Чупина Александра: другие произведения.

Дурнушка, или история княжны Итисы Осенской

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.01*45  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не получается обновить общий файл! Глава 33 Глава 34 Глава 35 Глава 36 Глава 37 Прода здесь Глава 38

    Что всё-таки важней: внешность или душа? Как жить, когда среди придворных дам ты самая страшненькая? Поможет ли грубый колдун осуществиться девичьей мечте? Возможно, название будет изменено. Чернущий черновик!!! Роман - солянка из всех новомодных веяний: есть и Академия, и неопределённая любовная линия, и соревнование за жениха, и брутальный злодей, и другие красавцы.Только вот Гг нестандартная) Отзывы и оценки отличный стимул, чтоб придумывать продолжение! Обновлено: 27.01.17. Предупреждение: Концовки в свободном доступе не будет! Платной она тоже не будет. Просто окончание нужно будет попросить. Обращение к читателям ком.282!!!!


   Мир Саландар, Королевство Аянги.
   Дворец "Радость Богов", комната княжны Итисы Осенской.
  
  
   1
  
   Мой главный враг - это зеркало. А если точнее, то моё собственное отражение: этот курносый нос, похожий на крючок, пухлые щёки, и верхняя губа, которая больше нижней!!!! К тому же я толстушка. В общем, стандартная комплекция некрасивой девушки. Горе-горюшко моё!!!
   Мама вечно утешает меня тем, что без мужа я никак не останусь. Видите ли, приданое за мной большое - две усадьбы с землями и деревнями, да сундуки денег. Охотнички до такого добра сыщутся. А я вовсе не этого желаю, ни расчёта холодного, а любви горячей! Да разве кто полюбит такую, как я?
   Вот и нет у меня никакого желания к вечеру готовиться, к зимнему балу. Все титулованные и значимые особы королевства съехались на неделю в один из дворцов, принадлежащих королю. Время-то сейчас спокойное: ни войн, ни проблем дипломатических, так почему бы знати не отдохнуть как следует? И начинается эта неделя забав и веселья с грандиозного бала, где будут щеголять своей красотой и драгоценностями представители высшей аристократии. И мне там быть положено...
   Эх, эх, эх...
   Мои горестные раздумья нарушила, вошедшая в комнату служанка Миза - вечно молчаливая, красивая женщина лет тридцати. Не говоря ни слова, она принялась помогать мне переодеваться. Нынче в моде были блузы и юбки в пол. Я выбрала для сегодняшнего вечера бирюзовую блузку с воздушными рукавами и тёмно синюю прямую юбку с нашитым на неё жемчугом. Миза заплела мои густые каштановые волосы (единственное моё достоинство) в высокую причёску, которая сама по себе была красива, но никак не сочеталась с моим лицом. Да и шикарная одежда совсем не красила моего тела с излишками. Вновь глянув на себя в зеркало, я захотела заплакать и остаться в своей комнате. Но у меня была выработана одна примечательная черта характера - выдержка. Гордо приподняв свой подбородок, я развернулась на месте и пошла к двери.
  
   Приветственные поклоны, натянутая улыбка, никому ненужные слова вежливости - как же я устала от всего этого!!!
   - Итиса! Вот ты где! - буквально схватив меня за руку, сказала принцесса Сэнэя. - И не надоело тебе среди стариков ходить? - шёпотом удивилась девушка. - Постой с нами.
   "С нами" подразумевало под собой кружок из трёх десятков молодых особ, где за главную была младшая дочь короля. Я, поприветствовав всех одним общим поклоном, присоединилась к своим ровесницам. Честно сказать, в обществе этих девиц я чувствовала себя ничуть не лучше. Они обсуждали наряды, знатных мужчин и строили глазки молодым господам, которые так же стояли своей компанией чуть поодаль. И отчего всё это мне не интересно? Может, я с отклонениями какими-то на свет рождена была?
  
   А затем в огромный бальный зал явился сам король Иорх с супругой и наследным принцем Ваелом. При виде последнего моё сердце непроизвольно заколотилось чуть быстрее. Ох, до чего же он хорош!!! Ваел. Мечта любой незамужней девушки в этом зале, даже моя. Хотя для меня не столько важен его титул, сколько эта обворожительная внешность и большие, добрые глаза василькового цвета.
  
   И только после появления королевской четы в зале, заиграл громкую музыку оркестр, и начались танцы. Меня никто не приглашает, а принц несколько партий подряд танцует с княжной Унерой.
   Горе-горюшко моё...
  
   И лишь когда бал подходил к концу, настроение моё улучшилось. Это случилось благодаря выступлению перед почтенной публикой тройки лучших выпускников Академии магии - двух юношей и девушки. Они показывали различные красочные фокусы, каждый из которых сопровождался удивлёнными возгласами и бурными овациями. Я заметила, что за юными магами из угла наблюдает Дарион, королевский колдун (ни маг, ни волшебник, ни чародей, а именно колдун). Видимо, контролировал выпускников, чтобы в случае чего, подстраховать.
  
   2
  
   Второй день во дворце "Радость Богов". Я сижу в обществе молодых барышень и юношей (возраст присутствующих колеблется от семнадцати до двадцати семи) на, так сказать, большом чаепитии. В руках у каждого по чашке превосходнейшего чая. Но не только ради дегустации этого напитка собрались все здесь, но чтобы пообщаться, посплетничать, пофлиртовать. Некоторые сегодня проявят свои таланты, кто-то сыграет на фортепьяно, кто-то споёт, иные зачитают стихи своего или чужого сочинения. В общем, скука смертная. Хотя порой случаются действительно яркие выступления. Вот помню два года назад, когда мне было только семнадцать, на подобном чаепитии пел сам принц Ваел. Это было замечательно!!! Только больше подобного при мне не повторялось. Принц с тех пор вообще сильно переменился, стал более задумчив, молчалив. И это лишь добавило ему необъяснимого шарма.
  
   - Итиса, от чего ты так угрюма? - проявил интерес к моей персоне князь Шен.- И совсем чай не пьёшь, твоя чашка полна...
   - Это я решила тебя на наблюдательность проверить, - с иронией ответила я, чем вызвала лёгкую улыбку на губах принца Ваела, который сидел неподалёку и играл в интеллектуальную игру со своим кузеном Лоиком. Вокруг этих двоих столпилось несколько девиц. Зуб даю, что даже треть из них не понимала сути игры.
  
   - Ну что, голубушки, кто подскажет мне нужный ход? - услышала я через пару минут голос принца. Девицы оживлённо зашептались, строя из себя великих умниц. Я неспешно подошла к столику, на котором были в определённом порядке расставлены синие и зелёные фишки, между ними лежали серебристые карточки с различными названиями. Лоик лидировал, у него карточек было на пару штук больше. Я довольно быстро продумала комбинацию ходов, которая могла уровнять ситуацию.
   - Три фишки на карту созерцания, - тихо сказала я, но, тем не менее, была всеми услышана.
   - Хм, ты уверена? - спросил меня принц. Я кивнула головой. Ваел поставил три фишки на карту созерцания. Далее ход сделал Лоик.
   - И что же теперь? - видимо, считая партию проигранной, спросил у меня Ваел. Ох, одно то, что он обращался именно ко мне, делало меня невероятно счастливой, но я не позволила эмоциям взять верх над разумом.
   - Одну фишку на "врата", - промолвила я.
   Игра длилась ещё минут пятнадцать. Принц делал именно те ходы, которые говорила ему я, и в итоге отвоевал главную карточку противника. Это означало победу.
  
   - Ваел, это не совсем честно, - нахмурился Лоик.
   - Дорогой кузен, и тебе ведь никто не запрещал прибегать к помощи наших зрителей, - справедливости ради заметил принц.
   - Будто бы тут кто-то ещё что-то смыслит в этой игре, - недовольно пробурчал Лоик. Но его уже никто не слушал, все были удивлены и поражены поступком принца, который поднявшись с места, отвесил мне поклон.
   - Княжна Итиса, твои ум и дальновидность поразили меня, так что позволь в знак благодарности быть на сегодняшнем балу твоим кавалером.
   Я буквально ушам своим не поверила. Но наглости кивнуть головой в знак согласия мне всё же хватило.
  
   С чаепития я возвращалась такой счастливой, словно выпила литр подпольного зелья радости. Ну, это же надо - принц и я! целый вечер! танцуем! и ходим вместе под руку! Всего лишь нужно-то было помочь ему одержать победу в карточках и фишках. А ведь я с детства была негласным чемпионом по этой игре в нашем княжестве.
   Ладно, это в прошлом. Я зашла в комнату. До бала оставалось ещё шесть часов, но я уже начала продумывать свой туалет на сегодняшний вечер. Конечно, придётся вновь надеть блузу и юбку (мода!), но цвета можно подобрать другие, а также другие украшения. Начнём с моего любимого - с серёжек...
  
   - Тук - тук - тук, - раздались лёгкие удары в дверь моей комнаты. Вздрогнув от неожиданности, я обернулась и сказала, что можно войти.
  
   - Здравствуй, - открыв дверь, произнесла девушка, в которой я узнала младшую сестру княжны Унеры, Нарси.
   -Здравствуй, - отозвалась я в ответ, сразу же почувствовав неладное. С чего бы этой высокомерной девице (а высокомерием и горделивостью обе сестры были наделены с лихвой) приходить ко мне? Мы ведь даже не приятельницы.
   - Я хотела поговорить с тобой насчёт сегодняшнего бала, - начала свою речь Нарси, закрыв за собой дверь. - Моя сестра очень опечалена тем, что принц по доброте своей душевной предложил тебе себя в качестве сопровождающего. Хотя сам говорил, что каждый день будет только рядом с Унерой. Конечно, моя сестра не ревнует, - последнее предложение девушка сопроводила красноречивым взглядом в мою сторону, - но между ней и принцем чувства, так что будь добра, не мешай. Не приходи сегодня на бал.
   - Что? - я была возмущена подобной наглостью. - Ваел САМ пригласил меня...
   - Из жалости и благодарности, - словно хлыстом, ударила словами Нарси. - Чтобы лишний раз продемонстрировать своё великодушие. Бедняга даже не подумал о том, как смешно это будет смотреться со стороны. Он и... ты! Пусть хоть королевский колдун на тебя морок красоты наведёт...
  
   Больше слушать это я не могла. Я схватила нахальную гостью за плечо и вытолкнула прочь.
   - Да тебе только в деревне коров пасти! - напоследок выкрикнула очередную гадость малолетняя воображала. Я же осталась одна наедине со своим горем-горюшком.
   Какой бы выдержкой я не обладала, но этот инцидент всё-таки довёл меня до слёз. Ведь в словах Нарси была доля правды. Я страшная! И рядом с принцем буду смотреться просто нелепо. Но и упустить такой шанс я тоже не могу. Я не имею права просто так сдаваться. Нужно что-то придумать. Но разве возможно из дурнушки стать красавицей? В моём горе мне никто не поможет. Никто, никто!!! Разве что...
  
   О королевском колдуне ходило много слухов, но достоверной информации о его личности никто не знал, разве что только король. Точно известно было лишь одно - Дарион силён в магии и в Аянги он лучший, после тех магов, что входили в магистерскую дюжину. Ему были подвластны все четыре стихии, души умерших, телепатия и зельеварение. И сейчас этот человек-загадка был моей последней надеждой.
   Я спускалась в подвальное помещение дворца. Именно там, по словам мальчишки-слуги, которому я дала золотую монету, находились покои и кабинет колдуна. Первостепенный запал мой почти растаял. Появился страх. Не боязнь великого колдуна, а вероятность быть непонятой.
   Ну, вот и массивная, обитая железом дверь. Сейчас я либо постучу, либо просто уйду обратно. А может мальчишка и вовсе что-то напутал? С чего бы это королевскому колдуну по подвалам ошиваться? У него, наверно, шикарные апартаменты рядом с королевской опочивальней...
   Я сделала ещё шаг и пару раз постучала кулаком в дверь. Никакой ответной реакции. Будто бы я была здесь одной живой душой, причём какой-то ненормальной, а все здоровые люди находились в это время надо мной, то есть во дворце.
   Ни на что не надеясь, я постучала ещё раз и собралась уходить. Развернулась на месте и чуть не вскрикнула от испуга. Ступенькой выше, совсем близко стоял Дарион. Его руки были скрещены на груди, а взгляд серых глаз насмешлив и одновременно требователен.
  
   - Здравствуй,- сказала я и тут же добавила, - те. Здравствуйте.
   - Ну, привет.
   - Как дела? - непонятно зачем спросила я.
   - Замечательно, - с долей иронии отозвался колдун. Его похоже вообще данная ситуация очень забавляла, хотя меня она немного удручала.
   - Это хорошо, - протянула я, думая, что же сказать дальше. - А вы сейчас ничем не заняты?
   - Как бы у меня есть дела, но я не могу попасть в свою комнату, - приняв опечаленный вид, сообщил Дарион.
   - Ой, - вскликнула я, отступив от двери, а то ведь загораживала своим массивным телом. Колдун вновь усмехнулся, и, открыв дверь, сказал:
   - Спасибо за приятную беседу, до свидания.
   Ммм. Весьма неожиданно. Но я не дала мужчине просто так скрыться от меня. Без приглашения я последовала за ним в комнату.
   - Я в общем-то не разговаривать пришла, - серьёзно сообщила я. Сама же при этом оглядывала обстановку в помещении. Мрачно, хотя и огонь в застеклённых лампах плещется. Стол длинный, заставленные книгами полки, кресло, ромбовидное зеркало на стене. Дальше коридор и ещё дверь.
   - Ну, в чём твоя проблема? - вновь с иронией спросил Дарион. А так будто не видно?
   - Мне красота нужна. И не морок какой-нибудь, а чтоб я навсегда изменилась, стала пригожей, стройной. Я отблагодарю, - на одном дыхании выпалила я. Колдун смотрел, смотрел на меня и, в конце концов, засмеялся. Я в ответ сверлила его угрюмым взглядом.
   - Барышня, ты не по адресу обратилась, - умерив-таки своё веселье, сказал Дарион. - Я вам не врач-целитель, что бы внешность менять.
   - Вы колдун, а это в сотню раз действенней! - самоуверенно произнесла я. - Разве нет заклинания специального или зелья какого? Мне уж мочи нет жить такой. Девятнадцать лет в мучениях. Вот перемениться бы.
   - Меняйтесь, только без меня. Подобной ерундой не занимаюсь, - сказал, как отрезал Дарион.
   - Жалко, что ли? - искренне удивилась я.
   - Вот ведь настырная, - будто не со мной разговаривая, поразился колдун.
   - Назовите любую цену!
   - Ещё и глухая.
   - Помогите мне.
   - Совсем умом тронулась.
   - Не смейте разговаривать со мной в подобном тоне! - тут же вспылила я. - Я всё-таки княжна!
   - Что, правда? Итиса Осенская, если я не ошибаюсь?
   - Да, - сразу же успокоившись, ответила я. Мне-то казалось, колдун не ведает, что за девица перед ним стоит.
   - Так вот, княжна Итиса Осенская, я не могу тебе ничем помочь. Лучше уходи отсюда по-хорошему, готовься к балу. А о случившемся я благополучно забуду, с условием, что ты больше не будешь меня доставать, - ясно давая мне понять, что шутки кончились, сказал колдун.
   - Вот ведь бессердечный! - от беспомощности, сжав кулаки, тихо прошипела я.
  
   3
  
   Во дворце "Радость Богов" было у меня любимое место. Это небольшая библиотека на пятом этаже с просторным, полукруглым балконом, на котором летом можно было сидеть и читать. Смешно сказать, но я не пошла на бал, а скрылась ото всех в этой самой библиотеке. Настроение у меня, конечно, было не читательское. Я представляла, как потешаются надо мной две княжны-сестрицы и их подружки, празднуют свою лёгкую победу. А принц даже и не заметит моего отсутствия, а если и обратит на это внимания, то лишь вздохнёт с облегчением. Вот и всё...
   Я вышла на балкон. Хороший вечер, лёгкий морозец, а на небе яркие звёзды. Поплотней укутавшись в шаль, которую предусмотрительно накинула себе на плечи, я подошла к перилам, нагнувшись, посмотрела вниз. Не очень высоко, хотя пятый этаж, к тому же сугробы...
   - Даже не думай! - услышала я предостерегающий возглас. От неожиданности я вскрикнула. Затем медленно обернулась, и мне стало совсем страшно, так как на балконе кроме меня никого не было. Вот уже и с ума схожу.
   Я почувствовала, как подступающие слёзы, а тело пробрала мелкая дрожь.
   - Ну, ну, не плачь, - вновь услышала я тот же голос. Даже не испугалась на этот раз.
   - Хочу и плачу, - ответила я невидимому собеседнику.
   - А прыгать вниз не будешь?
   - Да я и не собиралась, - фыркнула я в ответ.
   - Славно, славно, - мне казалось, что говорящий находится прямо перед моим лицом. Я, подавшись минутному порыву, резко вытянула руку вперёд и зажала в ладони что-то очень мягкое.
   - А-я-я-я-я!!!! - завопило невидимое существо. И через секунду стало видимым.
   - Извини, - испугавшись, что причинила боль, я разжала ладонь. На ней покоился голубой пушистый комочек с двумя чёрными глазами и зубастым ротиком. Кажется, таких созданий называют ольфами.
   - Извини, - ещё раз повторила я.
   - Угу, извиняю, - протянул ольф слегка обиженно. - Но полностью ты можешь загладить свою вину, лишь угостив меня сладостями.
  
   Бал в самом разгаре. Почти все танцуют, лишь немногие стоят вдоль стен. Искренне надеясь остаться незамеченной, я подошла к столу.
   - Брать фрукты или конфеты? - спросила я у невидимого ольфа, который сидел на моём плече.
   - Конфеты и пи-и-ироже-е-е-еные, - протянуло существо. Я раскрыла свою сумочку и, воровато оглядевшись, принялась складывать туда шоколадные и ванильные сладости.
   - Княжна Итиса? - услышала я вопрос с нотками лёгкого недоумения. Голос принадлежал принцу Ваелу, это я поняла, даже не оборачиваясь. Вот бы мне способность ольфа становиться невидимой!!! Или хотя бы сквозь землю провалиться.
   - Я и не надеялся уже увидеть тебя.
   Ага. Скорее надеялся не увидеть.
   - Прости, - всё-таки заставив себя обернуться, промямлила я, убрав за спину руки, в которых держала конфеты. - Настроение сегодня у меня весьма печальное, я не хотела огорчать тебя своим унылым видом.
   - Ей намного приятней набить свою сумочку сладостями, чтобы ночью съесть их, - не замедлила съязвить неизвестно откуда взявшаяся княжна Унера. Я кинула взгляд на свою сумочку, которую забыла закрыть, и всё её содержимое было прекрасно видно. Горе-горюшко...
   Я посмотрела на принца. Никаких эмоций на его прекрасном лице. Наверное, если бы не этикет, он бы заливисто рассмеялся.
   - Прошу меня простить, - теряя контроль над своими эмоциями, прошептала я и кинулась прочь.
  
   Моей истерике не было конца. Я ходила по комнате, беспричинно разбрасывая вещи, щипая себя за руки, то и дело норовясь исцарапать себе лицо. Как же ненавижу я себя! Эту гадкую внешность! Не могу я так жить, не могу!
   Обеспокоенный ольф мельтешил передо мной, нарезал круги возле моего несуразного тела.
   - Зачем ты так убиваешься? Успокойся же, хорошо всё будет.
   Но его слова для меня не имели никакого значения.
   Под конец вечера я просто сидела на полу и плакала, а ольф, потеряв надежду успокоить меня, лакомился конфетами.
   - Как тебя зовут? - понимая, что нужно как-то отвлечься от своих дум печальных, спросила я.
   - Бильт, - отозвался ольф, только сейчас я заметила, что из его круглого тельца торчат две тоненьких ручки с тремя пальцами, с помощью которых он отправлял в свой зубастый рот конфету за конфетой.
   - А я - Итиса.
   - Я знаю, я слышал, как ты сегодня с Дарионом разговаривала.
   Упоминание этого вредного колдуна заставило меня вздрогнуть.
   - Ты знаком с ним?
   - Конечно, - ольф взмыл в воздух и, пролетев через комнату, опустился мне на коленку. Взгляд его больших чёрных глаз приносил некое спокойствие. Я всхлипнула ещё пару раз и вытерла последние слёзы.
   - Я живу у Дариона. Мы с ним друзья. Это он попросил меня приглядеть за тобой, чтобы ты в порыве отчаяния глупостей не натворила.
   Вот это новости. Я даже дар речи на время потеряла.
   - Хотя он ещё просил, чтобы я незамеченным оставался, - задумчиво протянул Бильт. - Обо мне ведь практически никто не знает, но ты сама меня рассекретила.
   - А как ты считаешь, Бильт, Дарион может мне помочь или всё-таки нет? - приняв равнодушный вид, словно просто так задаю этот вопрос, спросила я.
   - Нет ничего, что было бы Дариону не по силам, - с гордостью за друга ответила ольф.
  
   А я даже не думала, что уже ночь наступила. Но тем лучше, я прошла почти через весь дворец, а мне не встретилось ни одной живой души. Только обеспокоенный Бильт летел следом за мной.
   - Итиса, не стоит. Если Дарион уже отказал, он не передумает, - пытаясь меня остановить, говорил ольф, но я его не слушала. Я чувствовала себя жестоко обманутой. Тем более после сегодняшнего происшествия на балу я, во что бы то ни стало, решила превратить себя в красавицу. И раз колдун в силах мне помочь, значит, он мне поможет!!!
   Словно сорвавшаяся с неба звезда, я спустилась в подвал, ударила один раз в дверь, после чего самолично отворила её и зашла в комнату.
   - Так, я вновь пришла! - с угрозой оповестила я.
   - Я слышу, - отозвался колдун. Он сидел в кресле, держа в руках толстенную книгу. На меня он даже не взглянул.
   - Мне тут поступила информация, что помочь мне Вы всё-таки в силах!
   - Извини, Дарион, - тут же пискнул пристроившийся на моём плече ольф.
   - Бильт?! - колдун наконец-то оторвался от своей книги и посмотрел на нас. - Ты чего это, предателем заделался?
   - А нечего было вообще его шпионить заставлять! - вступилась я за маленького пушистика. - И врать мне не нужно было!
   - Эх, барышня, смешная ты. Я не врал, я сказал, что подобной ерундой не занимаюсь. И это правда.
   - Для вас ерунда, а для меня - ЖИЗНЬ! Я не могу так. Каждый день слышать насмешливый шёпот за своей спиной. Я устала от этого, хочу счастья! - я бы сказала ещё очень много слов, пригодных для убеждения, но внезапно жидкий огонь потух во всех лампах сразу.
   - Что происходит? - в один голос пискнули мы с Бильтом.
   - Тише! - прошептал мне на самое ухо Дарион. Я даже вообразить себе не могла, как он за столь краткое время оказался рядом со мной. Но пришлось покорно замолчать, даже дыхание затаить. И тут я услышала странный скрежет, который доносился буквально со всех сторон. Словно кто-то водил когтями по стенам. Потом послышался шёпот, непонятные тихие слова. Я стояла, не смея шелохнуться. Бильт неподвижно замер на моём плече. Колдун тоже был совсем близко, я ощущала его.
   "Наши дела плохи, - отчётливо прозвучали в моей голове чужие мысли. - Мы окружены, сейчас я постараюсь открыть портал, без замедления прыгайте в него!".
   "Хорошо", - постаралась также мысленно ответить я, поняв, что это Дарион общается со мной при помощи телепатии.
   Шёпот и скрежет усилились, словно кольцо окружения стало плотней и начало сужаться.
   Вот ведь мерзость, во что я умудрилась вляпаться?! За какие такие заслуги?! Ответа, разумеется, не последовало. Зато передо мной засветился туманной дымкой прямоугольник искажённого пространства. Я поняла, что это проход и быстро кинулась в него.
   Ощущение было не из приятных. Меня словно проволокли по узкому ущелью, а потом кинули в обрыв. В итоге я упала на что-то твёрдое. Голова ужасно кружилась, в глазах плясали разноцветные пятна. Чувствуя боль во всём теле, я лишилась сознания.
  
   4
  
   Больно, до чего же больно...
   Значит, врала та приключенческая книга, в которой я читала, что пройти через портал это проще простого. Главный герой после этого ещё и армию упырей одолел.
   Эх, а я даже глаза открыть не могу.
   - Итиса, ты жива-а-а? - услышала я тихое поскуливание Бильта. - Дарион, она не отвечает!
   - Да жива она, - подал голос чем-то недовольный колдун.
   - Жива, - одними губами подтвердила я.
   - У-у-у-у, - протянул ольф, то ли радостно, то ли огорчённо, после чего лизнул мою щёку. Это меня словно взбодрило. Я подняла веки, поменяла лежачее положение на сидячее, огляделась. Какой-то мрачный лес с уродливыми деревьями, сквозь сплетенные ветви которых виднеется небо пурпурного цвета. И ни одной снежинки.
   - Где мы? - найдя взглядом откинувшегося на корявый ствол дерева колдуна, спросила я.
   - В мире Посмертия, - глухо отозвался Дарион.
   -В смысле? - ничего не поняла я.
   - Мы за пределами нашего мира. В невообразимой дали от Аянги, - теряя терпение, пояснил колдун.
   - Зачем же ты перенёс нас сюда?! - выразила я неподдельное негодование.
   - Я планировал телепортироваться лишь за пределы дворца, но сворхи именно этого от меня и ждали. Отличная ловушка у них получилась, изменив суть заклинания, они закинули нас в этот мир.
   - А обратно ты не можешь портал открыть?
   - Смогу, наверное, но только не сейчас, этот переход у меня все силы отобрал, - сказал Дарион, и это было единственное из всего сказанного им, что я поняла целиком и полностью.
   - Но мы же не можем просто так взять и уснуть здесь, - вновь оглядев столь неприветливую местность, протянула я.
   - А что ты предлагаешь? - уже явно теряя контроль над своим спокойствием, спросил меня колдун.
   - Встать и идти, - разозлённая его невежественным тоном, сообщила я, при этом быстро поднявшись на ноги.
   - Ничего глупее не слышал, - протянул Дарион. - А утра дождаться никак? Что бы хотя бы видно было, куда мы идём.
   - Неплохая идея, - изобразив тягостные раздумья, вынесла я наконец свой вердикт.
   - Итиса, ты чего неугомонная такая? - подал голос Бильт, который покоился на груди Дариона. - Всем нам нужно хорошенько отдохнуть.
   - Здесь? В таких условиях? - с большой долей сомнения произнесла я.
   - Ну, уж, княжна, простите, что кровать для Вас с собой не прихватил, - открыто насмехаясь надо мной, протянул Дарион. Сам же он, свернувшись калачиком прямо на земле и укутавшись в плащ, явно был доволен условиями ночёвки. А у меня плаща нет. Блузка да юбка. Эх, была, не была...
   Не жалея своих шикарных вещей, я тоже опустилась на землю. Думала, что замёрзну, но от пожухлой травыисходило тепло, которое способствовало скорейшему моему усыплению.
  
   И всё-таки тяжко это, спать на голой земле. Проснувшись, я подумала, что моё молодое тело подменили на чьё-то старческое, так как каждая клеточка непривычно ныла, руки и ноги затекли. Никогда бы не подумала, что буду с особой нежностью и теплом вспоминать свою мягкую кроватку в батюшкином замке. Перинка там полуметровая и подушечек десяток.
   - Итиса, утро доброе! - услышала я голос Бильта и, не дожидаясь пока он примется меня лизать, прогнав остатки сна, открыла глаза. Яркое солнце вовсю сверкало на розовом небосклоне, цедя свои лучи сквозь плотное сплетение голых ветвей. До чего же необычно.
   - А ты уверен, что утро доброе? - услышала я голос Дариона, который обращался к ольфу. - Только взгляни на лицо барышни, она явно не довольна, что будят её в такую рань.
   Даже не знаю, что больше меня обозлило: упоминание моего лица или обвинение в желании поспать подольше. В общем, и за то, и за другое, я наградила колдуна свирепым взглядом.
   - А утро и действительно недоброе, раз вы, сударь, рядом находитесь, - процедила я сквозь зубы.
   - Барышня, мы вдали от дворца и от этикета, так что изволь обращаться ко мне не на "Вы", а на панибратское "ты".
   - Ещё чего? - возмутилась я. - Мы же скоро вернёмся обратно. Ведь так?
   Молчание.
   - Силы вернулись? Можешь портал открыть? - вкрадчиво поинтересовалась я.
   - Нет.
   - Что?
   - Не могу открыть портал. Это другой мир, здесь действуют другие законы силы и неизвестные мне заклинания. Это настоящая ловушка, - равнодушно сообщил мне Дарион.
   - Но она для тебя была уготована! Я вообще здесь случайно! Можешь оставаться тут сколько угодно, но меня верни обратно! - врубив на полную свой женский эгоизм, принялась я истеричить.- Что же в обществе подумают! Порядочные девушки не пропадают на ночь глядя из королевского дворца!
   - Ага, - согласился Дарион, - они и по подвалам не шастают, в надежде вступить в связь с колдуном.
   - Что?! - впервые я почувствовала вполне реальное желание убить стоящего передо мной человека. - Какую ещё "связь"?
   - Преступную, - прищурив свои хитрые серые глаза, прошептал колдун.
  
   - Хи-хи-хи! - слегка сняв напряжение, засмеялся Бильт. - Ну, покричали и хватит. Может, думать будем, как назад вернуться?
   - Я бы рад, да отвлекают всё время, - заявил Дарион. Ладно, я буду выше этого. Просто промолчу.
  
   Дабы не мешать мыслительной деятельности великого колдуна (великого в огромных кавычках), я с ольфом на плече пошла блуждать по лесу, стараясь не отходить далеко от места, на котором мы ночь проводили. Ужасно хотелось пить, а мне чудилось, что я где-то слышу журчание ручья. Кроме этого были ещё звуки завывания ветра, более же никакого шелестения или пенья птиц. Своей неестественной тишиной лес давал понять, что он мёртв, вся жизнь из него куда-то ушла.
   - Итиса, ты на Дариона не злись, всё-таки он не виноват в случившемся, - подал голос с моего плеча Бильт.
   - Угу, - только и ответила я горе защитничку. Теперь я совсем отчётливо слышала весёлый перезвон воды, и жажда моя будто бы усилилась. То и дело, цепляясь юбкой за различные коряги, я поспешила вперёд. И слух мой меня не подвёл. Неширокий ручей с прозрачной чистой водой, в котором плавало небо, прорезал мрачный лес, словно белая лента, упавшая на чёрный лоскут материи.
   Я, опустив все лирические отступления, приблизилась к ручью и, встав на колени, принялась жадно глотать холодную, живительную влагу. Бильт сорвался с моего плеча и замер над самой кромкой воды, боязно округлив свои чёрные глазёнки.
   - Княжна, тебе так идёт сия поза! - услышала я насмешливое замечание Дариона. И сразу как-то поняла, что вдоволь напилась уже.
   - А ты чего шпионишь? - быстро поднявшись на ноги, спросила я.
   - У тебя что, мания преследования? - удивлённо вздёрнул бровь колдун. - Я просто уже всё придумал и пошёл вас искать. Это было не сложно, так как тропу себе ты довольно заметную проложила.
   Я даже ничего не ответила, лишь обиженно губу свою большую верхнюю закусила. И так ведь знаю, что толстая, нет, он ещё и язвит!
  
   5
  
   - О мире Посмертия мне известно мало. Лишь то, что раньше это была такая большая вселенская тюрьма, которой управляла Владычица душ. Потом же её ввергли в небытиё, а мир её, оставшись без царицы, пришёл в упадок. Все заключённые разбежались. Даже не знаю, есть ли здесь ещё обитатели. Нам на руку, если мы никого не встретив, найдём точку силы, использовав которую, я и без нужного заклинания смогу открыть портал в Саландар, - поведал нам всё то, до чего додумался, колдун.
   - А тебе не интересно, почему ловушкой для тебя избрали именно этот мир? - не думая, что выбраться отсюда будет так уж просто, спросила я.
   - Сворхи могущественные, злые, но зачастую глупые создания. Их целью было отомстить мне. Наверное, они посчитали, что ссылка в этот гибнущий мир станет хорошим наказанием, - усмехнулся Дарион.
   - Не могли они тебя на месте прибить, мне б спокойней было, - в сердцах сказала я.
   - Итиса, - мне в шею уткнулся пушистый комочек, - ты ведь не думаешь так на самом деле?
   - Бильт, княжна Осенская весьма кровожадная особа, я бы от неё подальше держался, - дал дружеский совет ольфу колдун.
   Мы вот уже некоторое время шли вниз по течению ручья. Солнце палило. Дарион нёс свой плащ в левой руке, правой же он придерживал перекинутый через плечо походный мешок. И когда это он вчера умудрился взять его? Ведь всё случилось буквально за считанные секунды.
   - Наверное, стоит перекусить, - после продолжительного молчания, сказал колдун. Он извлёк из своего мешка два больших яблока, одно дал мне. Бильту же досталась конфетка. По-моему, ольфы кроме сладостей и не едят больше ничего.
   - Не ахти, какой обед, если ещё учесть то, что и завтрак мы пропустили, - откидывая в сторону огрызок, жалобно произнёс Дарион. Это меня настолько удивило, я будто бы по-новому взглянула на идущего рядом человека. И это знаменитый королевский колдун?! Фиии. Обычный нахальный парень (внешностью лет на двадцать пять потянет, если сбрить с его лица не в меру отросшую щетину), уж ни капельки не пугающ, да и не велик, и ума большого не наблюдается. Скорее, на бродягу какого-то смахивает. Разбойник с большой дороги.
   - Барышня, ты чего меня так разглядываешь? - недовольно поинтересовался Дарион, заметив на себе мой изучающий взгляд.
   - Просто диву даюсь, - честно ответила.
   - Что, так красив? - самодовольно поинтересовался колдун. - По душе пришёлся?
   - Ага, по самые пяточки влюбилась, - даже не заметив, что начала разговаривать подобно простолюдинам, произнесла я.
   - Меня любить не надо, я злой и вредный, - будто бы приняв мои слова всерьёз, посоветовал колдун.
   - Рада, что ты осознаёшь это, но я бы раза в два увеличила этот список твоих отрицательных качеств, - тут же парировала я.
   - А с этого места можно поподробнее? - явно заинтересовавшись, попросил Дарион.
   - С удовольствием я их озвучу, удивительно только, что до меня тебе этого никто не говорил. Итак, грубый, невоспитанный, самодовольный и вульгарный, - сказала я, на мой взгляд, очевидные вещи. С губ колдуна сорвался весёлый смешок.
   - Вульгарный? - переспросил он.
   - Да, - кивнула я. - Порой люди не замечают собственных пороков, но со стороны они очень хорошо видны. И эти твои шуточки, которые я слышала на свой счёт, являются подтверждением моих слов.
   - Вот, провели всего одну ночь вместе, а она уже так много обо мне знает! - будто обращаясь к ольфу, выдал Дарион.
   - Вот опять, - горестно вздохнула я.
   - Уж прости, аристократических кровей во мне нет, и особой культурностью я не отличаюсь, - сказал колдун, обломав ветвь, которая коварно зацепила край его рубахи.
   - Не от крови зависит, то, кем является человек, а от его личных стремлений и поведения в обществе, - выдала я высокопарную фразу, которую часто слышала от своего старого учителя. При этом я слишком высоко задрала голову и, не заметив торчащей из земли коряги, запнулась. Упала я вниз лицом между засохших кустарников.
   - Итисааа! - взвыл ольф, я и сама была готова разрыдаться. Что-то острое упиралось в мой живот.
   - Вставай же, - Дарион бесцеремонно вцепился в моё плечо. Не знаю, каких усилий ему это стоило, но он рывком поднял меня сначала на колени, затем на ноги. Я тут же дёрнулась, освобождаясь от его пальцев. Тело нещадно ломило от царапин и синяков. Юбка и блуза обзавелись прорехами. Чувствовала я себя истерзанной пленницей злых обстоятельств. А причина моих горестей стояла прямо передо мной, разглядывая меня насмешливым взглядом. Я поджала губы, сдерживая рвущиеся наружу всхлипы. Предательские слёзы обиды покатились по щекам.
   - Только не это! - страдальчески выдохнул колдун.
   - Итиса, не плачь, - прижавшись к моей шее, пропищал Бильт. Я с трудом справилась с нахлынувшими эмоциями.
   - Вы должны понимать, - обратилась я к мужчине дрожащим голосом, - я совсем не привыкла к подобному! И я имею в виду не эти неприятности в незнакомом мире, а Ваше ко мне обращение! Прошу не прикасаться ко мне и не смотреть на меня, как на обузу!
   - Если не прекратишь истерику, то именно обузой ты и будешь, - отрезвляюще проговорил Дарион. Я пристыжено шмыгнула носом. Колдун тут же усмехнулся, отчего я нашла в себе силы для повторной словесной атаки.
   - И хватит надо мной смеяться!!! По возвращению у меня будет полное право обратиться к королю с просьбой наказать Вас за..., - я не договорила. Немой ужас сковал меня от внезапной мрачной тени, которая обрушилась лавиной на нас, за ней последовала мощная воздушная волна. Ветер толкнул меня в грудь, развалил причёску. Я прикрыла лицо рукой, защищаясь от поднятых с земли щепок и мелких камушков. Несколько секунд длилось это странное природное явление. Солнечный свет вернулся на своё место, ветер стих.
   - Что это было? - озвучил мой вопрос пушистый ольф. Дарион выглядел озадаченным. На щетинистом лице пролегли бороздки настороженности. Его невзрачные серые волосы стояли торчком. Я подозревала, что и у меня на голове творится подобный кошмар.
   - Это определённо было живое существо, и оно пролетело над нами, - высказал свою догадку колдун. Я запоздало посмотрела кверху, но увидела лишь розово-пурпурное небо за паутиной чёрных ветвей.
   - Ого,- только и выдохнула я, представив, каких размеров должно быть существо, откидывающее такую тень.
   - Ещё какое "ого", - передразнил меня Дарион. Наверное, между нами завязалась бы новая перепалка, но колдун резко откинул в сторону плащ и мешок, и в руке его сверкнул непонятно откуда взявшийся кинжал. Я невольно ахнула. С запозданием до меня дошло, что Дарион не намерен убивать меня. Его взгляд был направлен в лесную чащу. Я тоже посмотрела туда. И кровь замедлила свой бег по моим сосудам. Несмотря на жару угасающего дня, я ощутила холод, растёкшийся от затылка по спине, закравшийся под рёбра и сковавший сердце. Страх вперемешку с трепетом бабочками запорхали в моём сознании. Причина же сих чувств стояла в метрах шести от ручья, прислонившись к стволу дерева. Таких мужчин мне ещё не доводилось видеть. Ростом почти в полторы меня с гривой коричнево-шоколадных волос он представлял ожившее воплощение мощи с лицом прекрасного бога сладострастия. Радужка больших раскосых глаз состояла из малахитовой зелени с рубиновыми крапинками. Нос с горбинкой у основания тянулся от широкого лба к очерченным губам. Квадратный подбородок был опущен на обнажённую грудь. Медного оттенка кожа обтягивала выдающиеся мышцы сильного тела, на котором имелась лишь набедренная повязка.
   В горле пересохло. Я опустила веки, надеясь, что одурманивающее видение исчезнет. Моя мудрая бабушка говорила мне, что бывают мужчины, способные лишать рассудка одним своим обликом. Я не верила. Я считала принца Ваела самым привлекательным. Но вот теперь напротив меня стояло подтверждение слов бабушки и опровержение моих собственных мыслей.
   - Кто ты?! - заставив меня вздрогнуть, голос подал Дарион. Я совсем забыла, что колдун тоже находится здесь. Он шагнул вперёд, будто загораживая меня от опасности. Физически Дарион уступал незнакомцу немного в росте и значительно в ширине плеч.
   - Йа, йа, йа, - выговорил грудастый силач нахмурившись. Он словно пытался что-то вспомнить.
   - Я Грегор, - представился мужчина после недолгой паузы. Тянущий акцент лишь прибавлял ему шарма. - Грегор Ожвэй. Я давно ни с кем не общался на всеобщем языке. Простите за произношение.
   - Не извиняйтесь, - отшагнув от колдуна, вступила в беседу я. - Мы прекрасно Вас понимаем. Я Итиса Осенская, а это Дарион. Мы оказались в этом мире по ошибке, а Вы?
   - Милая дэвушка, роковая случайность забросила меня в столь отвратное место. Я был в заточении у царицы Посмертия, а когда она сгинула, то оказался на свободе по какой-то причине позже всех остальных. Я остался один без возможности вернуться в родной мир. Мне не достаёт знаний, чтоб открыть портал...
   - А ты знаешь, где это можно сделать? - бесцеремонно оборвал речь Грегора Дарион.
   - Знаю, - сузив глаза, хитро улыбнулся мужчина.
   - Пожалуйста, отведите нас туда, - поторопилась попросить я, боясь, что колдун своей наглостью отобьёт у Грегора желание помогать.
   - Отведу, но с одним условием: вы заберётэ меня в свой мир!
   Мы с Дарионом переглянулись. На лице колдуна отчётливо читалось недовольство таким условием. Мне захотелось стукнуть его за медлительность.
   - Разве есть у нас другой выход? - шёпотом спросила я.
   - Если он находился здесь в заточении, то, значит, был отпетым преступником в своём мире, - так же тихо сообщил мне Дарион.
   - Я не был преступником в прямом смысле этого слова, - заставив нас с колдуном вздрогнуть и резко обернуться, сказал Грегор. Он стоял теперь рядом с нами, абсолютно бесшумно преодолев ковёр из мха и сухих веток.
   - Меня сослал в Посмертие родной брат, боявшийся, что я займу трон вместо него, - без каких-либо эмоций поведал мужчина.
   - Так Вы принц, - прошептала я. Взгляд мой метался по почти нагому телу стоящего в неприличной близости от меня человека. Рельефные руки, квадраты накаченной груди, кубики твёрдого живота, чёрная ткань на узких бёдрах. От подобной картины румянец залил мои щёки. С трудом я заставила себя смотреть Грегору в глаза и различила в них искры весёлости.
   - Я был принцем, - поправил меня мужчина, - но столько времени прошло с тех пор, что я не уверен в том, кем являюсь теперь. Мне бы начать жизнь по-новому в мире, где обитают разумные расы.
   - Кстати о расах, а ты к какой относишься? - требовательно поинтересовался Дарион.
   - Фуренс, - Грегор расправил плечи, как бы демонстрируя принадлежность к неизвестному мне виду. - Забыл, как это переводится на всеобщий язык. Я мало чем отличаюсь от людей. Вам не стоит меня бояться.
   Только сейчас я заметила, что колдун по-прежнему сжимает в руке кинжал. Вот, действительно, невежественный тип!
   - Может, отправимся туда, где откроем портал? - нетерпеливо напомнила я о цели наших переговоров. Мечты о ванне с пышной пеной и сытном ужине кружили мне голову не меньше, чем жар и специфический аромат, исходящие от Грегора.
   - Но не стоит ждать, что в нашем мире тебя примут с распростёртыми объятиями, - с угрозой проговорил Дарион. Я демонстративно закатила глаза, считая колдуна чересчур подозрительным паникёром.
  
   6
  
   Кажется, Бильт стал невидимым и затаился на плече Дариона, так как я пушистого малыша не слышала и не ощущала. Грегор, не смотря на крупную фигуру, двигался плавно и грациозно. Он успевал показывать путь, поддерживать меня на сложных участках с коварными корягами и кочками и рассказывать о себе. Весь его рассказ сводился к ужасам мира Посмертия.
   - Питался я монстрами. Их полно в пустоши за горами. Вам повезло, что оказались вы здесь в лесной части, где живности никакой не осталось.
   - Да, - согласилась я.
   - Всё равно бы их Итиса распугала, - пробурчал идущий позади Дарион. Я разумно промолчала. Понимала, что выгляжу я сейчас кошмарно в изодранных вещах, чумазая, лохматая, вспотевшая. Но в кои-то веки мой внешний вид меня не заботил. Усталость, голод и жара заставляли думать только о Грегоре, как о единственном шансе на спасение. Во время краткой передышки я сполоснула лицо водой из ручья, пригладила волосы. Солнце погружалось за горизонт, наполняя лес ожившими сумерками.
   - Осталось совсем немного, - протянув мне ладонь, чтоб помочь взобраться по крутому бережку, Грегор Ожвэй ободряюще улыбнулся. - Вы из знатного рода?
   - Да, - кивнула я, с неохотой расцепив свои пальцы. - Я дочь князя Заряна Осенского. Когда отец взял в жёны маму, то расширил свои земли вдвое, став самым влиятельным представителем знати.
   - Только не говори ему, что ты всё это унаследуешь, - нарочито громко посоветовал Дарион, склонившись к моему уху, когда Грегор отвернулся.- А то не успеем мы вернуться, как потащит он тебя в храм венчаться. Если, конечно, ты сама его туда не поведёшь.
   - У меня есть сводный младший брат, которому достанется половина батюшкиных владений, - ради справедливости заметила я и тут же порывисто добавила. - Как же хочется утопить тебя за гнусные намёки!
   - О, мы снова на "ты", - усмехнулся Дарион. Кажется, издёвки морально поддерживали его. Я решила больше не обращать на них внимания.
   - Вот здесь, - выйдя на песчаную поляну средь остробоких каменных глыб, Грегор развёл руки в стороны.
   - Да, я чувствую силовые потоки, - посерьёзнел колдун. - Мне потребуется примерно час на создание портала...
   - О, не торопись! Тут ведь никто не стремится вернуться в цивилизацию, - съязвила я.
   - Хочешь сама попробовать создать коридор между мирами сквозь пустоту пространства? Может, ты справишься с этим за минуту? - нашёлся, чем ответить Дарион.
   - Позови сворхов, это ведь они тебя сюда закинули, - посоветовала я.
   - Не меня, а нас!
   - Сворхи? Кто это? - отвлекая меня, спросил Грегор. Я с радостью переключилась на него. Мужчина жестом пригласил меня присесть на вытянутый валун. Сам он устроился рядышком в пол-оборота ко мне. Лёгкий ветерок трепал космы, отросшие почти до поясницы. Удивляло, что при наличии такой роскошной шевелюры у Грегора нет и намёка на другую растительность ни на лице, ни на груди. Так, а где ещё у мужчин волосы имеются? Пытаясь разузнать ответ, я слегка наклонила голову, разглядывая ноги Грегора. Идеально гладкая кожа! Неразгаданной тайной остался лишь тот участок, который скрывала повязка из чёрной ткани.
   - Так кто такие сворхи? - деликатно напомнил мне свой вопрос мужчина. Чувствуя, как на щеках распускаются пунцовые розы стыда, я оторвала взгляд от низа живота собеседника.
   - Сворхи обитатели пустынь в нашем мире. Чем-то они похожи на гномов: такие же скрытные, низкорослые и жадные. Владеют магией. Мы с Дарионом убедились в этом на собственном опыте. Правда, колдун чем-то им досадил, но это меня ни капли не удивляет, - высказалась я.
   - А какие ещё расы населяют ваш мир? - полюбопытствовал Грегор.
   - В Саландаре помимо сворхов, горных гномов и людей также обитают русалы на островах Тёплого океана, эльфы в тропических и северных лесах, королевство крыланов находится в долине каньонов, - перечислила я.
   - Крыланы? - с сомнением повторил Грегор.
   - Да. Почти как люди, только у них к совершеннолетию крылья вырастают.
   - Разнообразное население, - присвистнул мужчина. - А с магией как дела обстоят?
   - Магия в Саландаре везде. Ею пропитаны земля, воздух, небеса. В общем, она и составляет наш мир, только чтоб пользоваться ею, нужны знания и разрешение от великой дюжины, которая возглавляет Академию магии. Двенадцать сильнейших магистров следят за тем, чтоб Саландариане не использовали запретных заклинаний...
   - Но всегда найдутся хитроумные создания, способные обойти законы, - оборвал меня Дарион.
   - Не отвлекайся, - посоветовала я ему. Колдун что-то пробурчал и продолжил создавать портал.
   - Академия магии, - задумчиво протянул Грегор. - Думаю, это как раз то, что мне нужно! Смогу ли я туда поступить?
   - Ааааа, вообще-то возраст новобранцев колеблется от четырнадцати до шестнадцати лет, - отчего-то смутившись, пробормотала я. Моему брату как раз осенью исполнилось пятнадцать лет, и мама сослала его в вышеупомянутое учебное заведение. Именно сослала, потому что он не был её сыном. Этого отпрыска папа нагулял на стороне, после чего великодушно принял в свой замок на воспитание.
   - Возможно, для Вас сделают исключение, - заметив в глазах Грегора печаль, выпалила я. - Если Вы поразите магистров своими талантами, то они захотят обеспечить Вас систематическими знаниями.
   - Ага, или заплатишь кругленькую сумму, тогда тебя с ещё большим рвением обучать начнут, - не сдержался от очередного замечания колдун.
   - Но у меня нет денег...
   - Богатая невеста,- Дарион вдруг подскочил ко мне и положил руку на плечо, - решение всех проблем!
   - Я говорила, чтоб ты меня не трогал! - я нервно дёрнулась. Ещё мгновение, и я бы вцепилась в серые патлы колдуна.
   - Какие-то странные у вас отношения, - вмешался Грегор.
   - Я просто помогаю найти Итисе своё счастье, - усмехнулся Дарион, - чтоб она не считала меня злом в человечьем обличии.
   - Ты вредный нахал, - процедила я сквозь зубы.
   - Так, барышня, не отвлекай меня, я так-то делом занят! - демонстративно крутанувшись на месте, произнёс колдун. Он вернулся к центру круга, где успел на песке вычертить кинжалом странные символы.
   - Проход через портал болезненный, - передёрнула я плечами. - Я в первый раз сознание потеряла.
   - Я помогу Вам пережить очередное перемещение с наименьшими страданиями, - пообещал Грегор, слегка склонившись в мою сторону.
   - Дамы и господа, проход открыт! - торжественно провозгласил Дарион. Я чересчур быстро поднялась на ноги, глядя в сторону колышущегося прямоугольника темноты.
   - Итиса, прошу вперёд, - как-то странно добавил колдун.
   - Мы вместе, - быстрей меня отреагировал Грегор. Мир резко перевернулся. Я даже не успела испугаться. Это Ожвэй поднял меня на руки, прижав к груди. Мужчина в два шага преодолел расстояние до портала. Успокаивающе улыбнувшись, он ринулся в межпространственную дыру. Действительно, на сей раз я заработала только лёгкое головокружение, но лучше бы лишилась чувств.
   - Упс! - выдохнул Дарион, который следом за нами оказался в роскошной зале дворца, где собралось десятка три народу. Король с королевой, принц Ваел, принцесса, другие аристократы, моя мама - все они в молчаливом изумлении смотрели на неизвестно откуда взявшуюся троицу. Если ещё учесть обнажённость Грегора, меня у него на руках в изодранной одежде и невинное выражение на лице колдуна, то картина приобретает особую пикантную абсурдность.
   - А что меня никто не потерял? - нарушив гробовую тишину, возмутилась я. - Княжна пропала, а празднества продолжаются?
   - Маги-следопыты ещё вчера начали своё расследование, - как-то сконфужено подал голос король Иорх.
   - Случилось недоразумение, - решил всё объяснить Дарион. В этот момент Грегор поставил меня на пол, слегка отшагнув назад.
   - Мы с княжной Итисой попали в ловушку сворхов, и нас забросило в другой мир. Там мы повстречали этого милого здоровяка, который помог нам вернуться. Но и его пришлось прихватить с собой, потому что он устал в одиночку кушать монстров, - сумбурно выдал колдун. Откройся сейчас передо мной портал, я бы не раздумывая в него шагнула! Но портал не открылся, и мне осталось только мысленно застонать. Горе-горюшко моё...
  
   7
  
   Я лежала в ванне и все беспокойства волшебным образом полопались, будто мыльные пузырьки. Меня радовало, что на коже и волосах нет грязи, что из уставших напряженных частей тела исчезает боль. Я жила этими ощущениями, отгоняя прочь предчувствие бури. А она всё же разразилась, когда я, накинув мягкий халат, вернулась в спальню.
   Мама грозно смотрела на меня почти чёрными глазами, цвет которых единственное, что мне передалось от её красивой внешности. Бледное лицо, в котором нельзя было найти и намёка на прожитые сорок пять лет, на секунду исказилось от злости. Наконец-то мама раскрыла рот, чтоб выплеснуть на меня свои эмоции:
   - Итиса! Как, ответь мне, ты умудрилась попасть в такую невероятную переделку в компании колдуна! Я вчера места себе найти не могла! И сегодня тоже! Уже хотела отцу письмо отправлять, чтоб он бросал свои дела и мчался в столицу!
   - Экстренные меры, - буркнула я.
   - Вот именно! - взорвалась мама. - Ведь это такой позор! Что теперь о нас скажут?! Только пересуды утихли, вызванные изменой твоего отца, так ты новый повод подкинула! Ты же моя плоть и кровь, откуда в тебе столько сумасбродства?! Знаешь, я решила тебя ненадолго сослать к бабушке...
   - Когда? - насторожилась я.
   - А прямо сейчас, - мама торжествующе скрестила руки на груди. В комнату, словно по команде, вошла моя служанка и принялась собирать вещи в кожаный чемодан. Я с тоской подумала о том, что не смогу попрощаться с Грегором.
   Когда со сборами было покончено, мама самолично всучила мне в руки чемодан, затем ловко защёлкнула на моём запястье обруч телепортации. Кажется, родительница осерчала конкретно, так как отправила меня в халате и с сырой головой на ночь глядя к папиной матушке за тысячи километров от дворца Радость Богов.
  
   Семидесятилетняя Лореса Осенская жила в ветхом замке с двумя высокими башнями, расположенном у самой границы между Аянги и каменистой территорией крыланов. Земли моего отца находились в противоположной части королевства. Пять лет назад Лореса разругалась со своим единственным сыном, после чего перестала навещать нас. Я получала от старушки открытки на торжество рождения и другие праздники, посылала взаимные благодарности - этим и ограничивалось наше общение, хотя мне нестерпимо хотелось бабушку навестить. И вот, мама в порыве гнева, исполнила мою мечту, сочтя это наказанием. Я даже этому обрадовалась.
   Остаток зимы я провела в обществе бабушки и десяти её слуг. Мама пару раз писала мне, призывая вернуться домой. Последнее её письмо содержало следующие строки:
   "Первые десять дней весны проведём во дворце. Там все в восторге от Грегора Ожвэя, которого именно ты привела в наш мир. Тот, кого сначала все приняли за варвара, оказался весьма удивительным молодым мужчиной. Говорят, сама принцесса от него без ума! Ходит и такой слух, что принцу Ваелу нужна невеста. Через семь месяцев ему исполнится двадцать пять, и до этого он должен успеть завести семью. На этом настаивает королева.
   Итиса, силы браслета хватит на ещё одну телпеортацию. Я жду тебя в усадьбе Сорл до 30-го дня метельщика1".
   (1 - последний месяц зимы)
   До условленного мамой срока оставалось ещё две недели, но я впала в уныние. Дворец, как и в детские годы, вновь стал казаться мне местом сбора красивых и уверенных в себе людей, готовых смеяться надо мной по поводу и без. Так было раньше. Унера придумывала мне обидные прозвища. Другие её поддерживали. Даже взрослые смотрели на меня с жалостью и брезгливостью. Из-за этого я ненавидела посещать с родителями дворец, пока в пятнадцатилетнем возрасте не влюбилась в принца. Странное безответное чувство позволяло мне жить мечтами, далёкими от реальности, где я была желанной и любимой. Но после приключений в мире Посмертия, что-то во мне изменилось. Я прикоснулась к кошмарам бытия, там было тяжело, зато не скучно! Конечно, вернуться туда вновь я не желала, но хотела подобных ощущений отстранённости от жизни по этикету.
   - Чего загрустила? - вырвав меня из плена странных мыслей, спросила бабушка. Мы сидели в малой зале перед полыхающим камином за игрой в фишки и карточки. Именно Лореса обучила меня хитростям этой стратегии, где победа зависела не от удачи, а от продуманности ходов.
   - Бабушка, я много читала о любви, о том, что она важней всего, но так ли это? Даже родители не смогли подтвердить мне эту истину. Папа запутался в своих изменах, мама живёт вниманием других мужчин. Я замечаю это, хотя раньше и пыталась отрицать...
   - Между ними никогда не было любви, - сказала бабушка, как отрезала. - Мой сын видел в твоей матери выгодную партию. Она приняла его предложение, потому что хотела повысить свой статус.
   - И меня ждёт такая же судьба, - обречёно прошептала я. - Никто меня не полюбит. Спрос на дурнушек невелик, но охотники за приданым сыщутся.
   - Ты бы прекратила себя дурнушкой кликать, - сверкнув голубо-серыми глазами, посоветовала Лореса. - Красота понятие относительное. Многое зависит от того, как ты сама к себе относишься. Если поверишь в то, что ты великолепна, то и другие будут так считать. Я же никогда не придавала особого внимания внешности. Мир нужно чувствовать, а не разглядывать, пробовать, а не оценивать. Вот поднимись завтра на верхнюю площадку башни и попробуй ощутить превосходные богатства природы.
  
   Утром после завтрака я натянула поверх плотной рубахи меховую безрукавку. Женские штаны свободного кроя и ботиночки без каблуков казались мне удобными. Мысленно одобрив свой наряд, я отправилась покорять покосившуюся кирпичную постройку. Винтовая лестница уводила всё дальше и дальше, я перестала считать ступени после трёхсотой. К моменту, когда я добралась до единственной комнатки, с меня сошло десять потов. Наверное, хитрая бабушка решила заняться моей фигурой и в целях похудения отправила меня путешествовать по башне!
   Переведя дыхание в мрачном круглом помещении, я открыла дверцу, за которой и находилась смотровая площадка, по кругу огибающая башню. От открывшегося вида я онемела. Лазурное полотно неба с пушистыми белыми облаками раскинулось над рыжим краем крылатого народа. Редкие островки зелени свидетельствовали о раннем наступлении весны в восточных землях, синие ленты рек причудливо вились по проложенным тысячелетия назад руслам средь возвышающихся природных стен. Я различила нити многочисленных подвесных мостов и чёрные прямоугольники домов.
   - И как они там живут-бытуют? - подойдя к осыпающемуся бортику неосмотрительно близко, вслух спросила я.
   - Да нормально, привыкнуть можно, - прозвучал из-за спины неожиданный ответ. Я крутанулась на месте, прижавшись к каменному ограждению. На черепице конусообразной крыши, придерживаясь одной рукой за ржавый шпиль, стоял парень с бурыми крыльями в обтягивающем костюме из чёрной кожи с серебристыми нашивками. Колышущиеся волосы также являли собой смесь белых и черных прядей, обрамляющих узкое заострённое лицо. Я успела разглядеть напугавшего меня незнакомца до того, как из каменной кладки позади меня выпало несколько глыб, не выдержавших моего веса. Потеряв опору, я взмахнула руками и полетела вслед за ними.
   Интересно, когда я разобьюсь в лепёшку, хоть один представитель мужского пола будет по мне горевать? Не считая папы с братом, разумеется.
   Но грозившая погибель миновала меня. Пернатый ринулся за мной головой вниз, сложив крылья за спиной. Только когда парень нагнал меня и обхватил руками, прижавшись к моей груди, трепещущие плоскости раскрылись и даже совершили пару спасительных взмахов. Но удержать в воздухе два тела им было не по силам. Я всё же упала на твёрдую землю, придавленная сверху симпатичной причиной моей возможной смерти.
   - Как неловко получилось, - резво подскочив на ноги, подметил парень.
   - Очень, - согласилась я, продолжая лежать. Сама удивилась тому, что могу говорить. Полученная встряска лихо меня ошарашила.
   - Ты ошеломлена, - констатировал парень. Нагнувшись, он протянул мне руки.
   - Именно. Я ошеломлена, - сквозь зубы, согласилась я. Приняв стоячее положение, я оценила тот слой грязи, который пропитал мои волосы и одежду.
   - Честно, я не ожидал, что ты упадёшь от моего обаяния.
   - У тебя ещё наглости хватает шутки шутить?
   - Да, не совсем уместно, - парень почесал затылок. В озорных глазах кофейного цвета промелькнуло искреннее сожаление. - Я позже тебя навещу.
   - Что? Зачем? - растерялась я, но незнакомец уже взмыл ввысь. Я немного постояла на месте грязевой скульптурой, затем побрела к входу в жилую часть замка.
  
   Болели затылок и спина, поэтому оставшуюся часть дня я провела с книгой на кровати.
   - Ну что, понравилось тебе на смотровой площадке башни? Ощутила новые эмоции? - заглянув ко мне, поинтересовалась Лореса.
   - Да, бабушка, - протянула я. - Впечатлений надолго хватит! Только я к ужину не спущусь, пусть мне сюда принесут, и передай садовнику, что на грядках у него парочка булыжников выросла.
   - Не сезон же ещё, - удивилась бабушка, перед тем как удалиться. Я тихонько присвистнула. Но все причуды пожилой родственницы отошли на второй план. Я окунулась в мир повествования. Выдуманная приключенческая история о храбром гноме настолько поглотила меня, что я никак не отреагировала на приход служанки, которая запустила огонь в камин и продолговатые лампы из заговорённого стекла.
   - Ужин, - коротко кинула женщина, поставив на столик поднос, но на меня и это волшебное слово не подействовало. Я целиком и полностью отдалась книжным страстям.
   "Гном Гараль извлёк кинжал из плоти поверженного монстра. Но не успел он оттереть металл от густой крови с запахом поражения, как спасённая эльфийка встала перед ним на колени.
   - О, мой герой! - вскликнула она, обвив руками шею гнома.
   - Задушишь! - попытался высвободиться Гараль, но прыткая эльфийка умудрилась прижать свои сладкие губы к губам мужчины. И все его слова потонули в ней".
   Пытаясь осмыслить последнюю строчку, я отложила книгу в сторону. Описания поцелуев всегда особо привлекали меня в литературе. Так сказать, я изучала теорию, чтоб не оплошать на практике. Когда-нибудь ведь и мне достанется случай поглотить чьи-то слова!
   Стук в окно отвлёк меня. Я поднялась с постели и, пройдясь по комнате, отодвинула плотную штору в сторону. Как я и ожидала, в вечерних сумерках вырисовывался силуэт крылана, зависшего за стеклом. Кто ж ещё мог постучать в окно спальни, находящейся на четвёртом этаже? Парень жестами показал мне, что хочет внутрь. Я ехидно улыбнулась, скрестив руки на груди. Правильно расценив мой посыл, пернатый умоляюще сложил ладони и поднёс к губам. Подумав, что не так уж и часто в мои покои рвутся мужчины, я с трудом выдвинула из паза щеколду и со скрипом распахнула большие створки. Прохладный воздух наступающей ночи всколыхнул подол домашнего платья в клеточку. Я невольно отступила назад.
   - Вот бы сразу так, - парень уселся на широкий подоконник, свесив ноги в комнату.
   - Так зачем ты вернулся?
   - Извиниться, конечно! - обезоруживающе выдал парень, выждал короткую паузу и выпалил. - Ты, это, прости меня!
   - Впечатляет, - съязвила я. - Поди весь день репетировал?
   - Всего пару часов, - отмахнулся крылан. Уходить, то есть улетать, он явно не собирался. Взгляд его блуждал по моей комнате, пока не наткнулся на столик у камина.
   - Я бы перекусил, - ненавязчиво намекнул гость. Он спрыгнул на пол. По перьям пробежались белые светящиеся змейки и крылья исчезли. Я знала, что для удобства представители летающей расы могут магией крылья "откидывать", но тонкостей сего обряда не ведала. Даже не думала, что это так просто.
   - Меня Дэвириком зовут, можно просто Дэв, - усевшись в кресло, соизволил представиться парень. - А тебя?
   - Итиса, - сказала я, заняв второе кресло напротив.
   - Жарко тут, - пожаловался Дэв. Я не нашлась, что ответить, потому что парень быстро снял куртку с белыми узорами, оставшись в одной чёрной майке. Щуплые плечи и торчащие ключицы подсказали мне, почему крылан не смог удержать меня навесу и лишь замедлил падение.
   - Ешь всё, - великодушно подвинув поднос на край стола, предложила я.
   - Отлично! - Дэв бесхитростно улыбнулся, отчего на левой щеке образовалась милая ямочка.
  
   8
  
   Дэв оказался моим сверстником. Прошлой осенью ему исполнилось девятнадцать. Крылан повадился навещать меня по утрам и вечерам. Он тратил на эти встречи свои свободные часы, не занятые службой в охранном карауле границы. За десять дней знакомства я узнала, что Дэв сирота, воспитывался в казённом доме для детей. Необычный чёрно-белый цвет волос сделал парня изгоем. Из-за этого он приобрёл привычку уединяться. Когда два года назад у него выросли крылья, он начал улетать. Сначала искал тихие местечки в родном королевстве, а затем повадился проводить время на крыше бабушкиного замка.
   - То есть ты страж границы, который сам её регулярно пересекает без особого разрешения? - уточнила я в одном из наших разговоров.
   - Ну, да, - Дэв пожал плечами. -Я как раз слежу за участком, где начинаются земли твоей бабушки. Никто о моих самоволках не знает, а они для меня как глоток свежего воздуха. Здесь я могу попрактиковаться в магии. Смотри, что уже умею!
   Я не успела запротестовать. Дэв подскочил с продавленной кушетки, на которой мы сидели. Дело было с утра, мы находились в захламлённой комнате башни, куда пробивался свет лишь через круглое окно и открытую дверь на балкон.
   - Чиры-быры! - выкрикнул парень и хлопнул в ладоши. Внутрь ворвался порыв прохладного ветра, прошёлся вихрем по комнате и выскочил прочь. Зато вековая пыль, которую он поднял, серым туманом зависла над полом. Я несколько раз чихнула, глаза заслезились.
   - Впечатляет, - буркнула я, пытаясь отряхнуть подол платья. - Вновь ты меня измарал!
   - Получилось не совсем то, что я планировал, - признался Дэв. - Видишь ли, обучаться магии самостоятельно - дело сложное и опасное. У крыланов есть определённый список повседневных заклинаний, которыми могут пользоваться все способные. Нечто большее позволено только коалиции обученных магов. Я не могу безнаказанно развивать свой дар, а мне так хочется! Вот бы поступить в Академию, только возраст уже не тот, да денег нет.
   - О да, цены там запредельные, - согласилась я, вспомнив, какую сумму отец отдал только за первый год обучения моего брата.
   Наши беседы касались не только несбыточных грёз. Дэв в свойственной ему бесхитростной манере рассказывал о своей жизни. Выяснилось, что он тоже обожает читать и серия про гнома Гараля его любимая из современной приключенческой литературы. Пару вечеров мы посвятили игре в карточки и фишки, но Дэву она мало понравилась. Он предпочитал уплетать за обе щёки мой ужин, который мне теперь регулярно приносили в комнату.
   Бабушка отметила, что я стала более улыбчивой и сказала, что хороший друг ценней любых сокровищ. У меня закралось подозрение, что Лореса осведомлена о моём общении с крыланом, но я не стала акцентировать внимание на этом факте. Я боялась своим признанием нарушить очарование тайных встреч, от которого смысл моей жизни приобретал весомость.
   Когда через тринадцать дней после моего падения с башни, я получила ещё одно письмо от мамы с настоящей мольбой о моём возращении домой, я конкретно приуныла. Расставание с бабушкой и Дэвом казалось мне ударом по самому больному месту. Холодность и надменность людей, с которыми мне предстояло столкнуться во дворце, нагоняли отвращение, но мама писала, что у неё начнётся депрессия, если я не появлюсь.
   Прощание с Дэвом прошло эмоционально. Парень подарил мне последнюю новинку о гноме Гарале.
   - Я даже сам ещё не прочёл, - подметил он.
   - Я тебе перескажу, когда летом вернусь к бабушке, - пообещала я.
   - Хорошо, - Дэв уже направился к окну, чтоб упорхнуть в ночь, но резко обернулся и заключил меня в объятия.
   - Я буду скучать по блюдам от вашей кухарки, - попытался крылан превратить свой порыв в шутку.
   - Всегда знала, что тобой движет только корысть, - в тон ему ответила я.
  
   Выслушав утром от бабушки уйму мудрых наставлений, я взяла свой чемодан и воспользовалась перемещающим браслетом. Из ветхого, но уютного мирка я попала в обитель печали и молчаливых обид. Мама с папой по очереди поприветствовали меня, после чего папа отговорился срочными делами и исчез, а мама принялась изливать жалобы.
   - Он так редко появляется здесь, весь в разъездах. Я со страхом жду момента, когда он привезёт ещё одного ребёнка! Хорошо, что завтра мы с тобой будем во дворце. Суматоха празднеств, несомненно, отвлекает от горестей, - сделаламама вывод, противоположный моим мыслям.
   - А ещё он намеревается всё завещать Кавиру, все шахты и заводы! Тебе достанется лишь законное приданное, - вспылила мама.
   - С чего ты взяла? - устало спросила я. Мама всегда предвзято относилась к моему младшему брату. Её очень пугала возможность того, что незаконнорожденный ребёнок получит больше наследства, чем я.
   - Я сглупила, отправив Кавира в Академию. Теперь Зарян дождаться не может, когда тот обучится. Твоему отцу кажется, что магическое образование поможет Кавиру стать достойным руководителем и управителем. Ведь и факультет этот гадёныш выбрал магико-теоретический! Нужно было мне и тебя в своё время пристроить в Академию.
   Я не стала спорить с мамой. Выговорившись, она почувствовала себя лучше. До позднего вечера мы с ней выбирали шляпки, блузы, юбки и прочие вещи, которые нам предстояло взять с собой для десятидневного пребывания во дворце.
  
   Бал-открытие поражал своей грандиозностью, масштабностью и яркостью. Проходил он под открытым небом в великолепном саду "Радости Богов". Светящиеся гирлянды сетью были натянуты над мощеной площадкой для танцев. Столики с закусками размещались в круглых беседках, оркестр играл на специальном помосте. Я стояла в тени раскидистого куста, наблюдая за весельем присутствующих. Красавец-принц рассаживал по дорожкам с Унерой под ручку, король и королева засели в одной из беседок, но не они были моей целью. Статный атлет в шёлковом камзоле привлекал мой внимание. Узнать в нём заключённого из мира Посмертия было практически невозможно. Ожвэй обстриг длинные волосы. Теперь они имели вид жидкого шоколада и едва достигали плеч. Манерное изящество сквозило в каждом его движении. Я слышала обрывки его разговора с дамами и поняла, что акцент практически исчез.
   В какой-то момент мужчина остался один, и я воспользовалась шансом.
   - Добрый вечер, - подойдя к Грегору, сказала я. Он окинул меня беглым взглядом, и мне почудилось в нём брезгливое узнавание.
   - Княжна Итиса, - мужчина удостоил меня лёгким кивком головы.
   - Как Ваша жизнь? - попыталась я завязать беседу. Я пыталась уловить те же посылы, какими одаривал меня Ожвэй в заброшенном мире, но наткнулась на прочную стену презрения.
   - Послушай, - Грегор слегка наклонился, чтобы его слова достигли только меня, - исчезни из моего поля зрения! Ты напоминаешь мне одного мерзкого монстра из Посмертия, который так же шлёпал не в меру крупной губой...
   От подобной обидной грубости я приросла к месту. Музыка смолкла для меня, остался лишь несущийся со всех сторон смех. Мне казалось, что это надо мной потешается целая вселенная.
   -... только он не был таким толстым, - закончил Ожвэй, ядовито улыбнувшись. Он ушёл, чтобы пригласить на танец принцессу. Кто-то мимоходом толкнул меня локтём. Я всхлипнула. Горе-горюшко моё, о котором я успела подзабыть за недели у бабушки, обрушилось на меня с новой силой. Торопливо я покинула бал, углубившись в заросли сада по неприметной дорожке. Усевшись на бортик фонтанного бассейна, я разревелась. Шум льющейся воды заглушал мои горестные всхлипы. Так я считала.
   - Барышня, решила с фонтаном посоревноваться? - кольнул меня ехидный вопрос. Я убрала руки от лица. Дарион, которого мне сейчас хотелось видеть меньше всего на свете, развалившись, сидел на скамье через дорожку от меня. Минуты две мы буравили друг друга взглядами.
   - Почему ты в кустах прячешься? - наконец-то спросила я.
   -Я не прячусь, - возмутился мужчина, - а слежу за порядком, оставаясь в тени. Такова участь королевского колдуна. А ты...
   - А я соревнуюсь с фонтаном, как ты верно подметил! Не мешай, пожалуйста.
   - Позволь только один вопрос: чем вызвано твоё рвение лить воду литрами? - полюбопытствовал колдун. - Весна, вроде, не засушливая. Если ты задумала устроить потоп, то я буду вынужден тебе помешать.
   - Да? И как? Сделаешь меня красавицей? - не сдержалась я. От обиды на всех и вся я вновь ощутила подступающие слёзы.
   - Опять ты за старое, - Дарион тяжело вздохнул, поднялся со скамьи и подошёл ко мне. Он извлёк из кармана безрукавого кафтана квадратик сложенного носового платка.
   - Возьми, - колдун протянул его мне. Помедлив, я приняла платок. Поочерёдно я прижала его к мокрым щекам. От ткани исходил успокаивающий аромат лаванды.
   - Ставлю сто к одному, истинная причина твоих стенаний - Грегор Ожвэй, - без вопросительных интонаций произнёс Дарион.
   - Он самый, - подтвердила я.
   - Сама виновата, нечего было кого попало в наш мир тащить, - укорил меня колдун. Если бы не чудесное воздействие лавандовых ноток, которые я вдыхала, поднеся платок к самому носу, то я бы закричала и заистерила. А так лишь пожала плечами и тихо промолвила:
   - Он был таким вежливым и одиноким.
   - Ладно, ворошить прошлое нужды нет. Грегор стал проблемой в настоящем, и это меня беспокоит, - сменив тон на доверительный, Дарион сел рядом со мной.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Все вокруг хвалу ему возводят, считают почтенным гостем из другого мира. Король идёт у него на поводу, а это мне совсем не нравится. Иорх даже намерен исполнить просьбу Грегора, и договориться с дюжиной магистров об особом курсе обучения для Ожвэя в Академии, - перечислил колдун причины своего недовольства.
   - Боишься, что Грегор займёт твоё место? - предположила я.
   - Боюсь, что Грегор станет угрозой для всего Саландара, - отрешённо протянул Дарион. То, что он обсуждает со мной такие вещи, показалось мне очень важным.
  
   Следующие дни во дворце прошли без происшествий. Я ходила на большие чаепития, посещала со всеми театральные представления, участвовала в судействе вышивок, представленных знатными дамами на специальной выставке. Подобие жизни без настоящих эмоций тянулось ровной полосой. Я старалась не попадаться на глаза Грегору, вокруг которого постоянно толпились девушки во главе с принцессой. Да меня, в принципе, вообще мало кто замечал. В итоге у меня сформировалось одно навязчивое желание: стать если не красивой, то выдающейся. Я видела Грегора стоящим передо мной на коленях и вымаливающим прощение за свои слова. Такой яркой была эта картинка, что я даже испугалась в первый раз. А затем принялась развивать будоражащую кровь фантазию.
  
   Второй раз мы с Дарион встретились накануне нашего с мамой отбытия домой. Я вернулась в свою комнату и застала колдуна. Заложив руки за спину, он расхаживал туда-сюда.
   - Незваный гость хуже сворха, - пробормотала я старинную поговорку.
   - Хорошо, что ты пришла. Садись, - мужчина кивнул мне на кресло. Его хозяйские повадки привели меня в замешательство. Я послушно села. Было что-то тревожное в его порывистых движениях. Полы кафтана разлетались, когда Дарион делал развороты.
   - Летом, когда учащиеся Академии разъедутся на три месяца отдыхать, для Грегора проведут спец.курс. Мне вчера об этом сказал король. А ещё о том, что магистры не захотели распинаться ради одного человека, пусть даже любимчика королевской семьи. Таким образом, набирается группа из желающих получить магические навыки. Но простым смертным попасть туда невозможно. Дети знатных особ из разных стран - вот кто кандидаты.
   - Те, кто готов раскошелиться, - подытожила я, догадываясь, к чему клонит колдун.
   -Да. Король поручил мне выбрать будущих одногруппников для Грегора из нашей среды. Ты должна стать одной из них! - Дарион остановился и упёр в меня хмурый взгляд. Кажется, он сам сомневался в правильности своего решения.
   - Моя мама...
   - Твоя мама уже дала согласие, - оборвал меня колдун. - Она сама как-то прознала про спец.курс и пришла ко мне с просьбой взять тебя.
   Да, в чём, в чём, а в принятии решений за других моя мама явно преуспела.
   - Но я ничего не смыслю в магии, - предприняла я последнюю попытку вразумить Дариона.
   - До лета ещё достаточно времени. Я дам тебе книгу с основными постулатами обращения к силе. Задатки у тебя имеются, я это чувствую, - выкрутился колдун. Упоминание книги натолкнуло меня на одну идею, показавшуюся мне блестящей в сложившейся ситуации.
   - У меня есть одно условие, - предупредила я.
  
   9
  
   Часть папиных земель, расположенная в северных широтах, изобиловала лесами. Весна сюда добралась поздно, к концу второго месяца от официального её начала. Замок на холме выглядел хмурым и неприветливым даже в лучах расщедрившегося солнца.
   Я прогуливалась по тропинкам, минуя лужицы и грязь. До стены чёрного леса оставалось недалёко. Мама предупреждала, чтобы я не подходила близко к нему. По её мнению оттуда мог выскочить злобный леший и утащить меня. Конечно, такая кикимора как я только ему и нужна! Пролетевшая над головой ворона насмешливо каркнула, будто прочтя мои мысли. Я погрозила ей кулаком.
   Настроения не было с самого утра. Как и вчера, и позавчера. По ночам меня посещали неприятные сны, в которых я видела себя и Грегора Ожвэя. Каждый раз я слышала его унизительные слова с разными обидными добавками, а в конце превращалась в монстра, которому стража стремилась отрубить голову. Моё подсознание издевалось надо мной. Масла в огонь подливала и мама своими бесконечными разговорами о моём будущем обучение в Академии. А я уже жалела, что дала согласие. Страх опозориться, потерпеть крах терзал меня не хуже, чем недовольство внешностью.
   Я думала, что смогу отвлечься во время прогулки под приветливым солнцем, но дурные мысли не оставляли и на свежем воздухе.
   - Всё равно нужно больше шевелиться, - напомнила я себе.
   - Госпожа, госпожа Итиса! - услышала я взволнованный окрик. Обернувшись, увидела спешащую вниз по склону холма служанку Мизу. Я пошла ей навстречу.
   - Ваша матушка просит Вас немедленно вернуться в замок, - когда между нами осталось шагов двадцать, доложила женщина. - Она только что получила сообщение через почтовую шкатулку.
   - О чём? - не останавливаясь, спросила я.
   - Важные гости пожалуют к нам меньше чем через час.
  
   О том, какие именно гости, Миза не знала. Добравшись до мрачного строения, мы с ней сразу же направились в мои покои. Пока я снимала прогулочное платье, подол которого таки заляпала, горничная подобрала мне чистый наряд из гардероба. У Мизы чувство стиля было развито лучше, чем у меня. Я в очередной раз убедилась в этом, стоя напротив зеркала. Кремовая блуза с красными цветами в уголках отогнутого воротничка уходила на талии под юбку чёрного цвета длиной до лодыжек.
   Миза занялась моими волосами. Вскоре распушённая каштановая коса превратилась в улитку на затылке. Круглое лицо, полностью открытое, вгоняло меня в уныние. Не сдержавшись, я вытащила одну прядку, спустившуюся ото лба до подбородка. Горничная недовольно вздохнула, но ничего не сказала, протянув мне рубиновые серьги, которые довершили образ жалкого создания в дорогих вещах.
   Я направилась по скучным коридорам с бесстрастными статуями в один из самых вычурных залов замка, где мама обожала принимать знатных гостей, которые могли оценить коллекцию картин современности и позавидовать утончённому вкусу супруги князя Осенского. Лакей, стоящий у широких двустворчатых дверей поприветствовал меня кивком головы.
   - Они уже там? - притормозив, спросила я. Ответом мне послужил повторный кивок. Я сдержала порыв полюбопытствовать, кого именно мне предстоит увидеть. Тем более мужчина уже потянул за ручки, распахивая передо мной двери.
   Я замерла перед Дарионом, не сделав и пары шагов. Королевский колдун с зачёсанными назад пепельными волосами и без небрежной щетины показался мне совсем юным. Только морщинки в уголках серых глаз сообщали, что мужчина старше меня.
   - Это ты что ли почтенный гость, из-за которого мне пришлось прервать прогулку и опрометью мчаться в замок? - искренне изумилась я. Дарион странно скосил глаза в сторону, будто его резко переклинило.
   - Совсем тебя во дворце загоняли, бедняга? - с притворным сочувствием спросила я.
   - Итиса, - услышала я возмущённый мамин шёпот. Предчувствуя неладное, я повернулась на девяносто градусов. Теперь и меня саму переклинило. В уютной нише под вьющимися декоративными растениями за изящным столиком сидели моя родительница и принц Ваел. Без сомнения, они слышали мои слова. Без сомнения, я опозорилась почти так же крупно, как когда вернулась из другого мира в компании двух мужчин.
   - Приветствую, принц, - механически выговорила я, надеясь, что щёки мои не краснее рубинов в серёжках.
   - Добрый день, княжна, - Ваел поднялся со своего кресла. Преодолев свой ступор, я подошла к зоне чаепития и заняла место на кушетке рядом с мамой.
   - Какими судьбами в наших краях? - сорвалась с моих губ банальная фраза.
   - Навестить вас, - обескуражил меня принц. Я-то думала, он к отцу моему по делу явился. От изумления я бесцеремонно уставилась на сына короля. Объёмная чёлка русых волос закрывала широкий лоб, но отставляла видимыми чёткие линии тонких бровей с изломом. А под ними большие глаза цвета дивных васильков. Кончик тонкого длинного носа слегка приплюснут. Матовые губы выдаются вперёд.
   Меня посетила несвоевременная мысль о том, что если принц отрастит волосы хотя бы до плеч, то его можно будет спутать с девушкой.
   - А зачем нас навещать? - выдала я чересчур неприличный вопрос, за что тут же получила от мамы толчок локтём в рёбра. Принц сделал вид, что этого не заметил.
   - Захотелось отвлечься от правительственной суматохи. Отец поручает мне много дел, но свои выходные я волен проводить, как пожелаю, - вежливо ответил Ваел. Я окончательно растерялась. Просто вообразить себе не могла, каким местом отдых королевского отпрыска относится к нашему с мамой обществу.
   В зал вошли служанки с подносами. Я использовала эту заминку и попыталась взять себя в руки. Негоже княжне разговаривать с принцем, будто с колдуном безродным. Последний, кстати, так и стоял на своём посту. В профиль лицо его казалось аристократичным, а осанка статной.
   - Может, пригласим Дариона к столу? - подавшись необъяснимому порыву, предложила я.
   - Я и сама об этом думала, - пришла мне на помощь мама. - Он будто страж, да разве могут быть какие-то опасности в нашем замке?
   Долго уговаривать Дариона не пришлось. Опустившись в кресло, он сдержано улыбнулся.
   - Как продвигается набор группы для летнего обучения в Академии? - не замедлила поинтересоваться мама. Видимо, для этого она колдуна и усадила с принцем за один стол.
   - Получены заявки от иностранных претендентов, - лаконично ответил мужчина. Я нервно дёрнулась.
   - Итиса, Вы ведь тоже намерены поучиться магии? - от больших глаз принца не укрылась моя реакция, которую он неверно понял.
   - Да. По-моему, это очень интересно, - слукавила я.
   Потом разговор пошёл о моём отце. Мама извинилась за то, что его сегодня нет. О том, что он три недели живёт в усадьбе за сто километров от нас, она промолчала. Ваел заверил, что ему достаточно и нашей компании. Меня так и подмывало спросить: "Почему?". Никогда раньше таких визитов не было, а тут на тебе.
   "Как с твоей подготовкой? Что уже усвоила?" - прозвучали в моей голове вопросы голосом Дариона. Колдун подгадал момент, когда принц и мама увлеклись обсуждением открытия в столице нового театра. Я попыталась также мысленно ответить: "Никак. Ничего".
   "Плохо. Спроси, останемся ли мы на ужин", - коснулась моего разума новая фраза.
   "Останетесь ли вы на ужин?", - исполнила я просьбу. Дарион скривился: "Вслух спроси!".
   - Останетесь ли вы на ужин? - чересчур громко обратилась я к принцу, оборвав на полуслове маму.
   - К сожалению, нет, - отозвался Ваел. - Нам нужно ещё кое-кого навестить. Телепортируемся через час.
   - Я вынужден просить разрешения украсть княжну Итису на десять минут, - с прискорбием сообщил Дарион, - с целью демонстрации простейшего заклинания для увеличения магического потенциала.
   -Если это пойдёт моей дочери во благо, я разрешаю. За той дверцей имеется свободная комната, - мама указала в другой конец зала.
   Свободная комната на деле являлась подсобным помещением с швабрами, вёдрами и картинами, которые мама перестала считать шедеврами, но выкинуть не решалась. На не загромождённый клочок пространства падал прямоугольник света из окна. Закрыв дверь, Дарион обернулся ко мне. Я постаралась отойти как можно дальше, чтоб увеличить расстояние между нами.
   - Зачем принц здесь? - шёпотом спросила я.
   - Разве ты не в курсе? Он ищет себе невесту, - Дарион небрежно отмахнулся.
   - А я тут причём? - не унималась я.
   - Ты одна из множества незамужних богатеньких барышень. Раз в неделю Ваел устраивает смотрины, всегда такие внезапные. Предупреждает о своём перемещении не раньше, чем за час. Ему кажется, что так он может распознать истинную натуру претенденток, не успевших войти в роль. С тобой это отлично сработало, - Дарион растянул губы в широкой улыбке. - Ты была сама непосредственность.
   - У меня всё равно не было никаких шансов стать его избранницей, - успокаивая себя, протянула я.
   - Я тебя сюда не за этим позвал, - колдун посерьёзнел, - нужно поговорить о твоём обучении...
   - Ты выполнил моё условие? - нетерпеливо перебила я.
   - Да, мой друг крылан отыскал твоего парня и договорился, чтоб его отпустили на три летних месяца со службы. И я потрачу на это часть своих накоплений!
   - Я же не могу попросить маму заплатить за Дэва! Потом как-нибудь я с тобой рассчитаюсь, - пообещала я, понурив голову. Из-за крылана, которого я умудрилась впутать во всю эту авантюру, отказаться от обучения стало невозможно.
   - Итиса, надеюсь, ты понимаешь всю значимость твоей задачи? - подойдя ближе, Дарион указательным пальцем подцепил мой подбородок, чтобы я смотрела прямо на него.
   - Какой задачи? - насторожилась я, поспешив отвести руку колдуна от своего лица.
   - Следить за Грегором, пока он в Академии. Я не смогу наблюдать за ним там, а это весьма важно. Этот бывший принц неизвестной мне расы пудрит мозги всем, кому пожелает. Дочь короля грезит о нём. Сам Иорх всё чаще просит у него совета. Министры приглашают на свои заседания. Грегор пользуется этим. Он плетёт пагубную сеть, в которой запутаются все, если я вовремя не раскушу его замысел. И ты должна помочь, - говоря это, Дарион склонялся всё ближе и ближе. В серых глазах я разглядела собственное перепуганное лицо. - Итиса, это уже не шутки. Мы впустили в Саландар зло, с которым ещё не доводилось сталкиваться...
   - Я поняла тебя, - прошептала я. - Так каким способом мне развивать свой магический потенциал?
   - Ты вообще заглядывала в книгу, которую я тебе дал? - Дарион резко отпрянул. - Он описан на сотой странице. Позанимайся в оставшийся месяц.
   Когда мы вышли в зал, я всем телом ощутила внимательный взгляд принца. Моя мама что-то рассказывала ему, а он молча смотрел в нашу с Дарионом сторону. Непонятно почему мне стало неловко. Будто Ваел осуждал моё уединение с колдуном.
   - Спасибо за тёплый приём, - не дождавшись, пока я сяду за стол, принц поднялся на ноги. - Надеюсь на скорую встречу.
   - До свидания, Ваше высочество, - пролепетала мама.
   - До свидания, - тихо повторила я. Дарион и Ваел телепортировались. Я опустилась на кушетку и отстранённо взяла из вазочки пряник. Покоя не давали слова колдуна о Грегоре, о возможной опасности.
   - Ты бы поменьше налегала на сладкое. Тебе следует немного похудеть, - упрекнула меня мама. Я с трудом проглотила откушенный кусочек. Подобные слова от мамы я слышала впервые. До этого она уверяла меня, что женщину нестандартные формы делают более привлекательной.
   - Возможно, принц сделает тебе предложение. Я хочу, чтоб ты была самой прекрасной невестой, - мечтательно пояснила мама своё замечание.
  
   10
  
   В отличие от мамы я призрачных надежд на свадьбу с принцем не питала. Зачем ему такая, как я, когда вокруг полно величественных красавиц? Но хотя последний месяц весны и наполнился для меня волнением, я попыталась отказаться от привычки заедать его сладостями. За неделю до лета ко мне пришла наша портниха, чтоб снять мерки для особых нарядов на период обучения. Она отметила, что несколько сантиметров с талии исчезло. И грудь уменьшилась. В других условиях я бы этому порадовалась, но беспокойство сводило меня с ума. Описанный в книге Дариона способ приобщения к миру магии не принёс желаемого результата. Мне следовало настроиться на определённый предмет и заставить его сменить цвет. Теперь в моей комнате висели розово-зелёные шторы, хотя пыталась я их сделать жёлтыми.
   Сундук с моими вещами заранее отправили в Академию, мне же ещё предстояло посетить бал, устраиваемый королём в честь...
   - В честь тебя и других поступающих на летний курс! - пояснила мама. - Князь Шен, Грегор Ожвэй и ты - вот и все представители от нашего королевства. Удивлена, что нет других девушек, но от этого твоё положение только выигрывает. Будешь сиять средь мужчин.
   - Я буду сиять, только если меня подожгут, - резонно заметила я. Мама лишь всплеснула руками.
  
   Очередной бал. Под открытым вечерним небом с россыпью звёзд, но не в саду, а на крыше одного из прямоугольных трёхэтажных зданий дворца. Вначале король Иорх и вправду объявил о том, что посвящено это торжество "славным любителям новых знаний", после чего отвесил кивок Грегору, стоящему в первом ряду зрителей. Вокруг Грегора и князя Шена образовалось два островка поздравляющих, я же отошла к ограждающему бортику. Положив ладони на тёплую поверхность отполированного камня, я залюбовалась видом на реку, за которой начиналась территория столицы. Академия магии находилась также за городом, но в другой стороне, ниже по течению реки Шумены среди высоких сосен и кедров. Уже завтра к полудню я буду там.
   Звуки веселья и ритмичной музыки усилились. Начались танцы. Я не хотела оборачиваться и наблюдать за эйфорией празднующих. Я задумалась о том, где сейчас Дарион. Ему ведь следует незаметно следить за порядком, но на крыше укромных уголков совсем нет. Подавшись порыву, я резко развернулась. Кружащиеся в центре площадки пары мешали обзору, но мне показалось, что у противоположного парапета за рядом столиков с закусками я вижу знакомую фигуру. Я двинулась туда, держась подальше от танцевальной зоны.
   - Княжна Итиса, - принц Ваел внезапно встал на моём пути. Я успела притормозить всего в полушаге от него.
   - Ваше Высочество, - по привычке я потупила взор, отвесив поклон. Я уже собралась идти дальше, но заметила протянутую руку.
   - Подарите мне один танец, - попросил Ваел. Я завертела головой, пытаясь понять, к кому он обращается.
   - У Вас уже есть другой кавалер? - вскинув тонкую бровь, спросил принц.
   - Нет, - ответила я, вложив свои пальцы в его ладонь. Последний раз я танцевала чуть меньше года назад на своём дне рождении с папой. То беззаботное кружение не могло сравниться с предстоящим испытанием. Множество свидетелей, быстрая мелодия и волнение мешали мне сосредоточиться. Вторая рука принца легла мне на спину. Расстояние между нами сократилось до положенного бальным этикетом.
   "Три шага назад с правой ноги, два влево, разворот и так далее", - прозвучала мысленная подсказка. Я успокоилась. Почувствовав это, Ваел начал двигаться в условленном порядке. Я выдерживала такт, смотря прямо в васильковые очи принца. Они не выражали ничего особенного, но и отчуждённости в них не было. Я позволила себе робкую улыбку, и мужчина на неё ответил, обнажив белоснежные зубы. Я представила, что сейчас он склонится к моей шее и укусит. Это прибавило мне весёлости. Я даже чуть откинула подбородок, демонстрируя бледную кожу. Когда музыка притихла, перестраиваясь на новый ритм, мы остановились.
   - Благодарю за приглашение, - поспешила сказать я, боясь, что при повторном танце точно оплошаю. Принц отступил от меня.
   - Итиса, Вам спасибо, - произнёс он.
   - Красиво смотрелись со стороны, - вклинилась в беседу Унера. Кажется, она только и ждала этого момента. В интонациях черноволосой звучала неприкрытая насмешка.
   - Княжна Итиса отлично танцует, - спокойно заметил Ваел. - Я бы не отказался от второго вальса...
   Принц ещё не завершил свою фразу, как на проходящего мимо разносчика фурией налетела юная сестра Унеры. Молодой человек потерял равновесие, поднос с закусками выпал из его рук прямо на меня. Блюдо со звоном приземлилось на блестящий пол, а вот маленькие рулеты с икрой улитками ползли по подолу моего платья, оставляя на золотистой ткани тёмные следы.
   - Какая я неловкая, простите! - сдерживая смех, пролепетала Нарси. Не было бы рядом принца, я бы схватила эту мерзавку и скинула с крыши.
   - Это у вас семейное, - выдал сёстрам Ваел. Я с надеждой посмотрела на него и успела заметить мелькнувшую ухмылку. Теперь мне самой захотелось спрыгнуть вниз.
   - Я... мне пора, - задыхаясь, сказала я. Принц понял, что оплошал.
   - Вы можете сменить наряд и вернуться, - предложил он. Я лишь порывисто кивнула и поторопилась уйти.
   Я брела по коридору этажа, над которым шёл бал. Слёзы решили не литься из глаз и остались грузом на душе. В прошлый раз Грегор умудрился втоптать в грязь, сегодня сестрёнки Полтаские потешились и принца повеселили. Неужели моя внешность является мишенью для всех? Или же дело в другом?
   Краем глаза я заметила, как открывается дверь по правую руку от меня. В проёме образовалась мужская фигура.
   - Итиса, - позвал Дарион. - Иди сюда! Я могу привести твоё платье в порядок.
   - Не нужно, - отмахнулась я, но приглашение приняла. Комната была одной из галерей, растянувшейся на многие метры, но лампа с полыхающим огнём освещала только полукруглый островок. А дальше мрак. Я села на кушетку. Дарион закрыл дверь и пристроился на пуфике напротив меня.
   - Я думала, ты наверху, - указала я пальцем в потолок.
   - Я был там, но когда ты стрелой помчалась прочь, переместился сюда, чтоб тебя перехватить без свидетелей.
   - Спасибо, что подсказал, как нужно танцевать. Без тебя я бы не справилась и потерпела крах на пять минут раньше, чем это случилось, - сложив руки на коленях, проговорила я. - А подхватить летящий на меня поднос ты не мог?
   - Всего на секунду отвлёкся от твоей многозначимой персоны, - в привычной манере отозвался колдун. - Моё внимание приковал к себе Грегор с тоской глядящий в небо. Через секунду смотрю на тебя, а ты уже в закусочках.
   - Это не смешно, - фыркнула я. - Хотя жаль, что на платье их не осталось. Я бы немного поела, пока мама не видит.
   Дарион засмеялся.
   - Ну, в этом я тебе помочь точно могу, - заверил меня мужчина. - Жди здесь.
   Он исчез прямо с пуфика. Вернулся через мгновение с подносом в руках, стоя передо мной.
   - Не вываливай на меня, - попросила я. Колдун сел на другой конец кушетки, поставив металлическое блюдо между нами. Фрукты, мясные кубики на маленьких палочках, печёные вазочки с салатной начинкой, бутылка вина и два бокала предстали моему взору. Рот наполнился слюной.
   - Угощайся, - предложил Дарион и первый же принялся за еду.
   - А это тут зачем? - указала я на бутылку, проглотив парочку вкусностей.
   - Не знаю, сама на поднос запрыгнула, - пожал мужчина плечами. С деланной важностью он взял бутылку, повертел перед глазами, щелчком пальцев заставил пробку вскочить из узкого горлышка.
   - Продегустируем? - сохраняя маску серьёзности, спросил Дарион. Я кивнула, но, спохватившись, поинтересовалась:
   - Разве тебе можно алкоголь? Ты ведь на службе.
   - Не будь занудой, - колдун разлил бордовый напиток по бокалам. - Всё под контролем, если на балу что-то пойдёт не так, я получу сигнал.
   Успокоившись, я приняла протянутый бокал. Дарион взял свой. Мы стукнули их друг об друга. Тонкий звон нарушил тишину.
   - За успех нашего плана по разоблачению Грегора, - добавил мужчина. Исключительный вкус вина порадовал меня своей мягкостью и притаившейся кислинкой.
   - Такое же обожает папа. На семейных торжествах мне разрешалось пригубить немного, - произнесла я и залпом допила остатки. Дарион тоже не стал мелочиться. Вернув бокалы на поднос, мы одновременно посмотрели друг на друга. Пепельные волосы колдуна свисали прямыми прядками до треугольного подбородка. В чертах лица таилась привлекательность, которую начинаешь замечать только со временем (или после выпитого алкоголя). От взгляда серых глаз становилось спокойно.
   - Научилась пользоваться магией? - порвав молчаливую паузу, спросил Дарион.
   - Не совсем. Я меняла цвета, но не на те, которые планировала. И вообще не могла понять, как именно это происходит, - призналась я. Мужчина задумчиво цокнул языком.
   - Подчинить магию - это будто поймать ветер: идея заманчивая, но невыполнимая. Но зачем ловить ветер, если можно его ощущать и вдыхать, без особых усилий наполняться им. А когда ветер в тебе, остаётся только призвать его на помощь, - пояснил Дарион. Он поднялся на ноги, жестом предлагая мне сделать тоже. Я встала. Внезапно лампа погасла. Темнота обступила меня плотным пленом.
   - Вспомни пламя за стеклом и пригласи его вернуться, чтоб вновь стало светло, - прошептал Дарион. Теплое дыхание коснулось моего лица. Я поняла, что колдун прямо передо мной.
   - Ты способна это сделать. Это способен сделать каждый житель Саландара, просто не всем хватает сообразительности и решительности открыть себя. Прими свой дар, подумай, что зажечь огонь тебе важней всего на свете, переступи границы сознания, - вкрадчиво говорил колдун, склонившись к моему уху. Щетинистая щека прижалась к моему виску. Я честно попыталась выполнить все указания, но бешенный стук сердца и совсем другие желания сбивали с толку.
   - Дарион, я не могу, - тихо слетело с моих губ. - Я думаю одновременно о тебе и об огне. Вдруг ты загоришься?
   Я ждала, что колдун посмеётся над моей шуткой. Но когда Дарион сам вернул свет, я увидела, как он серьёзен. Поджал губы и смотрит хмуро.
   - Зря я тебя приплёл к обучению и слежке за Грегором, - сделал неожиданный вывод мужчина.
   - Это ещё почему? - я решилась-таки отступить на шаг от него. - Боишься, что я не справлюсь, и смысла от меня не будет?
   - Боюсь, что не смогу тебя уберечь, если возникнет опасность, - пригвоздил меня к месту колдун. Испугавшись, что неправильно толкую его слова, я спешно вымолвила:
   - Со мной же будет Дэв...
   - Парень, которого ты знаешь не больше десяти дней? - Дарион насмешливо вскинул бровь. - А не сильно ли ты доверяешь крылану, так неожиданно появившемуся в твоей жизни?
   - Не сильней, чем тебе, - огрызнулась я. Претензии мужчины казались мне необоснованными и даже обидными, пусть до этого он и приятно удивил меня своим беспокойством.
   - Я телепортирую тебя в твою комнату, - устало сказал колдун. Я согласно кивнула головой. На этом мы и расстались.
  
   11
  
   Ближе к полудню я встретилась с Дарионом в холле, где также были князь Шен и Грегор. Королевский колдун открыл для нас портал.
   - Девушки вперёд! - галантно предложил светловолосый Шен. Я уже двинулась к прямоугольному провалу в пространстве, когда в мои мысли в очередной раз без спроса вклинился чужой голос: "Я ещё должен с тобой поговорить с глазу на глаз. Пойдёшь последней". Я замерла, оглянувшись на ожидающих позади мужчин.
   - Я боюсь первая, порталы у меня не вызывают доверия, - ляпнула я глупейшую из отговорок. Грегор Ожвэй скорчил унылую мину и быстро прошествовал к порталу. Через мгновение его уже не было в холле. Князь Шен не стал драматизировать, подобно иномирцу.
   - Жду Вас там, - сказал молодой мужчина, после чего шагнул в тёмноту.
   - Прочтёшь мне наставления? - спросила я у Дариона, когда мы остались одни.
   - Именно, - кивнул колдун.- Я ночью кое-что обдумал. Видишь ли, Академия защищена от несогласованных телепортаций, так что мы не сможем тайно встретиться, если придётся. Поэтому я написал тебе инструкцию для превращения любого зеркала в средство связи. Так как я целыми днями возле зеркал не верчусь, пользуйся заклинанием ближе к полуночи.
   - Значит, ты по ночам возле них вертишься? - пряча взятую у колдуна бумажку в маленькую сумку, предположила я. Он промолчал, спрятав мелькнувшую улыбку.
   - И запомни, Итиса, никто не должен знать о нашем с тобой сговоре. Наблюдай за Грегором, но не привлекай внимания, не рискуй своим здоровьем и старайся хорошо учиться, - серьёзно втолковывал мне Дарион.- О подозрительных вещах сообщай мне.
   - Поняла, - коротко отозвалась я, опять поддавшись волнению и страху. Словно почувствовав это, колдун взял мою ладонь. Я никак не могла привыкнуть к этой его манере без спросу прикасаться ко мне, но на сей раз не дрогнула и заглянула в серые глаза.
   - Будь осторожна, - сказал Дарион, сжав мои пальцы слишком сильно, но не до боли. Я промолчала. Беспокойство мужчины играло на струнах моей души странную мелодию. Боясь поддаться иллюзиям, я настойчиво потянула руку, Дарион тут же её отпустил. Я подошла к порталу и под бешеный стук сердца сделала шаг вперёд.
   Перемещение прошло без казусов. Оказавшись в учебном заведении, я даже ни на кого не налетела и не сшибла. Никто не обратил на меня особого внимания. Я же разглядывала одногруппников, ожидая увидеть одного знакомого крылана. Вообще-то компания в круглом зале собралась странная. Кроме Грегора и князя Шена был один темнокожий парень с голубыми блёклыми глазами - типичный представитель расы русалов. Надув пухлые губки, притоптывала ножкой низкорослая гномка в лиловом платье. Напротив неё тихо переругивались два эльфа: девушка и парень. Эльфийка имела две коротких небрежных косички разноцветных волос. Острые вытянутые ушки были усеяны всевозможными непарными серёжками с цепочками, черепами, паукам и т.д. Ещё больше меня удивили мужская рубаха, заправленная в юбку длиной до худых колен, и чёрные колготы. Таких нарядов в нашем королевстве не носили. Парень был полной противоположностью: причёсанные каштановые волосы, строгий синий костюм. Но похожесть двух остроухих таилась в их восковых лицах и зелёных глазах. Пока я на них смотрела, сбоку от меня заколыхалось отверстие портала. Из него степенно выступил очередной учащийся. Крылан, но не Дэв. Незнакомец высокомерно покрутил головой. Сложенные за спиной крылья ослепляли белизной, а волосы с острой чёлкой на бок, наоборот, были чернее смолы. По алому кардигану бежала затейливая золотистая вышивка. Внешний вид крылана так и кричал о его высоком статусе.
   Не успел один пернатый отойти от портала, как оттуда чересчур резво выскочил второй представитель этой расы. Черноволосый от неожиданности упал на пол. Ему повезло, что Дэв затормозил и не прошёлся по его крыльям.
   - Что за недоумок?! - поднимаясь, вскричал незнакомец.
   - Прости, я думал, что ты уже освободил мне проход, - пожал плечами Дэв.- Нечего было истуканом стоять. О, Итиса, привет!
   То, как быстро Дэв переключился с опрокинутого крылана на меня, заставило всех присутствующих замолчать. Даже Грегор обратил свой взор на меня.
   - Привет, - улыбнулась я Дэву. - У тебя увлечение такое, ронять кого бы то ни было?
   - Ну, твоё падение с башни было чистой случайностью, а тут всё иначе, - шёпотом поведал Дэвирик, приблизившись ко мне. Я посмотрела на пострадавшего белокрылого, который интенсивно пытался стряхнуть невидимую пыль с одежды. Его синие глаза метали молнии в спину моего друга.
   - Наконец-то все в сборе! - предотвратив возможную месть, в зал через обычную дверь вошла высокая дородная женщина с пугающим ожогом на правой половине лица. Я поторопилась перевести взгляд на подол её серого платья.
   - Меня зовут мадам Сифина. Я смотрительница Академии. Кроме меня летом тут обитают только мой супруг, тоже смотритель, и пожилая вдова предыдущего ректора. Если случайно столкнётесь со старушкой, я прошу вас не падать в обморок. Приведений и домовых у нас нет, но как в любом месте, пропитанном магией от фундамента до шпиля на крыше, странности имеют место быть. Преподаватели, которые согласились пожертвовать своим отпуском ради денег, будут появляться в Академии в назначенное время занятий. Занятия будут проходить в главном учебном корпусе. Жить вы все будете в одном блоке с общей гостиной и разнымиспальнями для юношей и девушек. Кухню найдёте в конце коридора при выходе из блока. Продуктами вас будут обеспечивать, а вот повара и слуги не предусмотрены. "Самостоятельность и рвение" - таков девиз нашей Академии, - холодно и чётко провела мадам Сифина вводную лекцию и, пока мы переваривали услышанное, добавила. - Следуйте за мной!
   Из круглого зала мы попали в коридор, миновали широкую лестницу, ещё один коридор, ещё одну лестницу. Спустившись с последней, мы очутились в длинном коридоре с множеством дверей. Сифина распахнула ближайшую от лестницы.
   - Располагайтесь, - произнесла женщина, пропустив нас в просторную комнату с коврами, диванчиками, креслами, столиками. - Спальни девушек справа, парней - слева.
   - Если в Академии никого нет, то почему бы не выделить каждому по отдельному блоку? - скривив губы, поинтересовался белокрылый. Князь Шен, гномка и эльфийка согласно закивали.
   - Потому что мне удобней держать вас всех в одном месте. К тому же, в Академии учат не только магии, но и жизни в нестандартных условиях. Привыкайте, - на этом Сифина закрыла за собой дверь.
   - Итиса, возьми меня в женскую спальню, а? - жалобно попросил стоящий рядом Дэв. - Эти высокородные бугаи раздавят меня своим аристократичным самомнением. А у вас компания поинтересней.
   Я поняла, что слова крылана относятся к эльфийке, направившейся в сторону наших покоев. Гномка жеманно последовала туда же.
   - Если они согласятся, то мы тебя приютим! - пообещала я.
   - Значит, шансов нет, - всё верно истолковал крылан.
   - Иди, знакомься с соседями. Встретимся здесь через час,- предложила я.
   Спальня представляла собой милую комнату с двумя рядами узких (по моим княжеским меркам) кроватей. Всего их насчитывалось шесть, но заправленных постельным бельём - три. Кончалась комната нишей с полками под одежду. Здесь я обнаружила свой сундук, сундук в два раза больше моего и потрёпанный чемодан.
   - Мне что, самой всё раскладывать? - спросила гномка, подойдя к сундуку, который выгнутой крышкой достигал ей до груди.
   - Да ты в нём жить можешь, - усмехнулась эльфийка. Я прикусила губу, чтоб не рассмеяться. Последовала долгая минута обоюдного разглядывания друг друга. Наверное, со стороны наша компания выглядела очень странно: конопатая гномка полтора метра ростом с обручем вокруг головы из рыжей косы, тонконогая эльфийка с болезненной бледностью на впалых щеках, и я - приют для лишних килограммов.
   - Шерия Горип, - первой представилась гномка. - Дочь Рапта Горипа - лучшего проводника через горы.
   - Будем значимостью родительских богатств мериться? - беззлобно полюбопытствовала эльфийка. - Я Кьярансали Агриан Вторая. Можно просто Кьяра.
   - Я Итиса Осенская, приятно познакомиться с вами, - не кривя душой, сказала я.
   - Осенская? - повторила гномка. - Твой отец Зарян Осенский?
   - Да.
   - Встречала это имя в бумагах своего отца, когда помогала ему со счетами. Наши отцы деловые партнёры.
   - И я про твоего батюшку слышала, - добавила эльфийка. - Он купил в наших лесах несколько земельных участков для вырубки редких пород.
  
   Продолжили мы знакомство за разборкой вещей. Кьяра быстро распихала свои одежды по верхним полкам. Я заняла три средние, Шерии достались нижние. Пришлось помочь гномке доставать вещи из сундука. Первое впечатление о девушках-соседках у меня сложилось приятное. Никто из них не кичился, не возмущался. Конечно, нас не порадовали одна ванная комната с тремя раковинами и двумя ваннами и одна уборная, прилегающие к нашей спальне, но жаловаться смысла не было, ведь все мы знали, что просто не будет.
   - Для меня этот спец.курс шанс хотя бы три месяца пожить без мачехи, - поделилась Шерия, когда наконец-то закончила с разбором своих вещей.- Год назад я закончила общую школу магико-горного профиля. Думала, что образование мне и не пригодится, что скоро я выйду замуж, но свадьбу сыграл мой отец. Женился он на сущей мегере, которая погубила все мои мечты о замужестве строгими запретами и домашним арестом. Папе она это объяснила заботой о моём благочестии. Но я то знаю, что ей просто жаль тех денег и половину папиного дела, которые являются моим приданным и отойдут моему мужу.
   - Как же ты уговорила отца отпустить тебя в Академию? - спросила эльфийка.
   - С мегерой случился несчастный случай. Ей на голову весной упала сосулька. Как раз в это время стало известно о наборе на спец.курс. Желающих не было. Деньги-то немаленькие, но я убедила папу, что получу навыки целительницы. Мегера ведь почти три недели без сознания пролежала, а когда в себя пришла, поздно было что-то менять. Деньги уплачены, а папа спит и видит, когда ж я стану его избранницу от насморков одним щелчком пальцев излечивать, - подробно пояснила Шерия. Открытость девушки одновременно поражала и радовала меня. Видимо, после месяцев одиночества гномке хотелось выговориться.
   - А вас какими судьбами сюда занесло? - приподняв рыжие бровки, спросила Шерия. Я вопросительно посмотрела на эльфийку, давая понять, что право слова за ней.
   - Я тут из-за брата, - начала Кьяра. - Он пять лет назад уже поступал в Академию, но вернулся через неделю. Милые боги луны, как гневались мои родители! Нашему роду нужен предсказатель, который бы насочинял пророчеств для потомков, да и в ближайшее будущее заглянуть смог. Риманелу выпал второй шанс, а меня для подстраховки отправили. Не он, так я стану гордостью рода. А ты?
   Вот эстафета дошла до меня. Говорить про поручение Дариона я не стала, решив озвучить версию мамы.
   - Я тоже из-за брата. Год назад мама отправила его сюда, потом испугалась, что он станет благодаря магическому образованию папиным любимчиком и решила исправить оплошность, - переводя взгляд с худого бледного лица на румяное овальное, проговорила я. Девушек моя история убедила, хотя и не впечатлила.
   - Сходим на кухню, посмотрим, что там да как, - предложила гномка. - Я проголодалась.
   В гостиной к нашей исследовательской группе присоединился Дэв, который ожидал меня, развалившись на диванчике. Не теряя времени, парень познакомился с моими соседками. Путь по длинному коридору до кухни занял минут пять, за которые крылан выдал краткую характеристику остальных одногруппников.
   - Мой сородич Лувиан надутый гусь. Я это понял, когда сегодня при знакомстве перед перемещением в Академию он не пожал протянутую мной руку. Видите ли, я, представитель низшего сословия, не чета ему, единственному внучатому племяннику нашего правителя. А от здоровяка Грегора у меня мурашки по коже. Итиса, что это за тип такой? - спросил Дэв и, не дожидаясь ответа, продолжил. - Князь Шен "какой-то там" вроде спокоен, но ему во что бы то ни стало нужна была кровать, дальняя от Грегора. Он попросил эльфа с ним поменяться.
   - А эльф что? - насторожилась Кьяра.
   - Что, что, встал с уже полюбившейся постельки и побрёл на другую, словно ему совершенно фиолетово, что происходит, - ответил Дэв.
   - А как зовут русала? - с любопытством спросила Шерия. - Никогда раньше не видела таких, как он чернокожих.
   - Зовут его Сибид. И кожа у него не чёрная, а цвета какао, - нравоучительно пояснил крылан.
   Кухня была заполнена дневным светом, проникающим в помещение через круглые, поделённые на четвертинки, окна. По всему периметру столы чередовались с раковинами и огне-магическими плитами. На столах стояли плетёные корзины с разными продуктами. Я подошла к одной и взяла яйцо.
   - Что это? - нахмурилась гномка.
   - Яйцо, - ответила я. Кое-какие знания о сырых ингредиентах остались в моей памяти с детства, когда занятые вечными ссорами родители не придавали значения тому, как меня воспитывают. Старая нянька часто проводила время на кухне, болтая с кухаркой. Я была там же, под их присмотром.
   - Яйцо? - переспросила Шерия. - А как же его есть?
   - Нужно избавиться от скорлупы, - с сомнением вымолвила я. Девушка достала из корзины ещё одно и с силой ударила его об столешницу. Визг гномки слился со смехом Дэва.
   - Вот, я нашла, чем мы будем сегодня питаться, - пришла нам на помощь Кьяра. Эльфийка держала в руках большую чашку с коричневыми зёрнами.
   - И как это есть? - сдерживая веселье, спросил Дэв.
   - Разложить по тарелкам и готово, - серьёзно ответила девушка. - Можно ещё посолить.
   Крылан согнулся пополам. Наша неосведомлённость в области столь элементарных вещей забавляла его. Когда он более или менее успокоился, то заметил, как сердито мы на него смотрим.
   - Что ж, душеньки, рассаживайтесь поудобней. Так уж и быть, не дам вам погибнуть голодной смертью, - важно протянул Дэв. Продолжая хранить молчание, мы заняли места за большим овальным столом в центре кухни. Парень быстро изучил содержимое всех корзин.
   - Они заговорены на поддержание свежести продуктов, - кинул нам крылан.
   - Аааа, - многозначно протянула Шерия.
   - Некоторые съестные припасы портятся после долгого лежания, - растолковывал Дэв, - но корзины сохраняют их полезными и пригодными.
   В общем, Дэвирику было мало нас накормить. Процесс готовки он сопровождал частыми замечаниями. "Это мясо, его нужно порезать. Это картошка, её нужно чистить. Это кастрюля, в неё нужно сложить мясо и залить водой, а потом поставить вариться на плиту. Когда закипит, добавить картофель".
   Постепенно, кухню наводнили запахи ожидаемого блюда. К этому моменту ряды голодных, но неспособных что-то приготовить пополнились князем Шеном, братом Кьяры Риманелом и белокрылым Лувианом. Все внимательно слушали лекцию Дэва о тушённом картофеле.
   - Так, это поварешка! - Дэвирик грозно потряс в воздухе металлической черпалкой с длинной ручкой. - Приспособление для перемещения готового варева в тарелку.
   Парень продемонстрировал, как именно пользоваться поварёшкой. Сел с полной тарелкой за стол, окинул присутствующих озорным взглядом и изрёк:
   - Дальше сами! Всем приятного аппетита!
  
   Первый вечер в Академии прошёл насыщено и познавательно даже без занятий с преподавателями. После трапезы выяснилось, что посуду нужно ещё и мыть. Сей факт особенно огорчил крылана Лувиана.
   - Ты будешь убирать за мной, - нагло заявил он Дэвирику. - Ты безродный служащий, а я знатный представитель династии Олор.
   - В стенах этой Академии сословное деление не действует, - меланхолично вставил брат Кьяры Риманел.
   - Тогда я просто оставлю это здесь! - Лувиан поднялся из-за стола и ушёл.
   - А с виду такой приличный, - хмыкнула Шерия.
   - Если есть желающие отведать чая, то я этим займусь, - невозмутимо улыбнувшись, предложил Дэв. Его как будто не трогали выходки крылана. Обрадованные возможностью выпить любимого напитка, я и остальные поспешили помыть тарелки. Почти все забрызгались пеной и водой, только эльф остался сух, так как сестра выполнила грязную работу за него.
  
   Вернувшись в блок, мы только собрались расходиться по спальням, как явилась мадам Сифина. Она велела собраться всем в гостиной. Когда из мужских покоев вышли Грегор, Сибид и Лувиан, женщина упёрла руки в бока.
   - Завтра я приду за вами в десять часов, чтоб проводить на встречу с заместителем ректора по учебной работе, - произнесла смотрительница. - Будьте готовы. А теперь вопрос: кто пожалел свои нежные ручки и не помыл за собой столовые приборы?
   - Я, и что? - презрительно поинтересовался виновник преступления.
   - Так поступать не следует, - сдержано посоветовала мадам Сифина. Упрёк её не возымел никакого эффекта на Лувиана Олора. Женщина ушла, и он спокойно вернулся в спальню.
   К ночи я чувствовала себя уставшей, но довольной практически всем, что произошло за этот день. Новые знакомства принесли приятные впечатления. Пытаясь предположить, что будет дальше, я уснула.
  
   12
  
   Я проснулась первой. Настенные часы только начали отсчитывать девятый час. Пытаясь не шуметь, я сходила в ванную комнату. Водные процедуры с утра оказали бодрящее действие. Когда вернулась в спальню, застала Шерию за расчёсыванием волос возле большого зеркала, служащего выдвижной дверью шкафу-нише.
   - И как я их буду заплетать? - буркнула гномиха, после обмена приветствиями. Рыжие волны ниспадали до самой поясницы. У меня встал подобный вопрос, хоть мои волосы и были короче, самостоятельно я их могла собрать разве что в кривую косичку или хвост.
   - Ей-то мучиться не придётся, - кивнула Шерия на спящую эльфийку, мастерски укутавшуюся от солнечного света в одеяло так, что торчал лишь нос. Решив, что соседку нужно разбудить, я потормошила ватный кокон с начинкой.
   - Кьяра, вылезай. Через час придёт мадам Сифина, - настойчиво проговорила я.
   - Ещё пять минут, - прозвучал приглушённый ответ. Оставив девушку в покое, я занялась выбором одежды. Сшитые для обучения наряды являли собой костюмы, чтобы мне не приходилось ломать голову над тем, что с чем сочетать. Для первого дня я достала с полки бирюзовую блузку, длинную зелёную юбку и такого же цвета жилет. Одевшись, я после недолгого раздумья перехватила волосы лентой. Припоминания действия своей горничной, я заправила кровать. Шерия выполнила то же самое. Получилось не так ровно, как хотелось бы.
   - Вы меня чего не разбудили? - зевнув на последнем слове, поинтересовалась Кьяра. Белой тенью с цветным пучком на голове, она скользнула в ванную. Непроизвольная зависть к хрупкой фигуре девушки промелькнула в сознании.
   - Думаешь, Дэв приготовит для нас завтрак? - с надеждой спросила Шерия.
   - Сейчас узнаем, - пожала я плечами. Дождавшись Кьяру, которая быстро надела вчерашние рубаху с юбкой, мы вышли в гостиную. В это время мимо пронёсся разгневанный крылан Лувиан, а из мужской спальни раздался смех. Сквозь приоткрытую дверь я увидела Дэва и помахала ему рукой. Приглаживая на ходу чёрно-белые пряди, парень вышел к нам.
   - Что с этим? - кивнула в сторону коридора, откуда доносился стук быстрых шагов.
   - Он проснулся, а у него на груди под одеялом вчерашняя грязная посуда. Ну он подскочил, открыл окно и попытался всё выкинуть, только тарелка влетела обратно в комнату быстрей, чем он окно закрыл и принялась по воздуху за ним гоняться. Побегал немного туда-сюда, пока эльф ему не сказал, что отделаться от приставучей посуды можно только после того, как он её помоет, - поведал Дэв.
   - У моего брата вообще-то имя есть, - глухо заметила Кьяра.
   - Конечно, есть, - кивнул крылан. - Хорошее такое имя...
   - Риманел, - подсказала я.
   - Риманел! - невозмутимо повторил друг. Мы зашли на кухню как раз в момент, когда Лувиан возился у раковины, пытаясь замочить взбунтовавшийся инвентарь. Пена и брызги летели во все стороны.
   - Я пожарю яйца и сварю кофе, - предложил Дэв. - А вы запоминайте, не всегда ж мне этим заниматься!
   Шерия внимательно следила за тем, как нужно правильно избавляться от скорлупы. Лувиан, который таки справился с грязной посудой, уселся в ожидании на стул. Косая чёрная чёлка практически полностью прятала под собой синий глаз парня, отчего он казался похожим на пирата из книг про гнома Гараля.
   - Мне, пожалуйста, тоже яичницу и кофе, - холодно попросил Лувиан, когда Дэв загремел тарелками.
   - Откуда ты знаешь слово "пожалуйста"? - усмехнулся Дэвирик, но просьбу выполнил.
   Вернулись мы в блок как раз к приходу мадам Сифины. Не удержавшись, я кинула взгляд на её лицо. Кожа, которая пострадала от огня, стягивала верхнее веко к зарубцевавшейся щеке, от которой нити ожога ползли к уху и вниз по шее. Вторая часть лица говорила о былой красоте, которой лишилась смотрительница.
   - Пойдёмте, вас уже ждут, - позвала женщина. - Запоминайте маршрут. Потом добираться будете самостоятельно.
   Маршрут из коридоров, переходов и лестниц казался самым запутанным лабиринтом, какой только можно представить внутри огромного задания из нескольких многоэтажных корпусов. Я надеялась, что кто-то на самом деле запомнит путь.
   Наконец-то мадам Сифина распахнула перед нами дверь. Кабинет оказался небольшим с дюжиной парт. Спиной к нам возле преподавательского стола стоял мужчина. Дэв, схватив за руку, усадил меня рядом с собой за третью парту от начала. Когда все заняли места, мужчина ещё секунд двадцать потомил нас, затем резко крутанулся на каблуках.
   - Ах, - вырвалось у сидящей перед нами Шерии. Высокий молодой мужчина окинул кабинет изучающим взглядом. На него в ответ смотрело девять пар глаз. Что-то в образе незнакомца притягивало и отталкивало одновременно. Торчащие уши свидетельствовали о принадлежности мужчины к расе эльфов, а разрез глаз и широкий нос казались признаком человечности.
   - Полукровка, - первым сообразил Лувиан и счёл нужным сообщить об этом остальным презрительным шёпотом.
   - Ох, - это вновь Шерия не сдержалась. Удивилась не только она. Даже Дэв напрягся. К смешанным союзам в Саландаре относились с таким же неодобрением, как и к бракам близких родственников. Конечно, полукровки время от времени рождались, но я не думала, что один из них занимает высокую должность в Академии.
   - Вы заместитель ректора? - князь Шен решил разобраться, а не произошло ли недоразумение.
   - Не совсем. Я заместитель заместителя, - спокойно выговорил мужчина. - Зовут меня Тинкс Миликс. Я буду курировать ваш курс от сегодняшнего дня и до заключительных экзаменов.
   - Ещё и экзамены будут? - это Кьяра выразила своё недоумение.
   - Будут, - Тинкс слегка наклонил русоволосую голову. - У тех, кто отличится на этих экзаменах, появится шанс поступить на основное обучение сразу на второй курс.
   - Бесплатно? - оживился Дэв.
   - Смотря, как именно отличитесь, - криво ухмыльнулся полукровка. - Для не в меру одарённых существуют и бюджетные места. У кого-то ещё есть организационные вопросы?
   - У меня! - Лувиан, сидящий за второй партой, поднялся во весь рост. - Как насчёт прислуги для уборки в комнатах и приготовления еды? Почему я должен заниматься этим сам, ведь это противоречит всем законам логики!
   - Это стимул для вас как можно лучше освоить бытовые заклинания, - выдал Тинкс заученную фразу.- Переходим к основной повестке дня...
   - Но я..., - крылан попытался напомнить о себе, но игнорирование мужчины заставило его опуститься на место.
   -...многие из вас, наверняка, уже обучались магии в школах и знают основы. Поднимите руки те, для кого всё это - белый лист.
   Я, Грегор Ожвэй и князь Шен подняли руки. Поколебавшись, Дэв последовала нашему примеру.
   - Мои знания ничтожно малы, - шёпотом вымолвил он.
   - Четверо, - Тинкс взял со стола тетрадь и чернильный карандаш, быстро что-то черкнул. - Так-с, поделим вас на пары на первое время. Начнём с гостя из другого мира. Грегор, с кем хотите начать курс?
   Ожвэй сидел за второй партой в другом ряду. Не обернувшись, чтоб оценить претендентов, он сделал свой выбор.
   - Итиса, - глухо ответил Грегор. - С княжной Итисой Осенской.
   У меня внутри всё сжалось. Я закусила верхнюю губу, коса глядя на точёный профиль новоиспечённого напарника. Как он посмел выбрать меня? С какой целью? Хотя, так даже лучше! Смогу шпионить, не скрываясь.
   - С вами я поработаю уже сегодня. Остальных прошу огласить, какие именно знания нужны, - продолжил свой опрос Тинкс Миликс.
   - Ясновидение, составление пророчеств, - первой ответила за себя и за брата Кьяра.
   - Целительство, - подала голос Шерия.
   - Подчинение и управление огненной стихией, - изложил своё намерение Сибид. От этого брови полукровки, записывающего слова ребят в тетрадь, слегка приподнялись.
   - Алхимия и зельеварение, - последним выговорился Лувиан.
   - Я составлю для каждого индивидуальный план занятий по выбранным темам, свяжусь с нужными преподавателями. Книги и пособия вам выдадут завтра. Можете быть свободны!
   - А выходить на улицу нам разрешено и как не заблудиться в здании? - задал самый разумный вопрос Сибид.
   - Разве мадам Сифина вам этого не объяснила? Вы можете передвигаться без ограничений по территории Академии как внутри, так и снаружи. На каждой стене - карта, стоит только провести ладонью по поверхности и она проявится. Без этого сотни учеников блуждали бы по Академии без шанса, что их кто-то найдёт, - усмехнулся Тинкс, затем задумчиво добавил. - Может, парочка и блуждает.
  
   Когда освобождённые на сегодня ушли, Тинкс Миликс или зам-зам, как успел мне прошептать Дэв, повёл нашу четвёрку в специальные комнаты для первых призывов силы.
   - Подобное притягивает подобное, - разглагольствовал мужчина на ходу, - поэтому начнёте вы в парах. Первый урок таков: представьте, что перед вами шар, который вы должны заставить покатиться без прямого воздействия. В одиночку это сделать сложно, но если оба шара магнитные, то они покатятся навстречу друг другу.
   - А если один шар большой, а другой - маленький? - включился в игру воображения Дэв. - Не повлечёт ли это за собой необратимые последствия подавления силы одного человека силой другого или ещё какой-нибудь существенный перелом?
   - Главная цель сегодняшнего мероприятия - высвободить таящуюся в вас способность к магии. В парах это сделать проще, - повторил Тинкс, - а чтобы Академия ненароком не развалилась от ваших талантов, я запру вас в камеры, где стены оплетены сдерживающими заклинаниями.
   Такая новость заставила меня содрогнуться. Я уж подумала, а не попросить ли зам-зама назначить мне другого напарника.
   - Это здесь, - полукровка с восторгом пропустил нас в длинный мрачный коридор. Стены, пол, потолок - всё находилось так близко, что меня посетил страх быть раздавленной.
   - Двое сюда, - Тинкс раскрыл одну из многочисленных дверей. Наклонившись, Грегор вошёл внутрь. Я за ним. Узкая комната имела вид мрачный. Тревога холодком забралась под волосы, протянула свои пальцы от затылка к спине.
   - Здесь я вас и оставлю. Разойдитесь подальше друг от друга и заставьте шары катиться, - коротко бросил Тинкс, затем захлопнул дверь. Я тут же прижалась к ней лопатками. Грегор достиг противоположного конца комнаты и развернулся. Его широкие плечи едва не упирались в шершавые серые камни, отчего мужчина казался более массивным.
   - У меня ничего не получится, - вслух прошептала я.
   - А ты постарайся, - настойчиво посоветовал Грегор. - Моя магия далека от природы этого мира, поэтому только местная сила вызволит её. Давай же, представь шар и заставь его покатиться!
   Хоть мужчина и говорил спокойно, я различила нотки угрозы в его голосе. Сглотнув подступивший к горлу ком, я закрыла глаза, пробормотав:
   - Не того ты напарника выбрал.
   Темнота напомнила мне о Дарионе, о его уроке после выпитого бокала вина. Как близко он ко мне стоял и шептал свои наставления. Тогда я спасовала из-за волнения. Сейчас же настал момент взять себя в руки.
   - Ну же, - нетерпеливо выдохнул Грегор. - Продолжай!
   Я открыла глаза, пытаясь понять, о чём речь. На моих вытянутых вперёд ладонях клубился серый дым. Он сквозил между пальцами, извивался вокруг запястий.
   - Направь ко мне! - велел Грегор. Вместо этого я просто сделала пару шагов вперёд, любуясь своей материализовавшейся силой. Неужели мысль о Дарионе помогла мне? От очередного мысленного упоминания имени колдуна, дым стал растекаться в стороны, по полу, по стенкам захлопнувшейся мышеловки. Он пополз, чтоб заполнить собой всё вокруг. В это время Грегор тоже вытянул руки. На его широких ладошках заплясали тени, словно языки бешеного пламени. Чем больше серого становилось в камере, тем интенсивней взмывал вверх тёмный. Лицо Грегора перечеркнула злобная ухмылка. Он получил желаемое. Наконец надобность в моей магии отпала. Тени поглотили мой дым в одну короткую секунду. Меня саму будто захлестнула удушливая волна безысходности. Я опёрлась на стену, теряя связь с действительностью. Мрак порождал отчаяние и душевную боль. И стоял за этим Грегор, получивший доступ к использованию силы.
   Тени схлынули, словно их и не было. Меня била мелкая дрожь - единственное напоминание о пагубной мощи иномирной магии. Грегор бесшумно подошёл ко мне. Его пальцы впились в мою шею. Испугавшись, я вскинула голову.
   - Всё-таки я выбрал именно того напарника, который нужен, - прошипел мужчина. - Не вздумай кому-то описать мою силу. Держи язык за зубами...
   Я беспомощно схватилась за рукав рубахи наглеца, но он не ослабил хватки, контролируя моё дыхание.
   - Веди себя послушно! Не болтай обо мне ни с кем в Академии и доживёшь до экзаменов, - устрашающе пообещал Грегор. Я моргнула в знак согласия. Он отпустил меня за секунду до того, как дверь в камеру распахнулась.
   - На сегодня достаточно! - порадовал меня Тинкс Миликс. Я чуть со всех ног не побежала прочь, но пришлось сыграть спокойствие, даже капельки которого не было в моей душе.
  
   13
  
   Пробудившуюся во мне магию я стала сравнивать со второй парой неожиданно выросших рук. Новые конечности теоретически могли быть очень полезны, но пока что только мешались либо отказывались повиноваться моим приказам. За прошедшую неделю Тинкс Миликс - помесь эльфа и человека - провёл больше тридцати часов, обучая меня, Дэва, князя Шена и Грегора управлять способностью воздействовать на внешний мир через сознание. Мы выполняли незамысловатые задания всё так же парами. Благо, по камерам нас больше не разводили, но и Грегор не смел открыто проявлять свою тёмную сущность. Почему-то его магия теперь не отличалась от моей: серый дымок срывался с его пальцев, когда нам нужно было, например, поднять в воздух книгу.
   - Это вполне естественно, что на начальной стадии магия ваша видима, - пояснял полукровка, - это её грубая форма, следствие вашего непонимания сути вещей. Вам всего лишь нужно уяснить, как именно хранящаяся в вас энергия действует на реальность, проходя через изнанку бытия.
   Кстати говоря, мой крылатый друг и так уже всё понимал. От него никакого дыма не исходило, но он упорно отказывался от предложения Тинкса заниматься по индивидуальной усложнённой программе.
   - А как же я буду без напарника? - противился такому раскладу и князь Шен, магия которого окрашивала воздух в жёлтые тона. Вообще, двадцатитрёхлетний князь будто помешался на новых способностях своего тела. Он рвался выполнять все задания зам-зама, причём его безумно злило, если мы с Грегором справлялись быстрей и лучше. А такое случалось часто. Причину несдержанного поведения молодого мужчины мне объяснил Грегор, с насмешкой сказав, что князь Шен отправился в Академию ради принцессы, ради её внимания и уважения.
   - Но всё это уже принадлежит мне, - самодовольно закончил иномирец. Эта фраза и переполнила чашу моего терпения. Я боялась Грегора, но ещё больше меня страшили его мотивы и потребности. В иные моменты он казался механической куклой, двигающейся благодаря заведённым шестерёнкам: отстранённый, холодный, пустой. Иногда же в бездне зелёных глаз с красными крапинами буйствовали страсти алчных желаний. Казалось, этот вырубленный из скалы мужчина мнит себя богом.
  
   Неделя прошла, и я решилась на первый доклад. Я сгорала от потребности увидеть Дариона, чтобы поделиться с ним своими наблюдениями. Написанную колдуном инструкцию я уже выучила наизусть, а листок порвала и сожгла в камине общей гостиной. Я не хотела рисковать, не хотела, чтоб кто-то знал о нашем сговоре. Дождавшись тёмного часа, когда уснула любящая читать допоздна эльфийка Кьяра, я встала с постели, накинула поверх сорочки длинный халат, взяла с полки потушенную переносную лампу и отправилась бродить по Академии. Выйдя из блока в коридор, я повернула рычажок в основании продолговатой лампы, и за толстым стеклом заплясал магический огонь. Прислушавшись к тишине, я немного успокоилась и пошла к лестнице, уводящей из корпуса общежития в лабиринт учебной зоны. Ещё несколько дней назад я присмотрела холл с нишами, в которых располагались скамейки для отдыха учащихся. Там же висели и овальные зеркала. Я намеревалась воспользоваться одним из них. Те, что имелись в спальне и в ванной, я отмела из возможных вариантов, так как боялась быть услышанной соседками.
   Окон в круглом холле не было. Чернота поглощала всё, даже посягнула на светлое дрожащее пятно от лампы, плывущее впереди меня. Я часто и шумно дышала, гоня прочь все страхи. Приблизившись, наконец, к нише, я поставила лампу на скамью. В ровной глади зеркала отразилась я: растрепавшиеся за время мнимого сна волосы спадали на плечи, свободного покроя халат висел белым балахоном, в лице ни кровинки, оно такое же белое, отчего глаза кажутся чёрными ониксами в оправе ресниц. Закусив губу, я попыталась пригладить волосы. Хотелось предстать перед Дарионом в более или менее надлежащем виде.
   Ритуал превращения зеркала в нечто другое состоял из следующей последовательности: сначала я подышала на холодную поверхность, затем пальцем нарисовала символ "?", пока он не исчез, приложила ладонь и прошептала заученное заклинание.
   - Под перевёрнутой луной я жажду встречи. Пусть таинство зазеркальных путей откроет мне к Дариону дверь. Приказ мой таков! Снимаю печать с пространства оков.
   Изображение покрылось рябью. Я отняла руку от зеркала, в котором не было больше лохматой меня. Обстановка скромной комнаты с книжными полками и письменным столом показалась мне знакомой. Колдун сидел в кресле, прижав к груди раскрытый фолиант, и мирно посапывал. Так вот чем он ночами занимается - спит!
   - Дарион! Дарион, - позвала я. Чуткости колдуну было не занимать. Он тут же открыл глаза, метнув беспокойный взгляд в мою сторону.
   - Это я, - я помахала рукой.
   - Я вижу, - улыбнулся колдун. Отложив книгу, он быстро поднялся на ноги и подошёл ко мне. Точнее, к той невидимой грани, которая нас разделяла.
   - Как ты? Стряслось что-то плохое? Тебе нужна помощь? - засыпал мужчина меня вопросами.
   - В общем, дела такие. У Грегора магия отличается от присущей нашему миру. Когда он в первый раз её применил, то сильно меня перепугал. Тёмные тени заполнили комнатушку, в которой мы находились. Я ощущала себя мухой, застрявшей в липкой паутине. На остальных занятиях Грегор не разу не проявил этой силы, теперь она у него похожа на мою, и никто не чувствует подвоха, даже преподаватель Тинкс Миликс, - быстро выложила я.
   - Наверное, он маскирует свои истинные способности, пропуская потоки своей энергии через тебя, - задумчиво протянул Дарион. - Я даже предположить не могу, какие это повлечёт последствия для тебя. Я ни разу не сталкивался с его магией, хотя и пытался.
   Я передёрнула плечами, представив, что злобные тени - порождения Грегора Ожвэя - копошатся во мне.
   - Я должен обследовать тебя, - сделал вывод колдун. - Для этого нам нужно встретиться по-настоящему, но втайне ото всех. Через четыре дня я смогу выкроить часок для отлучки из дворца. В четыре часа после полудня жди меня возле калитки под дубом. Это в противоположной стороне от главных ворот. Найдёшь?
   - Найду, - кивнула я, хотя сама понятия не имела, где главные ворота, а где калитка. За стены Академии я ещё не выходила.
   - Если Грегор использует тебя, как щит для своей магии, то точно не ждёт от тебя подвоха. Попробуй войти к нему в доверие, только не переигрывай и не задавай провокационных вопросов. Постарайся быть ненавязчивой, - сказал Дарион. - Только не влюбись в него.
   - Что? - возмутилась я.
   - Что, что! У всех женщин в голове заложена потребность любить тех, от кого следует держаться подальше. Все вы подвержены идее перевоспитать тире вразумить отъявленного бунтаря, - отчеканил колдун.
   - Я не такая, - я воинственно скрестила руки на груди. Дарион лишь картинно закатил глаза.
   - Увидимся через четыре дня у калитки, - решила я закончить разговор. - А теперь прощай.
   - До свидания, Итиса. Пусть твои сердце и разум будут холодными, - не удержался колдун от очередного наставления, после чего зеркало вновь отразило меня. От общения с Дарионом на щеках моих появился румянец, будто слова мужчины затронули за живое. Подняв лампу, я отправилась в обратный путь. Быстро шагая, я мысленно придумывала подходящий ответ колдуну, более веский, чем жалкое "я не такая". В голове не укладывалось, что он посмел приравнять меня к остальным. Да, я была влюблена в принца, как и другие девушки моего возраста. Да, я потеряла дар речи, когда впервые увидела Грегора. Но разве этого достаточно для вынесения вердикта моей натуре? Гордость не позволяла мне согласиться со столь неприглядными выводами.
   Повернув в нужный мне коридор, я чуть не врезалась в выросшую на моём пути стену. Чудом я успела остановиться перед выхваченным из темноты силуэтом и тут же попятилась назад. Рука задрожала, блики света, рассеивающего темноту, нервно задёргались и соскользнули с мощной фигуры, но это не спасло меня. Грегор шагнул вперёд в освещённое пространство. Как же меня угораздило столкнуться с ним почти в конце маршрута!!! Кажется, он совсем недавно встал с постели. Грудь обнажена, свободные штаны измяты, обуви никакой.
   - И что же вынудило княжну разгуливать средь ночи? - грозно поинтересовался иномирец. - Я бы не удивился, застав тебя на кухне, но не здесь.
   Проглотив стоящий в горле ком вместе с обидным намёком, я тихо ответила:
   - Мне не спалось...
   - И давно тебя мучается бессонница? - Грегор усмехнулся, отчего у меня мурашки побежали. Я и сама готова была пуститься в бегство. Словно почувствовав это, мужчина стремительно приблизился и положил тяжёлую ладонь мне на плечо.
   - Как же я могу спать, когда знаю, что рядом сущее зло в человеческом облике, - выдохнула я. Дарион советовал мне не переигрывать. Что ж, я вовсе не буду играть. Покажу Грегору свой страх, свою беспомощность.
   - Ты угрожал мне. Ты пугаешь меня, - сказав это, я попыталась отступить, но мужчина сжал пальцы. Из железной хватки не вырваться - это я уже знала.
   - Зло? - повторил Грегор. - Откуда такой вывод?
   - Интуиция подсказывает.
   - Женская интуиция. С ней не поспоришь, - прошипел иномирец. Как же мне сегодня везёт на знатоков женской натуры!
   - Отпусти меня, - потребовала я.
   - Нет, - как отрезал мужчина. Он ловко выхватил из моих рук лампу, его ладонь сползла с плеча мне на запястье.
   - У тебя всё равно бессонница, так что прогуляемся, - выдал Грегор. Он потянул меня за собой. В молчании мы миновали тот холл, где я общалась с Дарионом, свернули в коридор, который упёрся в лестницу. После бесконечного числа ступеней и пролётов подъём закончился очередным вытянутым переходом. От неоправданной спешки у меня сбилось дыхание, рука ныла от напряжения. Страх затаился, уступив место гневу, которому не доставало последнего толчка.
   Грегор притормозил, плечом толкнув створки больших дверей. Те разошлись в стороны, и свежий воздух ветерком всколыхнул мои волосы. Через пару шагов мужчина остановился. Я прижала к груди освобождённую руку, озираясь по сторонам. Полог звёздного неба раскинулся над чёрным морем верхушек шумящих деревьев, которые покачивались за парапетом полукруглого балкона.
   Запрокинув голову кверху, Грегор замер статуей. Я выжидающе смотрела на него. Понимала, что вёл он сюда меня не просто так, но поторопить не осмелилась. Я бы направилась обратно, но мужчина держал лампу. А впотьмах далеко мне не уйти. Переступив с ноги на ногу, я обхватила себя руками. То ли от прохлады летней ночи, то ли от необычности ситуации меня пробрал озноб.
   - Где-то там мой бывший дом, - произнёс Грегор.
   - Ты хочешь вернуться? - поборов робость, спросила я.
   - Нет. Там меня не ждут. Заключённых из мира Посмертия никогда не ждут обратно, - резковато отозвался мужчина. - Поэтому я здесь добьюсь того, чего меня лишили на родине.
   "Меня сослал в Посмертие родной брат, боявшийся, что я займу трон вместо него", - вспомнились мне слова Грегора из первой нашей встречи. Разрозненные кусочки головоломки обрели смысл. Я зажала рот ладошками, чтобы не ахнуть. Уверенность в голосе иномирца не оставляла сомнений - рядом со мной претендент на роль короля.
   - У тебя ничего не получится, - прошептала я сквозь пальцы, сочтя своим долгом предупредить зарвавшегося подлеца.
   - На сей раз твоя интуиция ошибается. Я добьюсь всего, чего пожелаю. Такова судьба. Она дала мне второй шанс не просто так, - пронзив меня взглядом, сказал Грегор. Чего он желал? Моего согласия или новой волны страха?
   - При чём тут я? - задала я самый естественный для подобного случая вопрос.
   - А от кого ещё мне получать столько моральной подавленности и трепета? Во дворце были слуги, но они привыкли к плохому отношению. Я не мог получить должной подкормки для своих способностей..., - Грегор осёкся, поняв, что сказал лишнего.
   - Для каких способностей? - заинтересовалась я. - Ты о магии?
   - Молчи! - велел мужчина и для пущей убедительности замахнулся. Я представила, какой силы удар может обрушиться на меня. Наверное, я его не переживу.
   - Молчи, - повторил иномирец. - Никому ни слова обо всём, что услышала сегодня. Я устраню любую помеху на пути к своему триумфу.
   - Я это уже уяснила, - дрожащим голосом подтвердила я. Дарион и весь остальной мир казались невероятно далёкими. Сейчас существовали только Грегор - мой личный кошмар, - и я, попавшая в его сети.
   Оборвавшийся скрип несмазанных петель прорезал наступившую тишину. Будто кто-то постарался открыть окно, но передумал. Я даже не успела разобрать, откуда именно донёсся звук. Грегор молниеносно всучил мне лампу и нырнул в коридор. Бесшумно он пустился в погоню за тем, кто, вероятно, подслушивал наш разговор.
  
   14
  
   Утром после ночных вылазок я буквально засыпала на ходу. Не помогло умывание холодной водой, и крепкий чай оказался бессилен. Добравшись до кабинета, где Тинкс Миликс уже что-то выводил мелом на чёрной доске, я подсела к Грегору за парту.
   - Никого ещё не убил? - тихо спросила я. - Кажется, весь наш курс в целости и сохранности, неужели ты упустил того, за кем погнался?
   - А ты так уверена, что это был кто-то из учащихся? - сощурил мужчина глаза. Этот прожигающий взгляд отлично бодрил. Я активно помотала головой.
   - Нет-нет, я понятия не умею, кто за нами следил! И, конечно, это не мог быть кто-то из ребят...
   - Вот именно. Все они слишком глупы и юны, чтобы осмелиться бросить мне вызов, - задумчиво протянул Грегор, из чего я поняла, что он сам сбит с толку, и погоня результатов не принесла. Теперь мне ещё больше хотелось ускорить бег времени, чтоб приблизить встречу с Дарионом. Представляю, как колдун удивится, когда узнает о моей ночной "прогулке" с Грегором.
  
   Мне выпал шанс применить на практике полученные знания по бытовой магии. Такой вид чар считался самым простым, поэтому Тинкс Миликс активно нас им обучал. Гномка и эльфийка составили мне компанию, так как им тоже требовались мои навыки. Неся в руках корзины с бельём, мы спустились в подвальную прачечную. Под низким каменным потолком царили прохлада и запах застоявшейся воды. Свет настенных ламп разгонял тени по углам, но не мог полностью уничтожить их. Я порадовалась, что не в одиночку пришла сюда.
   - Мрачно здесь, - озвучила мои мысли Шерия. Гномка остановилась у первого чана, за которым тянулся целый ряд таких больших емкостей, стоящих в углублениях отдельных каменных плит. Мы с Кьярой быстро переложили вещи из корзин в стиральный котёл. Затем я открыла расположенный над ним кран. Дожидаясь, пока наберётся необходимый уровень, я открыла сборник сподручных заклинаний и нашла нужную страницу. Шерия села на скамью, подперев щеку ладонью, а Кьяра отошла подальше, дабы насладиться ядом пагубной привычки. Эльфийка достала из кармана портсигар.
   - Как долго я этого ждала, - протянула девушка, выпустив в воздух первую струйку сизого дыма.
   - Уставом Академии курение запрещено, - сочла нужным напомнить Шерия, наморщив носик.
   - Именно вечные запреты и породили у меня это пристрастие, - отозвалась Кьяра. Я в спор не вклинивалась, сосредоточившись на нагреве воды. Серые тучки зародились на моих ладонях, давая понять, что магическая основа материального мира откликается на мой призыв. Содержимое котла пришло в движение, закружилось вихрем. Я поспешила взять с полки бутыль с мыльным раствором и добавила небольшое количество в чан. Пузырчатая пена шапкой поднялась почти до самого края. Я отступила назад, довольная результатом своей работы.
   - Ждать полтора часа, так сказала мадам Сифина? - уточнила Шерия.
   - Ага, - отозвалась я, присаживаясь рядом с гномкой.
   - Ну, девушки, скоротаем время за обсуждением наших соседей по жилому блоку, - предложила Кьяра. Эльфийка затушила окурок об стену и подошла к нам. Облокотившись на один из пустующих котлов, она лукаво улыбнулась. - Кому бы вы отдали предпочтение?
   - Такой выбор, что я прям и не знаю, - с иронией промолвила Шерия. - Все такие разные, и не одного моей расы!
   - Дай волю фантазии, - посоветовала Кьяра.
   - Грегор Ожвэй - вот кто приводит в восторг всё моё девичье естество! - вдруг скороговоркой выпалила гномка. Я в изумлении еле сдержалась от желания настучать по её рыжей головке.
   - Да у меня есть соперница, - нарушила короткую паузу эльфийка. Я вытаращила глаза на бледноликую диву, ожидая пояснения и надеясь, что Кьяра просто шутит.
   - Среди моего народа парни все женоподобны и прекрасны, а Грегор настоящее воплощение силы, мужественности и мощи. Чего только стоят его огромные руки, - Кьяра мечтательно зажмурилась. Я непроизвольно передёрнула плечами, вспомнив каменную хватку Ожвэя на своей шее.
   - К тому же он такой загадочный, - подхватила эстафету Шерия. - Молчаливый, держится особняком и смотрит, словно, сквозь толщу пространства.
   - Тебе так кажется из-за большой разницы в росте, - не удержалась я от замечания. - На самом деле он высокомерный...
   - Нет, - оборвала меня Кьяра. - Высокомерный - это про крылана Лувиана. Вот он ходит, задрав голову к потолку.
   - Если тебе не нравится Грегор, то кто же? - отчего-то насупилась Шерия. Мне очень хотелось поведать приятельницам всю правду об иномирном госте: про его жестокость, скрытые мотивы, алчность. Но вчерашние угрозы Грегора заставили меня держать язык за зубами.
   - В недалёком прошлом я была влюблена в принца Ваела, - обречённо повела я разговор в другое русло, - и он нравится мне до сих пор. Он сочетает в себе самые лучшие качества: благородный, в меру изящный, умный...
   - И скучный, - вновь не дала мне договорить Кьяра.
   - Нет! - воспротивилась я. - Мне ещё не доводилось с ним скучать. И шутит он смешно. Иногда мне кажется, что он насквозь пропитан иронией.
   Последние предложения, конечно, к Ваелу никакого отношения не имели. Я приписала принцу то, что относилось к совсем другому человеку - придворному колдуну. Оказалось, недостатки Дариона в ином свете видятся чем-то большим.
   - И зачем было врать? - вывела меня из короткой задумчивости Кьяра.
   - Что? Ты о чём? - удивилась я.
   - Ты сказала, что больше не влюблена в принца, только вот лицо твоё выражает обратное.
   - Глупости, - отмахнулась я, а для себя мысленно добавила: "Ни в кого я не влюблена. Ни в принца, ни в кого бы то ни было другого!". От продолжения утомительного разговора меня спас переставший вращаться вокруг своей оси котёл. Первый этап стирки подошёл к концу. Мне оставалось слить пенную воду, набрать чистую и прочесть заклинание десятиминутного полоскания. Завершало всё действо сушка, для которой также требовалась магия, способная вытянуть влагу из чистого белья.
  
   Вечером мы с Дэвом заняли в гостиной комнате блока кресла в углу. Крылан полушепотом рассказывал мне о том, какой князь Шен нервный тип.
   - Чуть что у него не получается с применением магии, он мрачнеет, сыплет ругательства, сжимает кулаки. Я пытаюсь ему объяснить, что главное это оставаться спокойным и уверенным в себе, чтоб сила чувствовала силу...
   - "Сила чувствовала силу", - недоумённо повторила я. - Почему о магии нельзя говорить простым языком? Вечно какие-то витиеватые сравнения. Я сегодня смогла применить несколько бытовых заклинаний, специально стараясь не погружаться в размышления о том, что они из себя представляют и как работают.
   - Поздравляю! Ты более способная, чем князь Шен, - склонив набок голову, сказал Дэв, - только вот понимать суть процесса всё же необходимо, иначе более сложное волшебство тебе не поддастся. Бытовые заклинания они на то и бытовые, чтоб ими даже слуги пользоваться могли. В них очень много слов. Понимающий же человек смог бы обойтись и парочкой собственного сочинения. Где ты видела мага, который бы постоянно таскал с собой горы книг? Всё что нужно, содержится у них в головах.
   - Прости, но вынуждена прервать нашу познавательную беседу, - с искренним сожалением сказала я, поднимаясь из кресла.
   - Что-то случилось? - Дэв тоже подскочил, словно собирался броситься в атаку непонятно на кого.
   - Я вспомнила, что оставила сборник бытовых заклинаний в прачечной, - поспешила я успокоить парня. - Нужно вернуться туда и забрать, ведь его мне дал Тинкс Миликс. Не хочу, чтоб зам-зам считал меня растеряшей.
   - Я могу сходить с тобой, - предложил крылан.
   - Может, ты лучше займёшься ужином? - направившись к выходу, сказала я. - Позови Кьяру и Шерию, пусть помогут тебе. Я скоро к вам присоединюсь.
  
   Спустившись в подвал жилого корпуса, я немного сбавила шаг. Дверь в прачечную была приоткрыта, хотя мне казалось, что уходя, Шерия громко ею хлопнула. Возможно, мадам Сифина наведывалась сюда после нас, чтоб проверить, сломали мы что-то или нет. Хотя, поломать огромный металлический котёл проблематично...
   Томик с заклинаниями лежал на полке рядом с бутылями пенных средств. Я взяла книжку и развернулась, чтоб уйти. Только вот на пути моём выросла преграда в лице Грегора Ожвэя. От неожиданности я вскрикнула, отступив назад. Мужчина презрительно усмехнулся.
   - Ты никогда не перестанешь меня бояться, - с самодовольством произнёс он.
   - Ты мой кошмар наяву! Естественно, я буду содрогаться при каждом твоём внезапном появлении, - обвинительно кинула я. Словесная бравада придала мне капельку храбрости и я осмелилась добавить в том же тоне:
   - Зачем ты следил за мной?
   - Я уже был здесь, когда ты пришла. Не моя вина, что ты совсем не умеешь смотреть по сторонам, - надменно вздёрнул густые брови Грегор.
   - Тоже стирку затеял?
   Мой безобидный вопрос вызвал перемену в облике иномирца. Он помрачнел, сощурив зелёные глаза, в которых вспыхнули рубиновые крапинки.
   - Не твоё дело! - рыкнул мужчина. - Убирайся отсюда!
   - С радостью, - выдохнула я. Грегор демонстративно повернулся, освобождая путь. Но стоило мне сделать пару шагов, как сзади донеслось:
   - Подожди.
   Я не успела остановиться, и Ожвэй поторопился схватить меня за плечо. Я поборола желание убежать, ведь даже пытаться было бесполезно. Железная хватка мужчины не оставляла шансов на спасение.
   - Разве ты ещё не уяснила, что должна повиноваться каждому моему приказу? - склонившись к моему уху, прошипел Грегор. Он стоял за моей спиной, но мне казалось, что он заполнил собой всё вокруг. Пол, потолок, стены, даже воздух - всё это он. Мне не спастись, я окружена, я в ловушке.
   - Ты так дрожишь, будто я клинок приставил к твоему горлу, - очередная порция самодовольства слетела с губ мужчины. - А я всего лишь хочу, чтоб ты поприсутствовала здесь, пока я занимаюсь своим делом.
   Он подтолкнул меня к скамье. Я послушно села на неё. Глаза мои были полны слёз, которые я не могла вытереть. Мне не хватило сил расцепить пальцы: я до побледнения костяшек сжимала злополучный томик бытовых заклинаний. Грегор окинул меня мимолётным взглядом. Я понимала, что являю собой жалкое зрелище. В кои-то веки это мне на пользу. Пусть негодяй думает, что сломил меня. И однажды я смогу отплатить ему за всё.
   Грегор отошёл к одному из котлов. Я заметила там пустую корзину. Мужчина стоял в пол-оборота ко мне и держал точно такой же сборник, что был у меня. Он молча прочёл заклинание, и чан в своей каменной подставке пришёл в движение. Ожвэй встрепенулся, будто от удивления. Серый дымок магии окутывал его запястья.
   - Иблир убид! - с выражением выругался мужчина на незнакомом мне языке и со злостью отшвырнул книгу в сторону. Следующим объектом его агрессии стал пустой котёл. Ожвэй схватил его, поднял над головой и кинул вглубь помещения. Я подпрыгнула на месте от раздавшегося грохота. Грегор же в мановение ока оказался рядом со мной. Я поднялась со скамьи, хотя колени дрожали от страха. Ярость волнами исходила от мужчины. Таким я его ещё не видела.
   - Ты своровала мою силу! Отняла её! - прокричал Грегор, нависнув надо мной.
   - Нет, нет, - прошептала я, ничего не понимая.
   - Что здесь происходит? - подарив мне невероятно облегчение, вмешался в ситуацию Дэв. Его голос прозвучал настолько грозно и требовательно, что у Ожвея краска схлынула с лица. Гигант вымучено улыбнулся.
   - Не твоё дело, пернатый, - сухо проронил он. - Мы просто общаемся.
   К моей радости, Дэвирик в эту наглую ложь не поверил. Крылан подошёл ближе и взял меня под локоть.
   - Пошли, Итиса, мы тебя заждались, - с этими словами Дэв увёл меня из прачечной ужасов. Мне казалось, что убийственный взгляд Грегора прожжёт мой затылок.
  
   15
  
   Дни до встречи с Дарионом прошли относительно спокойно. Грегор не пытался выместить на мне свои внезапные приступы ярости, не запугивал меня. Полагаю, всё это благодаря тому, что я всячески пыталась не оставаться с ним наедине. Из спальни выходила только с Шерией или Кьярой, а за пределы блока с Дэвом. Крылан хотел разузнать, что приключилось между мной и иномирцем в прачечной. Я говорила, что и сама не поняла. Отчасти, это было правдой, но после долгих раздумий я пришла к нескольким догадкам, которыми мне не терпелось поделиться с Дарионом.
   Колдун назначил мне встречу в четыре часа после полудня у калитки под дубом. Дабы найти это место, я вышла из здания заблаговременно - сразу после окончания занятий с Тинксом Миликсом в два часа дня. Оказавшись на лестнице широкого крыльца, я несколько минут постояла, наслаждаясь летним солнцем. Затем, ощутив небывалую лёгкость, я быстро миновала дюжину ступеней. Ступив на гладкие плиты подъездной дороги, я крутанулась на месте. Громада здания Академии величественно возвышалась передо мной. Я не могла с такого близкого расстояния рассмотреть его целиком. Я пошла по дорожке, по бокам от которой росли на клумбах чудесные цветы фиолетового окраса. От основного пути имелись частые ответвления. Одни вели к берегу реки, другие - в гущу сада, деревья которого отличались от далёкой стены леса своей яркой зеленью и небольшой высотой. Посчитав, что отдалилась уже достаточно, я вновь обернулась. Теперь обзор у меня был получше. Строение Академии сочетало в себе правильность строгих форм, многочисленные арочные и круглые окна, балконы, внешние лестницы и шпили на крыше. Самым необычным я сочла, то здание располагалось сразу на обоих берегах реки и над самой Шуменой тоже. Два огромных корпуса соединяла между собой зависшая над водой постройка, в которой по ряду окон я начитала пять этажей. Кажется холл, где я проводила сеанс связи с Дарионом, находился в этом переходе.
   Пока я стояла, задрав голову кверху, впечатлённая архитектурой Академии, ко мне кто-то подошёл, выдав себя тихими шагами. Я испугалась и когда увидела, что рядом не Грегор, то с облегчением вздохнула.
   - Здравствуй, - поприветствовал меня Сибид. - Извини, если напугал.
   - Здравствуй, - отозвалась я. - Ничего. В последнее время я вздрагиваю от каждого шороха.
   - Проблемы? - участливо спросил молодой мужчина.
   - Только надуманные. Перемена мест сказывается, наверно, - пожала я плечами. Сибид улыбнулся, обнажив белоснежные зубы.
   - Представь, какого мне! Я не привык к такой холодной погоде, на моём острове сейчас ночь. У меня был совсем иной режим сна и бодрствования.
   - Да, тебе приходится тяжелей, - кивнула я.
   - Но самое главное: я очень далеко от моря, - с грустью продолжил темнокожий русал. - Прекрасные глубины синих вод мне только снятся, поэтому приходится довольствоваться рекой. Кстати, сейчас я иду плавать!
   В мутных глазах собеседника проскользнула истинная радость.
   - А я просто гуляю, - зачем-то сказала я. - Кстати, не знаешь, где находятся главные ворота?
   - Иди по этой дороге. Скоро она сделает резкий поворот направо, и тыих увидишь.
   - Мне нужно в противоположную от них сторону, - задумчиво протянула я, вспоминая указания Дариона.
   - Тогда перейди по мосту на другой берег, - подсказал Сибид.
   Мы свернули на тропу, ведущую к Шумене. Несколько мостов на удалённом расстоянии друг от друга изгибались над ней дугой. Когда мы достигли ближайший из них, Сибид пожелал мне хорошей прогулки, а я ему удачного плавания. На этом мы разошлись. Я не смогла побороть соблазн, и достигнув середины каменной переправы, приблизилась к бортику. Свежий ветер с мелкими капельками влаги ободряюще коснулся кожи, всколыхнул лёгкую ткань блузы. Средь размеренных волн тёмной воды я увидела Сибида без ног. Не то чтоб он их потерял. Их место занимал длинный рыбий хвост. Лучи солнца отражались от зеленоватой чешуи, создавая весёлые блики. Вскоре русал заплыл под мост, и я продолжила свой путь. Доброжелательный разговор с мужчиной поднял мне настроение. Как приятно, когда кто-то сильный и высокий не пытается тебя угробить, а просто мило улыбается.
   Интересно, что заставило жителя жарких островов отправиться в далёкое государство и изучать магию огня? Наверное, за этим кроется тайна или необычная история.
   На другом берегу я выбрала своим маршрутом тропу, которую сочла той самой, что выведет меня к дубу. Не скажу, что чутье меня не подвело. Мне пришлось изрядно поплутать. Сначала я увидела стену: высокую, каменную, ровную, без лишних выступов. Повернув направо, я пошла вдоль неё по утоптанной тропе. Света здесь было меньше из-за зелёного свода яблонь и черёмух. Благодатная тень спасала от излишней жары летнего дня. Когда я увидела впереди непомерно широкий для яблони ствол, то чуть не подпрыгнула от радости. Дуб рос почти у самой стены, отчего ветви его тянулись неравномерно. Я обогнула гиганта, проскользив пальцами по шершавой коре. Узкая калитка оказалась дверью из витиеватых прутьев в арочном проходе сквозь ограду. Надеясь, что пришла без опоздания, я приблизилась к калитке, попыталась её отворить, дернув пару раз. Но пыхтения мои результата не принесли. Сквозь узор железной решетки виднелся лес. Красивые, стройные сосны невозмутимо роняли на землю ползучие тени. Я представила, как легко заплутать в густой чаще.
   Появление Дариона прошло по знакомой мне схеме. За оградой, в паре метров от меня, вырисовался прямоугольник тёмного портала, и из него вышагнул колдун. Пепельные волосы причёсаны... были парчу часов назад, а теперь торчком. Поверх синей рубахи жакет. В одной руке ларец, в другой хлыст.
   - Итиса, ты чего вцепилась в прутья так, будто хочешь просочиться наружу? - округлил серые глаза мужчина. Я с досадой сообразила, что действительно чересчур плотно прижалась к калитке.
   - Отойди, у меня есть другой способ нам воссоединиться, - в привычной шутливой манере попросил Дарион. Я отступила назад. Колдун поставил у своих ног ларец и, выпрямившись, взмахнул хлыстом. Конец плети обвил завитушку ворот. Мужчина дёрнул хлыст на себя, и калитка беззвучно распахнулась.
   - Быстрей выходи, - позвал Дарион. Я с готовностью выполнила и этот приказ, с трудом остановившись в шаге от колдуна. Вопреки всем правилам, мне хотелось кинуться ему на шею, будто передо мной давний друг, по которому я невыносимо скучала.
   - Есть новости? - спросил мужчина после непродолжительного молчания.
   - Ещё бы, - усмехнулась я и с радостью высказала Дариону всё, что думаю о Грегоре. Без утаек я поведала о своей прогулке с Ожвэем ночью на балкон и про случай в прачечной. Слушая меня, колдун хмурился и мрачнел. К концу моей истории он походил на грозовую тучу, готовую разразиться молниями.
   - Как я мог так ошибиться? - выдохнул Дарион.
   - Ты же сразу предполагал, что Грегор опасен и ему нельзя доверять, - решила напомнить я.
   - Я сейчас имел в виду другую свою ошибку, - колдун пронзил меня строгим взглядом. - Как я мог втянуть тебя во всё это?! Видимо, у меня было помутнение. Ты же обычная молодая княжна, привыкшая к защищённости и комфорту.
   - Кто-то же должен следить за Грегором, - обескураженно прошептала я. - Кто-то, кому ты доверяешь.
   - Я должен был найти более подготовленного человека, способного за себя постоять, - продолжил разоряться мужчина.
   - Сейчас поздно об этом жалеть и сердиться, - теряя терпение, я повысила тон. - Лучше скажи, какой у нас план?
   - Я должен понять, как именно ты влияешь на магическую силу Ожвэя, - проговорил Дарион. - Сначала я думала, что он маскирует свои способности через тебя... Сейчас узнаем, как всё обстоит на самом деле.
   Колдун присел на корточки и откинул резную крышку ларца. Густой туман вырвался из плена шкатулки. Я не успела испугаться. Белёсое облако оплело меня с ног до головы. Через секунду я ощутила прикосновение пальцев к своему запястью. Несильным рывком Дарион заставил меня сдвинуться с места.
   - Что это было? - нахмурилась я.
   - Я изучаю твою ауру, - колдун слегка повернул меня. Облако, из которого он меня выдернул, обрело расплывчатую форму человека. Подрагивающий контур стал серым. Внутри него распространилась краснота вперемешку с золотистыми вкраплениями, а там, где положено находиться грудной клетке, пульсировало черное пятно.
   - Что такое аура? - тихо спросила я.
   - Невидимое воздействие твоей сущности на окружающий мир. Я же сделал его видимым, - механически ответил Дарион. Я поняла, что что-то ему в моей ауре не нравится.
   - Много красного цвета - обычное явление для здорового человека. Серый ореол свидетельствует о развитии твоих магических способностей. Чёрное скопление в центре - вот это плохо. Этого не должно быть. Я никогда не видел ничего подобного, - задумчиво выговорил колдун.
   - А золотистое..., - начала я, но мужчина не дал мне закончить.
   - Когда аура золотится, значит её обладатель в кого-то втюрился.
   - Не может быть, - отмахнулась я. Мне почудились обвинительные нотки в словах колдуна.
   - И чем же может быть эта чернота? - решила я вернуться к основной проблеме.
   - Силой Грегора, - нехотя произнёс Дарион.
   - Так я и думала, - кивнула я. Мужчина с сомнением посмотрел на меня.
   - Грегор же кричал, что я своровала его силу, - напомнила я. - Сомневаюсь, что говорил он про физическую. Её-то у него в избытке.
   - Если я всё правильно понимаю, то вот что случилось. Вполне вероятно, что для Грегора, как для обитателя другого мира, наши законы использования магии не действует. Но сила у него имелась. Она просилась наружу. И так как он её впервые высвободил, будучи заключённым в одном помещении с тобой, то непроизвольно всю передал тебе.
   - Но я ничего не почувствовала, - вставила я.
   - Для тебя ничего и не изменилось. Использовать силу Грегора ты не можешь, хоть она и в тебе. Ты просто сосуд. Только Ожвэю подчиняется магия его мира, но применять её он может в непосредственной от тебя близости, - Дарион замолчал. Казалось, выводы, к которым он пришёл, весьма его огорчили. Я же видела в таком раскладе сплошные преимущества. Колдун щёлкнул пальцами, и облако-аура втянулась в ларец. Мужчина поспешил закрыть крышку.
   - Если я буду держаться от Грегора подальше, то он не сможет обучиться магии. Мне просто нужно покинуть Академию, - предложила я самый очевидный вариант.
   - Нельзя принимать решения так сразу. Я должен всё тщательно обдумать, - осадил меня Дарион. Я прикусила губу. Всё, что я сегодня говорила, после слов колдуна, казалось глупым и опрометчивым. А сам мужчина предстал рассудительным всезнайкой.
   - Не подавай виду, что тебе известно, насколько Грегор в тебе нуждается. Он не должен видеть в тебе угрозу. Иначе это плохо может кончиться. Через неделю вновь встретимся здесь, - выдал колдун новую порцию указаний. Я чувствовала, что он по-настоящему сожалеет, что я ввязалась в эту историю. Наверное, в его глазах я соратник никудышный.
   - Выходила ты ко мне с улыбкой, а теперь нос повесила, - Дарион подцепил указательным пальцем мой подбородок, чуть приподняв мою понуренную голову.
   - Ты думаешь, что я не справлюсь, - выпалила я. - А мне впервые выпал шанс совершить что-то значимое, и я не хочу его упускать.
   - У тебя сейчас такой возраст, когда мечты о геройствах преобладают над здравым смыслом. Или ты кому-то что-то хочешь доказать? - впервые Дарион говорил со мной, как с маленьким ребёнком. Я обижено дёрнулась в сторону.
   - Я хочу самой себе доказать, что родилась на свет не только чтоб быть объектом чужих насмешек!
   - Ты всё о старом, - колдун картинно воздел взор к небу. Его непонимание тяжёлым камнем легло на грудь.
   - Возвращайся в Академию, Итиса. Увидимся через неделю.
  
   Долгожданная встреча прошла совсем не так, как я предполагала. В подавленном состоянии я брела по саду.
   - Итиса! - весёлый окрик вывел меня из задумчивости. Я посмотрела кверху. На толстой ветке яблони сидел Дэв. Кувыркнувшись, парень приземлился на ноги на тропе передо мной.
   - Ты откуда такая угрюмая идёшь? - пригладив серебристо-чёрные пряди, спросил крылан.
   - Просто устала, - попыталась отвертеться я.
   - Тоже что ли по деревьям лазила? - улыбнулся парень. - Хочешь, преподам пару уроков?
   - Я и так отлично справляюсь, - сдавшись, усмехнулась я в ответ. Вместе мы пошли к Академии. Когда оказались на мосту, Дэв попросил меня подождать. Крылан запрыгнул на узкий парапет. За спиной его появились бурые крылья. Оттолкнувшись, парень начал падать вниз. Я кинулась к бортику, и успела заметить, как Дэв раскрыл крылья перед самой поверхностью воды. Несколько минут крылан летал, то поднимаясь вверх, то ныряя под выгнутые мосты. Я заворожено наблюдала за этим действом. Была в этом полёте истинная свобода, грация и красота.
   - Спасибо, что подождала, - вернувшись ко мне, сказал Дэв. На впалых щеках парня проступил румянец, в карих глазах тонули лучи вечернего солнца.
   - Я думала, ты искупаться решил, - вымолвила я.
   - У нас считают, что если пролететь под семью мостами и загадать желание, то оно обязательно сбудется, - полу шутя, полу серьёзно произнёс Дэв.
   - И что же ты загадал? - полюбопытствовала я.
   - Обязательно скажу тебе, когда придёт время, - пообещал крылан.
  
   16
  
   Дарион вновь разглядывал мою ауру. Лично я в ней никаких изменений с прошлого раза найти не могла. Серое вокруг красного с золотистыми добавками, а в области груди чернота.
   - Говоришь, Грегор вёл себя спокойно? - переспросил мужчина.
   - Да. На занятиях мы проходили теоретические основы защитной магии. Когда Тинкс Миликс попросил нас попытаться сделать силовой барьер, у Грегора это получилось так же как у меня и Дэва. А вот князь Шен не справился. Правда, и наши щиты выдержали всего по одному огненному шару, которыми зам-зама в нас запустил, - рассказала я. Я сидела на пеньке за стеной Академии. Дарион закрыл ларец, и обратил всё своё внимание внутрь походного мешка.
   - Я должен понять, не губит ли тебя сила Грегора, - извлекая на свет странные предметы, пробормотал колдун. - В прошлый раз я велел тебе вернуться в Академию, потому что не знаю, что будет с тобой, если иномирная магия будет находиться внутри тебя без регулярного использования.
   - Так вот в чём дело, - протянула я. - А мне-то казалось, что ты решил пустить меня в расход. Пусть, мол, Ожвэй прибьёт непутёвую княжну, которая его в наш мир притащила.
   Дарион криво усмехнулся, кинув на меня оценивающий взгляд. Серые глаза под густыми бровями показались мне бездонными.
   - Грегор тебя не прибьёт, это раз. Ты же сосуд с его силой. Пускать тебя в расход ещё рано, это два. Мы же ещё не разоблачили притворщика перед королевской семьёй, - опроверг мои домыслы колдун.
   - Что? - возмутилась я. Мужчина тихо засмеялся. Ага, я уж и подзабыла, какой он мастер подшучивать и выводить меня из душевного равновесия.
   - Не отвлекая меня, - пресёк перепалку на корню Дарион. Мне осталось только скрестить руки на груди и буравить пепельноволосого угрюмым взглядом. Он выложил на зелёный ковёр травы одну стеклянную трубку, толщиной с мой палец, пузатую колбу и маленькую шкатулку из металла. Вслед за этими предметами из мешка появился нож, от лезвия которого отразились солнечные лучи.
   - Начнём с безболезненного. Мне нужно твоё дыхание. Заполни цилиндрик, - с этими словами колдун протянул мне трубочку, у которой имелось дно. Я хотела её взять, но мужчина сам поднёс её к самым моим губам. Я осторожно дыхнула. Дарион быстрым движением вставил в цилиндрик пробку. Затем колдун взял нож и склонился ко мне.
   - Теперь ты отрежешь мне ухо? - с сомнением спросила я, даже не попытавшись отстраниться.
   - Ты нужна мне целой и здоровой, - ровным голосом ответил мужчина, - но кое-что я всё же отрежу.
   Его жертвой стала моя коса. Колдун приподнял её и обрезал прядку ниже ленты. Локон каштанового цвета он поместил в шкатулку.
   - Теперь самое неприятное. Вытяни руку вперёд, - опустившись передо мной на колени, сказал Дарион. Лёгким движением он провёл остриём ножа по кончику указательного пальца.
   - Ай, - вскрикнула я, но руку не отдёрнула. Кинув на меня беглый взгляд, мужчина подставил колбу так, чтобы в неё скатилось несколько капель крови, после чего извлёк из кармана платок и обмотал им пострадавший палец.
   - Царапина быстро заживёт, - пообещал колдун. Он сложил в мешок ёмкости с частичками меня.
   - Для чего тебе всё это? - поинтересовалась я.
   - Проведу опыты. Мне нужно знать, в каком виде сила Грегора находится в твоём теле и как влияет на него. Может, я найду подсказку, как извлечь её из тебя.
   - Если ты найдёшь этот способ, то всё закончится, - без сожаления или радости произнесла я. - Грегор без своей магии рассвирепеет, перестанет контролировать себя. Тинкс Миликс доложит об этом королю. Король велит поместить под стражу буйного иномирца. Я вернусь домой. И...
   - Не заглядывай так далеко, Итиса, - хмуро посоветовал мне Дарион. - По твоим словам всё выходит слишком просто, судьба не пойдёт нам на такие уступки. Первое препятствие в том, что я не смогу вновь навестить тебя через неделю. Если я тебе срочно понадоблюсь, свяжешься со мной через зеркало.
   - Вот как, - я даже не попыталась скрыть своего разочарования. Хотя нужно бы было.
   - В мире существуют опасности и помимо Грегора, - будто оправдываясь, заметил колдун. - Лига наёмников-убийц готовит нападение на кого-то из значимых особ в Аянги. Я должен быть начеку.
   - Этой лиги ведь не существует. Только в книжках, - искренне удивилась я.
   - Какая же ты наивная! - в притворном ужасе Дарион схватился за сероволосую голову. - Ты мало знаешь о реальной жизни, поэтому и всю авантюру со слежкой за Грегором приняла так легко. Основная проблема аристократии: вы думаете, что всё вокруг подстраивается под вас. Но есть обстоятельства, не подвластные деньгам и величию титулов. Например, безумное желание кого-то посмотреть на страдания сильных мира сего. И этот "кто-то" создаёт лигу, собрав под своим началом самых отъявленных преступников из разных стран. Пока они творят мелкое зло, наводя по ночам свои порядки в городах и сёлах, знать не тревожится, ведь её это не касается. Но стоит только пройти слуху, что лига помышляет о нападении на кого-то из их благородного числа, то начинается паника.
   Дарион выговорился, и воцарилось обоюдное молчание, нарушаемое пением птиц и шелестом ветвей над нашими головами. Я не знала, как реагировать на данное заявление. Здравый смысл подсказывал, что я должна согласиться. Но был в речи колдуна скрытый подтекст, за которым слышалось презрение. Мысль о том, что я одна из тех, кого Дарион попирает, коробила мою душу.
   - Я не виновата, что родилась княжной, - справедливости ради заметила я.
   - Никто не виноват в том, кем рождается, - согласился мужчина, отрешённо уставившись в пустоту. - Но на нас лежит ответственность за то, кем мы становимся.
   Колдун перевёл взгляд на меня. Глаза цвета стали не отражали ничего, что помогло бы мне понять скрывающуюся за ними натуру.
   - Пора нам расставаться, - мужчина поднялся с земли. Я встала с пенька.
   - Чуть не забыл, - Дарион сунул руку в мешок и достал моточек голубой нити. - Из шерсти Бильта. Завязываешь вокруг запястья и становишься невидимой. Используй только в крайней необходимости.
   - Ты обстриг бедного ольфа? - вспомнив летающего сладкоежку с чёрными глазами, удивилась я.
   - Летом ему жарко. Я сделал доброе дело, - пожал плечами колдун. Эта фраза сняла устоявшееся напряжение между нами. На прощание мы друг другу улыбнулись.
  
   В спальне никого не было. Я этому порадовалась. Не хотелось, чтоб Шерия с Кьярой стали допытываться до причины моего хорошего настроения. Я и сама не могла понять, почему общество колдуна так влияет на меня. Мужчина с невзрачной внешностью, но весьма необычным характером превратился для меня в очень значимого человека. И когда успел?
   - У него есть избранница, - осадила я сама себя. - Не может он быть одиноким.
   Вот и грусть нахлынула. Для пущего эффекта я подошла к большому зеркалу на дверце шкафа-ниши. Отражение напомнило мне, что я никудышная представительница женского пола: круглое лицо с мелкими невыразительными чертами и курносым носом. А про фигуру лучше вообще молчать. Грудь, бёдра - всё слишком выдающееся. Пусть за последнее время одежда из гардероба и стала свободней на мне сидеть, до хрупкого стана всё равно недостижимо далеко.
   - Ты где была? - не успев войти в комнату, спросила Шерия.
   - Гуляла, - ответила я, усевшись на кровать спиной к зеркалу.
   - И мы гуляли вдоль берега реки, - поспешила сообщить гномка.
   - Там Сибид плавал. Она с него глаз не сводила, - закрыв дверь, поведала Кьяра. - Всё ждала, когда он из воды выходить будет.
   - Да ну тебя, - покраснела Шерия.
   - Мне и самой интересно было, - без стеснения призналась эльфийка. - Где ещё увидишь обнажённого русала.
   - Но мы ведь так его и не увидели. Он вышел на берег ниже по течению от места нашей засады, то есть прогулки, - выдала рыжеволосая девушка.
  
   В воскресение, как в единственный выходной от занятий день, мы с Шерией проснулись позже обычного. Стараясь не шуметь, умылись, оделись и покинули спальню. Кьяра пробудится после полудня - это мы уже знали. Дабы не мешать любимому занятию соседки, мы отправились завтракать. В гостиной блока сидели Лувиан и князь Шен. Двое представителей высшего сословия разных стран оживлённо обсуждали возможность развития торговых отношений так, будто они короли, не меньше. Дэва и Сибида мы встретили в кухне-столовой. Крылан и русал спорили о том, как лучше всего готовить рыбу. Темнокожий южанин утверждал, что её и готовить-то особо не нужно. Шкуру снять, порезать и достаточно. Ну, ещё водорослями приправить можно.
   - Морскому жителю видней, - деловито вставила Шерия. Сибид ликующе улыбнулся. Гномка зарделась и отважилась спросить:
   - Как вода в Шумене, не слишком холодная? Сегодня плавательные процедуры намечаются?
   - Вода тёплая даже у самого дна. Морские глубины более холодны. Сегодня, к сожалению, погружений не предвидится. Риманел посоветовал мне провести этот день за изучением огненной истории. Я доверяю чутью предсказателей, в наших краях они очень ценятся. Так что сегодня меня ожидает книжный зал, - поведал Сибид с присущей ему откровенностью. Шерия узнала, что хотела. Погрустнела. Наверное, прокляла про себя брата Кьяры, который полез куда не надо со своим предчувствием. Дэв принял на себя заботу о продолжении разговора, начав рассказывать забавную историю из жизни. Благодаря этому мы с Шерий задержались в обществе двух соседей по блоку намного дольше, чем нужно для завтрака. Ждали, что скоро к нам присоединится эльфийка, но она так и не пришла.
   Вернувшись в спальню, мы обнаружили соседку сидящей на крою кровати. Кьяра ещё не переоделась. Короткие волосы разноцветными прядками торчали в разные стороны. Девушка слегка покачивалась, вцепившись руками в простыню. Глаза её были закрыты. Не ожидая ничего дурного, я подошла ближе.
   - Кьяра, - позвала я. Вытянула руку вперёд, хотела потрясти её за плечо, но не успела. Тонкие белые пальцы обвили моё запястье. Задрав голову кверху, эльфийка открыла глаза. В их зелени царило полное отчуждение.
   - Они идут, - ровным голосом произнесла Кьяра. - Они рядом. Ищут одного, но пострадать могут все.
   - О чём ты? - испуганно спросила Шерия, но ответа не последовало. Эльфийка отпустила мою руку и повалилась на кровать. Из носа её тонкой струйкой по щеке побежала кровь. Теперь настала моя очередь поддаться страху. Шерия же, как будущая целительница, метнулась к Кьяре, подложила под голову подушку, провела ладонью по лбу.
   - Жар, кровь, неосознанное поведение, - пробормотала гномка. - У неё вот-вот начнётся лихорадка. Я приготовлю отвар.
   - Чем могу я помочь? - понимая, что не вправе бездействовать, подала я голос.
   - Нужно вскипятить воду и позвать мадам Сифину. Мы должны держать её в курсе всех заболеваний, чтоб она могла вызвать профессиональную помощь, - будто вспомнив чьё-то указание, отчеканила Шерия. Повторять два раза для меня не нужно. Я вышла в гостиную. Почти все парни нашего спец.курса находились здесь. Отсутствовали только Сибид и Риманел. Дэв, почувствовав неладное, подскочил ко мне. Я ощутила пристальный взгляд Грегора, который сидел в дальнем углу.
   - Кьяра заболела, - сообщила я крылану. - Я отправлюсь к смотрительнице, а ты поставь чайник и найди Риманела, скажи, что его сестре плохо.
   Дэв кивнул, мы покинули блок и разошлись в разные стороны. Мне предстояло миновать переход между корпусами. Апартаменты мадам Сифины располагались в жилой части Академии, отведённой для преподавателей.
   Просторный коридор с рядом дверей по одной стороне и окнами по другой находился примерно на середине моего маршрута. Я шла быстро, поэтому едва успела затормозить, когда в шаге передо мной вдребезги разлетелось стекло. В образовавшийся проём влетело страшное существо. Большие перепончатые крылья держали в воздухе чешуйчатое тело метровой длины, венчающееся вытянутой головой. На пол спускался огромный лысый хвост. Глаза существа горели алым. Я попятилась. Монстр открыл клыкастую пасть и запищал. Хоть звук и был примерзким, я заставила себя развернуться и побежать прочь. "Они рядом", - мелькнули в сознании слова Кьяры. Если эльфийка говорила про этих тварей, то оказалась совершено права. По крайней мере, одна из них была рядом. Я слышала за спиной хлопанье крыльев. Существо настигало меня. Я поддалась панике и не поняла, когда именно свернула не туда. Коридор, в который я выбежала, закончился полукруглым залом. Я сама загнала себя в тупик. Я обернулась. Монстр, выпустив когти на лапах, нёсся на меня. Я успела только заслонить лицо локтём, ожидая ощутить невыносимую боль. Секунда, две - ничего не произошло. Я отвела руку. Грегор прижимал дёргающуюся тварь к своей груди, пытаясь её задушить. Монстр извивался, вилял хвостом, стараясь хлестнуть противника, но безрезультатно. Вскоре безобразное тело обмякло, и Ожвэй брезгливо отбросил его в сторону. Меня спас тот, от кого я меньше всего этого ожидала. Я бы, наверное, поблагодарила иномирца, но буквально через мгновение в зал один за другим влетело ещё полдюжины сородичей погибшего существа.
   - Прячься! - рыкнул на меня мужчина. Я убежала к стене, где стояли два огромных шкафа, и протиснулась между ними. Очень неудачное место, чтоб затаиться. Но другого просто не было. Прижав ладони к лицу, я пыталась найти путь к спасению, перебирала заклинания, изученные за недели в Академии. В голову пришло только одно создание защитного барьера, которым я смогу оттянуть свою гибель на полминуты. Звуки борьбы, писк, шелест крыльев - именно они служили для меня ориентиром того, как скоро меня настигнет смерть. Я не сомневалась, что Грегор не выдержит. Пусть он и силён, но голыми руками одолеть стаю летающих монстров - разве возможно это для смертного?
   Когда наступила абсолютная тишина, я растерялась. Любопытство пересилило страх. Я выглянула из своего "убежища". Грегор стоял в центре зала. Монстры были раскиданы по кругу. Ожвэй сам походил на раненного зверя. Волосы клочьями стояли дыбом. Разодранная рубаха с пятнами крови облепила его широкие плечи и грудь. Скалоподобный мужчина тяжело дышал. Пошатываясь, он направился в мою сторону. Мне захотелось вжаться в стену, но вместо этого я шагнула навстречу.
   - Я позову помощь, - промлела я дрожащим голосом. Пережитый ужас не намеревался отступать просто так.
   - Не надо. Там могут быть ещё эти, - прохрипел иномирец. Он прислонился спиной к стене. Глубокие царапины виднелись сквозь прорехи в рубахе, а на руках - круглые, кровавые дырочки от острых зубов. Медленно Грегор сполз на пол. Я стояла над ним, понятия не имея, что делать.
   - Сядь рядом, - велел мужчина. "Сила", - наконец-то дошло до меня. Он прибежал меня спасть, потому что я сосуд с его магической силой. А что если эта сила может заживить его раны? Пока я поблизости, он не умрёт от потери или заражения крови, но если я уйду, что с ним станет?
   Ответа на эти вопросы я не знала, но выбор остаться или уйти у меня был. Как же хотелось выбрать второе, даже на вред себе, с риском вновь напороться на монстров, лишь бы отплатить Ожвэю за мои страдания. Но жалость и сострадание взяли верх над мстительностью и малодушием. Я опустилась на колени возле Грегора. Он смотрел на меня из-под полуопущенных век. На длинных чёрных ресницах дрожали капельки пота.
   - Не надейся, я не умру, - выдохнул Ожвэй. Наверное, ему казалось, что он видит меня насквозь.
   - Конечно, не умрёшь, - согласилась я. - Судьба ведь не может пойти на такие уступки по отношению ко мне.
   Грегор, усмехнувшись, склонил голову на плечо. Его тяжелое дыхание и запах крови дарили надежду на то, что иномирец более человечен, чем я раньше считала.
  
   17
  
   Прошло не более десяти минут. Но этой передышки Грегору хватило. Мне даже показалось, что некоторые раны на его теле затянулись, осталась лишь засохшая кровь.
   - За нами идут, - сказал мужчина, после чего, придерживаясь за шкаф, поднялся на ноги. Я последовала его примеру. Через мгновение я услышала голоса и торопливые шаги. В зал вбежало сразу несколько незнакомых мне человек с мечами наготове. Четверо отправились проверять монстров, трое подошли к нам.
   - Вы в порядке? - спросила женщина воинственного вида.
   - Нет, - ответила я.
   - Да, - не согласился со мной Грегор. Я кинула на него непонимающий взгляд. Ожвэй сдержано улыбнулся, словно говоря, что все его повреждения - пустяковые царапины.
   - Идите за мной, - велела женщина.
  
   Все учащиеся были в сборе. Круглая комната приютила нас на время форменного переполоха. Академию от чердаков до подвалов прочёсывали явившиеся сюда преподаватели и другой персонал. Нам никто ничего не объяснил. Просто заперли в уютной зале с мягкими диванами и накрытым для чаепития столиком. Кьяра единственная из всех, кто придал значение напитку. Облачённая в мешковатый халат, эльфийка сидела с чашечкой в руках и спокойно попивала чай. Шерия испуганно смотрела в одну точку. Крылан Лувиан нарезал по комнате круги. Возмущение его было настолько велико, что парень не мог выразить его словами. Князь Шен же, напротив, как заведённый повторял: "Беспредел! Ужас! Беспредел!". Брат Кьяры Риманел кусал тонкие губы. Сибид казался умиротворённым, но то, как он стучал пальцами по коленям, выдавало его волнение. Дэв дремал, откинувшись на спинку дивана.
   - Ладно, ребят, скажите мне, наконец, что случилось? - поставив на столик пустую чашку, спросила Кьяра.
   - Хотелось бы мне знать! - фыркнул князь Шен. - Мерзкие, мерзкие существа готовы были нас разорвать!
   - Как я могла такое проспать? - удивилась эльфийка.
   - Ты не спала, у тебя была послетрансовая отключка, - поправил сестру Риманел. - Ты предчувствовала нападение, но так как это первый твой бессознательный прорыв в будущее, то и прошёл он болезненно, и сказать ты ничего никому не успела.
   - Мне сказала. Только весьма туманно, - вступила я в разговор и повторила пророчество эльфийки. - "Они идут. Они рядом. Ищут одного, но пострадать могут все".
   На минуту в комнате воцарилось всеобщее молчание, которое неожиданно нарушила Шерия.
   - Сибид говорил, что и у тебя было предчувствие! - обвинительно кинула гномка эльфу. - Почему ты только его отправил заниматься в читальный зал, куда монстры не успели добраться?
   - Потому что моё видение было только относительно его, - ровным голосом отозвался Риманел.
   - И прилетали эти твари именно за мной, - огорошил всех темнокожий русал. Лувиан даже бегать по комнате перестал, замерев на месте.
   - Мне жаль, что из-за меня вы все подверглись опасности. Я полагал, что Академия достаточно защищена, и мои враги не доберутся до меня, но они готовы пойти на всё, лишь бы не дать мне вернуться в родное государство магом огненной стихии, - сокрушённо признался Сибид.
   - Почему? - не удержалась от напрашивающегося вопроса Кьяра.
   Мужчина немного помолчал, размышляя, открываться нам до конца или оставить свою тайну при себе. Окинув всех взглядом мутных голубых глаз, русал произнёс:
   - Я предводитель повстанческого движения. Мы боремся за смену власти в нашей стране. Достичь этого мирным путём не получается. Покорение огня - большое преимущество.
   - Ты государственный преступник?! - задыхаясь от возмущения, выдал Лувиан.
   - Нет. Я - освободитель, - поправил его Сибид. Грозящий разразиться политический спор вовремя прервал вошедший в зал зам-зам Тинкс Миликс. Полукровка хлопнул в ладоши, привлекая наше внимание.
   - Учащиеся, спешу вас успокоить: вся опасность устранена! Кубальбы - именно они проникли в Академию, - мертвы, их тела уничтожены. Бояться нечего.
   - А как же они сюда проникли?!!! - Лувиан обратил весь свой гнев на Тинкса Миликса. Мужчина не стушевался. Ответ он знал и поделился им с нами.
   - В защитном куполе над Академией была проделана брешь. Злоумышленникам удалось маскировать её несколько секунд, поэтому тревога не заиграла. Так кубальбы проникли на нашу территорию. Одного из преступников удалось задержать. Мы подозреваем, что он член лиги наёмников-убийц. На допросе установим цель их нападения и заказчиков.
   "Цель" мы уже и так знали. Всех волновал другой момент. Опять же Лувиан озвучил его.
   - В Академии небезопасно. Я хочу, чтоб мне вернули деньги и отправили домой.
   - Уверяю вас, больше подобного не повторится. Защитный купол восстановлен. Отныне несколько преподавателей, включая меня, неотлучно будут при Академии. Мы гарантируем вашу целостность и сохранность, - убедительно произнёс полукровка. - С вами ничего не случится.
   Не знаю, все в это поверили или нет, но требовать отправки домой больше никто не стал.
  
   К вечеру, когда эмоции поутихли, но впечатления остались, Кьяра спросила у Шерии, как именно произошло нападение.
   - Почти сразу, как Итиса ушла, тебе стало хуже. Я отправилась на кухню, чтобы заварить смесь трав, которые мне выдали для обучения. Там был Дэв. А потом влетели эти монстры. Как же я испугалась! Дэв крикнул, чтоб я спряталась под столом. Я не смогла повиноваться, тело окаменело. Крылан схватил нож для разделки мяса и..., - гномка на мгновение прервала рассказа, подбирая нужные слова. - В общем, я никогда не видела, чтоб кто-то двигался с такой быстротой и легкостью. Дэв спас меня, покромсав трёх монстров, а затем побежал к нашему блоку. Если бы не он, то до появления преподавателей кто-нибудь был бы мёртв.
   - Да твой друг полон тайн, - сказала мне Кьяра. Девушки не знали, что Дэвирик - страж границы. Пусть он и молод, но он воин. Он приучен сражаться. Жаль, что своим спасением я обязана не ему, а Грегору. Стоило мне подумать об иномирце, как в дверь нашей женской спальни постучали.
   - Открыто, - крикнула Кьяра. Дверь отворилась, явив нашим взорам Ожвэя. Ничего в облике мужчины не выдавало того, как сильно он пострадал днём от нападения кубальбов. Наоборот, Грегор казался более могучим. Тихий вздох умиления сорвался с губ Шерии.
   - Итиса, позволь украсть тебя на пару слов, - бархатным баритоном позвал Ожвэй. Я всем своим видом пыталась показать, что никуда не пойду, но не знавшая истинной сути Кьяра ответила за меня:
   - Конечно, она уже идёт!
   Мне пришлось встать и выйти в гостиную. К счастью, она не пустовала. Как и днём, князь Шен и Лувиан шептались о чём-то, склонившись друг к другу.
   - Не тут, - коротко бросил Грегор и, дабы я не улизнула, взял меня за руку.
   - Я знаю короткий путь на улицу, подышим свежим воздухом, - громче, чем следовало, добавил мужчина. Со стороны могло показаться, что я приглашена на романтическую прогулку. Только у меня от услышанного мурашки по коже побежали. Пока шли по коридорам Академии, мы молчали. Грегор вывел меня на террасу и отпустил мои пальцы. Я поспешила отдалиться от мужчины на пару шагов.
   - Прояви свою смекалку и попытайся угадать, зачем мы здесь, - насмешливо предложил иномирец. Вот и рассыпалась пылью вся его напускная галантность. Жаль, что свидетели этого лишь я да безмолвный ветер, качающий яблони.
   - Хочешь меня запугать, чтоб никому не говорила о том, как неестественно быстро затянулись раны на твоём теле, - предположила я самое очевидное. Грегор усмехнулся. В лучах вечернего солнца улыбка его показалась зловещим оскалом.
   - Ты права, - кивнул Ожвэй. Видимо, моя догадливость пришлась ему не по душе. Подавшись сиюминутному порыву, я решила воспользоваться искусством притворства.
   - Тебе не нужно меня запугивать. Я и так храню твои тайны лучше, чем это делал бы мертвец. Сегодня ты спас меня... Я так тебе благодарна! Я уже не знаю, чего в моей душе больше: боязни тебя или страха за тебя, - выпалила я. Последняя строчка была позаимствована из прочитанного недавно романа. Я сумела произнести её взволновано-трагично.
   - Рано или поздно это должно было случиться, - пробормотал себе под нос Грегор.
   - Что? - осмелилась спросить я.
   - Что твой страх превратится в нездоровое влечение ко мне, - самодовольно протянул Ожвэй. Внутренне я возмутилась, но ничего отрицать не стала. Разве не такого эффекта я добивалась? Иномирец перестанет видеть во мне угрозу, если поверит в мою влюблённость.
   - Ну, я могу вернуться в здание? - я поёжилась от прохлады уходящего дня.
   - Нет. Разве тебе не в радость каждое мгновение, проведённое со мной? - сощурил зелёные глаза Грегор. Я насторожилась. Не ожидала, что он вот так сразу займётся проверкой моих чувств.
   - Нас связывает слишком много, Итиса, - вкрадчиво проговорил мужчина, сделав шаг ко мне. - Ты помогла мне оказаться в вашем мире. Унизив тебя на балу, я изрядно подпитал свои способности производить на окружающих приятное впечатление. Потом ты решила учиться в Академии, хотя ты чуть ли не единственная из всех в Аянги знала, что от меня следует держаться подальше. Каюсь, я сам выбрал тебя своей напарницей. У тебя был шанс отказаться, но не сделала этого. В итоге, именно твоя магия помогла высвободить мою силу! И ты же знаешь, к чему это привело? Ты ведь достаточно умна, чтоб понять...
   Говоря всё это, Грегор медленно наступал, а я пятилась. Я думала, что мужчина близок к моему разоблачению.
   - Ответь же, что связывает нас сильней уз брака и кровного родства? - спросил иномирец. Я сделала последний шаг и уперлась спиной в стену. Отступление закончилось. Грегор сократил расстояние между нами до ничтожно малого.
   - Ты можешь использовать магию только в моём присутствии, - прошептала я частичный ответ на вопрос мужчины. Ожвэй слегка покачал головой, цокнул языком.
   - Ах, Итиса, Итиса, не прикидывайся дурочкой. Ты ведь отняла мою силу. Пусть это произошло против твоей воли, но это так. Ты обокрала меня. В вашем мире пользоваться магией может почти каждый, для этого нужно лишь иметь особые навыки и правильно мыслить. А в моём всё было гораздо сложнее. Там я был одним из немногих, кто родился со способностями влиять на материальный мир. Моя внутренняя сила делала меня особенным! Но стоило мне здесь впервые прибегнуть к магии, как сила перетекла в тебя. Вся до капли! И да, я могу ей пользоваться, но только когда ты рядом.
   - Я не хотела, чтоб так вышло, - со всей честностью сказала я.
   - Правильно. Ты не хотела. Этого хотели боги, судьба или сработали законы магического несоответствия. Теперь я вынужден оберегать тебя от любой опасности. Потому что здесь, - Грегор втянул руку и прижал широкую пятерню к моей груди, - здесь хранится то, без чего моя жизнь теряет смысл.
   Я зажмурилась. Терпеть столь непристойное прикосновение к своему телу казалось мне невыносимым. Ожвэй не отнимал свою ладонь. Он чувствовал бешеный стук моего сердца. Я чувствовала, что земля готова уйти у меня из-под ног. Сколько мы так простояли, я точно не знала. Для меня пытка длилась вечность. В конце Грегор склонился ко мне. Горячее дыхание коснулось моей щеки.
   - Советую не играть со мной в игры. Как мастер дурить головы людям, я прекрасно знаю, когда со мной пытаются поступить так же. Я найду способ вернуть то, что ты отняла, - пообещал мужчина. - И тогда смогу наказать тебя за все доставленные мне неудобства.
   - Я и так сполна наказана, - открыв глаза, заметила я. Слёзы туманили мой взор. Я попыталась отвести руку Грегора. Безрезультатно. Сейчас я была бы рада любому вмешательству из вне: приходу Дэва, появлению монстров, землетрясению!
   - Ох, молодёжь! Совсем стыда нет! - заставив Грегора отшатнуться от меня, прозвучал старческий голос. Я выглянула из-за Ожвэя и разглядела в сгущающихся сумерках пожилую мадам, которая поднималась по лестнице из сада на террасу. В руках она несла непомерную для её возраста корзину.
   - Я Вам помогу! - тут же предложила я, бочком протиснувшись вперёд.
   - Будь добра, деточка, помоги, - подобрев, согласилась старушка. Я догадалась, что это вдова предыдущего ректора, о которой нас предупреждала мадам Сифина. Грегор не рискнул в чужом присутствии удерживать меня. Но перед тем как уйти, громко напомнил:
   - Я найду способ...
  
   Длинный, воскресный день никак не желал заканчиваться. Я шла за вдовой, неся корзину, полую зелёных недозревших яблок. Мы с женщиной представились друг другу. Её имя - Фиридея - показалось мне очень красивым. Я сказала старушке об этом. Она довольно улыбнулась и начала рассказывать мне, как много раз одно лишь её имя служило поводом мужчинам терять голову. Когда мы добрались до покоев старушки, находящихся в пристройке к жилому корпусу учащихся, я знала уже чуть ли не треть жизни мадам Фиридеи.
   - Спасибо, - поблагодарила меня женщина в конце пути. - Заглядывай как-нибудь на чашечку травяного чая.
   - Обязательно, - согласилась я, уверенная в том, что ещё не раз приду сюда, чтобы спрятаться от Грегора Ожвэя.
  
   18
  
   После нападения монстров учебные будни наши подверглись основательным переменам. Сначала Тинкс Миликс провёл для всех урок, посвящённый правилам реагирования на опасные ситуации.
   - Если вам грозит смерть, стоит бежать, прятаться и ждать помощи. Или обороняться, используя подручные средства. Магией защищаться от монстров не рекомендую, потому что некоторые виды существ могут становиться от этого мощней. Боевые заклинания требуют особой подготовки. С завтрашнего дня преподаватели Беигер и Лухана будут дополнительно обучать вас этому. Я бы хотел, чтоб вы усвоили простой магический трюк, способный обмануть ваше тело. Когда вы травмировались, и боль мешает сосредоточиться, представьте, что ваше сознание отделено от плоти, сосчитайте до пяти и на время боль перестанет вас беспокоить, но сохранится ясность мышления.
   - Зачем нам это? Вы же сказали, что отныне в Академию никто не проникнет? - не удержался от замечания Лувиан.
   - Через полтора месяца вы покинете Академию, и кто знает, что может с вами случится, - невозмутимо пожал плечами полукровка. - Я хочу успеть преподать вам азы самозащиты, пусть это и не входило в изначальный план для вашего спец.курса.
   Именно эти слова зам-зама положили конец спокойной жизни. Отныне занятия проходили в два этапа: с утра и до обеда Тинкс продолжал доносить до меня, Дэва, Грегора и князя Шена основы и законы магии, а после перерыва начинались мученические часы, где участвовали уже все. Беигер и Лухана заставляли нас бегать, прыгать, на ходу обращаться за помощью к магии, управляться с оружием. Я думала, что проще умереть. Мой непривыкший к подобному организм протестовал. Болели мышцы, о существовании которых я раньше даже не подозревала. Успокаивало то, что тяжело было не мне одной. Только Дэв воспринимал тренировки как забаву.
   - У меня есть охрана, зачем мне самому держать шпагу? - возмущался князь Шен.
   - Я же девушка, - фыркала Шерия.
   - А я против насилия, - причитал эльф Риманел. Но никто не осмеливался перечить наставникам. Беигер не уступал шириной плеч Грегору. Кожаная безрукавка, которую он неизменно носил, топорщилась от натиска мускул. Лухана была женщиной средних лет с не дюжими силами. Один вид этой пары вызывал благоговейный трепет и напрочь убивал всё желание протестовать.
   Раз в неделю вместо тренировок проходили занятия по видам монстров. Преподавательницей была женщина расы сворхов. Низкорослая, серолицая мадам Дуглы никогда не обращалась к нам по именам. Стоило нам занять места в кабинете, как она начинала читать скрипучим голосом лекцию. Маленькие жёлтые глаза её смотрели с неприязнью. Но мне казалось, что к Грегору у сворхи иное отношение. Когда взгляд её останавливался на Ожвэе, то презрение улетучивалось, и будто даже появлялось восхищение. Видимо, обаяние иномирца распространялось на всех представительниц женского пола без разбора.
   Когда свободного времени в обрез, выходной день начинаешь ценить особенно высоко. Второе воскресение после того злополучного, когда крылатые монстры нарушили покой Академии, я хотела провести в одиночестве и связаться наконец-то с Дарионом через зеркало, но рядом постоянно кто-то был. Мне казалось, что во всём огромном здании невозможно отыскать укромного уголка, где бы ни суетились стражи-преподаватели. Да и из-за Грегора у меня началась мания преследования. Я знала, что мужчина при желании может передвигаться абсолютно бесшумно, поэтому мне часто чудилось, что он следит за мной.
   Желание отдохнуть от сокурсников переросло в решение наведаться в гости к мадам Фиридеи. Я надеялась, что милая старушка ещё не успела меня позабыть. Пока шла до её апартаментов, раз пятнадцать оглянулась. Совсем бы не удивилась, если бы Грегор настиг меня после очередного поворота, но этого не случилось.
   Я не успела постучать, как большая двустворчатая двери отворилась.
   - Входи, - донёсся до меня знакомый голос. Его обладательница появилась спустя мгновение. Высохшая старушка немного сутулилась. В юности, скорей всего, она была стройной высокой красавицей. Сейчас же только в карих глазах обитала молодость. Волосы женщины были уложены седыми завитушками в помпезную причёску, чёрное платье было украшено только белоснежным воротником.
   - Здравствуйте. Я Вам не помешала? - с надеждой спросила я.
   - Я ведь тебя ждала, - ответила мне вдова без намёка на укор за двухнедельную задержку. - Проходи в гостиную прямо по коридору. Я приготовлю чай. Тебе, кажется, не помешал бы успокаивающий, от нервных напряжений.
   - А, да, - согласно кивнула я, растерявшись. - Вам помочь?
   - Нет. Я сама могу поухаживать за гостями. Не так уж и часто они у меня бывают, - с каплей горечи произнесла женщина.
   Когда я вошла в гостиную, то не смогла оторвать взгляда от стены, которую занимали многочисленные миниатюрные портреты в незатейливых деревянных рамках. На меня в ответ смотрело множество нарисованных людей, эльфов и других разумных существ. Задним планом на всех изображениях была обстановка Академии. Я рассматривала поочередно то одну картину, то другую, пока не наткнулась на знакомое лицо. Короткие волосы мышиного цвета, глаза серые, серьёзные, а губы растянуты в улыбке. Дарион. Он будто бы и не изменился. Взросление почти не отразилось на его внешности. Разве что у нарисованного молодого человека улыбка открытая, а не сдержанная усмешка, которую я привыкла видеть.
   - Коллекция моего мужа, - сообщила Фиридея. Она поставила поднос на столик и подошла ко мне. - Конечно, и я знаю всех этих ребят. Некоторые, навещают меня. А вот эти двое давно не заглядывали.
   - Эти? - повторила я. Слова женщины будто открыли мне глаза. С каким увлечением я разглядывала Дариона, с таким же безразличием игнорировала второго персонажа картины. Она стояла на сантиметровом от колдуна расстоянии. Ростом ему по грудь. Подтянутая. Самоуверенная. Прекрасная. Девушка могла сойти бы за эльфийку, но уши её имели обычную форму.
   - Полукровка? - немного тише, чем нужно, спросила я.
   - Да. Калисия дитя эльфа и человеческой женщины. Как превратно сложилась их с Дарионом судьба, но вряд ли тебя это интересует...
   - Ещё как интересует, - заверила я женщину, продолжая смотреть на совместный портрет. Положение рук, выражения лиц, нарочитая отдалённость - всё так и кричало о связи небывалой силы между этими двумя. Будто за минуту до прихода художника с магической быстропишущей кистью, они страстно обнимались, целовались, клялись друг другу в вечной любви.
   - Присаживайся, - вдова ненавязчиво тронула меня за локоть. Я резко развернулась. Ещё не хватало расплакаться на ровном месте просто из-за собственных придумок. Я заняла кресло, из которого открывался вид на окно. Женщина села напротив. Она разлила чай. Приятный запах травяного букета разнёсся по комнате. Я взяла чашку, а мадам Фиридея начала свой рассказ.
   - Они росли в приюте. От Калисии, как от нежелательного ребёнка случайной связи, мать отказалась по вполне естественным причинам. Мало кто решается воспитывать полукровку и подвергаться пожизненным гонениям. А вот почему Дарион оказался брошенным, этого никому не известно. Приют сблизил их ещё с детских лет. Он, как старший, заступался за малышку, делился с ней едой в голодные времена, учил, как постоять за себя. Она вдохновляла его на доброту и нежность. А потом... Потом его выкупили сворхи. Проще сказать, одиннадцатилетнего мальчика противозаконно продали в рабство.
   От услышанного я чуть не подавилась чаем. Пришлось поставить чашку на поднос.
   - Дарион никогда не делился подробностями тех лет, что он провёл вдали от Калисии. Когда его не стало, девочке пришлось в одиночку бороться за свою жизнь. Через три года, во время очередного визита в приют, мой покойный муж заприметил воинственную красавицу. Он предложил ей перебраться в Академию. Калисия не сразу согласилась, она всё ждала, что Дарион вернётся за ней. Тогда мой муж, почувствовавший, что дело в тоске по милому, сказал, что обучившись, Калисия сама найдёт того, о ком грустит.
   - Но если она сирота, откуда у неё деньги на обучение? - не поняла я.
   - Скажу по секрету, денег у Академии достаточно. Аристократы платят такие суммы, что можно нанять ещё один штаб преподавателей. Поэтому мой муж ежегодно искал одарённых детей среди простого населения. Начём мы остановились?
   - Калисия покинула приют, - подсказала я.
   - Калисия покинула приют, - повторила старушка. - В Академии она быстро освоилась. С отличием проучилась три курса. Перед выпускным годом мой муж предложил ей после окончания остаться в Академии на должности помощника преподавателя, но она отказалась. У девушки была цель - найти возлюбленного, которого она не видела почти шесть лет. Но Дарион её опередил! - с торжеством произнесла пожилая женщина. - Он появился на пороге Академии - загоревший до темноты, а волосы будто седые. Он открыл главные ворота, на которых лежало одно из сильнейших заклинаний. Он не видел преград на своём пути. Даже покалечил трёх взрослых магов, кинувшихся его остановить. Наверное, Калисия почувствовала его приближение. Она выбежала ему навстречу сквозь толпу перепуганных учеников.
   Я живо себе представила Дариона, уверено шагающего по широкой дорожке, и Калисию, бегущую вниз по ступеням главного крыльца. Ветер зрелищно развивает её белые волосы и эпично колышет полы его чёрного плаща. Ветер и сто шагов - вот и всё, что их разделяет.
   Я поняла, что кусаю собственный кулак. Резко отдёрнув руку, я виновато улыбнулась. Фиридея будто этого и не заметила. Она сама погрузилась в море воспоминаний.
   - Ректор, то есть мой муж, предложил Дариону остаться в Академии. Честно говоря, семнадцатилетнему юноше и не требовались никакие знания в области магии, он умел то, что не снилось многим преподавателям. Но Дариона нужно было защитить от завистников и тех, кто видел в нём угрозу. Были у одарённого мальчишки и другие враги. Калисия уговорила Дариона остаться. Они прожили тут три года. Потом мой муж умер. Сменилось руководство Академии. Новый ректор не хотел содержать тех, кто, по его мнению, ел свой хлеб даром. В первую очередь это относилось к полукровкам. Что уж о них говорить, если и мне тут разрешили остаться только после многочисленных ходатайств! - возмутилась старушка. - Так вот, Калисия решила отправиться в эльфийскую сторону на поиски своего отца. Видимо, не реализовавшееся желание найти Дариона обрело новую форму. Упёртость девушки не знала границ. Даже расставание с Дарионом не стало для неё преградой. Ведь он-то попал под немилость двенадцати магистров, что Академию курируют. Раньше, пока одним из дюжины был мой муж, остальные помалкивали, но как только суженного моего похоронили, тут и начались попытки очернить Дариона. Закончилось это всё вмешательством короля Иорха, который назначил Дариона придворным колдуном. Вот уже девять лет прошло, а я так ни Калисию, ни Дариона больше не видела.
   Я снова схватила кружку и допила остатки остывшего чая. Уверенность в том, что Дарион по-прежнему предан своей прекрасной полукровке, сжимала сердце в тиски. Их пути однажды разошлись, чтобы сойтись. Должно быть, история неоднократно повторялась и ещё не раз повторится. А на что я, собственно, рассчитывала? Догадывалась ведь, что есть у колдуна пассия, а когда получила тому подтверждения, то готова горькие слёзы лить.
   Поблагодарив Фиридею за тёплый приём, я откланялась. Шла по коридорам, кусая пухлую верхнюю губу. Проклинала себя за нелепую привычку придавать значение мелочам, превращая их в основы великих чувств. Протянутый Дарионом платок в саду, минута в чулане наедине, лёгкое прикосновение, предложение выпить вина - как я умудрилась из этого всего создать иллюзию, что небезразлична колдуну? Ведь у меня имеется замечательное напоминание того, что полюбить меня никто не сможет. Это моя собственная внешность!
   Я миновала гостиную блока, где собрались почти все сокурсники и что-то бурно обсуждали.
   - Итиса, а ты как считаешь..., - хотела задать вопрос заметившая меня Кьяра.
   - Не сейчас! - отрезала я с небывалой резкостью. Воцарилось недоуменное молчание. Но это меня не волновало. Я зашла в спальню, прикрыв за собой дверь, легла на постель и поняла, что не могу заплакать. Слёзы скопились внутри, отяжеляя душу. Как беззаботно я раньше ревела из-за принца Ваела! С колдуном всё иначе. Вроде и вовсе безразлична к нему, только вот грусть одолевает удушающая.
   - Что случилось? - не дав мне поковыряться в себе, соседки нарушили моё одиночество.
   - Кто тебя обидел? - нахмурилась Кьяра.
   - Природа, - проворчала я. - Меня обидела природа. Мечтательность и желание быть любимой дала, а красотой забыла обеспечить.
   - Ну зачем ты так? - всплеснула руками Шерия.
   - Только не надо меня утешать. Я дурнушка. Я знаю свои недостатки.
   - Не хочешь, чтоб утешала, тогда позволь помочь, - неожиданно предложила гномка.
   - Вот это поворот, - быстрей меня отреагировала Кьяра. - Послушай, Итиса, не нужно тебе ничего в себе менять. Мы созданы такими, какие есть по умыслу Богини Луны...
   - У меня другая вера, - оборвала я речь эльфийки, так как считала девушку далёкой от моей проблемы. - Шерия, как именно ты хочешь помочь мне?
   - Сварю особое зелье, - с готовностью отозвалась гномка. - Вычитала рецепт в старинном фолианте. Оно так и называется "Путь к красоте".
  
   19
  
   Лекция Тинкса Миликса, с которой начался первый день учебной недели, раздражала. Кажется, у меня появилось предвзятое отношение ко всем вместе взятым полукровкам из-за некой Калисии. Или же так сказывалось нетерпение. Шерия не могла сварить зелье сразу. Мой "путь к красоте" лежал через двух крыланов. Но они ещё этого не знали. Мне предстояло пустить в ход всё своё красноречие (которого у меня нет), чтобы убедить Дэва и Лувиана помочь мне. Насчёт первого я была спокойна, хотя и намеревалась предложить ему более опасное задание. А вот как найти общий язык со вторым, ещё не знала.
   - Все наши способности к использованию магии находятся здесь, - зам-зам постучал указательным пальцем по виску. - Наш разум подаёт сигналы невидимым потокам природной силы, и те откликаются. Но мы не можём контролировать всё, поэтому и существуют деления на стихийников, артефакторов, целителей, телепатов и других. Чем дольше маг практикуется в одной области, тем легче ему даётся управление нужными потоками, а вот другие для него закрываются. Если пытаться разобраться во всём сразу, то с ума можно сойти. Ум, кстати, играет важную роль, - говоря это, Тинкс покосился на князя Шена. Мимолётный намёк на то, что у аристократа просто мозгов не хватает, поэтому и с магией у него не клеится. - Когда наш спец.курс закончится, вы сможете выбрать то направление, с которым намерены связать жизнь. Если же закончите изучение на этом этапе, то, по крайней мере, сможете применять бытовые заклинания.
   После теории перешли к практике. Зам-зам поочерёдно демонстрировал нам артефакты, а мы пытались угадать, для чего какой нужен. Я безошибочно определила телепортационный браслет и почтовую шкатулку, потому что уже пользовалась этими предметами. Грегор же вообще молчал. Я полагала, что раз его сила во мне, то иномирец и не имеет никакой связи с энергетическим потоками нашего мира. А значит и не чувствует их воздействия на волшебные вещи. За этим выводом пришёл вопрос: а почему зам-зам не ощущает, что у Ожвэя дела обстоят иначе, чем у нас? Или я всё же не только сосуд, но и маскировка для сил этого притворщик?
   Задумавшись, я немного повернула голову, чтоб посмотреть на соседа по парте. Он не замедлил отреагировать и тихо сказал:
   - Ты меня бояться должна, а не любоваться мной.
   - Я совмещаю, - буркнула я в ответ. Вообще-то мне захотелось встать и громко так сказать: "А знаете что, вот этот вот тип, который напарник мой, мозгом своим совсем не работает. Вся его сила во мне. А ещё можете в него ножом потыкать и посмотреть, как быстро он самоисцеляется! Страшный он человек. Да и не человек вовсе!". Не знаю, кто бы удивился больше: Тинкс Миликс или Грегор. Наверное, последний бы и не дал мне закончить столь длинную речь. Придушил бы.
  
   Беигер и Лухана решили для разнообразия провести свои пытки, то есть тренировку, на открытом воздухе. На территории Академии имелся стадион. Овальное поле было усыпано песком, по его контуру размещались трибуны. Сначала нас заставили бегать. Без остановок, без разговоров, без права на проявление слабохарактерности. Я думала, что умру под палящим солнцем. Или от презрения Грегора Ожвэя, который одарил меня им, в очередной раз обогнав. Но я не умерла. Поэтому пришлось страдать дальше. Маг-воин указал нам на ящик с оружием и велел выбрать что-нибудь каждому. За меня выбор сделал Дэв. Он протянул мне лёгкую саблю с немного изогнутым клинком. У самого была такая же. Так как у крылана уже имелся полный набор навыков по ведению боя, то он не слушал преподавателей, а занялся личной тренировкой со мной.
   - Дэв, это бесполезно, - пожаловалась я.
   - У тебя хорошо получается, - нагло соврал парень и даже не покраснел.
   Когда была объявлена десятиминутная передышка, я села прямо на песок в тени, отбрасываемой на арену трибуной. Крылан сел рядом, протянул непонятно откуда взявшуюся фляжку с холодной водой. Я сделала пару глотков и, поборов желание вылить оставшуюся жидкость себе на голову, вернула парню металлический сосуд.
   - Мне нужна твоя помощь, - произнесла я, глядя на сидящего в пол-оборота ко мне парня. Бело-чёрными волосами играл ветерок, то кидая чёлку на лоб, то поднимая её вверх. Дэв безрезультатно провёл ладонью по голове.
   - Выкладывай, - велел крылан. В карих глазах уже зажёгся интерес.
   - Шерия надумала сварить одно зелье, но ингредиенты у неё не все имеются. Самые необходимые находятся в кладовой Академии, учитель Шерии как-то раз проводила для неё там ознакомительную экскурсию, говорила, что на ночь нужно оставлять окна открытыми для проветривания, а вот дверь запирается, и ключ только у этой женщины, и у смотрительницы мадам Сифины, - быстро выговорила я. Как и предполагала, красноречие и рядом не стояло с моей тирадой.
   - И? - усмехнулся Дэв. Я знала, что он всё и так прекрасно понял, но сказала вслух главное:
   - Кладовая на седьмом этаже учебного корпуса. Только ты сможешь туда взлететь и через открытое окно пробраться внутрь.
   - Я не разбираюсь в сушённых травках и прочих веществах, - пожал обнажёнными плечами Дэвирик. То есть сам факт проникновения на запретную зону его ни капли не смущал.
   - Ты возьмёшь с собой Шерию. Полетишь вместе с ней, - раскрыла я последнюю деталь плана.
   - Тогда другое дело! - дал своё согласие крылан номер один. И даже не спросил, какое именно зелье будет вариться.
   С крыланом номер два было сложней. Я пошла к нему, когда Дэв и Шерия вечером отправились вычислять нужное окно. Долго искать Лувиана не пришлось. Как и обычно он сидел в компании князя Шена в гостиной блока. Я приблизилась к их высокородному островку.
   - Грегора потеряла? - почему-то спросил Шен. Я даже растерялась от того, что ассоциируюсь у некоторых с иномирцем.
   - Нет. Мне поговорить с Лувианом нужно, - опровергла я версию князя. Крылан встрепенулся, но уже через секунду кинул на меня надменный взгляд синих глаз, поправив пальчиком клинообразную косую чёлку.
   - О чём? - лениво спросил он. Я с мольбой глянула на князя Шена. Мужчина правильно всё растолковал. Всё-таки мы знакомы с детства. Пусть никогда и не дружили, но и врагами не были.
   - Я прогуляюсь, - поднялся князь из кресла, предоставляя мне возможность остаться с Лувианом наедине. Благо, других учащихся в гостиной не было, но они могли появиться в любой момент, поэтому я, не подбирая слов, начала:
   - Мы хотим приготовить зелье, которое не просто восстанавливает пострадавший организм, а подвергает его изменениям. Шерия сказала, что это выходит за область возможностей целителя, что нам понадобятся алхимические навыки, то есть твои.
   - Ясно, - кивнул Лувиан. - А что мне за это будет?
   Я ожидала этого вопроса, но думала, что сначала прозвучат более важные с моральной точки зрения: "Какое именно зелье?" и "Причинит оно кому-нибудь вред или нет?".
   - А что ты хочешь? - насторожилась я. Лувиан красиво улыбнулся, словно получил возможность загадать желание.
   - Услуга за услугу, - подтвердил мои мысли крылан. - В будущем я смогу попросить у тебя что угодно, и ты мне не откажешь.
   Прозвучало как приговор. Но, тем не менее, я согласно кивнула головой. А что ещё делать? Я уже переступила черту, за которой остались здравый смысл и логика, теперь я была во власти грёз, грозящих сбыться.
   - Не так просто, - убрав улыбку, отчеканил Лувиан. - Подтвердим договор клятвой, чтоб ты не смогла отвертеться.
   Я поняла, что поторопилась, что черта-то вот только что и пролегла. Готова ли я дать согласие на любое условие? Неужели настолько помешана на своей внешности, что не смогу остановиться? А вдруг этот высокомерный тип попросит, чтоб я Дэву навредила? Или кому-нибудь другому?
   - Не беспокойся, убивать тебе никого не придётся, - словно прочтя мои мысли, добавил Лувиан. - Моя просьба, скорей всего, будет мирного характера и не причинит никому зла. Сам факт того, что передо мной в долгу дочь князя Заряна Осенского - большая награда.
   И я согласилась. Крылан снял с пальца золотой перстень с сапфиром и вложил его в мою ладонь. Я сжала драгоценность, ощутив, что это некий артефакт, и тихо прошептала распространённую в Саландаре клятву:
   - Даю слово в нужный день и нужный час вспомнить о договоре и исполнить его. Услуга за услугу. Клянусь своим...
   - Сердцем, - подсказал Лувиан.
   -...сердцем, - механически повторила я. Кольцо слегка нагрелось, запомнив мои слова.
   Разве после подобного можно повернуть назад? К тому же и Дэв с Шерией вернулись из кладовой с полным набором недостающих веществ. Гномку тут же позвал на кухню Лувиан. Время приближалось к полуночи. Я ожидала их в спальне, пытаясь не слушать Кьяру, которая где-то подобрала потерянный Шерией список составляющих зелья.
   - Лягушачьи лапки, пепел от волос мертвеца, болотная жижа, дроблённая кость замугора.., - ровным голосом читала эльфийка. - О! Лепестки ромашки! А то я подумала, что мы тебя в зомби превращать будем.
   - Тебе легко говорить, - обиделась я на соседку, которая упорно не желала понимать меня. - Ты красивая...
   - К твоему сведению, я далека от идеалов эльфийской красоты, - посерьёзнела Кьяра. - Мои крашеные волосы вызывают ужас у сородичей. Я слишком бледная и тощая. Не женственная. Но это не мешает мне жить так, как я хочу. Что вообще за культ красоты? Нельзя ведь так зависеть от внешности и чужого влияния. Тем более Шерия не предоставила тебе никаких гарантий, что зелье сработает! Она сама знает только название и состав, и ничего про предполагаемый результат или побочные эффекты. Неужели ты готова вслепую рисковать?
   - Готова, - отозвалась я.
   Шерия вернулась в спальню с кружкой в руках. Девушка устало улыбалась. Вечерок у неё выдался насыщенный: сначала полёты с одним крыланом, потом совместная готовка с другим. Наверное, каждый из них сделал ей хотя бы пару комплиментов, ведь гномка весьма недурна собой. Неужели и у меня появится шанс стать объектом мужского внимания?
   - Пей залпом, - передала мне кружку Шерия. Кьяра же демонстративно отвернулась, всем своим видом показывая, что она против. Я подошла к зеркалу. Выпила горький напиток и стала ждать результата.
   Результата не было.
   Видимо, даже зелье не в силах мне помочь!
   Я толком расстроиться не успела. Волна нестерпимой боли нахлынула на меня. В животе словно разворошили улей, и пчёлы жалят изнутри. А кожа горит. Вздуваются на руках и лице волдыри.
   Я отшатнулась от зеркала. Там вместо меня было существо мерзкое и ужасное. Боль поедала меня. Я опустилась на ближайшую кровать. Шерия что-то прокричала. Я не могла разобрать. Закрыла глаза, отдавшись темноте, в которой царили муки и терзания.
  
   Ночь для моих соседок выдалась бессонной. Я-то находилась на грани сознания, почти не понимая, что происходит. Кажется, Шерия привела свою учительницу, которая гномку очень отругала. Это даже я услышала сквозь завесу небытия. Потом та пришла к неутешительному выводу, что помочь мне ничем не сможет. Я буду страдать, пока зелье не усвоится в моём организме. Поэтому мне прописан постельный режим. И боль. Много-много боли.
  
   - Что ты натворила?!!! - грозное рычание выдернуло меня из беспокойной дрёмы. Да оно и мёртвого бы разбудило. Я не могла ответить Грегору. Мелькнула мысль, что он злится из-за того, что не сможет обойтись без меня на занятиях с зам-замом. А я встать не могу. Даже пошевелиться. Только глаз один открыла. Соседок в спальне не было. Видимо, уже ушли на свои уроки.
   - Волосы, - одними губами прошептала я. Точнее, сработал инстинкт самосохранения. Ожвэй явно намеревался тащить меня в кабинет, пусть даже это грозило мне отключкой навсегда.
   - Волосы?! - взбесился иномирец. Ну, точно, мозг у него совсем не работает.
   - Отрежь локон, - попыталась объяснить я и чуть не задохнулась. Даже дышать было тяжело, а тут ещё разговаривать нужно. Но Грегор таки понял, к чему я клоню. Вернулся с ножом, с брезгливой гримасой склонился ко мне, отрезал кончик косы и ушёл. А я провалилась в болезненный сон, где опять был Грегор... Даже два Грегора.
   Два Ожвэя. Один - Грегор, а второй - точная его копия, только глаза не зелёные с красными крапинами, а наоборот: алые с изумрудными точками. Братья. Близнецы.
   - Я видел, как она умирала, - сказал тот, что не Грегор. - И ты видел. И не смог спасти.
   За жуткими словами последовал более жуткий смех. Грегор бросился на брата, но тот даже не шелохнулся. Он злорадно хохотал.
   Я проснулась. На секунду. И под давлением нестерпимых ощущений снова погрузилась в сон.
   Грегор стоял в кабинете Академии почти у самых дверей.
   - Ты должен меня выслушать, - произнесла мадам Дуглы. - Я знаю, кто ты на самом деле.
   Грегор молча кинул на сворху колючий взгляд.
   - Приходи в четверг в выставочный зал монстров. Поговорим, - добавила женщина. Не проронив ни слова, Ожвэй ушёл.
  
   Двое суток я качалась на волнах страданий и боли. Изредка приходила в себя. Третий день обрушился на меня жаждой.
   - Пить, - попросила я, но рядом никого не оказалось. Зато я поняла, что могу шевелиться. Я села на постели так, чтоб не видеть зеркала. Я боялась, что там отразится то безобразное существо, в которое я превратилась, выпив зелье. Сожаление, страх, неприятные ощущения - всё свидетельствовало о том, что я дура. И всё же в мою дурную голову пришла хорошая идея. Я воспользовалась нитью Дариона. Повязала на запястье, и стала невидимой. Так мне было не страшно случайно увидеть своё отражение. Я пошла на кухню. Напилась воды, съела пару свежих овощей. Будто бы и сил сразу прибавилось, но не храбрости взглянуть на себя. Я так и побрела в прозрачном состоянии по коридорам Академии.
   Ко всем прочим самокритичным ощущениям добавился ещё и стыд перед Дарионом. Он ведь с заданием меня обучаться отправил. А я свои личные цели поставила выше. И вот кто знает, что делал Грегор в эти дни! Раз он больше не приходил за мной, то волосы мои ему помогли. То есть, сила хранится и в них. Удалось ли колдуну это установить с помощью своих опытов?
   Чтобы отвлечься от потока мыслей, вопросов, противоречий и сомнений, я решила заняться делом. А именно - наведаться в выставочный зал монстров, который упоминала мадам Дуглы в моём сне. Причины на это имелось две: первая, сегодня четверг; вторая, какая разница, куда податься невидимой девушке, бегущей от своих проблем.
   Я бы назвала выставочный зал галерей ужасов. Чучела монстров, чудовищ и просто хищных зверей тянулись двумя рядами вдоль стен. Освещения в помещении почти не было. Узкие окна под самым потолком роняли на пол скупые прямоугольники света. От этого все экспонаты казались в разы больше и мрачней. Мне чудилось, что они вот-вот придут в движение и кинутся на меня. И невидимость меня не спасёт!
   Устав ходить, я села на скамью между двумя гигантами. В порыве спастись от скучного ожидания, я приложила ладони к своему лицу. Решила на ощупь определить, сильно ли меня изуродовал "Путь к красоте". Брови, глаза, нос, губы - всё на месте. Всё такое знакомое, будто ничего и не изменилось. И кожа на руках была без волдырей, ведь это я успела заметить, перед тем как нить завязать на запястье. Получается, перетерпев адские муки боли, я осталась такой, какой и была? Я и огорчилась, и обрадовалась одновременно. Хотела вернуться в жилой блок, снять нить и посмотреть на себя, но тут двери в зал приоткрылись.
   Мадам Дуглы пришла. Сворха села на пол, подогнув под себя ноги, и принялась кидать перед собой крохотные фигурки, камушки, зубы. Женщина неустанно что-то бормотала. Она то собирала мелочёвку в кулак, то снова выбрасывала на каменные плиты. Я настолько увлеклась, наблюдая за ней, что невольно вздрогнула, когда сворха прервала своё занятие и сказала:
   - Ты здесь.
   Что женщина обращается не ко мне, до меня дошло только через секунду. Грегор бесшумно приближался к сворхе со спины, но её слова его обескуражили. Он замер. Мадам Дуглы поднялась на ноги и развернулась. Эти двое стояли буквально напротив меня. Я постаралась дышать медленно и тихо, чтоб не выдать себя.
   - Я знала, что ты придёшь, - преподавательница слегка поклонилась Ожвэю. - Позволь звать тебя Господином?
   - Я пришёл за объяснениями, а не за дешёвым фарсом, - выплюнул Грегор. Ого, да он не только со мной такой дерзкий.
   - Я знаю, кто ты, - с трепетом проговорила мадам Дуглы. - Мой народ многие века ждал твоего прихода, Господин! Мы пошли на бесчисленные жертвы, чтоб призвать тебя в этот мир! Не так-то просто было подобраться к колдуну, единственному из всех, кто бы смог освободить тебя из Посмертия, и отправить его за тобой! Но мы всё устроили. Потом мне пришлось рискнуть собственной жизнью, и помочь организовать нападение на Академию, чтоб приблизиться к тебе. Магистры ищут предателя. Они знают, что купол наёмники-убийцы не смогли бы пробить сами. Но всё это не важно. Теперь ты в Саландаре, Господин! А в этом мире давно пора навести порядок! Сворхов все считают низшей расой. Люди, эльфы, крыланы, русалы - разве имеют они право презирать нас?! Вместе с тобой мы поставим на колени этих ничтожеств!
   Пламенная речь женщины возымела эффект. Лично я сидела с открытым ртом. Грегор и тот выглядел ошарашено. Не ожидал, бедняга, что у него имеются фанатичные поклонники.
   - Нет, - наконец-то ответил Ожвэй. - Я стану королём Аянги, заполучив принцессу и убив её старшего брата. Мне хватит этого королевства... на первое время.
   - Зачем мелочиться? Хорошенько подумай, фуренс, - посоветовала сворха. На последнем слове Грегор заметно вздрогнул. Я вспомнила, что фуренсом Ожвэй назвал себя, когда Дарион спросил, какой он расы.
   - Я же говорила, что знаю, кто ты, - усмехнулась мадам Дуглы. - Ты наш Господин. Ты наш Бог.
   Я чуть не закричала. Но не от заявления женщины. А от паука, который спустился на паутине прямо к моему лицу. Я попыталась прижаться к стене, неосторожно шаркнув пяткой по полу. Иномирец и сворха посмотрели в мою сторону. Мадам Дуглы первая направилась ко мне. Взгляд жёлтых глаз пронзал меня, приковывал к месту. Приготовившись к разоблачению, я затаила дыхание. Женщина вытянула вперёд руку и... И схватила коротким пальцами паука, чуть не задев меня. Сворха отправила восьминого себе в рот, пережевала и проглотила.
   - От предназначения не скрыться. Ты наш Господин, даже если не хочешь этого, - напоследок добавила мадам Дуглы, после чего странное свидание закончилось.
  
   Вернулась я в блок под вечер. Удивительно, но в спальне никого не было. Я сняла с руки нить и сразу метнулась к зеркалу. После пережитого волнения в галерее ужасов, меня ни что не могло испугать. Как я и предполагала, я почти не изменилась. То есть, долгие часы боли были напрасны. Но чем дольше я себя разглядывала, тем больше находила различий между собой прежней и нынешней: брови гуще и темней, но правильной формы, ресницы удлинились, кожа ровная, бархатистая, губы чуть алей. Я распустила волосы. Они легли на плечи блестящими волнами. Замечательный результат, если учесть то, как давно я не мыла голову. Я приняла ванну. Пока мылась, меня не покидало ощущение того, что и тело подверглось корректировке. Руки тоньше, ноги стройней, рёбра выпирают над животом.
   Моё сознание словно поделилось надвое. Одна половина всё переваривала услышанное от сворхи, а вторая тихонько радовалась незначительным переменам в моей внешности, которые, тем не менее, добавляли мне привлекательности.
   - Итиса!!! Ты где была? - Кьяра, зайдя в комнату, буквально закричала.
   - Здесь...
   - Шерия вся в слезах бегает тебя ищет! После занятий тебя здесь не было, и наша горе-целительница решила, что ты пошла с собой кончать из-за неудавшегося зелья, - выпалила эльфийка.
   - Зелье-то удалось! - улыбнулась я. - Или я сама себе это внушила, но пусть будет так.
   - Пусть будет так, - повторила Кьяра. - Иногда самовнушение работает лучше магии.
  
   20
  
   Оказывается, целительница, обучающая Шерию, не стала поднимать скандал из-за того, что гномка как-то проникла в кладовую и кое-что там взяла. Потому что преподаватели, да и вся Академия, были перед нами в долгу за нападение кубальбов, которое они не смогли предотвратить. Более того, одна из них даже оказалась к этому причастна, но об этом знали только я да Грегор. Также учитель Шерии более подробно рассказала о зелье "Путь к красоте", и теперь соседка доносила информацию до меня.
   - Красота понятие обширное, поэтому и действует зелье по-разному, но полностью облик поменять не способно. В тебе вот и вовсе будто ничего не изменилось, но смотреть на тебя так и хочется, - говорила девушка, которая вернулась после безрезультатных поисков меня. - Мадам Вияда предполагает, что зелье замедляет старение, сохраняет молодость. Видишь ли, им почти никто не пользовался, потому что разработано оно было ещё в стародавние времена и...
   - Что "и"? - подозрительно спросила Кьяра.
   - И каждая вторая, принявшая его, не могла перенести боли. Женщины умирали, - вздохнула горько Шерия.
   - Спасибо, что своевременно предупредила, - съязвила эльфийка. Я же молчала. Потому что дура-то я. Не смогла правильно оценить риски. Шерия только предложила. А я и себе навредить могла, и гномку до нервоза довести.
   - О побочных эффектах, - робко продолжила Шерия.
   - Есть ещё и побочные эффекты, помимо того, что Итиса страдала? - округлила глаза Кьяра.
   - Ага, - кивнула гномка. - Время от времени боль будет возвращаться. И аппетит будет пропадать. И тошнота накатывать. И обмороки.
   - Зато красивая, - не унималась эльфийка, кинув на меня упрекающий взгляд.
   - Если бы можно было вернуться в прошлое, я бы отказалась от зелья, - не вытерпела я. - Но ничего изменить нельзя!
   Мы встретились с Кьярой взглядами. Кажется, эльфийка только сейчас поняла, что я сожалею о своём решении, что я признаю свой промах. К тому же красивой я так и не стала. Просто чертам лица добавилось выразительности, и до стройности рукой подать, но всего этого можно было добиться косметикой, диетами и тренировками. В общем, я совершила глупость. Как будто ни одна другая девушка девятнадцати лет их не совершает!
   - Давайте спать, - предложила Шерия.
  
   За завтраком мне казалось, что на меня бросают косые взгляды почти все парни нашего курса. Один Грегор, не церемонясь, оглядел меня с ног до головы, презрительно фыркнул и продолжил поедать омлет. Видимо, всем была известна причина "недуга", сразившего меня на пару дней, и все искали последствия. Или я в край зазналась?
   - Хорошо выглядишь, - шепнул Дэв по пути на занятия. - Рад, что ты выздоровела. В следующий раз предупреждай, что отправляешь меня за ядом для себя.
   - Прости, - искренне попросила я. Последствия собственной глупости всё больше печалили меня. Досталось мне и от Тинкса Миликса. Лекцию он прочёл в обычной своей манере, но когда она закончилась и все собрались уходить, мужчина негромко произнёс:
   - А Вас, Итиса, я попрошу остаться!
   И я осталась, стараясь смотреть в сторону полукровки, но мимо его лица. Оно выражало нечто для меня нехорошее.
   - Ты хоть понимаешь, что чуть не убила себя?! - вернувшись к обычному обращению, вскипел зам-зам. - Смерть учащейся в Академии - да это же неслыханно! И самое страшное то, что никто из магов не мог вмешаться и остановить действие зелья! Нам оставалось только ждать и молиться, чтоб ты осталась жива!
   - Ваши молитвы услышаны, - не к месту буркнула я. Злилась-то я, конечно, на себя.
   - Больше никаких зелий! - поставил точку Тинкс. - Постарайтесь не угробить себя за оставшийся месяц.
   Я вышла в коридор, чувствуя жар на своих щеках. Так стыдно мне никогда ещё не было. А мне много раз за свою короткую жизнь бывало стыдно, но как сейчас - никогда.
   До тренировки мне нужно было успеть вернуться в спальню, переодеться - сменить платье на свободную тунику и штаны, перекусить. Но Грегору Ожвэю было плевать на мои планы. Он как всегда бесшумно вырос на моём пути в одном из коридоров, за которым начинался холл с нишами для отдыха, схватил меня за руку и потянул за собой.
   - Ну, и как ты догадалась, что твои волосы тоже содержат мою силу? - толкнув меня к скамье, спросил иномирец грозным шёпотом. Я присела на край лавочки. Грегор остался стоять в проходе, перекрывая собой выход из ниши.
   - Интуиция, - почти честно сказала я. Не говорить же, что это Дарион первый откромсал у меня локон, дабы проверить на содержание в нём энергии Ожвэя.
   - Ты смог магичить и без меня? - не удержалась я от вопроса.
   - Смог, - кивнул Грегор. - Только это было жалкое подобие настоящей магии. Нужно было всю косу отрезать.
   - Ещё чего! - возмутилась я.
   - Будем считать это запасным вариантом, - усмехнулся мужчина. - Но частичка тебя всегда должна быть со мной. Может, палец тебе отрезать? Просто в волосах были только жалкие крупицы силы.
   - Себе что-нибудь отрежь, - посоветовала я, пряча руки за спину.
   - Или крови твоей испить, - продолжал перечислять Грегор. - А вдруг всё дело в сердце? И я просто должен вырвать его и съесть?
   - А вдруг ты не успеешь? - испугано спросила я. - Я умру, а сила просто улетучится? Рассеется в воздухе? Вдруг...
   Я не успела придумать новое "вдруг". Грегор оборвал мой лепет громким смехом. Он просто забавлялся, пугая меня.
  
   А вечером нам сообщили новость, которая чуть не заставила меня плясать от радости.
   - Субботние занятие отменяются, - сказала мадам Сифина, собрав нас в гостиной. - Завтра во дворце устраивается бал. Королевская семья приглашает на него всех учащихся спец.курса.
   Скоро я увижу Дариона. С этой мыслью я легла спать, встретила утро, выбрала пару платьев, занялась их подгонкой по фигуре, пришёптывая одно из бытовых заклинаний.
   Увижу колдуна, и он меня увидит. Бал, возможная встреча с принцем, общество аристократов - всё это отошло даже не на второй план, а померкло и потеряло значение.
   Из Академии нас через портал отправили во дворец. Странно, на там нас встретил не придворный колдун, а другой маг. Набежали лакеи и горничные, похватали чемоданчики, с которыми мы прибыли и развели всех по комнатам. Меня в те же покои, что и обычно. Я ждала Дариона, а пришла служанка, принесла обед. Предложила помощь в переодевании. Я уже привыкла всё делать сама, но от создания причёски не отказалась.
   - Какие замечательные волосы! - невольно восхитилась девушка. Используя шпильки, она собрала на затылке сложную конструкцию из локонов, оставив некоторые пряди свисать на спину и плечи. Моё отражение в кои-то веки меня не огорчило.
   Бал начался с ужина. Прибывших из Академии, и меня в том числе, посадили рядом. Кьяра и Шерия пытались втянуть меня в разговор, но я всё высматривала Дариона. И нигде его не видела. После застолья гуляния перенеслись в другой зал, где уже играла музыка. В центре внимания, как и ожидалось, был Грегор Ожвэй. Принцесса от него буквально не отходила, засыпала вопросами. Он лучезарно улыбался и отвечал. Девушки кучками окружили и других моих сокурсников. Особенно Дэв их привлекал. Парень демонстрировал свои бурые крылья. Аристократки не робея их разглядывали и поглаживали. Я испугалась, как бы они по пёрышкам бедного Дэвирика не растащили. Но крылан, поймав мой взгляд, лукаво подмигнул. Всё у него под контролем. С Шерией завязал разговор молодой гном - сын посла горного народа. Кьяра уже танцевала с Сибидом. Помнится, эльфийка говорила, что ручища русала ничуть не уступают Грегоровым. Вот и сбылась её мечта побывать в объятиях сильного мужчины. Парочка - не разлей вода - князь Шен и Лувиан держались вместе. Князь знакомил друга с важными особами нашего государства. Возле эльфа Риманела крутилась Нарси - сестра княжны Унеры. В общем, никто не скучал. Я же стояла в стороне и наблюдала: не мелькнёт ли где пепельноволосая голова.
   - Княжна Итиса, добрый вечер, - вежливо привлёк к себе моё внимание принц Ваел. В его васильковых глазах мелькнуло мимолётное удивление.
   - Добрый вечер, - отозвалась я, чуть поклонившись.
   - Какая разнообразная у вас компания собралась, - намекая на сокурсников, выдал мужчина.
   - Да, один другого лучше, - ляпнула я. Принц слегка приподнял тонкие брови. Совсем я отвыкла от правил этикета. Пришлось пояснить:
   - Все очень талантливые, но каждый в своём деле. Вот Шерия Горип целительницей будет отменной...
   - А Вы? - любезно поинтересовался сын короля.
   - А я мастер бытовых заклинаний, - ответила я без задних мыслей. - Могу постирать, приготовить, одежду по размеру подогнать.
   - Если аристократы начнут этим заниматься самостоятельно, то множество людей останется без рабочих мест и возможности прокормить себя, - резонно заметил принц. Прозвучало так, будто я хлеб у прислуги отбираю. Буквально из рук вырываю. Я смутилась и спросила у Ваела то, что не собиралась:
   - А Вы не знаете, где Дарион?
   Принц сжал губы в тонкую линию. Вообще, всё его лицо состояло из тонких линий: брови, спинка носа, скулы, теперь и губы. Красиво, но как-то искусственно.
   - Я для придворного колдуна не надзиратель, - выдохнул наконец-то Ваел так, будто мой вопрос его обидел. Мне стало не по себе. Я бы весьма обрадовалась вмешательству Унеры в нашу бесед. Где же носит княжну Полтаскую старшую? Почему-то мне представилось, что она сейчас с моим колдуном разв... разговаривает. Я прогнала бредовые мысли, хотя словосочетание "мой колдун" мне весьма понравилось.
   - Потанцуем? - предложил принц, протянув руку. Я испугалась, что отказ будет уже перебором, поэтому согласилась. Странно, что я совсем не волновалась, и даже во время вальса всё оглядывала зал. Желающие заполучить внимание принца были и помимо Унеры. Княжна Лейра подошла к нам после танца. Я тут же извинилась и откланялась. Освободившись от Ваела, я решила покинуть бал. Меня грела надежда, что Дарион сам наведается в мои покои. Но мы встретились раньше. На лестнице. Мужчина поднимался мне навстречу, я даже замерла на ступеньке от неожиданности. Колдун скользнул по мне безразличным взглядом. Сделал пару шагов и снова посмотрел на меня.
   - И что заставило молодую княжну покинуть празднество в самом разгаре? Уж не свидание ли где назначено? - без приветственных вступлений, съязвил Дарион. А я так рада была его видеть и слышать, что миновав разделяющую нас ступень, повисла у колдуна на шее, прижалась на мгновение к его груди и сама же резко отступила назад.
   - Я сделаю вид, что ты подвернула ногу и упала на меня, - беззлобно улыбнулся мужчина.
   - Так и было, - пожала я плечами, хотя горящие щёки выдавали моё смущение. - У меня есть новости. Нужно поговорить.
   - Конечно, нужно, - согласился Дарион. - Для этого я и помог принцессе Сэнэе устроить бал. Ей не терпелось увидеть Грегора, а мне тебя..., чтоб получить информацию.
   Я не подала виду, что опечалилась концовкой фразы. Сверху послышались голоса. Чтоб продолжить общение без свидетелей, Дарион телепортировал нас в мои покои. Я рассказала всё, что узнала о Грегоре: и про заживающие раны, и про его способность нравиться людям. Когда дошла до части про зелье и мои болезненные сны, немного сбилась. Мужчина хмуро смотрел на меня. Я в подробностях поведала о сворхе мадам Дуглы и её раболепии перед Грегором. Закончила желанием Ожвэя вырвать моё сердце и съесть, которое он высказал вчера.
   - Ты выпила зелье, про которое ничего не знала, кроме названия? - было первое, что спросил Дарион. Я обречёно кивнула.
   - Ты хоть понимаешь, что осталась в живых, только потому что в тебе сила Грегора? Это она поддерживала твой организм! - гневился Дарион. Немного успокоившись, добавил. - На какое-то время она и в сознание твоё проникла, показав тебе самые сильные переживания Ожвэя.
   - И это было удачей, - рискнула заметить я. - Иначе бы мы не узнали о сворхах.
   - Я и так подозревал, что они имеют к Грегору какое-то отношение, - обескуражил меня колдун. - Придётся углубиться в мифологию сворхов, чтоб понять, кто такой "фуренс" и чем он опасен, помимо всего того, что мы и так знаем.
   - Ты же жил среди сворхов несколько лет, - сказала я и осеклась. Дарион переменился в лице, резко встал с кушетки, на которой сидел и отошёл вглубь комнаты. Я молча смотрела ему в спину, мысленно проклиная свой длинный язык. "...одиннадцатилетнего мальчика противозаконно продали в рабство", - всплыли в памяти слова вдовы ректора. Зачем я напомнила Дариону о том ужасном времени?
   - Сворхи живут племенами, - нарушил тишину Дарион, так и не повернувшись ко мне. - У них разные религии и множество богов. О некоторых они даже не говорят, но почитают.
   - Вот как, - пробормотала я.
   - Итиса, - колдун подошёл ко мне. В серых глазах царили решимость и непоколебимость. - Пообещай мне, что не будешь больше рисковать и совершать необдуманные поступки. Пока сила Грегора в тебе, он тебя не тронет. Не зли его, не провоцируй. За оставшийся месяц я найду способ извлечь из тебя магию иномирца, и тогда...
   Дарион не договорил. Дверь в мою комнату с треском отворилась, хотя я запирала её изнутри. На пороге стоял помянутый секундой ранее иномирец. Я с тревогой перевела взгляд на колдуна, но его уже не было рядом. Видимо, телепортировался, чтоб Грегор не прознал про наш сговор.
   - Как ты посмела? - прохрипел Ожвэй, надвигаясь на меня. Вот. Я его даже не злила, а он всё равно в ярости.
   - Что? - втянув голову в плечи, не поняла я.
   - Ушла с бала, не предупредив меня! Ты, ничтожная идиотка, подставила меня! Я не смог сотворить чудо для принцессы, когда она попросила! Ты выставила меня жалким посмешищем!!! - Грегор остановился в шаге от кресла, в которое я вжалась. - Я отплачу тебе за всё! Смерть будет казаться тебе спасением!
   - Не угрожай мне, - рискнула потребовать я. - Мои родители влиятельные люди, а ты никто!
   - Твои родители? - Грегор неприятно усмехнулся. - Им же с детских лет безразлична твоя судьба. Принцесса в подробностях мне рассказала, каким жалким одиноким ребёнком ты была. Отец занимается сыном и ублажает женскую половину аристократии, мать употребляет курительные смеси и доставляет удовольствие мужской. Видимо, они достаточно нагрешили, за что боги послали им такое мерзкое дитя!
   Ожвэй сказал достаточно. Он ушёл, так же стремительно, как появился. Я дрожала от слёз и бессилия. Боковым зрением заметила, что Дарион стоит по правую от меня руку. И на протяжении всего происшествия он присутствовал здесь, только был невидимым. От этого стало ещё горше. Я прижала ладони к лицу.
   - Уходи, пожалуйста, уходи, - попросила я. От слов Грегора душу выворачивало наружу. Я не могла в них поверить, и, одновременно с этим, уже верила. Вот, значит, какие слухи ходят о моей семье во дворце.
   Колдун затронул меня за локоть, и я разрыдалась. Дарион молча заставил меня встать с кресла, сам сел в него и притянул меня к себе на колени. Сколько бы значения я придала подобной близости в иной ситуации, но сейчас раздавленная обидой, я только всхлипывала, уткнувшись в мужское плечо.
   Я затихла, изрядно намочив колдуну рубашку. Мне было стыдно взглянуть в его лицо, но не из-за следов слёз на одежде. Слова Грегора о моих родителях и моё собственное поведение - вот за что я испытывала чувство вины.
   - Будем считать, что я подвернула ногу и упала на тебя, - я решилась первой нарушить тишину ночи, которая царила за окнами и во дворце.
   - Я буду считать, что не смог заступиться за тебя. Теперь убить Грегора единственная моя задача, которая смоет мой позор, - ровно и спокойно проговорил Дарион. - Но сначала нужно вытащить из тебя его силу, чтоб она не навредила тебе после смерти хозяина.
   Колдун чуть крепче обнял меня, перед тем как расцепить кольцо рук. Я встала с его колен, понурив голову. Наверное, красные опухшие глаза могли изрядно напугать. Я не хотела, чтоб он их видел. А ещё я не хотела, чтоб Дарион уходил, хотя сама и просила его об этом в начале истерики.
   - Спи спокойно, - пожелал мужчина, после чего коснулся губами моей щеки. Я судорожно вздохнула. Дариона рядом уже не было.
  
   21
  
   Итиса, под грузом событий прошедшего дня, и вправду быстро предалась сну спокойному и крепкому, в то время как Дариону предстояло провести ночные часы в раздумьях. Мужчина расхаживал из угла в угол в своих подвальных апартаментах. Мыслительному процессу изрядно мешали муки совести. Колдун корил себя за самонадеянность и опрометчивость. Он привык считать себя особенным, привык, что может решить любую проблему. Даже Грегора он не сразу оценил со всей серьёзностью. Но с королём Дарион всё же беседовал, излагал Иорху напрямую свою точку зрения о том, что иномирцу не следует доверять и принимать в самые близкие круги. Правитель лишь отмахнулся и чуть ли не обвинил колдуна в завистливости. Такое отношение в очередной раз показало Дариону всю суть самолюбивой аристократии и толкнуло его к тому, что он принял неверное решение. "Кто-то из них должен на себе ощутить возможный риск и осознать несовершенство королевской власти", - именно так подумал тогда колдун. И выбор его пал на Итису. Мужчина понимал, что слишком эгоистично с его стороны втягивать молодую княжну в слежку за Грегором, но пошёл на поводу своей циничности. Было что-то ещё, какое-то неоправданное желание иметь один на двоих секрет.
   - И как из этого выпутываться? - рухнув в кресло, пробормотал колдун. Грегор оказался намного опасней, чем он считал. Итиса теперь не просто наблюдатель, она связана с Ожвэем силой. А сила эта представляет собой нечто странное и непонятное. Дарион только и смог установить, что кроме Грегора никто не может её использовать. И извлечь её обратно из Итисы способен тоже лишь иномирец.
   - Зайдём с другого конца, - решительно сказал Дарион. - Если сворхи причастны к появлению Ожвэя в Саландере, значит у них на него большие планы...
   До раннего утра мужчина продумывал план ликвидации мадам Дуглы из Академии. Колдун знал нужных людей из следственного комитета, которым можно было намекнуть на причастность сворхи к недавнему почти удачному нападению на Академию. Одно дело, когда Грегор действует сам по себе, а вот если он попадёт под влияние злобно настроенных "почитателей", то ситуация кардинально ухудшится.
   Решение одного вопроса не принесло облегчения. Опять проснулась совесть. Вспомнилась сцена бешенства Грегора, а затем слёзы Итисы. И чувство беспомощности, от которого хотелось прийти в ярость и голыми руками придушить иномирца. Дарион осознавал, что виноват перед княжной. Ему хотелось всё исправить, но пока что он мог только наблюдать и искать выход из сложившегося положения.
   Идея встретиться с Итисой ещё раз пробилась наконец-то сквозь хоровод угрюмых мыслей. В этом не было стратегической необходимости, но была непонятная заманчивость. Часы показывали девять утра. Понадеявшись, что княжна уже проснулась, колдун телепортировался в нужную часть дворца. Не сразу в комнату Итисы, а в коридор перед её дверями.
  

***

   Я едва успела умыться и сменить халат на повседневное платье, как раздался стук в дверь. Рассчитывая увидеть служанку, я продолжила расчёсывать волосы и огласила разрешение войти. Сильно удивилась, увидев Дариона. И обрадовалась.
   - Доброе утро, - кинул колдун, сразу же заняв место на кушетке. Выглядел мужчина не лучшим образом. Под покрасневшими глазами тёмные круги, отчётливые морщинки задумчивости меж бровей и на лбу.
   - Доброе утро, - растеряно отозвалась я. - Ты не спал?
   - Спал, - явно соврал Дарион, подавив зевок. Я ждала, что он ещё что-нибудь скажет, объяснит своё ранее появление, но колдун молчал, опустив веки. Такое поведение почти убило во мне смущение за вчерашнюю истерику.
   - Ты сильно злишься на меня за моё вмешательство в твою жизнь? - заставив меня вздрогнуть, спросил колдун. Я-то уж решила, что он задремал.
   - Какое вмешательство? Ты про обучение в Академии вместе с Грегором? - уточнила я. Ответом послужил утвердительный кивок. Я оставила расчёску на трюмо, пересекла комнату и села рядом с мужчиной так, чтоб видеть его лицо.
   - Мама бы всё равно сослала меня в Академию, и Грегор бы выбрал меня своей напарницей. Разница была бы в том, что я не имела бы такого союзника, как ты. Я ни в чём тебя не виню, - выговорила я и, пока разум не успел забить тревогу, положила ладонь поверх пальцев колдуна.
   - И откуда у тебя столько смелости? - усмехнулся колдун. Отозвался он так о моих словах или же о поступке, я не поняла. Смутившись, я поспешила отдёрнуть руку, но Дарион изловчился перехватить моё запястье, заставляя меня наклониться вперёд, и сам склонился ко мне. Его лицо было так близко, а моё сердце колотилось так неприлично громко, что я готова была к чему угодно.
   - Чай или кофе?! - послышался неуместный вопрос со стороны входа в гостиную. Мы с Дарионом одновременно посмотрели туда, отпрянув друг от друга. Открыв дверь плечом, на пороге появился Дэвирик с большим подносом в руках.
   - Дэв, какими судьбами? - я окинула друга недоумённым взглядом.
   - Решил разделить с тобой свой первый завтрак во дворце, - опустив поднос на столик, ответил парень. - Не думал, что у тебя гость. Взял приборы только на две персоны.
   Спрашивать, как крылан вообще умудрился найти мои покои и прийти сюда с завтраком, я не стала. У меня давно сложилось устойчивое мнение, что Дэв способен на многое.
   - Дарион, познакомься, это Дэвирик, - вспомнив о правилах приличия, я представила друга колдуну. А то как-то не нравился мне хмурый взгляд последнего. Мужчины пожали друг другу руки. Дэв с беззаботной улыбкой уселся в кресло.
   - Так чай или кофе? - повторил крылан свой вопрос.
   - Я ничего не буду, - отказалась я, предоставляя Дариону возможность взбодриться крепким напитком. Колдун понял мой намёк и наполнил чашку ароматным кофе.
   - Куда ты вчера исчезла с бала? - переводя взгляд с мужчины на меня, спросил Дэв.
   - Разве я пропустила что-то интересное? - как можно беззаботней поинтересовалась я.
   - Ничего особенного, но я рассчитывал пригласить тебя на танец. Или ты только принцу готова составить пару?
   Хорошо, что я ничего не пила, иначе поперхнулась бы.
   - У тебя ведь было достаточно поклонниц, - справедливости ради заметила я. - А я ушла, потому что голова разболелась.
   - Попросила бы Шерию, она бы тебя мигом исцелила, - фыркнул Дэв. Наш разговор с крыланом носил привычный дружеский характер, смущало только присутствие третьего молчаливого слушателя, который сверлил Дэвирика колючим взглядом. И что вообще привело этих двоих с утра пораньше в мою комнату?
   - Кстати, и Грегор вчера бал неожиданно покинул, - произнёс Дэв после большого глотка чая, - не знаешь, что с ним случилось?
   - Нет, - почти равнодушно сказала я.
   - Что ж, я пойду погуляю по дворцу, пока время есть, - довольно резво подскочил с кресла крылан. - Приятно было познакомиться с твоим молчаливым женихом!
   Я не успела ничего возразить. Дэвирик буквально выпорхнул прочь. Я представить себе боялась, насколько красны сейчас мои щёки. Хорошо, что волосы были распущены и прикрывали лицо.
   - Думаю, он не так прост, как хочет казаться, - будто и не услышав последних слов Дэва, сделал вывод Дарион.
   - Может быть, - пробормотала я. Думала я вовсе не о Дэвирике, а о том, как вести себя с колдуном. Я отдала бы всё своё приданное за возможность узнать, как этот сероглазый тип относится ко мне. Как трактовать его поведение? Свободно ли его сердце? Или же ничто не способно затмить чувства к полукровке Калисии?
   - Итиса, ты меня слышишь? - недовольно окликнул меня Дарион. Я встрепенулась, смущённо улыбнувшись.
   - Что ты сказал?
   - Не теряй бдительности, вот что, - поучительно изрёк мужчина. - Я постараюсь сделать так, чтобы мадам Дуглы арестовали за пособничество наёмникам. Грегору не нужно связываться со сворхами. А тебе не нужно лезть на рожон. Ещё месяц в Академии. Ты справишься?
   - Справлюсь, - с готовностью ответила я. - А что потом?
   - Потом я надёжно спрячу тебя от Грегора. Разоблачу его перед королём. Только вот сначала найду способ избавиться от силы внутри тебя, - без особой уверенности перечислил Дарион. Видимо, сказывалась бессонная ночь. Ореол самоуверенности немного рассеялся, являя моему взору терзаемого сомнениями мужчину.
   - В любом случае для тебя всё закончится хорошо, - посмотрев на меня в упор, твёрдо заявил колдун. И я поверила, даже не задумавшись о том, когда именно этот конец наступит.
  
   После возвращения в Академию пару дней мы только и обсуждали прошедшие во дворце выходные. В основном, я выслушивала восторги Шерии и замечания Кьяры, а сама предавалась воспоминаниям о минутах, проведённых с Дарионом. Казалось, произошла в наших отношениях перемена. Вопрос стоял лишь в том, придумала я это или нет. Грегор почти не обращал на меня внимания. Сомневаюсь, что ему было стыдно за своё поведение после бала. Скорей всего, иномирец не видел необходимости вступать со мной в контакт.
   В среду лекцию по монстроведению, как и раньше, читала нам мадам Дуглы. Выглядела сворха нервной, часто сбивалась, перескакивала с одного на другое, а взгляд её так и стремился к Грегору.
   - Если у кого-то есть вопросы, можете остаться, - сказала женщина в завершении занятия. Вопросов ни у кого, кроме Грегора, не оказалось. Я корила себя за то, что не взяла с собой нитку невидимости. Не придумав ничего лучше, я оставила на парте тетрадь. Удалившись вместе со всеми, я через некоторое время повернула обратно. Хотелось подслушать хотя бы часть разговора сворхи и её Господина. Совет Дариона не лезть на рожон благополучно забылся.
   Я не успела взяться за ручку двери, как та распахнулась перед моим носом.
   - За этим пришла? - помахав тетрадью, спросил Грегор. Голос его не обещал ничего хорошего. Я попятилась, но мужчина привычным жестом схватил меня за плечо и втянул в кабинет. Пока он закрывал дверь, я оглянулась. Мадам Дуглы нигде не было. Беседа закончилась быстро, после чего сворха воспользовалась телепортацией, ну или выпрыгнула в окно.
   - Сегодня будем экспериментировать, - зловеще протянул Ожвэй, кивком указав мне на стул. Я села, ожидая пояснения.
   - Не двигайся с места, пока я не вернусь, - рыкнул мужчина, после чего ушёл. Он отсутствовал почти час. Я послушно сидела, пытаясь придумать причину такого поведения иномирца. Но он развеял все мои догадки, когда пришёл обратно.
   - Я искал ту грань расстояния, за пределами которой сила не откликается на мой призыв, - сказал Грегор. - Оказывается, не так уж и мало.
   - Эксперимент закончен? - поднявшись, спросила я.
   - Нет. Теперь мне нужно взять частичку своей силы, снова пересечь грань и призвать магию, - подходя ближе, протянул мужчина.
   - Взять частичку силы? - повторила я самую пугающую часть плана.
   - Тебе это даже понравится, - пообещал Ожвэй. Я в ужасе приросла к полу. Грегор сделал последний шаг, ладони его оказались на моих плечах, пальцы до боли впились в кожу.
   - Отпусти, - потребовала я, а в следующее мгновение меня лишили возможности разговаривать. Грегор впился губами в мои губы, заставив меня запрокинуть голову. Со стороны могло показаться, что мы целуемся, но это было действо иного характера. Иномирец словно вытягивал из меня воздух. Языком он разомкнул мои зубы, полностью завладев ситуацией. Я смотрела в его смеющиеся глаза. В них читалось надменное превосходство. Я попыталась своим взглядом выразить всю злость, но меня отвлекла боль. Грегор до крови укусил верхнюю губу, завершающим манёвром провёл по ней кончиком языка и резко отступил назад. Потеряв опору, я осела обратно на стул, прижав ладонь ко рту.
   - Не двигайся с места, пока я не вернусь, - повторил мужчина свой первоначальный приказ. А я бы если бы и захотела, то не смогла бы уйти. Тело не слушалось, мозг не мог отдать нужной команды. Всё свелось к ощущениям, которые не были приятными, но и противными я не могла их назвать.
   - Да, таким способом я могу получать порциями свою силу, - заставив меня вздрогнуть, сказал Грегор. Вернулся он бесшумно. Я посмотрела на наклонившегося к дверному косяку мужчину.
   - И сколько раз тебе потребуется, чтобы полностью забрать её? - тихо спросила я.
   - Чтобы полностью забрать, нужен другой ритуал. А это так, аналог отрезанным волосам, но более эффективный, - усмехнулся иномирец.
   - Я тебе не позволю...
   - А кто тебя будет спрашивать? Правильно, никто.
  
   22
  
   Мадам Дуглы исчезла из Академии. Наверное, сворха почувствовала, что ей грозит разоблачение и поспешила ретироваться, оставив своего Господина без присмотра. Грегора это вовсе не огорчило. Вот Тинкс Миликс был озабочен. В течение недели на каждом занятии он спрашивал у нас про поведение мадам Дуглы, что именно она преподавала на своих лекциях, никому ли не угрожала. "Нет, не угрожала. Рассказывала про монстров. Вела себя нормально", - отвечали мы, хотя я могла бы добавить о том, что сворха почитает Грегора, как божество, и том, что Ожвэй последним общался с мадам Дуглы. Но данное Дариону обещание не лезть на рожон и страх перед иномирцем помогали мне хранить молчание.
   Страх перед иномирцем вообще стал неотъемлемой частью моей сущности. Только неделю назад, когда Грегор поцелуем вытянул из меня частицу своей силы, я окончательно осознала всю свою беспомощность. Когда до этого он подавлял меня, запугивал, унижал, я находила силы дать отпор, пусть и мысленный, но утешающий. Я поддерживала в себе пламя ненависти и жажды мести. Теперь от него остались лишь искры. Страх властвовал в моей душе. Я даже не могла поднять на Ожвэя глаз, боялась встретиться с ним взглядом, от мысли, что мы останемся наедине, меня пробирала дрожь. Мне чудилось, что он ждёт удобного случая, чтобы вновь варварски осквернить мои губы своими. К счастью, за прошедшие дни Грегор не пытался повторить эксперимент с заимствованием силы. Не малую роль в этом сыграл Дэвирик. Мой крылатый друг вёл себя странно. Знай я его хуже, решила бы, что он влюблён в меня. Парень буквально повсюду следовал за мной, если я покидала пределы женской спальни. Вместе мы навещали вдову Фиридею, гуляли по летнему саду, сидели по вечерам на берегу реки Шумены, ходили в читальный зал и даже в прачечную. Дэв пытался казаться обычным, много шутил и разговаривал, но иногда я ловила на себе его печальный, задумчивый взгляд или слышала нотки нерешительности в голосе. Казалось, Дэвирик близок к признанию в чём-то, но ему не хватает духу сказать мне самое главное.
  
   На восьмой день после исчезновения мадам Дуглы Тинкс Миликс наконец-то оставил попытки узнать от нас, куда сворха могла запропаститься, и провёл обычное занятие с упором на умственные тренировки.
   - Совсем немного осталось до завершения нашего летнего, ускоренного курса, - будто сделав некое открытие, заметил полукровка. - Ваши товарищи, которые обучаются по индивидуальным программам, будут сдавать экзамены. Это же предстоит и вам. Я бы хотел, чтоб каждый из вас выбрал заклинание из разряда увеселительно-зрелищных и продемонстрировал их в последний день перед комиссией, в состав которой войдут наш многоуважаемый ректор, маг-министр волшебных искусств, возможно ещё кто-то из дюжины магистров. Также члены королевской семьи изъявили желание поприсутствовать, - перечислил зам-зама. Грегор, сидящий рядом со мной, довольно хмыкнул. То, что из членов королевской семьи на экзамен явятся принцесса и сам король, дабы увидеть своего любимчика во всей красе, ни я, ни сам Ожвэй не сомневались. Только вот осознание этой истины эмоции у нас вызвало разные. Грегор получил порцию самодовольства, я же пугливо сжалась от предчувствия грядущих неприятностей.
  
   - Итиса, я должен с тобой серьёзно поговорить, - без обиняков и лишней скромности заявил в этот же день Дэвирик. Мы с крыланом брели по саду, и когда удалились на приличное расстояние от Академии, парень остановился, взял меня за запястье и развернул лицом к себе. Ветерок ерошил серебристо-чёрные пряди, в карих глазах читалась отчаянная мольба. Я приготовилась услышать невероятную фразу: "Будем больше, чем друзья. Я тебя люблю", заготовила банальную отговорку: "Прости, но я не могу ответить тебе взаимностью". Моя фантазия готова была продолжить развитие этого сюжета, только вот в реальности всё случилось иначе.
   - Я должен тебе кое в чём признаться, - продолжая смотреть мне в глаза, произнёс Дэв. Я затаила дыхание, приготовилась виновато улыбнуться.
   - Я тебя обманывал. Я не тот, за кого себя выдавал, - резко отчеканил парень. Я растеряно моргнула, улыбка сползла с моего лица. Дэв по-своему интерпретировал такую перемену и принялся быстро пояснять.
   - Мы познакомились с тобой неслучайно. Я знал всё о тебе ещё до нашей встречи, которая была подстроена. Конечно, я не хотел, чтоб ты упала с башни. Это уже злой умысел судьбы, - Дэв попытался пошутить, но я стояла будто громом поражённая, ни на что не реагируя. Тогда крылан деликатно подтолкнул меня к резной скамье под раскидистым деревом. Я послушно села, Дэв опустился рядом, продолжая держать мою руку. Пальцы его соскользнули с запястья к ладони, сжали её.
   - Я агент государственной организации. Я не имею права рассказывать что-то об этой конторе. Скажу только, что наша задача следить за всеми странностями, которые происходят в Саландаре. И вот случилось нечто, заслуживающее нашего внимания. Появился некто из мира Посмертия, причём сразу же заслужил доверие короля Иорха. Наш человек, служащий при дворе вашего монарха, докладывал весьма мало информации о таинственном пришельце, зато в подробностях отчитался о том, с кем именно Грегор переместился из одного мира в другой. Княжна Итиса Осенская могла знать кое-что полезное, поэтому к ней требовалось приставить агента. Молодого, весёлого парня со слезливой историей из детства, которому бы княжна начала безоговорочно доверять, - на этих словах я неожиданно для себя дёрнулась назад, высвободив руку от пальцев крылана. Я прижала ладонь к груди, словно пытаясь унять готовое выскочить наружу сердце. Дэвирик не смутился и не понурил голову, лишь на долю секунды досадливо прикусил губу.
   - Выслушай меня до конца, - попросил парень. - Меня выбрали из пятнадцати кандидатов, потому что детство у меня и впрямь было нелёгкое. И я хотел, сам очень хотел оказаться полезным обществу, своей стране и тебе! Последний пункт, правда, добавился уже в ходе задания. Между нами завязалась настоящая дружба. Я этого никак не ожидал, но именно так и случилось. Наше короткое общение за время твоего пребывания у бабушки не дало никаких плодов в плане разведки, зато повлияло лично на меня. Мне уже тогда было известно, что скорей всего для Грегора Ожвэя устроят спец.курс в Академии, но то что и ты записалась на него, да ещё и меня умудрилась пристроить окончательно выбило меня из колеи. Мои командиры видели в этом сплошные плюсы. Им даже почти ничего делать не пришлось, чтоб определить своего агента наблюдателем за иномирным гостем. Но я не мог просто наблюдать и оставаться равнодушным. Я ещё сильней привязался к тебе. Мне сложно понять, почему ты терпишь все грубые выходки Ожвэя? Несколько раз я следил за вами. Когда ночью он вытащил тебя на балкон и говорил что-то о своём намерении вернуть себе могущество, я случайно выдал своё присутствие. Только чудом мне удалось вернуться в спальню раньше Грегора и занять свою кровать. Потом я вовсе не случайно спустился за тобой в прачечную. Я знал, что Ожвэй там. Почему-то именно в разговорах с тобой он раскрывает свою истинную сущность. Я мог бы не вмешиваться, когда Грегор вышел из себя и принялся кричать про сворованную силу, мог бы узнать много полезного. Но желание прийти тебе на помощь взяло верх над чувством профессионального долга.
   - Как благородно с твоей стороны, - выдохнула я сухо, без тени насмешки.
   - Итиса, я понимаю, что глубоко перед тобой виноват. Я бы хотел, чтоб ты меня простила. Помнишь, я загадывал желание, пролетев под семью мостами? Ты ещё спросила, что именно я пожелал. Я загадал твоё прощение. Надеюсь, этому желанию суждено сбыться.
   - Не уверена, - честно ответила я. Разочарование и обида сжали моё сердце в тиски. История Дэвирика выдернула у меня почву из-под ног, поменяла землю и небо местами. Я внезапно ощутила себя самым одиноким существом в Реальности. Единственный человек, в дружбе и искренности которого я была уверена, оказался лжецом и актёром.
   - Зачем ты мне всё рассказал? - спросила я, ожидая очередной подвох.
   - Теперь, когда я тебе во всём признался, мы можем говорить начистоту. Я хочу, чтоб ты поведала мне все тайны Грегора. Я знаю, что этот тип опасен и мастер притворяться...
   - Кто бы говорил, - фыркнула я.
   - Мы должны его разоблачить, - сделав вид, что не услышал моей шпильки, подытожил Дэв. - Я хочу, чтобы ты устроила мне встречу с Дарионом. Ведь придворный колдун также критически настроен по отношению к Ожвэю? Думаю, вместе мы сообразим, как насолить этому иномирному выскочке.
   - Разве ты не должен в таких делах следовать приказам своих командиров? - удивлёно спросила я. Дэв задорно улыбнулся.
   - Мне позволено принимать самостоятельные решения, если того требует ситуация. А я вижу, что оставлять всё на самотёк категорически нельзя. Грегор должен потерять расположение короля. Возможно, Иорх согласится выдать Грегора властям моего государства.
   - Зачем? - нахмурилась я.
   - Чтобы он находился под постоянным контролем и не смог причинить вред Саландару, - как-то заучено выпалил Дэв. Наверное, он сам не знал истинных планов своих командиров. Я удручёно молчала, не желая разговаривать с обманщиком. Я не собиралась обсуждать с ним Грегора. Я пыталась сделать вид, что не замечаю крылана. Перевела взгляд с его бледного лица на куст с цветами.
   - Итиса, пойми, я просто выполнял свою работу. Раскрывшись тебе, я нарушил все мыслимые и не мыслимые правила моей службы только лишь потому, что вижу в нашей дружбе огромное преимущество. Поведай мне об Ожвэе, о том, каким образом вы связаны, и я смогу тебе помочь. На самом деле я с детских лет обучался магии, мне многое подвластно. Вот, например, сейчас, чтоб нас никто не подслушал, я использовал ограждающий, звукопоглощающий купол.
   - Ты настоящий профессионал шпионажа, - равнодушно подметила я.
   - Я бы так не сказал. Это всего лишь моё второе задание. И выполняя его, я зашёл в тупик. Поэтому я хочу сотрудничать с Дарионом. Ведь не просто так он оказался утром после бала в твоей комнате?
   - Его личность тоже вызывает интерес у твоих командиров? - вопросом ответила я.
   - Ещё какой, - не стал отпираться крылан. - Наша организация следит за всеми странностями, происходящими в Саландаре. Дарион - одна из интереснейших загадок современности. Откуда у него столько способностей, почему он может то, что простым магам даже не снилось?
   - То есть используя меня, ты решил и Грегора на чистую воду вывести и за Дарионом пошпионить? - вспыхнула я. Мысль о том, что придворный колдун является предметом слежки со стороны некой могущественной организации разозлила меня больше, чем обман Дэва. Я поднялась со скамьи и пошла прочь. Хотелось сбежать от крылана, укрыться в надёжном месте и связаться с Дарионом через зеркало. Он ведь меня предупреждал, что пернатый не так прост, как кажется! А я опять не послушала, не придала значения, пропустила мимо ушей! Горе-горюшко с моей доверчивостью и неразборчивостью! И Грегора в наш мир пригласила, и агента-шпиона другом назвала.
   - Постой, Итиса, тебе нужно успокоиться, - Дэвирик быстро догнал меня, схватил за руку. Я гневно взглянула на него.
   - Никто не должен знать, что между нами случилось, тем более Грегор. Постарайся делать вид, что я по-прежнему твой друг, - почти печально попросил парень.
   - Не уверена, что у меня получится, - отчеканила я. Обида на Дэва за предательство смешалась с тоскливой горечью. Лучше бы он ни в чём мне не признавалась! Или же этот его поступок стоит расценивать как доказательство настоящей дружбы?
   - Хочешь, сегодня вечером я испеку торт? - совсем не к месту предложил крылан. - С клубничной прослойкой!
   - Думаешь, тортик поможет решить нашу проблему? - с сомнением спросила я.
   - Поможет, не поможет - это дело десятое, но мне всегда казалось, что сладости облегчают жизнь, - пожал плечами Дэв. Таким незатейливым образом он дал мне понять, что пусть он и агент некой организации и встреча наша была подстроена, но в остальном он настоящий, такой, каким я его знала.
   Дэвирик уловил перемену в моём настроении. Я хотела побыть в одиночестве, чтоб принять новые сведения о крылане. Парень ушёл собирать ягоды для выпечки, а я решила продолжить прогулку по тропе, ведущей через цветник к Академии. Пытаясь взглянуть на возникшую проблему под другим углом, я осознала правоту Дэва и его командиров. И поведение нашей знати во главе с королём показалось мне весьма безалаберным по сравнению с тактикой правящих слоёв государства крыланов. Аристократы Аянги увидели в Грегоре повод для новых балов и сплетен, для них он средство борьбы с повседневной скукой. А в соседнем королевстве всерьёз обеспокоились появлением пришельца, целую кампанию слежки за ним организовали, не побоявшись возможного политического скандала. И даже способность Ожвэя располагать к себе людей не оправдывала короля Иорха и его свиту, ведь Дарион пытался предостеречь правителя, но безрезультатно.
   В кои-то веки я заметила Грегора раньше, чем он успел застать меня врасплох. Мужчина шёл в мою сторону по боковой дорожке. Неприятный страх вытеснил из головы все мысли, породил панику. Бежать до Академии было слишком далеко, поэтому я лишь глупо попятилась назад. Буйствующие краски цветущих растений померкли, я перестала ощущать чудесные ароматы. Меня будто резко переместили из дивного летнего дня в промозглую осеннюю ночь. Ожвэй встал спиной к солнцу, своей тенью придавив меня к месту.
   - Как приятно встретить тебя без назойливого дружка, - Грегор довольно усмехнулся. - Неужели у пернатого нашлись дела поважней, чем попытки залезть тебе под юбку?
   От подобного намёка кровь отлила от лица. Я подавила возмущённый вздох. Не удивительно, что этот подлый, морально разлагающийся человек именно так интерпретировал повышенное ко мне внимание Дэвирика, но слова Ожвэя умели причинять боль даже без аргументированной обоснованности.
   - Придётся тебе урезать своё время, которое ты проводишь с пернатым, иначе однажды он совершенно случайно споткнётся на лестнице и свернёт себе шею. С завтрашнего дня я начну готовиться к показательному выступлению перед королём и принцессой, для этого мне нужна сила, и, соответственно, ты рядом, - приказным тоном произнёс Грегор. Я еле заметно кивнула головой в знак согласия.
   - А где же твоё возмущение? - приподнял бровь мужчина.
   - Я сделаю всё, что ты скажешь, - подавленно вымолвила я, - только не прикасайся ко мне.
   - Ты это имеешь в виду?! - вопросил Грегор, после чего вмиг оказался рядом, наклонился и с варварской жадностью впился в мои губы. Он не держал меня, поэтому я после секундного оцепенения смогла отшатнуться в сторону. Ожвэй уничтожающе расхохотался, развернулся и пошёл прочь. Чем дальше он удалялся, тем быстрее я осознавала необходимость объединить усилия Дэва и Дариона для борьбы с этим созданием.
  
   23
  
   Дэв пригласил моих соседок на кухню кулинарничать. Я же сослалась на усталость, пообещав присоединиться позже. Как только девушки ушли, я заперла дверь в комнату, зашла в ванную и закрылась там. Боялась я не несвоевременного прихода Кьяры или Шерии, меня пугала мысль о внезапном появлении Грегора. Одно то, что Ожвэй находится в гостиной блока, ужасало меня. Желание как можно скорей почувствовать защищённость, пусть и недолгую, толкнуло меня к овальному зеркалу над раковиной. Я повторила обряд, который уже проделывала однажды. Стоило мне произнести последнее слово заклинания, как моё отражение исчезло, и я увидела пустую комнату Дариона. Колдун ведь предупреждал, что связываться с ним стоит не раньше полуночи! Не успела я досадливо всхлипнуть, как мужская фигура промелькнула перед моим взором. Это Дарион торопливо прошёл от двери к книжным полкам.
   - Привет! - громче, чем нужно, поздоровалась я. Колдун явно оказался не из пугливых (чего не скажешь обо мне), даже не вздрогнул от неожиданности. Глянул в мою сторону через плечо и вернулся к своим делам. По шелесту страниц я догадалась, что мужчина листает книгу. И как это понимать? Я тут, дрожа от страха, запираюсь в ванной, чтоб с ним связаться, а он чтением занимается! И ноль внимания!
   - Итиса, я тебя слушаю, говори, - будто почувствовал моё возмущение Дарион. Будь у меня больше гордости и поменьше благоразумия, я бы оборвала этот сеанс связи в разобиженных чувствах. Но пришлось отодвинуть свои эмоции и поведать всё стоящему ко мне чуть ли не спиной колдуну: начиная новшествами Грегора по заимствованию у меня своей силы и заканчивая признанием Дэва.
   - Плохо, - Дарион громко захлопнул книгу и повернулся, подошёл ближе к зеркалу.
   - Что именно? - уточнила я, разглядывая мужчину. Его настоящий возраст всё отчётливей читался на уставшем лице.
   - То, что мадам Дуглы удалось сбежать, - колдун помедлил, заправив прядь пепельных волос за ухо. - И то, что Грегор окончательно тебя запугал. У него над тобой безграничная власть.
   - А чего ты ожидал? - всё же вспыхнула я. - Что я дам отпор этому гиганту?
   - Я тебя ни в чём не виню. Вся ответственность за происходящее целиком и полностью лежит на мне, - спокойно возразил колдун.
   - Что насчёт Дэвирика? - напомнила я про крылана.
   - Ну, с твоим другом у меня будет особый разговор, - чуть усмехнулся мужчина. - Я наслышан об организации следящих, но не думал, что в её рядах имеются такие юные и беспечные представители. Это же надо - раскрыть себя! Мне казалось, их главный девиз - молчи и слушай.
   - Он признался мне, потому что мы друзья! - поддалась я внезапному желанию заступиться за Дэва.
   - Он признался тебе, чтоб получить больше информации и заручиться моей поддержкой, наивное ты дитя, - как-то устало сказал Дарион. - Но и от него может быть польза. Приводи его в воскресение в два часа дня к калитке под дубом. Побеседуем.
   Я молча кивнула. Сравнение с наивным дитём набатом звучало в голове. Правдивые слова, поэтому от них так горько, что хочется плакать.
   - Итиса, - позвал Дарион. Он вдруг выставил руку вперёд и прижал к разделяющей нас невидимой грани. Моя рука сама потянулась навстречу. Могло показаться, что ладони наши соприкоснулись, но вместо человеческого тепла я ощутила холодок стекла. Но какое это имело значение? Сам жест Дариона, его порыв дарили мне успокоение и надежду.
  

***

   Колдун отнял руку от зеркала, когда образ Итисы померк. Теперь Дарион видел самого себя: хмурого и замученного совестью. Все его попытки решить проблему нахождения в княжне силы Грегора терпели крах. Простая, но неприемлемая мысль вот уже пару ночей не позволяла сомкнуть глаз: иномирную силу полностью и без остатка забрать у Итисы может только Ожвэй. Но кем он станет, когда получит её? А если убить Грегора сейчас, невзирая на короля, то какая участь ждёт Итису? Что с ней сделает эта инородная мощь?
   Теперь же у Дариона появились нехорошие догадки насчёт того, каким именно способом Грегор может вернуть свою силу, если для частичного заимствования требуется поцелуй.
   - Проклятый замкнутый круг! - выругался колдун. Новые заботы заставили его забыть о книге, которую он листал, слушая Итису. Сегодня достоверный осведомитель наконец-то разузнал всё о мадам Дуглы. Сворха уже долгое время проживала и работала в Аянги и будто бы не поддерживала связи с сородичами, вела цивилизованный образ жизни. Добиться истины в вопросе, из какого именно она племени, Дариону помог давний приятель. Колдун собирался проштудировать необходимую литературу о нравах и божествах этого племени, но появилась более насущная задача - сделать так, чтоб обучение спец.курса закончилось досрочно.
  

***

   Тинкс Миликс умел огорошивать. Утром до занятий он наведался в наш блок, собрал всех в гостиной - сонная Кьяра выбралась из спальни, закутавшись в одеяло, - и сделал объявление.
   - Экзамены состоятся через семь дней в субботу на неделю раньше, чем планировалось.
   - Что за безобразие? - привычно возмутился Лувиан.
   - Совершенно согласен, полнейшее безобразие, - кивнул зам-зама. - Среди ночи со мной связался ректор и сообщил, что все преподаватели Академии подлежат проверке на непричастность к преступным формированиям. Из-за одной особы следственный комитет теперь всех подозревает! Так что как только вас отучим, будут нас по допросам да обследованиям мотать. Им ведь нужно уложиться до начала основного учебного года.
   Речь Тинкса почти на всех произвела удручающий эффект, особенно огорчилась Шерия. Если Кьяра за прошедшие месяцы лета добилась главного - настроилась на редкие волны провидения, тянущиеся из будущего, то гномка только вошла во вкус знахарских наук. Ей требовались знания и опытный наставник, чтобы всецело освоить целительство. Да и возвращаться домой к вредной мачехе желание отсутствовало. Девушка надеялась проучиться до конца лета, сдать экзамены и получить приглашение от ректора продолжить образование. Теперь же если таковое и поступит, Шерии придётся вернуться домой на неделю и не факт, что потом новая жена отца отпустит падчерицу.
   - Все занятия отменяются. Готовьтесь к последнему испытанию, по итогам которого будет принято решение, кто станет официальным учеником Академии, - добавил перед уходом зам-зама.
   Увлёкшись переживаниями за соседку, я пропустила момент, когда ко мне приблизился Грегор.
   - Видишь, как мало времени осталось нам для подготовки. Начнём сразу после завтрака, - шепнул иномирец.
  
   Ожвэй так ловко и быстро перехватил меня на пути из кухни-столовой к блоку, что я и запаниковать не успела, а Дэв, шедший впереди, ничего не заметил и не обернулся. Грегор привёл меня в овальный зал. Одну треть его занимала широкая сцена, остальное пространство отводилось под ряды мягких кресел и проходы между ними.
   - Здесь мы будем демонстрировать свои навыки, - пояснил мужчина. - Сейчас от тебя требуется, чтоб ты сидела тише воды, ниже травы и не мешала мне тренироваться.
   Такие условия меня вполне устраивали. Я прошлась меж рядов и заняла одно из кресел, крепко вцепившись в подлокотники. Но боялась я зря, иномирец не обращал на меня внимания. Поднявшись на сцену, он сначала мерил её шагами, затем остановился в центре и достал из-за пазухи листок. Я представила, что сейчас он зачитает стихотворение собственного сочинения и едва сдержала истерический смех. Дабы не находить причин для веселья, я закрыла глаза. Мне вспомнилась первая встреча с Грегором. Тогда он был почти обнажён, вежлив и казался таким одиноким, что я нехотя оправдала себя за симпатию к нему. Какая бы девица устояла?
   "А принц как же? Ты же в то время и в него влюблена была?" - потребовал вдруг ответа голос рассудка.
   Ну, Ваел же другое дело. Он идеалом был. Недосягаемым, прекрасным, притягательным.
   "А сейчас что изменилось?".
   Сейчас он по-прежнему недосягаем и прекрасен, только вот идеальность и притягательность где-то потерял. Или это у меня вкус поменялся?
   "Или просто появился кто-то более идеальный и притягательный", - ехидно подсказал внутренний голос.
   Нет. Какой же из него идеал? Обычный уникальный колдун. Самоуверенный, умный, презирающий аристократов. А как он надо мной измывался, когда я к нему за красотой пришла? Пусть сейчас его отношение ко мне и поменялось, но ведь это только на время общего дела.
   - Хорошо, что сама догадалась, - голос Грегора прозвучал так близко, что у меня сердце упало в пятки. Я приподняла веки, ожидая пояснений. Мужчина стоял в проходе.
   - И на следующих тренировках закрывай глаза. Пусть моё выступление даже для тебя станет неожиданностью. На сегодня закончим.
  
   Я боялась, что в воскресение не успею до двух часов дня улизнуть от Ожвэя. Но всё прошло, как и в дни до этого. С десяти утра до двенадцати мы пробыли в актовом зале. Чем Грегор занимался, я не видела, исполняя его наказ не смотреть на сцену. Затем я позвала Дэва якобы гулять по саду. Крылан оживлённо согласился. Я мало разговаривала с ним после недавнего признания. Ничего не рассказывала про Грегора, решив оставить эту часть Дариону. Вдруг ещё сболтну чего лишнего и снова услышу в свой адрес слова о наивном ребёнке.
   Дарион появился за калиткой с хлыстом и рюкзаком и, проведя знакомые мне манипуляции, открыл её. У Дэва вырвалось нечто похожее на удивлённый свист.
   - Они же усилили охранную сеть! Ни один посторонний не сможет зайти на территорию Академии, - восхитился крылан.
   - А я и не буду заходить, - пожал плечами Дарион. Дэв пропустил меня вперёд, мы вышли за каменную стену ограды. Колдун удостоил меня приветственным кивком головы, я повторила этот жест с досадой. Думала, мы более тепло поздороваемся после зеркального контакта. Но мне ещё повезло. Протянутую руку Дэва Дарион демонстративно проигнорировал. Я поспешила чуть отдалиться от мужчин и присела на знакомый пенёк.
   - Начинайте! - не сдержавшись, ляпнула я. Крылан и колдун непонимающе покосились на меня.
   - Начинайте выяснять, кто из вас круче, - пояснила я. Согласна. Неудачное время для шуток, но вечное напряжение требовало выхода. Грегору я дерзить не могла, а эти двое пусть терпят.
   - Итиса, мы здесь не для этого, - поборов усмешку, отчитал меня Дарион.- Будем устанавливать, можно ли доверять твоему другу.
   - Лжедругу, - поправила я. Дэв демонстративно закатил глаза.
   - Может, к делу перейдём? - недовольно спросил он.
   - Начинайте! - ещё раз повторила я. Теперь уже не только Дарион, но и крылан улыбнулся.
   - Чем именно иномирный гость вызвал интерес руководства твоей организации? - сосредоточив внимание на Дэве, спросил колдун.
   - Первое, он из мира Посмертия, второе, он быстро вошёл в доверие к королевской семье, третье, он не единственный пришелец извне, мы стараемся следить за всеми переселенцами, - сухо и чётко ответил крылан.
   - Какие выводы ты сделал о Грегоре?
   - Он хитёр, опасен и скрытен. Что-то не так с его магическими способностями. Хотя со стороны кажется, что он также, как и мы, воздействует на природные потоки через сознание, но..., - Дэв кинул на меня быстрый взгляд, словно ища подсказки.
   - Его сила в Итисе. И ни одна живая душа не должна об этом знать, особенно руководство следящих. Прямо сейчас ты поклянёшься, что будешь молчать, - веско, с еле заметными нотками угрозы, потребовал Дарион.
   - Клянусь своими крыльями, - безропотно произнёс Дэвирик, - от меня никто и никогда не узнает, что сила Ожвэя в княжне Итисе Осенской.
   - А вот теперь уже можно говорить о деле. Я позаботился о том, чтоб обучение ваше закончилось раньше. Как Грегор на это отреогировал?
   - Ну, он каждый день таскает меня в актовый зал, где тренируется. Видимо, выбрал что-то грандиозное из увеселительно-зрелищных заклинаний. Мне запрещено смотреть, что именно происходит на сцене.
   - Он решил окончательно покорить принцессу, но мы немного спутаем его планы, - Дарион помедлил, посмотрел сначала на Дэва, затем на меня. - Когда Итиса по девичьей дурости выпила зелье, грозящее её убить, силы Грегора не позволили этому произойти. Значит, они не просто внутри княжны, они взаимодействуют с её организмом. И у нас есть шанс повлиять на них так, чтоб Грегору боком вышло его заклинание.
  
  
   24
  
   Дарион не был глупцом. Наоборот, он был слишком умён, поэтому и умел многое. Многое, но не всё. Он так и не смог найти информации о божестве сворхов, которое бы звали фуренс, но зато установил, что в большинстве своём сворхи поклоняются двуликим богам. Люди, гномы и крыланы почитали Адею и Еванса - божественных женщину и мужчину, которые за семь дней превратили мрак и свет в Саландар. Эльфы поклонялись трём богам: Луны, Солнца и Созидателю. Русалы чтили Водену, как мать всего живого. И только у сворхов насчитывалось больше сотни богов. И все их боги были кровожадны и жестоки. Самое же главное - многие их боги описывались как два существа в одном.
   Колдун рассудил, что если Грегор такой же, - а это вполне вероятно, ведь не зря его сила отделилась от него, как самостоятельная часть, - то всего лишь нужно, чтоб иномирец предстал перед принцессой и королём во второй своей ипостаси. А для этого требовалось воздействовать на силу Ожвэя через Итису.
   Тут возникла проблема. Дарион не хотел подвергать княжну новым рискам. Как на ней скажется то, что инородная сила взбунтуется против своего хозяина? Не погубит ли это девушку?
   Дни перед встречей с Итисой и Дэвом колдун потратил на опыты. Он сварил зелье, рецепт которого составил сам же, и капнул на несколько волосинок Итисы, которые обрезал у девушки почти месяц назад. Волосинки почернели. Тогда Дарион добавил в зелье ещё ингредиентов и повторил процедуру. Локон от кончика косы остался неизменным. Мужчина провёл над ним рукой и ощутил невидимое бурление от крупиц силы Ожвэя. Дарион возликовал в сердцах. Это была его первая маленькая победа в противостоянии с иномирцем.
   Именно флакон с этим зельем колдун передал в воскресение крылану. Мужчина не стал пояснять всего, ограничился самым главным.
   - Итиса, ты должна будешь выпить содержимое за час до экзамена. Если Грегор решит тебя поцеловать, чтоб напитаться силой, не противься. Так зелье подействует лучше.
   - Вообще-то, он меня не спрашивает. Хочет и целует, - огрызнулась княжна. Предложение Дариона восторга у неё не вызвало, да оно и самого колдуна коробило.
   - А мне ты зачем его дал? - Дэв с опаской покосился на флакон в своей руке. - Я уж точно не буду Грегора целовать. Разве что разочек обниму...
   Итиса тихонько хихикнула. Теперь понятно чем её крылан покорил - своеобразным чувством юмора, используемым когда надо и не надо.
   - Тебе я поручаю хранить зелье до нужного дня. Вряд ли у меня получится ещё раз встретиться с вами, я постараюсь напроситься в экзаменационную комиссию, но не факт, что король одобрит моё рвение, - проговорил Дарион. От него не ускользнуло, как погрустнела от этих слов Итиса. Колдун вспомнил золотистые вкрапления в ауре девушки. Неужели он был предметом её влюбленности? "Не неужели, а точно ты", - уверено прозвучал внутренний голос.
   - Чтобы зелье не теряло своих свойств, его нужно поддерживать особым заклинанием, - Дарион перевёл взгляд с Итисы на Дэва, протянул крылану листок с указаниями. - Выучи и уничтожь.
   - Как зелье подействует на Грегора? - поднявшись с пенька, спросила княжна. - И что будет со мной?
   - С тобой ничего не случится, я гарантирую, - уверено произнёс колдун, отогнав назойливую мысль, что его гарантии и медяка не стоят. Но Итиса поверила Дариону. В тёмных глазах даже мелькнула благодарность непонятно за что. "Какая же она доверчивая и беззащитная! - ужаснулся мужчина, - нужно просто забрать её отсюда сейчас же и спрятать в надёжном месте!".
   Дэв мог бы деликатно кашлянуть, но вместо этого изобразил почти что приступ удушья. Итиса встрепенулась, перестала восхищено смотреть на колдуна. Тот тоже отвёл от девушки пристальный взгляд.
   - Возвращайтесь в Академию, - велел мужчина. На этом они и расстались.
  

***

  
   - А ты что готовишь для экзамена? - почти миролюбиво спросил Грегор, когда мы во вторник пришли в актовый зал. Я открыла рот и закрыла обратно. Я настолько была поглощена мыслями о разоблачении Ожвэя, что не подумала о себе. Сам экзамен не имел для меня значения. Пусть я и привыкла пользоваться бытовыми заклинаниями, остальные области магических наук не влекли меня. Я знала, что не продолжу обучение в Академии. Как бы ни хотелось моей маме, отменной магички из меня не выйдет.
   - У меня не было время заняться своей подготовкой,- буркнула я. - Первую половину дня я провожу с тобой, а остальное время помогаю Шерии. Читаю ей вопрос и слежу по конспектам, правильно ли она отвечает. Иногда изображаю жертву, которой нужна помощь целителя.
   - Ты уже настолько вжилась в роль жертвы, что тебе и изображать ничего не надо, - позлорадствовал мужчина.
   - Это целиком и полностью твоя заслуга, - справедливости ради заметила я.
   - Ага, - с довольным видом согласился иномирец. - Но ты должна представить на экзамене хоть что-то. В мои планы входит сдружить тебя с принцессой. Сэнэя любит необычности. Она порадуется прибавлению магички к свой свите.
   - И какой прок тебе от этого? - спросила я. Понимала, что Грегор может не ответить. Для него я вещь. И в глазах принцессы тоже буду вещью, забавной куклой.
   - Подумай, Итиса, - усмехнулся мужчина. - Ты не раз разгадывала мои поступки.
   - У принцессы привычка держать подружек подле себя,- вслух начала я рассуждать. - Я буду жить во дворце. Не только рядом с Сэнэей, но и с тобой.
   - Правильно, дурнушка. Умом, в отличие от красоты, природа тебя наградила, - не замедлил досадить мне Ожвэй. Я промолчала. Когда я собралась занять место в зрительных рядах, Грегор придержал меня за локоть.
   - Разве я неясно выразился? - сощурил зелёные глаза мужчина. - Сегодня мы займёмся твоим выступлением. "Нет! - могла бы закричать я. - Ты мне не указ, мерзкий верзила!" Но, естественно, я молча проследовала на сцену. Ожвэй достал из кармана жилета маленькую записную книжку, пролистнул несколько страниц и всучил мне. "Красные бутоны" значилось в первой строке. Дальше шло описание: "Взрастить прекрасные цветы, не имея почвы и семян, возможно, если прибегнуть к заклинанию озарии. Читайте медленно, придавая каждому слову смысл. И прекрасные растения порадуют вас своей дивностью, реальность и ароматом. Пусть просуществуют они недолго, зато произведут неизгладимый эффект".
   - Пробуй. Хоть один жалкий цветок сотвори, - насмешливо кинул иномирец. Он стоял в шаге от меня, надменно скрестив руки на груди. Я перевела взгляд на вторую страницу. Ущемленная, растоптанная гордость дала о себе знать. Я сосредоточилась, попыталась мысленно дотянуться до потоков силы.

"Заклинание озарии.
Бордовых красок бутоны

Крови моей цвета
Жизнью я вас преисполню!
Вы дети не наступившего лета.
Куст с шипами и ласковыми лепестками,
Призываю тебя. Воплотись! 
Награди нас щедро дарами! 
Силы через меня наберись!"

  
Я прочла стихотворное сочинение раз пять. Ничего не происходило. Даже жалкий цветочек не проклюнулся. Грегор презрительно плюнул на пол, хотел шагнуть ко мне, протянул руку за записной книжкой. Я резко отпрянула назад, сквозь злые слёзы глядя на своего мучителя. Мысленно я повторила заклинание, вложив в него всю ненависть к Ожвэю. Он почти схватил меня, но внезапно, обвивая его ноги, торс, грудь, вверх взметнулись коричневые стебли. Словно кокон они поглотили иномирца, лишив его возможности двигаться. Я видела лишь красные бутоны, зелёные листья и длинные шипы. Сладкий аромат победы одурманил меня. Раздался яростный вопль. Моё творение задрожало, в мгновение куст разлетелся в стороны. Алые лепестки осыпались на сцену. Одежда Грегора висела на нём лохмотьями. Тонкие порезы покрывали загорелую кожу. На скулах, шее, груди, руках - они были везде. Висящая клочьями рубаха пропиталась кровью.
   Я ожидала возмездия, но даже страх был не способен лишить меня удовольствия. Разглядывая Грегора, я заметила шнурок с различными мелкими предметами: крохотными косточками, кубиками, фигурками. Ожвэй носил под рубахой жуткие бусы. Не этими ли побрякушками баловалась мадам Дуглы вовремя беседы с Грегором в зале монстров? Пытаясь сделать вид, что не предала значения увиденному, я переместила взгляд на лицо мужчины. В раскосых глазах зеленого цвета мерцали красные вкрапления, из-за этого разобрать эмоции Грегора я была не в силах. Он казался на удивление спокойным, только вот смотрел на меня чересчур пристально. Я ожидала расправы, отметив, как быстро затянулись царапины от шипов моих роз. Только вот одежда не починилась. Штаны, жилет, рубаха находились в плачевном состоянии. Чтобы хоть немного разрядить обстановку, я прошептала заклинание из разряда бытовых. Прорехи с вещей исчезли, только кровавые пятна остались. Казалось, Грегор и этого не заметил, не оценил моих беспокойств о его внешнем виде.
   - На сегодня с тренировкой всё? - нервно спросила я, Ожвэй кивнул, давая положительный ответ. Не медля ни секунды, я развернулась и поспешила прочь. Я буквально выбежала из актового зала. Пара лестниц и длинный коридор отделяли меня от безопасного жилого блока. Я прекрасно знала Грегора и не могла поверить в то, что он простит мне мою выходку. Не понимала только, зачем он тянет. Или расчёт на то, что я с ума сойду от страха в ожидании?
   "Нужно свернуть с привычного пути, затаиться и переждать," - подал мне вполне разумную идею внутренний голос. Но только я собралась юркнуть в боковое ответвление коридора, как меня неласково схватили за плечо. Меня развернуло на девяносто градусов, я впечаталась спиной в стену. Боли я не ощутила из-за всплеска паники и эмоционального возбуждения. Грегор надвигался на меня. Лицо его было подобно каменной маске. И только в глазах мелькнуло нечто похожее на азарт. Я не успела сдвинуться с места. Мужчина протянул свои большие руки ко мне, подхватил меня и закинул себе на плечо. Мир резко перевернулся. Я уткнулась лицом в твёрдую спину, сдавленный всхлип вырвался из моего горла. Ожвэй весьма бодро зашагал. Я же принялась брыкаться и кричать. Есть же где-то мои сокурсники, преподаватели, смотрительница и вдова ректора! Неужели крики мои, отражаясь от стен и высоких потолков, не достигнут их?!
   Без лишних церемоний Грегор скинул меня с себя. Я еле удержалась на ногах, вцепившись рукой в железное ограждение. Мы стояли на полукруглом балконе, выпирающем из протянувшейся над рекой соединительной части Академии. Далеко под нами размеренно несла свои тёмные воды Шумена. Озарённая нехорошей догадкой, я умоляюще взглянула на Грегора.
   - Ты не посмеешь, я ведь нужна тебе живой! - попыталась напомнить я.
   - Ещё как посмею, - самодовольно усмехнулся иномирец. У меня осталась одна надежда на перила, за которые я держалась пальцами одной руки. Но Ожвэй рывком оторвал меня от пола, так, что я ослабила хватку. Теперь он не закидывал меня на плечо, а держал подобно тому, как любящий кавалер носит свою даму. В один короткий миг он перегнулся через ограждение и скинул меня вниз. От падения захватило дух, я и закричать-то не успела. Затем удар и погружение в холодную стихию. Водный плен быстро сомкнулся надо мной, пытаясь утянуть ко дну. Плавать я умела, только вот последний раз практиковалась года два назад в спокойном озере. А здесь быстрое глубинное течение и страх не позволяли начать выполнять нужные движения.
   В одном я оказалась права - Грегору я нужна живой. Он прыгнул за мной после долгих секунд паники и жажды воздуха. Только Ожвэй подплыл ко мне, я тут же обхватила его за шею. Активно работая руками, мужчина вскоре прорвал водную пелену. Я закашлялась и, спасаясь от головокружения, закрыла глаза. Иномирец вынес меня на берег, сам расцепил кольцо моих рук. Я плюхнулась на пятую точку. Благо, мягкая травяная поросль ласково приняла меня. От пережитого сердце бешено колотилось, меня трясло, но вместе с тем я ощущала странное блаженство. Будто игра с Грегором в кошки-мышки принесла удовольствие не только победителю, но и мне. Ожвэй сел рядом со мной.
   - Я бы и сама смогла выбраться на берег, - буркнула я назло мужчине.
   - Может, повторим? - тут же предложил он.
   - Начиная с куста роз? Тогда я согласна, - настырно кивнула я, не обращая внимания на писклявые крики инстинкта самосохранения. Грегор косо на меня глянул. Мокрый он почему-то не был таким уж пугающим. Не знаю, к какому выводу насчёт меня пришёл иномирец, но он вдруг рассмеялся. И не было в его веселье привычных злобы и надменности. Безобидно и приятно звучал его смех.
  
   25
  
   После совместных водных процедур Грегор будто изменил своё ко мне отношение. Подобрел? Нет. Пусть он и перестал угрожать мне и понукать, но я бы не назвала это добротой. Просто Ожвэй расслабился. Приближался день экзамена, иномирец был уверен в себе и мои редкие попытки ему огрызнуться воспринимал со снисходительным удовольствием.
   - Как успехи с соблазнением пернатого? - спросил в четверг Грегор. Я взрастила куст роз, после чего Ожвэй провел свою тренировку. Теперь он спустился со сцены и занял место через одно кресло от меня.
   - Ты же считал, что это Дэв намерен залезть мне под юбку, - напомнила я.
   - Ну, на какой-то миг я слишком плохо о нем подумал. Не мог же он польститься твоей внешностью.
   - Вообще-то после зелья я похорошела, - ляпнула я и тут же устыдилась. Слишком самонадеянное заявление.
   - Я разницы не вижу. Разве что похудела. Нос-то по-прежнему курносый и губа больше нижней, - Грегор задумался. - Хотя при поцелуе это даже интересно.
   - Конечно, до принцессы мне далеко, - нахмурилась я.
   - Поверь, и Сэнэя далека от идеала красоты, - лениво протянул Ожвэй. Я вспомнила статную голубоглазую дочь короля и усомнилась в здравомыслии иномирца.
   - Идеальных и не существует, - думая, что Грегор клонит к этому, сказала я. Мужчина посмотрел будто сквозь меня и ответил:
   - В моем мире была одна.
   Я тут же загорелась интересом, но постаралась как можно спокойней протянуть:
   - А я-то думала, ты к Сэнэе воспылал горячей, пламенной любовью, но у тебя в мыслях другая.
   - Тебя это не касается! - рыкнул Ожвэй. Я вжалась в кресло, перевела взгляд на подол длинной юбки.
   - Ты же сам начал этот разговор, - робко произнесла я.
   - А ты тут же воспользовалась шансом выведать нечто интригующее обо мне.
   - Банальное любопытство,- пожала я плечами. - Оно свойственно каждой девушке. Даже той, что дурна собой.
   Беседа закончилась. Грегор встал и направился к выходу. Я за ним. Смотрела на его широкую спину, шоколадного оттенка волосы немного отросли и достигли лопаток. Одной своей блестящей шевелюрой Ожвэй мог вызывать зависть у женского пола. Не удивительно, что он не считал красавицей даже принцессу. Её блекло-золотистым волосам было далеко до Грегоровых.
  
   - Итиса, тебе постирать ничего не надо? - перебив бубнящую себе под нос Шерию, спросила Кьяра. Эльфика умоляюще посмотрела на меня. Я сдержала отрицательный ответ и согласно кивнула головой. Мы собрали немногочисленные вещи в корзину и, невзирая на вечернее время, направились в подвальную прачечную. Пока я заговаривала чан с водой на мерное кружение вокруг своей оси, девушка закурила. Она отошла на достаточное расстояние, чтоб я не вдыхала сизый дым.
   - Вы с Дэвом поругались? - начала разговор Кьяра, выбрав не самую удачную тему.
   - Нет, просто заняты подготовкой к экзамену.
   - То-то он перестал баловать нас вкусностями, - затянувшись, проговорила эльфийка. - Мне будет вас не хватать в учебном году. Надеюсь, хоть Шерия сможет избежать домашнего ареста и продолжит обучение.
   - Ты все- таки решила остаться?- догадалась я.
   - Да. Риманел не горит желанием развивать свои пророческие способности. Говорит, у него слишком прекрасная жизнь, чтоб омрачать её видениями будущего.
   - А ты готова пожертвовать спокойствием?
   - Ну, мне стало интересно. К тому же осенью в Академию понаедут красавцы разных сортов и мастей.
   - Средний возраст обучающихся семнадцать лет, - напомнила я соседке. Она лукаво сощурила изумрудные глаза.
   - А я не об обучающихся говорю. Меня больше преподавательский состав волнует. Чего только один из нашего спец.курса стоит!
   - Не о Тинксе ли Милексе речь? - уточнила я.
   - Ты очень проницательна, Итиса, - эльфийка усмехнулась. - Пусть его руки не тянут на "ручища", зато он обаятелен и язвителен. С таким и не грех грехом заняться.
   Довольно своеобразный взгляд Кьяры на жизнь вызвал у меня улыбку. Я представила, как девушка будет охотиться на зам-зама. Прибегнет к своим пророческим способностям, чтоб узнать, какой дорожкой он блуждает по саду и засядет поджидать в кустах. Полуобнаженная. С веревкой, чтоб в случае чего обездвижить жертву.
   - А как же одна любовь и на всю жизнь? - прогоняя свои фантазии, озадачилась я.
   - Я реалистка и знаю, что такая если и бывает, то с неба, как дар богини Луны, она не опустится. Её нужно искать. Вот я в поисках и нахожусь.
   Мы ещё немного поговорили ни о чем. Чан перестал вертеться. Я занялась этапом полоскания, затем слила воду и высушила вещи. Кьяра к этому времени уже докурила третью сигарету. Я представить не могла, где девушка их берет. Неужели из дома прихватила трехмесячный запас?
   Когда перекладывали чистые юбки и рубахи в корзину, эльфийка случайно коснулась моей ладони. Сначала Кьяра отдернула руку, взгляд ее затуманился. Девушка уже намерено обхватила тонкими пальцами мое запястье.
   - Ты будешь страдать. Прольется много слез. Замужество не спасет тебя. Он погубит тебя. Берегись! Никому нельзя доверять. Тот, кто тебя полюбит, принесет себя в жертву. Иначе конец всему. Но выбор за тобой, кто станет жертвой - он или ты!
   Слова Кьяры звучали веско и размерено, навечно отпечатываясь в моей голове. Но я даже испугаться не успела. Стоило эльфийке замолчать, как она тут же пошатнулась. Я смогла приобнять девушку и бережено усадить на скамью. К счастью, Кьяра не потеряла сознания, как было перед нападением монстров на Академию, но струйка крови всё же потекла из её носа.
   - Что? Опять? - тихо спросила приятельница, глядя на меня взором уставшего человека. Я кивнула и протянула ей полотенчико из корзины.
   - Это происходит бессознательно. Я даже не помню того, что говорю! На моем этапе развития способностей я могу только погоду предугадывать... Итиса, я не хотела, - выпалила Кьяра и поджала тонкие губы.
   - Ничего страшного! - попыталась я успокоить девушку. - Вот продолжишь обучение, научишься контролировать свои прорывы в будущее.
   - Что я тебе сказала? Чепуху нагородила? По провидению-то я преуспеваю, а вот изложение пока страдает. Так мне моя наставница говорит, - не унималась эльфийка.
   - Ты сказала, что у меня всё будет хорошо! - уверено соврала я. Когда кровотечение остановилось, мы с Кьярой отправились наверх. Я придерживала девушку под локоть, поэтому выстиранные вещи пришлось оставить внизу. В спальне я передала горе-пророчицу на руки мега-целительнице, а сама пошла обратно. Почти в самом начале пути меня догнал Дэв, который до этого тихо-смирно сидел в гостиной блока.
   - Что-то случилось? - озабочено спросил он.
   - У Кьяры было видение..., - начала я и осеклась. Вспомнила, что крылан мне лжедруг.
   - На нас опять нападут? - с задором задал новый вопрос парень.
   - Нет. Это касалось только меня, - сказала я, как отрезала. Дэв замолчал. На одной из лестниц нам встретился крылан номер два. Лувиан шёл, что-то насвистывая себе под нос.
   - Куда направились, голубки? - черноволосый остановился ступенью ниже и окинул нас взглядом синих глаз, полным превосходства.
   - Лучше скажи, где ты своего ненаглядного потерял? - тут же огрызнулся Дэв. - Или лёгкая интрижка с князем Шеном закончилась ничем?
   Лувиан насупился и предпочёл не отвечать. Проходя мимо, он толкнул моего лжедруга локтём.
   - Вот гусь напыщенный, - выругался Дэвирик. - Ума не приложу, как он в Академию попал. Пусть он и родственник правителя, но очень дальний. Да и семейство его на грани нищеты.
   - Ты всё обо всех знаешь? - усмехнулась я.
   - Это моя работа, - пожал худыми плечами парень. До прачечной мы таки добрались. Крылан взял корзину. Я же хотела подобрать полотенчико, которым Кьяра останавливала кровь, но оно нигде не обнаружилось - ни на лавке, ни под ней.
  
  
   День экзамена начался с раннего подъема. Первой ни свет, ни заря подскочила Шерия. Девушка старательно пыталась не шуметь. Наверное, поэтому эффект был абсолютно противоположный. Заходя в ванную, она громко хлопнула дверью, вернувшись, обо что-то запнулась и приглушенно охнула. Я поняла, что поспать еще часик мне не суждено и поднялась с постели, с завистью глянув на Кьяру. Эльфийка могла видеть сны, невзирая на гомон целой армии гномов.
   - Доброе утро. Мне кое-что нужно повторить, - виновато шепнула рыжая соседка. Она разложила на кровати с дюжину книг. Чтоб прочесть одну такую, мне бы потребовалось дня два, но гномка не отчаивалась: взяла полистала сначала одну, потом другую. Я направилась в ванную, сполоснулась. Потом занялась подбором наряда, выбрала из гардероба белую блузу и юбку до щиколоток. Заговорила одежду, чтоб не мялась и сохраняла прохладу. Волосы собрала в привычную косу. Так как мне повторять ничего не требовалось - отрепетированное вчера в последний раз заклинание озарии получалось без проблем - я вышла из комнаты. В гостиной было непривычно пусто. Я побрела в кухню-столовую. Голова в последние дни полнилась мыслями то о пророчестве Кьяры, то о предстоящем экзамене и о том, чем он обернется для Грегора. Среди всего этого обитало желание увидеть Дариона.
   Я замерла на пороге комнаты для питания. Ожвэй сидел за длинным овальным столом, что-то энергично пережёвывая.
   - Доброе утро, - буднично поприветствовал он меня. Это вогнало меня в ещё больший ступор. От иномирца будто не исходило никакой угрозы, которую я привыкла осязать всем своим существом. Обычный высокий, широкоплечий мужчина приятный на внешность: шоколадного цвета волосы, зёлёные глаза с алыми крапинами, нос с горбинкой, идеально очерченные губы. Нет. Обычным его назвать нельзя. Красивый. Однозначно красивый. Вот не желал бы он занять трон, убив при этом законного наследника Ваела, я бы и зелье Дариона пить отказалась.
   - Ты сдвинешься с места или так и будешь на меня пялиться? - отхлебнув чая из большой кружки, спросил Грегор. Я смутилась и быстро прошагала до плиты, на которой стоял чайник. Затылком я чувствовала на себе взгляд Ожвэя. А вдруг он что-то заподозрил?
   - Привет, привет! - в кухню буквально влетел Дэв. Следом за ним появились Сибид и Риманел. Забрякала посуда, задвигались стулья, понеслись разговоры - за всем этим шумом я не услышала, как Грегор покинул кухню. Когда обернулась, его место уже пустовало. Мой лжедруг деликатно взял меня под локоть и предложил присесть.
   - Я сам приготовлю тебе завтрак и чай наведу, - многозначительно добавил парень. Я поняла, что в кружку он добавит зелье. Я закрыла глаза, вспомнила, сколько раз Ожвэй смеялся надо мной, пугал меня, унижал. Это помогло мне заглушить голос совести, которая ворчала, что нельзя так поступать с иномирным гостем. Напиток с особой добавкой я выпила чуть ли не залпом. Извинившись, отказалась от яичницы. Мне внезапно захотелось побыть одной. Используя настенные карты, я нашла путь до нужного мне пункта. Им стал балкон над рекой, с которого меня не так давно скинул Грегор. Я любовалась синей водой, буйствующей зеленью на берегах. Свежий ветерок приятно ласкал кожу. Мысли и тревоги отступили на второй план.
   - Так и знал, что ты здесь, - заставив меня вздрогнуть, ко мне приблизился Грегор. Как всегда бесшумно. Я повернулась к нему.
   - Пошли, экзамен скоро начнётся. Не хочу выказать неуважение к королю и его дочери опозданием.
   - А напитаться силой не желаешь? - безрассудно предложила я. Краска стыдливости прилила к щекам, но я не успела понурить голову.
   - Отличная идея, - согласился Ожвэй. Его ладони легли мне на лицо. Долгое мгновение мужчина смотрел в мои глаза, затем склонился и поцеловал меня. Требовательные губы целую бесконечность касались моих. Я закрыла глаза, паникуя оттого, что нет отвращения. Мне даже было приятно. Интересно, когда мне доведётся в следующий раз с кем-нибудь поцеловаться?
   - А теперь пошли, - выдохнул Грегор, отстранившись от меня. Кажется, он не почувствовал подвоха.
   Я толком не разглядела людей, собравшихся в актовом зале. Меня, Грегора, Дэва и князя Шена усадили на первом ряду. В глубине зала сидели король, принцесса, Дарион и ещё несколько мужчин. Тинкс Миликс поднялся на сцену.
   - Дамы и господа! Сегодня в день окончания специального летнего курса я рад вам представить четверых своих подопечных, которые осваивали магию, можно сказать, с нуля! Остальные пятеро сейчас также сдают экзамен своим непосредственным наставникам. У них скучные теоретические испытания, нас же ждёт нечто незабываемое и красочное! - вдохновенно поведал зам-зама. Первым он пригласил князя Шена. Молодой мужчина поднялся на сцену. Самоуверенность сквозила в каждом его движении. Он хлопнул в ладоши, и над ним появился мыльный пузырь с кулак. Князь самодовольно улыбнулся, будто говоря: "Во как я могу", и быстро-быстро зааплодировал. От каждого его хлопка возникали новые мыльные пузыри. Когда их насчиталось больше полусотни, Шен резко крутанулся на месте и все его творения принялись менять цвета с розового на голубой. Он словно в мигающем облаке стоял, пока пузырьки все разом не лопнули.
   - Замечательно! - с плохо скрываем сарказмом восхитился Тинкс Миликс. Шен вернулся в зал, но уже не на первый ряд, а прошёл дальше. Настала очередь Дэва всех удивлять. Крылан пробыл на сцене недолго. Не мудрствуя лукаво, он сотворил с дюжину эфемерных пташек, которые прочирикали мелодичную трель и исчезли.
   - Сейчас же я приглашаю на эту сцену Грегора Ожвэя, - объявил зам-зама. Иномирец поднялся из кресла, преодолел короткую лестницу и замер в центре сцены. Я не мигая пожирала его взглядом. Мужчина не производил никаких жестов, даже губы его не шевелились. В зале резко стало темно. Погасли волшебные лампы или же их заволокла пелена тьмы - я не поняла. Внезапно в кромешной мгле зажёгся крошечный белый огонёк, затем ещё один и ещё. И вот спустя мгновение я словно оказалась парящей в чёрном небе среди звёзд. От этого зрелища захватывало дух. Грегор воплотил в четырёх стенах кусочек ночного великолепия. Мне даже взгрустнулось, когда звёзды погасли, и в зале вновь стало светло.
   - Это было невероятно, - подвёл итог Тинкс Миликс с искренним уважением в голосе. - Спасибо. Возвращайся в зал.
   Грегор сделал шаг и пошатнулся. Непонимание отразилось на его лице. Мужчина увеличился в размере, рубашка затрещала по швам. Загорелая гладкая кожа побагровела, затвердела. Ожвэй превращался в монстра. От красавца не осталось и следа. Из глубины зала раздался пронзительный визг ужаса. Он и разрушил оковы медлительности иномирца. Тинкс Миликс, стоящий слишком близко, получил мускулистой рукой по голове.
   - Взять его! - прозвучала непонятно кем отданная команда.
   - Тыыы, - прохрипел Ожвэй, глядя сузившимися глазами на меня. Прыжком он соскочил со сцены, направился ко мне. А что сделала я? Правильно! Вжалась в кресло. Меня била дрожь. Я видела перед собой крупную человекоподобную фигуру красного цвета с шиповидными наростами на руках и безволосой голове. Неужели Дарион это имел в виду, когда говорил, что Грегору боком выйдет его заклинание?! Почему же не предупредил?!
   У меня представился прекрасный шанс спросить об этом колдуна, так как он буквально вырос между мной и Ожвэем. Но я решила повременить с расспросами. Бушующий Грегор всем своим видом показывал, что сотрёт в порошок и Дариона, и меня. Только вот и этому не суждено было случиться. Бусы на иномирце, которые я заприметила несколько дней назад, порвались. Посыпались со шнурка вниз косточки, кубики, фигурки. Они ещё не успели коснуться пола, как Грегор исчез. Но перед этим монстр пронзил меня взглядом, который не обещал ничего хорошего.
   "Больше никаких поцелуев, - подсказал внутренний голос, - при следующей вашей встрече он тебя убьёт".
  
   26
  
   Сегодня я впервые поняла, почему наш король король. Он устроил такой нагоняй, что стены актового зала задрожали. К счастью, я под горячую руку монарха не попала. Его жертвами были ректор Академии, его зам и зам-зама, ну ещё и Дариону досталось. Монарх грозно вопрошал, почему получилось так, что никто не знал о двуличии (какое точно слово) Грегора Ожвэя. И куда, собственно говоря, он подевался.
   - Неизвестно, - развёл руками ректор - низкорослый мужчина лет пятидесяти. - У него был амулет, заговорённый сворхами. Их магия чужда нам.
   - В гробу я видеть хотел сворхов и их магию! - рыкнул в ответ Иорх. Я заметила, как Дарион устало закатил глаза. Видимо, колдун в гробу видеть хотел не только сворхов, но также и короля, которого он, между прочим, насчёт Грегора и предупреждал.
   После сорвавшего экзамена прошло минут пятнадцать, а мне казалось, что целая неделя. Князь Шен утешал перепуганную принцессу, маги внимательно изучали место происшествия, пытались напасть на след перемещения Ожвэя. Это мне сидящий рядом Дэв шёпотом пояснял. Крылан меня не успокаивал (я ж не принцесса), парень сам выглядел растерянным. Похоже, и он не знал, как именно подействует зелье.
   - Седой хотя бы предупредить нас мог, - буркнул крылан, уперев взгляд в Дариона.
   - Ага, - согласилась я, демонстративно скрестив руки на груди. Но колдун не придал внимания нашей с Дэвом показной сердитости. Улучив момент пока король занят ректором, мужчина подошёл к нам.
   - Наш план сработал, - сообщил он. - Только с побочным эффектом. Не предвидел я, что мадам Дуглы оставит Грегору телепортирующий амулет.
   - Мадам Дуглы? - переспросил незнающий всего Дэв. - А она-то тут причём?
   - Позже, - отмахнулся колдун. - Сейчас важно другое. Итисе нужна защита. Постоянная. Не сомневаюсь, что через некоторое время - неделю, а может и месяц, - Грегор явится за ней. Так что ты отправишься с ней...
   - Куда? - в голос спросили мы с крыланом. Командирские повадки Дариона обескураживали.
   - К тебе домой. В любой из имеющихся у твоих родителей, - пожал плечами колдун. - Хотя нет. Не в любой. Лучше в самый северный.
  
   Дабы не вызывать подозрений, да и не умереть от страха и самокопания, я пригласила к себе также и Шерию с Кьярой. Девушки, которые обе удачно сдали экзамены и были зачислены на второй курс обучения, с радостью согласились. Гномка таким образом избежала неминуемого отъезда домой под мачехин контроль, а Кьяра просто порадовалась возможности нескучно провести время.
   Из Академии нас четверых телепортировали по указанным мной координатам. Я выбрала усадьбу, в которой не любили бывать ни мама, ни папа. Гротескное четырёхэтажное здание находилось на острове посреди огромного озера. Так как мы прибыли без предупреждения, смотрительница за домом только развела руками.
   - Комнаты не готовы, вся прислуга в деревне на большой земле.
   - Ничего, мы сами справимся! - заверила я женщину. Зря что ли мы три месяца обходились собственными силами? Так и прошёл этот длинный день: пыль и запустение сменились чистотой и весельем. Четыре комнаты второго этажа приняли достойный облик. Та же участь постигла и столовую, в которой вечером мы разделили ужин, приготовленный Дэвом. Я гнала прочь ужасы экзаменационного утра, пытаясь отвлечься разговором. Поведала гостям несколько баек про призраков, якобы населяющих этот остров, и о подводном чудовище вспомнила.
   - Жуть как интересно! - прокомментировала Кьяра. - Завтра отправимся на водную прогулку! Дэва посадим на вёсла.
   - Может, пешком прогуляемся лучше? - с сомнением протянула Шерия. - Осмотримся для начала.
   - Вот-вот, - поддержал гномку крылан. - К тому же гребун из меня никакой.
   - Надо мускулатуру-то развивать, - серьёзно посоветовала эльфийка. К счастью, спор не продлился долго. Все устали, всем требовался покой. Поднявшись на второй этаж и пожелав друг другу приятных снов, мы разбрелись по комнатам. Я решила не гасить лампы в гостиной и в спальне оставила одну на прикроватном столике. Ночного мрака я не боялась. Раньше. Теперь же меня страшили тени и шорохи. Переодевшись в свободную белую сорочку, я забралась под одеяло. Стоило мне опустить голову на подушку, как я попала в плен сна. Здесь был Грегор Ожвэй. Он с лютой злобой смотрел на меня, а через миг его человечий облик стал меняться.
   - Итиса, - услышала я оклик со стороны. - Итиса!
   Спасительный голос помог мне избавиться от кошмара. Я открыла глаза и сначала им не поверила. На краю кровати сидел Дарион. Пепельные волосы колдуна в слабом освещении и вправду казались седыми. А серые очи приобрели оттенок холодного металла.
   - Кошмары? - участливо уточнил мужчина. - Ты стонала....
   - Вообще-то это весьма неприлично! - вспыхнула я. - Кто дал тебе право заявляться в мою опочивальню?!
   - Извини, что не спросил разрешения. Будто бы ты мне отказала, - усмехнулся Дарион. Я, скрывая смущение, села в постели, натянув одеяло до шеи.
   - Чего ты хотел? Сомневаюсь, что это визит вежливости.
   - Нужно обсудить ситуацию, - посерьезнел колдун. - Раньше я освободиться не мог, король загонял. То охранную сеть просил перепроверить, то немедленного обнаружения Грегора требовал. Я пытался ему объяснить, что магия сворхов не оставляет следов в пространстве. Она основана не на мыслительных процессах, а на варварской наглости. Они буквально рвут мироздание, используя для этого различные талисманы и амулеты, заговоренные при жертвоприношениях. Нормальный маг даже осмыслить такое колдовство не сможет - слишком оно далеко от привычного.
   - Но ты-то не нормальный, - ляпнула я и запоздало прикусила язык.
   - Я хоть и не нормальный, как ты выразилась, но пойти по следу не могу, потому что слишком мудрено мадам Дуглы заговорила свой амулет. Даже сам Ожвэй не знал, куда он его перенесет. Думаю, и при своем побеге из Академии сворха использовала нечто подобное.
   - А то, что мы видели сегодня... Это истинная сущность Грегора?
   - У него две сущности. И обе истинные. Мы видели лишь частичную трансформацию. В тебе не только сила Ожвэя, но и ключ к перевоплощению. Своим зельем я заставил эту часть его силы встрепенуться, напомнить о себе хозяину. Жаль, я догадался об этом слишком поздно. Грегор оборотень...
   - Оборотень? - не удержалась я. - Полный?
   Русалы и крыланы считались частичными оборотнями. О полных лишь ходили мифы и легенды.
   - Полный, - кивнул Дарион. - И я даже не знаю, в какое существо он превратится, если получит свою силу обратно, адаптированную под наш мир.
   - А что ты вообще знаешь?
   - Знаю, что тебя нужно защитить. Сомневаюсь, что Дэв с этим справится. Он наложил на этот дом защитную сеть, которую мне удалось миновать почти без труда. А пернатый даже не проснулся! Что говорить о нем, если сворхи смогли и ко мне вплотную подобраться, когда я был в надежно оберегаемом дворце. Это я про тот случай, когда нас занесло в мир Посмертия.
   - И что делать? Наймем мне охрану из пятнадцати молодцов-удальцов?
   - Думаю, хватит и меня, - Дарион растянул губы в легкой улыбке. - Вылезай из-под одеяла и оголяйся.
   - Что это за метод такой? - я прижалась к спинке кровати, - Складывается впечатление, что ты решил воспользоваться моей беспомощностью и доверчивостью.
   - Ага, - согласился колдун, после чего тихо засмеялся. Невыносимый наглец! Пока он успокаивался, я все же вылезла из своего укрытия с другой стороны кровати. Дарион обошел ее и замер, скользнув по мне изучающим взглядом.
   - После ловушки сворхов, в которую мы угодили, я разработал специальные чернила. Они не смываются. Ими можно делать на теле оберегающие метки. Эта, - мужчина закатал рукав и вытянул вперед левую руку, - защищает от непреднамеренной телепортации. То есть, теперь никто не сможет без моего ведома отправить меня куда-либо.
   Я с интересом разглядывала угольно-черный узор на запястье колдуна. Закрученная в спираль линия занимала небольшой участок бледной кожи.
   - Такую же я нарисую тебе. Чтоб ни сворхи, ни кто-то другой не смогли тебя похитить. Метка не смывается, лишь некоторые обряды могут нарушить ее силу.
   - Рисуй, - я с готовностью вытянула руку.
   - В твоем случае все не так просто. Не хотелось бы, чтоб посторонние глаза смогли увидеть метку. Сразу возникнут ненужные вопросы.
   - И?
   - Выберем такую часть тела, куда не упадет чужой взор, которая постоянно скрыта одеждой, - предложил колдун. Я почему-то подумала про грудь. Дарион, будто мысли мои прочтя, скользнул по ней бесстыжим взглядом. Я запоздало скрестила руки, демонстрируя категорический отказ.
   - Какая может быть скромность, когда речь идет о твоей безопасности? - с лукавой улыбкой осведомился мужчина. - Я сделаю это быстро и аккуратно, ты даже ничего не почувствуешь.
   - Можно я тебя чем-нибудь ударю? - прошипела я сквозь зубы. На сей раз Дарион рассмеялся почти в голос. От его веселья я разомлела. Всё-таки это дорогого стоит, когда погруженный в вечные заботы колдун может расслабиться в моём обществе и так искренне смеяться.
   - Всё, шутки в сторону, - Дарион шагнул ко мне, его ладонь легла на мой бок поверх нижних ребер. - Здесь. Это тебя не смутит?
   Я едва успела неопределённо кивнуть. Мужчина развернул меня на девяносто градусов. Ткань сорочки разошлась под его пальцами, образуя удобную прореху. Я скосила глаза. Увидела флакончик и тонкую кисть в руках колдуна. Затем последовало прохладное прикосновение. Я вздрогнула, по телу пробежала дрожь.
   - Щекотно, - пожаловалась я.
   - Еще один виток, - спокойно произнес Дарион. - Готово. Быстро и аккуратно, как я и обещал.
   - Теперь отправишься восвояси? - я повернулась на месте, попыталась нащупать прорезь в ткани, но сорочка вновь была цела и невредима.
   - Не терпится от меня избавиться? - колдун сощурил глаза, с любопытством всматриваясь в мое лицо.
   - Нет, - правдиво ответила я. - Просто должен же ты когда-то спать.
   - Я привык бодрствовать сутками, - отмахнулся Дарион. - Мне всё ни по чём, энергия бурлит.
   За этой словесной бравадой я различила нотки усталости.
   - Почему ты служишь королю? Это ведь выматывает тебя. Ты будто не королевскую семью опекаешь, а целую страну.
   - Лучше так, чем стать подопытным экземпляром для любопытных магистров. Их хлебом не корми, дай узнать, отчего я могущественный такой.
   - А отчего? - кажется, задавать вопросы вошло у меня в привычку.
   - Сам не ведаю, - Дарион пожал плечами, - родился такой. Возможно, дело в моих отце с матерью, но их я никогда не знал.
   - И не пытался найти?
   - Зачем? Они уже сделали свой выбор, отказавшись от меня. Я с этим смирился, хоть и не простил. Я не нахожу оправданий такому поступку, как обречение малыша на сиротскую долю.
   Я закусила верхнюю губу. Я всегда считала себя обделённой, а своё детство худшим. Но пусть мои родители постоянно ссорились и скандалили, все же они дарили мне крупицы ласки и заботы. Я никогда не голодала, не боялась за свою жизнь. А каково маленьким обитателям приютов? У них нет никого, никакой поддержки. Вот оно худшее детство: с младенчества бороться за право существовать.
   В очередной раз колдун показал мне, насколько я наивна и далека от реальности. Каждая минута, проведенная с ним, чему-нибудь да учила меня.
   - Телепортируешься со мной? - вывел меня из задумчивости Дарион.
   - Да, - без колебаний согласилась я. Мужчина подхватил с кресла тяжелое покрывало и взял меня за руку. Через секунду стены комнаты сменились безграничным простором. Я озябла от предутренней свежести и влажного ветра. Пояснений мне не требовалось, я поняла, что мы на берегу острова. На каменистый пляж накатывали шумливые волны. Дарион накинул мне на плечи покрывало, я инстинктивно в нем закуталась. Колдун ненавязчиво подтолкнул меня назад, усаживая на большой валун. Сам опустился рядом. Так мы и сидели молча. Я согрелась. Была в этом заслуга плотной ткани или же значимую роль сыграла близость колдуна - я не стала искать ответа. Спокойствие и умиротворение царили в душе. Из-за черты горизонта начало всплывать солнце, окрашивая воду и небо в золотистые тона. По ряби озера до берега протянулась широкая дорожка из лучей светила. Ни одного облачка не было на лазурном небосклоне. Забывшись, я склонила голову на плечо мужчины. Тихое "спасибо" слетело с моих губ.
   - Тебе спасибо, - отозвался Дарион. - Множество ночей я провожу без сна, а вот когда последний раз встречал рассвет, не помню. Мы должны ценить такие чудеса бытия.
   Я бы могла заверить колдуна, что именно это утро моя память будет беречь и лелеять, как нечто незабываемое и важное. Всё во мне запротестовало, когда Дарион сказал, что пора возвращаться. Он телепортировал меня в спальню, а сам отправился радеть о благополучии сильных мира сего.
  
   27
  
   Чудесно прошли два следующих дня. Мы устраивали пикники, обследовали дом с чердака до подвала в поисках призраков (нашли только паутину и старый хлам), наблюдали, как ловят рыбу деревенские жители. Все бы ничего, но случились два "но". Первое выбило меня из равновесия, когда утром Дэв поинтересовался, что со мной произошло.
   - Ты такая веселая и спокойная, будто забыла про Грегора, - добавил крылан, пока мы сидели вдвоём в столовой. - Нервы не шалят больше? Принимаешь какую-то настойку?
   - Нет, - коротко ответила я и замолкла, принимая открывшуюся истину. Дарион встретил со мной рассвет на берегу, не потому что это сулило ему приятные минуты в моем обществе, просто он знал, как воздействовать на меня. Наверняка догадался, что я не ровно к нему дышу, и что такой поступок возымеет благоприятный эффект. И оказался прав. Я перестала шугаться каждого шороха, выкинула из головы беспокойство. Да я словно на крыльях порхала, наивно спутав расчет с признаками взаимности. Как говаривал мой старый учитель: "Любую иллюзию можно принять за реальность, было бы желание".
   Второе "но" обрушилось стихийным бедствием к обеду - в наш уютный дружеский мирок ворвалась моя мама. Я ей еще в первый день дала знать, что пригласила друзей в дом у озера. Не думала, что родительница нанесет визит.
   - Итиса, что за безобразие?! Как вы обходитесь без слуг? Почему ты не выбрала любую другую усадьбу? Здесь же скука смертная! Могла бы и в столичный особняк друзей позвать. Балы, выезды на природу, веселье в высшем обществе - вот чего вы лишились!
   - Мы и здесь хорошо проводим время, - сказала в мою защиту Кьяра. Мама кинула на эльфийку недоверчивый взгляд. А затем позвала меня побеседовать наедине.
   - Что с твоим обучением? Как прошел экзамен? Что случилось с этим милым здоровяком Грегором? Столько слухов ходит!
   - Он оказался не тем, за кого себя выдавал и исчез. Я не успела продемонстрировать свои способности на экзамене. Для меня обучение закончено, - лаконично ответила я на все вопросы.
   - Слава святой Адее! - воскликнула мама. - Я уж испугалась, что ты с этой Академией упустишь шанс стать невестой принца! Он же так и не сделал выбора. Чуть больше месяца осталось до его двадцатипятилетия. Почему-то королева зациклилась на том, чтоб свадьбу сыграли раньше. Говорит, что все предыдущие монархи к этому возрасту имели семью и первенца. А Ваел тянет. То он в государственные дела погружён, то ещё какие отговорки. Поговаривают, будто через пятнадцать дней состоится во дворце бал, на котором принц объявит имя своей избранницы...
   - Видишь, мама, всё уже решено, - попыталась я урезонить родительницу.
   - В том-то и дело, что нет! Достоверный источник сообщил мне, что принц проведёт некий конкурс, по итогам которого выберет себе невесту.
   - Конкурс? Вышивка на скорость или самый изящный реверанс? - с усмешкой предположила я.
   - Реверанс - это прошлый век и..., - мама осеклась, поняв, что я иронизирую. - Зря ты так, Итиса! Я ведь о тебе беспокоюсь. Сейчас самое время настроиться на борьбу за место будущей королевы! Ты ничем не хуже других молодых княгинь. И похорошела-то как! Настоящая красавица.
   Красавицей меня мама называла и до того, как я зелье приняла. Но только сейчас в её черных глазах читалось удовлетворение. Она не стала вызнавать, каким это способом я избавилась от лишнего веса. Для мамы всегда был важен результат, а не средства его достижения.
   - Мам, как бы там ни было, я не собираюсь участвовать в борьбе за сердце Ваела, - уже серьёзно сказала я. - Всё это слишком искусственно, не находишь? Спешка с заключением брака, неопределённость Ваела, конкурс - как будто никто не знает, что принц всё равно сделает предложение Унере Полтаской.
   - Я отказываюсь это слушать! - мама скривила тонкие губы.
   - Пойдём, я тебя со своими друзьями познакомлю, - предложила я.
   От моих друзей мама в восторг не пришла, но и демонстрировать презрение не стала. Это бы папа оценил межрасовые связи и добавил бы, что из каждого знакомства в конечном итоге можно извлечь выгоду.
   По маминому приказу смотрительница уже через пару часов нагнала полный дом слуг. Также родительница занялась организацией званых вечеров, разослав приглашения ближайшим соседям, обитающим на большой земле. Размеренное уединение рухнуло под маминым напором. Вроде бы Шерия и Кьяра не сильно расстроились таким поворотом или же деликатно не показывали вида, но я места себе не находила. Позже в доме появился мужчина лет тридцати пяти, мама представила его как своего личного мага по имени Луцей. Кьяра тут же шёпотом отметила, что ручища у этого личного мага просто восхитительны. Я чуть со стыда под землю не провалилась. Горе-горюшко! Я надеялась, что только для меня одной очевидны отнюдь не деловые отношения между княгиней Осенской и Луцеем.
   Так мы и провели остаток лета. В последний день Кьяра и Шерия тепло со мной попрощались, обещали писать и хоть изредка встречаться. Мамин личный маг телепортировал девушек в Академию.
   - А мы куда? Пока здесь останемся? - украдкой спросил у меня Дэв.
   - Уточню у Дариона, - ответила я, решив вечером наладить сеанс связи через зеркало. Вообще-то у меня имелась обида на колдуна. Мог бы хоть разочек заглянуть ко мне среди ночи, но видимо думал, что я блаженства от нашей последней встречи хватит ещё надолго.
   Опять же все мои планы спутала мама. Перед ужином она пришла в мою комнату. Я отложила в сторону книгу о приключениях гнома Гараля и вопрошающе посмотрела на родительницу.
   - Не хотела портить тебе веселье, пока здесь были твои милые подружки, - оправдывающимся тоном начала мама, - но более молчать мне совесть не позволит. Лореса...
   - Что с бабушкой? - не дождавшись окончания маминой паузы, занервничала я.
   - Она болеет. Сильно. Уже почти три недели. Зарян ни разу её не навестил, хотя он её сын! А я была так занята, но отправила пару писем с пожеланиями выздоровления.
   - А мне? Мне почему не сообщили? - я еле сдержалась, чтоб не закричать.
   - Не хотели отвлекать от учёбы, - пожала мама плечами. Меня затрясло от её беспечности. Я подскочила с кушетки.
   - Я собираю вещи! Пусть этот твой Луцей немедленно отправит меня к бабушке!
   - Итиса, он уже открывал один портал сегодня. Он так устал!
   - Ничего. Ночью отдохнёт, если ты его домогаться не будешь.
   Мама картинно всплеснула руками и выбежала прочь. Я же быстро побросала самое необходимое в вместительную сумку и сходила за Дэвом. Вместе мы спустились в гостиную, где мама чуть не плача жаловалась на бессовестную дочь своему дорогому магу. Благо, он отнекиваться усталостью не стал, а просто сотворил портал.
   - В замок Лоресы Осенской? - уточнила я. Луцей кивнул. Я шагнула в проход. Дэвирик за мной.
  
   Целитель из ближайшего города разводил руками. Он не хотел меня огорчать, но и обнадёжить не мог. Женщина семидесяти лет, которая ещё весной бодро передвигалась по многочисленным лестницам замка, к началу осени слегла от тяжёлой хвори. За бабушкой требовался постоянный уход. Кормить с ложечки, мыть, подавать лекарства, читать вслух - все эти заботы я разделила с сиделкой. Лореса смотрела на меня и не узнавала. Целитель называл это "помутнением рассудка". Все остальные тревоги и волнения померкли в свете этой трагедии. У меня разрывалось сердце от мысли, что смерть заберёт дорогого мне человека.
   Дэв оставил меня. Я бы даже этого не заметила, но крылан попрощался. Даже извинился, что покидает в столь трудную минуту, но он нужен своим командирам. Теперь, когда он так близко к границе родного государства, они чувствуют его и призывают с докладом. Что я могла на это ответить? Пожелала лжедругу всего хорошего и попросила больше не появляться в моей жизни.
   На четвёртую ночь моего пребывания в старом замке случилось неизбежное. Я задремала в кресле перед бабушкиной кроватью. Меня разбудило лёгкое прикосновение к руке.
   - Итиса. Я боялась, что больше не увижу тебя, - тихо прошептала Лореса. Она смотрела ясными глазами, повернув голову в мою сторону.
   - Как ты себя чувствуешь? Я сейчас позову целителя, он пока что остановился у нас на время твоей болезни...
   - Нет, не надо никого звать, девочка моя, - бабушка слабо улыбнулась. - Я уже на пороге. Осталось сделать последний шаг, но перед этим я лишь хотела увидеть тебя. Знай, эту землю я оставляю тебе по прямому завещанию. Здесь я провела лучшие годы своей жизни с твоим дедушкой. Жаль, что он ушёл слишком рано. Но скоро мы встретимся. Только ради такой любви и стоит жить, которая соединит двоих после смерти.
   - Какая смерть, бабушка, ты о чём? - сглатывая слёзы, спросила я. Лореса ничего не ответила. Она закрыла глаза, чтобы больше никогда их не открывать.
   Ещё два дня прошли как в тумане. Я то плакала, то подвергалась оцепенению. В центре груди образовалась холодная глыба, мешающая дышать и говорить. Похороны организовывал старый лакей. При помещении гроба в склеп присутствовали только верные слуги, я и священник из ближайшего храма. Он что-то зачитал о том, как сейчас спокойно Лоресе Осенской в обители богов наших Адеи и Еванса.
   Возвращаясь обратно из леска, где находилось небольшое кладбище, я замерла, словно вросла в широкую тропу. Я разглядывала доставшийся мне замок. Главным достоинством ветхого, серого строения с двумя высокими башнями была его прошлая хозяйка. Как же мне теперь оставаться тут? Я ведь сойду с ума от печали, от горечи утраты. Каждый кирпичик, каждый уголок будут напоминать бабушку.
   "А это и правильно, - проснулся внутренний голос. - Твоя задача сохранить это здание от разрушения. Если не будет хозяйки, уйдут и слуги, а без обитателей любой дом приходит в негодность. Разве так ты хочешь чтить память Лоресы Осенской - уничтожением её любимого замка?".
   - Госпожа, Вы в порядке? - выводя меня из ступора, спросила поравнявшаяся со мной кухарка.
   - Да, да, - кивнула я. Хотела продолжить путь, но внезапно ноги подогнулись. Перед тем, как упасть, я потеряла сознание. За обмороком последовала боль. Нестерпимая, жуткая. Прямо как после приёма зелья для красоты. Наверное, я кричала и стонала. Но потом пришёл сон. Сон о Грегоре Ожвэе.
   Она сидела на лугу, запрокинув голову кверху. По лицу струились солнечные лучи. Да она сама была словно соткана из света: белоснежные волосы, плавные линии розовых плеч, тонкие руки, воздушная юбка платья. Грегор приблизился и опустился перед ней на колени.
   - Лияра, - позвал он. Девушка открыла глаза, посмотрела на Грегора. Он в очередной раз вздрогнул от их бесконечной лазури.
   - Привет, принц, - насмешливо протянула Лияра. - Я уж думала, ты забыл меня.
   - Ты издеваешься надо мной, - глухо прорычал Ожвэй. - Как я могу тебя забыть, если ты смысл моей жизни? Я всё решил. Я хочу, чтобы ты стала моей парой!
   Теперь пришла очередь Лияры вздрогнуть. Она посерьёзнела. Нахмурила чёрные брови.
   - Я не та, кто тебе нужен, Грег. Я безродная человечка. Я не выношу наследника...
   - Выносишь и родишь, - Ожвэй изловчился и повалил девушку на спину, завис сверху. - Я узнал, как! Если ты согласна, то проведём обряд сегодня!
   - Твой брат будет в ярости, - тихо заметила Лияра.
   - Конечно, - усмехнулся Грегор. - Ведь сегодня я получу и самую прекрасную обитательницу этого мира, и право наследовать трон.
   Яркие краски сна померкли. Появилась боль утраты. Постепенно я пробуждалась, и эта боль, что тянулась из сна, перемешалась с мой собственной.
   Я лежала на постели в своей спальне. В камине горел огонь. По стёклам окон хлестал дождь. Я попыталась сесть. Головокружение и слабость изрядно мне мешали. Вдруг раздался шорох.
   - Здесь кто-то есть? - тихо спросила я.
   - Есть! - ответил мне жуткий голос. Из тёмного угла вышагнул Грегор Ожвэй. Он широко улыбнулся, обнажив вместо зубов клыки. Я в ужасе закричала...
   ...и проснулась уже по-настоящему. Сердце бешено колотилось. Треск огня в камине и стук дождя были реальными. Я приподнялась на локтях, оглядывая комнату. Пусто. Я одна. На столике у стены поднос с графином и тарелкой. Как же мне хотелось пить и есть!
   "Ещё минутку полежу и встану," - пообещала я себе, но не успела я и пошевелиться, как дверь в комнату отворилась. В проёме вырисовалась подсвеченная со спины мужская фигура. Долгие секунды мы молчаливо смотрели друг на друга. Я не забыла, что обижена, поэтому молчала, хотя какая-то часть меня и ликовала, как безумная. Не самолюбие, конечно, моё тешилось, а тот закуток души, который устал в одиночку переносить свалившееся горести.
   - Пить хочешь? - первым нарушил тишину Дарион.
   - Да. И есть.
   Колдун прошёлся по комнате, взял поднос. Я всё же села, откинувшись на спинку кровати. В тарелке, к великому моему разочарованию, была только кашица. Пришлось ею поужинать. Дарион в это время подкинул дров в камин.
   - Что ты здесь делаешь? - переставив поднос на прикроватную тумбу, спросила я.
   - Всего лишь ухаживаю за одной княжной, которая страдает от побочных эффектов выпитого по глупости зелья.
   - И чем же княжна заслужила такую милость?
   - Сам не знаю, - Дарион вполне натурально призадумался, - ради чего это я соврал королю, что должен предотвратить некую беду в далёком городе...
   - Я тебя об этом не просила, - буркнула я. - Как ты вообще узнал, что мне плохо?
   - Забыл упомянуть. Метка, которую я тебе поставил, не только защищает тебя от перемещений, но и даёт мне знать, когда с тобой беда.
   - Так ты злишься из-за того, что "беда" оказалась не того масштаба, ради которого ты бы мог отлучиться из дворца? - выпалила я свою догадку. - Мог бы и обратно отправиться, когда убедился, что это не Грегор за мной пожаловал, а всего лишь обморок после похорон бабушки.
   Холодная глыба в груди разрослась. Я всхлипнула, прижала ладони к лицу. Плакать перед Дарионом не хотелось, но обида взяла верх. Не только на колдуна я сердилась, но в большей степени на родителей, которые так и не появились. Будто бы Лореса только для меня имела значение. А я по-настоящему нужна была только ей.
   - Итиса, такова суть всего живого. Лишь рождение и смерть наполняют жизнь смыслом, - Дарион присел на край кровати. Голос его переменился, наполнился сочувствием.
   - От этого не легче. Я не хотела её терять, - пытаясь остановить слёзы, выдохнула я. - И я так виновата, что последние пять лет не навещала её. Отец запретил, но я бы могла...
   Зря я это сказала. Совладать с рыданиями больше не было возможности. Я сползла на подушку, отвернулась к стене, попыталась закутаться в одеяло с головой. Кровать странно прогнулась. Это Дарион лёг рядом и обнял меня. Я без всякого смущения проревела добрых полчаса. Когда успокоилась, то поняла, что голова раскалывается на куски. Дарион лежал на боку за моей спиной. Нас разделяло только одеяло.
   - Кхм, кхм, - прокашлялась я. - Ты не спишь?
   - Нет.
   - А у тебя нет никакой травки, чтоб голова не болела?
   - Повернись.
   Я повернулась. Колдун прижал ладонь к моему лбу. Его прикосновение и без травок облегчило мои муки.
   - Когда ты должен вернуться?
   - Утром. Я и так не был во дворце почти сутки.
   - Есть какие-нибудь известия о Грегоре?
   - Нет. Только предположение, что он в пустынных землях в каком-то из племён сворхов.
   - А мне снился сон из его прошлой жизни, - вспомнила я и пересказала Дариону. Мужчина выслушал, а потом почему-то спросил о другом.
   - Ты останешься жить в этом замке?
   -Да.
   - Тогда я оплету его прочной охранной сетью, чтоб ни один злобно настроенный тип сюда не проник. Здесь ты будешь в полнейшей безопасности.
   - Это всего лишь предлог, чтоб больше меня не навещать, - фыркнула я. Дарион тихо засмеялся. Кажется, я совсем забыла о первом правиле ведения разговора с мужчиной, который тебе небезразличен. Гласит же оно так: "Ни в коем случае не дай понять, что он тебе небезразличен". С другой стороны, сложно придерживаться каких-то правил, когда лежишь с этим самым мужчиной в одной постели.
   - Может и навещу, если будешь себя хорошо вести, - пообещал колдун. - А теперь спи давай. И я немного подремлю рядом.
   - А если я против?
   - Можем и не спать, - Дарион многообещающе подмигнул.
   - Да я не про сон, а про тебя рядом, - немного отстранившись, пояснила я.
   - Ни на пол, ни на кушетку я не лягу. Слишком твёрдо. А искать другую комнату среди ночи нет никакого желания, - Дариона устало зевнул для подтверждения своих слов. Я же на это демонстративно перевернулась на другой бок. Наглый колдун вновь обнял меня и придвинул к себе. "Просто очередной манёвр, чтоб успокоить тебя," - трезво сказал рассудок. Но я велела ему замолчать хотя бы до утра.
  
   28
  
   С первым лучом солнца Дарион осторожно поднялся с постели. В кои-то веки он поспал пару часов подряд. Да и продолжил бы этим заниматься, если б не неотложные дела.
   "Почему она?" - задался мужчина беспокоящим его вопросом. Итиса мирно лежала в той же позе, в которой ночью уснула. Только голова высовывалась из-под одеяла, каштановые волосы разметались по подушке. Колдун подошёл к окну и задёрнул тяжёлые шторы, чтоб яркий свет после дождевого дня не беспокоил княжну.
   "Почему именно она, - размышлял колдун, создавая охранную сеть, - оказалась рядом со мной в тот роковой вечер, когда сворхи устроили свою ловушку. Сначала она пришла ко мне просить красоты, но я отказал и зачем-то отправил Бильта шпионить за ней. Потом она пришла ещё раз, такая грозная и наивная... Ключевое слово "наивная". Не это ли меня так цепляет? Она похожа на тех детей из приюта, которые до конца отказываются верить в жестокую реальность и в итоге ломаются. Почему, ради всего святого, она не злится на меня? Я втянул её в авантюру с Академией. Из-за этого она оказалась носительницей силы Ожвэя, терпела его нападки. И всё равно каждый раз рада меня видеть, даже если пытается это скрыть. Неужели влюблена так сильно, что готова всё простить?".
   Дарион переместился на улицу. Обошёл замок по периметру. Заговорил не только пространство, но и прилегающую землю. "Заклинание мощное, но продержится не долго. От силы месяц. Нужно будет вернуться, чтоб обновить. Или это всего лишь предлог, чтоб ещё раз её навестить?" - колдун улыбнулся своим мыслям. Ещё когда они вместе сидели на берегу озера и любовались рассветом, Дариону пришлось признать, что влюблённость княжны приятна и весьма ему льстит. Не только потому, что с её помощью он мог управлять эмоциями Итисы, но и потому что это было бескорыстное чувство, возникшее вопреки логике. "То есть, мужская логика тут бессильна, - поправил себя колдун. - Возможно, с точки зрения юной девушки нет ничего неправильного в том, чтоб полюбить того, кто прямо и косвенно изменил её жизнь в худшую сторону". О том же, что он сам испытывает к Итисе, Дарион предпочитал не думать.
   Шагнув в сотворённый портал, мужчина почувствовал неладное. Кто-то его поджидал. Колдун приготовился использовать боевое заклинание, но весь его запал пропал, когда он увидел в глубоком кресле хрупкую фигурку.
   - Привет, - завидев его, девушка тут же поднялась. Невысокая, стройная. Почти не изменилась, только волосы обстригла. Светлые, чуть вьющиеся локоны спускались до плеч. В лиственно-зелёных глазах вспыхнули искорки насмешливости.
   - Что, не рад меня видеть? - немного плаксиво спросила Калисия.
   - Пока не знаю. Ты не появлялась полтора года...
   - Неужели ты не соскучился? - полукровка скорчила гримасу обиды. - Кстати, где ты провел эту ночь?
   - Милая, мы не в тех отношениях, чтоб задавать друг другу такие вопросы, - напомнил Дарион. На это девушка решительно приблизилась к мужчине, встала на цыпочки, закинула руки на плечи. Он бы мог уклониться от поцелуя, но не стал. Мягкие, полные губы Калисии принесли с собой волну воспоминаний и неожиданное отчуждение. Колдун прервал поцелуй, отстранившись назад.
   - У тебя кто-то появился, - почти разозлилась бывшая возлюбленная.
   - Мы не клялись друг другу в верности, Лиси. У меня всегда кто-то был на протяжении этих лет.
   - Я знаю! Но ты ни разу не отталкивал меня! Сейчас у тебя не одна из многих, а особенная?!
   - Странно, что ты устраиваешь мне сцены ревности, после всех твоих многочисленных любовных похождений, - Дарион усмехнулся. - Говори, что тебе нужно. Меня ждут дела.
   - Просто заглянула поздороваться. Я сейчас в столице по делам. Остановилась в трактире, ты знаешь в каком. Если надумаешь, приходи. Я, в отличие от тебя, отдавалась другим только телом. Сердце всегда будет принадлежать тебе.
   - Я бы предпочел печень. Говорят, этот орган полукровок годится на многие зелья, - вполне серьезно отозвался колдун. Калисия не удосужилась улыбнуться. Она просто исчезла. На этом она специализировалась - телепортация и порталы. Знала вдобавок несколько защитных и боевых заклинаний. Она вела кочевой образ жизни. После того, как нашла своего отца и получила от него откупные, занялась карьерой практикующего мага, предоставляя свои услуги за немалые деньги. Изредка она появлялась в жизни Дариона, они проводили вместе жаркие ночи, после чего Калисия вновь исчезала. Их любовь превратилась в дружбу, а дружба истерлась до приятельского отношения. Так считал колдун.
   - Бильт, - позвал мужчина. Голубошерстный ольф стал видимым, сорвался с одной из полок книжного шкафа.
   - Что она тут делала?
   - Ничего. Покрутилась возле зеркала, полистала пару книг. Затем села в кресло и ждала тебя, - доложил Бильт.
   - Неужели тот факт, что она явилась именно сейчас, простое совпадение? - задал риторический вопрос колдун.

***

   Оказалось, вести хозяйство не так просто, как я думала. После завтрака я погрузилась в числа. На территории бабушкиных земель имелись одно село и две деревушки. Жители занимались сельским хозяйством, ловлей рыбы и охотой. Со всего этого они платили налог: одну треть деньгами, остальное продуктами своих трудов. Из денежной части я должна была вычитать долю в государственную казну, а оставшееся делить на зарплату слугам и на содержание замка. Требовалось ежемесячно закупать масло для негаснущих ламп и другой бытовой инвентарь. В конюшне у Лоресы имелось пять лошадей, на которых давно никто никуда не выезжал. Я решила в свободное время заняться верховой ездой. Мама бы сказала, что это прошлый век. Нынче мало кто разъезжал в каретах, а уж верхом и того меньше. Я имею в виду аристократов. У тех, кто богат, водились деньги для покупок телепортирующих браслетов или же для содержания личных магов.
   Я тяжело вздохнула. Мысли о родителях отдавались болью в висках. Почему мы не были нормальной семьёй? Неужели, все из-за того, что мама и отец не любили друг друга? Но был в этом один плюс для меня: ревнивая мама вместо того, чтоб нанять для дочки гувернантку, которая бы обучила музыке и вышивке, отыскала где-то старого учителя серьёзных наук. И так в моем багаже знаний появились исчисление, история Саландара, основы философии. Не то чтобы я во всем этом преуспевала, но азов нахваталась. Обратной стороной монеты стало ещё большее непонимание между мной и остальными девочками из аристократических кругов.
   - Больше меня это не волнует, - успокоила себя я. - Вот мой новый мир. Буду вести уединенный образ жизни. Никаких светских вечеров, балов и интриг.
   Но я крупно ошиблась. Оставить меня в покое не входило в мамины планы.
   Восьмой день после похорон. Я сходила к фамильному склепу, отнесла аккуратный букет последних цветов этого года, который составил наш садовник. Непрошеные слезы катились из глаз. Я пыталась укрыться от горечи в новых заботах, но утрата ещё слишком остро напоминала о себе. Когда вернулась в замок, то застала в холле нежданного гостя.
   - Добрый день, - поздоровался он и даже слегка наклонился.
   - Добрый, - сухо поприветствовала я Луцея. Мамин личный маг вновь поклонился.
   - Соболезную твоему горю.
   - И?
   - Нейли прости тебя появиться во дворце. Завтра состоится выбор принцем невесты. Для твоей мамы это очень важно.
   - А для меня - нет.
   - Тебе ведь ничего не стоит дня три ради матери поприсутствовать при этом фарсе. Ты можешь сделать вид, что приняла участие в отборе. Я знаю суть конкурса. Это обычная лотерея. Принц не вытащит бумажки с твоим именем, если ты не положишь её в специальную урну. Все просто. Ты ничем не рискуешь, а вот Нейли порадуется...
   - До того момента, пока не станет ясно, что будущая королева не я, - продолжила я с иронией.
   - Это уже другой вопрос. Она утешится тем, что ты хотя бы попыталась. Если же нет - это разобьет ей сердце.
   Я призадумалась. Была в словах мужчины своя логика. К тому же во дворце я могла встретиться с Дарионом. Эта мысль сыграла решающую роль.
  
   - Последний раз такой отбор проводился сто лет назад прадедом Иорха, - вдохновенно рассказывала мама. - И королева решила всё воспроизвести по давним традициям, так что и наряды у нас будут соответствующие. Я заказала для тебя несколько платьев, можешь не благодарить. Так вот, расскажу тебе суть сегодняшнего вечера. Я прочла пару книг на эту тему, чтобы ты не оплошала. Набралось сорок две претендентки на роль жены принца - незамужних барышень от восемнадцати до двадцати одного года. Все вы сегодня опустите в опечатанную урну карточку со своим именем. А послезавтра урну вскроют и Ваел на торжественном балу, не глядя, вытащит одну. Чьё имя будет написано, на той он и женится. Разве не здорово?
   - Нет, - честно призналась я.
   - Между прочим, раньше монархи так только себе жён и выбирали. И какой же Ваел молодец, что обратился к обычаям своих предков. Ладно, разговоры в сторону, скоро принесут платья.
   Я, конечно, видела на картинах, какие в прошлом веке носили наряды, но даже не думала, что это так сложно и неудобно. Нынешние блузы и прямые юбки в пол нравились мне куда больше, чем то, что мама с горничной Мизой на меня надели. Из-за утягивающего корсета было трудно дышать, а грудь поднялась вверх, слишком откровенно оголившись.
   - Так и должно быть, - успокаивала меня мама. Я отошла от зеркала и хотела присесть, на что родительница чуть ли не заругалась. Оказывается, огромную, пышную юбку, под которой скрывалась конструкция из обручей, было легко помять. Так я и стояла, слегка озябнув из-за отсутствия рукавов и слишком глубокого выреза. Мама с Мизой ходили около меня кругами и восхищённо вздыхали. Княгиня Нейли Осенская и сама облачилась в платье древней моды, но более скромное и изящное, чем моё синее облако.
   К назначенному часу мы явились в один из торжественных залов дворца. Зрители рассредоточились вдоль стен, потенциальные невесты же остались топтаться у входа. Я нашла взглядом Унеру Полтаскую. Красное платье с золотистой вышивкой выделяло девушку. Она была первой в очереди.
   - Приветствую собравшихся, - выйдя в центр зала, взяла слово королева Эжель. - Надеюсь, все вы понимаете важность сегодняшнего мероприятия. Мой сын, наследник трона, путём обряда наших предшественников избёрет себе в жёны одну из числа достойнейших представительниц высшего общества. Полагаю, мы можем начинать!
   Раздалось дружное хлопанье в ладоши. Затем из-за штор в противоположном конце зала вышел принц. Рядом с ним возник слуга с серебряным подносом. Первой к Ваелу направилась Унера. Когда она поравнялась с наследником, он что-то ей сказал, взял с плоского блюда белую карточку и передал княжне. Она скрылась за теми же шторами, вернулась оттуда спустя минуту и присоединилась к зрителям. Эта же история повторилась со следующей претенденткой. Я же лихорадочно соображала, куда девать карточку. Засунуть в вырез платья? Может выпасть (грудь-то там еле держится). Разорвать и проглотить? Ненароком подавлюсь...
   За раздумьями я не заметила, как осталась одна. Только по пристальному вниманию и слишком неестественной тишине поняла, что что-то не так. Оказывается, принц ждал меня. Я поборола желание развернуться и покинуть зал. А что? Получилось бы эффектно. Приподнимая тяжёлую юбку, я всё же пошла вперёд. Ваел в фиолетовом камзоле, голубой рубахе и чёрных суженных брюках выглядел сказочно. Русые волосы были зачёсаны назад, хотя одна прядь от чёлки и выбилась на лоб. Васильковые глаза под тонкими бровями изучали меня. У меня от этого румянцем вспыхнули щёки. Стало стыдно перед принцем за предстоящий маленький обман.
   - Княжна Итиса, рад Вас видеть, - церемониально произнёс мужчина. Он взял с блюда карточку и протянул мне. На белоснежной плотной бумаге чёрными буквами значилось моё имя. Я приняла прямоугольник и поспешила спрятаться от множества глаз за плотными шторами, которые скрывали собой полукруглую нишу. Мама сказала, что уединение даётся для того, чтобы претендентки могли помолиться наудачу или поцеловать свою карточку, или ещё чего придумать, лишь бы в итоге стать королевой. Мне же требовался противоположный результат.
   Шарообразная узорчатая урна со срезанной верхушкой стояла на кубической тумбе. В плоской крышке сосуда имелось узкое отверстие для карточки, но я не опустила свою туда. Присев на колени, я запихнула бумажный билет в королевы в щель между тумбой и полом. Убедившись, что даже краешка не видно, я встала, расправила, как могла, подол и вернулась в зал со счастливой улыбкой на лице. Но вечер на этом не закончился. Заиграла музыка, замелькали слуги, разносящие закуски и выпивку. Аристократы ожили, понеслись разговоры, зазвучал смех. Ко мне подошли принцесса Сэнэя и князь Шен. То, как он держал её под локоть, говорило о многом. Видимо, очень хорошо утешил королевскую дочь после превращения Грегора в монстра.
   - Итиса, поверишь, нет, но я тебя сегодня сначала не узнала, - пролепетала Сэнэя. - Что ты с собой сделала? Так разительно переменилась с дур..., - принцесса осеклась, поняв, что забыла про такт.
   - С дурнушки? - услужливо подсказала я.
   - Уверен, моя сестра не это хотела сказать, - вклинился в наш разговор Ваел. - Ни у кого бы язык не повернулся назвать Вас так.
   - Вот именно, - подтвердила Сэнэя, после чего Шен отвёл её к другим важным персонам.
   - Потанцуем? - предложил принц.
   - Никто ведь не танцует, - заметила я. Люди просто прохаживались по залу, либо стояли на одном месте.
   - И я ужасно неуклюжа в этом платье, - добавила я. Принц шутки не оценил, лишь настойчиво протянул руку. Я, сдержав горестный вздох, вложила свою ладонь в его. Музыканты будто этого и ждали. Мелодия изменила свой плавный ход на ритмичный темп. Присутствующие вновь сдвинулись к стенам. Принц повёл, мы закружились. Я не могла смотреть в его глаза, слишком холодными они казались в этот вечер. Я скользила взглядом по собравшимся. В один момент мне почудилось, что я увидела седую шевелюру королевского колдуна. От этого и сердце забилось быстрей, и волнение накатило. Я сбилась с шага. Удерживая меня от неминуемой запинки, Ваел прижал меня к себе крепче, чем следует и буквально оторвал от пола, сделал поворот и опустил вновь. На этом танец закончился.
   - Предупреждала ведь, что неуклюжа, - вырвалось у меня.
   - Это была моя вина, - ответил Ваел словами истинного блюстителя этикета. Да, если б он знал, что карточки с моим именем нет в урне, то, несомненно, порадовался бы.
  
   Утро нового дня я встретила с плохим настроением. Почему-то мне хотелось скорей вернуться в бабушкин замок. Там царили уют и спокойствие, во дворце же всё кишело интригами и сплетнями. За завтраком мама охотно ими со мной делилась.
   - Кстати, завтра на балу будет присутствовать и твой отец, - как бы между прочим вставила мама.
   - Познакомишь его с Луцеем? - полюбопытствовала я.
   - Неплохая идея, - неожиданно мама не обиделась, а улыбнулась. - Представляю, как Зарян оторопеет. Он думает, только ему позволено наслаждаться жизнью.
   - Мам, почему тебя не было на похоронах Лоресы? - сменила я тему на более для меня важную.
   - Я... я испугалась, - Нейли Осенская передёрнула плечами. - Мать твоего отца была необычной женщиной, но мы так и не сумели сблизиться. Я испугалась раскаяния, которое бы неминуемо меня настигло. Кстати, Зарян очень негодовал, что Лореса оставила землю и замок тебе по прямому завещанию. У него были планы на эту территорию.
   Часы от завтрака до обеда и от обеда до ужина я провела в компании остальных молодых аристократов. Мы то гуляли по саду, то музицировали, то пили чай. Честно сказать, я уже отвыкла от подобных мероприятий. Меня и раньше они раздражали, теперь же я не могла дождаться окончания дня.
   Не успела я порадоваться тому, что хотя бы Ваел сегодня не расточает своё внимание на меня, как он опустился на кушетку рядом со мной.
   - Не скучаешь? - тихо спросил он. Как часто бывало, в подобные "развлекательные" дни мы перешли на "ты".
   - Нет, - неубедительно соврала я.
   - Может, партию в карточки и фишки? - предложил молодой мужчина. Я оживилась. Это занятие действительно могло принести хоть какое-то удовольствие. Мы заняли места за столиком, на котором лежала расчерченная доска. Ваел предоставил мне выбрать фишки, я предпочла зелёные, ему достались синие. Игра началась и затянулась почти на два часа. С попеременным успехом мы с принцем отвоёвывали друг у друга карточки, позволяющие продвигаться на половину противника. Я тщательно продумывала ходы, но Ваел словно предвидел их. Вокруг нашего столика столпились остальные молодые князья и княгини. Сначала они о чём-то перешёптывались, а к концу чуть ли не кричали. Ваел лидировал, он вытеснил с поля пять моих фишек, он чувствовал вкус победы, поэтому пропустил момент, когда его главная карта оказалась открытой.
   - Непростительно для монарха, - пробормотала я себе под нос, после чего накрыла карточку принца своей с надписью "разгром". Улыбка застыла на лице Ваела. Вокруг воцарилось молчание.
   - Итиса выиграла, - сказал кто-то за моим плечом.
   - К этому всё и шло, - добавил другой голос.
   - Чистая случайность, - попыталась оправдаться я.
   - Да какая же случайность? - усмехнулся Ваел. - Я купился на уловку с поддаванием, вот и поплатился. С тобой следует быть осторожным.
   А после всеобщего, шумного ужина я отправилась туда, откуда началась моя жизнь развесёлая - в подвальные апартаменты Дариона. Ведь я и во дворец прибыла с целью колдуна повидать, только вот он всё никак не виделся мне. Преодолев бессчетное число лестниц и ступеней, я добралась до широкой заострённой двери. Постучала.
   - Входи, - раздалось в ответ. К моему удивлению, Дарион был не один. Свесив ноги вниз, на краю стола сидела беловолосая девушка с правильными чертами лица. Завидев меня, она спрыгнула на пол.
   - Итиса, что-то случилось? - сухо спросил колдун. Я пропустила вопрос мимо ушей. Калисия сейчас интересовала меня сильней всего на свете, а точнее то, что она здесь делает.
   - Вспомни о манерах, милый, - укоризненно выдала полукровка, - познакомь нас.
   - Зачем?
   - Да ну тебя, - девушка решительно шагнула в мою сторону и протянула руку. - Калисия.
   Я пожала её тонкие длинные пальцы, промямлив в ответ своё имя. Полукровка долгие секунды не выпускала мою ладонь из своей, будто о чём-то задумавшись.
   - Ты уже собиралась отбывать, - неделикатно напомнил Дарион. Я сначала испугалась, что он это мне говорит.
   - Какой ты вредный последнее время, - Калисия отстранилась от меня. - Рада была познакомиться. До свидания!
   Полукровка исчезла, а напряжение, зависшее в воздухе, осталось.
   - Чем обязан твоему визиту? - нарушил тишину колдун.
   - Хотела проконсультироваться насчёт одной вещи, - я на ходу сочиняла предлог, - может ли принц каким-то образом узнать, в опечатанной урне меньше карточек, чем должно быть?
   Дарион нахмурился, затем в серых глазах мелькнуло что-то похожее на облегчение.
   - Вряд ли, только если пересчитает после вскрытия. А вообще этим обрядом занимается другой маг. У меня более важные дела...
   - Видела я твои "дела", - не сдержалась я. - Довольно симпатичные, от таких сложно отвлечься.
   - Калисия моя бывшая любовь. Когда-то мы были необходимы друг другу, - неожиданно высказался мужчина. - Теперь она изредка заглядывает в гости.
   - Я узнала, что хотела. Пожалуй, пойду, - смутилась я. Минуту назад я совсем не скрывала своей ревности. Разве можно так себя вести?
   - Не торопись. Раз уж ты здесь, давай проверим твою ауру, - Дарион отошёл к шкафу, распахнул нижние дверцы и извлёк оттуда уже знакомый мне ларец.
   - Думаешь, что-то изменилось?
   - Узнаем, - мужчина поставил ларец на пол и откинул крышку. Облако тумана окутало меня. Когда я вышагнула из него и обернулась, то и сама увидела изменения. Серый контур магических способностей остался прежним, а вот золотистых признаков влюблённости прибавилось настолько, что и красноты почти не было видно. В центре же чернота Грегоровой силы то сжималась, то расширялась с невероятной быстротой. Я непроизвольно прижала ладонь к груди. Страшно было представить, что внутри меня бьётся это инородное сердце.
   - Ну, что я могу сказать. Твоя любовь спасает тебе жизнь. Она сдерживает бушующую энергию Грегора, которой требуется, чтоб хозяин был рядом, - непонятным мне голосом выдал Дарион, после чего захлопнул крышку ларца. - Я ведь предполагал, что если Ожвэй не будет использовать свою силу, то она нанесёт тебе вред. К счастью, в твоей жизни появился кто-то, кто вызвал такие бурные чувства.
   - Замечательно, - согласилась я, водя носком туфли по плитам пола. Сомнений не было, Дарион прекрасно знал, что этот "кто-то" он и есть. И мне захотелось его в этом разубедить. Так велела проснувшаяся вдруг вредность.
   - Как жаль, что любимый мой сейчас далеко, - грустно вздохнула я. Дарион, стоящий ко мне спиной у шкафа, резко крутанулся на месте и подозрительно на меня посмотрел.
   - Что поделать, межрасовые браки не в почёте, а я бы так мечтала стать женой русала, - с горечью добавила я. Все бы плохие актрисы аплодировали мне стоя. А вот колдун чуть не упал. Так ему и надо. Меньше зазнаваться будет.
   - Слушай, а почему именно подвал? - как ни в чём не бывало, перевела я разговор на другую тему. - Во дворце столько комнат и разных помещений, почему ты выбрал именно подвал?
   - Здесь спокойно... было до некоторых пор, - укоризненно ответил мужчина. - И есть свои секреты.
   - Какие?
   - Иди за мной, - позвал Дарион. Через вторую дверь, за которой я рассчитывала увидеть спальню, мы вышли в узкий коридор. Подвешенные к потолку масляные лампы прекрасно его освещали. По бокам имелись ещё двери, но мужчина миновал их. Шёл он быстро. Я торопливо семенила за ним. Вскоре я поняла, что под дворцом целый лабиринт ходов. Колдун без раздумий поворачивал на развилках, уводя меня всё дальше от остального мира. В итоге мы забрели в тупик. Пока я подбирала едкие словечки для замечания, Дарион поочерёдно нажал на некоторые кирпичи. Я так и не успела ничего сказать. Стена отъехала в сторону, являя нам прямоугольную нишу, обшитую деревянными панелями.
   - Прошу, - Дарион сделал приглашающий жест. Я зашла внутрь. Мужчина встал рядом. Стена вернулась на своё место, замуровывая нас в тесном пространстве. И опять же я не успела запаниковать, как пол под ногами стал опускаться, увлекая нас всё глубже под землю.
   - А просто телепортироваться было нельзя? Или портал сотворить? Кстати, в чём разница между первым и вторым? - нарушая чрезмерную тишину, посыпала я вопросами.
   - Преодолеть весь путь от начала до конца намного интересней. Телепортация - это мгновенный перенос из одного места в другое, а портал - это заранее созданная прореха в пространстве, что является более надёжным видом перемещения, хоть и сложней в исполнении, - поочерёдно ответил Дарион. Я вспомнила, что из ловушки сворхов колдун собирался спастись именно через портал, что в свою очередь сыграло с нами злую шутку.
   - В мире Посмертия ты сказал, что сворхи хотят тебе отомстить. За что?
   Дарион навалился на стену. Я поняла, что движется не только пол, но и вся ниша, словно мы опускались в каком-то большом коробе.
   - Ты уже знаешь, что я был в плену у сворхов. Провёл там несколько лет в рабстве в качестве безвольной куклы, которая занималась для них магией. Сознание моё подавлялось с помощью специального зелья, которое подмешивали в еду, поэтому я практически не помню четыре года своей жизни. Но мне удалось освободиться, причём я не просто бежал, а практически разгромил то поселение, в котором находился на тот момент, и освободил многих рабов. Это первая причина для их мести. А вторая... Став королевским колдуном, я завёл знакомства со многими влиятельными людьми в различных государственных комитетах. Теперь приюты находятся под особым контролем. Те, кто уличён в торговле детьми, наказаны. Поток рабов из Аянги в пустынные земли резко сократился.
   - Так вот почему ты на протяжении девяти лет занимаешь эту должность и терпишь ненавистных тебе аристократов, - озвучила я свою догадку. Колдун промолчал, окинув меня странным взглядом. В это время движение прекратилось. Одна деревянная панель отъехала в сторону. Мы вышли. Вид, от которого захватило дух, открылся мне. Узкий каменный мостик пересекал подземную пещеру, свод которой был усыпан сверкающими кристаллами. Стены мерцали белыми огоньками, а внизу стелилась пурпурная гладь. Я сделала несколько шагов вперёд, озираясь по сторонам. Аромат приятных сочетаний наполнял воздух.
   - Дворец называется "Радость Богов" не просто так. Есть легенда, что именно в этой пещере Еванс и Адея узнали, что предназначены друг другу.
   - "...и нашли они друг друга в ярких водах бытия", - процитировала я строчку из священного писания. - Как это понимать?
   - Видишь, в этом месте от мостика вниз уходят ступени. Спустись по ним и сама всё узнаешь, - предложил колдун. Я отрицательно помотала головой. Погружаться в плотную на вид субстанцию не было никакого желания.
   - Что за трусость, Итиса? - усмехнулся мужчина. - Я пойду первым.
   Дарион уверенно поставил ногу на верхнюю чуть видимую ступень. Немедля он погрузился в пурпурные воды. Скрепя сердце, я последовала за ним. Странно, но то, что я приняла за жидкость, совсем не ощущалось. Казалось, что это очень плотный туман, в котором абсолютно ничего не видно, даже собственной поднесённой к лицу руки. Лестница кончилась, и я попыталась позвать Дариона, но не услышала своего голоса. Я повернулась на месте, занесла ногу, но не обнаружила ступеней там, где они только что были. Я пожалела, что послушала колдуна. Происходило в этом месте нечто странное и мне непонятное. Дабы не свихнуться, я побрела вперёд. Глаза пришлось закрыть, так как от яркого цвета закружилась голова.
   "Найдёшь колдуна, не забудь его стукнуть, - посоветовал внутренний голос, - он давно напрашивался".
   Абсолютно согласна. А ещё лучше покусаю и ущипну! И...
   Мои кровожадные планы мести прервались, когда я врезалась во что-то твёрдое. Оказывается, я дошла до стены. Она и здесь мерцала белыми огоньками, как на поверхности. Внезапно эти огоньки пришли в движение, они отделились от стены, закружились вокруг меня. Их свет прогонял туман. Скоро вокруг меня образовалось прозрачное пространство. Оно плавно соединилось с тем, что расчистили огоньки Дариона. Мы с колдуном будто стояли в двух противоположных концах одного туннеля из пурпурной эфемерности. Мужчина первым пошёл мне навстречу, я направилась к нему.
   - Дарион, что происходит? Как нам выбраться отсюда? Ты знаешь, где лестница и...
   Колдун не дал мне закончить. Он склонился и поцеловал меня. А я с такой готовностью ответила на поцелуй, что моя легенда о любимом русале уплыла восвояси. А потом и голова закружилась, и ноги подогнулись, но Дарион придерживал за плечи и продолжал целовать. Это было апогеем моего счастья. Даже слёзы потекли из-под опущенных век.
   Внезапно раздался хлопок. Меня отбросило в сторону. Я впечаталась в стену, сползла на пол. Из чудесной пещеры меня переместило в кабинет Дариона. Колдун и сам оказался здесь, он налетел спиной на стол.
   - Что это было? - испуганно спросила я.
   - То самое, Итиса, - мужчина пересёк комнату и помог мне подняться. Взлохмаченные волосы придавали его виду особую трагичность. - Мы отыскали друг друга в водах бытия, но после этого нас вышвырнуло оттуда. Вывод очевиден: мы предназначены друг другу, но нам не суждено быть вместе.
   - Бред какой-то, - отмахнулась я. В голове не укладывалось, что Дарион может быть мне предназначен. Ладно я влюблена по уши, но он-то с чего будет моим?
   - Не сильно ты и огорчилась, - упер руки в бока мужчина.
   - А для тебя это важно?
   Словно по давней привычке, колдун ответил на мой вопрос поцелуем. Нежно коснулся губ и отстранился.
   - Кажется, важно.
   - Точно? - это я уже специально. Поцелуй повторился.
   - Точно.
   Вот тут меня едва не располовинило. Так сказать, и счастье, и горе пожаловали одновременно. Поджидающие в будущем ужасы пугали, но происходящее сейчас возносило до вершин блаженства.
   - Так, Итиса Осенская, подойдите сюда, - позвал Дарион. Оказывается, он опустился в кресло. Взяв меня за руку, он притянул меня к себе на колени. Я прислонила голову к его груди.
   - Всё решаемо, - пробормотал колдун, водя пальцами по моей спине, - только нужно найти правильный подход к проблеме.
   Я с грустью осознала, что никакого правильного подхода не существует, но не стала говорить этого вслух, наслаждаясь моментом.
  
   29
  
   Никогда колдун не допускал мысли, что его спутницей жизни станет аристократка. Эту категорию людей он презирал. Он считал их безнадёжно потерянными, оторванными от реальности. Они давно спихнули выполнение важных обязанностей на комитеты, а сами беспечно радовались жизни. Конечно, встречались и те, кто избрал иной путь. Дарион был знаком с несколькими влиятельными мужами из древних родов, которые редко развлекались, отдавая себя служению королю или же приумножению своих богатств. К последним относился отец Итисы.
   - Бильт, я в растерянности. Теперь я точно не знаю, что делать, - запустив пальцы в волосы, пожаловался Дарион. Ольф пролетел через комнату и опустился другу на колено. Маленькое создание было бы и радо помочь человеку, но не знало как.
   - Зачем ты пошёл с ней в ту пещеру? - тихо спросил Бильт.
   - Устал отрицать очевидное. Хотел себе доказать, что Итиса весьма мне дорога. Доказал, а как теперь с этим жить, не знаю. Во-первых, она благородных кровей, а я безродный подкидыш. Во-вторых, от меня одни неприятности, а ей нужна спокойная жизнь. Если не суждено быть вместе, значит пусть так и будет.
   - И ты даже не попробуешь побороться за ваше счастье? - удивился Бильт. Он привык видеть колдуна уверенным в себе и добивающимся успеха в любом деле.
   - Для Итисы так будет лучше. По крайней мере, до тех пор, пока я не избавлюсь от Грегора.
   - Ты скажешь ей?
   - Нет. Не сейчас. После сегодняшнего бала она вернётся домой, в защищённый замок, а я найду Грегора и...
   - Убивать его нельзя, это скажется на Итисе, - подсказал ольф.
   - Не убью. Зелье беспробудного сна - вот что я использую.
   - Ты не справишься один. Сворхи будут наготове. Если Грегор для них божественен, они пойдут за него до конца.
   - Что ж, надеюсь, их конец наступит раньше, чем мой, - усмехнулся Дарион. Думать о врагах и их уничтожении было проще, чем о любви, которая пугала и требовала мужества пойти наперекор судьбе.
  

***

   Перед балом мама с Мизой опять устроили мне пыточные переодевания. Сегодня меня запихнули в кремовое платье с ажурной вышивкой на лифе и по краю пышной юбки. В высокую причёску засунули десяток шпилек с жемчужинами, в уши серьги с ними же, на шею повесили нить белоснежного жемчуга. Я сама себе напомнила фарфоровую куклу с чёрными глазами, вздёрнутым носом и пухлой верхней губой. На лице отражались печали, которое хранило сердце. Я бы всё отдала, чтобы провести этот вечер не на балу, а в компании колдуна.
   - Скоро мы узнаем, кто невеста, - приговаривала мама. - Возможно, ею будешь ты!
   Нет. Не я. Только это и радовало в предстоящем мероприятии, что я лишена всякого риска оказаться избранницей Ваела.
   В одном из самых старинных залов дворца состоялся бал. Под высоким потолком плавали сами по себе живые огоньки, колонны и стены были оплетены цветущей лозой. Принц в костюме зелёных оттенков сегодня походил на прекрасного эльфа. Он поочередно протанцевал с претендентками. Пока длилась наша партия, мы не сказали друг другу ни слова. Каждого одолевали свои заботы. Взгляд Ваела то и дело обращался к невысокому постаменту, где на изящной подставке ждала своего часа урна. Я же углядела фигуру в коричневом камзоле за одной из колонн. Как только танец кончился, я направилась туда. Уж на кого-кого, а на эльфа Дарион точно не походил. Не доставало чертам его лица утончённости, были они слишком резкими, хоть и правильными. Я не удержалась и провела кончиками пальцев от виска мужчины по щеке к подбородку. Колдун перехватил мою руку.
   - Тебя не волнует, что нас могут увидеть? - почти строго спросил он.
   - Нет. Сейчас Ваел танцует очередной танец, все поглощены этим зрелищем, - беспечно ответила я.
   - Зря. Я бы весь вечер смотрел только на тебя, - выдал Дарион. Я улыбнулась, хоть смущение и вспыхнуло румянцем. Мне ведь никто никогда не делал комплиментов.
   - Это всё заслуга зелья, - пробормотала я. Мужчина несколько раз цыкнул языком, выражая своё недовольство.
   - Лучше не напоминай мне про то зелье, - с угрозой попросил он, - а то возникает желание тебя наказать.
   Колдун резко отпрянул к стене, раздвинул висящие зелёные стебли и увлёк меня за собой. Тайный альков освещался парой подвесных ламп. Обивка широкой, низкой скамьи поблёкла от старости. Видимо, давно сюда никто не заглядывал.
   - И зачем мы здесь?
   - Избегаем огласки. Это ведь из ряда вон выходящее событие - знатная княжна чуть ли не висит на шее у колдуна, - с нотками нравоучения пояснил Дарион. - Высшее общество не терпит отхождений от правил, потому что все привыкли грешить тайно. Открытое неповиновение сродни насмешке.
   - И что нам всегда прятаться? - нахмурилась я. И так никакого радужного будущего не предвиделось, а тут ещё и глупый этикет соблюдать нужно.
   - Об этом я и хотел поговорить, - мужчина смотрел мне в глаза, сжимал мою ладонь, - но для начала...
   Он поцеловал меня. Мягко, будто за что-то извиняясь. Я приготовилась к худшему. В это время вокруг стало очень тихо. Потом будто сквозь толщу воды моего слуха достиг голос королевы.
   - Прошу милых барышень подойти...
   - Тебе пора, - Дарион отстранился от меня. - Закончим разговор позже.
   Я нехотя выскользнула из его объятий, раздвинула живой занавес и присоединилась к присутствующим. Протиснувшись вперёд, я пристроилась за последним нестройным рядом из пяти девушек. Ваел поднялся на постамент. Гробовая тишина воцарилась под сводами дворца. Принц прижал ладонь к плоской верхушке урны, отчего по узору пробежалось алое свечение. Так наследник короля снял магическую печать, после чего отложил в сторону крышку. Глядя поверх голов собравшихся, Ваел опустил руку внутрь сосуда и спустя несколько секунд извлёк оттуда белую карточку. Медленно он поднёс её к своим глазам. Народ замер, ожидая узнать ответ на главный вопрос последних дней. Губы принца дрогнули. Абсолютно бесстрастно он произнёс:
   - Итиса Осенская.
   Раздался глухой звук удара. Кажется, это Унера Полтаская упала в обморок. Я была готова последовать её примеру. Мысли лихорадочным хороводом кружили голову.
   - Это ошибка, - беспомощно промямлила я, но никто меня не услышал. Принц уже спустился со ступеней постамента, передал карточку своей матери, которая показала её ещё нескольким особам. Взгляды множества глаз обратились на меня. Ваел двинулся в мою сторону. Жаждущие его внимания девушки молчаливо расступились.
   - Итиса, ты согласна стать моей женой? - ровно, без запинок спросил принц, остановившись в метре от меня.
   - Я... я подумаю, - задыхаясь, ответила я. Единый возглас удивления повис в воздухе. Конечно, со стороны я выглядела неслыханной нахалкой. Это ж надо ответить такое принцу, после того, как он по всем правилам достал карточку именно с твоим именем. Кто мне теперь поверит, что не я положила её в урну!
   - Подумай, - великодушно позволил принц. - До завтрашнего утра.
  
   Непривычно было видеть родителей вместе, да ещё и объединённых одной целью - убедить меня выйти замуж за Ваела. Как только я вернулась в свои покои, они нагрянули следом.
   - Что значит твоё "я подумаю"? - грозно поинтересовался отец. - Ты должна была сказать "да"! Что за дешёвые капризы?
   - Завтра я отвечу "нет", - высказала я своё намерение. - Я не хочу! Не собираюсь быть королевой! Я выйду замуж по любви!
   - Ты забила голову ерундой. Никакая любовь не сможет сделать того, что подчинено власти и деньгам, - поглаживая бороду, размеренно отчеканил князь Зарян Осенский. - Завтра ты примешь предложение принца, иначе выставишь посмешищем не только себя, но и нас с матерью. Если откажешься, пеняй на себя. Я лишу тебя приданного и титула. Ты станешь никем.
   Он ушёл, не выслушав моего негодования. Я поверить не могла, что он способен так поступить с единственной дочерью.
   - Что на тебя нашло? - усадив меня на кушетку, спросила мама. - Разве ты не хотела стать женой Ваела? Разве ты не влюблена в него?
   - Нет, нет, нет! Моя детская влюблённость давно прошла. Мы с принцем далеки, как огонь и вода. Я не могу стать его женой. Ты же должна меня понять, мама. Жить без любви невыносимо...
   - Всё выносимо, - печально опровергла родительница мои слова. - Можно ненавидеть мужа, но терпеть все его выходки. Пойми, любимый мужчина и супруг редко оказываются одним и тем же человеком. Соболезную твоему горю, но и поддержать твой отказ от брака с принцем не могу. Ведь этим ты подпишешь себе приговор на изгнание из высшего общества.
   А вот как раз это самое высшее общество мне и не нужно. Я едва не рассмеялась, как безумная. Мама ушла, посчитав, что я приняла её точку зрения. Я же ждала ещё одного гостя, который бы подкрепил уверенность в том, что я справлюсь со всеми невзгодами.
   Дарион явился в полночь. Я едва успела самостоятельно выбраться из надоевшего платья и натянула свободный халат. Мрачный, угрюмый колдун метал глазами молнии. Создалось впечатление, что он за что-то злится на меня.
   - Я не...
   - И что с того? - мужчина прервал мою попытку оправдаться. - Даже если не ты сунула эту дурацкую карточку в урну, расклада это не меняет. Ты выйдешь замуж за принца.
   Я опешила. Очередной раз за сегодняшний вечер.
   - Не верю, что у тебя хватит духа отказать. А так ты получишь защищённость от Грегора, да и вообще заживёшь припеваючи, будучи женой Ваела. Вот оно пресловутое расхождение наших судеб. Я - тень. Ты - королева. Это идеальный исход для всех. Лучше и не придумать. Доброй ночи, княжна! Простите за все вольности, которые допускал по отношению к Вам! Отныне такого не повторится, - огорошив меня своей тирадой, Дарион исчез. И ради кого мне становится изгоем общества? Ради человека, который даже не способен поверить в меня? Видимо, не зря воды бытия предрекли нам разлуку.
   Я вытерла скупые слёзы. Раз Дарион считает, что я должна покориться судьбе, я покорюсь.
  

***

   Колдун прислонился к стене в коридоре рядом с дверью в комнаты Итисы. Закрыл глаза, сжал ладони в кулаки. Сердце гулкими ударами отмеряло начало новой жизни, в которой он будет вечно ненавидеть себя. За то, что причинил ей боль. За то, что не поддержал, а подтолкнул к роковому шагу. За то, что вновь расчётливо воздействовал на неё.
   - Так будет лучше, - как некое заклинание прошептал Дарион. Забавное слово "лучше". Обычно, оно является зеркальным отражением "хуже", но мужчина прогнал эту мысль. "Куда уж хуже?", - ухмыльнулся колдун, хотя прекрасно понимал, что всегда есть куда.
  

***

   Не знаю, как я пережила эту ночь. Спать не могла. И думать ни о чём не хотелось. Само собой из памяти вернулось пророчество Кьяры.
   "Ты будешь страдать. Прольется много слез. Замужество не спасет тебя. Он погубит тебя. Берегись! Никому нельзя доверять. Тот, кто тебя полюбит, принесет себя в жертву. Иначе конец всему. Но выбор за тобой, кто станет жертвой - он или ты!".
   Слишком туманное. Одно лишь замужество обрело значимость и реальность. Только вот меня оно не спасёт. Да ещё и погубить кто-то может бедную княжну.
   Но если я безразлична Дариону, имеет ли значение дальнейшая жизнь?
   "Нет! Нет! Нет! - кричала истеричная часть девичьей натуры. - Пусть он пожалеет, какое сокровище упустил!".
   "Имеет, - противился рассудок, - и принц не плохой кандидат для того, чтоб начать всё заново без иномирцев, предателей крыланов и вредных колдунов".
  
   Благо, утром я и Ваел встретились наедине. Служанка проводила меня для завтрака на закрытую террасу. Мужчина поднялся, завидев меня. Выглядел он как всегда безупречно. Светлый костюм, свежий блеск кожи. Я же намеренно облачилась в чёрное платье с рукавами и стоячим воротничком, цвет которого подчёркивал круги под глазами.
   - Чай, кофе, сок? - вежливо перечислил Ваел.
   - Вино? - с надеждой спросила я.
   - Кто ж начинает день с алкоголя? - принц вздёрнул тонкие брови.
   - У нас есть повод. Отпразднуем предстоящую свадьбу, - нашла я оправдание.
   - Так ты согласна?
   - Разумеется. Но вынуждена предупредить, счастья это брак никому не принесёт.
   - Если бы я искал счастья, то не стал бы выбирать невесту наугад, - равнодушно заметил Ваел. - И всё же, что будешь пить? Если официальная часть нашей встречи решена, то перейдём непосредственно к завтраку.
  
   30
  
   Я морально готовилась к жизни в роли жены принца: лежала на постели второй день и хандрила. Сознание мучил один вопрос: "Как карточка с моим именем оказалась в урне?". Кто-то ведь её туда сунул. Подозреваемых у меня было двое. Либо Дарион, либо мамин личный маг. Только они знали, что я блефую. Доверия не вызывал ни первый, ни второй. Вообще доверять кому-либо я теперь не могла, и это мучило мою наивную натуру. Хотелось иметь друга и соратника. Грусть-тоска по Лоресе острыми иглами впивалась в сердце. Я мечтала вернуться в ее замок. Я намеревалась предложить принцу сделку: он отпускает меня жить в бабушкину вотчину, я за это не мешаюсь ему под ногами. Вряд ли он жаждет каждое утро просыпаться со мной в одной кровати. Пусть кого хочет в эту самую кровать укладывает, я не ревнивая.
   - Я трусливая, - пробормотала я вслух. - Нужно было отказать ему, невзирая на предателей-родителей и эгоиста-колдуна.
   Так или иначе, думы мои сводились к Дариону. Я вспоминала, как он меня целовал и плакала. Нагрянувшая в мои покои мама посчитала эти слезы слезами счастья. Она радовалась предстоящей свадьбе и никак не желала понять, что именно меня не устраивает.
   - Почему ты здесь заперлась?- вопрошала княгиня Осенская.- Сходила бы погуляла, пообщалась с принцем. Все только и обсуждают твое затворничество.
   - Передай всем, что я прощаюсь с беззаботной юностью, - отозвалась я, хотя позже вечером и воспользовалась маминым советом сходить прогуляться. Удачно велев гордости заткнуться, я пошла в подвальное царствие королевского колдуна. Постучала и, не дождавшись ответа, зашла внутрь.
   - Его здесь нет, - сообщил мне невидимый собеседник.
   - Здравствуй, Бильт. А где он? - настойчиво спросила я. Ольф материализовался, зависнув посреди комнаты.
   - Рядом, в своей мастерской, - охотно сообщил Бильт. - Пройди через эту дверь, прямо по коридору, слева увидишь узкий проход. Только не говори, что это я тебе сказал.
   Я заверила ольфа в своем молчании и последовала по указанному пути. Мастерская колдуна представляла собой огромный зал с длинными столами, многочисленными шкафами и механизмами. Сам седовласый стоял ко мне спиной возле сооружения из трубочек и прозрачных колбочек. Разноцветные жидкости плескались в них.
   - Ты заблудилась? - не поворачиваясь спросил Дарион. Я обреченно вздохнула. Думала, он не слышал моего прихода.
   - Нет. Я пришла спросить, не ты ли подложил карточку с моим именем к другим?
   Его колдовское величие на сей раз соизволил кинуть на меня хмурый взгляд через плечо.
   - Нет. Даже мысли такой не было.
   - Но такой расклад оказался для тебя весьма удачным, не так ли? Ты бы отказался от меня и без предстоящего замужества...
   - Да. Такой вот я ужасный человек. У меня было два варианта: либо я разбиваю тебе сердце, либо веду к погибели. Я выбрал тот, при котором ты проживешь долгую жизнь, пусть и без меня.
   - Слишком благородно, не находишь? Так бы и сказал, что не испытываешь ко мне никаких чувств. Я бы не...
   - Испытываю. Целую смесь чувств. И я запутался в них. Я мечтаю о твоем благе - это единственное, в чем я уверен наверняка. Другие желания меркнут в свете этого и..., - Дарион не договорил. В одной из склянок забурлило зеленое вещество, после чего раздался хлопок. Колдун отскочил назад, спасаясь от осколков и брызг содержимого разорвавшейся тары. Резкий запах ударил в нос. Я прижала ладонь к лицу.
   - Ты меня отвлекла и вот результат, - живописно обведя руками место погрома, выдал мужчина.
   - А что ты варил? - не испытывая вины, поинтересовалась я.
   - Зелье вечного сна.
   - Красивое название. А для кого?
   - Для нашего общего знакомого Грегора Ожвэя, - Дарион подошел ко мне, развернул и направил к выходу. И сам последовал за мной.
   - Он выпьет его и уснет навсегда? - продолжила я расспросы.
   - Все зависит от дозировки.
   - А может и мне его выпить? Я бы с удовольствием променяла творящийся в моей жизни кошмар на пару лет приятных сновидений.
   - А это идея, - протянул колдун. Он взял меня за запястье и увлек в один из боковых коридоров подземелья, который закончился залом с горами книг и свитков.
   - Подожди здесь, - велел мужчина. Я покорно присела в запыленное кресло.
   - Как же я сразу не догадался! - достиг моего слуха крик колдуна, он сам скрывался где-то за кипой старых фолиантов. В нетерпении я прикусила верхнюю губу.
   - Слушай, - Дарион вернулся с раскрытой книгой. - "Первая жена короля Фекра после церемонии упала без чувств. Тело ее окутал пурпурный туман. "Эта женщина предназначена для другого, - сказал священник. - Только истинный суженный вернет ее к жизни". Истинным суженым оказался младший брат короля. Поцелуем он воскресил Алару. Фекр расторг брак и через год женился на другой, выбрав ее не путем слепого отбора, а по велению сердца".
   Мужчина захлопнул книгу и торжествующе посмотрел на меня.
   - Это какая-то сказка? - на всякий случай уточнила я.
   - Нет. Это единичный случай божьего провидения и всего лишь одна из многих правдивых историй, скрываемых от народа. Летописи ведутся в двух вариантах. Первый соответствует событиям, а второй удовлетворяет правителя. Это хранилище неугодных монархам фактов, - торопливо объяснял колдун. - За годы службы королю я прочел много интересного. И мы можем извлечь пользу....
   Мужчина осекся, приблизился ко мне и опустился на одно колено.
   - Итиса, согласишься ли ты на очередную рискованную авантюру? Если нет, я все пойму.
   - Я согласна. А если ты встанешь и все мне объяснишь, я буду тебе очень благодарна.
   Дарион поднялся. Непоколебимая серьёзность одухотворяла его лицо.
   - План такой: ты выходишь за принца замуж и впадаешь в глубокий сон. Я в это время отыскиваю Грегора, устраняю, а потом занимаюсь твоим пробуждением. Королевской семье объясню сей феномен вашей с принцем несовместимостью. Брак он расторгнет, при этом к тебе претензий не возникнет. И не будет никаких препятствий на пути к нашему воссоединению. Единственный тревожный момент в этом всем, это неопределенный срок твоей бессознательности.
   - Я согласна, - повторила я.
   - Может быть, поэтому воды бытия и разделили нас, чтобы мы были готовы к такому испытанию. Твой прямой отказ принцу навлек бы на тебя много бед. И я бы разрывался между тобой и поисками Ожвэя, - продолжал рассуждать Дарион.
   - Но выход найден.
   - Да. Я приготовлю для тебя зелье, которое ты незаметно выпьешь на торжестве после помолвки. Невидимый Бильт подольёт его в твой бокал. Пробудить тебя сможет лишь поцелуй истиной любви.
   - Любви? - тихо переспросила я. Дарион картинно закатил глаза.
   - Конечно, любви. Забыл, что для молодых барышень это так важно, - колдун взял меня за руку, вытаскивая из кресла.
   - Итиса Осенская, я люблю тебя, - серьезно произнес мужчина. - И буду любить до последнего дня существования этого мира.
   После таких слов грех было не поцеловаться. От крепких объятий и настойчивых губ мурашки бежали по телу. Дарион слегка отстранился.
   - Нет. И после гибели этого мира ничто не заставит меня тебя разлюбить, - вымолвил он пьянящую фразу. Я блаженно зажмурилась.
   - А ты романтик, - прошептала я.
   - Обстановка располагает, - я услышала улыбку в голосе колдуна. - Паутина, свалка из забытых писаний, затхлый воздух - что может быть лучше?
   - Ничего. Я абсолютно счастлива в этих условиях.
   - Какая непритязательная княжна мне досталась, - Дарион уже чуть ли не смеялся. - Хотя одно то, что ты предпочла принцу меня говорит о многом.
   - Разве может принц сравниться с нахальным колдуном?
   - Надеюсь, нахальство не единственное моё преимущество, - растерянно пробормотал мужчина. - Я был о себе лучшего мнения.
  
   Дарион телепортировал меня в мои покои. За окнами моросил дождь, наполняя ночь свежестью. Я мечтательно закружилась по комнате, забыв о череде мрачных событий. Неласковая судьба наконец-то улыбнулась мне. Я отказывалась верить, что улыбка ее может превратиться в оскал.
   Утром служанка принесла записку от принца с просьбой о совместном завтраке. Я выудила из гардероба черное платье. Отныне Ваел ассоциировался именно с этим цветом. Когда я пришла в аккуратный зал бежевых тонов, молодой мужчина стоял у окна, скрестив руки за спиной. Его точеный профиль вызывал невольное восхищение.
   - Доброе утро, - принц повернулся ко мне, сделал приглашающий жест к столу.
   - Утро доброе, - я заняла один из двух стульев.
   - Вино? - почти утвердительно спросил Ваел. Я не смогла побороть удивления, поэтому кивнула. Слуг в зале не было. Принц сам откупорил бутылку и разлил розовый напиток по бокалам.
   - За новый день, - предложил Ваел лаконичный тост. Мы сделали по глотку. Сладковатая жидкость, согревая, прокатилась по телу.
   - Итак, у меня всего лишь два вопроса, - вертя в пальцах бокал, заговорил принц, - первый: какой ты видишь нашу совместную жизнь?
   Я на миг задумалась. Казалось, вот он шанс договориться обо всем с будущим супругом на тот случай, если в плане Дариона произойдет сбой.
   - Я недавно получила в наследство замок у границы с королевством крыланов. Моя покойная бабушка очень любила его, поэтому я бы хотела жить там. Дворцовая суета мне ни к чему, и последнее, чего бы я хотела, так это обременять тебя какими-либо обязанностями, - осторожно произнесла я. Уголки губ Ваела слегка приподнялись, образуя невеселую улыбку.
   - Соболезную твоему горю. Я уже решил, что твой траур посвящен нашей свадьбе, - принц скользнул беглым взглядом по моему платью. - Вопрос второй: почему вчера вечером я не нашел тебя в твоих апартаментах? Как мне сообщили, тебя не было до середины ночи.
   Спасаясь от ответа на столь провокационное заявление, я сделала повторный глоток вина, практически осушив бокал.
   - У меня были дела, - уклончиво протянула я. Алкоголь с утра на пустой желудок - не самый лучший советчик, но я поздно это поняла. Мысли перемешались. Словно забыв про принца, я взяла вилку с ножом и принялась за завтрак.
   - Эти дела связаны с другим мужчиной? - лениво поинтересовался Ваел, когда я оторвала взгляд от спасительной тарелки. Я с трудом проглотила последний кусочек пищи.
   "Он все знает",- трусливо пискнула паника. Я же ничего не сказала. Правда бы звучала слишком безумно, а ко лжи я была не готова.
   - Что ж, ты вправе не отвечать. Я лишь напомню, что свадьба через десять дней. И я не хочу, чтоб за это время неожиданно выяснилось, что невеста моя имеет порочные связи на стороне. Это поставит крест на семействе Осенских. Всего доброго, - сухо отчеканил Ваел. Он ушел, так и не притронувшись к завтраку.
  
   31
  
   Король Иорх желал отыскать Грегора так же сильно, как Дарион. Но если колдун намеревался погрузить иномирца в вечный сон, то монарх готов был вновь принять Ожвэя в высшее общество.
   - И что плохого в том, что он оборотень? - хмурился правитель, сверля взглядом своего личного колдуна. - Возможно, он не хотел никому причинять вреда. А то, что сворхи почитают его, как бога, вообще огромное преимущество. При правильном курсе отношений с Грегором мы сможем усмирить этих варваров, привить им цивилизованность.
   Дарион молча кивнул и вышел. Он уже принял решение, как поступить с иномирецем, и даже желание короля на сей раз не было для него законом.
   "Он ещё не знает, что сила Грегора в Итисе, иначе бы велел отдать княжну в полное распоряжение этому монстру. И предстоящую свадьбу сына бы отменил, лишь бы Грегору угодить. Не пойму, это личная тупость Иорха или же Ожвэевские чары продолжают действовать? Скорей всего первое, ведь принцесса-то не жаждет новых встреч с Грегором, хотя на неё он тратил больше усилий", - размышлял колдун, быстро шагая по коридорам дворца. Была в его рассуждениях предвзятость. Из-за Итисы. Если бы она никаким боком не касалась происходящего, то он бы и сам отыскал правоту в словах короля. Но воспоминания о собственной беспомощности, когда Грегор вымещал злость на перепуганной Итисе, выжигали в душе колдуна даже малейший намёк на понимание поступков иномирца. "Сначала усыплю, потом найду способ убить так, чтоб это не сказалось на Итисе. Несколько опытов и меня осенит, как это сделать", - Дарион улыбнулся своим мыслям, после чего отворил дверь в кабинет для встреч.
   - Здравствуй. Что за кровожадное выражение на твоём лице? - протянув руку, поинтересовался командир сыскного отдела следственного комитета.
   - Добрый день, Узеус. Так, задумался о приятном, - пожимая руку, ответил колдун. - Есть какие-то новости?
   - Вчера убили нашего шпиона, в лиге наёмников-убийц прознали о его двойной игре. Но перед смертью он успел по каналу телепортировки отправить это, - Узеус выложил на стол клочок ткани, аккуратно расправил. То, что раньше являлось рукавом рубахи, заменило информатору бумагу, ну а вместо чернил он использовал кровь. Дарион вгляделся в расплывчатые буквы и сумел прочесть послание: "работают на сворхов... на 27 ночь послелетника* сделка в скалах... грот...".
   *послелетник - первый месяц осени
   - Есть предположение, о каких скалах речь? - спросил колдун, а сам в это время коснулся кровавого писания. Ошибки быть не могло, тот, кто добыл эти сведения, мёртв.
   - Мои люди прорабатывают возможные варианты. Мы соберём данные и узнаем место встречи, устроим засаду...
   - А цель сделки сворхов и наёмников?
   - Тут только предположения. Одно из самых вероятных - покупка сворхами ценных артефактов для обрядов. Рисковать зазря они бы не стали, так что не сомневайся, эта зацепка выведет нас к иномирному беглецу, - Узеус замолчал, ожидая реакции колдуна.
   - Слишком много белых пятен, но выбирать не приходится, - согласился Дарион. - Кого привлечёшь к засаде?
   - Всех, кто совмещает боевую магию и способности дознавателей. Я надеялся, что ты отправишься с нами, чтобы не получилось как в прошлый раз.
   "В прошлый раз вы убили всех, от кого можно было хоть что-то узнать. Чисто сработали", - подумал про себя Дарион, а вслух сказал:
   - Держи меня в курсе событий. Я приму участие в облаве.
   После этой встречи мужчина телепортировался в свою мастерскую. Зелье для Итисы было готово и ждало своего часа. Дарион создал его с одним отличием от аналогичного под названием "вечный сон". У него имелся срок годности. Колдун допускал мысль, что с ним может случиться непредвиденное. И если он погибнет до того, как расправится с Грегором и пробудит Итису, то она очнётся сама по себе спустя полгода. Мужчина рассудил, что о такой перестраховке княжне лучше ничего не знать. Она и так в последние дни слишком нервная. Прошло четыре дня после ночи признаний. Итиса за это время ни разу не навестила колдуна. Он знал, что причина в принце и его угрозах. Девушка пересказала Дариону их разговор за завтраком, когда колдун сам наведался в её покои. Мужчине не составило труда распознать отслеживающую сеть, которой были оплетены комнаты княжны. Маг принца постарался сделать так, чтоб Ваел был в курсе, когда Итиса отлучается прочь и кто к ней приходит. Княжна весьма бурно возмущалась по этому поводу. Дарион успокоил её тем, что сделал себя невидимым для отслеживания. Таким образом он мог появляться у возлюбленной без лишнего риска, но всё равно лишь по ночам, когда дела шли на убыль.
  

***

   До свадьбы, назначенной на двадцать восьмое число послелетника, осталось пять дней. Я думала, что сойду за это время с ума. Меня уже измучили бесконечными примерками нарядов: платье для церемонии в храме, платье для торжественного проезда по улицам столицы, платье для празднества во дворце. Несколько десятков вариантов на каждый случай.
   И затворничество моё кончилось. С утра до ужина меня не покидали принцесса и её приближённые подруги. Они без умолку болтали, какая же я счастливица и как мне повезло, что Ваел достал мою карточку. Я старалась быть вежливой, всё выслушивала, подчинялась требованиям портных, а к ночи оставалась без сил. А ведь именно в это время меня навещал Дарион! К счастью, он не требовал, чтоб я притворялась бодрой и энергичной. Обычно он просто сидел рядом до тех пор, пока я не засну.
   Сегодня мне удалось сберечь силы. Князь Шен увёз Сэнэю из дворца на речную прогулку по Шумене. Я воспользовалась шансом никуда не ходить просидела весь день в комнате, пытаясь отвлечься чтением, но беспокойство то и дело отвлекло меня. Я боялась, что что-то пойдёт не так после церемонии. А вдруг принц разгадает наш с Дарионом обманный манёвр? Тогда крест поставят не только на семействе Осенских, но и на колдуне. Лишившись королевской милости, он окажется под угрозой стать жертвой неуёмного любопытства двенадцати магистров. Они ведь жаждут знать секрет его способностей!
   Так я изводила себя до позднего вечера. Даже ужин, поданный в гостиную, не смог меня отвлечь. Удалось это сделать только Дариону, который бесшумно появился в комнате и присел рядом на кушетку. Одну руку он положил поверх моих сцепленных ладоней, пальцами второй провёл по волосам, заправляя прядь за ухо.
   - Когда последний раз была на улице?
   - Не помню. Вроде позавчера выходила на балкон, подышала свежим воздухом..., - я честно попыталась выудить из памяти столь незначительные подробности своей жизни.
   - А принц куда смотрит? Всё-таки он твой жених, мог бы обратить внимание, что ты с каждым днём всё бледней и бледней, - с нотками резкости выдал Дарион. - И после этого он хочет, чтоб ты не водилась с другими мужчинам?
   - Тебя послушать, так складывается мнение, что у меня этих мужчин целая армия, - усмехнулась я. - Но мне с трудом верится, что нашёлся один такой, кому я не безразлична, и что это ты.
   - Действительно, удивительно, как это я попался на твою удочку, - раззадоривая меня, Дарион наигранно изумился. - Я под действием гипноза? Или это аромомагия?! Признайся, ты используешь заговоренные духи? Или банальный приворот?
   - Нет, нет, нет, - весело запротестовала я. - Ничего из этого!
   - Всему виной твоя улыбка. И это робкий взгляд, - уже серьёзно сказал мужчина. - Не фальшивые, а естественные манеры.
   - Продолжай, - я изобразила требовательность, хотя от смущения и счастья подступали слёзы.
   - Нет. На сегодня хватит, - Дарион поднялся с кушетки. - Пошли.
   - Ваел узнает, что ночью меня не было в спальне, - вяло запротестовала я.
   - Я создам твой фантом, он продержится несколько часов. Пошли, - колдун сотворил портал, взял меня за руку и мы вместе шагнули в чёрный провал. Я никак не ожидала, что окажемся мы в лесу. Лунный свет падал на широкую тропу меж сосен. Я не успела озябнуть от осенней прохлады, Дарион накинул мне на плечи свой камзол. Так мы и гуляли по лесной чаще. Я полной грудью вдыхала воздух, наполненный хвойным ароматом, и кидала частые взгляды на Дариона. Серебристые лучи путались в его серых волосах, скользили по коже, делали мужчину призрачно-прекрасным.
   - Хватит на меня так смотреть, - странным голосом попросил колдун, а сам остановился и развернул меня к себе, чтобы только на него смотреть я и могла. Но вскоре пришлось закрыть глаза, так как Дарион склонился и поцеловал меня. Особенная требовательность ощущалась в этом действе.
   - Возвращаемся, - шепнул мужчина, прижав меня к себе.
   - Возвращаемся, - грустно согласилась я.
  

***

   Череда следующих дней наполнилась для Дариона сплошными поисками разгадок и подготовкой к засаде. Он навещал Итису поздними вечерами, а после этого продолжал участвовать в розыскных работах. Людям Узеуса удалось установить, что скалы из предсмертного послания тайного агента это гряда утёсов, образующих узкий залив Беспокойного моря на востоке Аянги. Выяснилось, что и раньше лига наёмников-убийц использовала это место для противозаконных сделок. Грот, в котором ожидалось настигнуть сворхов и преступников, находился почти у самой воды. В штормовую погоду волны перекрывали собой основной вход в пещеру, но не затапливали её. Такой расклад мог значительно усложнить задачу для магов из комитета. Осенью Беспокойное море полностью оправдывало своё название. Узеус возложил на Дариона обязанности по сдерживанию стихии. Никто кроме него не смог бы лучше совладать с буйством природы.
   Некую тревогу у Дариона вызывало то, что он будет далеко от дворца накануне свадьбы принца и Итисы. "К утру я вернусь. Я буду рядом с ней, ничто не сможет мне помешать,"- успокаивал себя колдун.
  

***

   - Завтра у тебя свадьба! Ну же, улыбнись! - требовала мама. Мы шли с ней в зал, где меня ждали несколько часов мучительного пребывания среди аристократов. Сразу за большими дверями нас встретил принц. Поприветствовав мою маму, он взял меня под руку. Мерно мы прошествовали от входа до постамента с двумя помпезными стульями, на которых нам предстояло просидеть целый вечер, выслушивая поздравления. Я старалась вежливо улыбаться, Ваел же отвечал однотипными фразами на все пожелания. Немного разнообразия в скучную вереницу князей и княгинь внесла Унера Полтаская. Сама на себя не похожая девушка приблизилась к нам. Красивое платье, идеальная причёска, показное спокойствие создавали впечатление, что Унере плевать на предстоящий брак принца. Выдавали княжну глаза. В их зеленоватых глубинах таилось столько грусти и тоски, что мне не по себе стало.
   - Поздравляю вас, - ровным голосом начала Унера. - Желаю долгих, счастливых лет и любви. Любви, способной простить любое предательство.
   Ваел чуть заметно вздрогнул. Унера довольно улыбнулась, хотя выражение глаз стало ещё печальней. На меня княжна вовсе не смотрела. Всё её внимание было обращено на принца.
   - Надеюсь, отсутствие совести не помешает Вам стать отличным королём, - закончила девушка. Кажется, женишок мой не только разбил княжне сердце, но перед этим вдоволь насладился её чувствами. Ваел не успел ничего ответить. Унера развернулась и ушла к остальным гостям.
   - Она переживёт нашу свадьбу, - сочувственно ляпнула я.
   - Она - да, - сухо согласился Ваел.
   После церемониальных поздравлений состоялся всеобщий ужин. Королева Эжель призывала всех плотно поесть и отправиться отдыхать.
   - Ведь завтрашний день будет наполнен переживаниями и счастливой суетой, - пояснила супруга короля свою настойчивость. Кажется, она была рада за сына также сильно, как моя мама за меня.
   - Я провожу тебя, - предложил Ваел после ужина. Хотя нет, не предложил. А сообщил о принятом решении. Мы вышли из-за стола последними. Принц взял меня под локоть, как до этого на приёме, но на сей раз от неожиданности я вздрогнула и едва не отстранилась. Мужчина сделал вид, что не заметил этого. Молча мы миновали длинный коридор и лестницу на этаж гостевых апартаментов.
   - Почему ты не сделал предложение Унере? - осмелилась спросить я будущего мужа.
   - Она не подходит, - коротко ответил он.
   - Но ты же мог вытащить карточку с её именем? И тогда она всё равно стала бы твоей женой. И как понимать "не подходит"? А я подхожу, получается?
   - Ты подходишь, - согласился Ваел. - Отбор для того и был устроен, чтоб выявить самую подходящую невесту. Если я достал твою карточку, значит именно ты должна стать моей женой.
   - Но моей карточки не было в урне, - еле слышно прошептала я. Принц кинул на меня косой взгляд.
   - Разве? Тогда как она оказалась у меня в руке в нужный момент?
   - Хотела бы я знать ответ на этот вопрос, - покачала я головой.
   - А смысл? Завтра мы станем мужем и женой, ничто не сможет этому помешать, - уверено произнёс Ваел. Мы дошли до двери в мои покои. Принц пожелал мне доброй ночи и удалился. Как всегда после разговора с ним я впала в состояние неопределённости. Казалось, королевский сын что-то скрывает. И тайна его однажды мне аукнется, если я вовремя не разберусь...
   Ход мыслей прервала замеченная на столе находка. Букетик лаванды и конверт под ним. От цветов исходил тонкий, умиротворяющий аромат. Наверное, только благодаря ему я не расплакалась от переживаний. В письме от Дариона говорилось, что он покинул дворец для участия в засаде на сворхов. Если всё пройдёт удачно, он получит сведения насчёт Грегора.
   "...обязательно вернусь к началу свадебной церемонии. Ничего не бойся. Я тебя люблю", - этой строчкой заканчивалось послание.
   - Ничего не бойся, - повторила я. - Всё у нас получится.
  
   Пасмурное утро соответствовало моему настроению. Дождь стучал в окна. Я прислушивалась к плачу природы, в то время как меня наряжали в платье для обряда в храме. В других условиях оно бы мне понравилось. Белый материал струился по телу, словно вторая кожа, кружевной рисунок кремового оттенка повторял контуры фигуры, начиная от шеи и заканчивая бёдрами. Дальше юбка слегка расширялась. Красная лента на талии и золотой обруч с рубинами в волосах придавали облику невинной невесты должную долю зрелого очарования. Как говорится, модельер со вкусом и дурнушку превратит в принцессу. Тут ещё и Миза руку приложила, подрумянив мои щёки и обведя глаза тонкой чёрной линией.
   - Спасибо, - поблагодарила я горничную. Сборы закончились к назначенному часу, после чего один из придворных магов телепортировал меня в столичный храм богов наших Адеи и Еванса. Под расписным куполом святого здания собралось множество аристократов. Не всем хватило места на лавках. Многие стояли. Я оглянулась в поисках Дариона, но седой головы не наблюдалось.
   Священник ждал на втором ярусе строения, где находился его алтарь. С первого этажа до этого балкона тянулись две лестницы с разных боков. Правая - лестница Еванса. Левая - лестница Адеи. Они символизировали путь жениха и невесты к счастью. Считалось, что подъём по этим освящённым ступеням очищает душу и тело от грехов, скверны и всего прочего. Мы с Ваелом одновременно начали путь наверх. Вдоль лестницы Адеи стояли, словно статуи, женщины в белоснежных балахонах и с вуалью на лицах - обезличенные служительницы нашей богини. Такие же мужчины, только в синих одеяниях, стояли на противоположной лестнице. Я медленно преодолевала ступени, то и дело бросая взгляд вниз в толпу собравшихся. Я мечтала разглядеть среди чужих, сосредоточенных лиц одно родное.
  

***

   Глупей не придумать - их засада попала в засаду. Сначала ничего не предвещало беды. Дарион сдерживал бушующее море. Маги из комитета настроились на слежку за обозначенным гротом. Сами они находились на противоположном берегу в скалистом углублении, готовые в нужный момент телепортироваться и застать бандитов врасплох. Но лига наёмников-убийц существует не первый день и никогда они не являлись лёгкой целью. Следовало это вспомнить раньше, а не в тот момент, когда в сбившихся в кучу под каменистым навесом магов полетело сразу несколько атакующих молний. Раздался треск, спасаясь от угрозы быть заваленными кучей камней, маги попытались телепортироваться, но их окружили противомагическим кольцом, превратив, по сути, в простых беспомощных людей.
   "Уловки сворхов", - мелькнуло в голове Дариона. Больше он не успел ни о чём подумать. Навес рухнул и погрёб под собой десяток лучших магов следственного комитета. Часть успела прыгнуть вниз, в холодные воды Беспокойного моря. Колдун был в их числе. Перед самой кромкой воды он успел оплести падающих людей заклинанием воздушности, они зависли, перебрались на скалистые выступы. Здесь противомагическое кольцо не действовало. Маги смогли вступить в бой со скрываемыми темнотой преступниками. Дарион этого уже не видел, потратив время на других, он сам оказался в холодных водах бушующего моря. Секунды ему не хватило, чтобы перенести себя на сушу. Солённая волна отшвырнула мужчину на каменистую стену. От удара он потерял сознание. Море продолжило играть с бесчувственным человеком, то закидывая его на скалы, то утаскивая обратно в свои глубины.
   Нашли тело Дариона, когда солнце пробилось сквозь свинцовые тучи. Узеус, которому посчастливилось спастись после ожесточённой битвы с наёмниками-убийцами, упал на колени перед колдуном. От воды и бесчисленных ударов мужчина превратился в сплошной синяк с глубокими порезами от острых камней.
   - Он жив, он жив! - возрадовался командир сыскного отдела. - А ну-ка ребята, все вместе, как учили на курсах по экстренному целительству, направляйте, кто сколько сможет, энергию в его тело!
   Общими усилиями пульс Дариона участился. Колдун даже смог открыть один глаз, не заплывший от ушибов.
   "Мне нужно к Итисе. Что-то не так, я не чувствую её метки", - было первое, о чём подумал мужчина, но истощённый организм не отреагировал на призыв немедленной телепортации. Слишком много сил ушло на ночную борьбу за жизнь.
  

***

  
   До алтаря осталось три ступени. Ваел уже достиг священника и смотрел на меня сверху вниз. В васильковых глазах царствовало равнодушие. Я сделала очередной шаг. Ноющая боль от сердца распространилась под рёбрами справой стороны.
   "Это метка! На этом месте оберегающая метка", - прошептал внутренний голос. Я остановилась, вцепившись в перила. "...лишь некоторые обряды могут нарушить её силу", - подсказала голосом Дариона память. Неужели венчание относится к ним? Я собралась вступить на очередную составляющую лестницы, но не успела. Служительница в белом балахоне стремительно налетела на меня, обхватила руками. Всеобщее изумление удивлёнными криками взметнулось под купол. Я попыталась её оттолкнуть, но напрасно. Телепортация лишила меня способности сопротивляться.
   - Получилось, получилось! - ликовала женщина, перенёсшая меня из храма в тёмное помещение с оконцем в потолке. Я резким движением сорвала вуаль с лица вредительницы. И даже не удивилась, увидев изумрудные глаза Калисии.
   - Привет, Итиса! - полукровка злорадно улыбнулась. - А ты думала, Дарион защитит тебя? Запомни то, что усвоила я из отношений с ним: его никогда нет рядом в нужный момент. Ну, разговоры в сторону, нас ждут!
   Пальцы девушки сомкнулись на моём запястье. Телепортация повторилась, а за ней ещё одна, и ещё. Калисия запутывала следы. Я же внутренне готовилась к встрече с тем, для кого она меня похитила.
  
   32
  
   Ваел терпеливо выслушал доводы матери о необходимости выбрать новую невесту.
   - Осталось чуть меньше недели до твоего двадцатипятилетия, - подытожила королева. - Я же просила тебя определиться раньше. Нужно было решить этот вопрос еще летом.
   - Если говорить о прошлом, то уж нужно было тебе меньше лезть в мою жизнь, - спокойно возразил принц. Эжель устало потерла виски, не зная, как убедить сына, что все ее вмешательства в его жизнь ему на благо.
   - И как это будет выглядеть? Итиса пропала, а я тут же женюсь на другой?
   - Я чувствовала, что с этой Осенской не пройдет всё гладко. Их семья всегда выделялась из ряда порядочных аристократов, - бросила напоследок королева. С этим Ваел не мог не согласиться.
   Прошло не больше часа после того, как Итису похитили буквально из-под венца. Лучшие маги из сыскного отдела следственного комитета только что вернулись с ночного задания - потрепанные и уставшие они представляли мало пользы в поисках княжны. В гостиную апартаментов принца ввалился придворный колдун. Выглядел он ужасно. Разодранная одежда, ссадины и ушибы. Дарион прохромал к креслу, чтоб облокотиться на спинку.
   - Разве сложно самому могущественному колдуну привести себя в порядок и отправиться на поиски моей невесты? - высокомерно спросил Ваел. Дарион поморщился: от боли из-за сломанного ребра и от возросшей неприязни к королевскому сыну. Он мог бы ему объяснить, что измученное морем и скалами тело не желает откликаться на зов природных сил. Процесс восстановления Дарион запустил, но ускорить его медлительность никак не мог. Голова разрывалась на куски, мысли путались. Страх за Итису мешал безэмоционально и трезво оценить ситуацию.
   - Мой маг отправился за похитительницей, но он не сведущ в тонкостях телепортационной погони, - продолжил между тем говорить о деле Ваел. - Вот здесь обрываются все следы.
   Принц ткнул пальцем в расстеленную на столе карту. У Дариона пересохло в горле. Не говоря ни слова, он настроился на вредоносное в данном состоянии использование магии. Его буквально швырнуло сквозь пространство и он оказался там, откуда минут сорок назад его в полусознательном состоянии забрал Узеус. Беспокойное море ровной гладью застыло между двух скал. Последствия ночного сражения до сих пор летали в воздухе незримыми искажениями природных потоков. Слишком много различных заклинаний было использовано здесь. Это не оставляло не единого шанса колдуну проследить дальнейшую телепортацию похитительницы и её жертвы. Дарион прижался спиной к холодной каменной стене. Он стоял на небольшом выступе. В его сероволосой голове мелькнула мысль кинуться вниз. "Обвели, как идиота, - злился мужчина. - Всё это было продуманно заранее. Засада в ночь перед свадьбой. Подъём по лестнице очищения ослабил метку. Я не вернулся вовремя. Итису украли, использовав это место, как конечную точку перед прыжком в логово зверя. Зверя...". Образ Грегора, превращающегося в монстра, встал перед глазами колдуна. "Он хочет получить свою силу. Наверное, уже догадался, как это сделать. Или сворхи надоумили. На сей раз я обязан успеть. Иначе действительно жить будет незачем," - с промозглым отчаянием подумал Дарион. Он отлепился от скалы и, вновь превозмогая себя, телепортировался обратно во дворец.
  

***

  
   Калисия цепко держала меня за руку. Я бы могла попытаться вырваться, но смысла в этом не видела. Ноги тонули в песке, нещадное солнце пронзало насквозь острыми лучами. Минуту назад мы с полукровкой еще были на обрывистом берегу моря, а сейчас завязли среди бескрайней пустыни. Далекий горизонт обозначался стыком голубого неба и земли цвета ржавчины.
   В метре от нас образовался круглый провал. Из воронки на поверхность поднялись два сворха в просторных одеяниях. Их головы покрывали светлые платки. Неприятные взгляды маленьких глаз впились в меня.
   - Как и договаривались. Итиса Осенская, прошу любить и жаловать, - с издевкой произнесла Калисия.
   - Как и договаривались, алмазы и сапфиры, - в тон девушке отозвался один из сворхов, кинув Калисии увесистый мешочек. Она ловко поймала его, сжала в ладони, будто проверяя количество, а затем исчезла. Получив мнимую свободу, я попятилась назад. Серолиций мужчина подскочил ко мне, откуда-то из своих одеяний он извлек тонкую длинную цепь. Не успела я спрятать руки за спину, как на запястьях сомкнулись два тяжелых обруча. Словно на привязи сворх потянул меня за собой в темноту подземного хода. Беспомощность подталкивала меня вперёд. Мы спустились в туннель, из которого спустя минуту вновь вышли под ярость палящего светила. Я удивлённо нахмурила брови. Окружающая обстановка кардинально изменилась с песчаного простора на узкую улочку, зажатую между рядами двухэтажных глиняных построек с крохотными окнами. Я осматривалась на ходу, так как сворх-поводырь не переставал тянуть за цепь. Миновав несколько переулков, мы вышли к более величественному зданию, чем все встреченные ранее. Я бы даже назвала его изящным дворцом, но в положении пленницы мне вовсе не хотелось расточать комплементы злодеям.
   Под арочными сводами потолка царила относительная прохлада. Меня оставили одну в крохотной круглой комнате без окон, но с множеством дверей. Я не могла проверить, открыты они или заперты, так как другой конец цепи, что тянулась от оков на запястьях, сворх приковал к железному кольцу, торчащему прямо из пола. Короткая привязь удерживала меня на месте, позволяя только озираться по сторонам.
   Сердце моё дрогнуло, когда одна из дверей стремительно распахнулась, будто её намеревались вышибить. Широкоплечий, высокий Грегор Ожвэй еле протиснулся сквозь узкий проём. Я попыталась отступить назад, натягивая цепь до предела. Края браслетов впились в кожу до боли. Я не обратила на неё внимания, сосредоточившись на громаде мышц и мощи. Иномирец почти не изменился. Только бронзовый загар сделал острые черты лица более врезающимся в память. Зелёные глаза с красными крапинами оглядели меня с особым выражением самодовольства. Мужчина подступил ещё ближе, прижал ладони к моёму лицу и поцеловал меня. Поцелуй из категории "я тебя ненавижу, но в тебе моя сила" получился односторонним и весьма для меня неприятным. Я даже не смогла укусить Грегора, зато он истерзал мои губы. Когда он отринулся от меня, я невольно сплюнула на пол солёную слюну кровавого цвета.
   - Глупо прятать от меня то, что мне принадлежит, - Ожвэй холодно усмехнулся. - Это ведь колдун из дворца надоумил тебя выставить меня монстром перед королевской семьёй? Не по его ли указке ты поступила в Академию? Хотела следить за мной, да?
   Ответов Грегору не требовалось. Я видела, что он и так всё знает.
   - А замуж за принца ты собралась, чтоб якобы защититься от меня? Эх, какая предсказуемая княжна. Я мог бы и сам об этом всём догадаться без донесений шпионов.
   - Ты чужой в нашем мире. Ты хотел убить принца и стать новым королём. Твоя злобность сделал меня твоим врагом, - выпалила я точно так же необдуманно и неожиданно для себя, как до этого сплюнула последствия поцелуя под ноги Ожвэю.
   - Из тебя никудышный противник, но с врагами любой масти у меня разговор короткий, - приговором прозвучали слова, за которыми последовал новый поцелуй. На сей раз руки мужчины не касались моего лица, они вцепились в ткань платья на спине. Раздался треск. Не прекращая целовать, Грегор стянул порванную ткань с плеч. Внутри меня словно поселился вихрь. Я брыкалась и уворачивалась не взирая на оковы и физическую мощь напирающего иномирца.
   - Хватит! Хватит! Прекрати! - разразилась хриплыми приказами появившаяся в комнате мадам Дуглы. Я смогла разглядеть её, так как Ожвэй встал в пол-оборота между мной и сворхой.
   - Если ты сделаешь это сейчас, твоя сила нанесёт вред твоему организму. Нужно время, я же тебе говорила. После длительной разлуки сила должна привыкнуть к тебе, ведь эти дни она считала девчонку единственной хозяйкой.
   - Она хозяйка моей второй сущности? - Грегор приподнял изогнутые брови. - Смешно слышать.
   - Видишь же, она жива, - сворха кивнула в мою сторону. - Сила не убила её, пока ты был далеко...
   - Зато я убью, - буднично пообещал Ожвэй.
   - Убьёшь, убьёшь, - заверила мадам Дуглы своего Господина. - Сделаешь с ней всё, что захочешь. Дня через два.
   Я поняла, что получила краткую отсрочку. И даже вздохнула свободней. Уверенность в том, что за это время Дарион меня отыщет, поддерживала и наполняла стойкостью. Прижав сцепленные руки к груди, я, как смогла, прикрыла широкую брешь платья. Теперь мне было жалко ненавистный свадебный наряд.
   - Отвести пленницу в темницу или в удобную комнату? - продолжила решать насущные вопросы мадам Дуглы.
   - Темница, однозначно темница. Княжне не помешает стать более сговорчивой, - кинул с высоты своего роста Грегор.
  

***

  
   Дарион выпал из Реальности. Стоило ему вернуться во дворец, как тяжелый сон свалил его. Колдун едва успел добраться до кресла в гостиной своих покоев. Мужчина ни за что бы не позволил себе даже вздремнуть пять минут, но искалеченный организм сам распорядился собой. Сознание его отключилось, бодрствовала лишь та часть, которая отвечала за связь с природными потоками силы. Медленно, но верно заживали ушибы, затягивались раны. Проснулся Дарион к вечеру из-за разговора, который вели двое полушепотом. Оба голоса были знакомы. Колдун разлепил свинцовые веки. На стуле в углу сидел Дэв, напротив него завис в воздухе Бильт.
   - Что за совещание? - недовольно спросил мужчина.
   - Привет, Седой, - крылан махнул рукой. - Мы тут обсуждаем, кто мог украсть Итису.
   - Откуда ты знаешь, что ее похитили? Бильт, зачем ты ему показался?
   - Не кипятись, а то пар повалит. Про Итису я узнал от достоверного источника при дворе. А Бильта я сам рассекретил. У меня чутье на скрывающихся шпионов. Мы тут пообщались, есть интересная информация, - деловито закончил парень.
   - Что именно? - нахмурился Дарион.
   - Я пытался тебя разбудить, но не смог, - оправдался ольф. - Я ведь был в храме при венчании. Итису похитила Калисия...
   - Нет, - сухо возразил колдун.
   - Я не видел ее лица, но в момент телепортации узнал ее магию. Она не сильно ее замаскировала. Видимо, рассчитывает, что ты ее найдешь.
   - Твоя бывшая забрала Итису, но зачем? Из-за ревности? Это чисто ее инициатива?
   - Нет, - вновь безэмоционально повторил колдун. - Лига наемников-убийц хорошо постаралась, чтоб меня не было в храме сегодня утром и благодаря им же не осталось следов в пространстве от перемещений похитителя и Итисы. Значит, Калисия одна из них. Она выполняла заказ. Для сворхов и Грегора - в этом я уверен.
   - Найдем твою бывшую, найдем Итису - все просто, - хлопнул в ладоши Дэв.
   - Тебе-то это зачем? - насторожился Дарион.
   - Как зачем? Итиса мой друг и она в серьезной беде. К тому же меня отстранили от службы в организации следящих. Командиры сочли меня тунеядцем. Видите ли, я собрал мало сведений за три месяца. Я не рассказал много из того, что знал, чтоб не навлечь неприятностей на тебя и Итису.
   - Хорошо. Я не откажусь от твоей помощи. Она очень кстати, - признал колдун. Чувствовал он себя лучше, но до полного исцеления было еще далеко. Сломанное ребро давало о себе знать при каждом вздохе. Неприятные ощущения клубком игл скопились в левом колене. Главное, разум прояснился. И как бы мужчина не корил себя за упущенные часы, он понимал, что сон был необходим.
   Дверь отворилась. Ваел без стука зашел внутрь. Взгляд его остановился на колдуне. Бильт тут же исчез, а Дэв на своем стуле в углу затаил дыхание.
   - Я жду отчет о проделанной работе. Итиса найдена? Как далеко ты продвинулся в поисках? - посыпал вопросами принц.
   - Продвинулся я недалеко, - только и успел сказать Дарион.
   - Я так и знал, что бесполезно рассчитывать на тебя! - вспыхнул Ваел. - Я же не слепой. Я видел, что между тобой и княжной Осенской что-то происходит. И не дай боги окажется, что ты замешан в пропаже моей невесты!
   - Придержи свои обвинения при себе! - Дарион поднялся из кресла. На грозный взгляд принца он отвечал суровой нахмуренностью. - Итису похитили для Грегора Ожвэя, и ей грозит реальная опасность.
   - Зачем она этому иномирцу? Что ты от меня скрываешь?
   - На Итисе была защитная метка от перемещений и только из-за свадебного обряда она ослабла. А ведь карточки с именем Итисы не было в урне. Сдается мне, тебе известно, как она там оказалась, - выпалил колдун то, что не давало ему покоя. Сын короля побагровел.
   - Не лезь не в свое дело! Верни мне невесту, иначе пожалеешь, что появился на свет!
   - Господа, успокойтесь! - вмешался-таки в разговор на повышенных тонах Дэв. - Мы теряем драгоценные минуты...
   - А это еще кто? - значительно тише поинтересовался Ваел. - Я видел тебя летом на балу в честь спец.курса.
   - Я друг Итисы, - повторил крылан. - Я хочу вернуть её живой и здоровой. А уж кому из вас она достанется вопрос десятый.
   Дарион кивнул. Дэв сказал истину, о которой колдун в порыве злости и ревности забыл.
   - Достанется она мне, - как бы между делом заметил принц.
  

***

  
   Я читала о темницах в книгах. И морально готовилась к холодному темному помещению с решеткой вместо двери. Но у сворхов были свои понятия насчет заключения. Меня спихнули в глубокую яму, куда не проникал солнечный свет, но было жарко и душно. Без воды и свежего воздуха мне стало плохо. Я села на песчаное дно, поджав колени к груди. Пить хотелось настолько, что голова шла кругом. А потом я и вовсе потеряла связь с действительностью. Пришла в себя я в другом помещении на узкой софе. Мучимая жаждой я схватила со столика прозрачный сосуд с мутноватой жидкостью и сделала несколько глотков. Вкус напитка почти не отличался от воды. Поняв это, я выпила всё до последней капли. Странно, но после этого у меня словно огонь разгорелся внутри. Корчась от судорог, я скатилась с софы на пол. Дышать получалось с трудом. Я непроизвольно стонала и хрипела.
   - Хорошо. Моя настойка действует, - констатировала мадам Дуглы. Я видела только носки её чёрных тапок и край подола. Сворха стояла надо мной. Её желание выговориться совсем не соответствовало моему состоянию, но женщине было на это плевать.
   - Люди привыкли смотреть на нас сверху вниз, но скоро всё изменится. Наш Бог, наш Господин, наше идеальное оружие покарает вас. Мы заставим другие расы считаться с нами. Больше не получится относиться к нам как к недоразвитым, ущербным существам, достойным обитать только под палящим солнцем бесконечного зноя. Мы станем властителями этого мира! - фанатично поведала мадам Дуглы.
   - Ты выпила настойку, которая поможет силе вернуться к Грегору. Она сделает его тем, кто сыграет главную роль в театре перераспределения мирского господства, - после короткой паузы добавила она менее эмоционально. - Пойду обрадую его, что проблема нежелательной отсрочки решена. А тебя пока приведут в порядок.
   К моменту окончания пафосной речи я уже чувствовала себя лучше, только дрожала всем телом от внезапного озноба. Абсолютная слабость растеклась по телу. За мной пришли женщины в мешковатых платьях из грубой ткани. К моему удивлению, все четверо принадлежали к роду людскому. Выглядели они подавленно, осунувшиеся лица походили одно на другое.
   - Помогите мне, - прошептала я. - Мне нужно сбежать отсюда.
   Никакой реакции не последовало. Женщины подняли меня на ноги и буквально перетащили в другую комнату, где в полу имелось заполненное водой углубление, напоминающее большую чашу. Механическими движениями меня раздели, расплели волосы и направили в резервуар для купания. До меня дошло, что бедные женщины всего лишь безвольные рабыни. Дарион ведь рассказывал, что и он провёл в плену сворхов четыре года, которые почти не помнил из-за зелья, подавляющего сознание.
   Марионетки пустынного народа ловко и тщательно омыли меня. Пусть разум их был затуманен, сила никуда не делась. На мои брыкания женщины не обращали внимания. Вместе они вытянули меня обратно из купели, насухо обтёрли полотенцами, затем нанесли на кожу благоухающее масло. Наготу мою скрыла безрукавая пародия на платье до пят из атласной ткани.
   Безмолвный конвой доставил меня из ванной в просторную комнату. От вида большой кровати у меня сжалось сердце. Никакой другой мебели не было. Приглушённый свет роняли подвешенные в углах лампы. Я попыталась вспомнить хоть что-то толковое из летнего курса в магической Академии, но в голову лезли лишь бытовые заклинания. Справлюсь ли я с Грегором тем, что предназначено для приборки и чистки вещей? Мелькнули среди других мыслей слова Тинкса Миликса: "...Я бы хотел, чтоб вы усвоили простой магический трюк, способный обмануть ваше тело. Когда вы травмировались, и боль мешает сосредоточиться, представьте, что ваше сознание отделено от плоти, сосчитайте до пяти и на время боль перестанет вас беспокоить, но сохранится ясность мышления".
   - Ничего не чувствовать - это тоже хорошо, - прошептала я, готовясь к предстоящему ужасу. Хлопнула дверь за моей спиной. Я обернулась и попятилась назад. Грегор хищно улыбнулся. Белая рубаха натянулась на мускулистых плечах и груди, но уже через миг мужчина от нее избавился. Обнажившись по пояс, он шагнул в мою сторону. Мое отступление закончилось, когда я прижалась спиной к стене.
   - Видишь, Итиса, как превратна жизнь. Есть два способа вернуть мою силу. Первый - сложный обряд, в конце которого тебе суждено умереть. Второй - просто переспать со мной. Странно, что я не догадался об этом еще в Академии. Это бы многое упростило, - произнес Ожвэй, остановившись в метре от меня. - Дуглы говорит, что моя сила привыкла к тебе, поэтому не убила тебя, но я в это не верю. Сущность фуренса никогда бы не выбрала своим хозяином столь жалкое и никчемное существо...
   Я сглотнула подступивший к горлу ком. Я-то знала, что Грегор прав. Его сила не убила меня, потому что ее сдерживала любовь к Дариону. Образ колдуна весьма кстати коснулся моего разума: мудрые серые глаза, насмешливые губы.
   - Лучше бы ты выбрал первый вариант, - я скрестила взгляд со взглядом иномирца, - все равно мне не жить после ночи с тобой.
   - И тут ты права. Но сначала я хочу как следует наказать тебя за все неудобства, причинённые мне. А уж потом убью, - буднично пообещал Ожвэй.
   - Подумай, Грег, разве Лияра любила тебя таким? - в отчаяние спросила я. Имена из сна сами сорвались с моего языка. На мужчину они подействовали словно кинжалы, вонзившиеся в сердце. Он побледнел. Бронзовый загар не мог этого скрыть. Глаза остекленели. Даже о том, что нужно дышать, Ожвэй вспомнил не сразу.
   - Что ты сказала? - отстраненно поинтересовался иномирец.
   - Лияра... Как бы она отнеслась к нынешним твоим выходкам? - немного осмелев, перефразировала я вопрос.
   - Будь моя Лияра здесь, я бы ни делал то, что делаю, - признался мужчина. - Она была моим смыслом жизни. Ни трон, ни власть, а обычная девушка рода людского. Откуда ты знаешь о ней?
   - Я видела вас во сне. Ты предложил ей стать твоей парой...
   - Это было самой главной ошибкой,- сокрушенно оборвал меня Грегор. Он разозлился, но не на меня, а на себя.
   - Сядь, - приказал мужчина, указав на край кровати. Я оторвалась от стены, ноги еле держали, поэтому я с радостью опустилась на постель. Сам Ожвэй прошелся туда - обратно вдоль комнаты. Его что-то мучило. Скорей всего старые воспоминания. Я молчала, боясь спугнуть внезапные перемены.
   - Там, в моём мире, люди и фуренсы - оборотни, по-вашему, - жили в согласии. Мы правили, люди подчинялись. Они не были рабами. Некоторые даже занимали высокие должности в правящих кругах. Таким был отец Лияры, он состоял советником при моей матери. Когда я увидел её, вернувшись со службы на дальнем гарнизоне, то счел, что она станет очередным трофеем в череде покоренных мною красавиц, - Грегор кинул на меня красноречивый взгляд, вновь давая понять, какого он мнения о моей внешности. Я покорно стерпела, ожидая продолжения.
   - Но Лияра не ответила на мои знаки внимания. Она дерзила мне, не считалась с тем, что я один из двух возможных претендентов на трон. Я угрожал ей, потом перешел на мольбы. Я не мог причинить ей вреда, я хотел сделать её счастливой. Незаметно для меня самого стерлась грань между инстинктами охотника и безумными чувствами. Она чуткая, она раньше меня поняла, когда кончилась игра и началась любовь. Тогда она изменила свое отношение. Она стала моей.
   Ожвэй шумно вздохнул, остановился, запрокинул голову. Видимо, память отчетливо рисовала ему картины прошлого.
   - Моя мать устала быть королевой, устала править кланом, с которым вечно враждуют соседи. Она решила передать трон одному из своих сыновей. Тому, кто быстрей обзаведётся парой и порадует её внуками. Людские женщины не способны выносить ребёнка от оборотня, потому что тело их слабо и существует лишь в одной форме. Но это не имело для меня значения. Лишь в Лияре я видел ту, кто будет рожать детей от меня, кто будет моей королевой. Я всем объявил Лияру своей парой. Никаких свадеб и обрядов, только клятва, которая исключает возможность мужчине-фуренсу зачать ребёнка с другой самкой. А чтобы Лияра смогла стать частично оборотнем, ей предстояло пройти древний обряд из забытой легенды. Месяц до обряда она постилась, употребляя лишь кровь животных. Она говорила мне, что её тошнит, что ей плохо, а я умолял потерпеть. За день до обряда Лияра умерла. Оказывается, подкупленная моим братом служанка добавляла яд в каждую порцию кровавого питья.
   Теперь я забыла, что нужно дышать. Откровения Грегора переворачивали с ног на голову все мои представления о нём. На второй план отошёл вопрос: "А зачем вообще он всё это мне рассказывает?". Я хотела знать, что было дальше.
   - Служанку я убил, - после непродолжительного молчания вновь заговорил Ожвэй. - Она была фуренсом низшей ступени. Такое преступление карается нашими законами. К тому же я хотел убить брата. Растерзать, уничтожить. Но мне не дали. Мать сочла, что я сошёл с ума от горя. За убийство и нападение на наследника престола меня приговорили к бессрочному заключению в мире Посмертия. Бессрочное - какое точное слово. Там время теряет значение. Душу и тело разъединяют. Невыносимые страдания, которые этому сопутствуют, поддерживают красоту и молодость той, что правила миром Посмертия. Потом с ней что-то случилось. Владычица Душ сгинула, все заключённые получили свободу и успели покинуть мир через односторонний портал. Но не я. Я был разделён на три части: душу, человеческое тело и сущность фуренса. Сначала соединились только первые две составляющие. Мне пришлось искать треть себя. Когда, наконец, стал единым целым, то портал исчез. Он был на том месте, куда я привёл тебя и колдуна в день нашей встречи.
   Я вздрогнула. Мне казалось, что Грегор забыл о моём существовании и разговаривает сам с собой. Но нет. Мужчина скользнул по мне испытующим взглядом, от которого стало зябко.
   - Я бы мог покинуть мир Посмертия без своей силы и сущности фуренса, но я остался там. И что теперь? В этом мире мне вновь пришлось разделиться! Ты хоть представляешь, каково это - чувствовать себя пустым? Я знаю, что мне не вернуть Лияру, но и не забыть. Я должен наполнять свою жизнь событиями, интригами, властью и жестокостью, чтобы заглушить голос совести, которая кричит, вопит о том, что в смерти Лияры виновен я! Если я не смог уберечь смысл своей жизни, то к чему мне жалеть вас, никчёмных созданий? Я буду тем, кто я есть. Монстром и убийцей! Я буду сеять зло до тех пор, пока не почувствую, что совершил нечто более ужасное, чем то, что подтолкнул к гибели свою любовь.
   Я молча проглотила эту информацию. По щекам моим бежали слёзы печали и сожаления. Сострадание к Лияре и к тому Грегору, каким он был, заполнило собой мою душу.
   - Что за влага блестит в твоих глазах?! - свирепея, спросил Ожвэй. Я запоздало провела тыльной стороной ладони по лицу.
   - Ты жалеешь меня?!! - теперь в голосе мужчины прозвучало искреннее недоумение. Я даже не решилась кивнуть головой в знак согласия.
   - Ты идиотка, Итиса. Сегодня я тебя не трону, а то вдруг зарожусь твоим идиотизмом, - фыркнул с презрением Грегор. Если он и пытался скрыть за сарказмом другие чувства, то у него отлично получилось. Мужчина ушёл. Я перебралась в центр кровати, скрутилась калачиком. Голод напомнил о том, что со вчерашнего вечера я ничего не ела.
   - Это не самое страшное. Без еды прожить можно, - успокоила я себя. - Главное, чтоб было, ради чего жить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.01*45  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | С.Суббота "Я - Стрела. Тайна города нобилей" (Любовное фэнтези) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | | П.Гриневич "Сегодня, завтра и навсегда" (Антиутопия) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | А.Грэйс "Магазинчик" (Научная фантастика) | | А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"