Случайный М.А.: другие произведения.

Оборотни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ на конкурс "Темный эльф"

Поздним вечером, уже почти ночью, по дороге неспешно ехали шестеро всадников. Лошади брели по широкой грунтовой дороге в окружении черных перелесков, и изредка всхрапывали, непривычные к новым хозяевам.
- Чтоб держались спокойно и не нервничали. Как ни в чем не бывало. Будто вы - это они. Еще не хватало подозрений, а то совсем здорово будет. Едете и молчите. Поняли? - с нажимом спросил эльф Флегонт, обернувшись в седле. Чуть позади ехали еще пять эльфов с угрюмыми лицами и мрачной решимостью в глазах. "Да" - нестройно ответили они.
- Надеюсь. Чтоб не получилось также, как сначала. И так чуть все не испортили, олухи.
Эльф Фотий, замыкавший группу, самодовольно ухмыльнулся. Костюмы у всех были порваны, и возле узких дыр, прорванных мечом, темнели черные пятна крови. Только он и Флегонт выглядели нормально. Командир сделал все аккуратно, а Фотий - к его счастью - смог обойтись без убийства. Тот солдат смог убежать поначалу достаточно далеко, и Фотий, едва видимый товарищами, попросту оглушил беднягу, оставив валяться посреди рощи. Остальным солдатам повезло гораздо меньше - в запале и злости остальные четверо эльфов бездумно закололи своих жертв, таких же эльфов. И теперь Флегонт, собственноручно обезоруживший и задушивший командира убитых, готов был остановиться и надавать четверым идиотам оплеух за испорченную форму.
Луна этой ночью была полной и светила ярко, и темные кровавые пятна резко выделялись на фоне светлых мундиров.
- Прикройтесь, черт бы вас побрал. Стража заметит - убью.
Впереди виднелся черный силуэт небольшой эльфийской усадьбы - три крыши и небольшая башня. До усадьбы было недалеко, полверсты или около того. Всадники уже могли видеть свет окон и медленно двигающиеся одиночные, тускло мерцающие точки факелов дозорных.
- Внимательно смотрите по сторонам, вы же теперь солдаты как-никак. Но не пристально. И не хрен в глаза заглядывать. Не говорите не слова. Не умеете, и ушастые сразу же поймут, что вы не вы вовсе, - Флегонт наклонился, сплюнул. - Если войдем нормально, дальше все получиться должно как задумали. Все помнят, что должны делать? Куда идти? А? Кого убивать, а кого нет? - он окинул эльфов взглядом, те закивали. Флегонт вздохнул, извлек из-под воротника черный талисман, поцеловал и что-то прошептал. - Будем надеяться, темные боги благоволят нам. Если же нет... Сдохните, но не вздумайте дать кому-то уйти. Усекли? - злобно сказал Флегонт и, не дожидаясь ответа, добавил - А то я лично вас освежую, чтобы задобрить их.
Фотий никак не мог унять дрожь. Одной смерти ему избежать удалось, но когда они будут внутри, больше так скорее всего не получится. Он лихорадочно размышлял, пытаясь заранее найти выход из ситуации, в которой еще предстояло оказаться, но в которой в любом случае оборвется чья-то жизнь. И если он не убьет, когда надо будет, командир убьет его. Флегонт такой - сказал, значит сделает.
Внутрь они попали легко. Дозорные - сначала со стен, а потом и через окно в воротах - осмотрели эльфов, а когда Флегонт на эльфийском в двух словах пересказал заранее выдуманную историю и предъявил подорожную, дозорные открыли ворота и пропустили их. Расчет на то, что владелец усадьбы не откажется помочь армии своего народа, оказался верным.
Оказавшись во дворе, всадники, не мешкая, стали растекаться по усадьбе. Фотию повезло - ему досталось охранять небольшие задние ворота, на случай, если кто-то пробует сбежать. Флегонт направился в домик стражи, где мирно спали уставшие солдаты, остальные четверо - с луками - незаметно заняв наиболее удобные для стрельбы позиции, сняли стражей. Несколько секунд и ни единого вопля, только глухой шум свалившихся со стены тел. Два коротких вскрика совы - и Флегонт с двумя эльфами входят в дом. Фотий все также охраняет ворота, еще два эльфа готовятся к отъезду, запрягают дополнительных лошадей из конюшни.
"Какое счастье, что они не держат собак" - с облегчением подумал Фотий. Будь иначе - черта с два бы они провернули это дело аккуратно, и уж точно не пришлось бы ему стоять в стороне.
И вдруг - лай. Громкий, заливистый, доносящийся из открытого окна на втором этаже дома. И почти сразу шум, грохот, скуление умирающего пса. Следом - лязг мечей, вопли, крики. А мгновением позже из дома опрометью вылетает эльф в сорочке и мечом в руке. Увидев эльфов у главных ворот, разворачивается, огибает дом и бежит к задним.
Фотий чертыхнулся, и, помедлив секунду, неуверенно обнажил меч. Судорожно сглотнул. "Что делать? Что же, черт возьми, делать?!" - подумал он. "Господи, неужто убивать?!"
"Убивать..."
Фотий отступил в сторону.
- Беги, - прошипел он. - Быстро!
Уже замахнувшийся было эльф, не опуская меч, остановился в нескольких шагах и ошеломленно посмотрел на него. Фотий, боясь потерять время, сам открыл калитку в воротах.
- Ну же!
Эльф стремглав метнулся через проход. Фотий последовал за ним, слыша позади крик: "Фотий! Не упусти его, черт бы тебя побрал!"
Фотий бежал следом в полусотне шагов. Эльф, подобрав полы сорочки одной рукой и держа меч другой, бежал через поле в сторону леса. Почти у самой опушки Фотий обернулся и почувствовал, как внутри всё холодеет - из ворот выехал всадник. "За мной" - понял Фотий и окрикнул эльфа.
- Остановись!
Эльф на ходу взглянул за спину, всхлипнул.
- Погоди, пожалуйста! Я не буду тебя убивать! Да стой же ты!
Углубившись в лес, Фотий прибавил шагу и быстро нагнал эльфа. Тот остановился, поднял меч, попятился.
- Не подходи! - задыхаясь, выдавил он.
- Не бойся.
- Почему?!
- Я не стану тебя убивать.
- Почему?! - эльф, казалось, не слышал Фотия. - Зачем вы на нас напали? Что мы вам сделали?! Мы ведь ваши братья!
"Ах да..." - Фотий совсем забыл, что он - эльф.
- Послушай, я отпущу тебя. Но сюда скачет мой... товарищ. Если он увидит - то убьет нас обоих. Так что беги. Только оторви кусок сорочки. Так надо.
Эльф кивнул. По совсем молодому лицу - юнец еще - текли слезы. Он с треском оторвал и подал "брату" белый лоскут.
- Беги! - сказал Фотий, и, стиснув зубы, сам себя полоснул по руке. Шипя, направился обратно.
Выйдя из леса, помахал всаднику, и лоскутом отер кровь с меча.
- Убил? - спросил "товарищ", подъезжая и держа в поводу запасную лошадь.
- Да.
- Тогда давай быстрее, пора уходить.
- Фффуххх... Слава богам, - выдохнул Фотий, вскочив в седло.
- Что такое?
- Ничего... - Фотий отер лоб. - Притомился.
- Он точно сдох?
- Да. Поехали. Порезал меня ушастый - забинтовать надо. Представляешь, он спросил, за что мы их убиваем. Говорит, - Фотий изобразил писклявый жалобный голос, - "мы ведь ваши братья"! - сказал Фотий и заставил себя рассмеяться. Эльф захохотал от души.
Они галопом промчались до усадьбы. Дом уже разгорался, окна мелькали желтыми отсветами, шел дым, слышался нарастающий гул. Посреди двора стояли десять эльфов в ночной одежде. Они были испуганы. Девушки плакали, мужчины обнимали их и затравленно смотрели на горящий дом и на напавших. Четверо эльфов в окровавленной форме солдат стояли вокруг с обнаженными мечами. Рядом топтались и фыркали десяток коней.
- А, наконец-то, - сказал Флегонт. - Он ведь сдох, не так ли?
- Да.
Флегонт хмыкнул.
- Ладно, значит, справились. И заканчивайте маскарад, мне ваши ушастые рожи уже обрыдли.
Тут же внешность нападавших эльфов стала как бы расплываться, таять, меняться. Флегонт из бледного блондина стал загорелым и лысым, со страшным рваным шрамом и татуировками по лицу. Длинные белые волосы Фотия превратились в короткие черные, лицо стало обыкновенным человеческим. Остальные оказались полуэльфом и тремя самыми обыкновенными людьми.
Пленные эльфы, те, что не рыдали, оторопело смотрели на шестерых оборотней.
- Ну что? Удивлены? - полуэльф усмехнулся.
- Посмотрим, что тут у нас... - Флегонт подошел к пленникам. - Эту, этого, этого и вот эту, - он поочередно звонко хлопнул по спинам четырех пленных эльфов, - связать и на лошадей. Отвечаете за них жизнью. Остальных к чертям распять.
Фотий отвернулся. К счастью, Флегонту не пришлось выбирать палачей - желающие нашлись сразу же.
 ***
- Значит, вот как... - задумчиво протянул лорд Ан-Шахар, когда хозяин его оборотней и один из лучших и ближайших слуг - оборотень Флегонт закончил отчитываться. Флегонт был помят, одежда запылена. Он выглядел уставшим - две недели в дороге с короткими остановками, скудными запасами еды и только холодной речной водой. Возня с пленниками и враги со всех сторон измотали всех оборотней, на службе Ан-Шахару привыкших к лишениям и риску. А захваченных же эльфов и вовсе пришлось заносить во дворец. Но Флегонт первым делом направился к повелителю - эта вылазка была очень важна для него.
- А этот, как его бишь?..
- Фотий?
- Ты ему доверяешь?
- Хм... - Флегонт задумался, вспоминая. - Да.
- Как вижу, не очень
Оборотень посмотрел на повелителя снизу вверх - лорд сидел на троне, а он стоял перед ним преклонив колено. Лорд Ан-Шахар сидел в богатой белой мантии, с широким черным оплечьем из скальпов - человеческих и эльфийских. Он был эльфом. Темным эльфом, с черной кожей, черными глазами, черным сердцем и черной душой, да такой, что порой поражал самых жутких из высших жрецов, не гнушающихся никаких, даже самых гнусных поступков ради ублажения темных богов.
- Я жду, - мягко сказал он. С теми, кого он ценил, он был терпелив, мягок, и даже уважителен.
- У меня нет повода сомневаться в нем. Он - оборотень, а значит, изгой. Только дурак не убьет того, кто его презирает. Фотий же не дурак. И обычно его презирают. Поручения он выполнял удовлетворительно, - сказал Флегонт.
Темный эльф не ответил - он смотрел мимо оборотня. Туда, где кое-как стояли, пошатываясь, четверо пленников, скованные, в ошейниках. Цепи от ошейников крепко держали в огромных лапищах орки-стражники.
Флегонт, зная, что ему это позволительно, обернулся. За долгие годы службы Ан-Шахару он кое-что узнал о нем. То, как орки смотрят на эльфов, доставляло лорду удовольствие. Он мог часами смотреть на отношение своих угрюмых стражников к пленникам, позволив оркам делать все, что те пожелают. И когда они живьем рвали эльфов и сжирали, на черном лице Ан-Шахара всегда проступало бланжество.
- Но это не все, - добавил Флегонт. - Если бы Фотий всего лишь прикидывался, я бы об этом узнал.
Лорд заинтересованно посмотрел на оборотня.
- Знаешь, я порой всерьез опасаюсь - не следят ли за мной твои проныры? - сказал он, слегка улыбнувшись, и перевел взгляд на одну из пленниц - молодую эльфийку с голубыми глазами и золотистыми прямыми волосами, из-под которых торчали белые длинные острые ушки. Флегонт тоже посмотрел на неё, и подумал, что ей предстоит испытать нечто особое - оказаться на алтаре тьмы, где жуткое воплощение высосет душу. Лучшего подношения черным богам нет. А после, пока она еще жива, с цепей спустят других эльфов, доведенных на безумие и выдрессированных на медленное пожирание. То, что останется, но непременно с нетронутой головой - чтобы маги могли прочесть мысли и узнать, каков был последней час их сестры, это отправят эльфийскому Совету. Ан-Шахар давно хотел преподнести достойный подарок.
- Может быть, ты и веришь ему. Я даже допускаю, что твои шпионы следят за каждым его действием, за каждым шагом, каждым словом. Но я ему не верю, - резко повысив голос, сказал лорд. - Я не хочу обсуждать такой идиотизм, Флегонт, ты сам должен это понимать. Я считаю, что он намеренно пропустил того бледного выродка, а потом для виду сбегал за ним. Если это так - то он достоен большего уважения, чем ты, ибо облапошил тебя как последнего кретина. Немедленно выясни всё. Схвати его, запытай, заколдуй, сделай что угодно, но быстро. Если он умрет - плевать.
- Мой господин... простите, что осмелился перечить вам... но оборотней не так много. А они важны для нас... и вас. Если вы позволите, я поступлю иначе.
- Отправишь еще больше глаз? Будешь ждать?
Флегонт пожал плечами.
- Я не такой терпеливый как ты, оборотень.
Флегонт улыбнулся и сказал:
- В чужой шкуре я понял многое. И то, что светлым душам тяжело жить в одиночестве, в затворничестве. И то, что они не могут без друзей и без доверия... - он чуть помедлил, выразительно посмотрев на эльфийку. - А если светлая душа одинока, то, несомненно, будет безмерно рада другой светлой душе...
Ан-Шахар проследил за взглядом оборотня, прищурился и, ухмыльнувшись, сказал, глядя оборотню в глаза:
- А ты, Флегонт, та еще сволочь.
***
Молящийся, наконец, закончил невнятный бубнеж, поднялся с каменного пола и, пятясь, отошел от статуи. Его место тут же занял следующий, и очередь качнулась вперед на один шаг.
Перед Фотием стояли еще восемь человек. От силы по паре минут на каждого, пока возложит скальп или кусок живьем вырванного мяса да прочитает наизусть заученные молитвы на чуждом языке давно сгинувших народов. "Недолго осталось" - с облегчением подумал Фотий, глядя на высокую статую уродливого гуманоида. Статуя была древней и выщербленной, черты изваяния едва угадывались в обломанной фигуре, но то, что в камне изобразили именно уродливого гуманоида, без сомнений мог сказать любой. Вокруг статуи царил вечная приторная вонь мертвечины.
Фотий не помнил толком имя бога. Он примерно знал, что это за бог, и этого было достаточно, чтобы молиться. Но не потому, что он верил в эти воплощения тьмы - а потому, что в них верили другие. В глубине души он лелеял искреннюю веру в светлого бога, доброго бога, но эта вера должна была оставаться в нем. Здесь, среди храмов тьмы и нависающих изваяний богов зла, в толпе истовых поклонников этих богов, в окружении вездесущих маниакальных жрецов, храмовых стражей и доносчиков проявить свою религию хуже самоубийства. Достаточно один раз дать себе послабление - и город будет взбудоражен "еретиком", а на ритуальную казнь соберется несметная толпа, ревущая, воющая от возбуждения, со страшными лицами, искаженными омерзительной гримасой ненависти и жажды чужой смерти.
Так что он время от времени наведывался сюда, кидал что-нибудь на алтарь, вставал на колени и бубнил скверно заученную молитву. На его счастье, никто особо не прислушивался, и он мог спокойно продолжать никчемный обман.
Закончив прикидываться и уступив гладкий булыжник пола, Фотий с облегчением поспешил прочь. Через длинные улицы, кривые, тесные и унылые, он вышел к торжищу. Широкая и по ночам просторная площадь, сейчас, в разгар дня, была битком забита. Люди сотнями сновали между прилавками, палатками и просто участками с горой хлама. Толпа походила на темную, хаотично шевелящуюся, подрагивающую массу.
Фотий, помедлив, с отвращением нырнул в толпу.
Кого здесь только не было - люди, орки, гоблины, темные и даже светлые эльфы, самые разнообразные полукровки. Они стояли, шли, толкались, орали, торгуясь с купцами и недовольные ценой, пререкались с другими посетителями, ревели на слуг и рабов, гудели множеством озлобленных голосов. Со всех сторон слышались десятки разнообразных языков.
Оборотень пробирался через площадь, толкая кого-то сам и толкаемый кем-то. Стоило ему задеть чью-то руку или спину, как тут же получал презрительный взгляд. Все были при оружии, многие демонстративно выпячивали жуткие образцы с крючьями и невообразимыми клинками. У большинства в руках были хлысты и цепи от ошейников замордованных рабов.
- ...триста! - проревел хриплый голос. - Триста раз! Триста два! Триста...
- Триста десять! - громко прервал его другой голос.
- Триста десять!
Фотий вышел к главной части базара, наиболее посещаемой и самой выгодной - аукциону рабов. На высоком каменном помосте стояли больше трех десятков грязных оборванцев - людей, эльфов, карликов и даже орков, скованных между собой. Одни потупив взгляд смотрели вниз, другие - всего несколько - с поразительным вызовом смотрели на возможных покупателей.
- Триста десять - продано! - довольно сообщил хриплый голос аукционера.
Из обступившей помост толпы отделилась рослая фигура в черной мантии, капюшоне и с длинным черным посохом. Жрец одного из десятков храмов. Темных и мелких, вынужденных покупать рабов и жертв здесь. Храмам побольше и значительнее пленников обычно доставляли.
Один из охранников подошел к эльфу, расковал его из общей связки и надел ошейник. Жрец, передав мешочек, взял веревку в руки и в сопровождении нескольких служителей ушел. Торги продолжились.
Этот помост был не единственный. Рядом высились еще несколько, где может быть и с меньшим оживлением, но все равно менялась уже и без того несчастная судьба пленных. А позади помостов находились огромные бараки, куда каждый день из походов возвращались караваны с добычей...
Эльф, ссутулившийся, с поникшей головой, скрылся за покупателями и просто зеваками. Фотий, посмотрев вслед, пошёл дальше, с облегчением освободился от тесных, глушащих тисков. Следом за ним вышла массивная фигура с чертами, присущими полуоркам, старательно прячущая лицо под капюшоном, и стала держаться позади.
Обычный путь Фотия до дома проходил рядом с бараками работорговцев. Идя по улице, можно было услышать приглушенные крики, рыдания, лязг цепей оков, недовольные окрики надзирателей.
По дороге, под охраной, прошли связанные пленники, усталые, грязные, изможденные. Обреченные. Прохожие останавливались и смотрели на них, насмехались, кричали что-то, свистели и улюлюкали. Чуть ли не каждый день проходили рабы по улицам. Но каждый раз на них реагировали именно так. Как будто не надоедало даже...
Охранники по привычке подгоняли отстающих плетьми, и не обращали внимания на не унимающихся прохожих, разворачивающихся и сопровождающих, только чтобы поизмываться над пленниками.
Когда Фотий удалился от бараков, послышался приглушенный басовитый рев орка. На улицу под крик "Найти её! Живо, уроды! Упустите - сами на продажу пойдете!" высыпали стражники.
- Все, кто на улице - стоять! - проревел самый крупный из них. - Стоять и не двигаться!
Фотий остановился, обернулся. Большинство прохожих застыли, где стояли. Некоторые же юрко сиганули, кто куда успел - в переулки, в открытые двери и окна - воры и прочий сброд бросился наутёк, испугавшись разъяренных орков. А те уже бежали вперед по улице, на ходу осматривая стоящих прохожих.
- Разделиться и в переулки! Ищите желтую эльфийку! Осматривайте каждого, заходите в любой дом, но поймайте её! - ревел орк.
Фотий был в плаще, с накинутым капюшоном. Когда подошла его очередь, страж грубо схватил его, дернул и рванул капюшон. Недовольно рыкнул и устремился к следующему.
- Вот же скот, - негромко сказал оборотень. При нем был особый знак, данный Флегонтом, и дававший кое-какую власть и неприкосновенность стражи, а также заставлявший её относится уважительно. Соблазн воспользоваться им был велик, но Фотий держал знак в кармане - главный оборотень просил лишний раз не показывать его и держать на всякий случай.
- Тупые идиоты, - добавил стоявший рядом человек, удостоившийся не многим лучшего обращения. - Опять упустили кого-то... Будет трупом больше в подворотне.
- Какая скотина посмеет хоть шевельнутся - будет схвачена! - продолжал басить где-то впереди крупный орк, удаляясь по улице. Часть стражников разбредалась по проулкам. Из окон и дверей стали выглядывать головы спрятавшегося сброда.
- Да... - неопределенно сказал Фотий и свернул в проулок - один из бесчисленных узких проходов лабиринта, раскинувшегося по всему городу. Но не успел сделать и полусотни шагов, как на него налетел невысокий человек в грязном плаще, сбил оборотня с ног и сам повалился сверху. Фотий охнул, и крепко схватил человека, испугавшись, что он вор или - что не менее вероятно - похититель. Человек забился, пытаясь высвободиться, но как-то слишком слабо.
- Э-э, а ну тихо, - сказал Фотий. - Тихо! - повторил он, выхватил и занес кинжал. - Последний раз повторяю!
Человек успокоился, стал медленно подниматься. Под засаленным капюшоном виднелось женское лицо.
- Ограбить, сволочь, захотел, да?
Женщина замотала головой и всхлипнула.
- Пу-пустите меня, - сквозь наворачивающиеся слезы выдавила женщина. Вдалеке яростно проревел орк. Женщина, услышав, сжалась.
"Неужели..."
- Сними капюшон.
Она покачала головой.
- СНИМИ!
Она не сняла, только отвернулась и медленно попятилась. Тогда Фотий сам сдернул - и тут же пожалел об этом. Женщина оказалась эльфийкой, из-под прямых золотистых волос торчали белые длинные острые ушки.
- О нет. Ведь это они тебя искали... Ты - сбежавший раб, желтая эльфийка... эх, какой же я дурак...
Фотий резко развернулся и быстро зашагал прочь. Эльфийка не отставала.
- Постойте! Подождите, пожалуйста! - молила она.
- Отвали.
- Помогите мне!
- Нет.
"Надо было сразу уходить"
- Прошу вас!
- И дернуло же меня, а... дурак... дурак...
Она обогнала его, схватила за одежду. Посмотрела в глаза.
- Пожалуйста...
"Проклятье" - подумал Фотий. - "Меня однажды самого продадут".
- Покажи руки.
Она протянула нежные белые руки, перепачканные в грязи, покрытые ссадинами. Фотий внимательно осмотрел обе - рабского клейма не было, а это означало возможность выбраться.
- Идем.
***
Эльфийка плелась позади, закутавшись в украденный при побеге плащ и старательно пряча лицо. Стража им по пути не попадалась. До дома, переулками и задними дворами, где мало народу, они дошли почти благополучно - только за несколько шагов словно ниоткуда возник массивный полуорк в плаще и, увидев их, громко воскликнул:
- О!
Оборотень вздрогнул.
- Фотий! Вернулся, наконец, э? Давно ж тебя видно не было, давно... - это был Дула, давно знакомый с Фотием и его чуть ли не единственный друг.
- Здравствуй, Дула. Да, вернулся.
- А это кто такой малой? - полуорк заинтересованно посмотрел на эльфийку. Она стояла позади с наклоненной головой.
- Она...
- Она?! - Полуорк повел бровью. - Аааа, накопил-таки, наконец, да? Видать, стоит немалых денег. Сколько ты копил? Два месяца? Три?
- Три.
- Значит, красива. А?
Фотий кивнул.
- И без ошейника... странный ты. А можно я посмотрю? - спросил Дула и тут же, не дожидаясь ответа "хозяина", открыл лицо эльфийки.
- Ну, дела... - присвистнул он. - Мне на такую в жизни не наскрести... - сказал он отстраненно. Фотий, - шепотом сказал Дула, подойдя к оборотню. - Ты хоть понимаешь, что с тобой сделают?
- Чего?! - с деланным недоумением спросил оборотень.
- Её ж ищут. Эльфку, желтую, как они говорят, - Дула хлопнул Фотия по плечу. - Не знал?
Фотий закрыл глаза. "Хана" - подумал он.
- Э, нет. А ты откуда знаешь?
- Ну, так... - тот пожал плечами, помедлив с ответом. - Слышал, откуда же еще. Стражи ревели как бешенные!
- А... Дула?
- Ну?
Фотий подмигнул.
- Она мне нравится.
- Ааа, еще бы... мне тоже!
- А купить её, сам понимаешь...
- Ладно, - полуорк осклабился, - мы ведь друзья никак, э? Шуруй давай. Да поосторожнее. Обидно будет, если эти уроды упрут её.
- Спасибо.
- А, не за что.
***
Фотий закрыл дверь и ударил по доскам. Тряхнув рукой, что-то беззвучно произнес. Эльфийка стояла и смотрела на него. Надежды в её глазах почему-то оборотень не увидел. Да и отчаяние показалось каким-то напускным.
"Бред" - подумал Фотий.
- Располагайся, - сказал он и подошел к окну. Осторожно, из-за занавески, посмотрел, куда направится Дула. Полуорк, постояв недолго на улице, зашел в дом - жил он совсем рядом.
- Меня зовут Аэль, - сказала эльфийка робко.
Оборотень не ответил.
- А тебя?
- Фотий.
- Ты доверяешь этому полуорку? - казалось, в её голосе было презрение.
- Не знаю. Я надеюсь на него.
- Почему?
- Это важно?
Помолчали. Аэль наконец-то успокоилась немного, скинула грязный плащ и осталась в изорванном тряпье.
- Ты, наверно, устала. Отдохни. Еще может, придется побегать... Мало ли... - сказал Фотий.
- Ты ведь один из них, да?
- Что?
- Те, кто напали на усадьбу моего отца. Ты ведь один из них?
Фотий вздохнул.
- Злишься на меня?
- Вы убили моих близких.
- Выбора не было.
- А меня и моих братьев и сестер схватили и сделали рабами.
- Нож дать?
Аэль отвернулась.
Под окнами появились стражники, неспешно прошли, глядя по сторонам. Когда они проходили мимо его дома, Фотий напрягся, мысли беспорядочно заметались. Он посмотрел на запасной выход, уже прикидывая, как и куда бежать. Но стражники прошли мимо. Обошлось.
- Что стало с моим братом?
Фотий вопросительно посмотрел на Аэль.
- Это ведь ты за ним бежал? Ты его убил? Почему ты молчишь? Отвечай же!
- Нет. Он жив. Я дал ему уйти. Не убил. Я вообще там никого не убил.
- А я тебя помню.
"Надо же... Я тебя тоже. Немного..."
- Как ты сбежала?
- Не знаю... получилось как-то. Меня расковали, повели куда-то... Беспечно повели, даже не держали. Я и вырвалась. Я благодарю богов. Это они помогли мне.
Фотий хмыкнул.
- Ты можешь помочь мне? С твоей помощью я смогла бы выбраться за ворота, а больше мне ничего и не нужно! Дорогу домой найду уж как-нибудь.
- Попроси богов. Может, и в этот раз помогут.
- Почему ты так говоришь?
- А каким образом я должен тебе помочь?! - Фотий взбеленился. - Ты не просто рабыня, нас не посылают охотиться за рабами! Понимаешь?! Если послали оборотней, то пленники очень важны. У всех ворот будут внимательно проверять всех, кто выходит.
- Оборотней?
- Что?
- Ты сказал, "нас не посылают" и "если послали оборотней". Ты - оборотень?
Фотий усмехнулся. "Оборотень... Догадалась... А еще бы она не догадалась"
- Да, оборотень. И поэтому вынужден торчать в этой дыре. Кому нужен оборотень? Никому. Все выгоняют оборотня. В какой бы город я не заходил, в каждом городе - да что там городе, в каждом селе, в каждой деревне стоит только какому-нибудь магу или жрецу почувствовать, что я не простой человек, оборотень, да какой там человек - темное отродье, - сразу же гонят в шею.
- И ты пришел сюда? Отчаялся, перестал искать возможность жить, тех, кто тебя примет таким, какой есть и направился сюда? Почему? Ведь ты не такой, как все люди здесь... Не злой. Так почему? - Аэль смотрела на него с интересом и...
Состраданием?
- Некуда мне больше идти. Только здесь приняли... - Фотий недобро усмехнулся. - Убийцы, культисты, сектанты, черные колдуны, ведьмы... полукровки... изгои... все стекаются сюда... тьма принимает любого, если он принимает тьму.
- Никто кроме тебя мне не помочь не сможет. Если не ты, то... - сказала Аэль.
- М-да... - задумчиво протянул оборотень. Эльфийка пристально смотрела на него. - Ладно, пора отдыхать. Завтра предстоит тяжелый день.
***
Утром, еще на рассвете, они вышли из дому и первым делом зашли к Дуле - Фотий, сомневаясь, что получится выйти вместе с Аэль, опасался отпускать её одну. Она утверждала, что прекрасно позаботится о себе сама, а он говорил, что это не её страна, и нравы здесь иные. И он решился на крайний и единственный выход - попросить помощи у полуорка и сопроводить беглянку до условленного места, и обождать, пока Фотий не доберется до них. А уж там оборотень позаботился бы об Аэль сам.
- Зачем так? А вдруг он сдаст меня? - обеспокоено спрашивала она. - Или даже сам...
- Не думаю. Он не такой... Он помогал мне и раньше, не сдавал. Хотя мог бы... - успокаивал он. - Но если что... возьми вот это, - добавил он, протягивая кинжал и пару мешочков. - В одном немного серебра, да пара золотых. Не густо, но, если по скромному, хватит. В другом перец. Если что, брось в лицо и... убить-то не испугаешься? Сможешь?
- Смогу.
Втроем минуя уже оживленные улицы и идя задами, они направились к одним из городских ворот. Аэль старательно прятала свое происхождение, укрываясь под плащом и низко надвинутым капюшоном, и боясь даже посмотреть по сторонам. Редкие прохожие смотрели на них подозрительно, принимая, вероятно, за воров или беглецов.
Ворота были уже открыты. Поток, пока редкий, но все увеличивающийся, шел в обе стороны. Помимо обычной стражи, у ворот торчал дополнительный отряд из дюжины орков. Люди, всадники и груженные телеги останавливались и тщательно досматривались. Каждый проходящий, если голова его была скрыта, осматривался с особым рвением - орки попросту срывали капюшоны, шапки и платки. И, не находя того, кого искали, бесились, взревывали, ругались и толкали человека к выходу.
- Ан-Шахар их распнет, - безразлично заметил Фотий. - Так... - он повернулся к Дуле и Аэли. - Ждите. Как уйдут орки - сразу вперед. И по-быстрому. Обычная стража проверять вас вряд ли станет, они только груз осматривают. Так что без этих орков вы пройти должны легко, вместе с толпой-то. Эх, надеюсь, смогу отвлечь всех...
- Как?! - удивился Дула, закидывая мешок за спину.
- Не важно. Ладно, давайте. Хватить ждать.
- Подожди! - сказала Аэль, потянула оборотня за рукав, чтобы он наклонился, и что-то прошептала ему на ухо. Фотий никак не отреагировал, просто кивнул.
- Вперед, - сказал он.
Дула и эльфийка пересекли дорогу и поток людей и телег и медленно пошли к воротам. Фотий скрылся в проулке. Полуорк заинтересованно смотрел на ворота, разглядывал людей в поисках своего друга, и пытаясь предугадать, что же тот задумал. Через пол-минуты из того же проулка вышла женщина в плаще, с повязанной платком головой и, озираясь и держась края дороги, подошла к воротам. Один из орков подошел к ней и что-то сказал. Она стянула с головы платок, показав золотистые волосы и торчащие длинные уши.
- Это она! ОНА! - взревел орк.
Эльфийка дернулась и хотела побежать, но орк схватил её за руку, рванул. Остальные мигом всё бросили и окружили их. Пойманную связали и резво поволокли куда-то.
Дула присвистнул.
- Ну надо же... Еще одна эльфка. И на тебя похожа...
- Пора, - сказала Аэль и поспешила к воротам, не дожидаясь полуорка. Когда стража, наконец, скрылась за углом, он догнал эльфийку, взял под руку и они - в полголоса возблагодарив разных богов - преспокойно вышли за ворота.
***
Только под вечер Фотию удалось выбрался из тюрьмы. Стражник долго удивлялся, увидев за решеткой орка, хотя во время последнего обхода там сидела, пригорюнившись, эльфийка. Орк дергал решетку и ругал "тупого недоумка, идиота и выродка" требуя выпустить, и размахивал знаком приближенных лорда. Стражник сомневался, но замок таки открыл. Освобожденный орк немедля пошел к выходу, не преминув стащить меч. Через город он шел напустив на себя важный и злобный вид, так что все шарахались в сторону от греха подальше. К воротам оборотень вышел в самый последний момент, когда ставили перекладину. Знак сотворил небольшое чудо - и его пропустили без лишних вопросов. Орк усмехнулся стражникам в лицо, и, немного отойдя, снова обернулся Фотием.
На небе мерцали звезды, ярко светила почти полная луна, изредка прикрываемая облаками. Порывами дул легкий ветерок. Вдали виднелась зубчатая кромка гор и слабые огни деревень. Дорога была пустой. Фотий шел быстро и легко, испытывая подъем, и чувствовал себя окрыленным, вспоминая, что сказала ему Аэль.
"Мы пойдем на мою родину. Вместе. Там ты обретешь дом, который хочешь, заслуживаешь и которому будешь рад. Дом, где тебе будут рады, и эльфы не прогонят тебя".
В сладких мечтах и небывалом ощущении свободы и счастья, он не заметил, как прошли несколько часов дороги. Близился рассвет, когда он добрел до заброшенной фермы за лесом, в паре верст от дороги. Там должны были ждать Дула и Аэль. И новая жизнь.
Фотий зашел в амбаре без ворот и с наполовину провалившейся крышей. В щелях посвистывал ветер. Внутри горел костерок. Перед огнем, кутаясь в плащ, сидела Аэль. Полуорка видно не было.
"Неужели ушел?" - обеспокоено подумал оборотень и сел напротив, протянув руки к огню.
- Ну, наконец-то. Я уж думал не дождусь, - сказала Аэль.
- Извини, не мог раньше. Так получилось, - ответил Фотий. - Понимаешь... - начал он, но тут же замолчал. На лице появилось сомнение.
- Ах, черт, - сказала Аэль, заметив его лицо. - Нда. Прокололся. Забылся и прокололся. Черт.
Сомнение сменилось оторопелостью. Аэль резво извлекла из-под полы плаща короткий меч. Все мечты рухнули в одно мгновение. Крылья сгорели, оборотень стал падать вниз, потянув за собой разом изменившуюся жизнь.
- К-кто? - выдавил сквозь комок в горле Фотий.
- А сам-то еще не догадался?
Фотий сглотнул. Аэль улыбнулась. Улыбка была красивой. И жестокой.
- А Дула?
- Он тебя волнует?! Уже вернулся обратно. У соглядатаев трудная работа, отвлекаться надолго нельзя. Я поражен - доверить такое мало знакомому человеку, и даже не подумать, что он может донести на тебя, не говоря уже о том, что он может быть... да ведь он и не человек даже... ты дурак, Фотий. Только идиот-добрячок мог поверить полуорку.
- Куда вы её дели?
- Хочешь, я отведу тебя к Ан-Шахару? Сам и спросишь. Может, еще даже застанешь её живой.
- Зачем ты обернулся ею? Или... или это ты был с самого начала?
Аэль ухмыльнулась
- Может быть...
Эльфийка поднялась.
- Драться-то хоть будешь? Или и сейчас не решишься убить? А?
Фотий тоже встал, потянулся за мечом. Аэль усмехнулась и, не дожидаясь, бросилась на него. Фотий сделал вольт, выдернул меч. Клинки засверкали в неровном свете костра. Залязгала сталь.
Но бой оказался коротким, конец - неожиданным. Фотий кое-как прижал Аэль к лестнице, и ей пришлось взбежать на чердак. Старые доски заскрипели, не выдержали и проломились. Вскрикнув, эльфийка провалилась по пояс.
Фотий подошел, чуть запыхавшись, и занес меч.
- Убьешь? Совесть не доконает? - с сарказмом прохрипел Флегонт. В глазах что-то мелькнуло.
Надежда?
- Нет.
Клинок свистнул и мелькнул. Брызнула кровь. Лысая голова со страшным рваным шрамом и татуировками по лицу упала на землю.
Фотий вышел.
Занимался рассвет.
Пора в путь.
На поиски нового дома.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"