Deadly.Arrow: другие произведения.

Кратер Десперадо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 4.83*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЗАКОНЧЕН (2009)
    Древний город Авендан не жалует гостей... Одно неверное, сгоряча принятое решение - и петля уже готова затянуться на твоей шее. Если ты родился под счастливой звездой, сможешь выбрать и иную судьбу. Ведь долгий утомительный путь, вечный дождь и ледяной ветер все же лучше, чем верная смерть. Тебя ждут волчьи ямы, черные затягивающие омуты, обманные миражи и хищные твари, когда-то бывшие людьми. Попутчиков не так много, и все они преследуют свои цели, далеко не всегда совпадающие с твоими. Сможешь ли ты пройти до конца?


   КРАТЕР ДЕСПЕРАДО
   Часть I
  
  
   Пролог
  
   В темном глубоком небе скалились девять лун. Бледные отсветы колыхались на волнах, неспешно ползли по мокрым утесам. Море билось о каменистый берег.
   На исходе веков в хоровод девяти лун стремительно вступила десятая, самая маленькая и яркая. Танец ее был быстр и яростен - и короток. Она упала вниз, прочертив в небе огненную полосу. Скалы вздрогнули, море тревожно вспенилось. Далеко на западе вспыхнуло пламя и низкий, тяжелый стон прокатился над землей. Отголоски потонули в темных волнах, а когда стало тихо, из моря медленно и нерешительно поднялось солнце. Юное и светлое, оно напитало море синевой и согрело черные камни.
   Девять лун под сверкающим взглядом солнца сжимались, таяли, пока не рассыпались космической пылью. Их прах смешался, переплавился, и возникла новая луна - туманно-серебряное зеркало над землей.
   Начиналась новая эра.
  
   Через миллиард лет после падения десятой луны мальчик лет тринадцати чистил песком закопченный котелок. Время от времени он плескал на него водой из бадьи, смывал грязь и сажу и снова начинал остервенело тереть. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь листву старой яблони, играли на воде, превращали брызги в маленькие бриллианты.
   Из низкого бревенчатого домика вышла полноватая женщина, сурово посмотрела на мальчика.
  -- Ты что, до дырок решил протереть?
  -- Ты ведь сама сказала, должно сиять, как зеркало!
  -- Да ладно... иди, играй.
   Оживившись, мальчик поставил котелок на скамью, помахал матери и зашагал по пыльной деревенской улице. Он пару раз оглядывался через плечо, а когда увидел, что мать зашла в дом, припустился бегом - мимо лужайки, где паслись козы, через сосновый лесок к речке. На заболоченном берегу, под валежиной была хитро запрятана рыболовная снасть. Осторожно оглядываясь по сторонам, мальчик достал самодельную удочку и тихо пошел вдоль поймы, заросшей камышом и осокой.
   Там, где река подходила к берегу, буйно разросся можжевельник, ближе к воде - кусты волчьего лыка. Заросли прятали от посторонних глаз глубокий черный омут, над которым мирно отдыхали жучки-водомеры.
   Старая ольха низко наклонилась к воде. Иногда глупые рыбы пытались грызть ее ветви, принимая их за особый вид червяков. Мальчик уселся на шершавый ствол и начал готовить удочку, как вдруг шум и плеск ниже по течению заставили его вздрогнуть. Большой отряд всадников переправлялся через речку. Темные плащи, черненые кольчуги, рогатые шлемы. Замерев, мальчик смотрел, как один за другим кони выходят на берег, стряхивая капли воды.
   Главарь отряда натянул поводья и всмотрелся в заросли, будто почуял чужое присутствие.
  -- Ищи! - полушепотом приказал он, и огромный пес потрусил вдоль берега, нюхая воздух.
   Удочка упала в воду. Мальчик бежал, продираясь через кусты, спотыкался о валежины. Ветки исхлестали лицо до крови, но он не чувствовал этого. Даже когда пес прыгнул на него и повалил на землю, боли не было, только страх. Собака стояла над ребенком и рычала, пока не подъехал ее хозяин. Тот наклонился с лошади, поднял мальчишку за шиворот и спросил:
  -- Ты местный?
  -- Да...
  -- Хорошо.
   Главарь рукой в замшевой перчатке отер кровь с исцарапанных щек мальчика и пристроил перепуганного ребенка впереди седла. Свистнул, подзывая собаку, и пустил коня легкой рысью.
  
   В лесу снова стало тихо и мирно. Лишь ветви сосен качались на ветру и казалось - где-то там, высоко, под самым небом, шумит океан.
  
  
   Глава 1
   Авенданское гостеприимство
  
   Весь день по крышам тарабанил дождь. Постояльцы таверны "Пес и Подкова" собрались в общем зале у камина. В комнатах наверху гнездился пронизывающий холод - древний город Авендан не жаловал гостей. У огня становилось и теплей, и веселей, особенно тем, кто выпил рюмку-другую вишневой настойки. Добыть вишневку, однако, могли только самые терпеливые: безмятежной отрешенности женщины у стойки бара позавидовал бы любой монах-отшельник. Она была немолода, серые глаза выцвели до голубизны, на черном пиджаке с блестками красовались заплатки. Перед ней стояла целая очередь, но женщина задумчиво вытирала кружки для эля.
  -- Здравствуйте! - довольно громко и не слишком любезно обратился к ней Ральф Коэн, молодой аристократ с кольцом клана на мизинце.
   Она медленно перевела на него взгляд:
  -- Чего?
  -- Будьте так добры, чашечку чаю, печенье и рюмку вишневой наливки, если не затруднит.
   Женщину заказ явно затруднил - она смотрела на Ральфа чистым, невинным, абсолютно пустым взглядом, словно не совсем понимая, о чем речь.
  -- Э-э, чай...
   Она неторопясь достала чашку, сыпанула в нее чай, налила горячей воды из закопченного чайника и вопрошающе посмотрела на клиента.
  -- Печенье... - терпеливо продолжил молодой человек.
   Также неспешно она выложила на блюдце раскрошившиеся кусочки бисквита.
  -- И вишневку.
   Женщина достала из шкафчика ополовиненную бутылку и наполнила рюмку тягучей темно-красной жидкостью.
  -- Все! Спасибо.
   Ухватив подносик со снедью, Ральф пристроился за столом у окна. Капли дождя оглушительно колотили по стеклу. В такую погоду больше всего хочется завернуться в шерстяной плед, выпить чего-нибудь согревающего и сидеть перед очагом, где весело потрескивает пламя.
   Ральф выпил чай с вишневкой, попробовал грызть черствый бисквит, но решил что зубы дороже. Он безотчетно крошил пальцами твердое, как камень, печенье и думал о том, что дороги наверняка развязли, лошадей приличных в Авендане не найти, а впереди еще изрядный кусок пути. Да и дожди, наверняка, зарядили надолго, кто знает, сколько придется оставаться в этом мрачном неприветливом городе. Накануне Ральф заметил, что даже лошадям не нравится Авендан. Возница и успокаивал их, и щелкал кнутом: животные никак не решались войти в городские ворота.
   Еще в отцовской резиденции Ральф подолгу простаивал перед резной фигуркой ворона работы авенданских мастеров, да и в домах родственников и друзей иногда замечал изысканные, порой вычурные изделия. Эти вещи каждому, кто на них смотрел, внушали неясную тревогу, а иногда даже инстинктивный страх. Скульптуры, чувственные и отталкивающие одновременно, из мрамора и малахита. Украшения настолько причудливых форм, что только самые смелые из благородных дам отваживались их надевать. Поражающие богатством палитры картины, часто с секретом, когда при особой точке зрения сполох огня превращается в бабочку, а цветовое пятно оказывается черепом. Теперь Ральф понимал, что все эти произведения искусства лишь впитали дух города - Авендан любого, кто оставался с ним наедине, заставлял ждать подвоха. И старый антиквар продал отцу не статуэтку ворона, а сгусток атмосферы города, глоток притягательного зла...
   Пытаясь отвлечься от мрачных мыслей, Ральф подсел ближе к камину, в уютное кресло, обитое вытертым бархатом. Рядом торговцы резались в кости. Игра шла по-крупному, ставки все росли, а кое-кто уже начал платить расписками.
   Ральф задремал, невзирая на громкие азартные возгласы, стук игральных костей и звон монет.
  -- Все, я пас, выхожу, - услышал он хрипловатый простуженный голос сквозь сон.
  -- Да ты что?! - возмутился баритон. - Я ж специально денег у ростовщика взял!
  -- А я здесь причем? Отыгрываться нужно вовремя...
   Игроки громко возражали, обладатель хриплого голоса отнекивался и, наконец, игра возобновилась без него.
  -- Могу присесть? - спросил хриплый голос.
   Ральф открыл глаза и приподнялся в кресле. Перед ним стоял молодой человек, примерно одного с ним возраста, по уши закутанный в темный грязный плащ. "Какой-то проходимец", подумал Ральф, холодно кивнул и хотел было снова погрузиться в дрему, как проходимец бодро поинтересовался:
  -- А вы откуда? Мне кажется, вы не торговец...
  -- Я из клана Коэн, - коротко бросил Ральф.
  -- О! Так вы аристократ! Голубая кровь!
   Ральф отвернулся, надеясь, что теперь-то его оставят в покое. Он терпеть не мог подобных типов.
  -- Меня, кстати, зовут Лишер Кронт, - не унимался новый знакомец. - Зверски приятно с вами познакомиться.
  -- Мне тоже, - сказал Ральф, подумав, что имя наверняка ненастоящее. - Я честно говоря, не расположен к беседе...
  -- Ладно, не буду мешать вам, мой высокородный.
   Последняя фраза Кронта прозвучала почти как ругательство, но Ральф вздохнул с облегчением - подозрительный тип наконец-то отстал. Теперь можно было снова закрыть глаза и подумать о чем-нибудь приятном. Например, о том, что к зиме он доберется до столицы, где его примет на службу глава клана, и он, при всем параде, на тонконогом гнедом коне, проедет по заснеженным улицам, ловя завистливые и восторженные взгляды.
   В полусне Ральф не видел, как Кронт берет рюмку вишневки, садится в самом темном углу и обводит зал таверны долгим оценивающим взглядом. Разгоряченные игрой торговцы, тихо беседующие путешественники, аристократ у камина... Все это произвело на Кронта очень положительное впечатление, так как он удовлетворенно ухмыльнулся и, прикончив свою выпивку, выскользнул на улицу.
  
   Ральф дремал в кресле под неумолчный шум дождя. Краем уха он слышал тихий говор игроков, треск поленьев в камине, мерные удары маятника. А потом с долгим злым скрипом открылась дверь. По деревянному полу прогрохотали грубые сапоги и кто-то отрывисто скомандовал, будто лаял:
  -- Все лежать! Кто шевельнется - прибьем! Быстро! Быстро!
   Не сообразив сначала что к чему, Ральф с удивлением огляделся. Таверна была полна людей в мокрых плащах, в масках, с оружием в руках. Тут в подлокотник его кресла вонзился дротик, и Ральф сполз на пол, представляя какой грандиозный скандал он устроит хозяину таверны. Невиданное дело, чтобы бандиты нападали на постояльцев средь бела дня.
   Мечей у нападавших не было - ножи да кастеты, которые легко спрятать. Но и отпор им никто не дал - если у кого и имелось оружие, оно осталось наверху, в номере. Четверо грабителей сразу побежали наверх, остальные внизу обшаривали постояльцев, сгребали монеты со стола картежников. Женщина за стойкой бара все также отрешенно смотрела перед собой - пока один из налетчиков не ударил ее кастетом по голове; она безвольно упала, зацепив несколько бокалов и бутылок. На полу кровь ее смешалась с вишневой наливкой.
   Ральф с трудом заставил себя лежать спокойно, пока какой-то негодяй знакомился с содержимым его карманов. Потом его грубо пнули в бок, и вот этого Ральф уже не стерпел. Он вскочил на ноги, вне себя от гнева и досады, но бандит перед ним лишь рассмеялся и сказал знакомым хриплым голосом:
  -- Какой ты вспыльчивый, высокородный...
  -- Я тебя убью, - прошипел Ральф. - Найду и убью. Если только тебя раньше не повесят.
  -- Если я тебя не пришью раньше... - шепнул Кронт ему на ухо и с ухмылкой сдернул с руки аристократа золотой перстень с печаткой - гербом клана.
   Ральф смотрел, как бандит вертит семейную реликвию в пальцах и боролся с желанием сцепиться с ним прямо сейчас. Без кольца он не посмел бы ни ехать дальше, ни вернуться домой - представив себе насмешки и презрение родственников, Ральф понял, что лучше будет прозябать в Авендане, пока не удастся вернуть свое.
  -- Послушай, - тихо сказал он, - мне эта вещь нужна...
   Его оборвал тонкий пронзительный крик. Женщина, лежавшая на полу у стойки, пришла в себя, дотронулась руками до головы... Теперь она смотрела на свои окровавленные пальцы и визжала на одной ноте.
  -- Дерьмо! Заткните ее! - заорал Кронт.
   Один из головорезов схватил женщину за плечи и ударил с размаху об стойку бара. Она продолжала кричать - громко, отчаянно.
  -- Просто прибей ее, идиот!
   Мелькнуло светлое лезвие ножа. Короткий удар - и тело рухнуло на пол.
  -- Так о чем мы говорили, высокородный?.. - Кронт снова повернулся к Ральфу.
  -- Мне нужно мое кольцо. Я достану денег и заплачу тебе за него, слышишь?
   Бандит глубоко втянул носом воздух и произнес еле слышно:
  -- Посмотрим. Лучше приляг пока, не нарывайся.
   Он потрепал Ральфа по плечу и отошел. Ральф опустился на пол, рисуя в воображении картины долгих мучений, которыми негодяи заплатят за унижение.
   Обыск тем временем подходил к концу. Сверху спустились громилы, осматривавшие номера. Лающий голос поторапливал бандитов и они, один за другим, выходили из таверны, теряясь в струях дождя. Наконец за последним из налетчиков закрылась дверь.
   На несколько секунд в зале повисла гробовая тишина, а потом все громко и одновременно стали возмущаться. У одной дамы началась истерика. Из бара достали бутылки со спиртным, стараясь не обращать внимания на труп женщины у стойки.
   Несмотря на всеобщий шок и панику, скоро послали за хозяином заведения и отрядом милиции. Торговцы, придя в себя, начали составлять список похищенного: в основном это были деньги картежников. Подоспел офицер местного ополчения - и его тут же окружила толпа сокрушающихся постояльцев, рядом причитал хозяин таверны, низенький старикашка, он без конца повторял, что у него нет денег на возмещение убытков.
  
   Ральф, поговорив с офицером, поднялся наверх. В его двухкомнатном номере все было перевернуто вверх дном, исчезли все дорожные деньги и шкатулка с драгоценными запонками. Потери эти его не волновали - любой ростовщик с удовольствием дал бы любую сумму в долг представителю клана Коэн. Гораздо хуже было осознание того, что кто-то рылся своими мерзкими ручищами в его личных вещах. Ральф чувствовал себя так, будто его раздели и вывернули наизнанку перед огромной толпой. Содрогаясь от отвращения, он кое-как прибрался и достал свой меч.
  -- Я убью его... - сказал он, пробуя пальцем остроту клинка.
   В светлой стали отразились его глаза - злые и яростные, как никогда, но понемногу Ральф успокаивался. Сжимая в руке оружие, он всегда становился более хладнокровным и расчетливым - результат долгих упорных тренировок, когда его учили управлять не только мечом, но и эмоциями.
   Ральф понимал, что не найдет бандита в незнакомом городе, а если и найдет, тот будет с толпой своих приятелей и убить его будет весьма проблематично. Но спать он все равно не мог, поэтому большую часть ночи потратил на обдумывание планов мести.
  
   Наутро Ральф потребовал чернила и сел сочинять письма. Одно было адресовано местному ростовщику, там он просил о ссуде. Второе - главе авенданской милиции, в нем он предлагал вознаграждение за перстень и труп негодяя Кронта. Посыльный - мальчишка, племянник хозяина таверны - убежал под дождь, шлепая босыми ногами по лужам. Казалось, мальчугану была нипочем и непогода, и зловещие тайны Авендана.
   Ральф взял чашечку утреннего чаю. Несколько путешественников, шумно переговариваясь, ели холодную телятину, запивая ее элем. В конце концов, двое из них потребовали лошадей и покинули таверну, сказав, что уж лучше мокнуть под дождем и поминутно вытаскивать из грязи повозку, чем сидеть и ждать, когда тебя прирежут. Через пару часов они вернулись - продрогшие и усталые. Пути из Авендана не было.
   Мальчишка вернулся как раз перед обедом - мокрый до нитки, грязный, но довольный. Вместе с ним пришел и человек от ростовщика: он принес деньги, которые Ральф хотел взять в кредит. Из казармы велели передать, что грабителей уже ищут, как и утраченное постояльцами имущество. Мальчишка получил чашку горячего чая и сел греться у огня, а Ральф поднялся наверх.
   Когда он зашел в свои апартаменты, его ждал сюрприз. На полу перед разбитым окном лежал камень, обернутый в бумагу. В комнатах было ужасно холодно, с подоконника стекала вода. Прохрустев сапогами по осколкам, Ральф подошел к окну, поднял камень и развернул бумагу. Она вымокла, и он с трудом разобрал небрежно накарябанные карандашом слова: 500 золотых за кольцо, у Зеленого моста, сейчас, Л. К.
   Ральф невесело рассмеялся - он не ожидал, что у бандита хватит наглости принять его предложение и согласиться на выкуп. Он сел на кровать, размышляя: натравить на негодяя солдат или заплатить деньги. Пятьсот золотых были для него небольшой суммой, но и Кронта неплохо было бы проучить. Ральф пересчитал полученные от ростовщика ассигнации, вышло, что у него на руках шестьсот крупными и еще восемьдесят мелкими бумажками. Что ж... Даже не придется снова посылать мальчишку. Ральф решил на всякий случай заплатить выкуп, а уж потом отдать мерзавца в руки правосудия.
   Он приладил к поясу ножны, накинул поверх куртки зеленый, с серебряной канвой плащ и спустился в зал таверны. Там Ральф позвал мальчишку и приказал ему передать милиции о письме Кронта. Затем подсел к нескольким путешественникам и предложил им неплохую сумму, если они подстрахуют его. Те хмуро переглянулись, но увидев чек согласились - жадность победила страх.
  
   Ральф вышел под проливной дождь. На улице было сумрачно - то ли ночь, то ли день, не разобрать. Здания и камни мостовой потемнели от влаги, в палисадниках обреченно мокли отцветающие настурции, а в переходах под арками обитало жутковатое эхо. Небо, продырявленное башнями Авендана, истекало дождем. Город вонзал в тучи сотни железных флюгеров, собирал в подворотнях холодные тени, заставлял призрачные голоса вечно отражаться от каменных стен. Улицы напоминали горные ущелья - узкие, темные, гулкие. Громады домов нависали справа, слева и сверху, будто стремясь придавить к земле незадачливого странника. Ральф почувствовал себя ничтожным чужаком, который даже на глоток воздуха здесь не имеет права. Он знал, что где-то сзади идут нанятые им люди, готовые помочь в случае опасности, но чувствовал себя совсем одиноким.
   Зеленый мост находился совсем недалеко от таверны. Это был угрюмый, очень старый мост с перилами, выкрашенными в цвет весенней листвы; под ним лениво текла река, набухая пузырями. Не быстрый, но глубокий и широкий поток, зажатый в гранитных берегах. Взглянув на мутную воду, Ральф вдруг подумал, что там, на дне, должно быть, разлагаются придавленные камнями трупы с разинутыми в вечном безнадежном крике ртами... Слышат их только равнодушные холодные рыбы, а горожане ходят по мосту, не обращая внимания на мертвые голоса.
   Ральфу захотелось вернуться в таверну, к теплу и свету, но, отбросив трусливые мысли, он взошел на мост. Там его уже поджидали - навстречу из серой мути дождя вышел Кронт, в нахлобученном по самые глаза капюшоне.
  -- Ну, притащил выкуп? - грубо спросил он и закашлялся.
  -- Деньги здесь, - Ральф показал ему кошелек из толстой бычьей кожи.
  -- Так гони сюда! - глумливо произнес кто-то сзади.
   Ральф обернулся - он был окружен бандитами, с их ножей стекали струйки дождевой воды, а наглые ухмылки недвусмысленно намекали, что о честной игре не может быть и речи. Но Ральф предчувствовал обман и не растерялся - с проклятием выдернул из ножен клинок и атаковал Кронта. Поначалу он надеялся, что вмешаются путешественники, которых он нанял в таверне, но те так и не появились. Ральф разозлился на них чуть ли не больше, чем на Кронта, но ярость только придала ему сил. Бандит сначала только отступал и уворачивался, но потом в его руке появился железный ломик - оружие грубое, но серьезное. Остальные даже и не пытались вмешаться, а только с интересом наблюдали за схваткой.
   Ральф наступал, чувствуя свое превосходство, Кронт защищался, ожидая подходящего момента, чтобы ударить ломом. Так они, продвигаясь все дальше по мосту, перешли на другой берег, где оказались на огромной площади, вымощенной гранитными плитами. Остальные бандиты следовали за ними, будто тени. Ральф энергично продолжал теснить противника, в конце концов, Кронт споткнулся о какие-то ступеньки и упал. Послышалось хриплое ругательство, меч Ральфа свистнул в воздухе, но, натолкнувшись на подставленный ломик, жалобно задребезжал, на клинке появилась зазубрина. Кронт карабкался вверх по ступенькам, пытаясь встать в полный рост, Ральф, забыв о выдержке, остервенело рубил мечом, каждый раз натыкаясь на пустоту или железный прут.
   Взобравшись на лестничную площадку, Кронт, наконец, выпрямился и ударил сверху ломиком. Ральф сумел увернуться от удара и атаковал сам. Бандит отступил назад и оказался прижатым к большой тяжелой двери. Ральф ударил, Кронт попытался парировать, - дверь не выдержала такого натиска и распахнулась.
  
   Аристократ и грабитель ввалились внутрь - мокрые, грязные, запыхавшиеся, с оружием в руках. Яркий свет ослепил обоих, и они видели, как в тумане, что здесь пылают свечи, лучатся драгоценные камни на образах, и все две сотни людей одновременно поворачивают головы, глядя на них, а священник медленно поднимает руки в жесте вечного проклятия.
  
  
   Глава 2
   Правосудие
  
   Ральф сидел на мокром плаще, обхватив колени руками, и угрюмо рассматривал трещины в стенах. Еще недавно он был свободным и уважаемым человеком, а теперь сидел в каменном мешке вместе с убийцами и ворами. В ушах все еще гремели слова священника, который проклял нечестивцев, что посмели обнажить оружие в храме. Их с Кронтом чуть не разорвала толпа молящихся, к счастью, вовремя подоспел отряд милиции. Правда, и солдаты не стали с ними церемониться, вырвали из рук оружие и отвели в авенданскую тюрьму. Ральф сразу потребовал аудиенции с властями, но ему лишь рассмеялись в лицо.
   В тесной караулке их тщательно обыскал толстый сержант. Все монеты и ассигнации он спрятал в железную шкатулку, туда же отправились агатовые запонки Ральфа. Аристократ мрачно отметил, что у Кронта его кольца не оказалось.
   Их втолкнули в камеру без окон, освещаемую несколькими масляными лампами, которые давали больше копоти и вони, нежели света. Там уже сидело человек пятнадцать арестантов - грязные, оборванные, со свалявшимися волосами. Кронт чувствовал себя здесь, как дома, с кривой улыбкой поприветствовал сокамерников, а на вопрос "кого он вспорол в этот раз" легкомысленно ответил:
  -- Да так, кое-кого здесь, кого-то там... Еще мы с высокородным на храм напали, но, увы, не повезло...
  -- Что ты несешь?! Это было лишь глупое недоразумение!
  -- Не порть мне репутацию, высокородный...
   Кронт рассмеялся и заговорил с остальными преступниками на совершенно диком жаргоне, из которого непосвященным было не понять ни слова. Ральф хмуро уселся в углу - некоторые из арестантов поглядывали с неприкрытой злобой, и он решил, что будет более благоразумным держаться подальше.
   Неподалеку сидел помешанный, раскачивался и без конца твердил нечто несвязное: " муравьи... они внутри... они ползают по венам, по кишкам... тихо, нельзя их тревожить... муравьи, маленькие жучки"...
   Ральфу все казалось тяжелым сном, он еще не до конца поверил в случившееся, странно и страшно было осознавать, что теперь он - преступник, ожидающий приговора. Конечно, и благородные люди иногда попадали за решетку, но Ральф всегда думал, что для них существуют специальные камеры, с кроватью, постельным бельем, книгами и умывальником. А его заперли вместе со сбродом, в холодной и сырой дыре, где даже сесть не на что. Из-за неудобной позы болел каждый мускул, голова раскалывалась от монотонного бреда умалишенного. Ральф понял, что ночь он так не продержится, встал и, с трудом передвигая закоченевшие ноги, поковылял к нарам.
  -- Ты ведь не собираешься ложиться на грязную вонючую постель, благородный? - издевательски обратился к нему один из арестантов.
  -- Собираюсь, - прохрипел Ральф.
  -- А я думал, ты брезгуешь.
  -- Ну что ты привязался к высокородному, это ж честь для тебя, одним воздухом с его сиятельством дышать, - подключился Кронт. - Ну-ка, помоги ему, глядишь - он тебя в оруженосцы посвятит!
   Заключенный рассмеялся и, войдя в роль лакея, стянул с аристократа сапоги. Ральфу было уже все равно, что скрывается за этими грубыми шутками, он просто лег, дрожа от холода и закрыл глаза. Он страшно замерз, поэтому момент, когда на него накинули грязное завшивевшее одеяло, показался неописуемым блаженством.
   Сон навалился, как смерть. Резной ворон носился под низкими тучами и кликал беду, а со стен храма текло что-то красное - кровь, или, может, вишневка.
  
   Как ни странно, выспался Ральф хорошо, несмотря на жесткую постель и проникающий под одеяло холод. Он сел, протирая глаза руками. В камере все также царил полумрак, и кто знает, что там было за тюремными стенами - утро, вечер, или вечная ночь. Кронт задумчиво тасовал потрепанную колоду карт, внимательно наблюдая за Ральфом из-за полуприкрытых век.
   Ральф спустил ноги с койки и начал одевать сапоги, отсыревшие и мерзкие. Он натягивал их, морщась от отвращения, и даже не сразу понял, что упирается в нечто мягкое и теплое. Мгновением позже ступню пронзила острая боль - Ральф с криком вскочил и запрыгал на одной ноге. Полунадетый сапог упал, отлетев в угол камеры, и стало видно, что в Ральфа вцепилась крупная серая крыса. Она висела, как большая мохнатая пиявка, не разжимая зубов, но от особо энергичного движения отлетела на кровать одного из арестантов. Поднялся шум и гвалт. Смех перемежался ругательствами, заключенные ловили крысу одеялом, Ральф выдавливал кровь из раны, а Кронт с улыбкой взирал на происходящее. Под шумок из второго сапога неторопливо выбралась еще одна крыса, с интересом осмотрелась, понюхала воздух и направилась к своей норке. Путь ее полегал мимо умалишенного парня - тот, увидев животное, подскочил и с диким ревом стал носиться по камере. Арестанты притихли, глядя на танец сумасшедшего. А он размахивал драным плащом, подпрыгивал и неприрывно голосил:
  -- Они! Они! Они! Маленькие зверьки... голодные... там, внутри...
   В своем неистовстве он опрокинул лампу. Горящее масло вытекло и обожгло ему руки, но безумцу чудилось, словно то жалят невидимые существа. Он умолял их прекратить, обещал сделать все, что они пожелают, а потом мешком повалился на пол и зарыдал, несвязно жалуясь на живущих в слезах демонов, которые больно кусают за лицо. Кронт слез со своей лежанки, подошел к сумасшедшему и грубовато потряс того за плечи. Это немного отрезвило психа: он притих, только все вздрагивал и ощупывал лицо, словно оно действительно было в ранах.
  -- Спасибо, высокородный, навел тут шороху! - Кронт со злой насмешкой обратился к Ральфу. - Из-за какой-то дерьмовой крысы переполошил всю тюрягу. Не видел небось никогда, благородный ты наш!
  -- Ты!.. - от негодования даже дыхание перехватило. - Да это ж ты все устроил! Ничего, я еще погляжу, как тебя вздернут... И эти же крысы твой поганый труп и съедят!
  -- Это очень, очень некрасиво с твоей стороны, - спокойно и даже ласково произнес Кронт, - мы ведь к тебе как к другу, кровать выделили, одеялко дали.
  -- Учить его надо, - сказал один из арестантов, здоровый бородатый детина. - Только на пользу пойдет, он же теперь с нами.
   Ральф попятился к стене, судорожно оглядываясь, Кронт медленно шел к нему с мерзкой улыбочкой.
  -- Поучим, поучим, - тихо сказал Кронт. - После темной все резко умнеют...
  -- Отойди от меня, слышишь? У меня нет дел с висельниками, - Ральф уже чувствовал накатывающую панику, но заставил себя говорить строго и свысока, будто приказывал своему лакею.
   Кронт захохотал, правда, приступ кашля быстро оборвал его смех. Он долго отхаркивался, а потом зашептал Ральфу на ухо скороговоркой:
  -- Ах вот ты как, высокородный... Не хочешь со мной иметь дело, ну конечно, я ведь мразь, просто кучка дерьма для тебя, и, конечно, может, ты и прав, висеть мне на виселице, и косточки мои, возможно, именно эти крысы сгложут... но и ты ведь рядышком со мной подыхать будешь, об этом не подумал? И клан не спасет. Будешь болтаться с гнилым мешком на голове, чтоб нежные барышни не видели твоей красной морды с вывалившимися зыркалками и языком до подбородка. Ты главное, перед казнью особо на завтрак не налегай, если не хочешь кончить жизнь с обделанными штанами!
  -- Думаешь, меня так и повесят вместе с тобой?
  -- Ясно!
  -- Ошибаешься. Мой клан вытащит меня отсюда. Я выйду, а ты нет. Потому ты и ненавидишь меня.
  -- Мне на тебя плевать. Просто тут тяжело без развлечений, и всех ждет довольно дерьмовое будущее. Надо же как-то развеяться, - Кронт осклабился и подмигнул.
  -- Иного будущего вы и не достойны. Но я могу замолвить за тебя словечко на суде. Клан это так просто не оставит. Мы не бросаем своих.
  -- Положить судьям на твой клан.
  -- Тогда меня вытащат другим способом. Неофициально...
  -- Им может и не повезти... А у меня парочка вариантов, есть... Я крыс кормить не тороплюсь вообще-то. Но ладно, так и быть, спасу тебя... Все, темная отменяется! Хмм, я, кажется, должен был ходить?
   Кронт со своими приятелями вернулся к картам, а Ральф забрался с ногами на кровать и закутался в одеяло. Голова вдруг стала совсем пустой, он не думал ни о суде, ни о возможной казни, ни о родственниках. Раньше он бы сгорел от стыда, представляя лицо отца, когда тот узнает, что сын из-за своей глупости может быть повешен. Но теперь Ральфу было абсолютно все равно, он сидел и наблюдал за игрой, которую арестанты почему-то называли "сучкой". Кронт, с наигранным дружелюбием, пригласил его присоединиться, и за несколько кругов Ральф умудрился проиграть свой плащ и отыграть обратно, с фальшивой "рубиновой" брошью в придачу.
   Игру прервало лязганье открывающейся железной двери: в камеру вошло двое солдат, один из них нес котел с похлебкой для арестантов, другой вытащил из голенища свернутый в трубочку список и начал перекличку.
  -- Ральф Коэн и Лишер Кронт?!
  -- Здесь, - угрюмо отозвался Кронт, Ральф лишь махнул рукой.
  -- Ваше дело рассмотрено. Решением суда вы приговорены к смертной казни через повешение. Экзекуция состоится на этой неделе.
  -- Ты только разбуди нас. Опаздывать-то невежливо... - хмуро произнес Кронт.
  -- Подождите! Какой суд? Когда он был? Почему без меня? - Ральф был поражен.
  -- У вас нет права голоса, - бросил солдат и продолжил перекличку.
  -- Эй, послушай! Он ведь у нас аристократ, не бродяга какой-нибудь. Влиятельное лицо... Отвел бы ты его к судье.
  -- И получить выговор? - по лицу стражника было заметно, что слова Кронта его все-таки заинтересовали.
  -- Получить деньги. У тебя ведь есть деньги, высокородный?
  -- Я могу выписать чек...
  -- А мне этим чеком подтираться, что ль? - стражник презрительно скривился.
  -- Тобой подотрутся, идиот! Тебе деньги предлагают, не хочешь - не надо, другой возьмет.
   Стражник хмуро оглядел арестантов, которые с нескрываемым интересом слушали разговор и, наконец, решив, что навар стоит риска, сказал:
  -- Ладно, дай ему бумаги, Гарт. Пиши свой чек. Только учти - деньги для нас двоих, и у нас дети малые, жены, любовницы, собаки и престарелые родственники, все есть хотят...
  -- Ага, и еще вы, небось, благотворительностью занимаетесь, - засмеялся Кронт.
  -- Ну конечно. Вот уже который год на нужды арестантов последнюю монетку отдаем, чтоб каждый головорез на хорошей новенькой веревке болтался... Ладно - тридцать на каждого, и прям сейчас веду к судье.
   Кронт хитро прищурился:
  -- Десять.
  -- Что? Двадцать семь, так и быть.
  -- Хм... Пятнадцать.
  -- Двадцать пять.
  -- Восемнадцать - и если не согласны, будем ждать другой караул.
  -- Ну, двадцать два, только из сочувствия к вашим несчастным родителям.
  -- Тринадцать.
  -- Как, было же восемнадцать?!
   Кронт закатил глаза к потолку. Стражники переглянулись и главный из них сказал:
  -- Хорошо, пятнадцать. По рукам?
  -- Ладно, - нехотя согласился Кронт.
   Ральф, в некотором ступоре от неожиданного решения суда, молча наблюдал за торгом. Пристроившись у лампы, он выписал чек. Стражник изучил подпись, тщательно спрятал бумажку под мундир и сказал:
  -- Что ж, Гарт, кажется, этот и впрямь из благородных. Имеет право на аудиенцию, как считаешь?
  -- Имеет, имеет, - проворчал второй и вытолкнул Ральфа из камеры.
  
   Они долго шли по темным коридорам, спускались и поднимались по узким винтовым лестницам. Старые выщербленные стены сменились новой кладкой: судебные помещения располагались в недавно выстроенной башне. Вместо узких амбразур появились высокие стрельчатые окна. Ральф не ожидал, что так обрадуется серому невеселому свету, который пробивался сквозь решетки. Наконец, за большой ясеневой дверью их встретил помощник судьи - щуплый молодой человек в строгом темно-синем камзоле.
  -- По какому делу?
  -- Да вот, из клана Коэн. Желает поговорить с судьей.
  -- Номер?
   Стражник достал список арестантов и назвал длинный ряд чисел, после чего помощник судьи отправился с докладом. Через некоторое время Ральфу объявили, что судья готов его принять.
  
   Судья стоял у окна и задумчиво глядел на дождь. С его плеч ниспадала темная бархатная мантия, на груди блестели золотые регалии вершителя судеб. Услышав, как вошел Ральф, он с сожалением оторвался от созерцания осенней непогоды и жестом пригласил арестанта присесть. Здесь было тепло, в камине потрескивало пламя, толстый ковер заглушал шаги. Ральф, наконец-то согревшийся, погрузился в мягкое кресло.
  -- Ральф Коэн... - промолвил судья, медленно, будто пробуя имя на вкус. - У нас есть достаточно доказательств вашего преступления. Полагаете, вам удастся их опровергнуть?
   Ральф нервно сглотнул.
  -- Приветствую вас, ваша честь. Я не собираюсь ничего опровергать. Но... Разве наказание соответствует моему преступлению? Я же не убил никого, ничего не украл. И оскорбил чувства верующих только из-за досадной случайности.
   Судья раздраженно потер подбородок и сказал назидательным тоном:
  -- Да, вы гораздо хуже любого вора или убийцы. Вы оскорбили бога. Нет, мы не можем вас судить. Мы только можем отправить вас к нему. Там, в Девятилунной, ждет вас настоящий суд.
  -- Смерть всегда приходит - рано или поздно. Почему для вас так важно именно сейчас представить меня на суд вашего бога?
  -- Молодость - это не оправдание. Мне, дряхлому старику, приходилось отправлять на виселицу немало молодых, красивых и умных людей. Я знаю, что это мне бы покоиться в земле, а им жить да жить. Но справедливость важнее жалости - они преступники и сами выбрали свой путь.
  -- Я не выбирал, ваша честь. Мой клан всегда придерживался правил, и я никоим образом не хотел осквернить святилище.
  -- Конечно, это могло произойти и случайно, без злого умысла. Но закон одинаков для всех. И тем более я не могу закрыть глаза на возмущение стольких молящихся, на показания священника, который вас проклял.
  -- Я исповедую другую веру. Почему я должен отвечать перед чужим богом за то, чего не совершал?
   Судья тяжело, по-старчески, поднялся и подошел к окну, за которым все так же лил дождь. Он стоял, устало сгорбившись, полуприкрыв глаза. Ральф подумал, что тот просто не знает как быстрее закончить этот разговор.
  -- Интересно было с вами поговорить, Ральф Коэн, - произнес судья равнодушным голосом. - Я бы и еще поговорил. Но к чему это сейчас... Ваше преступление доказано, казнь отменить я не могу. Поверьте, мое сердце обливается кровью, но я вынужден придерживаться данной мною присяги.
   "Проклятый лицемер. Проклятый старый лицемер", - подумал Ральф, но вслух спросил:
  -- Не могли бы вы сообщить моему клану о приговоре?
  -- Да, мы обязательно поставим в известность клан Коэн. Но, боюсь, вести дойдут до них уже после казни. Кстати, насчет экзекуции. Мы могли бы рассмотреть некоторые варианты.
  -- Вы имеете в виду, что я могу рассчитывать на обезглавливание?
  -- Возможно. Все-таки вы благородный человек, а не какой-нибудь разбойник. Хотя, святотатцам у нас полагается либо виселица, либо четвертование.
   Ральф поморщился:
  -- Четвертование меня не слишком привлекает, ваша честь.
  -- Подумайте. Ведь так был казнен король Лирии. И бароны, задумавшие Ночной заговор. Это больнее, чем повешение, но гораздо благороднее. Вешаем мы обычно всякую шваль.
  -- Я подумаю над этим, - пробормотал Ральф.
  -- Не изволите ли вина?
   Ральф рассеянно кивнул. Он знал, как должен поступить. Просто нужно было собраться с силами и выдавить "я выбираю четвертование". Он обязан позаботиться о репутации клана.
   Судья позвонил в маленький медный колокольчик шесть раз. Через несколько минут в комнату бесшумно зашел слуга с подносом. Он ловко поставил на стол два кубка и наполнил их теплым вином из серебряного кувшинчика. Поклонился и так же тихо вышел.
   Ральф пригубил вино. Оно было густым, темно-красным, резко пахло пряностями. Ральф взболтнул жидкость, пытаясь унять дрожь в руках. Голова кружилась, он никак не мог сосредоточиться. "Мне надо выпить побольше", - думал он, вдыхая тяжелый аромат корицы, гвоздики и имбиря. Но горло словно свела судорога, Ральф с трудом мог глотать.
   Судья с наслаждением пил вино и грыз темный тростниковый сахар, лежащий в вазочке. Он предложил и Ральфу, но тот лишь мотнул головой.
  -- Собственно, для святотатцев у нас было еще одно наказание. Раньше их изгоняли в долину, - задумчиво сказал судья. - Но, возможно, смертная казнь более милосердна...
  -- Почему вы так считаете, ваша честь?
  -- Вы чужестранец, наверное, ничего не знаете о долине. Она опасна, поверьте мне на слово. Но если вы предпочитаете опасность верной смерти...
  -- Мне было бы интересно услышать о долине, ваша честь.
   Судья вытащил из-под кипы бумаг на столе карту и развернул ее перед Ральфом. Аккуратно выведенные тушью линии гор, затейливо изображенный герб на месте Авендана. Возле города мелкой штриховкой была обозначена почти правильная окружность - та самая долина. Судья начал рассказывать, обводя контуры тонкими холеными пальцами:
  -- Как видите, наш город стоит на краю большой низменности. Она окружена горами, болотами и выход из нее только через Железные Ворота, на западе Авендана. С давних пор туда изгоняли преступников, а чтобы они не могли выбраться, устраивали ловушки и строили охранные башни. Насколько мне известно, оттуда никто не вернулся, кроме нескольких исследовательских отрядов, которые не заходили слишком далеко. Долина сама себя охраняет. Хотя, пожалуй, это все-таки лучше, чем верная смерть на виселице.
   Ральф закрыл глаза. Все умные мысли куда-то испарились, осталась только боль в виске и неясная тревога. Выхода не было, только выбор.
  -- Не торопитесь, подумайте хорошенько, - сказал судья.
   Он любезно улыбнулся. Ральф смотрел на него и чувствовал, как закипает изнутри. Ему хотелось подскочить и изо всех сил ударить судью по зубам, стереть эту мерзкую улыбочку...
  -- Хорошо. Я пойду в долину, - отрывисто бросил Ральф.
  -- Как вам будет угодно.
  -- Тот человек... который был со мной в храме. Он может пойти со мной?
  -- Почему бы и нет, - судья пожал плечами. - Солдаты отведут вас в камеру.
  
   Ральфа увели, а судья остался у окна. Он смотрел на серую завесу дождя, за которой смутно угадывались контуры зданий, и думал о молодом аристократе, преступнике и святотатце. Людей из кланов уважали - потому что боялись - и тихо ненавидели за силу и высокомерие. Казнь Ральфа Коэна могла дорого обойтись Авендану. Изгнание же - совсем другое дело. Сегодня он избавился от больших проблем... Судья подмигнул дождю и допил вино с чувством глубочайшего удовлетворения.
  
   Когда Ральф вернулся, отобедавшие арестанты лениво валялись на койках, даже в карты не играли. Его приветствовали благодушным ревом и вновь погрузились в дрему. Кронт сунул ему кусок черного хлеба и отозвал в сторонку.
  -- Ну, рассказывай. Только тихо, нечего всем жуликам знать про наши планы.
  -- Соклановцы мои не успеют помочь. Мне предложили либо казнь, либо изгнание в авенданскую долину. Я выбрал изгнание. Если хочешь, можешь идти со мной.
  -- Да это одно и то же! Только здесь спокойно сдохнешь, а в долину еще тащиться под проклятым дождем! Хотя... - Кронт задумался, прикидывая что-то в уме. - Месяц назад туда ушел Вернон, со всем отрядом. Возможно, это наш шанс...
  -- И что за человек этот Вернон?
  -- Да так... Ублюдок высокородных, воевал в Даросе. Оттуда и привел свою команду. Ничего хорошего я о нем не слышал - думаю, как раз он и мог бы выбраться из долины.
   Ральф только покачал головой.
  
  
   Глава 3
   Первый день в долине
  
   За ними пришли рано утром.
  -- Что за хамство? - со злой усмешкой выкрикнул Кронт, когда его грубо скинули с кровати
  -- Заткнись, мразь, орать на эшафоте будешь, - солдат завернул ему руки за спину и связал.
   Кронта, Ральфа и еще троих заключенных выставили в коридор без лишнего шума. Сумасшедший парень, который оказался среди приговоренных, смотрел невидящими глазами в одну точку и монотонно бормотал что-то себе под нос.
   Они шли гуськом по длинным коридорам, конвоиры заставляли чуть ли не бежать, одна галерея, другая - и вот приговоренные уже во внутреннем дворике щурятся от белесого утреннего света.
  -- Пошевеливайтесь! Ну же! Быстрее, сволочи! - кричал солдат, заставляя их залезть в телегу.
   Пегий тяжеловоз с мохнатыми ногами покосился на него большим умным глазом и вздохнул - и коню не нравилось тащиться ранним утром к висельной площади, где трое из пятерых останутся навсегда. Один из солдат повел коня по еще темным улицам, остальные шли у телеги.
   Ральф сидел в самой неудобной позе, слушал, как цокают копыта по мостовой, и старался не смотреть на осужденных: по неписанному обычаю клана Коэн, готовиться к смерти человеку надлежало в одиночестве.
   Из оконных проемов все чаще выглядывали сонные горожане, молча провожали взглядом телегу и, позевывая, садились завтракать. Понурый конь, казалось, шел в непроницаемом для звуков и эмоций коридоре. Город оставался черно-белым, ночным, будто рассвет и не наступил. Темные громады домов с резкими бликами на мокрых стенах. Даже шлюхи, что стояли на обочине, казались бесцветными: черные волосы, белая кожа, изредка - красная ленточка, словно мазок кровью.
   На висельной площади их встретила толпа любопытствующих, которые пожертвовали утренним сном, чтобы посмотреть на казнь. Ни проклятий, ни даже осуждения во взглядах - лишь праздный интерес. Только один мальчишка, восседавший на плечах отца, швырнул под колеса телеги огрызок яблока.
   Троих приговоренных заставили вылезти из телеги. Кронт напутствовал их коротким "до встречи", Ральф промолчал. Сумасшедший смотрел на петлю сквозь серую морось и говорил, сначала тихо, почти шепотом, потом истерично заорал:
  -- Они нас ждут... Они... Проклятые! Но до моих крошек уже не доберутся, нет. Я позаботился о них, спрятал в огне от мелких демонов. Не смогут грызть их тела, ха, пусть подавятся пеплом!! Пусть подавятся, уроды! Давить их! И тех, кто с ними! Давить, давить, давить!!! - Он орал, захлебываясь криком, пока конвоир не ударил его рукоятью сабли по голове.
   Безумец упал на колени в грязь и гладил камни мостовой, пока его не поволокли к эшафоту.
  
   Смотреть на казнь изгнанникам не пришлось: один из солдат хлестнул коня, и телега покатилась дальше, к Железным воротам. Дождь пошел сильней, Ральф с Кронтом быстро вымокли, и у обоих проскользнула мыслишка, что, пожалуй, было бы куда проще остаться там, на площади и спокойно умереть.
   Старые узкие улицы привели их к черному зеву арки в крепостной стене. Солдат долго отпирал ржавые ворота, ругаясь на чем свет стоит. Ральф и Кронт терпеливо ждали, разминая затекшие ноги. Наконец, замок поддался, осужденным развязали руки и подтолкнули к темному туннелю с коротким напутствием "пшли".
   Ворота за ними гулко захлопнулись, ухнуло мрачное эхо.
  -- Ну, здесь хотя бы сверху не каплет, - пробормотал Кронт.
   К счастью, кое-какой инвентарь им все-таки дали: пару охотничьих ножей, огниво, моток веревки, кожаные фляги с водой и краюху хлеба. Рассовав скудные пожитки по карманам, изгнанники пошли вперед, где их ждало серое осеннее утро долины.
  
   Несмотря на дождь и холод, на душе у Ральфа немного полегчало: уже не было давящих авенданских стен, впереди виднелись поля, за ними - сосновый лес, мокрый и темный, лишь кое-где расцвеченный желто-красным. Хмурым был этот непогожий день, суровыми казались подернутые дымкой дали, но все же чувствовалось здесь приволье, не то, что в каменном лабиринте города. От туннеля начиналась дорога, заросшая травой и кустарником, едва заметная среди полей.
  -- Что будем делать? - спросил Ральф. - Отряд наверняка поехал по дороге.
  -- Угу, - хмыкнул Кронт. - Здесь их следы уже исчезли, ясен пень, но в лесу могли остаться. Ветки сломанные, кострища... Пойдем, посмотрим.
   Кронт сладко зевнул, потянулся и отправился к лесу по старой дороге. Ральф поплелся за ним, думая, как здорово было бы сейчас принять теплую ванну.
   От ходьбы стало теплее, да и долина уже не казалась такой мрачной. Миновав пожухлые поля, изгнанники углубились в прозрачный осенний лес. Ветер срывал с березок и осин огненные листья и ронял на землю, где они постепенно чернели, будто отгорая. По краям дороги росли грибы - огромные сыроежки, яркие мухоморы и белесые поганки на тонких ножках. Пахло лесной сыростью и прелой листвой.
  -- Ты из пращи стрелять умеешь? - спросил Кронт, не замедляя шага.
  -- Да.
  -- Подстрелишь нам утку?
  -- Не знаю. Но лучше зайца. У него шкурка. Теплая...
   Кронт захохотал:
  -- Соскучился по теплу и уюту, высокородный? Эдак нам придется друг друга сожрать...
  -- Что за бред! Добуду я тебе еды, не волнуйся! Можно и лук сделать. Правда, нет наконечников для стрел, разве что закалить дерево на огне... Или силки поставим. Не переживай, мной тебе давиться не придется.
  -- Да я спокоен, как шестидневный труп. Хотя и не пойму, с какого перепою я поперся в эту дерьмовую долину с тобой!
  -- Ты бы предпочел болтаться на виселице?
  -- О, так ты, значит, меня от смерти спас! Спасибо, благодетель!
   Кронт с досадой пнул особо крупный мухомор: гриб шмякнулся на обочину и распался трухой, ударившись о череп лося.. Кость ярко белела среди жухлых листьев, пустые глазницы смотрели на север.
  -- Знак для путников... - Кронт поддел череп носком сапога. - Кто-то хотел отметить это место.
  -- Но зачем?
   Кронт пожал плечами, внимательно разглядывая северный лес. Там березняк редел и начинался густой ельник, за которым уже ничего невозможно было рассмотреть.
  -- На елки указывает. Только что там?.. - вслух размышлял Кронт.
  -- Вон пригорок... - Ральф свернул в лес, к небольшому пригорку, намереваясь осмотреться сверху.
   Он и сам не понял, в какой момент под ногами исчезла земля. Черные листья упали вниз, увлекая его за собой, в темную сырую бездну. Ральф упал на живот, да так, что от удара выбило дыхание. Несколько страшных мгновений корчился, пытаясь вдохнуть, и когда это удалось, долго втягивал ноздрями сырой воздух, напоенный горьким запахом прелых листьев.
   Отдышавшись, Ральф встал и взглянул наверх. Крохотный лоскуток серого неба перечеркивали узловатые корни, торчавшие из земляных стенок ямы.
  -- Кронт? Эй, Кронт? - позвал Ральф и тут же вздрогнул. Будто не он кричит, а кто-то другой, хрипло и глухо, из-под земли.
   Осенний лист не удержался на краю и спланировал вниз. Струйки песка с шорохом оползали на дно ямы. Ральф почувствовал себя абсолютно беззащитным, будто смотрят на него из укрытия внимательные глаза, выбирая момент для нападения.
  -- Кронт! Кронт! Будь ты проклят!! Кронт!
  -- Здесь я, здесь, не волнуйся, - послышался спокойный и чуть насмешливый голос Кронта. - Хм, должен ли я тебя спасти? А, высокородный?
   Кровь колотилась в висках, повторяя равнодушные слова грабителя. Сквозь шелест и шорох прорвался странный нечеловеческий смешок. Казалось, отверстие наверху сужается, как стягиваются края заживающей раны. Чужим, отчаянным голосом Ральф закричал:
  -- Брось мне веревку! Слышишь? Брось мне веревку!
  -- Да ладно, ладно, что ты визжишь, как монашка на оргии...
   Веревка поначалу запуталась в корнях, но со второго раза Ральф сумел поймать кончик. Он торопливо поднялся наверх, ободрав руки до крови о жесткие волокна. Некоторое время просто стоял, наслаждаясь светом и простором, пытаясь унять дрожь.
  -- Видать, череп-то обозначал эту ямку, - сказал Кронт, швыряя сосновую шишку вниз. - А ты и провалился... Осторожней надо быть.
  -- Наверно, весь лес в таких западнях.
  -- Ну, если б я ставил ловушки - я б ставил на дороге, - ухмыльнулся Кронт.
  -- Угу, ты и колья бы повтыкал, чтоб уж наверняка... - пробормотал Ральф, обтирая кровь с ладоней батистовым носовым платком.
  
   Дорога, петляя, уводила все глубже в лес. Горизонт исчез за стеной древесных стволов, небо едва проглядывало между игольчатыми ветвями сосен. Под ногами пружинила хвойная подстилка, малина, разросшаяся по краям дороги, норовила хлестнуть колючками.
   Когда время подошло к полудню, решили сделать привал. Расщепив ножом ствол можжевельника, настрогали сухой смолистой древесины, которая вспыхнула от первой же искры. Вскоре тщательно питаемый огонь накинулся и на мокрый хворост. Едкий дым стлался по земле, предвещая непогоду, но изгнанники возились с костром, не обращая внимания на заслезившиеся глаза. В такой промозглый денек прежде всего хотелось согреться.
  -- Могли бы и побольше хлеба дать, - проворчал Кронт, отправляя в рот последний кусок. - Небось надеются, что мы здесь скоро сдохнем...
  -- Пусть надеются, - мрачно отозвался Ральф. - Съестное в лесу всегда найдется.
  -- Угу, ягоды, грибы, коренья. Волки, медведи... - Кронт чуть не поперхнулся, поскольку стоило ему заговорить о медведях, как в малиннике послышался подозрительный треск.
  -- Что за... - начал Ральф, но тут же умолк.
   Сквозь колючие заросли шумно продирался какой-то зверь. Кронт отошел подальше и достал нож, Ральф вытащил из костра длинную жердь, которая, правда, больше дымила, чем горела.
   В кустах мелькнуло что-то грязно-белое, потом ветки малины раздвинулись и на изгнанников посмотрела любопытная козлиная морда. Кончик левого рога был обломлен, шерсть свисала клочьями, но темные выпуклые глаза казались удивительно умными. Козел внимательно оглядел путников, вздохнул, обнаружив, что всю еду они уже съели, и снова скрылся в зарослях.
   Изгнанники ошеломленно стояли у костра - один с ножом, другой с дымящейся палкой. Кронт опомнился первым:
  -- Это же мясо! - с досадой прошипел он, бросаясь вслед за козлом.
   Ральф подхватил вещи и тоже углубился в малинник. Колючие ветки упрямо цеплялись за одежду, впереди слышалось издевательское блеяние. Кронт с проклятиями пробирался через заросли, козел мелькал то тут, то там, но близко не подпускал.
   Кусты малины сменились порослью молодых осинок, а еще далее обнаружилась полянка. На открытом месте козел остановился, задумчиво ковыряя передним копытцем жухлую траву.
  -- Ну, иди ко мне, хороший мой, - ласково проворковал Кронт, поудобнее перехватывая нож.
  -- Так уж прям и твой!
   Из-за куста шиповника вышел старик в шерстяной накидке, с корзиной из ивовых прутьев, почти до верху наполненной грибами. Он с улыбкой смотрел на козла и говорил:
  -- Да и не дастся он тебе. Френова сынка, вон, на яблоню загнал, рог пообломал об нее... И волка задерет, хулиган, - в голосе старика звучала неподдельная нежность, но скоро он посерьезнел и внимательно окинул взглядом изгнанников. - Вы-то не здешние. Из города, что ль? Из Авендана?
  -- Оттуда, - настороженно ответил Кронт.
  -- Да-а... Таки дела... - протянул старик. - Десятилетиями не было и весточки из города, а в нынешнем году то отряд этот проклятый, то вот вы... Что ж там у вас творится?
   Старик смотрел на них неприязненно, даже с некоторой подозрительностью.
  -- Творится много чего, - сказал Ральф. - Империя разрастается, кланы борются за власть. Есть немало желающих править Авенданом: город большой, практически не зависит от столицы. Вот враги моего клана и постарались, чтобы я попал в долину... Я Ральф Коэн, а это - Лишер Кронт, мой, гхм, союзник.
  -- Вот как... Интересненько... Пожалуй, отведу-ка я вас на Форпост, там будут знать, что с вами делать.
  -- Старый Форпост, что ли? Где двести лет тому назад гарнизон держали? - спросил Кронт.
  -- Да, тот самый, - улыбнулся старик. - Раньше на башне сидели солдаты - на случай атаки из долины, а теперь местные живут. Они с вами разберутся. Да и поесть дадут, - старик подмигнул Кронту, свистом подозвал козла и зашагал вперед, по узенькой малозаметной тропинке.
  
   Переглянувшись, изгнанники последовали за стариком. Тот мурлыкал себе под нос песенку, пробираясь через подлесок, его козел, как хороший пес, бежал впереди.
  -- Складно врешь, высокородный, - сказал Кронт вполголоса, когда они немного отстали от старика.
  -- А что, надо было рассказать про храм? И про ограбление? - огрызнулся Ральф.
  -- Ну не вскидывайся ты так. Это ведь был комплимент... - Кронт ухмыльнулся. - И вот еще: про Вернона особо не распространяйся. Он ублюдок редкостный и, похоже, успел этим местным какую-то подлость сделать...
  -- Что ж вы отстали-то? - крикнул старик впереди. - Давайте быстрей, уже недалеко.
  -- Идем-идем, - поспешно ответил Кронт.
  
   Лес понемногу редел, сосны и ели уступили место ольхе и березам в ошметках желтой листвы, все чаще попадались поляны. Чем ближе они подходили к окраине леса, тем резче вырисовывались на сером небе контуры высокой башни на холме.
  -- Сигнальный пункт, - пояснил старик. - Первым делом его построили, и построили добротно, я вам скажу. А холм, говорят, насыпали вручную...
  -- Угу. Видно, что постарались, - пробормотал Кронт.
   Стариковский козел, завидев башню, радостно проблеял и пустился рысью, вспомнив о теплом хлеве и вкусной еде. Быстрее пошли и люди, тем более, что к Форпосту вела широкая дорога - та самая по которой они пробирались от Железных врат. Только здесь тракт был нахоженный, ни травинки не росло. В размякшей от дождей земле отпечатались многочисленные следы - сапог, копыт, собачьих лап.
   Собаки первыми почуяли незнакомцев и встретили их громким лаем. Один большой серый пес даже выбежал навстречу, но, увидев воинственно настроенного козла, предпочел спрятаться за забор.
   На лай стали собираться люди, сначала появились дети, потом из каменных и бревенчатых домиков начали выглядывать взрослые.
   Степенно вышла на крыльцо женщина, обтирая мыльную пену с рук, крикнула сорванцам на заборе:
  -- А ну, слазьте!
   Подошла к старику, отпихнув ткнувшегося в передник козла:
  -- Кого это ты привел?
  -- Да вот, из города к нам пожаловали. Тарра б поговорила с ними. И перекусить надо бы...
  -- В храме Тарра. Иероним-то на охоте, вот и приходится ей за храмом присматривать. Я за ней пошлю, а вы поешьте пока.
   Она жестом пригласила их в дом, сказала пару слов так и не слезшему с ограды мальчугану и поспешила внутрь.
  
   Ральф с удовольствием сел на грубо сколоченную скамью, вытянул усталые ноги к огню, что весело потрескивал в сложенном из речных камней очаге. Свет почти не проникал сквозь узкие, затянутые пузырем окна, зато пламя горело ярко, освещая самые дальние уголки. Стены украшали мохнатые шкуры лис, зайцев и белок, они же лежали на соломенных тюфяках для спанья. На полках красовались глиняные кувшины и плошки, расписанные затейливым орнаментом. С потолочных балок свешивались косички лука и пучки ароматных трав - мяты, чабреца, зверобоя.
   Хозяйка мигом собрала на стол: только мелькнул льняной передник да простучали каблучки по глиняным плиткам пола. Свежий хлеб, холодная козлятина, яблоки, мед, кофе из цикория - после тюремного варева все показалось изгнанникам на диво вкусным.
  -- А вы очень даже неплохо живете, - заметил Ральф, кидая козлу огрызок яблока.
  -- Человек ко всему привыкает и выживет везде... - философски ответила хозяйка. - Не так уж здесь и плохо: земля плодородная, леса богатые. Вглубь долины мы не суемся, а твари оттуда не суются к нам.
  -- А что за твари?
  -- Да всякие. Я-то их не встречала, слава святому Измаилу, а люди всякое говорят. Где правда, где сказки - не отличишь...
  -- Мама! - в комнату ворвался встрепанный запыхавшийся мальчишка, - Тарра идет!
   Женщина быстро смахнула крошки со стола и встала навстречу гостье.
  
  
   Глава 4
   Форпост
  
   Вошла Тарра. Невысокая, темно-русые волосы небрежно откинуты назад, некогда красивое лицо изрыто оспинами, на глазах - повязка. Хозяйка протянула было руку, помочь вошедшей, но Тарра уверенно направилась к огню, шелестя полами длинного плаща.
  -- Из города, значит... - сказала она, присаживаясь на скамью у очага.
  -- Да, госпожа. Это они. Хотите поесть? Или чайку? - засуетилась хозяйка.
  -- Чаю выпью, спасибо.
   Тарра протянула руку, Ральф осторожно пододвинул ей глиняную чашку. Тонкие пальцы незрячей с благодарностью коснулись его руки.
  -- Так что же привело вас в долину?
  -- Не могу сказать, что мы рвались сюда попасть, - сухо ответил Ральф. - В любой войне есть жертвы, а тем более в войне за власть над Авенданом.
   Тарра покачала головой:
  -- Люди не властны над городом. Наоборот, это он владеет ими, их душами и плотью... - голос ее звучал глухо, будто не Ральфу она отвечала, а продолжала какой-то давний спор.
  -- Значит Авендан решил... направить нас сюда, - раздраженно сказал Кронт.
  -- Может, и так, - улыбнулась Тарра, отпивая глоток.
  -- В любом случае, мы здесь. И, честно говоря, хотели бы убраться отсюда.
  -- Боюсь, это невозможно. Уже давно никто из нас не пытался уйти из долины. На авенданскую стену не взберешься, а туда, где она кончается, лучше не ходить. Слишком опасно - твари всякие, да и ловушек больше. Тут-то мы разобрались почти со всеми. Видимо, вам придется остаться здесь. Не могу обещать роскошный прием, но, думаю, жители Форпоста с радостью поделятся всем, что вам нужно.
  -- Спасибо, - ухмыльнулся Кронт, - нам особенно приятно, что вы не принимаете нас за висельников, которые могут перерезать ваших людей во сне...
   Ральф пнул его под столом ногой, но Тарра лишь улыбнулась:
  -- Мы не так уж беззащитны. И даже если вы... преступники, доброе соседство в таком месте дорогого стоит. Впрочем, меня больше заботит другой вопрос. Не так давно - месяц назад - из города выехал конный отряд и отправился вглубь долины. Кто они? Что им здесь нужно?
  -- Я не знаю, что они тут ищут, - сказал Кронт. - Их предводителя зовут Вернон, он из тех, кто поймал удачу в Даросе... стерев проклятый порт с лица земли.
  -- Мой прадед был моряком в Даросе...
  -- Дарос разрушен, - резко ответил Ральф. - Там произошла битва, единственная крупная битва во время Запретной Войны. Два местных племени поспорили кому принадлежат даросские земли. В итоге оба народа истреблены, город в руинах, а солдаты Империи, воевавшие на обоих сторонах по найму, получили золото и славу.
  -- Хороша слава! - зло вскрикнула хозяйка.
  -- Он был здесь?
  -- Был. Вы хотите присоединиться к нему?
   Кронт, не поднимая глаз от своей чашки, быстро сказал:
  -- Конечно, нет!
  -- Он работает на врагов клана Коэн, - пояснил Ральф, лихорадочно придумывая что-нибудь правдоподобное. - Наверняка его послали сюда с каким-то заданием. Он останавливался на Форпосте?
  -- Нет, проехал мимо. Украл Лорна, Вертова сына. Убил двух охотников, - сухо произнесла Тарра.
  -- Вернон в своем стиле... Кто-нибудь пытался выследить его?
  -- Конечно, таких было много. Но Иероним запретил. Нам не справиться с отрядом хорошо вооруженных наемников. Это было бы самоубийством.
   Тарра в задумчивости обводила выпуклые узоры на чашке. Кронт следил за плавными движениями чутких пальцев, словно пытаясь угадать ее мысли.
  -- Добро пожаловать на Форпост, - наконец сказала Тарра, церемонно склонив голову. - Вечером с вами еще поговорит Иероним, когда вернется с охоты.
  -- Благодарю за теплый прием, Тарра - Ральф поклонился в ответ, забыв, что она не сможет его увидеть.
  
   Как только ушла Тарра, начали заходить жители Форпоста - кто за молотком, кто за бечевкой, кто просто "шел мимо". Естественно, все они оставались поглазеть на прибывших и порасспрашивать их о том и сем. Ральф, вымученно улыбаясь, пытался поддержать разговор, хотя после плотного обеда ему хотелось просто закутаться во что-нибудь мягкое и теплое, забиться в уголок и дремать до самого вечера. Впрочем, местные особо каверзных вопросов не задавали, все больше про погоду да жизнь в Империи. Скоро рядом присел давешний старик, хозяин воинственного козла, и заговорил о событиях трехвековой давности. Ральф сидел и кивал, предаваясь мечтам о теплой постели.
  -- Мой-то, пра-пра, он-то с плеча и порубил генералова племянничка, только боевые заслуги и спасли от виселицы. А потом еще здесь командовал. Покуда не пропал однажды...
  -- Еще чаю? И вот еще вино есть. Яблочное.
   Хозяйка разлила по плошкам кислое мутноватое пойло, которое Ральф даже пригубить не осмелился. Кронт попробовал, сказал, что вкусно, но остаток, улучив момент, выплеснул в камин. Зато местные пили и нахваливали, особенно старик. Он выхлебал полкувшина и, схватив собеседника за рукав, горячо рассказывал о деяниях своего пра-пра. Ральф мерно кивал, изредка вставлял "правда? это так интересно" и "не может быть", с завистью поглядывая на Кронта, который что-то шептал симпатичной девице.
  -- Да-а, были люди... - протянул старик. - А щас? Вернон этот, сделал что хотел и поскакал дальше. Да раньше б его, ублюдка, голыми руками разорвали, загрызли бы, как волки!
  -- Тихо ты, старый дурак, - вмешалась хозяйка.
  -- А не твою ли прабабку сослали за то, что она шестерых своих хахалей потравила? И тюремщика задушила шнурком из корсета? Вот была женщина! А ты - ты дура, мозги твои куриные!
  -- Напился, скотина...
   Хозяйка, с красным от злости лицом, попыталась выхватить у старика кружку с вином, но тот увернулся и с проклятиями швырнул ее об пол. Ральф вскочил и, схватив старика за плечи, оттащил от стола. Невесть откуда появился козел, попытался боднуть хозяйку, но поскользнулся на разлитом вине и врезался в стенку. С полок попадали горшки, разбрызгиваясь осколками. Кронт, перескочив через стол, схватил оглушенного козла за рога. Девушка, с которой он разговаривал, пробралась к ним и что-то зашептала на ухо животному, осторожно гладя его по загривку.
   Вначале старик на удивление энергично пытался вырваться из хватки Ральфа, проклиная себя, его и весь мир, но скоро устал. Тело обмякло, каждый вдох давался с хрипом.
  -- Все? Уже все? - спросил Ральф.
   Старик кивнул. Даже когда его отпустили, он долго стоял, прислонившись к стенке, тяжело дышал ртом. Морщинистые узловатые руки безотчетно оглаживали одежду.
  -- Я... Я пойду, - наконец произнес старик. - Извините...
   Кронт убрал руки с рогов козла и тот подбежал к хозяину. Ткнулся мордой в сапог, будто желая утешить. Старик попытался наклониться за корзиной с грибами, но от резкого движения закружилась голова, и он схватился за стенку.
  -- Я вам помогу, - Ральф взял корзину и проводил старика до порога.
  
   Прохладный влажный воздух подействовал на старика благотворно, он забрал у Ральфа корзину, свистнул козлу и получше запахнул плащ, поглядывая на серое хмурое небо.
  -- Вы, наверное, правы, - тихо сказал Ральф. - Только зря вы так всех взбаламутили.
   Старик резко повернулся к нему:
  -- Может, и зря. Что поделать, я ведь старый дурак, - он усмехнулся и решительно зашагал прочь.
  
   Остальные жители Форпоста тоже резко засобирались: все вдруг вспомнили про неотложные дела. Одних ждали неколотые дрова, у других поднималось тесто...
   Ральф вытянулся на теплых мохнатых шкурах, заснуть не заснул, но провалился в приятную дрему, когда реальность мешается с сонными фантазиями. Хозяйка отправилась достирывать белье, пообещав через пару часов растопить гостям из Авендана баню. Кронт с девушкой сидели у огня и мирно беседовали. До Ральфа долетали обрывки их разговора - хрипловатый голос рассказывал о твердынях Авендана, о могущественных кланах, об огромном море и южных джунглях.
   Потом хозяйка разбудила его, смеясь, и сказала, что баня готова, пора идти мыться, а потом уж можно будет и спать.
   На пути к речке, где стояла баня, изгнанники успели переброситься парой слов. Хозяйка шла впереди, показывая дорогу, а они намеренно отстали.
  -- Так что делать будем? - быстро прошептал Ральф.
  -- Ты должен придумать историю на завтрашний вечер. Наври им чего-нибудь. Чем быстрее мы выйдем на тот тракт, тем больше шансов выбраться отсюда. Если, конечно, ты не хочешь провести здесь остаток своей жизни...
  -- А что, очень милое место, - фыркнул Ральф. - И девушки хорошенькие, даром что крестьянки...
   Кронт развязно ухмыльнулся и поспешил догнать хозяйку.
   Банька оказалась небольшой, выстроенной из сосновых бревен. Древесина еще не успела потемнеть и ярко желтела на фоне темного осеннего леса. Устланная сосновыми иголками дорожка вела к реке. Тут полагалось хорошенько распариться и броситься в черный омут с мостков. Как пояснила хозяйка, со дна били ключи, и летом вода была ледяная, зато зимой почти никогда не замерзала.
   Отмытые, в чистой, хотя и немного грубоватой льняной одежде, они выпили по чашке терпкого травяного чая в предбаннике. Хозяйка извинилась, сказала, что дома у нее места маловато и предложила постелить здесь. Ральф кивнул - после авенданской тюрьмы он бы и на сеновале прекрасно выспался. Он привык к тонкому белью и мягким перинам, но ложе, которое соорудила хозяйка, оказалось не менее роскошным. Тщательно выделанные пушистые шкурки лис и куниц пахли травами. Так приятно было зарыться в них, закрыть глаза и забыть обо всем на свете.
  
   Проснулся Ральф поздно. Серый рассвет пробивался через маленькие окошки бани. Кронт сидел за столом и пил с давешней девушкой кофе из цикория.
  -- С добрым утром, ваше сиятельство! Мы-то уж несколько часов на цыпочках ходим, чтоб не потревожить ваш сон... Хорошо выспались?
  -- Да, благодарю вас. Надеюсь, вы приятно проводите время...
   Ральф пошел к речке умыться. Его раздражал Кронт и эта дурочка, очарованная бандитом. Куда лучше было бы посидеть в тишине, подумать о дальнейших планах.
   Аристократ со вздохом вернулся в баню, налил себе кофе.
  -- Не изволите ли хлеба с медом, ваше сиятельство? И, может, вы будете так добры и поведаете нам какую-нибудь сказочку из жизни вашего древнего грозного рода?
  -- Он у нас вроде шута, - с улыбкой пояснил Ральф девушке.
  -- Ни один шут в здравом уме не станет иметь с тобой дело, - проворчал Кронт.
  -- Ну ладно, расскажу, - неожиданно для себя самого согласился Ральф. - Крепость моей семьи стоит к северу отсюда. В это время у нас уже выпадает снег. Замерзает вода в крепостном рве. Все кругом белое, чистое, под арками висят сосульки, сверкают на солнце, как алмазные. А ночью все искрится под луной, будто земля усеяна осколками звезд... Так вот, однажды, тихой зимней ночью я услышал какой-то шум сквозь сон. А на утро во рву нашли труп человека со свернутой шеей. При нем был отравленный дротик. Наемный убийца пытался перелезть через стену и поскользнулся.
  -- Бедняга. Хотя, конечно, сам виноват, - сказал Кронт.
  -- Наверное, он был готов к этому, - тихо сказала девушка. - К смерти, я имею в виду... Но вот снег, это здорово. У нас чаще зима просто хмурая, грязь, слякоть. И крепости здесь нет. Только старая башня Форпоста, она, конечно, не очень красивая, зато с ее площадки далеко видно.
   Кронт задумчиво прищурился:
  -- А, может, нам забраться на эту башню? Ознакомиться с местными достопримечательностями, так сказать?
  -- Почему бы и нет, - пожал плечами Ральф.
  
   С неба сыпал мелкий дождик, сапоги увязали в раскисшей глине улиц. Ральф уже начал жалеть, что потащился с Кронтом в такую погоду, но вид башни Форпоста заставил его забыть о теплом доме и мягкой постели. Здесь чувствовался дух Авендана. Особенная кладка, четкие линии, темный, отполированный ветрами камень. Щели окон-бойниц неприветливо и строго смотрели на изгнанников.
   Внутри узкая винтовая лестница вела на смотровую площадку, где стояла каменная чаша, в которую раньше наливали горючую жидкость. Сейчас чаша была наполнена дождевой водой, натекшей через дырявую крышу навеса.
   Вид сверху открывался великолепный - желто-красные лиственные леса, зеленые хвойные, затейливые петли реки, далекие шпили авенданских храмов.
  -- Форпост никогда не предназначался для обороны. Его единственная задача - предупредить город об опасности. Днем подавали дымовой сигнал, ночью разжигали огонь поярче, - пояснила девушка. - Твари из долины много раз брали Форпост, уничтожали его защитников, разрушали дома. Но у Железных врат собиралось войско, и в город пройти они не могли. А потом гарнизон распустили. Твари перестали нападать - почему, никто не знает. Форпост пустовал недолго - все-таки здесь хорошее место для жилья, да и инструменты остались, огороды, козы. Наши прадеды, такие же изгнанники, как и вы, переселились сюда.
  -- А нападал-то кто?
  -- Я не знаю. Может, изгнанники, может, кто-то другой. Я бывала в долине, но никаких тварей не встречала. А старики предпочитают молчать, даже если и знают что-то.
   Кронт пристально разглядывал подернутые дымкой окрестности:
  -- Судя по всему, предпочитают забыть... Как вот с этим Верноном - небось никто даже не проследил, куда он направился...
  -- Ну почему же. Кое-кто видел следы конного отряда на фенгаровом тракте, хотели догнать.
  -- Но Иероним запретил?
  -- Да.
   Кронт перевесился через перила, пытаясь высмотреть что-то хоть отдаленно похожее на тракт, но видна была только дорога к Авендану. Леса к северу от Форпоста казались совсем дикими и нехожеными.
  -- И где же этот тракт?
   Девушка улыбнулась:
  -- Отсюда ты его не увидишь. Много лет тому назад монахи построили часовни, надеясь выгнать скверну из долины. И наняли знаменитого архитектора по имени Фенгар. Говорят, никого выгнать им не удалось, но пустые часовни до сих пор отмечают путь к Снежному озеру в центре долины. А сам тракт давно зарос.
  -- Замечательно, - пробормотал Кронт.
   Ральф барабанил пальцами по деревянным потрескавшимся перилам, пытаясь сообразить, что же делать дальше и что замыслил Кронт. Ему совсем не улыбалось остаться здесь, но следовать за Верноном оказалось трудней, чем они ожидали. Он мимолетом сделал знак Кронту, что надо бы переговорить, но девушка никуда не собиралась уходить. Ветер сорвал с ее головы капюшон и развевал светло-русые волосы. Кронт рассказывал ей какие-то невероятные истории, а она весело смеялась. " Точь-в-точь двое влюбленных на пикнике ", - подумал Ральф. " Знала бы она, что разговаривает с бандитом"...
  
   Потом они вернулись в баню, хозяйка принесла им обед. Прибежал и ее сынишка, поначалу он лишь боязливо смотрел на изгнанников, потом осмелел, стал рассказывать про отца-охотника. Мальчишка даже притащил старый самострел, уверяя, что именно из него был застрелен вожак волчьей стаи, промышлявшей человечиной.
   Между тем на долину опускались сумерки. Серое небо гасло, становясь все темнее, от воды поднимался туман. Белая призрачная мгла, закручиваясь в спирали, расползалась по пойме реки. В темноте кусты можжевельника казались фигурами людей, а ветви скрипели - будто кричал кто-то.
   Хотя в бане было тепло и уютно, странное тревожное предчувствие заставило людей замолчать и выйти на порог.
  -- Наверное, охотники уже вернулись. Вам надо идти... - начала хозяйка, но сразу же осеклась.
   В лиловых обрывках облаков показалась луна, огромная, холодная, она тяжело нависала над горизонтом. Девять полупрозрачных дисков кружились вокруг нее, словно опадающие лепестки вишневых цветов. Бледные тени в черной затягивающей бездне небес.
  -- Что это?
  -- Омеа, - выдохнула хозяйка. - Призраки девяти лун. Плохой знак для кого-то. Будем считать, что не для нас...
  
   Тарра, правнучка даросского пирата, вышла из своего дома. Встала на пороге, подняв незрячее лицо к небу, где сияли мертвые луны. Резкая огненная боль заставила ее поднять руку к повязке, скрывавшей глаза, но усилием воли Тарра заставила себя не прикасаться. Опустила голову, привыкая к страданию, пальцы судорожно сжали маленький шарик, что висел на шее. Боль никуда не ушла, но стала терпимей и Тарра медленно побрела к дому Иеронима, где собрались охотники. В складках плаща спрятался ее оберег - молочный опал, туманный камень, внутри которого изредка взблескивали красные искры.
   Она прошла по безлюдной улице, мимо башни и старого храма, строго отмеряя шаги. Коснулась мокрых перил иеронимова дома, осторожно взошла по ступеням. Толкнула добротную тяжелую дверь - в лицо пахнуло теплом. Гомон голосов умолк. Тарра знала, что все почтительно наклонили головы и ждут, пока она не займет свое место. Она села во главе стола, не снимая плаща, на котором сверкали бисеринки дождя.
  
  
   Глава 5
   Все оттенки тьмы
  
   Ральф и Кронт вошли в дом Иеронима. Хозяин, чуть привстав с резного кресла, указал на скамью рядом с собой. Под пристальными взглядами охотников изгнанники сели к столу. Угощение было простым и сытным - пироги с зайчатиной, соленые рыжики, сыр, хлеб. Добродушный парень рядом с Ральфом собрался было наполнить его бокал яблочным вином, но, встретив решительное сопротивление, понимающе улыбнулся и плеснул самогонки.
   В камине жарко пылал огонь, отражаясь в стеклянных глазах чучел - головы кабанов и оленей украшали бревенчатые стены, а над местом хозяина угрожающе раскрыл пасть матерый волк. Рядом с трофеями красовалось оружие, большей частью довольно старое и для охоты уже не годное.
   Иероним задал пару вопросов - больше для порядка. Ральф повторил рассказ о войне кланов, который охотники выслушали вполуха. Похоже, они доверяли решению Тарры.
  -- Ну что ж, осталось решить, чем бы вам здесь заняться, - проговорил Иероним, отставляя тарелку.
  -- Боюсь, земледелие и ремесла не наш конек... Разве что военное дело...
  -- И с кем вы думаете воевать? У нас нет врагов.
   Ральф перехватил жесткий взгляд Кронта и осторожно сказал:
  -- А... Вернон?
   Вопрос повис в воздухе. Иероним медленно крутил в пальцах кубок, будто пытаясь что-то высмотреть в мутноватой жидкости.
  -- Тяжело назвать другом человека, который убивает твоих людей, который крадет ребенка... - сказал Кронт.
  -- Ты о чем? - перебил Иероним.
  -- О естественном желании прирезать уродов...
   По комнате прокатилась волна перешептываний, но Иероним упрямо не поднимал глаз от своей самогонки.
  -- Мы слабы против них. Долина отомстит за нас.
  -- Только трус надеется на случай!
   Кое-кто вскочил, реагируя на слова Кронта, и Ральф поспешил сгладить обстановку:
  -- С вашей стороны было разумно не нападать на них. Но теперь, когда мы тут... Не всегда решающим оказывается мастерство владения мечом. Стратегия и тактика тоже немало значат. Вы знаете долину, мы знаем Вернона...
  -- Ты изучал стратегию и тактику по книгам? Так ведь?
  -- И по книгам тоже. Я участвовал в парочке схваток. А мой старший брат, Трувор Коэн, стал генералом после того, как выиграл битву у Пятого форта, - Ральф говорил уверенно и спокойно, зная, что Иероним уже начинает верить ему.
  -- Вот как... вот как... - от резкого движения самогонка выплеснулась на стол. - Я хочу знать, что скажут мои люди.
   Иероним кивнул в сторону охотников, предоставляя им слово. Те лишь переглядывались и бормотали что-то вполголоса, потом один из них встал со своего места и решительно заявил:
  -- Что же мы, как жалкие шавки, будем сидеть, пока какой-то ублюдок наших режет? Они что, недостойны мести? Закопали и забыли? Я за то, чтобы выпустить кишки уродам!
   Все повскакивали с мест. Немногочисленные протесты потонули в хоре мстительных выкриков. Иероним поднял руку, призывая к молчанию.
  -- Хорошо. Я понял. Но вот зачем это тебе, а? Погибшие от руки Вернона люди - никто для тебя. Почему ты так хочешь чтобы мы мстили?
  -- Вернон и мой враг. Он работал против моего клана.
  -- Я хочу услышать от вас клятву.
   Ральф замялся, не осмеливаясь клясться в том, что они не собирались выполнять. Кронт, заметив его нерешительность, твердо сказал:
  -- Я клянусь, что мы сделаем все, чтобы отомстить Вернону. Клянусь Светом Всеединым и жизнью моей матери.
  -- Твой господин клясться не желает?
  -- Он дал обет. Моей клятвы для тебя достаточно? - холодно спросил Кронт.
   Иероним, подумав, кивнул. Охотники шумно заговорили, довольные его выбором, но голос Тарры заставил их затихнуть:
  -- Я не позволю вам идти!
  -- Молчи. Это мужское дело, Тарра, и у тебя нет права...
  -- У меня больше прав, чем у всех вас вместе взятых! Никто никуда не идет.
   Она подалась вперед, будто прожигая Иеронима взглядом слепых глаз. Охотник хотел возразить, но не смог, только покачал головой. Тарра поднялась в звенящей тишине, считая разговор законченным. Все молча ждали, пока она уйдет, и едва за женщиной закрылась дверь, охотники шумно заспорили. Иероним мрачно налил себе еще самогонки - он выглядел подавленным, но, когда остальные угомонились, сказал:
  -- Месть - не ее дело. Раз мы решили, мы пойдем. Хотя и жаль, что она против...
  -- Я поговорю с ней, - Кронт, мимоходом подмигнув Ральфу, последовал за Таррой.
  
   Дождя не было, над землей бушевал ветер. Сдирал последние листья с деревьев, гнал по небу растрепанные облака. Лес у Форпоста скрипел и стонал.
   Плащ развевался за спиной Тарры, как рваные крылья. Она прошла по улице, быстро и уверенно. Мертвые листья кружились у ее ног, поднятые с земли порывами холодного ветра. У башни Форпоста женщина остановилась, провела рукой по заиндевевшей стене, нащупывая дверь. Поднялась по винтовой лестнице.
  
   Тарра стояла, положив руки на старые перила. Дерево казалось теплым на ощупь, в то время как сверху изливался леденящий холод. Девять призрачных лун стали еще ярче с вечера.
   Кронт взошел на башню, тихо позвал:
  -- Тарра?
   Она не обернулась, только плечи чуть вздрогнули.
  -- Чего ты хочешь, изгнанник?
  -- Ты знаешь, - мягко сказал он.
  -- Месть не поможет никому. Мертвые не оживут, а живые могут погибнуть.
  -- Многие считают, что месть - святое дело. Южане верят, что их великий бог-демон Архет отправляет на вечную пытку тех, кто не отплатил обидчику.
  -- На их месте я бы поискала другого бога. Еще одна священная война... Вот чего ты хочешь... Война для тебя. Война во имя тебя.
  -- Нет. Во имя справедливости!
   Ветер бросил ему в лицо смех Тарры. Она подняла руки к повязке на глазах, нащупала узел. Кронт зачарованно смотрел, как ее тонкие пальцы распутывают хитрые петли. Наконец, повязка затрепетала на ветру, словно узкий флаг. Тарра не торопилась повернуться к Кронту и он, не вытерпев, коснулся ее плеча:
  -- Тарра?
  -- Я просто хочу... - начала она глухо, - хочу посмотреть тебе в глаза, когда ты повторишь это...
  -- Так смотри!
   Кронт грубо развернул ее, ожидая увидеть что угодно: бельма, змеиные зрачки чудовища - все, кроме того, что увидел.
   На него смотрела бездна в серебристой оправе оплавившегося металла. В глазницах Тарры не было ничего.
  -- Мои глаза выпило раскаленное железо. В храме у Снежного озера... Чтобы я видела в темноте. Чтобы могла защитить Форпост, - обьяснила она, будто извиняясь.
   Кронт отступал в каком-то суеверном ужасе, натолкнулся на чашу, упал. Тарра протянула было ему руку, но отшатнулась, вскрикнув от неожиданности и страха.
  -- Знак... - прошептала она.
   Он безотчетно прижал ладонь к боку, даже сквозь одежду чувствуя тепло собственного тела.
  -- То, что я должна увидеть, я вижу сквозь любые преграды... О боги, этот знак...
   Кронт отдернул руку и встал, вновь обретая уверенность при виде растерявшейся Тарры.
  -- Какая разница, в конце концов...
  -- Когда-то, давным-давно, его выжигали на теле преступников, перед казнью. За страшные преступления... Чтобы проклятые и после смерти носили клеймо... - глухо проговорила Тарра.
  -- А я наколол его себе сам, и горд, что имею полное право его носить! - прошипел Кронт.
  -- Твой... напарник, Ральф, он знает про это?
  -- Конечно, нет, - ухмыльнулся Кронт. - И я был бы признателен, если бы ты сохранила мою тайну.
  -- Твоя ложь ослабит вас обоих.
  -- А ты никогда не врешь, Тарра? Ты ведь знаешь, кто эти твари из долины?
   Она опустила голову. Волосы упали на лицо, закрывая глазницы.
  -- Ты - одна из них. Так? Так?!
  -- Не тебе обвинять меня!
  -- Я не обвиняю. Просто... раз уж мы с тобой такие монстры, наверняка сможем договориться...
  -- Никто не пойдет с тобой, Кронт.
  -- Я не боюсь тебя, Тарра. И если ты не согласишься по-хорошему, я тебя заставлю!
   Кронт с силой потряс ее за плечи, давая выход собственной ярости. Но Тарра только приблизила к нему слепое лицо. Мир начал смазываться, подернулся туманной дымкой. Закружилась голова, Кронт почувствовал, что слабеет. Он отпустил Тарру, но она крепко вцепилась в него, заставляя смотреть в пропасть пустых глаз.
  -- Прекрати это!
   Казалось, что башня качается под ударами ветра. Угольно-черные тени трепетали в струе ледяного воздуха, хлестали по лицу. Полуослепший Кронт выкрикивал ругательства вперемешку с мольбами, но Тарра будто не слышала его. Собрав все силы, он оттолкнул женщину, сам качнулся, рухнув на колени.
   В круговерти мечущихся теней хрустнуло иссохшее дерево. Старые перила не выдержали, и ветер закрутился спиралью, принимая Тарру. Она падала в молчании, полы плаща обрамляли тело, как языки темного пламени.
  
   Кронт, тяжело дыша, подполз к краю, выглянул через проломленные перила. Внизу было темно, словно на дне колодца. Он перевернулся на спину. Перед глазами еще путались расплывчатые пятна, но спокойный круг луны помог придти в себя. Лже-луны, одна за другой, растворялись в черноте неба.
  -- Дерьмо... - пробормотал Кронт, думая, как поступить с трупом и что сказать Иерониму.
   Он поднялся, стал спускаться вниз. Лестница показалась чудовищно длинной. Под ногами скрипели ступени, отмечая пройденный путь.
   Когда он вышел на улицу, ветер швырнул в лицо колкие капли дождя. Казалось, мгла и холод сгущаются у башни.
   Кронт обошел башню кругом, ища тело Тарры. И натолкнулся на нее саму. Она стояла, скрестив руки на груди, ожидая его. Кронт стал нащупывать нож, хоть и понимал, что это врядли поможет.
  -- Луна - это зеркало, что отражает твою жизнь... - мертвые глаза Тарры смотрели вверх.
   Кронт перевел взгляд на небо. Из девяти призрачных лун осталась одна, небольшая, отливающая красным. Она зашла на бледный диск настоящей - кровавый зрачок серебряного глаза.
  -- Это твоя луна, Кронт, - тихо произнесла Тарра.
   Они стояли друг напротив друга. Кронт - напряженно сжимая бесполезный нож, Тарра - застыв, будто статуя.
  -- Уходи. Пока не рассвело. Если утром ты будешь здесь - я убью тебя, - сказала она.
  -- Да... - прошептал Кронт. - Как скажешь...
  
   Ральф стоял на пороге иеронимова дома. Из приоткрытой двери доносился шумный говор, смех, пьяные выкрики. Увидев сгорбленную фигуру Кронта, Ральф поспешил навстречу.
  -- Ну, как Тарра? Я уже почти всех уговорил. Они просто горят местью. Ждут не дождутся, когда выйдем.
   Кронт криво ухмыльнулся:
  -- Мы уходим одни.
  -- Что?!
  -- И немедленно. Потом объясню.
   Ральф схватил его за рукав:
  -- Сейчас!
  -- Хорошо. Тарра - монстр. Тварь из долины. Если не уйдем, она нас убьет. Понял?
   Удивленный Ральф отпустил Кронта.
  -- Ты уверен?
   Тот хмуро кивнул, заглядывая в дом. Там вовсю веселились изрядно принявшие самогонки охотники. Кронт зашел, отыскал в углу пару мешков, заляпанных кровью - в них переносили добычу. Стал бесцеремонно собирать со стола еду, второй мешок кинул Ральфу, указав жестом на одеяла. Ральф запихнул одеяла в мешок, присоединил чьи-то рубашки. Ему казалось, что вот-вот кто-нибудь заметит их подозрительные действия, но охотники были слишком пьяны.
   Кронт быстро наполнил свой мешок и, оставив его у двери, направился к Иерониму. Над креслом главы охотников была прибита волчья голова, под ней - два перекрещенных меча в ножнах. Кронт вытащил один меч и попробовал остроту клинка, довольно кивнул, снял второй меч и начал продвигаться к выходу. Но на плечо ему легла тяжелая рука Иеронима:
  -- Куда это ты с моим оружием?
  -- Хорошие клинки, - спокойно сказал Кронт. - Я хотел немного пофехтовать. Мы с его сиятельством, - он кивнул в сторону Ральфа, - могли бы показать вам боевое искусство.
  -- А... значит, поединок... Давай!
   Все радостно завопили, поддерживая Иеронима. Ради сохранности имущества решено было провести бой на улице. Ральф и оглянуться не успел, как его выпихнули за крыльцо и сунули в руку меч.
   Из окрестных домов выглядывали разбуженные криками люди, многие даже вышли посмотреть на бой. Ветер раздувал пламя факелов.
   Зрители встали неровным кругом. Ральф заметил девушку Кронта в первом ряду - она куталась в плащ, надетый поверх ночной рубашки. Кронт отсалютовал ей мечом. По лезвию пробежал багровый отсвет пламени.
  -- Защищайся! - Ральф ступил в центр круга.
   Кронт эффектно раскрутил меч. Ральф чуть улыбнулся, понимая, что таким приемом можно разве что самому себе срезать голову, и ответил не менее красивым и бесполезным выпадом.
  -- Эй, не мухлевать! - вскрикнул Иероним.
   Кронт осклабился и уже всерьез замахнулся мечом. Ральф парировал, отступая, чтобы выиграть место для маневра. Но удары Кронта сыпались один за другим. Повторялась битва у Зеленого моста, только теперь отходил Ральф.
   Наконец, ему удалось прервать серию Кронта удачной контратакой. Не давая противнику опомниться, Ральф попытался его обезоружить. К его удивлению, меч выпал из руки Кронта и воткнулся в землю.
   Ральф раскланивался перед зрителями, в то время, как Кронт оцепенело смотрел на темную фигуру Тарры среди шумной толпы. Глаза женщины вновь закрывала повязка, но он чувствовал на себе ее взгляд, пока она не повернулась и не ушла прочь.
  
   Принимая поздравления, Ральф видел, как Кронт подбирает свой меч и идет к порогу, где они спрятали мешки с добром. От охотников отвязаться было не просто, пришлось сначала зайти в дом, выпить кубок самогонки с Иеронимом, но, улучив момент, Ральф прокрался на улицу. Кронт ждал его за углом дома.
  -- Ну что, пойдем? Меч у тебя?
  -- Все здесь...
  -- Как охотники?
  -- Пьют...
   Женский голос неуверенно позвал из темноты:
  -- Кронт?
  -- А, Велена... Понравился наш бой?
   Девушка подошла к ним, спросила с тревогой:
  -- Вы не поранились?
   Кронт засмеялся.
  -- Нет, что ты.
  -- Я слышала, вы с охотниками собираетесь идти за Верноном...
  -- Нет. Мы одни.
  -- Но мне сказал сам Иероним! Все охотники...
  -- Они пока не знают. Но мы уходим одни.
  -- Тайно?
   Кронт кивнул. Велена накручивала на палец прядь светлых волос, не в силах придумать слова для прощания.
  -- Ты могла бы помочь нам, - вкрадчиво сказал Кронт.
  -- Как?
  -- Ну, мы не слишком хорошо ориентируемся в долине. Если бы кто-то довел нас до фенгарова тракта...
   Она улыбнулась с внезапной радостью:
  -- Подождите меня! Я мигом!
   И умчалась.
   Кронт присел на камень у забора, положив рядом мешок с едой. Ральф тоже опустил свою ношу. Из дома Иеронима доносился веселый говор и смех, обрывки песни. Никто и не подумал удивиться отсутствию изгнанников. Но Ральф все-таки бдительно озирался по сторонам, в любой момент ожидая, что кто-нибудь их обнаружит.
  -- Ты уверен, что это необходимо? Никак не обойтись без твоей девицы? - спросил он наконец, устав ждать.
  -- Да. Зачем ты думаешь, Вернон украл мальчишку? Мы чужаки, нам нужен проводник.
  -- Я думал, она тебе нравится...
   Кронт только пожал плечами.
  
   Девушка прибежала действительно скоро. Ральф с удивлением заметил, что оделась она в охотничий костюм: теплый плащ, кожаная куртка, тяжелые сапоги, и - верх неприличия - штаны. Судя по всему, для Велены подобный наряд экзотическим или вызывающим не был. Она уверенно зашагала прочь от Форпоста. Изгнанники подхватили мешки и последовали за ней.
  
   Тарра сидела на полу своего дома. Снятая повязка змеей обвила колени, в раскрытую дверь залетал ветер. Под мертвым взглядом женщины тьма становилась четче, черный цвет распадался на спектр, огненные пятна боли, страха, желания и веселья обозначали тех, кто не спал в ту ночь. Тяжелые струны мохнатого пламени уходили за горизонт - куда направились изгнанники, после того, как она выгнала их. Тарра улыбнулась сверкающему следу, и вгляделась в чернильные пятна и багровые пульсации долины.
   Скоро придет утро: болезненно-белое, ослепляющее. Вернет глазам способность не видеть, а мозгу - способность вспоминать. Тогда Тарра, зажимая внутри привычную боль, мыслями вернется к Снежному озеру. Оно блестит среди сосен и елей, на черной глади воды покачиваются ярко-желтые кувшинки в обрамлении круглых зеленых листьев. Вода, как чистейшее зеркало, отражает деревья и камни, а вот в глубины заводи заглянуть невозможно. Там, на мягком илистом дне, кажется, так спокойно и тихо, только доплыви и ложись в прохладную мягкую постель. И исцелятся сами собой раны, уйдет боль, утонет отчаяние.
  
  
   Глава 6
   По следам Вернона
   Небо на востоке серело. Темные стволы сосен казались колоннами огромного пустого зала. Мох, впитавший осеннюю влагу, заглушал шаги - изгнанники двигались бесшумно, как бесплотные тени. Девушка вела их напрямик через лес, не доверяя обманным тропкам. Кронт поторапливал спутников, убедил подождать с завтраком. Он немного успокоился, лишь когда они достигли реки.
  -- Ну вот, - сказала Велена. - Сейчас нужно идти по течению до старого моста. Надеюсь, его еще не смыло половодьем...
  -- Хорошо. Остановимся потом... когда перейдем на другую сторону, - выдохнул Кронт, поправляя мешок на спине.
   Они шли по краю обрыва, внизу, среди зарослей, поблескивала река. То и дело встречались муравейники, запечатанные в преддверии зимы. Веретейник услужливо протягивал ветки, усыпанные черными ядовитыми плодами, буйно разросшийся папоротник укрывал предательские ямы.
  -- Так, кажется, здесь, - Велена стала осторожно спускаться, хватаясь за выступающие из земли корни и жесткие стебли лесных трав.
   Не без труда они обнаружили старую гать. Доски были скользкими от дождей, но еще вполне крепкими, в провалах плескалась мутная болотная вода. Камыши покачивались на ветру, будто приветствуя странников. Мост тоже оказался на месте - узенький, без перил, просто доски набитые на ствол сосны. На другом берегу темнел мрачный ельник.
   Тут путники ненадолго остановились - набрать воды и поесть. Велена сидела на мосту, свесив ноги к воде, а под елями изгнанники перебирали добро в мешках. Оказалось, что в спешке они набрали множество удивительнейших вещей - старый точильный камень, солонку без соли, веретено, три непарных носка, женскую шаль. Ральф с изумлением рассматривал белоснежную скатерть с вышивкой крестиком, а Кронт пытался грызть вяленую уклейку размером с мизинец.
  -- Мне казалось, я не был так уж пьян, - грустно сказал Ральф, спихивая барахло в промоину.
  -- А мне казалось, я не такой болван... Четверть мешка этих идиотских уклеек! Плавники и кожа! И на кой нам проклятые мечи? Лучше б пару луков взял! Как, интересно, мы будем охотиться с мечами?..
   Велена рассмеялась, весело болтая ногами над рекой:
  -- Может, лучше вернуться?
  -- Нет! Наоборот, мы должны уйти как можно дальше. Давайте, быстренько жрем и топаем.
   Кронт роздал им хлеб и козий сыр, предложил и уклеек, но все отказались.
  
   Они торопливо ели, сидя на мосту. Велена смотрела вниз, где светлые струи нежно обнимали длинные водоросли. Осенние дожди отдали воду реке, и она текла стремительней, чем обычно, унося с собой шишки, палки, вырванные с корнем кусты с размытых берегов.
   Кусок коры плыл по стремнине, черный над янтарно-желтым песком. Под мостом он закружился, будто попал в водоворот, и медленно пристал к берегу. Велена попыталась достать его, намочила рукав, но даже не заметила этого.
   На темной сосновой коре лежала краюха ржаного хлеба. Часть мякиша была выскоблена, и вместо него матово блестел камень Тарры.
  -- Проклятье! Проклятая ведьма! - выругался Кронт.
  -- Она не ведьма!
  -- А, ну да. Конечно, она просто тварь из долины, как я мог забыть!
  -- Она хочет нам что-то передать... - Велена задумчиво смотрела на опал.
   Кронт хитро прищурился:
  -- Наверное, она хочет, чтобы ты пошла с нами... И дарит тебе свой оберег.
  -- Но у меня там родные! Они будут за меня беспокоиться!
  -- Возможно, мы вернемся довольно скоро...
   Внутри камня разгоралось алое сияние. Велене даже показалось, что он стал теплее на ощупь. "Что, что хочешь мне сказать, Тарра? Почему ты не написала, ты ведь могла написать"... Кронт обнял ее за плечи:
  -- Надо идти. Доведи хотя бы до тракта.
   Девушка кивнула. Положила оберег в карман, опустила на воду кораблик Тарры.
   Изгнанники вслед за Веленой устремились в ельник. Никто из них не заметил, как кусок коры с хлебом скользит против течения, возвращаясь к Форпосту.
  
   Стройные белые колонны часовни подпирали разрушенную крышу. Под стрельчатыми арками выросла ежевика, стены оплел дикий виноград. Но тем не менее часовня оставалась замечательным произведением искусства - будто выточенная из слоновой кости, изящная, легкая, взмывающая вверх.
   При появлении изгнанников с крыши черным флагом взметнулась стая птиц. По всему лесу зазвучал их жалобный клекот - видимо, они подумали, что после пришельцев не останется винограда. Вяжущий вкус мелких, синих с белым налетом ягод не привлекал людей, но глупые птицы не знали об этом.
   В часовне было неуютно - как в склепе. Ральф с омерзением заметил останки какого-то животного на алтаре. Крупный ворон внимательно наблюдал за людьми с плеча статуи святого Морта.
  -- Прочь! Кыш! Кыш! - Ральф швырнул в птицу камнем.
   Камень отскочил от мраморной мантии, с грохотом покатился по мозаичному полу. Ворон шумно взлетел, спрятался под полуразрушенным сводом.
  -- Зачем ты так?! - вскрикнула Велена.
   Ральф и сам удивился своему поступку. Он провел пальцами по выбоине, оставленной его камнем на статуе святого, мрачно сказал:
  -- Мой брат ненавидел воронье. Он рассказывал, что после одного из боев нашел своего товарища, тяжело раненого. Тот даже стонать не мог, только смотрел жуткими умоляющими глазами. Брат отошел взять бинты и спирт, а когда вернулся, у его друга уже не было глаз...
  -- Им тоже нужно что-то есть, - пробормотала девушка. - Законы природы жестоки, но справедливы. В отличие от законов людей...
   Ворон каркнул откуда-то сверху, будто соглашаясь с ее словами. Ральф невесело ухмыльнулся, но промолчал.
  -- Эй, взгляните! - крикнул Кронт, без лишних сантиментов обшаривавший часовню.
   Рядом с алтарем, там, где еще сохранилась крыша, валялся обугленный хворост, черный круг сажи явственно обозначал кострище.
   Кронт брезгливо поворошил кости на жертвеннике.
  -- Похоже, тут у Вернона был привал. Погрелись, поели, кости бросили на алтарь. Мы на верном пути.
  -- Не устроить ли привал и нам? - предложил Ральф.
  -- Здесь плохое место, - сказала Велена.
  -- Ага, - согласился Кронт. - Лучше пойдем дальше.
  -- Хорошо, я только знак оставлю.
   Велена присела на корточки у кострища, нашла несколько кусков угля. Сбросила кости с оскверненного жертвенника, поклонилась ему, будто извиняясь, и стала выводить руны на светлой стене.
   Ральф и Кронт стояли на пороге часовни. Небольшой мощеный дворик переходил в тракт - заросший кустами и молодой порослью осинок и берез. Старая дорога, по которой уже давно никто не ходил, отличалась от лесных зарослей только тем, что на ней еще не росли сосны.
   Серое сумрачное небо роняло дождевые капли на белые камни и темно-зеленый, напитавшийся влагой мох.
  -- Дождь начался... - хмуро сказал Ральф.
  -- Не дождь, а дождик. Притомился, нежный наш? Может, тебе еще шелковые простыни нужны? И теплое вино в постель? И шлюшка подороже? Или хорошенький мальчик? - со злой издевкой прошипел Кронт.
   Ральф быстро обернулся, убедился, что Велена их не видит и двинул ему кулаком в зубы. Кронт ухмыльнулся, скорее довольный, чем оскорбленный ударом.
  
   Понемногу дождик превращался в самый настоящий дождь. Ральф вполголоса проклинал Кронта, не заботясь, слышит ли его кто-нибудь, или нет. Ледяные струи хлестали лицо, будто плеткой, мокрый плащ мерзко облепил тело. Приходилось внимательно смотреть под ноги - тракт оказался действительно нехоженым, то и дело попадались ямы, рытвины, упавшие деревья.
   Когда пологий спуск сменился крутым подъемом, стало еще тяжелей. Люди шли, почти уткнувшись носом в землю, оскальзывались на гнилых листьях. Погруженный в невеселые мысли Ральф едва не столкнулся с молоденькой косулей - она с любопытством смотрела на людей, а потом прянула в сторону, осторожно переставляя тонкие ноги. Между деревьев мелькнула золотистая шкурка. "Вот дрянь, тебе и дождь нипочем", - пробормотал Ральф.
  
   Вечером они добрели до охотничьего лагеря. Небольшой навес хорошо укрывал от дождя, нашелся и запас сухого хвороста. Изгнанники развели огонь, повесили сушиться мокрую одежду.
  -- Как мало нужно человеку для счастья, - заметил Ральф, попивая горячий чаек на брусничном листе.
  -- Я был бы счастлив, если б мы додумались захватить самогон, - проворчал Кронт.
  -- А, и шелковые простыни, и пряное вино, и, гхм... что там еще?..
  -- Ты меня с кем-то путаешь. Мне хватило бы самогонки, мехового одеяла и простой, милой шлюшки...
  -- Мда, а мне бы хватило сухих сапог, - вздохнул Ральф. - Но, может, высохнут за ночь.
  -- Сколько раз я пытался сушить сапоги на костре, столько раз их сжигал, - ухмыльнулся Кронт. - Смотри, попрешься через всю долину босиком, как убогий...
   Ральф промолчал, но сапоги отставил чуть подальше от багровеющих жаром углей.
   Велена сидела по другую сторону костра, на куске козьей шкуры, вертела в пальцах камень Тарры. На сердце у девушки было тяжело - она-то думала, что отправляется на короткую прогулку, проводит изгнанников и уже этим вечером вернется домой. Велена и предположить не могла, что может пойти с ними, хотя всегда мечтала вырваться из тесного мирка Форпоста. Сколько раз она представляла себе, как уходит прочь от низких неуклюжих домиков, от грядок с укропом, от развешенного между улиц белья. Уходит, чтобы вернуться очень и очень нескоро. А сейчас, когда представился такой шанс, она мучительно выбирала и никак не могла решиться. Возможность уйти представилась так не вовремя - дома скоро ощенится Мирта, отец почти доделал в подарок красивый пояс, а матери нужно помочь с урожаем яблок. Да и попрощаться Велена нормально не успела, разве что Тарра догадается передать ее "до свидания". Опасные тайны долины не пугали девушку, но сердце болезненно сжималось при одной мысли о пушистых миртиных щенках, узорчатом поясе, душистом запахе яблочного варенья.
   Изгнанники весело смеялись - Велена рассеянно улыбнулась им через костер. Они были совсем другие, ничуть не походили на сверстников из Форпоста. Они уже успели кое-что повидать, и поговорить с ними было о чем. Деревенские парни все больше молчали при встрече с девушкой, смекая, как половчее завалить ее на травку. Только старый Тинг, хозяин боевого козла, любил поразлагольствовать - но в основном про дела, что уж давным давно быльем поросли.
  -- Велена? - окликнул ее Кронт. - Скучаешь?
  -- Нет, просто... думаю. Наверное, я должна вернуться.
  -- Ну, по такой погоде, да еще в ночь - куда ты пойдешь? А утром оно будет яснее.
   Велена сильно сомневалась, что утром станет проще, но заставила себя забыть о проблемах. По крыше навеса стучал дождь, но у костра было тепло, а ветер уносил едкий дым. Изгнанники допили чай, устроились поближе к огню и легли спать.
  
   На рассвете Ральф проснулся от холода. Вечером он хорошенько укутался в шерстяное одеяло и чьи-то рубашки, но и это не помогло. Он вскочил, отбивая зубами дробь - это было тем обиднее, что Кронт и Велена сладко спали. Сапоги его не сгорели, но и не высохли до конца, морщась, Ральф натянул их и побрел за дровами в дальний угол навеса.
   Дождь перестал еще ночью, однако воздух оставался влажным. В лесу царила неприятная тишина, прерываемая лишь скрипом деревьев и редкими печальными вскриками птиц. Все напоминало о том, что скоро наступит зима - холодное, мрачное время. "Смерть года", как называл ее отец.
   Ральф разгреб потухший костер, оживил дыханием еще тлеющие угли и подбросил сосновых веток. Скоро веселый огонек согрел его заледеневшие руки.
   После недолгих раздумий, он решил первой разбудить девушку, осторожно потряс ее. Велена раскрыла заспанные глаза и пробормотала:
  -- Что-то случилось?
  -- Утро наступило! - радостно сообщил Ральф.
  -- А... Чаю свари. Речка там, - она неопределенно махнула рукой, перевернулась на другой бок и снова заснула.
   Будить Кронта Ральф не стал. Со вздохом взял закопченный котелок и отправился искать речку.
  
   Продираясь через заросли мокрых осин, Ральф проклял чай, речку, Велену и себя самого. Чахлые деревца роняли с листьев дождевые капли, а кусты ежевики цеплялись за куртку колючими ветками. Увидев впереди небольшой просвет, Ральф рванулся туда, оставляя на сучках клочья одежды. "Вода"!, мелькнула в голове радостная мысль. В тот же момент он поскользнулся на крутом спуске и покатился кубарем вниз.
   Выпустив котелок, он отчаянно пытался уцепиться за ветки, но руки скользили по мокрой коре. Ральф едва не свалился в реку, но в последний момент схватился за сосновый корень, выступавший из размытого склона. Перевел дыхание, отряхнул песок, аккуратно спустился к кромке воды. Котелок плавал в заводи, постепенно увлекаемый слабым течением - Ральф подцепил его длинной веткой, набрал воды.
   Он основательно продрог и с вожделением думал о горячем питье, медленно поднимаясь по обрыву.
  -- Да, высокородный, тебя только за смертью посылать... - издевательски проговорил Кронт, высовываясь из зарослей наверху.
  -- Сам бы ходил... Я чуть шею не сломал в проклятом буреломе...
  -- А тропинкой что пренебрег? Или не нашел? Ну да, ты ведь к дворцам привык...
   Ральф только хмыкнул, карабкаясь по крутому берегу.
   - Ты лучше скажи, что с девушкой делать будем?
   - Ничего, - Кронт пожал плечами. - Заставим показать нам дорогу, вот и все.
   - Неприятно мне ее обманывать. Она ведь доверяет нам. Думает, что ты отважный рыцарь, вроде тех, что в сказках да легендах. Влюбилась в тебя по уши...
  -- Я-то не благородный, могу себе позволить небольшую подлость, - резко сказал Кронт. - И что бы мы делали без нее?
   За кустами ахнули.
   - Проклятье, - выругался Кронт и рванулся по тропинке.
  
   Велена бежала, не разбирая дороги. Длинные волосы забивались в рот, мотались перед глазами. Ветви растений хватали, словно цепкие лапы.
   Когда Кронт догнал девушку и сбил ее с ног, она даже не стала сопротивляться. Лишь уткнулась во влажный мох, скрывая выступившие на глазах слезы.
   - Вставай, - холодно сказал Кронт. - Ты все слышала, что ж, тем лучше. Да, я бандит, сосланный в долину вместо повешения. И я хочу найти Вернона, потому что это единственный шанс выбраться отсюда. Мне жаль, что так вышло. Но если ты попытаешься убежать - мне придется убить тебя.
   Велена молча встала и побрела к костру, не удостоив Кронта ни словом, ни взглядом.
  
  
   Глава 7
   Всадник на бледном коне
  
   Чем дальше уходили изгнанники от Форпоста, тем заброшенней и мрачнее становился лес. Мертвые ветви переплетались со здоровыми, палая листва застревала в кронах, сухостой трещал под порывами ветра. Фенгаров тракт сильно зарос, идти было тяжело. Изгнанники брели, устало сгорбившись - низкое серое небо давило, будто хотело вжать людей в холодную, разбухшую от воды землю.
   Велена видела перед собой только спину Ральфа: охотничий мешок, закинутый поверх грязного зеленого плаща. Она шла чуть подальше от изгнанника, так, чтобы задетые им ветки не били в лицо. "Раз, два", отмеряла она шаги. "Три, четыре". Так было легче - ни о чем не думать, не чувствовать настороженный взгляд Кронта сзади.
   Пологий спуск привел изгнанников в низину. Было видно, что тракт здесь часто затопляло. Все чаще попадались островки болотной травы, кривые березы и ольха пришли на смену соснам, даже воздух стал пахнуть по-другому. Топей здесь, правда, не было, но дорогу пересекала лощина, по дну которой тек медлительный ручей. По берегам его росли ели в ошметках серебряного мха, тонкие кривые березки изгибались к воде.
  -- О, а это что еще? - Ральф резко остановился.
   С ветви старого, полузасохшего дуба свисал кусок козьей шкуры. Шерсть слиплась от дождя, посерела, но заметна была издалека.
  -- Какая разница, иди давай! Или ноги промочить боишься? - отозвался Кронт.
  -- Нет, подожди. В прошлый раз я около черепа в яму свалился - больше не хочу.
  -- Ну ладно. Осмотримся сперва.
   Ральф бросил мешок на обочину, потянулся, разминая усталые мышцы. Плечи болели - к вечеру на них останутся красные полосы от лямок мешка, возможно и раны. "Надо бы подложить чего", - лениво подумал Ральф. Но сейчас он слишком устал, а легкая боль была даже приятна, она бодрила, разливалась теплом по всему телу.
   В то время как Кронт шарился по кустам, Ральф склонился над водой. Черная, как деготь, она казалась такой же густой. Окунешь руку - вязкая тьма жадно накинется, затянет вглубь, и веками будет грызть раздувшуюся плоть, превращая ее в речной ил.
   С березы сорвался яркий, пронзительно-желтый лист. Тонкая, будто паучья лапка, веточка беспомощно задрожала, пока он опускался к ручью. Лист плавно скользил по воздушным потокам, все ближе и ближе к темной глади. А когда коснулся воды, она взметнулась навстречу, душно обняла и унесла вниз.
   Ральф вздрогнул. Обернулся - ни Кронт, ни Велена ничего не заметили. Звать их он не стал, сначала решил проверить. Набрал еловых шишек и покидал в ручей: все они скрылись под водой.
  -- Кронт! Велена! Взгляните...
   Ральф еще раз повторил свой опыт.
  -- Это просто течение, - сказал Кронт. - Бывает.
  -- Ты как хочешь, но я в эту воду не полезу...
  -- Какой ты впечатлительный! Велена, милая, ты что-нибудь про этот ручей знаешь?
  -- Веревка тебе милая, - огрызнулась девушка. - А здесь я не бывала и ничего не знаю. Ручей, конечно, в Быструю впадает. А можно ли в нем утонуть... попробуй - проверишь...
   Кронт, прищурившись, смотрел на воду.
  -- Ладно, - сказал он наконец. - Все равно вымокнуть не хочется. Поищем, где дерево упало... может, перелезем...
  -- Как хорошо, что ты все решил, - зло пробормотал Ральф.
  -- Ну, должен же кто-то головой думать! - засмеялся Кронт.
   Они побрели вдоль берега, по узкой тропинке, протоптанной зверьми. Между невысокими, причудливо искривленными деревьями буйно разросся багульник, изредка попадались и кустики голубики. Среди всеобщего увядания краснели ягоды брусники - крупные, темно-алые.
   К упавшему поперек ручья дереву изгнанники подошли уже под вечер. В одну из гроз сосна не выдержала напора ветра и тяжело рухнула, создав мост через черную воду.
  -- Ну вот, - сказал Кронт. - Кто полезет первым?
  -- Ты, конечно, - отозвался Ральф. - Это ведь была твоя идея.
   Кронт фыркнул, потряс дерево, пробуя его на прочность. Раскачав, перекинул свой мешок на другой берег - теперь пути назад не было.
   Сосна даже не шелохнулась, когда Кронт ступил на нее. Он сделал несколько шагов, раскинув руки, чтобы удержать равновесие. Широкий ствол от долгих дождей намок, и сорваться со скользкой поверхности было легче легкого. Кронт решил не испытывать судьбу и опустился на четвереньки, надежно вцепился в дерево руками. Он продвигался, ощупывая каждый сучок. Подозрения Ральфа вдруг стали казаться вполне обоснованными - Кронт так и видел, как делает неловкое движение, падает и исчезает под водой, тихо, без единого всплеска.
   Когда Кронт наконец добрался до другого берега, его мутило. Перед глазами сверкали водяные блики, голова была тяжелой.
  -- Лезьте быстрее, - крикнул он. - Как-то плохо на меня это болото действует...
   Кронт был даже несколько удивлен, когда Велена и Ральф перебрались без всяких приключений. Правда, они тоже выглядели бледными и усталыми.
  -- Нужно убираться отсюда, - сказал Кронт.
   На этот раз все были с ним согласны. Они взвалили мешки на плечи и зашагали прочь из болота. Конечно, умнее было бы вернуться вдоль берега к тракту, но они хотели быстрее оставить позади ручей. Изгнанники шли наискосок, полагая, что рано или поздно наткнутся на фенгарову дорогу, но до самого вечера так и не нашли тракт.
  -- Надеюсь, мы не заблудились, - мрачно пробормотал Кронт.
  -- Кое-где тракт делает петли, - сказала Велена. - Нам нужно остановиться. В потемках мы можем его и пропустить - он так зарос...
  -- И почему петля обязательно там, где мы сошли?.. Могли бы, кстати, и мост построить.
  -- А кому строить? Наши в такую даль не ходят.
  -- Вот из-за этого все и случилось!
   Кронт разозлился на форпостовцев, которые не додумались построить нормальный мост через проклятый ручей. Он понимал, что они тут не при чем, но не мог сдержать свою злость.
  -- Ленивые твари! Сидят себе... даже дерьмо из-под задницы выгрести лень. Бешеная Тарра их охраняет - они и рады. А самим что полезное сделать недосуг. Уроды проклятые!
  -- Да кто бы говорил!
  -- Молчи, девка!
   Он отшвырнул Велену, так, что она больно стукнулась локтем о сосну, а сам стал разбирать вещи.
  -- Не смей ее трогать, ты! - Ральф потянулся за мечом.
  -- Да ладно, ладно. Просто раздражает меня все...
   Девушка молча отвернулась. Как же она хотела отомстить ему, заставить умолять о прощении. Чтобы он смотрел ей в глаза и мучился.
   Велена чуть не разрыдалась от собственного бессилия. Женщина может мстить только подло, исподтишка. Благородные дуэли и более-менее честные драки - удел мужчин. Она должна ненавидеть долго и тайно. А потом использовать яд. Или интригами сделать жизнь невыносимой. Или заставить другого мужчину отомстить за нее.
   Велена знала немало осенних плодов, которые убили бы Кронта медленно и жестоко. И в этот момент ее ненависть была настолько большой, что она лишь улыбнулась бы, видя его страдания. Ее удерживала не жалость, а осознание того, что он умрет не с ее именем на губах, не зная кто и почему сотворил с ним такое.
   Девушка присела на корточки у куста веретейника. Молодое растение было усыпано черными водянистыми ягодами - угости ими своего врага и сможешь навсегда забыть о нем. "Нет, нет", - прошептала Велена веретейнику, но не удержалась и сорвала несколько плодов. Она растирала их между ладонями, чувствуя, как сок начинает жечь кожу. Отрава ее не убьет, но возьми она такими руками еду и подай изгнаннику... возможно, он и не умрет, но ослепнет наверняка. Девушка вдохнула нежный травянистый запах яда со своих ладоней. Она понемногу успокаивалась, ярость ушла, впиталась в мох вместе с соком веретейника. Осталась только тихая печаль. Зачем мстить, если долина убьет Кронта вернее и, возможно, куда более жестоко, чем она.
  -- Велена? - к ней подошел Ральф.
   Девушка поспешно встала, отошла от ядовитого куста.
  -- Что тебе?
  -- Я просто хотел сказать, что не позволю Кронту обидеть тебя.
  -- Да? Да? - Велена презрительно рассмеялась. - Вы лицемер, ваше проклятое сиятельство! Почему вы не вздумали предложить свою помощь, когда он заставил меня тащиться через всю долину? Вам плевать на меня, вас беспокоит лишь ваша благородная задница!
  -- О, конечно! Я - бесчувственная сволочь! Что ж, не стану навязываться, леди... Вы, кстати, могли бы уйти еще у ручья, там-то никто за вами не следил.
  -- Убирайся. Оставь меня.
   Велена изо всех сил сдерживала слезы - разрыдаться перед Ральфом было бы унизительно. Еще одно доказательство ее слабости. Он, как и положено джентельмену, начнет утешать ее, а она будет думать "какая же я дура, что так глупо попалась".
  -- Уходи.
   Ральф развернулся на каблуках и ушел.
  
   Ночь выдалась холодная. Ральфу приснилось, что он дома, абсолютно голый бродит по запорошенному снегом замку Коэн. Когда он проснулся, нос был заложен, а в горле саднило. В самом дурном настроении Ральф налил воду из фляжки в котелок и стал кипятить, надеясь, что горячий чай хоть немного поможет. Кронт перебирал запасы. Велена спала, устроив себе настоящий кокон из одеял и одежды.
   Когда в котелке забулькало, Ральф осторожно снял его с огня, бросил немного черничных и брусничных листьев. Подождал пока заварится. Плеснул горячего чая в оловянную кружку, подул, пригубил. Горячее питье обожгло небо.
  -- Проклятье... - пробормотал Ральф, часто вдыхая ртом холодный воздух.
  -- Я вот тоже думаю, - подошел Кронт, - во имя всех мертвецов, ну почему нас изгнали в такое мерзкое время года? Могли бы летом... тогда б такой путь лишь в удовольствие...
  -- К лету ты бы сгнил уже...
  -- Какой ты учтивый, высокородный... всегда умеешь поддержать беседу...
   Ральф только хмыкнул. Холодное серое утро не располагало к разговорам, даже ругаться было невмоготу. Больше всего он хотел найти какую-нибудь медвежью берлогу и залечь там до весны.
  
   Конское ржание разорвало тяжелый влажный воздух. Ральф вздрогнул, вскочил, оглядываясь. Кронт схватился за меч.
   На мшистом пологом холме чуть поотдаль от их лагеря остановился всадник. Его конь, бледно-серый, как осеннее небо, переступал ногами, встряхивая длинной гривой. Человек натягивал поводья, с интересом оглядывая изгнанников. Черный плащ с капюшоном скрывал его лицо и фигуру, но не мог спрятать клинок у пояса.
  -- Эй! Ты! - крикнул Ральф.
   Всадник развернул коня, пришпорил - и они в момент исчезли за деревьями. Словно и не было их вовсе.
  -- Хм-м, - промычал Кронт. - Хм.
  -- В долине нет лошадей... - подошла взволнованная Велена.
  -- Кроме верноновских.
  -- Думаешь, его отряд уже близко? - Ральф больше ужаснулся, чем обрадовался этой новости.
  -- Может, и близко. Тем лучше - меньше шататься по проклятому дождю. Надо их найти, поговорить...
   - Они же бандиты! - сказала Велена.
  -- Ну, лично я ничего не имею против бандитов, - усмехнулся Кронт. - Правда, Вернон может нас и не принять. Иногда проще прирезать, чем разбираться кто да откуда... Плохо, что он о нас раньше узнал, чем мы о нем.
  -- Я бы предложил убираться отсюда, да побыстрее, - сказал Ральф.
   Кронт только кивнул.
   Собрались они в момент, не обращая внимания на начавший моросить дождь. Ральф забыл о своем горле, хотя оно все еще побаливало. Теперь куда важнее было добраться до Вернона прежде, чем тот решит прибить незнакомцев. Ральф слышал от брата о привычках наемников - к незваному гостю они всегда относятся с интересом, по крайней мере, всегда выслушают, что тот о себе расскажет. Но одно дело, когда гость приходит сам, а другое - когда его волокут за шкирку твои люди. В последнем случае вернее ожидать не беседы, а допроса с петлей над горячими углями в качестве последнего аргумента.
  
   Через несколько часов, изгнанники вышли на фенгаров тракт.
  -- О, наш тракт! - воскликнул Ральф, будто встретил старого друга.
  -- Ему нужно что-то дать... - тихо сказала Велена.
  -- Кому?
  -- Тракту. Сделай дороге подношение и она будет благосклонна к тебе. По крайней мере, так мне бабка говорила.
   Ральф скептически хмыкнул: он всегда настороженно относился к подобным суевериям.
   Кронт присел на корточки и вырыл ножом небольшую ямку. Покрошил туда хлеба, капнул воды из фляжки.
  -- Как думаешь, этого ему хватит? - спросил он мягко, будто пытаясь загладить вчерашнее.
   Велена кивнула, присела рядом и засыпала ямку землей. Выровняла поверхность, начертила пальцем руну пути. Мокрая земля была бархатистой на ощупь. Девушка дотронулась до нее еще раз, углубляя линии.
   Потом вытерла руки о влажный мох и пошла следом за изгнанниками. Кронт уже не следил за ней, и Велена могла бы убежать. Дошла бы домой - пусть впроголодь, замерзая ночами. Но дошла бы. Она напряженно обдумывала побег, все яснее понимая, что никуда не уйдет. Особенно сейчас, когда близко Вернон. И мальчишка, которого он украл. Она вспомнила Ланду, мать бедного пацана. Веселая, здоровая женщина за несколько дней осунулась и похудела. А когда стало ясно, что никто не пойдет выручать ее ребенка, ушла сама. Через неделю ее тело нашли возле одной из ловушек долины: Ланда всегда была домашним человеком, она не знала, как избегать опасных мест в лесу. Тяжелое ржавое копье упало на нее сверху, пробив голову. Женщина не успела ничего почувствовать - иногда долина бывает милосердной.
  
  
   Глава 8
   Вторая часовня
  
   Брусника оставляла во рту кисловатый привкус. Ральф сплюнул - за всю свою жизнь он не ел столько ягод, как сейчас. Голода они не утоляли, скорее, наоборот, но приносили хоть какое-то разнообразие в меню из черствого хлеба и твердых, как камень, вяленых рыбок. Изгнанники нашли парочку подосиновиков, но их можно будет приготовить только вечером, на привале.
  -- Проклятый лес...
  -- Что, высокородный, по пирожным соскучился?
   Кронт хрипло засмеялся, но Ральф даже не обернулся к нему. Постоянный холод, усталость, монотонная ходьба притупили его чувства. Иногда ему казалось, что все происходит с кем-то другим, а он, Ральф Коэн, младший сын имперского барона и наследник всего состояния, бесстрастно наблюдает со стороны, как в театре.
   Промозглый ветер нес влажную хмарь - полудождь, полутуман. И как не прячься, как не закутывайся в плащ, все равно липкий холод пронизывает насквозь. Ральф уже не вспоминал тепло родного дома, на размышления просто не хватало сил. Он шел, не задумываясь, куда и зачем. Домашние, замок Коэн, даже Форпост, казалось, остались в другой жизни. А здесь были только двое - он и дорога.
   Он бездумно отмеривал шаги, глядя больше в землю, чем по сторонам. На зеленом мху ярко краснела брусника, выделялись темно-коричневые шляпки грибов. Иногда Ральф поднимал глаза: не мелькает ли за деревьями светлый конь. Но всадник больше не показывался. Следы подков на тракте то исчезали, то вновь появлялись - видимо, наемник Вернона все еще ехал впереди них.
  
   Погруженные в невеселые мысли, изгнанники чуть было не прошли мимо второй часовни. Маленькая, засыпанная хвоей и осиновыми листьями, она скрывалась за кустами можжевельника. Ее стены, изначально белые, приобрели рыжеватый оттенок.
   Часовня сохранилась лучше, чем первая. Ни крыша, ни стены не обвалились, только потрескались от времени, да позаросли мхом.
  -- Ох, наконец-то никакая пакость не льется сверху! - сказал Кронт, заходя внутрь.
  -- Мы должны остаться здесь на ночь. Надоело спать под дождем, - Ральф положил у стены свой мешок.
  -- Угу... Слушаюсь, ваше превосходительство! - насмешливо пробормотал Кронт, но спорить не стал.
   Они разожгли костер на пороге - чтобы дым не шел в часовню. Сырые дрова разгорались тяжело, норовя потухнуть. Ральф и Кронт по очереди высекали искры из огнива на можжевеловые щепки, раздували маленькое трепещущее пламя. Уже скоро от нанизанных на веточки грибов запахло жареным. Пока они возились с ужином, наступил вечер. Ветер скрипел ветвями, по лесу шуршал дождь, но под крышей было сухо и уютно. Отблески огня играли на белом мраморе статуй, обступивших алтарь.
   Ральф завернулся в одеяло, прислонился спиной к стене. Ноги гудели от усталости, болели натертые лямками мешка плечи.
   Через полуприкрытые веки он смотрел на статуи, которые, казалось, оживали рядом с пламенем. Три мужчины и три женщины. Ральф узнал святого воина Измаила с длинным мечом в руке и огромным луком за спиной. Хотя в клане Коэн не поклонялись Всеединому, картина с ликом святого висела на почетном месте - говорили, он защищает и вдохновляет всех, занимающихся ратным делом, вне зависимости от вероисповедания. Скульптор изобразил святого Измаила несколько иным, нежели предписывал канон. В нем не было той величественной отрешенности, что помнилась Ральфу по картине. Это был просто воин - сильный, с настороженным взглядом хищника.
   Кого изображали остальные статуи, Ральф не знал. Они тоже казались более человечными, чем это пристало святым, но не восхищаться мастерством скульптора было невозможно. Мощные мужские фигуры, грациозные женские. Отблески пламени и резкие тени придавали еще больше выразительности мраморным изваяниям.
   Когда Ральф заснул, ему привиделось, что каменные святые изгибаются в диком варварском танце, а всадник в рогатом шлеме скачет по кругу, и оглушительно грохочут подковы его коня.
  
   Наутро зарядил проливной дождь. Кронт сунул нос за порог, полюбовался на стену воды и сказал, что никуда в такую погоду не пойдет. Ральф и Велена тоже не слишком рвались в путь. Они доели остатки грибов, втащили внутрь мокрые дрова и оставили их у костра - пусть хоть немного подсохнут. К счастью, небольшой карниз укрывал огонь от дождя.
   Впервые за несколько дней изгнанникам было нечего делать. Они послонялись по часовне, разглядывая скульптуры, мозаику и фрески. Немного почистили мох, который скрывал барельефы, выбросили куски обвалившейся штукатурки.
   Ральф пытался побриться у костра, используя широкий клинок меча вместо зеркала. Велена следила за огнем. Белесый утренний свет озарял мрачные усталые лица - после дня ходьбы под дождем даже аристократ выглядел, как заморенный оборванец.
  -- У, проклятье... порезался... - выдохнул Ральф, резко отдергивая нож от щеки.
   Кронт с усмешкой посмотрел на лицо попутчика - к расквашенным губам добавилась парочка новых царапин, из которых еще текла кровь.
  -- Мне нравятся люди, которые даже в походе пытаются выглядеть красивыми. Еще б на горле тебе красненького - для полной гармонии...
  -- Заткнись! - рявкнул Ральф.
   Кронт лишь покачал головой:
  -- Вот вам и высшее общество...
  
   Дождь понемногу просачивался в часовню. Начало капать через трещину в потолке, скоро на разбитом мозаичном полу образовалась лужа. Велена уныло смотрела на воду, поджимая ноги. Девушка получше закуталась в старое шерстяное одеяло. Костер больше дымил, чем согревал. "Уж быстрей бы мы до Вернона дошли", - подумала Велена. "У них там, небось, хорошо: большая палатка, теплая одежда, на огне жарится мясо... и бедняга Лорн где-то там".
   Велена закрыла глаза. Не думать о Верноне. Не думать о дожде. Надо представить себе что-нибудь приятное. Родной дом, жарко играет пламя в очаге, Мирта спит, положив голову на лапы. Пирог с олениной на столе...
  -- Ах, ублюдок! - зло выругался Кронт.
   Велена заставила себя подняться - изгнанники стояли на пороге, всматриваясь в дождь. Под серыми струями гарцевал давешний всадник. Черный плащ облепил чуть сутулую фигуру, по серым бокам лошади стекала вода, окрашиваясь красным у шпор. Человек заставил коня встать на дыбы.
  -- Что он делает? - прошептал Ральф.
  -- Эй, ты! Иди к огню! - крикнул Кронт. - Ты из верноновских?
   Всадник промолчал. Его конь развернулся, встряхивая мокрой гривой.
  -- Негодяй, он опять уезжает! - Кронт хотел кинуться к всаднику, но тот исчез, будто растворился в воздухе.
  -- Странный тип, - хмуро сказала Велена, одергивая наброшенное на плечи одеяло.
  -- Угу... - согласился Кронт. - Вернон сам бешеный псих и в команду себе таких набрал. Понять не могу, какого демона этот ездит под ливнем. И зачем перед нами показывается. Ничего, в следующий раз он кое-что от меня получит!
  -- Думаешь убить его? - Ральф недоверчиво нахмурился. - Он хорошо вооружен.
  -- Ну, мы тоже не безоружны. И нас двое.
  -- Не слишком честно.
   Кронт засмеялся.
  -- Какой ты щепетильный! Ладно, чтоб не мучиться угрызениями совести, можешь посчитать и его лошадь. Отличный боевой конь, кстати. Расколет копытом череп, как скорлупку...
  
   К вечеру дождь стих. Небо было по-прежнему затянуто черно-лиловыми тучами, что предвещало лишь короткую передышку. Изгнанники обрадовались и этому. Они вышли на тракт - размять ночи и поискать еще грибов на ужин.
   Велена поначалу останавливалась за каждой ягодкой брусники, а потом наткнулась на поляну красноголовиков и забыла обо всем. Крепкие толстые ножки, яркие, маслянисто блестящие шляпки, густой приятный запах. Она переходила от одного гриба к другому, аккуратно вырывала их и складывала в мешок. Капюшон падал на глаза, не позволяя нормально оглядеться, девушка отбросила его назад и замерла. Велену охватило странное неприятное чувство, будто кто-то пристально смотрит ей в спину. Она стояла, не в силах обернуться, уверяя себя, что это всего лишь глупое воображение.
   Шорох сзади. Или не шорох... Проклиная себя за трусость, Велена посмотрела назад.
   Бледный, цвета тумана, конь стоял совсем рядом. Его хозяин спешился, бросив поводья на седло. Мокрый шлем тускло блестел, под распахнутым плащом виднелась черненая кольчуга. Взгляд Велены остановился на серебряной поясной пряжке в виде черепа. Всадник то ли засмеялся, то ли фыркнул и снял шлем. Бледное, заросшее щетиной лицо, длинные грязноватые волосы неопределенного оттенка. Тонкий белый шрам через всю щеку.
   Велена шагнула назад.
  -- Вы... из отряда Вернона? - ее голос срывался.
  -- Х-х-ха...
   Девушка вздрогнула. Любые проклятия и угрозы были бы не так страшны, как этот жуткий смех-хрип.
  -- Мы хотим к нему присоединиться, - продолжила Велена.
   Тонкие губы наемника раздвинулись в улыбке.
   "Да скажи, наконец, что-нибудь"! - Велена разозлилась на него, на себя, гнев почти заглушил страх. И тут наемник прыгнул, сбивая ее с ног.
   Девушка глухо вскрикнула. Острый сучок больно впился в спину, мокрый мох хлюпнул под навалившейся тяжестью. Наемник придавил девушку к земле. Она задыхалась от запаха мокрой стали, заплесневелой кожи, конского пота. Попыталась оттолкнуть мужчину, но лишь исцарапала руки о кольчугу. Наемник Вернона слегка ударил ее кулаком по голове - чтоб успокоилась. Стряхнул черные замшевые перчатки, стал развязывать узлы на плаще Велены. Девушка металась, он ударил еще раз и впился губами в ее губы. "Я сейчас задохнусь", - отрешенно подумала Велена.
   Она не могла видеть, что сзади подкрадываются двое ее спутников. Они осторожно ступали по мху, стараясь не издавать ни звука. Ральф молча показал Кронту на свой меч, но тот покачал головой. Некоторое время задумчиво смотрел на наемника и Велену, а потом жестоко улыбнулся. Достал нож. Покосился на коня - не выдаст ли тот их ржанием. Быстро шагнул к лежавшему на Велене наемнику, оттянул за волосы его голову назад и полоснул ножом по горлу.
   Велена наконец смогла вдохнуть, но тут же захлебнулась густой вязкой кровью, что текла на нее из широкой раны. Девушка отчаянно закашлялась, уперлась локтями в землю, пытаясь выползти из-под наемника. А он лежал, вздрагивая, пальцы выдирали мох.
  -- Да когда ж ты сдохнешь, падаль! - Кронт пинком откинул его в сторону.
   Наемник медленно поднялся на четвереньки. Потом, опираясь о ствол сосны, встал. Темно-красная кровь залила кольчугу. Качаясь, наемник сделал несколько шагов. Сложил губы, будто пытаясь свистнуть, но из перерезанного горла вырвалось лишь сиплое шипение. Конь неторопливо подошел к хозяину.
   Наемник Вернона с трудом вставил ногу в стремя, перегнулся, усаживаясь в седло. Наконец, сел, склонился к конской холке. Кровь текла по светлой гриве. Конь двинулся - сначала шагом, потом легкой рысью.
   Ральф, опомнившись от изумления, кинулся наперерез, успел полоснуть наемника по бедру, но тут конь заржал, прянул в сторону и поскакал галопом прочь.
  
   От кашля уже болело горло, но Велена никак не могла остановиться. Ей казалось, что легкие заполнены чужой кровью. Все произошло слишком быстро, и раньше она просто не успела как следует испугаться. А теперь ее трясло от липкого ужаса. Она не помнила, как ее отвели назад в часовню, как укутали всеми одеялами и заставили выпить воды из фляжки. Она, давясь и всхлипывая, глотала ледяную жидкость. Но даже это не помогло отделаться от ощущения, что она вся пропиталась кровью наемника.
  -- Велена? Ты меня слышишь? - спокойно и размеренно спросил Ральф.
  -- Да.
   Она охрипла от кашля и собственный голос показался чужим.
  -- Все хорошо?
   Велена чуть истерически улыбнулась:
  -- Могло бы быть и лучше.
  -- Ничего. Не думаю, что он сюда сунется, - сказал Кронт.
  -- Он из этих тварей долины? Его нельзя убить? - быстро спросил Ральф.
  -- Да. Да, - отозвалась Велена.
   Кронт подкинул в костер ветку, сел на корточки, грея руки над огнем.
  -- Я готов был поклясться, что он из верноновских. И сейчас тоже так думаю. Просто ему не повезло. Что-то случилось и он стал... таким...
  -- Призраком? - Ральф подумал о завывающих, гремящих ржавыми цепями духах и чуть не рассмеялся от нелепости собственного вопроса.
  -- Ну, я бы не сказал, - Кронт посмотрел на Велену.
  -- Он не призрак, - сказала девушка. - Призраков не существует. Он тварь. Нас пугали такими в детстве. Они бродят по долине, вечно голодные и их нельзя убить...
  -- Не похоже, что он был голоден, - заметил Кронт. - Наверное, вам просто рассказывали дурацкие сказки.
   Велена пожала плечами. Она, наконец, успокоилась, дрожь ушла. Заметив, что ей лучше, изгнанники стали готовить ужин. Велена заставила себя поесть, а потом свернулась калачиком в углу, сжимая в руке опал Тарры.
   Снова пошел дождь, едва ли не сильнее, чем прежде. Начало заливать костер, зашипели угли. Небольшое помещение наполнилось дымом, который нехотя выходил через высокие узкие окна, дверь и трещины в стенах и потолке. Огонь потух - у изгнанников оставалась лишь небольшая вязанка сухого хвороста, которую они хотели использовать утром и предусмотрительно спрятали под крышу.
  -- Высокородный, ты ведь постоишь на часах? - произнес Кронт сквозь сон.
  -- Хорошо. Но на следующую ночь дежурить будешь ты!
   Кронт ничего не ответил, плотнее закутываясь в одеяло.
   Ральф сначала сидел, но потом замерз и стал расхаживать по темной часовне. Снаружи шуршал дождь, стонали деревья, бродили по чащобе звери. С потолка капала вода, громко, надоедливо.
   Ральф наощупь нашел святого Измаила, прикоснулся к его мечу. Кого защитишь ты, мраморный воин? Будешь стоять, одинокий, холодный, пока время не источит камень. А ведь кто-то старался, работал над каждой складочкой мантии. Ральф на секунду закрыл глаза и представил, как архитектор Фенгар следит за установкой статуй. Наверное, немолодой суровый человек, большие руки в шрамах. Покрикивает на работников, то и дело норовит сам за трос взяться. Потом отойдет чуть подальше, окинет взглядом свое творение и улыбнется, не найдя изъяна. А в голове уже новый замысел. Бедняга Фенгар, не помогли его часовни изгнать тварей. Стоят пустые, никому не нужные, как скорлупа из которой уже вылупились птенцы.
   Ральф потер переносицу - не время для пустых мечтаний. Вот так задумаешься и, сам того не заметив, заснешь. А твари где-то неподалеку. Прячутся в чащобе, ждут удобного момента...
  
  
   Глава 9
   Чары отчаяния
  
   Изгнанники уныло тащились по тракту. Серый конь тенью следовал за ними, не отставая ни на шаг.
   Холодный ветер раскачивал сосны, гнал рябь по воде. Изгнанники кутались в плащи, но он все равно пробирал до самых косточек. Им не удалось согреться, даже когда остановились на обед и разожгли костер.
  -- Вертится, как муха над дерьмом, - мрачно сказал Кронт, глядя на скакуна.
  -- Ему хорошо, он мертвый, не мерзнет, небось, - Велена, мелко дрожа, отхлебывала холодную воду из фляжки.
  -- Главное, мы от всадника отделались. С конякой уж как-нибудь справимся.
  
   Почти сразу после обеда, они наткнулись на третью часовню. Она стояла чуть подальше от реки, на небольшом холмике в лесу. Крыша провалилась, и к небу вздымались белые колонны, будто клыки неведомого зверя. Статуя какого-то святого лежала у подножия холма лицом вниз, среди складок мраморной мантии зеленел мох.
   Когда изгнанники подошли ближе, стало ясно, что часовня разрушена не ветрами и дождем, а руками людей. Куски мрамора и штукатурки были разбросаны по всему холму, на колоннах кто-то вырезал жуткие рожи.
  -- Гляди-ка, Архет! - Кронт с ухмылкой рассматривал изображение получеловека-полутигра.
  -- Что же, думаешь, тут сектанты с юга побывали? - удивился Ральф.
  -- Нет, не похоже. Взгляни, тут и северные демоны есть.
  -- А, да. Все, кто против доктрин Света...
  -- А нам-то какая разница? И богам, и демонам плевать на нас. Нужно выбираться отсюда...
   Кронт пнул на прощанье осколок мрамора, тот врезался в кучу досок и камней посреди часовни. Часть мусора с шорохом упала вниз, обнажив черный зев дыры.
  -- Что за?..
   Ральф осторожно подошел к отверстию. Оттуда пахло затхлым воздухом, тленом и плесенью. Кронт стал расчищать завал.
  -- Может, не стоит? Вдруг там еще одна ловушка?
  -- Какой ты мнительный, высокородный! Всюду опасности мерещатся. Удивляюсь, как ты набрался храбрости выйти из дома!
  -- И ты меня еще будешь укорять! Висельник проклятый!
   Переругиваясь, они убрали в сторону весь мусор. Дыра вела в темный подвал, глубиной в полтора человеческих роста. Ральф зажег сосновую ветку и посветил вниз. Углы комнаты терялись во тьме, но ему удалось рассмотреть узкий проход в северной стене.
  -- Похоже на склеп. В старом Неметовском монастыре был такой. Люк в полу замаскирован под круглую мозаику, открываешь, спускаешь лестницу - и ходишь по комнаткам с мощами.
  -- Взглянем?
   Не ожидая ответа попутчиков, Кронт спрыгнул вниз, на кучу мусора.
  -- Эй, скиньте мне что-нибудь посветить...
   Сосновая ветка горела быстро, поэтому он торопливо кинулся к проходу. Ральф и Велена напряженно ждали наверху.
   Кронт вернулся нескоро.
  -- Похоже, нам повезло, - сказал он. - Ход длинный, полагаю, до следующей часовни. Не знаю, зачем это понадобилось строителям, но нам пригодится.
  -- Ты в своем уме? - возмутился Ральф. - Зачем нам лезть в эту вонючую дыру?
  -- От серого коняки уйдем. Не нравится мне, что он так к нам прицепился. Где это видано, чтобы конь так себя вел, - резонно возразил Кронт.
   Ральф спрыгнул к Кронту.
   - Может здесь еще худшие чудовища водятся, - сказал он, осматриваясь. - Давай разведаем сначала, Велена, ты жди наверху...
  -- Конь! - перевал его отчаянный крик девушки. - Конь!
   С воплем она свалилась вниз, Ральф попытался подхватить ее и сам упал. Его меч со звоном откатился в сторону.
   Было слышно, как цокают копыта по камням наверху.
   Кронт неслышно пошел к ходу. Ральф помог Велене встать, поднял меч. Сейчас и думать было нечего, чтобы вылезать наверх, когда по руинам рыщет странное существо. Ральф с досадой вернул меч в ножны.
   - Он словно из тумана возник, - дрожа, пролепетала Велена. - И холодом от него веет. Я наверх не полезу...
   - Тихо, тихо, - Кронт успокаивающе потрепал девушку по плечу. - Пройдем тут, под землей, и он отстанет.
  -- Они будут нас ждать на выходе, - угрюмо проворчал Ральф.
  -- Ерунда.
   Кронт рылся в своем мешке, пока не нащупал сальную свечку.
  -- Я так и знал, что нам свеча понадобится.
   Узенький язычок пламени осветил неровные каменные стены в пятнах голубоватой плесени.
   - Ну что, в путь? - нарочито бодро сказал наемник.
   Через каждые пять шагов встречались ниши - некоторые пустые, другие с останками. Кто-то аккуратно разобрал скелеты: черепа высились горкой, как кочаны капусты на базаре, берцовые и лучевые кости были сложены наподобие поленницы дров.
  -- Склеп. Я же говорил... - сказал Ральф.
  -- Какая тебе разница?
   Кронт шел впереди, освещая дорогу. Трепещущие тени ползли по стенам и сливались в густой мрак позади изгнанников. Желтые старые кости в нишах попадались все реже. Кое-где сквозь каменную кладку пробились узловатые корни, на полу росли серо-розовые грибы.
   Ход поворачивал несколько раз, порой приходилось спускаться и подниматься по ступенькам. Изгнанники скоро потеряли чувство направления и надеялись, что все-таки идут на север. Свеча догорела до половины, когда они вышли в небольшую круглую комнату. Вдоль стен там стояли запыленные шкафы, в углу валялись обломки стола, а в центре, на веревке, привязанной к крюку для лампы, висел мертвец.
   Плоть повешенного ссохлась и туго обтянула скелет. На плечах и животе темнели клочья полуистлевшей ткани. Кронт поднял свечу повыше, слегка прикоснулся к мертвецу. Гнилая веревка тут же оборвалась, и труп рухнул под ноги изгнанникам.
  -- Ты еще у него в карманах поройся, - мрачно предложил Ральф. - Любитель мертвечинки...
  -- А ты прав, - ухмыльнулся Кронт, склоняясь над трупом и осторожно обшаривая его одежду. - В дохлом виде люди часто симпатичнее, чем в живом. Мертвецы, по крайней мере, не занудствуют...
  -- Да-да, я уже понял. Для тебя лучшая компания - парочка вонючих трупов.
  -- Ага. Особенно приятны трупы аристократов, они воняют розами и сандалом! - Кронт рванул карман на ошметках суртука и торжествующе показал Ральфу добытые золотые монеты.
   Осматрел он и шкафы. Дверцы отчаянно скрипели, когдаих открывали, но на полках обнаружились лишь залежи пыли.
  -- Нет здесь никаких кладов, - сказал Ральф. - Пойдем.
  -- Угу... Только свечка-то догорает. Придется идти в темноте, потом зажгу - осмотримся.
   Они все вышли в северный коридор. Кронт плюнул на пальцы и сжал фитилек: крохотное пламя зашипело и погасло.
   Ральф шел, слегка касаясь стены. Темнота давила, будто он навсегда ослеп, зато обострился слух и чувствительность кожи. Ральф слышал шаги и дыхание своих попутчиков, потрескивание и шорохи неведомых существ. Его пальцы болезненно остро ощущали каждую трещинку в стенах, стыки между камнями и мохнатую склизкую плесень.
   Изгнанники потеряли чувство времени: иногда казалось, что они блуждают в темноте уже несколько дней, иногда - несколько часов.
   В конце концов, они снова вышли в комнату. Кронт зажег огарок свечки. Тусклый огонек заставил изгнанников зажмуриться, а когда глаза привыкли к свету, все увидели, что выхода из комнаты нет. Они подошли к концу пути.
   В комнатенке не было мебели, но не было и отверстия наверх.
  -- Ну вот, - злорадно произнес Ральф, сбрашивая мешок на землю и усаживаясь на него.
  -- Наверное, люк закрыт, - сказал Кронт.
   Он осветил огарком потолок, но увидел лишь несколько трещин.
  -- Дерьмо!
  -- Сейчас нам придется идти назад в полной темноте, - сказал Ральф. - И все благодаря тебе.
  -- Ах, простите, что не послушал вашу светлость!
   Кронт с досадой швырнул огарок в угол, тот зашипел, соприкоснувшись с землей, и погас.
   Наверху послышалось ржание коня. Хруп, хруп - под копытами крошилась мозаика.
  -- Проклятье! - выругался Кронт.
   Наверху грохотнуло.
  -- В проход, - закричала Велена. - В проход!
   Ральф кинулся туда, где, как он помнил, находился проход, но ошибся. Он лихорадочно ощупывал стену и не находил выхода. С потолка начали сыпаться камни.
   Сероватый осенний свет яростно ворвался через образовавшуюся дыру. Ральф беспомощно заморгал. Сквозь застлавшие глаза слезы, он видел проход, но было уже поздно. Вниз с оглушительным грохотом свалился взмыленный конь. По ногам скакуна текла кровь, он испуганно встал на дыбы.
   Ральф метнулся в сторону, копыто едва не размозжило ему голову. Кронт хладнокровно вскочил на круп коня, ухватился за край дыры.
   Ральф уворачивался от пытающегося укусить скакуна. Его обдавало волнами горячего конского дыхания, а темные глаза животного казались совсем бешеными. Сверху падали куски мрамора - один из них вскользь задел лоб. Ральф почувствовал, что теряет сознание. Он безотчетно ухватился за пустое седло.
   Конь тряхнул головой и прыгнул вверх. Оглушенному Ральфу показалось, что они, должно быть, взлетают, но они всего лишь выбрались на поверхность из подвала часовни. Серый взбрыкнул, и Ральф упал на землю, как мешок. Конь, бешено раздувая ноздри, повернулся к Кронту. Тот залез на крышу часовни и спокойно ждал с мечом наизготовку.
  -- Эй! Эй!
   Голос Велены из-под земли вывел Ральфа из ступора. Голова кружилась, но он кое-как подполз к краю ямы, протянул руку. Девушка подпрыгнула, схватилась, и он, скрежеща зубами от усилия, вытащил ее.
  -- Ральф, ты в порядке?
   Он молча кивнул, хотя готов был поклясться, что череп разбит на мелкие осколки.
   Конь гарцевал у часовни, ожидая, когда Кронт спрыгнет. Он зло косился на Ральфа и Велену, но явно решил сначала разделаться с Кронтом.
  -- Эй, ты! - громко крикнула Велена.
   Конь взглянул на нее - и в этот момент Кронт спрыгнул. Меч вонзился в грудь коня. Серый захрипел и повалился на землю.
  -- Беги-беги-беги! - прокричала Велена.
   Девушка кинулась прочь, таща за руку Ральфа.
  
   Они неслись через лес, не разбирая дороги, хотя все-таки старались придерживаться северного направления. Останавливаться и смотреть, что делает странный конь, было некогда. Но злобное ржание говорило о том, что отделаться от скакуна будет посложнее, чем от всадника.
   Изгнанники перешли на шаг только в дремучем ельнике. Деревья тут росли вплотную друг к другу, переплетались ветвями. Сухие острые сучья, казалось, так и норовили ткнуть в глаз.
   Когда впереди мелькнул просвет, изгнанники повеселели, собрали последние силы. К их разочарованию, оказалось, что это всего лишь полянка посреди темного елового леса. Черный вереск подбирался к белому стволу засохшего дуба. С дерева сошла кора, обнажив светлую древесину, мертвые ветви колыхались на ветру, постукивая друг о друга.
   Изгнанники сели у дерева: все вдруг почувствовали, что смертельно устали.
  -- Что это с тобой, высокородный? Вся рожа в крови... - сказал Кронт.
  -- Конь... - пробормотал Ральф.
   В голове понемногу начинало проясняться, хотя он нащупал немаленькую шишку на лбу.
  -- Надо костер развести, пожрать, - сонно произнес Кронт, но не двинулся с места.
   Ральф лег, опершись спиной о ствол. Ему не хотелось ни есть, ни спать. Он слушал, как стучат ветки, отполированные дождями и ветром, белые, будто кости. "Куда-то идти, зачем? Все равно помрем здесь. Чуть раньше, чуть позже.. ". Он закрыл глаза. "Надоело, Хватит с меня. Я устал. Ничего больше не хочу".
   От этого ему стало немного лучше. Ральф вообразил, как лежит тут, под мертвым деревом, и дыхание его понемногу слабеет, пока не прерывается навсегда. И он лежит, холодный, безмятежный.
   "Хочу умереть... Чего хорошего я сделал в этой жизни? Ничего. Я самовлюбленный трус. Я эгоист, но даже себе ничего хорошего не сделал. Лучше б я не рождался. Тогда и у брата не было бы проблем. Он ведь достоин всего, а я - я ничтожество. И должен получить его наследство! Как глупо... Проклятье, если я умру здесь, они не найдут мой труп, и Трувору ничего не достанется. Я и в смерти ничего хорошего сделать не могу... Что смотрит этот проклятый Кронт? Мерзкий бандит... Как я ненавижу его! Как я ненавижу весь мир! Как я ненавижу себя"!
  -- Да пропади все пропадом!
  -- Собрался умирать, высокородный? - Кронт почему-то был странно бледен, а в руке сжимал моток веревки.
  -- Только после тебя, ублюдок, - прошипел Ральф.
   "После тебя, мразь. Что ты медлишь, на веревку пялишься? Вяжи петлю и отправляйся к своему Архету! Он-то тебя накормит кровью! Вяжи петлю, висельник"!
   Ральфа трясло - не от холода, от злости.
   "А я, я ведь дерьмо, негодяй похуже тебя. Я буду смотреть и смеяться, глядя, как ты вертишься на веревке. Говорят, повешенные иногда испытывают оргазм... от всей своей проклятой души желаю тебе этого! Ну, давай же! Давай! Я хочу видеть, как ты умираешь"!
   Велена обреченно смотрела на дерево. "Тихая, пустая, бессмысленная жизнь. Зачем?" Девушка достала небольшой нож. Провела им по запястью. На коже осталась белая полоска - Велена недостаточно сильно прижала лезвие. "Какая я дура. Ничего не могу сделать, как полагается. Всю жизнь была дурой и умереть нормально не сумею. Втюрилась по уши в бандита - а ему-то плевать на меня. Всем на меня плевать. Хотя, дома, небось, волнуются. Они меня любят, а я принесла им боль, только боль. Лучше б и не рождалась на свет белый". Закусив губу, девушка с силой чиркнула ножом по руке. Из раны потекла кровь. "Как мало... Наверное, не задела вену. Дура. Надо еще раз".
   Ральф равнодушно взглянул на девушку и отвернулся. "Она режет вены. А проклятый Кронт все стоит, на веревку лыбится. Ах, урод! Я не умру... я не умру... пока не увижу твой гниющий труп"!
   Кронт гладил веревку. Его глаза заволоклись дымкой, будто он грезил наяву. "Вот моя невеста. Вот мое будущее. Вот вся моя жизнь. Я убивал тех, кого ненавижу, я убивал тех, кого люблю. Я не убивал только себя. Хотя давно решил это сделать. Что толку гнить заживо, как те старики... Я должен умереть в расцвете сил... И если никто из моих врагов не сделает этого, придется самому". Его пальцы завязали скользящую петлю. "Я буду висеть посреди дикого леса, и ветер будет раскачивать мой труп. Я должен умереть, рано или поздно. А сегодня такой хороший денек для смерти. И дождя нет".
   Ральф с ненавистью смотрел на Кронта. Его глаза сверкали, лицо раскраснелось, на лбу выступила испарина. Он лихорадочно повторял про себя "умри, падаль, умри". Кронт со странной мечтательностью смотрел на узел. Ральф нервно сглотнул, схватился потной ладонью за рукоять меча. "Ну, вперед, привяжи веревку к мерзкому дереву и сунь свою проклятую шею в петлю! Давай, давай"!
  -- Да умри же ты, наконец! - не выдержал Ральф.
   Он выхватил меч и кинулся к Кронту. Тот мгновенно бросил веревку, отскочил в сторону.
  -- Ах ты ублюдок, - Кронт достал свой меч.
   Ральф ударил - яростно, бездумно. Сталь звякнула о сталь, контратака Кронта чуть не заставила выпустить оружие. Он шагнул назад, наткнулся на Велену и упал.
  -- Проклятый аристократишка!
   Кронт занес меч.
   Велена пыталась встать. Она тянула к небу окровавленные пальцы, будто пытаясь ухватиться за край свинцово-серых облаков. Меч Кронта резко опустился вниз, вонзился в землю между Веленой и увернувшимся Ральфом. Клинок задел девушку, она почувствовала, как предплечье обожгло болью, и завизжала. Ей уже не хотелось умирать. Ей хотелось рвать на куски податливую плоть, чтобы насытить внезапно проснувшуюся ненависть.
   Ральф откатился по земле. Удушливая пелена отчаяния будто спала, и он с изумлением и ужасом смотрел по сторонам. Злость осталась - это была привычная, послушная злость. Его злость, которую он держал в прочной клетке.
   Велена вцепилась в Кронта ногтями. Тот пытался отодрать девушку левой рукой. Отодрать, швырнуть на землю и воткнуть меч ей в живот.
  -- Прекратите! Велена! Кронт! - кричал Ральф. - Это ведь нечаянно случилось! Мы нужны друг другу! Никто не дойдет один!
   Вой девушки понемногу превращался во всхлипывания. Ее руки начали дрожать.
   Кронт опустил меч.
  -- Что... что это было? - спросил он, тяжело дыша.
  -- Не знаю, - ответил Ральф. - Я всегда хотел отделать тебя. Но никогда еще не мечтал о собственной смерти.
   Велена разжала хватку и упала. Ее била дрожь.
  -- Мы должны уйти отсюда. Иначе мы сойдем с ума.
   По щекам девушки катились крупные слезы, и она не пыталась их удержать. Кронт, несколько смущенный, протянул ей руку. Велена чуть улыбнулась ему - беспомощно и жалко.
  
   Изгнанники торопились прочь от мертвого дерева.
  
  
   Глава 10
   Ведьма
  
   День прошел, как в бреду. Ральф помнил, что они куда-то брели, без остановок, не следя за направлением. Жутко болела голова, перед глазами плавали красные пятна. Во рту был мерзкий полынный привкус - и сколько не сплевывай, все равно горчило.
  -- Мы не найдем тракт, - устало проговорила Велена - для Ральфа ее голос звучал, будто из-под земли. - Никогда не найдем.
  -- Ерунда... просто нужно отдохнуть... - Кронт прислонился спиной к дереву.
   Они стояли на невысоком холме и смотрели, как лес внизу затягивается тьмой. Тени расползались, становились все больше и чернее. Казалось, что они поднимаются от земли, будто пар. Притихшие сосны застыли в холодном воздухе.
   Маленькая фигурка переходила от дерева к дереву, а мрак плескался у ее колен. Поначалу Ральф подумал, что это очередной обман зрения. Он сморгнул, раз, другой, но странное существо не исчезло.
  -- Эй? - из пересохшего горла вырвался хрип, мало напоминавший человеческую речь.
   Ральф откашлялся и переспросил:
  -- Эй, вы кто?
   Кронт молча достал меч.
  -- Я? - у существа оказался неожиданно глубокий и сильный голос. - Я Гердис.
  -- Ральф Коэн. Лишер Кронт. Велена из Форпоста.
  -- Я не спрашивала ваших имен. Мне нет дела до вас.
  -- И ты даже не пригласишь нас в свой дом? - ухмыльнулся Кронт.
   Гердис внимательно посмотрела на них.
  -- Ну ладно. Не отставайте только.
   Изгнанники переглянулись. Гердис уходила, не заботясь, следуют ли они за ней.
  
   Дом Гердис оказался крохотной лачугой у ручья. Бревенчатые стены покрыл толстый ковер зеленого мха, на крыше одиноко дрожала чахлая осинка.
   Внутри было тепло и душно. Ральф едва удержался от того, чтобы не заткнуть нос - невыносимо воняло гнилью, грязной шерстью и дымом. Гердис зажгла свечку на столе, подбросила дров в печь. Вспыхнувшее пламя осветило убогую обстановку: земляной пол, столик, чурбаны вместо стульев. Две козы лежали на кровати, еще одна меланхолично обьедала ржавчину с большой железной бочки в углу.
  -- Пшш! - зашипела хозяйка, и козы поспешно убрались с постели.
   Она сбросила плащ и повернулась к изгнанникам. Черная блестящая маска скрывала лицо - виден был только острый подбородок и тонкие, бледные губы.
  -- Проходите, дорогие гости, - сказала она с плохо скрытой злостью.
  -- Спасибо, Гердис, - Ральф устало опустился на чурбанчик у огня.
   Она налила им какой-то подозрительной похлебки. Ральф задумчиво смотрел на темную густую жидкость с кусочками овощей, мяса, грибов и никак не мог решиться отведать. Подняв глаза, он увидел, что Велена тоже не ест, а Кронт внимательно смотрит на хозяйку, ожидая, пока та попробует первой.
  -- Что, боитесь? - хрипло засмеялась Гердис. - Думаете, отравлю вас? Хи-хи-хи! С ведьмы станется...
  -- Осторожность никогда не помешает, - сказал Кронт.
  -- О да, о да... Только вы уже отравлены, бедняжечки. Такие бледно-зеленые рожи только у потравившихся и бывают... У проклятого дерева сидели, небось...
  -- Что за дерево? Что ты о нем знаешь? - оживился Ральф.
   Гердис пожала плечами:
  -- А что тут знать? В долине у смерти много обличий... И с ней надо ладить, чтобы не загнуться вот так...
  -- Ладить? С долиной?
  -- Нет. Со смертью... Жрите давайте, Гердис плохого даже таким, как вы, не даст.
   Она зачерпнула деревянной ложкой своего варева.
  -- Ты правда ведьма? - спросила Велена, пробуя похлебку.
  -- О да! Да, девочка...
  -- Знавал я одну ведьму... - встрял Кронт. - Она снимала комнату в том же вшивом отеле, что и я. Милая такая старушка, бывалыча, разукрасится, снадобья крепкого дернет и пойдет под окнами буянить... Раз сосватала мне свою дочку - я усталый был, жрать хотелось, а она как пристала... пришлось пообещать, что женюсь. К счастью, та девица жила в другом городе... А ведьма, даром что пила, как лошадь, половину соседей пережила. И мужа своего... Он помер в самый разгар пьянки - сидел себе синенький и холодный в уголке... она заметила когда уж похмелилась...
   Гердис засмеялась:
  -- Вино - вещь приятная, особенно для одинокой ведьмы...
  -- Так, может, у тебя завалялась где бутылочка?
   Гердис отстегнула с пояса кожаную флягу и протянула Кронту. Он глотнул, передернулся:
  -- Крепкое зелье ты варишь, ведьма.
   Она довольно улыбнулась:
  -- А то!
   Ральф хмуро смотрел, как Кронт снова прикладывается к фляге. "Еще не хватало, чтобы он напился"...
  -- Не желаешь, высокородный?.. А ты, Велена?..
  -- Нет, - отрезал Ральф.
   Велена покачала головой. Тогда Кронт отпил еще глоток и передал флягу ведьме.
   Похлебка оказалась на удивление вкусной. Ральф поел, согрелся - неприятная муть в голове ушла, он чувствовал себя будто выздоровевшим после долгой болезни. Даже смех Гердис и грубые шутки Кронта не раздражали.
  -- Я пойду спать, если вы не против, - обьявил Ральф. - Пожалуй, тут места маловато, на улице лягу...
  -- Ха-ха-ха... Не, не ходи, глупый человек, - сказала Гердис. - Послушай умного, не ходи...
  -- Почему?
  -- Ты не захочешь этого знать...
   Гердис приникла к фляге, а Ральф нерешительно стоял на пороге. Он бы предпочел дождь и холод спертому воздуху лачуги, но мало ли какие твари бродят у ведьминского дома.
   К полуночи Кронт и Гердис вели задушевный разговор, а на полу валялось несколько опороженнных бутылок. Велена лежала на кровати ведьмы. Ральф скорчился на одеяле в уголке - пьяный говор не позволял погрузиться в сон, и он пребывал в приятной полудреме, когда реальность мешается с сонными фантазиями.
   Резкий стук в дверь заставил Ральфа вскочить.
  -- Кто это?
   Он тер кулаком глаза, одновременно нащупывая оружие.
  -- Я ж говорила, - пробомотала ведьма, пытаясь встать.
   Ральф подошел к двери.
  -- Не открывай, дурень. Пшел вон, Нит! Слышишь? Пшел вон! Гости у меня!
   Дверь яростно толкнули ногой.
   Гердис ухватилась за плечи Кронта и чуть не увлекла его на пол. Кое-как поднявшись, она погрозила двери маленьким кулаком.
  -- Прекрати, урод! Топай откуда пришел!
   Дверь сотряс мощный удар - вся лачуга, казалось, дрогнула, даже горшки на полках задребезжали.
  -- Если ты его не впустишь, он все тут разнесет, - равнодушно сказал Кронт.
  -- И так, и так разнесет... А ты чего расселся-то? Вставай и бери топор, быстро!
   Кронт пьяно расхохотался, но встал, шатаясь, подошел к столику и взял топор - старый, местами заржавевший, с топорищем, отполированным множеством потных ладоней.
  -- Открывай! - приказала ведьма.
   Ральф резко распахнул дверь левой рукой и отскочил в сторону, выхватывая меч из ножен.
   На пороге стоял бородатый мужчина в грязном плаще и фетровой шляпе с обвисшими полями. В руках он держал нож.
  -- Что, шлюха, веселишься?
  -- А твое какое дело, а, Нит? Чего приперся?
  -- Ты знаешь, сука.
   Он перехватил нож поудобнее и шагнул к Гердис.
  -- Убери ножик свой, - прошипела ведьма. - На твой ножик у нас мечи найдутся.
   Нит остановился, обвел взглядом изгнанников.
  -- Что же, вы за нее? - как-то жалобно и беспомощно спросил он. - За эту дрянь? Она ведь ведьма...
  -- О да! - торжествующе рассмеялась Гердис. - Они знают. Пшел вон отсюда, Нит. Убирайся!
  -- Ах ты, сучка! Послушайте, она ж меня убила, дрянь. Убила! Она ведь ставила эти проклятые ловушки... И смотрела, как я подыхаю, шлюха! Как меня заживо черви сжирают! И не смей говорить, что все случайно вышло, и ты не могла вытащить меня!
  -- Я же не проверяю их каждый день! Как я могла знать, что ты, идиот, туда провалился?
  -- Знала, знала! Все ты знала, сука. Я чувствовал, что ты смотришь на меня! Я звал тебя!
  -- Бред.
  -- Будь ты проклята, Гердис! Ты хотела меня убить!
  -- Нет, - сказала ведьма с ледяным презрением в голосе. - Нет. Я не хотела тебя убивать - хоть и на малое ты годишься, но другого-то у меня не было. Но когда ты там рыдал, будто проклятый младенец, исходя соплями и слезами, мне захотелось посмотреть, как ты посмотришь ЕЙ в глаза. Как ты примешь ЕЕ. О, это было... отвратительно. Ты ничтожество, Нит.
  -- Сука! Шлюха ненормальная... Ты свихнулась совсем!
   Нит сорвал шляпу, бросил на пол. Черные волосы упали на потный лоб, покрасневшие глаза яростно блестели.
  -- Она ведьма. Она меня предала, - произнес он чуть не плача.
  -- Так убей же ее, - сказал Кронт. - Вперед.
  -- Да, Нит! Давай! - захихикала Гердис. - Давай, трус!
   Нит нерешительно огляделся.
  -- Будет лучше, если вы просто уйдете, - сказал Ральф.
  -- Нет, не уходи! Убей эту сучку! - Кронт нетвердой походкой подошел поближе к Ниту. - Она должна заплатить, за то, что сделала с тобой. Ты ведь хочешь, чтоб ей было так же больно, как тебе? Или ты боишься?
  -- Я не боюсь! Я иду, дрянь! Я иду!
   Нит вскинул нож и бросился к Гердис.
  -- Сдохни! Сдохни, сука! - орал он.
   Ведьма неловко отшатнулась, всплеснула руками, пытаясь удержать равновесие, но выпитый самогон делал свое - она упала, зацепив горшок, который с грохотом покатился по полу.
  -- Пошел вон! - взвизгнула Гердис.
  -- Уже получается, Нит, - насмешливо сказал Кронт. - Только спокойнее, не дергайся. Смотри ей в глаза.
  -- Что ты несешь? - завопила ведьма. - Руби его, недоносок! Или я тебя прокляну!
   Гердис поползла по полу, не в силах встать на ноги. Нит на мгновение остановился. Он тяжело дышал, со лба градом катился пот.
  -- Ну же, Нит! Чего ты ждешь?! Убей ее!
  -- Будь ты проклят, Кронт! - кричала Гердис, отчаянно пытаясь скрыться от нависшего над ней мужчины. - Будь ты проклят! Пусть тебя живьем под землю засунут! Пусть черви сгложут твои глаза!
   Нит ударил ножом - промахнулся, и лезвие воткнулось в земляной пол, рядом с Гердис.
   Кронт поднял топор.
   Ведьма, изрыгая ругательства, пнула Нита, сама откатилась под ноги Кронту. Нит выдернул нож, обернулся.
  -- Ты не умеешь бить, Нит, - спокойно сказал Кронт. - Посмотри, как надо.
   Он едва стоял на ногах, руки его чуть дрожали. Пошатываясь, Кронт шагнул еще ближе и опустил топор на голову Нита, прямо между изумленных глаз. Брызнула кровь, разлетелись осколки черепа и серое вещество мозга.
   Велена зажала рот рукой, чтобы не закричать.
  -- Ты псих, - сказал Ральф. - Ты проклятый псих.
   Гердис хохотала, вытирая с маски кровь рукавом.
  -- Нит не умеет бить, - повторила она. - Это точно... Но как же ты меня напугал, гаденыш...
   Ведьма отпихнула труп Нита, прижалась к Кронту:
  -- Мне понравилось, как ты это сделал... - прошептала она.
  -- К в-вашим услугам, - пьяно улыбнулся Кронт. - К тебе больше никто не заявится? Тогда продолжим...
   Он бухнулся на чурбан и потянулся за бутылкой.
   Из разрубленной головы Нита толчками хлестала кровь, заливала месиво костей и плоти, некогда бывшее его лицом и растекалась по твердо утоптанной земле.
   Кронт беспечно напивался дальше, Гердис, утеревшись от крови, присоединилась к нему.
  -- Эй, а труп так и лежать тут будет? - Ральф брезгливо осматривал свою одежду, тоже забрызганную кровью и мозгами Нита.
   Кронт зевнул так, что чуть не вывихнул челюсть:
  -- Можешь его убрать, высокородный. Я устал. Допью и спать буду.
   Велена выскользнула из душной лачуги, Ральф пошел следом. Холодный ночной воздух показался удивительно приятным. Дождя не было, легкий ветерок холодил лицо.
   Ральф некоторое время просто стоял и дышал, потом сел под дерево рядом с Веленой, завернувшейся в плащ.
  -- Думаешь, никто сюда не придет уже? - спросил он.
  -- Мне все равно. Я не хочу спать в одной комнате с мертвецом.
   Ральф промолчал, закутался поплотнее и закрыл глаза. "Может, стоит сходить за одеялами?" - подумал он, но возвращаться не хотелось.
  
   Кронт проснулся от жажды. Голова не болела, но в горло будто песка насыпали. Лежать было жестко - видимо, он заснул прямо на полу. Не открывая глаз, Кронт пошарил возле себя, но нашел только пустую флягу. Выругавшись, отбросил ее в сторону и сел. Рядом валялось еще несколько опорожненных бутылок, а у стены лежал Нит, чья кровь уже впиталась в земляной пол.
  -- О, дерьмо... - пробормотал Кронт.
   События прошедшей ночи вспоминались очень смутно, но про Нита он не забыл. Сейчас, когда в окошко проникал холодный утренний свет, стало видно, что вся лачуга заляпана кровью бедняги - даже потолочные балки.
   Гердис возилась у очага. Заметив, что гость проснулся, она протянула ему кружку с водой.
  -- Пей, - хмуро сказала ведьма. - Проклятый Нит, теперь вовек его мозги от стен не отскребешь, засохло все. И кровища всюду.
  -- Он ведь был мертв до того... он сам сказал...
  -- Да, да... Он что живой, что мертвый - болван, каких мало... Ладно, пей и поможешь мне с телом.
   Гердис завернула разрубленную голову Нита в тряпье, заставила Кронта взять его за руки, сама взяла за ноги. Вдвоем они вытащили труп в лес. Ральф и Велена смотрели на них издалека.
  -- Бросим его под березами, у ручья.
   Они отнесли труп, швырнули его на землю. Кронт поддел сапогом опавшие листья, кинул их на Нита.
  -- Оставь его, и так хорошо, - холодно сказала Гердис.
  -- Ладно... мне нужно идти.
  -- Иди, - она повернула к дому.
   Кронт махнул рукой своим попутчикам, втроем они вернулись в лачугу за вещами. Ральф и Велена молча собрались, стараясь не замечать темные пятна засохшей крови на стенах и потолке. Гердис наблюдала за ними с порога, потом сказала:
  -- Ну, в добрый путь. Если вам нужен Фенгаров тракт - топайте вниз по ручью, скоро на него наткнетесь. А там и до кабака недалеко...
  -- До чего? - удивился Кронт. - Здесь есть кабак?
  -- Увидишь... Выметайтесь уже, мне тут еще мыть все!
  
   Изгнанники шли молча. Кронт был неразговорчив с похмелья, а Ральф и Велена слишком устали после почти бессонной ночи. Холодный ветер качал обезлиственные ветви, бросал в лицо пригоршни мелких дождевых капель.
  
  
   Глава 11
   "Отчаянная дыра"
  
   Изгнанники провели беспокойную ночь - все казалось, что мертвый конь бродит где-то неподалеку. Ральф стоял на часах, вернее, сидел у костра, напряженно вслушиваясь в лесные шорохи и завывание ветра.
   Утро разлило среди сосен тусклый белесый свет. Изгнанники хмуро позавтракали грибами и брусникой и вернулись на тракт. Дождя не было, но ледяной ветер пронизывал насквозь. Небо затянуло темными грязными тучами, которые пока еще не спешили пролиться на землю, будто поджидая удобного момента.
  
   К полудню изгнанники подошли к пятой по счету часовне. Она сильно отличалась от всех виденных ими: большая, с надстроенным позднее вторым этажом - деревянным, а не каменным, как фенгаровы постройки. На старой потрескавшейся двери кто-то размашисто написал углем: "отчаянная дыра".
  -- Гхм... Кажется, это тот самый кабак, о котором говорила Гердис, - сказал Кронт, рассматривая надпись.
   Изгнанники стояли у часовни - усталые, грязные, голодные, с красными от дыма глазами.
  -- А чего мы, собственно, ждем? - Прежде, чем ей успели возразить, Велена решительно распахнула дверь.
   Девушку обдало волной тепла. Темноватое нутро часовни озарялось сальными свечками - окна были заколочены. О доме святых здесь напоминали только барельефы и полустертые фрески на стенах. В дальнем углу, на месте жертвенника, располагался камин. Двое человек играли в карты за столиком у очага, хозяин заведения курил сигару, облокотившись о стойку бара. У входа висело объявление в кривоватой рамке: "оплата только наличными".
  -- Заваливайте, не держите открытой дверь, - сказал хозяин, выпустив вверх струю синего дыма.
   Велена нерешительно зашла, жалея о своем опрометчивом поступке. Человек за стойкой бара особого доверия не внушал - неопределенного возраста, темные волосы до плеч, черный галстук и белая грязноватая рубашка. На поясе из грубо выделанной телячьей кожи болталось два длинных кинжала, а серебряная пряжка - весело ощерившийся череп - зловеще блестела в свете свечей.
  -- Для дамы напитки за счет заведения, - хозяин подмигнул ей и наполнил стакан тягучей жидкостью из запыленной бутылки. - А вам, господа, - он кивнул Ральфу и Кронту, - придется заплатить.
  -- Конечно, - дружелюбно ответил Кронт. - Скажите, а комнаты на ночь у вас не найдется?
  -- Найдется. И... не только комната...
   Кронт понимающе кивнул и направился к дальнему столику. Игроки поначалу с интересом глазели на чужаков, но теперь снова вернулись к картам.
  
  -- Высокородный, у тебя деньги есть? - свистящим шепотом спросил Кронт, усаживаясь на грубо сколоченный стул.
  -- Деньги? - никогда в жизни Ральф не беспокоился насчет денег. - Нет. Все отобрали при обыске.
  -- Вот видишь, как хорошо, что я у мертвяка в карманах покопался! Хоть есть на что горло промочить.
  -- Мне кажется, ты и у Гердис неплохо промочил!
  -- А ты злой! Я-то тебе сделку хотел предложить...
  -- Какую? - хмуро спросил Ральф - он был уверен, что ничего хорошего Кронт не предложит.
  -- Ну, ты ведь не можешь позволить, чтобы какой-то грязный бандит платил за тебя в баре? Да и я не хочу своими денежками попусту разбрасываться... Но я мог бы тебе ссудить. Под расписку.
  -- Ты не перестаешь меня удивлять!
  -- Да, я такой, - довольно осклабился Кронт. - У меня есть тридцать шесть золотом - готов дать тебе десятку под месячный процент... ну, пусть будет двадцать пять.
  -- Даже у ростовщиков таких процентов нет!
  -- А у меня есть. Не хочешь - не соглашайся. Но подумай сам, как хорошо бы поесть нормальной еды, вымыться, поспать под крышей...
  -- Ладно, ладно.
   Кронт повернулся в сторону бара:
  -- Эй, хозяин! Нам тоже налить! И, это, чернил и бумаги не найдется?
   Человек за стойкой бара принес им вино, затем, не долго думая, вырвал листок из конторской книги и положил перед Ральфом вместе со старой чернильницей и стальным пером.
  -- Спасибо, - Кронт протянул хозяину один из медяков, тоже найденных у трупа. - Это я в счет не включаю, высокородный...
   Ральф отхлебнул вина и склонился над бумагой. Писал он криво, брызгая чернилами - и перо было плохое, и слишком он был зол, чтобы усердно выводить каждую букву.
  -- Вот! - Ральф расписался и поставил дату.
  -- Хорошо, - Кронт схватил листок и помахал им в воздухе - чтобы сох быстрее.
  
   К ним подошла Велена со стаканом в руке и ломтиками ветчины на блюдце.
  -- А нормальную еду тут подают? - поинтересовался Кронт, отправляя в рот кусочек копченого мяса.
  -- Откуда я знаю, - пожала плечами девушка.
  -- Ты ж с ним так мило болтала! О чем, интересно...
  -- Хэнк просто предложил мне работать на него.
  -- Кухаркой?
  -- Нет.
  -- А кем?
  -- Ммм... девушкой, которая будет развлекать клиентов.
   Ральф подавился вином.
  -- А, шлюхой, значит. И ты согласилась? - с улыбкой спросил Кронт.
  -- Отказалась, конечно!
   Ральф заметил, как она смутилась, и поспешил позвать хозяина. Тот неторопливо подошел с бутылкой вина в одной руке и сигарой в другой.
  -- А нельзя ли посмотреть меню?
  -- Меню? - Хэнк поднял бровь. - Просто скажи, что тебе нужно.
  -- Поесть бы чего-нибудь теплого.
  -- Как насчет яичницы с колбасой, хорошего кофе и черничного пирога на десерт?
  -- Было бы неплохо.
   Хэнк кивнул и скрылся за узкой дверью - один из нефов часовни был переделан в кухню. Через несколько минут он вернулся, крикнул изгнанникам, что все скоро будет и закурил новую сигару у стойки.
  
   Когда невысокая пожилая женщина внесла большой поднос с дымящейся яичницей, Ральф почувствовал, как рот наполняется слюной. Он уже и забыл вкус нормальной еды - а уж тем более свежепожаренной глазуньи с ароматными ломтиками колбасы.
  -- Эй, Хэнк! Не выпьешь с нами? - окликнул хозяина Кронт.
   Тот, ухмыляясь, кивнул, взял бутылку и три стакана и подошел к ним. Разлил вино, сам отпил из горлышка.
  -- Я - Кронт, это - Ральф, с Веленой ты уже знаком...
   Хэнк наклонил голову в знак приветствия.
  -- У тебя здесь неплохой трактир... И вино замечательное...
  -- Спасибо, - Хэнк подмигнул и вновь приложился к бутылке.
  -- Скажи... а отряд наемников тут не проезжал? С месяц тому назад.
  -- Кто тут только не проезжал...
  -- Их лидера зовут Вернон. Помнишь?
  -- А, да. Торопились, как бешеные, один день только и побыли у меня. Я думаю, они к храму на озере поехали.
  -- И больше ты о них не слышал?
  -- Нет.
  -- Наверно, они вышли из долины, а?
   Хэнк осклабился.
  -- Вполне вероятно.
  -- А мы тоже можем пройти?
  -- Конечно.
   Хэнк произнес это с такой уверенностью, что у Ральфа екнуло сердце. Кронт демонстративно вытащил из кармана расписку, стал ее изучать. "Уже прикидывает, сколько я ему должен".
  -- Если ты нам покажешь дорогу, Хэнк, я заплачу тебе столько, что ты сможешь свое заведение золотом обшить, - Ральф резко подался вперед. - Я не шучу. Я из клана Коэн...
  -- Э, я не знаю ничего о кланах. А дорогу вы сами найдете.
  -- Ты уверен?
  -- Абсолютно, - Хэнк расхохотался. - Все находят рано или поздно. Ну, а кто ищет - тот гораздо раньше, да.
   Ральф хотел было спросить, что тот имеет в виду, но Хэнк решительно поднялся, показывая, что разговор закончен. "Ничего, еще у кого-нибудь спросим".
  -- Ну что, значит, будем искать... спасибо за рассказ...
  -- Пожалста. А пока - наслаждайтесь, здесь есть все, что вам нужно...
  -- Да, хотелось бы наконец вымыться и поспать, - с усталой улыбкой сказал Ральф.
  -- Ванна там, - Хэнк указал на боковую дверь. - А насчет поспать - скоро спустятся девочки и вы сможете выбрать себе любую.
   Он подмигнул изгнанникам.
  -- Эээ... благодарю вас, - пробормотал Ральф
   Хэнк отсалютовал им бутылкой и вернулся к бару.
  
   Они сидели, допивая вино. Беседа не клеилась - каждый думал о своем. Ральф лениво вертел в пальцах бокал. "Надо идти, помыться... хотя, сразу после еды нехорошо", - тут его взгляд упал на игроков у камина. "А почему бы не поговорить с ними?"
   Ральф встал, с удовольствием, до хруста, потянулся и направился к парочке в дальнем углу.
  -- Здравствуйте, - они обернулись, посмотрели на него с любопытством и в то же время с неприязнью. - Я Ральф Коэн. Попал сюда из Авендана... случайно вышло, - он развел руками. - Теперь вот никак назад не попасть...
  -- А что тебе от нас надо?
  -- Ну вы же пришли сюда откуда-то...
  -- Это не твое дело!
  -- Но я просто хочу узнать... - начал Ральф, несколько озадачанный такой агрессией.
  -- Щас узнаешь!
   Игроки вскочили, выхватывая оружие. У одного в руках оказался широкий грубый меч, у другого - мастерски сделанный кистень, "утренняя звезда".
   Ральф и сам не понял, когда обнажил свой меч. Но он успел уйти от удара "звездой" и контратаковал. Противник отпрыгнул, на его место встал второй. Ральф ударил пару раз проверяя игрока - тот, по всей видимости, участвовал только в пьяных драках. Ральф достал кончиком клинка до гарды меча противника, резко повернул кисть - и широкий меч игрока отлетел в сторону.
   Человек со "звездой" спокойно и размеренно раскачивал свое оружие. Железный шар с острыми иглами со свистом рассекал теплый, чуть душноватый воздух таверны.
  -- Иди сюда, - сказал игрок Ральфу. - Иди сюда.
   Ральф попятился. Краем глаза он увидел, как второй противник побежал к своему мечу и наткнулся на ухмыляющегося Кронта, который наступил на клинок. "Хорошо хоть так помог", - подумал Ральф.
   "Звезда" со свистом рассекала воздух. На темном металле сверкали отблески огня.
   "Что это у него с руками? Как будто... будто мизинцы из металла!" Ральф с удивлением смотрел на сжавшие оружие пальцы противника. Несколько растерявшись, он едва увернулся от удара. Колючий шар разнес вдребезги стул.
   Игрок ухмыльнулся. Он не заметил, что сзади к нему приближается Хэнк, по прежнему с сигарой в одной руке и бутылкой в другой. Человек со "звездой" теснил Ральфа, а на губах его играла торжествующая улыбка - она стерлась лишь когда хозяин "отчаянной дыры" разбил бутылку о его голову.
   Игрок рухнул на пол, "звезда" выпала из его руки. Хэнк зло сплюнул, поднял бесчувственное тело за воротник и потащил к выходу. Второй игрок ушел сам, боязливо прижимаясь к стенке.
  -- Если кто-то из вас попортит мне мебель - отправится вслед за этим выродком! - сказал Хэнк, подбирая "звезду". - Ясно?
  -- Да, - смущенно улыбнулся Ральф. - Простите, я не хотел... А что у него с руками?..
   Хэнк не слушал его извинений и не отвечал на вопросы - он сгреб оставленные игроками монеты и пересчитывал их, поглядывая на сломанный стул. Кронт поднял с пола меч игрока и с усмешкой подошел к Ральфу.
  -- Ну, и зачем же ты напал на этих несчастных крестьян, а, высокородный? Небось хотел выколотить из них последние медяки...
  -- Это ты ради монеты любого порешить готов. Я не нападал, просто тут, похоже, люди не очень любят, когда их расспрашивают о долине и том, откуда они.
  -- Не только тут... в авенданские кабаки я б тебе вообще заходить не советовал - живым не выйдешь.
  -- Я и не собираюсь шляться по всяким грязным притонам. И вообще, я иду купаться...
   Кронт рассмеялся:
  -- Ага, нужно побыстрее помыться и найти девок, пока нас отсюда не выперли!
  
   Ванная была оборудована просто, но удобно: каменный пол, огромные бочки для воды, хитрая система труб и обогрева. Пять разделенных ширмами деревянных чанов ждали усталых путников.
   Ральф стоял возле ванны и смотрел, как она наполняется горячей, источающей пар водой. Он вдруг почувствовал себя ужасно, отвратительно грязным и едва дождался момента, когда можно было плюхнуться в чан. От теплой воды тут же защипало мелкие царапинки, которых он не замечал раньше. Ральф намылился несколько раз, остервенело натирая кожу, а потом просто лег в воду.
   "Что же у того было с пальцами? Какие-то странные кольца, видимо. Но ведь так неудобно... хотя, мало ли. Может, просто показалось в горячке боя?"
   Выпитое вино, усталость, тепло - Ральфа неудержимо клонило в сон. Вылезать из ванны было лень, и он лежал, слушал тихий плеск воды, смотрел на потемневшие ширмы сквозь завесу пара. Когда-то рисунки на них были яркими, но от времени и влаги потускнели. Человек с фантазией мог увидеть на них все, что угодно - от изображения нагих девиц в мандаринной роще до портрета королевского рысака.
  -- Эй! Эй, высокородный! Ты там не утонул? - Кронт, завернутый в льняное полотенце, выглянул из-за ширмы.
  -- Нет... - от неожиданности Ральф ушел с головой под воду, но тут же вынырнул и, отплевываясь, выкарабкался из чана.
   Появившийся Хэнк отвел их по узкой винтовой лестнице наверх и поселил в лучших, по его словам, комнатах.
   Ральф с удовольствием растянулся на чистых простынях.
  -- Так как насчет девочек? - заглянул в комнату Хэнк. - Твоему приятелю понравилось...
  -- В другой раз... - пробормотал Ральф.
  -- Ясно. Хорошо тебе выспаться.
   Хэнк притворил дверь и ушел.
   "Нужно задернуть занавеску, слишком светло", - подумал Ральф, но продолжал лежать.
  
   Он проснулся к вечеру. Некоторое время лежал, напряженно вспоминая, где находится. Потом встал, зажег свечку на столике у кровати. Прошел взад вперед по тесной комнатенке и решил спуститься в общий зал - спать все равно не хотелось.
   Ральф едва приоткрыл дверь, как в номер с диким мяуканьем проскользнула бело-рыжая кошка. Он даже вскрикнул от удивления.
  -- Ой, извиняюсь, счас я ее заберу!
   Девушка в ярком платье прошла в комнату, обдав его чуть резковатым запахом цветочных духов.
  -- Кис- кис... ну иди же ко мне!
   Кошка забралась на шкаф, где прекрасно себя чувствовала, и слезать не собиралась.
  -- Кис-кис-кис...
  -- Давайте я ее сниму? - предложил Ральф.
  -- Только осторожно!
   Он подтащил к шкафу единственный стул и, взгромоздившись на него, попытался достать кошку. Она яростно зашипела, оцарапала его руку и, молнией соскользнув на пол, убежала в коридор.
  -- Поцарапала тебя? Вот же дрянное существо! Приблудилась невесть откуда, и теперь постояльцам покоя не дает.
  -- Да ничего, - Ральф машинально облизывал рану.
  -- Ты к нам надолго?
  -- Боюсь, что нет. Хотя, конечно, здесь очень, хм, приятное местечко.
  -- Ну да. Ты, наверное, хотел идти в зал, прости, что отвлекла.
   Девушка помахала ему рукой и ушла дальше по коридору - от ее свечи на стенах колыхались жутковатые тени.
   Ральф спустился вниз по узкой винтовой лестнице. В зале было полным полно людей, они смеялись, переругивались, хлестали вино и курили. "Откуда их здесь столько?" - изумился Ральф. Сквозь дым он не сразу заметил Кронта - тот сидел в одиночестве за угловым столиком и неторопливо напивался.
   Ральф прошел между столиков, не реагируя на задиристые возгласы шумных компаний и призывные взгляды "девочек".
  -- Кронт?
  -- А, высокородный... Ну садись, выпей со мной, если не брезгуешь...
   Ральф хлопнулся на стул. Кронт долил в стакан вина, пододвинул Ральфу.
  -- Выпьем за то, чтоб мы как можно быстрей выбрались из этой проклятой долины и никогда больше не встречались...
  -- Да, было бы неплохо, - Ральф залпом выпил вино и налил Кронту в тот же стакан.
   Ральф начинал чувствовать, что хмелеет. "Сейчас напьюсь, как сапожник... ну и здорово"... - лениво подумал он.
  -- Э, ну пей же ты, не задерживай! - крикнул Кронт. - И расскажи мне что-нибудь интересное о жизни аристократов, а?
   Ральф поспешно осушил стакан и резко поставил его, так что донышко громко ударило о деревянный стол.
  -- Историю хочешь? Будет тебе история... Только ты первый, да.
  -- Хорошо. Если только ты действительно хочешь услышать...
  
  
   Глава 12
   Прошлое
  
   В жарком зале таверны было шумно. Большинство гостей уже достаточно выпили, чтобы, не смущаясь, орать во все горло. Некоторые играли в карты, другие клеились к "девочкам". Иногда вспыхивали ссоры, от ругани мгновенно переходящие в бряцание оружием.
   Два человека сидели в темном углу и по очереди пили вино из одного стакана.
  -- Так какую историю тебе рассказать, а высокородный?
  -- Какая разница, все равно наврешь...
  -- Хм, судишь по себе?
  -- Да-а... бандиты всегда придумывают запутанные истории о своих подвигах.
  -- И много ты бандитов знаешь?
  -- Достаточно.
   Ральф допил вино и стал наливать Кронту - тот внимательно смотрел, как темно-красная жидкость наполняет стакан.
  -- Не жалей, высокородный...
   Ральф хмыкнул и налил до краев. Последняя капля оказалась лишней: тоненькая струйка вина потекла по стеклу. Кронт схватил выпивку, слишком поспешно и неловко - чуть ли не полстакана выплеснулось на стол.
  -- И зачем было столько наливать, раз ты все пролил?
  -- Не мути, высокородный. Вино - ну его, им и не напьешься, только в отхожее место набегаешься... Эй-й! Кто-нибудь будет нас обслуживать?! Эй, сволочи! Что ль передохли все?!
   На рев Кронта прибежала девушка в полурасстегнутом платье - изрядно пьяный парень, с колен которого она соскользнула, долго ругался в пустоту.
  -- Золотце, что-нибудь крепкое у вас есть? - Кронт говорил медленно, с наслаждением рассматривая прелести девицы. - Для человека, который не побаловаться пришел, а хочет серьезно налакаться?
  -- Есть самогон - по особому рецепту. Как раз для тебя, милый...
  -- Принеси нам две бутылки.
   Кронт смотрел, как она идет к бару и возвращается с выпивкой, огибая столы.
  -- Спасибо, дорогая. О, прозрачное пойло, чистое! Это хорошо, хоть не то мутное дерьмо, которое мы пили на Форпосте... За тебя! - он откупорил бутылку и хлебнул из горлышка, на глазах тут же выступили слезы.
  -- Вижу, крепкое... - пробормотал Ральф.
   Девица улыбнулась и поспешила к парню, который все еще звал ее.
  -- Эй, постой! - крикнул Кронт, но она не остановилась. - Ладно, выпьем...
  -- Ты мне историю обещал рассказать. Правдивую историю про бандитов.
  -- Какую еще дурацкую историю?
  -- Про твое несчастное детство, наверно, - Ральф усмехнулся. - Про мать и отца, которые слезы льют, ожидая сыночка...
  -- Никого они не ждут. Они мертвы.
  -- Давно?
  -- Да. Мать умерла от черной оспы, когда мне десять лет было. А отец... Наивный дурак, он так переживал, когда я в первый раз попал в тюрягу. Он, конечно, знал, что я виновен, но пришел в суд и сказал, будто я во время преступления был дома. Меня оправдали. Его лжесвидетельство мне не помогло, нет. А вот деньги заказчика... Отец сначала радовался, что я выкрутился. А потом... Потом он понял. Я ушел из дома и поселился в гостинице - только для того, чтоб он не видел, как я ухожу по ночам. Хотя... наверное, я просто сам не хотел видеть, как он умирает. Он начал пить. Я ненавидел, когда он напивался - тогда он начинал нести всякую чушь. Однажды, отец вышел из таверны отлить и не вернулся. Утром его нашли в проулке уже холодным. Сердце остановилось. Из-за того, что он слишком много квасил, из-за того, что слишком мало спал. Из-за меня. Я сам копал могилу для него. Хорошую, глубокую могилу... А вечером снова пошел на дело.
   Кронт размазывал пальцем разлитое вино по столу. Он взглянул на бутылку, потом отыскал взглядом девушку, что принесла им самогон.
  -- Эй, крошка, бросай того ублюдка! Иди сюда! - заорал Кронт.
   Девица притворилась, что не слышит его, старательно пытаясь направить пьяного клиента наверх, в комнаты.
  -- Что за поганый денек, даже шлюхи не желают со мной знаться, - проворчал Кронт. - Ну! Я жду твою байку, высокородный! Расскажи мне что-нибудь... про твою драгоценную семейку... валяй...
  -- У меня в роду не было пьяниц и головорезов!
  -- Да? - Кронт зло оскалился. - Были только извращенцы и садисты, а? Ну, как там у высокородных заведено - сплошные мужеложства и инцесты, а когда становится совсем скучно, они пытают до смерти пару-тройку крестьян!
  -- Удивительнейшая чушь.
  -- Да ну?
  -- Не все всегда просто, но... - у Ральфа вдруг перехватило горло.
  -- Ну! Что молчишь?
  -- Так, вспомнил, что говорил о преступниках в клане. Правда, мой брат уже изгнан из Коэна. Император приказал считать его бандитом... Отступником вне закона. Так что, как видишь, я хорошо бандитов знаю...
  -- Он кого-то прибил?
  -- Многих. На войне. На Запретной войне за Дарос.
  -- А...
  -- Мой отец и брат присутствовали на собрании, где было решено запретить кланам вмешиваться. Не все были с этим согласны, но большинство подчинилось. Я... мне было все равно. А мой брат, Трувор Коэн, стал одним из тех, кто пошел против воли совета. Он уехал на войну. Позднее я узнал, что это Трувор командовал штурмом Пятого форта в Даросе. Он вернулся с победой, но без руки. Возмужавший, гордый. - Ральф забрал из рук Кронта стакан с самогоном и допил. - Я его ненавидел. За его проклятую гордость и упрямство... А потом император издал указ - все благородные, кто участвовал в битве при Даросе, должны быть изгнаны из кланов. Мой брат ушел с сотней золотых в кошельке. А я получил все - причем и пальцем для этого не пошевелив. Титул, замок, право наследования. Так глупо... В то время, как Трувор под стрелами прорывался к форту, я слушал бардов и вел умные беседы с барышнями.
  -- Да ладно тебе. Я уверен, что твой брат награбил в Даросе столько, что на новый замок хватит. Если он был среди тех, что первыми захватили Пятый форт... думаю, он себя не обидел... Построит себе чертоги где-нибудь на краю империи.
   Ральф устало сгорбился в кресле.
  -- Не знаю. Он ничего не говорил про деньги. И про разорение Дароса не вспоминал.
   Кронт равнодушно пожал плечами и плеснул самогонки в стакан. Какой-то человек в плаще из лосиной шкуры толкнул его под руку, проходя мимо. Рука Кронта дернулась, стакан опрокинулся и прозрачная желтоватая жидкость заструилась по деревянному столу.
  -- Что, без глаз что ли? Болван проклятый! - заорал Кронт.
  -- Простите, это случайно... Могу отдать вам свое, - он протянул бутылку, которую держал в руке.
  -- Ладно, - зло пробормотал Кронт.
  -- А вы из Авендана? Хэнк мне что-то такое упоминал...
  -- Да, оттуда. Ты?
  -- Я тоже там бывал, - человек прикрыл глаза. - Какое пиво было в кабачке на висельной площади! А как красиво отстроили замок... Меня, кстати, Оскером зовут.
  -- Ральф, Кронт...
   Оскер широко улыбнулся:
  -- Всегда приятно земляков встретить.
  -- Я вообще-то не из Авендана, - сказал Ральф. - Я только проездом в столицу... А теперь вот тут застрял.
  -- Да ничего, выберешься. Из храма на озере есть ход... А ты откуда тогда?
  -- Я из клана Коэн. Ход, говоришь? Что за ход?
  -- Ага, лазейка из долины... А ты из благородных! О, как интересно!
   Ральф нахмурился.
  -- Да, он у нас баронский сынок... и наследник всех богатств... - Кронт насмешливо подмигнул.
  -- Так это просто здорово!
  -- Да?
   Ральф холодно улыбнулся - радость Оскера казалось искренней, но от того тем более подозрительной. "Кто он вообще такой? И что ему от нас нужно?"
  -- А вот... - начал Оскер.
  -- Кронт! Хватит самогонку хлестать! - бесцеремонно перебил его Ральф. - До комнаты не доползешь.
  -- Как будто тебе не все равно, - Кронт все же оторвался на момент от бутылки, уставился на Оскера мутным взглядом. - Эй, ты! Земляк из Авендана! Ты Вернона не встречал?
  -- Вернона? Какого Вернона?
  -- А их что, много? - Кронт захохотал.
  -- Это один человек из того же Авендана, - объяснил Ральф. - Он пришел сюда вместе с отрядом наемников. Мы сначала думали присоединиться к нему. Но теперь, пожалуй, попробуем выбираться сами, раз уж ты говоришь, что ход недалеко.
   Оскер понимающе закивал.
  -- Это разумно...
  -- Хватит болтать, наливай, - крикнул Кронт. - И кто-нибудь, приведите мне девушку!
  
   Поздним утром изгнанники сидели в опустевшем зале таверны и хлебали жидкий чаек. Кронт попытался грызть корочку хлеба, но скривился и отложил в сторону.
  -- Высокородный? - голос его звучал еще более хрипло, чем обычно. - Надеюсь, ты не принял всерьез все то, что я нарассказывал ночью? Я, гхм, врал...
  -- Я тоже, - сказал Ральф. - Ты ведь не думал, что я стану рассказывать про свою семью первому попавшемуся бандиту?
  -- О, конечно...
   В зал спустилась Велена, с улыбкой взглянула на бледных изгнанников и присела рядом.
  -- Хорошо вчера повеселились, да?
   Ральф хмуро кивнул. Девушка повернулась в сторону бара и прокричала:
  -- Хэнк? А можно такую же яичницу, как вчера?
  -- Если ты будешь в моем присутствии есть - я сдохну на месте... - простонал Кронт.
  -- Я могу попросить для вас вина - хочешь?
  -- Я хочу, чтобы кто-нибудь отрубил мне эту проклятую голову, которая так болит...
   Велена рассмеялась. Из кухни пожилая женщина принесла ей завтрак - Ральфа чуть не вытошнило от одного запаха. Он отвернулся и увидел Оскера, который, пошатываясь, брел к их столику.
  -- Привет!
  -- Вы кто? - спросила Велена.
  -- Так, собутыльник... могу присесть?
   Не дожидаясь ответа, Оскер сел и обхватил голову руками:
  -- Мне кажется, мы вчера зря самогон пили. Хватило б и вина... - пробормотал Ральф.
  
   Велена уже доедала яичницу, когда дверь таверны распахнулась и на пороге остановился высокий человек в рваном и грязном сером плаще. С его одежды потоками стекала вода - утро выдалось дождливое.
  -- Дверь закрой! - грубо крикнул Хэнк.
   Человек вздрогнул, с силой захлопнул дверь, так, что с потолка посыпался мел.
  -- Болван!
   Велена обернулась на ругань Хэнка - и ее вилка со звоном упала под стол.
  -- Иероним? - с ужасом вымолвила девушка.
   Вошедший обернулся к ней - и, повалившись на колени, зарыдал.
  -- Хэнк, пожалуйста, не трогай его!
   Ральф, Кронт и Оскер, сами не твердо стоявшие на ногах, кое-как подняли Иеронима и усадили на стул. Он размазывал по лицу слезы и что-то неразборчиво бормотал.
  -- Иероним? Что с тобой?
  -- Они... все они...
  -- Кто?
  -- Ребята с Форпоста. Они умерли, умерли... Клянусь Светом Девятилунной... их сожрала река, а потом, потом...
   Он затрясся и заорал, брызгая слюной:
  -- Это вы во всем виноваты! Из-за вас мы пошли мстить! А теперь все, все мертвы!
  -- Мне очень жаль, что так вышло, - начал Ральф.
  -- Жаль? Жаль?!
   Иероним бросился на него, схватил за шею. Они повалились на пол, Ральф при падении так стукнулся головой, что на миг потерял сознание.
  -- Ах ты...
   Кронт пинком отшвырнул Иеронима в сторону, поднял за шиворот.
  -- Только не здесь! - мрачно сказал Хэнк из-за стойки.
  -- Давайте отведем его в мою комнату, - предложила Велена. - Может, он придет в себя?
   Кронт и Оскер повели вырывающегося и изрыгающего проклятия Иеронима наверх. Ральф шел сзади, приложив к больному месту на голове холодное лезвие ножа.
  
   Велена упросила охотника прилечь. Он завалился на кровать прямо в сапогах, перепачканных глиной. Блестящие темные глаза с ненавистью смотрели на изгнанников.
   Ральф мотнул головой в сторону балкона - там они могли бы спокойно поговорить, не опасаясь, что Иероним их услышит. Изгнанники и Оскер вышли на балкон, провожаемые проклятиями.
  -- С ним случилось что-то страшное, - сказала Велена.
  -- Я думаю, он попал в одну из ловушек, - Кронт равнодушно пожал плечами. - Ну и потерял последний разум. Ничего не поделаешь...
  -- Мы должны ему помочь.
  -- Как? Он ненормальный. Не собираешься же ты тащить его с собой?
  -- Я останусь с ним, пока он не поправится, - твердо сказала Велена. - А вы поступайте, как хотите.
  -- Останешься? Из-за этого идиота? Да он сам виноват, нечего было соваться в глубь долины!
  -- Как ты можешь так говорить!
   Они кричали друг на друга, забыв, что Иероним может их услышать. А он поднялся с кровати, осмотрелся. Наклонился и вытащил длинный охотничий нож из-за голенища.
   Кронт и Велена яростно спорили, когда Иероним вышел на балкон.
  -- Смерть! - человек из Форпоста замахнулся ножом.
   Оскер инстинктивно, не думая, выхватил меч и ткнул им в охотника, будто отгоняя муху. Светлый клинок со свистом разрезал дождь.
  -- Смерть!
   Иероним шагнул вперед и напоролся на меч Оскера. Нож выпал из ослабевших пальцев охотника. Бедняга, качаясь, прошел пару шагов вперед, натолкнулся на низкие перила и неловко упал вниз, на чистые белые камни дворика.
   Велена подбежала к краю балкона.
  -- Он же хотел напасть, - смущенно сказал Оскер.
  -- Он не виноват! - голос девушки дрожал. - Негодяй, ты убил его!
  -- Я... я случайно, - забормотал Оскер, пятясь от разъяренной Велены.
   Кронт ухватился руками за перила, осторожно свесился вниз и спрыгнул к Иерониму. Оскер взглянул на дрожащую от ужаса и ярости девушку и спрыгнул вслед за ним.
   Человек из Форпоста лежал на спине, лицо его было белым, как мел, на рубашке расплывалось красное пятно. Капли дождя стекали по бледной коже. Кронт пощупал пульс, осмотрел рану.
  -- Как он? - крикнула Велена сверху.
  -- Мертв, - отозвался Кронт.
   Девушка взвыла, рванулась к ним, но Ральф удержал ее. Он обнял Велену за плечи и, бормоча утешительные слова, повел в комнату.
  -- Он просто без сознания, - прошептал Оскер. - Рана не смертельна, его только оглушило, когда упал.
  -- Нет, - хрипло сказал Кронт. - Он мертв.
   Его клинок легко вошел в тело Иеронима.
  -- Если ты вякнешь хоть слово - сдохнешь, как и он. Понял?
  -- Да, - Оскер, щурясь, смотрел на труп. - Я и не собирался.
  -- Тогда давай, помоги мне. Нужно оттащить его подальше... Но нет, сначала лопату поищи. Вон в том сарае.
   Оскер поплелся к небольшой пристройке - там Хэнк хранил старые инструменты. Среди вил и мотыг нашлась ржавая лопата с обломанной ручкой.
   Кронт поволок Иеронима в лес, потом к нему присоединился и Оскер. На белых камнях осталась кровь, но дождь быстро смыл ее.
   Поначалу копать было тяжело - иногда приходилось разрубать дерн и переплетения корней мечом. Потом, когда добрались до рыжего песка, стало легче. Несмотря на холодный дождь, Кронт вспотел и сбросил кожаную куртку, оставшись в одной льняной рубахе.
  -- Слушай, ты, может, сам справишься? А? У меня дела, надо идти, - сказал Оскер.
  -- Иди... - коротко бросил Кронт.
  -- Удачи!
   Оскер пошел прочь. Кронт смотрел на его удаляющуюся фигуру, покачивая лопату на весу. Нежеланный соучастник мог быть опасен - если бы остался в заведении Хэнка. Но Оскер лишь на минуту забежал в таверну и почти сразу же вышел с походным мешком за спиной. Кронт сплюнул и продолжил копать.
  
   Велена никак не могла остановить слезы. Ужас, сожаление, раскаяние - все это уже прошло, а соленая влага из глаз все текла и текла. Ральф что-то ей говорил, но она не слышала что. Потом он налил хэнкова пойла в жестяную кружку и заставил девушку выпить. От самогона захватило дух, но голова по-прежнему оставалась мерзко-ясной.
   Дверь комнаты тихонько раскрылась, и вошел Кронт. Его куртка была переброшена через плечо, на мокрой рубахе виднелись пятна земли.
  -- Мы его похоронили.
   Велена вздрогнула.
  -- Тихо, тихо, - прошептал Ральф, усадил ее в кресло и накрыл одеялом.
   Кронт стоял на пороге, собираясь сказать еще что-то, но Ральф заставил его выйти в коридор, притворил дверь, чтобы их не услышала Велена.
  -- Оставь ее в покое, слышишь, хотя бы сейчас.
  -- О да... Как ты о ней трогательно заботишься... меня прям на слезу прошибло... Но с этим ты опоздал - нужно было раньше о Велене думать, перед тем, как мы заставили ее уйти из Форпоста. Теперь она будет с нами до конца.
  -- Да?
  -- Да! Я вырыл для Иеронима могилу - и забудем о нем...
  -- Хорошую, глубокую могилу... Ты убил его, Кронт?
   Кронт холодно улыбнулся:
  -- Да. Что ты вздрагиваешь? На прямой вопрос - прямой ответ. Приведи девицу в чувство и пойдем дальше.
  -- Ты думаешь, я буду молчать? Думаешь, я могу молчать?
  -- Да! И не надо изображать из себя оскорбленную невинность. Кто наврал Тарре о невинных жертвах произвола? Ты! Кто подговорил Иеронима идти за Верноном? Ты! Кто вместе со мной обворовал этих болванов в Форпосте? Снова ты! Так что ты можешь молчать - и будешь.
   Ральф покачал головой. Кронт яростно схватил его за отворот куртки, но потом неожиданно рассмеялся.
  -- Эх, высокородный, ну почему совесть всегда просыпается в самый неподходящий момент? Ну, послушай, он ведь с ума сошел. Что бы мы делали с ним?
  -- Мне все равно. Ты убил его.
   Ральф силой разжал пальцы Кронта и повернулся к комнате Велены.
  -- Нет. Ты заткнешься, падаль!
  -- Или что, ты меня тоже прикончишь?
  -- О да! И, поверь, с удовольствием! И ты не будешь первым!
   Кронт сбросил куртку на пол, задрал рубаху, так что Ральф мог увидеть татуировку под ребрами. Перевернутая руна огня, увенчанная баронской короной в кольце из шипов.
  -- Я даже сбился со счета, - прошептал Кронт. - Я не помню, сколько таких высокородных ублюдков, как ты, я убил. Но они не думали о благородстве, когда выбегали из горящих домов. Они бежали по телам своих людей. Помню, один пытался укрыться молоденькой служаночкой, как щитом...
  -- Ты врешь. Этот знак выжигали с век тому назад, солдатам Зарна-еретика. Твой - просто подделка.
  -- Люди Зарна были фанатиками. Они хотели убить как можно больше высокородных - сжечь их заживо... похвальные стремления, но я работал только за деньги. После войны в Даросе ваши дерьмовые кланы глотку готовы были перегрызть друг другу. Но как же благородные господа могли пойти на такое в открытую... Им нужен был человек, который сделает это тихо и красиво. Поначалу я использовал яды, а затем перешел к поджогам - удобно, всех одним скопом, так сказать. И, если знаешь, как правильно все устроить, остается засеть у выхода с командой и отстреливать из арбалета тех, кто пытается выйти. Я прямо легендой стал, заказы так и сыпались. Я был лучшим поджигателем на землях Дароса - и гордился этим! И метку Зарна я заслужил! Жаль, что все быстро закончилось. После того, как меня предали подряд три клиента, я решил оставить это... на время.
  -- Мне все равно, сколько людей умерли из-за тебя в огне. И на твои угрозы мне плевать.
  -- Не будь упрямым. Подумай, ведь для Велены так тоже будет лучше...
   Ральф, опустив голову, открыл дверь: девушка свернулась калачиком в кресле и, кажется, спала. Он подошел ближе, взглянул на ее бледное, залитое слезами лицо.
  -- Представь, что будет, если ты ей расскажешь... - шепнул Кронт сзади.
   Во рту пересохло, голова раскалывалась - то ли из-за ночной пьянки, то ли из-за удара Иеронима. Ральф потер виски.
  -- Уйди отсюда, Кронт. Дай ей поспать.
   Кронт согласно кивнул и вышел.
  
  
   Глава 13
   Кони Хэнка
  
   Иероним брел по опушке леса, залитой солнцем. За спиной у него был длинный лук, из переброшенной через плечо сумки торчали заячьи уши. Охотник остановился, прислушиваясь, потом улыбнулся: "а, это ты, Велена"... Солнце светило ему прямо в глаза, и он смешно щурился. "Здравствуй, девочка. Вот, возьми". Иероним сунул руку в карман, достал кусок хлеба - немного зачерствевший, смятый, но пряно пахнущий лесными травами и ветром. "Это тебе от лисички".
   Веки Велены задрожали, она мучительно вырвалась из сна. Некоторое время лежала, разглядывая сучки на деревянном потолке, а потом сдавила сердце простая и страшная мысль: "он мертв". Девушка вжалась лицом в подушку, стирая выступившие слезы. Она подумала, что сейчас каждое утро будет просыпаться с этой мыслью, хотя и понимала в глубине души, что со временем все пройдет.
   Сквозь задернутые шторы пробивался хмурый свет дождливого дня. Велена лежала на кровати в одежде, но кто-то снял с нее сапоги и заботливо укутал шерстяным одеялом.
   В комнате царила угрюмая тишина - только было слышно, как стучат капли дождя по крыше. Велена села на постели. Оставаться одной было невыносимо. Девушка надела сапоги, стоявшие у кровати, и вышла в коридор. Вдоль стены кралась кошка - увидев Велену, она обернулась и беззвучно мяукнула.
  -- Кис... Кис-кис...
   Кошка мягко подошла ближе и потерлась мордочкой о ноги девушки.
  -- Велена? - Ральф поспешно выскочил из своей комнаты. - Проснулась? Все в порядке?
  -- Да...
  -- Не испугалась, что одна? Мне нужно было посидеть с тобой, но я отошел на минутку...
  -- Ничего, - Велена слабо улыбнулась. - Спасибо тебе за все. Спасибо.
   Она замолчала, чувствуя, что если продолжит говорить, не сможет удержаться от слез. Склонилась к кошке, поглаживая ее между ушами.
   Ральф смотрел на нее. "Я должен рассказать. Сейчас. Прямо сейчас".
  -- Послушай... Иероним...
   Велена вздрогнула. Потом заставила себя выпрямиться и взглянуть в глаза Ральфу.
  -- Я хочу увидеть могилу, - решительно сказала она.
  -- А?.. Да, конечно.
  -- Ты меня отведешь?
   Ральф опустил голову.
  -- Я не знаю, где она. Его Кронт хоронил.
  -- Где он сейчас?
  -- В зале, я полагаю.
   Велена осторожно отстранила кошку и зашагала к лестнице. Ральф поплелся следом, растирая виски, в которых пульсировала тупая боль.
  
   Кронт сидел за столиком у камина и играл в карты с какими-то подозрительными типами. Изо рта у него торчала сигара, а рядом стоял стакан с вином.
  -- Кронт?
   Ральф вздрогнул, когда увидел, что Кронт дружелюбно кивает девушке:
  -- Привет! Присаживайся. Вина хочешь?
  -- Я хочу увидеть могилу Иеронима.
   Кронт задумчиво поднял бровь, потом сказал:
  -- Хорошо. Только партию доиграю, - он подмигнул. - Мне как раз карта пошла...
   Ральфу хотелось схватить его за шиворот и выволочь под дождь, яростно выкрикивая всю правду о смерти Иеронима. Но он представил себе Велену: сначала недоумение в ее глазах, потом истерика, слезы, ненависть.
  -- Эй, крошка, придвигайся поближе, теплей будет! - один из игроков похлопал по лавке рядом с собой. - Да и на кой тебе мертвец холодный? Пойдем со мной наверх - я тебе такое покажу, что ты о всех дохляках мигом забудешь!
  -- Прости, милый, я не в настроениии, - ледяным тоном ответила Велена.
  -- Эээ! Да ты...
  -- Хех, взятка моя! - перебил его Кронт. - Нечего было с десятки ходить. Ты меньше о бабах думай, когда играешь - ведь последний медяк просадишь.
  -- Да у меня других карт нет! Дрянь одна.
   Велена отстраненно смотрела на пламя, пока они препирались. Она даже не сразу услышала, как закончивший игру Кронт зовет ее.
  -- Ну так пошли, или ты спишь опять?
  -- Да, да, - девушка вскочила, одергивая плащ.
  
   Укромная ложбина, где Кронт закопал тело Иеронима, со всех сторон была окружена елями. Небольшой холмик свежей земли скоро засыплет опавшими иголками - и случайно заглянувший в укромное место странник никогда догадается, что здесь кто-то похоронен.
   Велена присела на корточки перед могилой. Нежно коснулась мокрой земли, потом стала выводить глубокие линии руны покоя.
  -- Это бессмысленно, - сказал Кронт. - Дождь смоет ее еще до вечера.
   Велена погрузила пальцы в напитавшуюся водой почву.
  -- Не важно, - глухо ответила она.
   Кронт фыркнул, но, поймав злой взгляд Ральфа тут же помрачнел. Девушка тщательно углубляла линии и не видела, как изгнанники обмениваются знаками за ее спиной. Наконец, она закончила - прощальный ритуал для Иеронима был выполнен.
  -- Все. Мы можем возвращаться.
  -- Ну, слава Архету... - пробормотал Кронт, зябко кутаясь в плащ.
  -- Почему ты нашел для него такое место? - спросила Велена, поворачивая к таверне.
  -- Какое?
  -- Глухое. Такое потайное местечко... будто спрятать хотел...
  -- Не знаю.
  -- Обычно умерших в пути хоронят прямо на дороге.
  -- Ну, я не думаю, что это понравилось бы Хэнку...
  -- А, ясно... Когда мы выходим? Мне не хочется задерживаться здесь.
  -- Может, завтра утром? Ты как, высокородный, согласен?
   Ральф промолчал.
  
   Вернувшись в таверну, Кронт направился к стойке, где Хэнк болтал с грязным оборванным парнем.
  -- Нам нужно поговорить, - грубо вклинился он в разговор. - О деле.
   Хэнк поднял бровь и знаком попросил собеседника отойти. Кронт подождал, пока парень уберется, и выложил на стойку золотой.
  -- Нам нужно узнать о дороге к озеру.
   Хозяин понимающе кивнул:
  -- Все-таки собрались к ходу... Тракт вас туда приведет - не потереяетесь. Но! - он понизил голос. - Не вздумайте сворачивать с дороги.
  -- Почему?
  -- Ловушки. Они в основном по краям долины и возле озера. Там их куда не плюнь... Но тракт чист. Кроме того, твари тоже могут придти - вам лучше побыстрее проскочить этот кусок.
  -- Куда там побыстрее - на своих двоих сильно не разгонишься.
   Хэнк ухмыльнулся:
  -- А вот в этом я могу вам помочь. У меня есть тройка лошадей - как раз для вас.
  -- Боюсь, деньжат не хватит на такую роскошь...
  -- Ну, я уступлю немного. Лошадки... гм, они как бы с дефектом...
  -- Что ты имеешь в виду?
  -- Мы их поймали в лесу и у меня есть подозрение, что они из тварей... то есть мертвые. Но вам послужат неплохо.
  -- А можно на них взглянуть?
  -- Конечно.
   Хэнк накинул плащ и вывел их во двор. Позади часовни-кабака начиналась узкая тропка, петлявшая между осин и елей. Она вывела изгнанников на большую поляну, которая использовалась как пастбище - даже теперь несколько коз меланхолично объедали кусты на окраине. Хэнк подошел к хлипкому сараю, небрежно сколоченному из разномастных досок, откинул щеколду.
  -- Ну, заходите.
   Пахнуло сеном и резким запахом животных. Парочка козлят с блеянием кинулись к людям, Хэнк отпихнул их и прошел вглубь сарая. Там к поддерживающему крышу деревянному столбу были привязаны лошади.
  -- Вот они. Что, хороши?
   Ральф почувствовал, как заколотилось сердце. Кони действительно были хороши. Упитанные, с гладкой блестящей шкурой. Гнедой, вороной и бледно-серый.
  -- Говоришь, в лесу их нашел? - спросил Кронт.
  -- Да. Мертвецкие кони, конечно, но неплохие. Вмиг вас до храма на озере домчат.
  -- Сколько ты за них хочешь?
  -- С вас - по пять золотых за каждого.
  -- Двенадцать за всех.
  -- По рукам.
   Ральф шагнул к коням. Серый подозрительно смотрел на него. "Да, это тот. Тот самый.". Из темных ноздрей вырывался пар.
  -- Высокородный... Ты должен внести шесть монет - все по честному... - не показывая, что узнал призрачного скакуна, сказал Кронт.
  -- Я заплачу, - Ральф нащупал в кармане деньги. - Это лошади наемников Вернона?
  -- Да, - кивнул Хэнк, - у них несколько товарищей по пути погибли, а кони вот остались.
   Ральф протянул деньги. Он хмуро смотрел, как Кронт рассчитывается за коней.
   Довольный Хэнк ссыпал золото в карман и оставил изгнанников "пообщаться со зверюгами", как он выразился.
  
   Кронт осторожно подходил к коням. Гнедой не обращал на него внимания, а вот серый и вороной насторожились.
  -- Ну, привет...
   Серый попытался цапнуть Кронта зубами, но тот вовремя отскочил.
  -- Ах ты злюка!
  -- Зря мы его купили, - сказал Ральф. - Нам он и подойти к себе не даст.
  -- Даст.
   Кронт тихо нашептывал ласковые слова, подходя к коням все ближе. В конце концов, ему удалось отвязать их от столба - серый зло хрипел, но больше не кусался.
  -- Велена, я думаю, тебе лучше гнедого взять, он самый спокойный, - сказал Ральф, подбираясь к вороному.
  -- Хорошо, - равнодушно ответила девушка.
   Гнедой спокойно ждал, пока его седлали, вороной недовольно косился на Ральфа, но тоже вел себя тихо.
  -- Езжайте, я пока с моим разберусь, - хмуро сказал Кронт, глядя на серого, который шипел будто гадюка, стоило к нему приблизиться.
  -- Смотри, как бы он тебя не сожрал на этот раз!
  
   Бесконечный дождь, казалось, решил устроить передышку. В облаках образовался небольшой разрыв, в который проглядывало солнце. Когда первый луч ударил по глазам, Ральф вздрогнул от неожиданности. Он уже успел забыть о том, как это бывает.
  -- Солнце!
   Велена чуть улыбнулась, потрепала своего скакуна по жесткой гриве.
   Они выехали на тракт, взглянули на юг, откуда пришли. "Вот бы сразу нам лошадок", - подумал Ральф.
   Лес уже не казался мрачным и враждебным. Мокрые ели сверкали на солнце, будто обсыпанные сахаром или звездной пылью. Немногие оставшиеся на тонких ветках берез листья словно вобрали в себя свет и напоминали желтые и красные фонарики, развешенные по случаю праздника.
  -- Эй! Посторонись! - заорал Кронт сзади.
   Ральф поспешно съехал с дороги - серый конь с распластавшимся в седле всадником промчался мимо. Грязь комьями летела из-под его копыт, светлая грива развевалась на ветру.
  -- А этот конь ему подходит, - сказала Велена, снова возвращаясь на тракт. - Такой же бешеный.
  -- Да, - Ральф отвел взгляд.
  -- Знаешь... Я хотела поблагодарить тебя. За все, что ты сделал после смерти Иеронима. Для меня это очень важно.
   "А за то, что не сделал, ты меня проклянешь"... Ральф смотрел на нее, бледную, измученную дорогой, с несмелой улыбкой на обветренных губах. "Я должен ей сказать... Я скажу. Но не сейчас. Она только-только успокоилась. Потом".
  -- Да ладно тебе, - весело сказал он. - Давай поскачем наперегонки. До той сосны.
  -- Ну давай.
   Девушка прищурилась, глядя на сосну, потрепала гнедого по холке и пустила его галопом. Ральф скакал сзади, не стараясь понукать своего коня - ему хотелось, чтобы выиграла девушка.
  -- Я первая! - радостно вскрикнула Велена. - Ты должен мне выпивку в баре! Но не эту бурду, а хорошее вино!
  -- Как скажете, госпожа, - Ральф склонил голову. - Может и правда, вернемся к Хэнку? Завтра предстоит долгий путь, пусть кони отдохнут.
  
   Остаток вечера Ральф и Велена провели в зале таверны. Девушка была на удивление весела, Ральф даже подумал, что смерть Иеронима повлияла на нее гораздо меньше, чем ему казалось.
   Когда уже начало смеркаться, ввалился Кронт - усталый и перепачканный, но довольный. Ему все же удалось поладить с серым, хотя тот и сбрасывал его пару раз.
  -- Он несся, как ненормальный, пока не доскакал до реки. Там, сволочь, скинул меня и попытался удрать, - рассказывал Кронт, быстро проглатывая куски окорока. - Но я его поймал и подтащил к воде, он почему-то перестал злиться и стал как шелковый. Пришлось с ним хорошенько поговорить, и назад мы уже ехали рысью. Не думаю, что я ему нравлюсь, но за хозяина он меня признал.
  -- Поздравляю укротителя! - Велена подняла стакан с вином.
  -- Спасибо, милая.
   Они обменялись улыбками.
  -- Ладно, я пойду мыться, пока не перемазал весь кабак. Этот проклятый конище специально для меня выбирал самую отборную жирную грязь, - Кронт допил свое вино и поплелся в ванную комнату.
   Велена барабанила пальцами по столу.
  -- Знаешь... - Ральф упрямо разглядывал стол. - Я должен тебе сказать кое-что. - Одно из пятен на деревянной поверхности напомнило ему ястреба, и Ральф стал обводить контуры мизинцем. - Это касается Кронта. И Иеронима.
  -- Да?
  -- Кронт просил меня молчать, но... - капля вина вполне могла сойти за глаз птицы - Ральф подцепил жидкость ногтем и прикоснулся к голове ястреба. - Он убил охотника. Тот ведь совсем помешался, он бы задержал нас...
  -- Да?
  -- Прости. Может, и не стоило тебе говорить. Ведь Иеронима не вернешь. А ты расстроилась.
   Между ними повисла тишина. Ястреб молча взирал со стола на наклонившегося над ним Ральфа.
  -- Дай мне свой меч, - спокойно сказала Велена.
  -- Что?
  -- Меч.
   Ральф наконец поднял глаза - она смотрела на него, бледная и решительная.
  -- Велена, зачем? Иерониму от этого лучше не будет.
  -- Зато будет лучше мне!
  -- Ты не сможешь. Кронт - бандит, он умеет с мечом обращаться. Он сильный пртивник даже для меня.
  -- И поэтому ты ничего не сделал, - презрительно сказала она. - Спасибо хоть хватило смелости рассказать мне правду.
  -- Я не дам тебе оружия.
   Она встала и подошла к стойке.
  -- Хэнк..
  -- Что милая?
   Велена мечтательно скользнула по нему взглядом.
  -- Дорогой, не одолжишь мне свой кинжал на секундочку?
   Хэнк задумчиво прищурился. Она нежно прижалась к нему.
  -- Ну пожалуйста...
  -- Ладно. Не хочу знать, что ты собираешься с ним делать... Но надеюсь на благодарность...
   Она лишь улыбнулась. Хэнк отстегнул от пояса ножны с кинжалом и вручил девушке.
  -- Велена! - Ральф схватил ее за руку.
  -- Не смей мешать мне.
   Девушка вывернулась и почти бегом кинулась к ванной комнате. Ральф последовал за ней, но остановить Велену не успел - она исчезла за дверью, торопясь свершить свое правосудие.
  
   Кронт, закрыв глаза, наслаждался теплой ванной. Белый пар поднимался к потолку, оседая каплями на каменном своде, комнату заполняла расслабляющая духота.
   Шум у двери заставил насторожиться. Кронт лениво приподнял веки и с удивлением увидел Велену. Девушка была необычно напряжена, из закушенной губы сочилась кровь. Кронт быстро зажмурился, притворяясь, что ничего не заметил. Он слышал, как Велена осторожно крадется ближе.
   В тот момент, когда девушка замахнулась кинжалом, он резко распахнул глаза и перехватил ее руку. Велена вскрикнула, но оружие свое не отпустила.
  -- Что это с тобой? - Кронт выворачивал ей руку, пока кинжал не выпал из обессиленных пальцев.
   Велена тяжело дышала. Продолжая крепко держать девушку, Кронт поднял со дна ванны кинжал.
  -- Ну, так ты расскажешь мне, что случилось?
  -- Я должна тебе рассказывать? А ты уже забыл об Иерониме? Негодяй!
  -- А, высокородный растрепал... ну да ладно... Смело с твоей стороны было на меня с кинжальчиком пойти. Но глупо.
  -- Отпусти ее, Кронт.
   Ральф приставил меч к его горлу.
  -- А вот и ты... Где ты прятался, а?
  -- Отпусти ее.
   Кронт развел руки в стороны - Велена, дрожа, отошла от ванны.
  -- Брось кинжал.
   Клинок звякнул о каменный пол.
  -- Доволен, высокородный? Теперь можешь убить меня. Убить безоружного голого человека - как раз по тебе.
  -- Сделай это, Ральф, - глухо сказала Велена. - Это будет справедливо.
   Кронт расхохотался:
  -- О да, справедливо! Подло, но справедливо!
  -- Замолчи, - Ральф чувствовал, что у него затекла рука, но продолжал держать клинок у горла Кронта. - Ты должен ответить за смерть Иеронима. Но сейчас не лучший момент для этого.
  -- Что ты несешь?! - вскричала Велена.
  -- Втроем у нас больше шансов дойти до озера, чем вдвоем. Поэтому я предлагаю отложить это дело. А у хода из долины мы сразимся - честно, один на один. До смерти противника.
   Кронт ухмыльнулся:
  -- Это будет так помпезно... ну да ладно, я не против. Тем более, что ты наверняка найдешь причину увильнуть от боя...
  -- Я буду драться. За Иеронима и Велену. Клянусь честью своего рода!
  -- Ладно, ладно... а теперь вы дадите мне домыться? Или так и будете тут торчать?
   Ральф обнял Велену за плечи и вывел из ванной комнаты. На пороге она обернулась, высвободилась из объятий Ральфа и вернулась за кинжалом Хэнка. Кронт с развязной улыбочкой предложил ей присоединиться к нему в ванне, но девушка притворилась, что не расслышала, забрала кинжал и ушла.
  
  
   Глава 14
   Человек на цепи
  
   Изгнанники покинули "отчаянную дыру" рано утром. Солнце не проглядывало, но денек выдался не таким хмурым и дождливым, как обычно. Кони неторопливой рысцой бежали по тракту, даже серый был на удивление спокойным.
   Велена сгорбилась в седле - в эту ночь ей опять приснился охотник, живой и веселый. Она смотрела на невозмутимого Кронта, который ехал чуть впереди, и пыталась разозлиться, но не могла. Она слишком устала и измучилась ночью.
   Тракт между таверной и озерным храмом действительно был разъезженным: на нем не росло ни кустов, ни травы, но в низинах разбитая множеством лошадиных копыт земля превращалась в вязкую грязь. Помня слова Хэнка о том, что с тракта съезжать опасно, изгнанники не решались объезжать лужи по обочине. Серый каждый раз останавливался, нерешительно глядя на черно-коричневую жижу, и Кронту приходилось долго его уговаривать. Перед особо глубокой лужей упрямый конь встал как вкопанный и замахал головой, будто наотрез отказывался идти вперед.
  -- Проклятая скотина, - пробормотал Кронт и что-то зашептал на ухо серому.
   Конь отчаянно заржал и попытался встать на дыбы.
  -- Дерьмо собачье!
   Оглашая окрестный лес отборной руганью, Кронт слез с коня, обнял его левой рукой за шею и стал подталкивать к луже. Проклятия вперемешку с ласковыми словами, казалось, немного успокоили серого. Он погрузил переднее копыто в грязь, но тут же отдернул. Кронт шлепнул его по крупу, и конь прянул вперед, обдав нового хозяина фонтаном черных брызг.
   Ральфу удалось поймать и немного успокоить серого, пока злой, как сто демонов, Кронт пересекал лужу.
  -- Этот конь абсолютно ненормальный! - проворчал он, снова садясь в седло.
  -- Еще бы. Мы ведь убили его и так мертвого хозяина!
  -- Нет, чует моя задница, дело не в этом. Нас он боится, но не так чтоб слишком. Паника у него начинается, когда он видит воду... Видать, коняга погиб в той странной речке, которую мы по бревну переходили.
  -- Возможно. Что ж - тогда нам очень повезло.
  -- Нам вообще очень везет. Даже слишком, я б сказал. Не к добру это. Отряд Иеронима, даром, что местные, по нашему пути не прошел. Но везение - штука дерьмовая, имеет привычку заканчиваться в самый важный момент.
  
   Заночевали изгнанники прямо на тракте, развели костер из упавших на дорогу сухих веток, поужинали вяленым мясом и хлебом.
   Спал Ральф беспокойно - все чудились наемники, пришедшие за своими лошадьми, и казалось, что серый вот вот с бешеный ржанием нападет. Каждые пару часов он просыпался, настороженно прислушивался и, убедившись в том, что все тихо, снова погружался в сон.
   Утром наполз туман. Деревья стояли словно в бледном озере, тракт превратился в белую призрачную реку.
  -- Мерзкая погода, - проворчал Кронт, ставя котелок на огонь. - Все шмутье отсырело.
  -- Нужно подождать, пока он не рассеется, - сказала Велена, она выглядела уставшей и невыспавшейся.
  -- Что же нам здесь сидеть полдня?
   Девушка пожала плечами:
  -- В тумане легко сойти с тракта. Но если хочешь, можешь попробовать - я тебя не держу.
  -- Хочешь, чтоб я сдох, да? Из-за Иеронима. Я понимаю тебя... но ведь он свихнулся, Велена. Кто знает, может, я ему как раз услугу оказал?
  -- Он снится мне каждую ночь... - глухо проговорила она, обхватив голову руками. - Я тебя ненавижу за то, что ты с ним сделал. И за то, что сделал со мной.
   Кронт отвернулся, помешивая пустую воду в котелке.
  
   Через несколько часов поднялся ветер и разогнал туман. Во впадинах еще оставались сизые клочья, но тракт виднелся ясно.
   Ральф трясся в седле и размышлял о доме. Замок Коэн казался таким далеким, даже немного нереальным. Трудно было поверить, что скоро он может туда вернуться. Ральф вспомнил о происшествии в авенданском трактире, о своем кольце. Тогда он не смог бы приехать в Коэн без него, не смог бы выдержать насмешки близких. А сейчас он с удовольствием принял бы любое наказание, лишь бы сидеть в тепле и никуда не торопиться.
   Из дум его вырвал возглас Кронта:
  -- Что за?!
   Впереди, прямо на дороге белели руины шестой часовни. Здесь тракт расширялся и будто обтекал ее справа и слева. Небольшое строение по форме напоминало бутон цветка, контуры оставались изящными, несмотря на провалы и дыры в стенах.
   Тихое позвякивание заставило изгнанников насторожиться. Они обнажили оружие - как раз в тот момент, когда на пороге часовни показалась человеческая фигура.
  -- Эй, ты кто? - крикнул Ральф.
   Человек замахал руками:
  -- Рори я, Рори! Не убивайте, добрые странники...
  -- Он без оружия, - прошептал Кронт. - И, кажется, один - в часовне много народу не поместится.
   Ральф пустил коня шагом вперед. Человек у часовни опасным не казался - подъехав поближе можно было рассмотреть, что это старик, завернувшийся в лохмотья.
  -- Что ты здесь делаешь? - подозрительно спросил Кронт, смерив незнакомца взглядом.
  -- Н-ничего... я... я вообще-то хотел бы отсюда выбраться, но... но не получается, - Рори истерически рассмеялся, обнажив редкие гнилые зубы. - Д-держит!
   Он наклонился и поднял проржавевшую толстую цепь. Один ее конец был прикован к кольцу на ноге, другой - к постаменту, где стояла огромная статуя святого Измаила, единственная в часовне.
  -- Поесть... - чуть слышно, с придыханием, спросил Рори. - У вас ведь есть еда?
   Велена спешилась, достала из седельной сумки кусок мяса.
  -- Оно, наверно, будет вам жестковато, - неуверенно сказала она, но Рори поспешно выхватил кусок у нее из рук и запихнул в рот.
  -- Как ты вообще тут оказался? - спросил Кронт.
   Рори что-то промычал, старательно жуя мясо.
  -- Оставь его, пусть поест, - сказал Ральф и вошел в часовню, с любопытством озираясь по сторонам.
   Статуя святого воина возвышалась посередине, светлые фрески потемнели от времени. В самом сухом углу была устроена постель из сухого мха и птичьих перьев. Возле жаровни валялись хрупкие мелкие кости - грызунов и каких-то маленьких птах.
  -- Ты здесь давно?
   Рори, все еще не справившийся с мясом, кивнул.
  -- Птиц ловишь?
   Старик кивнул еще раз, с трудом проглотил комок полупережеванного мяса и сказал:
  -- П-птиц и прочую мелюзгу... отощал совсем... далеко не отойти, нужно заманивать... нужно, иначе от голода помрешь - а тут плохо, совсем плохо... нельзя тут помирать...
  -- Помирать никому нигде не хочется, - сказал Кронт.
   Рори закивал:
  -- Да-да-да, но тут же нельзя просто... - он понизил голос. - Я видел тех, кто тут померли. Они совсем, совсем свихнулись. Очень страшно... И ничего сделать нельзя... я... я читал в озерном храме...
   Он плотнее запахнулся в лохмотья, словно воспоминание обдало холодом.
  -- Ты был в храме на озере?
  -- Б-был. Был, - Рори жалобно заскулил, как щенок. - Ничего здесь нет, кроме смерти и безумия. Вот что я там прочел. Именно это.
  -- Ну, нам очень интересно, - вкрадчиво сказал Кронт. - Ты ведь расскажешь подробней, да? Только не сейчас. Мы костер хороший разведем, поедим. И у меня замечательная штука есть, как раз для тебя. Вот увидишь, все будет очень здорово.
   Рори растерянно смотрел, как изгнанники собирают хворост на тракте и разжигают костер рядом с часовней. Велена дала ему еще мяса и хлеба, и старик быстро их сжевал, словно боялся, что отнимут. Он робко протянул к огню морщинистые руки.
  -- Ну что, старик? Я ж говорил... - весело сказал Кронт. - А теперь попробуй вот этого!
   Он протянул Рори бутылку с хэнковым самогоном. Старик понюхал, глотнул немного.
  -- Хорошо... хорошо... - он расплылся в улыбке.
  -- Ну, не торопись так, - Кронт отобрал выпивку. - Сначала про храм на озере.
   Рори сел на землю, поближе к костру, уставился в одну точку.
  -- Храм... проклятое место, как и все тут... везде отчаяние и мрак... - бормотал он.
  -- Везет нам на сумасшедших, - зло проворчал Кронт. - Что ты там прочитал-то? Помнишь хоть?
  -- Давно... когда еще не было ни людей, ни птичек, ни мышей, ничего... у нас было десять лун, - он посмотрел на небо, - да, десять. Одна из них упала... в это самое место... как раз сюда...
  -- И что?
  -- Земле было больно... очень больно... а потом она умерла. Черная омертвевшая плоть - вот что здесь.
  -- Какие-то варварские понятия, - пробормотал Ральф.
  -- Это мертвое место, - твердил Рори. - Девятилунная просочилась сюда... и теперь те, кто тут помирают, становятся тварями, бешеными безумными тварями... я видел их... они со мной говорили...
  -- А ход? Ход из долины?
  -- Н-нельзя, нельзя отсюда выйти... здесь смерть... и мрак... Но я стараюсь. Я не помру, не помру здесь. Не хочу стать тварью... они прокляты, они все прокляты... а он зовет их к себе под землю, чтоб потом однажды выбраться и сделать своими слугами всех... всех...
  -- Ладно, выпей.
   Кронт протянул старику бутылку с самогоном, и тот стал жадно пить. Больше уговаривать беднягу рассказать о долине не пришлось - он сам бормотал, проливая выпивку на грудь:
   - Я знаю, знаю, понял давно, Вернон нас всех погубит, нельзя было сюда идти, никак. Я читал, надписи в храме, и его бумажки, я сбежал. Я не хотел... нет, не хотел. А тут плохо, совсем, нечего есть почти.
   Ральф с жалостью посмотрел на Рори. Он представил, как тяжело тому приходилось, как старик ловил птиц и полевок и ел их сырыми, не имея возможности даже развести огонь.
  -- Эй, мы могли бы ему помочь, - тихо сказал Ральф своим спутникам.
  -- В смысле? - Кронт хмуро наблюдал, как старик пьет его самогон.
  -- Смотри, сколько трещин в постаменте. Мы могли бы его расколоть и освободить беднягу.
  -- Да?
  -- Для начала обвяжем статую веревками и заставим коней тянуть, - Ральфа неожиданно увлекла идея, он полез в мешок за бечевой.
  -- Ну валяй, попробуй, - Кронт лениво развалился у костра.
   Ральф принялся опутывать статую веревками. Велена пришла на помощь, даже Кронт в конце концов соизволил завязать пару узлов. Старик бесстрастно наблюдал за ними - после того, как закончилось хэнково пойло, он пребывал в прострации, нежно прижимая к себе пустую бутылку.
  -- Ну все, готово!
   Ральф отошел от статуи и взглянул на нее. Ему показалось, что святой Измаил щерится в злом оскале - мраморные глаза смотрели с бешеной ненавистью.
  -- Прости, святой воин, - Ральф склонил голову.
   Кронт презрительно фыркнул, подождал, пока все отойдут подальше от часовни, и стеганул коней. Они прянули вперед. Веревки натянулись, потом лопнула одна, вторая...
  -- Вот дерьмо! - выругался Кронт.
   Внутри часовни что-то хрустнуло, затем послышался грохот.
  -- Пошло! Пошло! - закричал Ральф.
   Кони мчались вперед, обрывая последние веревки, а шум в часовне все нарастал. Из дверного проема вырвалось облачко белой пыли. Каменные стены закачались и рухнули, взорвавшись осколками. Когда все стихло, изгнанники стояли перед грудой обломков, на которые оседала каменная пыль.
  -- Молодец, высокородный, - издевательски прошипел Кронт. - Вот это решение проблемы! Еще и проклятые лошади ускакали невесть куда, - сплюнув, он побрел вслед за конями.
   Старик с ужасом смотрел на развалины.
  -- Мой дом... мой дом...
   Ральф в растерянности тер переносицу. Похоже, то, что он придумал, только ухудшило ситуацию. Он подошел к старику, попытался ободрить, но тот лишь бессвязно и жалобно бормотал о своем доме.
   Вернулся Кронт, ведя на поводу встревоженных коней.
  -- Бедняги, перепугались, когда эта дурацкая часовня обвалилась... Ты, высокородный, в следующий раз хорошо подумай, прежде, чем делать.
  -- Я, по крайней мере, попытался, - сказал Ральф.
   На сердце было тяжело, но показывать это он не собирался. Особенно Кронту. Чтобы чем-то занять себя, Ральф поднял с земли цепь, конец которой уходил в груду обломков, и потянул. К его удивлению, она поддалась.
  -- Эй! Помогите же мне! - закричал он.
   Вместе с Кронтом и Веленой они вытащили обрывок цепи - проржавевшие звенья раскололись, когда на них падали камни. Ральф передал цепь старику. Тот какое-то время тупо смотрел на нее, а потом разрыдался.
  -- Все... все... я пойду... пойду прочь... и спокойно умру, далеко от долины, - он погрозил небу кулаком, - им не достать меня, не достать!
  -- Ты ведь не потащишься к храму на озере? - спросил Кронт.
  -- Нет, сохрани меня Всеединый! - старик испуганно отпрянул. - Я уж там был...
  -- Ну, значит нам не по пути. Когда пойдешь, главное, с тракта не сворачивай пока до кабака не допрешь.
   Старик закивал.
  -- Вот, - Ральф достал последний золотой из кармана. - За деньги Хэнк тебя и накормит, и напоит.
  -- Какой ты щедрый, высокородный, - ухмыльнулся Кронт.
  -- Благодарствую, благодарствую, - торопливо говорил Рори. - Спасли меня, что и говорить. Пока буду жить, не забуду. Я ведь только одного хочу - тихо помереть в другом месте, не здесь... не становиться тварью... Благодарствую...
  -- Да ладно тебе, - Ральфу стало неловко от преданного взгляда старика.
   Рори улыбнулся беззубым ртом и зашагал по тракту. То и дело он оборачивался и кланялся изгнанникам:
  -- Вот спасибо, я уж думал тварью поганой стану... Но есть хорошие люди на свете, есть... Благодарствую, любезные, спасибо, родные...
   Он отвесил глубокий поклон и шагнул вперед спиной - прямо на обочину.
  -- Рори! - закричала Велена.
  -- Благодарствую, добрая сударыня, да будет вам счастье и богатство, - долетели до них слова старика.
  -- Рори! Ты с тракта сошел!
   Он застыл, как вкопанный, обернулся. На лице появилось выражение безумного ужаса, старик подхватил свои лохмотья и со всех ног кинулся к тракту. В панике, он не подумал вернуться по своим следам, а побежал самым коротким путем.
   Тракт был совсем близко - еще один шажок и... Из земли, выбросив в воздух ошметки буро-зеленого мха, поднялись острые иглы, сверкающие чистой сталью, будто сделанные вчера. Рори оказался наколотым, как бабочка в коллекции любителя насекомых. Его пронзительный отчаянный крик заставил оцепеневших изгнанников очнуться и кинуться к бедняге. Старик кричал и дергался, еще сильнее насаживая сам себя на иглы.
  -- Твари-твари-твари! - верещал он окровавленным ртом.
   Ральф остановился у обочины, не зная, что делать. Он понимал, что старик обречен.
   Кронт прошел к иглам по следам Рори. Он приподнял левой рукой голову старика, а правой вонзил свой нож ему в горло. Крик перешел в хрипение и утих.
  -- Бедняга, - прошептал Ральф. - Он так этого боялся. Так не хотел стать тварью.
   Кронт молча обшарил лохмотья старика, вытащил злосчастную монетку, кинул Ральфу. Тот поймал, взглянул на запачканное кровью золото:
  -- Пойдем, Кронт. Не думаю, что у него еще что-то есть. Хотя... может, его похоронить?
  -- Что толку? Ему уже все равно, а нам лишняя возня.
   Кронт напоследок еще раз встряхнул лохмотья - из них выпал узкий длинный предмет.
  -- Что там? - спросил Ральф.
  -- Нож... интересный нож, - сказал Кронт. - Ты только взгляни.
   Он вернулся на тракт и показал свою находку. Простые кожаные ножны, грубовато, но добротно выкованный клинок. На дубовой рукояти выжжен орнамент из шипастых веток терновника, а на навершии - руна крови.
  -- Я готов поспорить, что этот ножик принадлежал какому-нибудь не особо богатому наемнику. Но зачем Вернон брал с собой старика?
  -- Видимо, чтобы прочитать надписи в озерном храме? Не на прогулку же он сюда поехал.
  -- Логично. Но все равно странно. Жаль, что мы не догадались его получше расспросить. Хотя... может, он и не сказал бы ничего. Ведь совсем с ума сошел... Вспомнить хоть его бредни о долине...
  -- Ну почему же бредни. Это вполне в духе старинных легенд - считать живым все вокруг, солнце, землю, звезды... Язычники, что с них возьмешь? Хотя, как мне кажется, вера в Девятилунную как раз от них пошла. Страна смерти с девятью лунами-стражниками...
   Пока они разговаривали, Велена, опустившись на колени, чертила руну покоя на разъезженном тракте. Закончив, она встала, вытерла руки о штаны.
  -- Давайте уедем отсюда, - тихо сказала девушка.
  
   На закате изгнанники достигли опушки леса. Впереди простиралась равнина с чередой холмов. Темная лента тракта то петляла по низинам, то вела на продуваемые всеми ветрами высоты. Там, где по прямой можно было пройти за полчаса, тракт извивался так, что путь занимал втрое дольше.
   И изгнанники, и их кони обрадовались простору - даже дышать стало легче. Несмотря на то, что уже начали сгущаться сумерки, они ехали дальше, почти не понукая коней.
   Ральф наслаждался быстрой рысью вороного, ветер с запахом увядших трав бил в лицо, сдувая накопившуюся за день усталость.
  -- Эй! Стой! - раздался впереди грубый оклик.
   Ральф натянул поводья, вороной перешел на шаг и остановился.
  -- Так, правильно! Стоять!
   Из-за гребня холма показались всадники. Их рогатые шлемы казались совсем черными в сумерках, плащи трепетали на ветру. Наемников было восемь - семеро целились в изгнанников из коротких армейских луков, а один выехал вперед и поднял забрало.
  -- Долго же пришлось вас ждать! - ухмыльнулся Оскер.
  
  
   Глава 15
   Скотопрогон
  
   Изгнанники и люди Вернона стояли посреди поля и смотрели друг на друга.
  -- Здорово, Оскер, - наконец сказал Кронт. - Значит, ты, выродок проклятый, за нами в таверне наблюдал? Вынюхивал, кто мы такие и чего хотим?
  -- Именно так, - наемник расплылся в улыбке. - Забавно, вам и в голову не пришло, что я от Вернона.
  -- А где он сам?
   Оскер неопределенно махнул рукой:
  -- У озера, где ж еще. К приходу дорогих гостей готовится...
  -- Хочешь сказать, мы теперь пленники? - спросил Ральф.
  -- А разве вы не собирались к нам присоединиться?
  -- Да, собирались, - сказал Кронт. - А что, Вернон вот так и решил взять нас в банду?
  -- Ну, он желает с вами лично поговорить, - Оскер подмигнул ему. - Больше всего ему ты понравился. Он считает, что ты, гхм, перспективный... Да, так он и сказал...
  -- Большая честь для меня, - Кронт сплюнул и тронул коня. - Луки-то уберите. Бежать мы никуда не собираемся.
  -- Разумно.
   Оскер сделал знак своим людям, они спрятали оружие, но окружили изгнанников, показывая, что не доверяют им.
   Чуть дальше по тракту обнаружилась уютная лощина между холмами, где наемники устроили лагерь. Все было истоптано лошадьми, на земле виднелись темные пятна кострищ, повсюду валялся небрежно брошенный скарб - одеяла, кружки, ремни из сыромятной кожи, на растянутых веревках сохла одежда.
   Долговязый наемник у костра занимался стряпней: жарил мясо дикой козы на углях.
  -- Эй, Норт, все в порядке? - крикнул Оскер.
   Долговязый вскочил:
  -- Ага, - он, щурясь, оглядел изгнанников. - Дождались, наконец!
  -- Дождались... Дай им поесть, завтра рано утром выезжаем.
   Изгнанники, как и люди Вернона, привязали своих лошадей у обочины, и присели у костра в ожидании ужина. Наемники весело перешучивались, играли в карты. Кронт тут же присоединился к троим игрокам, пообещав обобрать до последнего медяка.
   Ральф сидел на плаще, смотрел, как Норт поливает мясо вином, и пытался заставить желудок не урчать. Он не был голоден, но ароматный запах щекотал ноздри, жир шкворчал, стекая на угли, - и казалось, ничего не было на свете вкуснее этого мяса.
  -- Но-орт! Ну сколько можно! Давай жрать уже! - не выдержал один из наемников.
  -- Ффф... Что за народ! Только дай им - все сырым сгложут, будто волки!
   В конце концов, Норт признал, что ужин готов, роздал по горячему куску - самые лучшие достались Оскеру и изгнанникам.
  -- Значит, Вернон, послал тебя следить за нами, - сказал Ральф, вгрызаясь в брызжущее жиром мясо. - Так?
  -- Да, - ответил Оскер.
  -- И откуда он о нас узнал?
  -- О, люди сказали. Знаешь, ходят туда сюда по тракту, в хэнкову таверну, назад и вообще...
  -- Иногда мне кажется, что в долине более людно, чем на столичной площади в праздник, - пробормотал Ральф.
   Оскер засмеялся:
  -- Ну да, так оно и есть.
   После еды все разлеглись возле костра на одеялах. Некоторые курили трубки, Норт лениво заворачивал в отрезы ткани запас мяса. Огонь озарял загорелые обветренные лица. Было очень тихо. Ральф успел привыкнуть к тому, что их стеной окружает лес и всегда, даже глухой ночью, слышны потрескивания, шорохи, скрип деревьев. Здесь, среди холмов, можно было наслаждаться тишиной, смотреть, как от костра взметаются огненные искры и тают в темном небе.
   Наемники негромко разговаривали - было уже слишком темно, чтобы играть в карты. Некоторые вытащили фляги, отпраздновать нахождение изгнанников, как они сказали. Долговязый Норт насвистывал что-то печальное.
  -- Эй, милая, - один из наемников придвинулся к Велене, - а ты-то как среди этих бродяг оказалась?
  -- Я из Форпоста, - ответила она, закутываясь в плащ.
  -- Да? Вот мерзкая деревенька! Правильно сделала, что ушла оттуда. Что ж такой девушке делать в таком захолустье?! Да и... разве там встретишь настоящего мужчину, который умеет обращаться с такой...
   Он попытался обнять Велену, но Оскер злобно зыркнул на наемника через костер:
  -- Не трогай ее! Вернон же говорил...
   Наемник пожал плечами и пересел.
  -- Послушай, - Велена устало взглянула на Оскера. - Ваш... начальник... Вернон... он забрал мальчика из Форпоста. Ему был нужен проводник, наверное...
  -- А, да. Хороший такой мальчишка, шустрый.
  -- Где он сейчас?
  -- Вместе с Верноном, конечно. В озерном храме, - Оскер посмотрел на девушку и добавил мягко: - С ним все хорошо.
  -- Так все замечательно, даже подозрительно, - проворчал Кронт.
  -- Что подозрительно? - Оскер говорил спокойно, но руку положил на рукоять меча.
  -- Э, ничего... Может, лучше выпьем? Вижу, вы захватили кой-чего у Хэнка?
   Оскер медленно убрал руку, улыбнулся:
  -- Ну, пожалуй, повод у нас есть.
   Фляжку с самогоном пустили по кругу, скоро у всех разгорелись глаза, кто-то даже попытался затянуть песню. Оскер не спускал глаз с Кронта, но тот веселился, ничем не выдавая недоверия или подозрительности.
  -- Оскер, Оскер, - Кронт подошел к нему, несколько нетвердо держась на ногах. - Бдительный какой... Все следишь, чтоб мы не убежали? А куда?
   Оскер промолчал.
  -- Да, некуда нам деться... Как бедняге Рори - это только кажется, что выход есть, на самом деле нет его...
  -- Ты видел Рори? - заржал один из наемников. - И как он там, песик наш?..
  -- Он... он умер... А с каких это пор он ваш песик?
  -- С тех самых, как Вернон его на цепь посадил!
  -- Так это Вернон! Я так и знал...
   Оскер поспешно вмешался в разговор:
  -- Рори сам виноват. У своих красть... Ему еще повезло, что просто цепью приковали. Бывало, таких задницей на тупой кол сажали и ждали, пока сам себя вспорет, ерзая...
  -- Да ладно тебе... что там мог украсть несчастный старик?
  -- Старик? Да этот ублюдок только на пару лет меня старше!
  -- Ну, когда я его видел, он выглядел, как древний старец... как дерьмовый старикашка под сотню лет...
  -- В этой проклятой долине всякое бывает. Может, и время тут идет по-другому...
  -- Я, вроде, не замечал, что старею. Не хотелось бы мне... Терпеть не могу старикашек. Моя мать работала в приюте для этих проклятых стариков... Платили жалкие гроши, а работы было много - поэтому она брала меня с собой. Они там гнили заживо. Да... А по выходным мы ходили к старой графине, в шикарный дом на проспекте. Это было еще хуже. Громадные комнаты, пропахшие смертью до последней пылинки. Куча кошек, которые бродили, где им вздумается и жрали паштет с фарфоровых блюдцев. Графиня, надо сказать, была довольно милая... Она все время курила, и я разжигал ей трубку. Я ей нравился... Она говорила со мной о дальних странах, об искусстве, о поэзии. А потом делала под себя и не могла это убрать...
  -- Да-а, - протянул Оскер. - Ладно, давайте спать, завтра вставать рано - впереди опасный кусок пути. Мы называем его скотопрогон. Побыстрее бы проскочить...
  
   Они выехали ранним утром, когда еще было темно. Тракт петлял между холмами, ветер колыхал черные стебли жухлой травы. Оскер остановился на миг, послюнил палец, удовлетворенно кивнул:
  -- С севера дует. Скоро похолодает.
   Ральф подумал о снеге, белом, пушистом. "Да, не хватает его здешним равнинам - кругом серо, пусто, не за что глазу зацепиться"... На черную гриву его скакуна упало что-то светлое, запуталось в жестких волосах. Ральф вздрогнул: "снег"! Но, приглядевшись, он увидел, что это белый лепесток цветка - длинный и узкий.
  -- Стоять! - крикнул Оскер. - Вот и добрались. Всем спешиться и идти за мной! След в след! Не останавливаться, по сторонам не глазеть!
  -- А что, собственно... - начал Ральф, но предводитель наемников лишь отмахнулся.
   Все взяли коней под узцы и гуськом пошли по тракту. За поворотом открылся длинный кусок прямого пути, стрелой пролегавший через поля.
  -- Скотопрогон, - ухмыльнулся Кронт.
   Оскер кивнул:
  -- Да, на вид. Но гнать по нему нельзя. Пытался один из наших... когда тут первый раз шли, еще с Верноном. Вон он лежит.
   Посредине тракта виднелся холмик - скелеты наемника и лошади, кое-как прикрытые драным плащом.
  -- Ну что, вперед?
   Оскер повел своего коня по тракту, остальные пошли следом.
   На обочинах росли невысокие, ощетинившиеся короткими колючками, кусты - листья с них давно облетели, но на ветках еще росли снежно-белые звездчатые цветки. Ветер поземкой гнал лепестки, швырял под ноги.
   Ральф осторожно обогнул труп незадачливого наемника и снова зашагал по центру тракта, как и остальные. Его вороной изредка испуганно всхрапывал, косился большим карим глазом - приходилось успокаивать. Одолев четверть скотопрогона, конь остановился, мелко дрожа всем телом.
  -- Ну что, что такое? - ласково прошептал Ральф. - Уже недалеко...
   Он проследил за взглядом коня и вздрогнул: впереди кружился черный вихрь. Скоро он распался, и на землю упали трупики насекомых. Осы, шершни, серые ночные бабочки - ветер нес их по дороге, оставляя на неровностях почвы шерстинки, клочки зеркальных крылышек и осыпавшуюся пыльцу.
  -- Иди, не останавливайся, - хмуро сказал наемник сзади. - Не смотри.
   Вороной осторожно ступал по тракту, нюхая воздух. Мертвые осы хрустели под его копытами. Ральф вперился взглядом в землю, на которой отпечатались следы копыт и сапогов. Хотелось поднять голову и осмотреться, но он знал, что нельзя. Втоптанные в грязь белые лепестки, раздавленные бабочки. "Ничего, ничего, скоро выйдем", - успокаивал сам себя Ральф. Краем глаза он видел серые стены ущелья и острые скалы, но тут же одергивал себя: "не может быть, поля кругом, это только воображение"...
   В конце концов, стало совсем невмоготу - и он решил взглянуть, далеко ли еще идти.
   Скотопрогон был длиннее, чем казалось на первый взгляд: они не прошли и половины. Ральф выдохнул. Он почувствовал себя немного лучше, по крайней мере, сразу выяснилось, что никаких скал и в помине нет. Одни темные поля. Полоски кустарника вдоль дороги. Невысокие пологие холмы - на самом ближнем руины.
   Ральф смотрел на выпирающие из травы камни, и пахнущий горечью ветер ерошил ему волосы. Белое, затянутое осенними облаками небо было особенно высоким. Ральф дышал полынью, запах которой становился сильнее с каждым вдохом. Курган казался все более близким, серые, грубо обтесанные камни молчаливо звали. Ральф видел каждую трещинку, каждую травинку. Он видел темный вход, охраняемый двумя столбами, сверху донизу испещренными знаками мертвого языка. Воздух загустел - еще чуть-чуть, и его можно будет пить. Ральф глубоко вдохнул, пропуская горький ветер между зубами.
  -- Эй! Не смотри! Так и свихнуться можно!
   Голос наемника заставил Ральфа вздрогнуть. Он едва удержался, чтобы не заорать в ответ, проклиная, но тут же испугался собственной ярости - она была слишком странной и неестественной. "Как тогда, под деревом", - подумал Ральф и почувствовал, как по спине течет холодный пот. "Проклятая долина! Скорей бы уж выбраться отсюда"!
   Он шел, монотонно отсчитывая шаги, и старался не замечать каменных стен. Чудилось, что тракт углубляется все глубже в гору, становится тоннелем. Ральф знал - стоит поднять глаза и станет ясно, что это не так, но упорно разглядывал темную землю. Порывы ветра носили лепестки и мертвых насекомых, но даже вороной привык к этому и не пугался.
   Ральф плелся, пока не налетел на наемника, остановившегося посреди тракта.
  -- Все, дошли уже. Проклятый скотопрогон, все силы высосал...
   Прямой отрезок пути, и правда, закончился. Ральф оглянулся - на краткий миг ему показалось, что видит скалы и черно-белые вихри, но стоило сморгнуть и перед ним лежала обычная дорога среди полей. Ветер кинул в лицо пригоршню лепестков, но Ральф только засмеялся - так легко стало сейчас, когда он понял, что скотопрогон позади.
   Наемники быстро сели на лошадей и заторопились отъехать от странного места.
   Ральф выпрямился в седле:
  -- Вот видишь, все хорошо, - сказал он вороному.
   Конь жалобно заржал, будто не соглашаясь.
  -- Правда!
   Вороной потрусил вперед. Подковы зацокали по камням, и Ральф с интересом взглянул вниз. Небольшой участок тракта был выложен белыми плитами. В зарослях кустарника виднелись обломки стен и барельефов.
  -- Часовня? - Ральф подъехал к Оскеру. - Здесь была часовня?
  -- Ага. Но она разрушена давным-давно.
   Оскер махнул рукой - чуть в стороне валялась статуя. Перевернутая голова смотрела на путников. На мраморном лице застыла жестокость, что шло вразрез со всеми канонами изображения святых. "Фенгар, Фенгар, зачем же ты Измаила таким злобным сделал?" - подумал Ральф. "Или это просто так кажется?" Он уже не доверял собственным глазам, да так было и легче. Съехав по склону холма, Ральф уже полностью уверился в том, что садистское выражение на лице святого воина ему просто привиделось.
  
   Крошечные снежинки таяли, едва соприкоснувшись с землей. Наемники торопливо перекусывали холодным мясом. Оскер решил не разводить костра - ему не терпелось побыстрее добраться до озера.
  -- Вернон нас, небось, заждался. Ничего, еще денек-другой скачки, и будем на месте, - говорил он, запивая мясо хэнковым зельем.
  -- А чем он там вообще занимается? - спросил Ральф. - Он с самого начала хотел попасть в храм, так?
   Оскер задумался, видимо, решая, стоит ли говорить чужаку, потом нехотя пробормотал:
  -- Да, мы сюда ради проклятого храма и поперлись. Что-то он про это место вычитал в родовых книгах. Он-то из аристократов, типа тебя.
  -- И что же он, благородный рыцарь, тут ищет?
   Оскер рассмеялся:
  -- Благородный, ну да... Не знаю я, чего он ищет. Мне главное, что платит вовремя. Еще в Авендане задаток каждому отсыпал. После Дароса деньжат у него куры не клевали... Я б на его месте старый дворец отстроил, заказал бы себе вин из-за моря, любовниц бы завел, по свету бы поездил, по городам да ярмаркам. А он будто взбесился - подавай ему эту дерьмовую долину и все.
   Наемник махнул рукой, отхлебнул из фляжки и, передав ее Ральфу, кинулся собирать людей. Все садились на коней без особой охоты - скотопрогон, даром что не слишком длинный, вымотал донельзя. Ральф глотал обжигающую горло жидкость и смотрел, как Оскер руганью и угрозами заставляет наемников сесть на лошадей и продолжать путь. "Вот уж действительно странно, зачем понадобилось ему в долину... Да и этому сброду, наверное, немало заплатить пришлось".
  
   Они ехали, пока совсем не стемнело. Оскер позволил остановиться, лишь когда тракт стало невозможно рассмотреть.
  -- Хорошо хоть луны нет, - проворчал один из наемников. - Не то заставил бы нас всю проклятую ночь скакать.
  -- Не заставил бы, - спокойно сказал Оскер. - Лошадям нужен отдых, я не собираюсь их загнать.
  -- Ну, ихних-то коняг не загонишь, - наемник кивнул в сторону изгнанников.
  -- Заткнись и иди спать, - прошипел Оскер.
   Кронт вкрадчиво сказал - Ральф готов был поклясться, что тот улыбается, хотя в темноте этого не было видно:
  -- О да, у нас особые лошади. Не сомневаюсь, что вы их узнали.
  -- Да, да, хватит болтать...
  -- Ну почему же? Ведь интересно узнать, что с вашими приятелями случилось...
   Оскер поспешно перебил его:
  -- Об этом у Вернона спросишь. А сейчас - спать!
  -- А ты ничего не знаешь? Совсем-совсем ничего?
   Оскер рванул меч из ножен:
  -- Я сказал, спросишь у Вернона! А будешь рыпаться - свяжем. Понял?
  -- Да, да... Зачем же сразу за оружие хвататься?..
   Кронт отошел и стал устраивать себе постель из одеял и плаща. Ральф подумал, что им не мешало бы перекинуться парой слов, но Оскер зорко следил за изгнанниками. Даже ночью наемник сидел у потухшего костра и внимательно наблюдал за всеми. Утром он, злой и невыспавшийся, разбудил остальных, заставил наскоро позавтракать, оседлать лошадей и снова рысцой трястись по тракту.
  
  
   Глава 16
   Встреча с Верноном
  
   Покрытая утренним инеем трава проминалась под копытами лошадей. Редкие лужицы на тракте затянуло ледком. "Вот и зима", - подумал Ральф. Его, Кронта и Велену заставили ехать в центре наемничьего отряда, Оскер внимательно следил за каждым их движением. Не было никакой возможности переговорить, не говоря уж о побеге.
   Ральф предавался самым мрачным мыслям, понуро уставясь на черную спутанную гриву своего скакуна.
  -- Э, высокородный, что загрустил? Боишься, Вернон тебе кишки выпустит? - к нему подъехал Кронт.
  -- А ты рассчитываешь, что тебя он с оркестром примет? - огрызнулся Ральф.
  -- Ну, я просто слышал, он не слишком высокородных любит. Даром, что сам из них. А, Оскер? Так оно?
  -- Хватит болтать. Приедем - все узнаешь, - отрезал Оскер.
   Кронт весело ухмыльнулся и небрежно махнул левой рукой - Ральф успел заметить холодный блеск кинжала в рукаве кожаной куртки. На его недоуменный взгляд Кронт чуть заметно кивнул.
   "Он хотел предупредить меня... Чтобы и я спрятал оружие"... Ральф безотчетно теребил поводья. "Но что толку от ножичка?" Тем не менее, он с нетерпением ждал привала, когда можно будет выполнить совет. Охотничий нож, прощальный подарок изгнанникам из Авендана, висел справа на поясе - подумав, Ральф решил спрятать его в голенище сапога.
  
   В полдень они остановились на обед у подножия холма, выбрав спокойное безветренное местечко. Долговязый Норт стал возиться с костром, остальные по обыкновению наблюдали за ним, глотая слюни.
   Ральф, спрятавшись от посторонних взглядов за боком вороного, отстегнул нож и быстро спрятал его в сапог. Огляделся и присел у огня рядом с остальными, как ни в чем ни бывало.
  -- Поторопись, ты! - раздраженно крикнул Оскер повару. - По-быстрому пожрем и - вперед. Может, еще к ужину у Вернона будем.
  -- Что ты так торопишься?
  -- За гостей наших волнуюсь...
   Кронт подошел к костру:
  -- Зря... мы сами ждем не дождемся встречи.
  -- Так я и поверил, - Оскер хмуро взял кусок мяса и стал жевать.
  -- Сто копий тебе в задницу! Если б мы не хотели с вами повстречаться, мы б вообще сюда не полезли! Сидели б у Хэнка в тепле, пили крепкое и с девочками веселились.
   Оскер пожал плечами:
  -- Может и так. Но насчет вас Вернону решать, не мне. Так что спорить со мной бесполезно. Меньше болтай, быстрее жуй...
  -- Угу...
   Все сосредоточенно поглощали вчерашнее жаркое и пили теплый чай. На миг оторвавшись от своей порции, Кронт поймал взгляд Ральфа - тот выразительно похлопал по сапогу. Обменявшись понимающими улыбками, оба вновь принялись за еду.
   Наемники старательно растягивали обед: никому не хотелось снова трястись в седле. Оскер нервно посматривал на них, но они делали вид, что не замечают.
  -- А что тут с тенями? - вдруг спросила Велена, тихо сидевшая рядом с Ральфом. - Какие-то они странные...
   Тени и правда были необычными. Бледные, едва заметные, они падали то на север, то на юг - стоило лишь пошевелиться.
  -- Не обращай внимания, - ответил Норт. - У центра долины они всегда такими становятся. Свихиваются в конец!
  -- Плевать на проклятые тени, - не выдержал Оскер. - Давайте уж быстрее!
  -- Что, не терпится перед Верноном похвастаться?
  -- Заткнись и жри!
   Норт пожал плечами, доедая свою порцию.
  
   Снялись в большой спешке и сутолоке. Ральф даже хотел переговорить с Кронтом, пока наемники суетятся, но решил все-таки не рисковать. В конце концов Оскер заставил своих людей двигаться - и тут он отыгрался за затянутый обед и долгие сборы. Отряд растянулся длинной цепочкой, те, у кого лошади были похуже, отстали, а изгнанники оказались в авангарде. Оскер вклинился между Веленой и Кронтом, умудряясь одновременно и присматривать за "гостями", и подгонять наемников.
   Ральф, к собственному удивлению, вымотался за этот день больше, чем тогда, когда они часами шли пешком через лес. Слишком устал он все время ожидать злого окрика в спину, устал гадать о том, какой же прием им приготовил Вернон. Он ехал, ссутулившись в седле, изредка поднимал голову, чтобы осмотреться - но вокруг были все те же поля да холмы.
  -- Все, уже почти на месте, - осипшим от постоянной ругани голосом крикнул Оскер, вглядываясь вдаль с очередной вершины.
  -- О, а я уж подумал, что мы всю ночь пылиться будем... - проворчал Кронт.
  -- Не, - Оскер предпочел не заметить насмешки, - Вон последняя часовня на холме, дальше - лесок и озеро. Через пару часов Вернон из тебя жилы тянуть будет.
   Он свистнул, пришпорил коня, и тот понесся галопом вниз по змеистой ленте тракта.
   Ральф попытался рассмотреть часовню, но она была слишком далеко, почти скрытая сумерками. Когда они подъехали ближе, стало видно, что она довольно большая и почти не разрушена. Изящные тонкие колонны поддерживали крышу, барельеф над входной аркой изображал обвитую цветами руну входа.
  -- Эй, не останавливаемся! Вперед, ленивые задницы! - заорал Оскер.
   В тот момент у него вдруг лопнула подпруга и он, под хохот наемников, свалился на грязно-белые камни дворика.
  -- Что ржете, свиньи?
   "Свиньи" стали спешиваться - пока все будет улажено, они успеют хотя бы поразмять ноги.
   Ральф тоже слез на землю, походил вокруг часовни, любуясь мастерской работой. Безусловно, эта часовня была самой красивой из всех им виденных - пожалуй, с ней не могла сравниться даже императорская молельня под Коэном, отделанная золотом и малахитом.
   Норт зажег факел, чтобы посветить Оскеру, возящемуся с ремешками, и в глубине часовни что-то взблестнуло, отразив пламя. Ральф вошел внутрь. Там было слишком темно, но он смог увидеть статуи у алтаря, одна из них стояла позади жаровни - ее глаза и сверкали в темноте. Верования язычников заставляли жрецов в диких странах мастерить истуканов, чудовищно похожих на живых существ, в Империи же это издавна почиталось за ересь. Ральф застыл на пороге. Статуя заставляла смотреть в глаза, в ее сверкающие богохульные глаза. На лбу выступил холодный пот, Ральф еще никогда в жизни не испытывал такого ужаса. Он, конечно, знал, что это всего лишь обсидиан и кварц, настолько дешевые камни, что даже мародеры-наемники на них не польстились.
  -- Эй, ты что, любуешься? - окликнул его Норт. - Да там ж темно. Счас посвечу!
   Он быстро, пока не начал возмущаться Оскер, подскочил к часовне и сунул факел в дверной проем. Тени будто шарахнулись прочь, розовые и оранжевые блики заиграли на белом мраморе. Изысканные барельефы, затейливые линии старых фресок... И фигуры, ничуть не похожие на святых. Вдоль стен стояли статуи мужчин и женщин, каждый завиток волос, каждый мускул был исполнен с особой тщательностью. Их позы наводили скорее на мысли об оргии, чем о богослужении. Полуоткрытые полные губы, драпировки, небрежно валяющиеся у ног. Лица статуй были прекрасны, несмотря на то, что кто-то вырвал им глаза. Они похотливо смотрели друг на друга пустыми впадинами глазниц, и только святой воин у алтаря взирал на вошедших зрачками из черного обсидиана. Он казался самым живым из них, но вся его фигура говорила о звериной ярости и злости. Длинный меч, сжатый в мраморных пальцах, готов был обрушиться на головы врагов. Над головой Измаила, на сводчатом потолке, талантливый художник нарисовал вход в Девятилунную - нагие девы с крыльями из огня зазывали путника в страну смерти.
  -- Красиво, а? - Норт шагнул внутрь. - Мне особенно эта нравится, - он обнял статую женщины, погладил ее бедра, - жаль, глаза кто-то выколол бедняжке...
  -- Будь она с глазами, и знаться с тобой бы не стала! Ты свою харю хоть разок в зеркале видел? - весело засмеялся Кронт, тоже с интересом осматривавший часовню.
  -- Она не такая! Она знает, что не на рожу надо смотреть, а ниже...
  -- Ну-ну...
  -- Я говорю! Она меня ждет, это точняк... - Норт понизил голос. - Почему ты думаешь, у этого болвана ремешок как раз тут лопнул, а? Все она, моя милая...
  -- Могу поспорить, что когда тебя нет, эта милашка тебе рога наставляет! Вот с этим мраморным бугаем слева!
   Норт, прищурившись, посмотрел на "бугая" и, ухмыльнувшись, сказал:
  -- Ну, раз так, я ему счас кое-что поотбиваю... сам виноват...
   Он стал искать на полу подходящий камень, остальные наемники радостно давали советы, кое-кто даже придумал садануть "соперника" мечом. Оскер, злой как демон, растолкал зрителей, отобрал у Норта факел и приказал двигаться дальше.
  
   Спустившись с холма, всадники оказались в лесу - он был не такой мрачный и дремучий, как у Форпоста, но столь же древний. Между стволами деревьев сероватой дымкой завис вечерний туман. Скоро стемнело, глубокие тени скрыли тракт, и Оскеру пришлось ехать впереди с факелом, освещая дорогу. Ветер раздувал мечущееся пламя, в сполохах огня были заметны отметины по краям тракта: веховые столбы, с выжженными раскаленным железом рунами.
   Воздух становился все влажнее, Ральф чувствовал болотные запахи. Он и обрадовался, и огорчился, увидев впереди россыпь лагерных огней. Утомительный путь, наконец, закончился, впереди ждал разговор с Верноном.
  -- На месте! Эй! Эгей! - заорал Оскер, влетая на вытоптанную людьми и лошадьми поляну.
   Наемники столпились рядом с прибывшими, бесцеремонно разглядывая изгнанников. Ральф, стараясь выглядеть абсолютно спокойным и невозмутимым, слез с коня.
   Толпа расступилась перед закутанным в широкое шерстяное одеяло мужчиной. Он, видимо, только что проснулся - темно-русые волосы были встрепаны, глаза моргали на свету.
  -- Вот. Доставил, как вы и просили, мой господин, - засуетился Оскер.
  -- Хорошо. Проведите их ко мне.
   Вернон развернулся и пошел к палатке в центре лагеря. Изгнанников заставили идти следом.
   "А он неплохо устроился", - подумал Ральф, увидев устланную медвежьими шкурами постель, серебряный подсвечник на грубо сколоченном столе, аккуратно сложенные в углу доспехи.
   Вернон зажег свечу и кивком предложил изгнанникам присаживаться к столу.
  -- Вы устали, я вижу... Ничего, скоро вам приготовят ужин и постель. А пока я хотел бы узнать кое-что.
   Он взял со стола кожаную флягу и отпил глоток.
  -- Во-первых, кто вы такие?
  -- Ральф Коэн. Я ехал в столицу, и в Авендане из-за нелепого случая оказался обвинен в святотатстве...
  -- Да, они трепетно относятся к своим богам, - Вернон презрительно сплюнул на землю.
  -- Я - Кронт, Лишер Кронт мое полное имя...
  -- Одно из имен. Не так ли?
  -- Человек моей профессии часто вынужден иметь пару дюжен имен, на всякий случай, - осклабился Кронт.
   Вернон задумчиво кивнул:
  -- Ты убиваешь за деньги. И устраиваешь пожары...
  -- В последнее время я переключился на простые грабежи.
  -- Понятно. А ты? - Вернон повернулся к Велене. - Ты из Форпоста. Зачем ты пошла сюда?
  -- Я ищу Лорна. Мальчика, которого ты украл.
  -- Он на острове, вместе с моими людьми. Не беспокойся за него. Так... Откуда вы узнали обо мне?
  -- Кто ж в Авендане не слышал о Верноне? Высокородном победителе при Даросе?
  -- Меня чаще называли высокородным ублюдком, - бесстрастно заметил Вернон. - Ладно, этих ответов я от вас и ожидал. Осталось обговорить самое главное: могу ли я принять вас в отряд. Места здесь опасные, люди мне нужны - но только те, которым я могу доверять. Доверять полностью.
   Он смотрел на Ральфа, будто пытаясь прочитать его мысли.
  -- Я тебя не предам, - сказал Ральф, облизнув пересохшие губы.
  -- Откуда я могу знать? Наемники мои, пока я им плачу, а ты... Высокородный из клана Коэн... Мне было бы спокойней, если б ты встретил утро на дне озера.
  -- Я клянусь...
   Вернон расхохотался:
  -- Я бы не поверил и своей клятве, как мне верить твоей? Разве что... - он задумчиво прищурился. - Разве что ты принесешь мне вассальную присягу.
  -- Что?
  -- О, и ты сразу вспомнил о своей гордости. Я не настаиваю. Поступай как знаешь.
   Ральф сжал кулаки. Ему хотелось закричать, что он никогда не будет слугой Вернона, но он сдержался.
  -- Так ты со мной, Кронт? - Вернон повернулся к Кронту.
  -- Конечно. Особенно, если мне заплатят.
  -- Это будет зависеть от твоего... рвения. А вы, дорогая Велена? Я не заставлю вас стрелять из лука, сами понимаете. И не беспокойтесь, танцевать голой перед моими солдатами вам тоже не придется.
  -- Только перед тобой?
  -- Я вижу, мы понимаем друг друга с полуслова, - улыбнулся Вернон.
  -- Хорошо, - решительно сказала Велена. - Но ты должен пообещать, что отпустишь мальчика.
   Вернон кивнул.
  -- И сначала я должна убедиться, что с ним все в порядке.
   Вернон медлил, задумчиво глядя на нее, потом сказал:
  -- Ну ладно, пусть будет так. Осталось решить с высокородным... Ну, Ральф Коэн?
   Ральф подумал, что следовало бы по примеру Велены выторговать себе немного времени. Но Вернон смотрел с такой неподдельной ненавистью, будто только и ждал предлога его убить.
  -- Я буду твоим вассалом, - слова с хрипом вырвались из пересохшего рта. - Но только я один. Мой клан не будет обязан твоему.
  -- Ты меня удивил, Ральф Коэн. Может, ты и умнее, чем показался мне в первый момент.
   Он встал, вытащил меч из брошенных на кровать ножен и, приказав Ральфу идти следом, вышел.
   Наемники повскакивали, увидев своего предводителя. Он жестом приказал подбросить в костер больше хвороста.
   Ральф сбросил плащ и встал на колени перед будущим сюзереном. По древней традиции им следовало обменяться подарками и произнести торжественные речи, но Вернон решил подсократить ритуал.
  -- Ральф из клана Коэн добровольно становится моим вассалом, - громко объявил он.
   Ральф чуть скривился при слове "добровольно", но в неверном свете костра этого никто не заметил. Притихшие наемники смотрели, как Вернон опускает свой меч, и Ральф сжимает ладонями клинок, сильно, до крови. Было бы достаточно и пары капель, но досада и злость заставили его отчаянно вцепиться в сталь, не чувствуя боли. Багровый ручеек бежал по лезвию и стекал вниз, на обугленную землю у костра.
   Наконец, Ральф разжал ладони. Вернон поднял меч, вытянул вперед левую руку и резанул по предплечью. Кровь вассала и сюзерена смешалась на клинке.
   Ральф упрямо смотрел вниз, на грязные сапоги Вернона, на его одеяло, спавшее с плеч при резком движении. Он чувствовал себя так, будто совершил что-то жуткое - и непоправимое. Капли крови Вернона падали на голову Ральфа. По правилам, кровью сюзерена нужно было помазать лоб вассала, но Ральфу она капала на затылок.
  -- Ну что, все готово, - сказал наконец Вернон. - Можно нажраться на радостях...
   Наемники радостно поддержали его. Мгновенно были вскрыты запасы с хэнковым самогоном и вином. Пили за Оскера и Вернона, за новых людей в отряде. Ральф глотал крепкое пойло, надеясь как можно быстрей напиться и забыть о проклятой церемонии. Наемники относились к нему настороженно, но Вернон с улыбкой трепал вассала по плечу, давал ему пить из своей фляжки и даже заставил перебинтовать ладони.
   Костры полыхали ярко, наемники горланили песни и рассказывали хвастливые истории, а в стороне мирно спало озеро Снежное. Над черной поверхностью воды стлался туман, по заболоченным берегам к воде подходили звери, на небольшом острове чуть заметно мигал маленький костерок. Робкое пламя высвечивало согбенные фигуры людей и стены храма. Ральф опознал бы в вырезанных над арками орнаментах руку Фенгара. Мастер создал храм в таком же стиле, как и часовни - только тут он использовал не белый мрамор, а полированный камень, черный, будто омуты Снежного.
  
  
   Глава 17
   Развилка
  
   Проснувшись, Ральф долго с недоумением смотрел на выгоревшее полотно над головой. За время их путешествия он привык спать под открытым небом, и ему понадобилось время осознать, что теперь они в лагере Вернона. Чем закончилась вчерашняя попойка, Ральф не помнил, но было ясно, что он перебрал: болела голова и сильно хотелось пить.
  -- Проснулся?
   Ральф приподнялся на локте и увидел Кронта, который на пороге щепкой счищал грязь с сапог.
  -- Есть... воды? - незнакомым хриплым голосом спросил Ральф.
   Кронт бросил ему фляжку:
  -- Что-то ты бледноват, высокородный. Даже зеленоват, я б сказал.
  -- Да, как-то дурно... Я сильно напился вчера. Не помню даже, чем все закончилось. Надеюсь, я ничего про Вернона не сморозил?
  -- Не. Ты ж живым проснулся! А Вернону ты, кажется, понравился. И ребятам. Особенно после того, как выпил одним махом полбутылки на спор.
  -- Полбутылки? Самогона?
  -- Ага. Причем спокойно так, будто сок. Правда, потом выблевал все в костер.
  -- Какой кошмар!
   Кронт засмеялся:
  -- Да ладно тебе. Главное - мы живы, и мы в банде. Дерьмо, я вчера был уверен, что Вернон тебя прирежет. Он, конечно, никогда высокородных не любил, но тогда у него прям руки чесались кишки тебе выпустить. Ты молодец, упираться не стал. Ничего, наплюешь на эту дурацкую клятву.
  -- Тогда меня выгонят из клана и из рода.
  -- Если узнают... Ну, нас еще и поединок ждет, забыл? Хотя, глупо из-за этого дурака Иеронима драться.
  -- Я обещал Велене.
  -- Да-а... Все эти форпостовцы такие мстительные... Впрочем, неважно. - Кронт придвинулся ближе и зашептал. - Слушай, а как твой нож? Еще спрятан?
   Ральф ощупал сапоги - он спал не разуваясь:
  -- Да, здесь, - также тихо ответил он.
  -- Хорошо. Пусть там и будет.
  
   Ральф, слегка пошатываясь, вышел из палатки. В лагере было тихо: многие еще отсыпались после вчерашнего. Парочка наемников суетилась у костра, кто-то пошел за дровами - из леса доносился звук мерных ударов топора.
   Оглядевшись, Ральф побрел к озеру - туда вело множество узеньких тропинок, которые петляли между кочками, щуплыми деревцами и кустами можжевельника. Топкий берег был укреплен березовыми бревнами. Осторожно ступая по гати, Ральф подошел к кромке воды, присел на корточки. Озеро казалось сонным, оно не сразу отразило склонившегося к нему человека.
   Ральф плеснул в лицо водой - она была рыжеватой, с частичками ила, но приятно холодной. Бинты на ладонях намокли, раны зажгло, но Ральф почувствовал себя взбодренным. "Надо будет перевязать", - подумал он и, кивнув на прощание Снежному, вернулся в лагерь.
   Проходя мимо коновязи, он потрепал по холке своего вороного, который выглядел очень довольным - в его кормушку щедро насыпали овса.
  -- Ральф Коэн!
   Вернон, улыбаясь, шел навстречу. Теперь он гораздо больше походил на благородного господина, чем вчера вечером: чуть влажные волосы были тщательно расчесаны, вместо старого одеяла с плеч свисал черный плащ дорогого сукна, грудь прикрывала искусно сплетенная кольчуга, а пояс сверкал серебром и аметистами. Ральф с раздражением подумал, что сам он выглядит оборванцем, которому самое место на паперти. Сюзерен легкой улыбкой приветствовал его и стал задумчиво гладить вороного, не торопясь начать разговор.
  -- Что вам угодно? - спросил Ральф, склонив голову - ему не хотелось, чтобы Вернон прочел в его глазах ненависть.
  -- Пока - ничего. Просто хотел узнать, как ты себя чувствуешь после вчерашнего вечера.
  -- Неплохо, благодарю вас.
   Вернон усмехнулся:
  -- Насколько я знаю, в Империи принято добавлять "мой господин", когда говоришь с сюзереном.
   Ральф едва не зарычал, как злобный пес, но заставил себя сдержаться и спокойно сказал:
  -- Простите, мой господин, я ни в коем случае не хотел быть невежливым.
   Вернон положил ему на плечо руку в кольчужной перчатке:
  -- Я всегда презирал традиции, Ральф. Традиции благородных кланов, - он фыркнул. - Самая бесполезная и глупая вещь! Можешь называть меня просто "Вернон", и на "ты". Ладно?
  -- Как скажешь.
  -- Вчера я был с тобой слишком резок. Ты уж извини. Я так хорошо спал, а меня подняли, я в таких случаях всегда раздражительным делаюсь.
  -- Я тебя понимаю, - чуть улыбнулся Ральф.
  -- Теперь я рад, что вчера все мирно закончилось - все-таки приятно пообщаться с умным образованным человеком. А как твои раны?
  -- Раны?
  -- На руках. Ты так вчера вцепился в этот меч... Впрочем, это хорошо и правильно, настоящий рыцарь не должен бояться боли и крови.
  -- Я... просто я задумался и не рассчитал... А раны должны скоро зажить... не раны, а царапины даже... я вот шел делать перевязку...
  -- А, ну тогда не стану тебя задерживать.
   Вернон учтиво поклонился - так, будто он имел дело с равным по званию в столичном дворце, а не с собственным вассалом посреди дремучего леса. Ральф, абсолютно сбитый с толку внезапной переменой в поведении сюзерена, ответил на поклон и поплелся к палатке.
   Не успел он отойти и пары шагов от коновязи, как дорогу ему преградил большой черный пес. Он не рычал, только стоял и внимательно смотрел на Ральфа умными темно-ореховыми глазами. Тщательно расчесанная шерсть была твердой, как проволока, высокие жилистые лапы выдавали неутомимого бегуна. "Помесь восточной пастушьей и имперской сторожевой", - подумал Ральф. Он протянул руку псу. Тот неторопливо обнюхал, тыкаясь мокрым носом, а потом отошел. Свернулся клубком на земле и заснул.
  
   Кронт и Велена пили чай, обмениваясь угрюмыми взглядами, когда вернулся Ральф.
  -- Ну что, высокородный, уже можешь поесть? - весело спросил Кронт.
  -- Нет, есть я не хочу. А вот чаю выпил бы.
   Ему плеснули теплого напитка из котелка, и Ральф с наслаждением вдохнул запах трав.
  -- Что вы заваривали? Так пахнет.
  -- Чабрец, - ответила Велена. - Вернон дал.
  -- Вернон?! Я только что говорил с ним. Он сказал, что вчера его из-за нас разбудили, потому он и обозлился. А сейчас изо всех сил старался показаться вежливым и дружелюбным.
  -- Ну, насколько я знаю, Вернон всегда был немного неуравновешенным, - задумчиво сказал Кронт. - Но если он пытался быть дружелюбным с тобой, высокородный... Тут только два варианта: или он задумал что-то мерзкое, или у него еще худшее похмелье, чем у тебя.
  -- Почему?
  -- Он ненавидит аристократов. Терпеть их не может. Думаю, он и в Дарос воевать поехал только из чувства противоречия - раз уж благородные господа решили, что им там делать нечего, значит там самое место для него.
  -- Но почему? Его что, обманули, предали?
  -- Ты что не знаешь? Не слышал этой истории? Все же говорили!
  -- Откуда я могу знать, что творится в каждой провинции! - фыркнул Ральф.
  -- Авендан провинция?! Тогда уж твой Коэн и вовсе глухое село!
  -- Ладно, рассказывай, если есть, что рассказать.
   Кронт подсел к нему ближе и зашептал - потом и Велена подобралась к ним из своего угла.
  -- На самом деле, - говорил Кронт, - он незаконнорожденный выродок. Его отец однажды возвращался домой пьяный в дымину и не придумал ничего лучше, чем затащить в постель первую встретившуюся девку. Все бы ничего, но вышло так, что под руку ему попалась собственная сестра. Ладно, и такое случается - когда у верноновой мамаши стал намечаться живот, ее, конечно, стали отпаивать всякими взварами. Но плод травиться почему-то не желал. А может, его мать эти напитки тайком выливала. В общем, через девять месяцев она родила, и в тот же самый день младенец был объявлен демонским порождением. Ведь как жрецы Света говорят: от мерзости может родиться только мерзость, то бишь, от такой связи ребенок либо сразу мертвый, либо уродец с хвостом и перепонками. А поскольку маленький Вернон на вид совсем здоровый был, посчитали, что тут сам Архет расстарался, или еще какой демон.
  -- Бедный младенец, - пробормотала Велена.
  -- Ну, его-то как раз не тронули. А вот его мать благородные господа быстренько порешили. Я толком не знаю, что случилось, говорят, ее клан вызвал и казнил, тайно. А отцу записки стали слать, чтоб убил проклятого выродка. Вернонов папаша тоже не из самых сдержанных был, он пообещал надрать всем задницы и заперся в своем замке. И, когда однажды накурился дурман-травы, ему в голову пришла идея, как всех соклановцев поставить на место. Он вызвал из города судью с помощником, заставил составить завещание. И на следующий день выпустил себе кишки у городской стены. По слухам, при этом он дико ржал. Кстати, случилось это недалеко от ворот в долину, если мне память не изменяет, может, поэтому Вернон так сюда и рвался. В общем, когда соклановцы прочитали документ, с ними едва истерика не случилась. Там было слезное признание в том, что, дескать, младенчик был только инструментом и будущей жертвой, а демонские силы и проклятие достались его папаше. Помимо покаяния, было написано, что все имущество отходит Вернону, естественно, кроме личных вещей богохульного отца, которые, по традиции, принадлежат церкви. Ну, соклановцы и родственнички пробовали и так вертеть и этак, но ничего не добились. Младенца отволокли в храм - там, ему, конечно, ничего не сделалось, и им пришлось признать, что демонской крови в нем нет.
   Кронт отпил чая и продолжил:
  -- Ну вот, будущего наследничка воспитывали какие-то тетки по материнской линии. Особой любви они к нему не питали, и, конечно, быстро объяснили, что он - мразь, демонский ублюдок. Им было бы очень на руку, если б Вернон вырос слабоумным психом, с таким-то всегда может неприятность случиться. Не знаю, делали они что-то специально, или у них так само собой выходило, но молодой Вернон был жутко нервным. Но идиотом он не стал... на беду родственничкам. Они начали помирать один за другим, причем, заметь, очень так аккуратно, тихо, без улик. А потом Вернону стукнуло двадцать лет, он вступил во владение наследством, набрал себе головорезов и зажил как хотел. Сказка со счастливым концом, а?
  -- Смотря для кого, - криво улыбнулся Ральф.
   Он допил остывший чай и занялся ранами. Размотал грязные и мокрые бинты, налил на царапины немного хэнкова самогона и перевязал заново - для этого пришлось разодрать чистую льняную рубашку на длинные узкие полосы. История Вернона не шла у него из головы, теперь он даже немного сочувствовал сюзерену. Ральф, конечно, понимал, что одни детали просто выдуманы пересказчиками, а другие, наоборот, забыты, и всей правды, пожалуй, не знает даже сам Вернон.
  
   Остаток дня изгнанники бесцельно прослонялись по лагерю, то и дело поглядывая на далекий остров. Им не терпелось разузнать о выходе из долины, но спрашивать Вернона было бы неосмотрительно. Ральф попытался разговорить наемников, но те упорно избегали всякого упоминания об острове, озерном храме, а уж тем более тайном ходе.
   Кронт заявил, что все очень подозрительно, но перед обедом Вернон отозвал его в сторонку и вручил кожаный мешочек, объяснив, что это аванс. Новенькие имперские золотые сверкали ярче солнца, когда их пересчитывали в палатке. Кронт, поразмыслив, сказал, что Вернону, видимо, действительно нужны верные люди, вот он и старается.
  
   Вечером изгнанники втроем играли в карты. В палатке было так тепло и уютно, что их долгое путешествие по долине стало казаться Ральфу тяжелым сном. Кронт неторопливо тасовал, время от времени прикладываясь к фляге - они играли без ставок, и он заявил, что намерен напиться, раз уж не может просадить аванс. Ральф почти отошел от последствий вчерашней попойки, в обед он поел жареного мяса, после немного вздремнул и сейчас чувствовал себя просто прекрасно. Ему было жаль видеть забившуюся в угол Велену - она мрачно смотрела перед собой, о чем-то размышляя. Ральф втянул ее в игру, надеясь, что это развеет девушку, но она оставалась все такой же задумчивой, пропускала взятки и забывала козырей.
  -- Велена! Тебе ходить! - Кронт чуть дотронулся до плеча девушки, она вздрогнула и выронила карты. - Да что с тобой?
  -- Ничего. Плохое предчувствие, вот и все, - тихо пробормотала она.
  -- Ха! Да у меня плохое предчувствие все это время, пока мы по долине шатаемся! Я уже к нему как к родному привык! - осклабился Кронт.
   В этот момент в палатку ворвался Оскер, встрепанный, с красным от бега лицом.
  -- Собирайтесь! Быстро! - приказал он, тяжело дыша.
  -- Что случилось-то? - спросил Кронт.
  -- Разведчики доложили, что видели тварей в лесу. Мы все плывем на остров. Давайте, быстрей, нет времени на сбор шмоток!
   Оскер вытолкал всех троих из палатки, даже не позволив взять мечи. В лагере царил хаос: наемники суетливо носились туда-сюда с оружием и ворохами одежды в руках, испуганно ржали лошади у коновязи, кто-то, ругаясь последними словами, заливал костры чаем из котелка.
  -- А наше оружие? - Ральф обрадовался, что хоть спрятанный нож при нем.
  -- Потом...
   Оскера оборвал низкий протяжный вой.
  -- Дерьмо... - пробормотал Кронт.
  -- Ну, бегом к переправе! По этой тропе, ну!
  
   Они побежали. В сумерках кусты можжевельника казались фигурами странных существ, а кривые ветки берез и осинок - когтистыми лапами. Усыпанная сосновыми иголками тропа вела вдоль озера, с которого ползли белые клочья тумана.
   Ральф приостановился на миг, обернулся - за ними, изрядно отстав, бежали наемники. "Хорошо хоть мы не одни", - подумал он.
   Справа завыли твари.
   Несколько раз Ральф спотыкался о корни и падал, но страх заставлял вскакивать и бежать дальше, забыв о боли. Ноги скользили по гнилым иголкам, сердце колотилось, как бешеное, в боку кололо. Ветка березы хлестнула по лицу, чуть не выколов глаз. По лбу текла липкая струйка крови, Ральф вытирал ее ладонью на ходу.
  -- Переправа! - заорал Кронт.
   Впереди у воды были видны огни факелов и суетливо копошащиеся люди. Тропа тут разветвлялась на две - одна вела прямо к озеру, другая забирала вправо.
   Кронт, удвоив скорость, понесся к переправе, Ральф и Велена поспешили за ним.
   Сначала ничего не изменилось, а потом воздух стал стремительно густеть. Огоньки впереди замерцали и потухли, по тропе потекло что-то черное. Ральф едва успел отпрыгнуть в сторону, как перед ним образовался темный поток. Молочно-белый туман струился над водой, поднимаясь все выше. Скоро изгнанников окутала влажная белесая мгла, такая плотная, что вытянутую руку не было видно.
   Ральф чувствовал, как сапоги увязают в грязи, он попробовал шагнуть в сторону и тут же по колено провалился в болотную жижу. Кое-как высвободив ногу, он достал спрятанный нож - единственное оружие, которое у него было.
  -- Велена? Кронт?
   Туман, словно вата, заглушил его крик.
   В темноте что-то захлюпало, зачавкало, застонало человеческим голосом. Ральф сжимал в руке охотничий нож, понимая, что тот не защитит его от тварей из долины, если они сюда сунутся. Жутковатые завывания и всплески заставляли Ральфа вздрагивать, он едва удержался от желания безумно кинуться вперед, в туман и мрак.
   Влажный воздух пах болотными травами и гнилью, у ног плескалась черная вода. Поначалу казалось, что стоит всего лишь дождаться утра, и лесной морок исчезнет, но скоро Ральф потерял счет времени и отчаялся. "Я могу тут и вечность простоять, и ничего не изменится", - хмуро подумал он. Шагнул чуть в сторону, осторожно нащупывая землю - она оказалась твердой, - прошел еще немного и остановился передохнуть. Впереди зашуршало, но быстро стихло. Ральф решил двигаться дальше, но не смог: его ноги уже выше щиколоток погрузились в болото. Он в панике рванулся, ухватился руками за какой-то сук, невидимый в тумане. Ноги оказались свободны, он радостно вскрикнул - тут ветка, за которую он держался, сломалась, Ральф тяжело рухнул вниз и по пояс провалился в трясину.
  
  
   Глава 18
   Огонь
  
   Грязь и ил забивались даже в рот, когда Ральф отчаянно пытался вырваться из болота. Он слепо шарил вокруг руками, надеясь ухватиться за что-нибудь твердое, но пальцы натыкались лишь на мелкие веточки и сухую осоку. Топь затягивала его все глубже. В конце концов, Ральф прекратил дергаться - оставалось слишком мало времени для того, чтобы тратить его на панику и бесполезные попытки. "Вот и нет у тебя вассала, Вернон", - с мрачным удовлетворением подумал он. - "И никто никогда не узнает, что был."
   Ральф откинул голову назад, ему хотелось взглянуть на небо, но перед глазами белой пеленой стоял туман. Болото уже не казалось страшным, ногами Ральф чувствовал его тепло, будто возвращался в материнскую утробу. Душный воздух пах багульником и сладкой гнилью.
   Пятно света впереди поначалу казалось призрачным видением. Проскользнула мысль о коварных болотных огнях, заманивающих путников в топь. Но свет все приближался, разгоняя белую мглу. Ральф зажмурился, но тут же широко открыл глаза, боясь потерять его из виду.
  -- Здесь! Я здесь! - сипло прокричал он.
   От яркого света болели глаза, слезы катились по щекам. Туман зло шипел и нехотя расползался, оставляя синеватые клочки в ложбинках и сплетениях ветвей.
   Ральф видел только огненное пятно и неясный силуэт, но когда его схватили за руку, понял, что его спасает человек. Вылез из мягкой теплой трясины, и под ногами сразу же возникла хорошая твердая тропа. Сквозь поредевшие кроны берез и осин виднелась луна, осветившая каждую иголку на дороге. Никакого болота и в помине не было.
   Ральф протер глаза и взглянул на своего спасителя - им оказался мальчишка в рваной одежде, худой, измазанный черным илом.
  -- Лорн! - к ним бежала Велена, за ней шел Кронт. - Лорн, как хорошо...
  -- Д-дерьмо! - выругался кто-то сзади. - Стреляй!
   Ральф обернулся - на развилке стояли наемники Вернона. Один из них вскинул лук, стрела просвистела в воздухе и воткнулась в грудь Лорна. Мальчик без единого стона упал навзничь, разметав худые тонкие руки. Велена бросилась к нему, бормоча что-то ласковое и глупое.
  -- Стреляй же! - кричал Оскер.
   Ральф едва увернулся от града стрел, прокатился по земле, чуть не сбив Кронта с ног.
  -- Бежим, бежим! Велена, не жди!
   Они рванулись по тропе к озеру, но у переправы их ожидали несколько наемников, пришлось свернуть в лес. Велена замешкалась - высокий парень с топором в руке схватил ее за рукав. Она закричала, дернулась. Добротная кожа никак не рвалась, хотя шов тут же разошелся. Ральф слышал отчаянный вопль, хотел было вернуться - но тут девушка вывернулась из куртки и бросилась в непролазные кусты на берегу. Наемник замахнулся топором, но до Велены не достал.
  -- Не стой! - заорал Кронт впереди.
   Ральф перепрыгивал через поваленные деревья, продирался сквозь заросли и думал только о том, как бы ни попасться в ловушку. На крутом косогоре что-то больно ударило его сзади в плечо, он упал на колени, но тут же поднялся и побежал следом за Кронтом.
  
   В лесу погоня отстала. Ральф и Кронт спустились чуть ближе к озеру. Звать Велену они не рискнули, да и вряд ли девушка могла их услышать. Уже начинало светать, когда изгнанники остановились у воды - узкая тропка вела вокруг Снежного, а тут расширялась в небольшую полянку. Кронт пошел попить и умыться, Ральф сел на землю - его мутило, перед глазами плавали красные пятна.
   Лес, тихий, подернутый предрассветной дымкой, чуть шелестел на ветру. Темные волны плескались о корни наклонившейся над водой ольхи. Кронт вернулся на полянку, вытирая рукавом капли с подбородка.
  -- Ну, пойдем, если пить не хочешь, - сказал он.
  -- Нет, - просипел Ральф.
  -- Ты что, хочешь Вернона дождаться?
  -- Я не могу.
  -- Что?
   Кронт схватил его за куртку, собираясь силой поставить на ноги, но тут же отпустил:
  -- Ох... ну и угораздило тебя, высокородный. У тебя ж сзади стрела торчит.
   Ральф только вздохнул, тяжело, с хрипом.
  -- Потерпи, - Кронт взялся за древко и рванул. - Мда, плохо, наконечник-то остался. Придется надрезать ножом.
   Он заставил Ральфа снять куртку, разорвал рубашку.
  -- Сейчас...
  -- Нет, Кронт. Не надо. Это не поможет, - Ральф говорил с трудом, его голос казался далеким и незнакомым. - Там яд.
   Кронт молча обшарил карманы его куртки, нашел огниво. Спустя несколько минут на полянке весело потрескивал костерок - правда влажноватые дрова сильно дымили, но Кронт решительно подбрасывал еще и еще хвороста. Когда огонь стал достаточно сильным, Кронт прокалил нож и осторожно надрезал рану. Ральф тихо застонал. Кровь струилась по спине, но Кронт был полностью поглощен своим делом и не обращал внимания. Наконец, ему удалось подцепить треугольный кусочек металла и вытащить его наружу.
  -- Вот и все! - сказал Кронт, бросая наконечник в костер. - Пусть еще кровь повытекает, с ней и яд уйдет.
  -- Не уйдет, - пробормотал Ральф. - Я чувствую.
  -- Что ты можешь чувствовать, дурак!
   Кронт подтащил его поближе к костру, накрыл курткой. Сам сел напротив и стал ждать.
   Ральфу лучше не становилось. Несколько раз его рвало желчью, бледное лицо приобрело жуткий синеватый оттенок.
  -- Кронт...
  -- Что?
  -- Я умираю.
  -- Нет.
  -- Да, Архет тебя забери! Так тяжело сообразить? - Ральф в внезапной злости кричал, пытаясь встать.
  -- Потерпи, может все еще обойдется.
   Ральф прижал ладони к лицу, он дрожал, будто на морозе. Сквозь пальцы потекла грязная, коричнево-бурая кровь.
  -- Ральф?
   Кронт заставил его опустить руки. Стало видно, что кровь струится из ноздрей и уголка рта.
  -- Что?! Что "Ральф"?! Какие доказательства тебе еще нужны?! Ждешь, пока из всех пор потечет? Будь ты проклят, Кронт! Чего ты ждешь?! Как мне больно! Как больно...
   Ральф скреб руками по земле, на губах пенилось красно-желтым.
  -- Тихо. Сейчас. Сейчас все пройдет, - бормотал Кронт.
  -- Поторопись, ты...
   Нож вошел прямо в сердце. Ральф дернулся и затих, черты его лица заострились, синюшный оттенок уступил место восковой бледности.
  -- Вот и все, - сказал Кронт и вздрогнул от звука собственного голоса.
   Он закрыл глаза Ральфу, стер пену с его губ и кровь с лица, поправил одежду. Нарисовал угольком руну покоя на грязной льняной рубашке.
   На востоке бледно-серое небо светлело.
  
   Кронт сидел на корточках у озера и умывался, когда в лесу послышался треск веток и ржание коней.
  -- Дерьмо!
   Он заметался по полянке, кинулся было к костру, но сообразил, что тушить его уже поздно. Наемники приближались. Кронт торопливо огляделся, бросил нож на тропинку, что вела вокруг озера, а сам спрятался за огромной елью чуть поодаль.
   На поляну выехал отряд: впереди Вернон на высоком гнедом коне, чуть дальше Оскер, почему-то смущенный и растерянный, остальные тоже казались довольно мрачными.
  -- Один уже готов, - проговорил Вернон, приподнимаясь на стременах и рассматривая тело Ральфа.
  -- Смотрите, нож!
   Один из наемников спешился и подобрал нож Кронта.
  -- Должно быть, он вдоль озера по тропинке побежал, - сказал Оскер. - Мы его мигом догоним.
  -- Заткнись, идиот, - холодно оборвал его Вернон. - Я еще не позволил тебе раскрыть пасть. И советов твоих не просил.
   Оскер съежился, виновато глядя на хозяина.
  -- Обыскать все вокруг! - приказал Вернон. - Быстро!
   Кронт обреченно смотрел, как наемники прочесывают окрестности, все ближе подбираясь к елке. Он не мог даже убежать - шорох в густом подлеске мгновенно выдал бы его. Кронт вышел на открытое место, не дожидаясь, пока его выволокут из тайника за шиворот.
  -- Я здесь, ублюдки! - закричал он.
   Наемники окружили его и сопроводили на полянку.
  -- Так я и знал! Неплохой фокус с ножом, неплохой, но старый, - сказал Вернон, разворачивая коня навстречу Кронту. - Хотя, возможно, сегодня просто день такой, когда рушатся все планы. Моя идея с развилкой тоже казалась мне беспроигрышной, кто ж мог подумать, что Лорн вылезет...
  -- Ты подготовил нам ловушку? Зачем? Мы не собирались предавать тебя.
   Вернон улыбнулся:
  -- Я не подготовил, я просто заманил. Ложная тропа, превращающаяся в болото - особенность долины, я просто заставил вас попасться. Мне жаль, что все так получилось. Болван Оскер не сумел сдержаться... Но что сделано, то сделано.
  -- Зачем? Ты не ответил...
  -- Я сам выбираю вопросы, на которые даю ответ. И кое-что могу тебе обьяснить, хотя ты и не спрашивал. Вернее, показать... - он обернулся и прокричал. - Шелт, тащи сюда девчонку!
   Один из наемников, стоявших в арьергарде, стал продвигаться вперед. Кронт увидел, что поперек седла у него перекинута девушка, завернутая в рваный плащ.
  -- Не думаю, что тебя сильно волнует ее судьба, но, в любом случае, это довольно поучительно, - проговорил Вернон.
   Шелт сбросил девушку под ноги Кронту. Ткань при падении размоталась, и стали видны тонкие узкие раны на белой, как гипс, коже и черная от засохшей крови одежда.
  -- Не вини меня за это, - сказал Вернон. - Глупышка бежала, не глядя куда, вот и наткнулась на стальную осоку. Так мы ее называем. Мерзкая штука, в несколько секунд успевает все тело изрезать - а крови-то в человеке на удивление мало, вытекает в момент.
   Кронт молча смотрел на Велену.
  -- Что поделаешь, долина опасна, - продолжал Вернон.
  -- Не так опасна, как человек. Знаешь, есть такие ублюдки, которые готовы предать собственных людей, - зло проговорил Кронт. - Но я надеюсь, что они еще захлебнутся своим дерьмом...
  -- Как мило с твоей стороны...
  -- Хочешь убить меня? Давай, Архетов выродок, вперед! И не жди, что стану пощады просить.
   Вернон сщурился:
  -- Нет, смерти у меня ты не выпросишь. Архетовы выродки, увы, не столь милосердны. Оставайся здесь, а я посмотрю, сколько ты продержишься в центре долины без моей помощи.
   Он ухмыльнулся и приказал наемникам уходить.
   Кронт стоял перед телом Велены и провожал взглядом отряд Вернона.
  
   Промерзшая земля была слишком твердой, чтобы один человек мог выкопать могилы для двоих по имперскому обычаю. Кронт собрал побольше хвороста, елового лапника, сухих веток и устроил высокий погребальный костер. Это отняло немало времени, но торопиться было некуда. Ральфа и Велену он затащил на будущий костер, сложил им руки и пригладил волосы. Правая щека девушки была покрыта коркой из засохшей крови и грязи, Кронт намочил в озере подол рубашки и попытался хоть немного оттереть. Его охватила безразличная холодность, он спокойно занимался тем, что должен был сделать, и не думал о будущем.
   Сначала горело неохотно, но скоро ветер раздул пламя, и тела погибших попутчиков охватил огонь. Кронт присел на корточки с подветренной стороны. Сизый дым стлался по земле, темным шлейфом касался зеркальной поверхности озера. Сквозь туманную завесу Кронт видел остров и большой плот, плывущий к нему - видимо, Вернон действительно решил отправить всех к храму.
   Кронт смотрел, как наемники мерно работают шестами, и безотчетно перебирал кремень, кресало и трут в кармане.
  
   На месте погребального костра осталось огромное черное пятно. Кронт не стал ворошить угли, завернулся в куртку, лег на нагретую землю и постарался уснуть. Бессонная ночь и усталость сделали свое дело - заснул он быстро, несмотря на неудобное ложе.
   Разбудил его ночной холод. Кронт вскочил, прошелся по полянке, согреваясь. Потом спустился к воде. В темноте острова не было видно, но днем Кронт хорошо запомнил направление. Он снял сапоги, взял в зубы промасленный мешочек с огнивом и шагнул в озеро. Ноги скользнули по илистому дну, ледяная вода выбила дыхание. Кронт широкими гребками поплыл вперед.
   Ориентироваться приходилось на длинный разрыв в облаках, зигзагом темневший как раз там, где должен был находиться остров. Кронт с ужасом думал, что какие-нибудь озерные твари могут сейчас схватить его за ноги и утянуть на дно, или от холода начнутся судороги и он утонет, не успев даже плюнуть в лицо Вернону. Но, к его удивлению, озеро было тихим, а вода понемногу теплела.
   Остров вырос впереди неожиданно, словно вдруг выступил из мрака. Прислушавшись, Кронт уловил обрывки разговора, а когда подплыл ближе, увидел отсветы костра.
   Берег оказался топким. Кронт окончательно измазался и исцарапался, пока выбрался на твердую землю. Он кое-как отжал одежду, сунул в карман мешочек с огнивом и стал красться к лагерю наемников. Они расположились возле входа в храм, и из нескольких подслушанных фраз Кронт понял, что Вернон находится внутри.
   Плот привязали к небольшому сколоченному из старых досок причалу. Один из наемников должен был охранять его, но вместо этого беспечно спал, закутавшись в плащ. Кронт осторожно приподнял черную ткань, взялся за рукоять кинжала, заткнутого за пояс наемника. Медленно вытащил оружие из ножен, левой рукой зажал парню рот, а правой вонзил клинок ему в горло. Наемник захрипел и кулем упал на доски. Кронт быстро отстегнул его меч, стащил с ног сапоги и, подумав, содрал плащ. Было приятно снова обуть продрогшие ноги, завернуться в теплую ткань. Тело Кронт опустил в воду, тихо, без единого всплеска, потом отвязал плот и длинным шестом оттолкнул подальше.
   Убедившись, что никто не заметил случившегося на причале, Кронт обошел храм, присел у задней стены и стал сооружать костерок из можжевеловых веток. Искра подожгла трут, от него занялся и хворост. Кронт немного отошел и зажег второй костер. Пламя разгоралось - нужно было поторопиться, чтобы пожар пошел именно так, как хотел Кронт. Он, уже не скрываясь, перебегал с места на место, держа огниво в руках. Начали загораться ветки берез и толстая кора сосен.
   Закричали наемники - пожар был обнаружен. Бросив огниво, Кронт выхватил меч и кинулся к лагерю. На нем все еще был черный плащ и наемники в темноте и дыму приняли его за своего. Они беспорядочно носились, таскали с озера воду, но Кронт знал, что огонь уже не потушить.
   Из храма выбежало несколько наемников, но Вернона среди них не было. Кронт кинулся к входу, расталкивая людей.
   Внутри царил полумрак: извилистый коридор освещали тусклые масляные лампы. Кронт бежал, не обращая внимания на затейливую резьбу и изящные барельефы. Ход петлял, как змея, но ответвлений, к счастью, не было.
   Наконец, Кронт вошел в центральный зал храма. Вдоль угольно-черных стен застыли статуи, в их глазах из кварца и обсидиана отражалось пламя множества ламп. Вернон стоял у жертвенника, скрестив руки на груди, и с усмешкой смотрел на Кронта.
  -- А я думаю, что там за шум! Пришел сюда? Надеешься, я возьму тебя на службу?
  -- Знаю я, что у тебя за служба, - Кронт сдернул плащ и стал его наматывать на левую руку.
  -- Хм... Возможно, и стоит тебя принять... я не думал, что ты сможешь до острова добраться... - Вернон задумчиво потер подбородок. - Точнее, не думал, что это придет тебе в голову.
  -- Ну уж нет, теперь-то меня не проведешь.
  -- Как знаешь. Но зачем ты тогда пришел?
  -- У меня два дела. Для начала я убью тебя, потом поищу ход из долины.
   Вернон засмеялся:
  -- Идиот! Нет никакого хода! Это я приказал, чтобы вам соврали про него - слишком уж медленно и неуверенно вы продвигались сюда.
  -- Хэнк работал на тебя?
  -- Да. Я немало заплатил ему - и все ради вас. Ты не представляешь, как я жалею, что все так вышло. Но ты еще можешь передумать. Присоединяйся к нам.
  -- И ты опять меня предашь, пошлешь на смерть?..
  -- А разве ты боишься смерти?
  -- Нет. Она мне нравится. Особенно, когда чужая. Я хочу увидеть, как ты сдыхаешь, Вернон. Чувствуешь запах дыма? Я уже зажег твой погребальный костер.
  -- Да ты...
   Сверху раздался грохот, по потолку поползла трещина - видимо, одно из горящих деревьев упало прямо на крышу храма. Вернон с изумлением взглянул наверх, и Кронт рванулся вперед, надеясь воспользоваться замешательством противника. Клинок со скрежетом ударил по железному жертвеннику: Вернон отшатнулся, его лишь вскользь задело по бедру.
  -- Ублюдок, - прорычал Кронт.
   Вернон выхватил свой меч.
   Сверху посыпалась штукатурка и противники, не сговариваясь, кинулись в противоположный угол комнаты. Падающие камни разбивали статуи и колонны, в воздухе взвилась бело-черная пыль. Вернон проводил один финт за другим, не позволяя контратаковать. Кронт отбивал удары завернутым в плащ предплечьем и ждал подходящего момента. В пылу схватки они даже не заметили, что в крыше храма образовалась дыра, в которую падали пылающие обломки дерева. Загорелось растекшееся по полу масло из ламп.
  -- Хороший пожар ты устроил, - осклабился Вернон.
  -- Для тебя. Еще погляжу, как сгорит твой дерьмовый труп!
  -- Дурак! Ты не можешь убить меня. Я умер месяц тому назад, - Вернон цедил слова сквозь зубы. - Вот у тебя еще все впереди.
   Кронт молча атаковал. Вернон уклонялся, отступая, а потом швырнул в лицо противнику масляную лампу. Полыхнул огонь. Кронт рычал проклятия, но достать Вернона уже не мог - их разделила стена пламени.
   Из-за дыма почти ничего не было видно. Кронт, кашляя, метался по залу, натыкался на колонны и статуи. Глаза слезились, пламя опалило волосы. Он отчаянно пытался найти выход в коридор, но не находил.
  -- Вернон! Вернон!
   Черная фигура возникла сбоку. Кронт успел поставить блок, но хитрый прием заставил его резко вывернуть запястье. Меч со звоном выпал из руки.
  -- Не хочешь умереть от огня, поджигатель?
   Кронт тупо смотрел на ухмыляющегося Вернона, на его серые глаза, его тонкие губы, его незащищенное лицо. Голова кружилась от дыма, в висках бешено стучала кровь. Казалось, что сам воздух плавится от жара. Вернон стоял, опустив меч, и улыбался. Крант ощерился и рубанул его в переносицу ребром ладони, вложив в удар всю злость и отчаяние.
   Хрустнуло, мир впереди раздробился. Кронт, уже понимая, что что-то тут не так, ударил Вернона левой, но только почувствовал, как в руку вонзается стекло. Мираж исчез, проклятое зеркало разбилось, множество сияющих осколков упало на пол, на них рухнул Кронт.
   Он еще успел услышать торжествующий крик Вернона и свист меча.
  
  
  
   Часть II
  
  
   Глава 1
   Мертвый рассвет
   Небо над скалами казалось стальным - низкое, черно-серое, холодное. Край горизонта понемногу светлел, и тем гуще и темнее становились тени от острых одиноких пиков и сложенных пирамидками камней. В одной из этих теней, как в луже мрака, лежал человек.
   Он не чувствовал ничего, а полуоткрытые глаза видели только россыпь черных звезд на сверкающем небе. Потом пришло ощущение холода и жажды. Человек дернулся, ударился о камень локтем. Боль окончательно вырвала его из забытья. Он облизал сухие губы и выругался - не потому что не мог терпеть, а потому что было слишком уж тихо. Проклятие прозвучало хрипло и невнятно.
   Зрение все еще не возвращалось - расплывчатые видения сменяли друг друга, накатывали, будто морские волны. Человек попытался подняться. Он кое-как встал на колени и выругался еще раз - теперь более громко и отчетливо. Болела спина, горло пересохло, но хуже всего было с глазами. От мерцания цветных пятен тошнило. Они походили на спрутов и змей, что сплелись в бесформенный пульсирующий клубок.
   Человек стоял на коленях, чуть раскачиваясь, и пытался изгнать галлюцинации. "Где я? Кто я? Проклятье, как же меня зовут"?.. По мере того, как он вспоминал, головокружение проходило. "Дождь... темные улицы... равнины и леса... деревеньки... замки... горящие замки... свист стрел... огонь"... Человек вздрогнул. "Огонь, крики... черная вода... озеро... Вернон".
  -- Вернон! - зло выкрикнул человек. - Вернон!
   Через несколько секунд он вспомнил и свое имя - одно из имен. "Кронт... Так... я дрался с этим ублюдком... врезал ему по роже, а потом... проклятье"!
   Галлюцинации становились все более аморфными, зыбкая пелена видений спадала с глаз. Наконец, Кронт увидел безрадостную каменистую пустошь. Тут и там торчали острые скалы - беспорядочно и нелепо, будто кто-то небрежно повтыкал их в землю. Редкие стебли трав шелестели на ветру. Воздух был сухим и пах пылью.
   "Куда этот псих затащил меня? Я ведь не в долине... наверное, я провалялся несколько дней в беспамятстве и... и меня зачем-то приволокли сюда"...
   Он попробовал встать, но не смог. Все вокруг еще казалось нереальным, призрачным.
   "Или я еще в долине, а это мираж? Да, наверное так. Вернон бросил меня посредине какой-то ловушки. Значит, нельзя никуда идти. Сначала осмотреться. Прийти в себя. Проклятье, как же хочется пить"...
   Кронт подумал, что хорошо бы сейчас упасть, зарыться лицом в пыль и снова обо всем забыть. Он устал, как никогда раньше.
   "Нельзя... Надо идти. Проклятье... ладно, закрою глаза на минутку".
   Стоило ему опустить веки, как расплывчатые видения вернулись. Они звали и затягивали, Кронт чувствовал, будто качается на призрачных волнах. Он начинал забывать то, что недавно вспомнил с таким трудом, но вырваться из безумия не было сил.
   "Не сиди! Открой зыркалки и топай отсюда", - мысли скользили, слишком быстро и плавно, слишком далеко. "Ты свихнешься. Проклятый кусок дерьма... Встань"!
   Кронт сжал руки в кулаки - и тут же вскрикнул от острой боли. Он распахнул глаза и увидел девять бледных лун над горизонтом.
   "Значит, я все-таки умер", - подумал он.
  
   Чужие сапоги жали в мысах. Кронт плелся в сторону рассвета, огибая выступающие из земли скалы и кучки камней. Тело понемногу начинало повиноваться - но вместе с этим сильнее чувствовались боль, холод и жажда. Кронт обнаружил, что одет в свою старую одежду, в которой дрался с Верноном - местами она была опалена огнем. С левого предплечья свешивались лохмотья черного плаща, Кронт размотал его и набросил на плечи. Стало немного теплее, хотя меч Вернона оставил в ткани множество прорех.
   Кронт рассматривал на ходу свои ладони - в плоть вросло множество мелких стеклянных осколков. Он сам себя порезал, когда сжал пальцы.
   "Это зеркало Вернона. Проклятье, ничто не проходит просто так. Теперь я - тварь. Тварь долины". Почему-то эти мысли успокоили его.
   Лунный свет ярко озарял пустошь, но совсем не грел. Восемь серебристых дисков зависли над горизонтом, только один достиг зенита - и остался там, испуская свои лучи прямо в затылок. Ранки на ладонях жгло от пота, но Кронт был даже рад - это позволяло оставаться в сознании. Перед глазами то и дело всплывали дрожащие темные пятна. Он размеренно шагал и монотонно повторял про себя: "мое имя Кронт, я тварь долины"...
   Уловив краем глаза движение вдалеке, он сначала принял его за очередной обман зрения, но скоро понял, что это не так. Навстречу неслись четверо всадников, поднимая клубы пыли. Кронт остановился и подождал, пока они подъедут поближе.
   "Вернон"! Он чувствовал, как его заполняет ледяная жгучая ненависть. В голове прояснилось, будто ярость очистила его. "Ублюдок никогда не оставит меня в покое. Небось радуется, что угрохал меня". Кронт взвинчивал себя, пока от злости не начали дрожать руки. Зато всадников он встретил в полном сознании. Их черные плащи казались желто-серыми от пыли. Оскер выехал вперед. Он был без шлема, грязные волосы сбились в колтун, под глазами набухли мешки, но на губах играла жестокая улыбка.
   "Обрадовался, мерзавец... Должно быть, Вернону нужны твари вроде меня"...
  -- Ну?! Твой барон-ублюдок уже соскучился по мне? - прохрипел Кронт.
  -- Что ты там каркаешь? - усмехнулся Оскер. - Видел бы ты сейчас себя... Говорящее дерьмо - вот кто ты. Неразборчиво говорящее.
   "Я могу разодрать выродка на клочки голыми руками... изрезать осколками на ладонях"... - подумал Кронт. И засмеялся, с усилием выталкивая пыльный воздух из горла.
  -- Проклятье! Он свихнулся. Дай ему выпить, Норт.
   Долговязый наемник отстегнул от пояса флягу и швырнул на землю, под ноги Кронту:
  -- Пей, ничтожество.
   Кронт вздрогнул. При мысли о жидкости, заполняющей иссушенное горло, в голове снова закружился калейдоскоп галлюцинаций. "Я тварь"!
  -- Я выпил бы твою кровь, сволочь, если б она не была гнилой...
   Он, щурясь, посмотрел на Норта, представил, как хватает того за горло - крепко, раздирая кожу стеклом. Вернулись спокойствие и ясность, будто выросли прозрачные ледяные кристаллы. Кронт наклонился, поднял флягу, обтер горлышко о рубаху. Первые несколько глотков он даже не ощутил. Когда фляга опустела, Кронт уронил ее на землю.
   Оскер спрыгнул с коня, внимательно огляделся.
  -- Ну, будешь сопротивляться, или послушно с нами поедешь, а? - спросил он.
  -- Поеду, ладно, - пробормотал Кронт.
  -- Садись тогда на моего.
   Кронт ухватился за луку седла, но ногу в стремя всунул с третьей попытки. Удивленный конь все косился и переминался: видимо, на него еще никогда так неуклюже не заползали. Оскер подсадил Кронта, да так, что тот едва не свалился, перемахнув через скакуна. Наемники хохотали, но их пленник ничего не слышал - у него вдруг заложило уши и началось головокружение. Оскер подобрал фляжку, отдал Норту и вспрыгнул на коня позади Кронта.
  -- Ну, вперед! Эгей!
  
   "Я тварь... я раненая больная тварь"... Кронт ехал, едва не уткнувшись носом в холку коня. Он заставлял себя думать о Верноне, о ненависти и мести, но усталость делала свое. Скоро он наловчился дремать, ничего не забывая и не сходя с ума. Нужно было только повторять одну мысль, постоянно, даже в бреду. Держаться за нее, как за кончик веревки, которая не даст потеряться в темном лабиринте: стоит лишь потянуть, чтобы распутать весь клубок воспоминаний. "Я тварь... я тварь", - думал он, засыпая.
   В его видениях гудел огонь и плескалась темная вода, стонали под ветром деревья и шел дождь из белых лепестков и мертвых ночных бабочек.
   Кронт то проваливался в бред, то, очнувшись, выпрямлялся в седле.
   "Я - тварь. И у меня есть все, что мне нужно - моя ненависть и острое стекло в моих ладонях. Я жив".
  
   Замок сначала показался Кронту нагромождением скал, но когда они подъехали ближе, стало ясно, что это человеческое жилье. Твердыня была частью выдолблена в скале, частью построена из серых каменных блоков, ее окружала высокая стена, к которой, как ласточкины гнезда, лепились маленькие домики. Не было видно ни одного человека, кроме одинокого стража у ворот.
  -- Вот и мы! - приветствовал его Оскер.
   Страж хмуро кивнул и пропустил их во внутренний дворик. Там наемники спешились и поволокли Кронта внутрь.
  -- Быстрей, не зевать! - Оскер заставил всех бегом нестись по узким коридорам и винтовым лестницам.
   "Проклятые ступеньки", - отрешенно думал Кронт. Мимоходом он успел отметить, что замок выглядит старым и запущенным: кое-где стены обвалились, по углам свешивались лохмотья паутины, на полу валялся мусор.
   Наконец, Кронта втолкнули в небольшую темноватую комнату.
  -- Вот, господин, - начал Оскер, - это...
  -- Я вижу, - оборвал его Вернон.
   Он сидел в скрипящем кресле у дубового стола, уставленного тарелками со снедью и винными бутылками. В огромном, на полкомнаты, камине пылал огонь.
  -- Заходи, Кронт, присаживайся, - Вернон дружелюбно улыбнулся. - А вы отправляйтесь искать остальных. Ну! Чего ждете?
   Помрачневший Оскер поклонился и вышел. Кронт продолжал стоять на пороге. Он смотрел на Вернона, чувствуя, как его снова наполняет ненависть.
  -- Садись, Кронт, ты ведь устал. Вот сюда, поближе к огню. Поешь. Не хочешь? Или так злишься на меня? Ну, ты сам сейчас поймешь, у меня просто не было другого выхода. Спина болит?
  -- Ничего, переживу, - пробормотал Кронт, усаживаясь.
   Вернон засмеялся:
  -- Конечно, переживешь. Мертвые все переживут... Лиет, милая, помоги ему.
   Из темного угла встала девушка в длинном зеленом платье. Кронт почувствовал, что от нее пахнет полевыми травами, когда она села рядом.
  -- Не надо, - прохрипел он и отодвинулся.
  -- Глупо упираться только из-за какой-то дурацкой гордости, - резко сказал Вернон. - Я же знаю, что тебе больно. В конце-концов, это я тебе хребет перерубил - можешь воспринимать это как мое извинение...
   Лиет нежно, но настойчиво заставила Кронта снять плащ и рубашку, ее теплые пальцы заскользили вдоль позвоночника, успокаивая боль. "Проклятая шлюха", - зло подумал Кронт, но отталкивать девушку не стал.
  -- Конечно, ты сейчас ненавидишь меня, это естественно, - продолжал Вернон, - но скоро ты поймешь, что нам лучше работать вместе. Я сделал ради тебя - и ради твоих попутчиков - гораздо больше, чем тебе кажется.
  -- Ты ждешь благодарности?
  -- Нет, только понимания. Впрочем, я не тороплюсь. Мы мертвы - а это значит, что у нас впереди вечность, - Вернон подцепил кинжалом ломтик ветчины и стал задумчиво пережевывать.
   "Да, у тварей достаточно времени... это хорошо"... - мысли снова начинали путаться, слишком тут было спокойно, слишком тепло, слишком нежно касалась его Лиет. "Я тварь"! - напомнил себе Кронт и резко подался вперед:
  -- Зачем ты заманил нас в ловушку у Снежного, а, Вернон?
  -- Вы не выбрались бы из долины живыми. Никто не выбирался. А мне тут нужны люди. Люди, которые умерли у озера. Это особое место Кронт. Иногда оно может дать мертвецу особый дар... Ты ведь встречался с Таррой? Она видит иначе и куда больше, чем мы, таков был подарок храма для нее. Я... не получил ничего. И так случается. А ты?
   Кронт покачал головой. "Только стеклышки, ублюдок... только острые стеклышки от твоего зеркала... небольшой подарочек для твари, чтоб она могла выдрать твои дерьмовые глаза, вырезать свое имя на твоей роже и смотреть, как ты истекаешь кровью"...
  -- Лорн все испортил, - говорил Вернон, наливая себе вина из запыленной бутылки. - Кто бы мог подумать. Он один из тех, кто так и не осознал до конца собственную смерть. Из-за этого и смог, да...
  -- Ты о чем?
  -- Мальчишка сдох еще с месяц назад, когда мы только-только подошли к Снежному. Глупец, потравился какой-то дрянью. Теперь он часть долины. Потому и смог спасти вас из болота. Болван Оскер запаниковал и приказал вас всех убить... И сейчас ты считаешь меня мерзким негодяем и предателем...
  -- А это не так?
  -- Вы мне нужны, Кронт. И я помогал вам в долине. Я приказал Хэнку продать вам лошадей, я послал за вами Оскера...
  -- Чтоб мы побыстрее возле озера оказались! А как же твой человек, который пытался нас прибить полдороги?
  -- Какой человек?
  -- Наемник, чьего коня нам потом продали. Да и конь тот... Будешь врать, что они не твои?
  -- Тогда я ничего не знал. Он натолкнулся на вас и действовал, как ему показалось нужным. И только потом мне сообщили. К сожалению, я не могу полностью контролировать его. Он безумен. Я рад, что этого не случилось с тобой, - Вернон, задумчиво щурясь, посмотрел ему в глаза. - Разве что немного... ну, это ничего, привыкнешь.
   Кронт криво ухмыльнулся. "Да, ничего страшного, я просто немного безумная тварь... совсем слегка"...
  -- Я согласен, Вернон. Я буду работать на тебя, - сказал он.
  -- Ты не пожалеешь.
   Кронт встал и, улыбаясь, протянул руку поверх стола. Вернон поднялся. Серебряная пряжка на его поясе сверкнула в свете камина. "Ну же, господин барон"! Он взял руку Кронта. Тот зло сжал пальцы. "Я тварь! Как я тебе, а, барон?" Вернон вскрикнул, но сразу же осекся, прикусив губу. Кровь капала на блюдо с сыром и оливками.
   Наконец, Кронт разжал пальцы.
  -- Это была месть? - Вернон тяжело упал в скрипнувшее кресло.
  -- Нет. Мстишка, - Кронт улыбнулся еще шире. - Я устал. Мне нужна постель. И выпить. И девка.
  -- Устрой ему все, Лиет, - сказал Вернон, слизывая кровь с ладони. - И убирайтесь все вон.
  
   Кронт шел следом за девушкой, стараясь не отставать. Вся его злость куда-то испарилась, осталась только усталость, и медленно подкрадывалось безумие. Факел в руке Лиет казался огненной птицей, которая все бьется и никак не может взлететь.
   Девушка отворила узкую дверь:
  -- Вот твоя постель.
   Это были всего лишь постеленные прямо на полу овечьи шкуры, но Кронт с удовольствием растянулся на них. Под потолком пульсировала тьма. "Проклятье, что ж я так устал?"
   Лиет протянула ему бокал, воткнув факел в держатель на стене. Кронт больше пролил, чем выпил, он уже не понимал, где его галлюцинации, а где игра теней.
  -- Из твоих пожеланий осталась.... девушка. Так?
   Кронт улыбнулся. Зеленое платье Лиет с шорохом соскользнуло на пол. "В проклятом лесу шелестят деревья. И идет дождь. Все время идет дождь. А замки горят", - бессвязно подумал Кронт. Вся комната мерцала от его видений, зыбких фигур, объятых фальшивым огнем. Он не мог отличить поцелуи Лиет от касаний призраков, и это ему чем-то нравилось.
   Из языков пламени тянулись обугленные руки, черные губы кривились, шепча его имя.
   "Не думай о них, не смотри, забудь обо всем"...
  
   Ночь, полная миражей закончилась. Кронт проснулся оттого, что луч света упал ему прямо на глаза.
   "Проклятая луна... что ж она так ярко светит"?.. Кронт, моргая, сел на ложе. Предыдущей ночи он почти не помнил, но чувствовал себя на удивление бодрым и отдохнувшим.
  -- Эй, девочка, может, еще повторим, а?
   Кронт повернулся к Лиет и осекся. Девушка лежала навзничь, бледная и недвижная, безумные глаза смотрели в потолок. Ее тело было покрыто сетью багровых царапин, из самых глубоких, на плечах и бедрах, еще сочилась кровь.
   "Я тварь"...
  
  
   Глава 2
   Пес Вернона
  
   Небрежно скомканная рубаха валялась слишком близко к Лиет: льняная ткань пропиталась кровью девушки и затвердела, будто покрылась коростой. Кронт порадовался, что хотя бы штаны и куртка оказались в дальнем углу. Оделся, вздрагивая от внезапного холода, набросил на плечи изодранный плащ и выглянул за дверь. "Тишина и темень... как в заколоченном гробу. Где эти ублюдки, когда они нужны?"
  -- Эй? Э-эй? - позвал он.
   Никто не ответил.
  -- Ну где вы, твари паршивые?! А?! - Кронт заорал так, что чуть не сорвал голос.
   Где-то в недрах замка громыхнула закрываемая дверь, лязгнули решетки, и кто-то торопливо забегал по скрипучим лестницам.
  -- Сюда, недоумки!
   Кронт надрывался, пока в коридоре не послышались шаги, и грязно-желтый свет факела не осветил проход.
  -- Че случилось-та? - наемник с трудом подавил зевок.
  -- Дрыхните, сволочи? А у меня тут проблемы с этой девкой... И вообще - где Вернон?
  -- Барон тя сам кликнет. А коли баба не по нраву - твои проблемы, у нас не бардак, чтоб он провалился...
  -- Да ты посмотри на нее. Лежит и только в потолок лыбится. Может, ей нужно чего.
   Наемник загоготал:
  -- Дык ты, видать, ее вконец ухайдакал...
   Кронт распахнул дверь и силой втолкнул парня внутрь. Наемник некоторое время стоял и растерянно смотрел на изрезанное тело Лиет.
  -- Послушай, - негромко и размеренно сказал Кронт. - Я не хотел такого с ней сотворить. Но так вышло... Видишь, у нее глаза движутся, а сама будто труп.
  -- Я... скажу... - наемник резко развернулся и выбежал из комнаты.
  -- Эй, постой!
   Кронт от неожиданности даже не сообразил побежать следом. Когда он опомнился, в коридоре снова было тихо и темно - хоть глаз выколи. "Чтоб вас всех кровавым поносом пронесло". Кронт чувствовал себя, как в тюремной камере, несмотря на незапертую дверь. Он расхаживал по комнате, изредка поглядывая на Лиет, и мысленно ругался.
   Когда наконец пришел Вернон в сопровождении двух солдат, Кронт разъярился до предела. Он встал, сложив руки на груди, и хмуро уставился на вошедших. Вернон остановился перед ним, ожидая, пока Кронт заговорит первым.
   "Ага, высокородный, поиграть со мной решил... Думаешь, я буду обьяснять, оправдываться, просить. Обойдешься. А молчать и лыбиться я долго могу. Хоть до вечера".
   Вернон со спокойствием мраморной статуи смотрел на Кронта. Его ладони были тщательно перебинтованы - вчерашнее рукопожатие не прошло бесследно.
  -- Во двор! Соберите отряд! - резкий приказ Вернона нарушил затянувшееся молчание.
   Солдаты кинулись вон из комнаты.
  -- Так что? - спросил Кронт.
   Вернон криво улыбнулся:
  -- Хорошо провел ночь?
  -- Я... что с этой девчонкой?
  -- Сошла с ума. Многим из нас приходится балансировать на грани безумия, - Вернон равнодушно пожал плечами.
  -- Может, ей хоть раны перевязать?
  -- Зачем? От кровопотери она не умрет. Она вообще не умрет, физически, по крайней мере. А ее разум ты уже уничтожил.
  -- Я не хотел!
  -- Да ладно тебе. Ты ведь чувствуешь себя гораздо лучше, чем вчера, так ведь?
   Кронт пожал плечами. Ему действительно было лучше - по крайней мере, сознание не проваливалось в душную трясину сумасшествия.
   Вернон подошел к девушке, осветил ее факелом.
  -- Да, ее, пожалуй, уже не вытащить. Добей ее.
  -- Что?
   Вернон ухмыльнулся:
  -- Попробуй сделать что-нибудь из того, чем вы занимались ночью. По крайней мере, покажи ей еще разок эти свои стеклышки.
   Кронт склонился над телом Лиет. Ее зрачки пульсировали, то сжимаясь в точки, то растекаясь почти на всю радужку. Искусанные губы кривились, будто силясь что-то сказать. "Прости. Я не хотел... я не знал", - еле слышно прошептал Кронт. Он поднес ладони к ее лицу.
  -- Поторопись, у тебя масса дел! - резко сказал Вернон.
   Лиет чуть слышно застонала.
  -- Ну!
  -- А ты уверен, что ничего нельзя сделать?
   Вернон подошел и резко надавил руками на ладони Кронта. Острые стекла вонзились в плоть. Девушка закричала - отчаянно и низко, как раненый зверь.
  -- Давай! - Вернон отошел.
   Кронт чувствовал, как Лиет трепещет под руками, ощущал ее горячее дыхание на своей коже. Он сжал пальцы. Девушка исчезала, рассыпалась песком. Ее крик стал завываниями ветра. Кронт стоял на коленях, опустив окровавленные руки.
  -- Вот и все, - Вернон легко коснулся его плеча. - Тебя не тошнит?
  -- Нет. Что с ней случилось?
  -- Как тебе сказать... Она растворилась. Стала частью этого места. Это обычный конец для тех, кто становится безумен - и для тех, кто слишком крепко связан с долиной. Пойдем, ты должен увидеть одну вещь, прежде чем уедешь.
   Они прошли по узким захламленным коридорам. В какой-то момент сзади появился огромный черный пес: он неслышно ступал мягкими лапами, иногда полностью исчезая в тенях. Кронт удивился, но спрашивать Вернона о псе не стал, также, как не стал спрашивать и о предстоящей поездке. Происходящее было слишком странным - а в таких случаях он предпочитал меньше говорить, но больше смотреть и запоминать.
   Винтовая лестница привела на вершину смотровой башни. Каменные колонны поддерживали дырявую крышу, деревянные поручни ограждали открытую всем ветрам площадку.
  -- Вот, взгляни! - торжественно и гордо сказал Вернон.
   Кронт подошел к краю. Перед ним чернела бесплодная пустошь. Островки жесткой степной травы и вереска серебрились в лунном свете. К самой стене замка подходила трещина, зигзагом тянувшаяся от темного кратера посреди равнины. Она походила на хищное щупальце спрута. В центре огромного разлома лежал каменный шар - как показалось Кронту, он слегка светился.
  -- Внимательно смотри! Это сердце долины и всего здешнего мирка. Десятая луна. В нашем мире от нее не осталось и пыли, а здесь... здесь она лишь уменьшилась в размере.
  -- Из-за нее все и случилось?
  -- Да, пожалуй, да. А теперь послушай, Кронт. Я привел тебя сюда не для того, чтоб ты насладился пейзажем. Ты, конечно, хотел бы вонзить мне нож в спину, а?
   Кронт промолчал.
  -- Или сделать меня таким, как Лиет... - продолжил Вернон. - У тебя неплохо вышло, кстати. Не каждый палач сможет за одну ночь вселить в человека такой ужас и довести до безумия. Я рад, что не ошибся в тебе. Но не вздумай предать меня, Кронт. Я ведь даже не стану мстить. Я просто подожду, пока ты не приползешь на брюхе, облизывая землю под моими ногами и умоляя о помощи. Тебе ведь не хотелось бы этого?
   Он достал из кармана небольшой флакон зеленого стекла.
  -- Посмотри на луну, Кронт. На луну.
   Кронт, сохраняя на лице безразличное выражение, снова обернулся к кратеру. Он разглядывал огромный шар, отмечая, что тот немного сплюснут, а поверхность его покрывают мелкие трещинки. Чуть заметное сияние было сильнее там, где луна касалась земли. Кронт хотел отвести взгляд, но не смог. Внезапно закружилась голова, и почудилось, будто от камня исходят удушливые тяжелые волны.
   Трещины сложились в рисунок - метку Зарна. Луна загорелась. Среди языков пламени мелькали лица и фигуры. Трещина у замка налилась чернильной тьмой, подползла ближе, к самым носкам ботинок. Кронт подумал, что сейчас провалится вниз, к холодному пламени и ослепительной тьме. От татуировки по всему телу распространялся жар. Кронт закачался, пытаясь удержать равновесие, - и тут его подхватили, ткнули в зубы чем-то твердым.
   Он медленно пил безвкусную маслянистую жидкость, и бредовые галлюцинации понемногу отпускали.
  -- Ну как? - спросил Вернон.
  -- Ты мне чуть зубы не выбил бутылкой, - пробормотал Кронт.
   Вернон засмеялся:
  -- Уж извини, это было обязательно. Понял теперь, ради чего все это? По глазам вижу, что понял... Тогда - в путь. Замок, как ты заметил, старый и разрушенный, нам нужны поставки. Доски, железо, еда. Этим ты и займешься. Поведешь отряд - они ждут во дворе, там тебе все объяснят и выдадут снаряжение.
   Он повернулся и заметил пса, сел на корточки и тихо зашептал тому на ухо. Потом поднялся и сказал:
  -- Познакомься, это Кронт. Пойдешь с ним - поможешь ему и заодно присмотришь.
   Пес фыркнул и поднялся.
  -- Удачи, Кронт! - бросил на прощанье Вернон.
   Ступени винтовой лестницы проскрипели под его ногами.
  
   Кронт еще некоторое время провел на площадке, приходя в себя. Смотреть на десятую луну он больше не осмеливался, просто сидел, прислонившись спиной к колонне. Ветер развевал лохмотья черного плаща на его плачах.
   Пес Вернона сел у ног, внимательно глядя темными, умными глазами.
  -- Ну что, собака? - хрипло спросил Кронт.
   Пес насторожил уши.
  -- Пойдем? Мне нужно вниз, во двор. Во двор, понял?
   Держась за колонну, Кронт поднялся. Пес, чуть помахивая хвостом, подбежал к люку, ведущему на лестницу. Они спустились в полной темноте - Вернон не оставил факела. В нижней комнате на ящике, заменявшем стол, горела свеча в медном подсвечнике. Тусклый свет поначалу казался болезненно ярким. Кронт инстинктивно прикрыл глаза ладонью и тут же отдернул руку, вспомнив о проклятых осколках. Он вновь ощутил, как дергается и течет под его пальцами плоть Лиет.
   "Я тварь", - подумал он. - "Я тварь"...
   Он много убивал, иногда весело и открыто, иногда подло и жестоко, но никогда - случайно. Первый раз он, уничтожив человека, поступил против собственных желаний, и это его очень злило. Безумие внутри притихло: то ли насытилось кровью Лиет, то ли подействовал эликсир Вернона. Но в любой момент оно могло вернуться, ослепить галлюцинациями и заставить действовать бездумно и безоглядно.
   Черный пес ткнулся мордой в колено, приглашая идти дальше. Кронт подхватил подсвечник и зашагал следом за ним. Они миновали большой зал со сломанными столами, длинную анфиладу пустых комнат, мрачные темные коридоры и залитые неярким лунным светом открытые галереи. Наконец, открыв узкую дубовую дверь, они вышли наружу. Дворики замка соединялись арками, лестницами и даже подземными туннелями. Пес Вернона уверенно вел Кронта через лабиринт - тот едва успевал оглядываться. Высохшие фонтаны, искалеченные временем статуи, старые деревья, поросшие ядовитыми грибами и мхом, заваленные камнями проходы и обвалившиеся стены.
  
   На дворе перед воротами уже собрались наемники. Кронт внимательно оглядел их: десять человек, в кожаных клепаных доспехах с металлическими щитками на груди, без шлемов, из оружия - в основном топоры да кистени, только у двоих к седлам приторочены короткие луки.
   "Да, явно, не самых лучших людей мне Вернон дал... Хорошо хоть этого ублюдка Оскера нет", - мрачно подумал Кронт.
   Один из наемников торопливо подбежал к нему:
  -- У нас все готово. Ваши доспехи вон там, на скамейке лежат.
   На широкой каменной скамье и впрямь были сложены доспехи: черненая кольчуга, пояс, рогатый шлем, плащ и замшевые перчатки. Кронт тщательно застегнул куртку, надел кольчугу, подпоясался. Перчатки оказались довольно толстыми - он почувствовал, как осколки впиваются в замшу. "Правильно, это чтобы от меня защитить", - подумал Кронт. Наемник набросил на него новый плащ, а старый кинул на скамью, помог надеть шлем.
  -- Ваш меч.
   Кронт сжал пальцы на рукоятке: оружие легло в руку непривычно и неудобно. "Проклятые стекла"! Он сделал один выпад, другой. Вышло не так ловко и точно, как перед смертью, но Кронт решил, что со временем привыкнет.
  -- Какого дерьма стоим и глазеем, а? - заорал он на наемников. - Приведите мне проклятого коня и поедем!
   Те хмуро переглянулись и оседлали своих скакунов; один толстый парень подвел к Кронту лошадь.
  -- А, старый знакомый, - сказал Кронт, гладя коня по серой гриве. - Тот самый злобный коняшка...
  -- Барон приказал дать вам именно этого, - сказал толстяк. - Его зовут Туман. Прежний его хозяин сошел с ума.
  -- Угу, - пробормотал Кронт. - Ну, подержи мне стремя...
   Наемник помог ему забраться на коня, сел сам, и отряд выехал из замка Вернона.
  
   Шлем оказался слишком тяжелым, сапоги по-прежнему жали, и Кронт находился в самом мерзком расположении духа. Он ехал в авангарде, предоставляя остальным глотать пыль, которую поднимали копыта его коня. Пес Вернона бежал справа, без видимых усилий поспевая за Туманом. Когда они отъехали довольно далеко от замка, Кронт придержал коня и поехал рядом с толстым наемником.
  -- Эй, ты! - его голос из-под шлема звучал еще более хрипло. - Как собаку зовут знаешь?
  -- Дикарь!
  -- А тебя?
  -- Освальд Берси из Торна...
  -- Да он Жирный Кабан, - заржал кто-то сзади.
  -- Точняк! - подхватил другой наемник. - Его и мечи, и стрелы не берут - просто застревают в сале!
  -- Счас в твоей вонючей глотке кое-что застрянет! - огрызнулся толстяк.
  -- Тихо... Кабан, - сказал Кронт. - Вепрь - животное хорошее, иной и из волка дырявую шкурку сделает. А жир ты скоро порастрясешь, это я тебе обещаю.
   Наемник угрюмо уставился на гриву своего коня, а Кронт подумал, что наверняка под слоем сала скрываются твердые, как у медведя, мускулы. Кабан был из тех людей, которые заказывают по четыре порции тушеного мяса в трактирах, запивают все бочонком пива, а потом гнут железные прутья и распрямляют подковы на потеху публике.
   Дорога под ногами скакунов становилась все менее пыльной. Чаще встречались островки травы в пустоши, кое-где росли невысокие кривые сосны. Смена ландшафта Кронта обрадовала, и он заставил наемников ехать быстрее. На обед они остановились под старой липой с мощными узловатыми ветвями. Сочная зеленая трава у ее корней оказалась удивительно мягкой и душистой.
   Перекусили быстро, даже не стали разводить костер. Кронт обнаружил, что еды взяли совсем немного - воду во флягах, дрянной черствый хлеб и вяленое мясо. Дикарь отлучился и вернулся с тушкой местного грызуна в зубах. "Небось эта пустынная мышь вкуснее, чем наша жратва", - подумал Кронт, глядя, как пес разгрызает тонкие косточки.
   Полуголодные, они вновь оседлали коней и потряслись дальше. Вскоре дорогу пересек один ручеек, потом другой. Свет луны стал более чист и ярок, островки травы слились в один огромный океан, из которого поднимались высокие деревья с мощными кронами.
   Наемники повеселели, как понял Кронт, отряд уже достиг нужных мест.
   Луна, удивительно долго провисевшая в зените, начала падать к горизонту. Облака окрасились в оранжево-розовый цвет - закат походил на солнечный, но был немного бледноват.
   Отряд медленно поднялся на вершину холма. Сверху Кронт увидел пшеничные поля, засаженные свеклой и тыквой огороды и два десятка небольших крестьянских домиков. На выпасе у ручья задумчиво жевали клевер четыре пестрые коровы.
  -- Вот и припасы! - воскликнул один из наемников.
  -- Вы здесь уже бывали? - спросил Кронт.
  -- Недели две тому назад. Досок и прочего у них, конечно, нет, но пожрать найдется.
  -- Там только крестьяне, или?..
  -- Одни крестьяне, - наемник осклабился. - Увидели нас и спрятались, как крысы...
   Кронт достал меч из ножен и пришпорил коня.
  -- За мной! - прокричал он.
   Наемники устремились вниз по склону холма. В несколько мгновений они достигли деревеньки. Там было пусто, все свидетельствовало о стремительном бегстве жителей: тут и там валялась брошенная утварь, ветер хлопал незакрытыми дверями.
  -- Они там! - Кабан Освальд указал на самый большой дом. - Смотри, все следы туда!
   Дверь была заперта, но ее моментально изрубили топорами.
  -- Посторонись! - крикнул Кронт.
   Он заставил серого ворваться внутрь - доски пола заскрипели под тяжестью коня. Несколько мужчин отшатнулись в сторону, где-то в подвале заплакал ребенок. Кронт остановил Тумана и оглядел крестьян сквозь прорези рогатого шлема. Судя по их вышитой льняной одежде и упитанным фигурам жили они весьма неплохо - по крайней мере, до тех пор, пока поблизости не обосновался Вернон.
   Старик в коричневом шерстяном плаще вышел вперед:
  -- Что тебе нужно, выродок? Уже приходили к нам, все забрали. И больше нет ничего - ничего, ты понял?
  -- За две-то недели что-нибудь да выросло, - ответил Кронт. - И не думаю, что в прошлый раз вас прям до нитки обобрали. Слишком многого я требовать не стану. Корм для лошадей, для нас и доски в замок.
  -- Хоть режь, ни зернышка, ни веточки не получишь. Нищих грабить бесполезно, как и убивать мертвых, - старик усмехнулся с издевкой.
  -- Да? Вас просто никогда по-настоящему не грабили и не убивали. Сейчас я прикажу своим идти по домам и брать действительно все, включая нитки и веники для уборки. А потом мы подожжем это дерьмовое село, вместе с тобой и твоими приятелями, - он огляделся. - Если снова запереть дверь, этот дом вполне подойдет. Уверяю тебя, жариться в огне не слишком приятно. Перед этим мы, конечно, выволочем парочку красивых баб из подвала.
  -- Проклятые твари... - пробормотал старик.
   Кронт рассмеялся - отрывисто, зло, от всего сердца:
  -- Да, мы твари, это ты верно сказал.
  -- Ладно, еды для вас мы найдем, и для лошадей. Но досок все равно нет, хоть спали ты все вокруг.
  -- Замечательно. Значит, счас мы пожрем, поспим ночь тут, а утром поедем дальше. А вы позаботьтесь насчет досок. Деревьев тут полно, сильные мужики у вас тоже имеются - к нашему возвращению должны напилить.
   Старик что-то пробормотал себе под нос, но Кронт сделал вид, будто не заметил.
   Глава 3
   Ормвар
  
   Отряд наемников ехал по узкой лесной тропе. Сквозь листву пробивались лунные лучи, почти такие же яркие, как солнечные. Деревья были знакомые - березы, дубы, тонкие рябинки - но стволы прихотливо изгибались, перекручиваясь, и от малейшего дуновения шуршащим дождем осыпались листья. На одной и той же ветке могли набухать почки и зреть плоды: естественного природного цикла здесь не существовало.
   Утром наемники неплохо поели в деревне. Крестьяне, хоть и смотрели исподлобья на грабителей, угостили на славу. Свежий хлеб, легкое пиво, курятина, молоко, сыр, творог, овощи. Кронт и вспомнить не мог, когда его в последний раз так роскошно кормили. Даже в таверне у Хэнка меню было скуднее. Лошади получили вдоволь хорошего овса, а Кабан, помародерствовав на огородах, скормил скакунам пол-урожая морковки.
   Тем не менее, отсылать в замок было почти нечего. Кронт приказал крестьянам запастись к их возвращению досками и сеном, пообещав, что больше ничего не возьмет. Старейшина согласился - очень быстро и очень легко. Хитрый старик наверняка уже обдумал план против грабителей. Кронт ничем не выдал своих подозрений, но решил вернуться побыстрее, даже если они не наберут необходимого в других деревнях.
  
   На исходе третьего дня отряд подъехал к небольшому городку. Его окружал высокий частокол из заостренных бревен, а почти все увиденные разведчиком жители носили оружие - даже женщины ходили с длинными ножами у пояса.
  -- Эти нам не по зубам, - завершил свой отчет Уж, худой невысокий парнишка, который смог подобраться почти к воротам городка.
  -- Да... - Кронт задумчиво жевал травинку. - Но готов спорить на собственную задницу, у этих мерзавцев есть, что охранять. Если б мы смогли прорваться к складам, больше никуда переться не пришлось бы.
  -- Они нас стрелами утыкают, прежде, чем мы до ограды доскачем, - сказал Кабан.
  -- Знаю.
   Кронт отогнул ветку рябины и взглянул в сторону городка. Он знал, что нападать бессмысленно, надо ехать дальше, пока луна еще не закатилась за горизонт, но медлил.
  -- Кто-нибудь из вас там бывал?
  -- Нет. Мы больше в замке у Вернона сидели, - вздохнул Кабан.
  -- Не думаю, что они станут стрелять в безоружного человека... Раздевайся.
  -- Что?
   Толстяк от изумления даже выпустил повод своего коня.
  -- Сними доспехи, пояс и сапоги. И рубашку, пожалуй, тоже. Они должны видеть, что ты нигде кистеня не спрятал. Просто бедный-несчастный бродяга пришел попросить о ночлеге и куске хлеба с колбасой.
  -- А если они все равно застрелить решат? Тут хоть и не до конца сдыхаешь, а все равно погано как-то...
  -- Значит, такова твоя судьба, - улыбнулся Кронт.
   Кабан нехотя стащил сапоги, снял доспехи, бросил на траву пояс с мечом в ножнах.
  -- Вперед, герой! - напутствовал его один из наемников. - Сегодня вечером мы выпьем за твое здоровье!
   Толстяк махнул рукой, вышел из-под укромной сени деревьев на открытый луг и поплелся к городку. Скоро его заметили, к воротам сбежались дюжие парни с луками. Кабан остановился, давая разглядеть себя. Ему что-то крикнули, он ответил и медленно зашагал дальше.
   Кронт смотрел, как его шпион входит в ворота.
  -- Отлично, - сказал он. - Теперь нужно отъехать чуть дальше и поискать место для привала, пока не зашла луна.
  
   На следующее утро Кабан не появился, не вернулся он и к полудню. Кронт послал Ужа следить за городком, но тот ничего не увидел. Наемники расположились в лесной низине, сырой и прохладной. Они играли в кости, прихлебывали захваченное в деревеньке пиво, отвлекаясь лишь когда Кронт с руганью отправлял кого-нибудь осмотреть местность.
   Дикарь лежал в теньке и часто дышал, свесив длинный розовый язык. В жесткой шерсти застряли репьи и колючки - ночью пес ходил на охоту. Кронт присел рядом, осторожно погладил лобастую голову, готовый моментально отдернуть руку. Но животное чуть вильнуло хвостом, принимая ласку.
  -- Где ж ты ходил, а? Хм, лучше б я тебя на разведку послал, поумнее, небось, будешь, чем этот придурок Кабан... - пробормотал Кронт.
   Ожидание заставило слишком много думать, и мысли были довольно мрачными. Кронт понимал, что еще очень мало знает - и о долине, и об этом странном месте, и, самое главное, о Верноне. Что могло заставить богатого и влиятельного человека отправится сюда и умереть? И для чего Вернону так были нужны он и его спутники? Оскер с успехом мог бы предводительствовать набегами на крестьян, а причин для ненависти и предательства у него было меньше.
   Кронт перебирал пальцами шерсть Дикаря, вытаскивал репьи и травинки, и сразу же почувствовал, когда напряглись мускулы зверя. Пес чуть слышно зарычал и вскочил на ноги.
  -- Тихо! - негромко приказал Кронт, доставая меч из ножен.
   Наемники побросали кости и потянулись за оружием.
  -- Это мы! - из зарослей орешника показался Уж.
   Следом за ним шел Кабан, запыхавшийся, потный, с красным лицом.
  -- О... Я чуть не сдох, пока бежал через проклятый лес... - сказал он, тяжело падая на землю.
  -- Дайте ему воды, - приказал Кронт. - От кого бежал-то?
  -- Они послали за мной... парня, - Кабан все никак не мог отдышаться. - Чтобы следил... еле отвязался от него, пошел оврагом, дал крюка и попер назад. Чуть не заблудился, но вовремя на него, - он махнул в сторону Ужа, - наткнулся.
  -- Понятно. Что в городе увидел?
  -- Хо! Они с кем-то воюют, потому и вооружились так, и забор построили. В горах у них шахта, руду добывают. Оружия в городке - тьма. И мясо есть, и хлеб. Несколько деревень им дань платят. А люди... знаешь, что там за люди?
  -- Ну!
   Кабан понизил голос:
  -- Многие из тех, кого в долину ссылали. Кое-кто и из простых, но в основном воины, аристократы, как они между собой не перегрызутся - ума не приложу.
  -- С кем они воюют выяснил?
  -- Толком не знаю, я ведь не спрашивал, больше чужие разговоры слушал. Мне повезло, они решили, будто я к ним присоединиться хочу. Сначала сказали, дескать, должен показать себя в бою. Дали палку и велели с ихним бойцом драться. Я ему так по башке хряпнул, что кровь из ушей пошла. Они обрадовались, повели меня в кабак и пообещали с утра оружие выдать. Я наврал им про своего брата, дескать, ошивается в ближних лесах. Поклялся всеми богами, что пойду и приведу им еще одного воина. А они, сволочи, все равно не поверили, шпиона за мной послали!
   Кронт улыбнулся:
  -- Про брата ловко наврал...
  -- Ага... Нужно бы отсюда убираться поскорее. Когда ихний соглядатай доложит, что я ушел, небось начнут лес прочесывать.
  -- Что ж ты его по тыкве не саданул? - Уж презрительно сплюнул.
  -- Да жаль было. Такой щуплый парнишка, вроде тебя, того и гляди растает...
  -- Хватит болтать! - оборвал их Кронт. - По коням!
   Они вывели лошадей из низины. Умные животные осторожно переступали через валежины и старые пни. В лесу, где земля была поровней, наемники сели в седла, но Кронт, к их удивлению, повел отряд не от города, а наоборот, ближе к нему.
  -- Эй! Мы не туда едем! - Кабан поправлял наспех надетый доспех.
  -- Туда, - спокойно ответил Кронт. - Ты же обещал им вернуться и привести братишку...
  -- Они нас перестреляют, как только увидят!
   Кронт покачал головой:
  -- Откуда они знали, что ты не шпион врагов? Если б у них хоть малейшее сомнение оставалось, тебя бы пытали. А ведь нет, в войско решили взять. Неспроста это...
   Перед тем, как выехать на открытое пространство перед воротами, Кронт еще раз обвел взглядом отряд, приказал всем выпрямиться и выглядеть как бойцы, а не как сброд, надел рогатый шлем и пришпорил коня.
   Туман вырвался вперед, раздвинул широкой грудью ветки молодых рябинок и понесся по зеленому лугу галопом. Светлая грива развивалась на ветру, плащ Кронта хлопал по крупу. Сзади, отстав на три шага, бежал Дикарь.
   Стражники у ворот закричали, заносились. Тридцать лучников выбежали и растянулись цепью у частокола, готовые стрелять, как только прозвучит команда.
   Кронт остановил коня посреди поля, приказал наемникам подождать, а сам медленно поехал к городу. Лучники следили за каждым его шагом, но стрелять не торопились. Высокий человек в блестящей кольчуге и белом меховом плаще шагнул навстречу. Кронт спешился и наклонил голову в знак приветствия.
  -- Кто ты? - спросил человек в белом плаще.
  -- Брат!
  -- А... - человек усмехнулся. - И остальные тоже?
   Кронт кивнул:
  -- Братство дороги...
  -- Я хочу увидеть твое лицо.
   В лицо приятно дохнул прохладный ветер, когда Кронт стащил с головы шлем.
  -- Ну как, похож я на своего братишку? - он пригладил пятерней всклоченные волосы и широко улыбнулся собеседнику:
  -- Не так чтобы очень... Добро пожаловать в Ормвар. Я тут главный, можешь называть меня генерал Орм. Пригласи своих парней подъехать поближе.
  -- Спасибо, генерал. Я Кронт. Званий у меня, увы, нет.
   Лучники скрылись за воротами так же быстро, как выбежали оттуда. Кронт и наемники проследовали за генералом, который вел их по узким улочкам. На незнакомцев сбежались поглазеть горожане: вооруженные до зубов воины делали вид, будто просто проходили мимо, а женщины и ребятишки пялились в открытую. Несмотря на то, что даже юные девушки ходили с кинжалами и кистенями, во взглядах ормварцев не было настороженной подозрительности, лишь любопытство.
   В просторной конюшне нашлось место для всех лошадей. Мальчишки-конюхи тут же стали распрягать и чистить животных, а Орм повел наемников дальше. Кронт оглядывался по сторонам, он заметил кузницу, дубильню, несколько бараков, трактир. Именно в питейное заведение и привел их генерал. Он лишь окинул суровым взглядом зал, и немногочисленные посетители поспешно вышли вон.
  -- Присаживайтесь, парни, - сказал Орм. - И поведайте мне, зачем вы пришли сюда.
  -- Мы услышали, что ты ведешь войну и тебе нужны бойцы, - сказал Кронт, принимая из рук трактирщика кубок с вином.
  -- От кого вы услышали?
  -- От него, - Кронт с ухмылкой указал на Кабана. - Вообще-то мы проезжали мимо, но решили кого-нибудь послать посмотреть ваш славный город...
  -- А ты хоть знаешь, с кем я воюю?
  -- Нет. Я наемник - мне все равно.
   Генерал рассмеялся:
  -- Это правильно. Хотя враг наш силен, очень силен.
  -- Твои враги - не люди. Ведь так?
  -- Да. Некоторые из них были людьми. Когда-то очень давно... Проклятая долина сожрала их тела и души. Теперь они даже на вид другие. Они считают, будто долина в час смерти одарила их! Глупцы! Хороши подарки - вживившиеся куски железа, чужие кости... Уроды, еще и гордятся этим!
   Кронт сжал пальцы в перчатках. Ему до невозможности захотелось стянуть замшу и отхлестать генерала по лицу, так, чтобы пошла кровь.
   "Я тварь долины со стеклами в ладонях... Я получил подарок в час смерти - и горжусь этим"...
   Он сглотнул и заставил себя успокоиться.
  -- Проклятые уроды, конечно, сильны, - продолжал Орм, не заметив всплеска ненависти своего собеседника. - Поэтому любой мясник мне пригодится, а уж наемник тем более...
  -- Остался последний вопрос, генерал, - сказал Кронт. - Пригодишься ли ты нам?
   Лицо генерала мгновенно окаменело, серые глаза сщурились.
  -- На что ты намекаешь? - процедил он сквозь зубы.
  -- Плата. Ни один наемник не станет убивать бесплатно.
   Орм осклабился:
  -- Так вот ты о чем. Что тебе нужно? Золото? Роскошный дом? Женщины?
   Кронт задумался. Ему очень хотелось ответить: "мне нужны доски, руда и зерно". Но раскрывать все свои карты было опасно.
  -- А бабы как, красивые? - спросил он.
  -- Ну естественно!
  -- Тогда - по рукам!
  
   Наемники просидели в трактире до самого вечера. Генерал пожелал им хорошо провести время и ушел, зато появились веселые парни из городка и не менее веселые девицы. Вино было забористое, кости громко стучали, раскатываясь по дубовым столам, трактирщик носился взад-вперед.
   Кронт вместе со всеми пил, играл и горланил песни, но не переставал думать о том, что надо побыстрее добраться до ормварских складов. Когда на улице сгустились мягкие лиловые сумерки, буйное веселье стало понемногу угасать. Кто-то сидел, тупо уставившись на полную кружку, кто-то обхватывал талию миленькой девицы и, шатаясь, поднимался наверх. Пьяный Кабан бормотал себе под нос песню, отстукивая такт рукояткой ножа по тарелке.
   Темное дерево стола за долгие годы впитало изрядно вина, жира и, возможно, крови. Сейчас, в теплом свете восковых свечей, оно казалось таким уютным... Кронт опустил голову, стукнувшись лбом о стол. Он почти заснул, но легкое прикосновение к щеке, заставило снова открыть глаза. Светловолосая девушка присела на ручку его кресла.
  -- Пойдем со мной, - прошептала она ему на ухо.
   Кронт обнял ее левой рукой, правой взял шлем со стола и попробовал встать. С грохотом упал стул.
  -- Осторожней, милый! - если бы не девушка, Кронт рухнул бы вместе со стулом.
  -- Извини, я...
   Он осекся. Красотка стояла перед ним заманчиво улыбаясь пухлыми губами, от смятого льняного платья пахло луговыми травами. Тронутая легким лунным загаром кожа была лишь чуть темнее беленой материи. Кронт протянул руку в перчатке и коснулся плеча девушки. Он ничего не почувствовал сквозь замшу, но в голове вспыхнул кровавый огонь и зашевелились бесформенные звери.
   "Не сейчас... хотя... я ведь могу не снимать перчатки. Нет, я слишком пьян, вдруг не смогу удержаться"...
  -- Так пойдем? - девушка попыталась увлечь его к лестнице наверх.
  -- Нет, я... Мне дурно. Перепил. Надо продышаться.
  -- Скорей уж проблеваться, - хмуро заметила девица и презрительно фыркнула.
   Кронт слабо улыбнулся и вышел на улицу. Прохладный ветер действительно освежил его, и, самое главное, пропали отголоски безумия в голове. У ворот стражники жгли костер, какой-то мальчишка старательно отрабатывал удары мечом на пустынной улице.
   Пели цикады, где-то в поле протяжно кричал козодой. Нахлынула странная печаль, будто разбуженная песней ночной птицы. Ветер взметнул вихрь пыли, качнулись тени на дороге. Кронт почувствовал, как земля пружинит под ногами и увидел рой ночных бабочек у колен. Он ощутил безумие - но не свое, черно-огненное, а чужое, тихое, безнадежное. Его пальцы сомкнулись на рукояти меча.
   Над головой беззвучно пролетела летучая мышь и изчезла в темном закоулке. Кронт прошел за ней, едва протиснувшись в узкую щель между домами, и увидел старый покосившийся домик у частокола. Дверной проем был занавешен старым одеялом, у порога дремал шелудивый пес.
   Сзади послышалось глухое рычание. Обернувшись, Кронт увидел Дикаря - тот скалил зубы на чужую собаку.
  -- Тихо!
   Дикарь притих.
   Морщинистая рука в браслетах отодвинула одеяло. Кронт увидел старую женщину в темном платье.
  -- Что тебе здесь нужно? - чуть визгливо крикнула она.
   Кронт молча рассматривал ее. Что-то в интонациях женщины казалось знакомым.
  -- Ну! Говори уж, раз приперся! Мазь, настойка, что нужно-то?
  -- Ты - ведьма.
   Женщина хмыкнула:
  -- Для кого ведьма, а для кого и добрая тетушка. Так что тебе нужно?
  -- Гердис... Ты знаешь Гердис?
   Она отшатнулась назад. Кронт, внезапно разозлившись, ворвался внутрь. Собачонка бросилась на него, но промахнулась и вцепилась в одеяло.
  -- Так ты знаешь?..
   Кронт осекся. В углу у очага были постланы старые драные шкуры, а на них лежала Велена. Девушка выглядела нездоровой, царивший в комнате полумрак не смог скрыть бледности ее кожи и выступивших капелек пота на лбу. Забыв о ведьме, Кронт склонился над ложем - и увидел, что глаза Велены смотрят на него и ничего не видят. Как глаза обезумевшей Лиет...
  
  
   Глава 4
   Птичья башня
  
   "Страх - это смерть. Страх - это боль", - крутилось в голове. Тесный мирок сжимался вокруг воспаленного мозга. Иногда тьму разрезал луч серебристого света - и заставлял глаза вспыхивать от боли. А потом исчезал, и навалившаяся чернота давила отчаянием. Оставался лишь холод и тонкий острый свист. Хотелось навсегда оглохнуть, ослепнуть, не чувствовать ничего. Не страдать.
   В то время, когда Кронт грабил деревни, а Велена спала, Ральф Коэн, бормоча проклятия и жалобы, брел по вересковой пустоши. Он не осознавал, где находится, его разум был полностью направлен вовнутрь. Из глаз текли слезы, омывая серое от пыли лицо. Иногда он начинал скулить, как щенок - от безнадежности, боли и жалости к самому себе. Если бы Ральф мог все понять, он бы ненавидел и презирал себя за слабость, но он лишь знал, что умер и страшно страдает.
   Каменистая земля под его ногами сменилась песком. Идти стало труднее - при каждом шаге Ральф увязал по щиколотку. Сухие кусты с мелкими бело-розовыми цветками оплели склоны дюн, разливая в воздухе сладкий, приторный запах.
   Ральф брел, опустив голову. Когда он взошел на гребень последней дюны, холодный, пахнущий солью ветер ударил в лицо. На мгновение шорох моря прорвался сквозь бесконечный свист. Зрачки сжались, будто пытаясь рассмотреть реальность, но тут же снова растеклись на всю радужку, возвращая привычную темень.
   Полоска пляжа у самой воды была усеяна битыми ракушками, обрывками водорослей и отполированными морем кусочками древесины. Ральф едва плелся, порывы ветра развевали грязные волосы и драный плащ. Искусанные бледные губы кривились, не в силах выпустить отчаянный крик, эхом звучащий в мозгу.
   У кромки воды Ральф запнулся и упал на колени. Морская волна коснулась его и откатилась назад, оставив на одежде клочья сверкающей пены.
   От резкого свиста заложило уши. Ральф свалился ничком, зарывшись ладонями в мокрый песок. Стрела вонзилась рядом с ним, выбив брызги из нахлынувшей волны. Холодный наконечник прочертил царапину на предплечье. Ральф вздрогнул, вжался в песок. Его легкие втягивали соленую воду, частички почвы и мелкие водоросли. Стрелы падали темным дождем, взлохмачивая морскую пену и расцвечивая ее красным.
   "Нет, нет, пожалуйста, прекратите"! Ральф почти оглох от свиста. Мельтешение серебряных вспышек сводило с ума.
   "Скоро это все закончится... я умру... еще раз... по-настоящему"... С осознанием грядущей смерти пришло и холодное спокойствие. Ральф чувствовал, что соскальзывает куда-то, туда, где уже не будет стрел.
   "Бежишь. Как трус. Как всегда"... Ральф стиснул кулаки - мокрый песок просачивался между пальцев. "Нет, не правда. Я просто устал". Рывком он перевернулся на спину и широко раскрыл глаза, готовясь с улыбкой встретить последнюю стрелу, которая навсегда погасит его сознание.
   Мрак прорезала синяя трещина. Она все расширялась, и от ясного света, проникавшего из нее, ручьем текли слезы. Внезапно исчезла пелена перед глазами, и стих бесконечный свист стрел. Ральф увидел высокое небо и облака-барашки, а в следующий момент у него хлынула вода из носа и изо рта.
   Он долго откашливался, пытаясь очистить легкие от всей дряни. Ноздри оказались забиты песком и морскими растениями, в горле стоял комок, оказавшийся небольшой улиткой. Ральфа передернуло от отвращения, когда он выплюнул ее.
   Волны набегали одна за другой, смывая грязь и освежая тело. По пляжу разгуливали белые чайки, неприветливо косясь на человека, будто он мог отобрать пойманную рыбу.
   Ральф понемногу пришел в себя и огляделся. Берег выглядел абсолютно пустынным и заброшенным. Вдалеке смутно серела лента ручейка среди желтого песка - очень кстати, напившись, пусть и не по своей воле, соленой воды, Ральф испытывал сильную жажду.
   Он поднялся, пригладил ладонью мокрые волосы, одернул одежду и неторопливо побрел к ручейку. Сейчас больше всего хотелось попить воды и заснуть крепким сном без сновидений.
   Ручей оказался дальше, нежели казалось, и Ральф окончательно выбился из сил, пока дошел. Он свалился на берегу и стал пить длинными глотками. Еще никогда вода не казалась ему столь вкусной.
  
   Его разбудило хлопанье птичьих крыльев. Ральф приоткрыл глаза и с удивлением увидел сидящего рядом белого голубя.
   - Гур.
   Птица внимательно наблюдала за человеком, но ничуть не пугалась. Ральф сел, зевая. Он отлично выспался, несмотря на то, что лежал на песке.
   - Гур!
   - Ну что тебе?
   Присмотревшись к голубю, Ральф увидел, что тот явно не дикий. Оперение слишком белое, а крылья и хвост - слишком длинные. "Почтовый. Кому же он тут письма носит?"
   Голубь взлетел - как-то неторопливо, почти лениво. Он пролетел над ручьем, едва не задев крыльями воду, и сел на противоположном берегу. Ральф пошел следом за птицей, приостановившись, чтобы попить. Сейчас ему нужно было добраться до людей - по крайней мере, можно будет раздобыть еды и новую одежду.
   Голубь подождал, пока Ральф подойдет ближе, и снова поднялся в воздух. Он летел низко над землей, иногда делая круг и пролетая над головой человека.
   - Гур? - что-то спрашивал он на своем птичьем языке.
   - Давай-давай, веди меня к хозяину, "гур", - с улыбкой кричал Ральф.
   Миновав пляж, они поднялись в дюны, а потом оказались среди зеленых холмов. Голубь летел над узкой, заросшей полевыми травами тропкой. Ральф едва поспевал за ним, но все же не забывал оглядываться по сторонам. Он заметил, что они все время движутся вдоль моря, постоянно слыша неумолчный шум волн слева. Видел он и странности местной растительности - высохшие на корню стебли перемежались с нежно-зелеными ростками и цветущими растениями. Круглый диск луны над головой внушал необъяснимую тревогу, всякий раз глядя на него, Ральф вспоминал черно-серебряный тупик и свист стрел.
   Голубь вдруг заклекотал и взмыл вверх, подхваченный воздушным потоком. Будто внезапно оборвалась невидимая нить, привязывавшая птицу к земле.
   Ральф в некотором замешательстве смотрел, как его проводник окунается в синее небо, отливающее перламутром в свете луны. На миг он почувствовал себя покинутым.
   "Это всего лишь глупая птица. Пусть себе летит". Ральф продолжил шагать по тропинке. Она становилась все более широкой и менее заросшей, а скоро на горизонте показалась высокая башня. Ральф остановился. Он бы предпочел сначала разведать, взглянуть издалека на поселение и людей, но подобраться к башне незамеченным было невозможно.
   "А у меня и оружия-то нет... хотя"... Ральф стал ощупывать голенища сапог и с радостью и удивлением обнаружил нож. "Молодец, Кронт, подговорил меня его спрятать. Интересно, где он? И Велена?" В первый раз он вспомнил о попутчиках. Все, случившееся в долине, казалось таким далеким, будто было сном или происходило с кем-то другим. Даже о предательстве Вернона вспоминалось равнодушно.
   Спрятав нож в рукаве - так, чтобы его легко можно было выхватить - Ральф пошел к башне.
   Скоро стало понятно, что перед ним еще один образец авенданской архитектуры. Темный камень, четкие линии, резкие очертания, так отличавшиеся от вычурных и порой громоздких строений севера Империи. Но все же эта башня не внушала такого трепета, как башня Форпоста когда-то. Множество белых голубей вились вокруг ее шпиля, залетали в окна-бойницы. Людей поблизости видно не было, три хижины из обмазанного глиной тростника выглядели совсем заброшенными. На площадке перед башней, вымощенной гладкими, выброшенными морем камнями, громоздились груды мусора - трухлявые доски, клочки гнилой парусины и рваные сети.
   Вход в башню когда-то преграждала добротная, окованная железом дверь. Сейчас она, сорванная с петель, валялась неподалеку. Из темного проема тянуло влажным холодом. Ральф вошел внутрь, и его сразу же окатило запахом плесени и птичьих экскрементов.
   - Эй! Эй! - позвал он.
   Башня загудела, крик, многократно отразившись от сырых стен, превратился в неразборчивый вой. Наверху бешено захлопали крыльями голуби.
   - Че орешь-то?
   Грубый голос, доносящийся откуда-то снизу, заставил Ральфа вздрогнуть. Ему почудился свист - такой знакомый, отчаянно тонкий. Мгновенно нахлынула тошнота.
   - О, да ты, что ль, дрался?
   Кто-то ухватил его за полу рваной куртки и поднес масляную лампу к лицу, чуть не опалив брови.
   - Ну и рожа у тебя, - собеседник хохотнул, обдав Ральфа ароматом жаркого с луковой подливой.
   - Убери проклятую лампу! И вообще, ты кто?
   - Я Марракс.
   Собеседник убрал лампу, и Ральф, которого уже не слепило пламя, увидел смуглого бородатого человека с настороженным и недружелюбным выражением на обветренном лице.
   - Меня зовут Ральф Коэн, - он заставил Марракса отпустить его одежду. - Я сюда следом за голубем пришел.
   - Да?
   - Что это за место? Здесь еще кто-нибудь кроме тебя живет?
   Марракс зло усмехнулся:
   - Попробовал бы этот кто-нибудь сюда сунуться, я б ему мигом уши поотрывал... Старый маяк это - что, не видишь?
   - Поблизости есть гавань? - Ральф сделал вид, будто не понял угрозы Марракса.
   - Неа. И кораблей, сколько я тут живу, ни разу не проплывало. А за каким дерьмом ты сюда приперся, а?
   - Я просто искал... кого-нибудь. Ты же сам видишь, одежды нормальной нет, одни лохмотья. Когда ел последний раз - вообще не помню.
   - Да что ты говоришь? Бедняжечка!
   Марракс схватил его за плечо и отбросил к стенке. Ральф свалился на какие-то мешки, и сразу же проворно вскочил на ноги. Он достал нож, но держал его за спиной, так, что противник не мог видеть оружия. Марракс спокойно поставил лампу на пол.
   - Сейчас я тебе пооборву... кое-что лишнее, - пообещал он. - И, пожалуй, не только уши...
   Ральф спокойно ожидал, пока противник кинется на него. Уйдя от прямого удара, он прижался к стене. Марракс неожиданно почувствовал холодное лезвие у шеи.
   - Успокойся... обрыватель ушей и всего лишнего, - Ральф чувствовал небывалый прилив сил. - Может, теперь мне что-нибудь ненужное от тебя отрезать?
   В ответ его противник прорычал ругательство.
   - Если я уберу нож, ты ведь не будешь рыпаться? Мне от тебя ничего не нужно, только немного еды и, возможно, чего-нибудь из одежды. Ну? Будешь спокойным?
   - Лады...
   Ральф осторожно убрал нож. Марракс коротко вскрикнул и, размахнувшись, ударил кулаком в лицо. Оба одновременно взвыли от боли. Ральф, корчась, сполз вниз по стенке, а его противник внезапно побледнел и упал на колени, прижимая руку к груди.
   Когда боль стала не такой острой, Ральф подобрал оброненный нож и повернулся к Марраксу, ожидая нападения. Но житель маяка раскачивался, втягивая воздух сквозь зубы.
   - Что с тобой? - Ральф осторожно обошел противника.
   - Рука... Сволочь, я из-за тебя руку сломал...
   Ральф вспомнил, что в момент удара он стоял у самой стены, касаясь затылком каменной кладки. Марракс, ударив его, ударил в камень.
   - Надо же быть таким идиотом! - жестоко сказал он.
   Лампа на полу освещала узкий квадрат люка, откуда, видимо, и появился Марракс. Ральф приподнял крышку и заглянул вниз. Грубо сколоченная лестница вела в комнату, где - наконец - пахло не сыростью, а человеческим жильем. Держа лампу в левой руке, Ральф осторожно спустился. Свежая солома устилала каменный пол, в углу было устроено ложе из медвежьих и кабаньих шкур, на столе у погасшего очага стояло множество бутылок, горшков и мисок. Ральф стал вытаскивать пробки и пробовать содержимое. Отодвинув в сторону емкости с водой и кислым вином, он взял бутылку самогона и полез назад.
   - Эй! Марракс! Ты живой еще?
   - Да, чтоб тебя... - житель маяка немного пришел в себя и теперь сидел на куче мешков.
   - На, выпей. Полегчает.
   Марракс сначала поднес горлышко бутылки к носу, с подозрением понюхал. Потом его губы сложились в некое подобие улыбки.
   - Спасибо.
   Ральф присел рядом на мешки и смотрел, как Марракс глотает самогон. "Интересно, как там Хэнк", - вдруг подумал он. "Ведь мы могли бы остаться в его таверне, пить самогон, играть в карты"...
   - Так ты, говоришь, Ральф Коэн? - Марракс поставил пустую бутылку на пол. - Из клана, да? Аристократ?
   - Да. Только не думаю, что здесь это имеет значение.
   - Правильно думаешь.
   Марракс встал, пошатываясь, подошел к люку. Ральф ожидал, что тот свалится вниз, не удержавшись на лестнице, но житель маяка привычно слез в комнату.
   - Иди, дам поесть, - крикнул он.
   Ральфу пришлось самому развести огонь и поджарить кусок мяса. Марракс соорудил себе повязку, разорвав старую рубашку.
   - Оно должно быстро зажить. Здесь так всегда...
   - Как?
   - А ты что, недавно попал? Я так уже и счет годам потерял. Когда-то я на корабле плавал, сначала на торговом шлюпе, потом сильно проигрался в портовом кабаке. Пришлось к контрабандистам примкнуть, чтоб долги отдать. А однажды нас нанял один высокородный. Мы должны были судно по его приказу потопить. Ну и пошло-поехало. За один рейд он столько платил, что за месяц не могли прокутить. В конце-концов, нас, конечно, повязали, судили и отправили сюда. Заказчик пообещал добиться для нас изгнания, если мы не выдадим его. Добился, ублюдок. Лучше б я на виселице сдох... Болтаешься тут, не живой, не мертвый.
   - Умереть-то всегда можно. Я вот накануне думал, что все, во второй раз помираю.
   Марракс покачал головой:
   - По-настоящему здесь умереть нельзя. Можно сойти с ума и стать частью проклятой долины. А если подохнешь... скажем, если какой ловкач отрубит тебе башку, то очнешься потом где-нибудь в глуши целенький. Только с таким ощущением, будто тебя наизнанку вывернули. Я как-то сам себе вены перерезал - интересно было. Идиот...
   Пользуясь разговорчивостью Марракса, которую, скорее всего, вызвал крепкий самогон, Ральф быстро спросил:
   - А другие люди? Ты видел кого-нибудь?
   - Само собой. Ко мне часто меченые приходят, выпить, в картишки перекинуться. И я к ним, бывает, хожу, - Марракс подмигнул, - среди них и девочки хорошенькие есть...
   - И кем же они меченые?
   - Долиной, ясно.
   Марракс уставился на него, будто пытался разглядеть некий знак на коже.
   - На мне меток нет, - резко сказал Ральф.
   - Если и есть, то не разглядишь под твоими лохмотьями и грязью. Но, мне кажется, ты еще и кровью уляпан.
   Ральф вспомнил стрелы, ощутил прикосновения наконечников, обжигавшие болью.
   - Ерунда, поцарапался просто.
   Марракс пожал плечами.
   - Да, тебе, пожалуй, нужно к людям, - задумчиво проговорил он. - Вот завтра я тебя и отведу к меченым. Они новичков хорошо привечают. А, кстати, ты как оружием владеешь?
   - Любой мужчина из клана умеет управляться с мечом, - холодно ответил Ральф.
   - Это хорошо. Я-то испужался, что за эти годы кланы поизмельчали, старики разжирели, а молодежь только и умеет подножки ставить да ножиком ковыряться... - ухмыльнулся Марракс.
   - Не каждый враг достоин меча, - резко сказал Ральф. - Иного только и годится ножом зарезать, как свинью.
   - Ладно, не вскидывайся. Я ведь пошутил, - дружелюбно сказал Марракс.
   - Я тоже, - Ральф сжал под столом рукоять ножа, который послушно скользнул ему в ладонь из рукава.
   - До вечера еще далеко. Может, в картишки сыграем? Или ваша честь брезгует?
   Ральф незаметно спрятал нож.
   - Раздавай. Только на кон мне поставить нечего.
   - Ничего, мы на щелбаны сыграем, как в детстве! - Марракс захохотал. - Хотя, нет, лучше не надо. У тебя и так полхари синяя от моего кулака.
   Ральф хмуро улыбнулся, радуясь, что в комнатенке нет зеркала. Лицевые мышцы онемели, и он не чувствовал боли, но подозревал, что выглядит весьма неприглядно.
   Марракс тасовал карты. Было слышно, как наверху перепархивают голуби, а их утробное воркование, искаженное эхом, казалось песней на диковинном забытом языке.
  
  
   Глава 5
   Особое зелье
  
   В очаге потрескивало пламя, теплые отблески немного оживляли измученное лицо Велены. Кронт осторожно отер рукой в перчатке пот со лба девушки.
   - Она скоро исчезнет, растворится, да? - глухо спросил он.
  -- Не знаю, - ответила ведьма. - Ее удерживает оберег. Не я его дала, не мне и отнимать, но это из-за него бедняжка застряла между судьбами...
   Кронт отогнул шкуру, которая закрывала девушку, и увидел, что опал на шнурке переливается желтым и красным, ни на миг не оставаясь постоянным - как огонь.
  -- Амулет Тарры... Должно быть, старая тварь знала, чем все закончится.
  -- Ты знаком с хранительницей Форпоста?
  -- Да.
  -- И эта девушка оттуда?
  -- Да. Ее зовут Велена.
   Ведьма теребила агатовые и костяные браслеты на запястьях.
  -- Ты можешь что-нибудь сделать? - спросил Кронт. - Как-то ей помочь?
  -- Я сделала все, что могла.
   Она указала рукой на пучок трав, подвешенных над ложем девушки, и на натертую маслом глиняную статуэтку кота в изголовье.
  -- Мои амулеты почти ей не помогли...
  -- Я вижу, - грубо сказал Кронт. - А напитки, зелья какие-нибудь?
   Ведьма покачала головой:
  -- Я готовлю лишь простые отвары и мази. Мы с сестрой пошли по разным путям - она выбрала знание трав, я - заговоры.
   Кронт снова начинал злиться:
  -- Ну, и где же сейчас твоя сестра?
  -- Тебе это лучше знать...
  -- Мне?
  -- Ты ведь знаком с Гердис, да? Должно быть, она еще живет в домике у ручья, расставляет ловушки и готовит яды. Совсем одна... бедняжка Гердис, - в голосе ведьмы не было жалости, скорее, мрачное торжество.
   Кронт, у которого кружилась голова от духоты и выпитого за день, сел на вязанку хвороста у очага - стульев в доме ведьмы не наблюдалось.
   - Так что ты собираешься делать с Веленой? - спросил он.
   - Генерал хочет, чтобы я послала ей зов... И если она услышит, заставить ее изменить кое-что в лагере меченых. Наслать туман, воду и насекомых. Теперь твоя Велена - оружие Орма, - старуха невесело усмехнулась. - И даже если б я могла разбудить ее, генерал не позволил бы. Сейчас она обладает огромными возможностями.
   - Велена хочет проснуться. Я думаю, зависнуть между мирами довольно паршиво.
   - Ты не представляешь насколько паршиво, - хмыкнула ведьма.
   Она, кряхтя, прошла в дальний угол комнаты, достала большой закопченный котел и вернулась с ним к очагу. Раздула угасающее пламя, подбросила дров.
   - Время похлебку варить, - объяснила она. - Давай, у порога ведро с водой, притащи сюда.
   Кронт послушно принес ведро, правда, расплескав немало воды на обшарпанные половицы. Проклиная его нерасторопность, старуха занялась стряпней. Пучки сухих трав, обгрызенные - возможно, даже собакой - кости, сухие рыбьи плавники, корки - все отправлялось в булькающее варево. Кронт, почувствовав спазм в горле, поспешил отойти подальше и сел на шкуру возле Велены.
   Рой серых мотыльков вился над головой девушки. Кронт бездумно смотрел на них, он чувствовал себя очень усталым и подавленным. Собственное безумие, недомолвки и угрозы Вернона, жуткая судьба Лиет - все это отнюдь не внушало оптимизма. А теперь ко всем проблемам прибавились недоступные склады Ормвара и Велена, спящая поистине мертвым сном. Кронт потер виски, прикосновение грубой замши заставило его поморщиться. Проклятые осколки. Ему вдруг невыносимо захотелось ощутить кожей ладони тепло или холод, фактуру, влажность. Теперь его пальцы были почти нечувствительны, и мысль об этом привела Кронта в ярость.
   Он содрал с рук перчатки и сжал кулаки - так сильно, как только смог. На пол и на грязные шкуры закапала кровь. Суетящаяся у очага старуха этого не заметила - а если и заметила, то не подала виду.
   Хотелось выть. Кронт думал о том, что теперь его ладони могут ощущать одну только боль, и то, если хорошенько вонзить в плоть осколки вернонова зеркала - в свою плоть, или в чужую. Он вспоминал, как когда-то этими руками держал удобно-тяжелую рукоять меча, гладил жаркие от страсти тела женщин, зачерпывал холодную родниковую воду знойным днем...
   Он повалился рядом с Веленой, прижав к груди искалеченные руки. "Будь ты проклят, Вернон! Будь проклят"! Благоразумие заставило его произносить все ругательства лишь мысленно, хотя Кронту хотелось кричать во все горло, призывая кары на голову барона. Он вздрагивал, пытаясь удержать злость, но она лишь становилась сильнее.
   - Ты... любишь ее? - голос ведьмы показался неожиданно теплым и сочувствующим. - Так?
   Кронт поднял голову, глядя на старуху сквозь упавшие на лицо спутанные волосы. Он не понимал, о чем она говорит:
   - Что?
   - Я ведь вижу... Ты и эта бедняжка Велена... Она могла привести сюда только близкого ей человека. И я вижу, как ты страдаешь...
   Кронт уткнулся лицом в шкуры, чтобы удержать рвущийся наружу полуистерический смех.
   - Когда-то и я любила, - ведьма заговорила более нежно и мелодично, будто воспоминание о давнишней любви вернуло ей молодость. - Глупый Нит... Как такой чудик смог выжить в долине - и посейчас не пойму. Мы с Гердис жили недалеко от кабака Хэнка. Я пошла туда однажды, обменять травы и козью шерсть на новенькие ножи и топор. А Нит как раз в драку с каким-то картежником ввязался. Вот мне и пришлось заговорить рану у него на боку. В благодарность он предложил меня проводить до дому. Так все и началось. Я была счастлива, как никогда в жизни...
   Ведьма замолкла.
   - Что толку от любви, если она никому не может помочь, - мрачно проговорил Кронт. - Велена от моих ласк не проснется, да и твой Нит кончил плохо...
   - Ты действительно хочешь ей помочь? - старуха внимательно смотрела на него.
   - Да! - Кронт раздраженно хмыкнул. - Хочешь сказать, что все-таки есть способ?
   - Ты ее действительно любишь?
   Кронт едва сдержался, чтобы не выругаться в ответ. Он склонился над девушкой и медленно поцеловал ее в губы - холодные и бесчувственные, как у статуи.
   - Хорошо, - голос ведьмы опять стал хриплым, старческим. - Я не могу ничего для нее сделать. Но Гердис, пожалуй, может. И я могу тебя к ней провести.
   Кронт вскочил:
   - Так я могу вернуться в долину?
   - Почти любой из нас может. Но только я могу устроить проход в нужное место и удерживать его, пока ты не вернешься. Как вы расстались с Гердис? Врагами?
   - Не сказал бы. Хотя и не друзьями, пожалуй...
   Ведьма расхохоталась - правда, ее смех был больше похож на скрип старой двери с несмазанными петлями:
   - Гердис придушила б любого, кто бы заикнулся о дружбе. Она считает это слишком глупым и непрактичным... Как, впрочем, и любовь. Не вздумай сказать ей о Велене. В лучшем случае она плюнет и скажет, чтоб не приставал с пустяками. В худшем - подсунет яд вместо нужного тебе зелья. Ври ей. И не говори обо мне... хотя, нет. Тебе все равно придется...
   Она кинулась к старому покосившемуся шкафу, резко распахнула дверцы и принялась рыться в хранившейся на полках рухляди. Скоро лихорадочные поиски увенчались успехом. Ведьма вернулась к Кронту и протянула ему старое серебряное кольцо.
   - Возьми. Скажешь, что у меня отобрал. За это кольцо она сготовит тебе любое зелье.
   Кронт взял подарок старухи окровавленными пальцами. Серебро потускнело, а покрывавшая его гравировка местами стерлась - видимо, когда-то его часто носили.
   - Спасибо... как тебя зовут?
   - Ринда. Хотя так меня называли только мама и Нит. Для ребят из хэнкова кабака я была "эй, шлюшка", а сейчас солдаты Орма кличут меня просто старухой.
   - А Гердис?
   - Она звала меня шептуньей. Из-за того, что я умела заговаривать.
   Глаза ведьмы снова стали задумчивыми, и Кронт понял, что сейчас его ждет еще одна долгая история про юность Ринды.
   - Большое спасибо тебе, - быстро сказал он. - Так ты можешь сделать этот проход сейчас?
   - Хорошо... не забудь кольцо.
   Он ожидал, что старуха достанет амулеты и станет чертить на полу сложные фигуры, но она лишь сложила ладони горстью и что-то зашептала. Монотонный речитатив едва не усыпил Кронта, чья голова была все еще тяжелой от выпитого днем вина. Наконец, ведьма замолкла и сделала странный жест - будто плеснула из пустых ладоней на стену дома. Старые доски затрещали, но на вид остались такими же. Лишь тщательно присмотревшись, Кронт заметил, что изображение чуть неправильное, словно сдвинутое. Он вдруг почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота.
   - Что пялишься? - ведьма рванула его за рукав, заставив отвести взгляд. - Облевать мне тут все хочешь? Закрой глаза и иди!
   Он едва успел подхватить перчатки, прежде, чем старуха толкнула его вперед.
  
   Кронта все-таки вырвало, когда черная волна подхватила его и стремительно понесла вверх. Он постарался нагнуться вперед и вбок, чтобы не вывалить содержимое желудка на одежду. Одновременно с этим он вцепился в податливую, скользкую поверхность. Нужно было оставаться на гребне, пока его несло ввысь с ужасающей скоростью.
   Достигнув высшей точки, волна словно застыла. Кронт понял, что сейчас он рухнет вместе с ней вниз и разобьется на мелкие брызги. Он начал падать резко, рывком - зубы клацнули, а сердце подскочило к горлу. Вода зашипела, вспенилась, понесла за собой, словно вцепившись в ноги Кронта сотней гибких щупалец, и больно ударила о землю.
  
   Кронт застонал, думая, что сейчас его подхватит новая волна, и все начнется сначала. Потом он вспомнил о проходе Ринды и сел. Было темно, но он увидел звезды на небе, услышал шум деревьев. "Я в долине. Где-то в лесу рядом с развалюхой Гердис".
   Поднимаясь, Кронт окончательно пришел в себя. Даже хмель будто выветрился.
   "Темно, как в заднице... Дурак я, и не подумал захватить свечку".
   Он сунул руку в карман и только сейчас заметил, что он в перчатках - когда успел их надеть, Кронт не помнил. Огниво оказалось на месте, и, насобирав в потемках веток, он попробовал разжечь костер. Хворост оказался слишком сырым, дымил, но не загорался.
   - Дерьмо! - громко выругался Кронт.
   В голову пришла безумная идея позвать Гердис, он проорал пару раз ее имя. Никто не откликнулся. "Проклятая темень"! Кронт чувствовал, что его снова наполняет ярость, но не спокойная и холодная, а безумная. Противиться не было сил. Он сделал ошибку, когда отправился сюда ночью, усталый и не вполне трезвый.
   "Гори оно все", - безнадежно подумал он, прислоняясь спиной к сосновому стволу. Тотчас вспыхнул призрачный огонь, словно ждал его команды. Меж языков пламени мелькали силуэты людей и рушащихся башен. Обожженные дочерна руки пытались исцарапать его, вцепиться искривленными пальцами в плоть, но касания их были слишком легки и скорее приятны, чем болезненны. Кронт усмехнулся, - он почувствовал злорадное торжество и нежданный прилив сил, глядя на их бесплодные усилия. Обострился слух, прояснилось зрение, даже запахи стали ощущаться сильнее. Кронт завороженно осматривался по сторонам, вдруг заметив, что сквозь огонь проступают очертания деревьев. Ему хотелось захохотать и безоглядно ринуться вперед, в пламя и тьму, в безумие. "Я тварь", - напомнил он себе и зашагал по лесу, туда, где виднелся березняк. Скоро Кронт достиг ручейка, затянутого пленкой льда. Сполохи сумасшедшего пламени скользнули по замерзшей воде.
   "Назад... нужно назад"...
   Кронт попытался оттолкнуть льнущих к нему призраков, но не смог. Пламя забилось, словно в судорогах, а черные пальцы отчаянно уцепились за плащ.
   "Вон! Пошли вон, ублюдки"!
   Безумие обволакивало его липкой пеленой. Видения стали ярче, сквозь них уже не было видно леса. Кронт зубами стянул перчатку с правой руки. Собственная ладонь показалась ледяной, когда он дотронулся до щеки. Кронт вонзил осколки в кожу и медленно провел рукой вниз, к подбородку. Сначала возникло ощущение тепла, потом - боли.
   - Я тварь! - вслух прорычал Кронт, чувствуя, как безумие отступает. Он вспомнил Вернона, и ледяная волна ненависти затушила последние огоньки.
   Подумав, Кронт отправился вверх по течению ручейка. Светлая лента льда, казалось, разгоняла сумрак, - а может, просто исподволь подкрадывался рассвет. Домик Гердис Кронт разглядел без труда.
   - Эй! Ведьма, открывай! - радостно прокричал он, барабаня кулаками в дверь.
   Внутри заблеяла коза, и послышались шаркающие шаги.
   - Гердис, это я, Кронт! Отворяй!
   Дверь приоткрылась, и он увидел ведьму все в той же маске, со свечой в левой руке и с топором в правой.
   - А, это ты, - хмуро произнесла она. - Ну входи. С чем пожаловал-то?
   Кронт молча прошел внутрь. Он по-хозяйски бросил в очаг, на тлеющие угли, пару дровишек, взял с полки флягу и сел на один из чурбанчиков, которые здесь заменяли стулья.
   - Что, по выпивке соскучился? - Гердис смерила его презрительным взглядом и вдруг захихикала. - О! Теперь я поняла! Ты мертвяк уже. Как дурашка Нит...
   - Да, - спокойно сказал Кронт, зубами вытаскивая пробку из фляги. - Но не думай, что так же от меня отделаешься, как от него.
   - Я и не говорила, что хочу отделаться, - в голосе ведьмы появились теплые нотки. - Как ты умер? Расскажи мне. Долина дала тебе дар?
   Она села рядом и коснулась багровых царапин на щеке Кронта. Он зажал флягу между колен и снял перчатки.
   - Да. Замечательный дар, а? Теперь я могу голыми руками человека на клочки разорвать.
   Гердис выдохнула, чуть застонав, словно от страсти. Она погладила усеянную стеклами ладонь, а потом прикоснулась к ней губами.
   - Гердис! Я не за этим пришел.
   Она не обращала внимания, склонившись над его рукой.
   - Я встречался с твоей сестрой. С Риндой.
   Ведьма резко выпрямилась. Ее губы и подбородок пересекали царапины от осколков вернонова зеркала. Кровь ручейком стекала по шее.
   Кронт достал из кармана серебряное кольцо:
   - Смотри, что я отобрал у старой дуры. Но перед тем, как я ее изодрал моими стеклышками, она много интересного рассказала. Про тебя и про Нита.
   Гердис фыркнула:
   - Ее Нит - ничтожество. Как и она сама.
   - Не стану спорить, - улыбнулся Кронт. - Но она о тебе лучшего мнения. Она считает тебя большой искусницей в изготовлении зелий.
   - О, в этом она права! - ведьма самодовольно усмехнулась. - Нет такого зелья, какого я бы не смогла сварганить. Зелье для человека и зелье для животного, для здоровья и для болезни, для любви и для ненависти...
   - Для жизни и для смерти, - закончил за нее Кронт, и собственные слова заставили его вздрогнуть.
   Гердис кивнула. Глаза ее возбужденно сверкали в прорезях маски.
   - Мне нужно зелье. Особое зелье. Я готов обменять на него это кольцо.
   Ведьма выжидательно смотрела на него, а Кронт неторопливо потягивал самогон из фляги, обдумывая внезапно пришедший в голову план.
   - Говори, что за зелье, - наконец, не вытерпела она.
   - Сложное. Не знаю, сможешь ли ты его сделать.
   - Смогу.
   Кронт задумчиво вертел флягу в руках:
   - Надо бы как-то залечить мои раны...
   - И ты думаешь, что для этого нужно дико сложное зелье?! - вскричала Гердис.
   - Нет, это так... сложное зелье мне нужно для другого.
   - Ну!
   - Сделай мне яд, Гердис.
   Он привлек ее к себе и зашептал на ухо - быстро, сбивчиво. Ведьма внимательно слушала, изредка кивая.
   Потом Гердис засуетилась у стола, сливая в одно содержимое разных пузырьков, размешивая в получившейся жидкости порошки. Кронт внимательно следил за ней, не забывая прикладываться к фляге.
  
   На рассвете Кронт вернулся в Ормвар. Он потратил несколько часов, прежде, чем нашел проход - к счастью, рядом с ним лежала куча веток, неудавшийся костер. Волна оказалась такой же тошнотворной, Кронт даже пожалел, что пил у Гердис. Хотя на этот раз он кое-как умудрился удержать самогон в желудке, но вывалился в жилище Ринды довольно бледным.
   - Все в порядке? - старуха подскочила к нему, помогая встать.
   Кронт кивнул и поковылял к Велене. Неловко достал из правого кармана небольшой флакон с бесцветной жидкостью, вытянул пробку и осторожно капнул на губы девушки. Ничего не произошло.
   - Оно подействует только вечером, - прохрипел он. - Держи ее в тепле. Я пойду к своим, в кабак...
   Ринда что-то ответила, но Кронт не слышал. Он вышел на улицу и поплелся к конюшням. Дикарь, который терпеливо ожидал его у домика ведьмы, тенью последовал за ним.
   - Пес... - Кронт остановился в укромном закутке между домами. - Сюда.
   Дикарь послушно подошел, и Кронт, оттянув псу губу, влил ему в глотку каплю жидкости из флакончика.
  
   В кабаке было по-утреннему тихо, лишь одинокий Кабан сидел за столом, подперев голову руками.
   - Ты! - Кронт стукнул его по плечу. - Скажи ребятам, чтоб ко мне зашли. Сейчас же!
   Они вдвоем поднялись по лестнице, Кронт отправился в свою комнату, а Кабан стал стучаться к остальным.
   Через некоторое время все собрались у своего командира, бледные и хмурые после вчерашнего разгула. Кронт, выглядевший хуже их всех, положил на тумбочку у кровати колоду карт.
   - Будем тянуть жребий, - объявил он. - Мне нужно, чтобы сегодня умерли четверо из вас. Кто вытянет туза - тот и сдохнет. Вперед.
   - Но... - начал Кабан.
   - Заткнись и тяни!
   Наемники мрачно переглянулись, но перечить не осмелились. Кронт с безразличным выражением на лице смотрел, как они берут карты, но все же он был рад, когда выяснилось, что ни Кабан, ни Уж сегодня не умрут.
   Когда четверо несчастных были выбраны, он достал флакончик и заставил остальных выпить по маленькому глотку, последним отхлебнул сам.
   - Теперь - вниз, - приказал он.
   Наемники спустились и сели за стол. Трактирщик забегал, предлагая вино, хлеб, сыр, а для кое-кого - и рассол. Скоро все снова развеселились, особенно те, кому достались тузы. Звенели бокалы, смеялись девицы, все шло своим чередом.
   Кронт улучил момент, когда никто на него не смотрел и, открыв бутылку вина, достал флакончик из левого кармана. Жидкость в нем была темно-зеленой. Ловко спрятав флакончик в ладони, Кронт вылил его содержимое в бутылку.
   Когда после завтрака миновало несколько часов, в таверну вошел Орм. Он поприветствовал наемников и сел рядом с Кронтом.
   - Ну, я вижу, веселитесь! - сказал он, оглядывая стол. - Как вам Ормвар?
   - Замечательно, генерал, - ответил Кронт. - Лучшее местечко из тех, где я бывал. За него, пожалуй, даже стоит выпить!
   Он взял стоявшую рядом бутылку и стал наполнять бокалы, первому налив Орму, а последнему - себе.
   - За Ормвар!
   Они выпили, а потом выпили еще. Генерал раскраснелся, он сыпал грубоватыми шутками, от которых зал взрывался смехом. Вдруг Орм смолк на полуслове, встал и, качаясь, пошел к двери. Его руки и лицо стремительно покрывались черной коростой, из-под которой текла кровь. Один из наемников рухнул вместе со стулом, захрипев, и стал корчиться на полу.
   Кронт смотрел, как генерал падает на пороге, выкашливая кусочки собственных легких. Он знал, что ветер подхватил зараженные частицы и разнес по всему городу. Когда трактирщик за стойкой закричал, Кронт даже не обернулся. Четверо его людей хрипели в агонии, рядом с ними по полу катались умирающие "девочки". Зараза распространялась быстро, и скоро улицы Ормвара оказались заполнены отчаянно кашляющими и харкающими людьми, которые сдирали с себя лоскуты почерневшей кожи, извиваясь на земле.
   По приказу Кронта, наемники оставались в трактире, пока все не закончилось. Некоторые, как и их командир, бесстрастно наблюдали за происходящим, другие сидели, уставившись в стол.
   - Я думаю, все, - наконец, объявил Кронт. - Быстро в конюшню, запрягите лошадей. Там есть и телеги. Где склады, вы знаете...
  
  
   Глава 6
   Луна убийц в зените
  
   Кронт возвращался с победой. Шестеро наемников, оставшихся от его команды, присматривали за телегами, гружеными зерном, солониной, досками, железной рудой, отрезами льняного полотна, шкурами, оружием и доспехами. В одной из телег на груде меховых одеял лежала спящая Велена, Кронт забрал девушку из лачуги старой ведьмы. Ринду постигла та же участь, что и всех жителей Ормвара - яд, приготовленный ее сестрой, действовал безотказно.
   Наемники торопились в замок, там их ждал отдых и, возможно, особая благодарность Вернона. Даже Кабан, угрюмый и молчаливый в первые дни после случившегося в городе, повеселел и вместе с остальными стал петь песни и обсуждать будущие удовольствия в замке.
  
   - Стоять! - скомандовал Кронт.
   Они проехали уже больший кусок пути. Все чаще попадались засохшие на корню деревья и поляны, заросшие жестким вереском: скоро отряд должен был достичь пустынных земель у упавшей луны.
   - В чем дело? - Кабан подъехал к командиру.
   - Я вспомнил о своем обещании, - задумчиво проговорил Кронт. - Помнишь ту деревеньку? Готов спорить, что ихний старикашка собирался придумать для нас какую-нибудь гадость...
   - Какая разница? У нас ведь уже есть все. Доски, оружие...
   - Да. Но я ведь пообещал этим придуркам-крестьянам, что скоро вернусь. Если мы не поедем сейчас, у них будет больше времени для козней.
   Кронт оглядел своих людей. Из десяти человек осталось шесть, кроме того, сейчас с ними были груженые добром телеги.
   - Значит так. Двое останутся с грузом. Не торопясь поедете дальше. Четверо отправятся со мной. Мы быстренько смотаемся верхом в деревню и вас нагоним.
   - Но... - начал Кабан.
   - Заткнись! - рявкнул Кронт. - Почему ты все время со мной споришь?
  
   На этот раз наемники подъехали к деревеньке, обогнув холм, и крестьяне сразу их не заметили. Но стоило Кронту направить своего коня на главную - и единственную - улицу, как люди с криками заметались вокруг.
   - Какой прием, - сказал Кронт Кабану, довольно глядя на перепуганных крестьян. - Я и не ожидал...
   Старик выскочил прямо под ноги Туману. Конь заржал и подался назад.
   - О, вот и ты! Осторожнее, а то задавим ненароком.
   Если бы взглядом можно было убивать, Кронт уже корчился бы в агонии. Старик ненавидяще смотрел на него. Скрестив руки на груди, он преградил дорогу коню.
   - Что тебе нужно, мразь? - процедил он, зло глядя из-под густых седых бровей.
   - Я же говорил... Еще в прошлый раз. Доски, жратва...
   - У нас ничего нет!
   - Ленивые ублюдки, - протянул Кронт. - Еще, помнится, я говорил, что сожгу вашу паршивую деревеньку вместе с вами...
   - Э, послушай, мы просто не успели. Всего несколько дней прошло. Приезжай чуть позже, а?
   Старик развел руками. Несколько крестьян, стоявших за ним, закивали.
   Кронт слез с коня.
   - Это другой разговор. Не успели, так не успели. Хотя... может, у вас где завалялось что-нибудь хорошее. Может, оно вам и не нужно, а нам пригодится, а?
   - Вряд ли... - начал старик, несколько обескураженный словами Кронта.
   - Давайте поищем!
   Старик попытался остановить Кронта, но тот с усмешкой оттолкнул его. Крестьяне молча расступились.
   - Ну! Что расселись?! Я хочу, чтоб вы осмотрели каждый дом - каждый паршивый дом! - заорал Кронт на своих подчиненных, которые все сидели верхом.
   - Послушай... - старик явно нервничал.
   - Я уже достаточно наслушался.
   Кронт огляделся и медленно побрел по пыльной улице. Крестьяне провожали его взглядами, в которых читалась ненависть - и страх.
   - Стой! Если тебе так нужны проклятые доски, можешь приказать своим головорезам разобрать мой сарай, - крикнул старик. - Его совсем недавно построили.
   Он ухватил Кронта за полу плащ, пытаясь остановить. Тот высвободил свою одежду и внимательно посмотрел на старика:
   - Какой-то ты нервный сегодня. С чего бы это?..
   - Я просто хочу чтоб ты и твои головорезы убрались отсюда. И оставили нас в покое. Ну - забирай эти проклятые доски!
   Кронт, не оборачиваясь, покачал головой. Он вытащил меч из ножен и шел дальше, внимательно прислушиваясь.
   - Так что ж тебе нужно, а?
   - Тихо! - Кронт поднял руку.
   Большой амбар на окраине деревни был тщательно заперт - широкие двери подпирало бревно. Кронт, щурясь, делал вид, что осматривает строение, но на самом деле искоса наблюдал за стариком, который просто места себе не находил.
   - Там ничего нет!
   - Да? Почему ж ты так беспокоишься?
   Кронт ухмыльнулся, пинком выбил подпорку и быстро отскочил в сторону.
   - Что ты делаешь?! - завопил старик.
   Двери со скрипом распахнулись. Изнутри раздался низкий протяжный рык, заставивший попятится не только крестьян, но и наемников. Старик едва успел упасть на землю, как из амбара вырвался и пронесся по улице странный зверь - что-то большое и серое, взметнувшее пыль на улице. Существо пробежало до самой площади и там с разбегу стукнулось в стену дома. Яростно взревело, царапая дерево когтями, а потом отскочило и остановилось перевести дух. В пыльном мареве проступил угловатый силуэт. Должно быть, когда-то существо было волком или собакой, но долина слишком сильно изменила его. Деформированные кости скелета прорвали мышцы и кожу. Из боков, покрытых серой шерстью, торчали шипы длиной с руку взрослого мужчины, когда-то бывшие ребрами, над спиной, будто диковинные крылья, поднимались лопатки, хвост представлял собой голый расщепившийся позвоночник - три костяные цепи, перевитые черными жилами.
   Зверь втягивал ноздрями воздух. Он не смотрел на людей, которые застыли в тени домов, он и так знал, где они находятся. Наконец, меченый волк зло зарычал и прыгнул - прямо на женщину, прижавшуюся к стене сарая. Искореженное тело животного двигалось на удивление легко и точно.
   Женщина закричала, когда зверь вонзил в нее зубы.
   Остальные кинулись врассыпную, но чудовище из амбара без труда настигало бедняг. Кони наемников с Дикарем ржанием умчались прочь - зверь не преследовал их, его интересовали только люди.
   Наемники прорывались к Кронту, а тот стоял у открытых дверей амбара и с презрительной улыбкой смотрел, как старик ползет по земле, боясь встать на ноги.
   - Это ведь ты придумал? Хотел приручить эту пакость и натравить на нас! Только мы приехали слишком рано. Так?
   - Я хотел лишь пугануть...
   Кронт рассмеялся:
   - Ну конечно...
   Его люди торопились к амбару, отражая атаки зверя. Тот, казалось, побаивался мечей, или просто был слишком умен и предпочел более легкую добычу, но догонять наемников не стал.
   - Уходим, быстро! - скомандовал Кронт, когда все оказались рядом с ним.
   - Нет! Подождите! - старик, наконец, вскочил на ноги. - У вас ведь есть оружие! Помогите нам - мы вам все отдадим! Все, что захотите! Убейте эту тварь!
   Кронт покачал головой:
   - Разбирайся сам. Эта тварь имеет полное право вам мстить - и кто я такой, чтобы мешать справедливости?
   Он, ухмыляясь, хлопнул старика по плечу и, вместе с остальными наемниками, скрылся за амбаром.
  
   Они взбирались по склону холма, проклиная убежавших лошадей. Снизу доносились крики людей и рев зверя. Кронт подумал о том, что странное существо, видимо, осознанно дало им уйти. Наемники наверняка пахли иначе, чем крестьяне, а зверь помнил запах того, кто запер его в темноте.
   На вершине холма отряд ждал сюрприз - Дикарь согнал перепуганных коней и не давал им убежать дальше. Все разом повеселели, они-то боялись, что придется ловить животных или вообще возвращаться пешком. Кронт ласково потрепал пса по голове и пообещал ему хороший кусок мяса.
  
   Телеги они нагнали уже в пустоши у замка. Кронт приказал ненадолго остановиться, чтобы могли отдохнуть лошади. Наемники, предвкушавшие возвращение, весело балагурили, только Кабан молча сидел в тени большого валуна.
   - Что с тобой? - спросил его Кронт.
   - Думаю о тех парнях, которых ты заставил выпить яд, - хмуро сказал Кабан. - Мне интересно, когда они вернутся.
   - Я сделал то, что должен был сделать. А их, когда вернутся, будет ждать хорошая жратва и выпивка. И девочки. Что тебе не нравится? Не доверяешь мне?
   - Доверяю! - быстро сказал Кабан.
   - Я попрошу, чтобы тебя перевели в отряд Оскера.
   Кронт отвернулся, не слушая возражений толстяка, и приказал наемникам собираться.
  
   Остаток пути проехали быстро. Первая телега поднимала с дороги пыль, и следущим за ней наемникам приходилось ехать сквозь мутную завесу, сплевывая скрипящий на зубах песок. Туман скакал чуть в стороне, где был чище воздух.
   У ворот замка скучал одинокий часовой. Он поприветствовал отряд взмахом руки, а в ответ ему раздался свист и рев наемников.
   Во дворе Кронт спрыгнул с коня, отдав уздечку подбежавшему парнишке. К его отряду со всех сторон спешили люди - сам Вернон едва прорвался сквозь толпу.
   - Как приятно снова тебя видеть, хозяин, - Кронт не соизволил поклониться, хотя все остальные торжественно приветствовали барона.
   Вернон внимательно осмотрел телеги, довольно хмыкнул:
   - Мне тоже приятно видеть, что ты выполнил мой приказ, - он указал на Велену, - и даже нашел одну из ваших. Хотя мне больше бы пригодился тот молодой аристократ... мой вассал.
   - Велена - мой личный трофей.
   - А. Ладно, пусть так, - барон повысил голос. - Отнесите девушку в комнату Кронта, остальное разгрузите. Всему отряду вино сегодня вечером - и прочие удовольствия...
   Распорядившись, Вернон отправился в замок. Кронт пошел следом. Они поднялись по винтовой лестнице в комнату с камином, обставленную когда-то роскошной, но теперь уже просто очень старой мебелью.
   - Ну? - спросил Вернон, усаживаясь в отчаянно скрипящее кресло.
   Кронт сел напротив, едва не сбив ногой маленький столик.
   - Я хотел бы получить небольшую награду за тот тяжелый труд... - начал он.
   Вернон рассмеялся:
   - Да я понял, понял! Говори - что надо?
   - Помнишь, ты дал мне напиток, ну, когда заставил меня смотреть на упавшую луну и мне стало дурно...
   - И?
   - Ты видел, что случилось с Веленой. Она застряла между двух миров. Я хочу попробовать вернуть ее.
   - Эликсира мне не жалко... но я не знаю, подействует ли он. Тебе и мне он помогает удержаться в реальности - но мы ведь и так здесь. Если он и подействует на нее, то гораздо слабее. Хм... - Вернон задумался. - Конечно, его можно сконцентрировать... например, выпарить избыток жидкости. Или с самого начала взять за основу экстракта не воду, а алкоголь...
   - Как ты его вообще делаешь? Из чего?
   - Это всего лишь вытяжка из растений, которые растут близко к десятой луне. Они выживают, несмотря на ее воздействие - потому что научились противиться ему. Конечно, выдавить хоть каплю сока из этих колючек не так-то просто, - Вернон улыбнулся. - Завтра я сделаю более концентрированный экстракт. Мне самому стало интересно провести эксперимент и посмотреть, проснется ли твоя девица. А пока - можешь выбрать какую-нибудь из моих. Только сначала я бы посоветовал тебе помыться...
  
   Старый замок понемногу приобретал жилой вид. Кронт был приятно удивлен, когда обнаружил в своей комнате кровать вместо брошенных на пол шкур. У окна поставили стол и пару кресел, в дальнем углу - шкаф. На кровати, накрытая меховым одеялом, лежала Велена. Кронт посмотрел на ее бледное, бескровное лицо, почувствовал чуть уловимый запах. Запах болезни. Так пахло в лечебнице для бедняков, где работала его мать - легкий едва уловимый аромат сливался с вонью мочи, гнойных ран, пота, гниющей плоти. Кронт знал, что именно этот тонкий, кисловатый запах сопровождает любого тяжелобольного человека, и именно из-за него в больнице хочется задержать дыхание и не дышать. Когда он почувствовал этот запах, исходящий от матери, Кронту удалось убедить себя, что вонь просто въелась в ее одежду. Но он не удивился, когда через несколько дней мать никуда не пошла, почувствовав недомогание, и ничуть не удивился, когда спустя неделю она умерла в той самой лечебнице. В глубине души он очень хорошо знал, что означает этот запах. И теперь Кронт снова вдыхал его.
   Он распахнул окна, но лишь напустил холода. В комнате стало еще более неуютно.
   - Ладно, - сейчас я закрою, будет теплее, - сказал он, обращаясь к Велене.
   Тишина, холод, запах болезни действовали угнетающе. Кронт некоторое время слонялся по комнате, потом, подоткнув Велене одеяло, вышел и спустился в зал, где веселились наемники. Вино быстро смыло неприятные мысли, и Кронт почувствовал себя куда лучше.
   Он провел со своим отрядом весь вечер, который плавно перешел в утро. Заметив, что уже светает, Кронт отправился к себе, но свернул не туда. Он долго плутал по галереям, отчаянно ругаясь и проклиная замок и Вернона. В конце концов, пришлось лечь в какой-то каморке, уныло вспоминая новую кровать.
   Поздним утром его разбудил грохот в коридоре - наемники, по приказу Вернона, чинили провалившийся пол и укрепляли стены. Хорошенько их обругав, Кронт поплелся по галереям и залам. Он и сам не знал, куда идет. В одном из пустых залов его окликнул молодой парнишка - почти подросток:
   - Эй, тебя барон искал все утро.
   - Да?
   - Говорил что-то про твою девку...
   - Что с ней?
   Юный наемник пожал плечами:
   - Не знаю.
   - А ты хоть знаешь что где в этом дерьмовом замке? Проводить меня к моей комнате сможешь?
   Парнишка закивал и почти бегом кинулся по коридору.
   - Эй, не так быстро!
  
   Прогулка по галереям старого замка немного взбодрила Кронта. Даже головная боль улеглась. "Завтрак, немножко вина - и я буду в полном порядке", - подумал он, пинком распахнув дверь своей комнаты. И тут же замер на пороге.
   У кровати стоял Вернон и что-то говорил Велене. Девушка, бледная, с посиневшими губами, бессильно откинулась на подушках - но она была в сознании.
   - Велена? - Кронт шагнул в комнату.
   - О, явился. Я тебя все утро искал, мы же договаривались насчет экстракта, - Вернон скривился. - Мне надоело ждать, и я сам влил в твою даму лекарство - она, естественно, тут же очнулась и выблевала все мне на новый костюм.
   Кронт уставился на мокрые коричневатые пятна на плаще и штанах Вернона и ухмыльнулся:
   - Хочешь сказать, хватило бы простого рвотного?
   - Нет. Это подействовал экстракт. Эксперимент прошел удачно, но лыбиться ты все же перестань. Без зубов останешься...
   - Мне так угрожали, когда я малолетним пацаном был...
   Вернон аккуратно положил на столик пустой флакон.
   - Как ты себя чувствуешь, Кронт? - спокойно спросил он.
   - Прекрасно. А что?
   - Тогда я тебе советую поговорить с девушкой до полудня.
   - Что?.. - начал Кронт, но Вернон ушел, не слушая его вопросов.
   В комнате воцарилась тишина - неприятная и тяжелая. Велена мрачно смотрела в потолок, будто пытаясь сосчитать все трещинки в сером камне.
   - Что-то ты не слишком рада, - сказал Кронт.
   - Я хотела вернуться, но не ожидала, что все будет так, - она наконец, посмотрела ему в глаза. - Кто бы мог подумать - меня разбудил Вернон, в этом замке...
   - Замок, конечно, ужасный. Но я думаю, скоро здесь станет более уютно, дорогая.
   Велена презрительно поджала губы:
   - Не называй меня так. И не разыгрывай заботливого приятеля. Ты всю ночь пил, а сегодня утром тебя волновало только собственное похмелье - и плевать, что Вернон вливает мне какое-то пойло, от которого я могла и умереть. А уютнее здесь должно стать из-за того, что ты убил и ограбил бедных ормварцев, которые доверились тебе?!
   - Бедные? - Кронт засмеялся. - Они ничуть не лучше меня или Вернона. Все, что им нужно - это война. Любое существо из мяса и крови, которое можно уничтожить.
   - Ринде была не нужна война. Она ведь помогала тебе. И чем ты ей отплатил? Я ведь видела все, Кронт. Как ты шел в ее дом по улице, усеянной трупами. Ринда лежала у порога, лицом в пол, и ее собака рядом. Ты просто перешагнул через них, взял меня на руки и ушел... Конечно, ничего в этом удивительного нет, ты всегда так поступал. Будь ты проклят. Я б хотела, чтоб ты сам сожрал этот яд.
   - Ты позвала меня... тогда, в Ормваре, - сказал он, садясь на край кровати. - Почему? Если ты меня так ненавидишь?
   - Как будто я могла выбирать. Ты был близко и между нами сохранилась особая связь... я не знаю, как обьяснить... мы долго шли вместе по долине...
   - Ага. И еще можно вспомнить, что в начале нашего путешествия ты относилась ко мне гораздо лучше.
   - Да, я тогда вела себя, как полная дура, - холодно сказала Велена. - И ты воспользовался мной... а теперь я воспользовалась тобой.
   Кронт поднял бровь:
   - Довольно наивный расчет, дорогая. Ведь я мог и не будить тебя. Орм хотел сделать из тебя оружие - ты могла бы вызывать оползни или, скажем, нашествие саранчи, как мне говорила Ринда. Я думаю, и Вернон был бы не против заставить тебя сражаться на его стороне. Так что ты должна бы меня поблагодарить...
   Велена невесело рассмеялась:
   - Ах, спасибо огромное! Что же я могу для тебя сделать?
   - Женщина всегда может сделать приятное мужчине...
   - Вернон не подпускает тебя к своим шлюхам? Очень умно с его стороны. После того, что ты сотворил с бедняжкой Лиет.
   Кронт бессознательно сжал кулаки. Будь он сейчас без перчаток - разодрал бы пальцы в кровь.
   - Кто сказал тебе про Лиет?
   - Никто, - Велена опустила голову; она говорила тихо, будто нехотя. - Я видела ее там. Она похожа на смотанную в клубок черно-серебряную нить. Она пытается сжаться, скрутиться как можно плотнее, и ей всегда кажется, что один ее конец уязвим. Поэтому она никогда не останавливается. Когда я ее видела последний раз, она была в долине, на тропе среди полей, перед скотопрогоном. Думаю, если кто-нибудь наступит на нее - скорей всего, ничего не увидит, но почувствует... и сожрет сам себя, пытаясь ужаться до точки...
   - Мне жаль, что так вышло, - холодно сказал он. - Я не хотел причинить ей боль. Но что поделаешь - я тварь.
   - Ты всегда был таким.
   Кронт встал:
   - Да. А теперь у меня появились новые возможности...
   Он снял перчатку и провел ладонью по плечу девушки. Острые осколки стекла цеплялись за грубую ткань рубашки, но Велена не шелохнулась.
   - Ладно, - чуть мягче сказал Кронт. - Отдыхай, а то бледная, как... покойница, - он усмехнулся, - поговорить мы еще успеем. И все остальное тоже. Как говорит Вернон - теперь у нас целая вечность.
  
   Оставаться в одной комнате с Веленой Кронт не хотел. Он побрел по коридору, раздумывая, где бы найти завтрак. Он расспрашивал одного хмурого наемника, как пройти на кухню, когда в него словно ударила волна боли. Кронт замолчал, с трудом заглатывая воздух. Когда боль чуть поутихла, он увидел, что наемнику тоже плохо.
   "Полдень! Вернон говорил"... Мысли путались. И хуже того - проснулось уже привычное безумие. Языки пламени прорвались сквозь пол, только теперь они были темнее, чем обычно.
   "Вернон"!
   Кронт, то проваливаясь в беспамятство, то снова приходя в сознание, брел к башне. Несколько раз он падал на винтовой лестнице, и у него болели все бока, когда он наконец вышел на обзорную площадку. Чутье подсказало ему, что здесь он найдет барона - и Вернон действительно стоял у парапета.
   Идти оказалось невозможно - тугой ветер сбивал с ног. Кронт подполз к Вернону. Тот что-то сказал, а потом достал фляжку и заставил Кронта отпить глоток. По телу прошла судорога, но боль немного отпустила, и в голове прояснилось.
   - Что?..
   - Луна, Кронт. Посмотри.
   В самой высокой точке небесного свода багровела луна - поменьше остальных, не такая яркая.
   - Мы называем ее луной убийц, - продолжал Вернон. - Она действует на каждого, кто убивал. В первый раз особенно сильно, потом будет легче.
   - Ты уверен?
   - Ну я же привык. Значит, и ты привыкнешь.
  
  
   Глава 7
   Меченые
  
   Дождь вбивал в землю желтые листья, размазывал свет факелов по мокрым камням. Осенний запах прелой листвы перебил тонкий аромат цветов, и Ральфу на миг почудилось, что он снова в Долине. Вместе с Марраксом они сидели под естественным каменным навесом, укрывавшем вход в пещеру меченых. Тяжелая, окованная железом дверь была закрыта - гостей никто не ждал. Марракс зажег факелы, а теперь тщательно выстукивал сигналы по тонкой металлической трубе, уходившей вглубь пещеры. Ральф, закутавшись в драный плащ, сидел на скамье с резной спинкой, смотрел на дождь и думал о Долине и о теплом очаге.
   Возле навеса прихотливо изогнулось вишневое дерево - капли дождя сбивали с веток карминно-красные листья и нежные белые цветки, а образовавшийся ручей уносил их вдоль дороги. Светлые лепестки налипли на сапоги Ральфа, когда он входил в убежище.
   Марракс отбросил со лба мокрые волосы:
   - Что-то долго никто не идет. В самую глубь, небось, залезли...
   Ральф равнодушно пожал плечами:
   - Может, никто и не придет? Может, нам стоит выломать дверь?
   - Не говори ерунды. Нужно просто ждать.
   Он снова застучал по трубе, а Ральф угрюмо уставился на ручеек, который становился все шире. Было холодно, мокрая одежда прилипала к коже, а фляжка самогона, захваченная Марраксом в дорогу, уже давно опустела.
   Ральф встал и, шаркая по каменному полу, подошел к факелу - хотя б руки погреть.
   Тут труба загудела. Марракс вскочил на ноги:
   - Услышали! Счас придут.
   - Скорей бы... - Ральф чихнул, едва не потушив факел.
  
   Ждать действительно пришлось недолго, скоро за дверью послышалась возня и чьи-то приглушенные голоса. Ральф поспешно пригладил волосы и расправил одежду - впрочем, он понимал, что теперь больше похож на отчаянного бродягу, чем на аристократа из клана Коэн.
   Дверь со скрежетом распахнулась, и из темного коридора вышли двое с факелами в руках. Один из них был с ног до головы закован в блестящую сталь, другой, напротив, надел множество плащей и накидок, а на голову водрузил огромную войлочную шляпу с обвисшими краями.
   - Марракс? Кто это с тобой? - спросил человек в латах.
   - Это Ральф Коэн. Недавно тут... не бойся, Рыцарь, он не враг.
   Рыцарь хмыкнул. Его черные блестящие глаза сквозь прорези шлема уставились на чужака.
   - Ну ладно, пущай заходит, коли ты ручаешься за него. А уже были неприятности с этими недавно попавшими...
   Он жестом предложил Марраксу и Ральфу пройти в коридор, сам вместе с напарником стал закрывать дверь.
   - Давайте я вам факел подержу? - предложил Ральф.
   - Угу... блаадарствую...
   - Вы только что говорили про неприятности... что случилось?
   - Ты знаешь этих ублюдков? - Рыцарь придвинулся ближе. - Может, и сам из ихней банды?
   - Да, и пришел вас всех поубивать в одиночку! - огрызнулся Ральф.
   Меченые покончили с дверью и повели вновь прибывших по узкому коридору, явно сотворенному природой, не людьми. Латные сапоги Рыцаря грохотали при каждом его шаге, другой же меченый передвигался бесшумно, будто скользил над полом.
   Они спускались все ниже и ниже, наконец, коридор вывел их к подземной реке. На берегу из досок была сколочена пристань, возле нее валялись корки, обгрызенные кости, огарки свечей, овечьи шкуры, служившие постелями.
   - Во, возьми шкуру, а то дрожишь весь. Промок, видать? - спутник Рыцаря протянул Ральфу одну из шкур, и тот с удовольствием в нее завернулся.
   - Конечно, промок, дождь-то - как из ведра.
   - Ничо, приведем вас к главному, там согреетесь.
   - А чего-нибудь согревающего глотнуть не найдется? - перебил его Марракс.
   - Не, как раз сегодня последний запас прикончили.
   Все сели в небольшую плоскодонку, Рыцарь отвязал ее от пристани и погнал вперед, привычно работая веслами.
   Ральф сидел на носу лодки, держа факел. Иногда каменный свод опускался так низко, что приходилось ложиться на дно лодки, иногда поднимался так высоко, что его не было видно. Стены украшали затейливые кристаллы, а сверху, как зубы гигантских существ, щерились сталактиты.
  
   Главарь меченых обитал в большом зале на берегу реки. Пристань там была гораздо больше, а на шесте горел светильник - чтобы случайно не проплыть мимо. Пологий берег устилали звериные шкуры, тут и там стояли жаровни с тлеющими углями, распространявшие волны тепла.
   Ральф, поддерживая руками наброшенную на плечи овечью шкуру, проследовал за Рыцарем вглубь темного зала. В тускловатом свете загадочно мерцали кристаллы соли на стенах и потолке.
   В углу пещеры, возле жаровни сидели два человека и играли в шахматы. Стульями им служили перевернутые жестяные ведра, столом - грубо обтесанный камень, подсвечником - бутылка. Зато шахматные фигурки были вырезаны из рубина и горного хрусталя, самоцветы рассыпали радужные искры по лакированной доске. Ральф невольно залюбовался, забыв об усталости и холоде.
   Один из игроков поднялся и протянул для приветствия руку. Он был закутан в длинный серый плащ, капюшон скрывал лицо, но по уверенным движениям Ральф понял, что перед ним главарь меченых. Он сжал протянутую руку замерзшими пальцами - и плоть осыпалась, как песок. Фигура перед ним стремительно теряла очертания, в воздухе закрутилась черная пыль. Вздрогнув, Ральф отошел назад.
   Со стороны послышался хриплый смех. Из стоящей в естественной нише огромной жаровни выкарабкался человек. Он поднял с пола шерстяное одеяло, набросил его на плечи и стал зажигать свечи от уголька, который держал в руке. В пещере становилось все светлее. Ральф увидел, что тот, с кем он поздоровался, рассыпался кучкой пепла, что вторым игроком была женщина в длинном плаще. Рассмотрел он и вылезшего из жаровни человека. Тот был покрыт темно-коричневой коростой, которая и на вид казалась твердой, будто панцирь. Тонкие белые линии - след от решетки - пересекали грудь и спину. Черные жесткие волосы немного прикрывали исчерченное шрамами лицо.
   Наконец, человек закончил со свечами, поправил сползшее одеяло и взглянул на прибывших. Его светло-серые глаза были сухи, и оттого выглядели как два камня, на которых кто-то, шалости ради, нарисовал радужку и зрачок.
   - Ну-с-с... - он с хрустом раздавил пальцами потухший уголек.
   - Это Ральф Коэн, - сказал Рыцарь. - Марракс его привел.
   - Зря. Я не вижу на нем отметин, а значит, он не с нами. Что, если он предаст нас? Он может столковаться с Ормом, или с этими ублюдками в замке.
   - Я не знаю, о ком вы говорите, - сказал Ральф. - Я тут совсем недавно и, уверяю вас, не замышляю ничего дурного.
   - А других людей ты в долине не встречал? Я имею в виду, когда был еще жив...
   Ральф на мгновение задумался, потом решительно ответил:
   - Да, встречал. Там был отряд наемников под предводительством одного барона. Они меня и убили...
   - Как звали того барона?
   - Вернон.
   - Ага... Ну, возможно, ты нам и пригодишься. Слушай внимательно, Ральф Коэн. Я - предводитель этих людей, - он грустно улыбнулся черными губами, - меня зовут Краб... из-за этой проклятой корки... Так вот. Все, кого ты тут видишь, были искалечены в момент перехода. Долина щедро одарила нас - и мы уже очень долгое время пытаемся вернуть эти дары назад. И твой барон, возможно, невольно, но мешает нам...
   - Я мог бы вам помочь.
   - Как? Пошел бы и попросил убраться из замка, который он занял?
   - Я не знаю как. Я не знаю, о каком замке вы говорите. Но он наш общий враг.
   - Ладно. Пока можешь остаться, - Краб плотнее закутался в одеяло. - Марракс проводит тебя на кухню, там поедите и высушите одежду...
   - Я уверен, что парень вам пригодится! - Марракс схватил Ральфа под руку и потащил за собой, дальше по пещере.
   - Подожди! - мелодичный женский голос заставил их остановиться.
   Дама, которая играла с пепельным человеком в шахматы, вышла из тени. Зеленый, подбитый рыжим беличьим мехом плащ не скрывал стройной фигуры, иссиня-черные волосы были уложены в замысловатую прическу. Она и выглядела, и двигалась, как знатная госпожа, будто не замечая убогой обстановки.
   - Добро пожаловать, Ральф Коэн. Я слышала о вашем клане... Его главная резиденция где-то на севере, не так ли?
   - Да, госпожа, вы абсолютно правы.
   Она протянула ему руку в бархатной перчатке, и Ральф изобразил церемониальный поцелуй. От женщины сладко пахло духами и косметикой.
   - Я - леди Сибилла.
   - Приятно познакомиться, - Ральф отметил, что она не назвала свою фамилию.
   Сибилла задумчиво посмотрела на него из-под ресниц:
   - Человеку из клана Коэн не место на кухне, - чуть хрипло произнесла она. - Если хотите, я могу уделить вам гостевую комнату в моих апартаментах.
   Ральф взглянул на Марракса - лицо того было непроницаемо.
   - Я с благодарностью приму ваше предложение, госпожа...
   - Прекрасно! - Краб взмахнул полой одеяла. - А теперь убирайтесь отсюда, пока нас не вытошнило от ваших любезностей!
   Сибилла засмеялась и, сделав Ральфу знак следовать за ней, зашагала по пещере, легко ориентируясь в полумраке. Вход в ее обиталище закрывала ширма, на которой золотыми и зелеными нитками были вышиты виноградные лозы. Внутри пол был устлан мягкими коврами, каменные стены закрывали гобелены со сценами охоты и сбора урожая.
   - Сюда.
   Женщина привела его в небольшой грот, раздула угли в жаровне у стены, зажгла свечу в серебряном подсвечнике и поставила ее на изящный столик. Пахло воском и сладкими цветочными духами.
   - Располагайтесь здесь, Ральф Коэн.
   - Спасибо, госпожа. У вас очень уютно.
   Она улыбнулась:
   - Мне это стоило больших трудов. Здесь мало людей, благородных по званию, да и те забывают, кем они когда-то были... Краб при жизни был человеком знатным - а посмотри на него теперь, - ее губы презрительно скривились, - ничуть не лучше бродяг, которыми он командует. Но ничего. Я всегда знала: однажды появится человек, достаточно сильный, чтобы быть настоящим князем меченых...
   - Сибилла! Я не собираюсь...
   - Ш-ш-ш, - она приложила к его губам палец. - Не думайте, что я хочу предать Краба. Я хочу ему помочь. Но вам пока не время волноваться об этом. Отдыхайте. Посмотрите в шкафу, возможно, вам подойдет что-нибудь из одежды. Скоро принесут обед.
   Она выскользнула из комнаты, заботливо задвинув ширму.
   Ральф некоторое время в задумчивости расхаживал взад-вперед, потом решил, что все-таки надо переодеться. В шкафу оказалось множество женских платьев и мужских костюмов, все разных размеров и цветов. Ральф аккуратно сложил влажную одежду у жаровни и натянул строгий костюм из темно-серого сукна. Застегнул украшенные синей эмалью запонки, поправил снежно-белые манжеты рубашки и стал осматривать многочисленные ящички в комоде. Он нашел кучу безделушек - от пинцетов для выщипывания бровей до морских компасов. Видимо, Сибилла устроила тут нечто вроде склада для мелочей, которые пока не нужны, а выбрасывать жалко. Ральф спрятал в рукаве найденный стилет с инкрустированной янтарем рукоятью, а свой охотничий нож демонстративно положил рядом с драным плащом у жаровни.
   Какой-то человек с закрытым бумажной маской лицом принес ужин - подогретое вино и жареное мясо. Ральф поблагодарил и принялся за еду. Он думал, что Сибилла присоединится к нему, но женщина не показывалась. Ральф допивал последний глоток, когда в комнату стремительно ворвался Марракс.
   - Я от Сибиллы, - задыхаясь, проговорил он. - Она сказала привести тебя как можно скорее.
   - Что случилось?
   - Краб кое-что решил...
   Они выбежали из апартаментов Сибиллы и понеслись по пещере. Ральф порадовался, что успел спрятать стилет - происходящее нравилось ему все меньше.
   Краб, одетый в темный бесформенный балахон, стоял у стола, на котором жарко горели свечи и что-то втолковывал толпе обступивших его меченых. Сибилла сидела в кресле и рассматривала свои перстни, так и этак поворачивая руку в перчатке.
   - ...нет, нападать мы не будем. Я же сказал, отряд только произведет разведку, - говорил Краб. - Так! Что этот тут делает?!
   Все обернулись к Ральфу. Только Сибилла не подняла глаз:
   - Это я послала Марракса за ним, - спокойно сказала она.
   - Ты с ума сошла! Он не с нами и никогда не будет с нами, какими бы званиями он не обладал. Здесь нет баронов и рыцарей, здесь есть только твари долины.
   - Я заметила, - ледяным тоном произнесла она. - Глупые твари, которым лишь бы забиться в норку поглубже... Действуй быстрее, Краб, пока они еще не одичали.
   - Сучка! - заорал кто-то в толпе.
   - Молчать! - рыкнул Краб. - Я хочу услышать твое мнение, Ральф Коэн.
   Ральф подошел, заставив толпу расступиться:
   - Я знаю Вернона, - сказал он. - Он убил меня. И его враги - мои друзья, кем бы они ни были. Я с радостью помогу вам.
   - Ну да!.. - вскрикнул кто-то в толпе.
   Краб жестом приказал своим людям замолчать:
   - Хорошо. Раз ты так рвешься помочь, я дам тебе шанс. Ты пойдешь к замку Вернона и поймаешь нам языка. Рыцарь и Тряпичник пойдут с тобой - посмотрят, как ты справляешься с заданием.
   - Но, Краб... - начал Рыцарь.
   - Ты плохо расслышал? Пойдешь с чистеньким, посмотришь, чего он стоит. Не вздумай сам подставляться под удар. Выступаете вы завтра, на рассвете. Хм, мне кажется, сейчас уже ночь... Отдохните, пока есть время. А ты, - он ткнул указательным пальцем в Ральфа, - не смей болтаться тут. Чтоб я тебя не видел. Ясно?
   Ральф кивнул. К нему моментально подскочила Сибилла и, с улыбкой подхватив под руку, потянула к своим комнатам. Он не противился, позволив увести себя в давешнюю комнату, где еще валялись у жаровни его старые вещи - только ножа не было.
   - Спасибо, что позвала меня, госпожа. Думаю, мне удастся доказать свою лояльность. Но у меня возникло немало вопросов - и я надеюсь, что вы просветите меня.
   - И что бы вы хотели узнать? - проворковала Сибилла, глядя на него из-под густых ресниц.
   - Зачем меченым нужен тот замок?
   - Не замок. Луна. Десятая луна, которая когда-то упала с небес и...
   - Знаю, знаю, - нетерпеливо перебил Ральф. - Я слышал эту легенду о мертвой земле.
   - Легенда легендой, а около замка лежит огромный камень - и любой может почувствовать силу, исходящую из него. Мы хотим его уничтожить.
   - Зачем?
   - Многие из нас верят, что тогда мы по-настоящему умрем, - Сибилла села на кровать, опустив голову.
   - А вы, Сибилла, вы верите?
   - Не знаю, - она по-прежнему не смотрела на Ральфа.
   - Почему меченые так хотят умереть?
   Она бессознательно сняла кольцо и вертела его в пальцах.
   - Не меченому это не понять. Поэтому Краб и не хотел довериться вам.
   - Но вы заставили его.
   Сибилла чуть улыбнулась:
   - Скорее, убедила. Я верю, что вы можете нам помочь, Ральф, - она, вдруг повеселев, огляделась. - Пожалуй, нам стоит выпить за ваш успех. В каком-то ящике должно быть несколько бутылок анисового ликера.
   Ральф смотрел, как она достает напиток и рюмки из толстого стекла. Только сейчас он обратил внимание, что темно-зеленое шелковое платье закрывает все тело Сибиллы, а длинные бархатные перчатки полностью скрывают руки. "У тебя тоже есть метка, Сибилла", - подумал он, вглядываясь в ее лицо. Оно выглядело вполне здоровым, разве что немного бледным. Тонкий слой пудры не скрыл бы пятен или ожогов. "Значит, не на лице".
   - Думаете, как же я отмечена? - голубые глаза Сибиллы смотрели на него, насмешливо и немного зло.
   - Нет, что вы...
   - Ну почему же. Это естественно, вам хочется знать.
   Она резко подошла к нему, каким-то образом умудряясь выстукивать каблуками дробь, хотя на полу лежал пушистый ковер.
   - Любопытство - это очень нормально... особенно, когда дело идет об уродствах.
   Голос Сибиллы дрожал.
   - Послушайте, я...
   Ральф краем глаза видел, что она яростно снимает перчатки. Он отвел взгляд:
   - Не надо, Сибилла.
   - Ну почему же, - прошипела женщина. - Тебе ведь интересно.
   - Если ты не хочешь, я не стану смотреть.
   Он закрыл глаза и взял ее руки в свои. Кожа Сибиллы была мягкой и гладкой. "Должно быть, просто пятна".
   - Ты уверен, что...
   - Да. У тебя руки настоящей леди, Сибилла. Тонкие и изящные.
   - Ты же не видишь, - по ее голосу он понял, что женщина улыбнулась.
   - Я чувствую.
   Он прикоснулся губами к теплому запястью.
   - Тогда я потушу свечу.
   - Потуши.
   - Не боишься остаться в темноте наедине с чудовищем?
   - Нет.
  
  
   Глава 8
   Тихая вода
  
   Полумрак комнаты казался теплым и уютным, как шерстяное одеяло. Закрой глаза, завернись во тьму и спи...
   Ральф рывком сел на постели. "Меченые! Краб! Язык"! Он не знал, сколько времени проспал, но чувствовал, что немного. Спящая Сибилла пошевелилась, занимая его место. Было так тихо, что Ральф слышал ее мерное дыхание.
   "Мне нужно вставать... и собраться... и"...
   Он склонился над женщиной - та крепко спала.
   - Сибилла?..
   Она не отозвалась. В сумраке Ральф видел лишь неясное темное пятно на более светлом фоне батистовых простыней.
   - Спишь?..
   Ральф встал и начал искать одежду на ощупь. "Интересно, где тут можно вымыться? У Сибиллы наверняка есть ванна... может быть даже мраморная"... Задумавшись, он споткнулся о брошенные посреди комнаты сапоги и растянулся на ковре, едва не повалив жаровню.
   - Проклятье!
   Опираясь на столик, Ральф поднялся. Он вдруг понял, что совсем запутался и не помнит даже где выход. В сумраке все было слишком зыбким и обманчивым - даже виноградные лозы на ширмах казались клубками змей.
   Ральф нащупал на столике свечу и поднес фитилек к углям. Маленькое пламя зародилось будто нехотя, но потом уверенно и ярко осветило все вокруг. Ральф быстро надел сапоги, в левый спрятал стилет, который накануне сунул под ковер, пока не заметила Сибилла. Свет не разбудил женщину - она все также сладко спала. Ральф старался не смотреть на нее.
   Он перекинул через руку новый теплый плащ, и, бесшумно ступая по мягкому ковру, направился к выходу. Отодвинул ширму, закрывавшую проем, и замер.
   "Вот так вот и уйдешь? А ведь такой удобный случай... она никогда не узнает... значит - ей не будет больно... а ты больше не будешь гадать и мучиться неизвестностью".
   Ральф решительно вернулся к кровати и склонился над женщиной. Она чуть пошевелилась во сне и закрыла глаза рукой от слишком яркого света. Ральф вздрогнул, но отвести глаз уже не мог.
   У Сибиллы действительно были руки леди - белые, тонкие, никогда не знавшие стирки и готовки. Ярко-алые разводы ничуть не портили их. Странный орнамент из волнистых извивающихся линий покрывал пальцы, ладони, огненными браслетами обнимал запястья, распадался на отдельные штришки и пятна у плеч, тонкой пунктирной линией касался шеи. Маленькое багровое пятнышко на виске, которое Ральф раньше принимал за родинку, тоже оказалось частью странного рисунка.
   С наклоненной свечи на подушку закапал воск.
   "Проклятье"!
   Ральф отскочил от кровати, хотя и понимал, что уже поздно. Проснувшись, Сибилла наверняка заметит восковые пятна на дорогой ткани.
   Со вздохом он поставил свечу на пол и вновь склонился над постелью:
   - Сибилла? Проснись! Сибилла!
   Женщина медленно открыла заспанные глаза и тут же лихорадочно натянула на себя одеяло.
   - Сибилла, я пойду...
   - Ты смотрел на меня! - прошипела она.
   - Извини, так вышло. Я...
   - Так вышло?!
   - Сибилла...
   - Убирайся! Надеюсь, наемники Вернона тебя убьют! Будь ты проклят! - ее голос дрожал, то ли от ярости, то ли от сдерживаемых слез.
   - Но...
   - Убирайся! Вон!
   Ральф пожал плечами и пошел к выходу. Бурная реакция Сибиллы удивила его.
   - Извини, Сибилла, я не удержался, - проговорил он, не обращая внимания на проклятия женщины. - Но это вовсе не уродство, зря ты так... даже красиво по-своему...
   - Правда?
   Ральф обернулся и увидел, что Сибилла стоит посреди комнаты, завернувшись в простыню, и улыбается так, будто хочет заморозить океан.
   - Красиво? - она вытянула вперед руку. - Тогда я желаю тебе вернуться, Ральф.
   Грохот металла о камень заставил их обоих вздрогнуть. Сибилла плотнее завернулась в простыню:
   - Это Рыцарь. Выйди к нему, я не хочу, чтобы он сюда заходил.
   Ральф кивнул:
   - Хорошо. Пока, Сибилла.
   Она молча смотрела, как он выходит и задвигает за собой ширму.
  
   Рыцарь приветствовал Ральфа взмахом руки в латной перчатке, его приятель - Тряпичник - что-то неразборчиво пробормотал.
   - Пора выходить, - сказал Рыцарь. - Краб велел идти коротким путем, - он презрительно фыркнул, - должно быть хочет, чтоб ты на озеро взглянул.
   - Озеро? - Ральф все еще думал о Сибилле и слушал невнимательно.
   - Угу...
   Оба меченых были поразительно неразговорчивы. Рыцарь широко размеренно шагал, положив левую руку на рукоять меча, а правую - на черенок длинного кинжала. Тряпичник, обмотанный шарфами, в трех замызганных плащах, шел впереди, быстро и бесшумно. Ральф готов был поспорить, что среди многочисленных одежд у того спрятан меч или боевой топор.
   За невзрачной, сколоченной из трухлявых досок дверью начинался темный коридор. Тряпичник засветил об уголек ближайшей жаровни масляную лампу и решительно скрылся в проходе. Рыцарь медлил, нерешительно стоя на пороге.
   - Что-то случилось? - спросил Ральф.
   - Нет, - из-за забрала голос Рыцаря звучал глухо, и Ральф не смог разобрать: была в интонациях его спутника ненависть или просто грусть.
   Меченый пинком распахнул дверь и побрел вперед, все так же скрежеща металлом по каменному полу.
   Чем дальше они шли, тем тяжелее становилось у Ральфа на душе. Будто кто-то тихонько шептал: "а ведь у тебя над головой земля, много земли, и это правильно - ты мертвец и место твое в могиле". Низкий свод над головой, казалось, в любой миг готов был обрушиться, а стены норовили зажать людей в узком проходе. Пахло старыми усталыми камнями.
   Тряпичник остановился, когда коридор неожиданно раздался вширь и превратился в небольшую пещерку. Несколько грубо отесанных камней, по-видимому, использовались как стулья и стол, по углам валялись огарки свечей и объедки.
   Меченый поставил лампу на большой валун, а сам присел на камешек поменьше.
   - Ну че, пожуем перед дорожкой? - спросил он, выуживая спрятанный за пазуху пакет с ломтем хлеба и вяленым мясом.
   - Я б лучше выпил, - мрачно сказал Рыцарь. - Чистенький, ты, небось, выпивки не захватил?
   - Нет, - Ральф развел руками. - Честно говоря, я и еды не захватил...
   Меченый разразился скрипучим смехом:
   - Видать, был слишком занят с нашей высокородной Сибиллой!
   - Это не твое дело, - отрезал Ральф.
   - Ну да! Это я сам мечтал ползти к дурацкому замку за языком!
   Тряпичник молча сунул Рыцарю флягу, а Ральфу протянул кусок хлеба. Потом достал, как фокусник, чуть ли не из воздуха, большой охотничий нож и стал нарезать мясо.
   Ральф смотрел, как Рыцарь поднимает забрало и подносит флягу к бледным губам.
   - Почему ты всегда в латах? Почему ты никогда их не снимаешь?
   По подбородку Рыцаря потекла тонкая струйка вина. Он утерся концом одного из тряпичниковых шарфов и сказал:
   - А ты еще не догадался, чистенький? - его губы искривила злая улыбка. - Если б я мог их снять... я бы взялся руками, голыми руками за твою шею, чтобы почувствовать, как там кровушка бежит - все тише и тише...
   - Не надо! - Тряпичник всплеснул руками, будто пытаясь остановить поток слов.
   - С чего бы это? Его никто не звал, всем ясно, что он никогда не станет одним из нас, но вот - мы премся в какой-то поганый замок, только для того чтоб чистенький мог себя показать! И этот ублюдок Краб послал нас через озеро! Короткая дорога! Ну-ну, врите больше! Ему просто хочется, чтоб наш сиятельный друг насладился видом! - он презрительно фыркнул.
   - Мне все равно, что ты обо мне думаешь, - сказал Ральф. - Но то, что у меня нет меток долины на теле, еще не значит, что не я могу вас понять.
   - Куда тебе... Ведь метка не только на теле, - Рыцарь глотнул из фляги. - Знаешь, я ведь никогда не был рыцарем. Только мечтал. До тринадцати лет убирал коровий навоз да копал эту проклятую землю, на которой ничего не растет, сколько ни удобряй. Потом меня завербовали в армию. Сначала даже формы не выдали. Послали в бой с ржавым топором и намалеванной на пузе руной защиты вместо кольчуги... немного свеженького мясца для вражьих мечей... Но я не сдох. Выполз после боя к нашим - с пробитым боком и раненой ногой. И получил топор получше. И доспех из кожи, клепаный, - он вздохнул. - Всю свою дерьмовую жизнь мечтал, что выеду в поле в блестящих латах, как благородный. Вот долина мне и даровала...
   - Как насчет того, шоб пошевеливаться? - хмуро спросил Тряпичник, собирая остатки еды.
   Рыцарь молча встал, поправил меч и кинжал на поясе. Он презрительно молчал, спускаясь вслед за Ральфом и Тряпичником по каменным ступеням.
   В конце лестницы оказалась дверь, тоже старая и небрежно сколоченная. В щели между досками прорывалось синеватое свечение. Тряпичник затушил лампу, аккуратно поставил ее на нижнюю ступеньку и отворил дверь.
   Небольшой туннель вел к каменному пирсу, у которого плескалась густая жидкость, сверкающая всеми оттенками синего - от ультрамарина до бирюзового. К столбикам по краям пирса были привязаны лодки. Как заметил Ральф, некоторые из них почернели снаружи, будто обуглились.
   - Мы не поплывем. Тут тока дождевые плавают, - пояснил на ходу Тряпичник, заворачивая в сторону от пирса к узкой тропе. - Мост рядом, покамест его за скалой не видать, но счас приползем... Воду, смотри, не трожь: руки изгрызет.
   Понемногу глаза привыкали к мерцающему освещению. Ральф рассмотрел карнизы на стенах пещеры, которые были явно делом рук человеческих, увидел он и небольшие островки среди густой фосфоресцирующей влаги. Пещера, чье дно заполняло озеро, оказалась узкой и вытянутой, прихотливо изгибающейся, будто он и меченые попали в брюхо гигантской змеи.
   Они торопливо шли по тропе вдоль берега, перепрыгивая через щерящиеся синим трещины. Волны тяжело бились о берег.
   Наконец, за крутым поворотом показался мост - он черной аркой возвышался над озером, соединяя берег и высокую башню, верхние этажи которой терялись во тьме. Стены башни были неровными, бугристыми, словно множество огромных ласточек решили слепить гнездо такой странной формы. Окна-бойницы закрывали ставни из тускло-серого металла, а ворота и вовсе оказались каменными.
   Архитектурный стиль показался Ральфу удивительно знакомым. После мгновенного замешательства он вспомнил, что видел похожие линии и формы много раз - на всем их пути через долину. Тут явно чувствовавалсь рука Фенгара. Хотя неровные пульсирующие контуры навевали мысль о явном разрыве с канонами имперского искусства. Похоже, это свое произведение архитектор создал став абсолютно свободным.
   - Ну иди же, че уставился? - воскликнул Тряпичник, нервно переминаясь с ноги на ногу.
   Рыцарь, не дожидаясь, пока Ральф насладится видом, уже шагал по мосту, спокойно перешагивая те места, где в черном камне возникли расколы. На самой высокой точке арки он остановился, глянул через плечо и, уверившись, что его спутники торопливо идут за ним, спустился к башне. Чтобы открыть каменные ворота, ему пришлось всем весом налечь на рычаг из потускневшего металла, спрятанный в нише возле входа. От скрежета открывающихся гигантских створок, казалось, задрожала вся башня.
   Подгоняемый своими спутниками, Ральф, однако, не удержался и остановился на пороге. Вблизи башня выглядела еще более огромной, а к ее неровным серым стенам цеплялись странные существа, такие же серые, ловко переползающие с одного карниза на другой.
   - Кто они?
   - Дождевые. Ну, че ты встал? Че встал?! - Тряпичник стал его подталкивать ко входу.
   - Было бы проще самим языка достать, - мрачно проворчал Рыцарь. - Покамест чистенький нам только мешал.
   - Это мне было бы проще самому пойти к замку и взять языка. От вас покамест одно только хныканье и жалобы! - Ральф орал, чувствуя небывалое наслаждение от того, что может, наконец, выплеснуть накопившуюся злость. - Да вы просто ничтожества! Я ничуть не удивлен, что Вернон захватил ваш замок. Наверное, стоило ему появиться, как вы, глотая сопли и слезы, поползли в свои проклятые норы!
   Рыцарь молниеносно обнажил оружие. Провел клинком кинжала по лезвию меча, словно очищая от невидимой грязи.
   - Я рад, что ты наконец, показал себя, - проговорил он. - Похоже, нам даже не придется плестись к замку Вернона... И как удобно - именно здесь можно убить так, что мертвый не сможет возродиться.
   - Ты не нападешь на меня. Ты трус. Для того, чтобы убить безоружного, - Ральф показал открытые ладони, - смелости не надо, но вернуться назад с проваленным заданием... к Крабу... - он усмехнулся. - И потом, я ведь не сказал ничего, кроме правды.
   - У нас и у тебя разная правда, вот в чем дело. А Краб... Краб, я думаю, поймет, если тут произойдет несчастный случай. Тем более, что ты все это время напрашивался...
   - Тогда вперед!
   Ральф, изобразив на лице глумливую ухмылку, отвесил противнику церемонный поклон, при этом незаметно вытащив стилет из сапога. На такой поворот событий изгнанник не рассчитывал - он и подумать не мог, что непонятная ненависть Рыцаря доведет до такого.
   - Не, ну хватит! - воскликнул Тряпичник. - Вы че, обалдели оба?!
   - Посторонись, брат, - сказал Рыцарь. - Не мешай.
   Ральф лихорадочно соображал, что делать. Выстоять против меча со стилетом невозможно, Рыцарь изрубит его прежде, чем удастся подойти на расстояние удара. Единственное преимущество - в неожиданности, пока оба меченых уверены, что он безоружен.
   - Слышь, не дури... - Тряпичник встал между изгнанником и Рыцарем.
   - Посторонись!
   Меч описал крутую дугу, чуть не сбив шляпу с головы меченого.
   - Слышь!..
   Рыцарь оттолкнул Тряпичника локтем - тот буквально отлетел на несколько шагов и рухнул на пол, запутавшись в многочисленных одеждах. Ральф уклонился от удара и рванул к лежащему на полу меченому.
   Он сам потом удивлялся, откуда взялись силы мгновенно схватить мужчину и вздернуть его, как живой щит. Ральф приставил стилет к горлу бедняги.
   Рыцарь медленно опустил оружие.
   - Если ты хочешь, чтобы он жил - брось мне меч.
   - Я так и знал, - процедил Рыцарь. - Так и знал... А ты, дурак, защищал его!
   - Бросай меч, и я его отпущу! - заорал Ральф. - Сейчас же!
   Рыцарь поднял забрало левой рукой, сплюнул на пол и швырнул меч под ноги Ральфу. Изгнанник молча поднял оружие. Теперь, когда в ладонь легла тяжелая, обмотанная полосами кожи рукоять, Ральф чувствовал себя куда уверенней.
   - Теперь пояс! - крикнул он.
   Рыцарь нарочито медленно отстегнул пряжку. Ральф отпустил Тряпичника и поймал брошенный пояс в воздухе.
   - Мне жаль, что так вышло, - сказал он, опоясываясь и вкладывая меч в ножны. - Но я обещал Крабу доставить языка, и я это сделаю. Идите вперед, оба. И побыстрее, мне уже тут надоело.
  
   Меченые вели его вверх. Оба не проронили ни слова после инцидента у ворот, и эта тишина начинала действовать Ральфу на нервы. Он был уверен в том, что его спутники обдумывают планы мести. Можно было бы, конечно, отобрать у них все оружие, включая ножи и кинжалы, или связать Рыцаря и идти только с Тряпичником, который казался менее опасным - но Ральф прекрасно понимал, что за время долгого и опасного пути не раз представится удобный случай. Вот зазевайся он сейчас, и что помешает Рыцарю столкнуть его с крутой лестницы? Только неусыпная бдительность может спасти. Меченые не осмелятся напасть в открытую.
   Между тем они поднимались все выше. Пещерная башня была построена как и обычные охранные сооружения на границе - Ральф видел немало таких, путешествуя с отцом. На каждом этаже только одна круглая комната, в центре - лестница на следующий этаж. Меблировка тоже ничем не отличалась от интерьеров пограничных твердынь: ящики вместо столов и стульев, деревянные кровати, груды мешков с каким-то добром, развешенное по стенам оружие. Только пушек у бойниц не было.
   В одной из комнат Ральф увидел человека - худого, с длинными пальцами, с серой кожей, в потрепанной рубахе и штанах. Человек сидел на кровати и безучастно смотрел в потолок. Меченые старательно сделали вид, будто ничего не заметили, и лишь ускорили шаг.
   В верхних комнатах дождевые встречались все чаще. Они сновали по лестницам, едва не сбивая с ног все таких же невозмутимых меченых, таскали мешки, но не издавали ни звука - только ступни с длинными цепкими пальцами шлепали по каменному полу. Нередко дождевые передвигались на четвереньках - причем очень быстро и ловко.
   Ральф сторонился этих существ, которых в мыслях уже не называл людьми. Он убедил себя, что у них склизкая кожа, а отдающее кислой вонью дыхание - наверняка ядовито. Кроме того, на пальцах рук и ног можно было заметить острые когти, которые дождевые могли втягивать и выпускать - словно кошки. Иногда какой-нибудь особо юркий пробегал прямо по потолку.
  
   После долгих часов тишины резкий вибрирующий крик-вой заставил Ральфа вздрогнуть. Он едва не уронил меч. А дождевые засуетились, заметались по лестницам - да так, что трое путников вынуждены были остановиться в одной из комнат. Рыцарь и Тряпичник все также делали вид, что никого не замечают, хотя вокруг них бурлило море серых спин.
   В оконные проемы стали влезать дождевые. Они торопливо спрыгивали на пол и терялись в толпе собратьев. А крик все продолжался. Башня гудела.
  
   Рыцарь стоял у окна, сложив руки на груди. Он казался спокойным и безмятежным, словно статуя. Когда поток протискивавшихся в оконный проем существ иссяк, меченый с силой захлопнул свинцовые ставни. Тряпичник, обернувшись к Ральфу, жестом показал, что они должны поступить также.
   Люди прошли вдоль стен башни, закрывая окна, отсекая сиреневые лучи, без которых сразу стало темно.
   Ральф тщательно запирал ставни на щеколду, когда вдруг услышал царапанье снаружи. Он замер в нерешительности, на него тут же налетел Тряпичник и заорал:
   - Ну закрывай же! Не стой!
   - Там кто-то...
   - Плевать, закрывай!
   В голосе меченого чувствовалась неподдельная паника. Ральф пожал плечами и сделал как ему говорили, стараясь не думать о существе, которое висит над пропастью и скребется, оставляя следы когтей на свинце.
   Их совместными усилиями комната погрузилась во мрак. Дождевые затаились по углам и под лестницей, даже их дыхания не было слышно.
   Ральф сел, прислонившись спиной к стене, вытянул ноги. В тишине тихий скрип когтей о ставни казался оглушительным.
   - Почему нельзя пустить их внутрь?
   Неизвестно откуда взявшееся эхо повторило его слова - и это был единственный ответ, который получил Ральф. Он вздрогнул: в тишине да темноте могло случиться всякое. Возможно, меченые бросили его и уже спускаются вниз. А может, они ползут к нему, с кинжалами в руках. Кто знает, вдруг мерзавцы видят во мраке, как кроты, недаром ведь в пещерах живут.
   Ральф вскочил на ноги, обнажив меч. Затхлая тьма всколыхнулась - и снова все замерло.
   - Эй!
   И на этот раз только эхо ответило ему.
   "Проклятье! Если они слышали, то теперь знают, где я"... Ральф пошел вдоль стены, напряженно сжимая рукоять меча. Левой рукой он касался каменной кладки, потом вдруг почувствовал спокойную прохладу металла.
   Ральф поднял щеколду и ударил кулаком в ставни. Они отворились, впуская внутрь сноп ярко-синего дрожащего света. Дождевой, уцепившийся снаружи за выступ подоконника, откинулся назад, едва не сорвавшись.
   - Че ты делаешь! - заорал Тряпичник, который вовсе не собирался нападать, а смирно сидел в углу на ящике.
   - Пускай, - сказал Рыцарь. - Тут карниз над окнами, ничего. Пусть чистенький посмотрит.
   Ральф хотел наорать на меченых и потребовать, наконец, разъяснений, но существо за окном вдруг заговорило, глухо, неуверенно выговаривая звуки:
   - Дождь, - сказало оно. - Дождь.
  
   В темноте пещеры медленно падали капли, излучающие синий свет. Некоторые вытягивались в длинные струны, а после разрывались на множество мелких брызг. По стенам башни струились ручейки и водопадами обрывались в пропасть с карнизов.
   Ральф зачарованно смотрел, как пока редкие капли падают вниз, освещая самые дальние уголки пещеры. Дождевой у подоконника притих, опустив голову. Синяя вода растекалась по его серой коже и впитывалась, оставляя черные пятна.
   - Красивый дождь, - сказал Ральф.
   Существо подняло голову. Яркая ультрамариновая полоса на его щеке стремительно темнела и заполнялась кровью. С подбородка срывались багровые и синие брызги.
   - Иди внутрь! - закричал Ральф, и в тот момент хлынул ливень.
   Фосфоресцирующие струи прошивали тьму, будто стрелы. Крупные капли тяжело колотили по карнизам.
   Существо подставило дождю лицо. Вода смывала черты, разъедала плоть, отрывая кровоточащие куски, обнажая белые кости, которые тут же становились черными.
   Ральф вцепился в подоконник, с ужасом глядя, как на его глазах живое существо тает, будто ледяная фигурка в оттепель. Он чуть не закричал, когда дождевой протянул ему руку, изъеденную водой до кости. Но в тот миг из грудной клетки несчастного вырвался поток синей фосфоресцирующей жидкости, и то, что всего несколько минут тому назад было дождевым, упало вниз, распадаясь на сверкающие капли.
   - Ну, как тебе? - проскрежетал Рыцарь, подходя к Ральфу. - Это то, что ждет нас, меченых. Не всех, но... Большинство из нас рано или поздно теряют разум, потом облик, становятся серыми ублюдками, которые веки вечные ползают у озера и укрепляют стены башни, чтобы ее не сгрызла вода. А когда заканчивается их личная вечность, тогда остается вот так вот стоять под дождем и ждать пока тебя растворят чужие души. Мы станем водой, синенькой водичкой в этом проклятом озере. Мне кажется, этого вполне достаточно, чтобы ненавидеть таких, как ты.
  
  
   Глава 9
   День невезения
  
   Пламя костра потрескивало, взвиваясь над грудой сухих веток. Ральф и меченые сидели на бревне и жарили кролика. Оказалось, в одеждах Тряпичника был спрятан небольшой арбалет, с помощью которого тот и подстрелил животное.
   Шагах в трехсот от их лагеря виднелся шпиль башни дождевых. Он продырявил поверхность земли и возвышался над густой зеленой травой. Ветра и дожди сгладили неровные стены, а луны высветлили их, превратив из темно-коричневых в охристо-серые. Накануне Рыцарь едва открыл тяжелую каменную дверь, предварительно нажав в особой последовательности несколько рычагов - хитрая система ограждала жителей подземелья от чужаков.
   У Ральфа посветлело на душе, едва он вышел из мрачной башни наверх, на лунный свет и свежий воздух. Меченые же, напротив, стали еще более хмурыми и подозрительными.
   Поскольку башню они преодолели почти без отдыха, наверху было решено сделать привал. Кролик, спокойно щипавший травку, стал легкой добычей, единственное дерево посреди равнины дало достаточно сучьев для костра. Ральф старался не думать о том, что у кролика был длинный безволосый хвост с шипом на конце, а кора дерева кое-где оказалась костью, и некоторые ветви состояли из позвонков, как хребты.
   Тряпичник поворачивал вертела, выструганные из свежих побегов, Рыцарь меланхолично выстукивал марш железной перчаткой по железному же колену.
   - Так кролика не готовят, - сказал он, на миг прервав свои музыкальные упражнения.
   - Готовил б сам, умник, - огрызнулся Тряпичник.
   - Его нужно тушить... Спорим, он у тебя выйдет жесткий, как подметка?
   - Может ты тогда пойдешь, споймаешь нам косулю?
   - Руками? Забыл, что наш благородный спутник отобрал мой меч? Причем из-за тебя, растяпа неповоротливый!
   - Хватит, - Ральф поморщился. - Мы тут не просто прогуливаемся. Нужно еще добраться до башни и взять языка.
   - Тебе нужно - не нам, - равнодушно ответил Рыцарь. - А мы-то как раз прогуливаемся.
   - Может, сменим тему? - Ральф многозначительно положил ладонь на рукоять меча. - Я уже понял твою позицию.
   Рыцарь то ли рассмеялся, то ли фыркнул - из-под закрытого забрала раздался неясный гул:
   - Ладно, как скажешь. Поговорим о чем-нибудь приятном... О женщинах, например. Что ты думаешь о Сибилле, а, высокородный?
   - Я думаю, что она любезная дама, - сдержанно ответил Ральф.
   Рыцарь наклонился к нему:
   - Мне кажется, ты ей весьма по нраву... пожалуй, куда больше, чем Краб...
   Ральф промолчал, но перед его глазами невольно встал облик Сибиллы, яростно выкрикивающей проклятия на его голову.
   - Ты, конечно, не в курсе, чистенький, но у нас тут идет кое-какая борьба, - продолжал Рыцарь. - Есть люди, которые хотят устранить нашего предводителя. Я Краба имею в виду.
   - Да?
   Тряпичник демонстративно завозился у костра, подняв облако пепла, но Рыцарь невозмутимо продолжал:
   - Так что ты об этом думаешь, чистенький?
   - Пока - ничего. Ты ведь сам все время твердишь, что я не меченый...
   - Да, да, - оборвал его Рыцарь. - Но что ты думаешь о Крабе? Как он тебе?
   Ральф пожал плечами:
   - Я не имею ничего против него.
   Рыцарь понимающе кивнул.
   - А ты? - спросил Ральф.
   - Он неплохой человек, - медленно сказал Рыцарь. - Но если он останется главарем - он погубит нас всех...
   - Вы, вроде, собирались говорить о бабах! - встрял Тряпичник, вытирая рукавом сажу с щеки.
   Рыцарь засмеялся:
   - Ах, да! Я хотел предупредить нашего приятеля... Чистенький, ты видел руки Сибиллы? Я имею в виду, без перчаток.
   - Угу, - хмыкнул Ральф.
   - Правда?
   Ральф молча достал нож и стал пробовать кусок мяса на готовность.
   - Ты видел... линии и пятна... так?
   - Да.
   Рыцарь наклонил набок голову:
   - Какого цвета? Скажи мне, и я поверю.
   - Красного, - односложно ответил Ральф.
   Меченый неторопливо отстегнул забрало и взял свой кусок кролика.
   - Знаешь, отчего они? - спросил он.
   Ральф покачал головой:
   - Я не спрашивал.
   - Все очень просто, чистенький... Это кровь. Твоя прекрасная утонченная леди была замужем за одним бароном - когда еще была жива. Однажды она увидела его с молоденькой служанкой в их роскошной супружеской постели. Сибилла посмотрела на них, вышла в гостиную. Взяла стоявшую у камина кочергу и вернулась. И абсолютно неизящно разделалась с милой парочкой. Мужа она прикончила быстро, одним ударом по башке - он просто застыл от неожиданности, и Сибилла этим воспользовалась. А за девицей пришлось гоняться по всему замку...
   - Печальная история, - сказал Ральф, пытаясь прожевать жесткое мясо.
   Рыцарь засмеялся:
   - Сибилла до сих пор переживает, что все вышло так грубо. Из-за этой истории она и попала в долину, а когда умерла - проявились эти пятна на руках. Бывает, долина связывает людей с прошлым, о котором они хотели забыть...
   - Думаешь, это все не случайно?
   - Ничто не случайно. Проклятье, ну и дрянь же это жаркое!
   Насупившийся Тряпичник бросил на приятеля оскорбленный взгляд, но промолчал.
   - Серьезно! Чистенький, тебе не кажется, что мясо отдает запашком?.. Таким...
   - Как от мертвечины, - спокойно сказал Ральф. - Но чего ты ожидал от кролика, который, возможно, уже несколько столетий как сдох?
  
   Втроем они тащились по равнине, надеясь поскорее добраться до башни Вернона. Зеленая трава под их ногами сменилась жесткими колючками, разросшимися на каменистой земле. Деревьев и вовсе не попадалось - только одинокие валуны и обломки скал.
   Скоро путь им преградил отвесный склон, на краю которого стоял высокий столб с выцарапанными письменами.
   Рыцарь устало сел на землю.
   - Проклятье, слишком мы влево взяли, - проворчал он. - Сейчас или топать часа четыре до спуска, или здесь прыгать. А еще эта луна проклятая...
   Он погрозил железным кулаком небу, на котором сияла красноватая луна, будто налившийся кровью злой глаз следил за странниками на пустоши.
   - О, ага, - поспешно пробормотал Тряпичник. - Ты как, Ральф, в порядке? Нормально себя чувствуешь?
   - Все с ним хорошо, - сказал Рыцарь, прежде, чем Ральф успел ответить. - Видно же... - он презрительно хмыкнул. - Если б чистенький кого-то угрохал в жизни, то валялся б счас в пыли, воя от боли...
   - Вы вообще о чем? - недоуменно спросил Ральф.
   - Луна Убийц, - Тряпичник указал на небо.
   Больше объяснений не последовало, и Ральф, пожав плечами, подошел к обрыву. Внизу вся пустошь была утыкана острыми скалами, словно ежик иголками. Если и удасться здесь спуститься, придется пробираться между камнями, что, конечно, тяжелее, чем идти по ровной земле.
   - Все, надо идти, - Рыцарь поднялся. - Хотя это и дольше, пойдем в обход. Проклятье, уже сегодня вечером могли бы на месте быть! Ну, пошевеливайтесь!
   - Ты забыл, кто тут главный, - негромко сказал Ральф. - Я еще не решил, как мы пойдем.
   - О! Как думаешь, ты успеешь решить до ужина?
   Ральф сделал вид, будто не расслышал слов меченого.
   - Веревка у нас есть? - спросил он.
   - Ага, - ответил Тряпичник, доставая из недр своего одеяния моток бечевы.
   - Прекрасно. Привяжем ее к столбу и попробуем спуститься. Самый тяжелый полезет первым.
   Рыцарь, наклонив голову на бок, вперился взглядом в Ральфа, но тот лишь улыбнулся. Меченый, подняв забрало, сплюнул в пыль, и стал молча спускаться.
   Бечевка, тщательно привязанная к столбу, натянулась. Ральфу все время чудился треск рвущихся нитей. "Зря я это сделал. Надо было идти в обход". Он напряженно оглядел обрыв, который вдруг стал казаться куда выше и отвесней, чем раньше. Там, где спускался Рыцарь, кое-где были выбиты ступеньки, а на полпути виднелась небольшая площадка, утыканная ржавыми копьями по краям. "Хорошо, там он сможет отдохнуть", - с облегчением подумал Ральф, и тут натянутая, как струна, веревка начала рваться.
   - Рыцарь! - воскликнул Тряпичник.
   Меченый, застыв, смотрел, как над его головой рвется бечева. В одном-единственном месте на спуске оказался острый выступ, и именно там нити перетерлись и ослабли.
   - Проклятье! - взревел Рыцарь и упал вниз.
   Он грохнулся спиной на площадку, и у Ральфа на миг появилась надежда, что его спутник сможет там задержаться. Но от удара Рыцаря отбросило назад, в пропасть. В последний момент он сумел ухватиться рукой за копья.
   - Держись! - вопил Тряпичник.
   Но было ясно, что меченый удержаться не сможет. Копья медленно кренились вниз под его тяжестью.
   - Идиот! - орал Рыцарь. - Будь ты проклят!
   Тряпичник суетливо разматывал шарф, одновременно пробуя его на прочность.
   - Мы не успеем, - сказал Ральф.
   Отчаянно ругавшийся Рыцарь наверняка не дождался бы, пока они привяжут шарф к обрывку бечевы и спустятся к нему.
   - Я попробую так...
   Ральф ухватился за веревку и, закусив губу, стал съезжать вниз. "Не выдержит"! - думал он, даже не чувствуя, что до крови ободрал кожу на ладонях. Бечева стала раскачиваться. "О нет"!
   Вдруг Ральф понял, что веревка закончилась. Краткий, но тошнотворный миг полета - и он тяжело рухнул на площадку.
   - Руку, идиот! - взревел Рыцарь. - Дай руку!
   Ральф, несколько оглушенный падением, подполз к краю площадки и, ухватившись левой рукой за скалу, протянул правую меченому.
   Рыцарь, кряхтя и ругаясь, подтянулся и залез на площадку. Упал ничком, тяжело, с хрипом, дыша.
   - Проклятый ублюдок! - пробормотал он.
   - Заткнись, или я тебя убью, - сказал Ральф, обессиленно лежавший рядом.
  
   Они завершили спуск, воспользовавшись шарфами и ремнями Тряпичника. Ральф подумал, что если бы они использовали их с самого начала, хотя бы в качестве подстраховки, падения могло и не произойти.
   Рыцарь оправился на удивление быстро, на память о происшествии остались лишь несколько царапин на блестящих латах. Изгнаннику повезло меньше, он сильно ушиб ногу и теперь прихрамывал при ходьбе.
   Сверху обломки скал, загромоздившие этот участок долины, казались легким препятствием, но скоро стало ясно, что это не так. Высокие, острые, они будто обступали странников, сжимали вокруг них кольцо серых стен. Ральф и меченые обнаружили, что пробираются по лабиринту, который в любой момент может вывести их к началу пути.
   Вечереть ничуть не собиралось, только одинокая луна налилась темно-красным, словно окунулась в венозную кровь. Рыцарь все чаще спотыкался, поглядывал вверх и утирал железной перчаткой несуществующий пот.
   Ральф приказал остановиться на короткий отдых. Он рассчитывал дать отдых больной ноге, да и спутники его изрядно устали, блуждая среди скал. Но отдыха не получилось. Валун, на который сел Ральф, оказался ужасно холодным, а поселившаяся в сердце неясная тревога возросла стократно. Меченые тоже не смогли расслабиться. Тряпичник нервно теребил полу плаща, Рыцарь даже не присел, ходил взад-вперед, клацая железом по камням.
   - Ладно, надо выбираться отсюда, - решительно сказал Ральф и встал.
   - Если только отсюда возможно выбраться, - мрачно пробормотал Рыцарь.
   После нескольких часов пути среди все тех же скал Ральф подумал, что меченый, возможно, прав. Возможно тут действуют проклятые чары, заставляющие человека идти по кругу и никогда не найти выхода. Как с ними бороться, изгнанник не знал. Оставалось только упрямо двигаться вперед.
  
   Когда в просвете между камнями мелькнула унылая серая равнина, сердце Ральфа вздрогнуло от радости. Забыв о больной ноге, он кинулся бегом, продрался в узкий лаз, и замер, глядя на ровную пустошь, простиравшуюся до самого горизонта.
   - Конец проклятым скалам! - весело закричал Ральф.
   Он помог меченым протиснуться между камней.
   - Здорово, я-то ужо думал, мы тама веки вечные плестись будем, - сказал Тряпичник, поправляя одежду.
   - Эй, смотри! - голос Рыцаря прозвучал так мрачно, что радость, наполнившая все существо Ральфа, мгновенно улетучилась.
   Возле скал, цепляясь за ними узловатыми ветками, росло невысокое кривое дерево. Единственный сук, похожий на длинную руку с обрубленными пальцами, был вытянут в сторону пустоши. Легкий ветерок раскачивал петлю.
   Рыцарь развел руками:
   - Это что, намек?
   Ральф наигранно рассмеялся:
   - Если и намек, то для меня. Меня ведь собирались повесить, перед тем, как выслали в долину.
   - Нужно двигать отседова! - сказал Тряпичник.
   Ни Ральф, ни Рыцарь не стали с ним спорить.
  
   Ветер гнал пыль поземкой. Ральфу пришлось закрыть нос и рот шарфом Тряпичника, смоченным водой из фляги. Глаза жгло; изгнанник щурился и смаргивал, пытаясь отделаться от попавших в них песчинок.
   Багровый глаз Луны Убийц потускнел и выглядел почти серым сквозь желтую завесу.
   - Уже близко, - прохрипел Рыцарь. - Вон за теми камнями.
   Несколько воспрянув духом, грязные и усталые охотники за языками потащились к сложенной из булыжников пирамидке.
   Ральф добрел до нее и рухнул на землю. От ходьбы ушибленная нога разболелась и опухла. Изгнаннику уже были безразличны меченые, наемники и замки. Хотелось окунуть ноющую ступню в холодный ручей и сидеть, чувствуя, как ледяная вода смывает боль.
   Скоро Ральф потерял счет часам. Он лежал, то проваливаясь в беспокойную дрему, то просыпаясь. Луна Убийц подмигивала кровавым глазом из-за желтых туч пыли. Порой изгнанник заглядывал за пирамиду, туда, где среди пустоши высился старый замок.
   Меченые тоже пытались отдохнуть, в то же время наблюдая за твердыней Вернона. Отсюда замок казался пустым и безлюдным, но подходить ближе было опасно.
  
   Ральф дремал, и ему чудилось, будто он сидит на берегу реки, на мягкой траве. Журчала вода, цвели ирисы, мальки резвились на мелководье...
   - Эй... Эй... - приглушенный вскрик Рыцаря разбудил изгнанника. - Смотрите! Наемник! Один!
   Темная фигурка брела по пустоши, кажется, не замечая ничего вокруг. Сквозь пыльную муть виделся рогатый шлем, длинный меч в ножнах.
   - Тсс, тсс, - зашипел Тряпичник, доставая свой арбалет.
   Ральф обнажил клинок и встал, стараясь не обращать внимания на острую боль в лодыжке.
   Тряпичник целился в ногу наемника - в таких условиях попасть в зазор между пластинами брони было бы невозможно. В тот момент, когда человек Вернона приостановился, меченый выпустил стрелу.
   Рыцарь и Ральф одновременно сорвались с места и понеслись к наемнику, который кубарем покатился по земле.
   Прихрамывающий изгнанник быстро отстал. Ногу пронизывала острая боль при каждом шаге. Воспаленные глаза слезились, и виделось все как в неясном сне. Вот Рыцарь уже добежал, склонился над раненым, собирась отобрать у того оружие. И тут же словно вздыбилась земля, взметнулась пыль.
   Ральф почувствовал, что задыхается. Он остановился, судорожно сжимая меч, а перед ним ворочалось что-то огромное, темное.
   - Будь ты проклят! Ральф, ублюдок, все из-за тебя! - в пронзительном крике Рыцаря было больше страха, чем ненависти.
   Изгнанник, закрыв глаза, чтобы в них не попала пыль, шагнул вперед. Ткнул клинком наугад, раз, другой. Что-то заверещало, обдало волной затхлого тепла. Ральф все колол и колол, не сходя с мечта и не открывая глаз.
   - Чтоб вы все сдохли! Уроды!
   Отчаянный визг, от которого завибрировала почва, заглушил голос Рыцаря. Колкие песчинки царапали кожу, но изгнанник этого почти не ощущал. "Это конец", - отрешенно и безразлично подумал Ральф. - "Это конец".
   В тот момент его схватили и поволокли прочь от песчаного водоворота. Сначала изгнанник не сопротивлялся, затем попытался пырнуть клинком, но его руку остановили.
   - Ну, тихо, тихо, счас подальше отойдем, полегше будет.
   Спокойный голос Тряпичника привел Ральфа в чувство. Он протер ладонью глаза и осмотрелся. Пустошь выглядела тихой и безмятежной, на потемневшем небе ярко сверкала Луна Убийц. Тряпичник нес на плече Рыцаря, а левой рукой впился в предплечье Ральфа.
   - Пусти, я сам могу, - пробормотал изгнанник, срывая шарф и с удовольствием вдыхая свежий чистый воздух.
   Они добрались до скал, торчащих из сухой растрескавшейся почвы, будто желтые старушечьи зубы. Только тут меченый опустил свою ношу. Только тут Ральф взглянул назад. Песчаный смерч был похож на пуповину, соединившую небо и землю.
   - Что это было?
   - Фантом, проклятущий фантом, - ответил Тряпичник, опускаясь на колени перед Рыцарем и поднимая тому забрало. - Мерзкая тварь заставляет видеть то, что хочешь увидеть. А потом - хррупсть - и все!
   - Сжирает?
   - Архет их знает. Грят, сжирает вместе с душой. Но токмо я не знаю, правда то или нет. Оно, грят, под землей живет, редко наверх выползает, тока когда совсем оголодает.
   Он поднес флягу к бледным губам Рыцаря. Тот стал пить, торопливо, проливая воду, едва не захлебываясь. Потом встал.
   Ральф никогда не думал, что доспехи могут выглядеть уставшими. Но броня меченого, потускневшая, изборожденная царапинами, как морщинами, выглядела именно так.
   - Послушай... - начал изгнанник.
   - Прости, чистенький, но я просто не могу сейчас тебя видеть, - пробормотал Рыцарь. - Мне нужно побыть одному...
   Он торопливо побрел прочь, спотыкаясь на каждом шагу, и вскоре скрылся за скалами.
   - Не волнуйсь, он далеко не уйдет, - сказал Тряпичник, усаживаясь на камень рядом с Ральфом. - Он перепугался малехо.
   - А ты нет?
   Меченый покачал головой:
   - Наши боятся пустоты. Не хочут стать водичкой синенькой, но от этого никак не уйти. Понимашь, тяжко знать, шо в один день ты - оп-па - и ничто. Все чувства, мысли, - он махнул рукой, - все исчезает. Как не было тебя никогда. Потому все и сходят с ума.
   - Но не ты?
   - Я тут давно. Года проходят, а я все тот же. И ничо не меняется, за все века... - он прикрыл глаза. - Хотел б я, шоб меня закопали в песок и все. Шоб больше не было ничо.
   Ральф чуть улыбнулся:
   - Так ты хочешь забвения - того, чего боятся все меченые?
   Тряпичник кивнул:
   - Угу. Эт, конешн, в любой момент можно провернуть, но я покамест не ушел, потому как стараюсь им помогать. Меченым нужны такие, как мы.
   - Как мы?
   - Ага, - Тряпичник подмигнул ему, - я ж тож не из них. Потому и напяливаю все те шмотки - для маскировки. Тока молчи, лады?
   Ральф торжественно поднял руку, как для клятвы:
   - Я - могила.
   Тряпичник рассмеялся.
   - Скажи только еще одну вещь, если знаешь, - продолжил Ральф. - Кто построил башню дождевых? У меня есть кое-какие догадки, но...
   - Фенгар, так ты думал?
   Ральф кивнул.
   - Он... когда сам стал дождевым. Был совсем безумный, и один кому их собрать в одну банду удалось. Меченые поначалу боялись, воевать с ними придется, но Фенгар и другие ушли в пещеру. Стали там строить башню. Потом в ней поселились.
   - А Фенгар?
   - Как и водится - стал водой.
  
  
   Глава 10
   Снегопад
  
   - В последнее время дела продвигались слишком медленно, - говорил Вернон, вычерчивая кинжалом линии в воздухе над картой. - Я сам тому виной, занимался всякими мелочами. В итоге вместо военного отряда у меня толпа пьяного сброда, замок все еще в полуразваленном состоянии, а сведений о долине по-прежнему до обидного мало, - он улыбнулся сидевшему напротив Кронту и подлил ему вина в бокал. - Ты сильно помог со снабжением, теперь, по крайней мере, над этим не придется ломать голову.
   Кронт поморщился - с того времени, как на небе появилась Луна Убийц, он пребывал в самом мерзком настроении. Несмотря на ударную дозу верноновых эликсиров, боль так и не прошла. В левый висок словно били тупым молотом, и каждый удар отзывался в глазнице.
   - С Ормом и его бандой пока связываться не будем, - продолжал барон. - Меня в первую очередь интересует Авендан.
   - Зачем тебе этот проклятый городишко, Вернон? - простонал Кронт. - Ты же мертв, какое тебе дело до Авендана?
   Барон, улыбаясь, помахал кинжальчиком:
   - Таков и был расчет. Я пошел в долину именно для того чтобы умереть - и стать бессмертным. Подумай, Кронт, у нас огромнейшее преимущество перед всеми армиями империи: нас нельзя убить.
   - А. Ты хочешь сражаться с империей?
   - Нет, не совсем... В любом случае, для начала нам надо туда попасть. Ты слушаешь меня?
   - Ага...
   - Так вот, вернуться назад не так-то просто. Тебе помогла эта колдунья... но возможны и иные способы. В пустоши у кратера есть места, где можно пройти, как в ворота. Но пока мы можем попасть только в долину. Насколько мне удалось узнать, еще никому из здешних мертвых не удавалось проникнуть в Авендан, но у меня есть идея, как это можно сделать. И ты мне в этом поможешь... Если тебе это удастся, обещаю, ты получишь все, что пожелаешь.
   - Сейчас я хочу только одного - чтобы мне оторвали эту проклятую башку или хотя бы вырвали глаз!
   Вернон усмехнулся:
   - У меня тут есть один парень, бывший палач. Если очень хочешь, он может устроить тебе эти процедуры.
   - Как любезно с твоей стороны, - прохрипел Кронт. - Тем более что это ты всему виной. Ведь это ты заманил нас к проклятому озеру, чтоб мы тоже сдохли! А теперь хочешь, чтоб я горбатился на тебя!
   - Из долины нет иного выхода - только смерть. И те, кто умирает у озера, обычно получают способность возвращаться.
   - Ага, и всякие забавные штуки, вроде стекол в коже!
   - Правда, я здорово придумал с зеркалом? Эй, не кипятись! Это все из-за Луны Убийц. Тебе просто нужно переждать, вот и все. Иди, приляг, отдохни...
   Кронт хотел ответить ругательством, но не смог подобрать нужного, поэтому просто резко встал, повалив стул, пинком распахнул дверь и вышел.
  
   Велена стояла у окна, смотрела на безрадостный пейзаж, задумчиво разминая в пальцах кусочек хлеба. Шумно отворившаяся дверь заставила девушку вздрогнуть и обернуться. Кронт, бледный, с налитыми кровью глазами, тяжело прошел по комнате и рухнул на кровать.
   - Что-то случилось? - ей еще никогда не доводилось видеть его таким.
   - Да.
   - Что? Вернон...
   - Да заткнись ты! - от крика боль усилилась, Кронт подавил стон и уткнулся лицом в подушку.
   - Что с тобой? - девушка легко коснулась его плеча.
   В ее голосе звучало неподдельное сочувствие, и от этого Кронту стало еще хуже. Стиснув зубы он сел на кровати, зло взглянул на Велену:
   - В чем дело?
   - Кронт, я не понимаю, что тут происходит. Я ничего не знаю. Я была частью долины, я видела так много... Не могу, не могу сейчас сидеть тут, в этой комнате и вспоминать это. С тобой тоже что-то творится...
   - Совсем не то, что с тобой, - резко оборвал ее Кронт.
   Велена согласно кивнула:
   - Да, наверное. Но и тебе тоже тяжело, ты должен меня понять. Я хочу вернуться, ненадолго, к Форпосту. Поговорить с Таррой. Скажи этим людям, чтобы они меня пропустили, наемники послушают тебя. Пожалуйста, Кронт.
   По ее бледным щекам текли слезы, но Кронт не видел этого. Он сидел, опустив голову, и прислушивался к собственной боли.
   - Кронт! Я обещаю вернуться. Клянусь!
   Он вздрогнул, как от удара кнутом:
   - Что? Думаешь, сможешь вертеть мной? Какой еще проклятый Форпост?! Думаешь, ты меня красивенько попросишь, и я тут же отпущу тебя? На все четыре стороны? Думаешь, я идиот?
   - Кронт, послушай...
   - Как же я вас всех ненавижу... - прорычал он. - Чтоб вы все сдохли, сдохли по-настоящему. Проклятые ублюдки. И каждый что-то хочет от меня...
   - Кронт...
   Он вскочил с кровати. Умоляющий голос Велены резал, будто нож. Хотелось бежать на край света, в пустоту, где нет ни людей, ни замков, ни лун. Ни боли.
   - Будь ты проклята, сучка, - бессвязно пробормотал Кронт и выбежал из комнаты.
   Он метался по коридорам, даже не стараясь понять, где находится и куда идет. Длинная винтовая лестница, по которой он спустился вниз, заканчивалась у запертой и забитой досками двери.
   -Чтоб вы все сдохли! - проорал Кронт и с силой налег на дверь.
   Старое, полусгнившее дерево долго не продержалось, и скоро наемник вывалился во двор. Выругав часового у ворот последними словами, Кронт обвел мутным взглядом пустошь и побрел куда глаза глядят, спотыкаясь на каждом шагу.
  
   Ветер гонял по равнине снежную крупу. Поначалу Кронт подумал, что бредит, но потом понял, что это одна из шуток местной погоды.
   Он брел, куда глаза глядели, спотыкаясь на каждом шагу. Кружась в лучах света от Луны Убийц, тихо падал снег. Кронт наклонился, набрал немного и приложил к горячему лбу. Через минуту даже кости черепа от холода заныли, но голова болела по-прежнему.
   "Кто-нибудь, убейте меня... Размозжите эту проклятую голову"...
   Удар камня по затылку вырубил Кронта мгновенно.
  
   Ральф и Тряпичник сидели у обломков скал, там где нависавший над головой каменный карниз кое-как защищал от снега. Изгнанник снял с ушибленной ноги сапог и перебинтовывал ступню полосой материи, оторванной от подола рубашки. Тряпичник задумчиво жевал сухарь, то и дело поглядывая на небо, где зависла Луна Убийц.
   - Че-то надолго она в этот раз, - пробормотал он. - Никак не уберется, проклятая.
   - Угу, - Ральф согласно кивнул, хотя слушал вполуха.
   - О, Рыцарь поймал кого-то! Смотри!
   - Молодец, - равнодушно пробормотал Ральф, и только через некоторое время до него дошел смысл слов Тряпичника. - Поймал языка?!
   Изгнанник вскочил, балансируя на одной ноге. Рыцарь пробирался к ним между скал, на плече у него безвольно повис человек в темной одежде наемника. Меченый опустил свою ношу возле Тряпичника и устало опустился на камень.
   - Бродил по долине в горячке. Должно быть. Луна на него так подействовала. Ничего, когда она зайдет, паренек в себя придет и что-нибудь интересное наверняка расскажет.
   - Значит, мы можем возвращаться? - Ральф вернулся к перебинтовке.
   Рыцарь фыркнул, будто рассерженный кот:
   - Ну почему же, ведь так здорово сидеть тут в пыли и пялиться на дурацкий замок. Можем еще остаться на недельку-другую.
   Ральф сделал вид, будто не слышал издевки:
   - Ладно, переждем здесь проклятый снегопад и пойдем назад. Думаю, в этот раз лучше идти в обход, пусть дорога подольше, но зато и поровней.
   Тряпичник согласно кивнул. Он предложил сухарь Рыцарю, но тот лишь мотнул головой и, устало поднявшись с камня, поплелся прочь. "Это из-за меня", - подумал Ральф. "Он меня ненавидит".
   Изгнанник закончил перевязку и аккуратно натянул сапог. Закоченевшие пальцы плохо слушались, и от каждого неловкого движения ступню пронзала резкая боль.
   "Никогда я не думал, что все закончится вот так... что я окажусь в таком странном месте, с людьми, которых я не понимаю". Ральф растерянно потер лоб ладонью, он уже не был уверен в том, что поступил правильно, примкнув к меченым. Он встал, стараясь легко наступать на ушибленную ногу, подошел к Тряпичнику. Тот сидел, нахохлившись, будто воробей, и дремал. прикрыв глаза. Изгнанник со вздохом наклонился, достал из мешка сухарь. Есть не хотелось, но просто сидеть и смотреть на падающие снежные хлопья было слишком скучно. Подумав, Ральф захромал к пленнику, который безвольно валялся там, где его положил Рыцарь.
   Снежинки цеплялись к черной куртке наемника, будто пытаясь украсить ее замысловатой серебряной вышивкой. Ральф был готов поклясться, что видел целый сверкающий рой, который застыл над пленником, словно выбирая место, куда бы упасть.
   "Да он так замерзнет насмерть"!
   Ральф, зажав надкусанный сухарь в зубах, склонился над пленником, неуклюже стряхнул снег.
   - Благодарствую, высокородный...
   Пленник перевернулся на спину, и Ральф увидел бледное лицо своего бывшего попутчика. Он поспешно вынул сухарь изо рта, оглянулся и быстро зашептал:
   - Кронт? Слушай, лежи тихо, делай вид, что не знаешь меня...
   Наемник смерил его тяжелым взглядом.
   - Ооо, собираешься предать своих новых приятелей? - бескровные губы искривились в злой усмешке. - Смотри, чтобы они тебя потом не поймали...
   - Приятели? Да я вообще не понимаю, что здесь происходит, - Ральф еще раз оглянулся на мирно дремлющего Тряпичника. - А ты как?
   - Замечательно! - прошипел Кронт.
   - А выглядишь больным...
   - Еще бы. Ты бы вот так вот повалялся в снегу, с пробитой башкой.
   Ральф виновато пожал плечами:
   - Ну а что я мог поделать? Нас послали к башне Вернона за языком. А рана твоя не кровоточит совсем, если хочешь, могу попробовать посмотреть...
   - Обойдусь! Живодер нашелся...
   - Как знаешь.
   Ральф, приподняв наемника за плечи, оттянул его поближе к скалам, где было меньше снега. Встреча их оказалась довольно странной, и, правду говоря, не в то время не в том месте. Но все же Ральф был рад увидеть Кронта. Впервые в непонятном, зыбком мире долины он наткнулся на нечто знакомое.
   Укутав пленника в свой плащ, изгнанник еще раз настороженно обернулся и, убедившись, что Тряпичник по-прежнему спит, сел на корточки рядом с Кронтом.
   - Знаешь... я ведь даже толком не помню, как мы расстались, - задумчиво проговорил Ральф. - Я вконец запутался. Даже не могу сказать, друзья мы с тобой или враги, - он грустно улыбнулся.
   - Ахх, ну разве ж мы когда-то были врагами? - Кронт вытянулся, устраиваясь поудобнее. - Небольшие разногласия не в счет.
   - Что ты собираешься сейчас делать? У тебя есть какой-нибудь план?
   - Не сказал бы...
   - Ты встречался с Верноном?
   - Да. Сейчас я работаю на него.
   Ральф присвистнул.
   - Это лучший выход для меня, высокородный. Возможно, для тебя тоже.
   - Не знаю. Я связался тут с мечеными... странные люди. Они ненавидят Вернона за то, что он занял их крепость. Поэтому и послали меня за языком. Но не собираюсь задерживать тебя, Кронт. Когда представится случай, я помогу тебе сбежать.
   - Спасибо. Теперь лучше не сиди со мной. Нечего давать им повод для подозрений.
   Кивнув, Ральф вернулся на свое старое место. Без плаща было холодно, сквозняк, гулявший между скалами, продувал до костей. Тем не менее, изгнанник чувствовал себя очень спокойно и умиротворенно. Неясная тревога ушла, история с мечеными уже перестала казаться такой запутанной и зловещей.
   Он смотрел на падающий снег и вдруг подумал, что бесплодная пустошь у крепости будет выглядеть очень красиво под белым покрывалом. Почти как бескрайние поля возле замка Коэн.
  
   Время тянулось удивительно медленно. Когда снегопад, наконец, прекратился, и разошлись тучи, стало ясно, что багровый диск Луны Убийц все еще ни на йоту не сдвинулся к горизонту. Вернулся Рыцарь, на его доспехах, покрытых коркой льда, сверкали кроваво-красные блики.
   - Ну, хватит рассиживаться, - проскрипел он из-за забрала. - Поднимайте этого ублюдка на ноги и пойдем.
   - Да, пожалуй, пора, - Ральф с трудом поднялся на замерзшие, одеревеневшие ноги.
   Тряпичник молча подхватил свой мешок и забросил за спину, одновременно поправляя многочисленные одежды.
   - Эй ты! Вставай, мразь!
   Рыцарь пнул ничком лежавшего Кронта в бок.
   - Ты что?.. - начал Ральф, но осекся.
   Наемник медленно поднялся, его глаза горячечно блестели, как в лихорадке, лицо было едва ли не белее снега.
   - Вот так, - мрачно кивнул Рыцарь. - А почему вы ему руки не связали? Что, совсем с ума сошли?
   - Да ты посмотри на него! Он болен. Он и идти-то едва сможет.
   - Пойдет, как миленький. А болезнь его мне известна. Что поделаешь, за все приходится платить, особенно таким отбросам, как он.
   Тряпичник молча протянул Рыцарю обрывок бечевки, и меченый связал руки пленника впереди, тщательно затянув узлы. Ральф хотел возразить, но потом решил, что это будет слишком уж подозрительно.
   - Просто удивительно, как такое дерьмо умудряется попасть в долину и жить тут веками! - Рыцарь подтолкнул наемника вперед. - Мало того, что в своей жизни все что можно испоганили, так еще и после смерти продолжают.
   - Не твое собачье дело, чем я тут занимаюсь, - прошипел Кронт, неуверенно ступая по занесенной снегом тропе.
   - Ну да, конечно. Вы, значит, придете, займете наш замок, будете готовиться к атаке на нас, и это все не наше дело?
   Наемник хрипло рассмеялся:
   - С чего ты взял, будто мы собираемся на вас нападать?
   - А, вы тут так просто, отдыхаете и природой любуетесь?
   Рыцарь с силой ткнул Кронта в спину, так, что тот упал на колени.
   - Прекрати это! - Ральф обнажил меч. - Немедленно прекрати!
   - Не нравится, как обращаются с твоим приятелем?
   Глаз меченого не было видно за забралом, но изгнанник знал, что взгляд Рыцаря полон ненависти, той ненависти, причин которой он до сих пор не понимал.
   Ральф стоял и смотрел, как Кронт неуклюже поднимается, помогая себе связанными руками. Тряпичник, проходя мимо, тихо сказал:
   - Ну его, не боись за него. И жалеть его неча. Бандюга.
   Ральф только покачал головой:
   - Он ведь вам еще ничего не сделал.
   - О, ну я ничуть не сомневаюсь, что хотел бы, - Рыцарь потрепал его по плечу. - Путь не близкий, давайте уж топать быстрей.
  
   Идти было тяжело - снег скрыл неровности и впадины на дороге, словно специально устроив ловушки для Ральфа, чья нога отзывалась резкой болью, стоило оступиться или споткнуться. Правда, ходьба немного согрела изгнанника, и дышалось вроде бы полегче, невзирая на тяжесть в затылке. Казалось, лучи багровой луны невидимыми стрелами прошивают мозг, заставляя склонить голову - лишь бы не смотреть вверх, на небо, где упрямо застыл красноватый диск.
   - Что это за проклятая луна? Почему она так странно действует? - не выдержал Ральф и спросил вслух.
   К его удивлению, Рыцарь охотно заговорил, не сбавляя, впрочем, темпа:
   - Это Луна Убийц, чистенький. Говорят, луны этого места отражают жизнь человека, правда, обрывочно и несколько искаженно. Это, - он ткнул железным пальцем в небо, - зеркало смерти, насилия и всего такого. Оно возвращает каждому убийце часть отчаяния и страданий его жертв.
   - Возмездие?
   - Это уж как посмотреть. Простой солдат, который защищал свою страну на поле боя, будет чувствовать то же самое, что и грабитель, резавший глотки за пригоршню монет, - Рыцарь недвусмысленно кивнул в сторону Кронта.
   - Я тоже чувствую, что луна влияет на меня... Хотя я никогда никого не убивал.
   - Да? Ты имеешь в виду, не убивал людей? А всякие там олени, лисы, даже мерзкое комарье - все ведь живые твари. Нет такого существа на земле, которое бы не отняло жизни у другого... Но ты не волнуйся, это в первый раз луна чувствуется так остро. Потом привыкнешь. Даже он, - Рыцарь опять указал на наемника, - привыкнет.
   Кронт обернулся, и прошептал чуть слышно, глядя на Ральфа с непривычно жалобным выражением в глазах:
   - Мне нужно отдохнуть.
   Рыцарь презрительно хмыкнул и подтолкнул наемника, но тот просто сел на заметенную снегом землю, точнее, рухнул, как подрубленное дерево.
   - Вставай! - заорал меченый.
   - Послушай, ему правда необходимо отдохнуть, - вмешался Ральф.
   Рыцарь зло пнул наемника железным ботинком в бок.
   - Я сказал, прекрати это!
   Ральф выхватил меч, чувствуя что готов зарубить меченого. Такой ярости он не испытывал даже у подножия башни дождевых.
   - Ооо, - медленно и глухо протянул Рыцарь. - Ну конечно, бедняжка бандит. Да, тебе-то с этим проще договориться, чем с нами... одного поля ягоды, я чую. Я так и знал, так и знал...
   - Что ты знал?!
   - Может, пойдемте уже? - Тряпичник встал между спорщиками. - До границы пустоши всего ничего осталось, там и отдохнем, а?
   Рыцарь пробормотал нечто невнятное, ухватил Кронта за плечи и рывком поставил на ноги. Наемник, не сопротивляясь, побрел по дороге, лишь обронив сквозь зубы:
   - Ты еще пожалеешь об этом...
   Меченый расхохотался.
  
   Путь назад оказался куда более длинным и утомительным, чем дорога к башне. Правда, неприятностей, вроде падения со скал или блуждания в лабиринтах удалось избежать. Ральф почти жалел об этом: в опасные моменты их разношерстная компания все-таки становилась одной слаженно действующей командой. А теперь все брели, думая о своем, вынашивая планы и вспоминая обиды.
   Рыцарь при каждом удобном случае старался задеть пленника, на что тот отвечал проклятиями. Ральф больше вмешиваться не посмел, дабы не давать пищи подозрениям меченого. Они сделали несколько коротких привалов, при этом Рыцарь внимательно наблюдал за Кронтом, словно боясь, что тот отрастит крылья и улетит.
   Ральф становился все беспокойнее. Хотелось поскорее закончить со всем этим, иногда он едва сдерживался чтобы не напасть на меченого в открытую.
   "Я обещал помочь с бегством, но как, как? Не могу же я колотить этого железного болвана мечом по голове, пока Кронт скроется. А устроить все нужно до башни, нельзя в нее войти, тогда уж точно не выберемся"...
   Отряд подходил все ближе к башне, и Ральф все чаще касался рукояти меча. "Нет, это только в крайнем случае, если других вариантов не будет. Ведь мне всего-то нужно их отвлечь, ноги-то они ему не связали, как-нибудь убежит"...
   Предпоследний, по расчетам изгнанника, привал они устроили на вершине холма, где росла огромная старая ива, окруженная зарослями молоденьких побегов. У подножия были видны то ли каменные развалины, то ли нагромождения скал - как в давешнем лабиринте у пустоши. Ральф перехватил взгляд Кронта, когда тот смотрел вниз и чуть заметно кивнул. "Да, самое то для побега. Спрячешься, ни за что не найдут"...
   Он, сделав беззаботное лицо, направился к ивовым зарослям, исподтишка наблюдая за спутниками. Тряпичник тут же склонился над вещевым мешком, а вот Рыцарь продолжал следить за Кронтом, который устало сел на землю, прислонившись спиной к стволу дерева.
   Ральф задумчиво прохаживался у ивовых зарослей, когда его привлекла неясная тень, мелькнувшая среди зелени.
   - Эй, ребята, там кто-то есть!
   - Да опять какая-нить тварюга, - Тряпичник решительно достал арбалет.
   - Попробуй ее подстрелить!
   Ральф с удовлетворением отметил, что Рыцарь обратил свое внимание на заросли.
   - Угу, счас, счас...
   Изгнанник стал осторожно пятиться, стараясь оказаться поближе к меченому.
   - Подстрели ее побыстрее и пойдем, - равнодушно сказал Рыцарь.
   Ральф мысленно выругался и обнажил меч.
   В ивах снова что-то мелькнуло.
   - Она! - с криком Тряпичник выпустил стрелу.
   Рыцарь метнулся вперед: то ли хотел помочь приятелю, то ли из чистого любопытства, поглядеть на еще одну странную тварь. Так или иначе, на миг Ральфу представилась удобная возможность ударить меченого со спины. Изгнанник перехватил меч и попытался двинуть Рыцаря рукоятью по голове. Попал он в шею, но это оказалось не менее эффективным. Бедняга рухнул на землю, как подкошенный.
   - Эй, помоги! - заорал Ральф, склоняясь над Рыцарем.
   Тряпичник мгновенно отбросил арбалет и кинулся на выручку приятелю, не вполне понимая что, собственно, происходит.
   Ральф перевернул меченого на спину. "Ох, сейчас он мне все скажет... придется с ними обоими драться"...
   Но Рыцарь был без сознания. Тряпичник осторожно отстегнул забрало, достал из необъятных одежд бутылочку и капнул немного вина на бледные пересохшие губы. Меченый чуть слышно застонал.
   - Ох, всегда морока с ним, - пробормотал Тряпичник.
   Ральф помог ему скатать из снятого плаща нечто вроде подушки и подложить под голову Рыцарю.
   - Это все проклятая луна, - тихо сказал меченый. - Бывает... как удар по башке...
   У изгнанника немного отлегло на душе. "Ох, ему и в голову не пришло, что это я. Хотя... хотя когда они увидят, что Кронт сбежал"... Ральф обернулся к иве - и с удивлением увидел наемника, все так же мирно сидевшего на земле.
   - Следите за пленником, - будто угадав его мысли, прохрипел Рыцарь.
   - Да на месте он, на месте, - поспешил его успокоить Тряпичник.
  
   Через некоторое время Рыцарь пришел в себя и они продолжили путь. До башни оставалось всего ничего и меченый заметно повеселел. Тряпичник думал о чем-то своем, а Ральф все смотрел на наемника, не в силах понять, почему тот так поступил.
   Кронт спотыкался почти на каждом шагу, на бледном, как мел, лице горячечно сверкали глаза. Улучив минутку, когда остальные не смотрели на него, он обернулся к Ральфу и широко, радостно улыбнулся.
   Изгнанник от этой улыбки вздрогнул.
  
  
   Глава 11
   Путь назад
  
   Велена сидела на кровати, по уши закутавшись в одеяла. Ветер отчаянно бился о стены старого замка, сквозняки выстудили комнаты. Снег, казалось, просочился сквозь стены, и теперь белые крупинки кружились над полом, будто никак не могли упасть.
   "Как холодно", - подумала девушка, дуя на закоченевшие пальцы.
   За окном торжествующе взвыла вьюга.
   - Заткнись, ублюдок! - совершенно по-кронтовски крикнула Велена.
   Нахлынули воспоминания - те, которых она больше всего боялась. Огромный зачарованный мир, полный одиноких отчаявшихся душ, свитых между собой так, что самые старые из них давно потеряли себя. Долина будто смешала их в гигантском котле, не делая разницы между ребенком и волком, каторжником и цветком багульника. Лишь амулет Тарры и зелье Гердис позволили Велене вернуться в собственное тело, снова стать собой. Но слишком хорошо запомнила это время, когда была одной из многих пленников Долины. Ей приходилось делить сознание с множеством погибших заключенных, с осинами, дрожащими на ветру, с песчинками на дне реки. Она криво ухмыльнулась, вспомнив, что в какой-то момент была водой, которой Хэнк разбавлял свое пиво.
   Теперь Велене казалось, будто она может различить в завываниях ветра хриплые голоса, выкрикивающие невнятные проклятия всему миру. О да, это так просто... Когда ты сам - часть Долины, нет ничего сложного в вызывании бурь, заморозков, затяжных дождей. Если только осталось достаточно человечности, чтобы хотеть этого. Камни и деревья обычно не испытывают потребности в мести.
   "Плевать мне на вас", - подумала Велена. - "Я ничего вам не сделала, убирайтесь отсюда".
   Ветер насмешливо швырнул горсть снежинок ей в лицо.
   "Ах так"!
   Велена закрыла глаза. Она чувствовала, как обрывки чужих душ крутятся в непрестанном движении вокруг башни. Скрутившиеся в длинные узкие жгуты, они напоминали ей змей. Им было нечего терять и нечего бояться.
   "Тихо, тихо, тихо"... - мысленно зашептала она. Велена чувствовала, что слова не важны, важно лишь повторять их достаточно долго. А уж это она могла.
  
   Девушка очнулась от ощущения пустоты. Также четко, как когда-то она чувствовала холод или жажду, Велена вдруг поняла, что находится одна в комнате, чужие души больше не извиваются призрачными удавами, поднимая бурю.
   Откинув одеяла, девушка медленно вылезла из постели. Вздрогнула, угодив ногой в сугроб, который намело прямо у ложа.
   "Я сделала это"!- торжествующе подумала она. - "Я прогнала их".
   И тут Велена поняла, что дрожит от холода. Схватив шерстяное одеяло, она обернулась в него, как в плащ и беспокойно заметалась по комнате. "Если я могу делать такие вещи... Кронт не помеха для меня. И Вернон. Они ничего не смогут сделать, я пойду, куда захочу, пусть только попробуют встать на моем пути. И я не буду сидеть в этом проклятом замке, как пленница. Для начала... Тарра! Да, мне нужно поговорить с Таррой"!
   Она убеждала сама себя в необходимости этого разговора, а перед глазами вставали виды Форпоста, веселая речка, баня у запруды, друзья, мама... "Я ведь даже не попрощалась с ними". Велена прижала кулаки к глазам, чтобы не разрыдаться. Нужно было поговорить с Верноном, а кто воспримет всерьез слова зареванной девчонки.
  
   В коридорах замка было ужасно холодно, через бойницы и провалы в стенах намело снега. Велена понятия не имела, где находится логово Вернона, и просто брела, надеясь рано или поздно наткнуться на его наемников. Но ей не везло - девушка оказалась на узкой винтовой лестнице, которя наверху была заваленка грудами щебенки и мусора. Поневоле пришлось спускаться, все ниже и ниже. Ступени закончились в мрачном подвале, куда едва приникл свет сквозь крошечные оконца под потолком.
   Сердце отчаянно трепыхалось, когда девушка шла по темному коридору. В конце его она наткнулась на огромную стальную дверь. Тяжелая, основательная - из-за нее не должно было прорваться ни звука, но Велена, как ей показалось, услышала тихое шуршание и попискивание.
   А потом ей очень захотелось подойти и открыть. Чья-то безумная воля тащила ее туда, и девушка чувствовала его голод и желание напиться парной кровью...
   Она сильно приложилась щекой о холодную сталь. Это встрепенуло девушку: Велена кинулась прочь, не обращая внимания на затухающий зов из-за двери.
   Она неслась, сломя голову, почти не дыша от страха. И когда перед ней вырос высокий детина в укрепленной стальными пластинами кожаной куртке и зазубренным топором у пояса, Велена лишь облегченно перевела дыхание. Наемник был больше похож на мясника, чем на солдата, но девушку это уже не испугало.
   - Мне нужно поговорить с твоим бароном, -твердо и уверенно сказала она.
   - Хм! Зачем?
   Наемник рассматривал ее, склонив голову набок, как собака.
   - Какая тебе разница? Проводи меня к нему.
   Он лишь хмыкнул:
   - Ему что, баб мало?
   - Мало не мало, твое дело десятое. Веди давай!
   Наемник сплюнул на пол и неохотно повел ее через галереи и залы к башне Вернона. Велена старалась не обращать внимания на его бормотание и липкие взгляды.
  
   Вернон сидел у самого камина и внимательно изучал карты. Стол перед ним был завален свитками и документами, заставлен подсвечниками с оплывшими свечами. У камина развалился Дикарь - пес увлеченно грыз кость. На диване в дальнем углу комнаты сидела голая девица и меланхолично расчесывала длинные иссиня-черные волосы. Велена удивилась, как ей не холодно, а наемник, застыв на пороге, прямо облизывался.
   - Ну?! В чем дело? - Вернон раздраженно швырнул карту на пол.
   - Вот, - наемник указал на Велену, - она.
   - Я вижу! Какого...
   - Ваше высокоблагородие, - поспешно перебила его Велена. - Мне нужно с вами поговорить.
   Барон кивнул и жестом приказал наемнику и девице убираться.
   - В чем дело, Велена? Я отдал тебя Кронту, но если он плохо с тобой обращается...
   - Нет, Кронт, как всегда, сама любезность. Но я не вещь и не рабыня. Меня нельзя отдать ни ему, ни кому другому.
   - Конечно, Велена, я...
   - Особенно если ты хочешь что-то от меня получить.
   - А ты можешь мне что-то дать?
   - Это я успокоила снежную бурю. Если хочешь, можешь меня проверить.
   Барон махнул рукой:
   - Не нужно, я и так знал о твоих способностях. Чего ты хочешь, Велена? Денег? Власти? Я могу предложить тебе все.
   - О, так ты действительно богат и могущественен...
   Вернон ухмыльнулся:
   - Сейчас скорее нет, чем да, но у меня большие планы. Твой приятель, Кронт, оказался достаточно умен, чтобы понять, где выгода. Такая умная леди, как ты, могла бы стать настоящей королевой, работая со мной.
   - Мне нужно повидаться со своими, - резко сказала Велена. - Я хочу вернуться в Форпост.
   - В Форпост? К этим неудачникам-крестьянам? Честное слово, они еще хуже, чем их предки-бандиты. Надеются просидеть всю жизнь за крепкими стенами.
   - Да что ты можешь о них знать?! - от обиды Велена вскочила на ноги, уронив на пол одеяло.
   Дикарь бросил кость и внимательно посмотрел на девушку - не угрожающе, будто знал, что она не сможет напасть на его хозяина. В темных глазах пса читалось, скорее, сочувствие, и смущенная Велена снова присела.
   - Ладно, ладно, - Вернон презрительно пожал плечами. - Делай как знаешь. Пожалуй, это пойдет им на пользу. Тварей сейчас много, как никогда, а Тарра уже слишком стара и слаба... ну что ты так удивилась? Знаю я о вашей слепой стражнице. Только в последнее время она слишком уж слепа. Кто знает, долго ли еще просуществует Форпост.
   - Всю вечность! - Велена решительно посмотрела ему в глаза. - И тот, кто на него нападет, очень, очень сильно пожалеет.
   - Разве я говорил, что собираюсь на него напасть? - Вернон поднял бровь. - Твоя разлюбимая деревенька мне без надобности. Честно говоря, мне все равно, живы они там или перемерли...
   - Очень хорошо, - решительно перебила его Велена. - Значит, ты не будешь против, если я навещу их.
   - Не буду. Я даже помогу тебе попасть туда.
   "Проклятье"! Только сейчас девушка поняла, что понятия не имеет, каким образом она могла бы вернуться домой. Приходилось довериться барону - а от него она подсознательно ожидала какого-нибудь подвоха.
   - Это вовсе не обязательно, но раз уж ты предлагаешь... - пробормотала Велена.
   - Отлично! Иди-ка сюда, к окну.
   Он подтолкнул ее к узкой бойнице и заставил выглянуть наружу. Посеребренная снегом пустошь казалась еще огромнее, а расщелины - еще чернее и глубже. Упавшая луна была окутана туманом.
   - Видишь камень возле трещины? Он весь в рунах... правда, отсюда не видно. Ну вон, высокий такой, как...
   - Я вижу, Вернон.
   Барон обнял ее за плечи - почти ласково - и прошептал на ухо:
   - Тебе достаточно к нему прикоснуться и окажешься рядом с Форпостом. Чтобы пройти назад - сапоги переобуй и сделай все наоборот.
   - Что?
   Он вздохнул:
   - Ну неужели тебе не рассказывали сказок о том, как из зачарованного леса нужно выходить? Мне и то старый конюх поведал... у него, правда, все истории заканчивались одинаково, герои сдыхали, несмотря на все усилия...
   - Причем здесь сказки? - Велена не могла понять, говорит барон серьезно или просто издевается над ней.
   - При том, что, когда пойдешь назад, нужно снять сапог с левой ноги и надеть на правую, а правый - на левую, тогда пятясь пройти к тому месту, куда тебя камень выкинул.
   Велена кивнула:
   - Ну хорошо.
   "Возможно, мне и не придется сюда возвращаться".
  
   Вернон был настолько любезен, что дал ей подбитый мехом плащ, теплый вязаный жилет, кожаные рукавицы и крепкие сапожки. Обувь пришлась впору, а остальное было великовато, зато хорошо защищало от порывов ледяного ветра. Выйдя из башни, Велена будто окунулась в прорубь. В висках заломило - то ли от холода, то ли от вибраций упавшей луны. Здесь, внизу, девушка почувствовала себя совершенно беззащитной и беспомощной. Она боялась наемников - и в то же время прекрасно знала, чего может от них ожидать. Но они были всего лишь людьми. Даже разорванные души мертвецов, поднявшие бурю, сохраняли в себе нечто человеческое. А тут... тут просто воздух густел так, что тяжело было дышать.
   Велена плелась к указанному Верноном камню. Носом пошла кровь, капая в снег и расползаясь алыми кляксами. Почему девушка не остановилась и вернулась назад, она бы и сама не смогла объяснить. Задыхаясь, наконец, качнулась к камню, коснулась его рукой в рукавице... И ее тут же подхватила черная, как деготь, волна.
   Кронт, без сомнения, узнал бы этот темный океан, но у Велены о неожиданности захватило дух. Она почему-то думала, что окажется на месте сразу, едва дотронувшись до вырезанных на камне рун.
   Девушку тут же затошнило, и она порадовалась, что ничего серьезного не ела. Немного успокоившись, она отерла лицо от крови, поправила одежду. Больше делать было нечего - только ждать. Минута проходила за минутой, и Велена все больше отчаивалась.
   "Это ловушка", - думала она, качаясь на черных волнах. "Какая же я дура, что доверилась Вернону. У меня не хватит сил, я никогда, никогда не смогу выйти отсюда". Девушка попыталась заглянуть за гребень, но там была лишь черная, поблескивающая стена следующей волны с серебряной шапкой пены на самой верхушке.
   В тот самый момент, когда Велена окончательно рассталась с надеждой, ее неожиданно швырнуло вниз, да с такой силой и скоростью, что она инстинктивно зажмурилась.
   Она почувствовала, как упала на что-то мягкое, от удара выбило воздух из легких. Зато тошнотворный переход наконец-то закончился.
   Велена лежала, пытаясь восстановить дыхание. Вместе с первым вдохом пришло ощущение холода. Девушка открыла глаза и замерла. Сразу же вспомнились слова Вернона о зачарованных лесах. Она лежала в сугробе посреди небольшой полянки, ветви берез, склоненные к центру, казались черными на фоне ярко-синего неба. Крохотные льдинки сверкали, словно драгоценные камни. Чуть дальше начинался ельник, и темная зелень еще глубже оттеняла безукоризненную чистоту снега.
   В первый момент Велена подумала, что оглохла - такая царила в лесу тишина. Девушка несколько неуверенно закашлялась, как незваная гостья на знатном пиру, пытающаяся привлечь внимание хозяев. В глубине леса что-то затрещало и тут же стихло.
   Велена поспешно вылезла из сугроба, отряхивая одежду от снега. Оглядевшись, она заметила чуть дальше холм, поросший молодыми березками, и решительно зашагала к нему. Девушке показалось, что на поляне кто-то вздохнул, едва она повернулась спиной - словно обрадовался ее уходу.
  
   Взобравшись на вершину, Велена сразу забыла и о зачарованной поляне, и об обещании, данном Вернону. Башня Форпоста была видна издалека. Стоя на лесистом холме, Велена смотрела на темный шпиль, и из глаз ее катились слезы. Она вернулась домой. Тут ее ждут, будут ждать всегда. И она сможет тут остаться... навечно.
   Вытерев лицо рукавом, девушка стремглав понеслась вниз по склону, взметая снежную пыль. Старая полусгнившая изгородь вокруг загона для коз заставила Велену рассмеяться - когда-то давным-давно она помогала старому Мике ее строить, а потом провела немало времени среди его бодливых коз. Высокая сосна с опаленным стволом тоже была ей знакома, и небольшой навес у реки, и скрипучий мостик без перил.
   - Я дома! - громко крикнула Велена. - Я вернулась!
   Но как только за деревьями показались первые строения деревни, девушка остановилась. Вся ее радость будто испарилась куда-то, а сердце словно сжала ледяная рука. Тряхнув головой, Велена попыталась прогнать нахлынувшее ощущение неясной тревоги и, уже тихо, крадучись, пошла к Форпосту.
   Ничего зловещего она не увидела - вытоптанные в снегу дорожки, дым, поднимающийся из труб, запахи еды и хлева. Где-то залаяла собака, и Велена во внезапной панике метнулась назад в лес, спряталась за пушистой елкой. Она вдруг поняла, что понятия не имеет, что сказать людям при встрече, как объяснить. "Привет, помните меня? Я ушла с бандитами и померла по дороге, но это ничего страшного, я вернулась"...
   Немного успокоившись, Велена стала пробираться к своему дому лесом, то и дело оскальзываясь и падая в снег. От быстрой ходьбы стало теплее, да и настроение улучшилось. "Я только посмотрю, как там они, а потом разыщу Тарру. Она будет знать, что мне делать. Она мне поможет"...
   - Стой!
   Амулет под одеждой внезапно нагрелся, да так, что Велена вскрикнула от боли. Она даже не смогла обернуться на оклик, упала на колени в снег, стряхивая рукавицы и пытаясь нашарить кожаный шнурок на шее.
   - Тихо, тихо...
   Боль исчезла так же неожиданно, но подниматься Велена не стала. Она узнала этот глубокий, с легкой хрипотцой голос.
   - Тарра? Я как раз думала о тебе...
   Женщина рассмеялась:
   - А я уж было заснула, вдруг чувствую, к нам кто-то крадется... кто-то из тварей...
   - Я не опасна для Форпоста. Ты же знаешь, это мой дом. Тварь я или не тварь, не важно. Я бы никогда не причинила зла людям в Форпосте.
   - Я знаю, Велена, знаю. Но все равно, ты зря вернулась. Мертвым не место среди живых.
   - Но тут моя семья!
   - Да, девочка, но теперь у тебя другая дорога. Ты должна уйти, Велена.
   - Вот как? А ты? Ты же сама - тварь! Сколько лет ты живешь тут, среди живых?
   - Я хранительница Форпоста...
   - И кто сказал, что я не могу охранять его? Тарра, пожалуйста... не прогоняй меня. Я буду делать все, как ты скажешь, и мы вдвоем, ты и я, будем защищать наших людей.
   - Ты не понимаешь, о чем говоришь...
   - Так объясни мне!
   Тарра молча присела на корточки рядом с Веленой, обняла. Из глаз девушки покатились слезы, колкие на морозе.
   - Ну почему? Почему?
   - Они уже не ждут тебя. Смирились с потерей.
   - Но они же не знают, что со мной! Не знают, что я умерла.
   - Знают. Я им сказала. И если ты вернешься, принесешь только боль, и им, и себе. Пойдем-ка...
   Она помогла Велене подняться и повела окраиной, буквально таща за руку. Идти было тяжело, ноги проваливались в сугробы, но слепая шла быстро и уверенно.
   Старый погост за деревней был обнесен хлипким заборчиком, на котором сейчас сидели нахохлившиеся вороны. Птицы хмуро смотрели на людей, но улетать и не подумали.
   - Вот.
   Тарра подошла к одному из занесенных снегом могильных камней и почистила его рукавом.
   "Велена" - руны были выбиты аккуратно и четко, даже издалека надпись прочесть можно было с легкостью.
   Она и не думала, что может испытывать такую боль. Когда она умирала, исхлестанная острыми, как ножи, стеблями стальной травы, было легче, чем сейчас.
   "Почему? Почему вы предали меня? Ведь должны были ждать"!
   - Ты должна идти своей дорогой, Велена, - мягко сказала Тарра. - Здесь уже нет места для тебя.
   Девушка кивнула, медленно отворачиваясь от камня.
  
   Тишина скользила по бархатному покрову снега. Высоко в темном небе мерцали звезды - крупные, как драгоценные камни в короне императора.
   Велена сидела на своей могиле, спрятав лицо в ладонях. Она потеряла счет времени и не чувствовала холода. Было легко согласиться с Таррой и пообещать уйти, но когда Хранительница Форпоста скрылась за деревьями, девушка не выдержала. Она вернулась на погост, туда, где среди могильных камней прадедов и прабабок теперь стоял и камень с ее именем.
   В деревне завыла собака, и Велена вздрогнула. Подняла голову, огляделась. Было тихо, снег искрился под светом звезд - но в воздухе чувствовалось какое-то неестественное напряжение. Девушка вскочила на ноги. Наступала полночь, время когда во всяких плохих местах, вроде старых погостов, творится волшебство, как говорили суеверные жители Форпоста. Похоже, они были правы, сейчас на кладбище явно чувствовалось колдовство.
   Тонкие струи зеленого дыма потянулись от могильных камней к ограде, но наружу не попала ни одна. Они обвили ветхий забор, словно какой-то диковинный плющ и потом растаяли, будто и не было их никогда. А на могилах зажглись огонечки, тускловатые и зеленоватые, над каждым холмиком по два.
   Велена стояла, не дыша от страха. Она даже забыла о том, что сама мертва и только тихий свист, раздавшийся из ее могилы, заставил девушку вспомнить и решительно прокричать:
   - Эй! Что это тут творится?!
   Земля у самых ее ног разверзлась, и из темной холодной бездны полезло нечто огромное. Сначала показалось голова, большая, как тыква, с плоским носом, ртом-щелью и круглыми желтыми глазами. Потом мощный торс и мускулистые руки, которые тут же потянулись к Велене.
   - Ты кто? - девушка отпрыгнула назад, больно ударившись бедром о надгробник прапрабабушки.
   Чудовище с хлюпающим звуком выдернуло из земли толстую кривую ногу.
   - Да ты... ты...
   Сощурившись, Велена пристально посмотрела на него, пытаясь увидеть его сущность.
   "Утренний снег, комок земли, веточка вербы да капля крови. И Слово", - кто-то прошептал эти слова прямо ей на ухо.
   Чудовище начало распадаться. Упала на снег и тут же развеялась прахом левая рука, начали отваливаться куски с боков. Велена заставила себя смотреть, а неизвестный голос продолжил: "слово Хранительницы". Хихикнул тихонько и умолк.
   Когда от монстра осталось лишь темное пятно, Велена увидела, что никакой могилы перед ней нет, а вместо надгробного камня с ее именем в снег воткнута веточка вербы.
   "Все правильно", - подумала она. "В полночь колдовство не только начинается, оно и заканчивается в полночь. Проклятая Тарра"!
   "Да, да, так оно и есть", - подхватил ее мысли странный голос. "Хранительница в Форпосте может быть только одна, только одна мертвая тварь может жить здесь".
   Велена выдернула вербу и яростно разломала прутик.
   "Вот же дрянь! Ведь могла же мне сказать правду, так ведь нет... еще и притворялась, что сочувствует, мерзость"!
   "Хочешь, мы ее уничтожим?" - весело спросил голос.
   "Да", - решительно ответила Велена.
   "Значит, мы можем ее достать в башне Форпоста, так?"
   "Да. Хотя"...
   "Поздно! Поздно передумывать"! - ликующе вскричал голос.
   - Нет!!! Я вам не дозволяю! - закричала Велена.
   Но она уже знала, что множество потерянных в долине душ пробуждается, они свиваются в один жгут, теряя себя и становясь неимоверно сильными. Голос попытался ответить ей, но его уже втянуло в общий водоворот. А потом пришли они. Те, кого Велена, как ей казалось, победила в замке Вернона. Они пришли и принесли свой холод, свое отчаяние и свою ненависть. Часть этой ненависти была направлена на нее.
   Снежные вихри плясали и изгибались, двигаясь от погоста к черной башне Форпоста, которая теперь казалась такой хрупкой. Велена попыталась бежать за ними, но быстро устала и упала в сугроб. Она лежала, беспомощно глядя, как рядом с башней появляется вторая - снежно белый смерч, с безумной скоростью вращающийся вокруг своей оси.
   Девушка сжала руками виски. "Здесь не место для мертвецов. Уходите". Она закрыла глаза, вливаясь в их поток. Попыталась разъединить упругие жгуты, но они лишь обвились вокруг ее рук, ледяные, будто железные цепи на морозе.
   "Тебе нас не остановить"!
   "Так это месть? За то, что я остановила вас у Вернона".
   Они лишь рассмеялись.
   "Месть... месть сладка", - проворковал давешний голос прямо над ухом.
   И она увидела - чужими глазами, призрачными глазами мертвых мужчин, женщин и детей. Тарра стояла на вершине башни Форпоста, пытаясь сдержать нависающую над ней белую воронку. А они рассмеялись и, склонившись над хранительницей, схватили ее тысячью холодных рук.
   Тарра вполголоса шептала заклинания, одно за другим, но это не помогло ей. Легко, будто тряпичную куклу, вихрь поднял ее и закружил, острые льдинки царапали кожу женщины.
   - Нет! Нет, я не хотела этого! Прекратите! Возьмите меня, раз уж вам нужен кто-то, - закричала Велена. Голос срывался от холода и страха, и скоро она уже просто шептала. - Пожалуйста, оставьте ее. Она нужна Форпосту. Мы... я и вы... должны уйти. Здесь не место для мертвецов.
   "Она ведь обманула тебя", - тихо, доверительно сообщили они, - "не ставили твои родные надгробного камня над пустой могилой. Она просто хотела, чтобы ты убралась поскорее из ее Форпоста".
   - Отпустите ее и уходите со мной.
   "Ну хорошо"!
   И они отпустили Тарру.
   Хранительница падала внутри белоснежной колонны с вращающимися стенками. Она уже не бормотала заклинания. Нет, теперь она просто визжала, как отчаявшаяся, до смерти напуганная женщина. Когда ее тело коснулось земли, вихрь рассыпался. Глаза мертвецов в серебряных снежинках мигнули и погасли. Предварительно послав Велене последнюю "картинку", от которой у девушки словно сжало сердце железной рукой.
   "Ну, может, все-таки останемся?"
   Велена помотала головой. Вытерла слезы рукавом и снова посмотрела в сторону Форпоста. Мертвецы не предложили своих глаз на этот раз, но она с легкостью увидела то, что хотела. На площади перед башней виднелось оранжево-багровое зарево - и Велена знала, это ее семья, соседи и друзья вышли с факелами. Несмотря на всю горечь и отчаяние она вдруг почувствовала себя уверенней.
   - Пойдемте, - громко сказала она. - Нам пора.
  
   Вернон стоял у окна, держа бокал горячего вина в левой руке и изящную подзорную трубу в правой. Черноволосая девица удобно устроилась в кресле, глядя на барона из-под густых ресниц.
   - Ага! Вижу ее! - торжествующе сказал наконец Вернон.
   - Вернулась? - с непритворным удивлением спросила девица.
   Он кивнул и повернулся к наемнику, который задумчиво ковырялся в таерелке с куском жаркого:
   - Эй, Рик! Подберите девушку у Камня, согрейте ее, дайте вина и мяса, в общем, позаботьтесь о ней.
   - Да, барон.
   - И Рик, согреть - это не значит отыметь всем по очереди.
   Рик осклабился:
   - Как скажешь, барон. Хотя это наверняка быстро бы ее согрело.
   Ухмыляясь, он отрезал кусок мяса, поспешно запихнул его в рот и, тщательно вытерев руки о штаны, удалился.
   Черноволосая встала, подошла к окну:
   - Я не понимаю... зачем ты ее отпустил? Ведь она могла и не вернуться?
   - Ну да, как же. Знаю я таких, как эта их Хранительница. Тарра ни за что не позволила бы остаться конкурентке.
   - Ну и зачем тогда весь этот цирк?
   Барон ухмыльнулся:
   - Я каждому даю возможность выбрать.
  
   Велена лежала на снегу, у испещренного рунами камня. Ее веки были сомкнуты, но она видела. Видела исцарапанное лицо Тарры с кровоточащими дырами вместо серебряных глаз. А тихий голос все повторял "месть сладка".
  
  
   Глава 12
   Если бы ненависть могла убивать
  
   На поляне, посреди которой высился шпиль башни дождевых, было жарко. Припекала кроваво-красная луна, в ее свете зеленая трава казалась почти коричневой. Зато пахло хорошо - чабрецом и клевером.
   Ральф сидел, прислонившись спиной к прохладной поверхности башни, и пытался побороть тошноту. Он не сумел помочь Кронту сбежать - потому что сам наемник не воспользовался предоставленной возможностью. Поговорить случая не представилось, а Ральф чувствовал, что это необходимо. Возможно, если бы тогда, у ивовых зарослей он смог бы шепнуть Кронту хоть полсловечка... И на последний привал не стоило останавливаться. Как ни мерзко там под землей, наверху еще хуже, когда Луна Убийц так и впивается в затылок налитым кровью глазом.
   - Ну че, близко уже, - Тряпичник присел рядом на корточки, потрепал по плечу.
   Ральф хотел ответить такой же дружелюбной и бессмысленной фразой, но спазм в горле не дал ему вымолвить и слова. Он лишь слабо кивнул и прикрыл глаза. Под веками расплылась кровавая муть, затошнило еще сильнее. Тогда изгнанник заставил себя встать, хотя сразу же закружилась голова. Он достал меч и махнул им в сторону двери. Тряпичник послушно встал:
   - Да, пожалуй, пора идти уже.
   Рыцарь, который лежал на траве, стал медленно подниматься. Его доспехи сверкали красным, словно покрытые лаком.
   - Хорошо, - он подошел к свернувшемуся калачиком в тени Кронту и пнул его в бок, - поднимайся давай.
   Наемник послушно встал: в отличие от Рыцаря двигался он легко и уверенно, будто кошка. От удара даже не скривился, будто не заметил. Широко раскрытые внимательные глаза показались Ральфу алыми - но это, конечно, был всего лишь отблеск Луны.
  
   В жизни Кронт никогда не испытывал ненависти к своим жертвам. Всаживая арбалетную стрелу в горло очередного бедняги, выбежавшего из горящего дома, он чувствовал лишь легкую жалость - просто кому-то в этот раз не повезло. Вины за собой он, впрочем тоже не чувствовал, эта была его работа, которую он обычно выполнял более чем хорошо.
   Кронт знал, что многие убийцы впадают в ярость если вдруг что-то идет не по плану. Понимая парадоксальность таких чувств, он старался задавить их, каждый раз напоминая себе, что для жертвы нормально сопротивляться. Когда убийца, сильный, хорошо вооруженный и беспощадный вдруг сталкивается с упорством обреченных бедняг, которые вдруг, непостижимым образом, перехитрили его, оказались сильнее, умнее, сумели избежать смертельного удара... когда он понимает, что не контролирует ситуацию, часто в самом холодном уме зарождается бешеная ярость и ненависть. Порою кажется, что это несправедливо, что не должно так быть, какое право эти негодяи имеют сопротивляться, давно уж могли бы сдохнуть, ублюдки проклятые.
   Нечто подобное происходило с Кронтом теперь. Умом он прекрасно понимал, что у меченых есть все причины ненавидеть и презирать его. Так же ясно он понимал, что проиграл и ничего не может сделать против них, даже с помощью Ральфа.
   Луна Убийц источала багровый свет, который отравлял и без того запутавшийся разум наемника. Безумие подступало все ближе, и Кронт перестал противиться ему - еще до того, как их небольшой отряд миновал заснеженную пустошь. Он сдался, признался самому себе, что Долина сломала его. Скоро Лишер Кронт должен был раствориться в обрывках других отчаявшихся душ, а его личность - прекратить существование.
   Покамест на плаву его держала лишь слепая, почти абсурдная ненависть к меченым. Попытки Рыцаря унизить наемника еще больше распаляли его. Под прохладные своды башни дождевых Кронт вошел с твердым намерением прихватить, как можно больше меченых с собой, в безумную круговерть разорванных душ.
  
   Вниз, вниз, в полутьме, по черным ступеням. Шорохи по углам, скорчившиеся дождевые под лестницами, в нишах - нет времени останавливаться и осматриваться, да и незачем. Эти не нужны, они сами на полпути к забвению, а огонь не любит пожирать труху. Но дальше, глубже должны быть другие, еще сильные, еще полные жизни мертвецы, такие как Тряпичник, Рыцарь или Ральф.
   "Проклятый Ральф, надо же аристократишка бурную деятельность развил, снюхался с этими ублюдками. Ничего, ничего... уже скоро"...
   Чем глубже они спускались, тем слабее Кронт чувствовал жгущий свет Луны Убийц. В конце концов, его влияние и вовсе пропало - и тогда наемник понял, что его жжет изнутри. В припадке мрачной ярости он чуть не засмеялся: проклятая луна спускалась вниз с ним, в нем. Должно быть долгие годы она ждала, когда же подземные жители осмелятся отведать ее ядовитые дары. Ее посланец, Кронт, стал идти осторожней, стараясь не расплескать жидкое пламя, заполнившее его до краев. Тычков Рыцаря он не чувствовал и не реагировал на них.
   - Так, стоп! - громко объявил Ральф, когда они спустились к воротам. - Ты, - он решительно указал на Рыцаря, - сходи проверь, все ли тихо и можем ли мы выходить. А ты, - изгнанник повернулся к Тряпичнику, - найди что-то, чем бы мы могли от дождя укрыться, если вдруг пойдет. Я рисковать не собираюсь.
   Рыцарь приказания оспаривать не стал, открыл чуть-чуть ворота и протиснулся в узкую щелку. Тряпичник, бормоча себе под нос "дурацкая безнадежная затея" рылся по углам, где скопилось немало старого хлама.
   - Хм, - сказал Ральф, едва Рыцарь скрылся за дверью, - я вспомнил, в комнате над нами я лист свинца видел. На кровати лежал.
   Тряпичник угрюмо посмотрел на него, потом на Кронта, примостившегося на ступеньках, и, не сказав ни слова, начал подниматься наверх.
   "Что же ты хочешь мне сказать напоследок, аристократишка"?.. - Кронт вытянул ноги, насмешливо глядя на Ральфа, в лице которого читалось напряжение и страх.
   - Кронт, послушай, - Ральф говорил быстро, полушепотом, - я не знаю, почему ты не убежал там, у ив, но поступил ты очень глупо. Попробую помочь тебе здесь, правда, пока не представляю, как...
   От его слов наемник вздрогнул. Ненависть к Ральфу исчезла, теперь ему было стыдно за свои мысли о расправе над ним. Кронт потрепал аристократа по плечу:
   - Не волнуйся за меня, высокородный.
   - Мы должны подумать, нужен какой-то план...
   Наемник покачал головой:
   - Нет, не нужен. Со мной все кончено.
   - Что?!
   Ральф вскочил, но тут наверху раздались шаркающие шаги Тряпичника, и разговор пришлось прекратить.
   Кронт сидел на ступеньках, закрыв глаза, и смотрел, как огненные пятна складываются в замысловатые узоры, будто в калейдоскопе. Он был очень спокоен, предстоящее казалось ему простым и легким: он доберется до логова меченых и освободит на них свет Луны Убийц, сохраненный в нем, стараясь не задеть Ральфа. Нужно только дойти.
   Пинок Рыцаря вывел его из ступора. Наемник тряхнул головой, быстро встал.
   - Иди давай!
   - Иду...
   "Дурак! Скоро ты кровавой пылью рассыпешься"!
  
   Стоя на каменном мосте, Кронт слышал, как шипит ярко-синяя вода. Он знал, что шипит она от боли и радостно улыбнулся, зная, что им еще хуже, чем ему.
   "О, очень хорошо, страдайте, ублюдки, вам тут еще всю вечность маяться. Всю проклятую вечность... "
   Он шел налегке, пружинистым шагом, за сгорбленным, усталым Ральфом и думал о скорой мести. О возможности расплатиться с мечеными за всех и все.
   На темных скалах сверкали капельки синей воды, его спутники встревоженно поглядывали на них, но Кронт лишь безмятежно усмехался. Ничто не могло нанести ему вреда сейчас, слишком важное ему предстояло дело.
   Рыцарь отпер узкую дверь и впустил всех в туннель - цель была уже совсем близко. Кронт едва сдержался, чтобы не побежать, ему казалось, что остальные еле-еле тащатся.
   "Вперед, вперед! Пошевеливайтесь, ребята! Торопитесь навстречу своей смерти"!
   В какой-то момент наемник даже стал насвистывать, но, перехватив удивленный взгляд Тряпичника, замолчал.
   "Ладно, толстый урод, не волнуйся. Будем притворяться несчастным пленником. Но что ж вы так топаете-то медленно"?!
  
   В большом зале ярко горели на стенах факелы, жаровни источали дурманящий аромат жасмина и сандала. Кронт с удовлетворением отметил, что их прибытие заставило меченых засуетиться. Он покорно прошел к резному креслу в центре, уселся, кивком поблагодарив местных за этот трон. Рыцарь встал сзади и положил тяжелые руки в латных рукавицах ему на плечи, двое меченых с секирами встали по бокам. "Неплохая свита", - угрюмо подумал Кронт.
   Ральф и Тряпичник сели на перевернутые ведра возле маленького столика, уставленного бутылками с вином и тарелками с мясом и сыром. Глядя на еду, наемник почувствовал урчание в пустом желудке, сглотнул слюну - и тут же напомнил себе, что после дела есть уже никогда не понадобится.
   Он обратил все свое внимание на меченых, которые прибывали в зал. Многие скрывали уродства за тряпьем или шлемами, но были и такие, которые выставляли напоказ. Парень с узким лицом и пучками скользких щупалец, росшими из висков, девушка, почти полностью покрытая чешуей, здоровяк, на бицепсе которого ухмылялись пухлые губки, порой обнажая два ряда безупречных зубов...
   Заметил Кронт и изящную женщину в золотисто-зеленом платье, с изумрудами на шее и в ушах. Она шептала на ухо Ральфу и, судя по улыбке, была очень чем-то довольна. "Ах ты, сучка", - подумал Кронт почти беззлобно. - "Решила поиграть с высокородным"?..
   Внезапно все разговоры и перешептывания стихли. К наемнику медленно приблизился человек с черной коростой вместо кожи, закутанный в просторную алую мантию.
   - Я Краб, предводитель меченых, - резко сказал он. - Я хочу, чтобы ты ответил нам на несколько важных вопросов. Насчет Вернона и замка у упавшей луны.
   Кронт демонстративно зевнул:
   - Я Кронт... и больше мне сказать нечего. Особенно насчет Вернона и замка.
   - Это ты так думаешь. Но, видишь ли, ты тут ничего не решаешь. Я вот пальцами щелкну - и ты заговоришь. И будешь говорить, пока я не прикажу заткнуться. А чтобы было более наглядно...
   Он махнул рукой, и толпа расступилась, пропуская меченых, несущих разнообразные хитрые аппараты, сверкающие сталью крючья и металлические зажимы.
   - Ну, - продолжил Краб, - с чего начнем? С огненных башмаков? Их надевают на ноги, а потом раскаляют на огне. Или с "тюльпана"? Его вставляют в задницу, а потом раскрывают, прям как настоящий цветок... только что вместо лепестков железные лопасти. Знаешь, я предоставлю тебе самому выбирать. А если ты в потехе участвовать не желаешь - начинай говорить.
   "Сдохни"!!! - мысленно завопил Кронт. - "Сдохни, сдохни, сдохни, сучонок"!
   - Я выбираю огонь, - медленно произнес он.
  
   Рыцарь отскочил, воя от боли. Его латные рукавицы раскалились докрасна буквально в мгновение. Стражников с секирами отшвырнуло от кресла волной жаркого воздуха.
   - Что за?! - вскричал Краб и тут же осекся.
   Кронт, упиваясь своей властью, предвкушая скорую месть, встал с кресла. Оно сразу же загорелось.
   - Горите, ублюдки! - прошипел наемник. - Сдохните же наконец!
   Красный пульсирующий туман окутал главный зал подземного жилища. Меченые бежали, опрокидывая столы и стулья, сбивая жаровни. Только Краб, как завороженный, смотрел на наемника.
   - Наконец-то ты пришел, - прошептал он. - Огонь.
   Кронт взглянул на него и увидел в глазах меченого отражение собственного безумия. Он усмехнулся и протянул бедняге руку:
   - Да, огонь. Иди сюда.
   Наемник мстительно усмехнулся: он не знал почему, но видел, что меченый не может противиться. Краб с безумной улыбкой на лице шел навстречу своей смерти, и осознание абсолютной власти над ним наполняло Кронта мрачной радостью.
   Черная рука меченого задрожала, корка, покрывавшая ее, начала плавиться. Тягучие темные капли падали на пол, обнажая ярко-красную плоть. Краб втянул воздух сквозь зубы и рывком оказался рядом с наемником. Окровавленные пальцы коснулись руки Кронта, осколки вернонова зеркала впились в обнаженную плоть. В тот же момент тело меченого оказалось объято огнем. Краб вскрикнул - от радости или от боли - и осел на пол бесформенным комком, покрытым горящей алой мантией. Меченые кинулись к своему вожаку, и тут же отпрянули: останки растекались ярко-синей жидкостью. Кто-то заверещал. Люди кинулись к выходам. Кронт посмотрел на них исподлобья и пробормотал:
   - Бегите, бегите, вам все равно не уйти.
   Он поднял ладони к лицу. В сверкающих осколках отражалось пламя. Наемник легонько подул, выпуская из легких сотни кроваво-крылых бабочек. От прикосновения их крыльев загорались портьеры, плавился металл, мгновенно обугливалась плоть. В первую очередь они касались тех, кто находился ближе к дверям. Толпа кинулась в противоположном направлении, сметая все на своем пути.
   Один из меченых наступил в лужу синей жидкости и с криком стал таять. Он сам превращался в воду - сначала ноги, потом торс, руки, голова. Меченые остановились. Они смотрели, как умирает их приятель, не в силах пошевельнуться. А когда он исчез, к луже добровольно, покорно подошел другой.
   - Что вы делаете? - Ральф растолкал меченых. - Это же безумие!
   Так оно и было, но противиться этому жители подземелья не могли. Бабочки Кронта гнали их к ярко-синей воде, как овец.
   - Да, ребята, - кричал наемник, - пришел ваш черед выбирать: вода или огонь!
   - Прекрати это! Счас же! - Тряпичник решительно вышел вперед.
   Его многочисленные одеяния сильно обгорели, а через все лицо шел страшный ожог.
   - Прекратить? - задумчиво переспросил Кронт. - С чего бы это? Я не желаю прекращать. Я желаю увидеть, как вы все сдохните!
   Тряпичник молча кинулся к луже, оттолкнул столпившихся у нее меченых и, упав на колени, начал быстро втягивать в себя синюю жидкость.
   - Что ты делаешь?! - завопил Кронт.
   На миг он потерял контроль над бабочками и выходы из зала оказались свободны. Некоторые из меченых заторопились спастись, но остальные, удивленные тем, что их больше не жалит жгучее пламя, остались на местах.
   Тряпичник выпил все до капли. Когда он, шатаясь, поднялся с колен, Кронт увидел, что у него нет губ и части подбородка.
   - Ну, и чего ты добился? - холодно спросил он.
   Улыбнуться Тряпичник уже не мог, но в словах его наемник ясно почувствовал насмешку:
   - Спас несколько сотен несчастных идиотов...
   В горле бедняги заклокотало, и он отчаянно бросился к туннелю, что вел к озеру дождевых.
   - Не уйдешь!
   Все бабочки, рассеивая искры, рванулись наперерез.
   - Кронт! - Ральф, неведомо как очутившийся рядом, схватил его за локоть. - Прекрати это, я прошу тебя.
   - Не бойся, высокородный, тебя не заденет.
   - Ты не понимаешь, если вода разъест его здесь, в зале, все меченые умрут.
   Наемник рассмеялся:
   - Этого-то я и хочу!
   - Что же они тебе такого сделали?
   - Мне? Вроде, ничего. Но мне нравится смотреть, как они дохнут.
   - Ты болен, Кронт, все из-за этой проклятой луны. Отпусти его. Хотя бы только его. Ради меня. Пожалуйста. Ты ведь мне доверяешь. Дай ему пройти.
   Кронт пристально посмотрел на Ральфа. Он ничего не ответил, но бабочки вдруг пепельными хлопьями осыпались на пол. Наемник не оборачивался, но знал, что тяжелые шаги, это шаги Тряпичника, который нес в себе смерть. Как совсем недавно нес он сам. Только Тряпичник нес ее подальше от тех, кому она могла навредить.
   Тут наемник понял, что дар Луны Убийц покинул его.
  
   - Раз!
   Кронт не успел даже обернуться, когда меченые накинули на него сзади сеть. Он зарычал, как пойманный зверь - вернулась злость, теперь уже его личная злость, не поддерживаемая кровавым светом луны. Его схватили за руки и за ноги, попытались повалить. Наемник не стал противиться, упал, сделал вид, что сдается. А потом призвал свое пламя и своих мертвецов.
   Меченые заверещали, хотя и продолжали крепко держать его.
   - Ральф! - отчаянно кричала женщина. - Ну сделай же, сделай же что-нибудь! Он убьет нас всех! Помоги!
   "Хрена лысого он вам поможет", - подумал Кронт, и тут услышал тихий, усталый голос Ральфа:
   - Руки. Отрубите ему руки.
   Он взвыл, рванулся вверх, резал осколками вернонова зеркала сеть и чьи-то тела. Потом его словно обожгло болью. Меченые отпрянули, и Кронт встал, размахивая руками - два веера кровавых брызг заставили его поверить, что приказ Ральфа был выполнен. Он чувствовал пальцы и ладони, но глаза оказались правдивее. Из культей хлестала кровь, заливая лежавшие на полу два куска плоти. Кронт тупо уставился на них, пробормотал "ну что же ты, Ральф", и упал без сознания.
  
   Ральф сидел у железной клетки, куда меченые поместили Кронта. Его тошнило. Наемник без сознания лежал в углу, и Ральф ждал и страшился того момента когда тот очнется.
   Когда наконец человек в клетке зашевелился, двое меченых, прибиравших зал, подошли было посмотреть. Ральф, пожалуй, слишком шумно и слишком грубо прогнал их, обернулся, стараясь не смотреть пленнику в глаза, и скороговоркой хрипло зашептал:
   - Кронт... я... мне очень жаль. Правда. Но ты был безумен, а они... могли пострадать. Мне нужно было выбирать - они все или ты. Твои руки... Я знаю, такое нельзя простить. Ты, конечно, хочешь меня убить, я понимаю это. Я чувствую себя виноватым... правда...
   Наемник долго молчал, так что Ральф все-таки был вынужден посмотреть на него. Он встретился взглядом с наемником и медленно отвел глаза.
   - Я бы предпочел чувствовать себя виноватым и быть в кругу друзей, - медленно проговорил Кронт, - чем чувствовать себя преданным и быть в одиночестве.
   - Ты не один.
   Кронт только покачал головой:
   - Наверное, это справедливо, высокородный.
   - Эй! Прекрати это! Ты же проклятый бандит. Ты ведь чуть не поубивал тут всех в одиночку! Да вы еще с Верноном таких дел натворите!
   - Я устал, - голос Кронта доносился будто откуда-то издалека. - Я мертв.
   Ральфа знобило. Теперь его старый враг, бывший попутчик, человек, которого он когда-то искренне ненавидел, умирал на его глазах. Он полулежал, прислонившись спиной к стенке клетки, руки покоились на груди - бинты на культях давно пропитались кровью, - лицо осунулось и посерело, а в глазах застыла та же спокойная обреченность, как и у дождевого за окном башни. Казалось вот-вот и сверкающие струи смоют плоть.
   - Кронт... это неправильно. Все не должно так окончиться. Только не так.
   Бандит осклабился - но словно бы через силу:
   - Назови причину, почему я должен жить. Хоть одну, высокородный.
   "Потому что ты чудовище, а чудовища не умирают просто потому что у них приступ меланхолии"!
   Ральф много раз думал о смерти Кронта. Не единожды он сам хотел его убить, да и сейчас согласился бы с тем, что за все его преступления бандиту полагается виселица. Но никогда еще ему не было так плохо и так тяжело на душе, нежели сейчас. "Это из-за того, что я его подставил... Но я должен был так сделать. Все правильно, я выбирал между жизнью одного преступника и многими жизнями разных людей. Тряпичник погиб из-за него"!
   - Послушай, Кронт, я поступил, как было нужно, понимаешь?
   - Да. Конечно. Я не сержусь на тебя за это. Но не могу простить.
   "Что"?! Ральфу хотелось закричать. "Да как ты смеешь, ублюдок, ты сам предавал не моргнув глазом"! Он прижался лбом к решетке, стиснул железные прутья в кулаках.
   - Хотя... Да, ты был прав, - Кронт говорил чуть улыбаясь, но глаза его смотрели в пол. - Я бы тоже так поступил, будь на твоем месте. Это война и тут не место для нежных особ. Удачи тебе, Ральф.
   - И тебе...
   "...удачи тебе, куда бы ты ни пошел", хотел сказать Ральф, но тут же осекся. Только вымолви это - и он действительно уйдет, в страну откуда нет возврата. "Он ведь опять соврал, не простил он меня, и не поступил бы он также. Это его прощение - прощальный подарочек для меня, лживый насквозь. Подачка от бандита, который в последний момент решил проявить благородство". Ральф сжимал решетку, краем сознания отмечая, что по спине его струится пот, виски раскалываются от боли, а если б вздумалось ему разжать кулаки, руки дрожали бы как у немощного старика. "Я сам сейчас сойду с ума, дурак, из-за чего? Хотя нет. Я его предал и это нормально чувствовать себя полным дерьмом. Неважно, кого я предал, и причины не важны".
   - Кронт... - молчание затянулось слишком надолго, нужно было что-то сказать.
   - Что?
   "Ничего. Сейчас ты уйдешь и не будет больше человека с которым я всю Долину прошел. Который все время издевался надо мной и звал меня высокорожденным. Который после моей смерти не вернулся назад, а пошел мстить".
   - Ты проклятый ублюдок, Кронт. Сто раз я хотел, чтоб ты сдохнул, а ты выбрал именно такой вариант, когда и я готов броситься в это мерзкое озеро из-за мук совести.
   Кронт ухмыльнулся, и в ухмылке этой впервые проскользнуло что-то от прежнего Кронта.
   - Ладно, - продолжал Ральф, теперь уже более уверенно, - видно такова моя судьба, из-за тебя дважды стать предателем за один вечер. Я устрою тебе... побег. Думаю, и с твоими руками после этого все будет в порядке. Когда вернешься - свяжись со мной.
   Он говорил быстро, видя, что Кронт заинтересовался. "Да, зря мы тут вечер самокопаний и взаимопрощений устроили... нужно было сразу, решительно и по-деловому".
   Ральф спокойно отошел от клетки, к большой жаровне рядом с которой валялся брошенный одним из стражников арбалет. К счастью, оружие было заряжено. Какой-то меченый наблюдал за Ральфом из угла, но никаких действий предпринимать не спешил. "Он не успеет, если только я не промахнусь. Проклятые руки дрожат, нужно б локтями опереться". На маленьком столике еще были разложены шахматы. Ральф пинком швырнул его к клетке, разноцветные сияющие фигурки рассыпались, покатились по полу, заставив меченого вздрогнуть. "Поздно, дружок". Ральф одним прыжком очутился рядом со столиком, опустился на колени, оперев локти о столешницу. Ложе арбалета с короткой, окрашенной в синий цвет стрелой, просунул между прутьев решетки.
   - Свяжись со мной, как доберешься, Кронт.
   Он ждал ровно столько, чтобы бандит успел кивнуть. Ральф слышал, что сзади шлепают по каменному полу голые ступни меченого, но спустил стрелу только после того, как Кронт наклонил голову.
   Стрела вошла прямо в сердце. Даже посредственный стрелок не промахнулся бы с такого расстояния.
   Меченый выхватил у Ральфа разряженный арбалет и завопил.
  
   Люди Краба появились почти мгновенно, для того, чтобы оценить ситуацию им хватило одного взгляда. Ругая последними словами "чистенького предателя", они отволокли его в каменную келью - пять шагов в ширину, шесть в длину. Ральф ожидал, что они его изобьют - но меченые слишком торопились. Скрипнула окованная железом дверь и в комнатушке воцарилась непроглядная темень.
   "Вот так и поступают с предателями", - подумал Ральф. "Просто суют в темную дыру, и дают время подумать о побеге. По крайней мере, не мучаешься угрызениями совести. Правда, вроде как что-то давит сверху, но это ничего. Просто слишком много земли над головой. Слишком много земли"...
  
  
   Глава 13
   Лабиринт
  
   Кронт летел вниз. Гладкая прохладная тьма окутывала его, будто шелковое покрывало. Миг тому назад он с радостью принял арбалетную стрелу, распахнул ей навстречу объятья, а теперь словно сам стал ею - стремительной и бесчувственной. От стен колодца веяло холодом и сыростью, зато дышалось легко.
   "А это не так уж и страшно, умирать", - подумал Кронт и тут же шлепнулся на земляной пол в каком-то туннеле. Культи обожгло болью, и наемник, вспомнив о своем увечье, застонал. Он-то думал, что очнется с руками, как и было. "Неужели я теперь всегда буду таким"?! Стараясь не поддаваться панике, он кое-как встал на ноги. Без рук даже это простое действие оказалось сложным, наемник несколько раз терял равновесие и чуть не падал. Наемник шагнул вперед и сразу же натолкнулся о стену, больно ударившись пальцами ног.
   "Проклятье"!
   Он прижался к стене лбом, ощущая исходящий от нее холод. "Я ведь даже не знаю из камня она, или из кирпича, или из чего-то другого", - подумал Кронт, с отчаянием сознавая, что тактильные ощущения ему теперь почти не доступны. Раньше так легко было определить материал, лишь прикоснувшись. Пусть его изуродованные осколками вернонова зеркала ладони потеряли чувствительность, он все же так много мог ощущать запястьями, неповрежденной кожей на кончиках пальцев.
   Кронт прижался к стене щекой, пытаясь определить, из чего она сделана. "Камень, кажется, камень. Наверное, это какие-то природные пещеры"... - отрешенно подумал он и стал продвигаться вперед, касаясь плечом стены.
   Постепенно в коридоре становилось все жарче. Сначала Кронт обрадовался, но скоро уже проклинал пот, градом катящийся по лицу. Ход, по которому он шел, оказался извилистым, несколько раз он разветвлялся, но наемник упорно держался стены и сворачивал так, чтобы не отходить от нее. В конце концов, на очередной развилке из "нужного" хода потянуло таким зловонием, что пришлось выбрать другой. Кронт шел в полной темноте, вытянув вперед культи и ожидая неизбежную боль, когда они упрутся в стену. Возможно, из-за этого ожидания боль оказалась сильнее, чем он предполагал. Почти теряя сознание, он опустился на пол и просидел довольно долго. Почувствовав себя немного лучше, он встал и пошел, не помня уже в какую сторону плелся до того.
   "Да это и неважно, куда я иду"... - подумал он. - "Вероятно, у этого лабиринта вообще нет выхода".
   Потолок опускался все ниже и ниже, зато на стенах стали попадаться мелкие фосфоресцирующие грибы. Они излучали слабый серо-зеленый свет, который окрашивал все в мерзкие безрадостные тона, но Кронт был рад и такому свету. Благодаря ему, наемник понял, что лабиринт - искусственный, стены его и потолок сложены из каменных блоков. Правда, порою эти блоки были слишком неровными, словно неведомые строители пытались отчасти воссоздать природные пещеры.
   Рядом с особенно крупным пучком грибов Кронт присел и осмотрел свои руки. Бинты и рукава льняной рубашки пропитались кровью и местами присохли к ране. Трогать наемник ничего не стал. Им овладела апатия, он уже и не помнил толком, зачем бродит по этим коридорам и что пытается найти. Тем не менее, он встал и побрел опять вдоль стены.
   Ход мало-помалу сужался, воздух становился все более спертым.
   "Назад, надо поворачивать назад... хотя... ну его, там все равно ничего нет"... - мысли становились все более бессвязными.
   Кронт шел уже согнувшись в три погибели, стукаясь иногда затылком о низкий потолок. В конце концов, коридор превратился в нору, где пробраться можно было только на четвереньках.
   "Проклятье! Как это я сейчас поползу? Проклятый калека... нужно назад... или нет... нет можно остаться здесь... да"...
   Он лег ничком, вжался лицом в пол. Земля оказалась неожиданно теплой и рыхлой.
   "Хорошо"...
   Наемник заерзал, устраиваясь поудобнее. Даже культи не обжигало болью от соприкосновения с мягкой почвой, она накрыла Кронта словно легким одеялом.
   "Хорошо"...
   "Нет, надо идти".
   "Нет"!
   Мысленно воя от боли, он медленно начал двигаться. Земляное покрывало распалось, позволяя ему снова ощутить боль. Сначала Кронт пытался ползти, не опираясь на культи, но это было слишком уж неудобно. Он закусил губу и рванулся вперед, сдирая о мелкие камешки бинты и струпья. Почва впитала кровь, которая сразу же потекла из искалеченных рук.
   "Это конец".
   "Да. Пусть. Главное, не останавливаться".
   Почему он полз и на что надеялся, Кронт не знал. Единственное, в чем он был уверен - стоит остановиться, и он останется здесь навсегда.
   А потом он снова провалился - в холодную тьму, усеянную сверкающими точками, от которых заболели глаза.
  
   Прошло немало времени, когда Кронт наконец понял, что смотрит он слезящимися глазами в ночное звездное небо, лежит на снегу, и вокруг мерно кивают верхушками ели, в такт легкому ветерку.
   Он медленно неуклюже встал. Голова раскалывалась, наемник притронулся ко лбу и вскрикнул - осколок зеркала в его ладони царапнул плоть.
   "Они... снова, как были"!
   Кронт смеялся и плакал, глядя на свои руки, которые не так давно ненавидел за проклятые острые грани, резавшие все, к чему он прикасался.
   Когда радостная истерика немного прошла, наемник огляделся. Местность показалась смутно знакомой, вот и тракт, кажется, за деревьями виднеется... Поведя плечами от холода, он бодро зашагал через сугробы к дороге.
   Тракт был занесен снегом, только узкая тропка виднелась по центру некогда разъезженного пути. Идти, правда, пришлось недалеко - скоро Кронт заметил тяжеловесные очертания часовни с позднее достроенным вторым этажом. Наемник остановился на пороге, посмотрел на темную вывеску, он не видел, что на ней написано, но прекрасно помнил, хотя с прошлого посещения прошла, кажется, вечность.
   Порыв ветра упруго толкнул Кронта вперед, и наемник буквально влетел в таверну. Какие-то бородатые мужики вскочили, хватаясь за топоры. Кронт сморгнул снежинки с ресниц, махнул посетителям, показывая, что безоружен и нападать не собирается.
   Хэнк стоял за стойкой, все так же в черном галстуке и несвежей рубашке, с кинжалами у пояса и сигарой в зубах. Казалось, со времени их последнего визита тут ничего не изменилось. Увидев Кронта, трактирщик осклабился:
   - Кого я вижу! Ну-ка, девочки, налейте ему рому. За счет заведения!
   Наемник, мрачно глядя на Хэнка, прошел к стойке и взгромоздился на стул. Одна из девушек тут же пододвинула ему полный стакан.
   - Ты - жалкий предатель, Хэнк, - сказал Кронт, пригубливая ром.
   Тот виновато улыбнулся, выпуская струйку дыма из уголка рта:
   - Вернон заставил меня.
   - Ублюдок ты... - Кронт выпил спиртное одним глотком, сморщился.
   - Налей ему еще, - вполголоса обратился Хэнк к девице.
   Кронт замотал головой:
   - Не надо. Не могу... в глотку больше не пролезет. Гадость-то какая...
   Он обхватил голову руками, не заметив, что осколки разодрали в кровь кожу на висках. Теплые струйки потекли по щекам.
   - Ну что ж ты так, миленький, а? - девушка в ярко-оранжевом, отделанном пышным кружевом платье заставила его опустить ладони. - Не надо, успокойся, не хочешь пить - никто тебя не заставит.
   Кронт взглянул мутными глазами на брякнувшуюся на стол каплю крови, сглотнул, превозмогая накатившую тошноту. Едва сдержался, чтобы не схватиться за горло - вовремя вспомнил об осколках. "Вернон, Вернон, чтоб тебя олени имели во все дыры, что ж ты со мной сделал"...
   - Эй, давай не здесь, ладно? - девица с неженской силой схватила его за плечи. - Вставай, пойдем. Ну-ка!
   Хэнк куда-то делся, а Кронт, только собравшийся оглядеться и найти трактирщика, натолкнулся взглядом на пронзительно-яркое платье девушки и поспешно зажмурился. Будто раскаленного песка под веки сыпанули, от боли даже слезы выступили.
   А девица настойчиво тащила его к выходу, за дверь, в царство ледяного, замерзшего воздуха. Тут было хорошо - каждый вдох будто глоток ключевой воды. Кронт стоял, прислонившись к дверному косяку, и дышал.
   - Слышь, тебе проблеваться надо б. Сразу легче станет, - сказала девица, на которую наемник все еще не осмеливался взглянуть.
   - Я не хочу.
   - Ну так сунь палец в глотку... Ой, нет! Ты эдак без языка останешься!
   Кронт рассмеялся - немного нервно, но зато от души.
   Тошнота скоро прошла, зато стало холодно. Кронт чувствовал, что весь дрожит и двинулся к двери:
   - Уже прошло, - пробормотал он, обращаясь к девице, и она, обдав его зрение огнем оранжевого платья, взяла наемника под руку.
   Полуприкрыв глаза и стараясь не смотреть на спутницу, Кронт вернулся в зал. Он не стал подходить к стойке, решив, что с Хэнком разберется потом, сел за маленький столик в углу, где царил приятный полумрак. Девушка принесла ему кружку воды и нарезанное длинными полосками вяленое мясо. Кронт попил и поел. Вкуса он не ощутил, но еда придала ему сил. Правда, голова по-прежнему раскалывалась, глаза болезненно реагировали на свет и яркие цвета. Кронт подумал, а не стоило бы теперь поспать. Вполголоса он озвучил свое желание, подождал, пока девица договорится с Хэнком, потом с ее помощью кое-как забрался по винтовой лестнице наверх, упал в кровать и забылся тревожным сном.
  
   Ему снился лабиринт. Извилистые ходы переплетались, закручивались спиралью, все для того, чтобы заманить его в тупик. Стены ощетинились ломкими колючими льдинками. Наконец, один камень поддался, провалился, открыв узкий темный лаз. Кронт хотел повернуться и идти назад, но неведомая сила, повелевавшая его сном, заставила его опуститься на четвереньки и заползти в нору. Там было абсолютно темно и пахло плесенью. Извиваясь, как змея, Кронт продвигался вперед. Он ободрал плечи и локти о жесткие камни, а когда фосфоресцирующие грибы озарили лаз тусклым зеленоватым светом, увидел небрежно замотанные бинтами культи на месте рук. Он хотел закричать, но спертый воздух заткнул ему рот. Стены норы задрожали, обрушиваясь. Кронт отчаянно пробивался вперед, пока его не придавило. "Могила"! - в отчаянии подумал он и проснулся.
   Сердце колотилось как бешеное, на лбу выступил холодный пот. В комнате было темно - слишком темно, и Кронт стал шарить по столику у кровати, надеясь найти огниво.
   - Привет, дружище, - мягко сказал чей-то голос. - Нелегко тебе пришлось, да... Но это уже в прошлом.
   Едва различимая во мраке фигура подошла к столу и зажгла свечу. В комнате сразу стало уютнее, бархатистые тени вольготно разлеглись по углам, давая наемнику возможность увидеть своего собеседника.
   - Здравствуй, Вернон, - сказал он, усаживаясь на постели.
   - Тебе нужно было через это пройти, - вздохнув, проговорил барон. - Обещаю, в следующий раз Луна Убийц будет воздействовать на тебя гораздо слабее. А смерть после смерти вещь, конечно, мерзкая. Постарайся больше не умирать, ладно?
   - Х-хорошо, - чуть истерически рассмеялся Кронт. - Как ты узнал, что я здесь?
   - Хэнк сообщил.
   - Ах да. Как я мог забыть, что он работает на тебя...
   - Хэнк работает на себя и тех, кто, как ему кажется, принесет ему наибольшую выгоду. Он прирожденный предатель, - усмехнулся Вернон. - И трус. Но мне все равно, я веду дела с кем угодно...
   - ...если его только можно использовать, - хмуро закончил Кронт.
   Вернон, улыбаясь, кивнул.
   - Да-а, - продолжал Кронт. - Вот, например, я. Ты заманил меня к озеру и подстроил мою смерть. А теперь хочешь, чтобы я выполнял твою грязную работу.
   - Прости, что я убил тебя и твоих спутников. Но это случилось бы и без меня. Из Долины нет выхода, понимаешь, нет. Конечно, вы могли остаться и спокойно провести остаток жизни в Форпосте. Но вы не сделали этого.
   - А как же слухи о туннеле у озера, который ведет за границу Долины?
   Барон пожал плечами:
   - Слухи остаются слухами. Я попросил Хэнка пересказать их вам, чтоб вы побыстрее шли к озеру. Но выход отсюда один - в страну мертвецов. Впрочем, разве все так плохо? Все еще только начинается. У меня есть план, как вырваться из Долины. Так что мы еще вернемся к живым. Ты будешь легендой, Кронт.
   Наемник скептически нахмурился:
   - А почему такое внимание ко мне? У тебя, вроде, достаточно помощников.
   - Большинство из них - солдаты. Это хорошо, но мне нужны и офицеры, а найти людей, способных нормально командовать отрядом, не так легко. Ты получишь все, о чем когда-либо мечтал, Кронт, и даже больше. Приходи. Велена уже с нами.
   - Она согласилась работать на тебя?
   - Да. И уже работает. Ты не торопись, обдумай все, отдохни. Хэнк объяснит тебе, как вернуться к замку.
   Кронт рассеянно кивнул.
   - Я не могу здесь долго оставаться, - с некоторым сожалением в голосе сказал Вернон. - Дела, дела... Увидимся в замке!
   - Увидимся... - эхом отозвался Кронт.
   Вернон постоял еще немного у кровати, потом, не говоря ни слова, вышел, плотно прикрыв за собой дверь. Наемник вытянулся на постели. Лишь сейчас он заметил, что спал в одежде, только сапоги снял. Чувствовал он себя все еще довольно больным и слабым, хотя барону все же удалось развеять унылые мысли. Уходить в небытие уже совсем расхотелось - пусть слова Вернона о том, что Кронту суждено стать легендой, были всего лишь лестью, но все же грели тщеславное сердце наемника. Совсем было бы неплохо вернуться в Империю, посмотреть как там дела, разыскать кое-кого из старых товарищей... Тем более теперь, когда и смерть не страшна, когда любую битву солдаты Вернона уже заранее выиграли.
   Несколько взбодрившись от этих мыслей, наемник встал с кровати, натянул сапоги и вышел на балкон - оглядеться и глотнуть свежего воздуха. Тусклое желтое пятно солнца подбиралось к зениту, сосульки под крышей истекали водой. Сугробы тоже немного подтаивали - и не из-за оттепели, нет, в воздухе пахло самой настоящей весной. Еще неблизкой, несмелой, но неотвратимо приближающейся.
   Собрав с перил немного мокрого снега, Кронт протер им заспанное лицо, вздрогнув от холода.
   - Ну что, в замок? - громко спросил он у сидевшей на соседней березке синицы. - А может... да-а, пожалуй, стоит перед отъездом с драгоценнейшим приятелем Хэнком разобраться.
   Наемник вернулся в комнату, прикрыл дверь на балкон и, прихватив зажженную свечу, вышел в темный коридор. Он избегал смотреть прямо на пламя, яркие краски по-прежнему резали глаза.
   К счастью, в зале было так накурено, что, казалось, там стоял густой туман. У стойки бара какая-то долговязая фигура наяривала на гитаре, а между столиков, изредка натыкаясь друг на друга, кружились пары. Музыка с трудом продиралась сквозь дым, а девочки в цветастых платьях виднелись неясными расплывчатыми пятнами.
   Насвистывая в такт мелодии, Кронт развалился на стуле у барной стойки. Жестом попросил у подошедшего Хэнка сигару и прикурил от полуоплывшей свечи.
   - Ну, что, хозяин, - проговорил наемник, с наслаждением затягиваясь, - настало время поговорить о делах.
   Хэнк обошел стойку и присел рядом.
   - Я всегда открыт для делового сотрудничества, - усмехнулся он. - Особенно с приятелями барона Вернона.
   "О, конечно", - мрачно подумал Кронт. - "Сначала ты всех нас ему продал, а теперь, когда я на стороне Вернона, вдруг стал таким предупредительным и сговорчивым. Что ж"...
   - Я хочу войти в долю, - негромко сказал он. - Баш на баш - половина тебе, половина мне.
   - Половина чего?
   - Твоего дела, естественно. Я говорю о таверне.
   - Что?
   - Я хочу стать совладельцем, - терпеливо разъяснил Кронт. - У меня есть несколько идей по улучшению. Прибыль честно поделим пополам.
   Хэнк нахмурился.
   - Я думаю, - продолжал Кронт, - Вернон тоже будет заинтересован. Сам он таверной заниматься не может, слишком занят. Так что считай меня его посредником.
   - А если я... не приму твое предложение? - Хэнк поднял бровь. - Что ты мне сделаешь? Убьешь, что ли? Так я уже давно... того...
   - Я тебе кишки через задницу вытащу и на шею вместо галстука намотаю. Я человек простой.
   - У меня есть друзья. Много друзей.
   - У меня есть целая армия.
   Хэнк подозвал к себе одну из девушек и приказал принести бутылку крепкого. Разлив напиток по рюмкам, он мгновенно осушил свою. Кронт последовал его примеру, понимая, что лучше дать трактирщику обдумать. На этот раз спиртное пошло хорошо, ни тошноты, ни мерзкого привкуса во рту. Выдохнув, Кронт выпил вторую рюмку. Внутри разливалось приятное тепло и он, дружелюбно подмигнув Хэнку, сказал:
   - Вполне возможно, скоро у меня появится немало денег, нужно же будет их куда-то вкладывать. Можно будет купить пианино, полы покрасить.
   Хэнк задумчиво кивнул:
   - И снаружи надо бы отделку обновить... Ладно, по рукам.
   Он снова налили обоим, они чокнулись и выпили.
   - Слушай, а откуда у тебя клиентура-то, - спросил Кронт. - И поставщики?
   - Мертвые в основном. В основном из долины. Хотя, бывает, заходят и похороненные под Даросом, а когда-то был мужик из пустынь Антарры, черный весь, как уголь. Тут такое место - вроде перекрестка. Бывает, и живые забредают, мои лучшие поставщики - из таких.
   - Живые? Как это?
   - Для них это вроде как полубред-полусон. Самое главное, ни о чем их не спрашивать и не объяснять, куда они попали.
   - Почему?
   Хэнк осклабился:
   - Ну, это довольно неприятно, когда человек себя сам раздирать начинает. Вырывает себе глаза, язык. Кровищи потом... Думаю, если они тогда назад к себе возвращаются, то уже все, сумасшедшие совсем. Или мертвые уже, да. Поэтому я с ними только о делах говорю. Товары-то они хорошие привозят. Вот, например, - он протянул Кронту еще одну сигару, - недавно на востоке делать начали. В Империи только аристократы голубых кровей их и курят. С неместными мертвяками я тоже особо не болтаю. Все, что меня интересует - чтоб за выпивку и девок платили. А на остальное чхать.
   Кронт рассеянно кивнул:
   - Мы сделаем твое заведение еще более роскошным. Товары из разных стран, экзотические девочки... Рубашку тебе купим чистую.
   - Хех, да ты сам хоть помойся сначала. Руки вон аж черные от грязи, почти как у того парня из пустынь.
   - Это кровь... и земля, - Кронт сглотнул - опять стало как-то муторно, едва он вспомнил о лабиринте. - Но ты, пожалуй, прав. Скажи, чтобы мне приготовили ванну.
   - Моему партнеру - только все самое лучшее, - улыбнулся Хэнк.
  
   От горячей воды к потолку поднимался пар, приятно пахло цветочным мылом и травами. Кронт закрыл глаза - так захотелось погрузиться в благостную дремоту. Голова была абсолютно пустой, никаких мыслей, никаких туманных видений, никаких воспоминаний. "Может, так и нужно", - лениво подумал наемник, - "все забыть, стать никем. Тогда будет хорошо"... Тепло обволакивало его, а тело в воде казалось невесомым. "Так легко и спокойно... хорошо... правильно, мне туда... Туда?! Куда туда"?! Кронт вдруг почувствовал, что часть мыслей была не его, не имел он привычки так размышлять. И едва он осознал это, как голова его оказалась под водой. Наемник забился, но невидимые руки крепко держали его.
   "Там хорошо, спокойно. Забудь о прошлом - что было в нем кроме боли? Иди сюда"...
   "Мое прошлое принадлежит мне! И боль тоже. Все, что было - мое, и я не собираюсь от этого отрекаться"!
   Те, кто говорили с ним, поняли, что дальше притворяться бессмысленно. И они открыли наемнику правду. Еще никогда он не был так близок к безумию, из которого нет возврата. Тепло и нега оказались сетью, опутавшей его. Все это время она медленно, но верно, тащила его вниз, по склону огромной воронки, на самом дне которой сверкал алый проем - врата к обиталищу безумного братства Луны Убийц. Кронт видел, что находится у самого входа, а путь назад практически невозможен.
   - У тебя нет выхода, - сказали ему. - Иди к нам. Тут хорошо.
   Наемник задыхался. Уже скоро запас воздуха в его легких должен подойти к концу - и тогда его снова ждет черный колодец, потом лабиринт. Только на этот раз искать выхода у него не хватит сил. Он просто сядет на земляной пол и станет разгребать руками горячую землю, пока оттуда не мигнет приветственно алый глаз.
   "Да пошли вы все в задницу"!
   Кронт рванулся вверх, там, где должен был быть воздух. Мертвецкая сеть, что держала его, натянулась - и, в конце концов, лопнула. Наемник вынырнул из бадьи, которая на миг стала глубочайшим озером, и шумно задышал. Голова кружилась, а когда он взглянул на пенящуюся воду, его снова стало тошнить. Мыльные пузырьки все сплошь были розоватого цвета - как будто их окрасила пролитая кровь. С замирающим от страха сердцем, наемник осмотрел свои руки, подсознательно он жутко боялся увидеть изуродованные культи. Но не увидел ни царапинки.
   Кое-как Кронт выбрался из бадьи, шатаясь, подошел к сложенным на скамье полотенцам, вытерся. В дверь легонько постучали, спокойным таким, тихим стуком.
   - Войдите! - крикнул он.
   Девушка в оранжевом платье осторожно приоткрыла дверь. Теперь Кронт смог, наконец, посмотреть на нее: она была черноволосая, со смуглой кожей, и оранжевое очень шло ей.
   - Привет, - улыбнулся наемник.
   - Я тебя ждала. Хочешь, провожу наверх?
   - Конечно.
  
   Холодный свет морозного утра пробивался сквозь плотно задернутые шторы, окрашиваясь в желтоватый оттенок и от этого становясь чуть теплей. В камине тлели угли, на тумбочке у кровати еще горела оплывшая свеча в медном подсвечнике. Пахло сандалом и жасмином, мерцал подвешенный над изголовьем шар из горного хрусталя.
   Кронт откинулся на мягкие подушки - впервые за долгое время он лежал в чистой постели с накрахмаленными простынями.
   - Ну, красавчик, как ты себя теперь чувствуешь? - девушка приподнялась на локте и игриво взглянула не него из-под упавшей на глаза челки.
   - Исцеленным, - честно ответил он.
  
  
   Глава 14
   Под землей
  
   Снежная буря на пустоши сменилась проливным дождем. Серые стены замка почернели от сырости, с потолков свешивались мохнатые нити склизкого мха, а винтовая лестница на башню блестела от покрывавшей ее плесени.
   Верные наемники барона роптали - пока, правда, за его спиной. Оскер ходил мрачнее некуда, особенно после того, как в его кровати за ночь выросла колония поганок. "Не понимаю, почему эта развалина до сих пор не развалилась", бормотал он, с отвращением оглядывая галереи и залы, которые Вернон приказал привести в приличный вид. Поначалу он еще заставлял наемников хотя бы создавать видимость усердного труда - по всему замку на видных местах были разложены инструменты, бойцы слонялись из комнаты в комнату, изредка с глубокомысленным видом попинывая стены.
   Сам барон, однако, почти перестал вылезать из своей комнаты. То ли очень серьезно взялся за изучение свойств местных растений и камней, то ли просто не хотел покидать теплое уютное помещение. В любом случае, наемники этим быстро воспользовались. Стены в небольшой караулке у ворот были тщательно законопачены, дымоход отлажен, и теперь весь отряд, включая Оскера и Велену, теснился в жарко натопленной комнатенке, коротая время за игрой в карты. Как правило, проигравший шел искать дрова - старые шкафы, стулья и буфеты из замка.
  
   Велена сидела, одним боком прислонившись к камину. На плечи она набросила старый, латанный-перелатанный, но все еще теплый плащ из выдровых шкурок, ноги в чужих, опять-таки старых, сапогах поставила на оградку очага - от подошв валил дым. Дождь оглушительно колотил по крыше, а девушке было так тепло и хорошо, что она чувствовала себя почти живой. Души мертвецов покинули ее, и искать их Велена не собиралась. После ее возвращения из Форпоста, девушкой охватило абсолютное безразличие к собственной судьбе. Она апатично согласилась помогать Вернону, не думая, куда это может ее привести. Барон отчего-то стал относиться к ней со странной заботой, поначалу лично следил, чтобы она вовремя ела и чтобы ей было тепло. Наемники, кажется, ее побаивались - или побаивались Вернона. Во всяком случае, сальных шуток себе не позволяли и угрожать не пытались.
   Караулку Велена обнаружила почти случайно, когда, выбравшись из-под поросшего мхом одеяла в комнате Кронта, отправилась на поиски более теплого помещения. Она бродила по сырым залам, стараясь не прикасаться к заплесневевшим стенам, и вдруг почувствовала легкий запах дыма. Выглянула в окошко и сквозь завесу дождя увидела свет в окнах караулки.
   Наемники ее не ждали. Выгонять не стали, но посмотрели довольно неприязненно. "Плевала я", - подумала Велена и прошла к камину. Она тихонько сидела у огня и слушала их разговоры, вполглаза наблюдая за игрой.
   Засаленные карты ложились на старый табурет, служивший карточным столом, наемники пустили по кругу флягу. Оскер, глотнув, задумчиво взболтнул содержимое и подался вперед, протягивая Велене:
   - Будешь?
   Она взяла, пригубила крепкий, но неожиданно приятный на вкус, пахнущий травами напиток. Сразу же по всему тело разлилось тепло, и девушка с улыбкой вернула фляжку Оскеру. Тот подмигнул ей и передал спиртное дальше. "Не так уж все и плохо", - подумала Велена, - "и не такие уж мерзавцы эти верноновские солдаты"...
   Дверь в караулку с грохотом распахнулась.
   - Что за?! - вскричал Оскер, и едва не был сбит конем, ворвавшимся в комнату.
   Под лошадиными копытами отчаянно заскрипели половицы, когда всадник осадил скакуна и заставил его остановиться. С длинной серой гривы струились потоки воды, как и с темного плаща наездника. Человек тяжело соскочил с седла и откинул капюшон. Это был Кронт. Усталый, мокрый и ужасно злой.
   - Ну, ублюдки, - процедил он. - Развлекаетесь?
   - Да, - Оскер резко захлопнул дверь. - А ты я вижу, явился, не запылился... Пока тебя по Долине мотало, мы, кстати, делом занимались.
   - Оно и видно... Аж побледнели все, исхудали от трудов тяжких, - пробормотал Кронт, сбрасывая промокший до нитки плащ.
   Оскер холодно взглянул на него:
   - А что ты тут, собственно...
   Кронт, почти не глядя, ударил его в лицо. И удовлетворенно улыбнулся.
   - А где барон? Мне с ним поговорить нужно. Ральфа из-под земли выручать придется.
  
   Ральф оказался почти в полной темноте. Только пятно зеленоватой плесени на дальней стене слабо фосфоресцировало.
   Сидеть Ральф не мог.
   Он исследовал дверь на ощупь - тяжелая из окованного железом дуба, без ручки с внутренней стороны. Попытки выбить ее ногой успехом не увенчались.
   Ральф вытянул руки, как слепой, решился пересечь камеру. Он шел на слабое сияние плесени и едва не упал, споткнувшись о непонятный предмет на полу. Присел на корточки, коснулся каменного пола пальцами, потом нащупалось нечто холодное, шершавое. Ральф ощупал каждую неровность, но восприятие отказывалось сложить все в одну картинку, слишком уж непривычным было изучать мир на ощупь. Наконец, он коснулся чего-то холодного, металлического, круглого... через мгновение Ральф отпрянул, догадавшись, что дотронулся до кольца на руке человека. Сердце подскочило вверх, отчаянно затрепыхалось в горле, не давая дышать. Пленник рванулся к стене. Сапогами, он, кажется, прошелся по телу, но, к счастью, удержался на ногах. Сипло дыша, прижался к холодной стене напротив плесневелого пятна. Свет был очень слабым, но когда Ральф прикоснулся к пятну дрожащей рукой - его ладонь покрылась тонким липким слоем, словно он надел светящуюся перчатку. Недолго поколебавшись, Ральф вымазал плесенью и вторую руку. Теперь он мог худо-бедно видеть на полшага вокруг. Пригнувшись и выставив руки вперед, он направился к центру камеры. Прошлый раз, когда он шел в темноте, камера показалась огромной. Сейчас же он только шагнул от стены - и в неровном круге зеленоватого света вырисовалась фигура лежащего навзничь человека. Скоро Ральф разглядел, что фигур - три, двое мужчин и одна женщина. Все тела со сморщенной посеревшей кожей, кое-как прикрытой лохмотьями. Сглотнув, Ральф опустился на колени возле мертвецов. Он ни на миг не усомнился в том, что души давным давно покинули эти тела.
   "У них могут оказаться полезные вещи... надо посмотреть"...
   Ральф медленно провел светящимися ладонями над мертвецами, но у тех ничего не было, даже колец. На шее одного из мужчин болталась петля, сделанная из его же пояса.
   "Он пытался убить себя, чтобы вырваться из тюрьмы. Но не смог. Почему?"
   Ральф внимательнее всмотрелся в лица пленников. Женщина и мужчина с петлей выглядели усталыми и покорными своей участи, третий же сохранял на лице выражение отчаянного упорства. Его пальцы были исцарапаны чуть ли не до костей. В правой руке он зажал небольшой острый камень, почти правильной треугольной формы. Разжав пальцы мертвеца, Ральф взял камушек и бросился к двери. При свете стало видно, что железная пластина у замка вся исцарапана.
   "Нет, это дело безнадежное", - подумал Ральф, но все-таки поковырял замок. Естественно, безрезультатно.
   - Ну, и что теперь делать? - громко спросил он, обращаясь к безжизненным телам.
   О будущем гадать не приходилось. Этих бедняг, видимо, точно также оставили тут, в темноте, предоставив им медленно сойти с ума от холода, голода и одиночества. "Лучше бы меня бросили в озеро", мрачно подумал Ральф, усаживаясь на пол у стены.
   Скоро выяснилось, что сидеть очень неудобно, жестко и холодно. Когда ноги вконец закоченели, пришлось вскакивать и наматывать круги по камере, пока усталость не заставила снова сесть. В отчаянии Ральф предпринял еще одну попытку выломать замок камнем, но только изранил пальцы. Он вернулся к трупам и снова придирчиво осмотрел их, теперь уже не гнушаясь прикоснуться, даже перевернул каждый - и ничего не нашел.
   Ральф уже стал подумывать о том, а не снять ли с шеи мертвеца петлю, как вдруг тяжелая дверь заскрежетала.
   Тонкий луч света метнулся по стенке, темная фигура с потайным фонарем в руке проскользнула в камеру и поспешно прикрыла дверь.
   - Ты кто?.. - начал Ральф и тут же осекся, почувствовав терпкий, такой знакомый запах духов.
   Сибилла поставила фонарь на землю и прошептала на ухо пленнику:
   - Это я...
   Ральф ощутил прилив нежности и огромной, всепоглощающей благодарности. Сибилла не бросила его. Поцелуй, которым она одарила пленника, показался ему самым страстным в жизни и смерти.
   Мягко отстранив его, женщина сняла заслонку с фонаря. Ральф, смахнув с глаз выступившие от резкого света слезы, смог разглядеть, что Сибилла оделась к нему в тюрьму, как на императорский бал - в высокой прическе сверкали бриллианты, под распахнутой черной бархатной накидкой виднелось узкое белое платье, отороченное темными кружевами.
   - Тихо, - Сибилла прижала к губам палец в перчатке. - Слушай меня внимательно.
  
   Ральф стоял, прижавшись к двери, и слушал удаляющиеся шаги. Он дрожал от холода и нетерпения, но все-таки заставил себя ждать - довольно было и того, что Сибилла для него сделала, пусть она дойдет до безопасного места.
   Когда, как ему показалось, прошла вечность, Ральф подхватил левой рукой стоявший на полу фонарь, правой нащупал в кармане старый ключ и сунул его в замочную скважину. Замок оглушительно щелкнул, а дверь, открываясь, так громко заскрипела, что, должно быть, перебудила всех меченых окрест.
   Тоненький лучик фонаря метался по каменным стенам, когда Ральф рысцой бежал по коридору. В самом конце, у винтовой лестницы, он споткнулся о меченого в кольчуге - должно быть, стражника. Он мирно лежал, уронив топор, а по лбу его медленно сползала струйка крови. На нижней ступеньке валялась увесистая дубинка.
   "Ну, Сибилла"... Ральф вспомнил о ее убитом кочергой муже и мрачно усмехнулся. "Старые привычки. Нет чтоб яду в вино подсыпать, как делают уважающие себя благородные господа".
   Переступив через тело, он принялся карабкаться вверх. Лестница оказалась настолько крутой, что приходилось хвататься руками за верхние ступеньки. Кроме того, кое-где проход был завален щебнем. По словам Сибиллы, лестницей давно не пользовались, и она вела в столь же заброшенные галереи. Там можно пересидеть, а потом и поискать выход наружу.
   Ральф нащупал в кармане еще один ключ - маленький, затейливый, украшенный завитушками и мелкими гранатами. "Главное - не выронить", - напомнил беглец сам себе, останавливаясь, чтобы перевести дух. Снизу не доносилось ни шороха. Никто не кричал, не поднимал тревогу, не гнался за пленником с пикой и кандалами наперевес.
   "Кажется, проблем не будет".
  
   Наконец, лестница закончилась. С узкой, без перил, площадки вела одна-единственная дверца. Ральф осторожно повернул ключ - замок открылся почти бесшумно.
   Комната за дверью больше всего напоминала звериную нору. Приходилось нагибать голову, чтобы не удариться о низкий свод. Вдоль стен стояли ящики и бочки, на полу валялись черепки, рваные овечьи шкуры.
   Ральф быстро прошел к выходу, рысцой пробежал по короткому коридорчику и также быстро распахнул двустворчатую дверь в конце его. И замер, ошарашенный светом, теплом и звуками.
   Дюжины полторы меченых, все в пунцовых плащах, сидели в мягких креслах вокруг покрытого белоснежной скатертью стола. Они удивились не меньше самого Ральфа, но один из них, сидевший во главе стола, сориентировался очень быстро.
   - Ага, сбежал! - сказал он. - Иди сюда. Садись, - он выразительно положил руку на эфес меча.
   Ральф прошел по мягкому ковру, сел в указанное кресло. "Может, это сообщники Сибиллы? Но почему тогда она меня не предупредила? Она же сказала, что здесь пусто, никого нет"... Он не успел окончательно собраться с мыслями, впрочем, как и все присутствующие. В комнату ворвался высокий меченый, на миг застыл в изумлении, а в следующий момент с криком "измена"! кинулся прочь.
   Меченые повскакивали, в убегающего швырнули дротиками, но никто не попал. Скоро комната наполнилась мечеными, прибежавшими на шум, у многих из них были черно-белые шарфы. Схватка проходила в молчании - "пунцовые" и "черно-белые" дрались отчаянно, не сдаваясь и не прося пощады. Опустошенные тела тихо падали на пушистый ковер.
   Когда звуки битвы стали затихать и стало ясно, что победили "черно-белые", в комнату летящей изящной походкой вошла Сибилла. В своем замечательном черно-белом платье, с аккуратной прической, довольная, как кошка, которая только что поймала крупную мышь.
   - Ну вот видите, - безмятежным голосом произнесла она. - Дорогой Кастер обвиняет меня, что я привязана к изменнику, - она ткнула в сторону Ральфа, - а сам приглашает его на тайное собрание. К чему бы все это? Нам очень интересно, Кастер.
   Кастер раздраженно вонзил окровавленный меч в пол:
   - Это ложь, и ты это прекрасно знаешь.
   Сибилла рассмеялась:
   - Так что же он тогда здесь делает?
   - Я... - начал Ральф.
   - Молчи, тварь, - оборвал его один из "черно-белых", - у тебя здесь нет права слова.
   - Давайте послушаем, что скажет господин Кастер, - с улыбкой предложила Сибилла.
   Кастер что-то говорил, сначала уверенно, потом сбивчиво и торопливо. Ральф не слушал, он сидел и смотрел, как по белой скатерти расползается уродливое пятно от перевернутого бокала с вином. Сибилла использовала его в борьбе за власть, классический вариант, одновременно откреститься от связей с изменником и подставить конкурента.
   Разболелась голова. Ральфа заставили встать и обыскали, сильно обрадовавшись найденным ключам. В конце концов, его вместе с Кастером отвели вниз и поместили в соседние камеры.
  
   Лунные блики безмятежно скользили по возвышающемуся над травой шпилю башни. Пахло цветущим клевером. Кронт задумчиво жевал длинный стебель, пиная носком сапога запертую наглухо дверь.
   Вернон, внимательно выслушав рассказ о злоключениях наемника и Ральфа, посоветовал идти на выручку вдвоем с девушкой. Конечно, торяду головорезов удалось бы пройти под землей только с боем. А присутствие Велены предполагало использование ее особый сил... но все же кронту было очень не по себе.
   - Так что делать будем? - нетерпеливо спросила Велена.
   - А может, не стоит? Погано там внизу...
   - Кронт!
   - Ладно, ладно, - он выплюнул травинку и улыбнулся. - С дверью-то я слажу.
   Кронт выудил из сапога кинжал с длинным тонким лезвием и осторожно вставил его между дверью и стенкой. Повел вверх, вниз. Внутри башни щелкнуло, ухнуло - и перед двоими открылся темный проем.
   - Ну вот, Велена. - Кронт предвкущающе зажмурился. - С твоими-то способностями мы достанем высокородного без проблем, еще и успеем вернуться к завтрашнему ужину.
   Девушка промолчала.
   Кронт ухмыльнулся еще шире:
   - Так хочется посмотреть, как ты с мечеными управляться будешь. Может, мне и не идти с тобой, а?
   Велена фыркнула и решительно вошла в башню. Кронт, пробормотав себе под нос ругательство, нехотя поплелся за ней.
   С узкой площадки уходила вниз, в темноту винтовая лестница. Еле заметное синее сияние делало провал еще более зловещим. Кронт вздохнул и начал спускаться первым.
   - У тебя есть идеи, где его могут держать? - спросила девушка, следуя за наемником.
   - Нет.
   - Но ты ведь был там уже. Хоть какие-нибудь идеи?
   - Нет. Правда, я, пожалуй, знаю, как нам к меченым пробраться. Только нужно закрыть лица. У них многие закрывают, это не будет подозрительным.
   Маскировкой они занялись в озаренной синим водяным светом комнатенке. Кронт обвязался шарфом - лишь глаза остались видны, Велена просто низко надвинула капюшон.
   Дождевые сновали по башне, как большие крысы в амбаре с зерном. Кронт не обращал на них внимания. Велена поначалу боялась, потом ей стало невообразимо жалко бедняг, а потом она слишком устала, и даже не вздрогнула, когда особо общительный дождевой коснулся ее щеки ледяными пальцами. Девушка просто перехватила его за запястье и отвела его руку.
   - Брысь, мразь, - прошипел сквозь зубы Кронт на ходу.
   Каменный мост над светящийся водой показался Велене самым величественным сооружением, которое она когда-либо видела. Но наемник все поторапливал, не позволяя любоваться окрестностями. Кронт остановился, лишь когда они, наконец, вошли в ход, который вел к поселениям меченых.
   - Ну и что дальше? - обратился наемник к Велене. - На территорию врага мы пробрались.
   Девушка задумчиво потерла переносицу:
   - Сначала нам нужно выяснить, где они держат Ральфа. Узнать нас меченые не должны, так что предлагаю просто подобраться поближе и послушать, что они говорят. Наверняка ведь обсуждают ваши проделки.
   Кронт хмыкнул, но ничего не сказал, лишь указал ей вперед.
  
   В большой зале, где не так давно Кронт устроил конец света, было людно. Ярко горели жаровни, меченые сновали из одних переходов в другие, перешептывались. В воздухе явно чувствовалось напряжение.
   Велена деловито прошла к жаровне и стала греть над ней руки. Кронт мрачно стоял рядом и показывал ей глазами, что надо бы побыстрее убираться.
   Притворяясь, что греет озябшие пальцы, Велена оглядела зал. Немногочисленные группки меченых выглядели так, будто вот-вот начнут всех убивать и резать, одиночки перебегали зал рывками, видимо не чувствуя себя здесь в безопасности.
   - Мда, - пробормотал Кронт, - ясно, у них тут дележка после смерти Краба.
   - Надеюсь, мы сумеем отсюда убраться до драки, - мрачно сказала Велена.
   - Не, драка, это как раз хорошо. Пока они будут отношения выяснять и друг дружке морды бить, мы легко под шумок выкрадем Ральфа...
   - ВРАГИ! - прокричал какой-то меченый, вспрыгивая на стол. - Враги среди нас!
  
  
   Глава 15
   Побег
  
   Ральфа знобило. Он всерьез начал задумываться, а не проломить ли себе голову о камни. Пленник сидел спиной к холодной стене, обняв колени руками, и смотрел на светящееся пятно плесени. Оно напоминало то скрутившегося в клубок осьминога, то сросшихся головами эмбрионов. Меняющиеся формы зачаровывали. Все беды отошли, стали казаться незначительными. Суетливые, как мошки, люди, за что-то они дрались, за что? И, вроде, там была женщина... как ее звали?
   - Или ее не было? - громко спросил Ральф. - Да нет, конечно была. Не могла не быть.
   Сияющее пятно одновременно кивнуло и пожало плечами. Оно не имело ничего против женщины, но ведь имелись гораздо более интересные темы для разговора.
   - Иди сюда, - сказало пятно, подмигивая. - Я покажу тебе и научу тебя.
   Ральф протер глаза - только теперь он понял, что пятно вовсе и не пятно, а ход. Длинный коридор наверх, в конце его - открытая дверь, откуда пробивается сияние.
   Руки и ноги стали тяжелыми, будто свинцовыми, но пленник, закусив губу, заставил себя ползти. Туннель был очень крутой, пол - очень скользкий. Ральф то и дело скатывался назад, а пятно света ухмылялось и махало.
   Он упорно полз, цепляясь озябшими пальцами за малейшие трещинки и неровности в полу. Выход был уже совсем рядом, когда туннель затрясло. Пол зашатался, со стен посыпались мелкие камешки. Пленник выругался. Он отчаянно хватался за ходящие ходуном камни, а те крошились, становясь зыбкой пылью.
   - НЕТ! - провыли они вместе с пятном.
   Ральф ухнул вниз, увлекаемый каменной лавиной.
   Вокруг грохотало. Зеленое пятно светилось обыденно и плоско. Ральф встал, прикоснулся к нему - влажная, липкая плесень на абсолютно твердой стене.
   "Я схожу с ума. Проклятая камера".
  
   - Проклятые мерзавцы, что ж я вас раньше-то не добил?.. - цедил Кронт сквозь зубы, судорожно сжимая рукоятку меча.
   Побледневшая Велена оглядывалась в поисках выхода - но все коридоры были слишком далеко.
   - Не успеем, - прошептал Кронт.
   Меченый на столе выхватил кистень, потряс им в воздухе.
   - Мы окружены врагами, - хрипло продолжил он, убедившись, что все в зале внимательно на него смотрят. - Они продадут любого из нас ради собственной выгоды. Долина изувечила нас, и этим сделала нас братьями. Долгое время мы были одной семьей... теперь мы убиваем друг друга. Нет, не банда Вернона виновна в наших бедах. А те, кто начал убивать своих! Те, кто напялив черно-белое напали на мирно беседовавших людей. Они говорят, что там был изменник - откуда? Откуда он мог там появиться? Это всего лишь предлог! Предлог чтобы убить тех, кто не желает лизать сапоги вздорной бабе...
   Выстрел из арбалета прервал оратора. Меченый, безуспешно пытаясь уцепиться за воздух, оседал с арбалетной стрелой в горле. Наконец, он упал ничком, обломив древко, и стал похож на усталого человека, который крепко спит на столе после хорошей попойки.
   - Быстро! - Кронт схватил Велену за руку и потащил к ближайшему выходу.
   - За Кастера! - заорали в углу зала.
   Забряцало оружие.
   Наемник и девушка добежали до коридора, но тут навстречу им вывалилась целая толпа злобных меченых. Кронт парировал удары и кинулся в сторону, за колонну.
   - Смерть предателям! - группа сторонников Кастера держала оборону возле пристани.
   - Велена, к реке! - не оборачиваясь прокричал Кронт и, перепрыгивая через поваленные жаровни и трупы, поспешил к меченым у воды.
   Он ворвался прямо в гущу схватки, надеясь только, что сторонники Кастера примут его за своего. Ударил по ногам одного из нападавших, выбил топор у другого. Чуть не вонзил клинок в невысокую фигуру сзади - но вовремя понял, что это Велена.
   Нападавшие отступили за баррикаду из поваленных столов и жаровен, стали о чем-то переговариваться. Люди Кастера использовали передышку, чтобы укрепить собственные позиции.
   - Нам нужно освободить Кастера, - тяжело дыша, сказал один из них. - Они держат его в камере, рядом с изменником. Кто пойдет?
   - Я! - радостно воскликнул Кронт, заглушив голоса других добровольцев.
   - Идите впятером, ты и ты...
   - И я! - Велена протолкалась вперед.
   - Хорошо, женщинам все равно не место в схватке, кивнул меченый. - Продвигайтесь рекой. Быстрее. Там в соседней галерее склады, найдете, чем взломать дверь. И факел захватить не забудьте!
   Кронт, Велена и трое меченых с разбегу кинулись в воду.
   Лодок у причала не было, поэтому передвигаться приходилось вброд, а кое-где - и вплавь. К счастью, помогало течение, упруго подталкивавшее вперед. Меченые угрюмо хлюпали впереди, сзади доносились звуки ожесточенной схватки.
  
   "Тук-тук-тук", - стучало сердце Ральфа.
   "Бам-бам-бам", - грохотало вокруг.
   Пленник потер виски, не замечая, что оставляет фосфоресцирующие следы.
   - Кажется, это не землетрясение, - пробормотал он. - Это...
   Окованная железом дверь со скрежетом упала. В комнату вбежали пятеро меченых, держась за немалых размеров бревно.
   - Это вы стучали? - обратился к ним Ральф.
   Меченые заорали от ужаса - видимо, не ожидали, что с ними заговорит сияющий призрак. Двое даже рванулись прочь из камеры, бросив таран. Один, с замотанным тряпьем лицом, хладнокровно ткнул факелом чуть ли не в лицо Ральфу:
   - Так ведь это изменник!
   Меченые вернулись. Рослый парень в старом шлеме раздраженно сплюнул:
   - Вот дрянь! Где же Кастер?
   - Вы дверью ошиблись, - любезно подсказал Ральф. - Кастера заперли в темнице слева от моей.
   - Я же говорил, - пробурчал меченый, снова берясь за таран. - Давай, помогай, изменник, может, тогда и отпустим тебя. Налегай ребята, пока прихвостни Сибиллы не заявились!
   Ральф пожал плечами и взялся за бревно. Он не был уверен, что все происходящее не сон.
   Дверь соседней камеры сотрясалась под размеренными ударами тарана.
   - Поднажмем, ну же!
   Завесы начали прогибаться, дубовые доски треснули посередине. Меченые с утроенной энергией ударили тараном и дверь упала. Бледный человек в грязном пунцовом плаще щурясь выглянул наружу.
   - Кастер! Мы за тобой! Мы...
   - Наши бьются с людьми Сибиллы? - быстро спросил Кастер.
   Меченый кивнул.
   - Нам нужно взять главный зал и склады, те склады, что взять не сможем - поджечь. Потом забаррикадируемся и пускай черно-белые бродят по пустым галереям.
   - Когда мы уходили драка в главном зале была в самом разгаре.
   Кастер на миг задумался:
   - Нужно осторожно вернуться и посмотреть. Если наши дела плохи, отойдем и засядем у центрального входа. Там мы половину сторонников Сибиллы перестрелять можем, пока они сообразят в чем дело.
   - Не торопись, - человек с скрытым за тряпьем лицом скользнул за спину Кастеру и так же быстро приставил нож к его горлу. - Стой спокойно. И вы - не двигайтесь, или прирежу его в момент.
   - Ты предатель, - зло прошипел Кастер.
   Человек рассмеялся:
   - О нет, я гораздо, гораздо хуже...
   Левой рукой он сорвал прикрывавшее лицо тряпье.
   - Кронт?! - Ральф протер глаза, не веря.
   - Я, я... ты бы меньше рожу трогал, высокородный, а то у тебя руки и пол-хари светятся зеленым. Страшно смотреть, - осклабился наемник.
   Ральф поспешно отер лицо рукавом куртки. Кронт тем временем отдавал приказы:
   - Велена, забери у них оружие, кинжалы тоже и арбалет вон у того... хорошо. Дай меч высокородному, остальное неси сама. Вы, трое, стойте спокойно. Кастер, говори, как отсюда выбраться наверх - быстро!
   - Можно по реке и дальше туннелями. Но не очень удобно, если у вас нет лодки. Можно и через башню дождевых, мерзкое местечко, но идти ближе.
   - Это мерзкое местечко мне уже как дом родной, - усмехнулся Кронт. - Давай, веди к башне. И дергаться не смей.
   Маленький отряд потащился по коридорам - трое меченых впереди, за ними Кронт с заложником, сзади Ральф и Велена.
   - Как вы нашли меня? - шепотом спросил Ральф у девушки.
   - Вызвались вместе с мечеными Кастера выручать. Ну а на месте уговорили их сначала самую старую камеру взломать, с самой большой дверью. Если б сразу на тебя не наткнулись, Кронт заставил бы Кастера твою дверь ломать. Надеюсь, он потом отпустит этих бедняг. Они хорошие люди.
   - Да... - сказал Ральф, подумав про себя, что наверняка не отпустит.
   - Сейчас будет каменный мост, - свистящим шепотом сказал Кастер. - По нему пройдем, там лесенка, и выход к озеру. Только под мостом склады, может, там сейчас дерутся внизу.
   - Ясно, - Кронт перехватил нож поудобнее. - Значит, на мосту не шуметь и задерживаться. Не нужно, чтобы нас увидели. Потушите все факелы, кроме одного.
   Еще издалека они услышали невнятный шум впереди - неразборчивую речь и приглушенные удары. Мост казался скорее естественным образованием, нежели делом рук человеческих - каменная арка прихотливо изгибалась над пустотой. Никаких перил, идти можно было разве что по двое в ряд.
   - Я боюсь высоты, - прошептала Велена, заглядывая вниз.
   Ральф обхватил ее левой рукой за талию - в правой он держал обнаженный клинок - и сам нехотя посмотрел в бездну. Там копошились меченые в черно-белых одеждах. Они не дрались, только некоторые взламывали ящики и сундуки, стоявшие повсюду.
   - Проклятье! - Кастер, невзирая на нож у горла тоже смотрел вниз. - Тут наши проиграли. Ох! И Сибилла здесь!
   Сердце Ральфа рухнуло куда-то в желудок. Он и сам уже заметил фигуру женщины, возле которой полукругом стояли бойцы. На ней было все то же платье.
   - Ну, пошли, пока нас не видят, ну! - зло прошипел Кронт. - Пошевеливайтесь, нечего глазеть.
   - Постой! - Кастер остановился, хотя нож царапнул по коже, и тоненькая струйка крови потекла за воротник. - Помогите нам сейчас и мы заключим мир с Верноном. Не станем пытаться отбить замок.
   - Да? И что же мы должны сделать?
   - Отсюда они все как на ладони. А у нас есть арбалет. Один выстрел - и Сибилла отправится на бесплодную пустошь, а пока она вернется, мы разделаемся с остальными. Без нее они быстро сдадутся.
   - Какие гарантии, что ты выполнишь свое обещание?
   - Никаких. Но можешь быть уверен, что Сибилла обязательно пойдет приступом на замок у упавшей луны. И потом, ты ничего не теряешь. Успеешь добежать до озера, прежде чем они сюда взберутся, снизу сюда очень запутанный ход ведет.
   - Мне кажется, он прав, Кронт, - сказал Ральф. - Дай-ка мне арбалет, Велена.
   Наемник только кивнул, продолжая держать нож у горла Кастера.
   Арбалет был уже взведен, короткая тяжелая стрела лежала в ложе. Ральф неспеша прицелился. Его руки сначала немного дрожали, он глубоко вдохнул и выдохнул, успокаивая дрожь. Белое платье Сибиллы отчетливо выделялось на темном фоне скал.
   Он даже не успел понять, в какой момент выстрелил. Стрела сорвалась в полет, а через мгновение женщина, окруженная бойцами, упала на землю.
   - Уходим! Быстро! - Кронт подтолкнул Кастера вперед и побежал следом.
   Снизу начали стрелять, но ни в кого не попали. Беглецы пробежали по мосту, почти кубарем скатились по лестнице и оказались в темной комнатушке, откуда вело по крайней мере пять узких ходов.
   - Вам за дверь! - крикнул Кастер и скрылся в темном лазе, пользуясь тем, что Кронт уже не держал нож у его горла.
   Меченые тоже скрылись в разных коридорах, оставив Ральфа, Велену и Кронта одних.
   - Вот гаденыши! - выругался наемник.
   - Нам нужна дверь! - Велена выхватила факел у Ральфа и махнула им, освещая комнатенку. - Вот, сюда!
   В темном углу виднелась узкая, заржавевшая дверца. К счастью она оказалась не заперта и вскоре беглецы вывалились на берег озера. Место было им не знакомо, а башня виднелась совсем далеко.
   - Да тут еще бежать и бежать! Ну, быстрее! - крикнул Кронт и помчался по каменистому берегу.
   Ральф и девушка поспешили за ним. Скоро, однако, стало ясно, что сторонники Сибиллы все-таки снарядили погоню - дюжина злобных меченых, вооруженные арбалетами и топорами, понеслась следом за беглецами.
   Велена кинула в светящуюся воду отобранные у бойцов Кастера мечи, чтобы было легче бежать. Но все равно она едва поспевала за мужчинами, а меченые подбирались все ближе.
   - Ну быстрей, быстрей! - орал Кронт. - Сейчас они нас догонят.
   Меченые давно подобрались на расстояние выстрела, но использовать арбалеты не спешили - слишком долго заряжать в случае промаха. Да и так было ясно, что они догонят уставших беглецов быстрее, чем те доберутся до башни.
   - Остановимся за той скалой, - на бегу предложил Ральф. - Придется драться.
   Кронт молча кивнул.
   Они спрятались за высокой скалой - такие скалы в Империи обычно называли "палец демона".
   - Велена, - тяжело дыша сказал наемник. - Где там твои хваленые силы? Обрушь на этих придурков обвал, или они перебьют нас.
   - Скорее, свяжут и посадят в камеру, где мы медленно сойдем с ума, - мрачно поправил Ральф.
   Велена дрожала. Только после слов Кронта она вспомнила о своей силе и душах, что вились вокруг нее, надеясь сделать ее их частью.
   - Ну делай же что-нибудь! - наемник грубо потряс ее за плечи.
   "Я не хочу! Не хочу"!!! - хотела закричать Велена, но лишь безмолвно опустилась на колени и посмотрела широко раскрытыми глазами вверх.
   Капля цвета индиго упала на камень, прожигая в нем черное пятно.
   - Велена, милая, - хрипло сказал Кронт. - Не надо дождя. Это не то, что я имел в виду...
   - Я не вызывала дождь, - ответила девушка.
   Меченые с криками отчаяния бросились назад - нигде поблизости не было крова или навеса, укрыться от смертельного ливня.
   Велена смотрела, как падают редкие пока капли.
   "Так красиво", - подумала она.
   "Хехехе, но смертельно" - тут же отозвался голос, и девушка почувствовала, как облако разодранных душ встает над ней.
   "Я не звала вас"!
   "Да куда ж ты денешься... или умрешь прямо тут вместо со своими приятелями, пожранная дождем, или"...
   "Или что?"
   "Или мы поможем тебе - но за плату".
   "Какую плату?"
   "Нам нужно больше..."
   - Велена! Давай, делай что-то! Мы же сдохнем!
   Кронт орал на нее и девушка подумала, что впервые видит его таким напуганным.
   "Хорошо".
   И хлынул дождь.
  
  
   Глава 16
   Эксперимент
  
   Вернон сидел в халате за столом и внимательно читал толстый фолиант. По правую сторону от книги стояла кружка пива, по левую - лежал круг сыра. Время от времени барон отрезал кусочек сыра длинным кривым ножом и, блаженно жмурясь, отправлял себе в рот.
   Где-то в глубине комнаты судорожно тикали часы, под полом скрипело и клацало - крысы прогрызали ходы. За окном, небрежно занавешенным рваной кабаньей шкурой, бурлила кромешная ночь.
   Легкий стук в дверь заставил барона оторваться от книги. Он лениво потянулся и сказал:
   - Заходи.
   В комнату тихо вошел Кронт. На нем были кожаные штаны, поверх потертой кожаной куртки мерцала в свете факелов кольчуга.
   - Присаживайся, - барон любезно указал ему на мягкое кресло у потухшего камина.
   - Я пришел узнать, - проговорил наемник, глядя на Вернона исподлобья, - что дальше? Что ты планируешь делать? Ты получил меня, Ральфа, Велену, замок подремонтировали, с мечеными, кажется, разобрались. Что дальше?
   - Не терпится начать действовать?
   Кронт передернул плечами:
   - Просто мне не нравится это место. И остальные беспокоятся.
   - Не волнуйся. Вероятно, скоро у нас будут дела в городе, - ухмыльнулся Вернон.
   - В каком городе? - настороженно спросил Кронт.
   Он пожал плечами:
   - А что, много городов вокруг? В Авендане естественно.
   - Мы не можем туда попасть! Не можем пересечь границу долины!
   - Пока не можем... Не волнуйся об этом. Я обо всем подумал. Подумал еще прежде, чем отправился в долину, - барон отхватил большой кусок сыра и отправил себе в рот. - Все идет по плану.
   - По какому плану?
   - Авендан - древний город. Веками его правители собирали богатства, и все это складывали в подземелье ратуши. Говорят, там есть залы, где пол покрыт слоем золотых монет, на стенах висят мечи, украшенные самоцветами величиной с кулак, а в нишах спрятаны амфоры, полные благоухающего масла... Все это будет нашим, и мы будем править землей.
   - Ты с ума сошел!
   - Нет, Кронт, не сошел, - раздраженно ответил барон. - Скажи мне, кто может противостоять армии мертвых? Которые уже не могут умереть, ни от меча, ни от стрелы, ни от яда.
   - Ты хочешь сказать, что устроил это все и сам пошел на смерть ради денег?
   Вернон пожал плечами:
   - Таков наш мир, мой друг. Деньги - это не все, но это ключ к власти, к исполнению желаний. Конечно, и власть - не все... я долго шел сюда, ты даже не можешь представить, как долго и как тяжело.
   - Солдаты Аведана смертны. Нам придется убить их.
   - Они солдаты, это их работа. Кроме того, посмотри на это философски, мы каждый день по сотне раз убиваем друг друга. Словами и действиями, всей своей ненавистью, тупостью и ленью. И каждый день любой из нас в муках умирает. Так почему же я должен чувствовать угрызения совести, прекращая чью-то жизнь?
   - Ты - нет. Я тоже. А вот Велена. она не станет тебе помогать, если поймет, что ты задумал.
   - Станет. Если она мне поможет, я пообещаю, что сохраню жизнь тем, которые сдадутся. Иначе вырежу всех. Велена может попробовать напугать их, так, чтобы они сами убежали. Тогда и убивать их не придется.
   - Как знаешь. Но я все равно не могу поверить, что ты затеял это все только ради денег.
   Вернон отхлебнул пива:
   - После того, как мы завладеем казной Авендана, перед нами откроется масса возможностей. Это всего лишь начало, - он поставил пустой стакан на столик и поворошил кочергой подернутые серым пеплом угли в камине. - Раньше я куда меньше внимания уделял деньгам. Зря... Тебе, наверное, тяжело понять, ты начал наемным убийцей.
   - А ты убивал только для себя и из-за любви к искусству, - хмыкнул Кронт.
   - Верно, - кивнул барон. - Свою первую жертву я помню до сих пор. Ростовщик с Рыбной улицы. Он заслуживал смерти, старый мошенник. Я заложил ему золотые часы... и он отказался ждать, пока я их выкуплю, сказал, что срок прошел. А ведь он ссудил мне менее четверти стоимости. Мы встретились на заднем дворе его дома. Пока мы говорили, я был очень спокоен. Я улыбался, кивал на его доводы, соглашался с ним. А когда мы распрощались... Я почувствовал себя... уязвленным. Я уходил прочь, все замедляя шаг и чем медленнее я шел, тем больше разгоралась ненависть в моем сердце. Я обернулся. Мой враг еще не успел отойти. Мне уже было недостаточно его смерти. Я хотел, чтобы он почувствовал боль, БОЛЬ. Чтобы он мучился. Сначала я подумал, что нехорошо желать такого, а потом - почему бы и нет?! Мне плевать на его родственников и друзей, на его чувства, на его поганое будущее. Почему я должен портить себе целый день из-за какого-то ублюдка, когда могу просто уничтожить его и успокоиться. Я выломал доску из забора и бил его, пока он не помер. Он так кричал - и с каждым его воплем мне становилось легче на душе. Я занозил ладонь, но плевать. Зато мне было так хорошо. Легкая усталость, приятная опустошенность... Я даже в карманах его не посмотрел.
   - Очень трогательная история, - пробормотал Кронт.
   - Ладно. Вот что, приступим к завершающей фазе. У меня есть несколько идей насчет преодоления границы долины, в ближайшие дни мы их опробуем. А насчет Велены ты прав, за ней приглядывать нужно, ты и приглядишь. Все ясно?
   - Куда уж яснее.
   - Тогда завтра, после завтрака собери отряд. Я поеду с вами - окончательные расчеты я могу и на ходу сделать.
  
   На следующий день, еще перед рассветом, Кронт и его отряд ждали в дворике замка. Все готовились, как на битву, даже Велена взяла короткий меч. Кронт исподтишка наблюдал за девушкой и увиденное ему не нравилось. Она была бледна и задумчива. Казалось, что-то гложет ее. Едва они втроем вернулись из подземелий меченых, Велена потребовала комнату с замком и проводила там почти все время. Кронт поежился, вспомнив, как они бежали, а ярко-синие светящиеся струи дождя разбивались о невидимый зонтик над их головами.
   - Ну, быстрей, быстрей, скоро придет барон! - раздался командный голос Оскера, который важно ехал перед наемниками на своем гнедом.
   Кронт сплюнул.
   - Без командира и собраться нормально не можете! - продолжал Оскер. - Быстрей, почему лошади еще не оседланы? А ты, почему все еще без шлема и кольчуги? Ждешь, пока господин барон тебя оденет?
   Последнее предназначалось Кронту. Тот сплюнул еще раз и схватил гнедого под узцы.
   - Спокойно, голос не сорви. И вообще, я не уверен, что барон собирался взять тебя с собой, - он ухмыльнулся самой мерзкой из своих ухмылок. - Все-таки, это мой отряд - нападающий, а ты со своими обычно следишь, чтоб замок не рассыпался.
   - Слишком плохо вы организованы для нападающих, - ледяным тоном заметил Оскер.
   "Может ему рыло набить?" - лениво подумал Кронт, но тут действительно показался Вернон. Правда, он тоже был без шлема и кольчуги, торопливо застегивал куртку на ходу.
   - Собирайтесь, ребята, - скомандовал он, - скоро поедем.
   Кронт почеркнуто неторопливо занялся кольчугой.
  
   Кавалькада всадников Вернона проехала по высохшей до пыли равнине к испещренному рунами камню. Один за другим наемники касались знаков и исчезали. Именно через этот камень когда-то прошла Велена - сегодня ей предстояло пройти этим путем еще раз. Кронт обратил внимание, что девушка долго стояла перед камнем, словно боялась дотронуться до рун.
   - Быстрее, дура! Не задерживай нас всех! - грубо крикнул Оскер, щелкая хлыстом прямо у ног девушки.
   - Заткнись, мразь! - прорычал Кронт, но Велена, вздрогнув от окрика, уже приложила ладонь к камню.
   Оскер развернул коня, одарил остальных мрачным взглядом и тоже переместился в лес у Форпоста. Кронт последовал за ним.
   В долине занимался рассвет. Солнце вставало медленно и тяжело, будто кто-то с трудом поднимал полное светом ведро из глубокого колодца ночи. Тем не менее в воздухе явно ощущалось предчувствие весны. Ноздреватые, подтаявшие сугробы жались по логам и впадинам, ледяные сосульки истекали слезами.
   - Весна, - тихо сказала Велена. - Мы ушли осенью, а теперь уже весна.
   Кронт пришпорил Тумана, чтобы оказаться поближе к девушке.
   - Да, - подхватил он, - всю зиму, считай, прошатались по лесам. Выбрали времечко, ничего не скажешь, летом-то прогулка по долине, небось, только в удовольствие.
   Велена чуть удивленно посмотрела на него, но промолчала.
   - Эй, все! Слушаем сюда! - громко объявил Вернон. - Сейчас поедем через Форпост. Не останавливаться, с местными в разговоры не вступать. Драк не начинать. Всем ясно?
   Кронт увидел, что при этих словах Велена съежилась, накинула капюшон и надвинула его на лоб. Низко опущенная голова девушки почти касалась холки ее коня.
   "Бедняжка... И это я ее во все втянул. Знать бы, чем наша поездка закончится", - с запоздалым раскаянием подумал Кронт. Ему захотелось обнять ее и утешить, но отряд быстро продвигался вперед, только комья грязи летели из под лошадиных копыт.
   На подъезде к Форпосту наемники опустили забрала - Кронт тоже спрятал лицо, хотя сомневался, что жители поселка вспомнят его.
  
   Они вспомнили - вспомнили всадников в темных плащах и черненых кольчугах, в усеянных шипами шлемах, которые похитили ребенка прошлой осенью. Угрюмые люди стояли вдоль заборов и провожали взглядами отряд. Некоторые держали заряженные самострелы и луки. Нападать, однако, никто не спешил - понимали, что против с вооруженных до зубов наемников шансов нет.
   Темной змеей отряд проехал по центральной улице. Башня Форпоста по-прежнему горделиво возвышалась над поселком - но дома неподалеку от нее хмуро щерились пустыми окнами. Обугленные стены местами обрушились, а кое-где и сгорели дотла, и лишь закопченные печные трубы маячили над пепелищем.
   "Ого, у них тут пожар был", - подумал Кронт, и тут увидел, что Велена вот-вот соскользнет с седла, прямо под ноги своему коню.
   - Эй, держись! Ты что?
   Подъехав поближе, он схватил девушку за локоть и заставил сесть прямо. Ее руки дрожали.
  
   Вернон решил разбить лагерь на невысоком холме. С вершины хорошо просматривались поля, по которым петляла полузаметная дорога. На горизонте, присмотревшись, можно было увидеть шпили Авендана.
   Расседлали лошадей, разбили палатки, еще перед полуднем на холме засверкал костер и забулькала вода в черном от копоти котелке.
   Кронт, однако, отказался от приглашения промочить горло или по-быстрому сыграть в картишки. Провожаемый недовольным взглядом Оскера, он направился в палатку барона. Там тускло горела стоявшая на полу свеча, а сам Вернон аккуратно раскладывал на куске кожи флаконы, пучки трав и мелкие камешки.
   Наемник демонстративно откашлялся, привлекая внимание.
   - А, ты, - пробормотал барон. - Осторожно тут, не сдвинь. Хмм, - он поднял голову, - а кстати, мне будет нужен доброволец.
   - Не сомневаюсь, что Кронт с радостью тебе поможет, - Оскер бесцеремонно вошел, откинув полог.
   "Ах ты, сволочь"!
   - Пожалуй, откажусь от этой чести. Вдруг люди с Форпоста все-таки нападут, кто ж будет вас защищать? Может, лучше ты пойдешь? Ты ж такой у нас воин...
   - Так, - отрывисто сказал Вернон. - Добровольцев я выберу сам. Вы - оба - пшли отсюда. Вон.
   Обменявшись неприязненными взглядами, наемники вышли. Кронт поплелся к своим - те сгрудились у костра и что-то жарко обсуждали.
   - Ну, чем занимаемся? - гаркнул Кронт.
   Подскочив, наемники виновато отошли от огня. Стал виден предмет их горячих споров - на огнем жарился жирный гусь.
   - Откуда это?
   - Да вот... когда вы через поселок ехали, я лошадь Норту отдал, а сам пошел стороной. А гусь у одной бабки в хате на столе лежал. Она побегла на вас глазеть, вот я и... того, - сбивчиво обьяснял худощавый паренек.
   Кронт потрепал его по плечу:
   - Молодец. Смотри теперь, чтоб не подгорел.
   Мальчишка, приободрившись, вернулся к стряпне.
   Горячий жир, шипя, капал в огонь, наемники суетились вокруг гуся - один предлагал полить его вином, другой утверждал, что в пламя необходимо кинуть веточку вереска.
   "Эх, как не хотелось бы, чтобы кто-то из них умер сегодня во время этого дурацкого эксперимента", - подумал Кронт. Вышедшего из палатки Вернона он заметил издалека. Барон задумчиво мерил взглядом своих людей, явно подбирая подходящую кандидатуру. Вздохнув, Кронт направился к нему.
   - Слушай, барон...
   - Что тебе?
   - Так и быть, давай я пойду. Мне уже помирать тут приходилось, переживу если что.
   - Многим приходилось, - буркнул Вернон. - А ты мне для другого нужен. Возьмем для начала этого бугая, что с Оскером болтает и... и того худенького мальчонку у костра. Нужно кое-что сделать до вечера.
   Кронт ругнулся про себя и понуро отправился седлать Тумана.
  
   Высокие стены Авендана вовсе не казались неприступными. Даже если бы на каждом повороте сидел арбалетчик - пробраться в город наемникам Вернона не составило бы труда.
   "Что ж мы с самого начала не попытались?" - подумал Кронт, разглядывая темный вход в туннель, через который вечность тому назад он и Ральф попали в долину.
   - Дейф, иди в туннель! - приказал Вернон.
   Высокий крупный наемник, беззвучно ругаясь, слез с лошади и неуверенно направился ко входу. Сам барон не стал даже спешиваться.
   "Да что там с ним может случиться, туннель как туннель, мы же по нему шли".
   Дейф углубился в темноту под сводами. Сначала был виден свет от его факела, потом его поглотила тьма. Через некоторое время раздался короткий стон и быстрые шаги.
   Наемник выбежал из туннеля, прижимая руку к груди. Факел он, видимо, выбросил.
   - Что такое? - отрывисто спросил Вернон.
   - Жжется!
   Наемник протянул руку. Во всю ладонь красовался багровый ожог.
   - Ты видел, что это тебя так? - продолжил допрос Вернон.
   - Кажется, паук... или еще какое насекомое.
   - Болван. Перевяжи руку и иди опять.
   Наемник скривился, но ослушаться приказа не посмел. Он вошел в туннель второй раз - и не вышел. Его выкрикивали до хрипоты - безрезультатно. Посланный следом парнишка скоро прибежал назад и сообщил, что Дейфа придавило сорвавшейся с потолка каменной плитой.
   Вернон решил оставить туннель в покое и заняться стенами. Первый же посланный наемник напоролся на старый капкан.
   Отряд был готов бунтовать.
   - Так, давайте поразмыслим, - спокойно сказал Вернон. - Видимо тут действует проклятие долины - разного рода неприятности не позволят нам подобраться к границе, а если мы будем упорствовать, она просто убьет нас.
   - Верно, барон! - крикнули из толпы.
   - Но мы и не рассчитывали, что выйти отсюда будет легко. А выйти нужно. Там - наши деньги и власть, там наше будущее. Если кто-то струсил - убирайтесь сейчас. И на свою долю добычи не рассчитывайте.
   Никто не двинулся с места.
   - Ладно, - продолжал Вернон. - Объясню еще раз. Мне нужны люди, которые не боятся умереть. Мне нужны люди, которые четко будут исполнять все, что я им прикажу, - он обвел взглядом притихших наемников. - Ты, толстый, как там тебя, Кабан?
   Тот кивнул.
   - Я дам тебе один из моих экстрактов. Выпьешь и пойдешь к стене, посмотрим, как получится.
   Наемник послушно опрокинул в рот содержимое узкого флакончика и побрел к посеревшей от времени и непогоды стене. Ему удалось пройти дальше, чем всем остальным, но в шаге от цели из жухлой прошлогодней травы вдруг выскользнула змейка. Кабан отступил, и змейка скрылась.
   Вернон остался результатом доволен. Он заставил одних наемников пить разные экстракты, других снабдил камушками. Выяснилось, что экстракт часто позволяет вовремя увидеть опасность, а камни - пройти чуть дальше. Одному, с булыжниками в карманах и смоченными зельем руками удалось даже взобраться до половины стены по заброшенной наверх веревке с "кошкой". Но когда барон уже начал насвистывать марш победителей, веревка ни с того, ни с сего оборвалась. "Доброволец" не вставал, и посланные разведчики выяснили, что он сломал шею.
   - Ничего, - Вернон довольно потирал руки. - Все пошло куда лучше, чем я мог ожидать. Теперь я знаю, как нам преодолеть эту зачарованную границу...
   - И как же? - мрачно поинтересовался Кронт.
   - Камни. Простые камни с пустоши помогают пройти дальше, ближе к барьеру. Что же будет, если использовать осколок самой луны? - Вернон подмигнул. - Мы сделаем амулет для каждого, и уже совсем скоро Авендан будет молить нас о пощаде.
   - К луне нельзя подойти, - вмешался Оскер. - Придется посылать туда много людей, прежде, чем найдется способ... - он, щурясь, взглянул на Кронта. - Хочешь, чтобы я составил список добровольцев?
   - Нет. Мы поступим иначе. Попробуем расколоть луну издалека - построим катапульту.
   Оскер пожал плечами:
   - Можно и так.
   - Спасибо, что одобрил, - Вернон тепло улыбнулся Оскеру. - Мы останемся в лагере на ночь, а вы двое будете стоять на часах. Смотрите не засните.
  
   Мелко наструганные сердцевинки можжевельника вспыхнули, едва Оскер поднес к дровам огонь. Наемник поправил костер, подкинул сначала несколько веточек потоньше, потом - пару более толстых. От мокрой древесины тут же повалил едкий дым. Оскер осторожно пристроил в самом жарком месте котелок с водой.
   - Что, чаек варишь? - спросил Кронт, подавляя зевок.
   - Угу, - хмыкнул наемник.
   Они сидели рядом на поваленном ветром бревне и смотрели на пламя.
   - Как думаешь, - наконец сказал Кронт, - скоро мы до Авендана доберемся?
   Оскер пожал плечами:
   - Пес его знает.
   - Да... Может, и вообще никогда.
   Наемник криво усмехнулся:
   - Доберемся, доберемся. Я Вернона знаю. Если он чего вбил себе в голову - ничто его не остановит. Тем более какая-то дурацкая граница.
   Вода в котелке забулькала, и Оскер занялся приготовлением чая - сыпанул в кипяток горсть засушенных листьев брусники.
   "Да, ничто и никто господина барона не остановит, и если мы попытаемся помешать ему, убьет нас, или придумает что похуже смерти"... - мрачно подумал Кронт.
   Оскер сунул ему чашку с горячим напитком. Наемник хлебнул, закашлялся - плававший на поверхности лист попал не в то горло. Кронт сплюнул в сторону, и, когда сплевывал, заметил на востоке среди деревьев странное сияние.
   - Что это еще? - пробормотал он себе под нос и отошел немного влево, чтобы кусты можжевельника и шиповника не заслоняли вида. Весенний лес просматривался далеко - и Кронт без труда увидел костер, горевший поодаль.
   - Смотри! - шепнул он Оскеру. - Костер. Наверное, люди с Форпоста.
   Оскер прижал палец к губам:
   - Тихо.
   - А что я ору что ли? - огрызнулся Кронт. - Пойди, сообщи барону. Он-то, небось, десятый сон видит.
   Оскер кивнул и отправился будить Вернона.
   Кронт остался наедине с таинственным огнем. В лесу было тихо, на ясном небе сверкали крупные звезды. Вдруг навалилась духота, висок пронзила острая боль. Кронт расстегнул ворот рубашки, стал часто, как собака, дышать. Но боль от виска распостранилась на глаза, а потом и на всю голову. Кронт прижал запястье к лицу - шеки горели, как в лихорадке.
   - Кронт? Кронт? - заспанная Велена подбежала к нему.
   - Я в порядке, - сказал Кронт. - Вон, - он махнул рукой в сторону сияния - и только сейчас понял, что это вовсе не костер.
   Оранжево-желтое сияние медленно поднималось вверх.
   - Проклятье! - Оскер выхватил меч и тут же отбросил его. - Он горячий!
   - Почему... - начал Кронт, но тут его будто схватила огромная жаркая рука.
   Перехватило дыхание, в глазах потемнело. Теряя сознание, Кронт успел подумать: "кольчуга раскалилась".
  
  
   Глава 17
   Змеиная атака
  
   Ральф проснулся от тычка в бок. Он сел, протирая глаза - это не помогло, темно было, как в погребе. Снаружи слышались крики и беспокойное ржание коней. Бормоча под нос ругательства, Ральф выпутался из одеяла и выполз из палатки. Наемники беспорядочно метались по лагерю, Вернон хрипло орал приказы.
   - Что случилось, барон?
   Вернон рывком повернулся на месте, как ужаленный:
   - А, это ты! Мы, видимо, растревожили границу вчера, надо было не ночевать, а вечером отсюда убираться. Вон, видишь огонь? И все вещи металлические нагрелись.
   - Что?
   Вместо ответа барон приложил к ладони Ральфа лезвие маленького ножичка - оно жгло, будто раскаленное.
   - Да снимите же с этих проклятых коней упряжь! - закричал Вернон своим, те стояли у коновязи с беснующимися животными, но подходить ближе не решались. - Там металлические кольца, вот они и сходят с ума.
   Ральф тоже кинулся было к лошадям, но у полузалитого перевернувшимся котелком костра наткнулся на Кронта. Наемник лежал на земле, его пальца отчаянно скребли по мху, а глаза выглядели совсем безумными. Рядом с ним сидела Велена и пыталась снять кольчугу, обжигая пальца об раскаленные пряжки.
   - Давай помогу.
   Ральф присел рядом и взялся за застежки. Металл жег так, что и прикоснуться было больно, пришлось кое-как обмотать пальцы краем плаща - но жар чувствовался и сквозь плотную ткань. Ральф подивился, как же девушка сумела голыми руками расстегнуть уже несколько пряжек, и тут же пришла в голову мысль, что вряд ли кто-нибудь стал бы так стараться для него.
   Наконец, вдвоем с Веленой они вытряхнули Кронта из кольчуги. На его кожаной куртке остались отпечатки колечек. Наемник застонал, но взгляд его делался все более осмысленным.
   - Проклятое чародейство, - пробормотал он. - Ведь чувствовал я, что нужно отсюда сматываться побыстрее...
   - Ты идти сможешь? - спросила Велена, прижимая обожженные руки к груди.
   - Смогу, - Кронт прикусил губу. - Такое ощущение, будто у меня мясо с костей сползает, но ничего, пойду.
   Ральф помог наемнику встать. У него самого пальцы болели так, словно он держит их над открытым пламенем. Велена отошла на пару шагов, зачерпнула пригоршню грязноватого, полурастаявшего снега, сжала в ладонях.
   - Приложите снег, не так больно будет, - посоветовала она остальным.
   - Да это просто замерзшая грязь, - мрачно пробормотал Ральф.
   Однако последовал совету - и к его удивлению, холод мгновенно успокоил боль.
   Кронт кое-как стянул куртку и льняную рубаху под ней. Даже в смутном света факелов и едва горевшего костра были видны волдыри на спине и груди. Наемник решительно зачерпнул снег и приложил к ранам.
   - Смотри, от грязи заражение может пойти, - предупредил Ральф.
   - Ага, ага, а потом лихорадка и смерть, очередной раз... Для меня это уже не столь важно...
   Ральф пожал плечами и отвернулся. Люди Вернона почти справились с лошадьми, кое-кто уже пытался ехать без седла. Остальные поспешно собирали вещи, стараясь не притрагиваться ни к чему металлическому. В темном небе, среди голых еще ветвей безмятежно сверкал огонек. Ярко-оранжевый, с красной оторочкой по краям, продолговатой формы. Он медленно поднимался, отклоняясь к юго-востоку и, казалось, готовился раствориться среди облаков.
   - Хотел бы я знать, что это за штука такая, - задумчиво проговорил Ральф.
   - Чародейство, охраняющее границу, что ж еще? - раздраженно буркнул Кронт.
   - Да... Но интересно, как оно выглядит вблизи. Как огненный шар? Вероятно, оно когда-то было человеком.
   - Ты совсем с ума сошел.
   - Да нет, подумай сам, может, это душа какого-то поджигателя?
   Кронт разозлился:
   - Какая тебе разница?
   - Или это бывший наемный убийца, вроде тебя, а? Который стал теперь стражем границы.
   Ральф увидел, как Велена отстранилась от наемника, и удовлетворенно усмехнулся.
   - Это возможно, - тихо сказала девушка. - Я чувствую...
   - И ты туда же! Какая, к Архету, разница? Нужно просто драпать отсюда.
   - Почему же, - все трое обернулись на вкрадчивый голос сзади и увидели Вернона, - природа этого "светлячка" очень даже интересна, - он ласково потрепал Ральфа по плечу. - Я рад, что мой вассал проявил интерес к этому явлению. Понятно, что огонь появился из-за наших экспериментов с границей. Поскольку нам еще предстоит вернуться сюда и попробовать более сильные... гм, средства, то было бы неплохо выяснить побольше о "светлячке", - он улыбнулся Ральфу, - вот ты этим и займешься.
   - Что?
   - Ничего особенного, просто подберешься поближе и посмотришь. А потом сразу назад. Иди быстрей, пока он не исчез.
   - Вернон, это опасно, - сказал Кронт.
   - Конечно. Но ничего не выяснить про огонек может оказаться еще более опасным.
   - Я пойду, - спокойно сказал Ральф. - Скоро вернусь, это не должно занять много времени.
   Он решительно зашагал к мерцающему за деревьями "светлячку". Все тело наполнила легкость, Ральф без труда пробирался через заросли молодых берез и осин, почти не глядя, интуитивно, перешагивал через поваленные деревья. Под ногами чавкал напитавшийся талой водой мох.
   "Светлячок" поднимался все быстрее. Ральф перешел на бег трусцой. Наконец, он выбежал на большую поляну, ярко освещенную таинственным огнем. В центре ее виднелось старое кострище, обложенное по краям черными от копоти камнями. Тяжело дыша, Ральф поднял голову и взглянул вверх. Застывшее среди тонких веток берез сияние формой напоминало огромное огненное веретено, оно стремительно вращалось вокруг своей оси.
   Боль возникла так внезапно, что Ральф не сразу понял ее источник. Он дернулся, как от удара кнутом, с глухим стоном упал на колени и лишь тогда увидел засевшую в левом предплечье стрелу. Сердце его похолодело.
   - Нет, только не так... - бессвязно пробормотал он.
   А над черным пятном старого костра поднимались полупрозрачные, призрачные языки пламени. Воины в старинных доспехах выходили из огненного круга один за другим, на их блестящих доспехах виднелись червленые знаки ордена. Тот, кто шел впереди, вскинул лук - и его посеребренный шлем вдруг почернел, потемнел синий плащ, броня стала черной наемничьей кольчугой.
   Стрела вонзилась в землю, рядом с Ральфом. Он вскочил на ноги, преодолев транс, и бросился бежать.
   Предрассветный белесый свет уже мало-помалу прокрадывался в лес, обозначив всхолмья и ложбины. Но Ральф несся, как слепой, натыкаясь на шероховатые стволы сосен, падая и снова поднимаясь. Ветки исхлестали его лицо, за шиворот нападало иголок, когда он пробирался через густой ельник. В конце концов, он, весь в царапинах и синяках поскользнулся на склизких прошлогодних листьях и, напрасно пытаясь уцепиться за корни и пучки жухлой травы, съехал вниз по глинистому склону, прямо на дно оврага.
   Он лежал внизу, дрожа от волнения, и прислушивался. В лесу было тихо. Медленно покачивались ветви сосен, а среди них проглядывало сереющее небо.
   "Скоро рассвет", - подумал Ральф. "Подожду здесь и пойду искать наших. Скоро взойдет солнце и все будет хорошо". Сердце все еще бешено колотилось в груди - Ральф-то надеялся, что ему никогда больше не придется вспоминать момент. Дрожащими руками он выдернул стрелу. Тонкая, с темным оперением. Точь в точь как та, убившая его на берегу Снежного озера. "Но она не может быть отравленной, никак. Я бы уже почувствовал яд".
   Ральфа трясло. Он глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь успокоиться. Осмотрел ранку - она кровоточила, но выглядела чистой. "Яда нет. Он действует быстро, я бы заметил". Ральф презрительно отшвырнул стрелу в сторону. "Все нормально. Дождусь рассвета и пойду к нашим".
   В лесу громко треснуло - сломалась ветка. Ральф вздрогнул и прислушался. Тишина. "Наверное, птица". Страх понемногу отпускал, зато сильнее заболела рука, царапины и ссадины жгло. Оторванным от подола рубашки куском материи Ральф забинтовал рану, прямо поверх мокрого от крови рукава. Плотнее завернулся в пахнущий дымом плащ.
   За краем оврага медленно разгорался рассвет. Тени становились все четче, небо - светлее. И когда за краем оврага появилось слабое оранжевое сияние, Ральф принял это за отблеск солнца. "Светлячок" все это время медленно плывший к укрытию человека, завис неподалеку от оврага, ярко вспыхнул и исчез.
   В тот же момент отброшенная Ральфом стрела поменяла форму, стала более длинной, тонкой и обтекаемой. И живой. Подняла узкую мордочку, коснулась мха тонким раздвоенным языком. И серым гибким ручейком поползла к человеку. Он смотрел вверх и не видел, как она вцепилась в его руку.
  
   Наемники Вернона к утру справились с лошадьми и собрали вещи. Некоторые, как и Кронт, страдали от сильных ожогов. Всем не терпелось побыстрее покинуть опасное место и вернуться в такой родной и уютный замок посреди пустоши.
   Вернон сидел у костра, рядом с Кронтом и его людьми. Барон пил брусничный чай и курил сигару, иногда почесывая за ухом развалившегося у его ног Дикаря.
   - Куда ж он делся? - Кронт сидел, как на иголках. - Нужно было сматываться отсюда, а не за "светлячком" гоняться. Я же говорил!
   - Мы сюда приехали, чтобы разузнать побольше о границе, - процедил Вернон. - Ничего, дождемся рассвета и пойдем его искать. Далеко он уйти не мог, видимо, просто заблудился в лесу.
   - Тогда б покричал, не немой же...
   Кронт покачал головой и вернулся к делу - он пропитывал длинные полосы материи маслом и бинтовал свои раны. Компресс из снега подействовал хорошо, боль почти унялась. Да и волдыри стали меньше - наемник подозревал, что тут тоже действует какая-то магия, похоже, у мертвецов все заживало быстрей, чем у живых.
   Велена молча ворошила угли длинной палкой - она слышала тихую насмешливую песню душ и была благодарна им, что не пытаются заговорить.
  
   Наконец, бледно-желтый диск солнца нехотя выкатился из-за горизонта. Вернон оставил часть наемников под предводительством Оскера в лагере, а сам с отрядом Кронта отправился на поиски пропавшего Ральфа. Они шли пешком - лесной бурелом и кручи слишком неудобны для лошадей. Дикарь почти сразу взял след и уверенно вел их сквозь чащу.
   На дне оврага они обнаружили бездыханное тело Ральфа. Кронт с содроганием вгляделся в лицо мертвеца:
   - Яд. Именно так он выглядел, когда умер у Снежного озера. Когда вы ранили его отравленной стрелой.
   - Что ж, - сказал Вернон. - Будем считать, что тайна раскрыта. "Светлячок" жжется, но убивает не огнем. Ральф вернется к нам, когда сможет, и расскажет об остальном. А сейчас - нужно уходить.
  
   На этот раз через Форпост они проскакали галопом, вздымая фонтаны грязи на раскисших по весне улицах. Безжизненная пустошь показалась всем родной и долгожданной - по крайней мере, тут не было охранных чар, готовых убить каждого, кто пытается преодолеть невидимую границу.
   Серая громада замка навевала мысли о скором ужине и теплой постели, но стоило отряду подойти к твердыне на расстояние выстрела, как из бойниц обрушился град стрел.
   - Назад! - одновременно заорали Вернон, Кронт и Оскер.
   Команда, впрочем, была не обязательна - кони наемников и так инстинктивно прянули назад.
   - Идиоты! - разъяренный Вернон похлопал своего скакуна по холке, успокаивая животное. - Совсем перепились там, по своим стреляют.
   - Хм, - Кронт, щурясь, смотрел на вонзившиеся в каменистую землю стрелы. - Мне казалось, мы оставили там небольшой гарнизон. А тут стрел, будто целая армия стреляла.
   - У страха глаза велики, - ухмыльнулся Оскер, но, тоже хмыкнув, добавил, - хотя да, стрел подозрительно много.
   - Неужели, меченые? - Вернон спешился. - Судя по вашему рассказу, у них там должно быть достаточно проблем друг с другом...
   - Может, рассказ был не совсем точен? - подхватил Оскер.
   - Не важно, - оборвал его барон. - Нужны переговоры. Пошлем кого-нибудь поумнее с белым флагом. Так и выясним, кто там засел, и чего они хотят.
   - А если они разговаривать не захотят?
   Вернон пожал плечами:
   - Если они пристрелят посланца, придется просто выбивать их оттуда. Там будет видно.
  
   Наемники Вернона разбили временный лагерь посреди пустоши, там, куда не долетали стрелы захватчиков. Один из бойцов направился к замку, демонстративно размахивая белой исподней рубахой. Чуть поежился, преодолевая усеянную стрелами полосу - но в него не стреляли. Приободрившись, переговорщик быстрее зашагал к замковой стене, где громко проорал приветствие - что там за сволочи и что они делают в чужом замке. Ему ответили - наемники в лагере слов не слышали, но видели, как переговорщик усиленно закивал. Он обменялся с людьми в замке еще парой фраз и, перебросив рубаху через плечо, зашагал назад.
   - Ну как? - нетерпеливо спросил Вернон.
   - Эти люди из города, который они называют Ормвар, - доложил переговорщик. - Говорят, мы подослали к ним злодея Кронта, чтоб он там всех убил. Так вот, теперь пришли мстить. Из замка они не уйдут, но обещают нас не преследовать, если мы выдадим им Кронта и девушку.
   - Как любопытно! - восхитился Вернон. - Я про них, к стыду своему, забыл. Но и гарнизон мы не самый плохой оставили, а они так быстро успели занять замок. Молодцы! И мстительные... Мне они нравятся...
   Велена испуганно прижалась к Кронту, он обнял ее левой рукой, правой выхватил затупившийся от жара у границы меч:
   - Если они тебе нравятся, устрой с ними оргию. Но ни я, ни Велена к ормварцам не пойдем.
   Вернон рассмеялся.
  
   Бескрайний океан был весенним - хмуро-серым. Обрушивал на берег тяжелые волны, которые катились почти до самых дюн.
   Ральф стоял на коленях, слегка покачиваясь. Он чувствовал себя так, будто с него содрали кожу и вывернули душу наизнанку. Древние воины долго гнали его через смертный мрак, а потом, смилостивившись, их главарь указал копьем вперед - и шагнув, Ральф оказался на берегу.
   От боли хотелось выть, но, вспомнив свой предыдущий визит, он пошел вдоль пляжа, высматривая в небе голубей. Потом поднялся в поле - и, к своему удивлению, легко нашел тропинку, ведущую к птичьей башне. Из-под прошлогодней жухлой травы выглядывали тонкие зеленые побеги - время в долине для мертвых и в долине для живых совпало, везде наступила весна.
  
   Ральф увидел Марракса издалека - тот развалился в старом плетеном кресле у подножия башни и щелкал семечки, плюясь шелухой в голубей.
   - Приветик, давно не виделись! - закричал он, завидев Ральфа.
   - Ну, как дела?
   - У меня - замечательно. А у тебя что нового?
   - Скоро мы атакуем Авендан, - без обиняков сказал Ральф. - Нас ждут богатства. И слава.
   Марракс кивнул:
   - Не сомневаюсь. Авендан не сможет противостоять армии Вернона.
   Ральф присел рядом с ним на корточки:
   - Так ты знаешь?
   Тот кивнул:
   - Голуби мне нашептали. Хоть на что-то годятся, мерзкие птицы, кроме как загаживать мою башню.
   - Значит, знаешь и про меченых... мне жаль, что так получилось.
   Марракс кивнул:
   - Возможно, не стоило тебя к ним вести. А может, так должно было случиться... может, такова была их судьба.
   - Хочешь присоединиться к нам? Вернон, конечно, негодяй еще тот, но... это хороший шанс вернуться назад.
   Меченый пожал плечами:
   - Я не знаю, хочу ли я туда возвращаться. Чего я там не видел... - в его глазах зажегся огонек азарта, - зато я шлюпку достроил!
   - Шлюпку?
   - Ага. Давно хотел посмотреть, что там, за океаном.
   - Неужели ты всерьез об этом думаешь? Собираешься плыть неведомо куда на утлой лодчонке?!
   Марракс пожал плечами:
   - Ну да. А что тут такого? Ты не обижайся - но мы ведь уже прожили жизнь в том мире, что толку рыться в груде отработанного хлама?
   - Откуда ты знаешь, может быть, за океаном ничего нет.
   - Я не знаю. Но надеюсь, что что-то там есть, имею я право надеяться, так ведь?
   Ральф чуть виновато кивнул:
   - Конечно. Извини, я не хотел...
   Марракс махнул рукой не дав ему закончить:
   - Неважно. Пойдем, я лучше тебе шлюпку покажу. Поможешь мне отчалить. Я не хотел уезжать ни с кем не попрощавшись - ждал, пока придет кто-нибудь.
   - Может, придут твои друзья из меченых? Я не думаю, что я...
   - Я сказал, что ждал кого-нибудь. Это значит - любого. Пойдем.
   Небольшая шлюпка покачивалась у пристани. Ральф заметил, что на корме приготовлены ящики с припасами и бурдюки с водой.
   - Я беру удочки - буду ловить рыбу. Вот, держи топорик, перерубишь канат. Может, хочешь со мной?
   Ральф сглотнул - да, он хотел. Очень хотел. Здесь его ничто не держало. Сибилла предала его, Кронт и Велена прекрасно спелись вдвоем, родные наверняка считали его давно погибшим. Даже если они вернутся в Авендан, он не осмелится написать своей семье. Имперским гвардейцем ему уже никогда не стать, да и не хочется уже. Быть вассалом Вернона, подчиняться высокородному бандиту - уж лучше оставаться никем и сгинуть в безвестности. Ни друзей, ни любви, ни будущего в этом мире у него не было.
   - Руби канат, - тихо сказал Марракс.
  
  
   Глава 18
   Осада
  
   На пустоши у упавшей луны касания весны заметно не было. Все та же пыль да голые камни. Шипастые растения в безмолвной угрозе простирают ветки к нахмурившемуся небу. Старый замок ощерился арбалетами из многочисленных бойниц, в ответ ему злобно подмигивал костерок из лагеря Вернона.
   Барон устало тер переносицу и чертил кинжалом на земле. Наемники опасливо перебирали оружие, натачивали мечи и боевые топоры, что затупились при визите "светлячка". Кронт гладил белую узкую морду Тумана и исподтишка следил за Верноном.
   "Я не такой дурак, чтобы выдать им Велену - она одна стоит всей их армии. И не такой трус, чтобы вот так отдать им свой замок", - сказал тогда барон в ответ на предложение ормварцев. И словно отгородился от собственного отряда невидимой стеной, сел на камень и предоставил наемникам самим решать, чем заняться.
   "Велена ему нужна, а вот я... я всего лишь один из его солдат", - мрачно думал Кронт, безотчетно перебирая длинную гриву скакуна. "Не нравится мне, что он так сидит, мало ли чего надумает. Да и Оскер, провались он..." Впрочем, на предложение Оскера поторговаться с ормварцами - отдать им Кронта, а замок и девушку потребовать себе - барон ответил отрицательным хмыканьем.
   Не в силах больше выдерживать томительное ожидание, Кронт похлопал Тумана по шее и нехотя направился к Вернону. Тот и не посмотрел, тогда наемник спросил прямо:
   - Так что, Вернон?
   Барон поднял голову, взглянул вопросительно.
   - Что будем делать с ормварцами?
   - А, с ормварцами... С ними все как раз просто. Попробуем договориться. Меня сейчас больше вот это заботит, - он указал на упавшую луну, что лежала посреди пустоши, как исполинское яйцо. - Подойти к ней мы не сможем, тут даже хуже, чем граница. Я ведь пробовал, сразу же, как сюда попал. Сначала показалось - легко. Потом голова разболелась, носом кровь пошла. Перед глазами черные мошки появились, - он спрятал лицо в ладонях. - А потом, мне говорили, у меня просто взорвался череп, - барон хрипло хохотнул, - во все стороны мозги разлетелись.
   - И сейчас ты хочешь отколоть частичку этой проклятой луны и думаешь, что этак мы сможем пройти через границу?
   - Да... И я не уверен, что это сработает. Я, честно говоря, понятия не имею, что из этого получится. С ормварцами-то мы справимся, а что делать, если затея с катапультой провалится, понятия не имею.
   - Может, нам нельзя возвращаться. Может, оставим эту затею и займемся чем-нибудь здесь?
   Барон улыбнулся:
   - Не тщеславный ты человек, Кронт. Я тоже стал об этом задумываться. Старею, наверное... ладно, не важно. Сейчас нужно в замок поскорее попасть. Там все запасы и материалы, оружие.
   - Мы можем пригрозить им, что Велена использует на них свои силы. О ее возможностях они хорошо знают.
   - Знают - значит, будут готовы, - возразил Вернон.
   - Не представляю, как они могут бороться с ней - вызовет на них ядовитых жуков или обвал.
   - Обвала лучше не надо, - поморщился Вернон. - Я бы хотел получить замок назад в целости и сохранности. Кроме того, эти ребята, судя по всему, действительно неплохие бойцы. Могли бы и пригодиться в атаке на город. Да, лучше всего было бы убедить их присоединиться к нам.
   Кронт раздраженно встал:
   - Прекрасно! Отдай им меня на пытки, и они с радостью пойдут с тобой завоевывать Авендан.
   - Это вариант, - серьезно согласился Вернон. - Да не вскидывайся ты так! Я всегда старался не предавать тех, кто мне помогал. Впрочем, скоро мы услышим подробнее о требованиях Ормвара, - он встал, указывая на приближающийся к ним со стороны замка отряд.
   Ормварцев было с полдюжины, трое впереди размахивали кусками разорванной белой простыни барона. Кронт не узнал ни одного, хотя они, подходя, стали перешептываться и указывать на него пальцами. Последней из переговорщиков шла старуха - ормварская колдунья, сестрица Гердис. Она упорно плелась вперед, опираясь на клюку, порою останавливалась перевести дух. На усталом и грязном от пыли лице застыло выражение злобного упрямства.
   Ормварцы подошли так близко, чтобы можно было разговаривать, не надрывая голос, и в то же время оставаться под защитой арбалетчиков.
   - Что надо? - неприветливо обратился к ним Вернон.
   - Генерал грит, больно долго вы тута решаете, - отозвался парнишка, шедший впереди. - Давайте нам этого, - грязный палец с обкусанным ногтем указал на Кронта, - и девку. И уматывайте куда хотите.
   - О, а как насчет встречного предложения? Вы убираетесь из замка, и мы вас не трогаем.
   Ормварец осклабился:
   - Замок наш. Потому и условия наши. Усек?
   - Пока еще ваш. Не думаю, что нам будет тяжело его отбить. Тем более, с нами госпожа Велена, - барон подошел к девушке и, взяв ее за руку, подвел к ормварцам, словно представляя друг другу своих знакомых на императорском балу. - Я полагаю, главарь вашей банды объяснил вам ее возможности?
   Ведьма, до сих пор спокойно стоявшая позади остальных, решительно вышла вперед. Кронт подумал, что раньше, в Ормваре, она не казалась настолько дряхлой. С тенью запоздалого раскаяния он решил, что, видимо, это так подействовал чудный, сильный яд, с помощью которого он взял весь город.
   Старуха пересекла отмеченную короткими арбалетными стрелами границу и вступила в лагерь Вернона. Ткнула скрюченным пальцем в грудь барона и сказала:
   - Не глупи, мальчик. Я стара, долина зовет меня слиться воедино с безумцами и духами деревьев. Но я - шептунья. Многое знаю, многое помню. Ты, - она повернулась к Кронту, - неплохо с ядом придумал, они б никогда не догадались, чьих это рук дело, если бы не я. Мне ли не узнать сестриного зелья. Гердис, небось, щедро тебя отблагодарила за такой подарок.
   - Мне жаль, что так вышло, - холодно сказал Кронт. - Но другого выхода у меня не было, война есть война.
   - Разве мы воевали с вами? - искренне удивилась старуха. - Ты с отрядом пришел в наш город, вас напоили, накормили, а вы...
   - Нас приютили только потому, что Орм надеялся завербовать нас. Знай он, что мы служим другому - перерезал бы не, моргнув глазом.
   Старуха захихикала:
   - Почему прирезал? Заковал бы в цепи и заставил заниматься полезным делом.
   - Это только ты, Кронт, у нас такой кровожадный, - подмигнул колдунье Вернон. - Что поделаешь, бабушка, действительно нехорошо вышло. А теперь не соблаговолите ли уговорить ваших приятелей покинуть замок? После этого у меня, пожалуй, будет интересное предложение к вашему лидеру.
   - Не-ет, не пойдет, - протянула ведьма. - И на девку не надейся.
   Она подняла левую руку - на покрытой пигментными пятнами ладони лежала небольшая статуэтка кота. Старуха поднесла фигурку к губам и быстро зашептала.
   Велена вскрикнула. У ног девушки закрутилась пыль, понемногу превращаясь в смерч. Воронка становилась все выше - сначала до колен, потом в рост человека, потом с колокольню. Девушка побледнела.
   - Они не видят меня, - прошептала она. - Я слышу, как они меня зовут.
   - Они не найдут тебя, - хрипло прокаркала старуха. - Пока я не сниму чары, ты для них невидима и неслышима. Когда ты валялась у меня ни живая, ни мертвая, я зашептала идол, - она подняла статуэтку еще выше, - привязала его к тебе, чтобы ты не присоединилась к бесплотным. Что ж, настало время для мести, - старуха торжествующе усмехнулась. - Девка ничем тебе не поможет, барон. Отдайте мне ее и убийцу.
   - Нам! - перебил ее ормварский парнишка. - Генерал приказал привести их обоих ему.
   Вернон спокойно смотрел в полубезумные от ненависти глаза старухи.
   - Нам нужно посовещаться, - сказал он. - Это много времени не займет. Подождите.
   Ведьма нехотя вернулась к своим, под защиту арбалетчиков Орма.
   Вернон и его люди отошли подальше, чтобы враги невзначай их не услышали.
   - Я считаю, нужно отдать им Кронта, - свистящим шепотом заявил Оскер. - Насчет девушки надо торговаться.
   - Да, я тоже так считаю, - сказал Вернон. - Можем договориться, что девушку отдадим потом, когда они покинут замок.
   - Бросишь меня им, как кость шавкам, чтоб отвязались? - Кронт снова потянулся за мечом.
   Барон кивнул:
   - Почти. Только у тебя будет еще особая миссия. Эти глупцы отведут тебя в замок, а уж я позаботился, чтобы оставить там парочку сюрпризов. Тебе нужно будет только нажать на рычаг.
   - Вернон, ты бредишь. Они меня не на ужин приглашают. Я понимаю, тебе не важно, что меня пытать будут. Но, боюсь, забавляясь на дыбе, тяжеловато будет до твоего рычага дотянуться.
   - Это не так сложно, как тебе кажется, - улыбнулся барон.
  
   Ральф шел походным шагом, изо рта его торчала погрызенная травинка, пестрый шарф Марракса, подаренный на прощание, развевался на ветру.
   Несмелые побеги зелени тянулись из-под толстого слоя прошлогодней листвы, на голых ветках деревьев набухли почки. Ральф шел, ориентируясь на серебристое пятно луны - Марракс дорог к замку не знал, но направление указал.
   На душе было непривычно легко и спокойно, несмотря на бездорожье и трудный путь. Несколько раз Ральф чуть не провалился в заполненные талой водой ямы, незаметные в буреломе.
   "Вот уж удивительно, даже запах весенний", - думал он, - "талым снегом пахнет - а откуда, ведь после снегопада сколько дней прошло, а потом еще и дождь лил. Странная тут погода..."
   Впереди, на небольшом холме, среди сосен мелькнули серые плащи.
   Ральф замер с поднятой ногой. Стараясь не нашуметь, осторожно шагнул за куст зеленого можжевельника.
   Сердце забилось быстрее, когда, приглядевшись, он опознал меченых. Кастер и дюжины две солдат, вооруженные до зубов.
   "Ох, пожалуй, лучше обойду я их стороной, от беды подальше. Умирать надоело что-то..." - с этими мыслями Ральф осторожно сделал шажок назад, осторожно, чтоб ни одна ветка под ногами не хрустнула. Шаг, другой - он перевел дыхание, только когда холм меченых скрылся из виду.
   Он стал обходить отряд Кастера по большой дуге, и когда в неприметном овражке увидел блеск кольчуг, сердце упало куда-то в желудок.
   "Что это они тут все вокруг обложили?! На волков, что ли, охотятся?" Ральф притаился за зарослями шиповника - через голые колючие ветки можно было смотреть, как сквозь полупрозрачную занавесь, но лучшего укрытия поблизости не было.
   - Кастер где-то здесь, - взволнованно громко сказал один из меченых.
   - Знаю, - знакомый женский голос звучал глухо и устало. - Паршивец решил нас затравить, как диких зверей. Ничего, мы еще повоюем...
   Конечно, нужно было втихаря уйти, поглубже в лес, спрятаться за широкими еловыми лапами и густо-серыми кустарниками. Но Ральф обошел шиповник и шагнул в овраг.
   - Здравствуй, Сибилла, - сказал он.
   - Только подойди к ней, изменник! - Рыцарь, стоявший возле женщины, обнажил меч.
   - Он один, - тихо сказала Сибилла.
   Лицо ее выглядело изможденным и осунувшимся, прическа растрепалась, в грязном бархатном плаще зияли прорехи.
   - Да, я один, - подтвердил Ральф.
   - Зачем же ты пришел, изменник, - спросила она устало. - Один, без оружия. Думаешь, мне не хватит силы духа убить тебя еще раз? - женщина невесело рассмеялась. - Знаешь, я убила своего мужа не из-за ревности... просто мне надоело, что меня все время предают, - ее голос дрогнул. - Я почти полюбила тебя, а ты... сначала ради чистого любопытства обманом ухитрился взглянуть на мою метку. Если я не показываю ее - значит, не хочу, чтобы ее видели! Потом притащил к нам этого сумасшедшего убийцу, помог ему уничтожить Краба и сбежать. Нет, убить тебя было бы слишком просто. Мы придумаем что-нибудь достойное твоего предательства.
   - Забавно, - сказал Ральф. - А мне все это время казалось, что это ты меня предала и подставила. Как и Кастера. Возможно, я не всегда поступал правильно, но я никогда не хотел причинять тебе зло. А вот ты прекрасно все рассчитала.
   - Да, - холодно согласилась Сибилла. - Только не стоит делать вид, что ты невинная жертва моих интриг, - она фыркнула. - В любом случае, сила сейчас на моей стороне. Значит, мне и решать, кто прав, а кто виноват в этой истории.
   - Ты ошибаешься, - мягко возразил Ральф. - Недалеко отсюда я недавно видел отряд Кастера. Я думаю, они очень даже хорошо услышат, если я вдруг закричу. И придут посмотреть, в чем дело.
   - Решил отомстить? - прошипела Сибилла и гордо выпрямилась. - Так зови их, давай!
   Ральф покачал головой:
   - Нет. Я уже отомстил.
  
   Кронт шел к замку в толпе окруживших его ормварцев. Старуха плелась сзади, и он чувствовал ее торжествующий, полный ненависти взгляд. Ему связали сзади руки бечевкой, все оружие осталось в лагере.
   Из караулки их молча поприветствовали, помахав высунутым в окошко копьем. Казалось, вся армия Орма, кроме арбалетчиков, собралась в замковом дворике, ожидая возвращения переговорщиков. Сам генерал сидел на принесенном из комнаты Вернона кресле и задумчиво подбрасывал на ладони флягу.
   - Вот! - один из переговорщиков гордо выступил вперед. - Они отдали нам предателя.
   - Только его? - Орм нахмурился. - Я же сказал, мне нужна девушка!
   - Она никуда не денется, - прошамкала старуха. - Когда станет темно, я заставлю ее саму к нам прийти. Барон и оглянуться не успеет.
   - Ладно, - Орм посмотрел на Кронта, - что, отдать вам его на забаву до вечера?
   Одобрительный гул был ему ответом.
   - Только смотрите, чтоб он не сдох. Ясно?
   "Проклятье! Только б они тут это не начали! Мне же в замок нужно"!
   - Приступим? - старуха, сщурившись, распрямила пальцы.
   - Послушай, генерал, - сиплым голосом сказал Кронт. - Я знаю тайник барона в замке. Там оружие спрятано. И зелья.
   - Зелья Гердис? - подскочила к нему колдунья.
   - Да, да, и то, которым я вас всех убил тоже там.
   Ормварцы сжали кольцо вокруг пленника - вот-вот подхватит его волна мстительных солдат.
   - Стоять! - приказал генерал. - Если ты говоришь правду, я... я не могу помиловать тебя. Но могу проследить, чтобы тебя не слишком сильно калечили...
   Кронт стоял и молчал. Согласиться сразу было бы слишком подозрительно.
   - Я хочу выпить, - наконец, сказал он.
   - Хорошо, - согласился Орм. - Яд за добрый деревенский самогон, - он еще раз подбросил фляжку. - Но если ты меня обманул... умолять будешь о смерти.
   Солдаты расступились, и Кронт, сопровождаемый Ормом и дюжиной его телохранителей, вошел в замок.
   Пленник напряженно осматривал серые ободранные стены, боясь пропустить знак Вернона. Наконец он остановился перед старым светильником в форме волчьей головы. Взял его за "уши" и потянул. Внизу грохотнуло.
   - Что это?! - закричал Орм.
   Кронт улыбнулся.
   - Что это, говори!! - генерал схватил его за плечи и потряс.
   - Крысы, всего лишь крысы...
  
   Когда отряд усталых меченых появился на окраине пустоши, их глазам предстало жуткое зрелище. Замок заливало багровое зарево заходящей луны. В небе зависла темная туча - порой от нее отделялась пара-тройка теней и пикировала вниз, в замковый двор. Там, судя по отчаянным крикам, шла битва.
   Всадники у стен твердыни вскинули луки и выстрелили - еще раз и еще. Они целились слишком низко, чтобы попасть в человека. Скоро стала видна и их цель. Серый ковер из мелких зверьков с острыми зубками и коготками неумолимо двигался из замка, заполняя собой все больше пространства.
   - Это крысы, Ральф! - вскрикнула Сибилла, безотчетно подбирая платье. - Армия крыс!
  
  
   Глава 19
   Конец лжи
  
   Лабиринт сырых, заброшенных коридоров уходил глубоко под землю. Разветвленные ходы, словно щупальца исполинского спрута, пронизывали пустошь. Кое-где подземелья были засыпаны обвалами, в других, глухих и темных, гнездились странные и страшные существа. Некоторые из них раньше были людьми и животными - целую вечность тому назад. Сейчас они уже ничего не помнили из своей прошлой жизни. Во тьме не прекращалась ожесточенная борьба, победители сжирали побежденных, а те снова возрождались в мрачных закоулках, чтобы снова стать пищей или, при удаче, охотниками на более слабых.
   Сеть коридоров, где властвовали серые, находилась ближе всего к поверхности. Большинство глубинных монстров чувствовали бы себя здесь неуютно - на стенах еще сохранилась каменная кладка, ржавые светильники висели на своих местах, а за большой стальной дверью порой чудились человеческие голоса. Что и говорить - мерзенькое местечко! Но серые привыкли к нему: на самом деле здесь было безопасно. Иногда они осуществляли военные вылазки в прилегающие более глубокие коридоры. Оттуда возвращались довольными, сытыми, пахнущими парной кровью, приносили хрустящие косточки и куски кожистых крыльев. Бывало, что и не возвращались никогда, но это не могло поколебать воинственный дух империи серых. Правда, они всегда знали, что не в глубинах земли лежит уготованный им лучший мир. Они знали - однажды откроется стальная дверь и впустит их туда, где много мягкой плоти и вкусной крови, где они будут властвовать до скончания времен. И они ждали.
   Когда наемник потянул за тайный рычаг, в действие пришел старый механизм, зашевелились шестеренки и противовесы. И дверь, разделявшая лабиринт и замок, дрогнула.
   Серые припали к земле. Скрежет проржавевших завес чуть не оглушил чуткие уши, вырвавшийся тонкий лучик света ожег чувствительные глаза. От боли подземные владыки верещали, царапали себя и соседей. Но оглушительный приказ Короля заставил серых встать стройными рядами и, широко открыв слезящиеся глаза, взглянуть на новые охотничьи угодья.
   "Встать! Быть готовыми к бою"! - прозвучала в головах безмолвная команда. Король позволил бойцам привыкнуть к свету, а потом скомандовал: "вперед"!
   Серое воинство шагнуло из лабиринта. Быстрой рекой они бежали по коридорам замка и крутым лестницам, чуть замедляли ход в залах и жилых комнатах. Кое-кто уже успел попробовать новый мир на вкус: восковые свечи, старые кожаные ремни, корки и кости.
   Ормварцы во дворе замка не сразу поняли, что происходит. Даже когда первая волна серых выкатилась из дверей замка, многие продолжали стоять и смотреть, не торопясь схватить оружие. Только старуха, морщинистая шептунья Ринда ни на миг не растерялась. Она вскинула руки с растопыренными пальцами и забубнила скороговоркой. Серые остановились. Из замка прибывали все новые и новые пополнения, но никто не решался пересечь невидимую линию, которая отделяла воинство от людей. Черные глазки блестели, шевелились длинные усики - бойцы вставали на задние лапки и пытались передними ощупать препятствие. Наконец, опомнившиеся ормварцы выхватили мечи и луки. Первый же серый воин, пронзенный стрелой, вызвал панику в близлежащих рядах сородичей. Они пронзительно запищали и подались назад.
   - Счас мы их всех порубим! - бодро сказал ормварский лучник.
   Но тут из замка, неуклюже перевалившись через порог, вышел Король. Его многочисленные тела, покрытые черной шерстью, были связаны хвостами, более сильные несли слабых и калек с перебитыми лапами, сзади волочились два бездыханных трупа - часть души Короля принадлежала долине.
   Он обвел свое воинство и противников тяжелым взглядом множества глаз. Потом взглянул на колдунью. Ведьма перестала шептать заклятья, угрюмо сгорбилась.
   - Ну, что уставился? - воскликнула она.
   Король послал ей улыбку и вкус свежей густой крови, что в избытке текла по жилам стоящих перед ним людей. Да, старые легенды говорили правду. Серых ждали сытные, безмятежные времена в новом царстве.
   Самая большая крыса в связке Короля приподнялась на задних лапках, повела носом и негромко пискнула. Серые бойцы кинулись к неприступной ранее преграде и с триумфальным визгом пересекли ее.
  
   Телохранители Орма двигали тяжелый шкаф, собираясь присоединить его к груде мебели, забаррикадировавшей дверь. Это была комната Оскера, небольшая, в одной из угловых башен, довольно уютная.
   - Разожгите камин, а то они через трубу пролезут, - приказал генерал.
   Едва увидев первые отряды крыс, он и его телохранители побежали наверх в поисках укрытия. Кронт, которого перед этим слегка помяли, присоединился к своим недавним врагам и сам показал им убежище. Сейчас он сидел на кровати Оскера и вытирал простыней текущую из пробитой губы кровь.
   - Надо было тебя сразу отдать палачам, - Орм мрачно взглянул на него. - Кто ж тебя надоумил этих, - он поежился, - тварей выпустить.
   - Вернон, - признался наемник. - Только, боюсь, он сам не вполне представлял, чем это закончится.
   - Генерал, они едут к замку! - один из телохранителей наблюдал в окно за пустошью.
   - Конечно едут, - не поднимая головы отозвался Орм. - Добить тех, кого крысы оставят.
   - Сомневаюсь, что кто-то останется после крыс... - верзила перешел комнату и выглянул в окошко, выходившее во двор. - Их здесь целая армия.
   Остальные тоже подошли посмотреть. Кронт, Орм и его телохранители стали свидетелями отчаянной ворожбы Ринды и прибытия крысиного Короля. И начавшейся после этого бойни, которую осуществляло множество маленьких зверьков. Ормварцы, к счастью, догадались расступиться и бежать, кто-то вернулся в замок, кто-то залез на крышу караулки. Сама ведьма стояла посередине двора - но крысы ее пока не трогали.
   Засевшие ранее у выходивших на пустошь бойниц арбалетчики никак себя не проявили - вероятно, пали под атакой серого воинства.
   Снизу к шпилям башен взлетали птицы - черные, как куски разорванной тени. В какой-то момент стало заметно, что крылья у них - натянутая кожа, а клювы блестят словно стальные.
   Наемники Вернона, подъехав к замку, начали стрелять по грызунам, но толку от этого было мало, на место погибших тут же вставали новые и новые серые бойцы. Когда серебристая река стала "вытекать" из замка, люди барона отступили, не прекращая стрелять. В бой вступили и непонятно откуда взявшиеся меченые - среди них Кронт с удивлением узнал Ральфа. Они выпустили по крысам насколько залпов из арбалетов.
   - Стрелами тут ничего не сделаешь, - сказал Орм, напряженно вглядываясь вниз. - Нужно убить Короля.
   - Вон он, у входа сидит. Был бы арбалет... - пробормотал Кронт.
   - Был раньше в этой комнате, - хмуро сказал один из телохранителей. - Хороший, под кроватью лежал. Мы его себе забрали, когда обыскивали. Кто ж знал.
   Орм выругался.
  
   Битва людей и крыс шла с явным успехом крыс. Не оставалось сомнений, что скоро разрозненные очаги сопротивления будут поглощены серой лавиной.
   Всадники Вернона отступали к меченым. Те прикрывали наемников из арбалетов, отстреливая наиболее юрких зверьков. На полпути Велена остановила свою лошадь. Девушка обернулась к наступающей серой армии.
   Навстречу крысам подул ветер - сначала легкий, потом постепенно усиливающийся. Скоро он стал таким сильным, что зверьки не могли ему противиться. Невидимые плети гнали их обратно в подземелье, прочь из чудного мира, полного еды. Вереща, серые отчаянно сопротивлялись.
   Черные птицы с интересом наблюдали за схваткой - с самого начала они выбрали нейтралитет и строго придерживались его.
   Серые бойцы отступили к замку. Велена спешилась и пошла за ними. Девушка была смертельно бледна, дрожащие руки безотчетно теребили полу плаща.
   Крысы обступили своего Короля. Это была его битва, не их. Они ждали, что властитель снова победит очередную колдунью, и армия сможет возобновить наступление.
  
   - Они грызут дверь, - обреченно сказал телохранитель Орма.
   - Ничего, девка их победит. Ринда вернула ей возможность общаться с духами долины. Девка заставит их Короля убраться под землю, - сказал генерал, наблюдая в окно за происходящем во дворике.
   - Ее зовут Велена, - отрывисто бросил Кронт. - Ясно?
   Орм утвердительно хмыкнул.
   - У нее кровь идет, - заметил телохранитель. - Не выдюжит.
   - Заткнись! - Кронт нервно отскочил от окна и заметался по комнате.
   Он сунул Орму простыню, выхватил у одного из телохранителей кинжал и распахнул окно.
   - Полезешь? - равнодушно спросил генерал. - Тут высоко.
   - Держи крепче, там за лепнину уцеплюсь.
   Кронт заткнул кинжал в ножнах за пояс, слизнул снова выступившую на губе кровь и сел на подоконник.
   - Помогите мне держать, - приказал Орм, крепче ухватываясь за край простыни.
   Ветер оказался сильным и холодным, лепнина - скользкой, а расстояние до земли - огромным. Соскользнув по импровизированной веревке, Кронт ухватился за украшенный завитушками карниз и кое-как сумел добраться до галереи - спрыгнуть на ее крышу оказалось легче легкого. Старая черепица осыпалась под сапогами, когда наемник бежал на другую сторону. Там можно было спрыгнуть на узкий козырек - а с него во двор, рядом с выходом из замка.
   Кронт не спрыгнул. В последний момент он поскользнулся и свалился на крыс самым непотребным образом. Основной удар, к счастью, пришелся на бок - наемник тут же вскочил на ноги и стал пробиваться к Королю. Тот сидел совсем рядом, окруженный верными бойцами. Крупная серая крыса бросилась на человека - острые когти прорвали рубашку и плоть под ней. Кронт закусил губу и рванулся вперед, стряхивая вцепившихся зверьков. Он выхватил кинжал и занес его над Королем.
   "Как же плохо..."
   Его мутило, в глазах двоилось. А потом он увидел Велену. Она стояла перед ним, на пути его оружия, беззащитная.
   - Велена?
   Ледяной ветер обнял его голову, охлаждая, успокаивая боль, проясняя зрение. Наемник крепче сжал рукоять и с хриплым криком вонзил клинок прямо в образованный множеством хвостов узел.
   Все тела Короля взвизгнули от боли. Серое воинство запаниковало.
   Кронт снова поднял кинжал. Умные угольно-черные глаза взглянули на него - обреченно и печально. Его бойцов ждала верная смерть, а после нее - забвение и общий котел, где долина мешала все попадавшие к ней души. Король собирался разделить их судьбу, хотя мог бы, еще мог бы отвести глаза и снова исчезнуть во мраке.
   - Уходи, - Кронт опустил оружие. - Долина велика, найди себе укромное местечко. Себе и своим.
   Король послал ему улыбку и обратился к своим. Серые снова сомкнули ряды. Самые сильные крысы встали рядком, чтобы нести повелителя, он кое-как забрался на их спины.
   Дисциплинированно и организованно серая армия вышла из замкового дворика и направилась вглубь каменистой пустоши. Птицы горестно прокричали сверху - они надеялись полюбоваться более кровавой развязкой.
  
   Наемники Вернона, меченые и уцелевшие ормварцы собрались в большом зале замка. В старом камине развели огонь, колдунья ходила по рядам пострадавших от крысиных укусов и осматривала раны.
   Вернон отозвал в сторону Орма и Сибиллу и горячо их убеждал - Кронту не нужно было подходить ближе, чтобы понять, что барон пытается уговорить новых союзников присоединиться к атаке на Авендан. Меченые и ормварцы неприязненно поглядывали друг на друга.
   Сам наемник полулежал, оперевшись спиной о стену. Рубашка его намокла от крови: крысиные когти оказались не таким уж слабым оружием. Когда колдунья подошла к нему, Кронт ожидал слов упрека или даже нового всплеска ненависти. Но она лишь молча присела рядом с ним.
   Ринда промывала рану, крепко сжав сухие губы. Будто боялась что-то впустить в себя... или выпустить. Грубые натруженные руки умело соединили края разошедшейся плоти. Кронт, зло сщурив, глаза подавил вскрик, а старуха четкими скупыми движениями наложила повязку.
   - Спасибо, - наклонил он голову.
   Старуха равнодушно кивнула и ушла.
   "Ну и Архет с тобой..."
   Кронт огляделся. Ральф, одинокий и несчастный, сидел у окна, Велена, тоже одинокая и несчастная, забилась в самый темный угол.
   "Почему так все случилось с нами?" Вспомнилось, как они уходили из Форпоста - здоровые, живые, полностью уверенные, что скоро смогут покинуть долину.
   Наемник вздохнул и отправился к Велене. При его появлении девушка вздрогнула и вжалась в каменную стену.
   - Что с тобой? - спросил он, стараясь смягчить охрипший голос. - Что-то случилось?
   Она помотала головой.
   - Но я же вижу. Велена? Скажи мне, пожалуйста.
   Девушка нервно рассмеялась:
   - Собираешься утешать меня? Да у меня все в порядке. Правда!
   Она залилась слезами.
   Потрясенный Кронт молча обнял ее. Велена плакала, уткнувшись в плечо наемнику, а когда слезы закончились, сказала:
   - Я не хотела тебе говорить. Не знаю почему, ты стал мне дорог... хотя и не заслуживаешь этого.
   - Говори, не бойся.
   - Духи ничего не делают даром. Каждый раз мне приходилось обещать им что-то, и сегодня, во время битвы с Королем, они потребовали вернуть долг. Я вымолила три дня чтобы попрощаться.
   -Что?!
   - Через три дня я стану одной из них. А мое тело станет временным пристанищем для тех, кто очень долго не имел плоти, - она грустно улыбнулась. - Мое тело будет ходить, есть и пить, смеяться, возможно, даже предаваться разнузданным оргиям, но это буду уже не я.
   - Ничего подобного, - решительно сказал Кронт. - Я управился с Королем, управлюсь и с ними.
   - Если бы не они, ты попал бы во власть созданного Королем миража и пал под укусами крыс, - Велена опустила голову. - Я не хочу себя обманывать. Для меня нет надежды. Есть, правда, три дня, которые я могу использовать в свое удовольствие.
  
   Переговоры Вернона прошли успешно. Скоро наемники, ормварцы и меченые трудились над сооружением катапульты на смотровой площадке одной из башен. Барон, закутавшись в теплый плащ, наблюдал за строительством, отвлекаясь лишь на походы в небольшую лабораторию, оборудованную в той же башне. В маленькой комнатенке было душно и жарко, в камине всегда поддерживали огонь под большим котлом. Вязкая субстанция набухала пузырями - барон время от времени помешивал варево, иногда добавлял экстракты.
   Кронт и Велена почти все время проводили наедине, заперевшись в комнате или гуляя по пустоши. Вернон им не мешал, хотя предпочел бы, чтобы все помогали с подготовкой. Как ни странно, больше всего катапультой заинтересовался Ральф, он просмотрел чертежи и сделал несколько мелких поправок. На башне он проводил почти столько же времени, как и Вернон, при этом, правда, избегая Сибиллы.
   Предводительница меченых сменила потрепанное платье на новое из запасов наложниц Вернона - оно было куда более открытым, так что все ясно могли видеть ярко-алые линии на белой коже. Сибилла перестала скрывать свою метку, хотя разговаривать об этом отказывалась наотрез.
   Подгоняемые бароном, люди работали день и ночь, и к полудню третьего дня катапульта была готова. Вернон, Орм, Сибилла, Оскер, Ральф и Велена - все собрались на башенной площадке. Огромный шар упавшей луны, казалось, ухмылялся им через пустошь.
   - Заряжай! - скомандовал барон.
   Почти круглый, отшлифованный ветрами камень полетел в сторону луны. Ударился о покрытую трещинами поверхность и отскочил, не нанеся видимого вреда.
   - Еще!
   Один за другим снаряды пронзали воздух. Луна налилась багровым, чуть заметно завибрировала. У всех на башне разболелась голова, у Велены пошла носом кровь, а Кронт почувствовал, что разошлись края недавней раны.
   Вернон заставил всех выпить экстракт долинных цветов и велел продолжать.
   Двое наемников, шатаясь, потянулись за новым камнем, чуть дотронувшись до снаряда, они закричали. У обоих открылись язвы на ладонях, откуда толчками вытекала кровь.
   - Спокойно, - сказал Вернон. - Спускайтесь вниз, промойте раны экстрактом и завяжите. И пришлите двоих на смену.
   Серебристая луна на небе клонилась к горизонту, где ее ждали остальные. Белесо-серые лучи, казалось, старались пригасить багровое сияние, исходящее от Десятой. Измученные люди, повинуясь командам Вернона, вновь и вновь заряжали катапульту.
  
   - Помогите мне, кто-нибудь! - оттолкнув упавшего наемника, барон сам взялся за снаряд.
   Ральф подхватил тяжелый камень и помог Вернону установить его в чашу катапульты.
   - Уже не много осталось, я чувствую, - сказал барон, вытирая рукавом сочившуюся из носа кровь. - Скоро сможем отколоть кусок, тогда намажем снаряд смолой, что там внизу варится и притянем сюда. Ну!
   Очередной камень со свистом взлетел в воздух и по широкой дуге упал на луну. Одно мгновение ничего не происходило, а потом маленькая трещинка расширилась, зажглась ярко-красным. Луна разваливалась на куски, истекая чем-то странно похожим на кровь.
   - Она распадается! - с трепетом в голосе промолвил барон. - Мы не отбили кусочек, мы ее всю уничтожили.
   - Штоб я сдох! - потрясенный Орм подошел ближе к парапету.
   Кровавое зарево от умирающей луны залило алым светом всю пустошь. Серебряный диск на небе, будто в панике, упал за горизонт, и над долиной воцарилась ночь.
   Потоки красной жидкости зазмеились в пыли, один подполз к самому замку. А люди, как зачарованные смотрели, как Десятая разваливается сначала на два куска, потом на шесть, потом просто развеивается по ветру, будто слепленный ребенком песчаный пирожок.
   - Смолу, быстрее! - заорал Вернон.
   Орм лично метнулся вниз, обернув ладони шарфом, ухватился за котел и вынес его на башенную площадку. Все засуетились, укладывая в чашу обмотанный ветошью небольшой камень и пропитывая ветошь липкой смолой. К тряпке была привязана веревка - с тем расчетом, чтобы потом подтянуть ее назад с налипшими осколками луны. Первая попытка оказалась неудачной - никак не смогли сдернуть тряпку со снаряда, он же был слишком тяжел, чтобы его тащить.
   - Спокойно, попробуем еще раз, - сказал Вернон, руки которого дрожали от напряжения.
   С пятой попытки им удалось вытащить тряпку, да еще и с уловом - множество небольших камешков прилипли к смоле. Все они источали багровое сияние, а при прикосновении казались теплыми.
   - Сделано! - радостно воскликнул Вернон. - Завтра утром мы идем на Авендан.
  
   Кронт не помнил, как добрался до кровати. Уничтожение призрака Десятой далось им всем очень тяжело. Всю ночь ему снились черно-багровые кошмары, во рту чувствовался привкус крови.
   Пробуждение оказалось еще более тяжелым. Он открыл глаза, увидел светло-синее небо за окном и выругался.
   "Велена. Ее время закончилось, а из-за проклятой верноновской затеи, я даже не попрощался. Даже не был с ней в тот момент, когда эти мерзкие духи..."
   Ему захотелось взвыть от злости и отчаяния, но наемник заставил себя встать, одеться, пристегнуть к поясу меч в ножнах.
   "Слушай ветер и, может быть, ты услышишь меня", - вспомнились слова Велены.
   Еще раз осмотрев комнату и убедившись, что ничего не забыл, Кронт стал спускаться вниз. У окна галереи он встретил Ральфа - тоже полностью одетого и вооруженного до зубов. На подоконнике сидели черные птицы, балансируя кожистыми крыльями, и спешно пожирали куски вяленого мяса, которые Ральф им бросал.
   - Нашел кого прикармливать! - хмуро пробормотал Кронт.
   - Да ладно тебе, мясо все равно крысы погрызли. Или хочешь за ними доесть?
   Наемник фыркнул:
   - Отдай им все и пойдем. Барон уже заждался, поди.
   - Да-а, все ему не терпится. Я вот все не могу понять, зачем нам Авендан... просто хочется вернуться. Хотя бы посмотреть.
   Вдвоем они спустились в замковый двор и присоединились к остальным.
   - Где Туман? Куда вы дели моего коня, сволочи! - Кронт вертел головой, но белого скакуна нигде не было видно.
   - Садись на того гнедого, - приказал Вернон. - Времени нет, нужно выезжать. Конные поедут впереди, на ормварцев и меченых лошадей не хватит, они пойдут за нами пешком. Наша задача - прибыть к границе первыми и приготовить все для пехотинцев.
   - Все хорошо, но где мой конь?
   Барон только рыкнул в ответ, и Кронту ничего не осталось как, пожав плечами, забраться на гнедого.
  
   Знакомая дорога, казалось, сама ложилась под копыта коней. Рунный камень исправно перебросил всадников в лес. Там вовсю пели весенние птахи, светило не жаркое еще солнышко. Веселый Дикарь то трусил впереди отряда, то нырял в лес, пытаясь поймать юрких птиц.
   Форпост проехали без приключений. Кронт думал, что Вернон остановится подальше от границы, памятуя о "светлячке", но тот опять приказал встать на холме, откуда были видны шпили Авендана. Барон велел разбить лагерь, сам сказал, что отправится к Железным воротам на разведку.
   Наемники разбили палатки, разожгли костры. Все были насторожены - не покажется ли вновь какой огонек. Ральф все время подозрительно оглядывался.
   - Не беспокойся, высокородный, на вот, выпей, - Кронт бросил ему флягу.
   - Да уж, не беспокойся, - проворчал Ральф. - Тебя бы прикончило тут, ты б не беспокоился...
   - Скоро мы будем в городе, - наемник вздохнул
   - А ты что такой сегодня? Будто вешаться собрался...
   - Велена, - тихо сказал Кронт. - Нехорошо все вышло.
   Ральф усмехнулся:
   - Раскаиваешься, что затянул девушку в постель, воспользовавшись ее меланхолией? Ничего, извинишься и предложишь жениться.
   - Я ее уже, наверное, никогда не увижу.
   Ральф пожал плечами:
   - С чего бы это? Сама мне утром сказала, что съездит кое-куда, а потом к нам присоединится.
   - Так это она Тумана взяла?
   Ральф кивнул:
   - Пойдем к дороге, встретим ее, если хочешь.
   Кронт встал и поплелся за ним к тракту, хотя и знал, что вернется уже не Велена.
  
   Туман мчался, вздымая облака пыли. Светлая грива развевалась на ветру, как и волосы всадницы. Велена ехала, распахнув плащ, который полоскался сзади, как мантия. И она смеялась. Детским счастливым смехом.
   Увидев Кронта, конь приветственно заржал, а девушка замахала рукой.
   - Здравствуй, Велена, - проговорил наемник, напряженно вглядываясь в глаза девушки и пытаясь угадать пристанищем чьей души служит теперь ее тело.
   - Здравствуй.
   Велена спешилась. Ее щеки разрумянились от быстрой езды, глаза весело блестели.
   - Духи дали мне свободу, - негромко сказала она. - Они обрели покой и то же подарили мне...
   Когда над долиной встала багровая ночь, девушка на вершине башни зачарованно смотрела на разрушающуюся луну. Она не слышала отрывистых приказов Вернона, не чувствовала, как из носа течет кровь. Велена подставила лицо ветру, ощущая прикосновения призрачных рук и губ.
   "Все кончено"! - радостно сказал знакомый голос. - "Мы можем уйти туда, куда положено уходить после смерти. Прости нас, мы были жестоки с тобой. Счастливой жизни тебе"!
   Она беззвучно шептала имена, узнавая тени, что пришли попрощаться. Горячечное безумие отпустило их, и духи почти обрели человеческие чувства и призрачные формы - напоминание об их телах. Лорн, Иероним, наемник, что сидел прикованный цепью, Тарра, мужчины, женщины, дети, животные. Последними Велена увидела двух черных крыс - мертвую часть Короля.
   "Счастливой жизни тебе"!
   Пораженная собственной догадкой, она кинулась к лестнице, спустилась с башни и, оседлав кронтова коня, пустила его вскачь к владеньям меченых.
  
   - Башни больше не существует, - рассказывала она. Только глубокий пролом в земле. Черный и пустой. Там нет воды, в которую превращались дождевые. И дождевых нет. Мы все получили второй шанс. Долина готова выпустить нас в мир живых.
   - Что ты несешь?
   - Мы снова живые. Уничтожив луну, мы разделили мир мертвых и мир живых. В замок у пустоши мы уже не вернемся. Но можем прийти в Авендан, в любой другой город. К родным...
   - Ты уверена? - Кронт взглянул на свои ладони, усеянные осколками зеркала. - Метки не исчезли.
   - Мы не можем вернуться, какими были. Долина изменила нас, с этим уже ничего не поделаешь.
   Кронт внезапно рассмеялся:
   - Могу себе представить, как рассвирепеет Вернон. Он-то рассчитывал на армию бессмертных.
   - Что-то он все время ошибается, строя планы, - скептически хмыкнул Ральф. - Например, эта чудная идея выкурить из замка ормварцев при помощи крыс.
   - Обрадуем его? - ухмыляясь, предложил Кронт. - Он у железных ворот, на разведку пошел.
  
   Барон стоял у входа в темный туннель. Ветерок ерошил его волосы, колыхал полы длинного плаща. В лучах послеполуденного солнца ярко сверкал обнаженный клинок, которым Вернон небрежно сбивал травинки. У его ног застыл Дикарь, чуть припав к земле он напряженно скалился.
   Перед бароном стояло высокое существо - с песчано-желтой кожей, с роговыми наростами, образовывавшими шипастый хребет, с длинными блестящими когтями на тонких пальцах и глазами, как бездонные колодцы. Тем не менее, существо явно ранее было человеком. За его плечами полоскался на ветру алый шелковый плащ, разодранный шипами, талию стягивал украшенный опалами пояс, а на среднем пальце правой руки красовался перстень с печаткой.
   За спиной существа маршировали изуродованные долиной твари, исчезая в сумраке туннеля.
   - Вернон? - окликнул барона Кронт. - Что тут творится?
   Барон и тварь перед ним обернулись.
   - Я же приказал ждать меня на месте! - раздраженно рявкнул Вернон.
   Кронт украдкой взялся за рукоять меча.
   - Велена узнала кое-что. Твой план не сработает. Мы не сможем перебраться в Авендан и захватить его, мы теперь снова живые.
   Существо разразилось каркающим смехом:
   - Да уж, хорошего же мнения о тебе твои солдаты, сынок.
   Дикарь чуть слышно зарычал и подобрался, как для прыжка.
   - Успокой своего пса, или я прибью его, - процедило существо.
   - Даже пес разбирается лучше тебя, Вернон, - Кронт выхватил меч.
   Вернон нахмурился:
   - Не надо, Дикарь, сидеть! - он повернулся к наемнику. - Ты не понял. Это и был мой план. Я знал, что уничтожение луны позволит воскреснуть мертвецам.
   - Да, только не твой, а мой, - поправило существо. - Собственно, я разработал всю стратегию в деталях и расписал поэтапно. А насчет Авендана не беспокойся, - он подмигнул наемнику. - Остальные-то не знают, что они снова живые. Поэтому будут сражаться, как бессмертные. Хотя они так, мясо. Элита - вот она, - он гордо указал когтем на получеловека-полумедведя в латах. - Это авангард, основные силы прибудут чуть позже. Подземным жителям нужно привыкнуть к свету дня.
   - Значит, ты открыл подземелье не для того, чтобы натравить крыс на ормварцев? - спросил Ральф.
   - Для этого тоже, - усмехнулся Вернон. - Это все равно пришлось бы сделать рано или поздно.
   - Значит, ты предал нас всех? - утвердительно сказал Кронт. - ты пошлешь своих наемников, ормварцев и меченых на смерть, прокладывать путь этой мерзости?
   - Эй! Я не привык, чтобы со мной так говорили! - воскликнуло существо.
   Вернон опустил голову и чуть улыбнулся:
   - Долина сильно изменила тебя, отец. Надеюсь, ты не смотерлся в зеркало?
   Велена вскрикнула и тут же зажала рот руками.
   - Я слышала, твой отец убил себя, - невнятно пробормотала она.
   Существо кивнуло:
   - Так и было. Если бы я не покончил с собой, меня бы сожгли... или повесили. Но, к счастью, я давно интересовался долиной, и в кратчайшие сроки сумел разработать план. Я убил себя у Железных врат - и после смерти попал в долину. Я сумел сделать так, что мое имущество досталось сыну, - он кивнул на Вернона, - и в надлежащее время он нашел мои записки, прочел их и старательно следовал каждому пункту.
   - Все так, - отозвался барон.
   Существо с гордостью взглянуло на Вернона:
   - Моя плоть и кровь, мой вассал. Я всегда хотел иметь слугу, которому мог бы полностью доверять.
   Последнее чудовище исчезло в туннеле.
   - Пора это заканчивать, - резко сказал Вернон.
   - Ты сам их убьешь, или оставишь мне?
   - Только подойди, мразь! - Кронт удобнее перехватил рукоятку меча.
   - Ты так и не понял, как нужно обращаться к знатному человеку? - ощерилось существо.
   - Знаешь, отец, - негромко произнес Вернон. - Некоторые твари так и остались тварями, даже после разрушения луны. Некоторые были тварями всю свою жизнь.
   - Что? - в голосе существа прозвучало искреннее удивление.
   - Я шел к этому так долго, - прошептал барон. - Пришло время платить, отец.
   Молнией сверкнул поднятый клинок.
  
  
   Эпилог
  
   Если когда-нибудь нелегкая занесет вас в славный город Авендан, и вы будете настолько смелы, чтобы выпить вишневки с местными, вам расскажут множество удивительнейших вещей. Про нападение ужасных чудовищ среди бела дня и про смелый отряд, который появился будто бы ниоткуда и дрался с тварями всю ночь и весь следующий день. Иногда рассказывают, что и неделю. Поведают вам и о тайном правителе города, что, по слухам, и предводительствовал странным отрядом. Если при этом собеседник будет неприлично усмехаться, а на коже его заметите странные метки - не обращайте внимания.
   Не стоит удивляться и татуировкам местных модниц, многие дамы украшают кожу красными линиями, сплетающимися в затейливый узор.
   Таверны в городе, как правило, уютные, но лучшая из них находится в глуши лесов. Стоит она на разъезженном тракте - когда-то землетрясение открыло удобный перевал в северных горах. Так вот, если будете там, обязательно отведайте местный самогон. При большом желании его можно получить и в городе - совладелец лесного трактира купил и пару заведений в самом городе. Иногда он обходит их с инспекцией - одет в дорогой плащ, но всегда носит наемничий меч с собой. Бывает, вместе с ним прогуливается и его жена. Если ему понравитесь, он прикажет предложить вам особую выпивку. Только не здоровайтесь с ним за руку.
   А если перед рассветом вы увидите в небе угольно-черных птиц с кожистыми крыльями - не думайте, что это плохой знак. Спросите у местных, и вам расскажут о молодом человеке, который кормит их хлебом и колбасками с мансарды. Обычно он бросает связку колбасок в воздух, смотрит, как птицы ловят их на лету, наливает себе чаю и возвращается к рукописи. Говорят, он пишет ее кровью на пергаменте из человеческой кожи - но это, конечно же, досужие вымыслы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   129
  
  
  
  

Оценка: 4.83*14  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Елка для принца" В.Медная "Принцесса в академии.Драконий клуб" Ю.Архарова "Без права на любовь" Е.Азарова "Институт неблагородных девиц.Глоток свободы" К.Полянская "Я стану твоим проклятием" Е.Никольская "Магическая академия.Достать василиска" Л.Каури "Золушки из трактира на площади" Е.Шепельский "Фаранг" М.Николаев "Закрытый сектор" Г.Гончарова "Азъ есмь Софья.Царевна" Д.Кузнецова "Слово императора" М.Эльденберт "Опасные иллюзии" Н.Жильцова "Глория.Пять сердец тьмы" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Фейри с Арбата.Гамбит" О.Мигель "Принц на белом кальмаре" С.Бакшеев "Бумеранг мести" И.Эльба, Т.Осинская "Ежка против ректора" А.Джейн "Белые искры снега" И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Телохранительница Его Темнейшества" А.Черчень, О.Кандела "Колечко взбалмошной богини.Прыжок в неизвестность" Е.Флат "Двойники ветра"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"