Deadly.Arrow: другие произведения.

Чародей на болоте

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    сказочное фэнтези

В низовьях река Великий Полоз становилась медлительной и широкой. Прежде чем соединиться с морем, она выписывала размашистые петли, оправдывая свое змеиное имя. Болота, самые гиблые из гиблых, окружали причудливые изгибы ее русла.
Многочисленные суда, сплавлявшиеся вниз по Полозу к крупным портам или, напротив, поднимавшиеся вверх по течению с заморскими товарами, зачастую старались идти посередине русла, чтобы даже от духа болотного быть подальше. Но в долгом пути неминуемо нужна остановка: починиться, прикупить еды или сбыть оказавшийся ненужным балласт. Поэтому ничего странного не было в том, что в самом центре топей на берегу реки стояла деревенька - Болотный Причал.
***
Однажды летом на закате к пристани причалила старая баржа, груженая углем и солью. Пробравшись среди сваленных на палубе мешков и ящиков, на мостки вылез человек в просторном черном плаще и с железным сундучком в руках. Едва он успел ступить на землю, как баржа отчалила.
- Хе-хе, - сказал старик, сидевший с удочкой на мостках.
- Ого! - вторило ему неопределенного пола дитя, прыгавшее по сваям.
- Добрый вечер, - вежливо сказал чужак.
Он был очень высок и очень худ. Лицо его, полускрытое низко надвинутым капюшоном, походило на череп - так плотно кожа облегала кости.
- Вечер добрый, ночь злая, - усмехнулся рыбак.
- О том и речь! Есть у вас тут какой-нибудь трактир, где можно переночевать?
Старик молча ткнул удочкой влево, зато болотное дитя всполошилось, скакнуло с мостка на мосток, подбежало к страннику и схватило за полу плаща:
- Ресторация есть, "Царский чертог"! Отличное место, не пожалеешь! Хочешь отведу?
Оно умильно заглядывало в лицо чужака зелеными глазищами и улыбалось широковатым жабьим ртом.
- Ну отведи.
Дитя заторопилось вперед, семеня босыми ножками, то и дело подпрыгивая, кружась и приплясывая. При каждом прыжке развевались живописные лохмотья из мешковины, на которых виднелись трафаретные надписи "просо", "сахар" и "баржа N 87". Странник шагал за ним спокойно, но один его длинный шаг покрывал все расстояние, которое успевало пробежать суетливое существо. Свой железный сундук, даже на вид очень тяжелый, он нес с удивительной легкостью.
На берегу у пристани стояли склады и амбары, частью деревянные, частью сложенные из кирпича. За ними начиналось, собственно, поселение: приземистые домики с тростниковыми крышами, возле каждого - пара-тройка грядок с чахлой петрушкой да морковью. Вдоль дощатых улиц-гатей шли вырытые канавы, заросшие ряской и кувшинками. На краю деревни обнаружилось небольшое болотное озерко. Вода в нем казалась угольно-черной, а в камышах кто-то душераздирающе вздыхал и ухал.
Возле озерка и стояла ресторация. Она представляла собой избушку из сосновых бревен, стены которой поросли мелкими бледными грибами. Над дверью красовалась вывеска "Царский черток" и грубо, но смачно намалеванная картина чертенка в мантии и короне.
- Вот оно как... - пробормотал, усмехнувшись, странник.
В иных местах за подобные шутки трактирщика ждала бы хорошая порция плетей, но здесь, в гиблых болотах, как видно, и царь был не указ.
- Мило, очень мило!
Одобрение странника привело дитя болот в буйный восторг. Оно засвистело, заплясало на ступеньках трактира. Входить внутрь страннику пришлось одному.
***
- Дверь захлопни, комаров напустишь! - заорали ему, едва он сунулся в зал.
Прикрыв тяжелую скрипящую дверь, странник с любопытством огляделся. В ресторации царил полумрак, который рассеивала лишь свеча, горевшая на прилавке. В камине тлели брикеты торфа, но света от них не было, зато по всему залу расходился сладковатый дурманящий запах. Возле прилавка стояла пивная бочка и шкаф с бутылками. С потолка свисали косички лука, пучки трав и связки вяленой рыбы. На разномастных столах стояли тарелки и кружки, лежала снедь: но ни единого посетителя не было видно.
- Здравствуйте, что у вас есть на вечер?
Трактирщик постучал по прилавку. Там и правда было вырезано ножом меню, в изучение которого погрузился новоприбывший.
- Почему три вида воды? - наконец спросил он.
- Речная с середины реки, - сказал трактирщик, - потом речная, взятая с берега, и водица из родника.
- Хм, а вы уверены, что не набираете ее всю из той заболоченной лужи, что у вас под окнами?
Трактирщик улыбнулся, но ничего не сказал.
- Налейте мне тогда чего-нибудь крепкого.
В этот момент в ресторацию проскользнуло болотное дитя, успев так быстро закрыть дверь, что, казалось, она и не открывалась. Ничем не показав, что знакомо со странником, оно чинно уселось за столик в уголке.
Странник поставил на пол сундучок, сел на табуретку у прилавка и откинул назад капюшон. Его худощавое лицо в полумраке выглядело совсем зловеще, черные длинные волосы сбились в колтуны, в глубоко посаженных темных глазах отражался огонек свечи. Пальцы, которыми он коснулся строчек меню, были костлявыми и длинными с заостренными ногтями.
- Меня тут Волчьим Хвостом кличут, - сказал трактирщик, выуживая из-под прилавка мятый оловянный стакан. - А вы кто будете, сударь?
Странник мрачно взглянул на него из-под бровей, явно недовольный вопросом.
- Я колдун, - сухо ответил он. - Чернокнижник. Можете звать меня "Магнус".
- И что же, надолго к нам?
- Возможно.
Трактирщик наполнил стакан из бутылки, и Магнус, желая прервать разговор, сделал большой глоток. От этого его бледное лицо побелело еще больше.
- Что это за гадость? - просипел он.
- Сок черногриба! - радостно отозвалось болотное дитя, подскакивая к прилавку. - Скоро оно ударит тебе в голову, сударь, и ты станешь совсем веселым.
- Марька, брысь! Совсем обнаглела! А вы, сударь, что же, у нас в Причале жить собираетесь?
- Посмотрим, - процедил Магнус, снова отпивая из стакана.
- Эй, колдун! - Марька дернула за рукав черного плаща. - А купи мне пирожок, а? Чего тебе стоит.
- Брысь, я сказал!
Трактирщик замахнулся на нее, но тут Магнус щелкнул пальцами, и на прилавок упала золотая монета.
- Дай ей поесть.
Ворча себе под нос, трактирщик поставил перед Марькой глиняную тарелку с пирожками из ржаной муки.
- Так вы тут у нас остаться думаете... Тогда вам нужно с нашей главной встретиться, разрешения попросить.
- Я не стал бы темным колдуном, если бы спрашивал разрешений.
Магнус одним глотком осушил стакан и встал, слегка покачнувшись. Нетвердой походкой он подошел к свисающему с балки пучку травы.
- Что вы делаете, сударь? Так нельзя!
Трактирщик подхватился, но не успел обежать стойку, как Магнус вырвал из пучка несколько желтых цветков и бросил в камин. Вспыхнуло зеленое пламя. Завоняло жженым, а сладкий дурманящий запах исчез. И тогда стали видны люди, сидевшие за столами.
- Если уж наводите морок черемухой и болиголовом, то хотя б зверобой убирайте подальше, - презрительно бросил Магнус. - Хотя это вообще невежливо - тайно наблюдать за приезжими.
Из-за одного из столов поднялся дюжий детина в кожаном переднике. Играя мускулами, он подошел к колдуну.
- Наглый чужак. - пробасил он. - Нам тут таких даром не надо.
В зале одобрительно зашумели. Магнус раздраженно фыркнул.
- Вечно ты, Большак, поперед батьки в пекло лезешь, - вмешался Хвост. - Пусть госпожа Услада свое слово скажет. Все равно решение - за ней.
Все затихли. Из дальнего угла зала, где еще висел морок и ничего нельзя было разглядеть, послышался мелодичный женский голос:
- Ты скажи, странник, зачем сюда пришел. Чего ты ищешь - или от кого бежишь?
От этих слов Магнус завелся. Он расхаживал, немного покачиваясь при каждом шаге и размашисто жестикулируя, злобно отчитывая собравшихся:
- Именно от этого я и бегу. Тупые шумные людишки с их бесконечными разговорами и просьбами, ни минуты покоя от вас. Вечно вы чего-то хотите. Вечно у вас какие-то дурацкие идеи, никогда не можете посидеть спокойно, пока маг занимается серьезными делами. Вовек бы мне вас не видеть! И уж, будьте покойны, жить в вашей гнилой деревеньке я не желаю!
- Да я тебя!
Детина было бросился на Магнуса, но его остановил мелодичный голос:
- Спокойно, Большак. А ты чернокнижник... чего ты тогда хочешь?
Морок в углу сгустился туманом и двинулся навстречу Магнусу. По мере приближения к колдуну, он рассеивался, и наконец посреди ресторации встала "госпожа Услада". Это была женщина среднего роста и средних лет, с незапоминающимся лицом. Ее платье из небеленого льна тоже ничем не выделялось среди одежд других жительниц деревни. Зато на шее и плечах шевелилось живое ожерелье - множество гадюк сплетались телами, заползали в волосы и под одежду.
Магнус ничем не показал, что его впечатлило живое украшение Услады.
- Я желаю того, что вы не можете мне дать, - надменно сказал он. - Спокойствия. Мне нужно тихое место, чтобы заниматься моими... изысканиями. Я выбрал для этого ваше прекрасное гиблое болото и непременно туда отправлюсь! И для этого мне не нужно одобрение какой-то ведьмы!
Змеи Услады вскинули плоские головы и зашипели.
- Дайте-ка я приведу его в чувство!
Большак, замахиваясь, шагнул к Магнусу. Тот увернулся и стукнул детину по плечу костлявой рукой. Раздался треск - Большак по колени провалился в пол.
- Ах ты злыдень!
Мужчины бросились к нему, сжимая кто бутылку, кто табуретку, а кто и нож. Магнус озирался, готовясь к удару с любой стороны. Темные глаза его сверкали, как угли, насыпанные в череп мертвеца.
- Стойте, - велела Услада. - Если он так хочет отправиться в болото, пусть идет. Сейчас.
Несколько мгновений они стояли, неприязненно глядя друг на друга, потом Магнус подхватил свой сундучок.
- Прекрасно. Прощайте.
Уходя, он оставил дверь открытой настежь.
***
Поначалу тропинка шла среди невысоких кривых берез, потом березы сменились редкими кустарниками, потом кустарники - травами. А потом дорожка завиляла среди болотных кочек, едва различимая в сумерках
Пришлось остановиться у первой попавшейся вербы и срезать длинную ровную ветку, чтобы использовать вместо шеста. Когда Магнус счищал листву и мелкие веточки, он увидел какое-то копошение на тропинке, где прошел недавно. Недолго думая, метнул туда свой новый шест. Раздался писк и всплеск. А потом - ругань.
- Проклятый колдун! Так же и убить можно!
Магнус всмотрелся в темноту над болотом:
- Марька, ты?
- Я, я... напал, как на какого-то демона, вот же...
Хлюпая по мокрым кочкам, Марька вернулась на тропинку.
- Темно уже и опасно. Зачем ты пошла за мной?
- Потому и пошла. Ты ведь эдак в болоте потонешь. А я могла бы тебя проводить.
- И что ты за это хочешь? Пирожков? Денег?
- Хочу, чтоб ты научил меня колдовать!
Магнус расхохотался, спугнув своим смехов спавших в камышах уток.
- Да зачем тебе это? - спросил он, снова шагая по тропинке.
- Ну как же, это здорово. - Марька торопливо спешила за ним. - Ты, например, умеешь превращаться в туман?
- Да, но от этого ужасно мутит.
- А превращать опавшие листья в золото?
- Да, но они всегда превращаются назад в самый ответственный момент.
- А зачаровать человека, обмануть, запутать его так, чтоб он уже своей памяти и глазам не верил.
- Это все легко можно сделать и без колдовства.
- А сделать из любой писаную краса...
- Стой!
Впереди виднелась поросль чахлых березок, а за ними теплились желтым окна домов.
- Что это? Мы, что ли, назад пришли?
- По обманной тропе пойдешь - никуда не придешь.
- Тьфу! Ну веди ты по не-обманной!
Магнус пропустил Марьку вперед. Она, подскакивая и крутясь, пошлепала прямиком в болото, по кочкам, перепрыгивая открытые "окошки" воды. Ему так ловко пробираться по бездорожью не удавалось: скоро полы плаща намокли внизу, да и в сапоги просочилась сырость. Вокруг крякали лягушки, стрекотали насекомые, изредка доносилось уханье совы.
Тонкий серп месяца был тусклым и желтым, зато болотные огоньки разгорелись. Они кружили над топями и то и дело подлетали к путникам, путались в волосах Марьки или садились на плечи Магнуса. В их холодном синеватом свете все выглядело зловещим и жутким. Засохшие деревья казались скелетами невиданных существ, трухлявые пни - притаившимися медведями.
Встретилось им и несколько настоящих чудищ. Лихо проползло по зыбкому мху к черному ельнику, и встало там, расправляя гигантские плечи, вскидывая мохнатую голову выше самых высоких елей. Болотницы нежно окликнули путников, призывая придти к ним, в гиблую топь. Плавучий мертвец покачивался среди ряски, светясь голубоватым светом. Стоило Магнусу шагнуть в нему, как плавучий мгновенно ушел на глубину.
Прошли они и по заросшему мхом поющему болоту. Там многоголосье насекомых, лягушек и птиц словно заткнули, да и Магнус с Марькой не смогли произнести и слова. Зато из под их ног вырывались вздохи, слова и фразы, даже песенки, все на разные голоса.
А за поющим болотом, среди зарослей черной ольхи текла узкая речка, каким-то чудом пока еще не заросшая мхом.
- Река Смородина, - сказала Марька. - Впадает в Полоз чуть ниже нашей деревни.
- Что же, отлично, тут и остановимся.
В неверном свете месяца Магнус выбрал место посвободнее и достал из кармана небольшую фигурку.
- Что это? - любопытная Марька едва носом в нее не ткнулась.
- Шахматная ладья, выточенная из кости. Человеческой.
Магнус бросил фигурку на землю, устланную прошлогодними листьями. Раздался грохот, как гром молнии, и белая кость стала расти, сплелась с черными корнями, раздвинула стволы деревьев. Перед путниками встала башня шириной в два человеческих роста, а высотой вровень с ольховыми верхушками.
Марька глядела на это колдовство, затаив дыхание.
- Добро пожаловать в мой скромный дом, - Магнус, польщенный ее реакцией, широким жестом предложил войти.
Внутри оказалось тесновато. Нижний этаж башни был заставлен сундуками и шкафами, ящиками и мешками. Зато на столике горела свечка и стояло блюдо с пышущими жаром блинами и два блюдца со сметаной и медом.
- Ого!
- Угощайся. И спать ложись - постели себе на сундуке. Домой уже по темноте не ходи.
- А ты?
- Пойду запишу кое-какие мысли пока не забыл. Ваш глупый трактирщик навел меня на идею насчет нового эксперимента.
- Хорошую мысль не забудешь, а забудешь - значит, она плохая, - назидательно сказала Марька, стараясь запихнуть в рот блин целиком.
- Напротив, хорошую мысль каждый поймать рад, только ты ее нащупал, а другой уж за хвост вытягивает.
Марька что-то возразила, но поскольку ей удалась штука с блином, понять ее было невозможно. Магнус махнул рукой и полез наверх, в свою колдовскую лабораторию и спальню.
Записав пару строчек в потрепанный гримуар, он улегся на жесткую постель из плоского камня. И заснул под кваканье лягушек и крики ночных птиц.
***
Приснился ему Большак, который все грозил кулаком, а потом сигал в болотные "окошки", оставляя за собой след из синих огоньков.
Проснулся Магнус ранним утром. Сев на камне, он потер глаза, бормоча:
- Ну и приснится же ерунда.
И вздрогнул, когда снизу раздался знакомый голос:
- С добрым утречком, сударь колдун!
Он вскочил, ударившись ногой о железный сундучок. Спустился вниз, где увидел Марьку и Волчьего Хвоста, которые чистили рыбу на пороге.
- Как ты нашел меня? - хмуро спросил Магнус.
- Так это, сударь колдун, все слышали, как ночью у Смородины грохотнуло. Все и подумали, что это вы. А я взял поутру лодчонку, да поплыл поглядеть.
- Будто вчера мало нагляделись.
- Да вы не серчайте, мы чужаков у себя в деревне не любим, а тут живите себе на здоровье. Все равно место гнилое, люди тут, почитай, и не ходят.
- Не ходят, плавают только... - Магнус раздраженно зыркнул на трактирщика.
-Но вы, сударь, не думайте, что я просто так, я по делу!
Волчий Хвост вскочил, обтер о штаны запачканные рыбьей слизью и чешуей руки, и вытащил из кармана витую серебряную цепочку, разорванную на две части.
- Это жены моей. Старая вещь, у нас такие чинить никто уже не умеет. Большак заправляет в кузнице - но ему давай лопаты или обручи для бочек ковать, куда ему цепочку.
- Я уехал из города, - ледяным тоном сказал Магнус, - потому что мне докучали глупыми назойливыми просьбами бояре и воины. Неужели ты думаешь, что теперь я с радостью буду на побегушках у крестьян? Может мне вам мышей в амбарах потравить? Или заговорить петрушку, чтоб лучше росла?
- Было бы неплохо...
Магнус аж скрипнул зубами, и Хвост осекся.
- Ладно, сударь колдун, как скажете. Конечно, посмеется надо мной Большак, он-то с самого начала твердил, что вы не сумеете починить такую изысканную вещь.
- Изысканную? Да я царские украшения чинил!
Магнус выхватил цепочку из руки трактирщика, зажал в горсти, что-то прошептал, хлопнул в ладоши - и швырнул Хвосту назад целую.
- Вот спасибо, сударь!
- Попридержите ваши благодарности. Я милостей бесплатно не оказываю, за цепочку вам придется заплатить.
Колдун так зловеще цедил эти слова, что Хвост невольно сглотнул:
- Само собой, сударь, заплачу. А что вам нужно?
Магнус положил костлявую руку на плечо трактирщика и сказал:
- Я хочу знать, где вы собираете черногрибы.
***
Выпроводив Хвоста и наказав Марьке возвращаться в деревню до вечера, Магнус отправился в указанное место. Целый день он провел, собирая ноздреватые грибы, что росли на стволах упавших елей.
По возвращении его ждало два неприятных зрелища. Марька, ничуть не собираясь назад в деревню, качалась на зыбуне. Под ней хлюпало и чавкало, а она лишь раскачивала травяной ковер. Кроме того, у порога костяной башни стояла корзинка из ивовых прутьев, наполненная, судя по запаху, разнообразной снедью.
- Качайся сильнее, - хмуро посоветовал он Марьке, - станешь плавающей мертвячкой, сможешь вообще в лунках нырять, вот весело-то будет. Скажи только кто еду притащил?
- Это Белава. Ей трактирщик как рассказал про мышей и петрушку, так она пирогов прислала и просит дать ей яду от клопов - никакого спасения от них нет, гадов этаких.
Магнус только вздохнул. Устало сев на пороге, он поставил в стороне лукошко с черногрибами и вытащил из корзины Белавы пирожок. Марька оставила свой зыбун и, вприпрыжку перебравшись через сплетения черных ольховых корней, присоединилась к нему.
- Еще немного, и ко мне будут бегать с любовными делами, - мрачно сказал Магнус. - Этого отворожи, того приворожи. Как будто сами справиться не могут. Ну окати ты одного помоями, а другому сиськи покажи, делов-то.
- А я бы хотела быть колдуньей, и чтоб ко мне с любовными делами ходили, - мечтательно проговорила Марька.
- Это забавно первые раз двадцать, а потом...
***
Предсказание Магнуса сбылось на следующий же день. В полдень, когда они с Марькой отдыхали, сидя на ольховый корнях над водой, к башне подошел Большак, несущий на плече новенькую лопату.
- Здравствуй, колдун! Чтоб вы провалились, кровопийцы! - крикнул он, стоя на кочке и отмахиваясь от слепней.
- С чем пожаловал? - лениво спросил Магнус. - Додраться хочешь?
Большак переложил лопату на другое плечо.
- Не серчай, колдун. Я ж на тебя не просто так полез, ты и сам виноват. Но дерешься знатно, признаю. Я потом еще долго из пола вылезал и занозы вытаскивал. Но ты, чую, мог меня и по плечи туда вогнать.
В голосе Большака слышалось искреннее восхищение, и глаза Магнуса тщеславно заблестели.
- Мог бы, - гордо подтвердил он.
Большак подошел и уселся рядом на корни, опустив босые ступни в воду.
- Вот я и подумал - раз ты настоящий сильный колдун, значит, сможешь мне помочь.
Магнус вздохнул.
- Ты не думай, не за бесплатно. Я вот - лопату тебе в благодарность принес. Сам выковал!
Он снял лопату с плеча и протянул черенком вперед Магнусу.
- Да, мне как раз необходима лопата на болоте, картошку копать, - саркастически сказал тот, но предложенное взял.
- Понимаешь, колдун, есть такая девчонка, Ромашка. Я как ее увижу - сразу язык отнимается. Стою дурень дурнем.
- А ты не говори, ты ей подмигивай! - предложил Магнус.
Марька захохотала и свалилась в воду, обдав их обоих фонтаном брызг.
- Да уж доподмигивался однажды, огрела меня веником. Я ж многого не прошу, так - какой-то амулет, чтоб эту немоту проклятую побороть.
- Ну хорошо.
Магнус отправился в башню и вышел оттуда с небольшой глиняной бутылкой. Она перекочевала в карман Большака вместе с наставлением глотнуть хорошенько перед встречей с зазнобой.
- А что там было? - спросила Марька, когда кузнец ушел. - Волшебный эликсир.
- Сок черногриба, выжатый мной и улучшенный. И кое-какие травы, да. Мандрагора, аир, лунник. Хотя, думаю, тут хватило бы и одного сока.
Марька взгромоздилась на переплетение корней и погляделась в воду. С волос ее капало, и отражение то и дело разбивалось.
- Ради меня-то никто к колдуну б не пошел, - печально сказала она, рассматривая свое бледное большеротое лицо.
- Ну и хорошо. Глупость одна да беспокойство.
Слова Магнуса ее не утешили. Он попробовал потрепать ее по мокрому плечу - тоже безрезультатно. Тогда отправился в башню и вернулся оттуда с железным сундучком, тем самым с которым некогда ступил на землю Болотного Причала.
Марька, все еще кручинясь, отвернулась от реки, чтобы поглядеть на колдуна. А он поставил сундучок перед выходом из башни, сунул в замок свой острый ноготь и осторожно повернул. Внутри замка что-то щелкнуло, и крышка открылась.
Забывшая о печали Марька удивленно вскрикнула. Внутри сундучок был обит красным бархатом, а на бархате сидел длинноухий серый заяц.
Магнус сел на порог башни и, вытащив зверька, положил себе на колени. Он гладил серую пушистую шерстку костлявой рукой, а заяц осматривался вокруг глазами-бусинами и двигал ушами.
- Ой, какой миленький!
Марька подскочила к башне и тоже стала гладить зверька.
- Как его зовут? - спросила она.
Магнус усмехнулся:
- Смерть. Его зовут Смерть.
Когда Марька нагладилась, он спустил зайца на землю. Тот посидел мгновение, а потом понесся вскачь по болоту, по трясине, по "окошкам" с водой - как посуху.
***
Так оно дальше и пошло: Магнус занимался своими колдовскими опытами, и в самый неподходящий момент возле башни обязательно появлялся кто-то из жителей Причала с нелепой, по мнению колдуна, просьбой и нехитрым подношением. Даже выросшие по берегу Смородины грибы разных форм, расцветок и размеров людей не пугали.
Однажды он сидел чуть в стороне от башни на зеленом ковре сфагнума, напряженно глядел в водное "окошко", водил над ним руками и снова смотрел. И за этим занятием не заметил, как из глубины болота вышла Услада. Очнулся от дум только когда одна из гадюк заползла ему на руку.
- А, это ты, ведьма, - проворчал Магнус, брезгливо стряхивая змею в мох. - В кои-то веки вовремя.
- Вовремя? - Услада приподняла бровь.
- Да, я тут бьюсь с ворожбой, да не выходит никак - это чародейство женский дух любит. Ну-ка, помоги...
- Кто ж так о помощи просит? Красиво говорить надо. И называть меня не "ведьма", а "госпожа Услада". Или ты тут окончательно одичал?
Магнус вздохнул, но, сцепив зубы, отвесил женщине поклон и сказал медоточивым голосом:
- Милостивая госпожа Услада, будьте так добры, уважите скромную просьбу - плюньте-ка в эту лунку.
Гадюки зашипели, явно не поверив вкрадчивым словам колдуна. Услада хмыкнула, выпрямилась - и плюнула в "окошко".
Тут же в воде замелькали нечеткие образы. Проскакали боевые кони, проплыли червленые замковые купола. Повара на кухни крутили вертела с насаженными на них целыми баранами, кузнец ковал огромный шипастый ошейник. Юноша в длинной мантии и тяжелой короне ходил по верфи, глядя, как плотники пилят доски.
- Это же царь! - воскликнула Услада.
- Да, мой бывший наниматель, - сказал Магнус. - Хотелось взглянуть, что он сейчас поделывает.
- Что же, колдун, выгнал тебя царь за то, что плохо работал?
- Я слишком хорошо работал. Поэтому сам сбежал, - отрезал Магнус.
Изображение в воде закружилось, свилось в спираль и исчезло - теперь в темной воде отражались только колдун и ведьма.
- Ладно, говори зачем пришла. Если смогу, сделаю, раз уж ты помогла мне с ворожбой.
Услада перевела задумчивый взгляд на заросли ольхи, в которых теперь виднелись и разнообразные диковинные грибы.
- Мне передали, что ты теперь всякими мухоморами и поганками занялся. Вот я и подумала, нет ли у тебя грибков для "ведьминого круга". Посадила бы их рядом с домом.
- Ты еще капустной рассады попроси... - проворчал Магнус, но громко сказал: - Будут, будут. Ты какие предпочитаешь, желтые или красные?
- Оранжевые. Я как раз оранжевое шелковое платье с баржи купила.
***
После визита Услады деревенские еще чаще стали забредать к костяной башне.
А летние дни наступали - один другого жарче, и грибы в тепле да на влажном болоте росли на загляденье. Скоро некоторые виды возле башни Магнуса вытянулись до ее второго этажа. Были и такие, которые гирляндами свешивались с ольховых ветвей и горели ночью теплым желтым светом, будто фонарики. И однажды утром Магнуса разбудили тихие голоса.
- Дай-ка я сяду рядом с тобой, с раннего утра шла, устала, - говорила женщина.
- Устала?- отозвался гриб.
- Да, знаю, что не с чего устать, день только начался, да и прогуляться - отдых один. Устала я больше от забот и мыслей тяжких.
- Тяжких?
- Да вот все в огороде попередохло, ни укропа, ни порея не осталось. Думаю, что ж делать-то...
- Делать!
- Ну да, я понимаю, что словами и жалобами тут не поможешь...
Разозленный Магнус вскочил со своего ложа и подбежал к узкому окну:
- Хватит трепаться! Заведите свои грибы и болтайте с ними хоть всю вечность, а мне спать не мешайте!
Женщина задрала голову и радостно улыбнулась:
- Сударь колдун, здравствуйте! А я к вам с приветом...
- Это уж точно, - пробурчал Магнус.
Он похватал валявшиеся на столике мешочки и пучки трав и, спустившись вниз, сунул это все в руки женщине.
- Вот, порошок для роста вашего несчастного порея, трава - жечь от комаров. Идите и не надоедайте.
- Да я не за этим пришла. Спасибо, конечно. Но меня послали наши узнать, что вы собираетесь делать сегодня ночью?
- Спать, как и всегда.
Женщина всплеснула руками:
- Как же спать, в такую-то ночь! Иван Купала ж сегодня!
- Потому и спать. На пляски нечисти глядеть мне лично неохота.
- Так может это, с нами пойдете? Клад искать будем.
- Глупость несусветная!
Огорошив бедняжку такими словами, Магнус залез назад в башню. До обеда он провозился со спорами разных грибов, а в полдень его оторвала от работы Марька - они прибежала с ряской в волосах и увешанная бусами из кувшинок.
- Эй, колдун, что ж ты взаперти сидишь? Ночью за кладом пойдем, нужно поглядеть, где папоротник растет!
- На Кудыкиной горе, - пробубнил Магнус. - Лично я ни за каким кладом не пойду и тебе не советую.
К вечеру настроение его окончательно испортилось и спать он улегся нарочно рано. Проворочался, как ему показалось, целую вечность, а потом провалился в тяжелый сон.
Было душно, над ушами занудливо пищали комары, да и снилась какая-то невнятица. Проснулся же он от того, что на лицо ему свалилось что-то прохладное и поползло под рубашку, по костистой груди. Магнус открыл глаза и увидел в лунном свете Усладу, стоявшую над ложем и заглядывавшую ему в глаза. С ее плеч и шеи падали гадюки.
- Тьфу на тебя! - в сердцах сказал он. - Как можно так будить?
- Как можно спать в такую ночь? Идем, колдун, поможешь.
- С какой стати?
- Народ клад ищет, кое-кто уже в болоте увяз. Не вытащим - погибнут.
- Болваны...
Вздыхая и бранясь себе под нос, Магнус встал и вышел следом за Усладой из башни. Иванова ночь была хороша - это признал даже он. Луна светила так ярко, что от деревьев на моховой ковер падали длинные призрачные тени. Болотные огоньки парили над топями. Пахло багульником.
- Эй! Э-ге-гей! - послышался крик впереди, а затем - болотное чмоканье.
- Болваны...
Широко шагая с одной кочки на другую, Магнус дошел к провалившемуся по пояс мужику и вытащил за шиворот из трясины. Начал было отчитывать, но тут вдалеке мелькнул призрачный свет, мужик подхватился и бросился к нему.
- Вон он, загоняй!
- Дурость-то какая, - выругался Магнус в темноту.
- Да нет, там и правда папоротник! - Откуда не возьмись перед ним появилась Марька, опутанная кувшинками и водорослями. - Нашли еще в сумерках, только он все время сбегает.
Над мшистой поверхностью плыл в воздухе сотканный из света цветок, затейливый и изящный. Как только из-за куста калины выскочил растрепанный Хвост, папоротник увернулся, описал дугу и стремительно скрылся в противоположной направлении.
- Давай! Окружай его! - завопил Хвост.
Он понесся за цветком, а Марька схватила Магнуса за руку и потащила в сторону. Перекрикиваясь с остальными загонщиками, они пошли по кочкам, сужая круг.
- Хорошим это точно не кончится, - пробормотал Магнус.
- Думаешь, на нас кто-то нападет?
- Думаю, вы распугаете всю нечисть и зверье болотное, а у них в эту ночь свои дела, поважнее поисков дурацких кладов.
Словно в подтверждение его слов навстречу им по промоине выплыл тинник, сидевший верхом на плавающем покойнике. Похожий на огромную лягушку, он удобно устроился на широкой груди мертвого воина и торопливо греб перепончатыми лапами. Увидев Магнуса с Марькой, тинник резко затормозил, обхватил труп и ушел вместе с ним под воду.
Охота на папоротник продлилась далеко заполночь. Магнус успел проклясть по многу раз клад, крестьян и себя самого, но в конце концов именно при его помощи шарахнувшийся в сторону цветок оказался в объятиях одного из деревенских парней. Тот, крепко держа цветок, топнул о землю, и из болотной жижи выплыл полуистлевший сундук.
- Клад, клад! - радостно закричали все.
- Несите его сюда, откроем, - сказал Хвост, указывая на полянку, поросшую лиловыми цветами.
Сундук поставили на ровное место, почистили от ила и грязи. Большак поддел замок широким ножом и сковырнул, явив присутствующим сокровище. Сундук оказался полон сгнивших отрезов шелка да порченных водой долговых записок.
- Так я и знал! - торжествующе сказал Магнус, подходя ближе к сундуку.
И почувствовал, как по его впалым щекам текут невольные слезы.
- Да что ж это... так печально? - Марька рядом с ним тоже рыдала навзрыд.
- Как интересно, - задумчиво произнесла Услада, глядя под ноги Магнуса.
Тот тоже взглянул на лиловые цветочки и сделал шаг назад:
- Плакун-трава, волшебное растение, которое заставляет нечисть рыдать.
Услада улыбнулась:
- Прости, колдун, это случайно вышло. Зато теперь мы знаем, что ты не просто человек.
Магнус отошел от плакун-травы подальше. Слезы перестали капать, но лицо его блестело в лунном свете от влаги.
- Когда-то я был человеком, но теперь... Теперь я кощей. Лич. Костяной лорд. Как там нас еще называют?
- А я, я... - Марька захлебывалась рыданиями.
- Ты кикимора, - махнула рукой Услада. - Это все давно знают, да и он, наверняка, сразу догадался. Только ты сама иногда забываешь.
Приобняв Марьку за плечи, Услада вывела ее из островка лиловых цветов - та сразу же перестала плакать.
- Так что же, - сказал Магнус, - теперь, когда вы знаете, что я не только чернокнижник, но и чудовище, живой мертвец, теперь-то вы перестанете обращаться ко мне по любым поводам?
- Да ты не волнуйся, колдун, - Большак с силой хлопнул его по плечу. - Ты ж наш друг, мы тебя не бросим из-за такой малости!
Магнус устало вздохнул.
***
Один жаркий летний день сменялся другим.
У реки Смородины жизнь текла своим чередом, Магнус занимался своими грибами и болтал с Марькой, только все чаще смотрел на образы в водяных "окошках" и раскидывал старые потертые карты.
Однажды вечером к костяной башне прилетел ворон, сел на ветку ольхи и пропел по соловьиному, а потом человеческим голосом сказал:
- Идут.
И взмыл в небо.
Проводив его взглядом, Магнус стал собираться. Он метался по комнате рассыпая порошки и разбрасывая амулеты, запихивая в карманы пучки трав, железные гвозди и иглы, причудливо изогнутые корешки и свечные огарки. Под ногами путалась Марька.
- Кто идет? - с любопытством спросила она.
- Мой враг, - коротко ответил Магнус.
Набив карманы чародейским барахлом и закутавшись в изрядно потрепанный плащ, Магнус вышел из башни. Марька бежала следом за ним.
- Куда мы? - спросила она.
- Я - в деревню. А ты можешь спрятаться где-то.
Марька лишь фыркнула.
***
Когда они вошли в деревню, уже смеркалось. В закатном небе сновали ласточки, в пруду у ресторации орали лягушки. Только людей не было видно на улицах.
- Где все? - недоуменно спросила Марька.
- Видимо, у пристани. Идем скорей.
Действительно, как только они обогнули приземистый склад, стало видно, что вся деревня собралась возле реки. У пристани стоял роскошный челн. На носу у него была вырезана фигура морской девы, а по краям бортов красовались щиты с царским гербом. Позолоченные цветы на щитах сверкали в последних лучах заката.
Воины с такими же щитами и с острыми мечами взяли крестьян в кольцо, а чуть в стороне от них сидел на груде изломанных досок огромный змей с тремя головами и крыльями, как у летучей мыши. На его шее красовался шипастый ошейник, также с гербом царя.
- Пришел, наконец, - прошипела Услада.
Она была еще более бледна, чем обычно, а щеку ее пересекала свежая алая царапина.
- Пришел! - воскликнул сгорбленный юноша в мантии и короне, стоявший возле змея.
- Здравствуйте, царь-батюшка, - пробормотал Магнус.
- Явился! Проклятый чернокнижник!
Юноша прошелся взад-вперед, приволакивая ногу и опираясь на боевой меч, как на трость.
- Нет у тебя совести, колдун. Было время, когда каждый чародей с радостью царю служил, и за счастье почитал голову свою за самодержца сложить...
- Что это с ним? - спросила Марька. - Молодой, а двигается и говорит как старик.
- Он и есть старик, - шепнул в ответ Магнус. - Просто я его в семи водах и пяти молоках искупал.
- Я старик?! Да все это ложь и твое черное колдовство! Над царем подшутить удумал! Невесту его заворожил! Думаешь, после такого сбежать удастся?
- Цареву невесту заворожил? - с интересом и восхищением переспросила Марька.
- Да все наоборот было, - процедил Магнус. - Вскружила голову старому дурню, а самой только власти, могущества хотелось. Кто ж виноват, что она передумала и вместо царицы женой чародея стать решила? Даже любовное зелье мне подсунула.
- Ого, и оно сработало?
- Ну, ненадолго...
Разъяренный царь взмахнул мечом:
- За это "ненадолго" ты век мучаться будешь! Надо же, сбежать от меня хотел. В болоте спрятался. Да только я давно эти топи осушить задумал, только откладывал. Ничего, сейчас самое время. Торф по такой жаре просох, как займется - не потушишь. Заодно и урок глупцам, которые тебя приютили.
- Мы в вашу казну каждый год налог платили, - зло сказала Услада. - А это болото - дом для нас, родной и любимый.
- Так будет родное и любимое пожарище! - Царь свистнул, и трехглавый змей выпустил в воздух струю пламени. - А ты, колдун, подумай, перед тем, как ворожить. Огонь - он супротив любого чародейства сильнее. Будешь сопротивляться - останутся головешки не только о деревни, но и от твоих новых приятелей. А если сейчас сдашься - всего лишь закуем тебя в цепи из холодного железа да посадим в подземелье.
- У меня есть получше идея, - отозвался Магнус. - Твой дракон против моего.
Он достал из кармана пригоршню сухих грибов и бросил их у берега на мокрое место. Грибы стали расти, впитывая влагу, превращаясь на глазах в странное существо с головой-сморчком и красными в белую крапинку крыльями.
- А чтобы ты не говорил, что я слишком мало предлагаю...
Магнус присел на корточки, вытянул руку - и тут же в ней оказался серый заяц. Колдун подул, и с того клочьями сползла шерсть, открыв прятавшуюся под личиной зайца утку. Еще подул - и с утки облетели перья, и вместо нее осталось зеленоватое яйцо. Магнус раздавил его, сжав в кулаке, и показал царю иголку, оставшуюся на ладони.
- Смерть, - прошептал царь.
Магнус вонзил иглу в голову грибного дракона.
- Принимай же вызов. Если твой змей победит - то и моя смерть у тебя в руках будет.
- Ладно, чернокнижник. Пусть будет так!
Трехглавый змей по свистку царя легко поднялся в небо. Пролетел над рекой, описав крутую петлю. Все это время дракон Магнуса топтался по земле и разминал яркие крылья. Наконец, он махнул ими и неуверенно, криво взлетел. Едва не вписался головой в склад, кое-как выровнялся и поднялся над толпой. Вниз с его крыльев падала грибная труха.
- Какой-то слабый у тебя получился дракон, - насмешливо сказал царь. - Вот-вот сам рассыплется.
Судя по мрачным лицам крестьян, они полностью разделяли это мнение.
- Отличный дракон, - чуть обиженно сказал Магнус. - Много вы понимаете в колдовских существах!
Трехглавый змей набрал высоту, описал круг над деревней и спикировал на зависшего в воздухе противника. Залп огня, рывок когтистых лап - и грибной дракон взорвался грязным облаком.
Царь захохотал. На мостки шлепнулся кусок сморщенного гриба с торчащей из него иглой.
- Вот и все!
Марька жалобно вскрикнула, крестьяне выругались. Магнус прикусил губу. Одна Услада смотрела на все с легкой улыбкой.
Схватив иглу, царь переломил ее и пинком сбросил ошметки гриба в воду.
- Вот и все, чернокнижник.
Повернувшись к Магнусу, царь жадно смотрел на него, желая насладиться зрелищем смерти противника. Но ничего не происходило.
- Он же колдун, - наконец сказала Услада. - Он солгал вам. Неужели вы думали, что он действительно предложил вам честную схватку?
- Сволочь! - воскликнул царь.
Он хотел шагнуть к Магнусу, но обнаружил, что ноги не слушаются его. Да и руки... Все его тело, как и тела его воинов медленно покрывалось мелкими зеленоватыми грибами. Вверху отчаянно взвыл и шлепнулся на землю трехглавый змей - его чешуя тоже постепенно зарастала поганками.
- Как видите, мой дракон не такой уж и бесполезный, - сказал Магнус.
***
На следующий день царя, его воинов и змея, обросших грибами и неподвижных, погрузили на проплывавшую мимо баржу. Магнус посоветовал капитану почистить их от грибов только после прибытия в порт, а еще лучше - сбагрить их какому-нибудь дураку, который это сделает.
- Могу себе представить, как царь-батюшка будет кричать, когда сможет, - сказал он, провожая взглядом баржу.
Стоявшие на мостках крестьяне прощально махали ей, и даже Услада небрежно двинула рукой.
- И больше на нем грибы расти не будут? - спросила Марька.
- Будут. Медленнее, но раз в пару дней ему все равно придется их срывать. Жаль, что у меня не получилось сделать их съедобными - было бы более практично.
- А мы почему ими не заросли?
- Потому что все мы тут пили сок черногриба. А его запах остается надолго и не дает развиваться спорам моих грибов.
- Хитро придумано!
Магнус ласково взглянул на Марьку и потрепал ее по лохматой голове:
- Спасибо за комплимент. Ты не поминай меня лихом, ладно? И вы все тоже. Хоть я иногда грубил, но...
- Так теперь ты, колдун, уезжаешь? - прошипела Услада.
- Уезжаю. Не буду больше смущать вас своим присутствием...
- Ну уж нет! - она резко уперла руки в боки, уронив на мостки пару гадюк. - Ты заварил тут кашу, ты поссорил нас с царем - и теперь уезжаешь? А если он захочет отомстить и пошлет на нас армию? Напустит еще огненных ящеров?
- Да, это проблема...
- Ты останешься здесь. Построишь зловещую башню, еще более зловещую, чем теперь, и будешь заниматься зловещим колдовством. Чтоб по всей стране о наших местах жуткие сказки рассказывали! Чтоб детей нами пугали! Чтоб никто и не подумал к нам сунуться!
Магнус вздохнул:
- Ну ладно. Останусь. Что ж поделать...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Одна ошибка"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Л.Малюдка "(не)святая"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) В.Василенко "Стальные псы 6: Алый феникс"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Поклониться свету. Стих в прозе"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"