Слюсаренко Юлия Николаевна: другие произведения.

Фея-балерина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Магические экзерсисы, 2014. Рассказ-финалист. Жила-была девушка Оксана, училась в институте, танцевала в своё удовольствие и вдруг - на тебе! - получила предложение поступить в Академию Магического Правопорядка. К сожалению, отказаться возможности не предоставили.

   Чехол с тяжёлым костюмом порядком оттянул плечо, пока Оксанка добралась до места сегодняшнего выступления - фешенебельного ресторана в самом центре города. Присвистнула, окинув двухэтажное здание взглядом: постройка времён позапрошлого века с высокими колоннами, легкомысленной лепниной, массивной лестницей и ажурной сеткой балконов второго этажа. Вообще-то, она никогда особо не интересовалась архитектурой - ни старинной, ни современной - но тут невольно задержалась перед широкими каменными ступенями. Здание было тщательно отреставрировано, и даже самые незначительные мелочи, такие как огромные дверные кольца или деревянные перила, не были заменены более дешёвыми и практичными из современных материалов, а скрупулёзно восстановлены, сияли и выглядели как новые. Хозяева явно не склонны к экономии. Она сочла это благоприятным симптомом, потому как обучение в институте - мероприятие весьма необходимое, но крайне затратное. Если за сегодняшнее выступление хорошо заплатят, то эти денежки можно будет отложить на оплату следующего семестра. Лучше всего, конечно, было бы получить длительный контракт, но тут уж как выгорит. За этими размышлениями Оксанка, поправив на плече тяжёлый костюм, торопливо потопала к застывшему дворецкому.
   Едва она успела переступить порог фойе, как ней подскочил агрессивно настроенный толстячок:
   - Кошкина! Я! Тебя! Уволю! - Любимый худрук был в бешенстве. - Ты опоздала! Опять! Старушку через дорогу переводила? Бездомную собаку кормила? До каких пор, я тебя спрашиваю, это будет продолжаться?
   - Это больше не повторится, Валерий Семёнович, - следуя ритуалу, выработанному в течение пяти лет, послушно склонила голову Оксанка. Здесь главное не смотреть в глаза, чтобы не рассмеяться.
   - Кошкина, ты издеваешься?
   - Нет, Валерий Семёнович. - Оксанка ещё ниже опустила голову.
   - Издеваешься.
   Ежедневный обряд восстановления дисциплины перешёл в заключительную стадию: оба постояли некоторое время молча, (Оксанка - в немом "раскаянии", Семёныч - в поиске действенного способа наказания), после чего худрук клятвенно дал обещание, что уволит свою лучшую балерину "к чертям собачьим, если она опоздает ещё хоть раз" и отправил в гримёрку к остальным участникам коллектива. До начала выступления оставалось всего каких-то пятнадцать минут, и времени на репетицию сегодня не оставалось. Впрочем, не стоит никого обманывать, она вообще редко успевала на генеральный прогон предстоящего шоу.
   За кулисами, в ожидании своего выхода, шептались и толкались хореографы, разглядывая зал ресторации и обсуждая посетителей. Накрахмаленные скатерти и салфетки, стулья под парчовыми чехлами, изящная посуда и дорогой хрусталь. Меж столиков чёрно-белыми стрижами тактично маневрировали прекрасно вышколенные официанты. И публика здесь подобралась весьма респектабельная, очевидно в соответствии с ценовой категорией блюд, заявленных в меню. В сумраке сверкали бриллиантовые колье на шеях женщин, мужчины небрежно держали бокалы с дорогими напитками, совершенно невзначай при этом обнажая золотые часы. При виде такой аудитории каждый участник заметно нервничал перед своим выступлением. Оксанку тоже лихорадило, хотя она отлично знала, что уже с началом первого такта мандраж исчезнет.
   Стоя на сцене, в лучах разноцветных прожекторов, она закрыла глаза и сделала глубокий вдох, позволяя волшебным аккордам заполнить сознание. С первыми движениями всё забылось - тревоги, волнения и суетливые мысли унеслись за кулисы, остались где-то далеко. Сейчас она парила не в этом зале, не на этой сцене и даже вне этой вселенной. Музыка рождает миллион миров, которые никогда не повторяются, и в которые невозможно придти вместе, потому что каждый слышит свою музыку. Гитара и электронное пианино перекидывали друг другу вместе с потоками мелодии хрупкую фигурку, и где-то в середине этой музыкальной забавы девушка замерла на краю сцены, взглядом мазнув по сумрачному залу... Что?! Что это?! (От неожиданности она чуть не оступилась в бездонную пропасть.) Не было перед ней никакого шикарного ресторана, толстосумов, официантов и шумных компаний. Дубовые столы со скамьями, грубая посуда, глиняные кружки; какие-то бородатые мужики с серыми лицами и в тёмных одеждах сидят за столами. Один из них что-то крикнул, указывая пальцем в сторону балерины, остальные повскакивали со своих скамеек, похватали огромные дубинки. Она со страхом попятилась назад, но споткнулась и упала. Куда бежать? Да и есть ли время у неё подняться? Кошкина плотно зажмурилась, уткнувшись лицом в пыльный пол. Вот сейчас её схватят эти мрачные верзилы, непонятно откуда взявшиеся, и она умрёт молодой и красивой, зато нарядная и при полном макияже. Испуганное сердце готово было выскочить из груди, и трусливо ускакать от хозяйки за тяжёлую портьеру. Девушка ещё сильнее сжалась в розовый клубок...
   Реальность вдруг со всех сторон взорвалась громом аплодисментов, одобрительным свистом и криками "браво"! Кричали зрители в зале, коллеги за кулисами и свободные на этот момент работники ресторана. Плохо соображая, что происходит, оглядываясь по сторонам и не веря своим глазам, Оксанка поднялась, машинально исполнила поклон. Её бросало в жар и морозило одновременно, но на лице застыла профессионально-"счастливая" улыбка. С этой приклеенной улыбкой она и покинула сцену, побрела прочь из зала в сторону гримёрки, не обращая внимания на поздравления своих коллег-хореографов.
   "Что это было? Что за ерунда мне почудилась?!" - пыталась понять девушка, с трудом переставляя деревянные ноги. В этот момент на неё налетел стремительный ураган, в лице подвыпившего худрука, подхватил и закружил в узком коридоре, эстетично приложив пару раз к стене, покрытой каменной крошкой. Поставив её на ноги, Семёныч склонился и, словно объясняясь с контуженной, прокричал в лицо:
   - Гениально! Кошкина, это было гениально! Слышишь? Ты же актриса! Так вжиться в образ!
   - Спасибо, Валерий Семёнович. Я старалась... - уворачиваясь от перегара и, потирая стёсанное о шершавую стену плечо, поблагодарила она.
   - Ты когда упала... Вот объясни мне - как? Как ты поняла, что именно такой финал здесь должен быть? Как я не догадался? - В его глазах вдохновенно мелькнули слёзы. - Ведь начало - это рождение цветка, а финал? Смерть? Смерть, но за которой последует новое рождение...
   Взгляд пьяного сфокусировался в какой-то абстрактной точке пространства. Он отпустил её плечи и, медленно вальсируя, двинулся по коридору. Девушка смотрела ему вслед, тепло улыбаясь. Вот у кого даже тараканы в голове танцуют, и ничего, человеку комфортно. Может и с ней всё в порядке? Наверное, стоит отлежаться пару дней дома, попить каких-нибудь витаминов, чая с малиной, надеть тёплые носки и всё пройдёт. "Опять же, - размышляла она, - возможны магнитные бури, пятна на солнце, неудачное стечение звёзд". В конце концов, ей банально могло просто показаться. Ну, всё бывает - освещение плохое, зрение помутилось, перед выступлением перенервничала.
   Однако спустя всего полчаса Оксанкино настроение взлетело до небес. Уже, собственно было и не важно, по какой причине она брякнулась там, на сцене, потому что падение это оказалось счастливым - ей предложили долгосрочный контракт! Вернее, один из работников ресторана, найдя её в гримёрке, передал приглашение директора ресторана. Ну, а зачем ещё директору этого буржуйского заведения разговаривать с ней? Семёныч предполагал, что если не весь ансамбль целиком, то хотя бы несколько его участников ждёт долговременное сотрудничество с этой обителью чревоугодия. Вот и выпала удача на её долю! Она готова была обнять весь мир, расцеловать всех коллег, одарить настоящей счастливой улыбкой каждого зрителя. Сейчас девушка шла в кабинет владельца этого буржуйского заведения, пританцовывая, словно подвыпивший Семёныч.
   - Проходите! - отозвался мужской голос, когда девушка постучала в тяжёлые дубовые двери.
   - Здравствуйте, - поздоровалась она, перешагивая порог.
   Помещение выглядело шикарно, впрочем, как и всё здание целиком: длинный лакированный стол красного дерева, под стать ему стулья, пара кадок с живыми пальмами, атласные шторы, светло-бежевый шерстяной ковёр и запах дорогого парфюма.
   - Добрый вечер, Оксана. - Из-за стола поднялся пожилой импозантный мужчина. Строгий костюм, белоснежная рубашка, вежливая улыбка. Он представился: - Меня зовут Арсений Петрович. Прежде, чем мы перейдём с вами к вопросам о сотрудничестве, позвольте выразить своё восхищение - вы замечательно танцуете. - Он галантно поцеловал ручку балерине и затем указал на маленький столик с парой кресел. - Кофе?
   Девушка согласно кивнула, опускаясь на мягкое сидение. Дальше случилось событие, заставившее её усомниться в полноценности своего зрения и собственном здравомыслии. Хозяин кабинета, расположившийся напротив, неторопливо провёл ладонью над глянцевой поверхностью стола, и вслед за его рукой появились фарфоровые чашечки, сахарница, сливки. От крохотных чашек потянулся терпкий аромат кофе. На какое-то время Кошкина "зависла", безмолвно глядя на возникший из ниоткуда сервиз, затем с сомнением покачала головой.
   - Как? Скажите мне, что я вижу действительно то, что вижу и не сошла с ума, - пробормотала она, внимательно разглядывая сахарницу и маленький кувшин со сливками перед собой.
   - Ну, - усмехнулся Арсений Петрович, - видели вы сегодня намного больше того, что видите сейчас. И при этом, смею вас уверить, вы не сумасшедшая.
   Девушка заторможено кивнула:
   - Хотелось бы, чтобы это было так... Подождите, - встрепенулась она и в упор глянула на хазяина кабинета, - а откуда вы знаете, что я видела?
   Мужчина ненадолго задумался, очевидно, подбирая слова, потом сказал:
   - Видите ли, дорогая Оксана, вы не узрели ничего того, чего бы не существовало на самом деле. Поэтому, то, что видели вы, видел и я. И ещё двенадцать... - он запнулся, - ещё двенадцать моих студентов. Дело в том, что - не знаю как! - вам удалось открыть портал. Причём, хочу вас похвалить, что портал был устойчивым, полноценным, годным для перехода. Вы им, правда, не воспользовались, вероятно, не имея опыта визуальной телепортации. Так вот, если вы согласитесь поступить в Академию Магического Правопорядка, ректором коей я, - тут он коротко кивнул - ваш покорный слуга, и являюсь, то даю обещание, что за первый же зачёт по телепортации вы получите "отлично". Не сочтите, пожалуйста, это шуткой. Я понимаю ваши терзания - высшее учебное заведение с таким высоким проходным баллом, единственное, имеющее связь с параллелью Средних Миров...
   - Вы пьяны? - спросила его девушка.
   - Что? - не понял Арсений Петрович.
   - Вы пьяны, - уверилась в своих подозрениях Оксанка. - Наверное, и Семёныча нашего напоили. А может, он вас напоил. Этот может, тот ещё фрукт!
   - Оксана, какой Семёныч? Какой фрукт? - Хозяин ресторана вопросительно посмотрел в глаза девушке. - Я предлагаю вам стать студенткой лучшего учебного заведения всего магического мира! А вы о каких-то фруктах...
   Вдруг стало так обидно, что никакого контракта ей на самом деле никто и не собирался предлагать. Вместо того, чтобы отправиться домой и спать лечь пораньше, она тут сидит и выслушавает алкогольный бред несостоявшегося работодателя. Усталость навалилась тяжёлым камнем, а ей, между прочим, завтра к первой паре... "Пьянству бой, мужик, - подумала устало Кошкина. - Мой уши, ложись спать!"
   - Спасибо большое за предложение, - она резко поднялась на ноги, - но я уже являюсь студенткой Государственного Университета и хотела бы продолжить своё обучение там. До свидания!
   Она решительно направилась к входной двери.
   - Постойте! - раздалось в спину. - Предлагаю другой вариант. Вы можете ознакомиться с нашим учебным заведением, студентами и преподавателями. Устроим что-то вроде дня открытых дверей.
   - Я уже сказала вам своё мнение, - начала закипать Оксанка. До чего же прилипчивый тип! Внезапно она почувствовала слабость и дрожь. - Я никуда не хочу поступать... - пробормотала она заплетающимся языком, медленно оседая на руки хозяина кабинета.
   - Простите меня, Оксана, - последнее, что услышала она, - но отказаться от такого материала я не имею права...
  
   Плотные шторы гасили яркий дневной свет, а потому в комнате общежития Академии Магического Правопорядка, где жила Элина, царил полумрак. Она вообще, по понятным причинам, недолюбливала солнце, и во избежание ожогов обычно носила длинные тёмные рубахи, а чёрные волосы и белоснежное лицо обязательно скрывала под большим платком.
   Вчера вечером ей в комнату подселили новенькую. Комендант общежития принёс на руках спящую девушку и, осторожно уложив её на пустую кровать, велел Элине позаботиться о ней, когда та проснётся. Теперь хозяйка за чтением скучного учебника терпеливо коротала время до пробуждения своей новой соседки.
   - Хм-хм... - послышалось за спиной хриплое покашливание.
   Элина отложила книгу и повернулась к проснувшейся девушке, уголки губ дрогнули в улыбке. Она поздоровалась с гостей, представилась, и поделилась своей радостью по поводу того, что теперь они будут соседками, что это очень хорошо, и вообще, она, Элина, искренне надеется, что её гостье здесь понравится. Кажется, саму гостью терзали серьёзные сомнения на счёт очевидных плюсов их совместного проживания, потому что она, ничего не отвечая на приветливые слова хозяйки, лишь, позёвывая и почёсываясь, оглядывалась по сторонам. Студентка академии с любопытством рассматривала лохматую спросонья гостью: маленькая, хрупкая, большие карие глаза, круглое лицо, каштановые волосы. Одета девушка была интересно, это Элина отметила ещё вечером: синие штаны и короткая белая рубаха, так тесно сидели на теле, чётко следуя силуэту, словно вторая кожа. В стенах академии студенты и преподаватели носили широкие блузы и хламиды, платки и береты, да и вне стен учебного заведения таких странных нарядов она не встречала.
   Оксанка, которая и была этой самой новой студенткой, в свою очередь, пыталась сообразить, где же она проснулась. Плохое освещение мешало рассмотреть комнату, в которой девушка сейчас находится, но, совершенно очевидно, место незнакомо. Не знакома и красивая брюнетка, сидящая на кровати напротив: черноволосая, стройная, с бледной кожей, большими тёмными глазами, обаятельная, вежливо так улыбается, говорит что-то тихим мелодичным голосом... "Кстати, - Кошкина напрягла слух, - а что говорит-то?
   - Извени, я не расслышала, что ты сказала? - переспросила она девушку, активируя своё внимание.
   - Меня зовут Элина, - повторила брюнетка. - Я буду твоей соседкой.
   - В смысле - "соседкой"? - не поняла Оксанка.
   - В самом прямом, - улыбнулась собеседница. - Я живу одна в этой комнате с самого начала учебного года. Теперь эта кровать, - она указала на узкую койку, на которой сейчас сидела взъерошенная гостья, - тумба рядом и два ящика комода - твои. Как доставят вещи, можешь всё разложить.
   - Мои?
   Информация более, чем странная. С каких это пор что-то в этой чужой комнате стало её? Что-то было вчера... Вчера... В какой момент вчерашнего дня обрываются её воспоминания? Ах, ну да, когда тот странный мужик начал что-то нести про учёбу и какую-то столовую... Она ещё расстроилась тогда: мало того, что осталась без постоянного контракта, так ещё и времени столько впустую потеряла, а ведь у неё лабораторная первой парой... А потом... Оксанка вдруг спохватилась:
   - Сколько сейчас времени?
   - Точно не скажу, но думаю, три голубых камня, или даже один жёлтый...
   - Камня?! Спасибо...
   Оксанка, энергично кивнула и пошарила по карманам - очень жаль, телефона нет. Часов тоже. Она, стараясь трезво и без паники оценить положение, в котором оказалась, медленно поднялась и обошла "свою" половину комнаты. Трудно предположить, в каком учреждении она сейчас находится, но было бы чудесно, если бы это был просто сон. Очень реалистичный сон. "Ну, да, точно! Я же сплю! - немного успокоилась она. - Хотя могло бы что-нибудь и более жизнерадостное присниться. Мрачновато здесь как-то..." Что и говорить, условия проживания в этом "сне" более чем спартанские: две узкие кровати с постельным бельём блеклых, невнятных цветов, объёмный комод, пара тумбочек, хлипкий стул. Один. В комнате были две двери, расположенные друг напротив друга, и плотно зашторенное окно. Запах в помещении был настолько застоявшийся, что Оксанке, несмотря на понимание иллюзорности происходящего, хотелось распахнуть окно и наполнить комнату дневным светом и свежим воздухом. Она даже успела схватиться за пыльные портьеры, как со спины раздался взволнованный голос:
   - Подожди! Ты не думай, если у тебя много вещей, я могу уступить тебе ещё один ящик комода...
   Красивой брюнетке видно очень хотелось, чтобы Кошкина стала её соседкой. Она видела, что гостья чем-то недовольна, и пыталась хоть как-то задобрить и убедить остаться.
   - Спасибо, - равнодушно поблагодарила её Оксанка, отходя от окна. - Сомневаюсь, что в этом будет необходимость...
   Элина вздохнула с облегчением, глядя на оставшиеся задёрнутыми шторы. Чуть погодя спросила:
   - Как тебя зовут?
   - Оксана.
   - Оксана? Очень необычное имя, а ещё у тебя интересный наряд... Ты, наверное, из Средних Миров? - предположила брюнетка.
   - Вообще-то, не совсем понимаю, о чём ты. - Оксанка, кажется, только сейчас обратила внимание на более чем необычное одеяние эффектной хозяйки комнаты: чёрная тога брюнетки, была под грудью перехвачена тонким красным пояском, на ногах - алые тапочки из мягкой кожи. Она перевела взгляд на свои самые, что ни на есть, обычные джинсы, белую водолазку. Пожала плечами, показывая, что не видит в своём "наряде" ничего необычного и ответила: - Нормальный у меня "наряд". Я из России.
   Новая знакомая хлопнула длиннющими ресницами и с искренним сожалением вздохнула:
   - Такого мира мы ещё не проходили... - Грустила она не долго, буквально через несколько секунд с оптимизмом предложила своей новой соседке: - Раз мы теперь будем жить вместе, то у нас будет достаточно времени, чтобы многое обсудить. И ты мне расскажешь о том мире, откуда ты пришла, да?
   - Не уверена... - с сомнением покачала головой Кошкина. Решив, что проспала довольно долго, и пора просыпаться, она подошла к Элине и вытянула руку: - Ущипни меня, чтобы я проснулась побыстрее! У меня лабораторная первой парой, препод - зверь, а потому опаздывать, - ну никак! - нельзя. Давай быстрее, надо поторапливаться...
   - Не уверена, что понимаю, о чём ты говоришь, но ущипнуть могу, - ответила брюнетка, больно прихватив ледяными пальчиками любезно подставленную руку.
   Оксанка в этот момент сильно зажмурилась, а затем распахнула глаза. К сожалению, чуда не случилось и всё осталось в прежнем состоянии. Или, наоборот, случилось настоящее волшебство, и положение дел не изменилось. Сон? Реальность? Это не может быть правдой, видно она должна проснуться сама. Потом, позже. Ну, что ж, поспит ещё немного: погуляет "здесь", посмотрит, что к чему, а через некоторое время проснётся и забудет странный сон... Она тряхнула каштановыми кудрями, отгоняя прочь сомнения и недоверие к своей же гипотезе.
   - Очень жаль. Ну, ладно... - прокомментировала девушка собственные мысли. После короткой паузы повернулась к хозяйке комнаты: - А ты чего такая холодная? Замёрзла? - При этом вопросе красиво изогнутые брови Элины приподнялись к чёлке: она это серьёзно? - Прости, конечно, но тебе не помешали бы румяна, а ещё лучше - солярий, очень уж ты бледная... И не выспавшаяся, вон какие глаза красные и синяки. Да, и вообще... - Она всё внимательнее всматривалась в лицо новой знакомой. При этом вид у неё стал настолько ошарашенным, что Элина невольно забылась, широко улыбнувшись и обнажив аккуратные острые клыки.
   - Мама... - беззвучно прошептала гостья.
   Брюнетка, осознав свою оплошность, попыталась исправить положение.
   - Прости, не хотела испугать...
   Но опоздала! Чувство самосохранения в Кошкиной сработало быстрее, чем в голове всплыли скудные крохи знаний о самообороне. Полный гранд батман и фуэте, выполненные профессиональной балериной, отправили молодую вампиршу в долгое глиссе через всю комнату, организовали "нежную" встречу с входной дверью, от чего та услужливо распахнулась. Высокохудожественный полёт завершился уже в коридоре с диким грохотом. Причём грохот был произведён доспехами какого-то коротышки, имевшего несчастье находиться именно в этот миг у злополучной двери. Распластавшись на полу, под шмякнувшейся на него сверху длинноногой красавицей, он истошно завопил, перекрывая звон своего катающегося неподалёку шлема:
   - Ко мне в кабинет! Обе! Сейчас же!
  
   Дело обстояло неважнецки. Бородач-коротышка оказался комендантом общежития, и шёл как раз к Элине, дабы справиться о состоянии здоровья новенькой, когда случился прискорбный факт его публичного унижения. Он так орал на "неблагодарных тварей", что от натуги сделался совсем красным, а глаза, и без того большие и круглые, выпучились настолько, что грозились покинуть отведённую им часть лица. В этот гневный монолог, похожий на кипящее, плюющееся во все стороны масло, Оксанка не могла вставить даже слово. На попытку объяснить своё "отвратительное поведение" она получила грубый окрик: "Молчи, тварь неблагодарная!" Тогда она решила, что эти двое обойдутся и без неё и дернулась было к двери, желая покинуть сие пристанище умалишённых, но её удержала твёрдая рука брюнетки.
   - Потерпи немного, - беззвучно шевельнулись губы соседки. - Он сейчас выдохнется...
   Оксанка с сомнением глянула на покрасневшего от крика коротышку. Железный панцирь доспехов скрывал его грудь, плащ пурпурным языком струился по спине до пола, рыжая борода была блестящей, явно умасленной каким-то ароматическим составом; хозяин, несомненно, за ней ухаживал. Слов нет, карлик выглядел доблестным воином и мог бы внушить уважение, еслибы не выпученные от ярости и напряжения глаза. Да ещё шлем, зажатый под мышкой, который всего несколько минут назад жалобно и надрывно бряцал по плитам каменного пола, возвещая всей Академии о позорном падении славного богатыря. Казалось, аргументам, требующим справедливого возмездия за свершившееся злодеяние, в устах этого воина-лилипута, дотягивавшего ростиком Оксанке едва до подмышки, а Элине - так вообще чуть ниже талии, не будет конца.
   - Вы, твари-вертихвостки, родились под счастливой звездой! Благодарите Свет Разума, за то, что Самоцветная Богиня указала мне сегодня оставить свой раскалённый в горячих битвах за Большие Земли топорик в оружейной зале. Я, состоявший в высшей гильдии военных гномов, имевший в подчинении лучшую ватагу "Боевых Топориков" и награждённый пятью золотыми грамотами, - очевидно, в подтверждение своих слов, он ткнул пухлым пальцем-сарделькой в каменную стену напротив, где в тяжёлых золочёных рамах висели какие-то обгрызанные по краям листы бумаги, - мог в куски изрубить ваши безмозглые головы. Да, что там головы, от вас даже мокрого места не осталось бы! Тьма бы побрала это учебное заведение вместе с его бестолковыми студентами! Только из моего личного почтения к всеми уважаемому господину Арсениусу (да продлит Свет Разума его годы!) я согласился стать комендантом этой забытой Светом и Тьмой академии. За сто тридцать семь лет моей службы в элитных войсках нашего великого государства, я не видел такого сборища скудоумных тварей, как здесь, в лучшем учебном заведении всех миров. Сегодняшний случай - вопиющий факт поругания устава Высшей Академии Правопорядка, который я просто обязан довести до сведения всеми уважаемого господина Арсениуса (да продлит Свет Разума его годы)!
   Оксанка настолько была ошарашена темпераментом этого коротышки, что соседство вампирши, которая, к слову сказать, с видом глубокого раскаяния стояла сейчас рядом, уже как-то потеряло свою остроту. В позе Элины, понуро склонившей голову, она узрела что-то до боли знакомое, а уловив на губах девушки мелькавшую иногда улыбку, утвердилась в своих предположениях. Очевидно, это очень часто (если не ежедневно) повторяемый ритуал, что-то вроде того обряда восстановления дисциплины, что исполняли они с Семёнычем каждое утро, и эту песню, про "Боевые Топорики" и "горячие битвы", студентка слышит явно не первый десяток раз. Кошкина, отлично зная правила этой игры, тоже вперила взгляд в ковёр, не мешая потоку проклятий и угроз изливаться на их головы. Когда-то это был шикарный ковёр, но сейчас он представлял собой затёртый и полысевший местами грязный палас, который и чистили-то лет двадцать назад, и то, вряд ли смогли вернуть чёткость изображённого орнамента. Спустя минут двадцать бессмысленного созерцания девушками напольного покрытия, гневная тирада бородатого коротышки наконец-то завершилась вынесением приговора: Оксанка получила своё первое замечание ("Ещё два, и можешь забыть про учёбу и карьеру!"), Элина - очередное, очевидно по причине того, что боевой гном уже сбился со счёта числу её провинностей.
   Оказавшись за дверью комендантского чулана, Оксанка задумалась, где искать "всеми уважаемого господина Арсениуса (да продлит Свет его годы!)" Надо бы встретиться с "уважаемым господином Арсением (да продлит Свет его годы!)", только где его искать? Несостоявшаяся абитуриентка почувствовала, как молодая вампирша тянет её за руку.
   - Идём, сейчас большой перерыв и все наши, наверное, в столовой.
   - Наши? - возмутилась Оксанка, отбирая свою руку из ледяного капкана. - Ты уверена, что мне с ними нужно встречаться?
   Брюнетка хлопнула длиннющими ресницами:
   - Ну, мы же теперь с тобой вроде как соседки. Я познакомлю тебя с нашей компанией, они отличные твари. Уверена, они тебе обязательно понравятся!
   - Отличные твари?! Мне понравятся? - Землянка совсем не была так оптимистично настроена. - А я им? Они меня сочтут съедобной?
   Вампирша отмахнулась от неё:
   - Не говори ерунды. - Она снова потянула её за руку.
   - Нет-нет-нет. - Оксанка упорно не желала идти за красноглазой и саблезубой соседкой. - Роль обеда мне совсем не нравится, я не желаю быть съеденной какими-то тварями. В, так называемый, большой перерыв. В столовой.
   - Если бы ты была человеком, - тут Элина хищно улыбнулась, немного обнажив белоснежные клыки, - то, поверь, ты бы и не проснулась в моей комнате.
   - То есть ты меня за человека не держишь, - сама себе пояснила Кошкина. - Тогда кем же ты меня считаешь?
   Студентка Академии Магического Правопорядка смотрела на неё, как на существо, напрочь лишённое интеллекта. Длинным ногтем она указала куда-то за спину бывшей балерины, словно предлагая той обернуться. Оксанка, не понимая, к чему клонит брюнетка, скосила глаза, пытаясь и спиной к вампирше не повернуться, и увидеть что там, сзади. А там, собственно, кроме серой каменной стены, ничего и не было, только боковым зрением что-то уловила.
   - Не поняла... - Оксанка всё-таки полный поворот сделала, потом ещё один, и ещё...
   Элине эти бестолковые вращения надоели.
   - Говорю же тебе - идём! - решительно сказала она, увлекая за собой новенькую.
   Они миновали этот коридор, второй, спустились по лестнице на два этажа, свернули в очередной каменный рукав, снова повернули. Им стали попадаться на пути... существа. Когда Оксанка увидела первого, то остановилась, открыв рот. Она бы, наверное, так и стояла, если бы не её спутница, которая дёрнула за руку, продолжая идти. Девушка ещё долго оглядывалась на странного "козлика", а когда повернулась - обомлела: навстречу им шёл кентавр. Настоящий кентавр чинно стучал копытами, помахивая рыжим хвостом. На девушек он совершенно не смотрел, а читал какой-то длинный свиток. Элина быстро склонилась в глубоком поклоне, давая знак, последовать её примеру.
   - Наш преподаватель основ законопорядка Верхних Миров, - шепнула она на ухо своей соседки, когда конские копыта простучали дальше.
   Они поспешили дальше. А дальше было только хуже... Существ становилось больше и больше - преподаватели и студенты шли, бежали, скакали и ползли по коридору вокруг них. Глаза землянки, кажется, уже увеличились до размера обеденной тарелки. Она вертела головой по сторонам, пытаясь в этой толпе разглядеть обычных людей, желательно санитаров, дабы они увезли они её из этой кунсткамеры, и спасли тем самым от угрожающе навалившегося сумасшествия. Элина же иногда здоровалась с кем-то, перекидывалась парой фраз и тянула свою спутницу дальше. Вдруг они резко остановились, и Оксанка даже не сразу поняла почему.
   - Смотри, - вампирша кивнула вперёд.
   Оксана посмотрела и увидела... зеркало. Огромное зеркало занимало часть каменной стены, отражая хвост коридора и толпу существ, находящихся сейчас вокруг них, а в самом центре этого хаоса...
   - Стрекоза? Я - Стрекоза?!
   - Фея!
   Элина хохотала так громко, что на них многие обратили внимание, но её соседке теперь было всё равно. Она крутилась вокруг своей оси, усиленно пытаясь ухватить рукой маленькие прозрачные крылышки, трепетавшие за спиной. Когда же ей это, наконец-то, удалось, она замерла, ощущая в руках его мелкое дрожание.
   - Невероятно... - скорее прочитала по её губам Элина и кивнула в ответ: - Да, феи - большая редкость во всех мирах.
   Оксанка не стала объяснять ей, что имела в виду совсем другое, просто не было слов, способных передать её состояние, ощущения, чувства. От страха хотелось забиться в самый тёмный и мрачный угол, и, в то же время, накатившая волна эйфории требовала воспарить к небесам. Кстати, если есть крылья... Нет, а если не получится... Она отпустила своё крылышко и остановилась, не объясняя ничего на вопросительный взгляд спутницы. Сосредоточившись только на желании взмыть вверх, она попыталась подняться. Нельзя сказать, что попытка оказалась совсем уж неудачной, ноги от пола сантиметров на пять оторвались, но "воспарить" точно не удалось.
   - Не расстраивайся, - по-дружески улыбнулась Элина. - Ты всему научишься. У нас телепортацию сам ректор преподаёт.
   - Ах, ректор! Ну, тогда мне всё ясно, - кивнула Оксанка головой. К ректору у неё столько вопросов накопилось, что он и за неделю не успеет ответить ей на все.
   Столовая, заставленная дубовыми столами и тяжёлыми лавками, показалась землянке знакомой. Кажется, эту картинку она видела мельком во время выступления в ресторане. Сейчас помещение было достаточно хорошо освещено, много дневного света проникало через большие окна. За столами сидели разномастные студенты-твари, при виде хвостов, рогов и копыт которых, Оксанке уже не хотелось падать в обморок. Теперь за спиной она ощущала тонкое дрожание собственных крыльев.
   - Джархад! Интель! - вампирша помахала кому-то рукой. - Идём, я познакомлю тебя с ребятами.
   Им навстречу шли двое. Из курчавой шевелюры одного торчали маленькие рожки, второй был невероятным красавчиком. Как и большинство студентов академии, оба были облачены в просторные лёгкие хламиды до колен и широкие брюки, только в добавок на их шеи были накинуты большие шарфы. Подойдя ближе, они дружески поздоровались с красноглазой красавицей, бросая на её спутницу любопытные взгляды.
   - Знакомься, - обратившись к Оксанке, не стала затягивать со знакомством Элина. - Джархад, - она указала на курчавого с рожками, у которого в наличии ещё оказались и хвост с копытами, - лучший во всех мирах демон. Это, - она указала на второго, - Интель, самый красивый эльф, также лучший во всех мирах. А куда делся Филлимон?
   - Провалил зачёт по истории законопослушания, - хохотнул рогатый Джархад.
   - Грустит, - сказал, словно пропел Интель.
   Все знают, что у эльфов должны быть уши необычной формы. Оксанка присмотрелась и увидела: да, действительно, уши эльфа были острые, вытянутые кверху, почти без мочек. Надо же, если бы он распустил волосы, то сошёл бы за обычного человека, а не тварь, как они тут друг друга называют. А ведь она сама, получается, тоже тварь! Мысли закрутились с новой силой.
   Тем временем, Элина представила её:
   - Оксана - наша новая студентка и моя соседка по комнате. Она из Средних Миров.
   - Фея из средних миров? - Джархад недоуменно посмотрел на Интеля. Тот в ответ флегматично пожал плечами. Мол, тебе же сказали, что фея из Средних Миров, значит, из средних.
   - Оксану нужно покормить, - забеспокоилась добрая вампирша. - Она ведь с утра ничего не ела, а силы ей нужны.
   Компания устроилась за большим столом, и через минуту перед новоиспечённой феей появилась тарелка не то с кашей, не то с каким-то овощным пюре золотистого цвета. Выглядело довольно аппетитно. Оксанка запустила тонкую лопатку в эту массу.
   - Очень вкусно, - сказала она, распробовав.
   Пока она поедала своё кушанье и рассматривала исподтишка демона с эльфом, те разговаривали с Элиной о какой-то практической работе, "у той старой клячи". Кажется, как и в любом учебном заведении, в Академии Магического Правопорядка есть преподаватели, имеющие особый статус в глазах своих учеников. Оксана даже предположила, что урок у такого учителя превращается в настоящий хаос, где никто не слушает лекцию, занимаясь при этом своими делами. Попутно из разговора, она уяснила, что прогуливать здесь не принято, так как это, - да, в сущности, только это, - является серьёзным поводом для исключения из академии. Тарелка с вкусной кашей быстро опустела, и они отправились на поиски ещё одного члена компании, которого друзья звали Филлимоном.
   Они задержались в маленьком фойе, как только миновали высокие двери из столовой. Пока шли обсуждения, где же искать "эту тварь", легкомысленная балерина уловила в тёмном углу слабое движение, присмотрелась - большой серый пёс печальными глазами взирал на общую суету. Душа сердобольной собачницы со стажем сжалась от этого тоскливого взгляда. Она присела рядом с облезлым псом:
   - Ну, что ты здесь грустишь один, - ласково спросила она, проводя рукой по свалявшейся шерсти. - Скучно тебе здесь одному? - Пёс не проявлял никакого восторга по поводу внимания к его персоне. Оксанке бы сейчас отойти от собаки подальше, но возникла мысль, что псина может быть голодной. Она громко позвала Элину: - Как ты думаешь, для Джульбарса найдётся в столовой вкусная косточка?
   Глаза вампирши, когда она увидела эту картину, сильно увеличились в размерах. Эльф и демон, с некоторым недоверием смотрели на бестолковую фею. Судя по их взгляду, гладить эту собаку не стоило. Додумать эту мысль Оксанка не успела, а звериный рык заставил её одёрнуть ладонь, но было поздно: кто-то очень сильный её жёстко встряхнул, отшвырнул в сторону, и она больно шмякнулась о каменную стену, но не сползла по ней на пол, удерживаемая на весу сильной волосатой рукой. Дышать было очень трудно и ей отчаянно хотелось сказать об этом лохматому парню, который с ненавистью и любопытством сейчас рассматривал свою жертву. Вместо слов о помощи, из горла вырывались хрип и мычание.
   - Филёк, ты взбесился! Отпусти её! - Элина оказалась быстрее своих друзей и, подскочив первой, остервенело заколотила кулаками по голой спине оборотня. Интель и Джархад, подоспев следом за ней, скрутили ему руки за спиной, оттащив от еле живой феи. Отпустили они его только тогда, когда от девчонок их отделяло уже метров пять. Вокруг стали притормаживать любопытствующие, постепенно собралась толпа тварей, в центре которой оказалась великолепная пятёрка.
   - Оденься. - Эльф стянул с шеи, и отдал Филлимону свой большой шарф, который на деле оказался рубахой оборотня.
   - Давай побыстрее! - поддержал друга курчавый демон. Его шарф был штанами того же оборотня.
   Тот факт, что вернувшись в человеческую ипостась, он остался в неглиже перед толпой студентов, мало беспокоил Филлимона. Одеваясь, он искоса поглядывал на бывшую жертву, которая под сочувствующие уговоры подруги пыталась с хрипом и кашлем сделать нормальный вдох. За её спиной мелко дрожали прозрачные крылышки, очень трогательно и сентиментально. Одевшись, он подошёл к ней и протянул руку:
   - Прости, - извинился. - День у меня сегодня неудачный, и вообще я дурак.
   Девушка руку пожала, но глядела на него по-прежнему, с опаской.
   - Что стали? - обратился к собравшимся вокруг тварям Джархад. - Расходимся, расходимся! Всё самое интересное закончилось.
   Компания друзей вместе с Оксанкой вернулись в столовую. Окружающие потеряли к ним интерес, и они беспрепятственно заняли самый дальний стол.
   - Как ты уже догадалась, - сказала Элина своей соседке, - это и есть Филлимон. Он оборотень, но, в общем-то, нормальный парень. Ты просто зря сказала про кость...
   - Да ладно, проехали, - поморщившись, перебил её оборотень. - Я вроде как уже извинился. Лучше познакомь со своей подружкой.
   Элина, надулась, оскорбившись его пренебрежением, но уже через секунду разболтала свою радостную новость:
   - Это наша новенькая. Её зовут Оксана, она теперь моя соседка по комнате. Кстати, она фея из Средних Миров.
   - И не совсем студентка... - Оксанка не желала признавать себя тварью, учащейся в этой академии. - Ректор предложил мне побыть абитуриенткой, познакомиться со студентами и преподавателями, а потом уже принять окончательное решение...
   - Ты что же, не хочешь здесь учиться? - не поверил Джархад.
   - Если честно, то нет.
   Компания друзей "зависла" на некоторое время.
   - Это лучшее учебное заведение всего магического мира. Здесь все желали бы получить образование, - певуче протянул Интель. - Кстати, это ты вчера порхала в портале?
   Оксанка отрицательно покачала головой. Вчера она нигде не "порхала", кроме как на сцене шикарного ресторана. Правда во время выступления она вроде как и видела похожее на эту столовую помещение, но это уже казалось настолько далёким, из какой-то дугой, прошлой жизни, что успело забыться. Хозяин ресторана тоже вещал что-то про портал, но она его тогда не слушала, считая его речь обычными россказнями подвыпившего человека.
   - Да, конечно, это была она! - Парень-оборотень азартно взъерошил свои волосы. - Кто ещё мог до икоты довести группу суровых дуботрясов? Она, - он указал на мирянку - может, я это точно чувствую.
   - Ты о чём? - землянка возмущенно посмотрела на Филлимона.
   - А ты не слышала эту историю? - удивился он. - Вчера здесь, в столовой, группа дуботрясов ужинала после практического занятия в Кровожадной Роще. Чавкают они себе преспокойненько так, и вдруг раздаётся треск и грохот на всё помещение. Открывается устойчивый портал для перехода. Гоблины, конечно, ума не великого, решили, что это захват Академии бесноватыми отступниками. Повскакивали со своих мест, дубинки похватали, отбиваться приготовились, то есть настроились дать решительный отпор злу всех времён и миров. Минуту так стоят, другую. И тут вместо вечного врага в портале появляется мелкая фея, - вся в розовом, с прозрачными крылышками - и начинает беспорядочно метаться в проёме: и ни туда, и ни сюда. Эти челюсти свои уронили, дышать перестали. Феи вообще большая редкость, а тут такое явление!
   - И что дальше? - насторожилась Оксанка. Неужели это действительно про неё?
   В разговор вступил эльф:
   - Да, ничего особенного. Полетала она так с пару минут и, так же с шумом и грохотом, свернула портал и исчезла. Гоблины, мягко говоря, под сильным впечатлением остались. Кроме того, что дуботрясы умом скудны, так их ещё природа наградила проблемами с артикуляцией, а увиденное этих бесстрашных воинов совсем застопорило в развитии. Ректор от них целый вечер пытался добиться вразумительного ответа: кто и с какой целью открывал портал в столовой?
   Очевидно, зрелище было весьма забавным, так как при упоминании этого факта сидящие рядом разразились громким смехом. Парень-оборотень прикрывался рукой, словно собака нос лапой. Вампирша Элина искренне веселилась, обнажив белоснежные клыки. Демон от дикого хохота согнулся пополам и азартно лупил хвостом по скамейке. Сам рассказчик с тонкой улыбкой закончил своё повествование:
   - Гоблины теперь почитают тебя выше божков Большой Трясины, - он отвесил лёгкий поклон в сторону мирянки, - и, можешь быть уверена, что во всей Академии не найдётся такого безумца, который бы отчаялся выступить против целой группы дуботрясов. Да, Филлимон?
   Оборотень, продолжая ухохатываться, махнул на него рукой:
   - Да кто с ними вообще связывается? Они ж ненормальные, чуть что - сразу за дубинки хватаются!
   - Нет! - утирая, выступившие от смеха слёзы, сказал Джархад. - Они ещё успевают прокричать перед этим: "Великий Габдурин, помоги!"
   - Ну, - тут Элина указала тонким пальчиком на Оксану, - теперь они будут поминать её: "Помоги, Великая Розовая Фея!"
   Все разразились новым приступом смеха, а Оксана пыталась сложить все кусочки пазлов. Вечер выступления, видение какой-то грязной таверны, потом разговор с хозяином ресторана, предложение поступить в Академию Магического Правопорядка, её сегодняшнее пробуждение уже в комнате общежития. Всё складывалось в одну целую картинку. Значит, это точно не сон и надо принимать решение: хотела бы она здесь жить и учиться? Она посмотрела на смеющихся друзей. Ну, и что, что они с рогами, клыками и копытами? Если отбросить эти мелочи, то остаётся просто замечательная компания студентов, с которыми, как видно, скучать не придётся. Кроме того, ей вдруг до боли стало жаль расставаться с обретёнными крыльями. Она обязательно должна научиться летать по-настоящему!
   "Остаюсь!" - сказала себе Оксанка, и её звонкий счастливый смех присоединился к остальным.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"