Слезкина Соня: другие произведения.

Осторожно: дети!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
  
  

Осторожно: дети!

Пьеса - дневник в двух действиях

" А после моей смерти перероют мои ящики,

найдут этот дневник, семья моя прочтет

и потом уничтожит его, и скоро от меня

ничего больше не останется, ничего, ничего,

ничего! Вот что всегда ужасало меня!

Жить, обладать таким честолюбием,

страдать, плакать, бороться и в конце концов

  -- забвение... забвение, как будто бы никогда

и не существовала... Мое желание -

остаться на земле во что бы то ни стало."

Мария Башкирцева "Дневник"

  
  
  
   Действующие лица:
  
   Полина - взрослая женщина, 40 лет
   Маруся - девочка, поэтесса, 24 года
   Левушка - муж Маруси, мальчик, музыкант, 24 года
   Аля - дочь Маруси и Левушки, взрослый "чудо - ребенок", 7 лет
   Ася - сестра Маруси, девочка, сказочница, 20 лет
   Ося - мальчик, поэт, 24 года
   Саша - брат Оси, молодой человек, 20 лет
   Аделаида - няня-сказочница, старая женщина
   Ираида - подруга Полины, красивая женщина

1 действие.

   Марусин дневник: - Этим летом мне двадцать четыре года. Когда лето закончится, мне исполнится двадцать пять, а это уже совсем, окончательно, безнадежно взрослый возраст. Я стану взрослой женщиной, вероятно, буду варить борщ, толстеть и читать Донцову. И, конечно же, я перестану вести дневник. Так что это - последняя тетрадка и последнее лето. Хотя... Не жалко! Что может быть на свете глупее, чувствительнее и бесполезнее девичьего дневника? Ничего. А все мои записочки и есть - обыкновенный девичий дневник. Но, открываю секрет - я не обыкновенная девочка. Ку - ку!
  

1 Картина.

   Теплый июньский вечер. Просторная веранда большого дачного дома. Очень уютная и совершенно старинная: длинный деревянный стол, на котором самовар, с натянутой на него яркой лоскутной куклой, варежки - прихватки, вышитые полотенца, большие щербатые чашки. Вокруг стола деревянные стулья и плетеное кресло-качалка. В углу висит гамак. Молодежь на веранде играет в жмурки, в центре - Маруся с завязанными глазами. Маруся - невысокая молоденькая девушка, у нее пушистые, чуть вьющиеся короткие волосы и густая челка до середины лба. Ее фигура округла, а внешность женственна, но манеры и повадки - ребячьи. С завязанными глазами она двигается неловко, но смело, чрезмерно энергично, круша все на своем пути. Остальные смеются над ее резвостью и неуклюжестью, хлопают в ладоши и разбегаются.
   Левушка: - Маруся!
   Ася: - Маруся!
   Ося: - Маруся, сюда!
   Аля: - Сюда!
   Саша (хлопает перед Асей) - Маруся!
   Ася: - Не надо передо мной! А если я! - бежит за Сашей, он от нее. Маруся, услышав хлопки, бежит к ним, пытается схватить сразу обоих, но они вырываются.
   Маруся: - Нечестно! Нечестно! Я так всю жизнь буду за вами бегать, нельзя вырываться!
   Левушка: - Маруся, хочешь, я повожу?
   Маруся: - Не надо мне никаких твоих поддавков. Я сама!!!
   Саша: - Маруся!
   Аля: - Маруся!
   Ася: - Маруся!
   Ося: - Ку-ку, поймай меня, поймай меня!
   Маруся роняет стулья, топает, мечется, но безуспешно. Никто сразу не заметил, как на веранду поднялись две взрослые женщины. Одна очень красивая, другая - нет. Красавица - Ираида скучающе оглядывает играющих, лениво закуривает, облокотясь о перила в эффектной позе. Вторая женщина - Полина: тонкая, прямая, строгая и грустная. Она кажется незаметной, почти невзрачной, и очень усталой. Она в черно - сером, не красящем ее наряде, только ярко - рыжие волосы ослепительно хороши. Полина погружена в себя, она идет в дом, минуя резвящихся молодых людей, так, словно они из дыма, и она намерена пройти сквозь них. Молодежь расступается, переглядывается и хихикает. Маруся с разбегу налетает на Полину, хватает ее в объятья. Взрыв хохота.
   Маруся: - Поймала! Ася, ты?!
   Ася: - Нет!
   Маруся: - А кто тогда? Аделаида?
   Ося (писклявым голосом): - Да, это я, Марусенька.
   Маруся (с претензией) - Кто тогда?!!!
   Все хохочут, но уже неловко. Только Полина невозмутима и равнодушна. Стоит не шелохнувшись, позволяя Марусе себя ощупывать. Маруся берет в руку ее ладонь, медленно гладит, опознавая, потом сдергивает повязку с глаз.
   Маруся: - Меня зовут Маруся.
   Полина: - Я Полина.
   Забирает у Маруси руку, и уходит в дом.
   Саша: - Ну, и кто такая эта Полина?
   Маруся: - Ты, что не понял?! Это ведьма.
   Аля: (восхищенно ахает): - Ведьма?!
   Маруся: - Конечно, я вам отвечаю.
   Ася: - Ну, конечно, ведьма! Вы слышали ее шаги? Я, например, ничего не слышала, она сразу же появилась.
   Ося: - К тому же у нее горб, почти незаметный, вот такусенький, но все-таки горб.
   Левушка: - И левый глаз у нее немного косит, я заметил, когда посмотрел на нее в профиль, честное слово.
   Аля: - А вдруг она отравила Марусю!
   Маруся: - Не преувеличивай, я не пила никакого зелья и не собираюсь.
   Левушка: - А откуда ты знаешь, что ее рукопожатие не ядовито?
   Ося: - Да, уж, наверняка, ядовитое. Хотел бы я знать, скоро ли ты умрешь, хорошо бы, чтоб до ужина. Тогда я съем твой шоколадик за твое здоровье.
   Получает подзатыльник от Маруси.
   Саша: - Вы опять бредете?
   Ася: - К сожалению, нет. Придется посмотреть фактам в лицо, Маруся отравлена.
   Ося: - И, я настаиваю на том, что ведьмина отрава смертельна. В лучшем случаи, Маруся заснет на сто лет.
   Аля: - Жаль, что когда я вырасту, ты не придешь ко мне на свадьбу.
   Маруся: - Если Ося прав, то я не приду к тебе даже на похороны.
   Ося (обнимает Марусю) - И вот через сто лет, один прекрасный принц...
   Маруся: - Фу, какая гадость, ненавижу все ваши дурацкие поцелуйчики!
   Ася (Ираиде) - Пожалуйста, извините нас. Вам, наверное, неприятно, что мы говорим всякие глупости...
   Ося: - Но, дело в том, что мы - обормоты, и с этим ничего не поделаешь.
   Саша: - Это они обормоты. Я сначала тоже думал, что попал в какое-то "гнездо кукушки", а потом привык. Так что если вам не повезет и придется здесь жить, то вы скоро привыкните. В общем-то, они безобидные.
   Ираида молча курит, ей нет дела до этих детей и их игр. Но и их не задевает ее пренебрежение, им тоже нет дела до этой тетки.
   Ося: - Итак, все, что нам остается в такой печальной ситуации, это устроить хорошие основательные поминки.
   Саша: - Пожрать вот что нам необходимо!
   Ася: - И так как наши сердца навсегда опустошены этой невосполнимой потерей...
   Ося: - Так давайте поскорее наполним хотя бы наши желудки.
   Маруся: - За сказанное!
   Все поднимают воображаемые стаканы, и, не чокаясь, выпивают.
   Левушка: - Только не забывайте, что я вдовец, и нуждаюсь в утешении. Колбаса, чур, мне!
   Все наперегонки убегают в дом. Остается одна Маруся, она подходит почти вплотную к Ираиде, смотрит на нее в упор, так маленькие дети разглядывают незнакомых.
   Ираида: - Что?!
   Маруся: - А вам не страшно?
   Ираида:- Что не страшно?
   Маруся: - Жить такой красивой?
   Ираида пожимает плечами.
   Маруся: - А стареть не страшно такой красивой?
   Ираида отворачивается, обрывая разговор.
   Маруся: - А я не завидую. Я бы и не хотела быть красивой. Тогда мне не будет страшно стареть. Мне страшно только... хотите скажу?
   Ираида не отвечает. Из дома выходит Полина, не замечая Марусю, обращается к подруге.
   Полина: - Я договорилась с хозяйкой. Я остаюсь здесь.
   Ираида тушит сигарету, встает с перил и собирается уходить.
   Ираида: - Я приеду.
   Полина: - Спасибо.
   Ираида: - Привезу лекарства...
   Полина: - Спасибо.
   Ираида (теряя свою невозмутимость): - Поедем со мной! Пожалуйста...
   Полина качает головой.
   Ираида: - Тогда... пока?
   Полина: - Счастливо.
   Ираида хочет обнять Полину, но та отстраняется. Ираида уходит не оглядываясь. Конец этой сцены с искренним интересом наблюдают все обормоты, после ухода подруги молодежь обступает Полину.
   Ося: - Мы хотим пригласить вас выпить вина, у нас поминки...
   Ася: - Это игра, не удивляйтесь, на самом деле мы хотим отпраздновать ваш приезд.
   Левушка: - Но сначала надо оживить Марусю!
   Целует ее, затем ее целует Аля, а потом наваливаются все одновременно. Маруся отбивается.
   Маруся: - Не смейте меня лизать! Ненавижу! Дураки!
   Саша: - Ну, а где выпивка-то?
   Ася показывает на графин с чистой водой.
   Саша: - Блин!
   Ася: - Давайте, теперь, когда Маруся окончательно жива, выпьем за Полину. Мы вам рады и надеемся, что вам не будет с нами очень трудно.
   Полина (немного оживившись и повеселев): - А я надеюсь, что вам со мной не будет очень скучно. Со взрослыми тетками всегда бывает очень скучно.
   Маруся: - Почему-то мне кажется, что с вами скучно не бывает...
   Ася разливает воду в стаканы.
   Маруся: - Аделаида! Няня, где ты, иди к нам!
   Левушка: - Мы пьем за Марусино воскресение.
   Ася: - И за знакомство.
   Из дома выходит Аделаида, ей протягивают стакан с водой, и все дружно чокнувшись, пьют.
   Аля: - Няня, сказку!
   Все (хором): - Сказку, няня, скажи сказку!
   Ося: - И шоколадика!
   Аделаида: - Шоколадик для Али, а сказка всем.
   Ося: - Почему все для Али?! Шоколадик Алин, кашка Алина. Аля, отломишь дольку?
   Аля: - Ты же взрослый!
   Ося: - Но я же не виноват, я не просил, чтоб меня делали взрослым!
   Левушка: - Аля, надо угостить Осю ему и так не повезло, ведь он уже вырос.
   Ося: - Бриться надо!
   Ася: - И на работу ходить.
   Левушка: - Нельзя говорить, что думаешь.
   Маруся: - Надо целоваться!
   Аля: - Ладно уж, Ося, возьми дольку. Ну, няня же, сказку.
   Все собираются вокруг Аделаиды в дальнем углу веранды. Аделаида зажигает желтую лампу, садится в кресло - качалку и берет Алю на руки, остальные рассаживаются на пол у ее ног. Одна Полина сидит в темноте на перилах и курит, до нее голос няни доносится как теплое и мягкое журчание, слов не слышно, они не важны, важен только этот успокаивающий, баюкающий гул. Подходит Маруся, закутанная в плед, садится рядом с ней на перила.
   Маруся: - Как зовут вашу подругу?
   Полина: - Ираида.
   Маруся: - Претенциозно и тяжело. А она красавица. Я не хотела бы быть красавицей.
   Полина: - А я никогда и не была.
   Маруся: - А хотели?
   Полина: - Хотела...
   Маруся: - А я всегда говорю, что не хотела бы... а на самом деле хочу. Больше всего. Мне кажется, что если бы я была красавицей, настоящей красавицей, как Ираида, то меня бы все любили. Все-все-все.
   Полина: - А вам нужно, чтобы вас любили все-все-все?
   Маруся: - Мне только это и нужно.
   Полина: - Зачем?
   Маруся: - Не знаю...
   Полина: - Вы красивая.
   Маруся: - Да, немножко красивая. А знаете, чего бы я не пережила? Если бы вдруг я попала в какую-нибудь аварию и стала бы калекой без руки там... или без ноги...
   Какое-то время молчат. Полина трет виски, у нее, видимо, очень сильно болит голова. Маруся не отрываясь смотрит на нее и, волнуясь, вертит в руках снятое с пальца обручальное кольцо.
   Маруся (внезапно): - Полина, вам никогда не хотелось, чтобы... ну, чтобы...
   Маруся роняет кольцо, обе присев шарят в темноте по полу.
   Полина: - Вот оно, я его нащупала.
   Маруся накрывает ладонью Полинину руку с кольцом.
   Маруся: - Хотите, я буду вашим братом?
   Полина отбирает свою руку.
   Полина: - У меня есть брат.
   Маруся: - Почему вы надо мной смеетесь?!
   Полина: - Спокойной ночи, Маруся.
   Маруся срывает цветок, и с вызовом подает его Полине.
   Маруся: - Вот...
   Полина, смеясь, принимает цветок.
  
   Марусин дневник: - Зоя Космодемьянская вела дневник. Об этом я прочитала в книжке, когда мне было десять лет. Такие книжки никто из моих ровесников никогда не читал, и никогда не прочитает. Только мы с сестрой. Потому что у нас дома таких книжек было много, я их читала с шести лет, а моя сестра с четырех. В детстве я думала, что все книжки всегда про войну, про пионеров-героев, просто про героев, и про людей-революционеров. Мы с сестрой были "домашние" дети. Это такие дети, которые сидят дома и читают книги. Не хорошие, не полезные, а просто читают те книги, которые у них дома есть, и не знают, что таких книг уже никто не читает. Потому что там, на улице, куда нам с сестрой нельзя, идет "перестройка". А когда нам на улицу стало можно, то оказалось, что все уже перестроились жить без пионеров, без революционеров и без героев, а мы - нет. И вот, когда я прочитала, что Зоя Космодемьянская вела дневник, то тоже решила его вести. Только она писала, чтобы привить себе дисциплину, а я пишу, чтобы, когда я устану держаться, и у меня разожмутся пальцы, благодаря моему дневнику все бы узнали, что я была. И что я была - такая. И что я так страстно, так лихорадочно, так безумно хотела быть!
  
  

2 картина

   Раннее утро. На ступеньках крыльца сидят Саша с Асей и пьют чай.
   Саша: - Ты мне ответишь?
   Ася: - Прямо сейчас?
   Саша: - Сегодня уже наступило.
   Ася: - Но сегодня такое длинное, до вечера может пройти целая жизнь, откуда я знаю, буду ли вечером я еще я, или уже не буду...
   Из дома выбегает Маруся.
   Ася: - Ты куда?
   Маруся: - Куда надо!
   Маруся убегает.
   Саша: - А вот и твоя чокнутая сестра, и ты такая же.
   Ася: - Все говорят, что мы очень похожи. А в детстве были совсем разные. Пока была жива мама... Саша, зачем нам надо жениться?
   Саша: - Все женятся на тех, кого любят.
   Ася: - А потом? Варят борщ, рожают детей, моют посуду, стирают рубашки, смотрят телевизор, и что-нибудь еще, столь же интересное? Скучно...
   Саша: - Но это нормальная жизнь, а так... нельзя же всю жизнь петь дурацкие песенки в переходе и играть в жмурки!
   Ася: - Почему нельзя?
   Саша: - Ну, потому что... так не живут.
   Ася: - Не аргумент, раз мы живем, значит все-таки, так живут.
   Саша: - Ну, и долго вы так проживете?
   Ася: - Сколько получится.
   Саша: - Ну, жмурьтесь, раз вам так нравится.
   Ася: - Не злись.
   Возвращается Маруся с огромным букетом полевых цветов.
   Маруся: - Я бежала по полю, махала руками и кричала! Было такое счастье!...
   Ася: - Почему ты меня не позвала? Я бы тоже хотела.
   Маруся: - Потому что я ненавижу, когда ты хочешь того же, чего хочу я.
   Ася: - Не надо такие вещи говорить людям в лицо. Почему ты этого не понимаешь!
   Маруся: - Я говорю то, что думаю. Что хочу сказать, то и говорю.
   Саша: - А зачем ты это делаешь?
   Маруся: - Потому что это забавно. Раньше мне нравилось говорить неправду, мне хотелось поражать людей, вот я и врала. А теперь я всегда говорю правду, потому что оказывается правдой можно поразить еще сильнее. Мне нравится потом наблюдать за людьми, за их лицами.
   Саша: - Ты злая и чокнутая. Я хочу спасти Аську от тебя, женюсь на ней и увезу, и ты ее больше никогда не увидишь.
   Маруся: - Она не поедет.
   Саша: - Ты уверена?
   Маруся: - Сто пудов! Спорим?
   Ася: - Саша, не спорь. Проиграешь...
   Маруся: - Знаешь, у меня есть такой секретный крючок, на который я подцепляю людей. Всех-всех кого захочу. Я даже и сама не знаю, как это у меня получается, но осечек не бывает. Вот захочу, и тебя подцеплю, и никуда ты не денешься, спорим?
   Саша: - Со мной у тебя стопудово ничего не получится. Не люблю нечистую силу.
   Маруся не дослушав уходит, стучит в дверь Полининой комнаты.
   Полина: - Кто там?
   Маруся: - Маруся. Можно я войду?
   Полина: - Если хотите...
   Маруся заходит в комнату к Полине. Полина лежит в постели, на одеяле - грелка, на стуле рядом - лекарства.
   Маруся: - Я вас разбудила?
   Полина: - Да.
   Маруся: - Мне хотелось вас увидеть, я больше не могла ждать.
   Полина: - По ночам я плохо сплю, у меня болит сердце, удается заснуть только под утро.
   Маруся: - Сегодня утро волшебное! Я бегала купаться на речку, плавала голая, а потом носилась по полю. Ветер трепал мои волосы, я была очень счастливая. А вы счастливы?
   Полина: - Вы, наверно, голая очень красивая.
   Маруся: - Не хотите отвечать? Я не думаю, что вы счастливы... И это лучше. В вас есть что-то роковое, я никогда не видела таких, как вы. Мне кажется, что вы слишком многих целовали, отсюда - грусть. Всех героинь Шекспировских трагедий я вижу в вас. А я никого не целую, и часто бываю счастливой, почти всегда, беспрерывно... Только нужно понимать, что это - счастье. Даже если другие скажут: ну, какое же это счастье?! А я всегда отвечаю - это мое счастье!
   Полина: - Молодая, счастливая, умная, красивая, замужняя женщина. Маруся, вы лучше идите. Здесь нет ничего интересного для вас.
   Маруся: - Я с двух лет сама знаю, что мне надо, а что нет. И ненавижу, когда мне указывают.
   Полина: - Я очень хочу спать.
   Маруся: - А я хочу побыть с вами. Разве можно спать в такое сказочное утро!
   Подбегает к зашторенным темным окнам, распахивает их. Полина прикрывает глаза от солнца.
   Маруся: - Я вас ослепила!
   Полина: - Почти. Я не могу даже предложить вам присесть, стул занят. Мне вообще нечего вам предложить. У вас все есть.
   Маруся: - Но, кажется, мне есть, что вам дать.
   Откидывает грелку, садится на постель.
   Маруся: - Вы знаете, моя мама умерла, когда мне было четырнадцать лет...
   Полина: - Я вам ее напоминаю?
   Маруся: - Что вы! Моя мама была очень строгая, благородная и холодная. Она была до ужаса беспорочной. Это была такая мама, которая должна растить сыновей - войнов, бог ни в коем случаи не должен был доверять ей дочерей. Но у нее родились только мы с Асей. То есть, сын был, но приемный, папин. Она Андрюшу жалела больше чем нас, тихая с ним была, похожая на маму... Моя мама была самая лучшая, но из-за нее мы с Асей такие... не женщины. Очень трудно быть дочерью самой лучшей мамы. У нас не получилось. А у вас есть мама?
   Полина: - Мама умерла два года назад. Она была обыкновенная, веселая.
   Маруся: - А отец нас любил, но он все сидел в своем кабинете, писал что-то про свой музей. Мама была молодая, а он старенький, он ничего не понимал в современных, почти взрослых дочках. Мы с Асей выросли в пустом доме, в котором гуляли сквозняки. Вот потому я так рано и вышла замуж... очень хотела, чтобы меня любили.
   Полина: - И я тоже...
   Маруся: - Что тоже?
   Полина: - Я тоже рано вышла замуж. Вот уж действительно, спасение от одиночества!
   Маруся: - А разве нет?
   Полина: - Нет.
   Маруся: - Неправда! Если любишь, то уже не одинок, вас, по крайней мере, двое: ты и твоя любовь.
   Полина: - Наверное, приятно быть такой молодой. Я уже забыла как это.
   Маруся: - А вы любите свою подругу?
   Полина: - Ираида красавица.
   Маруся: - Вам необходимо полюбить!
   Полина: - И все-таки, я хотела бы еще пару часов поспать, если вы не против. Спасибо за внимание. Но больше не надо.
   Маруся: - Вы слышали, что я сказала?
   Полина: - Слышала. Я старая и усталая тетка. Я хочу, чтобы все было, как есть... чтобы не было хуже. У вас есть муж и дочь, они любят вас, вам повезло. Зачем вам другое счастье? Что вы о нем знаете? Идите, пожалуйста, играть на веранду здесь тесно, темно и душно. Не походящая площадка для детских игр.
   Маруся: - И все-таки, возьмите цветы.
   Маруся выходит из комнаты и натыкается на смущенного Левушку, он уже давно стоял возле двери не смея постучать.
   Маруся: - Ты что?
   Левушка: - Тебя искал, Ася сказала, что ты пошла... Вот я и ждал...
   Маруся: - Зачем? Ревнуешь?
   Левушка: - Не очень. Немножко.
   Маруся: - Ну, и зря - немножко. Ты потому ждал?
   Левушка: - Не только, еще из-за Али.
   Маруся: - Что с Алей?
   Левушка: - Она не хочет есть кашу.
   Маруся: - А... Ты знаешь, что я тебя люблю?
   Левушка: - Да?... Наверное, знаю...
   Маруся: - Ты должен это твердо знать. Что бы ни случилось, с тобой я навсегда.
   Левушка: - Спасибо.
   Маруся подходит к Але, которая сидя за столом, размазывает по тарелке кашу.
   Маруся: - Я хочу, чтобы ты съела кашу.
   Аля: - А я этого не хочу!
   Маруся: - Почему?
   Аля: - Левушка сегодня переживал из-за того, что ты сидишь у ведьмы, и сварил горелую кашу. А горелую я не ем.
   Маруся: - Придется съесть.
   Аля: - Исключено.
   Маруся: - Тогда я не буду разговаривать с тобой до самого обеда.
   Аля: - Если ты заставишь меня есть, я сама с тобой не буду разговаривать.
   Маруся (внезапно кричит): - Я сказала, ешь кашу!
   Аля: - Не кричи на меня! Ты раньше на меня никогда не кричала! Я... я.. тебя совсем прокляну!
   Выходит Ося за ним следом Ася и Саша.
   Ося: - В конце концов, кто-нибудь мне скажет, когда у нас поезд?
   Левушка: - Поезд? У нас? Куда?
   Ося: - На юг. Мне необходимо сегодня же уехать.
   Левушка: - Почему?
   Ося: - Потому что я больше не хочу вас видеть. Я не хочу больше играть в жмурки, не хочу петь песенки, я хочу валяться на пляже, пить настоящее пиво и трахаться с женщинами!
   Ася: - Ося, тебе не идет быть таким грубым. Может, объяснишь, что мы тебе сделали?
   Ося: - Не знаю. Я сегодня всю ночь не мог спать, и мне стало страшно. Я чувствую, что здесь больше нельзя жить. Я хочу уехать. Прямо сейчас. И вообще, пора все это прекратить!
   Маруся вдруг начинает громко плакать. Все замолкают. Левушка пытается погладить ее по голове, но она резко и грубо отталкивает его.
   Аля: - А ведьма все-таки отравила нашу Марусю...
  
   Марусин дневник: - В нашем доме живут сквозняки. Я ненавижу холод! Скукоживаешься, сжимаешься, утыкаешься в себя... Я даже в жару сплю тесно прижав коленки к груди, и, обхватив себя руками... Я всегда стесняюсь того, что я так сплю, и не люблю, чтобы на меня смотрели. К холоду нельзя привыкнуть... Когда я выросла, я стала играть. В детстве я как-то не очень любила... Теперь мне нравится. Когда зимой на морозе играешь в снежки, бегаешь, смеешься, то холода не чувствуешь... Ну, вот так же... В жизни так же. Я очень много об этом думаю... Почему-то... Но никому не говорю, потому что... все знают, что я... я очень счастливая!

3 картина

   Полдень. Ася на веранде собирает Осин рюкзак.
   Ася: - А где остальные вещи?
   Ося: - Какие еще вещи? Ты бритву положила?
   Ася: - Положила. У тебя только бритва и все?
   Ося (истерично кричит): - Где тетрадка?! Аля, ты взяла мою тетрадку?!
   Аля сидя на ступеньках рисует на вырванных тетрадных листках.
   Аля: - Я не брала твою тетрадь, хотя мне очень была нужна бумага для рисования. Но я подумала, что ты будешь кричать и не взяла.
   Ося выхватывает у нее листы.
   Ося: - А это откуда? Ты выдрала листы из моей тетради со стихами?!!
   Аля: - Говорю же, что нет. Я вырвала из своего дневника.
   Ося: - А где тогда моя тетрадь?! Сволочи, кто украл мою тетрадь со стихами?!!!
   Саша кидает ему тетрадь.
   Саша: - Держи. Валялась под кроватью.
   Аля заглядывает в тетрадь.
   Аля: - Но тут нет никаких стихов.
   Ося: - Просто я их еще не написал. Не могу писать среди таких уродов.
   Аля: - Не обзывайся!
   Ася: - Ося, опоздаешь на поезд. Где остальные вещи?
   Аделаида (приносит тоненькую стопку белья): - Осенька, как же ты поедешь, белье - то еще не высохло, я с утра постирала.
   Ося: - Ничего, няня, высохнет на южном солнце. Мне бы только вырваться отсюда поскорее. Ася, хватит тебе возиться, все уже собрано.
   Ося надевает на плечи пустой рюкзак.
   Ося: - Ну, я пошел?..
   Аля (плачет): - Взаправду уезжаешь? Ты вернешься? Ты не насовсем? Ты только так?
   Аделаида (чуть не плача): - Сказал бы с вечера, Осенька, я бы тебе на дорогу куртку зашила...курочку пожарила.
   Саша: - Ну, ты даешь, брат. Вообще не понимаю что с тобой, куда ты...
   Левушка: - Ося, ты действительно, возвращайся быстрее... Мы ж хотели новую песню написать... Да и вообще...
   Ася: - Оська, как мы без тебя? Правда, ерунда какая-то...
   Ося: - Маруся, может быть я дурак, что уезжаю?!
   Маруся: - Конечно! Конечно, ты дурак, Оська, но ты лучше поезжай. Представляешь, юг, море, голые коричневые тетки!
   Ося (чуть не плача): - Не надо мне теток, мне здесь с вами так хорошо, мне никогда ни с...
   Маруся: - Оська, уходи, опоздаешь на поезд.
   Ося (убегая): - Мне так не хочется на юг!
   Маруся (смеясь, кричит вдогонку): - Оська - дурак!
   Полина во время предыдущей сцены вышла из своей комнаты, и присев в дальнем углу на перила, курит.
   Аля (заметив Полину): - Я так и знала, что он уедет. Просто он очень боится ведьм.
   Левушка: - Не говори глупости. Шутка устарела.
   Аля: - Я сама знаю, что говорю.
   Ася: - А мне тоже хочется уехать.
   Саша: - Давай уедем? Хочешь прямо сейчас?
   Ася: - Это невозможно. Пойдем купаться. Вы с нами?
   Маруся качает головой. Садится на пол напротив Полины, и, не отрываясь, смотрит на нее. Полина делает вид, что не замечает.
   Маруся: - Вы не завтракали. Хотите, я вскипячу вам чаю?
   Полина: - Нет, спасибо.
   Маруся: - Мне это не трудно.
   Полина: - Нет, спасибо.
   Маруся: - Мне это будет приятно.
   Полина: - Нет, спасибо.
   Левушка, приносит из дома старый приемник и возится с ним в другом конце веранды, пытаясь не смотреть на женщин и не слушать их.
   Маруся: - Можете со мной не разговаривать.
   Полина не отвечает.
   Голос диктора из приемника: - Сегодня ночью в Грозном...
   Маруся: - Если хотите, то молчите.
   Полина не отвечает.
   Голос из приемника: - в результате очередного...
   Маруся: - А мне совсем не мешает ваше молчание!
   Полина не отвечает.
   Голос из приемника: - четверо погибли, семь человек...
   Левушка (внезапно решившись): - Маруся, а может мне пойти на войну?
   Маруся: - Глупости. Сейчас нет никакой войны.
   Полина: - Нет потому, что вы о ней не хотите знать?
   Маруся: - Спасибо, что разговариваете со мной. Войны нет, потому что ее нет, что уж тут я могу поделать. Я может, и сама с удовольствием пошла бы на войну. Как Жанна Д` Арк и Зоя Космодемьянская. Это была бы классная игра!
   Левушка: - Так может быть мне пойти на войну? Это, говорят, сейчас очень просто, заключишь контракт, тебе заплатят деньги, и отправят на войну.
   Маруся: - Куда отправят?! Где война?
   Левушка: - Вообще-то много где...
   Маруся: - Представляю, ты сядешь на белого коня, наденешь кольчугу, возьмешь копье, и как Георгий - Победоносец на кремлевских воротах...
   Левушка: - Да, я буду воевать, а ты будешь меня ждать.
   Маруся: - Мне нравится эта игра! Я хочу быть женой война! Я буду ждать твоих писем, буду плакать... Буду тобой гордиться... А если Бог сделает это чудо и оставит тебя в живых, то я буду ходить за тобой как собака.
   Аля: - Левушка, я совсем не хочу играть в такую игру, и не хочу, чтобы ты шел на войну. Давайте лучше поиграем как раньше все втроем, ты будешь Лев, Маруся - Рысь, я - Теленок, давайте играть, как будто мы семья и ...
   Маруся: - Мне не хочется играть.
   Левушка выключает приемник.
   Левушка: - Аля, пойдем купаться.
   Они уходят. Маруся и Полина остаются одни.
   Маруся: - Вы можете и дальше молчать.
   Полина не отвечает.
   Маруся: - Я все равно скажу вам то, что хочу сказать. Я вас люблю.
   Полина не отвечает.
   Маруся: - Так альпинист из всех гор любит самую неприступную, ту, с которой, наверняка, сорвется, а, сорвавшись, расшибется насмерть. Но он, зная наперед, все равно выберет ее - смертельную, последнюю, головокружительную. Единственную.
   Полина: - Вы экстремалка. А что, если альпинисту повезет, он взойдет на вершину и останется жив?
   Маруся: - Тогда он умрет от счастья, взглянув вниз со своей горы.
   Полина: - А, наглядевшись, что сделает?
   Маруся: - Не знаю... Может начнет спускаться?
   Полина: - А, спустившись?
   Маруся: - Пойдет своей дорогой. Наверное...
   Полина: - А гора?
   Маруся: - Гора? Останется.
   Полина расхохоталась.
   Маруся: - Что такого смешного я сказала?
   Полина: - Маленькая девочка, играйте со своими мальчиками.
   Маруся: - Я все равно буду вас любить! Буду любить так, как вы уже не можете, или никогда не могли. Но, я могу! Моя любовь сильнее вашей нелюбви.
   Полина (внезапно рассердившись): - Что нового о любви я узнаю от вас?!
   Маруся: - Новое?! Любовь!
   Полина: - А вы сами-то с ней уже встречались? Не думаю...
   Маруся: - Да что вы про меня знаете, чтобы так говорить?!
   Маруся в ярости хватает со стола варежку-прихватку, и кидает Полине в лицо, Полина смеясь ловит ее.
   Полина: - Перчатка! Это вызов? Шпаги или пистолеты?
   Маруся: - Любовь!
   Полина: - Как вам нравится произносить это сочетание букв. Знаете, а может, это и правда... вовремя. Значит - любовь?! Ну, смотрите, Маруся, лучше нам выбрать пистолеты.
   Маруся: - Вы трусите?
   Полина пытается поцеловать Марусю в губы, но та резко и смущенно отстраняется.
   Полина (смеясь) - Вы трусите?
   Маруся: - Просто, ненавижу поцелуйчики...
  
   Марусин дневник: - Да, да, я помню, что самый глупый жанр на свете - девичий дневник. Но ведь их пишут. И что еще невероятнее - их читают! Мария Башкирцева вела дневник. И Таня Савичева, и Анна Франк. Что особенного было в этих девицах? То, что они умерли
  
  
  

4 картина

   Послеобеденное время. Льет дождь. На веранде очень тихо и темно от дождя.
   Левушка делает из тетрадных листков кораблики, а Аля бросает их с крыльца в лужи. Они играют без увлечения, жесты механичны, а лица унылые.
   Аля: - Левушка...
   Левушка: - Да, Алюшка...
   Аля: - Как ты думаешь, почему они так долго не идут?
   Левушка: - Наверное, они где-нибудь спрятались от дождя, сидят в сухом месте и ждут, когда он кончится...
   Аля: - Ты так думаешь?
   Левушка: - Да... наверно... я так думаю...
   Аля: - А как ты думаешь, почему Ася с Сашей сидят в комнате, и не выходят с нами поиграть?
   Левушка: - Наверное, у них важный разговор.
   Аля: - Тебе не кажется, что жить стало не очень весело?
   Левушка: - Это пройдет...
   Выходит Аделаида.
   Аделаида: - Алюшка, тебе пора спать.
   Аля: - Сегодня я так и быть пойду спать без капризов. Уж лучше спать!
   Аля идет в дом, Аделаида хочет пойти за ней, но Левушка останавливает ее, внезапно обнимает, утыкается в ее плечо.
   Левушка: - Няня!
   Аделаида: - Ну, ну, ну, плакать не надо...
   Слышен женский смех и громкие голоса Полины и Маруси. Левушка хватает Адеалиду за руку и утаскивает в дом.
   Левушка: - Пойдем, Аделаида, пожалуйста, пойдем отсюда скорее, я тоже хочу послушать твою сказку. Я так люблю твои сказки!
   Полина и Маруся вбегают на веранду. Они совершенно мокрые и очень счастливые.
   Маруся: - Странно, никого нет.
   Полина: - Ничего странного, все спрятались от дождя.
   Поднимает намокший кораблик.
   Полина: - У вас чудесная дочь. Но она меня не любит.
   Маруся: - Полюбит. Она же женщина, значит полюбит. Бросьте эту мокрую гадость, идемте скорее в комнату, я замерзла.
   Полина бережно кладет кораблик на стол. Идут в комнату Полины. Маруся поспешно стягивает с себя мокрую одежду, бросает ее на пол, а Полина поднимает, и аккуратно развешивает сушиться. Маруся забирается с ногами на кровать, кутается в одеяло.
   Маруся: - Полина, что вы стоите такая мокрая? Быстрее раздевайтесь, залезайте сюда.
   Полина: - Зачем вам это, Маруся?
   Маруся: - Что - это?! Просто я не хочу, чтобы вы простыли.
   Полина поверх мокрой одежды закутывается в покрывало, и присев на стул, закуривает. Какое-то время молчат, Маруся упоенно смотрит на Полину.
   Маруся (восторженно): - Как же, все-таки я рада!..
   Полина: - Что вас так радует?
   Маруся: - Вы! Такое ощущение, что сегодня Новый год, и мне подарили подарок, о котором я всю жизнь мечтала.
   Полина: - Обновка...
   Маруся: - Обожаю подарки, обожаю обновки, обожаю вас!!! Я уже согрелась, а вы?
   Полина: - Никак не могу согреться.
   Маруся: - А у меня руки, вообще всегда теплые. Потрогайте, правда, горячие как печка?
   Протягивает Полине обе руки, та едва дотрагивается до них.
   Полина: - И мягкие, как лапки у кошки.
   Маруся: - Нет, как у котенка. А у вас руки жесткие...
   Полина: - И всегда холодные.
   Маруся: - Да, прямо, как ледышки. Хотите, согрею? Дайте мне ваши руки.
   Полина не протягивает руки, Маруся сама берет ее ладони в свои.
   Полина: - Какие горячие у вас ладошки.
   Маруся: - А я что говорила? У меня и сердце такое же... с некоторых пор. Не знаю, что это...
   Полина: - Попейте воды.
   Маруся: - Сердце потушить?
   Полина: - Нет, запить вафли, вы же съели шесть штук всухомятку.
   Маруся: - Дурацкие вафли! У меня из-за них живот болит. К тому же они были совершенно не сладкие.
   Полина (с улыбкой): - Неужели совсем несладкие?
   Маруся: - Совсем - совсем. А мне так хотелось сладенького! Полина, можно я поцелую ваше колечко?
   Полина подсаживается к Марусе на постель.
   Полина: - А я поцелую ваши губы.
   Маруся (волнуясь): - А ... как вы... догадались?
   Полина: - Но ведь больше у меня нет ничего сладенького.
   Маруся (отстраняется): - Нет! Я не хочу, чтобы вы меня целовали. Я боюсь.
   Полина: - Чего?
   Маруся: - Себя. Может быть, я плохо целуюсь, и вам не понравится. И вас. Может быть, вы так хорошо целуетесь, что мне понравится. Неужели нельзя любить и не целоваться?!
   Полина: - Нет, нельзя, раз ты уже большая.
   Маруся: - Я не понимаю, зачем взрослые целуются, мне это никогда не нравилось, а все остальное еще хуже. У нас с вами этого не будет никогда!
   Полина: - Вам же нравится сидеть передо мной голой.
   Маруся: - Потому что вам нравится на меня смотреть. Слушайте! Зачем вы мне все это говорите? Я вас уже боюсь. Вы какая-то роковая, а может быть вы и вправду ведьма?
   Полина: - А вы все еще боитесь ведьм? Сколько же вам лет?
   Маруся: - Если девочке, то пять, если мальчику, то десять.
   Полина: - Лучше мальчик, девочка и в пять опаснее.
   Маруся: - Тогда мальчик.
   Полина: - Который играет в войнушку?
   Маруся: - Нет, который носит шлейф и пишет стихи.
   Полина: - И целует до темноты в глазах?
   Маруся натягивает одеяло по подбородок.
   Маруся: - Нет! Прячет лисенка под одеждой.
   Полина: - Маруся, что вам нужно?!
   Маруся: - Вы.
   Полина: - Чтобы посмотреть, как я сделана?
   Маруся: - Нет. Чтобы очень сильно любить.
   Полина сбрасывает покрывало с плеч, и выходит из комнаты. Маруся уютно укладывается на ее кровати. На веранде Левушка и Ася печально и без удовольствия играют в лото. После появления Полины, они уже только делают вид, что играют.
   Ася: - Полина, а где Маруся?
   Полина: - Она промокла, замерзла и легла спать.
   Левушка: - У вас?
   Полина: - У меня.
   Полина сидит на перилах, задумавшись, и тихо улыбается своим мыслям. Ася, совсем перестав играть, смотрит на нее, а Левушка, наоборот, старается не смотреть. Полина чувствует Асин взгляд, и оборачивается к ней.
   Ася: - Вы стали какой-то другой за эти полдня. Я заметила, здесь у нас все быстро меняются.
   Полина: - Просто, мне кажется, что сегодня Новый год, и мне сделали подарок, о котором я мечтала всю жизнь.
   Ася: - Вы знаете, а у меня умерла мама... Но, Маруся вам, наверное, уже рассказала. Меня мама очень любила, больше, чем Марусю, потому что я была маленькая и слабенькая. А с тех пор, как мама умерла, все всегда больше любят Марусю. А я люблю Марусю сильнее всех. Знаете, у Левушки мама тоже...
   Левушка (непривычно резко): - Я не хочу, чтобы ты говорила о моей маме!
   Ася: - Ты что кричишь? С ума сошел? Не буду я ничего говорить.
   Полина: - Не дом, а какой-то сиротский приют...
   Левушка: - Аля не сирота!
   Полина: - Да, у нее есть мама - девочка, и папа - мальчик.
   Левушка резко встает и уходит.
   Полина (растерянно): - Он что заплакал? Я не хотела. Ася, скажите ему, что я не хотела его обижать.
   Откуда-то из пелены дождя выныривает Саша. Он пьян, в руках у него недопитая бутылка пива. Шатаясь, он проходит по веранде. Внезапно останавливается напротив Полины.
   Саша: - А вы... да вы же просто блядь! Старая блядь! И эта ваша сучка - Маруська... Ведьмы! Что вам от нас надо?! Дайте вы нормально жить нормальным людям!
   Ася: - Саша! На тебя противно смотреть, иди отсюда.
   Саша: - А на нее тебе не противно смотреть?
   Безнадежно машет рукой, и уходит в дом.
   Ася: - Простите его, пожалуйста. Он сегодня несчастный, потому что я не хочу за него замуж. Я не хочу быть женой.
   Полина: - А кем же вы хотите быть?
   Ася: - Сказочницей, как Аделаида. Хочу поскорее состариться, стать такой же ужасно некрасивой, и чтобы у меня тоже был дом, в котором будут жить дети.
   Полина:- Такой же сиротский приют?
   Ася: - Нет, детский дом. Дом, где дети могут быть детьми, столько, сколько им нужно. А взрослые дети всегда сироты, их нужно согревать, с ними надо играть и рассказывать им сказки. Чтобы они верили...
   Полина: - А вы рассказываете сказки?
   Ася: - Ну, пока только немножко придумываю, еще никогда не рассказывала вслух. У меня плохо получается придумывать, я еще слишком глупая. Сказки, это же сложнее, чем всякие романы и поэмы.
   Полина: - Расскажите мне, пожалуйста, сказку. Мне никто никогда не рассказывал сказки.
   Ася: - Я не знаю... У меня глупые сказки, хотите глупую?
   Полина: - Очень хочу.
   Ася (ее голос стал напоминать звучанием и интонациями Аделаиду): - Просто... я думала... вот представим... что когда-то один садовник захотел вырастить аленький цветочек Цветочек, который может исполнить одно, но самое заветное желание. Этот старик... ну, то есть садовник был стариком, он взял себе помощника - мальчика, и стал искать секрет, как вырастить аленький цветочек. Вместе с мальчиком он бродил по свету, собирая самые разные мечты и желания, которые возникают у людей, чтобы соединить их в своем цветке. Он брал золото рассвета, пурпур заката, желтую тоску осени и оранжевую улыбку лета. Он собирал алые румянцы юных щек и лихорадочный пламень умирающих, он... Все! Не могу, это очень плохая сказка, у меня ничего не получается...
   Полина: - А чем закончилось, садовник вырастил свой цветок, и он исполнил его заветное желание?
   Ася: - Когда цветок распустился, то старик сразу же умер.
   Полина: - Почему?
   Ася: - Потому что его заветное желание исполнилось, в общем, очень банально... Но у меня не получается иначе!
   Полина: - Вы очень молоденькая.
   Ася: - А у Маруси получается.
   Полина: - Она тоже сочиняет сказки?
   Ася: - Нет, она сочиняет свою жизнь. И всем кажется, что не банально...
   Полина: - А у вас есть самое заветное желание?
   Ася: - Хочу быть маленькой, единственной маминой дочкой.
   Полина: - Какая вы хорошая девочка...
   Ася: - Ну, так, погладьте меня по голове...
   Полина гладит ее по голове. Выходит Маруся.
   Маруся: - Я все подглядела. Полина, не верьте, она не любит вас. Она любит меня, и все что я люблю.
   Ася: - Кстати, я скоро выйду замуж, уеду далеко - далеко, навсегда - навсегда, и ты будешь одна любить то, что ты любишь!
  
   Марусин дневник: - Башкирцевой, когда она умерла, было двадцать четыре. Как мне. За неделю до смерти она еще писала дневник, а потом уже не могла. Только сидела и плакала. Она не была ни женой, ни матерью, ни любовницей, она была маминой балованной дочкой, тетиной любимой племянницей, она была двадцатичетырехлетней девочкой. Разве девочки умирают, когда рядом мама? Разве мама не все может?
  

5 картина.

   Вечер. Серый, пасмурный, унылый. На веранде Маруся и Аля, сидя напротив друг друга за столом, пишут в дневниках.
   Маруся: - Аля, я смотрела твой дневник. Кто-то выдрал из него листки. Ты не знаешь кто?
   Аля: - Я вырвала их сама.
   Маруся: - Зачем?
   Аля: - Чтобы рисовать.
   Маруся: - Свинство!
   Аля: - Я думала тебе теперь будет не интересно смотреть мой дневник.
   Маруся: - Дневник, это твоя работа, и ты относишься к ней по-свински. Я бы ни за что не стала писать ни дневник, ни стихи в такой разодранной тетради.
   Аля: - Но, мне же нужно было утешение! Сегодня никто не хочет играть, идет дождь, а ты все время сидишь в комнате у ведьмы. Я была несчастна, и хотела рисовать.
   Маруся: - А из чего вы делали кораблики?
   Аля: - Из Левушкиного дневника. Он порвал свой дневник, чтобы не писать туда ничего грустного про тебя. А ты больше совсем уже не хочешь играть?
   Маруся: - Совсем не хочу...
   Аля вздыхает, и утыкается в дневник. Маруся закрывает свою тетрадь и подходит к Полининой двери, приоткрыв, прислушивается. Из дома выходит Ася.
   Ася: - Она спит. Ты же слышала, Полина сказала, что плохо себя чувствует, ей нужно поспать, не ходи к ней.
   Маруся: - Я буду тихо сидеть возле нее, и смотреть.
   Заходит в комнату. Ася подсаживается к Але, смотрит, как она пишет.
   Ася: - Ты напишешь, что нам сегодня очень грустно?
   Аля: - Нет. Левушка не хочет, чтобы я писала о грустном.
   Ася: - А о чем же ты пишешь?
   Аля: - Я пишу воспоминания о своей жизни.
   Ася: - Но в них не будет написано о том, как грустно тебе сегодня жить? Значит и твои мемуары, будут лживыми. Выкини этот дневник!
   Аля: - Я не могу. Это расстроит Марусю.
   Ася: - Все равно у нее ничего не получится! Когда она умрет, то она - умрет! Ее не будет, также, как и всех. Давай порвем твой дневник?
   Аля: - Ну... Давай!
   Азартно, с яростью и радостью рвут тетрадь. Выдергивают друг у друга листы, крошат их, топчут. Это похоже на игру, потому становится весело. Ася и Аля смеются, на смех выходит грустный, помятый Левушка.
   Аля: - Левушка, мы мой дневник тоже порвали!
   Ася: - И это здорово!
   Левушка (оживившись и повеселев): - А давайте будем веселиться?
   Ася: - Мне кажется, у нас нет причины для веселья.
   Левушка: - А зачем для веселья причина? Нужно только желание. А оно у нас есть, ведь правда?!
   Аля: - Ура!!! Хочу праздник!
   Ася: - Левушка, праздник, давай праздник!!!
   Левушка: - Мы будем праздновать... Придумал! У нас будет праздник летнего настроения! Сначала надо украсить помещение, потом мы будем пить настоящее человеческое вино, петь нечеловеческие песни, прыгать через костер и обливать друг друга водой.
   Аля: - Только, чур, не за шиворот, как в прошлый раз!
   Ася: - Я сегодня принесла с озера камышей, давайте расставим их в банки на полу, самое подходящее украшение для летнего настроения.
   Аля: - Я позову Марусю!
   Левушка: - Аля! Не надо. Это будет сюрприз для нее. Позови лучше Сашу и няню.
   Аля (с топотом убегает в дом, вопя): - Саша! Няня! Праздник!!!
   Ася: - Ты как?
   Левушка: - Нормально.
   Ася: - Нормально?
   Левушка: - Нормально!
   Возвращается Аля, подталкивая перед собой Аделаиду и заспанного Сашу.
   Саша: - Мать вашу, совсем с ума сошли, что тут праздновать?
   Аделаида: - Может испечь праздничный пирог?
   Аля и Левушка: - Да!!!
   Ася: - Саша, у нас праздник летнего настроения.
   Саша: - Так ведь ни фига нет, ни настроения, ни лета. Бр... Холодно, мокро, противно.
   Ася: - Зато у нас есть большое желание и необходимость праздновать. И не смей нам портить летнее настроение!
   Саша: - Ладно, праздновать, так праздновать. Сгонять за выпивкой на колодец?
   Левушка: - Нет, в ларек. Мы сегодня вечером пьем настоящее вино.
   Саша: - Тогда ура! Тогда, действительно, праздник. Я бегом!
   Саша убегает. На веранде суматоха. Аля вырезает из салфеток снежинки и развешивает их на стены. Ася расставляет в банки цветы и камыши. Левушка возится с приемником, отыскивая веселую музыку.
   Ася: - Выключи его, выключи! Не порть нам праздник дурацкой попсой, не надо их музыки, у нас будет только наша музыка.
   Левушка: - Наша музыка не веселая, а нам на сегодняшнем празднике надо так веселиться, так...
   Ася: - Как в последний раз?
   Левушка: - Аська, хорошо, что ты моя сестра.
   Аля: - Как вы думаете, снежинки прибавят нам летнего настроения?
   Левушка: - Конечно. Они нам будут напоминать, что бывает зима, и тогда совсем грустно, а раз сегодня лето, значит, жизнь уже прекрасна!
   Ася и Аля (напевают): - Жизнь прекрасна! Жизнь прекрасна!
   Левушка (присоединяется к пению): - Жизнь прекрасна тра-ля-ля!
   Ася и Аля: - Летом классно! Летом классно!
   Левушка: - Ля-ля Ля-ля!
   Аля: - А дальше какие слова?
   Левушка: - Такие, как мы сами захотим.
   Ася: - Солнце светит! Солнце светит!
   Левушка: - Мы как дети! Мы как дети!
   Аля: - Шоколадки ням-ням-ням!
   Ася: - Все идите в гости к нам!
   Из Полининой комнаты выбегает Маруся.
   Маруся: - Дураки вы, дураки! У вас глупые стихи!
   Левушка: - Ты на нас не обзывайся...
   Аля: - Лучше с нами поиграйся! Маруся, у нас праздник!
   Ася: - Праздник летнего настроения.
   Левушка (выставляет руку с поднятым вверх большим пальцем): - Тай-тай-налетай! Кто со мною играй!
   Аля (берется за палец): - Чур, я!
   Ася: - Чур, я!
   Саша, запыхавшись, поднимается на веранду, ставит бутылку на стол, и спешит присоединиться:
   Саша: - Чур, я!
   Левушка: - Няня!
   Аля: - Няня! Скорее, скорее, ну, скорее же!
   Из дома выходит Аделаида.
   Аделаида: - Так у меня ж руки в муке...
   Ася: - Ну, няня!
   Левушка: - Тай-тай, няня!
   Аделаида присоединяет свою руку.
   Аделаида: - Чур, я.
   Все смотрят на Марусю. Она вдруг, сорвавшись, бежит в комнату Полины, и вытаскивает ее на веранду. Полина идет неохотно, она смущенна. Маруся накрывает руку Аделаиды.
   Маруся: - Чур, я! Полина, тай-тай.
   Полина: - Мне кажется, я... не умею...
   Ася: - Полина, тай-тай!
   Левушка убирает свою руку и все рассыпается. Он хочет уйти в дом, но Маруся его не отпускает, берет за руку, другой рукой она удерживает Полину, тоже собиравшуюся уйти.
   Маруся: - Послушайте, Полина, вот этот мальчик мой муж. Я люблю его, и буду любить всю жизнь. Мы родились с ним в один день и в один год. А когда мы встретились, нам обоим в сумме было тридцать лет, правда, прекрасный возраст? Знаете, как мы встретились? В годовщину смерти мамы, папа привез нас с Асей на могилу, сам сел на скамеечку и заплакал. А мы стояли и не плакали. А у соседней могилы, совсем свежей, стоял мальчик и плакал. Все уже ушли, и звали его, но он не шел. Я уже целый год жила без мамы, то есть расшибалась обо все углы... я тогда была совсем взрослая и не умела плакать. Я подошла к мальчику и взяла его за руку. И он пошел за мной... И это навсегда! Левушка, посмотри на эту женщину. Она пришла вчера в наш дом. Я случайно взяла ее за руку, и... не смогла отпустить. Я не знаю почему так бывает, так вдруг... так глупо, так неправильно, так несправедливо... так жестоко... но, оказывается так бывает. Я ее люблю. Если она возьмет меня за руку, то я пойду за ней. А если не возьмет, то буду стоять на этом месте и это... навсегда! Но у меня же две руки! И все так просто! Так просто быть счастливыми!
   Левушка и Полина забирают свои руки. Левушка отвернувшись, плачет, Полина украдкой глотает таблетку.
   Маруся: - Вы только позвольте себе быть счастливыми, пожалуйста. Это легко, это очень легко...
   Ася (Марусе): - Я тебя ненавижу. У тебя ничего не получится. Тебе только кажется, что все игры играются по твоим правилам.
   Маруся (очень трезво и жестко): - В этой игре ты участия не принимаешь. Это моя игра, и в ней все будет так, как я хочу.
   Полина (Аделаиде): - Я хотела бы с вами поговорить... К сожалению, мне придется...
   Левушка: - Нет! Вы не должны уезжать. Аля, как ты думаешь, если твой папа пойдет на войну и получит там орден, это будет хорошая игра?
   Аля: - Тебе обязательно идти на войну?
   Левушка: - Я же лев.
   Аля: - Но, я буду плакать, ведь мне будет грустно без тебя.
   Левушка: - Такие уж правила у этой игры, мужчины воюют, женщины плачут.
   Ася: - Саша, я согласна!
   Саша: - Ты выйдешь за меня замуж?
   Ася: - Да. Завтра утром. Ты едешь со мной прямо сейчас?
   Саша: - Хоть сию минуту.
   Аля: - Я с вами! Я тоже поеду в город и сдамся в какой-нибудь детский дом. А когда Лев вернется с войны, то он меня заберет и...
   Аля плачет и со всех ног бежит к няне, утыкается головой в ее колени. Левушка и Ася поступают так же.
   Аделаида: - Ну, ну, плакать не надо...
   Уводит их дальний угол веранды, зажигает желтую лампу, ее голос звучит издалека, мягко, певуче и монотонно, плач стихает. Саша берет со стола бутылку, и уходит с ней в дом. Маруся протягивает Полине руку, Полина медлит, но все-таки принимает ее ладонь.
  
  
   Марусин дневник: - Я ужасно боюсь: а вдруг окажется, что меня нет? Ведь эта девушка, похожая на кинозвезду, - не я, и та, некрасивая, которая утром отражается в моем зеркале - не я; та умная, которая пишет стихи - не я, и та глупая, которая играет в свои злые игры - не я; та, которую любят - не я, и та, которую не любят - не я; та, которая всегда смеется, шумит и болтает - не я, и та, которая пишет в дневник и часто плачет из-за ерунды - тоже не я... А я - есть? А кто - я?
  
  

6 картина.

  

Ночь. Маруся и Полина в полининой комнате.

   Маруся: - Я люблю ваши руки... такие тонкие, бледные, слабые... и ваш рот... темный, влажный... у меня мурашки по спине... ваши губы мягкие?
   Полина дотрагивается губами до Марусиной ладони.
   Маруся: - Шершавые... Полина, зачем это все - губы, руки?!!! Почему это так волнует? И зачем все это должно быть? Разве не прекрасней, разве не чище и не честнее, чтобы не было ничего такого... ни рук, от которых дрожь, ни губ, от которых мурашки... Чтобы только наши души и только наша любовь?
   Полина: - Мне холодно...
   Маруся (укутывает ее в одеяло): - Так?
   Полина: - Нет, это же просто кусок ткани.
   Маруся (обхватывает ее обеими руками): - Так?
   Полина: - Так...
   Маруся: - Но ведь это же совсем другое. Другое, чем ваши губы, чем мои мурашки. Зачем непременно нужно целоваться?
   Полина: - Не знаю. Я никогда не думала зачем, я просто целовалась и... и все.
   Маруся: - Что все?
   Полина: - Все становилось понятно.
   Маруся: - Я хочу все понять.
   Полина целует Марусю.
   Маруся: - Я думала, что не умею целоваться. Знаете, в Алиных модных журналах для девочек, советуют учиться целоваться с подушкой.
   Полина: - Ты пробовала?
   Маруся (смеется): - Нет. Можно я лягу у ваших колен?
   Полина: - Там дует.
   Маруся: - Нет, больше не дует, мне теперь тепло.
   Полина: - Ложись ко мне на колени. Не жестко?
   Маруся: - Вы мягкая. Пожалуйста, погладьте меня по голове.
   Полина: - Так?
   Маруся: - Нет, больше...Вот так.
   Полина: - Мальчик мой, спи.
   Маруся: - А вы гладьте мои волосы, тогда усну.
   Полина: - Хорошо, маленький.
   Маруся: - Полина, вам нравится ваш паж?
   Полина: - Да, когда он хороший мальчик. Спи, спи моя девочка.
   Маруся (сонно): - Полина... вы знаете... вот мой дом...
  
  

2 действие.

   Марусин дневник: - Мир - чудесный, прекрасный, замечательный. Кто его создал, я не знаю, я ведь была пионеркой. Всего один год, но это ничего не меняет. Я никакая не атеистка, я просто - не знаю. Ну, конечно, можно стать буддисткой, или еще кем-нибудь... Это же модно. Но я не хочу только из-за того, что модно. Я жду, пока Бог сам меня найдет. Когда я была маленькая, если я терялась в большом универмаге, я знала, как надо себя вести: надо стоять на одном месте и ждать маму. Мама взрослая, умная, она все может и знает, она высокая, а я маленькая, глупая, мне из-за спин ничего не видно, и если я начну бегать и искать, то мы никогда не встретимся. Надо стоять и ждать. Пока ждешь, можно, конечно, плакать, а можно сочинять стихи. Ну, вот так и с Богом... стоять и ждать. Ведь я же маленькая, ему меня с высоты виднее.
  
  

7 картина.

Августовское пасмурное утро. Аля одиноко сидит на ступеньках перед тарелкой с манной кашей. Подходит Ося. Рюкзак его по-прежнему пуст, но сам он загорелый и веселый.

   Аля (орет):- Ося!!!
   Бросается к нему на шею, Ося подхватывает ее.
   Ося: - Алька!!!
   Аля: - Я знала, знала, что ты вернешься. Ой, какой ты негр.
   Ося: - Ребенок, а где твои родители?
   Аля: - Мой папа ушел на войну.
   Ося: - Этого не может быть!
   Аля: - Почему это не может, очень даже прекрасненько может. Он же лев! А сейчас приходила тетя почтальон и принесла письмо. С войны!
   Ося: - Покажи.
   Аля протягивает конверт, Ося разглядывает его.
   Ося: - Ух, ты, ничего себе, наш Левушка - солдат! А где твоя мать?
   Аля: - А моя мама ушла в монастырь.
   Ося: - Маруська?! Никогда в жизни! Даже если Левушка стал львом, то Маруся... это просто бред.
   Аля: - Никакой не бред, а жизнь.
   Ося: - Так, ну а мне то, что теперь делать? Я что как честный человек должен теперь усыновить сироту?
   Аля: - Какого сироту?
   Ося: - Тебя, разумеется.
   Аля: - Спасибо за предложение, но пока что я не окончательная сирота. Моя мама должна вернуться после утренней службы. Она пошла в монастырь на экс-кур-сию с ведьмой Полиной.
   Ося: - Слава богу! Ну а остальные где?
   Аля: - Так спят все.
   Ося: - Это мы сейчас исправим. - (орет) - Сволочи!!!! Подъем!!!!! Я вернулся!!!!!!
   Из дома выбегают заспанные Ася с Сашей и Аделаида.
   Ася: - Ура! Оська!
   Саша: - Братишка! Елки-палки!
   Аделаида: - Осенька, родимый наш вернулся!..
   Ося: - Да, ну целуйте же меня. Чур, Аська первая.
   Все обступают Осю, целуют его, тормошат. На веранду поднимаются Полина с Марусей.
   Маруся: - Оська приехал!
   Ося: - Маруська!
   Маруся: - Оська!
   Бегут друг к другу, обнимаются.
   Маруся: - Вот гад, ведь какой черный, какой красивый. Ну-ка рассказывай, тетки были?
   Ося: - Какие тетки?
   Маруся: - Коричневые, голые?
   Ося: - Были.
   Маруся: - И что они, правда, везде коричневые, ты проверял?
   Ося: - Слушай, ты какая-то чокнутая...
   Маруся: - А была?
   Ося: - И была тоже, но теперь другая, какая-то ты стала...
   Маруся: - Нормальная стала, только и всего.
   Полина: - Маруся, я пойду приму таблетки. Ты со мной?
   Маруся секунду колеблется.
   Маруся: - Только Оська, без меня, чур, ничего не рассказывай, я сейчас.
   Аля: - Маруся! А письмо!
   Маруся: - Какое письмо?
   Аля: - Письмо от Левушки с войны.
   Маруся: - Потом прочитаем.
   В комнате у Полины.
   Полина: - Ну, что ты топчешься у двери, иди, если хочешь.
   Маруся: - Ничего я не хочу.
   Полина: - Ты хочешь на веранду.
   Маруся: - Просто здесь так душно и так темно, Полина, ну, давайте, уже откроем окно.
   Полина: - Не надо, у меня болит голова от дневного света, мне так лучше. Я приму таблетки и лягу, а ты иди на веранду, там твой друг рассказывает о поездке.
   Маруся: - Не пойду, я посижу с вами.
   Полина: - Я, наверно, засну. Здесь душно и темно, а там смеются, слышишь?
   Маруся: - Слышу...
   Полина: - Беги к ним.
   Маруся (решительно): - Нет, не хочу к ним. Мне здесь лучше.
   Полина: - Это не правда, этого не может быть.
   Маруся: - Мне с вами лучше.
   Маруся ложится рядом с Полиной.
   Маруся: - Почему у вас всегда болит сердце?
   Полина: - Многих в него впускала. Не надо было...
   Маруся: - Но я тоже многих впускаю! Всех впускаю, я же люблю пол мира. И, кажется, могу полюбить еще...
   Полина: - Еще пол мира. Можешь.
   Маруся: - И сердце у меня никогда не болит. Вообще ничего не болит.
   Стук в дверь.
   Ося (сквозь дверь): - Маруся! Я тебя жду, ты идешь?
   Маруся: - Мы спим, нам не мешайте.
   Ося: - Ты же сказала без тебя не рассказывать.
   Маруся: - Ладно, рассказывай.
   Ося: - Маруська, мне без тебя скучно, выходи.
   Маруся: - Сказала же, мы спим, потом, потом, уходи.
   Ася (сквозь дверь): - Маруся, так нельзя, человек только приехал, мы давно не виделись.
   Маруся: - Мне так можно.
   Полина: - Может пойдешь к ним?
   Маруся: - Не-а. Знаете, о чем я иногда мечтаю...
   Полина: - Ну, и о чем интересно? Наверное, о какой-нибудь глупости.
   Маруся: - Конечно, о глупости. Я мечтаю, что вот было бы здорово, чтобы меня приковали к вам толстой - толстой цепью, чтобы никто не мог расковать, и мы бы так жили. Тогда я бы всегда была с вами, и никуда бы вы не делись.
   Полина: - Делась бы...
   Маруся: - Не-а! Мы же прикованные. Вы пойдете гулять и я с вами, вы поедете в город и я с вами...
   Полина: - Да, и в гроб ты со мной!
   Маруся: - Никогда не смейте так говорить! Никогда!
   Полина: - Не плачь и не ори... пожалуйста...
   Маруся: - Буду плакать! Буду орать! Какой -то у вас глупый, пошлый юмор.
   Полина: - Ну, извини... фраза получилась, действительно пошлая... но ведь это же правда, ты же знаешь.
   Маруся: - Ничего я не знаю! И знать не хочу, что говорят ваши глупые врачи. Полина... у меня сердце болит!..
   Полина: - Прости меня, пожалуйста.
   Маруся: - Ах, Полина, что же это у вас за сердце такое, что ему надо, что ему не живется, не любится, как не честно оно с вами поступает! И со мной... Ох, уж это ваше сердце...
   Полина: - Знаешь, а я рада, что оно болит. Значит - живое.
   Маруся: - Но разве жизнь ощущается болью? Я думала, что радость - это жизнь, любовь - это жизнь, бег- это жизнь, а боль, это то, что делает жизнь не жизнью.
   Полина: - Но когда ничего кроме боли не остается, то и боль жизнь. Вот когда отболит...
   Маруся: - Все! Тихо! Не хочу! Не хочу! Не хочу! Расскажите мне лучше что-нибудь... ну, например, расскажите, как вы жили до меня? А то я всегда говорю, говорю, так что у меня даже рот устает говорить, а вы все молчите и молчите. Я хочу понять кто вы, откуда, зачем сюда пришли?
   Полина: - Мне нечего рассказывать. Это ты особенная девочка, а я самая обыкновенная тетка.
   Маруся: - Расскажите мне про обыкновенную тетку.
   Полина: - Ты сама можешь все про меня рассказать.
   Маруся: - Я знаю, что вы были замужем, а потом?
   Полина: - Потом я развелась, что еще может быть.
   Маруся: - А потом?
   Полина: - А потом опять вышла замуж.
   Маруся: - А потом?!
   Полина: - Опять развелась, что может быть банальнее?
   Маруся: - Жить с одним мужем всю жизнь. Вот это уже запредельная банальность и глупость. Ну, а потом? Ну, что не понятно, я хочу знать, как вы поняли, что любите женщин?
   Полина: - Полюбила и поняла.
   Маруся: - Нет, вы совсем ничего не хотите мне рассказать. Ну, а кем вы работали?
   Полина: - Я не была ни кинозвездой, ни знаменитой писательницей, ни скандальной журналисткой, даже учительницей музыки я не была. Все намного проще: я ходила на работу и получала зарплату.
   Маруся: - Нет, я ни за что не поверю, что вы были одной из этих теток в метро, не рассказывайте мне таких ужасных вещей!
   Полина: - А я и не рассказываю.
   Маруся: - Ну, а сюда вы почему приехали?
   Полина: - Я не сюда приехала, а оттуда уехала.
   Маруся: - Почему? Вы поняли, что не любите свою красавицу Ираиду? Она вас предала? Или вы устали от любви?
   Полина: - Врач посоветовал мне уехать из города отдохнуть. Мне и моему сердцу стало вредно там жить.
   Маруся: - И мне тоже! Мне так вредно жить в той жизни с их толкучкой в метро, где все прижаты друг к другу, и все всех ненавидят, и так хочется ударить кулаком со всей силы в чью-нибудь кожаную спину. С их телевизорами, где все время показывают кино про ментов. С их пивными фестивалями, дискотеками, компьютерами. Я больше всего люблю читать "Молодую гвардию", мне там все понятно, а в их жизни я все время не догоняю.
   Полина: - Но это не "их" жизнь, это твоя жизнь, твой мир, надо учиться, надо пытаться жить сей час, а иначе...
   Маруся: - Нет, я буду жить так и там, где мне хорошо. Короче говоря, я буду жить... знаете где? Около ваших колен. И больше нигде.
   Полина: - Маруся, давай поговорим серьезно...
   Маруся: - Ой, только не говорите мне ваших пожилых слов. Это совершенно бессмысленно, я сама все знаю, что мне надо. И всякие грусности не говорите! И вообще ничего не говорите, просто поцелуйте меня и все.
   Полина целует Марусю.
   Маруся: - Знаете, я так хочу от вас дочку. Чтобы в этой девочке мы бы наконец соединились неразрывно, навсегда, так как у нас не получается пока я - это только я, а вы только - вы. Мне все кажется, что вы меня не достаточно крепко обнимаете. Я очень боюсь, Полина...
   Полина: - Я тоже...
  
   Марусин дневник: Мне кажется, что мир... мир - это такая красивая картинка, складывающаяся из маленьких кусочков, как мазайка. Надо говорить - паззлы, а не мазайка, теперь все так говорят. Но их дурацкие "паззлы" к моей любимой детской игре "Мазайке", не имеют отношения. Я буду говорить, так, как хочу... так вот... в этой прекрасной картинке мироздания не хватает только одного кусочка - меня. Совершенно непонятно что это за частица, как она выглядит, что означает и как ее найти. А пока - пустое место. И оттуда страшно дует. Но как только частичка "Я" встанет на место, все измениться, все станет так правильно и красиво, как кто-то хороший задумал. А пока я стою, жду, сочиняю стихи.

  
  
  

8 картина.

Полдень. Яркое солнце, хорошая погода. Все за столом на веранде пьют чай из больших чашек. Самовар, блины и сгущенка .

   Все так, как должно быть в детстве. Ося полулежит в кресле - качалке, и рассказывает, интонациями подражая Аделаиде.
   Ося: - И вот, когда мне ничего уже не оставалось, как согласиться на условия этих суперменов...
   Маруся: - А если бы ты опять проигрался, ты что, правда, стал бы его рабом?
   Ося: - Но ведь это лучше, чем стать трупом
   Ася: - Такое ощущение, что ты ездил в Лас-Вегас, а не в банальные Сочи.
   Ося: - Детка, наши бандиты покруче импортных. И вот, в этот самый момент подошла она...
   Маруся: - А сколько ей лет? Она взрослая?
   Ося: - Вполне.
   Саша: - Что, старуха что ли?
   Ося: - Ну, не до такой степени... Просто нормальная женщина в самом расцвете сил...
   Аля: - В меру упитанная?
   Ося: - То есть?
   Аля: - Она как Карлсон?
   Ося: - Да, говорю же вам, нормальная тетка. Вся из себя... платье такое... вообщем спина голая до самой... ну вы поняли.
   Ася: - Ага, как в рекламе мартини.
   Маруся: - Все, Оська, надоело! Хватит врать.
   Ася: - Ну, почему, очень даже интересно врет.
   Саша: - Так, я не понял... ты, что все наврал что ли?!
   Ося: - А какая разница если интересно.
   Аля: - Послушайте, послушайте, вы же совсем забыли про письмо. Хотите я вам прочитаю с выражением.
   Аля читает письмо.
   Аля: - Здравствуйте, мои дорогие жена Мариночка и дочка Алечка, а так же все любимые друзья и няня Аделаида, я по вам соскучился. У меня все хорошо, я еще почти совсем не видел войны, но скоро...
   Маруся: - Оська, расскажи еще что-нибудь, но не про бандитов, а про коричневых теток.
   Саша: - Да не было у него никаких теток.
   Ося: - Пожалуйста, не надо! Что вы думаете, если бандитов не было, то и теток не было?! А вот и были!
   Аля (обижено): - Ну, если вы не хотите слушать, то и не надо.
   Ася: - Полина, вам с нами скучно?
   Полина: - Нет, весело. И день сегодня хороший... Солнце...
   Ася: - Это Оська нам хорошую погоду привез. А мы этим летом чуть не заплесневели от сырости. Но это солнце сегодня... не вовремя. От него только грустно. Видно, что трава уже скорее желтая, чем зеленая. Летом в такой солнечный день вокруг голоса, крики, смех, а сейчас тихо. Дачи уже пустые, никого нет... Если лето кончается в дождливый день, то не так заметно... из-за дождя не видно его ухода.
   Полина: - Уходит по-английски?
   Ася: - Да, без долгих провод, без лишних слез... Зачем оно обманывает? Притворяется, как будто бы еще все впереди, еще все предстоит, а на самом деле... собирайте чемоданы, заколачивайте рамы. Все, что вчера было самым важным, откладывается до следующего лета, которое - будет ли? Бог весть...
   Полина: - Будет, Асенька.
   Ася: - Но буду ли я следующим летом? И какая я буду? И я ли это буду? Ле-е-ето! Ты куда?!!! Тоска...
   Маруся: - Аська, ты нытик. Ты всегда была нытиком!
   Ася: - Извини, я забыла, что у тебя монополия на тоску. Тоскуешь у нас ты, а все остальные ноют.
   Маруся: - Да у меня монополия на тоску!
   Ася: - Так же как и на радость, и на слезы, и на...
   Маруся: - И на любовь, и на ненависть, и на смех, и на бег, и на дыхание, и на голос, и на крик! И на всю-всю-всю чудесную жизнь! Я живу- у-у!!!
   (Маруся вскакивает и носится по веранде)
   Ася: - Она живет! А мы... мы!..
   Маруся: - Что вы здесь сидите?! Ну, давайте же, поднимайтесь! Давайте, надо бежать, вы, что не понимаете?! Надо скорей бежать куда-нибудь далеко, догонять мое лето! Давайте напергонки, кто первый! Ловите, держите мое лето! Еще немножечко пусть побудет чудесное лето, в котором мне двадцать четыре! Следующим летом мне будет двадцать пять, я буду совсем, окончательно, безнадежно!... Мне надо догнать... пусть побудет... еще немножечко... пусть...
   Аделаида: - Да уймите же вы этого беса!
   (Саша, Ося и Аля носятся за Марусей по веранде, она уворачивается от них, бегает, роняет стулья, вскакивает на перила, потом на стол)
   Полина (вполголоса Асе): - Ты лучшая. Знай - ты лучшая. Я буду говорить тебе это постоянно.
   Ася: - Просто вы очень добрая...
   Полина: - Я не очень-то добрая, но я знаю, что ты лучшая, и мне не трудно тебе об этом напоминать.
   Ася: - Спасибо. Можно вас попросить?
   Полина: - Погладить тебя по голове?
   (Полина гладит Асю по голове, Ася прижимается к ней. Ося поймав Марусю бросает ее в гамак, и не дает подняться)
   Ося: - Сначала поклянись, что ты не устроишь землетрясения...
   Маруся: - Пусти!
   Ося: - наводнения...
   Маруся: - Дурак!
   Ося: - Извержения вулкана, смерча, взрыва атомной бомбы и конца света, тогда отпущу.
   (дерутся)
   Маруся: - Я тебя убью!
   Ося: - А я тебя поцелую.
   Маруся: - А за это я убью тебя еще раз!
   Ося: - Давай попробуем?
   (Маруся, вырвавшись, вылезает из гамака, и замечает Полину с Асей).
   Маруся: - А что, Ося, может быть, правда, попробуем.
   (Падает обратно в гамак).
   Ося: - Что мы будем пробовать?
   Маруся: - Оська, какие у тебя оказывается длинные ресницы... Почему я никогда не видела, что ты красивый?
   Аля: - Отвезите меня домой! Слышите, я хочу домой! Чурики я больше не играю.
   Ася: - Тише! Аля, мы поедем домой. Очень скоро. Но не сейчас.
   Маруся: - Ты не можешь перестать играть, у нас был уговор.
   Аля: - Но я хочу домой. Я ничего не понимаю... вы играете нечестно...
   Аделаида: - Алюшка, а может нам с тобой за грибами сходить? Ты же хотела привезти домой грибков, а?
   Аля: - Хорошо. Но только чтобы завтра меня отвезли домой.
   Ася: - Я тебе обещаю.
   (Аля с Аделаидой уходят).
   Саша: - Я, между прочим, тоже хочу домой.
   Ася: - Что ты как маленький!
   Саша: - Я знаю, что тебе здесь больше нравится. А мне нет.
   (Встает и собирается уйти)
   Саша: - Ты не хочешь спросить, куда я иду?
   Ася: - Нет. Я и так знаю, что ты идешь в поселок за пивом.
   Саша: - Ну, тогда покеда.
   (Саша уходит).
   Маруся: - Все! Пора бежать, я должна искупаться в последний раз, сбегать к монастырю, на кладбище, к мостику и в малинник. Мне нужно успеть догнать лето. Ося, за мной!
   Ося: - Гав-гав.
   Маруся: - А вас я не зову. Я же вижу, что вам здесь лучше. Только, Полина... вы не правы... Жизнь - это я. Не ошибитесь.
   Полина: - А если я попрошу тебя не уходить?
   Маруся (очень горячо): - Тогда я останусь!
   Полина (после длинной паузы): - Иди.
   Маруся: - Вы уверены?
   Полина: - Да. Иди.
   Маруся: - Не пожалейте. Ося, бежим, бежим скорее, пока я не передумала!
   (Убегают).
   Полина: - Какая все-таки наша Маруся!
   Ася: - Особенная?
   Полина: - Да уж...
   Ася: - Вы расстроились?
   Полина: - Меньше, чем ожидала. Маруся постаралась облегчить мне... Ася, ты, почему плачешь?
   Ася: - Вы такая хорошая, замечательная, единственная!
   Полина: - Тихо, Ася! Не надо. Ты заблуждаешься, Маруся все придумала, во мне нет ничего особенного, я не роковая женщина, это просто ее игры. А у тебя своя дорога. Очень хорошая дорога, потому что ты - лучшая.
   Ася: - Это такое утешение, да?
   Полина: - Это такая правда.
   Ася: - А вы знаете, что я вас обманула?! Это не я придумала сказку о садовнике, это Маруся написала ее в четырнадцать лет. А потом выбросила. А я подняла. Я украла Марусину сказку, чтобы обмануть вас. Я лучшая, да?!
   Полина: - Да, ты лучшая. Только оставь Марусину жизнь - Марусе. У тебя своя.
   Ася: - Какая?!!!
   Полина: - Ты выйдешь замуж...
   Ася: - Родишь детей, будешь варить борщ...
   Полина: - Можешь и не варить борщ. Я думаю, у тебя будет счастливая жизнь.
   Ася: - У Маруси будут ее стихи, сказки и вы, а у меня - "счастливая жизнь"! Не хочу!
   Полина: - Но это будет твоя жизнь.
   Ася: - А кто я, Полина?
  
   Марусин дневник: - Я очень не любила ходить в школу. Мне там было плохо. Поэтому все уроки и переменки я читала книги. "Улица младшего сына" или "Васек Трубачев и его товарищи". И мне казалось, что я как будто бы не совсем, не вся... не целиком в классе. Чем интереснее была книжка, тем легче мне было жить в школе. А однажды в седьмом классе к нам пришла новенькая Юля. Девочки привели ее в класс, стали показывать всех ребят и про каждого что-нибудь рассказывать. А про меня сказали только одно: "а это наша читательница". И все девочки, а вместе с ними и новенькая - переглянулись и засмеялись. Больше я никогда не читала в школе.
   Летом после десятого класса я впервые поехала в лагерь. Меня поселили в палате с двумя девочками Ирой и Анжелой. До обеда мы все втроем ходили по лагерю под руки. Весь тихий час мы угощали друг друга своими гостинцами, а потом до ужина снова ходили под руки. И на следующий день мы снова ходили под руки после завтрака и после тихого часа. А после ужина Ира и Анжела снова отправились гулять под ручку, а я отправилась в другую сторону. Я потом перешла в другую палату. А потом в другой отряд. А потом уехала из лагеря, не дожидаясь конца смены.
   А когда я закончила школу я решила, что теперь всегда-всегда-всегда буду читать, когда мне хочется и гулять без ручки там, где мне нравится. И пусть провалится весь этот дурацкий мир, который навязывает мне свои правила, втискивает меня в свои формочки! Теперь я всегда играю только по своим правилам, и всегда бывает так, как я хочу!

9 картина.

   Послеобеденное время. По-прежнему солнечно и радостно, но большая веранда пуста. Возвращается Маруся, непривычно тихая и унылая, поднимается на веранду, ложится в гамак и, не смотря на жару, укутывается в плед.
   Маруся (тихонько): - Лю-ю-ю-ди! - (погромче) - Кто-нибудь! - (орет изо всех сил) - Где вы?!!!
   Из дома выбегает Ася.
   Ася: - Замолчи! Аля и Полина спят, а ты орешь.
   Маруся: - Асенька! Как здорово, что ты дома! Мне нужно с тобой поговорить.
   Ася: - Мне сейчас некогда. Я ухожу.
   Маруся: - Куда?
   Ася: - В поселок на почту, Полина просила позвонить...
   Маруся: - Не надо говорить мне сейчас о Полине! Ася, скажи, ты же любишь Сашу, да? А если бы он вдруг захотел... ну, вообщем, если бы он захотел, чтобы у вас были такие отношения...
   Ася: - Я уже давно сплю с ним. Ты это хотела узнать?
   Маруся: - Аська, это не правда!
   Ася: - Почему же?! Считаешь, что я никому не нужна?! Конечно, в твоем присутствии, кто же на меня позарится!
   Маруся: - Что ты бредишь!
   Ася: - Конечно, ты же у нас особенная!
   Маруся: - Ты, что, Ася, это же просто такая игра, ты же на самом деле не думаешь, что я какая-то там особенная? Ась, ну ты же не дура.
   Ася: - Ну, разумеется я - дура, а ты у нас...
   Маруся: - Перестань бредить! Лучше скажи, ты ведь наврала мне про Сашу?
   Ася: - Конечно, нет.
   Маруся: - Но тогда... а ты сразу решила... то есть я хотела спросить... но ведь до Саши ты не...
   Ася: - Почему "не"?! Очень даже "да"! Ты думаешь...
   Маруся: - Подожди! Я уже не знаю что думать... Этого не может быть, ты мне ничего не рассказывала!
   Ася: - Но ты мне тоже ничего не рассказывала.
   Маруся: - Что я должна была тебе рассказать?
   Ася: - Ну, хотя бы про Левушку, или про Осю, или про...
   Маруся: - Откуда ты знаешь, что у меня что-то было?
   Ася: - Это видно.
   Маруся: - Как видно?
   Ася: - По тебе видно. Скажи правду, я не расстроюсь, честное слово... у тебя что-нибудь было с Сашей?
   Маруся: - У меня НИКОГДА НИЧЕГО НЕ БЫЛО!...
   Ася (скрещивает руки перед грудью): - Чурики, я в домике! Играй с другими.
   Маруся (отчаянно) - Я не вру!
   Ася уходит.
   Маруся: - Няня! Аделаида, нянечка, где ты?
   Няня выходит из дома, Маруся бросается к ней.
   Маруся: - Няня, зачем это нужно? Зачем она это со мной сделала, раньше все было просто... Я всегда знала, что я хочу... а теперь... я не хочу, я совсем не хочу, я ненавижу этого мальчишку, ты же знаешь, да? Ну, как можно любить этого Оську, когда есть она, такая прекрасная, такая взрослая, я хочу любить только ее... Но почему я... то есть, что-то, что не я... Совсем не я! Хочет... Я теперь как будто бы и не я... Как будто бы две меня... Кто же я, няня?
   Аделаида: - Но это же нормально, Марусенька, ведь ты женщина...
   Маруся: - Да не говори ты мне этого!!! Тихо, тихо, тихо няня, слышишь? Она проснулась? Не будем больше ни о чем таком говорить, никогда не будем, ладно? Ты же ничего не понимаешь, и Ася, и все вы... Она проснулась? Ты иди к Але, уходи, пожалуйста, скорее.
   Аделаида: - Знаешь что, сил у меня больше нет смотреть на все это, завтра же всех вас отправлю в город, или ей скажу...
   Маруся: - Ничего ты ей не скажешь! Даже не смей думать! Да уходи же ты, она идет.
   Аделаида поспешно скрывается в доме. Полина выходит из комнаты с охапкой вещей, кладет их на стул, снова заходит в комнату и выносит сначала стопку тетрадей, а потом большую куклу.
   Полина: - Вот, кажется все твои вещи.
   Маруся: - А тетрадки все?
   Полина: - Все.
   Маруся: - И со стихами?
   Полина: - Вот они.
   Маруся берет несколько тетрадей и протягивает их Полине.
   Маруся: - Это ваше.
   Полина: - Что это?
   Маруся: - Стихи о вас. Берите.
   Полина: - Нет, Маруся. Я завтра уезжаю, и я хочу уехать налегке, с чем приехала.
   Маруся: - Ничего не выйдет, эти стихи уже есть и они ваши. Так что держите и делайте с ними что хотите.
   Полина не берет, тогда Маруся кидает тетради к ее ногам. Полина не поднимает.
   Маруся: - Я ничего не понимаю... Сегодня - это еще сегодня? Это утро было? Мы гуляли с вами, я ревновала вас к Богородице... вы на нее так долго смотрели... потом мы пришли домой, тут Ося... Потом... Это было сегодня? Так разве бывает?
   Полина: - Как?
   Маруся: - Так, чтобы время распадалось... Вы ведь сегодня утром меня еще любили... а я сегодня утром еще не любила никого кроме вас... А теперь какая-то другая жизнь, да?
   Полина: - Да, Маруся какая-то другая. Не плачь, пожалуйста.
   Маруся: - Я не плачу, это просто слезы текут и все, вы не обращайте внимания. Просто я хочу понять, разве люди так расстаются?
   Полина: - Как так?
   Маруся: - Здраво. Вот твои вещи, проверь все ли на месте, давай посидим на дорожку...
   Полина: - Только, пожалуйста, не надо устраивать мелодрам, пожалей мое сердце.
   Маруся: - А вы мое жалеете?
   Полина: - Да.
   Маруся: - Давайте я буду оправдываться, давайте я расскажу, как я не хочу, чтобы было то, что есть... то что случилось. Давайте, я скажу "чурики ничего не было", и мы будем играть сначала, как будто бы еще утро, мы лежим там, у вас, и я вам говорю, как я вас люблю. Я вас люблю...
   Полина: - Маруся не мучай меня. Я бы тебе еще утром все сказала, но ты мне не дала... Я тебя пожалела...
   Маруся: - А теперь уже не жалко меня? Теперь я взрослая... со мной можно по-взрослому?
   Полина: - Теперь ты взрослая. Теперь мне за тебя не страшно, знаешь, как говорят врачи? Кризис миновал, теперь ты будешь жить.
   Маруся: - Вы знаете, что я вас буду всю жизнь ненавидеть?
   Полина: - Да, я тебя знаю.
   Возвращается Ася.
   Ася: - Полина, я дозвонилась. Ираида сказала, что приедет завтра в первой половине дня.
   Полина: - Спасибо, Асенька.
   Уходит к себе.
   Маруся: - Я сейчас такое сделаю... такое!!!
   Ася: - Да уж, ты можешь.
   Маруся заворачивается в одеяло, ложится в гамак, съеживается.
   Маруся: - Ничего я не могу. Совсем ни-че-го...
  
   Марусин дневник: - И вот меня поведут по снегу с табличкой на груди. "Поджигатель". Потому что я собрала в одну кучу все, что ненавижу: пиво "Клинское", Макдональдсы, компьютеры, злых некрасивых теток в метро, ведущих ток-шоу, "фабрику звезд", бритоголовых скинов, детективы Донцовой, дома с евроремонтом, и еще много - много - много всякой поганой всячины. Поднесла большой факел, и! И подожгла!!!
   ...А один десятилетний мальчик сказал мне: "я не хочу кормить свой томагочи, я хочу щенка"...
  
  
  

10 картина.

   Вечер. Аделаида, Ася и Аля пакуют вещи: снимают занавески, собирают прихватки и полотенца, заворачивают чашки. Кругом коробки, чемоданы, сумки. Веранда становится голой и неуютной. Маруся сидит на полу под Полининой дверью и пишет дневник.
   Ася: - Няня, няня, моя чашка! Помнишь, когда ты мне ее купила?
   Аделаида: - Нет, не помню уже, деточка.
   Ася: - Ну, вспомни, ну, пожалуйста.
   Аделаида: - Ну, откуда ж я могу помнить, я уж не помню, что вчера было, а ты хочешь...
   Ася: - А я помню... Только зачем? Глупости! До свидания, чашечка, до будущего лета.
   Аля: - И моя, и моя! До свидания, чашечка!
   Ася: - Алька повторюшка тетя хрюшка.
   Аля: - Кто как обзывается тот, так и называется!
   Аделаида: - Девочки не ссорьтесь.
   Полина с трудом открывает дверь - ей мешает сидящая Маруся, но Маруся не уходит с ее пути.
   Полина: - Аделаида Казимировна, вот ваша скатерть и покрывало, я все выстирала.
   Аделаида (неприветливо): - Спасибо.
   Полина (смущенно): - Деньги вам сейчас отдать, или завтра перед отъездом?
   Аделаида (Очень официально): - Это уж как вам самой будет удобно.
   Полина идет в комнату, стараясь не задеть Марусю, но все равно случайно задевает, и не решаясь открыть дверь шире, протискивается в щелочку.
   Аделаида (Марусе): - Да уйди же ты у нее из-под ног, ради бога!
   Маруся: - Я тебя не слушаю.
   Аделаида: - Совсем девка с ума сошла, что ты там на полу высидишь?!
   Маруся: - Что надо, то и высижу! Вас это никого не касается.
   Ася: - Нет, касается! Хватит уже над Полиной издеваться, отойди от ее двери!
   Маруся: - Я тебя не слушаю.
   Ася (подбегает к Марусе): - Нет, ты будешь слушать! Я сказала отойди от Полининой двери!
   Маруся не шелохнулась. Ася пытается оттащить сестру, та сопротивляется. Дерутся.
   Ася: - Вот тебе, дура! Дура! Ненавижу!
   Аделаида: - Прекратите сейчас же! Этого еще не хватало! Драки устраивать! Вот я сейчас обеих ремнем!
   Аля: - Няня, они заколдованные. Их ведьма отравила.
   Аделаида: - Ты хотя бы помолчи.
   На веранду поднимается Саша, он поддерживает, практически тащит на себе Осю.
   Саша: - Принимайте красавчика.
   Аделаида: - Это что еще такое?
   Маруся: - О-о! А Ося-то оказывается ковбой! Кто бы мог подумать.
   Ася: - Что с ним?
   Саша: - Ничего страшного. Он даже выпил немного, просто с непривычки нашего супермена развезло. Сейчас проблюется, потом полежит в тенечке, и будет как новенький.
   Сваливает Осю в гамак, Аделаида и Ася суетятся возле него.
   Аделаида: - Все с ума посходили сегодня!
   Ася: - Оська, ты зачем напился?
   Ося: - Иди в жопу.
   Саша: - Перевожу: мой брат принял на грудь несколько капель, из-за несчастной любви.
   Ося: - Заткнись, а то как ебану тебя между глаз.
   Ася: - Перестань материться! Вот выпей лучше таблетку.
   Ося: - Что это за гадость?
   Ася: - Уголь, пей, дурак. Пьяница долбанный.
   Аделаида: - И вот это выпей.
   Ося: - А это что еще за отрава?
   Аделаида: - Крепкий чай.
   Ося (пьет): - Нянечка, ты спасительница!
   Внезапно соскакивает и убегает.
   Ася (Саше): - Беги за ним.
   Саша: - Зачем? Проблюется и придет.
   Ася: - Вдруг ему плохо будет.
   Саша: - Ничего, выживет.
   Аделаида: - Как хорошо, что завтра мы отсюда уедем.
   После появления Саши и Оси, Маруся оставила свой пост и Полина, обнаружив, что блокада снята, поспешила выскользнуть из комнаты покурить. Курит в уголке, стараясь остаться незамеченной. Возвращается Ося.
   Ося: - Я спасен! Спасибо няня.
   Аделаида: - Ну, слава богу, ляг теперь полежи.
   Постепенно страсти утихают. Ося лежит в гамаке, Аделаида с Алей заканчивают упаковку вещей, Ася подсаживается к Саше.
   Саша: - Ты что?
   Ася: - Хочу с тобой посидеть.
   Саша: - А с тобой все в порядке?
   Ася: - Нет. Очень грустно. Дом стал такой голый, чужой. Мне кажется, мы сюда не вернемся. И мой дом будет постепенно дряхлеть, гнить, везде пыль... плесень... И тишина... Никто сюда больше не придет, здесь больше не будут играть дети...
   Маруся (тихо Полине): - И это все из-за вас. В этом доме жили дети! Когда вы с вашей красавицей подругой подошли к этому дому разве вы не видели знака: осторожно, дети! Зачем же вы вошли?
   Ася: - Здесь не будут пить чай, здесь ничего не будет. И дом... Дом развалится. А что ему еще остается.
   Ася плачет.
   Саша (утешая ее): - А мы поженимся и построим себе другой дом. Там все будет так, как тебе нравится, там будут играть наши...
   Маруся: - Черта с два! Не будет она строить с тобой такой дом! Стройте свои дома сами! Мы все про них знаем, про ваши дома, где пахнет борщом, где едят этот борщ и смотрят телевизор, и никто никогда ни с кем по настоящему не разговаривает! Там стоят холодильники с вашим пивом, в стиральных машинах вечно крутятся ваши носки, везде валяются ваши газеты, там все ваше - компьютеры, книги, одеколоны, друзья, дети. Ваши дома, в которых вечно хлопают двери, гуляют сквозняки, где невозможно согреться даже под ватным одеялом, даже если обхватишь себя руками, все равно холодно! Ваши дома, в которых вечно играют в одну и ту же постылую игру: ... "и как будто бы мы семья"! Стройте сами!
   Саша: - А мы с Аськой построим дом, и у тебя разрешения спрашивать не будем!
   Маруся: - А я тогда приду и взорву бомбой этот ваш дом! И все такие дома! Я все взорву!
   Саша: - А я прямо сейчас возьму и трахну тебя, ведьма! Чтобы ты стала, наконец, вменяемой!
   Маруся (плачет и кричит): - При-и-идурак! Какой ты придурак! Ты же дубина, башка ты деревянная! Ты же ничего, ничего не понимаешь!
   Саша: - Зато ты все понимаешь, ведьма!
   Маруся: - Вам, придуркам деревянноголовым кажется, если вы в женщину пихнете свою уродливую штуковину, то она сразу ангел и сразу счастлива, а если нет, то она - ведьма.
   Саша: - Докажи, что это не так!
   Полина: - Молодой человек, а вы сами то не девственник случайно? Хотите я вас сейчас трахну, и посмотрим, на что вы годитесь.
   Саша: - Да пошла ты на хуй! Дура! Ебнутая какая-то!..
   Ася: - Я похожа на счастливую женщину?
   Ося: - Послушайте, трахните меня. Я хочу переспать с вами! Мне интересно, что такое вы можете делать в постели, чего я не могу.
   Полина: - А вы, молодой человек многое можете?
   Ося: - Ну, кое-что, чего вы не можете...
   Полина: - Ой, не зарекайтесь. Если у вас есть инструмент...
   Маруся: - Полина, я не хочу слышать, я не хочу такую вас!
   Ася: - Полина, неужели вы так ненавидите его? Ведь это всего лишь наш маленький поэт, наш Ося, не обижайте его так сильно, пожалуйста.
   Ося: - Ну, у вас -то инструмента во всяком случаи нет.
   Полина: - Давайте выясним наедине, у кого что есть.
   Маруся: - Полина! Полина! Полина! Вы не должны быть такой!
   Ася: - А что тебе не нравится? Ведь это ты все устроила! Теперь получай.
   Маруся: - Полина! Ося! Не смейте так говорить, здесь этого нельзя, здесь все по- другому! А вы все портите!
   Ася: - Маруся, очнись, что тут еще можно испортить?!
   Саша: - А ничего, что ты первая начала портить свою игру?
   Маруся: - Ося, Полина, пожалуйста!
   Полина: - Извините, дети, я перегнула палку. Я больше не буду, Маруся. Я пойду спать.
   Ося: - Я тоже не буду, прости, Маруська.
   Аля (внезапно громко кричит): - Я хочу к маме! Отвезите меня домой! К маме! К маме!
   Ася: - Ночью поезда не ходят, мы поедем завтра, вот солнышко проснется...
   Аля (вопит, не слушая ее): - Мама! Мама! Мама!
   Маруся (громко плачет): - Я тоже хочу к маме! Мама! Мама!
   Ася (Марусе): - Ты совсем спятила! Замолчи!
   Маруся: - Я все время хочу к маме... я хочу, чтобы она была...
   Саша: - Нет, это уже перебор. Все, игры кончились, приди в себя.
   Аля: - Чурики, я больше с вами не играю, я хочу к моей маме.
   Ася: - Чурики, я тоже не играю. Завтра мы поедем домой, а весь этот бред закончился.
   Маруся: - Ася...
   Ася: - Я сказала, что бред закончился, не называй меня Асей.
   Маруся: - Ты не Ася? А кто ты? Где твой дом? Куда ты поедешь?
   Ося: - Хоп-хэй, Полина! Игра продолжается! Увлекательная игра, называется "угадайка", специально для вас.
   Ося из-под крыльца, из какого-то детского тайника достает пакет.
   Маруся: - Не открывай! Нельзя! Нельзя! Мы же поклялись!
   Ося: - Да, Полина, мы действительно поклялись самой страшной клятвой, что до самой последней минуты лета не откроем этот пакет. А еще мы кровью подписали договор, что никогда не откроем его при взрослых, и вот теперь...
   Маруся: - Не открывай!
   Пытается отобрать пакет у Оси, но Ася и Саша оттаскивают ее.
   Ася: - Ну, открывай!
   Ося вытряхивает из пакета четыре паспорта.
   Ося: - Вот. Здесь все написано кто мы и где наш дом.
   Маруся: - Да вы же сами знаете, что это неправда! Все что там написано - неправда. Полина, правду вы знаете.
   Полина: - Я ничего не понимаю.
   Ося: - Вот, пожалуйста, тут написано, что есть такой Ященко Павел Алексеевич, а фотография, почему - то моя, Полина, как вы думаете, почему?
   Полина берет у него паспорт, читает, потом открывает другие паспорта.
   Ася: - Полина, Аси нет. Я Юля. Юлия Валерьевна Волнухина. А это моя сестра - Света, она не Аля... А Маруся...
   Полина (читает): - Волнухина Лариса Валерьевна.
   Саша: - Заметьте, что я один чист, мои паспортные данные...
   Маруся: - Полина, я - Маруся.
   Полина: - Дети, вам хотелось поиграть со мной?..
   Ася: - Честное слово, Полина, это не для вас...
   Полина: - Значит, это была игра... у меня просто в голове не укладывается... Сейчас так модно? Да я что-то читала... ролевые игры... эльфы, хоббиты... а вы-то то во что играли?
   Ося: - Вы не поняли? Ваше поколение не так сильно увлекается Серебряным веком, как наше. Да, действительно, сейчас это модно - ролевые игры, эльфы-хоббиты, а мы придумали свою игру.
   Полина: - А какую роль вы отвели мне?
   Ося: - Ну, это же понятно, была такая поэтесса...
   Ася: - Ося! Заткнись, ладно?! Полина, честное слово, мы не играли с вами.
   Полина встает и идет в свою комнату. Маруся загораживает ей дорогу.
   Полина: - Дай пройти.
   Маруся: - Не дам. Сначала послушайте.
   Полина: - Мне не о чем с вами говорить.
   Маруся: - Вы должны сначала выслушать. Ненавижу дурацкие мелодрамы, в которых главная героиня, убегает, не выяснив в чем дело. А потом все рушиться, и все несчастны. Я не хочу быть несчастной, я хочу объяснить...
   Полина: - Да не хочу я ничего слушать! Мне не интересно, я давно выросла из детсадовского возраста, я в игры не играю. Дай мне пройти, ну, не драться же мне с тобой.
   Маруся: - А я буду драться! Почему никто не хочет и не умеет слушать! Просто вовремя остановитесь и выслушайте! И никаких дурацких мелодрам.
   Полина: - Что ты хочешь мне сказать?
   Маруся: - Полина, мы вас не обманывали, никакая это не модная игра, и никакой роли для вас у нас не было. Многие люди берут чужие имена и надевают маски, и всю жизнь играют роли для того, чтобы скрывать себя настоящих, не быть собой. А мы меняем имена для того, чтобы стать собой, настоящими, такими, какими мы должны быть, если бы только, нам разрешили быть такими в той вашей долбанной взрослой жизни. Ося!
   Ося: - Хватит. Не называй меня так, я наигрался, я хочу быть тем, кто я есть.
   Маруся: - А кто ты есть? Тот Пашка Ященко, мой одноклассник из триста семнадцатой школы, который в шестом классе отобрал у девчонок раненого воробья и вместе с мальчишками замучил его на спортивной площадке; тот, который в девятом, обкурившись со старшеклассниками упал в обморок у кабинета директора; тот, который трахался с Машкой Галимбаевой, с которой все трахались в мужском туалете во время выпускного?! Разве ты такой? Нет, ты же наш смешной, милый Оська-поэт, вот ты кто! А ты кто, моя младшая сестра, та плакса и ябеда Юлька Волнухина, которая воровала мои сочинения, переписывала и получала за них пятерки, или добрая фантазерка Ася-сказочница? А вы думаете, Полина, мой муж Левушка, мой прекрасный, благородный воин, он на самом деле этот маменькин сынок, который сидит сейчас у нее на даче в Комарово, и ждет, когда же она в очередной раз отмажет его от армии?! Нет! Этот Леха Светлов, который в восьмом классе разбил мне голову камнем, выпендриваясь перед своими дружками, не настоящий, он их просто боялся, просто в их мире он должен был быть таким, как они. Вы что не понимаете, это все чертова матрица! Формочки! А по-настоящему он - Левушка, и он никого не боится, он прекрасен и внешне и внутренне! Мы не обманывали, мы пытались хотя бы недолго побыть собой. Понимаете? Ну, Полина, пожалуйста!
   Ася: - Нет, Маруся, я не Ася, я не могу сочинить ни одной сказки.
   Ося: - Я тоже чурики в домике. То, что ты говоришь, это как всегда здорово и красиво, но мне, в самом деле, надоело пить водичку и играть в жмурки.
   Маруся: - Дураки! Какие же вы все дураки!!! Я вас ненавижу! Нет, я и вправду возьму и взорву вас всех к чертовой матери!
   Маруся плачет и убегает в дом.
   Аделаида: - Дети, идите спать. А, вы - (поворачивается к Полине) - Вам я, наконец-то, все скажу, хватит уже! У меня сердце изболелось смотреть, что вы с детьми делаете.
   Полина: - Я?! С детьми? Это ваши дети со мной...
   Аделаида: - Да, вы, вы! И как вам только не стыдно, вы же взрослый человек!
   Ася: - Бабушка, Полина не виновата, не надо с ней так разговаривать.
   Аделаида: - Как же не виновата, такие игры затеяла...
   Полина: - Пожалуйста, не надо, я больше не могу!
   Полина уходит в свою комнату.
   Ася: - Полина! Полина! Полина!
  
   Марусин дневник: - Что будет, когда меня не будет... Что будет, когда меня не будет? Что будет, когда меня не будет?! А я - есть? А я - кто? Я - не та, не та, не та, и не та. Я - ее возлюбленная. Что будет, когда ее не будет?!
  
  
  

11 картина.

   Ночь. Маруся в короткой ночной рубашке стучится в Полинину дверь.
   Маруся: - Полина! Полина! Полина!
   Полина (из-за двери): - Иди спать.
   Маруся: - Откройте, я хочу с вами поговорить.
   Полина: - Мы уже наговорились, иди спать.
   Маруся: - Я все равно не уйду! Лучше откройте, а то я буду всю ночь стучать.
   Полина: - Стучи. Все проснутся и угомонят тебя.
   Маруся: - Никто не спит. И никто не выйдет, они меня боятся, они не знают, что со мной такой делать.
   Полина: - Ох, Маруся, я тоже не знаю, что с тобой такой делать.
   Маруся: - Откройте!
   Полина не отвечает.
   Маруся: - Полина, откройте!!!
   Молчание.
   Маруся: - Полина! Полина! Полина!
   Стучит с бешеной силой, но Полина не отзывается.
   Маруся: - Лучше откройте! Я все могу, я такое сейчас сделаю, если вы не откроете!
   Полина молчит.
   Маруся: - Да я сейчас... - хватает табурет - я сейчас вышибу вам стекло! Откройте!
   Маруся кричит изо всех сил под окном, не замечая, что Полина стоит в дверях и смотрит на нее.
   Маруся: - Я должна с вами поговорить! Откройте!!!
   С размаху швыряет табурет в окно. Звон бьющегося стекла, стук, крики в доме.
   Полина: - Что ты с собой делаешь, Маруся!
   Маруся оглядывается, видит Полину и бросается к ней. Из дома выбегает народ.
   Аделаида: - Господи, Маруся, что еще случилось?!
   Ася: - Ненормальная!
   Саша: - Блин, скорую надо вызвать, ей уже давно пора на Степана Скворцова!
   Маруся: - Уйдите!!! Я сказала уйдите! Я сейчас такое сделаю, если вы не уйдете, я весь ваш поганый дом разрушу!
   Полина: - Тихо, тихо, Маруся.
   Маруся прижимается к ней, Полина гладит ее по голове.
   Маруся: - Полина, моя Полина...
   Полина: - Идите, пожалуйста, спать, все уже в порядке. Мы просто поговорим.
   Все уходят в дом. Полина заводит Марусю в свою комнату, на кровать не сесть - все осколках, Полина освобождает стул - перекладывает пузырьки с лекарствами на кровать, усаживает на стул Марусю.
   Маруся: - Сядьте рядом.
   Полина: - Не могу... не хочу, Маруся.
   Маруся: - Тогда сядьте вы, вы же ели стоите.
   Полина: - Да, уж, ты постаралась.
   Тяжело садится на стул. Маруся стоит рядом.
   Маруся: - Простите, я не хотела. Я никогда не хотела вам плохого, просто я очень люблю вас... Это только из-за любви...
   Полина: - Маруся... господи, не могу привыкнуть, ты не Маруся, а как там тебя... Лариса?
   Маруся: - Я Маруся! Для вас я только Маруся. Потому что когда я люблю вас - я настоящая.
   Полина: - Хорошо, для меня ты останешься Марусей. А твоя мама... какая?
   Маруся: - Обыкновенная... веселая... У меня очень хорошая мама, мы с ней приятели, но это... Это же совсем другое. Мы же никогда не разговариваем, мы только болтаем. Мы же никогда по-настоящему не обнимаемся, просто сидим рядом и смотрим телевизор. Я же сирота, вы понимаете! Пожалуйста, не надо о маме, я хотела поговорить о нас.
   Полина: - Нет. Этот вопрос решен. Завтра за мной приедет Ираида, мы с тобой попрощаемся, и больше никогда не увидимся.
   Маруся: - За что? В чем я так страшно перед вами провинилась? Ведь не из-за Оси же в самом деле!
   Полина: - В какой-то мере из-за него. Я рада, что у тебя теперь все в порядке.
   Маруся: - Не в порядке! У меня все не в порядке!
   Полина: - Перестань. У тебя теперь все сложится, если не с Осей, так с кем-нибудь другим. Когда мы с тобой встретились, я не думала, какая ты там особенная или не особенная, я просто увидела, что девочке трудно, и мне захотелось помочь. Ты должна жить. Теперь... я рада, что сегодня все так сложилось, значит, мне удалось разбудить в тебе...
   Маруся: - Значит, вы вели свою собственную игру?! Значит, вы возомнили себя Пигмалионом, значит, вам показалось, что меня надо спасать?! А теперь ваша миссия закончилась, и можно от меня избавиться: иди, живи, спи с другими и благодари меня, так, да?!
   Полина: - Нет, не так! Ты не хочешь слышать, ты не хочешь понять, как я не пытаюсь тебе объяснить. Мы не можем быть дальше вместе, потому что у меня никакого "дальше" нет! Не мучай меня, Маруся.
   Маруся: - А так значит, это еще один благородный жест, вы хотите уберечь меня? А я не верю, что вы меня любите, когда любят, так легко не отпускают.
   Полина: - Я тебя люблю. Больше, чем ты можешь представить. Я о тебе всю жизнь мечтала. Я всю жизнь мечтала о дочке. И ты пришла. Как ты можешь говорить, что я с тобой играла! Сейчас я так поступаю потому, что это будет лучше для тебя!
   Маруся: - Вы вжились в роль. Все матери уверены, что им известно, что лучше для их дочерей. Но я вам не верю. Вы не умеете играть, вы сделали неверный ход. Вам надо было оставить все как есть.
   Полина: - Но я хочу, чтобы ты жила! Жила своей жизнью, была нормальной женщиной, и чтобы если со мной что-то случиться, для тебя это не стало бы ударом.
   Маруся: - Вы просчитались. Мне было бы легче, если бы вы умерли, а не прогнали меня. Вам нужно было разыграть другую партию, если бы вы меня любили, вы должны были бы остаться со мной столько, сколько нам отведено. И вы бы жили, я знаю, у меня столько силы! Я бы так вас любила, что никакая смерть!.. Думаете, дурацкие, красивые слова?! А теперь уже не проверишь. Но я знаю, что рядом со мной вы бы жили. И если уж вы так хотели для меня долбанного "счастья", у вас бы все получилось, я бы стала с вашей помощью "нормальной" женщиной, вышла бы замуж, родила детей. А о внуках вы никогда не мечтали? Вам не хочется толстую кудрявую внучку, похожую на меня? Она была бы у вас! Но, правда, в том, что никаких внуков вам не надо! И никакая дочь вам давно уже не нужна. Вы привыкли жить своей жизнью, вас пугают хлопоты, детские болезни, подростковые истерики, ранние аборты, и все остальные прелести материнской любви. Вам нужна была не дочь, а любовница! Вы ее получили. А когда любовница чуть не превратилась в дочь, вы испугались этой зависимости, вот и прогоняете меня.
   Полина: - Все-таки ты повзрослела, раньше твоя жестокость была детской, по неведенью, а теперь ты мстишь, как самая обыкновенная брошенная женщина.
   Маруся: - Я не обыкновенная и не женщина! А вот вы как самая обыкновенная взрослая женщина боитесь перемен. Вам на самом деле ничего не надо, ни любви, ни детей, ни счастья, ни радости, ни дыхания, лишь бы только ваша скучная, безрадостная налаженная жизнь не была нарушена, вы же поняли, что я вам все взорву, вот и испугались! Вам нужно только, чтобы все оставалось на привычных местах: каждая кастрюлька, каждая вазочка, каждое чувство, и чтобы температура тридцать шесть и не градусом больше! Как же я вас всех таких ненавижу!
   Полина: - Уходи.
   Маруся: - Я не уйду. Вы мне сделали такое зло!..
   Полина: - Нет, Маруся. Ты же хотела, чтобы я взяла тебя за руку. Вот я и взяла тебя за руку и отвела в жизнь.
   Маруся: - А что мне теперь в этой жизни делать? Кого я буду любить, после вас?
   Полина: - Ничего, полюбишь.
   Маруся: - Нет! Ничего у вас не вышло. Я такая же, как была. И они тоже, завтра они снова захотят играть, потому что только это - настоящее. А вы проиграли, когда вы уедете, здесь все будет по-прежнему, как будто бы вас не было!
   Полина: - Я была...
   Маруся: - Вас не было! Хочу, чтобы вас не было! Не было! Не было!!!
   Сметает с кровати пузырьки и топчет их.
   Маруся: - Хочу, чтобы вас не было!!!
   Полина теряет сознание.
  
   Марусин дневник: Нет, нет, все было совсем не так уж мелодраматично, она не умерла, сраженная горем. Просто у нее был один из этих ужасных приступов. Няня дала ей лекарство, а Ася всю ночь просидела рядом, держа ее за руку. А я плакала у себя в комнате. Утром она сидела на веранде бледная, укутанная в покрывало и смотрела на дождь, а потом приехала ее подруга-красавица и увезла ее в город. Она умерла осенью, когда было сыро, холодно и грустно. Мне кто-то сказал об этом, а я ответила: "мне это совершенно не интересно!".
   Началась осень, и мы тоже вернулись в город. Этой осенью нам с Левушкой исполнилось в сумме пятьдесят лет. А это уже совсем, окончательно, безнадежно взрослый возраст... Левушка не ушел на войну. Он устроился на работу и завел подружку. Мы перестали сочинять песни и петь их в переходе. Аля пошла в школу. Она перестала писать дневник и начала играть в куклы. Кукла-папа, кукла-мама, кукла-дочка, и как будто бы у них семья. Ася вышла замуж за Сашу, они не уехали далеко и навсегда, они живут в соседнем доме. Когда Ася варит борщ, у нее почему-то всегда заканчивается соль, и она бежит через двор к нам. Ося поступил в институт, и теперь он пишет не стихи, а критику на них.
   А о ней я никогда не вспоминаю. Ушла, и пусть! Но, она забыла закрыть дверь! И у нас в доме хозяйничает сквозняк. Ветер все перевернул вверх дном... Я все время мерзну, я сплю под двумя одеялами, крепко обхватив себя руками, но мне все равно холодно. И я уже не могу согреться в игре. Ведь я теперь взрослая, я больше не умею играть... Ветер развевает занавески в моей комнате, разбрасывает листки моего дневника, ерошит волосы, заползает под одежду, прокрадывается в сердце... Я устала держаться, видите пальцы уже совсем белые... у меня не очень сильные руки... сейчас я допишу, отпущу руки, и ветер, подхватив, унесет меня за окно. Мне не страшно. Только очень холодно. А тетрадка останется. И всем станет ясно, что я - была. Что я была - такая. Что я так страстно, так лихорадочно, так безумно хотела быть!
  

Конец.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"