнулась я.
   - Чего? - поперхнулся свежим и прохладным воздухом братец. - Мало того, что холодно, так еще пейзаж оригинальностью не блещет! Справа скалы, слева скалы, снизу и сверху - тоже. Только не говори, что ты в восторге от всего этого!
   - Оливер, не суетись.
   - Ну я тогда не знаю, как до тебя достучаться, - развел руками он. - Мы не на прогулке, в конце концов!
   - Может, оставишь эти пустые попытки? - прищурилась я, чувствуя себя немного лучше, но все-таки не так хорошо, как бы могло быть в идеале.
   - Присмотрись повнимательней, братик, посмотри как следует.
   Коротко сверкнув глазами, мальчишка повиновался. Он все поймет правильно, по-другому и быть не может. Не должно.
   Картинка и вправду открывалась замечательная. Проход вывел нас на небольшую - метров в десять - площадку, с которой открывался шикарный вид. Мы находились высоко, очень высоко. Я бы не рискнула предполагать насколько - для собственного же спокойствия. По крайней мере, осторожно подобравшись к краю площадки, ничего, кроме бездонного черного провала видно не было.
   За что можно полюбить горы? За острые изломанные вершины с белыми шапками? За редкую и неприхотливую растительность, когда даже самая маленькая травинка кажется великим чудом? Может быть, за сине-серое небо и холодное, слепящее солнце? За непримиримость, за честность, за отсутствие компромиссов? За безумный холодный ветер, тихо постанывающий где-то вдалеке и в то же время совсем рядом?
   Свобода. Холод. Ветер. Что-то спрятанное очень глубоко и надежно.
   Непередаваемое ощущение, словно лишь мгновение отделяет меня от безудержного полета.
   - Леди Аэлла, если вы чувствуете себя лучше, то пройдемте. Или вы желаете и дальше любоваться пейзажем? - негромкий голос выдернул меня из лирического настроения.
   Обернувшись и встретившись со взглядом синай, таким же острым, как пики Зачарованных гор, я испытала смешанные и неоднозначные чувства. Но дольше оставаться на месте не стоило. Взяв мальчишку под локоток, я направилась за Венсой.
   Призывающий шел чуть впереди, держа между нами приличную дистанцию. Он не сомневался, что мы не станем сопротивляться. Не сомневался, что повинуемся. И даже не предполагал, что ударим в спину. Настолько уверен в своих силах? Или наоборот, чересчур хорошо понял меня?
   Странно-странно-странно-странно-странно...
   Рилше говорил, что призывающие высоко ценятся среди синай. Тогда какова причина столь высокого сопровождения для нас с Оливером? Почему его не охраняют? Да и должны ли вообще охранять...
   Что все это значит?
   - Там что-то есть, - одними губами прошептал брат. - Я чувствую, и мне это совершенно не нравится.
   - Мне тоже, Оливер, - так же тихо ответила я. - Но, надо полагать, неспроста горы названы Зачарованными.
  
   Мы долго петляли по извилистым коридорам, ясно было только, что дорога идёт вверх" либо "явно поднимаясь на верхние уровни. По возвращению в зал телепортации, Венсу ненавязчиво оттеснил Сага. Стейн с лицом, мрачнеющим секунда от секунды, двигался следом за своим братом. Как я поняла, призывающего этот факт нисколечко не огорчил.
   Не то, чтобы я ожидала к себе повышенного внимания со стороны предполагаемых коллег, но от такого просто растерялась. На неприязнь или агрессию всегда намного легче и понятней реагировать, чем на равнодушие. Потому что никогда не можешь знать наверняка, что за ним скрывается.
   Мне сложно верить в так называемые порывы души. Я, конечно, не учитываю мимолетные и довольно слабые желания. Но любое достаточно сильное чувство обязательно должно основываться на чем-то. Иногда причина диаметрально противоположна. Но она есть. Только в этом случае я готова принять чужую ненависть или что-нибудь другое. Так проще и честнее жить.
   В чем же дело, Венса? Мне становится интересно...
  
   Сага остановился возле неприметной дверки и повернулся к нам с Оливером:
   - Эта одни из гостевых комнат. Оставьте здесь верхнюю одежду и приведите себя в порядок. Минут пятнадцать-двадцать у вас есть.
   - Мы будем здесь жить? - спросила я.
   - Что вы, - ухмыльнулся Сага. - Вам с братом будут приготовлены другие, более достойные, покои. Но разве я могу позволить такой прекрасной девушке прийти неподготовленной на аудиенцию к Князю.
   - Ясно, - нахмурилась я.
   - Идите, дорогая, мы со Стейном подождем вас, - улыбнулся синай.
   - А своему брату вы не позволите подготовится? - съязвила я, пропуская мимо ушей "дорогую".
   - Это лишнее, призывающая, - ухмыльнулся мужчина и хитро подмигнул: - Тем более, Стейна сложно назвать прекрасной девушкой.
   - Хм, действительно, сложновато, - я покосилась начавшего злиться Сейтеннина.
   - Не тратьте наше время, Аэлла, - сказал он.
   - Так, постойте... А Венса нас ждать не будет, так что ли?
   - Не имею привычки участвовать в представлениях. Все, что требовалось, я уже сделал. Всего доброго, - с этими словами синай развернулся и пошел дальше по коридору.
   Проводив его задумчивым взглядом, я подцепила братца под локоток и утянула внутрь комнаты, дверь которой оказалась незаперта.
  
   Хорошо, что Сага сразу предупредил - комната у нас будет другая, а то я, пожалуй, оскорбилась бы. Назвать этот средних размеров чуланчик гостевыми покоями, означает сделать ему самый большой комплимент с момента постройки.
   Чисто, минимум мебели, в меру уютно, но уж слишком тесно для двоих. Да и окон нет. Что так же не говорит в пользу помещения.
   - Оливер, раздевайся, - скомандовала я.
   - Чего? - вытаращился от удивления мальчишка.
   - Ничего-о, - передразнила я. - Раздевайся, говорю. А потом снова одевайся. Будем создавать себе образ.
   - Зачем это? - насупился он, но, тем не менее, подчинился. На софу полетела куртка.
   - Ты, как маленький, право слово, - хмыкнула я, активно копаясь в сумке с вещами. - Вот подумай хорошенько, что мы можем противопоставить синай сейчас? Ничего, верно? Слишком все непонятно. Следовательно, будем стараться извлечь максимум возможного из минимума имеющегося.
   - Жуткая концепция.
   - И ничего не жуткая, - покровительственно ответила я. - Первое впечатление очень повлияет на то, что о нас будут думать на начальных парах. Поэтому, если ты хочешь, чтобы перед Князем предстали леди Аэлла и лорд Оливер, а не парочка оборванцев, то делай, как я говорю.
   - Лорд Оливер... можно подумать, - недовольно пробурчал братишка.
   - Не можно, а нужно. Одевайся, давай.
   - Я это не надену! - воскликнул он, с суеверным ужасом глядя на вытащенные мной из сумки вещи. Да уж, визит портного в поместье Грейсеру, добавил тому несколько седых волосков и значительную сумму. Для Оливера все вылилось в смену гардероба, чем братик остался крайне недоволен. - Да в этих тряпках я похож на папочкиного сыночка! Хлыща какого-нибудь.
   - Ну и славно. Одевай-одевай, хлыщ ты мой ненаглядный...
   - Знаешь, что я обо всем этом думаю? - хмуро спросил он.
   - Догадываюсь.
  
   Для себя я выбрала узкие штаны из темно-серой серебристого отлива ткани, свободную тунику с пышными рукавами теплого кремового оттенка, узкий плетеный пояс и кожаные полусапожки без каблука. Волосы собрала в высокий хвост, оставив несколько коротких поредей "на воле". Оливеру достались черные штаны, шелковая белоснежная рубашка и тонкая черная же куртка с золотистой вышивкой.
   Критически осмотрев друг друга, и сойдясь на мысли, что если синай не понравится, то пусть идут темным непролазным лесом, мы вышли из комнаты.
   Как и было обещано, Стейн и Сага, поджидали нас в коридоре. Последний довольно кивнул. Подавись ты своим одобрением, хотелось сказать мне. Очень хотелось. Но что-то подсказывало, что с Сагой, каким бы беззаботным он не казался, связываться не стоит. Оставим оскорбления до лучших времен или, по крайней мере, до тех пор, пока я не буду полностью уверена в собственной безопасности.
  
   Помещение оказалось чересчур большим, чтобы зваться кабинетом, но и до приемной залы, даже малой, не дотягивало. Украшенное светло-серым с прожилками камнем, без ковров и гобеленов, оно, тем не менее, производило приятное впечатление. Тонкие даже хрупкие колонны, минимум мебели - это оказалось не совсем тем, что я ожидала увидеть. Одну из стен фактически заменили стрельчатые окна - длинный ряд от пола до потолка. Удивительный вид на Зачарованные горы заставил меня замереть в восхищении.
   Казалось, кроме нас, здесь никого не было. Отчего-то я не решилась нарушить умиротворенную тишину этой странной комнаты и позволила событиям плыть по своему собственному усмотрению.
   Помещение было спланировано очень хитро. С определенных точек можно увидеть лишь часть, проходишь дальше - видишь больше. Все просто.
   Стейн с Сагой провели нас вдоль ряда колонн, пару раз свернув, и я не успела заметить, как оказалась в относительно небольшом закутке, ловко отгороженном аркой. На шикарном, украшенном резьбой и оббитым бледно-серебристым шелком кресле сидел неопределенного возраста мужчина. Синай, разумеется.
   Можно было бы, конечно отпустить парочку пафосных фраз вроде "его глаза отражали вековую мудрость, а знания сотен лет отразились на красивом благородном лице". Я чувствовала чужую усталость. Глухую, остервенелую, непрекращающуюся. Такую, к которой привыкают и перестают обращать внимание, но от этого она никуда не пропадает. Ее просто принимают как данность.
   Глаза вековую мудрость не выражали. Резкое, почти некрасивое лицо. Короткие, словно выбеленные волосы. Спокойная уверенная поза. Да, он намного меня старше - в этом не стоит допускать и тени сомнения. Да, он Князь. Но это никак не влияет на то, кто я и что мне пришлось пережить, прежде чем добраться сюда.
   Правильно, Аэлла, из вас двоих только ты должна нервничать. Что-то не получается.
   Сага сделал шаг вперед:
   - Отец, позвольте представить вам Аэллу и Оливера Грейсеру, - почтительно склонил голову Сага. Стейн последовал его примеру.
   - Рад встрече, - коротко ответил синай и повернулся к братьям: - Оставьте нас. Стейн, жду тебя через полтора часа с докладом.
   - Слушаюсь.
   "Отец, - пораженно подумала я. - Ну ничего себе! Как все выходит, однако..."
   - Присаживайтесь.
   Мы с Оливером опустились в кресла напротив Князя. Мужчина некоторое время с любопытством рассматривал нас. Нет, это, конечно, понятно... Но мне совершенно не хочется выполнять роль зверушки в клетке!
   - Что ж, позвольте представиться и мне, - сказал, наконец, синай: - Истелл Ольенне.
   - Простите, а "Ольенне" - это имя клана или вашего рода? - не удержалась я.
   - И то и другое, - слегка улыбнулся мужчина. Я нахмурилась. - В клан могу входить несколько линий, не связанных друг с другом кровным родством. Но имя клан получает от правящей. Так как моя линия - ведущая, то клан имеет соответствующее название.
   - Допустим, если правящая семья сменилась, то, что станет с кланом?
   - Будет избранна новая линия и клан переименуют, - довольно холодно ответил мужчина. - Не стоит думать, что это может произойти настолько просто. Правящий род избирают отнюдь не за красивые глазки.
   - Прошу прощения, Князь, - в том же тоне ответила я. - Мое любопытство оказалось неуместным.
   - Рад, что вы поняли это, - кивнул синай. - Думаю, нам стоит уточнить некоторые моменты вашего пребывания у нас. Я уже ознакомлен с условиями, на которых вы согласились приехать. Здесь проблем возникнуть не должно.
   - Очень надеюсь на это. Насколько я поняла, мои... хм, способности, даруют мне определенную неприкосновенность. Но касательно Оливера я бы хотела получить гарантии. Мой брат еще не достиг совершеннолетия, поэтому, исходя из ваших же законов, вопрос его безопасности приобретает довольно двусмысленную окраску.
   - Единственный способ обеспечить вам обоим полную безопасность - это принять в клан. Если по отношению вас, Аэлла, это не вызовет никакого ропота, то касательно юноши - потребует дополнительных мер. Я вошел в положения, поэтому готов принять в клан обоих, проявив протекцию.
   - Это наложит на меня какие-то обязательства?
   - Не более чем раньше, - ответил Князь и обратился к мальчишке: - Оливер, по какой причине вы последовали за сестрой?
   - Этот вопрос даже не обсуждался, Князь, - сказал братишка, пристально глядя на синай. - Заботится об Аэлле - моя обязанность.
   - Похвально слышать в столь юном возрасте такие зрелые речи, - хмыкнул Истелл. - Растете настоящим защитником. С таким рвением всех женихов сестре распугаете, Оливер.
   - С этой задачей Аэлла справится самостоятельно, - вежливо улыбнулся он. - Правда, сестренка?
   - Истинная, братишка, - ухмыльнулась я.
   Князь выглядел несколько озадаченным нашим ответом.
   - Неужели молодая привлекательная девушка не мечтает о семье?
   - У молодой привлекательной девушке уже есть семья, - я посмотрела на Оливера. - И в ближайшее время расширять она ее не планирует.
   - Как вы строги к себе, Аэлла, - прищурился синай. - В таком возрасте любить кого-то вполне естественно. Неужели, вам никто не симпатичен?
   - Период юношеской влюбленности - для меня пройденный этап, - резко ответила я. - А моя первая и последняя любовь отбыла в Вечные Земли. И я совершенно не понимаю, причину столь пристального внимания к моей личной жизни!
   - Успокойтесь, призывающая, - ровным голосом произнес Истелл.
   - Простите мою несдержанность, - склонила голову я. - И прошу вас, называете меня по имени.
   - Человеческие обращения для нас мало что значат, поэтому привыкайте, Аэлла. Через три дня мы состоится официальное принятие в клан, а пока отдыхайте.
  
  
   - Что ты думаешь, Рилше?
   - Этот разговор мало что изменил, - почтительно склонился Рилше.
   Истелл Ольенне молчал некоторое время, разглядывая горы. Даже его, прожившего всю жизнь в их окружении, не переставала поражать их дикая и самобытная красота.
   - В этом есть ирония, не правда ли? - протянул мужчина после паузы. - В появлении этих детей, если ты понимаешь, о чем я.
   - Возможно, - не стал отрицать Рилше. - Судьба?
   - Тебе ли говорить о судьбе? - хмыкнул глава клана Ольенне. - Кому, как ни нам знать, что ее не существует.
   - Я бы не был столь категоричным.
   - Судьбу творим лишь мы сами и любое событие - последствие наших действий.
   - Вы не оставляете места надежде, - после паузы ответил синай.
   - Может быть, - согласился Князь, и устало спросил: - Как мой младшенький вел себя?
   - Все еще импульсивен, - ответил Рилше. - Не совсем контролирует эмоции. Но это можно списать на молодость.
   - Что ж... Иного я не ожидал.
   - Вы излишне строги, Князь. Сейтеннин еще слишком молод, - подумав, проговорил синай.
   - Я передам ему твои слова, Рилше. Думаю, Стейн удивиться, узнав, что ты за него заступаешься, - хмыкнул Истелл.
   - Как вам будет угодно, - склонился мужчина. - Я всего лишь высказал собственные размышления.
   - А ведь Аэлла совсем непохожа на нее, - вздохнул Истелл Ольенне.
   Рилше показалось, что эти слова предназначались совсем не для его ушей, но промолчать, означало нанести оскорбление.
   - Мне сложно судить, Князь. Я знаком только с дочерью.
   - Не удивительно, - мужчина вновь сосредоточился на разглядывание белоснежных горных верхушек: - Ступай, Рилше, и передай, чтобы через полчаса позвали ко мне Стейна.
   - Слушаюсь, Князь.
  
   Кирилл поднял взгляд от бумаг и повернул голову в сторону двери. На пороге комнаты стоял запыхавшийся и чем-то взволнованный Райнольт. Щеки мужчины алели с мороза. Кирилл вспомнил, что его друг должен был вот-вот вернуться с одного из салонов у очередной расфуфыренной дамочки.
   Кирилл наследником рода не был, поэтому такие мероприятия пропустить мог легко и безболезненно. Райнольту в этом плане повезло несколько меньше.
   - Что-то случилось? - спросил он.
   Согласно кивнув головой, приятель уселся в кресле напротив.
   - Не и за что не угадаешь, - сказал Райнольт.
   - Леди Элизабет ушла в монастырь?
   - Все бы тебе хохмить, Кирилл! - вспыхнул будущий граф.
   - Я очень внимательно слушаю.
   - Все в растерянности. Причем в такой, что лично от себя добавить почти ничего не могут! - Райнольт криво улыбнулся.
   - Так уж и не могут? - усомнился мужчина. - Тогда случиться должно было что-то уж совсем из ряда вон выходящее!
   - Епископ Аронаир повредился разумом.
   - Что?
   - Ты не ослышался. Информация достоверна, насколько это возможно. Скоро это будет объявлено официально, а епископа сместят с должности.
   - Надо же, - протянул Кирилл. - Этого я ожидал в последнюю очередь.
   - Ожидал - не ожидал... Какая теперь разница? - пожал плечами Райнольт. - Говорят, епископ тронулся на почве нечистой совести. То ли кричал, что не убивал, то ли просил его не убивать... Что-то около того.
   - И что теперь будет? - поинтересовался Кирилл.
   - Думаю, ничего страшнее нового епископа, - пожал плечами приятель. - Историю, скорее всего, замнут. А правду мы навряд ли узнаем. Так что не забивай голову. Политика не наш удел.
   - Пусть оно так и останется, - вздохнул Кирилл. - Политика - больше зловонное болото, прогнившее от начала и до конца. И упаси нас Единый ступить в эту трясину, Райнольт. Как говориться, зайти легко - выйти "чистым" почти невозможно.
   - Будем надеяться, - вздохнул приятель.
   - Будем, - хмыкнул Кирилл. - Куда ж мы денемся?

Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"