Vilhaym: другие произведения.

Зомби

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наступил зомби апокалипсис. Обычные люди пытаются выжить. Группа студентов с необычными увлечениями, в обычной жизни, оказались самыми подготовленными к наступившему кошмару. Сейчас можно увидеть людей без масок, увидеть, что они выберут, помощь ближнему или свою шкуру. Все проверят прочность дружбы и надёжность людей, которые рядом.

  Начало.
  
  - При использовании такого соединения, мы получим... - рассказывал лектор, расхаживая перед доской.
  
  В который раз за лекцию, я зевнул и посмотрел на часы, стрелки которых, казалось, решили замереть на месте.
  
  - Не спи, - буркнул сидящий рядом друг и ткнул меня в бок локтем.
  
  - Не могу. Ща вырублюсь... - прошептал я, стараясь разлепить закрывающиеся против моей воли глаза.
  
  От нечего делать, мной опять была осмотрена вся аудитория. Большая комната, парты в которой с каждым рядом поднимались всё выше. Слева от нас находилась стена, которая на половину была окном.
  
  "Да сколько же будет тянуться эта пара" - мелькнула у меня мысль.
  
  Неожиданно в коридоре раздались шаркающие шаги и в дверь, кто-то врезался. Тот, кто был снаружи, так и не открыл дверь, но опять раздался удар.
  
  - Да что там происходит? - недовольно буркнул лектор и пошел к двери.
  
  Но стоило ему её открыть, как он упал спиной вперёд, обратно в аудиторию, а на него сверху набросился мужчина.
  Присмотревшись, я узнал охранника учебного корпуса, в котором мы сидели. Но у мужчины отсутствовал кусок шеи, там, где располагалась сонная артерия и его куртка была забрызгана кровью. Наклонившись над кричащим лектором, который отчаянно упирался и пытался отстранить от себя мужчину, охранник укусил свою жертву за шею. Из шеи лектора хлынул поток ярко-алой крови. Это будто послужило сигналом к панике: девушки испуганно закричали, а несколько из парней испуганно крикнули: "Зомби!". Неожиданно для меня, моё тело встрепенулось. Все инстинкты и рефлексы оповещали об опасности, но адреналин начал подстёгивать меня и заставлял ждать продолжения. Я уже и забыл это состояние маниакального, извращённо-возбуждённого ожидания опасности, которое может обернуться катастрофой. Последний раз эти ощущения посещали меня на курсах выживания, куда меня затолкали знакомые.
  
  "Опасность!" - кричали инстинкты и я, подстёгнутый этим, вскочил со своего места и, перепрыгивая с парты на парту, помчался на помощь к лектору.
  
  Но стоило мне оказаться возле открытой двери, как в неё ввалилась ещё пара зомби. К моему удивлению ими оказались техничка и лаборант-физик. Ударом в колено я сломал ногу приближающемуся ко мне лаборанту. Упавшему на пол мужчине, который не издавал никаких звуков, кроме рычания, на голову приземлился мой друг.
  
  - Кретин. Куда тебя понесло? Я кроссы из-за тебя испачкал, - наехал на меня он, хотя было видно, что его трясёт от того, что он сделал.
  
  - Вытри слёзы. Дома будем ругаться, дорогая, - с ухмылкой сказал я и ударил ногой по голове, поднимающемуся на ноги охраннику.
  
  От моего удара мужчина ударился виском об угол стола преподавателя, из-за чего раздался хруст, и он больше не шевелился.
  
  Стоило перевести взгляд на стол, как стало понятно, что за это был за хруст: угол стола был заляпан кровью. Переглянувшись с другом, мы просто перевернули преподавательский стол на техничку, которая увлечено грызла нашего уже мёртвого лектора. Закрыв дверь, мы решили обсудить ситуацию.
  
  - Ну и что дальше делать? - спросил у меня друг, пытаясь оттереть кроссовки от крови, найденной тряпкой для доски.
  
  - Выживать надо. Здесь ловить нечего. Надо валить из здания. В корпусе узкие коридоры и если напороться на толпу таких, то не поздоровится, - буркнул я, размышляя над сложившейся ситуацией.
  
  - А на улице лучше потому, что территория универа большая и есть много мест, где можно спрятаться? - спросил друг, надеясь уловить мою мысль.
  
  Мне осталось кивнуть в подтверждение.
  
  - И??? Есть конкретные предложения? - нетерпеливо спросил друг, настороженно посматривая на находящихся в панике студентов.
  
  - Валим в общагу. Там собираем шмотки, документы и всё ценное... - задумчиво протянул я.
  
  - Не буди во мне хомячка. Я спрашиваю про конкретные идеи, а не в общем, - раздраженно мотнув головой, сказал мой собеседник.
  
  - Идём к главному корпусу. Там через главную проходную и к заправке. От неё по дороге или через частный сектор двигаем в общагу, - предложил я, подумывая, как можно больше увидеть по дороге.
  
  - Ты хоть понял, что траванул? До главного около 1.5 км. И мы пройдём мимо двух учебных корпусов и одного технического здания. Потом будем идти возле оживлённой дороги, один из перекрёстков которой ведёт в аэропорт, - мрачновато буркнул мой друг.
  
  - Хочу осмотреться. Потом всё равно рвать когти в другой конец универа. Нужно попасть в отделение милиции. Нам необходимо оружие. - ответил я и, тут же ухмыльнувшись, спросил: - Мы? Ты решил идти со мной?
  
  - А по уху? Чего это я должен тебя бросать? Мы друзья, а друзья друг друга не бросают, - с вызовом заявил собеседник.
  
  - Почему бы тебе не остаться здесь? Неохота тянуть тебя следом, если я ошибусь, - задумчиво буркнул я, хотя знал ответ.
  
  - Потому что есть хочется всем. А когда нас вытянут и вытянут ли вообще, непонятно. Да и оставаться с толпой напуганных дятлов не хочется. Тебя я хоть нормально знаю, в отличие от них, - ответил друг.
  
  Кивнув ему, я достал ключи и принялся откручивать крепления у стоящей в первом ряду парты. Стоило мне закончить, как мой уже напарник, ухватив парту, подтянул её к окну. Стоило мне на неё залезть и осмотреть видимую территорию, как за спиной раздался голос:
  
  - Куда это вы намылились?
  
  - Тебя это не касается, - грубо ответил друг, что вызвало недовольный гомон.
  
  - Вы не уйдёте. Нам нельзя расходиться. Нас скоро спасут, - заявил один из парней.
  
  - Ага. А подом догонят и ещё раз спасут, - ехидно заявил я. - Мы линяем. Кто хочет - присоединяйтесь.
  
  Сказав это, я выпрыгнул в окно, благо высота была небольшая. Приземлившись и убедившись, что опасности нет, я постучал по стене. Из окна показалась голова друга, который, не задерживаясь, спрыгнул вниз. Стоило ему приземлиться, как сразу за ним прыгнул мой одногруппник. Через пару минут нас собралась компания в 8 человек.
  
  - Слушай, есть идея, - сказал друг, толкнув меня в плечо. - Здесь неподалёку есть магазин. Там типа всё для охоты и рыбалки.
  
  - И какого лешего ты молчал? Рвём когти туда, - радостно сказал я.
  
  - Проблема в том, что я точно не знаю где он находится, - виновато потупившись, заявил собеседник.
  
  - Ты случайно не о Гранде говоришь? - заинтересованно спросил мой одногруппник, который спрыгнул сразу за другом.
  
  - О нём. Ты знаешь, где он? - удивлённо спросил друг.
  
  - Конечно. Я там живу рядом, - сказал парень. - Двинули.
  
  Вся наша компания, не шумя и передвигаясь медленным бегом, пробежала 1 км до проходной, которая выходила на троллейбусную остановку.
  
  - Направо. Нам к кольцу, - буркнул на ходу наш провожатый, поворачивая направо, стоило нам выйти с проходной.
  
  Через дорогу стояла школа, и мне прекрасно было видно, что там творится хаос, но я просто отвернулся, желая сейчас спасти свою шкуру и жизни тех людей, которые мне доверились. На дороге было много брошенных машин, среди которых бродили зомби. Преодолев в гнетущей тишине ещё 1 км, мы оказались возле неприметного входа в одноэтажное здание, над входом которого висела вывеска с надписью "Гранд туризм". Входная железная дверь была слегка приоткрыта, что настораживало, но стоило её открыть, как стало понятно, что отсюда все сбежали и просто не закрыли дверь.
  
  - Заходим. Быть начеку. Увидели зомби - без шума зовете меня, - сказал я, широко открывая дверь и входя первым.
  
  Идущего через окна света, вполне хватало, чтобы осмотреть крупное помещение, которое было в панике брошено.
  
  - Расходимся. Ищем сумки, оружие, еду, лекарства. Все сгребаем по кучкам в центре зала - там больше всего места, - сказав это, я направился в сторону стеллажей с пневматикой.
  
  Стоило мне присмотреть несколько винтовок ИЖ МР-512, как неожиданно на всё помещение раздался грохот и вскрик, перемешанный с матом. Прибежав на звук, я увидел, что в полу, в углу помещения появилась приличных размеров дыра, с ведущей вниз лестницей. Неожиданно из клубов пыли вынырнула голова моего друга, который со светящимися глазами заявил:
  
  - Я нашел манну небесную. Спустись.
  
  Спустившись вниз, я замер, не в силах что-то произнести. Мы стояли в подвальном помещении, заставленном стеллажами с разнообразным оружием и амуницией.
  
  - Ты как это счастье нашел? - удивленно глядя на всю эту красоту, спросил я.
  
  - Взял две коробки с консервами, а подо мной люк проломался. Я на него и внимания не обратил. - ответил друг, потирая поясницу и обтряхивая одежду.
  
  - Фига себе! - раздался за спиной удивлённый вздох.
  
  Обернувшись, мы увидели стоящего на входе нашего провожатого и спускающихся следом остальных ребят.
  
  - Продавец случайно не к войне готовился? - спросил я у него, подходя к стеллажу, заполненному ножами.
  
  - Без понятия, - ответил он.
  
  Через пару часов, собрав всё и немного рассортировав, мы сидели в главном зале и, уплетая консервы, неверяще косились на раздобытое снаряжение, которое будет нашим залогом к выживанию.
  
  - Итак. Быстренько о главном, - заявил я, быстро поев и беря в руки одно из найденных нами орудий убийства. - Это ОЦ-14 "Гроза". Стрелково-гранатомётный комплекс, выполненный по систему булл-пап. Вес 4.4 кг с подствольником и оптикой. Патрон калибра 7,62. Дистанция стрельбы 200-300 метров. Даже ума не приложу, что она здесь забыла, и как её раздобыли.
  
  Пока я рассказывал, напрягая память и выгребая из неё все свои познания, по лежащему передо мной оружию. Положив Грозу на место, я указал в следующее оружие:
  
  - Винтарь. Парням должен быть известен по игрушкам. Вес 3.4 кг. Патрон девятка. Дистанция 400 метров. Та же ерунда, что и с Грозой. Как раздобыли, непонятно. Дальше у нас карабин с нарезным стволом Сайга Мк. Патрон 7х62. Вес 3.7 кг. Больше ничего не знаю. Пневматическая винтовка ИЖ МР-512. Калибр 4.5 мм. Арбалет ТАС-15. Шикарная штука. А ещё у нас есть арбалет TDR M. Так-с... Глок 18. Патрон 9 мм Парабеллум. Берета 92. Патрон 9 мм. 15 патронов в магазине. Ещё у нас есть Кольт модель 1911 года. Калибр .45 АСР. 7 патронов в магазине. ПМ с глушителем. Калибр девятка. 8 патронов имеем... Дальше то, что меня удивило до крайности... HC UCP. Калибр 4.6. 20 патронов в магазине. Файв-сэвэн. Калибр по названию. 20 патронов. Ещё у нас есть старичок Хай-пауэр. Калибр у него девятка Парабеллум. 13 патронов для выстрела.
  
  - Слышь, ты хоть перерыв сделай. Энциклопедия блин, - с ухмылкой буркнул мой друг, показывая на ошалевшие лица всех присутствующих.
  
  Сделав глоток воды, я продолжил:
  
  - Нож микротычка джэткомбо. Тройное винтовое лезвие. Клинок длиной 17 см. Эм... Армейский томагавк VTAC... Что он у нас делает, ума не приложу... Нож CRK Mark. Хорошая штука. И баланс неплохой. Так... Кортик Эксплолер. Про него ничего сказать не могу. Топорик "Следопыт". Знаю только, что многие туристы его любят. Каким-то образом хозяин этого заведения раздобыл два гладиуса фирмы Миллерс Блэйдс. Знаю о них только то, что всё делается вручную. Есть гладиус мачете. Ни черта не знаю о нём. Тэк-с... Эээ... Катана от фирмы "зомби-фрэш". Насколько я знаю, их изделия отличаются качеством. Дальше у нас кукри.
  Ну, здесь и рассказывать нечего. Короче, у нас арсенал.
  
  - Короче мы крутые, как Рэмбо в лучшие годы, - с ухмылкой сказал мой друг.
  
  - Ага, - кивнул я. - Мы конечно знакомы, но не все. Давайте все представимся и коротко расскажем о талантах или увлечениях, которые могут пригодиться в данной ситуации. И придумайте себе прозвища, которые можно быстро произносить во время свалки.
  
  - Ну, давайте я начну, - сказал задумчиво друг. - Жека. Прозвище... Кок. Таланты. Пожалуй, неплохая физическая подготовка и немного баловался с холодным оружием.
  
  - Слава. Хард. Увлекаюсь туризмом. Умею водить машину, - сказал наш провожатый, пожав плечами.
  
  - Илья. Прозвище... Окс. С братом стрелял из пневматики, - представился следующий парень.
  
  - Влад. Прозвище Кысь. Как-то ничем подходящим не занимался, - немного виновато представился последний парень из нашей компании.
  
  - Юля. Прозвище пусть будет... Джул. Хорошая физическая подготовка, - представилась одна из девушек.
  
  - Настя. Прозвище Лёва. Ничем подходящим не увлекалась, - напряженно улыбнулась вторая девушка.
  
  - Наташа. Прозвище Перш. Увлечений нет, - сказала последняя.
  
  - Меня называйте Ал. Получается, из всей нашей банды самый адаптированный... Всю жизнь занимался тем, что подойдёт под ситуацию: рукопашный бой, имею неплохую физическую подготовку. На любительском уровне занимался фехтованием. С друзьями стрелял из всего, что только стреляет. Пару раз был на охоте. Несколько раз проходил курсы выживания, ну или экстремального туризма... - сказал я, пристально осматривая ребят. - Мы с Хардом упаковали всё по мешкам и собрали несколько комплектов обмундирования. Подберите себе под размер.
  
  Сказав это, я указал на стоящие возле стены 8 куч с вещами. Вся наша компания принялась облачаться. Через несколько минут все были одеты в ботинки с высокими берцами, широкие и плотные штаны цвета хаки и такие же куртки. У ног каждого стояли модернизированные вещмешки морпехов США. У некоторых на руках были перчатки Oakley Black.
  
  - Итак. Оружие... Окс, тебе ИЖ МР-512, Винтарь, Глок и нож CRK. Кысь, тебе Сайга и арбалет ТАС-15, хай-пауэр и кортик... Хард, тебе выдаём Грозу с оптикой, подстволкой и глушаком, а ещё ПМ с глушаком и топорик "Следопыт". Джул, тебе файв-сэвэн и арбалет TDR M. Лёва, тебе HC UCP. Перш, гладиус мачете. Будешь прикрывать девчонок. И ещё тебе Берета. Кок, тебе достаётся Кольт 1911, тамагавк и гладиус. - сказал я, распределяя оружие.
  
  В голове у меня крутилась мысль, что нам невероятно повезло. А так же то, что некоторые найденные вещи смущают меня своей нестандартностью.
  
  - Ты убрал остальной огнестрел в рюкзаки... Ты будешь без него? - удивлённо спросил Хард, посмотрев на меня.
  
  - У меня ещё Беретта, - ответил я, помещая пистолет в набедренную кобуру. - Не забудьте надеть разгрузки и проверьте, чтобы у каждого был нож.
  
  "Так. Беретту на бедро. Магазины на живот. Пара кукри на поясницу... Один поверх другого. Левый бок - гладиус. За спину катану... Нож в ножны на левую грудь и микротычку на правый бок." - размышлял я, вешая на себя оружие и проверяя, как оно извлекается.
  
  - Ну ты машина, - с уважением буркнул друг, подойдя ко мне.
  
  - Нам нужен транспорт, - сказал Хард, надевая рюкзак.
  
  - Попрыгайте и подгоните снаряжение. Разгрузки, вещмешки и кобуры не должны на вас прыгать и мешать движениям, - посоветовал я, оглядев группу.
  
  Ребята тут же выполнили совет.
  
  - Ал, у моего соседа есть Форд Раптор. Думаю, нам он пригодится, - сказал Хард, прекратив подгонять амуницию.
  
  - Да. Нам ещё по аптекам надо промчаться. Патроны и порох мы выгребли весь. Есть запасные стволы... Двигаем к тебе. Проверим твою семью и забираем транспорт, - сказал я, поворачиваясь к выходу.
  
  Стоило нам открыть дверь, как перед нами предстала тройка зомби. Вытянув из-за пояса топорик, Хард прорубил череп самому ближнему. Щелкнула пневматика и ещё один враг упал со ступенек. Чуть провернув рукоять Джэткомбо и вытянув его из ножен, я воткнул его в подбородок приблизившегося последнего зомби.
  
  "Зараза! Кто придумал ножны с резьбой?" - со злостью подумал я и, вытягивая нож из головы мертвеца и вернув его в ножны, сделал пол оборота.
  
  - Давайте за мной. Пройдём там, где покороче, - сказал Хард и, выйдя вперёд, повел группу.
  
  - Ал, у меня родители в городе работают, - сказала подошедшая сзади Джул.
  
  - Сначала к Харду. Берём транспорт и тогда к тебе, - ответил я, не поворачивая головы.
  
  - Ал, что думаешь делать с остальными? - спросил Кок, стоило девушке отойти.
  
  - Не понял.
  
  - Обстрелянные только ты и Окс. Я и Хард немного можем с холодным, но девушки и Кысь... Безнадёга, - ответил друг, цепко всматриваясь в стоящие невдалеке машины.
  
  - Я никого не брошу, - ответил я.
  
  - Да я не об этом, - раздраженно помотал головой он. - Как ты думаешь их учить?
  
  - Ааа... На малых группах. Пусть привыкают к моторике зомби, - ответил я, увидев приближающегося к нам зомби. - Всем стоять. Окс, пристреляй Винтарь.
  
  Парень кивнул и, сняв с плеча винтовку, прицелился. Через секунду раздался тихий хлопок и из головы зомби вырвался кровавый фонтанчик.
  
  - Кысь, на двенадцать часов. Арбалетом. Хард, Грозой на три часа. Второго с ПМа. Джул, на пять часов с арбалета. Перш, на шесть часов. Гладиусом. Кок, прикрой её, - раздал я приказы, увидев окружающих нас зомби.
  
  Кысь, сняв с плеча арбалет, прицелился в оптику и вбил арбалетный болт точно в лоб своей цели, после чего беспомощно посмотрел на разрядившееся оружие. Хард, спокойно прицелившись через оптику, двумя выстрелами разнёс своей цели череп, после чего достал пистолет и выстрелом в голову убил второго зомби. Перш подошла к своему зомби и, замахнувшись, замерла.
  
  - Не стой! Он тебя убьёт. Руби! - приказал я, заметив замешательство девушки.
  
  Перш только помотала головой, не находя в себе силы опустить клинок. Бросившегося на девушку зомби, выругавшись, убил Кок, с отвращением снеся тому голову своим мечом.
  
  - Дура! Ты сейчас подставила группу. Соберись, - сказал парень, смахнув с клинка кровь.
  
  У Джул были те же проблемы. Её цель уже приблизилась, и их разделял десяток метров.
  
  - Джул, стреляй, - спокойно сказал Хард, подойдя к девушке, хотя было видно, что он напряжен, как пружина. - Нажми на спуск. Найди в себе силы сжать палец. Это уже не человек.
  
  - Он человек. Был им. У него наверно семья, - растерянно пробормотала девушка, смотря на приближающегося зомби через прицел.
  
  - Соберись. Тебе достаточно нажать на спуск. Это уже не человек. И он хочет только порвать каждого из нас, - ответил ей парень, положив руку на плечо.
  
  С коротким всхлипом девушка нажала на спуск и болт, пробив лицо зомби, вошел глубоко в череп.
  
  - Молодец, - радостно сказал парень.
  
  - Вытяните болты. Не ослаблять внимание. Кысь, Джул, упритесь ногой в стремя и руками взведите тетиву, - сказал я. - Ни у кого больше проблем с убийством нет? - спросил я, пристально всматриваясь в окружающее пространство.
  
  Кок помотал головой, Кысь тоже, но немного неуверенно.
  
  - Как по бутылкам, - ответил Окс.
  
  - Не хорохорься. Не забывай, что они смертельно опасны. Мало того, что кусаются, так ещё и неизвестно, как заразу переносят, - тут же остудил я его горячую голову.
  
  - Это не люди, - твёрдо ответил Хард.
  
  Лева только испуганно смотрела на нас. Перш рыдала и не могла успокоить трясущиеся руки. Джул немного пришла в себя и, опустив арбалет, взводила тетиву.
  
  - Отлично, - прокомментировал я. - Хард, веди дальше.
  
  Наша группа без проблем прошла около полукилометра до дома Харда, встретив по пути несколько небольших групп зомби, на которых ребята потренировались и к моему удовлетворению, во время последней стычки Перш всё-таки смогла убить своего противника.
  
  - Сейчас, - бросил Хард и, открыв калитку, запустил нас всех во двор частного дома.
  
  Стоило нам зайти в дом, как парень тут же принялся бегать по комнатам.
  
  - Странно, - сказал он, через какое-то время, подходя к нам, стоящим в прихожей. - Никого нет. Только один зомби на огороде.
  
  - Они не убегали. Нет беспорядка. Есть место, где они могли спрятаться? - спросил я, поделившись своими наблюдениями.
  
  - Да! - осенило парня. - Подвал.
  
  Бросившись на кухню он, ухватившись за крышку люка, отбросил её и радостно обратился к проёму подвала:
  
  - Мам. Пап.
  
  Неожиданно его лицо побледнело, и он начал отползать от провала.
  
  - Будьте настороже, - буркнул я и подошел к парню.
  
  - Нет. Они... Не могут... Я же пришел, - растерянно бормотал он, глядя на спуск в подвал.
  
  Подойдя к провалу, я замер на краю и посмотрел вниз. Возле подъёма крутой лестницы стояло двое зомби. Мужчина и женщина. У женщины не было видимых повреждений, в то время как у мужчины отсутствовала половина лица и часть левого плеча. Зомби рычали и пытались подняться, но лестница была слишком крутой для того, чтобы по ней легко передвигался и обычный человек.
  
  - Джул, - позвал я и, как только девушка подошла, тихо сказал: - Закрой ему глаза. И крепко держи. Он тебя поддержал. Теперь твоя очередь.
  
  Дождавшись когда девушка подойдёт к Харду и, опустившись возле него на колени, крепко обнимет, повернув его лицо к своей груди, я достал Берету и поймав на мушку лоб женщины, нажал на спуск. По дому разнёсся звук выстрела и звон упавшей гильзы. Такая же участь постигла и мужчину. Стоило мне убрать пистолет, как на меня набросился Хард, который оттолкнув девушку и вытянув топорик, метнулся ко мне.
  
  - Как ты мог? Они моя семья! - закричал парень и, широко замахнувшись, попытался разрубить мне голову.
  
  Поймав руки парня в захват, я ударил его коленом под дых и, отобрав топорик, повалил на пол.
  
  - Рыдай, Хард. Я не понимаю, как ты себя чувствуешь, но, если тебе хочется плакать - плачь. Я сделал это, осознавая, что ты бы не смог. Уверен, последними мыслями и желанием твоих родителей было то, что бы ТЫ ЖИЛ. А теперь, я надеюсь, ты поймешь это и примешь всё, что произошло и выживешь, как это хотели бы твои родители, - сказав это, я отпустил парня и встал с него, смотря, как взрослый парень, скрючившись на полу, плачет навзрыд и без конца повторяет: "Мама, Папа".
  Город
  
  - Как думаешь, он будет в порядке? - спросил Кок, подойдя ко мне.
  
  - Не знаю. Но бесследно это не пройдёт, - ответил я, осмотрев группу, стоящую возле калитки и готовую к выходу.
  
  - Меня напрягает, как бы после такого стресса он не стал чудить, - задумчиво сказал друг, проверяя снаряжение.
  
  - Посмотрим. Для этого мы и нужны. Но ладно я. Всю жизнь занимался тем, что в реальной жизни не понадобится и это повлияло на мою психику. Я люблю чрезмерный риск, но не теряю головы. А вот как ты справляешься? - спросил я, повернув голову к собеседнику.
  
  - Сам не знаю. Просто принимаю, как есть, то, что вижу. Не могу повлиять на ситуацию, вот и не переживаю. Моя задача выжить, чтобы найти свою семью, - слегка пожав плечами, ответил друг.
  
  - Ясно. Сколько до твоего дома? - поинтересовался я.
  
  - Четыре часа езды. В другую область... Давай сначала разберёмся с тем, что есть, - грустно ответил Кок.
  
  - Я думал ты, хочешь помчаться к себе, - удивлённо сказал я.
  
  - Хочу. Но сам не доберусь. А ты ставишь цели группы выше собственных. И ты, как командир, не будешь идти на поводу у желаний отдельного человека. Ты будешь следить за целостностью группы. Как лидер ты прекрасно себя показал в доме, - с улыбкой ответил друг.
  
  - Я не лидер. И не собираюсь им быть. Это чрезмерная ответственность. Я просто хочу выжить. Сам не ожидал, что ты пойдёшь за мной. И до сих пор не могу понять, почему за нами пошли другие, - сказал я, посмотрев на небо.
  
  - Ну, что я могу сказать... Ты всегда отличался от сверстников. Серьезный, хладнокровный и, как бы не прижимало, ты не теряешь голову. Думаю, они пошли за тобой потому, что ты предложил им выход. Показал, что можно бороться. И с ситуацией, и с отчаянием, которое затопило тогда аудиторию... Ты дал всем выбор: самим бороться за свою жизнь или просто плыть по течению и лелеять, возможно, бесполезную надежду. За тобой пошли те, кто решил бороться, - ответил друг, положив мне на плечо руку.
  
  - А ты? Почему ты пошел? - поинтересовался я.
  
  - Да по той же причине. К тому же, ты мой друг. Я не простил бы себя, если бы отпустил тебя одного. Вспомни, сколько раз ты меня выручал, - сказал друг, глядя мне в глаза.
  
  - Ну, ты даешь, - ухмыльнувшись, ответил я. - Выручал я тебя больше по мелочам. Да и в мирное время.
  
  - А дружба и строится на такой поддержке, даже в мелочах. Да и... Для тебя может и мелочи, а для меня некоторые твои поступки много значат. Напомнить тебе, как из всех людей, которых я позвал на помощь, когда мне забили стрелку, пришел только ты? Напомнить, как ты тогда за меня дрался? - спросил друг.
  
  - Не надо. Я помню. Рад, что ты со мной, - сказал я, хлопнув друга по плечу. - Да где он там?
  
  Стоило мне это сказать, как из дома вышел Хард. К моему удивлению, из дома начал валить дым.
  
  - Ты что сделал? - спросил я.
  
  - Похороны. Мне некуда возвращаться, - слегка пожав плечами, отстранённо ответил парень.
  
  - Хорошо. Веди к транспорту. Окс, Кысь, прикройте Харда. - сказал я, обращаясь к группе.
  
  - Он мне не нравится, - проинформировал Кок, становясь сбоку.
  
  - Мне тоже. Ты ведь видел его взгляд? Отстранённый и злой. Ну... Как я и сказал, мы для этого и нужны. Будем присматривать за ним, - сказал я, пожав плечами.
  
  - Да это понятно. Мне не нравится то, что у него оружие. Прошло меньше получаса. За такое время от подобного стресса не отойдешь, - тихо сказал друг.
  
  - Понимаю. Следи за ним. Будь готов взять на мушку. Я буду заниматься защитой группы. Ну и стараться держаться рядом с ним, чтобы рукопашкой приглушить, - сказал я, двигаясь к калитке, через которую уже все вышли.
  
  - Буду за ним, - буркнул Кок, направляясь к Харду за спину, когда мы догнали группу.
  
  К моему удивлению, стоило нам пройти метров сто, как Хард повернулся к большим железным воротам одного из домов.
  
  - Здесь, - сказал он, кивнув головой на дом.
  
  - Закрыто, - казал Кысь, подергав ручку калитки.
  
  - Прикройте, - сказал я и, разогнавшись, залез на трехметровый забор.
  
  По двору ходила пятерка зомби, которые, стоило мне появиться на заборе, двинулись в мою сторону. Спрыгнув и вытянув из-за спины катану, я пронзил лицо ближайшего ко мне зомби и, тут же сделав шаг в сторону, снёс пол головы второму. Зарычавшему зомби, который бросился на меня и протянул ко мне руки, я разрубил голову ударом сверху вниз. Четвертый зомби тоже постиг выпад в лицо, но извлечь меч у меня не получилось и, бросив его, я уклонился от пятого. Достав гладиус, я подрубил последнему ногу и обратным движением срубил голову. Стоило мне открыть ворота, как группа без спешки зашла внутрь, и ребята закрыли за собой ворота.
  
  - Ну, ты крут, - сказал Окс, подавая мне катану.
  
  - Спасибо, - ухмыльнувшись сказал я, возвращая оружие на место. - В том, что я без мешка, есть плюсы. Хард, где машина?
  
  - Наверное, в гараже. Сейчас гляну, - ответил парень и направился к одноэтажной постройке, стоящей напротив ворот.
  
  Пока мы все стояли во дворе и цепко осматривали двор, Хард выкатил машину.
  
  - Запрыгивайте. Полный бак, - сказал парень, высунувшись из окна водителя.
  
  Стоило нам побросать мешки в багажник и погрузиться в машину, как Хард спросил:
  
  - Куда теперь?
  
  - Возле универа аптека. Надо наведаться, - ответил я, стоя в багажнике.
  
  - Ок, - буркнул водитель. - Ворота только откройте.
  
  Кок, спрыгнув с багажника, распахнул ворота, но тут же отпрыгнул внутрь двора, доставая меч. В ворота завалилась тройка зомби. Друг, зайдя врагам сбоку, тут же убил одного из них и, широко замахнувшись, срубил голову второму. Раздался щелчок, и третий враг упал.
  
  - Давай в машину, - сказал высунувшийся из окна Окс, перезаряжая пневматику.
  
  Друга дважды просить не пришлось, и уже через несколько секунд мы покинули дом.
  
  - Вот блин. Армагедец подкрался незаметно, - пробормотал Кок, когда мы медленно ехали по дороге и смотрели на брошенные машины, слоняющихся между ними зомби и поднимающиеся к небу столбы чёрного дыма по всему городу.
  
  - Как только умудрились проморгать такую фигню? - задал я сам себе вопрос.
  
  - Без понятия. Что думаешь делать дальше? Вот зачистим аптеку, и что дальше? - спросил друг, повернув ко мне голову.
  
  - Не знаю. Пунктов эвакуации, наверное, нет. Можно бы было рвануть на какую-нибудь военную базу, но кто же знает, где она, - хмыкнув, сказал я.
  
  - Мда... Ситуация не фонтан. И всё-таки. Хоть какие-то текущие цели есть? - поинтересовался собеседник, пристально глядя на зомби, который сидел в машине, мимо которой мы проехали.
  
  Через несколько минут мы подъехали к аптеке, которая находилась недалеко от проходной, через которую мы покинули университет пару часов назад. Перед входом в здание была небольшая парковка. К нашему счастью, машин, кроме нашей, на ней не было.
  
  - Хард, Окс, залезайте на багажник. Отстреливать зомбаков тихо. Кысь, Джул, Перш, Лёва, растянитесь до входа. Мы с Коком будем таскать медикаменты,- сказав это, я вывернул свой вещмешок, заметив, что друг сделал то же.
  
  - Понеслась, - буркнул он, спрыгивая с багажника и направляясь ко входу.
  
  Ребята чётко выполнили мои указания, а мы с другом, держа мешки и оружие, вошли в аптеку. Внутри было светло из-за горящих люминесцентных ламп. Стоило нам переступить порог, как наш слух резанул глухой рык и стон. Показав другу, чтобы обошел с одной стороны стоящий перед нами стеллаж, который разделял большую комнату на две части, я сам принялся обходить с другой. Как только мы обошли преграду, стал виден источник этих звуков: за стеллажами тесной кучкой стояло, пошатываясь из стороны в сторону, пять зомби.
  
  "Микротычка, настало твоё время" - подумал я, извлекая трёхлезвийный нож.
  
  Подкравшись к ближайшему зомби, который стоял ко мне спиной, я воткнул нож ему в голову и, пока мертвецы не успели повернуться, проткнул висок второму, после чего отступил на пару шагов назад. Дождавшись, пока все враги повернутся ко мне, Кок выступил со своего места, и несколькими быстрыми ударами снёс головы двум зомби. Повернувшегося к другу последнего зомби я убил, воткнув нож ему в подбородок.
  
  - Что нужно? - деловым тоном спросил Кок.
  
  - Бинты, антибиотики, антисептики и всё, что как-то обеззараживает воду. Но у нас нет времени. Швыряй всё подряд, потом разберём - сказал я, и принялся не разбирая швырять в мешок различные упаковки. - Кстати, закинь презервативы.
  
  - Немного не время, не находишь? - с усмешкой сказал друг, не прекращая работу.
  
  - Дурак. Это прежде всего резинка, - улыбнувшись, ответил я, бросив на улицу взгляд через окно.
  
  Окс спокойно и не торопясь поднял пневматическую винтовку и выстрелил, после чего без паники переломил оружие и, перезарядив его, вновь выстрелил. По поведению парня было непонятно, есть ли снаружи проблемы. Хард стоял рядом и механическими движениями, как машина, обстреливал врагов из Грозы. Вот он перевёл дуло чуть правее, и винтовка два раза дёрнулась, перевёл ещё правее - и опять несколько выстрелов. Кысь стоял возле капота машины, и тоже довольно спокойно отстреливался, используя арбалет. Сайга у него висела на животе, но парень к ней не тянулся. Джул стояла чуть ближе ко входу, но она, к моему удивлению, спокойно стреляла из арбалета, совершенно не проявляя паники. А вот стоящие почти возле двери Перш и Лёва паниковали. Лёва быстро стреляла из HC UCP, благо, пистолет был с глушителем. Перш двумя быстрыми ударами убила подошедшего к ней зомби, после чего быстро, панически дёргая меч, принялась вытягивать застрявший в черепе врага клинок.
  
  - Кок, помоги им. Я здесь сам, - буркнул я, забрасывая в мешок очередную порцию всевозможных упаковок.
  
  Друг, "угукнув", выскочил из помещения, тут же достал гладиус и рванул в сторону, пропав с поля моего зрения.
  
  Неожиданно у меня за спиной раздался хрип. Обернувшись, я увидел приближающихся ко мне троих зомбаков.
  
  "Не вовремя" - мелькнула отстранённая мысль.
  
  Достав нож из ножен на правом боку и поймав зомби за плечо, воткнул клинок врагу в голову. Бросив оружие в уже окончательном мертвеце, я извлек второй нож из нагрудных ножен и проткнул приблизившемуся противнику подбородок, после чего ударом кукри друг навстречу другу срубил голову третьему.
  
  "Спасибо, что научили двурукому фехтованию" - мелькнула у меня мысль в адрес ребят из школы фехтования. - "А теперь - линяем".
  
  Подхватив два вещмешка, я выскочил на улицу, но тут же был сбит с ног. Стоило мне перевернуться на спину, как на меня сверху уселся зомби и, открыв рот, потянулся к моей шее. Упершись мертвецу правой рукой в грудь, левой я вытянул из нагрудных ножен нож и воткнул зомби в подбородок.
  
  "Фууу! Гадость!" - мелькнула в голове мысль, когда я скинул с себя мертвеца и вытер с лица кровь.
  
  - Ал, сваливаем! - крикнул Кок, отбиваясь от трёх зомби.
  
  - Ал, они прут из переулка между аптекой и банком. Мы не успеваем всех отстреливать. Нас задавят. - сказал подошедший Окс, помогая мне подняться.
  
  - Забрось мешки в машину. Заводитесь. Все к машине. Прикройте Кока, пусть соберёт сколько сможет болтов. Давай! - скомандовал я и, достав из-за спины катану, побежал к указанному переулку.
  
  Стоило мне до него добраться, как на меня бросилась пятёрка зомби, которых я довольно быстро убил, срубив головы. Но, как только я перевёл взгляд на переулок, замер: там, между стенами двух зданий, стояло множество зомби, которые шевелящейся массой тянулись к парковке, где стояла наша машина.
  
  "Ну... Ну... Псих." - мельком подумалось мне.
  
  Я подбежал к началу переулка, чтобы зомби могли нападать только по двое. А дальше началась мясорубка, которая даже толком не отложилась в памяти.
  
  "Укол. Подрубить ноги и раздавить голову. Рубить. Рубить. Рубить" - хоть кровь и кипела от адреналина, в голове крутились хладнокровные мысли.
  
  Проткнув голову бросившегося на меня зомби, я не успел вытянуть катану и, бросив оружие в голове просеменившего и упавшего за спиной врага, выхватил Беретту.
  
  "Так. Спокойно. Мушка. Целик. Прицел. Одна линия. Палец на спуске лежит правильно. Плавно" - в голове пронеслись отрывочные воспоминания, как меня учили стрелять.
  
  Приблизившийся ко мне зомби получил пулю в лоб, практически в упор, а дальше зомби падали, как подрубленные. К моему удивлению, я отстрелял магазин быстро, при этом промазав только раз. Убрав пистолет в кобуру и достав гладиус, я врубился в тройку приблизившихся мертвецов. Укол в лицо, удар сверху вниз, укол снизу вверх. Все удары пришлись врагам в головы и мгновенно их убили. Неожиданно передо мной появился зомби под два метра ростом, с хорошо развитыми мышцами. Похоже, раньше этот бедолага был бодибилдером. Отрубив одну из протянутых ко мне рук, я перехватил меч обратным хватом и, подпрыгнув, вонзил его в голову здоровяка. Стоило мне выхватить пару кукри, как на меня набросилась пара зомби. И мясорубка продолжилась.
  
  "Ну чего они так долго? У меня уже руки не поднимаются" - мелькнула в голове раздраженная мысль, пока руки сами собой
  рубили врагов.
  
  Хоть я и занимался фехтованием на любительском уровне, из-за частых тренировок движения были вбиты в подсознание.
  
  - Ал, на землю! - раздался за спиной крик.
  
  Стоило мне упасть и уткнуться лицом в окровавленный асфальт, как по переулку начали свистеть пули. Когда шквал выстрелов прекратился и раздался крик "Бегом к нам!", я подскочил на ноги и, подхватив на ходу катану и гладиус, подбежал к Оксу и Коку, которые перезаряжали Кольт и Винтарь.
  
  - Сматываемся. Хард уже за рулём, - сказал Окс и, развернувшись, побежал к машине.
  
  Запрыгнули мы в багажник уже медленно едущей машины, но стоило нам погрузиться, как Форд, зарычав двигателем, сорвался с места, сбив нескольких зомби.
  
  Кок и Окс деловито осматривали оружие и перезаряжались, хотя руки у них тряслись, а я лежал на спине и, чувствуя странную пустоту внутри, смотрел на темнеющее небо над головой. У меня даже не было сил вытянуть из под спины, что-то острое, что мешало лежать.
  
  - Ну ты и звэрюга, - уважительно сказал Кок через несколько минут.
  
  - А? - удивлённо отозвался я, отрываясь от созерцания неба и поворачивая к другу голову.
  
  - Говорю, жестко замесился! - прокричал мне на ухо парень.
  
  - Аааа... - протянул я и опять уставился в небо.
  
  - Не-не-не. Так не годится. А ну, давай шевелись, - сказал Кок и принялся меня расталкивать.
  
  - Перезаряди мой пистолет. Отдохну и приведу себя в порядок, - попросил я, устало прикрыв глаза.
  
  - Ща. А ты не вздумай вырубаться. Стоп. Тебя же не кусали? Чего ты такой потухший? - напряженно и взволнованно спросил друг.
  
  - Не кусали. Вы долго возились. Устал. Адреналин отпустил, - отрывисто ответил я, услышав, как во время расспроса зашевелился Окс.
  
  - Смотри мне. Тебе помирать ну никак низззя, - сказал друг, улыбнувшись. - А то мне скучно будет.
  
  Через пол часа мы подъехали к офисному зданию, в котором, по словам Джул, работали её родители.
  Конфликт
  
  - Где работают твои родители? - спросил я у Джул, когда мы стояли перед дверью, ведущей в офисную многоэтажку.
  
  - 14 этаж. Я покажу, - ответила девушка, готовая уже бежать на поиски.
  
  - Я первый. Ты - за мной. Дорогу рассказываешь. Кысь, Хард, вы парой идёте за нами. Кысь, бери Сайгу. Лёва, Перш, идёте за ними. Окс и Кок, замыкаете, - сказал я, одной рукой доставая гладиус, а второй открывая дверь.
  
  Здание встретило нас запахом гари, брызгами крови на стенах и гробовой тишиной. Сделав несколько шагов вглубь здания и обернувшись, я увидел то, что и ожидал: группа выстроилась так, как я сказал, но из-за давящей тишины все были на взводе и готовы были стрелять на каждый шорох. Мы шли по большому залу, который, похоже, был холлом. В некоторых местах белый мраморный пол был покрыт кровью, но вот трупов видно не было.
  
  - Направо. Там лестница, - сказала Джул, положив мне руку на плечо, когда мы почти прошли холл насквозь.
  
  Следуя словам девушки, я повернул направо и увидел в конце короткого коридора дверь. Стоило мне подёргать ручку двери, как стало понятно, что её что-то подпирает с другой стороны: она приоткрывалась, образуя небольшую щель, но дальше двигаться не хотела. Показав всем, чтобы держали дверь на прицеле, я, сделав шаг назад, ударил её ногой, планируя сбить то, что подпирало её с той стороны. Но дверь полностью так и не открылась. Щель сильно увеличилась, и в неё можно было протиснуться, что я и сделал. Стоило оглядеться, как стало понятно, что мешало: за дверью был труп. Мужчина средних лет умер, сев на пол и подперев дверь спиной. Настороженно осматривая труп, ожидая, что он на меня кинется, я искал причину смерти. От моего удара он накренился, и теперь почти лежал под стеной, из-за чего стало видно широкую рваную рану на спине. Я постучал по двери, давая сигнал.
  
  - Нам на 14 этаж, - сказала Джул, когда вся группа вышла на лестничную площадку.
  
  Наша группа медленно двинулась по ступенькам, прислушиваясь к каждому шороху.
  
  - Круто. Похоже, что мы просто пройдёмся к твоим родичам, - радостно сказал Кысь, когда мы достигли 10 этажа.
  
  - Не каркай, - коротко бросил Кок.
  
  Я обернулся к ним и столкнулся с затравленным взглядом друга. Похоже, не у меня одного было плохое предчувствие и ощущение, что мы лезем в пасть ко льву. Мои опасения подтвердились, когда мы поднялись на 14 этаж. Стоило только открыть дверь, ведущую в офисные помещения, как мы нос к носу столкнулись с зомби, которые плотной толпой заполнили длинный коридор. Мертвецы почти синхронно повернули головы в нашу сторону, привлечённые звуком скрипнувшей двери. Коротко рыкнув, я рубанул голову ближайшего зомби гладиусом, который не выпускал из рук. Меня тут же поддержал Кок, который вырвался вперёд и врубился в толпу, неумело, но быстро орудуя гладиусом и томагавком одновременно. За спинной раздалось два коротких щелчка и мимо меня разозлёнными шмелями прогудели арбалетные болты. Тихие хлопки оповестили, что и Окс принял активное участие в стрельбе. К моему счастью, все, кто стрелял, открывали огонь только когда были уверены, что не попадут в меня или Кока. Мы с другом рубили идущих на нас зомби, но видели, что не успеваем и нас задавят количеством.
  
  - На лестницу!!! - заорал я, пытаясь перекричать хрипы и стоны мертвецов.
  
  - Быстро! - раздался за спиной голос Окса.
  
  Кок сделал несколько шагов назад и достал пистолет. Томагавк он, видимо, упустил.
  
  - Выходите! - крикнул у нас за спинами Хард. - Прикрываем.
  
  Мы с другом принялись пятиться, отбиваясь от наседающих зомби, в то время, как по бокам от нас зомби падали подстреленными. Когда я вышел на лестницу и бросил взгляд на группу, я увидел, что все, кроме двух человек, стояли на пролёт ниже и держали дверь под прицелом. Хард и Окс стояли по бокам от двери и стреляли в прущих на нас врагов.
  
  - Давайте к ним. Стрелять, когда выйдут. Кок, держим, - скомандовал я, немного спустившись и поворачиваясь к двери.
  
  Ребята быстро выполнили команду и, как только зомби начали выходить из дверей, принялись из расстреливать. Мы с Коком стали на лестнице и добивали тех, кто как-то умудрялся выжить в шквале выстрелов, который обрушили на дверь ребята.
  
  Через несколько минут всё было кончено. На лестничной клетке и в дверях образовалась гора трупов. Уже окончательно трупов. Не заметив никакого движения среди тел, я показал другу знаком, чтобы он прикрывал, и медленно двинулся к дверям. Стоило мне заглянуть в коридор, как перед глазами предстала картина не очень широкого, тёмного, заляпанного кровью и заваленного телами коридора. Не заметив никакого движения, я помахал ребятам рукой, подзывая к себе.
  
  - Имел я ввиду такой махач, - буркнул Кок, проходя мимо. - Я томагавк подберу.
  
  Собрав арбалетные болты, мы двинулись по коридору тем же строем, каким и добирались сюда до этого.
  
  - Они должны быть в конце коридора. Дверь справа, - тихо сказала Джул.
  
  Её рука на моём плече сжалась.
  
  Дверь офиса родителей девушки была почти проломана внутрь и покрыта трещинами, но ещё держалась. Выбив её внутрь комнаты, я вошёл, но тут же пришлось уклониться от удара какой-то железки в голову. Заблокировав руку напавшего на меня мужчины и приставив к его горлу гладиус, я принялся осматриваться. Небольшое помещение с двумя столами и стоящими на них компьютерами, было в полном беспорядке. Шкафы валялись на полу, мешая продвижению вглубь комнаты. У дальней стены сидела женщина и с ужасом смотрела на меня. Я отпустил мужчину, который тут же закрыл собой женщину, воинственно держа в руках обрезок трубы. Мне осталось только иронично приподнять бровь и убрать меч в ножны.
  
  Их можно было понять: восемь вооруженных человек, двое из которых перемазаны кровью, и вся эта компания держит несчастных на прицеле разнообразного оружия. Накаляющуюся обстановку разрядила Джул, выскочившая из-за спин ребят и бросившаяся к мужчине на шею с криком "Папа". Лица мужчины и женщины были до крайности удивлёнными, но уже через секунду семья обнималась и целовалась. Мать девушки, как и отец, не стесняясь лили слёзы, крепко обнимая дочь, которую они уже наверно и не ожидали увидеть вновь. Я повернулся к ребятам, стоящим в дверях и жестом показал, чтобы они вышли. Вся наша группа вышла в коридор и принялась осматривать снаряжение.
  
  - На. Морду вытри, - улыбаясь сказал Кок, подойдя ко мне и протягивая пачку влажных салфеток.
  
  Посмотрев на синюю упаковку и дрожащие руки друга, я указал ему рукой, чтобы он сел рядом и, открыв пачку, принялся оттирать кровь с его лица и рук. Кок сначала принялся сопротивляться, но, получив подзатыльник и нецензурную фразу о том, что у него руки трясутся, присмирел. Закончив с другом, я осмотрел остальных ребят, но никаких проблем больше не было.
  
  - Ал, мы с Хардом по этажу пройдёмся, - тихо сказал Окс, подходя ко мне.
  
  - Не стоит, - помотал я головой. - Пройдитесь только вдоль коридора. Загляните в комнаты. Главное, чтобы мы выбрались к лестнице.
  
  Парни кивнули и пошли по коридору, заглядывая в каждую дверь и иногда заходя в комнаты.
  
  Неожиданно моего лица коснулось что-то прохладное и влажное. От неожиданности я дёрнулся, но увидев, что это Кок, который принялся вытирать с моего лица кровь, успокоился.
  
  Через несколько минут из комнаты вышла Джул с родителями.
  
  - Ребята, познакомьтесь. Мой папа - Сергей Петрович, и мама - Анна Павловна, - сказала девушка с улыбкой.
  
  Мужчина и женщина наградили нас опасливым взглядом, но Сергей Петрович протянул мне руку.
  
  - Можно просто Сергей, - сказал он.
  
  - Ал, - представился я. - А это Кок, Окс, Хард, Кысь, Перш, Лёва.
  
  Ребята, которых я представлял кивали или помахивали рукой, давая понять, кто есть кто.
  
  - Спасибо, что спас нас и дал возможность увидеть дочь. Рад, что ты хороший лидер, - улыбнувшись, сказал мужчина.
  
  - Я не лидер, по крайней мере не претендовал на это место, - коротко ответил я. - Уходим.
  
  Наша компания быстро вышла из здания и заполнила Форд.
  
  - Хард, знаешь магазин "Вокруг света"? - спросил я у парня, когда все сели и он завёл мотор.
  
  - Да, - кивнул он. - Туда?
  
  - Да, - ответил я и залез в багажник машины.
  ***
  Через час езды по городу мы остановились возле магазина.
  
  - Не нравится мне здесь. Почти центр города, - сказал Окс, когда мы вылезли с машины и пошли к зданию.
  
  - Согласен, - подтвердил Кок, становясь сбоку от меня. - Зачем мы сюда приехали?
  
  - Нужно, кое-что собрать, - сказал я.
  
  - А не лучше было бы где-то окопаться? - спросил Кысь, идя за нами.
  
  - Нет. Мы будем сваливать из города, - мой короткий ответ всех удивил.
  
  - Зачем? - спросил Сергей.
  
  - Вспомните, какое население города и что происходит с жителями, - сказал я.
  
  За разговором вся наша группа подошла к зданию магазина. Кысь попробовал открыть дверь, но она не поддалась. Стоило только парню попробовать ещё раз, как дверь приоткрылась, и в щель просунулось дуло двустволки. Моя реакция была незамедлительной: схватив дуло и дернув его в сторону, я просунул в щель дуло Беретты. Через секунду там показался чей то глаз.
  
  - Привет, живые, - сказал я. - Впустите сирот переночевать.
  
  - Сироты с оружием не ходят, - оповестили меня с той стороны низким хриплым голосом.
  
  - А как же им по-другому выжить в этом жестоком мире? - ехидно спросил я. - Впустите. Мы ненадолго.
  
  Через несколько секунд оглушающей тишины дверь открылась шире и мы все проскользнули внутрь. В здании не горел свет, но расположенные на полу фонари давали достаточно света, чтобы увидеть, что на нас нацелено пять стволов ружей. Чуть в отдалении сидела группа людей, среди которых были женщины и дети. Моя группа стояла возле двери, ощетинившись стволами своего оружия.
  
  - Опустите оружие, - сказал я своим и, выцепив взглядом мужчину лет 40, сделал шаг к нему. - Мы хотим взять кое-что и уйти.
  
  - Оружия здесь не осталось, - грубо ответил он.
  
  - Вы не знали, где искать, - пожав плечами, ответил я.
  
  - Да? - иронично спросил мужчина. - Мы здесь несколько часов... Если хотите - идите, но вы оставите нам пару стволов и патроны.
  
  - Невозможно, - холодно ответил я. - Это уменьшит шансы нашей группы.
  
  - Тогда проваливай отсюда, - почти прорычал мужчина и толкнул меня к выходу.
  
  Стоявшая за моей спиной группа мгновенно вскинула оружие и теперь оно было нацелено только на мужчину.
  
  - Вы собрали ружья и топоры. Если думаете, что это всё, то глубоко ошибаетесь. Мы покажем вам, где взять ещё оружия и припасов, но мы первыми возьмём всё, что нам необходимо, - сказал я, глядя мужчине в глаза.
  
  - Олег, пусть показывают. Вряд ли они всё вынесут, - сказал один из целившихся в нас мужчин.
  
  - Хорошо. Идите, - неохотно буркнул мужчина после недолгого молчания.
  
  Я, махнув рукой своей группе, пошел к неприметной двери в дальнем конце зала, заставленного всякими мелочами для выживания в дикой природе. На этот магазин я наткнулся, когда гулял по городу, а благодаря своей любви к оружию и знаниям выживания, быстро сошелся с владельцем магазина. Он-то мне и показал комнату, о которой знали немногие люди, которые серьёзно занимались выживанием в дикой природе, а не просто кэмпингом. Открыв дверь и поставив на пол прихваченный по дороге фонарь, я вошел в комнату.
  
  - Кок, несколько штук всего, - сказал я, проходя мимо стеллажа с оружием фирмы American Kami. - И несколько отсюда.
  
  В такой струе прошло командование и для других. Через несколько минут мы сложили всё в машине и были готовы уезжать.
  
  - Эй, пацан, - обратился ко мне Олег, когда я уже собирался залезть в багажник машины. - Почему не останетесь? Припасы есть, да и толпой легче отбиться.
  
  - Не советую. Лучше сваливайте из города. Берите всё, что пригодится для выживания и валите куда-то за город. А лучше в какую-нибудь деревню, - сказал я и, пожав ему руку, запрыгнул в багажник.
  ***
  
  Мы остановились возле водохранилища, почти на краю города. Найдя укромное место, которое тяжело просто так найти, если только специально не искать, как мы, наша группа начала устраивать лагерь. Здесь командовал Хард, как человек, который больше всего знает о кэмпинге. Через час на небольшой полянке появились две большие палатки, а ещё через несколько минут вся группа собралась в центре поляны для ужина.
  
  - Ал, может скажешь, что ты нагрёб? Я видел, ты даже пересчитывал. А мы даже толком не посмотрели, - сказал Кок, оторвавшись от банки консервов.
  
  - Угу. Сергей, Анна Павловна, у нас есть несколько комплектов снаряжения. Выберите себе по размеру. Дальше... Мы взяли термобелье. Станет холоднее, не будем трястись. Оружие фирмы American Kami, - сказал я, беря в руки топорик с немного изогнутым узким лезвием с двумя режущими кромками. Топорик удобный. Будем учиться пользоваться. Это ммм... Cold Steel Blade. Что-то среднее между кукри и фальшионом. Для рубки самое то. Busse Gludius. Классная фирма, и мечи у них неплохие.
  
  - А зачем нам опять эти мечи? У нас же есть такие, - спросила Перш, разрывая тишину, в которой меня слушали.
  
  - Оружия много не бывает. Особенно сейчас. - коротко бросил я, и взял следующий предмет. - Керамбит "Тритон". Пока только я могу с такими ножами управляться, но будете учиться все. Он небольшой, и в драке может пригодиться. Копьё М48. 120 см древко. Сделано из пластика. Легкое, но прочное. Острие узкое. И как острога поработает, и зомби голову продырявить не проблема. Катана, вакидзаши и танто фирмы КАС. Знаю, что имеют хорошее качество. Так... Это - танто из титана. Это меч фирмы Z-killer. Прямое узкое лезвие с двумя режущими кромками. Гарды нет. Да и рукояти, как таковой. Очень лёгкий меч. Так, ммм... Пара нодати... Это для меня и Кока. Оружие фирмы "Зомби игрушки"... Дифос, ксифос. Ничего необычного. Три арбалета Раптор. Они лёгкие. И болты к арбалетам. Так... Вижу, вы уже не соображаете. Давайте, доедайте - и спать. День был тяжелым.
  
  Ребята не сопротивлялись тому, что я прекратил рассказывать про наши находки и расползлись по палаткам.
  ***
  
  Я уже пару часов не спал и сидел на берегу водохранилища, чутко вслушиваясь в тишину ночи и всматриваясь в темноту деревьев лесопосадки, окружающей лагерь. Сидеть на посту меня приучили на курсах выживания. Сейчас я давал ребятам возможность отдохнуть после насыщенного дня. Завтра нас ждала работа. Ночь была тёплой, и я скинул куртку, оставшись в футболке. Услышав сбоку звук шагов, я принялся всматриваться в темноту, и уже через пару мгновений ко мне вышла мама Джул.
  
  - Привет. Ты чего не спишь? - спросила она, садясь рядом.
  
  - Кто-то должен быть на посту, - пожав плечами, ответил я.
  
  - Ты - хороший лидер, - улыбнувшись сказала женщина.
  
  - Я не метил на это место. Само как-то получилось, - прозвучал в тишине мой ответ.
  
  - Неважно, как это случилось. Важен результат. Они живы, вооружены и сейчас отдыхают, а ты их сторожишь, - сказала Анна Павловна. - Откуда у студента такие познания в оружии и выживании?
  
  Тема была изменена так неожиданно, что на мгновение даже лишила меня дара речи.
  
  - Я... Давно увлекался оружием. Много общался с разными людьми. И знакомый смог устроить мне курсы выживания почти по всему миру. - ответил я.
  
  - И твои родители не были против? - удивилась женщина.
  
  - Были. Но под замок меня ведь не посадишь, - мой ответ сопровождала ухмылка.
  
  - А что это за татуировки? - спросила собеседница, кивнув на мои предплечья.
  
  Я поднял руки, смотря на тату, которые сам постоянно прятал. Вокруг правого локтя был вытатуирован круг, а от него поднимались закрученные по спирали линии, заканчиваясь в вытатуированном браслете вокруг запястья. На левом предплечье была тату, сделанная из нескольких меньших. В одно были объединены челюсти тигра, красные линии тонкой вязи и несколько других.
  
  - У каждого коренного населения земного шара с древних времен есть татуировка, показывающая охотника или воина, - с этими словами я указал на правую руку. - Эта из Таиланда. Без припасов и оружия ты должен выжить в дикой природе минимум три дня. Каждая полоска обозначает день. У меня их шесть. На левой руке тату с таким же смыслом. Из Тибета, Америки, несколько из Африки. Просто потом, в тату-салоне, соединил их в более-менее целое. Везде смысл один: выжить в дикой природе.
  
  - Да... - протянула женщина. - Весёлая у тебя жизнь была. Теперь понятно, откуда эти познания. Неужели такие увлечения от плохой жизни?
  
  - Да нет. Жизнь у меня была нормальной. Хорошая семья. Тяжеловато жили, но вполне нормально. Просто мне нравится риск. - ответил я, пожав плечами.
  
  - Джул... Непривычно так дочь называть... - хмыкнула собеседница, но всё же продолжила. - Мы с её отцом старались дать ей всё, что могли. Она всегда была окружена друзьями. Ей тяжело в новом мире.
  
  - А кому сейчас легко? - улыбнулся я.
  
  - Ты меня понял - неожиданно жестко сказала Анна Павловна. - Защити её.
  
  - Я постараюсь защитить всех их. Но вы, как родители, сами присмотрите за своим чадом, - не менее жестко ответил я.
  
  Неожиданно чуть левее раздался хруст сломанной ветки, и на нас с коротким криком бросился парень. Вскочив на ноги, я направил на него пистолет и неудачный нападающий замер на месте, подавившись криком.
  
  - Что за фигня? Кто кричал? Что случилось? - начали раздаваться по всему лагерю возгласы и вся группа уже через минуту стояла возле меня, рассматривая ночного гостя.
  
  - Ты кто? - спросил Кок.
  
  - Я... Я... Эм... - проблеял парень, пребывая в почти в панике.
  
  - Не советую. Побежишь - и я выстрелю, - сказал я, заметив брошенный им взгляд в сторону ближайших деревьев.
  
  - Примите нас. - выпалил парень. - Мы с друзьями отдыхали, когда всё это началось. Трое наших умерло. Сейчас пятеро парней.
  
  - Где остальные? - спросил Окс, держа в руках Винтарь.
  
  - Недалеко. В полукилометре. Выше, - сказал парень и махнул рукой в сторону.
  
  - Что думаете? - спросил я, обращаясь к подошедшим членам группы.
  
  - Они люди. Напуганные. Нужно взять, - сказала Перш.
  
  - Согласна, - подхватила Лёва.
  
  - Без разницы, - сказала Джул, за что получила недовольный, почти гневный взгляд матери и отца.
  
  - За, - сказали они.
  
  - Вместе проще выжить, - сказал Окс.
  
  - Поддерживаю, - откликнулся Кысь.
  
  - Пофиг, - пожал плечами Хард.
  
  - Нельзя их бросать, - сказал Кок.
  
  - Ясно. Большинство - за, - сказал я. - Веди своих друзей.
  
  Через 10 минут перед нами стояла компания из пяти парней. Все были средней комплекции. Что-то в их взглядах мне не понравилось. Внимательно на них посмотрев и решив, что утро вечера мудренее, я отправил всех спать.
  ***
  
  Ближе к утру, когда все уже снова спали, а я сидел на посту, раздался короткий женский крик. Сорвавшись с места, я побежал на звук и увидел, как у ближайших деревьев четверо парней заламывают Перша с Лёвой и раздевают. До меня донеслись обрывки фраз "Да заткните вы их", "Ох и оторвёмся с такими". Я бежал со стороны спин парней и они не заметили меня до того момента, пока не стало поздно. Не сбавляя скорости я оттолкнулся от земли и ударом ноги отправил одного из парней в короткий полёт к ближайшему дереву. Два быстрых удара, пока парни не опомнились - и ещё двое падают, один зажимая сломанный нос, а второй держась за пах.
  
  - Ты, урод, чё творишь? - прорычал последний из насильников и бросился на меня, но получил удар в колено, который лишил его равновесия, а следующий удар по спине крепко уложил его на землю.
  
  - Что случилось? - раздался за спиной голос Кока.
  
  - На прицел их, - жестко приказал я.
  
  Вся наша группа и последний из новичков, стояли у меня за спиной, с удивлением и растерянностью наблюдая за происходящим.
  
  - И что это за фигня? - зло спросил я, когда насильники оказались под прицелом.
  
  - Да пошел ты! - крикнул один из них. - Сейчас никаких правил. Нужно жить и делать это любой ценой, и не ограничивать себя ни в чём.
  
  - А каким боком девушки имеют к этому отношение? - немного непонятливо спросил Кысь.
  
  - Совсем дурак? - презрительно процедил парень. - Да изнасиловать мы их хотели. А потом вас всех во сне прирезать. У вас снаряги столько, что можно небольшую войну устроить. И даже лидера толком нет. Слабаки. Цепляетесь за старые правила.
  
  - У нас есть лидер, - сказал Окс и кивнул в мою сторону головой.
  
  Все поддержали его кивками, согласным гомоном или называя моё прозвище.
  
  - Он? Да не смешите, - парень плюнул мне под ноги. - Да ты даже не можешь им ничего дать. Они у тебя сдохнут, через пять минут после твоей команды. Ты посмотри на них. Напуганные, а столько всего не попробовали. Пацаны держат в руках оружие, а хотят присунуть бабам, а девки посматривают на пацанов, потому что хотят чпокнуться перед возможной смертью.
  
  - Сдохнем? - прошипел Кок. - Да это благодаря ему мы ещё живы.
  
  Я молча подошел к парню и, достав керамбит, перерезал ему горло. Та же судьба постигла и троих его друзей, которые в последний момент начали верещать, как свиньи и молить о пощаде. Когда последний из них затих, я обернулся к группе.
  
  - Недовольные есть? Лучше скажите сразу. - мой голос в наступившей тишине прозвучал раскатом грома.
  
  Хоть меня и трясло из-за того, что я только что убил людей, но где-то в глубине сознания мелькала мысль, что всё сделано правильно.
  
  - Нужно было их пожалеть, - неожиданно сказала Анна Павловна.
  
  - Да? - яда в моём голосе было с бочку. - Тогда, парни, как вы смотрите на то, чтобы изнасиловать Джул? Все вместе и пожестче.
  
  Женщина была поражена моими словами, а на лице Джул показался страх. Но парни промолчали и даже не покосились в её сторону, прекрасно давая понять, что не собираются ничего делать.
  
  - Ал, может мы и хотим сексом заняться. Но сейчас есть дела поважней. Да и благосклонности девушек мы способны добиться, - сказал Кок, поддерживаемый кивками других парней.
  
  - Вот, Анна Павловна, парни. Они и защитят девушек, и человеческие понятия имеют. А эти - мусор, - холодно сказал я, после чего повернулся к последнему из пятёрки. - Ты или с нами, или уходи. Будешь ставить палки в колёса - убью.
  
  - Я с вами. Мне не по душе их поступок, - сказал парень, определившись со своей судьбой.
  
  - Всем спать. Завтра полно работы, - сказал я, развернувшись и двинувшись на берег, где сидел до этого.
  Нападение.
  
  Утро.
  
  - Ал, лагерь полностью обустроен, - сказал подошедший ко мне Хард. - Ты бы завалился поспать.
  
  - Успею, - хмуро буркнул я, подняв на него взгляд, отрываясь от припасов группы.
  
  - Ал, ты хотел вчера что-то по поводу снаряги рассказать, - напомнил Окс, подойдя с другой стороны.
  
  - Ага. Собери всех. Будем одеваться и распределять, - прозвучал мой ответ.
  
  Через 5 минут весь отряд оставил свои дела и стоял напротив меня.
  
  - Так. Сергей и Анна Павловна, смотрю, вы одежду себе подобрали. Это хорошо. Все выберите себе комплект термобелья.
  Топорики фирмы Ками... Всем по одному. Родители, вам КСБ. Как видите, что-то среднее между кукри и фильшионом. Будете учиться ими пользоваться. Также возьмёте себе по гладиусу, - сказал я, поочерёдно ткнув в лежащее передо мной снаряжение. - Делим оружие. Окс, у тебя остаются Винтарь, Глок и нож CRK. И "Тритона" возьми. ИЖ МР-512 пока брось в машину. Вместо него возьми СВД с глушаком. Свой комплект одежды отдашь женскому коллективу, а я им расскажу, как сделать из него снайперскую одежку.
  
  - Что? А готовить вам, охламонам, кто будет? - попытался возмутиться женский контингент.
  
  - Тихо, - не повышая голоса сказал я, но гвалт мгновенно стих. - Сделаете быстро. Там несложно. И сделаете быстро потому, что он ночью будет на посту.
  
  Увидев, что мои слова дошли до клиентов я продолжил:
  
  - Кысь, Сайга, хай-пауэр и кортик остаются с тобой. Арбалет ТАС-15 отдашь Сергею и научишь стрелять. Сам возьмёшь арбалет Раптор и ксифос. Хард, Гроза с оптикой, подстволкой и глушаком, топорик "Следопыт" остаются при тебе. ПМ с глушаком отдашь Анне Павловне. Возьмёшь Ками, Beretta M9A1 и Browning Black из скатки .
  
  На последних словах я указал на скатку, в которой находились ножи разных фирм, подходящих к нашей ситуации. Подняв взгляд, я наткнулся на ошалевшие лица парней, которые немного растерялись от такого. Но уже в следующее мгновение парни бросились исполнять мои команды, пока в памяти оставались свежие воспоминания о моих словах и они ничего не напутали.
  
  - Джул, файв-сэвэн оставишь себе. Арбалет TDR M отдашь маме, а вместо него возьмёшь Раптора, из скатки CRKT и ещё Sig Sauer P226. Пристреляешься вместе со всеми, - продолжил я делёжку оружия. - Лёва, свой HC UCP дополнишь Sig Sauer P226 и дифосом. Перш, к своему гладиусу добавишь вакидзаши и танто. У тебя Беретта... Глок ещё возьмёшь. Кок, Кольт 1911, томагавк и гладиус, да? Катану фирмы КАС и Smith & Wesson MPR8 8 тоже в зубы. И одну из нодати.
  
  - А мы? - почти в один голос спросили Анна Павловна, Сергей и новенький.
  
  - Сейчас, - задумчиво протянул я, прикидывая оставшееся оружие. - Родители, у вас КСБ. ТАС-15 у Сергея... Топорик Ками, копьё М48, катану и S&W 500 тоже себе берёте. У Анны Павловны ПМ с глушаком... Танто из титана и TDR M.
  
  - А что мне? - неуверенно отозвался новичок, имени которого ещё никто не знал.
  
  - Как тебя хоть звать? - поинтересовался я.
  
  - Дима, - угрюмо сказал парень, явно опасаясь, что я оставлю его без оружия. - Друзья называют... Называли Рок.
  
  - Хорошо, Рок, - успокаивающе сказал я. - Берёшь себе копьё М48, топорик Ками, керамбит Тритон... Еще возьмёшь Smith & Wesson MPR8 8 и Beretta M9A1 с глушаком.
  
  - Понял. Спасибо, - сказал парень, лицо которого прямо таки просветлело.
  
  - Но напоминаю тебе, что если ты будешь представлять опасность для группы, то я тебя убью, - с ласковой улыбкой сказал я, подойдя к нему вплотную.
  
  Парень, переведя на меня испуганный взгляд, понятливо закивал головой и быстро, будто боясь, что я передумаю, схватил лежащее на земле снаряжение.
  
  - Подожди, - сказал Кок. - А с чем ты останешься? Всё, блин, нам раздал.
  
  - Да всё с тем же. Beretta M9, пара кукри, гладиус, катана, два ножа, З-киллер, нодати и Ками, - отчитался я перед другом. - Парни, разберёте панцири Titan Sport. Кстати, девушки, не забывайте, Окс и Хард отдадут вам свою одежду, и вы сделаете им одежду снайперов.
  
  - Мы не умеем, - растерянно отозвалась женская часть команды.
  
  - Сейчас. Парни, возьмёте бутылки и наберёте воды, - продолжали сыпаться мои команды.
  
  - Какие бутылки? - удивлённо спросил Хард.
  
  - Lifesaver. Там есть фильтры, поэтому набирайте. Женщины, слушайте внимательно. Сначала выбираем нитки и сетку для прикрепления к одежде. Нитки лучше всего льняные и крупные, но можно и различной толщины, также стараемся брать один цвет и различные тона. Далее крепим сетку... Вот вам мелкая рыболовная сеть. Пришиваем к одежде и в каждую ячейку продеваем значительные мотки ниток, закрепляем их вот так. Также можно подрезать эти нитки по разным размерам. В дальнейшем нитки будут скатываться и появится беспорядочный эффект, словно ты куст или трава. Продолжаем эти действия по всей поверхности. Эта работа займет значительное время и в итоге получится отличная маскировочная "одёжка" снайпера, - объяснил я, показывая, как, что делать.
  
  - Но это же займёт много времени, - попыталась возмутиться Джул.
  
  - Ничего страшного. Зато ночью будете спокойно спать потому, что в карауле будут сидеть привидения, - хмыкнул я и, развернувшись к мужской части группы сказал. - Всем привыкать к снаряжению. Попрыгайте в нём, побегайте. Ничего не должно трястись и мешать. Девушек тоже касается. Дальше... Попробуйте быстро извлекать оружие. За сегодня вы должны привыкнуть к расположению оружия настолько, что сможете с закрытыми глазами быстро вытянуть то, что нужно и сразу драться.
  
  Парни внимали мне чуть ли не с открытыми ртами и даже иногда шевелили губами, видимо повторяя. Один лишь Сергей, хоть и слушал внимательно, но бросал на меня пронзительные и пристальные взгляды.
  
  - Сергей, остаёшься в лагере. Стоишь со стороны берега. Тренируешься пока смотришь за окрестностями. Рок, ты постоянно кружишься по периметру, - сказал я. - Окс, Хард, за мной.
  
  - Ал, что в кофрах в багажнике? - тихо спросил Кок подойдя ко мне, когда все разбрелись.
  
  - СВ-99, - так же тихо ответил я, но заметив непонимание на лице друга добавил. - Снайперка с глушителем.
  
  - Ага. Буду возле машины, - кивнул Кок и отошел.
  ***
  
  - Слушайте сюда, орлы, - сказал я, когда мы отошли от лагеря. - Если оружия на вас много, вам тяжело и это будет мешать, лучше скажите сразу. Лучше вас разгрузить, чем потерять из-за перегруза и вас, и оружие.
  
  - Нормально, - сказал Окс, поправив на плече СВД.
  
  - Мне тоже не мешает, - пожав плечами сказал Хард.
  
  - Ясно. Вы будете основной огневой силой группы и по совместительству снайперами. Окс, дай Винтарь, - сказал я протянув руку. Получив оружие я продолжил. - Смотрите внимательно. Оттяните обе стропы ремня от оружия. Дальше разделяете стропы, чтобы получилась петля. Перебрасываете петлю через голову... Продеваете левую руку через петлю. Всё. Держите оружие. Отстрелялись... Опускаете оружие и позволяете ему упасть... Достаёте другое оружие. Скинуть можно одним стягивающим движением.
  
  Все свои слова я подкреплял демонстрацией, как надевать ремень оружие, чтобы можно было быстро сменить его. Заставив доморощенных снайперов повторить процедуру, пока они не перестали путаться и сделали всё за 10 секунд, я прекратил упражнение.
  
  - Ал, а как нам стрелять со снайперок? Мы же толком не умеем. Да и у Харда ведь не снайперка, - спросил Окс.
  
  - Он будет работать, как снайпер. То, что у него Гроза, этому не помешает. Запоминайте. Ваш враг - ваш собственный прицел. Он даёт при ярком освещении резкие блики, указывающие врагу ваше местонахождение. Маскируйте прицел, например, немного его закоптите резиной. При стрельбе через водную преграду пуля снижает траекторию. Цельтесь выше места, в которое хотите попасть. При стрельбе из помещений не становитесь возле окна - отойдите вглубь комнаты. Вражескую группу - начните с последнего в ней человека - успеете пристрелить ещё одного-двух раньше, чем остальные опомнятся. Не увлекайтесь стрельбой из одного, даже очень удобного, места. Меняйте засидки. Это советы, если вы стреляетесь с обычными людьми. С зомби проще, но вам нужно привыкнуть к их моторике. Дальше... Выбирайте свою огневую позицию с учетом её защитных свойств по фронту и флангам: насыпь, кирпичная кладка, бетонное ограждение. Идеальная позиция та, где снайпер находится в тени (как в прямом, так и в переносном смысле слова), а цель - полностью освещена. На практике это означает следующее. Если снайпер прячется на крыше здания, то сзади его прикрывает какое-то другое сооружение либо крона дерева. Если он находится внутри помещения и стреляет через окно, то затемняет стену позади себя (краской, маскировочной сетью, тенью).
  Если снайпер работает на открытой местности, то к моменту ведения огня солнце, как правило. находится у него за спиной. Если местность сильно пересечена, то рельеф позади стрелка обязательно должен быть выше его огневой позиции. Огневая позиция должна обеспечивать удобное наблюдение за объектом и подходами к нему. Кроме того, снайпер заботится о том, чтобы между ним и целью было как можно меньше "мертвых зон", позволяющих укрыться от его глаз и его выстрелов. Выбирайте огневую позицию с таким расчётом, чтобы никто из посторонних лиц не мог случайно обнаружить вас на подходе или на самой позиции. Вы - не самоубийцы. Поэтому после выполнения задания, либо в случае обнаружения, у вас должен быть шанс быстро и незаметно покинуть свою огневую позицию. В населённых пунктах вас должны устраивать такие места, как чердаки зданий, окна квартир и подвалов, открытые стоянки автомашин, скопления сараев и всякого рода подсобных строений, лесопарковые зоны, промышленные сооружения, свалки. Во время ожидания снайпер испытывает значительную психологическую и физическую нагрузку, например, длительное пребывание в неподвижном положении, усталость глаз, холод или влажность, ветер либо сквозняк, голод, жажда, опасение промаха, боязнь выдать себя, - рассказал я, устраивая импровизированную лекцию и соскребая в памяти все знания, что получал из разнообразнейших источников: литература, телевидение, личный опыт (скорее шуточный, чем реальный), общение со служившими в армии людьми.
  
  - Понятно, - задумчиво и немного заторможено протянул Окс, который судя по всему имел какой-то опыт в стрельбе на дальние дистанции или по крайней мере что-то слышавший о работе снайпера.
  
  Хард же смотрел на меня удивлёнными глазами, как на откровение Божье.
  
  - Сейчас пойдём ближе к городу. Пристреляетесь, да и привыкнете к нагрузке оружия, - сказал я. - Окс, мотнись в лагерь, пожалуйста. Позови Кока и захвати мой нодати.
  
  Парень, кивнув, умчался, а я подошел к Харду, который заинтересованно приподнял бровь, хотя с его лица ещё не сошло удивлённое выражение.
  
  - Ты как? - спросил я.
  
  - Нормально. Просто ты много информации вывалил. Я не подведу, - сказал парень.
  
  - Я не о том. Как ты? - уже с нажимом прозвучал мой вопрос.
  
  - Ааа... - протянул парень, поняв о чём я и его лицо стало хмурым. - А как ты думаешь? Я меньше чем сутки назад лишился семьи.
  
  - Я никак не думаю. Просто не знаю, каково это. Поэтому и спрашиваю. Я хочу тебе помочь и поддержать. Не хочу, что бы ты обозлился или начал делать глупости. Уверен, что твои родители не хотели бы этого. Как лидер группы, я не хотел бы, чтобы погиб далеко не самый слабый и бесполезный из членов отряда. Ну, а как твой друг просто за тебя переживаю, не зная, как помочь, - честно ответил я.
  
  - Обозлился... Боишься, что выстрелю тебе в спину в отместку? - немного зло спросил парень.
  
  - Есть такое. Но я готов повернуться к тебе спиной и вложить пистолет в руку. А дальше - всё на твоё усмотрение, - мой честный ответ удивил парня и будто сломил некую плотину, которую он в себе выстроил.
  
  - Хотели бы, чтобы я жил... Мне тяжело без них. Каждый раз, когда я смотрю, как Джул обнимает своих родителей, я осознаю, что я уже не могу так сделать, - сказал Хард. - Как ты можешь быть таким спокойным, зная, что твои родители где то там, и ты не знаешь, живы они или нет?
  
  На пару секунд на полянке повисла тишина.
  
  - Честно... Я не спокоен. Просто держу себя в руках, потому что у меня есть ответственность. Хард, я не знаю, как тебе помочь. Да и не умею я толкать успокоительные речи, после которых должно стать лучше. Скажу просто... Живи. Нравится Джул - так добейся её. Именно сейчас мы начинаем жить каждым моментом. Можешь делать, что хочешь. Делай то, что должен, и будет, что будет. Я не буду тебе мешать. Если есть желание, можешь забрать своё снаряжение и уходить. В общем - полная свобода, - просто сказал я и ободряюще хлопнул его по плечу.
  - Спасибо, - тихо сказал Хард и, увидев мою улыбку, улыбнулся в ответ.
  
  "Способ управления требует идеологии и духовного обоснования... Когда-то уже я логическим путём, холодным рассудком определил, что вера или мотивация, не важно какая, но должны быть, иначе человек превращается в зверя, не сдерживаемого никакими моральными принципами. Любого человека можно заставить делать то, чего он не хочет, пусть и подсознательно... Но, во-первых, его нужно правильно замотивировать, а во-вторых, убедить, что это его самостоятельное решение. Вера для Харда теперь в него самого и в предсмертное желание его родителей, чтобы он жил. Это раз. Мотивация... Помогать дружному и сплочённому отряду, который ему всегда рад и где его примут. В противовес я предложил ему вариант самостоятельного выживания со всеми вытекающими... Большая вероятность его подсознательного нежелания подчиняться, из-за убийства родителей, погашена мотивацией. Ну, сделать так, чтобы он думал, что всё это его мысли, получилось в дружеской беседе по душам." - размышлял я, ожидая Окса и Кока. - "Некрасиво? Может быть. Но парень выживет и не будет проблем с его подчинением и осознанием себя, как части группы".
  
  За спиной раздался звук шагов и к нам подошли Окс, несущий мне меч, а за ним Кок.
  
  - Ты за главного. Мы на тренировку, - сказал я другу, получив в руки нодати.
  
  - Что? Какая к чёрту тренировка? - удивлённо спросил Кок.
  
  - Ребятам нужно пристрелять оружие и привыкнуть к моторике мертвяков, - прозвучал мой ответ.
  
  - Твою... И что мы должны делать? - спросил друг, начиная вживаться в роль лидера. Ну или помощника.
  
  - Да ничего особенного. Продолжать тренироваться, делать одежду для снайперов и следить за безопасностью, - сказал я и, развернувшись, пошел к Оксу и Харду. - Идём.
  ***
  
  Через пару часов на окраине города.
  
  - И что мы должны делать? - тихо спросил Окс, выглядывая из окна заправки на бродящих по дороге зомби.
  
  - То, что я вам рассказывал. Занимаете снайперскую позицию, вспоминая то, что я вам говорил и пристреливать оружие.
  Потом перейдём вглубь города, - лениво сказал я, открывая найденный на прилавке сникерс.
  
  Мы уже пять минут сидели в заброшенной заправке на въезде в город и наблюдали за мертвецами. Точнее, парни внимательно наблюдали, а я развалился на стуле и наблюдал за ними. Ребята кивнули и принялись занимать позиции для стрельбы.
  
  - Окс, отлично. Ушел вглубь здания. За спиной тёмная стена. Стрелять будешь под выгодным углом. Позиция выбрана для простейшего попадания. За спиной дверь чёрного выхода - это значит, что ты обеспечил себе путь отхода. Хард, неплохо. Отошел вглубь. За прилавком тебя не видно. Взял сектор, который не простреливает Окс. Недалеко лестница на крышу. Но ты не учёл, что можешь поймать оптикой блик от стоящего напротив здания. А бегающий солнечный зайчик в месте, где никого не должно быть, настораживает, - сказал я. - Стреляйте.
  
  Через пару секунд после моих слов раздался щелчок, будто кнут рядом ударил. Это стрельнула СВД. Тихие хлопки - начал стрелять из Грозы Хард. Через несколько секунд и несколько выстрелов, парни опустили стволы. За окном не было ни одного зомби.
  
  - Умницы, дочки. Папка вас хвалит, - сказал я и пошёл к выходу. - За мной.
  
  Парни без лишних слов быстро подхватили оружие и двинулись за мной.
  
  - Куда? - коротко спросил Окс.
  
  - Вглубь города, - весело сказал я, чем вызвал у снайперов удивление.
  
  - Нафига? - поинтересовался Хард.
  
  - Выберете позицию. Постреляете. А потом вернётесь, - сказал я.
  
  - То есть мы сами идём? - ещё сильнее удивился Окс.
  
  - Ага. Надо привыкать, что папки не будет рядом. Итак. Видите вооон то здание? - спросил я, когда мы подошли к началу улицы.
  
  - Это автовокзал, - уверено сказал Хард.
  
  - Без разницы. Валите в те края и стреляете. Вернётесь, когда отстреляете 3 магазина, - проинформировал я, отслеживая движение приближающихся к нам зомби. - Ах, да. Добираясь туда и оттуда используйте другое оружие. Вырабатывайте сноровку.
  
  - Угу, - кивнули парни и двинулись рысцой в направлении указанного здания.
  
  Я же махнув пару раз руками и проверив, как сидит на мне панцирь, двинулся к пятёрке уверенно бредущих ко мне зомби.
  
  Мощный размашистый удар нодати разрубил ближайшего мертвяка на две части от макушки до паха.
  
  "Шикарная вещь" - мелькнула у меня мысль, когда я с удивлением глянул на дело рук своих.
  
  Следующий враг умер, получив удар кукри. Один вонзился в подбородок, а второй рубанул голову с боку. Бросив в падающем теле оружие и достав меч З-Киллер, я срубил половину головы третьему зомби. Топорик Ками с громким хрустом врубился в голову предпоследнему врагу.
  
  "Ледоруб, блин" - мелькнула в голове мысль.
  
  Последний мертвяк умер получив одновременный удар двумя ножами: микротычка с винтовым лезвием вонзилась сверху, а узкий прямой и обоюдоострый клинок второго впился в подбородок. Хмыкнув, я собрал оружие и, вернув его на место, попрыгал, проверяя, как снаряжение сидит. Результатом столкновения я был доволен. Оружие было хорошим и работать я им мог.
  
  Через 10 минут ко мне подбежали немного запыхавшиеся Окс и Хард.
  
  - Молодцы. Идём домой, - сказал я.
  
  - А ты не будешь спрашивать про результаты? - удивился Окс.
  
  - Неа. Каждая тренировка теперь на вашей совести. Ведь от каждой из тренировок зависит ваша жизнь и жизни членов группы, - прозвучал мой ответ, когда я уже развернулся и шел в направлении лагеря.
  ***
  
  В тоже время в лагере.
  
  - Кок, мы закончили, - сказала Анна Павловна, подходя к парню. - Можешь звать всех, мы и ужин приготовили. Ну, или поздний обед.
  
  - Хорошо, - сказал парень и пошёл в обход лагеря, направляя всех к костру в его центре.
  
  - А вам никому не кажется странным наш лидер? - как бы между делом спросила Анна Павловна через несколько минут, когда все сидели вокруг костра и уплетали еду.
  
  - А что именно вам кажется странным? - поинтересовался Рок.
  
  - Ну, например то, что студент столько знает об оружии и выживании, - сказала женщина, обведя всех взглядом.
  
  - Не знаю. Он никогда об этом не распространялся, - пожала плечами Перш.
  
  - Аналогичная ситуация. Хоть мы и из параллельных групп, но я ни разу не слышала от него проявления таких специфических знаний, - сказала Лёва.
  
  - Действительно интересно, - подключился к разговору Сергей.
  
  - Я знаю, что какой-то его знакомый устраивал его на курсы выживания. Вроде в тайге, - задумчиво, словно вспоминая, сказал Кысь.
  
  - Да? Очень интересно. Может, вспомнишь что-то, - заинтересованно приблизилась к костру Анна Павловна. - Ну, кто что помнит?
  
  - Я тоже ничего такого от него раньше не слышала. Мы правда и общались по минимуму, - сказала Джул. - Хотя с тем, как он поступил с родителями Харда... Я думаю, что он не бросит никого из группы.
  
  - Да??? - удивлённо протянула женщина. - Интересно. Хорошо, что у нас такой лидер.
  
  - Вот, что я вам скажу, как его друг. Он никогда не бросит никого из группы, но только если человек сам пытается себе помочь. Он однажды сказал, что жалость к себе - эмоция, основанная на инстинкте самосохранения. И если человек существует без жалости, он превращается в танк. И лучше вам не видеть, как он дерётся. - сказал Кок, пристально глядя на Анну Павловну.
  
  - Так в офисе вроде видели, - сказала женщина, отвечая не менее пристальным взглядом.
  
  - Нет. То просто была командная работа. Для Ала нет безвыходных ситуаций - рубить, резать, рвать зубами... Если не выйдет спасти, так отомстить, и отомстить страшно - многократно. И все силы он бросит на это. И не советую вам, Анна Павловна, под него копать и пытаться устроить бунт в группе, - твёрдо сказал Кок.
  
  - Да я и не думала, - начала отнекиваться женщина, хотя в глазах у неё проскользнуло раздражение.
  
  - Да, как ты мог подумать... Ты что? - начали возмущаться Джул и Сергей.
  
  - Я всё сказал, - резко оборвал парень.
  
  - Я ничего такого и не думала, - повторила Анна Павловна. - Просто его глаза... Немного надменные, холодные, жестокие... Глаза змеи, взирающие на мир завораживающе и смертельно опасно.
  
  - Отвечу вам его же словами... Эмоциональная составляющая должна уравновешивать холодный рационализм, иначе... Циничная расчётливость, бездушность, могут оказаться хуже ярости берсерка. - тихо сказал Кок и встал с земли. - Спасибо. После еды, Кысь, смени Рока на патрулировании. Джул, смени Сергея.
  
  Сказав это, парень ушел в сторону машины, не заметив брошенного в спину пронзительного, пристального и раздраженно-злого взгляда Анны Павловны и оставив группу в задумчивости.
  
  - Ну... - протянул Сергей прерывая тишину. - Вы, ребята, уже дрались, и все целые. Только хороший лидер может пробудить зверей в своих людях, и это обеспечивает победу. И убитых нет. Но он также и не даёт этим зверям вырваться наружу в обыденное время. Потому что прекрасно понимает, что это резня. Про это в армии сержант наш говорил.
  
  - А не проще тогда зверя этого вытравить? - спросила Перш.
  
  - Можно... Но не стоит. Если лишиться этого зверя - рохля. А мужики особенно. Размазня потом останется, - ответил мужчина. - Ладно, давайте доедать и отдыхать.
  ***
  
  Я сидел перед углями костра и, вместе с Оксом и Хардом, ел оставленный нам ужин. Мы вернулись в лагерь несколько минут назад, и нас сразу направили в центр лагеря.
  
  - Держите, - сказала Анна Павловна, подавая нам тарелки с едой. - Пол дня пробегали, несчастные. Поешьте хоть тёпленького.
  
  Окс немного разомлел от заботы и стал уплетать еду, а вот Хард... Лицо парня сейчас было чем-то средним между хмуростью и... Удовлетворённостью и умиротворением. Парень внимательно смотрел на женщину, которая ворковала над ними и, как губка, впитывал каждое сказанное ею нежное слово.
  
  "Блин. И парня жалко, и нельзя, чтобы он привязался к ней. Крутить будет пацаном" - пронеслись в голове расчётливые мысли, ведь я совершенно не был пленён заботливыми словами Анны Павловны.
  
  Слишком уж напрягала меня женщина, особенно после нашего ночного разговора, жесткости её слов и злости, когда я ей отказал, а потом угрожал дочери.
  
  - Анна Павловна, вы закончили ладить одежду? - спросил я, прерывая поток заботливых речей.
  
  - Да. Два комплекта. Как ты и просил. Ведь это для безопасности наших парней-защитников, которые будут нас охранять. С ними прямо себя в безопасности чувствуешь, - сказала женщина, ободряюще улыбаясь парням.
  
  - Принесите, пожалуйста. Хочу посмотреть, - опять прицепился я к женщине.
  
  Когда она ушла, я поймал полный грусти и сожаления взгляд Харда, но потом во взгляде, брошенном уже на меня, проскользнуло... Не раздражение, а скорее... Обида. Через пару минут женщина принесла одежду, которую я сразу перебросил парням.
  
  - Примерьте, - сказал я.
  
  Ребята без вопросов быстро надели обновку, и стали похожи на причудливые статуи, покрытые мхом.
  
  - Прикольно, - прокомментировал Окс, осматривая себя.
  
  - Окс, сегодня дежуришь первый. Скажи Коку, чтобы он сменил тебя в 3 часа ночи, - сказал я и, встав, пошел к берегу.
  ***
  
  - Привет, - неуверенно сказала Джул, подходя ко мне.
  
  - Привет, - сказал я, указав на землю рядом с собой.
  
  Уже было 11 часов ночи, и все спали. Кроме Окса, который был на дежурстве и, как воробей, сидел на дереве, пристально всматриваясь в окрестности и меня, сидящего на берегу.
  
  - Слушай. Я понимаю, что мы не очень плотно общались в мирное время... Но сейчас... Мне бы хотелось узнать тебя получше, - тихо сказала девушка, садясь рядом.
  
  - Неплохое желание, - буркнул я.
  
  - Откуда у тебя такие знания... Специфические... - протянула девушка, будто формулируя вопрос на ходу. - Ты раньше не показывал таких знаний.
  
  - Не вижу ничего зазорного в том, что не стремлюсь открыть душу нараспашку каждому встречному, - резковато ответил я. - У откровенности всегда бывают последствия.
  
  Девушка, посидев минуту и видимо поняв, что разговора не будет, ушла, пожелав спокойной ночи. Так, в тишине, я просидел несколько часов, пока ко мне не подошёл Кок.
  
  - Ты чего не спишь? - спросил друг.
  
  - Блин, у меня прямо день посещений, - буркнул я, хотя на лице была радостная улыбка, из-за того, что на этот раз подошёл друг.
  
  - Не понял, - удивился он.
  
  - Да Джул несколько часов назад подходила, - отмахнулся я.
  
  - Ал... Её маман что-то мутит. Пока вас не было, она про тебя расспрашивала, - проинформировал друг.
  
  - Надеюсь, ты не рассказал все мои секреты? - спросил я с невозмутимым видом.
  
  - Да иди ты, - усмехнулся друг, но тут же стал серьёзным. - Это уже серьёзно. Как бы она не устроила бунт на корабле.
  
  - Не волнуйся. Это уже будет моей проблемой, - сказал я.
  
  - Это мне как раз и не нравится. Вечно ты один всё решаешь. Сломаешься под весом взваленных на себя проблем. Делиться надо ими, - сказал Кок.
  
  Я только ухмыльнулся. Так всегда было: друг старался выспросить у меня часть моих проблем, чтобы помочь в них, но я упорно не желал раскрываться даже перед ним. Так и получалось, что я, несмотря на попытки друга проявить заботу обо мне, помогал ему. И почему-то он считал, что это неправильно и что он должен мне ответить той же монетой. С одной стороны я понимал, что это нормально, и другу неудобно из-за того, что я ему помогаю, невзирая на свои проблемы, а с другой... Я не считал свою помощь чем-то, что требовало от меня много сил, а значит это что-то незначительное.
  
  - Иди поспи, - бросил Кок, развернувшись и отправившись назад на охрану.
  
  Решив послушаться совета друга, я отправился к машине и, забравшись в багажник, провалился в сон.
  ***
  
  - Подъём!!!
  
  Разорвавший ночную тишину крик, подбросил меня, из-за чего я мгновенно сел и схватился за лежащий рядом нодати. Стоило только осмотреться, как стала причина крика: среди деревьев мелькали множество теней зомби, а воздух разрывал грохот выстрелов. Схватив меч З-Киллер, я перемахнул через борт багажника и помчался в лагерь. Первым, с кем я встретился, был Хард.
  
  - В лагере зомби. Их очень много! - крикнул парень.
  
  - Откуда больше? - спросил я, загоняя себя в состояние спокойствия и хладнокровия.
  
  - Там. Между водохранилищем и лесом, - сказал Хард, махнув рукой, показывая направление.
  
  - Скажи Коку, чтобы зачистили лагерь и окрестности со всех сторон. Потом туда. В том направлении не стрелять, а то меня подстрелите, - сказал я и побежал в указанном направлении.
  
  Стоило мне только приблизиться, как перед глазами стало рябить от мелькающих среди стволов деревьев хрипящих теней. Первые два зомби даже не успели меня заметить, как потеряли по половине головы. Ещё пара только начала поворачиваться, как клинок достиг и их. Меч был необычайно лёгкий. На этом весь эффект неожиданности я исчерпал, и тут же похвалил себя за то, что не снял всего снаряжения, когда ложился спать. Удар, удар, укол - и тройка мертвяков падает под ноги, но на меня наступает шевелящаяся стена трупов. Выхватив из набедренной кобуры пистолет, я быстро отстреливаю магазин, выбивая из затылков мертвяков струйки крови. Убрать опустевший пистолет и продолжить рубку не заняло много времени. К несчастью, именно все магазины к пистолету я снял. Укол, укол, удар, укол, удар... Ещё тела упали на землю. Из-за широкого размаха клинок меча неожиданно и коварно воткнулся в ствол дерева и у меня не было возможности его быстро выдернуть. Бросив меч, я выхватил кукри, сожалея, что катана, так же, как и магазины к пистолету, осталась в багажнике, где я спал. Удар накрест - и лицевая часть черепа зомби раскрывается наподобие жуткого цветка. Удар правой рукой, укол левой... Рубка двумя руками не затормаживала и не напрягала меня, но я был не так хорошо натренирован, чтобы отвлекаться, даже для того, чтобы осмотреться. Неожиданно клинки кукри застряли в головах очередных мертвяков и начали выскальзывать из моих окровавленных рук, вслед за падающими телами. Попытка извлечь гладиус чуть не привела к тому, что меня сбили с ног. Неожиданно ускорившийся зомби протаранил меня, пока я тянулся к висящему на левом боку мечу. Мной же, на автопилоте, из нагрудных ножен был выдернут нож, который остался в голове шустрого мертвяка. Ещё тройка мертвецов упала после ударов микротычкой, но и он остался в последнем мертвеце. Выхватив наконец-то гладиус, я врубился в ряды зомби, но лишь для нанесения нескольких быстрых ударов и отступления. В голове билась лишь одна паническая мысль "Как бы не споткнуться и не упасть". Удар, укол, удар, удар, удар... В памяти почти не откладывались воспоминания о происходящем. Приближающаяся тень и нарастающий звук хрипа, и из темноты выходит очередной мертвец, который падает замертво с разрубленной почти на две половины головой. Неожиданно меч застрял в черепе повторно умершего мертвеца. Выхватив оставшийся Ками, я начал наносить мощные удары, иногда выдирая у зомби куски черепа.
  
  "Погеройствовал, блин. Чего они там так долго? Неужели врагов так много?" - пронеслись в голове мысли, сопровождаясь моим тяжелым дыханием.
  
  - На землю! - раздался за спиной крик Кока, будто отвечая на мои мысли.
  
  Я ещё толком не успел коснуться земли, как над головой зазвучали выстрелы. Здесь рассерженными шмелями жужжали арбалетные болты, глухие звуки выстрелов из Глока, тихие хлопки Грозы, грохот Сайги, звонкие выстрелы Sig-а, такие же выстрелы из HC UCP, словно из пушки бабахали Smith & Wesson-ы. Когда стрельба начала ослабевать, возле меня неожиданно воткнулся арбалетный болт. После такой напряженной и быстрой резни, у меня была полная опустошенность. Даже болт, который сейчас торчал в земле в нескольких сантиметрах от меня, не вызывал никаких эмоций.
  
  - Ал, вставай, - раздался голос Кока.
  
  Я начал медленно вставать на ноги и был тут же был ослеплён светившим в лицо фонариком. От группы раздался удивлённый возглас, в котором угадывался ещё и ужас.
  
  - Который час? - спросил я у подошедшего друга.
  
  - Эмм... - друг явно был сбит с толку, но, глянув на часы, ответил. - Полшестого. Утро.
  
  - Собирайте лагерь. Быстро. Сваливаем, - тихо приказал я.
  
  - Чего столпились? Все слышали? Бегом сворачиваем лагерь и в машину, - сказал Кок.
  
  - Окс и Хард, в патруль по периметру лагеря! - успел я крикнуть в спину группе, перед тем, как все разошлись.
  
  - Ал, что за дела? Чего ты сюда сам попёрся? - зашипел Кок.
  
  - Не успевали, - апатично отозвался я. - Действительно, утро.
  
  Друг сначала не понял, но потом, проследив за моим взглядом, тоже посмотрел на светлеющее небо.
  
  - Тебя нужно отмыть, - твёрдо сказал Кок и потянул меня к воде.
  
  - Ага. И штаны отстирать. Отмывать нужно качественно, а то оставить загаженные штаны будет непорядок, - хихикая, сказал я.
  
  - Ясно, - спокойно сказал друг и затолкав меня по грудь в водохранилище, с головой окунул меня.
  
  - Ты смерти моей хочешь?! - возмутился я, когда друг соизволил меня отпустить. - Чуть не утопил.
  
  - Зато ты фигню не тараторишь, - пожал плечами друг и посмотрел куда-то мне на пояс.
  
  Опустив взгляд, я увидел, что в воде, вокруг меня, кровавое пятно. Зато сам я стал более-менее чистым.
  
  - Кок, всё собрано, - сказал Кысь, подойдя к берегу. - Окс и Хард ещё патрулируют.
  
  - Всех в машину и заводитесь, - сказал друг и начал вытягивать меня на берег.
  
  Подходя к машине, я почувствовал, как моё сознание, интуицию и чувство опасности царапнуло.
  
  Анна Павловна уверенно держала в руках арбалет, а под ложем, в колчане было три болта с ядовито-желтым оперением. У всех арбалетов болты имели оперение разного цвета. Так мы специально негласно закрепили.
  
  Болт, который воткнулся в землю рядом со мной, имел оперение ядовито-желтого цвета.
  Подарок и найдёныши.
  
  Я проснулся из-за того, что кто-то что-то на меня свалил. Мои тяжело открывшиеся глаза уставились в голубое небо.
  
  "Не понял. Где я? Так... Вспоминаем... Мы с Коком сели в багажник машины после того, как он меня искупал..." - тяжело ворочались мысли в опустошенной голове.
  
  - Ал... Ал, - кто-то потряс меня за плечо.
  
  Сфокусировав взгляд на источнике звука, я увидел Кока, который держал в руках банку тушенки и ложку.
  
  - Просыпайся. Тебе нужно поесть, - сказал друг, протягивая мне еду.
  
  - Где мы? Что происходит? - спросил я, сев и упершись спиной в борт багажника.
  
  - Мы уехали ещё дальше от города. Ну и плюс мы едем в гараж Сергея. Он сказал, там есть много инструментов, которые нам помогут. Хотя бы банально клинки подправить. Сейчас все разбрелись по дороге и ищут бензин, - сказал друг, садясь рядом.
  
  - Что? Нафиг бензин? - удивлённо спросил я, прекратив жевать.
  
  - Мы на дороге. Бензин у нас есть, но запас карман не тяготит, - просто ответил друг. - Ты кушай не отвлекайся.
  
  Через 10 минут вернулся отряд и, бросив в багажник две канистры бензина, погрузился в машину и мы продолжили путь. Никто из группы даже не поздоровался. Тишина.
  
  - Слышь, что за фигня? - спросил я, толкнув друга ногой.
  
  - А? Что? - друг сделал вид, что не услышал, но увидев мой взгляд тихо ответил. - Вчера, точнее сегодня, когда мы тебя нашли... Ты всех напугал чуть ли не до грязных штанов.
  
  - Чего? Вообще-то вы меня от мертвяков спасли, - удивился я, не обращая внимания на бросаемые на меня взгляды Сергея, Анны Павловны, Джул.
  
  В из взглядах сквозил испуг.
  
  - Ага. Спасли. Пока мы чуть ли не в панике ватагой зачищали лагерь, ты спокойно и хладнокровно удерживал самое опасное направление, - всё так же тихо сказал друг. - Когда мы подоспели, ты весь был в крови, с одним Ками в руках, а перед тобой земля заваленная трупами. Но все обгадились, когда ты бросил на нас взгляд перед тем, как упасть на землю... Бешенный и кровожадный взгляд...
  
  - Походу вы сильно перепугались. Я пластом валяюсь, если ты не заметил, - хмыкнул я, стараясь перевести всё в шутку.
  
  - Ага. Валяешься. Но неизгладимое впечатление произвёл, - хмыкнул друг.
  
  Час езды мы провели в тишине. Точнее, без разговоров. Кок подвинул ко мне моё снаряжение, и я занялся приведением его в порядок. Я настолько увлекся процессом, что даже не сразу понял, что машина остановилась.
  
  - Ал, не спи, - потрусил меня за плечо Кок.
  
  Мы повесили на места оружие и, схватив нодати, выскочили из багажника. Группа встретила меня настороженными и опасливыми взглядами. Кто-то больше, кто-то меньше.
  
  "Похоже я отжигал" - мелькнула в голове мысль.
  
  - Кок, мой гараж дальше. Но придётся идти, - сказал Сергей, бросив на меня опасливый взгляд и указав рукой на бетонные блоки, которые мешали ехать дальше. Машина стояло перед загороженным въездом в комплекс гаражей.
  
  - Значит, идём пешком. Надеюсь не далеко? - ответил друг.
  
  - Нет. Пройдём по этой дороге, потом свернём, и на углу будет мой гараж, - ответил мужчина.
  
  - Хард, останься возле машины, - сказал друг и первым двинулся вглубь комплекса.
  
  Вся группа двинулась за ним. Идущий последним Окс хлопнул меня по плечу и, улыбнувшись, показал большой палец. Мы прошли блоки, и, как только перед нашими глазами показалась дорога, вдоль которой с обеих сторон стояли гаражи, стало видно и блуждающих зомби. Окс поднял СВД и несколько раз выстрелил. Вдалеке упала пара мертвяков. Рок проткнул копьём голову вышедшего из открытых ворот гаража зомби, а Сергей выстрелил из арбалета в ещё одного. Так, не сильно напрягаясь, наша группа прошла метров 150 и, свернув направо, оказалась на другой дороге-улочке. Сергей подошел к гаражу с красными воротами и достал с небольшого козырька над ними ключ. Открыв ворота, мужчина смело вошёл внутрь. Все потянулись за ним.
  
  - Джул, Рок останьтесь снаружи и посмотрите за округой, - сказал я ребятам.
  
  Парень с девушкой обернулись ко мне, после чего с немым вопросом посмотрели на Кока. Друг кивнул им и ребята сразу вышли за ворота, оставив у меня чувство удивления.
  
  - Смотрите. Кысь, бери это, это и вооот это, - раздался из глубины довольно большого гаража голос Сергея.
  
  - Девочки, возьмите это. Оно нам пригодится, - раздался голос Анны Павловны.
  
  - Кок, что это было? - тем временем спросил я у друга.
  
  - Ну... Ты всех напугал и пришлось брать командование в свои руки, - ответил он, старательно отводя взгляд.
  
  - Не темни, - с нажимом сказал я.
  
  - Анна Павловна начала мутить воду, что ты не в себе. Поднесла идею, что ты не можешь быть лидером. Пришлось выдвигать свою кандидатуру, - угрюмо ответил друг виновато глядя на меня.
  
  - И ты, Брут, - протянул я и увидев возмущение на лице друга, хмыкнув сказал. - Не кипятись. Какого цвета оперение на её болтах?
  
  - Ммм... Такое... Ядовито-желтое. А что? - настороженно спросил друг, почувствовав неприятности.
  
  - Когда вы отстреливали зомбиков, а я валялся на земле, возле меня воткнулся болт с таким оперением. - тихо сказал я. - Надеюсь, ты сам додумаешься?
  
  - Погоди. Это могла быть случайность, а ты из-за тёрок с ней можешь смотреть на вопрос некомпетентно, - сказал Кок.
  
  - Ага. Стреляли не навесом, а прямой наводкой. Плюс, болт - это тебе не самодельная стрела. Ну и если учесть, натяжение тетивы арбалета... Вероятность, что стрела просто так воткнулась в нескольких сантиметрах от меня, невероятно мала. Разве, что у неё ну очень резко ослабели руки и ложе арбалета опустилось, а она не успела остановиться, чтобы не нажать на спуск, - ехидно прозвучал мой тихий ответ.
  
  Я не обижался на друга за недоверие. Так всегда было. Он доверял мне, но старался беспристрастно рассмотреть вопрос под всеми углами. А поскольку я сам так делал, то получался двойной фильтр. Только вот, друг был фильтром для меня, а я - для самой информации. Вот такой у нас симбиоз.
  
  - Получается, что она попыталась тебя ранить или убить, - тихо сказал Кок, видимо обдумав высказанные мной факты. - Почему ты никому не сказал?
  
  - Почему никому? Тебе же сказал, - ухмыльнулся я и тут же получил подзатыльник.
  - Не прикидывайся тупее, чем ты есть. У тебя это плохо получается, - прошипел друг. - Нужно всем сказать и решать её судьбу.
  
  - Ага. Нарешаем, блин. Вот тебе факты... Она - мать Джул и жена Сергея. Как минимум два человека будут за неё. Это раз. Плюс, вся группа сейчас не знает, кого слушать. Это два. Не хочется это признавать, но Хард будет за неё. Это три. - спокойно сказал я.
  
  - Почему это он за неё? Он же наш, - удивился друг.
  
  - Наш. Мне тебе напомнить, что он лишился родителей? А она знает, на чём сыграть, - угрюмо ответил я. - Не поверишь, но на меня напал альтруизм... Хочу, как можно больше подготовить группу, прежде, чем меня могут прибить.
  
  - Да кто тебя прибьёт? Нужно что-то делать, - начал возмущаться Кок.
  
  - Тихо, - оборвал его я. - Хватит трещать, а то она уже бросила на нас пару взглядов. Веди себя тихо. Как придумаем - тогда и будем что-то делать.
  
  "Думай... Почему меня хотят загнобить? Мать защищает свою дочурку, которую я пугнул изнасилованием?" - метались в голове мысли, пока я шёл вдоль стеллажей с инструментами. - "Или сильная личность, которая хочет командовать на своё усмотрение? Вряд ли... Если бы это было так... Сергей не кажется каблуком. Хотя... Кто его знает. Как сказал Виталя во время нашей с ним посиделки: "Постичь извивы женской логики ты не способен по определению: вследствие малолетства и изначальной ущёрбности мужского сознания". Засада... Думай. Если, считать, что она личность с сильным характером... Есть несколько вариантов: она хочет командовать по своему усмотрению, хочет выдвинуть на командующую позицию кого-то... А потом дёргать за верёвочки? Мутный вариант, но сбрасывать со счетов нельзя. Ну, и вариант, что она знает куда можно пристроить группу. Или кому сдать на руки. Тогда почему не сказать в открытую? Зачем такие сложности? Убрать всех неугодных или представляющих потенциальную опасность? Зачем ей играть роль заботливой мамочки, хотя у неё есть дочь. Дочь... А ведь я ей отказал в защите дочери. Решила убрать меня, протолкнуть в лидеры кого-то, кто будет защищать Джул, и спать спокойно? Твою... Не заметить, что Джул нравится Харду, почти невозможно. Тогда понятно её поведение у костра... Ласковая мама... Скорее всего расспросила всех."
  
  "Человек, как известно, выглядит дураком в двух случаях. Когда он действительно дурак, и тут даже говорить нечего. И тогда, когда его цели неизвестны. Он себе что-то делает, по своим планам, а окружающим кажется, что дурь творит. Пока результат не появится" - всплыли в памяти слова Петровича, умного мужика-слесаря, который из любой железки мог сделать нож. Да и вообще с железом, как говорится, дружил. Мужик простой, как пять копеек, но в жизни повидавший немало, быстро нашел со мной общий язык. Ведь что может быть приятней умеющему делать что-то своими руками человеку, чем жадно впитывающий каждое слово ученик.
  
  "А у нас человечек не дурак, точнее, не дура. Анну Павловну очень украшает дружба с собственной головой." - продолжали крутиться в голове мысли. - "Далеко не дура. Просто маска другая. Заботливая. Но цели неизвестны. А хотелось бы хоть немного подготовиться к возможному результату её действий."
  
  "Общественное мнение - самая развратная из всех проституток." - всплыли в памяти слова Витали, когда мои мысли перепрыгнули на отношение группы ко мне.
  
  Да, уж... Знал бы друг, как мне сейчас помогут его слова. За него я не переживал, ведь взрослый мужик, отслуживший в армии, увлекающийся созданием оружия в домашних условиях, охотой и другими более опасными хобби, и сам не пропадёт, и семью спасёт.
  
  "Группа стала меня избегать. По словам Кока, они сильно испугались, когда увидели меня всего в крови. А потом Анна Павловна поднесла идею с моим отстранением. И все сразу повелись. Ну, да. По вербальному ряду я проигрываю. Одногодка, который хоть и имеет необходимые знания, против взрослых, которые могут помочь во всех ситуациях. Подчинение старшим заложено почти на подсознательном уровне. Но не повелись только Кок и Окс. Оба прекрасно знают о моих знаниях. Смогли оценить и сравнить с возможностями старших - и выбрали меня. Хард бы тоже был с ними, если бы Анна Павловна не узнала про его семью." - от мозгового штурма уже раскалывалась голова, но бросать на полпути размышления нельзя. Даже, если это будет переливание из пустого в порожнее. - "Итак. Как говорил Виталя: "Чем умнее человек, тем честнее он тебя разведёт". Сказано это было, конечно, немного по-другому, да и под действием принятого на грудь... Но смысл не меняется. А враг в тылу у меня как раз умный. Значит, подвох может быть даже в тот момент, когда мне кажется, что она говорит искренне."
  
  - Кысь, захвати это, - донёсся до слуха голос Сергея.
  
  - Девочки, давайте шустрее. Зомби не будут нас ждать, - вторила ему Анна Павловна.
  
  "Интересное кино получается. И за группой следи, и за тем, чтобы меня эта самая группа не прибила. Ладно... Я знаю, Анна Павловна, что вы под меня роете, врете мне и в лицо, и у меня за спиной, думаете, что я не узнал, кто стрелял из арбалета. Пока лучше притвориться, что я Вам верю и тоже немного с Вами поиграть. Но не сразу. Это вызовет лишние подозрения. Хе-хе... Знали бы вы, уважаемая, что у меня два недостатка: лень и чувство юмора. Одно мешает мне жить, а второе не даёт сдохнуть. Хорошо, что вы не знаете, что перед вами не обычный подросток... Да, по опыту вы меня превосходите, но и мы тоже не олухи. Не зря я всю жизнь общаюсь с людьми старше себя." - мелькали в голове размеренные и рациональные мысли.
  
  "Никогда не жалуйся, не показывай свою слабость, ибо её могут использовать против тебя," - мелькнули в памяти слова Петровича, будто заканчивая мой мозговой штурм.
  
  Я замер перед столом, который стоял почти в дальнем углу гаража. Оказывается, за размышлениями ноги, не торопясь, несли меня через весь гараж. На столе или скорее верстаке, стояла наковальня, а на ней лежал нож. Рукоять из серой закрученной стали и каждый виток совпадал с подпальцевыми выемками. Головка рукояти была очень большой, даже больше самой рукояти, что давало бы в бою просто невероятную возможность дополнительного усилия. Упора у ножа не было, но вряд ли это сильно его портило. Клинок находился под небольшим углом к рукояти и был отполирован почти до зеркального блеска. Возле обушка и голомени шел кровосток. Дальше был небольшой скос обуха, что придавало клинку тип Клип-поинт. Из-за небольшого скоса обуха, щучка была похожа на щучку ножа Ка-Бар. Клинок был изогнутым, саблевидным и широким. Лезвие не имело широких спусков, было заточено до острия и заточка не переходила на щучку.
  
  "До он же сделан из железнодорожного костыля" - неожиданно осенило меня.
  
  Осмотревшись по сторонам и увидев, что все уже почти ушли, я без всяких зазрений совести взял нож и пристроив на правый бок, вышел из гаража.
  ***
  
  - И что нам дальше делать? - спросил Сергей, обращаясь к Коку и косясь на нож у меня на боку.
  
  - Мы сейчас едем к родителям Перша и Лёвы. Они подруги с детства. Их родители по счастливому стечению обстоятельств работают вместе и живут недалеко, - ответил парень, покосившись на сидящих с нами в багажнике Сергея, Анну Павловну и Джул.
  
  - А почему бы нам не поехать в какое-нибудь безопасное место? - спросила женщина, пристально глядя на нас с другом.
  
  - Вы знаете такое? - холодно спросил я, уставившись ей в глаза.
  
  - Нет. Просто подумала, что лучше где-то осесть и обустроить безопасное место, - ответила Анна Павловна, отведя взгляд на последних словах.
  
  - Вот и не надо предлагать то, чего не знаете. Все хотят найти свою семью. Это только у вас счастье собравшейся семьи, - жестко сказал я, и потерял к разговору всякий интерес.
  
  - Эй, а можно поуважительнее к старшим? - решил вступиться Сергей.
  
  - Ага. Как только, так и сразу, - лениво отозвался я.
  
  - Ал, то, что ты важный член группы, ещё не даёт тебе права так себя вести, - влезла Джул.
  
  - Не лезь. А ты, Сергей, лучше присмотри за своими барышнями. Они имеют привычку мазать при выстрелах, - спокойно сказал я, опять посмотрев в глаза Анне Павловне. - Не переживай. Как ваааажный член группы, я тоже буду смотреть, чтобы они не стрельнули куда не надо.
  
  Сидевший рядом друг при моих словах как бы случайно пошевелился, но я отметил, что выбранная им поза позволит ответить на любое действие.
  
  - Эээ... Эм... Хорошо, - пробормотал Сергей, явно сбитый с толку сменой темы разговора.
  
  "Вот так... Посиди, подумай. Бунтуете мне здесь. Почувствуй себя виноватым и не зуди на ухо" - пронеслись у меня в голове мысли.
  
  Через час езды вдаль от города, мы остановились возле больших ворот территории какого-то завода.
  
  - И где мы? - поинтересовался Кок, когда вся группа вылезла из машины.
  
  - Привёз туда, куда сказали, - пожал плечами Хард.
  
  - Здесь работают наши родители. Живём мы в 30 минутах езды отсюда, - сказала Перш, уверенно двигаясь к воротам.
  
  Вся наша куча мала завалилась на территорию и, ведомые уверенно идущими спереди Першем и Лёвой, прошли к административному зданию. Мы вошли в трёхэтажное здание, и в холле замерли.
  
  - Нет зомби, - как-то потерянно сказал Кысь.
  
  - Мне это не нравится, - настороженно заявил Окс.
  
  - Всем быть настороже, - сказал я, после чего обратился к девушкам. - Где?
  
  - 2 этаж. 218 кабинет, - сказала Лёва.
  
  - 225 кабинет, - ответила Перш.
  
  Было видно, что девушки готовы были броситься искать самостоятельно. Ведомые девушками, мы поднялись на второй этаж и повернув от лестницы на право, пошли в конец узкого коридора. Перед дверью с цифрами 218 наша группа замерла.
  
  - Кок, прикрой, - сказал я и, открыв дверь, вошёл в кабинет.
  
  Неожиданно позади раздался шорох, и мне на спину опустился удар чем-то тяжелым, из-за чего я упал на пол.
  
  - Папа! - раздался крик Лёвы.
  
  Перевернувшись, я наблюдал забавную картину, как девушка закрывала собой мужчину в окровавленной рубашке, с безумными глазами, в которых плескались страх и паника, и с ножкой стула в руках. А закрывала она его от Кока, который выхватил пистолет и направил на мужчину.
  
  - Кок, стой, - сказал я. - Всё нормально. Лёва, успокой своего папаню. Мы пойдём дальше.
  
  Друг помог мне подняться и наша группа вышла из кабинета, оставив девушку с отцом. Пройдя чуть дальше по коридору, мы увидели дверь с цифрами 225. Открыв её, я уже не шёл, как танк, напролом, а тщательно прислушался, но не услышал ни одного звука. Стоило мне войти внутрь, как из шкафа на меня выпрыгнул мужчина и, повалив, замахнулся зажатыми в руке ножницами, но ударить не смог из-за приставленного к подбородку пистолета. Непонятно откуда выскочила женщина, и с пронзительным криком бросилась на помощь мужчине, но замерла, увидев, что Кок направил на неё свой пистолет.
  
  - Перш, это, похоже, твои, - спокойно сказал друг, убрав пистолет.
  
  Девушка заглянула в кабинет и, увидев мужчину и женщину, с воплями радости бросилась к ним. Встав с пола, где меня оставил мужчина, совершенно забыв при виде дочери, я направился к выходу.
  
  - Мы будем на улице!!! - крикнул Кок, когда мы вышли в коридор, и также пошел к выходу. Вся группа последовала за ним.
  
  - Ты чего такой рассеянный? - спросил друг, когда мы вышли из здания. - Не верю, что тебя так легко смогли победить.
  
  - Просто размышляю, - задумчиво ответил я.
  
  - Ого! Один из твоих скрытых талантов, - хихикнул друг.
  
  - Ага. И букварь освоил. Ради этого стоило поступить в универ, - сказал я с серьёзным видом, и мы с другом рассмеялись.
  
  - Так над чем думаешь? - спросил Кок, когда мы замолчали.
  
  - О том, что мы правильно поступили, когда слиняли из города. И о том, что нам нужен ещё транспорт, - ответил я. - Вроде слева от ворот была стоянка. По крайней мере,, я там видел машины.
  
  - Понял, - серьёзно кивнул друг. - Кысь, Окс, сходите на стоянку. Это слева от ворот. Найдите машину и слейте бензин с других.
  
  Кысь кивнул и сразу потопал в указанном направлении, а вот Окс... Парень внимательно, с вопросом в глазах, посмотрел на меня. Я - сначала удивлённо и тоже с немым вопросом посмотрел на него, но, поняв в чём дело, кивнул.
  
  - Окс, не парься. Мы с ним всё обсудили. Я не рвусь на место лидера, - сказал Кок, внося ясность в ситуацию.
  
  Парень кивнул и, развернувшись, потопал за Кысем.
  
  - Класс. Ещё один верный тебе человек, - радостно сказал друг.
  
  - Ага, - с не меньшей радостью ответил я.
  
  Через 20 минут, когда Окс и Кысь нашли машину с ключами внутри и наполнили бак, а вся группа уже начала ворчать, что наши найдёныши слишком задерживаются, из здания вышли Перш и Лёва в окружении членов своей семьи.
  
  - Извини, что ударил, - по-простому сказал подошедший ко мне отец Лёвы.
  
  - Ничего страшного, - улыбнулся я, после чего кивнул на его дочь. - Что-то она смурная для воссоединения с отцом.
  
  - Моя жена. Её мать. Она погибла, - с окаменевшим лицом ответил тот.
  
  - Соболезную. Вам нашли машину. Поскольку ваши семьи дружат, то машина и будет для вас, - сказал я, кивком указав на Мерседес Вито, который парни подогнали.
  
  - Спасибо, - кивнул мужчина.
  
  - Ага. Потом еще поговорим, - сказал я.
  
  - И куда теперь? - спросил подошедший Кок, когда мужчина отошел.
  
  - К воде. Запасы питьевой воды у нас далеко не бесконечные, - прозвучал мой угрюмый ответ.
  
  - Ты чего? - удивился друг. - Что с настроением?
  
  - Мама Лёвы погибла, - сказал я, повернувшись к другу.
  
  - Эй, ты чего? Ты посмотри сколько ты уже сделал. Мы все целы и хорошо вооружены. У нас есть всё необходимое. У нас есть семьи в конце концов. Да, её мама погибла, но это не твоя вина. Ты не можешь везде успеть всё сделать идеально, - сказал друг взяв меня за плечи и заглядывая в глаза.
  
  - Семьи есть не у всех. Ещё твоя, Окса, Рока и Кыся. Нужно всех найти, - тихо сказал я.
  
  - Я с ними поговорил... Кысь по поводу своих не переживает - у него батя охотник поэтому он не волнуется. Сказал главное, что они живы. У родителей Окса есть знакомые военные и база военная рядом... Он тоже сказал, что всё пучком и найдёт их в любой момент. Рок в семье приёмный. И, как он сказал, что семья была не самая лучшая, - просветил меня друг.
  
  - Тогда остаются твои, - сказал я.
  
  - Ну, да... Если думаешь, что можем ехать ко мне и искать мою семью, тогда поехали. Я не хочу на тебя давить, Ал. Да и... Уверен, что мне мама с папой по ушам бы дали, если бы кто-то из-за моего неуёмного желания найти семью погиб. Давай, продолжай командовать и не парься. Ты всё делаешь правильно. А начнёшь думать о лишнем, так и до ошибок недалеко. А ошибки лидера в нашей ситуации - смертельный исход для всей группы, - сказал Кок и прислонился лбом к моему лбу. - Всё будет нормально.
  
  - Ага. Поговори с родителями девчонок. Они должны знать, есть ли здесь вода неподалёку, - сказал я, собравшись с мыслями и отстраняясь от друга.
  
  - Сделаем, - шутливо козырнул он и ушел.
  
  Через 10 минут две машины покинули территорию завода.
  ***
  
  Просёлочная дорога.
  
  - Где мы сейчас? А то что-то я потерялся, - спросил Сергей у ведущего машину отца Лёвы.
  
  - Недалеко от Ольховатки. Едем на пруд Степанки. - ответил мужчина, не отрываясь от дороги.
  
  - Извините, что мы к вам подсели, просто в первой машине уже тесновато, - виновато сказал Сергей.
  
  - Ничего, - коротко ответил собеседник. - Лучше расскажите про вашего лидера. Забавный парень.
  
  - Кок, да? Ну, вы видели: он невысокий и не большой, но в боях с зомби он очень силён... - начала говорить сидящая сзади Анна Павловна.
  
  - Да, нет. - перебил её водитель, после чего ехидно добавил. - Этот парень - помощник и правая рука. Я имел в виду того высокого парня. Тёмные волосы, спокойные карие глаза. За спиной мечи, а на подбородке шрамик.
  
  - Согласен, - отозвался с третьего ряда сидений отец Перш. - Ведь сразу видно, что он лидер.
  
  - Ааа... Вы про Ала. - сказала женщина и никто не заметил мелькнувшее на её лице раздосадованное и раздраженное выражение. - Он очень силён в боях и знает много про выживание. Он как росомаха. Тоже очень свирепый...Он бросается на толпу зомби, не зная страха, но это только показывает его несостоятельность, как лидера.
  
  - А почему они называют друг друга по прозвищам? - спросил отец Перш.
  
  - Без понятия, - ответила Анна Павловна
  
  - Вроде для того, что бы быстрее обмениваться командами, - сказал Сергей.
  
  - Ясно, - отозвались новички и в салоне повисла тишина.
  ***
  
  - Неплохая полянка, - сказал Кок, подходя ко мне.
  
  Наша группа остановилась на поляне возле пруда, который отец Лёвы назвал Степанки.
  
  - Ага. Собери всех. Нужно переделить снаряжение и познакомиться. А потом - учиться, - сказал я, глядя на гладь воды.
  
  - Через 10 минут. Лагерь обустроим до конца, - сказал друг и ушел.
  
  Как и сказал Кок, через 10 минут весь отряд сидел кружком и смотрел друг на друга.
  
  - Итак. Познакомимся. Давайте начнём с новичков, - сказал я, стоя на ногах и смотря на сидящих на земле.
  
  - Павел, - представился отец Лёвы.
  
  Был он высоким подтянутым мужчиной с тёмными волосами, в которых начала появляться седина. У него было чуть округлое лицо
  с тонким носом и такими же губами и тёмными цепкими глазами.
  
  - Олег, - представился папа Перш.
  
  Он был ниже, чем Павел, но тоже имел подтянутую фигуру. Лицо было тонким и худым с тонкими чертами. В русых волосах уже прочно поселилась седина, но светлые волосы не потеряли молодого блеска.
  
  - Елена, - сказала его супруга.
  
  Она была миниатюрной блондинкой с кукольным личиком и несмотря на возраст выглядела молодо, а зелёные глаза внимательно смотрели на окружающих.
  
  После новичков, по очереди представился остальной отряд.
  
  - Ладно. Познакомились. Нужно переделить снаряжение, чтобы новички не ходили безоружными, - сказал я. - Сергей, Анна Павловна, отдадите Павлу и Олегу КСБ. Окс, отдашь Павлу ИЖ МР-512. Перш, гладиус Олегу, а Беретту отдашь Елене. Олег, Павел, с меня ножи. Рок, отдашь Олегу Smith & Wesson. Джул, Sig Sauer Елене.
  Пока я говорил, все снимали с себя амуницию и складывали перед назваными мной людьми.
  
  - Оружие распределили... Дальше тренировка, - сказал я. - Итак. Маленькая лекция для всех. Психология. Психология выживания. Первое: воля к жизни. Это ваш самостоятельный запал, мотивирующий на самоспасение. Если его нет - вы труп. Чтобы пробудить волю к жизни, необходимо поставить себе цель. Она должна быть конкретной и достижимой. Продумайте запасные варианты. После постановки цели, забудьте про нее сознательно. Она должна оставаться на периферии вашего внимания Не нужно ее более анализировать, а просто, как автомат, следуйте ей, не рассуждая и не оправдываясь. Если обстоятельства изменились, то это потребует и корректировки цели. Второе: адаптация к новым условиям. Запомните... Выживает не самый сильный и не самый умный, а тот, кто лучше всех приспосабливается к изменениям. Чем раньше мы примем и свыкнемся с новыми условиями, в которых мы оказались, тем быстрее сможем эффективно с ними взаимодействовать. Приспособьте ваши простые, привычные действия к новым условиям и сосредоточьтесь на качественном их выполнении. Для психологической адаптации важно, чтобы не произошел срыв от слишком резкого изменения. Поэтому старайтесь постепенно переносить свои привычки в новое окружение, в соответствии с новыми условиями. Если что-то не получается, не циклитесь на этом, займитесь чем-нибудь другим. Не противопоставляйте себя окружающей среде, лучше попытайтесь влиться в нее. Будьте гибче. Выявите те привычки и модели поведения, которые не годятся в текущих условиях и не могут быть никак приспособлены. Найдите, чем их заменить. И без сожалений, сознательно расстаньтесь с этим всем старым и не эффективным. Третье: контроль эмоций. В ситуациях экстренного выживания вам понадобится трезвый ум и ясная голова. Поэтому вы должны осуществлять контроль эмоций, которых будет немало. Не нужно их подавлять и сдерживать, но и нет необходимости их терпеть или безрассудно им поддаваться. Попробуйте использовать эмоции для выживания. Если вы разозлились, используйте эту эмоцию как мотиватор и энергию для необходимых вам физических действий. Если наступила лень, тоска, грусть или скука, то займитесь чем-нибудь, не требующим больших энергозатрат, но использующим ваше внимание. Можно плести рыболовные сети, чинить обувь и одежду, готовить ловушки на зверей. Испытывая положительные эмоции, направляйте их силу на пересмотр будущих планов и реализацию длительных проектов. Четвёртое - и последнее: анализ ситуации. Обязательно, прежде чем за что-то браться, произведите анализ ситуации. Ответьте себе на следующие вопросы: "Где я нахожусь и куда мне нужно попасть; что мне угрожает, и как я могу оставаться в безопасности; что мне нужно, и как это заполучить". Не спеша и внимательно изучите возможные варианты и выберите несколько наиболее приемлемых. Учитывайте степень риска. Обдумайте, как будете вести себя в случае, если ошибетесь. Постепенно, в ходе такого обдумывания, у вас выработается план действий.
  
  Пока я рассказывал, все сидели молча и внимательно меня слушали. Окс, Кок, Рок и Хард даже беззвучно шевелили губами, повторяя за мной, чтобы лучше запомнить.
  
  - Слушай, а вот что ты можешь рассказать про ситуацию, которая была у нас ночью? - спросил Окс, внимательно глядя на меня, когда я прекратил рассказывать.
  
  - Хм... Пожалуй, расскажу про то, как можно научиться быстрее адаптироваться к темноте. Ммм... - задумчиво протянул я, вспоминая всё, что знаю по этому вопросу. - В тёмном помещении стоит закрыть глаза на несколько секунд, что гарантирует небольшую адаптацию к темноте. Если это невозможно, то хотя бы зажмурьте ведущий глаз.
  Для обнаружения малозаметных объектов в ночное время, их лучше рассматривать периферической частью сетчатки. То есть, смотреть не сфокусированным взглядом, как обычно, а рассеянным. Ну, и если вас что-то осветило, что вызовет ослепление, начинайте часто моргать. Это поможет.
  
  - А как выжить в лесу, если, например, отбился от группы? То есть, остался без продуктов, но со множеством других шмоток, - спросил Хард, подняв на меня взгляд.
  
  - Ну, это маловероятно... - протянул я с улыбкой. - Блин, вот это вопросик. Ммм... Если потерялся в лесу, первым делом следует успокоиться. Вспомни свои последние действия и попытайся по своим следам вернуться обратно. Важным умением в такой ситуации является умение ориентироваться на местности. Существует несколько способов сориентироваться в лесу, от которых зависит выживание: по солнцу, звездам. По звёздам я сам ориентироваться не умею, поэтому не буду рассказывать то, в чём не уверен. С солнцем, думаю, проблем ни у кого нет? Это ещё в школе рассказывали. Есть и другие способы... Растительность. У растущих на открытом пространстве деревьев ветки длиннее и гуще, с южной стороны. На стволах берез бывает больше пятен, мох на пнях растет, грибы чаще располагаются, кора темнее и грубее, после дождя стволы сосен обычно чернеют, а смолы на них выделяется меньше с северной стороны. Эмм... Животные и насекомые... Муравейник у ствола, пня или камня находится, и пчелы часто строят свои гнезда с юга. Что ещё? Тропы... Выйдя на тропу, внимательно осмотрись: если ветки окружающих деревьев бьют в грудь и по поясу, то это тропа звериная, с нее лучше сойти.
  Если посчастливилось найти речку следуй вниз по течению. Рано или поздно это приведет тебя к реке, а следуя вдоль реки выйдешь к людям. Ну или к их жилью. Слушайте больше, вследствие ограниченности обзора в лесу. Вы можете уловить знакомые звуки, говорящие о присутствии людей. В нашем случае это звуки мертвяков. В некоторых случаях можно залезть на возвышенность, дерево и осмотреться. Обходи любые опасные места в лесу, особенно болота и трясины. Экономь силы, делай всё обдуманно и размеренно... К ночи готовьтесь заранее. Временные пристанища лучше выбирать поближе к ручью, речке, но на сухом открытом пространстве. Такое местоположение, обдуваемое ветром, спасёт от комаров.
  
  - А питание? - заинтересованно спросил Окс.
  
  - Лес - это благоприятная в этом вопросе среда. Питательная и белковая пища здесь находится буквально под ногами. Даже если не очень умелый охотник и не умеешь плести сети, или делать капканы и ловушки, то и в этом случае ты не останешься голодным. Самая простая и богатая белками пища доступная если ковырнуть верхний слой почвы, либо разворошить старый пень или содрать кору с дерева. Это всевозможные черви, гусеницы и личинки. Хахаха... Не надо морщиться и зеленеть. Несмотря на неаппетитный внешний вид и отсутствие привычки к употреблению подобной пищи, выживание в лесу предполагает снижение уровня брезгливости. Червей можно есть в сыром, в вареном и запеченном виде. Рекомендую предварительно отмочить некоторое время, чтобы удалить продукты жизнедеятельности. Можно собрать слизняков и, покатав предварительно между ладоней, как пластилин, можно съесть, - рассказал я.
  
  - А зачем катать? - спросила Джул.
  
  - Ну, можешь и с дерьмом пожевать, - ехидно сказал Павел и бросил на меня пристальный взгляд.
  
  - Правильно, - кивнул я и продолжил. - Другой, уже более похожий на нашу обычную пищу - это обычные лягушки. Едят у них лапки, предварительно удалив кожу. Чтобы поймать других мелких зверьков, грызунов и птиц уже понадобится сноровка и умение делать силки и ловушки. Но и перечисленной пищи хватит чтобы восполнить белковую потребность организма и облегчить выживание в лесу. Теперь, что касается витаминов и полезных веществ. В иголках хвойных растений содержится больше витамина С, чем в апельсинах. Очень полезно делать отвары, или даже просто жевать иголки. В обычном лишайнике, распространенным в сосновых чащах, содержится крахмал и сахар. Для его приготовления понадобится суточное вымачивание в воде с разведенной золой и последующее промывание. После чего можно его высушивать и молоть в муку либо вываривать. Корни обычного лопуха способны заменить основные овощи и обладают приятным вкусом, как в сыром, так и в отварном виде. Также очень полезен корень обычной кувшинки, содержащий крахмал, белок и сахар. Само собой разумеющиеся грибы и ягоды - непременный атрибут наших лесов. Конечно, такое меню непривычно для обычного человека и местами даже противно, но эта пища поможет выжить. По поводу воды... В лесу всегда есть естественные источники, от ключей до озер. Найти ее помогут растения. А точнее, те их виды, у которых повышенные требования к влаге. Такие растения отличаются крупными и мясистыми стеблями и листьями, выделяющимися яркой окраской. Если встретите такие растения - это означает, что под ними находятся грунтовые воды. Наиболее известные такие растения: тростник, камыш. На открытый водоем будет указывать влажная почва в низинах. Пользуйтесь звериными тропами. Если воду отыскать не получилось, то необходимо попробовать ее собрать. Один из простейших способов - это сбор дождевой влаги. Необходимо вырыть небольшую ямку, дно которой уложить широкими листьями. Собрать росу поможет впитывающая ткань, обмотанная вокруг ствола и опущенная в емкость. Существует возможность собирать испарения от растений. Для этого на ветку кустарника или стебля надевается полиэтиленовый пакет. На поляне выкопайте ямку и набросайте на дно травы, а в центр поставьте емкость. Сверху все это следует накрыть полиэтиленом и придавить его в центре камешком, чтобы влага стекала в емкость. Есть ещё вариант. Так называемые трухляшки. Найдите старое и трухлявое дерево. Если взять такой древесины, немного размельчить и стянув тряпкой сжимать, то будет выходить собранная влага и остатки сока, а тряпка будет фильтром.
  
  - А стоянки? - спросил Хард, похоже, решив основательно проверить свои познания в кэмпинге. - Ну, вот нет у меня палатки, а спать хочется.
  
  Вздохнув и набрав в грудь воздуха я начал рассказывать, соскребая все знания, приобретённые на курсах выживания:
  
  - Жилище должно укрывать от непогоды, сохранять температуру тела, защищать от насекомых и, по возможности, хищников, быть удобным и легко воспроизводимым. Обычный шалаш. Выбираете возвышенное, открытое продуваемое место, недалеко от водоема и имеющее естественное укрытие с подветренной стороны - и строите... Можно просто залезть в какие-нибудь кусты. Они обеспечат сигнал, если кто-то полезет. Вместо матраца и одеяла могут послужить нарубленные ветки. Костёр... Снимите верхний слой почвы и выложите круг из больших камней. Для растопки используйте тонкие сухие ветки, кору(особенно березы), чагу(древесный гриб). Чтобы сохранить костер, на длительное время можно накрыть кострище сверху высохшим пнем или слоем золы и сухой земли. Либо сохранить угольки в древесной коре. Также можно запалить чагу - она будет тлеть значительное время.
  Разжечь огонь без спичек можно множеством способов. Линза и солнце. В качестве линзы может служить стекло очков, зеркало или полиэтиленовый пакет, наполненный бесцветной жидкостью. Кремень и огниво. В качестве кремня подойдет твердый камень, из которого ножом высекаются искры. Трением. Существует несколько вариаций, как добыть огонь таким образом, но все они связаны с образованием тления за счет силы трения. Ну, и упреждая вопрос про животных... Общая направленность мер предосторожности заключается в том, чтобы человек любыми возможными способами давал животным понять о своем присутствии заблаговременно. Стандартно используется звуковая сигнализация. При движении издавайте шум: громко разговаривайте, твердо ступайте, треща ветками под ногами. Также следует избегать звериных троп и обходить предполагаемые норы и берлоги. Избегайте чащи, овраги и склоны холмов. Тщательно выбирайте место стоянки. А выбрав, пометьте периметр в радиусе 30-50 метров стандартным для животных способом.
  
  - Это что за способ? - спросила Перш.
  
  - Деревце пометить. Я ведь прав? - опять ехидно сказал Павел, снова пристально глядя на меня.
  
  - Ага, - согласился я, выдерживая его взгляд. - Так... Почти у всех есть холодное оружие. Им придётся часто пользоваться, чтобы поберечь патроны. Несколько принципов ведения боя. Первое: спокойствие. Во всякой рукопашной схватке, независимо оттого, насколько силен и многочислен противник, следует сохранять ясную голову и хладнокровие. Гнев, волнение, а тем более страх, вызывают такие последствия, как забывание отработанных тактических схем, нарушение ориентации в обстановке. Вступая в схватку, надо мгновенно оценить силы противника и окружающую обстановку, выработать на основе этой оценки план действий, немедленно реализовать данный план со всей решительностью и смелостью. План обязательно должен включать следующие моменты: цель схватки (задержание противника, его нейтрализация или уничтожение, собственное отступление), используемые средства боя (оружие, подручные предметы, конкретные базовые элементы), тактика ведения боя (наступательная, оборонительная, яростная, изматывающая, маневренная). Второе: естественность движения. Строго говоря, для боя подходит любое положение тела. Однако, это не исключает такого понятия, как "боевая позиция", или "стойка". Она должна быть в одно и то же время и естественной, и удобной, не напряженной, подходящей для хорошей защиты и резкой контратаки. Важно избегать двух крайностей: нельзя стоять на одном месте столбом, нельзя подпрыгивать на носках, подобно боксеру на ринге. Жестокая схватка с несколькими противниками, к тому же вооруженными, не имеет ничего общего с рингом. Третье: отвлечение внимания. Зомби реагируют на громкие звуки и, если есть напарник, то можно, чтобы он отвлёк мертвяков резким и громким звуком. Четвёртое: удар кулаком. Если драка идет на средней, дальней дистанции, где дотянуться локтями или коленями не удается, то наносить удары нужно руками, сжатыми в кулаки. На ближней дистанции и в клинче очень эффективны удары коленями и локтями в подбородок. Зомби, конечно, сознание не потеряют, но секунду это вам может дать.
  Вся группа, сидя кружком, внимательно меня слушала, не перебивая.
  
  - Теперь поднимайтесь, берите оружие и тренируйтесь с учётом полученной информации. И учтите, что качество вашей тренировки будет на вашей совести. Схалтурите - и вы или кто-нибудь ещё может погибнуть, - сказал я, когда тишина после того, как я замолчал, затянулась. - Снайперы, надеть маскировку - и за мной. Кок, ты тоже.
  
  Сказав всё, я пошел прочь из лагеря. Через 10 минут на полянке где-то в полукилометре оттуда меня нашли ребята.
  
  - Тренировка специально для нас? - понятливо спросил Окс.
  
  - Да. Говорить, как всегда, буду один раз и быстро, - кивнул я. - Ваши тренировки. Снайперы тренируются и как отдельный, независимый элемент, и как часть группы. Упражнение первое: выстрел из холодного ствола. Стрельба ведется по двум мишеням на дальность 100 метров. Снайпер может использовать ремень оружия, сошки, мешки с песком или другое имущество, которое он может иметь во время операции. Снайпер имеет неограниченное время для производства выстрела по первой мишени, перезарядки и выстрела по второй мишени. При проведении операции у снайпера нет возможности произвести пристрелочный или проверочный выстрел, таким образом, выстрел из холодного ствола проверяет и стрелка, и его вооружение, и их способность поразить цель с первого выстрела. Второй выстрел предназначен для выработки у снайпера качества перезаряжать оружие и производить выстрел автоматически, в случае, когда цель не упала после первого выстрела. Упражнение второе. Находясь в положении для стрельбы лежа или сидя, снайпер имеет неограниченное время для отстрела группы из пяти выстрелов. Упражнение третье: стрельба на 200 метров. Приемлемым результатом можно считать попадание в голову. Упражнение четвёртое: стрельба после нагрузки. Снайперы выдвигаются бегом с рубежа 200 метров на рубеж 100 метров и ведут огонь по цели пятью выстрелами в быстром темпе из любого положения с использованием упора. Оценивается воздействие стресса и тяжелого дыхания на результаты стрельбы. Отжимания, подъемы корпуса из положения лежа или подъемы по канату также могут быть использованы для учащения дыхания и пульса. Вот вам теоретические выкладки, которые я смог вспомнить. Как выполнять упражнения, придумаете сами. Сейчас свалите в лес. Там будете тренироваться и по возможности займётесь охотой, вспоминая то, что я рассказал про лес. Перед этим кое-что ещё. Поскольку вы будете много бродить, вот вам информация в виде очередной моей скучной лекции. Перед выходом: проверь своё снаряжение. Осмотри на предмет ремонта. Надень его, попрыгай, покатайся по земле - снаряжение не должно выдать тебя звуком. Проверь, не сбился ли прицел. Осмотри себя критически, ты должен сливаться с той местностью, в которой тебе предстоит действовать. Попроси товарища проверить твою маскировку. Касательно веса снаряжения... Чтобы не превратится во вьючного осла, следует нести не более 1/3 от своего веса. Но реалии могут диктовать другие условия. Во время выхода не иди бездумно, запоминай, сколько идёшь, в каком направлении, пройденные ориентиры. Дальше... В лесу. Не разговаривать. Не курить. Не мусорить. Использовать отработанные жесты. Их кстати, как двум единственным снайперам, вам ещё придётся придумать и запомнить. В лесу голос слышен далеко. Иди размеренно, не совершая резких движений. Изредка останавливайся, прислушивайся, приоткрывая рот (так лучше слышно), возможно, ты услышишь какой-то посторонний звук, не свойственный лесу или заметишь то, чего не видел в движении. Ещё можно к ушам прикладывать ладони сложенные лодочкой. Небольшой локатор будет. Если появилось неосознанное ощущение опасности, не жди, когда она себя проявит, подавай сигнал к обороне и переходи в нижний уровень, то есть, сядь или ляг, по возможности, за укрытие. Конечно, возможно, ты ошибся, и будешь смешон, но лучше так, чем ты и твои товарищи будут мертвы из-за того, что ты что то заметил, но не успел понять, что вам угрожает. Развить остроту ощущений можно предварительными тренировками с показом характерных звуков: треск сучков под ногами, переползание человека, стук экипировки. Характерных силуэтов предметов: движение частей тела человека. Что ещё? Режим ходьбы. Отдыхать следует не когда устал, а так, чтобы не уставать. Иди 50 минут - отдыхай 10, через 8-10 часов следует устроить отдых не менее часа. Располагаться на отдыхе следует в местах, скрытых от наблюдения. Располагаться на стоянке следует с учётом занятия круговой обороны. Также следует выставить секреты или часового для наблюдения. Ммм... Так. В лагере - не слоняться бесцельно, не разговаривать без дела, не шуметь. Желательно не использовать костёр для приготовления пищи. Если костёр всё-таки нужен, по возможности используй сухие дрова. Костёр должен давать столько тепла и гореть ровно столько, сколько необходимо, чтобы приготовить еду. Не собирайтесь возле костра всей группой, также нельзя принимать пищу всей группой вместе. Кто-то должен следить за обстановкой. Чисткой оружия также следует заниматься поочередно. Если соблюдать максимальную незаметность, то необходимо следить за тем, чтобы не оставлять никаких следов своего присутствия, а весь мусор, в том числе дерьмо, уносить с собой. По шмоткам... Очки защитят от веток в лесу и от мелкого мусора. Наколенники или наколенник на правой ноге. Наколенник не должен пережимать сильно кровоснабжение, и не должен сползать при переползании. Часы носить на внутренней стороне запястья - так меньше вероятность, что ты выдашь себя блеском циферблата. Так... Чтобы в ствол не попадали пыль, мусор, нацепи на него презерватив. При выстреле его просто сорвёт без всяких последствий для оружия. Вспомните правила оказания первой медицинской помощи. Запоминайте: каждый должен иметь обезболивающее, 1-2 перевязочных пакетов, жгут. Также обезболивающие и пакет следует носить однообразно в одном месте, чтобы не тратить время на поиски в случае ранения, и использовать первоначально запасы раненого. Следует иметь достаточный запас таблеток для очищения воды: пантацид, акватабс, иметь фильтр для очищения воды. Следует иметь Носимый Аварийный Запас. В который входят: 2-3 презерватива. Помещённый в носок, вмещает около литра воды. Таблетки для очищения воды. Про них уже говорил. Стимуляторы: сиднокарб, таблетки кофеина. Обезболивающие. Коробок спичек. Шерстянные носки в герметичной упаковке. Например, в завязанном пакете. Пригодится, когда ноги будут мокрыми. Имей поджопник. Можете сделать сами, из куска пластика или чего-то гибкого и резинки. Имея его, ты сможешь долго лежать, сидеть на холодной земле. Всё. Лекция окончена. Идёте в лагерь и собираете из запасов всё, как я сказал. Потом валите в лес и отрабатывайте всё, что услышали. И чтобы я вас до вечера или ночи не видел. Буду ждать в центре лагеря. Не появитесь до завтрашнего обеда - пойду искать, поэтому оставляйте следы. Всё.
  
  Рассказав лекцию и закончив с наставлениями, я развернул ошалевших от информации парней к лагерю и подтолкнул в ту сторону. Они сначала неуверенно сделали пару шагов, но потом в их головах появилось чёткое понимание, что необходимо делать и они уверенной трусцой порысили к лагерю.
  
  - Эм... Не знаю, как ты это сделал, но в голове после довольно быстрой лекции всё осталось, - неуверенно протянул Кок, глядя вслед парням. - Не думаешь, что это рискованно - отправлять их, когда ещё толком не усвоилась информация? Да и пара странная. Ты ведь сам говорил, что Хард за Анну Павловну, а отправил вместе с Оксом...
  
  - Твою... Я забыл сказать Харду за СВ-99. - хлопнул я себя по лбу, после чего, успокоившись, сказал. - Ладно. Ничего не случится... Как я это сделал... Ну, просто методы манипуляции, выстраивание вербальных рядов и игра на том, что они меня знают и доверяют мне. Метод влияния на человека... Я с ними общался до того, как всё началось и сейчас не прекращаю, что вызывает у них привычку, что я всегда рядом, пусть и не всегда отсвечиваю... Я их заинтересовал и вдохновил. Тем, что они далеко не самые последние люди в отряде и вполне самостоятельны, а Харда так ещё и кое-чем личным. Вдохновить не сложно. Сам излучай энтузиазм и правильно запихни свою идею в чужую голову, в заинтересовать... Ведь все хотят личной выгоды. Не материально, так какой-либо другой. Как и все подростки, они хотят самостоятельности и независимости. Они её получили. И в лекции я им указал, что снайпера могут работать и самостоятельно, и в составе группы... Следующий пункт - это гипноз. Хахаха. Не смотри так на меня. Не в прямом смысле. Гипноз с помощью обаяния. Сам подумай, ведь проще согласиться с тем, кого ты, как минимум, уважаешь... Я должен был им заплатить...
  
  - Так ведь деньги уже до лампочки! - не удержался от восклицания друг.
  
  - А кто тебе сказал, что можно платить только деньгами? - хмыкнул я. - Валюта, опять, их уверенность и чувство собственной независимости и значимости. Плата должна мотивировать... Последовательность в их подготовке тоже сыграла не последнюю роль, ведь последовательность дала им уверенность, что так и должно быть. Дальше... Мои знания выстроили у них мнение, что я, может, не эксперт, но человек много знающий по этому вопросу. Я не голословен, и свои слова подтверждаю фактами, которые знаю. Люди прислушиваются к тому, кто разбирается в том, о чём говорит. Ещё в плюсы пошло то, что они знают, что я умею слушать, и их мнение не будет проигнорировано. Знают, что я уверен в себе, но уважаю их. Плюс также моя терпеливость и то, что я знаю, чего хочу. Они видят, что из них целенаправленно растят снайперов.
  
  - Знаешь... Тебе нужно было поступать на психологию, - ухмыльнулся Кок. - Ну, а дальше?
  
  - Это то, что касается психологии. Манипуляции человеком, - хмыкнул я. - Как видишь, всё выстраивается последовательно... Дальше? А дальше создание вербального ряда и невербального. Язык тела. Я постоянно показываю свою уверенность и силу. Вербальный ряд я выстраиваю в разговоре, а ему соответствует мой внешний вид. За весь разговор, как и за все предыдущие, я ни разу не показал нервозности в движениях. Плюс приходится по максимуму использовать голос. Ровный, чёткий, между словами небольшие паузы, темп не меняется и иногда понижение голоса, чтобы информация закрепилась. Следующий пункт во внешнем виде - это взгляд. Сверлящий взгляд, которым я держал их обоих в поле зрения. Я не опускал взгляд на долгое время, постоянно поддерживая зрительный контакт. Ну, и последним штрихом был контроль эмоций. Психология, невербальный ряд и вербальный ряд... Я говорил на их языке. То есть, коротко, понятно, без замысловатых конструкций. Незаметное влияние по ходу разговора... Ставишь в предложении подряд несколько слов, которые приведут к нужному тебе результату - и человек на подсознательном уровне начинает их воспринимать. Эффект усилится, если выделить эти слова голосом или поддержать кивком, например. Плюс, в разговоре важны акценты, которые играют далеко не последнюю роль во влиянии на человека. В их сознании я имею образ уверенного человека, то есть, я должен говорить спокойно, уверенно, говорить столько, сколько необходимо и в конце предложений ставить точку. Вот тебе и способы воздействия.
  
  - Писец. Не вздумай на мне это всё использовать, - сказал друг, пристально глядя на меня.
  
  - Успокойся. Не собираюсь. Ты ведь мой друг, - улыбнулся я.
  
  - А разве это правильно так с ними? Окс ведь и так на нашей стороне, - задумчиво и с сомнением протянул друг.
  
  - Ооо... Вопросы морали... Ты же знаешь, что у меня мораль хромает. Я их просто подталкиваю, - прозвучал мой ответ, сопровождающийся смешком. - Что ты там спрашивал? Не рискованно ли их посылать? Рискованно. Но пусть учатся. Информацию я дал, а информация должна находить применение на практике. Да и эта опасность будет их подстёгивать. Ты спросил, почему я создал такую пару? Всё просто. То же самое воздействие. Пусть сработаются. А привязанность и что-то вроде боевого братства - это серьёзно. Этим можно перебить влияние Анны Павловны, как матери.
  
  - Ясно. Всё сууурьёзно, - улыбнулся друг, хотя глаза его остались серьёзными. - А сам ведь ты никого к себе не пускаешь. Помнишь, что ты сказал? "Не стоит пускать людей глубже, чем под одежду... Ни в какую душу". Помнишь?
  
  - Помню. У меня есть ты - и ты гораздо ближе всех. Ближе только семья и я сам, - сказал я.
  
  - Ясно. Вот ты мне скажи, где ты всему этому научился? Всем этим воздействиям... - неожиданно поинтересовался друг.
  
  - Так я с четырнадцати лет увлекаюсь психологией и теорией управления персоналом, - пожал я плечами.
  
  - С четырнадцати... Уже пять лет значит... - протянул друг, но потом встрепенулся. - Ладно. Моя тренировка.
  
  - Это не совсем тренировка. Тренироваться будешь сам. Настрой. Возьми оружие и закрой глаза... - сказал я и, дождавшись, когда друг всё сделает, продолжил. - Всё, что я буду говорить, представляй, запоминай, но не зацикливайся. А теперь представь перед собой толпу зомби. Их много. Они близко. Окровавленные, хрипящие. И все хотят тебя укусить... Ощути себя клинком. Ты весь напряжен, чуть не до дрожи, а внутри огонь горит и жжет нестерпимо... И загасить его можно только кровью. Сил уже нет терпеть, а тебе всё мешает: руки зомби, его плоть, его движения, его дружки, обстановка вокруг тебя... Почувствуй холодную ярость... Ты готов рвать их зубами, но ты всё ещё размышляешь, как лучше и удобнее это сделать. А зомби всё приближаются. Они почти рядом. Между вами пара шагов. Прорвись, проломись, пробейся, растолкай, расшвыряй, обойди, уклонись, обмани и в конце настигни. Обопрись на руку с оружием, почувствуй её, а через неё всё тело... Они тебя поддержат, помогут, ведь им тоже горячо из-за огня. Нужна кровь.. Перед тобой пять зомби и уже тянут руки. Атакуй!!!
  
  Пока я говорил, видел, как напрягся Кок, но был он напряжен не до одеревенения мышц, а как тетива - только отпусти или подтолкни, и он начнёт действовать. Когда я крикнул, друг сорвался с места, и нодати в его руке немного размазанной серой полосой метала с тихим свистом рассекаемого воздуха прочертила несколько дуг и замерла. Друг повернулся ко мне, и в его глазах сквозила растерянность.
  
  - Что, враги закончились? - хмыкнул я, понимая состояние друга.
  
  "Хороший лидер должен уметь вызвать зверя в подчинённом. Сможешь вогнать его... Хоть боевым трансом назови... Но, если загонишь его в это состояние, значит, будет под рукой машина". - всплыли в памяти слова Петровича.
  
  Эти слова слесарь сказал, когда вспоминал свою службу в армии и то, как он после школы, в 18 лет отправился в Афганистан. В такие моменты мужчина выглядел не на 53, а на все 63 года.
  
  - Тренируемся, Кок. Мы с тобой главные по холодному оружию, - сказал я и, подняв с земли свой нодати, принялся отрабатывать удары и связки.
  ***
  
  Мы с Коком сидели после тренировок и ужинали, сидя отдельно от всего отряда, который старался держаться поближе к центру лагеря, где горел костёр. На небе уже начали появляться первые звёзды.
  
  - Блин. Ал, ты меня до смерти загонял, - пожаловался друг, прекратив жевать и размяв плечи.
  
  - Главное, чтобы толк был, - сказал я с улыбкой.
  
  - Эй. Смотри, - неожиданно сказал Кок и кивнул головой, указывая направление.
  
  Посмотрев в указанном направлении, я увидел, что Анна Павловна сидела возле новичков и разговаривала с ними.
  
  - Думаешь, клинья подбивает? - насторожено спросил Кок.
  
  - Не думаю. Уверен, - ответил я.
  
  - Может, её тоже с арбалета аккуратно? - кровожадно спросил друг.
  
  - Уши оторву. Без объяснения причины, - жестко ответил я, после чего гораздо спокойней сказал: - Смотри внимательно. Она постоянно просит новичков об одолжении. Что-то подать, что-то подержать...
  
  - Как и ты, манипулирует? - спросил Кок.
  
  - Ага. - кивнул я. - Прислушайся. До нас долетают обрывки разговора. Слышишь, как часто звучат имена? Человеку приятно слышать своё имя. Тоже один из пунктов манипуляции. Смотри на позу. На чью позу похожа?
  
  - На позу Павла, - ответил друг, после секундного сравнения.
  
  - А теперь - видишь, похожа на позу Олега? Отражение. Человек относится лучше к тому, кто на него похож. Она повторяет позу и жесты того, с кем говорит и делает это аккуратно, чтобы это не выглядело передразниванием. Видишь, Лена смутилась? Лесть. Тоже один из способов воздействия. И она угадала с тем, чтобы лесть подтвердила что-то в Елене. Мысли, например. Разговор завела вечером... Пользуется усталостью. Когда человек устал, он более восприимчив к чужим словам. Видишь, как она внимательно слушает? Тоже манипуляция. Ей на них пофиг, но она показывает обратное. Часто кивает. Показывает, что согласна. Прислушайся к разговору. Что скажешь?
  
  - Ну... Она, похоже, перефразирует их, - неуверенно сказал Кок, напрягая слух.
  
  - Ага. Этот прикол психотерапевты используют, чтобы им больше доверяли, - сказал я, внимательно глядя на происходящий возле костра разговор. - Видишь, как много говорят новички, показывая друг на друга или на себя? Часто слышно Я. Выводит их на разговор о них самих. Смотри, как много она спрашивает, и после некоторых вопросов новички что-то рассказывают или улыбаются... Задаёт вопросы, просит совета и задаёт вопросы с положительными эмоциями, перед другим вопросом. Ох, умна Анна Павловна... Не отнимешь... Оппа! Шепотки и бросаемые на всех взгляды. Отвернись, Кок, не палимся... Всё... Смотри дальше. Посплетничать, но не зло. Демонстрация того, как она отзывается об окружающих, - тихо говорил я, следя за женщиной. - Что можно сказать из наших наблюдений?
  
  - Эм... Она ими манипулирует, - неуверенно сказал Кок.
  
  - Не совсем. Собеседники у неё - тоже не дураки, и могут загривком почуять, что их водят за нос. Она просто хочет расположить их к себе. Вот и всё, - сказал я.
  
  - Тогда... Тогда для нас это не опасно? - опять неуверенно спросил друг.
  
  - Почему не опасно? Опасно. Это же поиск союзников и единомышленников. Она работает аккуратно и понемногу. А мне приходится грубо у неё из рук выдирать. Яркий тому пример - Хард. Из-за тренировок и лидерства, мы вечно на шаг позади, -
  раздраженно сказал я.
  
  - Но, по крайней мере, мы хоть держимся почти на равных. Я удивлён тем, что ты можешь крутить окружающим мозги не хуже умной взрослой бабы, которая уже полжизни прожила, - с улыбкой сказал Кок.
  
  - Нужно вырываться вперёд. А то, как-нибудь, возле меня может не один болт воткнуться, - угрюмо сказал я. - Смотри, смотри. Видишь, теперь новички выглядят неуверенно, а она им что-то втирает? Манипуляция неуверенностью. Блин, умна Анна Павловна, и пытается крутить новичками по-своему.
  
  - Возвращаются, - сказал Кок и, поднявшись на ноги, помахал рукой.
  
  Посмотрев в направлении его взгляда, я увидел, как к поляне идут Хард и Окс.
  
  - Мотнись и возьми им еды, - попросил я друга.
  
  Снайперы подошли ко мне и сели рядом. С загадочным видом, они синхронно достали из-за спины руки и показали то, что прятали всю дорогу. В руке у каждого было по паре белок и заяц.
  
  - Круто. Охота удалась, - улыбнулся я. - Как всё прошло? Рассказывайте и называйте ошибки друг друга. Это всё для дела, а не постучать на ближнего своего. Давайте.
  
  Окс и Хард расслабились и принялись рассказывать, как ушли от лагеря, бродили по лесу, вышли к какому-то очень маленькому городку, ну, или крупной деревушке. Постреляли там, походили по домам. Потом в лесу выполнили упражнения для снайперов, а на обратном пути подстрелили дичь. Судя по рассказу и уточнениям с исправлениями, можно было сделать вывод, что парни всё делали правильно. Но Хард иногда начинал переть, как танк, а Окс не предупредил о том, что услышал странный звук, и они чуть не напоролись на десяток зомби. А ещё парни не смогли быстро и сразу определить, кто будет есть и чистить оружие на привале.
  
  - Отлично. Для первого раза почти идеально. Хард, снайпер - это человек, работающий аккуратно, точно и по большей части скрытно. Окс, кажется, я говорил: всё, что кажется, должна знать группа. Лучше вы лишний раз остановитесь и присядете, чем вот так влипните. А по поводу того, кто первый... Сами разберётесь, не маленькие. Хоть в монетку сыграйте, - сказал я, улыбнувшись на последних словах.
  
  К нам подошли Кок, держа в руках пару мисок с едой, и Анна Павловна.
  
  - Держите. Приятного, - сказал друг, подав еду ребятам.
  
  - Да, мальчики, кушайте. Весь день пробегали. Загоняет вас наш лидер, - принялась ворковать женщина.
  
  Кок, стоя за её спиной, одними губами сказал "Лесть. Вина". Я только утвердительно прикрыл глаза и улыбнулся уголками губ, порадовавшись тому, что друг запомнил.
  
  - Анна Павловна, а о чём вы шептались с новичками? - ехидно спросил я, пристально гладя на женщину.
  
  - Да ни о чём. Просто поболтала с ними. Хотела, чтобы они быстрее обжились, - улыбаясь сказала женщина высоким голосом, пристально глядя на меня.
  
  "Стрессовый вопрос... Высокий голос, напряженность, тирада, и смотрит на меня. Жестикуляции ноль. Но эмоции контролирует хорошо. Знала бы ты, Анна Павловна, что можно и из этого сделать выводы. Врёт" - мелькнули у меня в голове мысли.
  
  - Что интересного им рассказали? Просто видел, как они смеялись, - спросил я, продолжая пристально смотреть в глаза женщине.
  
  - Просто поговорили. Рассказала пару анекдотов... - протянула женщина, на секунду поджав губы, а её взгляд скосился вправо и прошёлся сверху вниз.
  
  "Ты, бабонька, правша... Право вверх - это зрительное конструирование. Право в сторону - слуховое конструирование. Поджала губы... Микроэмоции." - пронеслись в голове новые наблюдения.
  
  - Ладно. Спасибо, - сказал я.
  
  - Угу. Ребятки, вы кушайте. Весь день пробегали. Наверно, стресса сколько испытали. Дичь подстрелили. Охотники вы наши, - опять заворковала женщина, с умилением глядя на Окса и Харда.
  
  - Анна Павловна, дайте нам наедине поговорить с ребятами, - холодно сказал Кок, всё так же стоя у неё за спиной.
  
  - Да, конечно. Всё ведь серьёзно. Я же понимаю, - зачастила женщина и ушла к центру лагеря.
  
  - Молодцы, парни. Всё сделали хорошо, - сказал я с улыбкой и похлопал жующих ребят по спинам. - Сделаете ещё несколько вылазок, пообвыкнитесь - и будете самостоятельными снайперами. Идите, спите. Вам нужен отдых.
  
  Окс и Хард кивнули и, не прекращая жевать, двинулись к центру лагеря.
  
  - Не хило ты её прессанул, - улыбнулся друг.
  
  - Ты бы её лицо видел... - улыбнулся я в ответ. - Ладно. Загоняй всех спать. Мы с тобой в дозоре. Я буду со стороны берега - наблюдать за третью круга, вокруг лагеря. Возьми Рока, и разделите оставшееся между собой.
  
  Кок осмотрел лагерь, что-то про себя прикинул и, кивнув, двинулся к лагерю. Посмотрев вслед другу, я встал на ноги и направился к берегу.
  ***
  
  "2 часа ночи. Что-то спать охота" - пронеслись в голове ленивые мысли, когда я перевёл взгляд с часов на лагерь.
  
  Неожиданно, сбоку, от одной из стенок палатки к центру лагеря, где тлели угли костра, метнулись две тени.
  
  "Тревога!!!" - загремела в голове мысль, которая полностью выдернула меня из пелены лени и встряхнула не хуже дефибриллятора.
  
  Вскочив на ноги, я, тихо ступая, быстрым шагом направился вслед за ночными посетителями. Две тени стояли нагнувшись над котелком, который стоял возле прогоревшего костра. Подкравшись к ним сзади и не услышав хрипов, которые издавали зомби, я, к своему немалому удивлению, услышал звук жевания и решил пошутить над воришками.
  
  - Рррррга... Мозги... - замогильным голосом протянул я, стоя у них за спинами.
  
  Силуэты развернулись ко мне, сжимая в руках увесистые на вид палки. Ночными гостями оказались две девушки. Как только они меня увидели, то подавились готовым вырваться криком и замерли, удивлённо рассматривая меня.
  
  "Ну, да. Я же при параде" - мелькнула в голове саркастичная мысль.
  
  - Ал, ты что тут делаешь? - спросил Кок, выходя из-за одной из палаток.
  
  Как только друг увидел гостей, то потянулся к пистолету, но, поняв, что опасности нет, успокоился.
  
  - А это кто? - кивнул он в сторону девушек.
  
  - Конечно же мои фанаты. Популярность не даёт мне покоя, - с трагическим надрывом ответил я.
  
  - Клоун, - усмехнулся друг. - Девушки, не обращайте на него внимания. С ним по ночам такое часто.
  
  - Хотите остаться? - спросил я у новых знакомых.
  
  - Да, - неуверенно ответили они.
  
  - Кок, устрой их. Завтра все поговорим, - сказал я и, развернувшись, пошел к берегу
  Выживай
  
  Утро.
  
  - Итак. На повестке дня вопрос. Что делать с нашими новенькими? - спросил я, стоя перед сидящей группой.
  
  Справа от меня стоял Кок, а слева - девушки.
  
  - Нужно их оставить, - твёрдо сказала Анна Павловна, и весь отряд поддержал её одобрительным гулом. Промолчали только Окс и Хард, чем вызвали изумлённый взгляд женщины.
  
  - Окс, Хард, вы промолчали. Причина, - сказал я, глядя на парней.
  
  - Эй, а почему не хватает мнения старших? - возмутился Павел.
  
  - По той причине, что, несмотря на данное вам оружие, вы пока бесполезны. А они - пара снайперов. Они - глаза отряда, и смотрят на отряд со стороны. - спокойно ответил я, не поддаваясь на провокацию.
  
  - Думаю, их можно оставить. Оружие среди женщин переделить - и все будут вооружены. Две лишние пары рук нам не помешают, - задумчиво сказал Окс.
  
  - Поддерживаю. Да и не будет проблем, как с группой Рока, - сказал Хард.
  
  - Значит решено, - кивнул я. - Все перезнакомимся. В который раз.
  
  Весь отряд представился и настал черёд девушек.
  
  - Я... Друзья называли Райдер, из-за любви к лошадям, - как-то настороженно сказала первая девушка.
  
  Она была высокой и стройной. С тонкими кистями рук. Казалось, стоит чуть сжать её руку, и пальцы девушки сломаются. Кукольное, утонченное личико имело тонкие черты. Большие карие глаза смотрели на всех настороженно. За спиной у неё развивалась грива каштановых волос до пояса. Одета она была в кожаные штаны, которые подчёркивали её аппетитные ноги и ягодицы, и в рубашку, которая почти полностью обтягивала хорошую фигуру.
  
  - Меня друзья называли Симка. По нику в играх. - представилась вторая девушка.
  
  Она была примерно одного роста со своей подругой. Около 170 сантиметров. Но была более худой. Не сказать, что это ей не шло. Скорее из-за этого она выглядела очень хрупкой. Тонкое лицо с тонким носом, такими же губами и огромными зелёными глазами обрамляли длинные, до середины спины волосы цвета вороного крыла. Одета она была в джинсовые шорты, которые оставляли на обозрение её мускулистые ноги и блузку, которая оставляла мало простора для мужской фантазии.
  
  - Ясно. Райдер... Просто Рай. Кок выдаст вам комплекты одежды. Ваша нынешняя ни на что не годна. И ещё... - сказал я и вытянул из-за пояса нож из костыля. Увидев, как вся группа напряглась, я хихикнул и ехидно добавил. - Видите? Все за вас переживают. Боятся, что вас зарежу. Обрежьте себе волосы. Красиво конечно, но не практично.
  
  Девушки кивнули и, взяв нож, по очереди укоротили свои гривы.
  
  - Вот и ладушки, - сказал я, забирая оружие. - Кок даст вам одежду, и мы двинемся в дорогу. Ехать будете в бусике. Собираемся!
  
  Последние слова предназначались всему отряду, который сразу начал суетиться и собирать лагерь.
  ***
  
  Мы уже три часа ехали к родному городу Кока и все просто таращились на окружающие нас пейзажи.
  
  - Кок, - обратился я к другу, с которым мы сидели в багажнике. - Как найдём твоих... Можно удалиться на север от вашего города и устроить базу.
  
  - А как же твои? - удивился друг.
  
  - А я поеду за своими, - спокойно сказал я.
  
  - Я с тобой, - твёрдо сказал Кок.
  
  - Нет. У тебя будет семья. Ты должен волноваться о них. Я сам, - помотал головой я.
  
  На пару минут повисла тишина, но вдруг Кок что-то вспомнил и встрепенулся.
  
  - Кстати, - сказал он. - С днём рождения.
  
  - А? - удивлённо уставился я на него.
  
  - Проснись. Сегодня 20 апреля. Твой день рождения. - сказал Кок и постучал мне по лбу пальцем.
  
  - Ааа... Точно. Я и забыл, - растерянно протянул я.
  
  - Ничего. Зато я помню. Вот найдём моих - и зарубимся в город. Будем собирать тебе поляну по магазинам. А потом закатим гулянку. Спою тебя в дрова, - мечтательно сказал друг.
  
  - Спасибо, - улыбнулся я.
  
  Через 10 минут машина резко остановилась. Удивлённо посмотрев на друга, я поднялся на ноги и увидел причину остановки.
  Перед нами был мост через реку, который кишел зомби.
  
  - Ал, что делать? Мы не прорвёмся. Завязнем на трупах, - высунулся в окно Хард.
  
  - Будем драться. Бегом, пока они на мосту, - сказал я. - Кок, мы с тобой кавалерия. Будем на переднем краю. Сбрасывай всё лишнее. Нужна максимальная маневренность.
  
  "Так. Беретту, гладиус, З-киллер, катану сбрасываем. Остаются нодати, керамбит, кукри и нож. Хватит" - мелькали в голове спокойные мысли, пока я снимал с себя лишнее снаряжение.
  
  - Я готов, - сказал Кок, который оставил себе нодати, катану и томагавк.
  
  - Быстро занять позицию в начале моста. Нужно уменьшить сектор нападения, - быстро раздал я приказы, двигаясь навстречу толпе мертвецов. Справа шел Кок.
  
  Начали раздаваться выстрелы и первые зомби стали падать, становясь мертвецами окончательно. Чуть приподняв нодати, я врубился в толпу мертвяков. Во все стороны начали лететь головы, части черепов, отрубленные части тела.
  
  "Огонь жжет... Мешают... Ударить кулаком и разрубить... Огонь жжет... Мне нужна кровь... Мне нужна их кровь" - мелькали в голове мысли загоняющие меня в нужное состояние для длительной рубки.
  
  Краем глаза я видел, как рядом дерётся Кок.
  
  - Ррррг, - зарычал я и принялся яростнее рубить зомби.
  
  - Твою ***! - раздался рядом возглас.
  
  Стоило чуть скосить глаза, как стало видно, что у друга нодати застряла в одном из мертвяков и он выхватив катану принялся рубить с тем же энтузиазмом. Энтузиазмом бешенного мясника. Ведь мы прекрасно понимали, что будет, если зомби дойдут до стрелков. Да, там есть люди с оружием ближнего боя, но их сопротивление будет недолгим. Самые большие шансы на выживание были у Окса и Харда, но они вряд ли бросят группу. Неожиданно нодати застряла в одном из мертвецов и мне пришлось её бросить и выхватить пару кукри. Укол, удар, удар... Хрипящие и рычащие зомби приближались и, казалось, что им не будет конца. Один из мертвяков схватил мою руку и укусил, но не смог прокусить наручи панциря. Рубанув его голову и стряхнув с руки, я продолжил рубить идущих на меня зомби.
  
  - Ал!!! Отступаем!!! Задавят!!! - заорал Кок и, отбиваясь, начал пятиться.
  
  Я тоже стал отступать и неожиданно в центре моста, как раз между нами, зомби сильнее поперли вперёд. Меня оттеснили к краю моста, где моя спина почти упиралась в перила.
  
  - Ррррргааа!!! - заревел я и принялся, как заведённый рубить зомби, от которых уже рябило в глазах.
  ***
  
  Кок уже почти отошел к отряду, когда за стенной идущих на группу мертвецов раздался рёв-рык. В образовавшемся небольшом просвете стало видно, как Ал рубит зомби с невероятной скоростью.
  
  - Ал!!! - заорал Кок и начал прорубаться назад, к другу.
  
  - Кок, стой. Ты нарвёшься на пулю, - поймал его за плечо Олег, держащий в руках пистолет.
  
  Парень бросил на друга отчаянный взгляд и увидел, как неожиданно парень три раза дёрнулся, а на его спине, несмотря на покрывающую его кровь, стало отчётливо видно три пулевых отверстия.
  
  - Алл!!! - закричал Кок и попытался прорваться к другу, но его схватили и потащили.
  
  - Кысь, держи его крепко, - сказал Олег, тоже держа упирающегося парня за руку.
  
  Кока за руки тащили к машине и последнее, что он увидел: налетевший на его друга зомби попытался схватить его, но ослабевшее тело Алла перевалилось через перила моста и парень скрылся из виду.
  
  Через полчаса группа снова стояла на мосту. Всех зомби они увели от моста и перебили, а тела, которые валялись на мосту, оттащили. Все стояли на начале моста в абсолютной тишине.
  
  - Какая *** тварь стреляла?! - неожиданно рявкнул Кок.
  
  Ответом ему была тишина.
  
  - Я спрашиваю, какая *** и *** тварь стреляла? - начал беситься парень. Взгляд и выражение лица у него сейчас были бешеные.
  
  - Кок, стреляли все. Это просто случайность. Зомби было слишком много, - тихо сказала Анна Павловна, которую поддержали кивками и согласным гулом.
  
  - Случайность ***? Ты думаешь, что я совсем ***? Мы с Алом прекрасно знали, что ночью ты в него стреляла. И не делай такое удивлённое табло. Мы это поняли сразу после выстрела. Только у тебя оперение арбалета ядовито-желтого цвета, - зарычал на женщину Кок.
  
  - Кок, тебе не кажется, что ты забываешься и тебя заносит? Это беспочвенное обвинение - с угрозой спросил Сергей.
  
  Молниеносным движением парень выхватил нож и приставил к горлу мужчины.
  
  - Заносит? Ты мозгами пошевели, если они остались, - прошипел Кок мужчине в лицо.
  
  - Кок, хватит! - крикнула Джул и начала наводить на парня арбалет, но тот оказался быстрее и дуло 1911 уперлось ей в лоб.
  
  - Заткнись, - холодно сказал Кок.
  
  - Убери от неё пистол.. - попыталась сказать Анна Павловна наводя свой арбалет на парня, но Окс приставил лезвие ножа к её горлу, а второй рукой направил Глок на Сергея.
  
  Павел, Олег, Перш, и Лёва направили своё оружие на парней, и Хард как зеркало повторил их движение, только его Гроза смотрела на них. Окс перевёл ствол Глока на них. Кысь направил Сайгу на Харда, но неожиданно Рок приставил Беретту к виску парня. Елена направила пистолет на Рока, но ей в лоб упёрлось дуло пистолета Рай, а Симка одновременно с подругой направила пистолет на Павла.
  
  - Может, успокоимся? - напряженно спросила Анна Павловна. - У меня есть знакомый военный, и здесь недалеко его база. Я хотела предложить, чтобы мы двинулись туда. Все будут в безопасности, и мы не будем больше ночевать под открытым небом и рисковать жизнями.
  
  - Ну ты и стерва... Предложить значит хочешь... А почему ты молчала, когда тебя вчера об этом спросил Ал? Хочешь дочурку пристроить в безопасное место, и защитника хотела ей найти? Из-за тебя лидер отряда погиб. Лидер, благодаря которому все живы, многие встретили семьи, мы имеем классное снаряжение... Знаешь, как он переживал, когда узнал, что мать Лёвы погибла? Он корил себя. Ты начала разваливать группу ради своих эгоистичных желаний, в то время, как Ал делал всё для группы, хотя ему хотелось отправиться на поиски своей семьи. А вы все? Повелись на её трёп, несмотря на то, сколько он сделал для вас!!! - громко кричал Кок, испепеляя женщину взглядом, но переведя взгляд на лица других и не увидев понимания и доверия, сник и опустил пистолет и нож. - Да пошли вы все. Вот бери теперь и командуй. Как только доедем домой, я уйду. Не хочу больше находиться в таком гадюшнике.
  
  Хард, Окс, Рок, Рай и Симка тоже опустили оружие и пошли к машинам следом за парнем, а через несколько минут машины продолжили движение к городу.
  ***
  
  Я пришел в себя из-за того, что мне в глаза светило солнце. Попытка пошевелиться вызвала острую боль в левом плече и боку. Застонав из-за боли, я всё же сел и осмотрелся. Солнце клонилось к горизонту и небо было разукрашено в красный цвет. А когда меня ранили, ещё даже не было 12. Я был в реке. Посередине водоёма был камень, на котором я сейчас и находился, по пояс в воде. Со стонами и руганью, мне удалось перебраться на берег, гребя только одной рукой.
  
  "Так. Лекцию провёл по выживанию в лесу, а теперь, будь добр, сам ей следуй." - начали крутиться в голове мысли, когда ноги крепко стали на землю. - "Слева... Звериная тропа. Оппа! А вот это вполне человеческая тропинка."
  
  Я пошел по замеченной мной дорожке, решив провести осмотр снаряжения и своего тела, когда доберусь до безопасного места. Через 10 минут медленного хода, из-за того, что перед глазами всё плыло, я даже не заметил, как оказался перед стеной. Стоило внимательно осмотреть преграду, как стала видна вывеска "24 часа". Хмыкнув, я обошел стену и перед глазами показалась заправка и аккуратные частные домики. Правда, выглядели они дорого.
  
  "Дачи, что ли?" - мелькнула в голове удивлённая и мимолётная мысль.
  
  Обойдя здание, я подошёл ко входу в "24 часа". Оказывается, это был супермаркет, только небольших размеров. Пройдя вдоль стеллажей и найдя еду, я заметил отделение аптеки, в которую меня понесли подкашивающиеся ноги. До меня здесь кто-то побывал, и многие препараты были разбросаны на полу. Через 5 минут поисков, я всё-таки нашел искомое: перекись водорода, вата, бинты и пластырь. Ругнувшись и вернувшись в зал, я через несколько минут шатания между стеллажами вернулся в аптеку и, пройдя в дальнюю дверь, попал в комнатку для продавцов. Здесь был столик, диван и раковина с висящим над ней зеркалом. Закрыв дверь и забаррикадировав её, я подошел к столу, на котором лежали собранные мной пожитки: пачка сигарет, зажигалка, перекись водорода, бинты, пластырь, нитка, иголка, бутылка водки, несколько сникерсов, миска с запечённой картошкой, которую, наверное, продавали на развес и пара отбивных оттуда же, откуда и картошка.
  
  - Жесть, - буркнул я и тут же зашипел от резкой боли в боку.
  
  Сняв окровавленную куртку цвета хаки и стянув панцирь, я оголил торс. Стоило мне снять защиту, как о стол что-то звякнуло. Опустив взгляд, я увидел три пули. До меня дошло, что мешало шевелиться. Пули, попав со спины в незащищённые части тела, прошли на вылет, но спереди врезались в защиту, и так и остались. На левом плече было два пулевых отверстия. Такое же аккуратное отверстие было в левом боку.
  
  - Самый край. Органы не повредило. Дырки сквозные. В плече первая пуля прошла... между ключицей и лопаткой? А вторая почти попала в сустав. Вот это мне повезло! Только мягкие ткани повреждены. Блин, такой халявы просто не бывает, - разговаривал я сам с собой, ощупывая ранения и улыбаясь своей удаче. - Так... Игла.
  
  Согнув полукругом иглу и продев в ней нитку, я полил рану на боку перекисью, нитку с иглой полил водкой и, сделав залпом пару глотков, начал себя штопать.
  
  - Мммм, - мычал я, чтобы не заорать от боли.
  
  Это только в фильмах герои себе ампутации делают не поморщившись, и зашивают себя спокойно... А на самом деле это чертовски больно. И сознание постоянно норовит свалить туда, где поспокойнее. Через два часа мучений, раны были зашиты и замотаны бинтами. Рана на спине была просто закрыта несколькими тампонами, сделанными из бинтов и ваты, а все остальные просто качественно забинтованы. Я весь был потный, и сердце колотилось, как дикое, но я упорно не отпускал сознание... Ещё нужно было проверить снаряжение.
  
  Первым осмотру подвергся панцирь. Пули не задели пластиковые накладки и попали в их изгибы, порвав эластичную подкладку. Наруч левой руки, который побывал в зубах зомби был поцарапан и надтреснут, но держался. Из оружия у меня остался нож из железнодорожного костыля и керамбит. Ещё на руке были часы. Вот и все мои вещи.
  
  - Щщщщикарно, - раздраженно прошипел я. - С днём рождения, Ал. Выживай. Хотя, кого я обманываю... Я не выживу.
  
  Стоило только после этих слов мне сесть на диван, как сознание всё же решило свалить.
  Маугли.
  
  - Эй, Вал, - обратился молодой парень к идущей в голове колоны из 10 человек девушке. - Тебя саму не утомляют эти постоянные патрулирования? Давай с ребятами посидим на бережку реки. Отдохнём. А потом быстро пройдём участок. Мы каждый день здесь ходим и всматриваемся в каждую ветку. Ну, сколько можно?
  
  - Сколько можно - столько и нужно, - отрезала девушка. - Тебе напомнить, что уже полтора месяца мы выживаем в этом хаосе только благодаря патрулям и чёткому выполнению приказов Капитана?
  
  - Я понял, - удручённо ответил парень и пошёл молча.
  
  - Вал, посмотри, - раздалось из центра колоны.
  
  Девушка стремительно подошла к говорившему мужчине и, посмотрев в указанном направлении, увидела, как из-за деревьев, метрах в 10 от них, за ними наблюдают. Ходячий был странным - он не нападал на группу, а просто наблюдал. Судить о его внешнем виде можно было только по видной из-за ствола дерева половине лица. Точнее, по половине голого черепа.
  
  - Щас прибью - и пойдём дальше, - с видом Рэмбо сказал предложивший отдохнуть парень и, сорвавшись с места, помчался к зомби, размахивая битой.
  
  Вся группа невольно сделала несколько шагов за ним. Неожиданно зомби быстро шевельнулся и у бегущего парня ноги оторвались от земли и подлетели выше головы, а когда он упал, стало видно торчащее из груди копьё. Всё произошло очень быстро. С момента обнаружения странного зомби и до смерти парня прошло не больше пяти секунд. Вся группа будто сорвалась с цепи, и помчалась к убийце, чтобы отомстить за погибшего, совершенно не реагируя на останавливающий крик девушки. Зомби вышел из-за дерева и махнул второй рукой. Бегущий первым парень упал. Потом неизвестный схватил следующего нападающего за руку, в которой был топор и нанёс два быстрых удара - и ещё один парень упал. Нырок, чтобы уклониться от удара катаны девушки, короткий взмах рукой - и девушка упала, а в её шее что-то торчало.
  
  - Аааа!!! - закричала Вал и, достав нож, бросилась на убийцу.
  
  Короткий удар в голову... Но незнакомец легко уклонился и взмахнул рукой. На левом плече Вал появился порез. Девушка опустила взгляд и увидела зажатый в руке противника керамбит. Налетевший на неизвестного сбоку парень ударил его по руке с ножом монтировкой. Выронив нож, убийца мгновенно вытянул из-за пояса другой. Это был охотничий нож, лезвие которого имело щучку. Неизвестный уклонился от очередного удара монтировкой и, схватив нападавшего за воротник, опрокинул, а в пока парень падал, вбил лезвие ножа ему в грудь. Шух, шух, шух... Звук рассекаемого воздуха от ударов Вал. Убийца легко уклоняется. Его ответный удар тоже проходит мимо, но не ожидавшая атаки на обратном движении девушка чуть было не пропустила удар в шею. Подошедший со спины убийцы парень из группы Вал ударил того по голове зажатой в руках палкой.
  
  - Соберите его оружие. У нас в рюкзаках есть цепи. Заковывайте его. Сделайте быстро волокуши и грузите погибших. Немедленно возвращаемся в городок. Нас вырезал человек, - приказала Вал и принялась работать наравне со всеми.
  ***
  
  - Сына, чего ты такой хмурый? И чего ты вечно грызёшься со всеми?- спросила женщина, подходя к сидящему на бревне Коку.
  
  - Привет, мам. Я... Я мотался по городу две недели, пока вас нашел... Окс, Хард, Рок, Симка и Рай помогли... Я не хотел возвращаться к группе... Но вы, как только услышали, что есть ещё другие, решили к ним присоединиться. Пришлось вернуться, - тихо ответил парень.
  
  - Я не пойму, чего ты сопли развесил? Нас нашел, с сильной группой живём, снаряжение есть... - сказал мужчина, подходя к парню.
  
  - Батя, ну у тебя и врывы, - усмехнулся Кок. - Всё, что у нас есть... Это заслуга нашего лидера.
  
  - Анны? Хорошая женщина. Милая, и за людей переживает. Мы за месяц толком и проблем не видели. - сказала женщина.
  
  - Нет. Это не она. Лидера мы потеряли, когда были на мосту, - с тоской сказал парень. - У меня друг пропал...
  
  - И что же это за друг, который исчез? - с презрением спросил отец.
  
  - Это мировой друг. Он помог группе, когда всё началось. Благодаря ему у нас есть снаряга. Он помог найти семьи, хотя тоже хотел найти свою. Но он ставил группу выше себя. Он всегда дрался в первых рядах, когда на нас нападали. Он научил нас выживать. Подготовка Окса и Харда как снайперов - это полностью его заслуга. Он управлял ненавязчиво, умел заинтересовать и пристроить человека туда, где от него максимальная польза и там, где его талант используется на всю катушку, - твёрдо сказал Кок. - А пропал он... Он погиб потому, что его подстрелили. Там, на мосту... Анна Павловна хорошая? Да она палки в колёса стала вставлять, как только появилась. Уверен, что это она его подстрелила.
  
  - Сын, ты сам говорил, что там была мясорубка. Это необоснованные обвинения, - сказал мужчина.
  
  - Необоснованные? - устало спросил парень, и по его щеке скатилась слеза. - Он до последнего молчал потому, что не хотел конфликта в группе. Он знал, что его убьют, а всё равно продолжал готовить группу. Он даже ничего не сделал, когда Анна Павловна попыталась его подстрелить... Он всего себя отдавал группе.
  
  - Пыталась подстрелить? - удивилась женщина.
  
  - Ааа... - махнул рукой Кок и вытер слёзы. - Какая разница. Его это не вернёт.
  
  - Да уж... Мы отъехали от города и две недели прожили в лагере в лесу и были рады безопасности и тому, что ты рядом. Потом мы переместились севернее и ещё две недели прожили. И опять мы были рады. Мы даже не задумывались о том, что вы пережили. Я даже не представляю, как ты две недели мотался с друзьями по городу в наших поисках... - задумчиво протянул мужчина.
  
  - Забей, - твёрдо сказал Кок. - Нужно жить дальше. Даже несмотря на то, что я лишился друга.
  ***
  
  В небольшой деревушке обнесённой забором, несмотря на происходящее снаружи, кипела жизнь. По улицам ходили люди, а у них под ногами бегали дети. Возле ворот стоял мужчина лет 50-55, а возле него стояла женщина лет 30. Мужчина был высоким, подтянутым брюнетом, с почти полностью седой головой. Округлое лицо с крупным носом и мясистыми губами, морщилось в лучах июньского солнца, а полу прикрытые серые глаза смотрели на ворота, через которые должна вернуться с патрулирования группа Вал. Женщина была невысокой, миниатюрной шатенкой, с тонкими чертами лица и холодным выражением.
  
  - Что скажешь, Надь? Мы ведь неплохо поработали? Полтора месяца живём... Сначала группка напуганных людей, которые решили, где-то осесть. А потом ещё одна. Теперь нас больше сотни. У нас собственное хозяйство, которого хватит для пропитания, обученные люди... - сказал мужчина обращаясь к женщине.
  
  - Конечно, Капитан, - улыбнулась Надя, зная, что раз начинаются такие речи, значит шеф в хорошем настроении и сейчас у него есть возможность не думать о грузе ответственности, который лежит на нём, как на лидере городка. - А ещё этими подготовленными людьми командует Вал.
  
  - Да, уж... Повезло... Ответственная девочка, которая понимает дисциплину и имеет весьма недурные способности. А уж, как она с ножами обращается, - задумчиво и с улыбкой протянул Капитан.
  
  Дозорные на воротах начали шуметь и большие, укреплённые двустворчатые ворота открылись пропуская группу патруля. Но в каком виде... Два человека тянуло большую волокушу, на которой лежало пять тел, двое вели закованного в цепи человека, а Вал держала его на прицеле двустволки.
  
  - Вал, что случилось? - удивлённо спросил капитан, подходя к лидеру группы.
  
  - Неаккуратность и недооценка противника, - отчиталась девушка. - Это человек. А мы подумали, что зомби. Напали. Но... Мы лишились пятерых. Давайте в амбар все отправимся, там и поговорим?
  
  - Да, - кивнул Капитан.
  
  Через пять минут ходьбы, вся группа находилась в здании, которое внутри было большим залом. Незнакомца приковали к крюкам в стенах.
  
  - Так, что случилось? - спросил Капитан.
  
  Вал пустилась в подробные объяснения, в результате которых, через несколько минут все присутствующие понимали, что случилось.
  
  - И что у него было за оружие? - спросил мужчина.
  
  - Копьё, нож, керамбит, топор из кости, два ножа из рога, - отчеканила Вал.
  
  - Что? - капитан пораженно уставился на девушку, после чего уже гораздо пристальнее посмотрел на убийцу.
  
  Это был парень. Высокий, стройный и гибкий. Тёмные волосы в беспорядке. Одет в широкие штаны со множеством карманов и чёрный плащ с капюшоном. Лицо незнакомца скрывала маска в виде лицевой части черепа.
  
  - Что это за маска? - спроси Капитан. - Вы её снимали?
  
  - Маску не снимали. А сама она, по словам Андрея, - Вал указала на парня лет 16. -Это маска Смерти из игры Darksiders 2. Перед тем, как снять маску, посмотрите на его предплечья.
  
  Капитан прислушавшись к словам девушки приблизился к парню и немного задрал рукава. Предплечья парня были покрыты татуировками. Удивлённо приподняв бровь, Капитан снял с незнакомца маску. Под ней оказалось лицо парня. Чуть округлое, с полноватыми губами, под которыми на подбородке был шрамик, носом с хищным разлётом крыльев и холодными карими глазами.
  
  - Да, уж... Я таких глаз даже в Афганистане не видел, - задумчиво протянул Капитан себе под нос, после чего обратился к заключённому. - Андрей, сбегай за Сергеем Ивановичем. Скажи нужно осмотреть человека.
  
  Парень кивнул и выскочил из зала. Все оставшиеся внимательно смотрели на заключённого. Тот в свою очередь смотрел на них. Его холодные глаза пристально осматривали каждого присутствующего. Будто змея выбирала себе мышь на завтрак. Через пять минут гляделок в зал зашел Андрей, а следом за ним мужчина лет 60. Полностью седой, одетый в медицинский халат и с цепкими серыми глазами.
  
  - Капитан, кого осматривать? - скрипучим голосом осведомился он.
  
  - Сергей Иванович, нужно осмотреть вот его, - Капитан кивнул на заключённого.
  
  - Ого! А чего это человек в цепях? - удивился доктор.
  
  - Долгая история, - отмахнулся мужчина.
  
  - Ну, посмотрим, - пожал плечами Сергей Иванович.
  
  Мужчина подошел к парню, который при его приближении склонил голову к плечу, пристально наблюдая. Сергей Иванович развёл плащ в стороны и увидел панцирь.
  
  - А у него здесь защита, - сказал мужчина.
  
  - Значит сейчас разденем, - твёрдо сказал Капитан. - Держите его на прицеле.
  
  Через пять минут, когда парня расковали, раздели и снова заковали. Цепи были закреплены в крючьях в стене.
  
  - На подбородке шрам. Старый. На предплечьях татуировки. А вот это интересней... - принялся комментировать осмотр Сергей Иванович. - Плечо. Два пулевых ранения. Им чуть больше месяца. Зарубцевались хорошо... Хотя шрамы не очень. Можно было сделать и аккуратней. На правом боку несколько заживающих ран... Будто его порезали. На левом боку пулевое ранение. Тоже чуть больше месяца. Могу предположить, что получено одновременно с ранами на плече. Больше ран нет.
  
  Сказав это, мужчина отошел в сторону и все смогли рассмотреть заключённого. Худой, мускулистый торс с приличными округлостями грудных мышц и кубиками пресса. На правом боку было видно несколько горизонтальных ранений. На левом боку был круглый шрам. На левом плече было два шрама. Тоже круги, но объединённые линией зарубцевавшейся кожи.
  
  - Откуда у тебя раны? - спросил Капитан.
  
  - Подстрелили, - тихо ответил парень. Его голос напоминал тихий шелест листьев.
  
  - Кто и где? - задал новый вопрос мужчина.
  
  - Не важно, - так же тихо ответил заключённый.
  
  - Как тебя звать? - спросил Капитан
  
  - Ал, - после долгого молчания тихо ответил парень.
  
  - Посидишь пока здесь. Может, мы не заметили укуса. Считай это карантином. За это время мы решим, что с тобой делать, - сказал Капитан и все вышли, оставив парня в одиночестве.
  ***
  
  Через пару дней.
  
  - Как себя чувствуешь? - спросил Капитан, заходя в зал в котором меня держали.
  
  - Нормально. Только бижутерия не нравится, - хмыкнул я и потряс цепями, после чего затряс сильнее и взвыл замогильным голосом: - Я прииивиииденииеее!!!
  
  - Ясно. Раз дурачишься, значит, всё в порядке, - улыбнулся мужчина. - Слушай расклад. Тебя признали невиновным. Но ты убил пять наших. Многим не нравится то, что ты окажешься безнаказанным. Мой тебе совет - уходи. Хоть и не хочется разбрасываться бойцами, особенно такими сильными, как ты, но здесь тебя могут втихаря убить. Сейчас тебя отведут в душевые. Одежду спалят. Броню и оружие получишь потом. Вместе с новой одеждой. После душа лучше соберись и исчезни.
  
  - Дайте мне пару дней отдохнуть, - сказал я.
  
  - Только на твой страх и риск, - пожал плечами Капитан и освободил меня. - Пошли.
  
  Потирая руки и тело в тех местах, где цепи касались меня, я шел за мужчиной и прикидывал, как можно смыться. Хоть меня и считают невиновным, но знать пути отступления не помешает. Да и подмечал я всё без участия мозга, просто на автопилоте. За полтора месяца одиночества и тяжелого выживания некоторые вещи въелись в самые кости.
  Меня завели в зал, который был выложен белым кафелем. Капитан сразу прошел к дальней стене и взял пожарный рукав.
  
  - Чего стоишь? Раздевайся. Мыть тебя будем. - сказал мужчина.
  
  Пожав плечами, я разделся и, отбросив одежду в сторону, стал под тугие струи едва тёплой воды с отвратительным запахом хлорки. Через пару минут водных процедур Капитан выключил воду и подал мне лежащую на скамье одежду.
  
  - Одевайся. На выходе будет ждать Вал. Она за тобой присмотрит и... Остудит горячие головы, - сказал мужчина и вышел из здания.
  
  Напялив на мокрое тело одежду, я тоже вышел и чуть не столкнулся со стоящей на входе девушкой.
  
  - Готов? - спросила она, бросив на меня неприязненный взгляд.
  
  - Как пионэр, - хмыкнул я. - Есть какая-нибудь аллейка или что-то вроде этого? Хочу посидеть на воздухе.
  
  - Иди за мной. - бросила девушка и, не глядя, пошел ли я следом, уверенно направилась вглубь города.
  
  Через пару минут блужданий мы сидели на скамейке в небольшом сквере. За несколько минут никто не проронил ни звука. Я просто пялился на проплывающие в небе облака и подставлял лицо солнцу, в то время, как девушка пристально на меня смотрела.
  
  - Ну? Что хочешь спросить? - поинтересовался я, не отводя лица от солнца и приоткрыв один глаз.
  
  - С чего ты решил, что у меня есть какие-то вопросы к убийце? - почти со злостью спросила девушка.
  
  - Да по тебе всё видно, - безразличное пожимание плечами с моей стороны.
  
  - Как ты можешь быть таким спокойным, когда ты убил пять человек? - всё-таки спросила Вал.
  
  - Вопрос на вопрос, - поставил я условие и, заметив слабый кивок, ответил. - Мне без разницы. Твои ребята напали, а я защищался. У меня не было возможности даже поднять руки. Меня бы просто убили. Мой вопрос... Почему вы с Капитаном ТАК друг на друга смотрите?
  
  - Что? - опешила девушка из-за резкой смены темы. - Ну... Он старый друг моего отца. И он меня спас, когда всё началось.
  
  - Где твоя семья? - последовал очередной мой вопрос.
  
  - Моя очередь, - отрезала девушка и, на мгновение задумавшись, спросила. - Откуда у тебя пулевые раны?
  
  - Меня подстрелили, - вновь пожал я плечами и задал свой вопрос. - Как давно вы здесь?
  
  - Около месяца. - ответила девушка. - Ты был с группой?
  
  - Да... - неохотно ответил я.
  
  - Странно... Я думала ты не захочешь отвечать, - как-то задумчиво протянула Вал.
  
  - Привычка держать слово, - пожал я плечами. - Почему тебя называют Вал?
  
  - Сокращённо от Валентина, - ответила девушка. - Почему ты не со своей группой? Не поверю, что тебя бросили. Ты ведь ещё молодой. Почти ребёнок.
  
  - Ух, ты! - с дурашливой улыбкой воскликнул я, после чего говорил с холодным лицом. - А ты, значит, самая взрослая? Меня бросили потому, что считали, что я умер. Меня подстрелили свои же. И не лезь ко мне со своими нежностями и заботой. Ты меня не знаешь, в то время, как тебя понять не сложно. Папина дочурка... Отец военный - и ты пошла в армию, чтобы порадовать папочку. Даже ножом научилась пользоваться лучше домохозяйки.
  
  - Заткнись! - рявкнула Вал. - Ты тоже меня не знаешь. Да, ты прав. Но ты не знаешь, чего мне это стоило. Я тоже могу сделать о тебе некоторые выводы. Самовлюблённый эгоист, мизантроп. Хладнокровный убийца. Спорю, ты даже не прислушиваешься ни к чьему мнению, считая, что весь мир крутится вокруг тебя. Ты думаешь, я поверю в твою историю. Да ты отвратителен. Никто даже не будет возиться с таким гадом, как ты. Полтора месяца одиночества? Не смеши меня. Да ты и трёх дней сам бы не протянул. В лесу ты убил новичков, которые и с зомби еле справлялись. Спорю, что в отряде ты был на самых последних ролях и жил, как паразит... Как можно быть таким отвратительным?
  
  Каждое слово девушки кнутом било по сознанию. Било в самое больное место, чем вызывало ярость. Но тем, что меня реально бесило, было то, что она так уверенно говорила, даже не зная, как я жил эти полтора месяца. Не зная, как я сам себя зашивал, скуля от боли, чтобы меня не услышали зомби. Как разговаривал сам с собой по ночам. Как ел лягушек и белок потому, что не было нормальной еды. Как выживал с ножом и как создавал себе оружие. Как измазанный кровью и грязью я хотел сдохнуть, но не мог... Желание жить любой ценной было сильнее.
  
  - Как так можно? Очень просто. Меня подстрелила группа, в которой я был лидером. Я собрал людей, когда всё началось. Помог им найти семьи... Мы не сидели, как вы - за высокими стенами. Как так можно? Мои чувства сузились лишь до слов "ненависть" и "злоба". Когда меня подстрелили, вместе с кровью вытекли вся радость и позитив. Оказывается, я спасал упырей, которые до последнего не показывали свои клыки. Не прислушиваюсь ни к кому? Да так и надо. Я буду разговаривать с самим собой, потому что я - единственный человек, чьи ответы мне понравятся. Меня тошнит от людей. Человек остался человеком, даже после конца света. Он всё так же готов грызть глотки своим же из-за абстрактных идей или жажды власти. Так было, и так будет. Даже сейчас мы живём в мире, где ближний хочет перерезать тебе глотку, лишь бы ему было хоть немного, но лучше, чем окружающим. Причинять боль другим - судьба каждого человека... - вызверившись, я успокоился, после чего спросил уже сам у себя. - Блин... Зачем я тебе всё это рассказываю? Всё равно ведь люди верят в то, что хотят.
  
  - Недалеко отсюда... Километров 10 на север, есть группа. Там человек 20. Там есть хорошие люди. Они заботятся друг о друге. Проваливай отсюда. Воспользуйся моей подсказкой, если не знаешь, куда идти... Хотя, лучше умри в какой-нибудь канаве, - холодно сказала девушка, после чего, встав, ушла.
  
  - Ррррр, - вырвалось у меня сдавленно рычание.
  
  Развернувшись, я пошел бродить по городу.
  ***
  
  - Капитан!!! - с криком ввалилась в кабинет лидера города Вал. - Почему вы ещё не выперли этого уррррода?
  
  - Вал, то, что мы с тобой в хороших отношениях, не даёт тебе права так врываться и требовать у меня ответов на вопросы, - холодно сказал мужчина откладывая лист, который он держал в руках. - Сядь и расскажи спокойно, что произошло.
  
  - Этот... Ал. Он подрался с новичками, которые должны были заменить погибших в патруле, - выдохнув, ответила девушка. - Сейчас он сидит внизу, в холле. Этот гад даже не думает раскаиваться.
  
  - Где инструктор новичков? - коротко спросил Капитан.
  
  - Вместе с ним. - ответила Вал.
  
  - Зови, - бросил мужчина.
  
  Через две минуты в его кабинете сидели мужчина средних лет, который отвечал за тренировки новичков, Вал и Ал.
  
  - Ал, что за дела? - гневно спросил Капитан, пристально глядя на парня.
  
  - Я драку не начинал, - пожав плечами, ответил тот.
  
  - Игорь, почему новички остались без присмотра? - Капитан перевёл взгляд на мужчину.
  
  - У них был перерыв. Я отошел по нужде. Когда вернулся, увидел, как они напали на него. У некоторых из них были друзья, среди погибших в патруле, - коротко ответил мужчина.
  
  - Ал. Мы сейчас отправимся к воротам, и ты уйдёшь, - жестко сказал Капитан, вставая из-за стола.
  
  Через 10 минут все, кто был в кабинете, стояли перед воротами города. Перед парнем лежала куча его снаряжения.
  
  - Ал, здесь всё, с чем ты к нам попал. Кроме одежды. Панцирь и ножи. Забирай и проваливай, - холодно сказал Капитан. - Если будет совсем туго... По этой дороге километров через 10 есть ответвление. Там будет заброшенная деревенька. В ней живёт группа. Командует там Анна. Что-то вроде заместителя - парень по прозвищу Кок. Там лучше не шали. У Кока в подчинении два снайпера, пара девчонок, которые очень недурно стреляют, и ещё паренёк, с которым Кок постоянно тренируется. Они оба хорошо работают в ближнем бою. Поэтому не балуй, если жить охота.
  
  Парень молча надевал своё снаряжение. Но когда услышал, кто командует группой, замер. Вал готова была поклясться, что при упоминании имени женщины Ал на мгновение слегка пригнулся к земле, и его верхняя губа задралась в оскале. Но длилось это всего лишь мгновение. Когда парень закончил одеваться и разместил на себе снаряжение, ворота открылись. Ал, не задерживаясь, вышел через них, и пружинистым шагом человека привыкшего к длительным переходам, двинулся по дороге, удаляясь от города.
  Дом
  
  Капитан меня не обманул и, приблизительно через 10 километров моего движения по дороге, появилось ответвление. Уверенно свернув на него, я пошагал в направлении виднеющейся вдали деревушке. Хоть я и знал, кто будет в деревне, но автоматически проверил, как сидит снаряжение, не съехала ли маска, которая закрывала лицо от крови зомби и не мешает ли движениям плащ с натянутым на лицо капюшоном, который мне подогнал Капитан. Стоило мне пройти первые дома, как из них начали выходить люди и тихо сопровождать меня, недвусмысленно держа руки на оружии. В центре деревни ко мне вышла толпа народа, впереди которой шли Джул, Анна Павловна и Сергей. С другой стороны шли Рок и Кок, голые по пояс, в поту и держащие в руках нодати.
  
  "Хм... Подобрали нодати, которое я посеял на мосту" - мелькнула в голове мысль.
  
  Беззвучно по бокам материализовались Окс и Хард. Их маскхалаты претерпели небольшие изменения: помимо скатавшихся ниток, которые и так давали неплохую иллюзию растения, в некоторых местах была прикреплена трава и листья. За ними показались Рай и Симка. Девушки уверенно держали в руках пистолеты, на поясах висели гладиусы и Ками. Из-за плеч у них выглядывали глушители СВ-99. Одеты они были в потрёпанные плащи неопределённого зелёного оттенка, выполненные по той же технологии, что и маскхалаты Окса и Харда.
  "Тоже снайпера? Фантазия не фонтан" - пронеслась в голове ироничная мысль.
  - Кто ты такой? Как нас нашел? - спросила Анна Павловна, настороженно глядя на меня.
  Все, кто был вокруг, были на взводе и не убирали руки с оружия.
  
  - Капитан сказал. В городке, - тихо сказал я, зная, что маска искажает мой голос.
  "Какого чёрта я сюда припёрся? Хотя... Неизвестно, когда смогу разжиться снарягой, а здесь моё добро" - мелькнули в голове мысли.
  
  - И чем можем помочь? - спросила женщина.
  
  - Оружия не найдётся? - нагло спросил я.
  
  - Издеваешься? Оружие сейчас на вес золота, - ехидно отозвалась Джул.
  
  - Молчала бы, пока старшие говорят, - не менее ехидно сказал я. - Смотрю, в группе цветёт матриархат. Хи-хи.
  
  - Отвечай нормально, когда с тобой разговаривают! - неожиданно рявкнул стоящий рядом мужик, комплекцией и внешним видом напоминающий медведя, и толкнул меня.
  
  - Ещё раз так сделаешь - убью, - раздраженно прошипел я.
  
  - Ну, попробуй, - сказал он, и молниеносным движением ударил меня по лицу рукоятью топора.
  
  Со смачным "крак" маска раскололась, но глубокий капюшон не слетел. Выхватив нож, сделанный мной из рога оленя, чью голову я нашел в одном из домов странного дачного городка, я метнул его в мужика, но он с удивительной для своей комплекции ловкостью уклонился. Метнуть второй нож, из кости, мне не дал налетевший сбоку другой мужчина, но схватив его за одежду, я пришпилил ножом его воротник к перилам крыльца дома, возле которого стоял. Медведеподобный мужик с рёвом бросился на меня, но томагавк с заточенной костью вместо лезвия, обухом опустился ему на голову. Заметив боковым зрение, как все начали выхватывать оружие, а какой-то молодой парень уже наводил на меня двустволку, я метнул топорик почти в него, надеясь, что пролетевший рядом подарок затормозит его. Сразу после этого, рыбкой прыгнув за колодец, я спас свою шкуру, потому что в колодец мгновенно впилось около десятка пуль.
  
  - Прекратить! - закричала Анна Павловна.
  
  - Ай-ай-ай! Что же вы так к гостям жестоко? - издевательски протянул я из-за своего убежища.
  
  - Выходи, - сказала женщина.
  
  - А может не надо? Вы какие-то нервные. Не дай божЭ мне шкурку попортите. Меня в последнее время до жмути волнует её целостность, - ехидно сказал я.
  
  - Выходи. Стрелять не будут, - сказала Анна Павловна.
  
  - Сними капюшон, - сказал женщина, когда я вылез из-за колодца.
  
  - Эх... А так хотелось инкогнито остаться. Всю романтику на корню убила, - вздохнул я и скинул капюшон, открывая лицо.
  ***
  
  - Сними капюшон, - сказал Анна Павловна, когда неизвестный вылез из-за колодца.
  
  - Эх... А так хотелось инкогнито остаться. Всю романтику на корню убила, - вздохнул он и скинул капюшон, открывая лицо.
  
  - Что?!!! Ал?!!! - пронеслось над толпой.
  
  - Ал, это правда ты? - растерянно спросил Кок, делая шаг к другу, которого считал мёртвым.
  
  - Неа. Тень твоей тёщи. Пришла поругать тебя за то, что склоняешь Таню к извращениям, - сделав страшное лицо, заявил парень.
  
  - Какая тёща? - удивлённо спросила мама Кока переводя растерянный взгляд с парня на сына.
  
  - Какая ты мне мама? - отозвалась из толпы девушка. Наша с Коком знакомая и по совместительству любовь всей его жизни.
  
  - Неважно, какая. Главное пришла, - с придурковатой улыбкой ответил парень. - Я тут это... На огонёк заскочил... Типа проверить, как тут чайлды. Ну и снарягу свою забрать.
  
  - Ты не можешь её забрать. Мы считали тебя погибшим. Твоё снаряжение у других людей, - сказала Анна Павловна, выйдя из ступора.
  
  - Эх... Жизнь моя жестянка... Помереть не успел, как уже раздели. Вот, что вы за изверги, - притворно сокрушаясь, помотал головой Ал.
  
  - Где ты пропадал? Почему не объявился? Мы думали, что ты умер, - налетел на парня Кок и принялся трясти, задавая вопросы со скоростью пулемёта.
  
  - Аааа!!! Помогите. Насилуют! Некрофилы! Ща голову оторвут и надругаются над остывающим телом невинного и безобидного ребёнка!!! - завопил Ал, размахивая руками, но уже в следующее мгновение змеиным движением вывернулся из рук Кока и, сделав шаг назад, сказал могильно-холодным голосом. - Пропадал? Можно подумать, вы меня искали. Подумаешь - полтора месяца выживал без оружия. Не объявился? Да мне просто плевать на эту группу. Кстати. Анна!
  
  С этими словами парень порылся в карманах и что-то бросил женщине. Раздался короткий звон и все увидели, что под ногами у неё лежит три пули.
  
  Все, кто хоть чуть-чуть знал Ала, даже такие новички, как Рай и Симка, видели, что парень кардинально изменился. Лицо всегда отображало ту эмоцию, которую ожидали увидеть, да и выглядело оно гораздо живее. В глазах, несмотря на усталость, горел энтузиазм... Сейчас лицо Ала было непроницаемо, а в глазах застыл холод. Все сразу поняли, что совершенно не знали его. Даже Кок со стыдом признался сам себе, что не знал друга. В мирное время он почти никогда не показывал свои эмоции, а с началом конца света так и вовсе будто стал двужильным. Никто не мог представить, что человек может так радикально измениться за полтора месяца.
  
  - Верните мне З-Киллер и Беретту. - холодно сказал Ал, переведя взгляд с друга на Анну Павловну, которая немного растерянно и настороженно смотрела на парня.
  
  - Твоё оружие у других людей, и я не буду раздевать кого-то из группы ради тебя. Хоть ты и вернулся с того света, - холодно сказала женщина.
  
  - Это моё оружие!!! - рявкнул Ал, но в следующее мгновение взял себя в руки. - Ааа... Подавись. Ладно. Все живы, даже новые морды лица появились. Матриархат цветёт и пахнет... Оружие не получил. Только зря сходил. Ладно. Пошел я от вас.
  
  Пока парень всё это говорил, он прошел, собирая своё оружие и, развернувшись, пошел в том направлении, откуда пришел.
  
  - Стой! Ты думаешь, что сможешь так просто уйти, после того, как напал на наших людей? - вскинулась Джул и навела на парня арбалет.
  
  - А? - удивлённо повернулся парень. - Я просто ухожу. Да и они сами напали. Можешь выстрелить мне в спину, но у тебя кишка тонка.
  
  Неожиданно Рай навела пистолет на Джул.
  
  - Опусти, - тихо сказала девушка. - Ал, подожди. Я с тобой.
  
  Сказав это, Рай метнулась к ближайшему домику и через несколько секунд выскочила с небольшим рюкзаком за плечами.
  
  - Стоять! Я тоже с тобой, - рявкнул Кок и умчался в тот же домик.
  
  Окс, Хард, Рок и Симка двинулись следом.
  
  - Сын, ты куда? - воскликнула мама Кока, когда он появился на крыльце дома с вещмешком за плечами.
  
  - С ним. Не хочу здесь торчать. Собирайтесь, - сказал парень, и его родители бросились в дом.
  
  Никто даже не заметил, когда Хард успел завести Форд Раптор и подъехал к ребятам.
  
  - Прыгайте, - сказал он, высунувшись в окно водителя.
  
  Все залезли в машину, и через несколько минут их даже не было видно.
  ***
  
  - У других людей, у других людей, - заворчал Окс, сидя на переднем сидении. - Ал, я тебе игрушку слямзил.
  
  С этими словами парень развернулся и протянул мне З-Киллер. Рай молча протянула мне Беретту и разгрузку.
  
  - Аля улю. Ну, хоть не голый, - сказал я, хотя не испытывал никакой радости. Просто принял как факт, что у меня появилось нормально оружие.
  
  - Стой, - сказал я, через несколько минут езды, когда мы ехали по какому-то городу и проезжали стоянку.
  
  Хард удивлённо остановил машину и, не заглушив двигатель, повернулся ко мне, с немым вопросом во взгляде. Выйдя из машины, я пошел к стоянке, где заметил свою давнюю мечту. Возле будки КПП лежал перевернувшийся мотоцикл. Ямаха МТ1. Мотоцикл придавил ногу водителя, вторая нога которого была обглодана почти до костей. Приблизившись к слабо шевелящемуся зомби, я принялся разглядывать мотоцикл.
  
  - Ал, осторожно! - неожиданно крикнул Кок.
  
  Из будки КПП вышел зомби с ножом, которого я не заметил. Мертвяк ударил меня ножом в шею, как только увидел. Уклониться я не успевал, поэтому подставил левую руку, блокируя удар. Лезвие звякнуло о тонкую цепочку, плотно обхватывающую кисть, на подобии лопбури в Муай тай. Выхватив нож из железнодорожного костыля, я вонзил его в подбородок мертвяка, после чего опустился на колено и так же убил водителя мотоцикла, голова которого была спрятана под шлемом.
  
  - Решил лошадкой прибарахлиться? - насмешливо спросил Окс.
  
  - Ага, - кивнул я, проверяя, как сидит снаряжение, не болтается ли меч в наспинных ножнах, не прыгает ли Беретта в набедренной кобуре.
  
  - Как ты собираешься ехать без шлема? - спросила Рай.
  - Легко, - ответил я, доставая из рюкзака за спиной, вещь, которая могла помочь мне с возникшей проблемой.
  
  После ранения и попадания в то ли деревушку, то ли дачный городок, я нашел там магазин с масками для страйкбола, где и взял несколько, попутно заменив наруч на панцире и сделав в рукавах кармашки для ножей, сделанных мной из кости и рога.
  
  Первой под руку попалась маска тёмно-серого оттенка, с острым подбородком. Глаза закрывали прочные стёкла, а под прорезями глаз были нарисованы очень реалистичные красные глаза. Казалось, что у того, кто носит маску, четыре глаза.
  
  Надев её, я завел мотоцикл и удовлетворённо хмыкнул, увидев, что бак практически полон. Сделав круг по стоянке и вспомнив навыки езды, которым меня научил друг, я, сбросив скорость, махнул ребятам головой, показывая, чтобы они следовали за мной, после чего поддал газу и поехал по дороге, увидев в зеркале заднего вида, что Форд сел мне на хвост.
  ***
  Через пять часов езды, мы подъехали к въезду в мой город. Я остановил мотоцикл возле таблички с надписью "Добро пожаловать" и в нерешительности смотрел на раскинувшийся перед глазами пейзаж.
  
  - Ну и чего мы стали? - раздался за спиной тихий голос Харда.
  
  - Тихо. Я когда своих искал, тоже на въезде в город завис. Пусть привыкнет, - тихо сказал Окс.
  
  - Поехали, - сказал я. - Заедем ко мне домой. Может, что-то узнаем.
  
  Через 10 минут езды, мы остановились возле подъезда девятиэтажки, в которой я жил. Возле подъезда, в нескольких метрах от него, было несколько машин, которые были измяты в ДТП и стояли на небольшом перекрёстке.
  
  - И на каком этаже ты живёшь? - спросил Хард, блокируя двери Форда.
  
  - На четвертом. Поднимемся быстро, - сказал я, всё ещё находясь в лёгкой прострации из-за того, что приехал домой.
  
  Стоило нам сделать несколько шагов к подъезду, как из-за машин выскочило 6 мужчин и, обступив нас кругом, навели на нас оружие. Всё произошло настолько быстро, что мы даже не успели схватиться за оружие.
  
  - Баааа. Кеша, ты смотри, какие фраера на горизонте, - издевательски протянул стоящий перед нами мужчина среднего роста и телосложения, с щетиной на лице. - Парни, у нас куш.
  
  Стоящие слева и справа от нас парами, мужчины засмеялись.
  
  - Слы, Зюзя, мутные ребятки. Ствол и перо у каждого нужно забрать, - сказал Кеша, стоя слева от главаря, названным Зюзя.
  
  - Это ты прав, брат, - кивнул главарь, после чего обратился к нам. - Слышали, борзые? Волыну и перо на землю. Каждый.
  
  - Так мы тебе оружие и отдали, - ухмыльнулся Хард, за что тут же получил удар прикладом двустволки от одного из стоящих справа мужчин.
  
  - Выполнять, - коротко бросил я и принялся отстёгивать пояс с кобурой и ножом.
  
  Ребята послушались и принялись разоружаться. Неожиданно, один из мужчин подошел к девушкам и стянул с их голов капюшоны маскхалатов.
  
  - Ёмана... Да это ж крали... Пивась, да ты прелесть. Мы бы и не подумали, что с ними бабы, - радостно сказал Зюзя, сразу вперив сальной взгляд в лица девушек. - Пацаны, держите их на прицелах. Фраера, вы снарягу скинули. Можете валить, и побыстрее. А с вашими цыпами ми оторвёмся.
  
  - Отрывалка не отросла, - процедил Окс, и тут же согнулся от удара ногой в живот.
  
  - Падла, безоруж... - попытался влезть Хард, но опять получил удар прикладом двустволки.
  
  - Мужики, давайте погово... - попытался решить всё миром отец Кока, но ударом ноги в живот его поставили на колени.
  
  Маму друга схватили за волосы и потянули к Зюзе.
  
  - Стой, урод! - рявкнул Кок, но приклад двустволки врезался ему в лицо и парень упал на асфальт.
  
  - Зюзя, а может мы Крысу баб подгоним? Ну, конечно сначала сами развлечёмся? - спросил мужчина с двустволкой, бросая похотливые взгляды на Рай.
  
  - Слы, Флаер, а это ничё так мысль. Только, когда Крысу тёлок подкатим, он не должен узнать, что мы уже развлеклись, - сказал Зюзя, осматривая Рай, Симку и маму Кока.
  
  - Ал, чего ты молчишь? - напряженно спросил Рок, которого тоже поставили на колени.
  
  Сейчас у меня за спиной, на коленях стояли Окс, Хард, Рок, Кок и папа Кока. Девушки и я стояли на ногах.
  
  - Хорошо. Мы уйдём, - сказал я, примирительно подняв руки. - Скажите, только, где вы находитесь? Может, мы сможем договориться, и вы вернёте нам оружие. Мы ведь не выживем.
  
  - Ха-ха-ха, - засмеялся Зюзя, поддерживаемый смехом своих дружков. - Мы - на мясокомбинате. Если выживете и придёте, может, мы вас быстро убьём. А теперь давай снимай меч.
  
  - Дайте я хоть прицел с СВД сниму. Хоть как бинокль будет, - сказал я, поднимая с асфальта снайперку.
  
  - А ну замри, падла! - тут же рявкнул Кеша, направив на меня ПМ. - Положи волыну. Будешь и дальше такой шустрый, так маслину схлопочешь.
  
  - Понял, - примирительно сказал я, одной рукой держа снайперку, а второй отстёгивая ножны со спины.
  
  - А теперь отбрось, - сказал Зюзя, расслабленно положив руку на пистолет Кеши и опуская ствол ПМа дружка в асфальт.
  
  - Хорошо, - сказал я, убедившись, что ни одно дуло оружия на меня не направленно и резво бросил СВД и ножны с мечом в стоящих слева и справа мужчин, которые стояли плечом к плечу и от неожиданности оба принялись ловить брошенные в них предметы.
  
  Резко опустив руки, я вытряхнул из кармашков в рукавах ножи из кости и рога и быстрым движением метнул их в стоящих передо мной мужчин. Нож из рога воткнулся Кеше в горло и он начал заваливаться на асфальт, роняя кровавую слюну. Нож из кости вонзился Зюзе в глаз и главарь умер мгновенно. Метнувшись в сторону и выхватив керамбит, двумя движениями, я легко вскрыл шеи стоящих справа бандитов, после чего метнулся в противоположную сторону. Мужчина с двустволкой начал наводить на меня дуло оружия, но ударив ногой, я увёл его в сторону, а последующим ударом рукой в горло, убил его. Упав на колени перед вскинувшим ПМ на уровень моего лица мужчиной, я быстро нанёс несколько ударов. Внутренняя сторона бедра, низ живота, пах. Бандит заскулил и упал на асфальт, обильно поливая его кровью. Весь бой занял не больше пяти секунд. Если бы бандиты не стояли близко к нам, я бы даже не рискнул нападать.
  
  - Ни фига себе... - удивлённо протянул Рок, поднимаясь на ноги и не отрывая взгляд от агонизирующего мужчины.
  
  - Пошли, - бросил я, встав с колен и подхватив снаряжение.
  
  Мы зашли в подъезд и, поднявшись на 4 этаж, замерли. Медленно подойдя к двери, я немного под углом оттянул верхнюю планку дверного косяка и мне в ладонь упал ключ. Мы с мамой, несколько лет назад, стали прятать здесь ключ, зная, что просто оттянуть планку недостаточно. Это был наш секрет.
  
  - Заходим, - тихо сказал я.
  
  Когда все уже зашли в дом и я собрался закрыть дверь, слух неожиданно резанули звуки шагов, а через мгновение, по лестнице поднялся парень, глядя на противоположную от меня дверь, которая была ближе к лестнице. Повернув голову и увидев меня, парень испуганно ойкнул и собрался бежать, но я уже сорвался с места и не успел он, даже шевельнуться, как был прижат к стенке.
  
  - Знакомый? - раздался за спиной голос Рока.
  
  - Можно и так сказать, - буркнул я и потянул парня в дом.
  
  Через пару минут он сидел в зале на стуле, перед всей нашей компанией.
  
  - Жека, и чего ты убегал? - спросил я парня.
  
  - А? Мы знакомы? - удивился он.
  
  - Да. Ты сын моей учительницы математики, - сказал я.
  
  - Точно! - воскликнул Женя, пристально меня рассмотрев. - Я тебя и не узнал. Ты изменился...
  
  - Так, чего убегал? - грубо перебил я.
  
  - Подумал, что вы военные, - опустил голову парень.
  
  - И что? - встрял Рок.
  
  - Они... Когда всё это началось, военные эвакуировали жителей, но были случаи, когда они расстреливали целые группы людей, - сказал Жека.
  
  - Что? - удивились ребята.
  
  - Похоже, в бардаке не могли определиться, то ли спасать, то ли зачищать, - задумчиво сказал я. - Не знаешь, где моя семья?
  
  - Твою маму увезли на базу. И всех по улице вниз тоже, - сказал парень.
  
  - Что ещё за база? - удивился я.
  
  - Ну... Тебя уже два года не было... На границе с Россией теперь есть база. То ли, что-то перестроили, то ли с нуля сбацали... В общем, искать тебе там. - рассказал Женя.
  
  - А сам почему не на базе? - спросил Кок.
  
  - Страшно. Вдруг пристрелят... Я для одной группы по городу мотаюсь, - развёл руками парень.
  
  - Что за группа? Кто командует? - поинтересовался Окс.
  
  - Группа, как группа. Они окопались и теперь ни одна группа в городе их не трогает, потому что от них почти вся еда идёт. У них своё хозяйство. Командует Сергей Алексеевич. Забавный мужик. У него ещё сын... Глеб. Он тоже мотается по городу, как и я, - сказал наш информатор.
  
  - Где они? Какие ещё группы по городу? Кто ими командует и где они? - быстро задал я интересующие меня вопросы.
  
  - Ну... Группа Алексеевича. Их называют фермерами. Они... Знаешь кладбище, по дороге на границу? - спросил Женя.
  
  - Ну, - буркнул я.
  
  - Там есть дачные участки. Вот там они и окопались, огородившись. Приличный кусок земли держат, - сказал парень. - Есть... Бандюки короче. Они на мясокомбинате. Командует некий Крыс. Есть ещё группа... Их назвали механиками. Там мастеровитые мужики сидят. Они на перевалочном пункте, по дороге к ставку. Командует Хлыст... А! Точно! Есть ещё фанатики. Какой-то священник сбил вокруг себя людей и втирает про Божью кару. И есть амазонки. Какие-то бабы феминистки. Сидят в роддоме. Вроде всё, что знаю, - пожал плечами Женя.
  
  - Спасибо, - сказал я и, грубо подняв его за плечо, выставил за двери.
  
  - Эй, можно было и понежнее. Он нам всё-таки информацию подкинул, - сказал Окс.
  
  - Ага. В следующий раз исправлюсь, - ехидно ответил я и, глянув в окно на заходящее солнце, добавил. - Всем спать.
  ***
  
  Неожиданно, ночью глаза резко открылись. Проанализировав ощущения, я понял, что меня мучает жажда. Ощущение было... Как говорили в общежитии после пьянки: "Кошки в рот нагадили". Вот с таким ощущением я отправился на кухню, помня, что там оставил свою фляжку. Внезапно, из темноты на меня вышла тень. Выхватив керамбит, я тут же атаковал, но моя рука наткнулась на блок.
  
  - Совсем дурак? - немного испуганно произнесла тень голосом Кока.
  
  - Извини, - буркнул я, убирая оружие.
  
  - Чего не спишь? - спросил друг, возвращаясь на кухню и садясь за стол.
  
  - Сушняк, - буркнул я и присосался к фляжке.
  
  - Ал, что с тобой? - неожиданно спросил Кок.
  
  - А? С чего ты взял, что что-то не так? - удивлённо приподнял я бровь.
  
  - Не полируй мне уши, - ухмыльнулся друг. - Я тебя довольно долго и хорошо знаю. Ал... Я просто хочу помочь. Ты всегда мне помогал, даже в мелочах, а сам о своих проблемах редко говорил. За два года нашей дружбы, ты обратился за помощью 6 раз. Знаешь, почему я могу точно сказать количество? Да потому, что каждый раз для меня, как праздник. Короче... Давай колись, что с тобой творится. Для меня слишком заметно, что когда ты общаешься с кем-то, то ты очень напряжен.
  
  Выслушав Кока, я ухмыльнулся и решил рассказать.
  
  - Ну... За полтора месяца, которые я провёл в одиночестве... В общем... У меня начала крыша протекать.
  
  - Что? - удивлённо переспросил друг.
  
  - Ну, крыша начала протекать... С кукушкой поругался... С катушек начал слетать, - усмехнулся я.
  
  - И в чём это выражается? - тихо спросил Кок.
  
  - Я постоянно вижу зомби и трупы. Сейчас, когда я с тобой общаюсь... Я вижу тебя, но... У тебя нет носа и вся правая половина лица обглодана до костей, - сказал я.
  
  - Ааа... Ну... Хм. Тяжелый случай. Что думаешь с этим делать? - спросил друг.
  
  - Ничего. Я просто без понятия, что с этим делать, - сказал я, пожав плечами.
  
  - Что мы будем завтра делать? Поедем на базу? - спросил друг.
  
  - Сначала мы заедем к механикам. Потом к фермерам. У первых, может, снарягу апнем, а вторые... Если всё, как сказал Жека...
  Есть вероятность, что там командует мой знакомый, - пожал я плечами и отправился спать.
  ***
  
  - Ал, - раздался над головой голос Рока, и меня потрясли за плечо.
  
  Открыв глаза и сфокусировав взгляд, я увидел склонившегося надо мной парня.
  
  - 9 часов. Пора вставать. Кок сказал тебя разбудить, - сказал Рок, выпрямляясь.
  
  - Остальных будил? - сонно спросил я.
  
  - Растолкал. Начинают шевелиться, - усмехнулся парень и вышел из комнаты.
  
  Через 20 минут, приведя себя в порядок и поев, вся наша компания вышла из подъезда и погрузилась в транспорт.
  
  - Ну, и куда? - спросил Хард, заводя машину.
  
  - За мной. Двинем к механикам, - сказал я и тронулся с места.
  
  Через 5 минут езды, мы были у перевалочного пункта и остановились возле ворот. Это была территория, находящаяся на холме, за гаражным филиалом, и отгороженная высоким железным забором. К воротам пункта шла железная дорога. Правда, приличный кусок рельс отсутствовал.
  
  - Вы, кто такие? - неожиданно раздался сверху голос, как только мы заглушили двигатели и приблизились к воротам.
  
  Подняв головы на звук, мы увидели, как сверху на нас смотрит подросток, лет 13-14.
  
  - Ваааау... - высказалось это чудо, когда увидело девушек. - Дамы, позвольте представиться...
  
  - Слышь, сверчок! - перебил я пацана. - Или ворота открой, или кого-то из старших позови. Не охота с мелким трепаться ни о чём. Лучше всего позови Хлыста.
  
  - Что?! Да я, между прочим, тут не просто так, - сказал парень и принял грозный вид, что в его исполнении смотрелось забавно.
  
  - Андрюшка, что ты там высматриваешь, - раздался из-за стен голос.
  
  - Да тут какие-то чудики подкатили, - бросил пацан, обернувшись.
  
  - Запусти их, обормот! - рявкнул всё тот же голос.
  
  На лице Андрюшки отразилась досада, но через несколько секунд ворота приоткрылись и мы смогли войти за стены. Перед нами стояло несколько мужиков, вооруженных кинжалами, мачете, топорами и даже парой гарпунов.
  
  - Стакан налейкум грозному народу, - выдал я, приветливо подняв руку.
  
  - И тебе не хворать, - сказал крупный мужик, при первом взгляде на внешний вид которого сразу возникала ассоциация: кузнец.
  
  - Мы тут по вопросу, - по деловому сказал я, улыбаясь. - Можно увидеть начальство? Вопросы к старшим.
  
  - Ты давай не скалься. - буркнул "кузнец". - Я так понял, ты хочешь поговорить с Хлыстом?
  
  - Удивляюсь твоей догадливости, - ехидно заявил я.
  
  - Слышь, пацан, ты бы не ехидничал. Мы можем вас выпереть взашей, - грозно сказал мужчина из толпы.
  
  - Можете. Но начальство на вас обидится, - заявил я, нагло блефуя.
  
  "Ну, а что я, зря в покер играл?" - мелькнула какая-то озорная мысль.
  
  - Ладно. Я проведу тебя к старшему. Пусть он с вами разбирается, - сказал "кузнец".
  
  - Премного благодарен, - улыбнулся я и, махнув своим ребятам рукой, пошел за мужиком.
  
  Нас провели через всю территорию. По дороге, я заметил несколько мастерских, одну кузницу и ещё несколько непонятных зданий. По территории бегали дети, ходили женщины, которые бросали на нас настороженные взгляды. Остановилось наше шествие у дальней стены, перед дверью в маленькое здание. "Кузнец" постучал в дверь и зашел внутрь, а через пару мгновений запустил нас и вышел. Наша компания оказалась в маленькой комнатке, в которой из-за нашего количества сразу стало тесно. Напротив дверей стоял стол, за которым сидел мужчина. Высокий. Под футболкой было видно хорошо развитую мускулатуру. Типичное славянское лицо, с серыми глазами и короткими тёмными волосами...
  
  - Виталька! - рявкнул я, рассмотрев сидящего перед нами мужчину.
  
  Тот, в свою очередь присмотревшись ко мне, с радостным рёвом выскочил из-за стола и, бросившись ко мне, крепко обнял.
  
  - Хаха. Сынулька, не ожидал тебя увидеть. Блин. Хахаха. Выжил. Класс. Вот Маринка обрадуется, когда узнает, что ты жив, - смеясь, сказал мой старый друг.
  
  - Сынулька? - удивлённо спросила Рай.
  
  - Ага. Когда я начинал заниматься в качалке, он был моим тренером. Мужики нас быстро окрестили "сынулькой" и "папаней", - улыбаясь, сказал я, после чего обратился к другу. - Я знал, что ты выживешь, и семью спасёшь.
  
  - Не всю, - помрачнев сказал Виталя. - Родители... Я не успел.
  
  - Соболезную, - сказал я.
  
  - Так, что вы хотели? - взяв себя в руки через минуту, с радостной улыбкой спросил друг.
  
  - Да, так... Чтобы посмотрели нашу снарягу. Подправили, что-то, может, улучшили, - неуверенно ответил я.
  
  - Хм... Мои люди займутся этим. И чтобы они взялись за это, и у вас появилась здесь хорошая репутация, я попрошу вас об ответной услуге, - задумчиво сказал друг.
  
  - Слушаем, - сказал Кок.
  
  - У вас хорошее снаряжение, поэтому вас и прошу. У нас только холодное оружие. Огнестрела совсем нет... Три дня назад бандиты захватили десятерых наших людей. Семь женщин и три мужчины. Они мотались по городу, искали припасы, медикаменты... Всякие там прокладки бабам, лекарства детям... Попробуйте узнать о них. Если вы хотя бы узнаете об их судьбе, то все здешние будут вам благодарны, - сказал Виталя.
  
  - Хорошо. Мы займёмся. Вернёмся с информацией или с вашими людьми. Тогда и займётесь снарягой, а мы у вас отдохнём. Но сначала мы заглянем к фермерам. Сразу от них двинем на мясокомбинат, - сказал я, хлопнув друга по плечу, и направился к выходу.
  
  - Ты собираешься им помогать? - спросил Окс, когда мы вернулись к транспорту.
  
  - Да. Они займутся нашим снаряжением. Ну, и мы поможем хорошим людям, - пожал я плечами и тронулся с места.
  
  Через полчаса петляния по небольшому городку, который был заполнен зомби, мы подъехали к кладбищу. Раньше, за то же время, я мог пройти всё это расстояние. Кладбище располагалось в степи с высокими и крутыми холмами, некоторые из которых сияли камнями, которые создавали стены.
  
  - И куда дальше? Ты, похоже, заблудился, - спросил Хард, высунувшись в окно.
  
  - Не заблудился. Но вот, как заехать не помню. Подождите, - сказал я и слез с мотоцикла.
  
  Подойдя к крутому подъёму холма, который был в нескольких метрах от нас, я начал лезть вверх, используя выступы и щели в камнях. Быстро поднявшись на десятиметровый обрыв и увидев территорию фермеров, которая занимала почти весь дачный район, что располагался в полусотне метров передо мной, я осмотрелся и, обнаружив дорогу, спустился вниз. Сев на мотоцикл, я повёл группу к ней. Через пару минут езды по дороге, укатанной машинами, мы остановились перед воротами железного забора, который охватывал территорию.
  
  - Это здесь, ты говорил, твой знакомый? - спросил Кок, подходя ко мне.
  
  - Да. - кивнул я, после чего крикнул. - Хозяева!
  
  Ворота с небольшим скрипом отъехали в сторону, и мы смогли въехать на территорию фермеров. Нас встретили настороженными взглядами и дулами направленного на нас оружия.
  
  - Мы к вам с миром, - сказал я, после чего, не удержавшись, добавил. - Мы ваша любить.
  
  - Чтоб мне провалиться! - раздался с боку радостный рёв.
  
  Мы обернулись на звук и увидели стоящую справа от ворот небольшую толпу людей, вооруженных лопатами, битами, обрезками труб... Из толпы выскочил мужчина. Около 40 лет, невысокий, сухощавый. Узкое хитрое лицо сейчас было растянуто в широкой улыбке, из-за чего зелёные глаза были прищурены. В коротких и редких тёмных волосах мелькала седина.
  
  - Алексеевич, - радостно сказал я, рассмотрев мужчину и бросившись обниматься со своим тренером по рукопашному бою, на глазах которого я, по сути, вырос.
  
  - Малой, не ожидал тебя увидеть, - радостно сказал тренер, обнимая меня и хлопая по спине. С моим ростом в 193 сантиметра, у нас была разница в 20 сантиметров... Со стороны, наверное, это выглядело забавно: такая дылда, как я согнувшись, радостно обнимает невысокого мужика.
  
  - А ты всё цветёшь и пахнешь, Алексеевич? - спросил я, когда мы прекратили обниматься.
  
  - Ну, а куда же без этого. - улыбнулся мужчина, после чего обратился к окружающим нас людям. - Не волнуйтесь. Это - мой ученик.
  
  Услышав это, все разбрелись потихоньку в разные стороны.
  
  - Малой, бери своих орлов... - начал тренер, но увидев девушек, беззаботно исправился. - Орлов и прекрасных дам - и пошли. Накроем поляну, посидим, поговорим.
  
  - Алексеевич, спокойно, - со смехом сказал я. - Чуть позже. Я заехал, чтобы убедиться, что здесь ты командуешь. Просто до меня дошла информация о том, что здесь командует Сергей Алексеевич, и сын у него Глеб. Я просто от фонаря сюда сунулся. Ты лучше быстро жалуйся на то, что мешает в первую очередь.
  
  - Что мешает в первую очередь? - задумчиво протянул мужчина. - Да у нас только две проблемы: оружия мало и мертвяки стали бродить по округе. А людей посылать стрёмно. Я бы и сам пошел, но...
  
  - Я помню. После операции, ты уже не бегун, - кивнул я. - Давай так. Ты со своими сидишь здесь, а мы пока мотнёмся по заданию механиков. Заодно, может, попутно и вашу проблему решим. Посидим ещё с тобой. Обязательно.
  
  Сказав это, я развернулся к воротам, и через минуту моя группа уже ехала на мясокомбинат.
  ***
  
  Здание мясокомбината находилось в полукилометре от города. В паре сотен метров слева была дорога, которая вела в город, справа была степь, с виднеющимися вдалеке домами частного сектора. Форд и мотоцикл сейчас стояли в небольшом овраге, расположенном в пятидесяти метрах от здания, сверху которого лежала вся группа.
  
  - И как мы туда проберёмся? - спросил Кок.
  
  - Вижу двоих у ворот, двоих в домике возле ворот, - сказал Окс, исследуя мясокомбинат через прицел СВД.
  
  - Ещё один сидит на рекламном щите, - сказала Симка, тоже глядя в прицел.
  
  - Слушай, а нам действительно нужно туда лезть? - спросил Хард. - Я понимаю, что это твои знакомые, но... Слишком рискованно.
  
  - Вы что, не понимаете? - неожиданно сказал Рок. - Если поможем, то в городе две далеко не самые последние группы будут у нас в долгу. А с учётом того, что Ал корешит с главарями обеих групп, так мы станем в доску свои.
  
  - Умница, Рок, - тихо сказал Ал. - Давай махнёмся пистолетами.
  
  - Глушак нужен? - понятливо спросил парень, и протянул свою М9 с глушителем, получив в обмен такую же, но без глушителя.
  
  - Я по-пластунски доползу до входа. Окс, Рай, Симка - разберите цели и прикройте меня. Все будьте готовы быстро добежать до ворот. - сказал Ал.
  
  Сказав это, парень шустро уполз куда-то в сторону и скрылся в высокой степной траве.
  
  - Твою... Авантюра, - буркнул отец Кока. - Хорошо хоть жена осталась у фермеров.
  
  - Рай, Симка, возьмите двоих у ворот. Хард, мы с тобой двоих в домике выцеливаем, - сказал Окс и, ни к кому не обращаясь, сам у себя спросил. - Калаш щита возьмёт? Шуметь нельзя?
  
  - Возьму. Не боись, - сказал папа Кока и прицелился в бандита на рекламном щите из АК74У с глушителем, который получил три недели назад, когда его сын столкнулся с тремя обезумевшими от страха милиционерами, что палили на каждый шорох. Разойтись мирно тогда не получилось.
  
  Пока все переговаривались и разбирали цели, возле ворот показался Ал, который крался вдоль стены. Осмотрев ворота издалека, парень отошел на несколько метров от них и, разогнавшись, принялся лезть через забор. Когда Ал лёг на заборе, то указал на щит и провёл пальцем по шее, этим самым вынеся приговор бандиту. Калашников два раза коротко чихнул и бандит, который сидел на рекламном щите и думал, что в безопасности, так и остался лежать там, получив две пули в грудь. Ал пополз по забору, внимательно следя, что бы не попасть на глаза паре мужчин у ворот и паре в домике перед воротами, который, похоже, раньше был КПП. Когда парень дополз до ворот, то указал на пару безалаберных бандитов, которые смотрели себе под ноги, куря сигареты и опять провёл пальцем по шее. Винтовки в руках девушек издали едва слышимые хлопки и пара часовых у ворот упала на асфальт, ляпнув своим мозгом на ворота позади них. Ал легко спрыгнул на землю и схватив часовых, отволок их в сторону. Бандиты, которые сидели в КПП, похоже услышав шум, вышли из здания, держа на изготовку ПМы, двинулись за угол здания. Ал спокойно обошел здание и зайдя мужчинам за спины, хладнокровно выпустил им по пуле в спину, после чего помахал рукой.
  
  - Ворота не заперты. Там есть такая же будка КПП. В ней трое. Тихо заходим и рассыпаемся по укрытиям. Двигаемся короткими перебежками. Внимательно осматриваемся и смотрим под ноги. - сказал парень, когда вся группа приблизилась к нему, после чего тихо приоткрыл ворота.
  
  Все бросились в рассыпную и попрятались за машинами, стоящими во дворе, стволами деревьев или кустами. Сам Ал прокрался к стене КПП, после чего быстро вырос на проходе и выпустив несколько пуль внутрь здания, метнулся в сторону, спрятавшись за мешками с песком, в которых были зажаты колья.
  Короткими перебежками группа преодолела территорию двора. Ал тихо открыл дверь, возле огромных ворот, через которые, похоже, выезжали машины, груженные мясом и пропустив всех внутрь, зашел следом. Группа оказалась в зале, где стояли грузовики.
  
  - Я, похоже, правильно подумал, что отсюда выезжают грузовики с мясом, - шепнул Кок.
  
  - Продолжаем движение, - коротко бросил Ал и двинулся вперёд, перебегая от укрытия к укрытию.
  
  Его примеру последовала вся остальная группа. Как бы все не крались, но хозяевами на мясокомбинате были бандиты. Когда группа уже преодолела почти весь зал, со всех сторон на них выскочили бандиты, сжимая в руках ножи, обрезки труб, биты, палки с гвоздями или огнестрельное оружие. Окс вскинул Винтарь, который таскал на себе вместе с СВД и дал очередь в нападавших, разрядив весь магазин. Рок молниеносным движением метнул копьё М48 в бандита, который уже навёл двустволку в Рай и выхватив "Тритон" бросился в рукопашную. Хард принялся методично и быстро отстреливать из Грозы всех противников, которые целились из огнестрельного оружия. Рай и Симка принялись стрелять из СВ-98. Кок выхватив томагавк, тоже бросился в рукопашную, поддерживая Рока. Отец Кока, как отражение, повторял действия Харда и быстро стрелял в нападавших из АК74У. Ал, который в момент нападения двигался вдоль стены, был не замечен, из-за закрывавшего его выступа, чем и воспользовался, на полную используя эффект неожиданности и расстреливая нападавших в спины. Бандиты быстро сообразили, что у них, кто-то за спинами и около 10 нападающих бросились к парню. Томагавк из кости коротко прогудел в полёте и сделав оборот, воткнулся в голову одного из мужчин. Два коротких взмаха руками и ножи из кости и рога убили ещё двоих, после чего Ал выхватил меч и ринулся в атаку.
  Весь бой занял не больше 10 секунд. Произошел он в почти абсолютной тишине. Никто из бандитов не успел выстрелить, а короткие выстрелы оружия с глушителем быстро глушили короткие вскрики и звук шагов.
  
  - Да мы прямо ниндзя, - усмехнувшись сказал Рок, когда все бандиты лежали на полу, а группа приводила снаряжение в порядок и перезаряжалась.
  
  Неожиданно, лежащий справа от парня бандит привстал и выстрелил в Рока, разорвав тишину, которая витала в зале. Мужчина перевёл дуло на Кока, но Хард, оказавшись рядом перерезал ему горло. Все бросились к Року, который лежал на полу и вздрагивал.
  
  - Рок, Рок, - причитали девушки, рыдая и стараясь зажать руками рану в груди парня.
  
  - Рррр. Много крови... - с отчаянием сказал Окс, тоже стараясь зажать рану.
  
  Вся группа сидела возле раненного и находилась в отчаянии. Впервые умирал, кто-то их группы.
  
  Ал, который всё время стоял над группой с каменным лицом, неожиданно опустился перед Роком на колено.
  
  - У тебя кровавая слюна. Ты захлёбываешься кровью. У тебя прострелено лёгкое. Ты умрёшь где-то через минуту, - с каменным лицом сказал парень.
  
  Рок улыбнулся ему окровавленными губами, хотя в глазах у него плескался ужас.
  
  - Что ты говоришь! Он выживет. Он сильный, - воскликнул Хард, схватив парня за грудки и встряхивая. Снайпер рыдал, не
  зная, как помочь раненному.
  
  - Я решил, что он должен знать, - сказал Ал холодным голосом, не меняясь в лице.
  
  - Ты совсем бесчувственный? - со злостью спросил отец Кока, в тот момент, когда Хард оттолкнул Ала.
  
  Вся группа продолжала сидеть вокруг Рока, девушки и Окс старались зажать парню рану, но кровь продолжала струиться у них под пальцами. Кок, поддерживал голову Рока, а Хард молол всякую чепуху, отвлекая раненного, глаза которого непроизвольно скашивались на кровь на груди. Вся группа была вокруг раненного рыдая. С каждой секундой глаза Рока закрывались, а хриплое дыхание становилось все слабее и в какой-то момент грудь парня в последний раз опустилась, а глаза закрылись. Девушки и парни опустили головы и рыдали, оплакивая друга. Никто из них не видел, как Ал зажимая рот рукой, отошел к стене и протяжно и тоскливо завыл, одной рукой зажимая рот, а второй то хватаясь за оружие, то за голову, а то и просто ударяя о стену.
  ***
  
  После того, как мы покинули зал, оставив там тело Рока, мы двинулись вглубь мясокомбината. Через 10 минут движения, до нас стали доносится громкий смех и крики. Я уверенно повёл группу на звук и через несколько секунд мы были в большом зале, заполненном бандитами, которые ели, смеялись, пили и насиловали нескольких женщин. У дальней стены был небольшой шалаш. Неожиданно из него буквально вылетела голая девушка лет 14, а следом вывалился толстый мужик.
  
  - Ты, чё? До сих пор дура веришь, что вас спасут? Да вы просто теперь подстилки. Не выпендривайся шлюха малолетняя, - громко сказал мужик, пиная скрючившуюся девушку.
  
  Действия и слова толстяка были поддержаны одобрительным гулом бандитов.
  
  - Крыс, так может ты малую нам отдашь? - со смехом сказал один из мужчин.
  
  - Ага. Ты, Сеня, не борзей. Она моя. Берега попутаешь, так тебя попустят, - захохотал толстяк.
  
  Мы все стояли на лестничной площадке, которая опускалась в зал. над нами был потолок и балки, к которым крепились лампы. Так же на высоте этого яруса, вдоль стен шла удобная дорожка, огороженная перилами. Посмотрев на ребят, я увидел в их глазах отвращение, ожесточённость, ярость и желание отомстить за Рока.
  
  - Кок, лесенка, - сказал я, подходя к стене и упираясь в неё руками.
  
  Друг понял и подойдя сзади немного опустился. Таким способом я, Кок и мой сосед пробирались в общежитие, если по какой-то причине не успевали к его закрытию. Мы с другом делали лесенку, а мой сосед забравшись по нам на козырёк второго этажа, затаскивал Кока, который взбирался по мне, а потом они вдвоём затягивали меня.
  
  - Окс, Хард, залезайте по нам на балки, - сказал я, повернув голову к снайперам.
  
  Парни всё поняли и ловко вскарабкались на балки и усевшись на них принялись ждать дальнейших приказов.
  
  - Займите позицию, что бы вы простреливали всё вдоль балок. Рай, Симка, займите позиции на этом ярусе. Вы должны простреливать всё поперёк балок. Вы четверо должны занять позиции, где у вас будет минимум слепых пятен. Мы втроём спускаемся. - сказал я и принялся спускаться по лестнице.
  
  Безалаберные бандиты даже не подозревали о нашем присутствии и будучи уверенными в выставленных охранниках чувствовали себя в безопасности.
  
  - Контейнер, - бросил я папе Кока, указав на стальную коробку, которая стояла под лестницей.
  
  Мужчина всё понял и аккуратно спрыгнув с лестницы занял позицию для стрельбы лёжа.
  
  Мы с Коком спустились в зал и на нас начали обращать внимание ближайшие бандиты, которые стали замолкать и настороженно пялиться на нас. Когда все бандиты замолчали, стало слышно, что из шатра раздаётся жалобное рыдание и довольное бормотание толстяка.
  
  - Эй, Крыс. У нас гости, - крикнул, кто-то из бандитов.
  
  - Ну, что ещё?! - рявкнул главарь вываливаясь голым из шатра и таща следом девчонку.
  
  - Верните людей, которых захватили три дня назад, - холодно сказал я, сдерживая рвущуюся наружу ярость.
  
  - Хахаха. Вы шо, фраера, берега попутали? - засмеялся поддерживаемый смехом подчинённых Крыс. - Думаете, что мои пацаны будут подчиняться таким соплякам, как вы? Лучше стойте смирно. Сеня, забери у них оружие.
  
  К нам начал приближаться мужчина, названный Сеней, улыбаясь нам щербатой улыбкой и потирая руки, явно представляя, как наше оружие окажется у него.
  
  - Сеню в расход, - громко сказал я, ткнув пальцем в приближающегося бандита и проведя пальцем по шее.
  
  Мужчина мгновенно упал, как подкошенный, а из под головы у него начала растекаться лужа крови.
  
  - Что?! Вы мелкие вообще попухли? Да вы знаете на кого вы оскалились? - заревел Крыс.
  
  - Четверых, - опять громко сказал я и провёл по шее пальцем.
  
  Почти синхронно упало ещё четыре бандита.
  
  - Что за... Да где вы попрятались крысята?! Пацаны, хватай волыны и гаси уродов, - заревел взбешенный Крыс.
  
  - Всех, кто дёрнется, - громко приказал я, и все, кто сидел в засаде принялись отстреливать бандитов, которые быстро сообразили и замерли, в самых нелепых позициях.
  
  Все мужчины, большинство из которых было пьяными, смотрели на нас испуганным и затравленным взглядом, в котором было полно отчаяния.
  
  - Пленники, бегом ко мне! - рявкнул я.
  
  К нас за спину потянулись люди, которых явно было больше чем 10. Женщины, избитые мужчины с завязанными руками, девушки и даже пара детей.
  
  - Они ещё и педофилы, - с презрением процедил Кок, увидев пару голых девочек лет 10.
  
  - Крыс, ты ещё держишь пленника, - холодно сказал я, продолжая казнь и ввергая бандитов в пучину отчаяния. - Отпусти.
  
  Толстяк не отпустил девушку и пять секунд молчал, явно, пытаясь найти выход из ситуации.
  
  - Прострелить ему руку, - приказал я.
  
  Почти синхронно в руку толстяка впилось три пули. Крыс упал на колени, матерясь и поливая пол кровью, а девушка бросилась к нам.
  
  - Всех, кто дёрнется к огнестрелу в расход, - приказал я, заметив стоящие у стен ящики с оружием и двигаясь к замершим бандитам.
  
  Первый попавшийся мне на пути мужчина, получил пулю в колено из М9. Следующий пулю в правую часть груди... Колено, плечо, правая часть груди, грудь, живот, низ живота... Когда патроны в магазине пистолета закончились, за мной осталось 9 мужчин, которые корчились от боли или захлёбывались кровью, как Рок. Неожиданно рядом начали грохотать выстрелы 1911 и Smith & Wesson MPR8 8. Кок принялся отстреливать бандитов, которые в ужасе бросились от меня в рассыпную. Его выстрелы, будто дали команду к движению: бандиты бросились в разные стороны, кто-то на нас, кто-то к ящикам с оружием.
  
  - Кок! - крикнул я и перебросив другу томагавк из кости, достал З-Киллер и врубился в прущих на меня бандитов.
  
  Боковым зрением я увидел, как Кок, орудуя двумя томагавками рубил бандитов. Но не один из них не умрёт быстро: у некоторых были отрублены части тел, у некоторых нанесены раны в живот. В общем, друг, как и я старался нанести болезненные раны, от которых бандиты будут умирать долго и в мучениях. Бой закончился, толком и не успев начаться. Противников было около 30 и большинство из них положили стрелки. Перед нами остались всего несколько человек: Крыс и три его подчинённых.
  
  - Спускайтесь, - громко сказал Кок, зовя ребят.
  
  - Крыс, ко мне, - как собаке приказал я.
  
  Толстяк просеменил разделяющее нас расстояние и не смотря на то, что годился по возрасту мне в отцы, принялся заглядывать мне в глаза с немой мольбой. Убрав меч в ножны, я достал керамбит и стремительно зайдя толстяке за спину и нанёс глубокий диагональный удар через всю спину, а стоило ему повернуться, как такой же порез украсил его грудь и живот. Схватив неповоротливого толстяка я подрезал ему бицепс и принялся кромсать его, оставляя глубокие и не очень раны.
  
  Крыс уже лежал на полу и хрипел, орошая пол кровью, как неожиданно меня схватили за голову и прижали к себе. Подняв взгляд, я увидел, что Рай обнимает меня, а в глазах у неё стоят слёзы.
  
  - Не полегчало, - растерянно сказал я.
  
  - Хватит. Он и так медленно умрёт, - тихо сказала девушка, глядя мне в глаза.
  
  Кивнув, я напоследок подцепил керамбитом гениталии толстяка и одним круговым движением отрезал их. Крыс завыл от боли, но через несколько секунд смог только хрипеть.
  
  - У нас погиб друг... - сказал я, обращаясь к тройке выживших. - Мы за него отомстили. Проваливайте.
  
  Трое мужчин, не веря в своё счастье и боясь, что решение изменится, быстро схватили свои вещи и бегом умчались из зала.
  
  - Окс, Хард, откройте ворота, - сказал я, указав на ворота, под лестницей, с которой мы спустились. - Похоже, что можно пригнать сюда машины и мы сможем увезти ящики с оружием. Кок, помоги им.
  
  Парни кивнули и ушли. Я из последних сил сдерживаясь, отошел к стене и там меня вывернуло. Не было угрызений совести по поводу того, что я сделал, но слишком кровавая расправа над Крысом, вывернула мой желудок на изнанку, несмотря на то, что я видел и похуже. Но это сделал я и с человеком.
  
  Через несколько минут раздался шум моторов и в зал въехал наш Форд, Dodge Ram 3500 и грузовик. К нам подошли парни.
  
  - В грузовик много ящиков поместится, - кивнул в сторону транспорта Кок. - Нашел по дороге.
  
  - Людей и несколько ящиков, наверное, можно к нам погрузить, - задумчиво сказал Окс, осматривая множество ящиков.
  
  - А я на этой крале, всё могу, - радостно сказал Хард, указывая на Додж.
  
  - Пленники в первую машину, кто не поместиться, идите во вторую. Мужчины грузят ящики. Рай, Симка, в охране, - приказал я
  и направился к ящикам.
  
  Через час работы, нагруженные автомобили выехали с мясокомбината, а через минуту три машины и мотоцикл вырулили на дорогу к городу и уехали.
  ***
  
  - Ну ни фига себе, - удивлённо протянул Алексеевич, когда мы через пол часа въезжали на территорию фермеров.
  
  - Алексеевич, надо разместить людей. Ну и одеть и покормить. Они прилично натерпелись. Лучше пусть ими займутся женщины. - сказал я, слезая с мотоцикла.
  
  - Ал, надо проверить ящики. Не удивлюсь, если, что-то перевернулось, пока мы по холмам тарахтели, - сказал Хард, подходя ко мне.
  
  - Вот и займись. Пройдись по всем машинам. Потом будем разбираться., - сказал я, после чего повернувшись к тренеру добавил. - Моих бы ребят помыть и покормить...
  
  - Да без проблем, Малой, - радостно сказал мужчина. - Всё сделаем.
  
  - Ещё, кое-что. У нас в машине тело. Это наш парень. Его бы похоронить по человечески, - тихо сказал я.
  
  - Я займусь. Думаю, что твои мне покажут, где он. Не волнуйся, всё сделаю по высшему разряду, - горько усмехнулся Алексеевич и ободряюще хлопнув меня по плечу, направился к Харду.
  
  Обернувшись, я увидел стоящих у меня за спиной ребят.
  
  - Рока похоронят. Поговорите с Алексеевичем по поводу деталей. Ну, там попрощаться и всё такое... Рай, Симка, Окс, мотнитесь за стены. Займите высокие холмы и отстреляйте зомби по округе. Сколько сможете. Всем остальным поговорить с хозяевами. Вас помоют, накормят. Кок, передашь Харду, что бы к ящикам никто не подходил, - сказал я и направился к мотоциклу.
  
  - Эй! А ты куда? - удивлённо спросил друг.
  
  - Сынок! - раздался сбоку вскрик и к Коку бросилась мама.
  
  - Я к механикам. Не забудь передать Харду, - сказал я и заведя Ямаху, выехал с территории фермеров.
  
  Через пол часа езды, меня встретили ворота механиков.
  
  - Опять ты? - раздался сверху удивлённый голос Андрюшки.
  
  - Открывай, - устало сказал я.
  
  За воротами меня ждал Виталя в компании "кузнеца" и нескольких мужиков.
  
  - Людей у бандитов отбили. Но их больше, чем десяток. Похоже, там были пленники не только от вас. Так же мы вывезли много оружия. похоже бандиты нападали на военных, потому что есть военное оружие. И так же нападали на милиционеров, - механическим голос сказал я.
  
  - Ура! Где они? - радостно рявкнул "кузнец".
  
  - У фермеров. Завтра приезжайте. Пусть сегодня отдохнут, женщин и девушек насиловали, - ответил я и развернулся к воротам, намереваясь возвращаться.
  
  - Эй, стой. Что случилось? - спросил Виталя, встревожено глядя на меня.
  
  - У меня человек в группе погиб, - сказал я и выдернув руку из хватки друга, направился к мотоциклу.
  
  У меня было желание вернуться к фермерам, посидеть немного с Алексеевичем и напиться. Настроения о чём-то общаться с тренером, не было совершенно. Вывернув руль мотоцикла, я развернулся и направился от ворот в другую сторону. Захотелось сесть на берегу городского ставка и побыть одному.
  
  К моему удивлению, возле водоёма не было зомби и я сев на берегу, принялся тупо пялиться на воду. Через несколько часов, когда солнце стало садиться, за спиной раздался шум мотора.
  
  "Транспорт. Люди" - мелькнула в голове апатичная мысль.
  
  За спиной раздались тихие шаги и рядом, кто-то сел.
  
  - Давно здесь сидишь? - раздался сбоку голос Рай.
  
  Повернув голову и посмотрев на девушку, я снова уставился на водную гладь.
  
  - Не стоит винить себя. Ты не виноват. Даже, если бы мы и не вмешались... В нынешнем мире умереть проще простого. И он об этом знал. Когда ты сказал ему, что он умирает... Он был рад тому, что была определённость. Да он боялся. Смерти все боятся. - сказала Рай и помолчав пару секунд продолжила. - Когда Хард тряс тебя, а папа Кока обвинил в том, что ты бесчувственный... Когда Рок умер и все рыдали... Я заметила, что ты отошел. Да мы поступили не правильно. Тебя, будто изгнали, что бы ты горевал в одиночестве и на расстоянии. Но я видела, что с тобой было. Никто больше не заметил. Но тебе тоже было больно и грустно. Хоть ты и знал Рока меньше нас, но... Ты тоже горевал.
  
  Голос девушки странным образом смешивался с плеском воды о берег и это меня успокаивало и даже немного убаюкивало.
  
  - Давай возвращаться и отдыхать, - закончила говорить Рай.
  
  - Да. Но не отдыхать. - сказал я, вставая и помогая встать девушке.
  
  - Что ты задумал? - встревожено спросила она.
  
  - Я отправлюсь на базу. Небо затянуло тучами и они прикроют свет луны. - сказал я, заводя мотоцикл. - Как ты меня нашла?
  
  - Кок привёз. Когда он меня высадил, сказал, что будет ждать нас у фермеров. Нам механики сказали, что ты уехал в другую сторону, - сказала девушка садясь сзади и обняв меня прижалась к моей спине.
  
  Через пол часа мы были у фермеров. У ворот нас встретил Кок.
  
  - Отдохнул? - спросил он, как-то виновато отводя взгляд.
  
  - Отдохнул. По поводу твоего поведения завтра поговорим. Притащи пожалуйста маскхалат Окса. - сказал я.
  
  - Ты действительно собираешься пробраться на базу? - взволновано спросила Рай.
  
  - Ага. У меня там семья, - кивнул я.
  
  Через пару минут я одел одежду снайпера и завел мотоцикл.
  
  - Ал... Куда ты собрался на ночь глядя? - спросил Кок. - Завтра решишь оставшиеся проблемы. Все устроились отдыхать. Тебя только не хватает. Среди спасённых были люди фермеров. Так они нам пир закатали.
  
  - Кок, спокойно, - сказал я, прерывая друга. - Завтра вернусь. Не вернусь через три дня, значит всё. Будете дальше сами. Механики пусть будут здесь до моего возвращения. Ящики с оружием никому не трогать. Ты и Хард отвечаете за них.
  
  - Возвращайся поскорее, - сказала Рай, подойдя ко мне.
  
  - Постараюсь, - кивнул я и выехал с территории фермеров.
  ***
  
  Через час, я был в километре от базы, которая стояла посреди степи, в паре километров справа от дороги, ведущей на таможенный пункт. Увидев огни, мелькающие в степи и очертания стен, я проехал мимо, но, как только скрылся за холмом, то заглушив двигатель и потушив свет, толкая мотоцикл, двинулся через степь к своей цели. База была обнесена высоким, около 5 метров, забором, над которым торчало несколько вышек с прожекторами. Оставив мотоцикл в овражке, тянущимся за одиноким деревом, я набросил на голову капюшон маскхалата и пригибаясь к высокой траве, двинулся к базе. Мощные лучи света испускаемые прожекторами, тщательно осматривали ночную степ, лишенную света луны, спрятанной за тучами. Когда до стен базы и огромных ворот, мне осталось не больше двух сотен метров, один из прожекторов, неожиданно, метнулся в мою сторону, вынудив меня упасть на землю и замереть.
  
  "Не шевелись... Медленно поочерёдно расслабляй мышцы..." - пронеслись в голове мысли, пока глаза внимательно следили за лучом света, который рыскал вокруг меня, иногда освещая моё тело.
  
  Когда свет от прожекторов ушел в стороны, я поднял голову и внимательно посмотрев на дозорных на вышках, которые следили за лучом света, поднялся на ноги и пригибаясь двинулся к воротам. В трёхметровых двустворчатых воротах, были сделаны дырки, из которых торчали колья. Аккуратно поднявшись по ним на верх, я тут же перевалился через край и повиснув на руках, спрыгнул на землю, сразу метнувшись к бочке, стоящей под одной из вышек возле ворот. Стоило только мне спрятаться, как на место моего приземления метнулись два луча света с вышек. Военные хоть и получали зрительную информацию наблюдая за окружением с помощью прожекторов, но реагировали на каждый шорох.
  
  Через два часа блужданий и постоянных игр в прятки, я стал осознавать, насколько бредовая идея посетила мою голову. Если с проникновением на базу мне повезло, да и то, только из-за погодных условий, то вот с поисками семьи не задалось. В очередной раз убегая от приближающихся шагов, я спрятался за кокой-то дверью и мысленно похвалил себя в тот момент, когда
  в дачном городке поменял берцы на ботинки Стробс с мягкой подошвой, которые позволяли мне тихо бегать.
  
  - Ты, что тут забыл? - раздался за спиной голос, пока я тупо пялился на дверь, которую закрыл.
  
  Стоило мне обернуться, как взгляд уткнулся на двух смотрящих на меня мужчин.
  
  - Ищу одну семью. Можете помочь? - спросил я, стараясь, что бы мой голос звучал уверенно.
  
  - Блин, вы полевые, что вообще уже краёв не видите? То, что вы постоянно рискуете, не даёт вам возможность выпендриваться, - неожиданно начал возмущаться один из мужчин.
  
  - Ой, да ладно тебе. Видишь надо мужику. Давай поможем чисто по человечески, - добродушно сказал второй, садясь за стол и открывая ящик с картотекой. - Фамилия.
  
  Назвав фамилии своих мамы и дедушки с бабушкой, я поправил капюшон, который так и не снял, когда прокрался на базу. Сейчас эта случайность спасла меня, ведь даже несмотря на грязь на моём лице и двухдневную щетину, ну никак я не тянул на взрослого.
  
  - Таак... Восточное крыло, блок А5, 521 комната, - сказал добродушный военный, который искал моих родных, в то время, как второй делал кофе.
  
  - Спасибо, мужики, - сказал я и вышел из комнаты заставленной стеллажами с папками, точно зная куда идти. Пока искали мою семью, я изучал план здания, который висел на стене.
  
  Через 20 минут блужданий, с попытками встречаться с обитателями базы, как можно реже, я стучался в крепкую дверь с номером 521.
  
  - Ну, кого там принесло ночью? - раздалось из комнаты сонное ворчание мамы, которое вызвало на лице улыбку.
  
  Как только дверь открылась, я проскользнул внутрь.
  
  - Что вы себе позволяете? - начала возмущаться мама, поддерживаемая бабушкой с дедушкой.
  
  Заперев дверь, я скинул капюшон. На меня уставилось три пары пораженных глаз, а наступившую тишину можно было резать.
  
  - Сына! - со слезами на глазах бросилась мама ко мне и мы крепко обнялись, а через пару секунд обнималась уже вся семья.
  
  Этой ночью в комнате 521 никто не спал, а тихая беседа в большой комнате не прекращалась всю ночь.
  Расстановка сил, распределение ролей и выяснение отношений.
  
  - Половина четвёртого... - с грустью сказал я, понимая, что мне пора уходить.
  
  - И что? - удивлённо спросила мама.
  
  - Мне нужно уходить. Пока не рассвело, у меня есть шанс выскользнуть с базы, - объяснил я, вставая из-за стола и надевая пояс с набедренной кобурой, в которой покоилась М9 с глушителем и ножны с ножом из железнодорожного костыля.
  
  - Почему ты не можешь остаться? - синхронно воскликнула удивлённая семья, вызвав у меня улыбку.
  
  - Во-первых: если меня найдут, то вам тоже не поздоровится. Во-вторых: я просто не могу сидеть за стенами после всего, что со мной было. В-третьих: есть люди, которые от меня зависят. Я не могу их бросить, - сказал я, тяжело вздохнув.
  
  - Если ты так уверен, что необходим кому-то... Тогда иди. - сказал дедушка, хлопнув меня по плечу.
  
  - Куда он пойдёт? Туда? Там эти мертвецы, а здесь его семья, - начали возмущаться бабушка и мама.
  
  - Спокойно, - немного повысил голос дедуля. - Он уже взрослый, и ему не нужны няньки. То, что он сказал... Что от него зависят люди, и он их не может бросить. Это серьёзные слова.
  
  - Подскажите, как отсюда выбраться, - сказал я, прикидывая, что путь, которым я сюда попал, не годится для побега.
  
  - Есть машина, которая вывозит куда-то в степь мусор. Можно сейчас в неё залезть... Уезжает она вроде в 9 часов. Придётся прилично посидеть по уши в мусоре, - сказала бабуля, задумчиво взяв себя за подбородок.
  
  - Годится... Ну... Тогда до встречи. Не знаю, правда, когда в следующий раз проведаю, но проведаю обязательно, - сказал я, обнимая всех.
  
  План удался. Просидев несколько часов, действительно, по уши в мусоре, я дождался, когда машина отъедет от базы и, выбравшись из неё, плюхнулся в высокую степную траву. Понаблюдав несколько секунд за уезжающей машиной и убедившись, что меня не заметили, я двинулся к овражку, где оставил мотоцикл, и уже через 10 минут ехал на базу фермеров. Через час меня встретили ворота фермы, которые незамедлительно открылись, пропуская меня внутрь. На территории фермеров было людно: мелькали хозяева, механики, мои ребята. Хард и Кок с оружием руках стояли возле машин, где находились ящики, которые мы вывезли с мясокомбината и порыкивали на каждого, кто к ним приблизится. Парни явно были на иголках.
  
  - Ал! - долетел откуда-то сбоку радостный возглас, и ко мне бросилась Рай.
  
  - Стой, стой, стой! - воскликнул я, делая несколько шагов от девушки. - Я сейчас - ходячее химические оружие. Давай потом обнимемся.
  
  - В смысле химические оружие? Что случилось? - встревожено вскинулась девушка.
  
  - Всё нормально. Успокойся. Просто мне пришлось несколько часов просидеть в мусоре. А это не Шанель, - улыбнулся я.
  
  - О! А вот и наша пропажа. Пацан, почему тебя все должны ждать? - спросил "кузнец" механиков, приближаясь ко мне.
  
  - Так надо. Вы не пожалеете, что ждали. Придётся ещё чуть подождать. Мне надо помыться, - сказал я, улыбаясь.
  
  Настроение было просто шикарное.
  
  - Ещё подождать? Помыться хочешь? Может тебе ещё и шампанского подать? - спросил мужчина, начиная заводится.
  
  Я просто подошел к нему вплотную, чтобы он понял. Когда мужчина гневно втянул носом воздух и уловил амбре, которое от меня исходило, цвет его лица сразу начал приобретать зеленоватый оттенок.
  
  - Так я всё-таки помоюсь? - с издёвкой спросил я.
  
  "Кузнец", не дыша, быстро закивал головой и отошел от меня.
  
  - Малой, как я рад тебя видеть целым и невредимым... - начал говорить вышедший откуда-то сбоку Алексеевич, но тут же замолчал, учуяв запах, исходящий от меня.
  
  - Мне бы помыться и шмотки простирнуть, - сказал я.
  
  Мужчина кивнул и ушел, а через несколько минут одна из женщин отвела меня в кабинку летнего душа, над которым был бак с водой, и которая нагревалась под солнцем.
  
  Через несколько минут я тщательно отмылся и оделся в принесённую мне одежду: простую футболку, старые джинсы и кроссовки; и двинулся к машинам.
  
  - С лёгким паром, - с издёвкой сказал "кузнец", как только меня увидел.
  
  - Спасибо, - невозмутимо ответил я, подходя к машинам. - Хард, открывай грузовик.
  
  Парень кивнул, и на всеобщее обозрение попали ящики с оружием.
  
  Нырнув в машину, я принялся рыться в них, стараясь быстро разобраться в богатстве, которое попало нам в руки.
  
  - Ну, что здесь? - спросил заглядывающий мне через плечо Окс.
  
  - Твою... - пораженно протянул я.
  
  - Чё? - вскинулся Окс.
  
  - Не пойму... Ладно русские стволы... Но здесь полно иностранных пушек. Не пойму, что такое оружие делало у нас, а тем более, что оно делало у бандитов. Странно, - задумчиво сказал я, прикидывая, откуда у бандитов появилось такое оружие.
  
  - Иностранные? - удивился Окс.
  
  - Да. Смотри. Barrett, Галил, MG3, - перечислил я, ткнув пальцем в названные пушки.
  
  - Что будем делать? - по-деловому спросил парень.
  
  - Скажи Алексеевичу, чтобы подыскал место, где всё поместится. Нам понадобится пара часов, чтобы разобраться во всём этом добре. - сказал я, окунаясь с головой в исследование захваченного добра.
  ***
  
  Через два часа.
  
  - Попрошу тишины, - сказал я, глядя на пространство перед машинами, где мы с ребятами разбирались с оружием.
  
  Алексеевич вытянул столы во внутренний двор и накрыл поляну. Сейчас вся толпа народа, которая была на территории фермеров, сидела за ними и смотрела на меня, оторвавшись от еды и разговоров.
  
  - Мы разобрались со всем добром, рассортировали его и можем рассказать, что вообще есть, - сказал я. - Снайперки, пистолеты, пистолеты-пулемёты, пулемёты, автоматы, карабины и даже несколько луков. Итак. По порядку. Я просто перечислю стволы. Вам их раздадут. Кое-что мы заберём на свои нужды. Так-с... Снайперки: Две СВ-98, Galatz или Галил, снайперка, Hecate II, L115A3, PSG 1, Intervention, М82А1, АСВК, NTW 14.5. Автоматы: АК74, АН-94, G3, SG 550, Valmet Rk. Пулемёты: MG3, РПК. Пистолеты-пулемёты: СР-3, ПП-19-01 или Витязь. ПП-19, он же Бизон. Пистолеты: Пистолет Ярыгина, АПС, Beretta 87 Target, Hi Capa 5.1 с дульным тормозом и планкой Вивера. А ещё есть Сайга под патрон 7х62 и Вепрь 12. У него патрон 12х76. Завалялось несколько ножей Ka-Bar и блочный лук BEAR CARNAGE с полным обвесом.
  
  - Ну, нифига себе! - пораженно воскликнул "кузнец". - Да мы с этим оружием сможем всех у себя вооружить.
  
  - Кажется, вы меня не слушали. Моя группа заберёт некоторые стволы себе. Также часть оружия заберёт группа фермеров, - сказал я, посмотрев ему в глаза.
  
  - А зачем фермерам? Они и так неприкосновенны, - удивился мужчина.
  
  - Я и до начала всего этого не особо верил в обещания людей. А сейчас - тем более, - спокойно сказал я. - Доверие у меня вызывают только люди, которые его подтверждают. Итак. Себе мы возьмём Hecate II, L115A3, Intervention, NTW 14.5, G3, SG 550, Витязя, Beretta 87 Target, Hi Capa 5.1 с дульным тормозом и планкой Вивера, пару ножей и лук. Насчёт дележа оставшегося разговаривать с Алексеевичем. Механики, кто представитель?
  
  - Какой ещё представитель? - загомонили механики, удивлённо переглядываясь.
  
  - Кто старший и будет решать вопрос с оружием? - объяснил я.
  
  - Я буду говорить, - сказал "кузнец".
  
  - Хорошо. Оружие разделите так, чтобы оно было максимально выгодным для групп, - сказал я. - На этом всё.
  
  Взяв со стола тарелку с шашлыком, я направился к зданию, которое было выделено для моей группы и, забравшись на крышу двухэтажного домика, растянулся на нагретом солнцем шифере.
  
  - В душе темное пламя
  Не погаснет уже никогда.
  Возложи ярости знамя
  На того, чья ослабла рука.
  Поведи за собой легионы,
  Что из пепла и из огня.
  Породи предсмертные стоны
  У врагов, что пойдут на тебя.
  
  Так мурлыча песенку и уплетая мясо, я жмурился, глядя на солнце, и отдыхал. Впервые за долгое время мне не нужно было куда-то бежать, что-то делать, с кем-то сражаться. Вокруг меня была безопасность.
  
  - Ты опять решил побыть в одиночестве? - раздался над головой голос Рай.
  
  Открыв глаза, я наткнулся на пристальный взгляд девушки, которая стояла на коленях и наклонилась надо мной.
  
  - Мяса не хочешь? - улыбнулся я, приподнимая тарелку.
  
  Рай взяла кусок шашлыка и, сев рядом, принялась жевать, не сводя с меня взгляда, видимо, ожидая ответа.
  
  - Нет. Просто решил поваляться на солнышке. Радуюсь безделью, - сказал я. - Я думал, что ты осталась со всеми.
  
  - Попыталась. Там такие дебаты... Всем нужно оружие - и чем больше, тем лучше. Они даже не задумываются, что людей нужно научить им пользоваться, - пожала плечами девушка.
  
  - Ясно. Пусть разбираются. Не маленькие. Да и взаимопонимание им не помешает, - буркнул я и принялся напевать новую песенку:
  
  - Am I lost to wander forever
  Perhaps for the rest of my days?
  If all that has been surrounded will just go to waste
  You left me out in the distance
  To wander this world on my own
  Sometimes it's so hard to admit it but I can't let you go
  I can't let you go
  Go on and take it all, go on and take it all
  Fortress coming down
  I know we can't save it all I know we can't save it all
  Everything is gone
  Oh I have seen it all Oh I have seen it all
  Fortress coming down
  Go on and take it all, go on and take it all
  
  - Не думала, что ты любишь петь, - улыбнулась Рай.
  
  - Люблю? Хм... Наверно, это мой способ расслабиться, - улыбнулся я и, неожиданно вспомнив про смерть Рока, начал петь то, что казалось мне более подходящим:
  
  - Es stöhnt, es ächzt, es giert,
  Es lechzt, es brennt, es sticht
  Und schlägt Dir hart ins Gesicht
  Doch Du musst weiter
  So weit das Auge reicht
  Umgibt Dich nichts als blankes Weiß
  Nur ein Herz aus Eis
  Lässt Dich weitergehen
  Nur ein Herz aus Eis
  Kennt Deinen Weg
  Nur ein Herz aus Eis
  Lässt Dich wieder stehen
  Nur ein Herz aus Eis
  Das für dich schlägt
  Und weiterlebt
  
  - Ты знаешь немецкий? - удивлённо спросила Рай, когда я замолчал, размышляя, мог ли я что-то изменить, чтобы Рок не погиб.
  
  - У меня в школе было два иностранных языка, - пожал я плечами.
  
  - Только не надо так, как в песне, - тихо сказала девушка.
  
  - А? А что не так? - удивился я и даже приподнялся на локтях.
  
  - Только сердце изо льда... Позволяет тебе двигаться дальше. Лишь сердце изо льда знает твой путь. Только сердце изо льда. Заставляет тебя снова вставать. Лишь сердце изо льда бьется ради тебя. И продолжает жить. - немного с заминкой срифмовала перевод Рай. - Это уже не человек, а машина, если он постоянно хладнокровен. Ты и так меня испугал. Там, на мясокомбинате. Пока я не увидела твою реакцию на смерть Рока.
  
  - Знаешь... Я тоже учила немецкий... - неожиданно сказала девушка через несколько минут молчания, и начала тихонько петь песню своим звонким голосом.
  
  - Ich seh in dir die Traurigkeit gewinnt,
  dein Laecheln luegt mir etwas vor.
  Ich ahne nur den Grund der dich verletzt,
  du bist den Traenen ziemlich nah.
  Ich bin kein Gott und kann dein Innerstes nicht sehen,
  was du jetzt tust kann ich nicht verstehen.
  Du spielst den starken Mann fuer jeden, den du liebst,
  so viel wofuer du dich aufgibst.
  Du schweigst,
  wenn jeder andere schreit.
  Du lachst,
  obwohl dein Schmerz verbleibt.
  Du singst dein eigenes Trauerlied,
  denn Trauer ist das was du liebst.
  Hast du den nichts was dir den Schleier nimmt
  und dir dein Laecheln wieder bringt.
  Das Dunkle hat dein Herz schon ganz verhaellt,
  damals war's doch noch so hell.
  Weist du noch wie es wahr als du die Welt betratst?
  Du hast geschrieen und du hast gelacht.
  Bist aufgestanden, gekaempft, hast nicht nachgedacht,
  deine Traenen gaben dir die Kraft.
  Du schweigst,
  wenn jeder andere schreit.
  Du lachst,
  obwohl dein Schmerz verbleibt.
  Du singst dein eigenes Trauerlied,
  denn Trauer ist das was du liebst.
  Der geht immer weiter,
  wird haerter, niemals leichter.
  Pass auf, dass du dich nicht verlierst!!
  Dein Wille wird dich fuehren,
  die Welt wird dir gehren.
  Pass auf, dass du sie nicht verlierst!!
  Ich seh in dir die Traurigkeit gewinnt,
  dein Lcheln luegt mir etwas vor.
  Du schweigst,
  wenn jeder andere schreit.
  Du lachst,
  obwohl dein Schmerz verbleibt.
  Du singst dein eigenes Trauerlied,
  denn Trauer ist das was du liebst.
  Ich seh in dir die Traurigkeit gewinnt,
  dein Laecheln luegt mir etwas vor.
  
  - Красиво спела... Пойду-ка я спать, - сказал я, зевнув, когда девушка замолчала.
  
  Через пять минут я уже был в маленькой уютной комнате и пребывал в царстве Морфея.
  ***
  
  - Просыпайся, - раздался голос, и меня потрясли за плечо.
  
  - Ммм... - промычал я, приоткрывая глаза.
  
  На мне лежала Рай, и её лицо было в нескольких сантиметрах от моего.
  
  - Ты что здесь делаешь? - сонно спросил я.
  
  - Вообще-то я хотела спросить то же и у тебя. Спустившись с крыши и зайдя в свою комнату, я увидела тебя спящим на моей кровати, - улыбаясь, сказала Рай. - Ты и Кок живёте через одну дверь дальше по коридору.
  
  - Ну, тогда сорян за врыв на частную территорию, - хмыкнул я, вставая с кровати и одеваясь.
  
  - Ах, да. Алексеевич сказал, чтобы ты нашел его в здании возле ворот, - сказала мне в спину Рай, когда я выходил.
  
  
  - Твою... - ругнулся я, когда заскочил в комнату.
  
  В дверях мы столкнулись с Коком, который держал кружку с горячим чаем, который теперь был на мне.
  
  - Прости, Ал, - сконфуженно сказал друг.
  
  - Всё пучком. Мне нужно переодеться, - сказал я.
  
  - Глянь в шкафу. Мне сказали, что там будут какие-то шмотки, - сказал Кок, ткнув пальцем себе за спину.
  
  Последовав совету друга и поменяв футболку на тонкую чёрную кофту-безрукавку с капюшоном, я выскочил на улицу и, поморщившись от светящего в глаза солнца и накинув на голову глубокий капюшон, отправился к самому близкому к воротам зданию.
  
  - Привет, Малой, - поприветствовал меня Алексеевич, как только я зашел в здание и оказался в большой комнате со стоящим по центру столом и несколькими стульями.
  
  - Привет. Мне сказали, что ты хотел меня видеть, - сказал я.
  
  - Да, хотел. Сегодня день, когда собираются лидеры всех групп. Мы общаемся, определяемся со своим статусом, решаем деловые вопросы и всё такое. Ты должен присутствовать, ведь ты лидер довольно сильной группы, - сказал мужчина.
  
  - От меня что-то необходимо? - спросил я.
  
  - Ага. Подумать над... Профилем вашей группы. Фермеры обеспечивают едой все группы. Все вопросы по ремонту или улучшению какой-то вещи решаются через механиков, - сказал Алексеевич. - Ты пока садись и подумай. Минут через пять все будут здесь, и мы начнём.
  
  Через несколько минут в комнату зашла группа людей, оживлённо разговаривающая с Алексеевичем и, даже не обратив на меня внимания, расселась за столом.
  
  - Начнём, пожалуй, - сказал лидер фермеров, когда все расселись. - Процедуру все знают.
  
  Сидящий напротив меня Виталя отозвался первым:
  
  - Группа механики. Специализацию не поменяли. Ремонт и улучшение всех вещей. Всё так же. Все благодарим фермеров за предоставленное оружие.
  
  - Фермеры. Ничего не поменялось. Обеспечиваем продуктами. Рад, что мы договорились, - сказал Алексеевич и кивнул лидеру механиков.
  
  - Группа... Амазонки, - сказала женщина лет 40. Почему-то произнося название группы она поморщилась, будто съела лимон. - Специализация не поменялась: столовка, роддом, больница.
  
  - Группа вояки, - усмехнулся мужчина лет 38. - Ничего не поменялось. Охрана и зачистка территории.
  
  - Фанатики и бандиты решили, что можно не присутствовать? - усмехнулся Хлыст.
  
  - А что это за люди, Форт? - спросил Алексеевич, обращаясь к лидеру вояк.
  
  - Я как раз хотел о них поговорить, - кивнул мужчина и указал рукой на мужчину, который стоял у него за спиной и старался не отсвечивать. - Этот мужчина один из немногих выживших на мясокомбинате. Бандиты не просто не посетили нас. Просто некому посетить. Как группы их больше не существует.
  
  - Зараза! - скривился Алексеевич. - Сколько сил было потрачено, чтобы установить с ними перемирие.
  
  Я скосил глаза на Виталю, который сидел с безмятежным видом, но на его губах проскочила мимолётная улыбка, а в глазах мелькнула мечтательная задумчивость.
  
  - Ничего страшного. Алексеевич, чего так убиваться, если они наших людей в плен брали? - холодно сказал Хлыст, пожав плечами.
  
  - Спокойно. Как я и сказал, этот мужчина - один из выживших. Я специально его привёл, чтобы он рассказал о событиях последней недели, - сказал Форт и повернулся к бандиту.
  
  Мужчина вышел чуть вперёд и принялся рассказывать:
  
  - Мы... Короче. Крыс с некоторыми пацанами сваливал куда-то несколько раз, а возвращался со странными ящиками. Вот, в одну его командировку, Леший с парнями выкатили в город, где и схватили каких-то людей. Среди них было много тёлок... Женщин. Леший сразу узнал, что это люди фермеров и механиков, но Крысу не сказал, когда тот вернулся. Так и получилось, что мы со всеми вроде и скорешились, но людей захватили. А через несколько дней... К нам на базу припёрлась группа отмороженных подростков. Они, как приведения, появились у нас в главном зале и перебили всех...
  
  - Подожди! Хочешь сказать, что вас вынесла группа подростков? Да там нужна серьёзная группа подготовленных людей. Вы на мясокомбинате хозяева, и спокойно перебить вас там просто не реально, - вскинулся Форт.
  
  - Я знаю, о чём говорю. Это были подростки. Пацаны и девки лет по 19. Единственный старший среди них, это мужик за сорок лет, - спокойно сказал бандит. - У них в группе хорошие стрелки. Они перестреляли почти всех. Два шкета, которые были в зале... Они махались в толпе. Вы просто этого не видели. Один из них косил наших пацанов двумя топориками, как грёбаная чума. А второй... Он просто Убийца. Убийца с большой буквы. Он абсолютно хладнокровно казнил Крыса, искромсав ножом и бросив подыхать в луже собственной крови.
  
  - Как же ты и пара других выжили? - спросила амазонка.
  
  - Они просто нас отпустили. Сказали, что один из них умер, и отпустили, - удручённо сказал бандит.
  
  - М-да... Найти бы эту группу подростков. Серьёзные ребята. Нам бы такие не помешали, - с усмешкой сказал лидер вояк.
  
  - Не стоит. Вы пожалеете, если их найдёте. Эта группа... Они сама Смерть. Не знаю, почему они на нас напали, но, если вы их обидите... Лучше вам сразу копать себе могилы, - уверенно сказал бандит.
  
  - Спасибо за информацию, - серьёзно сказала амазонка.
  
  На моём лице расплылась кровожадная улыбка. Воспоминания о смерти Рока были ещё слишком свежими. Руки, желая смерти бандита, чесались просто ужасно. Ведь это было так легко: мне понадобилось бы три секунды, чтобы извлечь М9, прицелиться и нажать на курок.
  
  - Ладно. С этим разобрались, а кого ещё ты привёл? - тут же поинтересовался Алексеевич.
  
  - Это лидер группы, которую мы встретили вчера. Знакомьтесь. Это Анна. В группе называют Анна Павловна, - сказал Форт, указав на стоящую у него за спиной фигуру. - Они просили помочь им встретиться с группой, где они смогут побыть в безопасности. Недавно они влипли в большую заварушку, и их знатно потрепало.
  Анна Павловна сделала пару шагов вперёд, чтобы все смогли её лучше рассмотреть, вызвав у меня невольный кровожадный оскал.
  
  - Я узнала от Форта, что группа фермеров - самая безопасная, и им не помешала бы группа людей с оружием, которые неплохо умеют им пользоваться. Нас серьёзно потрепало и мы потеряли много людей. Нас осталось только 13. Мы готовы выполнять любую работу, которая от нас потребуется, - сказала женщина.
  
  - Если у вас много женщин или девушек, то мы с радостью вас примем, - сказала лидер амазонок.
  
  - У нас в группе также мужчин предостаточно. Спасибо, что предложили, но, услышав, что фермеры пользуются договорённой со всеми неприкосновенностью... Я решила, что это лучший вариант, - сказала Анна Павловна.
  
  - Мне стоит узнать о вас побольше. Я не могу принять первых встречных, - сказал Алексеевич, потерев подбородок.
  
  - Понимаю, - кивнула женщина.
  
  - Алексеевич, я слышал, что ты недавно принял у себя группу молодых людей, толком и не поговорив с ними, - насмешливо сказал Форт.
  
  - Лидером той группы является мой старый знакомый. Я ему доверяю, - отрезал лидер фермеров и уставился на Анну Павловну.
  
  - Меня и моего мужа освободила группа, в состав которой входила моя дочь. Как я потом узнала, это группа студентов, которая сформировалась в самом начале этого кошмара. Они были хорошо вооружены и экипированы. Лидером был парень по прозвищу Ал. Он был одногруппником моей дочери, - принялась рассказывать женщина.
  
  При упоминании моего прозвища, Алексеевич скосил на меня нахмуренный взгляд, а Хлыст задумчиво прищурился.
  
  - Лидер группы сразу принял решение покинуть город. Но покинуть город с миллионным населением не так уж и просто. Через некоторое время к нам примкнула группа парней, но уже ночью от них остался только один. Они попытались изнасиловать девчонок в группе, - продолжала рассказывать Анна Павловна, после чего немного задумчиво добавила. - Остался только Рок.
  
  После этих слов, взгляд Алексеевича снова метнулся ко мне, и на этот раз он был хмурым.
  
  - Через некоторое время нашлись семьи двух девушек. Потом, ночью, к нам примкнули ещё две. Симка и Рай, - рассказывала дальше женщина.
  
  И опять мимолётный взгляд на меня со стороны Алексеевича. Виталя склонил голову набок, и на его губах мелькнула мимолётная улыбка.
  
  - Ал был плохим лидером. Да и человеком тоже. Да, он обеспечил группу многими вещами, но в то же время... Он занимался подготовкой группы. Командовал он жестко. Простые студенты должны были беспрекословно выполнять его приказы и крошить мертвецов направо и налево. Он был недальновидным, и не чувствовал ответственности за группу. Он слишком любил риск и всегда сломя голову бросался навстречу опасности, - рассказывала Анна Павловна, не проявляя никаких эмоций. - Через некоторое время, когда мы ехали на поиски семьи одного из членов группы... На мосту мы столкнулись с большой группой мертвецов. Ал был впереди всех. Его задели шальные пули, и он упал в реку. Через полтора месяца мы узнали, что он не погиб. Когда он объявился, то подрался с моими людьми. Когда он ушел, то за ним ушло и несколько ребят. Глупые подростки.
  
  При её последних словах Алексеевич посмотрел на меня, и гневно сжал губы, а Хлыст втянул носом воздух, как хищник, почуявший добычу. Форт и амазонка смотрели на Анну Павловну, поэтому не заметили изменений на лицах лидеров фермеров и механиков.
  
  - Через некоторое время на нашу стоянку напала большая группа мертвяков. Мы потеряли много людей. Пришлось сорваться с места. Около суток двигались, толком не думая, куда направились. Здесь мы встретились с Фортом, - закончила рассказ Анна Павловна.
  
  - Ясно. Что же... Не вижу причин отказывать вам. Считайте, что вы уже приняты в наши ряды, - сказал лидер фермеров.
  
  - Кстати, Алексеевич. Мы как-то с места в карьер рванули. Что это за человек? Я сначала не обратил внимания, но... Кто это? - неожиданно спросил Форт, уперев в меня взгляд.
  
  - Разрешите представить. Лидер новой группы. О которой ты, кстати, вспоминал. Ребята живут на нашей территории, но являются самостоятельной группой. Он сам о себе и своих людях расскажет, - сказал Алексеевич.
  
  - Названия группы нет. Специализация: наёмники, - сказал я.
  
  - Этот голос... Это он! - одновременно сказали Анна Павловна и бандит. Мужчина так и вовсе в ужасе начал пятиться.
  
  - Сними капюшон, - жестко сказал Форт, будто отдав приказ.
  
  Меня это почему-то разозлило.
  
  - Не надо мне приказывать. Но лицо, я думаю, показать стоит, - сказал я и скинул капюшон.
  
  - Это он! - испуганно закричал бандит. - Это второй! Рядом с ним будет первый! Первый - это чума! Это лидер тех подростков!
  
  Напряжение и тишину повисшие в комнате можно было резать ножом. Виталя смотрел на меня с интересом и задумчивостью.
  Взгляд Алексеевича был мрачным и раздраженным. Амазонка смотрела на меня с опаской. Только глаза Форта излучали чистый интерес.
  
  - Пожалуй, мне здесь больше нет смысла сидеть. Специализацию группы я назвал. Где меня найти - все знают. Все заказы на мою группу - только через меня. Нарушения будут жестко караться, - спокойно сказал я, вставая из-за стола и направляясь к выходу.
  
  - Как тебя звать? - с интересом спросил Форт.
  
  - Ал, - бросил я через плечо и вышел из здания.
  
  Через несколько минут я сидел у себя в комнате, а передо мной стояло несколько бутылок водки и пара тарелок с едой.
  ***
  
  Не успел я открыть бутылку, как в комнату тихо зашел Кок.
  
  - Бухаешь? - иронично спросил он.
  
  - Опохмеляюсь, - хмыкнул я.
  
  - Слушай... У нас не было времени нормально поговорить... - неуверенно начал друг.
  
  - Ну так, самое время. Что случилось? - спросил я и сделал два глотка прямо с горла, поморщившись.
  
  - Я... Ну... Мне жаль, что я не искал тебя, когда ты... Там, на мосту, - начал Кок, посмотрев мне в глаза. - А потом... На мясокомбинате... Получилось, что мы отогнали тебя, чтобы ты не был возле Рока, когда он умирал...
  
  - Совесть мучает? - иронично хмыкнул я, делая новый глоток.
  
  - Да, - с вызовом сказал Кок. - Меня мучает совесть. Ты - мой друг, и я решил, что буду с тобой, но не был рядом, когда ты больше всего нуждался во мне.
  
  - Успокойся... - примирительно сказал я и протянул другу бутылку. - На мосту было много мертвецов... Когда я упал, их ещё было очень много. Даже если бы ты бросился меня искать... Меня к тому времени прилично снесло течением... Мясокомбинат... Каждый грустит по-своему. И переживает смерть по-своему. Вы рыдали и убивались по Року. Я решил, что он в последние минуты должен знать, что с ним, и что его ждёт. Моя реакция радикально отличалась от вашей... Вот почему вы решили, что я совершенно не переживаю.
  
  Кок внимательно меня выслушал, тяжело вздохнув, сделал пару глотков и, поморщившись, закусил едой с тарелок.
  
  - То есть, ты не злишься? Тебя не злит то, что меня не было рядом? - удивлённо спросил друг, делая ещё один глоток и отдавая мне бутылку.
  
  - Не-а. Тебе нужно было искать семью. Я сам считал себя погибшим. Я всё понимаю, поэтому не злюсь, - сказал я и сделал глоток.
  
  - Если бы такое случилось со мной... Ты бы меня искал, - уверенно сказал Кок.
  
  - Не стоит делать из меня идеал. Это к добру не приводит. Никогда не полагайся на другого. Ты постоянно живешь среди людей и привык надеяться на других. Рано или поздно это будет стоить тебе жизни. Запомни, когда речь идет о жизни или смерти, ты остаешься один... - сказал я, делая новый глоток.
  
  - Ладно... Раз мы... Разобрались... Что думаешь делать дальше? - задумчиво спросил друг, забирая бутылку и делая пару глотков.
  
  - Жить, - пожал я плечами. - Иди отдыхай. У нас не так уж и много возможностей отдохнуть.
  
  - Ладно. - сказал Кок и, сделав последний глоток, отдал мне бутылку. - Сильно не пей.
  
  - Хорошо, мамочка? - иронично сказал я и отсалютовал ему бутылкой.
  
  Друг усмехнулся и направился к выходу из комнаты, но замер в дверях.
  
  - Ты командуешь нами... Как ты со всем этим справляешься? - спросил он.
  
  - Как... Знаешь, что такое власть? Власть - это когда пожаловаться некому, когда нет спины, за которую можно спрятаться, и когда нет никаких оправданий. Власть со всем - с любыми делами и бедами - должна справляться. Иначе она не власть! Приказывай, заставляй, карай, милуй, награждай, убивай, если надо. Но спрос за все только с тебя! Не на кого сослаться. Нельзя сказать: "Мне приказали" - над тобой никого нет. Нельзя сказать: "Не послушались" - ты не власть, если тебе не подчиняются. Нельзя сказать: "Чего-то нет или не хватает" - если найдут и добудут сами, без тебя, то зачем ты нужен? Ты - один! Всегда один! Могут быть друзья, могут быть помощники, могут быть верные и преданные слуги, но в ответе за все и за всех будешь только ты один. - сказал я, глядя в спину другу и делая глоток водки.
  
  - Ясно, - буркнул Кок и вышел.
  
  Не прошло и пары минут, как в комнату вошел Хард.
  
  - Привет, Ал. Я бы хотел извиниться, - виновато сказал парень.
  
  - За что? - удивился я, отхлёбывая из бутылки.
  
  - За то, что сказал на мясокомбинате... Я не должен был так говорить. Я ведь не знаю, как ТЫ переживаешь смерть Рока. Просто... Тогда была безвыходная ситуация... Я был в отчаянии. - сказал Хард.
  
  - Нет безвыходных ситуаций - рубить, резать, рвать зубами... Если не выйдет спасти, так отомстить, и отомстить страшно - многократно. И все силы бросать на это... - сказал я, делая глоток. - Никогда не давай отчаянию затопить тебя. Как бы тяжело не было. Испытывать отчаяние - это нормально. Но ты никогда не должен позволять ему вырубать твой мозг. Ты всегда должен искать выход из любой ситуации. Я не злюсь на тебя за то, что ты мне сказал.
  
  - Спасибо, - кивнул парень и быстро вышел из комнаты.
  
  - У тебя группа, а ты пьянствуешь, - раздался от двери голос через несколько минут тишины.
  
  - Привет, Анна Павловна, - угрюмо буркнул я, делая пару глотков из бутылки.
  
  В голове уже шумело.
  
  - Привет, Ал. Удивил ты меня, когда оказался в совете, - хмыкнула женщина, бесцеремонно усаживаясь на стул напротив меня.
  
  - Вам нравится смотреть на меня сверху вниз? - спросил я, делая глоток и закусывая.
  
  - Нет. Уж на тебя... Ты - опасный проныра. Смотреть на тебя сверху вниз опасно, - хмыкнула Анна Павловна. - Но сидеть на полу, как ты, у меня нет желания.
  
  - Хм, - хмыкнул я, и снова приник к бутылке. - Тогда, чем обязан столь высокому визиту?
  
  - Просто хотела на тебя посмотреть. Я подозревала, что месяц одиночества в опасности не пройдёт для тебя бесследно... - сказала женщина.
  
  - Думаешь поглумиться? - спросил я, посмотрев ей в глаза.
  
  - Боже упаси. Ты слишком опасен. - улыбнулась Анна Павловна. - Просто хотела сказать, чтобы ты оглядывался. Я хотела, чтобы у моей дочери был защитник в этом хаосе. Сначала ты отказался, а потом ещё и Хард ушел за тобой.
  
  - Не судьба видать, - флегматично пожал я плечами, делая новый глоток.
  
  - Не смей со мной играть, щенок, - мгновенно взъярилась женщина, на мгновение потянувшись к висящему на поясе пистолету.
  
  - Пристрелишь меня? - нагло улыбнулся я и, встав на одно колено, приблизил своё лицо к лицу собеседницы. - Запомни. Больше, чем себя, я ненавижу только тебя. За тот месяц я узнал много о себе. И узнал, насколько я слаб. Спасибо тебе, но и ненавижу я тебя за это. Неужели ты так быстро забыла? Забыла, почему вы меня боитесь? Я - безумие, что таится внутри вас, которое стремится освободиться в любой момент во всей своей животной глубине. Я - то, от чего вы прячетесь каждую ночь. За время одиночества, я познал такое, от чего вы все мгновенно поседеете. Я вижу тебя насквозь. Нет, не глазами, но я ощущаю своей интуицией каждую клеточку твоего мозга, каждую твою мысль, каждую эмоцию. Я неосознанно начинаю тебя недолюбливать, хотя ты выглядишь доброй и милой, а через пару лет все узнают, какая ты стерва. Я доверяю интуиции, но не твоим словам и словам твоих сообщников.
  
  - Играешь с огнём, щенок. Я делала то, что на моём месте сделала бы любая мать. Я просто пыталась обезопасить своего ребёнка. Даже Бог бы меня не обвинил, - сказала Анна Павловна, пристально смотря мне в глаза.
  
  - Слишком много Я. Что-то за этим скрывается, - прошептал я. - Моей душой распоряжаются демоны, а твоей - Бог. Я сильнее...
  
  - Думаешь? Ты бессердечный и эгоистичный. Ты как ребенок, который требует игрушку, а потом ее ломает. Разве не так ты поступил с Кысем, который выбрал мою сторону? Ты его просто выкинул. Не стоит скрывать свою истинную сущность. Ты бы пересмотрел свои взгляды, а то от тебя все уйдут.
  
  - Ну, не без твоей помощи уйдут, - хмыкнул я. - Пересмотрел свои взгляды, опять всё понравилось. Кысь сделал свой выбор, и я не собираюсь на него как-то давить.
  
  - Знаешь, в чем твоя проблема? Ты слишком добрый. Но пытаешься играть в игры, которые предназначены только для жестоких людей. И тех, у кого есть жизненный опыт, - сказала Анна Павловна. - Ты можешь проиграть. А ставки в таких играх слишком высоки.
  
  - Слушай сюда, - жестко сказал я, приближая своё лицо почти вплотную к лицу женщины. - Те, кому есть на что надеяться и нечего терять, - самые опасные люди на свете. Ты мне это показала. А ещё я убедился в некоторых других вещах. Эмоциональная составляющая должна уравновешивать холодный рационализм, иначе... Циничная расчётливость, бездушность могут оказаться хуже ярости берсерка. Не стоит меня снова заталкивать в это состояние. Вера или мотивация, не важно какие, но должны быть, иначе человек превращается в зверя, не сдерживаемого никакими моральными принципами. У тебя есть вера и есть мотивация. У меня этого нет. Не стоит тебе рисковать и пытаться проверить, что будет, если я сорвусь. Крыс тебе многое поведал бы, но он умер в луже собственной крови.
  
  - Ты мне угрожаешь? - тихо спросила Анна Павловна, хищно сузив глаза.
  
  - Нет. Предупреждаю. Ты сказала, чтобы я оглядывался... Советую в свою очередь. Если спровоцируешь меня... Можешь даже не оглядываться. Я хладнокровно вырежу всех дорогих тебе людей, а потом, когда ты познаешь боль и отчаяние, я приду за тобой. И в этот момент ты сама попросишь меня о смерти, ведь то, что я сделаю с твоими, будет на твоей совести и будет постоянно стоять у тебя перед глазами, - сказал я, отстраняясь и оперевшись на стену, снова приник к горлышку бутылки.
  
  - Посмотрим. Ты много на себя берёшь, - сказала женщина и быстро вышла из комнаты, оставив меня в одиночестве.
  
  - Надеюсь, на этом день посещений закончится. Пффф... За сегодня со мной поговорило больше людей, чем за полтора месяца, - хмыкнул я и продолжил напиваться.
  
  - Можно? - раздался от двери голос Рай через несколько минут.
  
  - Попробуй, - сказал я, пожав плечами.
  
  - Слышала, что Хард и Кок извинились за то, что произошло на мясокомбинате и мосту, - сказала девушка, садясь рядом.
  
  - Ага, - кивнул я, делая пару глотков и отбрасывая пустую бутылку.
  
  - Рада, что ты их простил, - сказала Рай, положив руку мне на плечо.
  
  - Вот такой я. Всепрощающий, - хмыкнул я. - Я могу простить - простить все, что угодно, но не забыть.
  
  - Ал... Пожалуйста... Они действительно чувствовали себя виноватыми, - сказала девушка.
  
  - Это ты им сказала извиниться? - прямо спросил я.
  
  - Просто посоветовала сказать, хоть что-то. Они не знали, как извиниться. Особенно Кок. Он себя корил ещё с моста, - не моргнув, ответила Рай.
  
  - А сами бы они так и мялись... - протянул я.
  
  - Ал, они тебе доверяют. Они действительно чувствовали себя очень виноватыми, - уверенно сказала девушка.
  
  - Я никогда не обману того, кто мне искренне доверяет. Но и не буду доказывать правду тому, кто мне не верит. Всё в их руках, - хмыкнул я, делая глоток из второй бутылки.
  
  - Я рада, что это так. Я... Боялась, что ты их не простишь. Они ведь... Это твои люди. Нельзя идти на поводу у тьмы, даже если эта тьма есть в тебе и ты чувствуешь её дыхание. Так говорила моя мама. Я только это хотела сказать. Надеюсь, мои слова уберегут тебя. Чтобы ты не поддался гневу и другим тёмным желаниям, которых, уверенна, в тебе предостаточно... Ведь ты столько пережил, - сказала Рай.
  
  - Я не делаю что-то, что может плохо сказаться на отряде. Чувства мешают. Эмоции тоже. - сказал я, приникая ко второй бутылке.
  
  - Что бы ты не говорил и не делал... Я знаю, что ты хороший, - уверенно сказала девушка, удивив меня своим заявлением.
  
  - Не стоит меня идеализировать. Я внешне бесстрастный, а внутри переполнен эмоциями. И это далеко не любовь к ближнему своему. Во мне не осталось ничего хорошего. - сказал я, желая отрезвить девушку.
  
  - Это не правда. Ты специально так говоришь, чтобы к тебе не приближались. - помотала головой Рай.
  
  - А ты пытаешься меня идеализировать. Я не хороший. И уж точно не святой. Не стоит ко мне приближаться, а то запачкаешься. Я делаю то, чего вы все боитесь. Я кормлю своих демонов. Целую до боли в скулах желанных девушек, бью стаканы об стены и морды хамам, распеваю пьяным песни на улицах, прыгаю с парашютом. Кормлю их, и не жду, пока они сами, без моего ведома и желания, в один момент вырвутся наружу. Не стоит со мной связываться. Я определил свою судьбу, как только понял, что могу что-то изменить и взвалил на себя лидерство в группе. Власть делает одиноким. А тот, кто понял, что может что-то изменить...Такие люди, все без исключения, имеют мужество отказаться от всего, что дорого во имя цели. Они - те, кто способны отбросить даже собственную человечность, если иначе врага не сокрушить. - сказав это, я встал с пола и, взяв бутылку, вышел из комнаты.
  
  Через несколько минут я был на крыше и, глядя на заходящее солнце, пил водку.
  
  - Раз...
  Два...
  Три...
  Четыре...
  Пять.
  Будем в смерть
  С тобой играть.
  Руки...
  Ноги
  Все в крови...
  Мне пожалуйста
  Не ври...
  Всю запачкаешь одежду...
  И убьешь себя
  Небрежно...
  Будешь плакать...
  Будешь ныть...
  Будешь жизнь свою
  Просить...
  Но меня
  Не убедить...
  Буду резать
  Буду бить...
  Твою душеньку губить...
  Будет солнце,
  Будет день...
  Ну а ты
  Исчезнешь
  В тень...
  Будет больно
  И забавно...
  Когда прах
  Исчезнет
  Плавно...
  Будем в смерть
  С тобой играть...
  Раз...Два...Три...Четыре...Пять.
  
  Нараспев рассказывая самому себе стишок, я пил, смотрел на алое небо и угрюмо думал о завтрашнем дне.
  Примечание к части
  
  Прошу делать замечания или задавать вопросы, если что-то будет непонятно.
  Зачистка
  
  Неделю спустя.
  
  - Мне жаль тебя. Ты никогда не полюбишь. И никогда не сможешь воспринимать все краски жизни. Ты всегда спокойный и уравновешенный. Ты хладнокровный, расчетливый... Это... Это твоё проклятие за то, что ты стараешься не допускать ошибок. Жизнь подростка и состоит из проб и ошибок. А ты уже будто взрослый мужик... Когда-нибудь ты захочешь порадоваться, любить... Но ты уже не сможешь. Твои чувства умрут.
  
  ***
  - Ты, урод, чё творишь? - прорычал парень и бросился на меня.
  
  - Что случилось? - раздался за спиной голос Кока.
  
  - На прицел их, - жестко приказал я.
  
  - Да пошел ты! - крикнул один из парней передо мной. - Сейчас никаких правил. Нужно жить и делать это любой ценной, и не ограничивать себя ни в чём.
  
  - А каким боком девушки имеют к этому отношение? - раздался за спиной голос.
  
  - Совсем дурак? - презрительно процедил парень. - Да трахнуть мы их хотели. А потом вас всех во сне прирезать. У вас снаряги столько, что можно небольшую войну устроить. А у вас даже лидера толком нет. Слабаки. Цепляетесь за старые правила.
  
  - У нас есть лидер, - сказал Окс и кивнул в мою сторону головой.
  
  Все поддержали его кивками или подтверждением, или называя моё прозвище.
  
  - Он? Да не смешите, - парень плюнул мне под ноги. - Да ты даже не можешь им ничего дать. Они у тебя сдохнут, через пять минут после твоей команды. Ты посмотри на них. Напуганные, а столько всего не попробовали. Пацаны держат в руках оружие, а хотят присунуть бабам, а девки посматривают на пацанов, потому что хотят чпокнуться перед возможной смертью.
  
  Я молча подошел к парню и, достав керамбит, перерезал ему горло.
  
  - Да ты даже не можешь им ничего дать...
  
  - Они у тебя сдохнут, через пять минут после твоей команды...
  
  - Да ты даже не можешь им ничего дать...
  
  - Они у тебя сдохнут, через пять минут после твоей команды...
  ***
  
  - Ааа!!! - вскочил я на кровати, вырываясь из кошмара.
  
  За окном небо только начинало сереть.
  
  - Ал, может ты хоть сегодня поспишь нормально? Вчера все лидеры приехали, сегодня собрание... Отдохни. Неделю уже не вылезаешь со своего стрельбища, - сонно сказал Кок, приподняв голову над подушкой.
  
  - Вспоминаю, как я стрелял из лука. У меня пока плохо получается, - хмуро сказал я.
  
  - Успокойся. Нормально получается. Ты не олимпиец. Успокойся и отдохни. Ничего страшного не случится, - буркнул Кок и уткнулся лицом в подушку.
  
  Решив послушать друга, я просто тихо оделся и, выскользнув из комнаты, вышел на территорию.
  
  - Не спится? - раздался сбоку голос Алексеевича.
  
  - От воды пьян не будешь, - отшутился я.
  
  - Ха-ха. Рад, что ты не унываешь. Сейчас это обычное явление... Уныние и депрессия, - сказал мужчина, подходя ко мне.
  
  - Тебе не одиноко? - неожиданно спросил Алексеевич.
  
  - Чего? - от удивления у меня глаза расширились.
  
  - Ну... Тебя терзают сомнения о том, что ты никогда не считался с чувствами других. Ты спрашиваешь себя: "Может, мне стоит измениться?". Это можно заметить, только, если тебя хорошо знать, - сказал мужчина, задумчиво глядя на небо.
  
  - Нет. Не спрашиваю. Я никогда не говорю, не подумав. Принимаю взвешенные решения. Назови мне хоть одну причину, почему я должен измениться? - сказал я, повернувшись к тренеру.
  
  - Ты прав. Кок с лёгкостью располагает к себе людей. Будь вы с ним одноклассниками в школе или одногруппниками в универе, он был бы героем, а ты бы только всех раздражал, - задумчиво сказал мужчина. - Но это уже не прежний мир. Здесь нет места логике. Сейчас нам всем нужно только огромное упорство. Я знаю, что ты на это способен. Втираться к кому-то в доверие... Это не твоя задача. У тебя на плечах группа. Ты и без всего этого, только со своим упорством и логикой, весьма не плох.
  
  Сказав это, Алексеевич улыбнулся и хлопнул меня по плечу.
  
  - Знаешь, - сказал он. - Я нечаянно стал свидетелем, как Кок разговаривал с Рай. Он тогда сказал ей: "В следующий раз, когда попадёшь в передрягу или почувствуешь, что не справляешься, попробуй довериться мне. Я помогу". Это неплохие слова. Но лидером он бы не стал. Да, его бы все поддерживали, но в сложившейся идиллии, мало бы, кто заметил, что вокруг бедлам и что группа опускается в дурно пахнущую субстанцию. Он бы просто не выдержал всего этого. Ему самому нужна поддержка. Но ты - другой. Ты всё прёшь на себе. И ни с кем не делишься проблемами.
  
  - Власть не должна жаловаться. - сказал я.
  
  - Может и так. Но ты... Тебе ведь...20? Да. Два года назад было совершеннолетие. Слишком тяжелый груз у тебя на плечах. Как бы ты не сломался, - печально сказал Алексеевич и, развернувшись, пошел куда-то в сторону кухни.
  
  - Пфф... Вот поэтому и не люблю общаться со стариками. Мне 20... А тебе, Алексеевич, уже под 50. Вечно после тебя мыслей много появляется, - буркнул я, когда тренер скрылся из виду.
  ***
  
  - Анна Павловна, что-то случилось? Вы уже почти неделю хмурая и раздраженная ходите, - спросил Кысь, подходя к женщине, которая сидела за столом вместе с мужем и дочерью.
  
  - Случилось. Пообщалась с Алом. Похоже, что за месяц в одиночестве он радикально изменился. Хоть он и выглядит более-менее таким же, но... На самом деле... Ощущение, будто с него слетели какие-то оковы. Каждый раз, как я смотрю на него, я вижу перед собой не человека, а опасного зверя. Когда я с ним разговаривала, он на мгновение стал... Настоящим. Его взгляд, в котором полно ярости и на самом дне плещется безумие. Этот взгляд меня, взрослого человека, заставляет испытывать страх. Пару раз я замечала его улыбку... Не такую, как всегда... Ммм... Сложно объяснить. Когда он думает, что его никто не видит, он улыбается совершенно по-другому. Когда я увидела такую его улыбку, у меня мороз по коже прошел. Его безумие и ярость скрываются под безобидной улыбкой, якобы спокойствием и хладнокровием. Но иногда эта его сторона проглядывается. Не стоит верить его улыбке. Он легко убьет, с улыбкой на лице. Хоть большую часть времени он выглядит так, будто и мухи не обидит, но он с лёгкость может тут же отнять жизнь. - сказала немного задумчиво Анна Павловна. - Стоит за ним присматривать.
  ***
  
  Через час после того, как проснулся я, начала просыпаться и моя группа. Собрав всех перед воротами, я решил устроить инструктаж.
  
  - Будешь учить чему-то? - спросил Окс заинтересованно.
  
  - Ага. - кивнул я головой и начал рассказывать. - Принцип постановки цели. Здесь всё коротко и понятно, но всё же... Сперва решите, когда и где вы хотите победить. Потом средства. Обдумайте лазейки и средства для облегчения достижения цели. А также, как вы будете использовать свои индивидуальные качества. С этим, я думаю, всё понятно. Всем нужно подправить свои физические показатели. Итак. Рукопашка. Работа с собственным весом: подтягивание на перекладине и отжимания от пола различными хватами, уголок на перекладине и брусьях, отжимание на брусьях, все типы отжиманий и прыжком, бег. Умение работать с собственным весом - это самый важный параметр для боя, именно этот вес вы будете перемещать, наклонять и вкладывать в удары. Работа с тяжестями: жим штанги, лежа и на наклонной поверхности, различные упражнения с гантелями, гирями. С этим, конечно, проблемы, но что-то придумаете. Тяжести нужны, чтобы выработать повышенную устойчивость ваших связок и мышц к максимальным нагрузкам, которые и присутствуют в рукопашной схватке. Работа на скорость, выносливость и технику: сюда можно отнести скоростную ударную работу на воздух в разных ритмах, беговые и прыжковые упражнения. В рукопашном бою ваша задача - скорость, точность, кучность ударов и динамика! Для этого нужна выносливость, динамичная подготовка связок и мышц к перемещениям, рывкам и взрывным ударам.
  Упражнения продумаете сами. Не сможете - обращайтесь, программу придумаю. Дальше. Удары и точки. Поскольку вопрос выживания стоит на первом месте, поэтому будем рассматривать все точки и зоны, куда можно ударить, если дело дошло до рукопашки.
  Итак. Рассматриваем смертельные, останавливающие и травмирующие удары. Не рассматриваем болевые и удушающие, броски, гильотины, анаконды, мельницы, ножницы. Ммм... Так. Солнечное сплетение находится спереди тела, ниже кости - грудины, прямо посередине, а не справа или слева. Около солнечного сплетения находится сердце. Область солнечного сплетения не защищена костями, а слой мышц там довольно слаб у большинства людей. От удара в солнечное сплетения у человека перехватывает дыхание, и он не может дышать. Если удар был сильный, человек через некоторое время падает на землю и находится в сознании, он пытается вдохнуть, но не может. Если удар был очень сильный и точный, человек может умереть. Ну, и еще очень сильным ударом можно убить, попав не в солнечное сплетение, а просто по груди. Вам всегда следует защищать свое солнечное сплетение и оценить возможность поражения противника в эту зону, ведь это очень удачный удар, который позволяет отправить противника в нокдаун, и далее добить его. Также важные удары в горло-кадык-трахею. Трахея - это полая внутри трубка по средней линии, а не справа или слева. Трахея соединяет ротовую полость и горло с легкими. Воздух мы вдыхаем через трахею в бронхи, далее - легкие. Зона поражения на трахее - это кадык. Он находится чуть ниже подбородка по центру шеи. У мужчин после примерно 14 лет кадык сильнее выступает. Ударом в кадык можно убить, сломав кости, из которых он построен. Удары в кадык также могут вызвать отек горла. В конечном итоге, удары в кадык приводят к удушью, от которого противник может умереть. Третье - это удары в голову. Иногда умирают от одиночных ударов в голову. Например, убить соперника более легкой весовой категории может сильный внезапный хай-кик из кикбоксинга или маваши-гери из каратэ. Только важно выполняющему такие удары тщательно уметь их наносить и оценить место нанесения удара, чтобы точно понять, что он будет эффективен и противник пропустит его, а также чтобы по возможности не потерять собственное равновесие и не упасть после удара, а ещё не допустить захвата вашей ноги врагом. После ударов по голове противник иногда падает на землю из-за потери сознания, или думая, что на земле ему будет проще и его перестанут бить. Это очень опасная тактика. Во-первых, при падении на землю можно насмерть убиться, если это асфальт и упасть на голову. Может даже повредится не голова, а шея. Особенно, если сверху на падающего падает противник, усиливая силу удара об землю. Многие стараются попасть по челюсти, потому что удар в челюсть эффективно передается в мозг и вызывает помутнение сознания, а то и потерю сознания. Поэтому после хорошего удара по челюсти представляется несколько секунд для окончательного добивания. Вот только следует помнить, что, в отличие от карате с накладками, кикбоксинга и бокса с перчатками, удар голым кулаком по челюсти довольно часто приводит к переломам костей нападающего. Поэтому, ни в коем случае нельзя бить полусжатым кулаком: наполовину сжатым - наполовину распрямленным. Также не стоит увлекаться колхозными ударами кулаками сбоку наотмашь по голове. Увлекшись дракой, многие теряют контроль над собой и начинают вместо прямых ударов или нормальных хуков пытаться поразить противника ударами наотмашь, при этом бьющий очень сильно рискует отбить большой палец руки. Причем сильно отбитый большой палец руки может привести к тому, что вы не сможете полноценно продолжать бой. Также нужно опасаться нарваться на локти противника, нанося ему удары кулаками. Так как удар об локоть может отшибить вам большой палец руки, и вы не сможете бить кулаком. Поэтому, если есть возможность, нужно стараться попасть по голове не кулаком а локтем или ногой в обуви, для сохранности ваших пальцев. И, конечно-же, при ударах по голове стоит помнить о зонах повышенного травматизма - глаза, нос, - все это старые добрые проверенные мишени, которые нужно защищать у себя и поражать у противника. А чтобы на противнике остались следы поражения, надо бить по губам, только беречь при этом руки от зубов. Как вариант, "губотерапию" можно провести ногами. Малоопытного противника несколько попаданий по лицу скорее всего отпугнет. Также, иногда спортсмены и алкоголики умирают от ударов в почки и печень. Печень находится спереди справа, частично прикрывается нижними ребрами. От ударов в печень через мгновение ощущается боль в органе, мешающая действовать. А от сильного удара по печени, например, когда человек упал, и его долго пинали по животу, возможны внутренние кровотечения и смерть. Кости - ключицы, находящиеся выше груди и ниже шеи. Иногда ломаются, и в целом являются травматичным местом. На спине можно провести условную линию между двумя локтями опущенных рук. На этой линии будут почки, которые можно поразить, если противник повернулся к вам спиной. Хорошие проникающие удары по почкам могут убить, но, как и с печенкой, это бывает редко. Обычно поражают голову. Хорошие травмирующие удары - это серийная обработка живота, которая может привести к разрыву мочевого пузыря, внутренним кровотечениям. Также хорошо травмируются две самые нижние пары ребер. Они, в отличие от других 10 верхних пар ребер, не прикреплены к кости - грудине. Поэтому удары по нижним ребрам могут их сломать и повредить органы, а также вызвать проблемы с дыханием. Нижние ребра идут от позвоночника и слепо заканчиваются - то есть, ни с чем не соединяются. Двенадцатая пара ребер очень короткая, эти ребра едва доходят до бока. Одиннадцатая пара ребер выше двенадцатой пары, чуть длиннее и доходит до боков тела. Отличный способ вырубить с одного удара - это атака области паха. Метко попав по яйцам, можно свалить противника, который весит больше вас. И это - один из самых эффективных приемов. Чтобы завалить противника в нокдаун ударом по яйцам даже учиться долго не надо. На практике довольно эффективно пробивать пах прямым ударом ноги, обутой в обувь - например, в кроссовки. Также можно атаковать область паха коленом, или даже рукой, если ваш противник выше ростом, и вы делаете малоудачный проход в ноги. Ещё одно травматичное место - это коленки. Нужно стараться использовать вес противника против него - то есть, бить по коленке в момент когда на атакуемой ноге находится вес тела противника. Это увеличивает повреждение.
  
  - Ого! - воскликнул Хард. - Основательно... Только вот, мы в рукопашке не бываем.
  
  - Такие знания сейчас не лишние,- сказал Кок.
  
  - Это да, - как-то грустно согласился снайпер.
  
  - Дальше. То, что может показаться бредом, но не помешает. Паркур. - продолжил я. - Как вы заметили, местные холмы имеют каменные откосы. Будете по ним лазить. Это пригодится для того, чтобы вы смогли убивать на любой местности. Хорошие физические качества и чувство баланса вам не помешают. Паркур поможет вам улучшить вашу физуху, а техника Укеми из дзюдо поможет вам осознавать угол и дистанцию вашего спуска. Технике я вас буду учить... Если сможете справиться, то любая местность станет для вас удобной площадкой для убийства. Также вы должны помнить про основы обнаружения противника: следы, сломанные ветки и так далее. Также я научу вас одному способу движения. Он называется нанба. Одновременно с руками двигаются и ноги. Туловище закручивается, а ось движения исчезает. Это устраняет лишние движения, и делает вас тише.
  
  - Мы же вроде наёмники, а не киллеры, - задумчиво сказал Окс.
  
  - Да. Но такие специфические знания сейчас могут спасти вам жизнь. - сказал я.
  
  - Тренируемся? - с энтузиазмом спросила Рай.
  
  - Чуть позже. - сказал я. - Я ещё не закончил. С физухой разобрались. Снаряжение. Хочу рассказать о ножах. Нож нам необходим и для убийства, и для выживания. Выбор ножа является делом очень личным и то, что подходит для одного человека с одним набором навыков, может совершенно не подходить для другого. Тем не менее, существуют некоторые общие рекомендации по выбору хорошего ножа для выживания, и большинство из наиболее популярных вариантов, как правило, соответствуют неким стандартам: фиксированное лезвие: складной нож удобен для хранения его в вашем кармане, так как лезвие и ручка - две отдельные части соединены шарниром, но шансы на поломку гораздо выше, чем у ножа с фиксированным лезвием. Складные ножи, как правило, имеют более короткие и тонкие лезвия, что ограничивает область их использования, и они могут быть гораздо менее долговечны. Характерные особенности: лезвие ножа должно быть симметричным, сталь лезвия должна иметь четкие контуры, не быть хрупкой, и проходить через весь нож до конца ручки одним целым куском. В ножах лишь кончик острия оказывается слабее, при воздействии на него большой силой. Многие, в ножах для выживания рекламируют свои полые ручки, но, в большинстве случаев, полые ручки будут слабее, чем твердая массивная ручка. Удобная нескользящая ручка: ручка у хорошего ножа не обязательно должна быть красивой, она просто должна иметь удобный размер и форму для вашей руки, одним словом лежать в руке. Другие плюсы в ручке - это отверстие для шнурка и небольшой выступ на торце, чтобы нож не выскальзывал из ваших рук, и хорошая крестовина между ручкой и лезвием. Толстое лезвие: лучшее лезвие ножа для выживания, выглядит действительно толще по сравнению с лезвием среднего ножа, но добавленная толщина к лезвию означает, что этот нож можно дольше использовать. Длина лезвия: от 10,1 до 15,2 сантиметров, как правило, рекомендуемая длина лезвия ножа для выживания. Ножи, которые намного меньше или больше этого значения, не будет иметь такую же гибкость, но выбор длины носит личный характер.
  
  - Так ты нам такие ножи и распределял, - сказала Симка.
  
  - Да. Но вы должны уметь сами выбрать себе нож. Как я и говорил, это дело индивидуальное. - кивнул я. - Дальше. Город. Расскажу всё, что помню про выживание в городском бою. Двигаться от места к месту под огнем противника - опасное занятие, оно требует огромного мастерства, но вы должны всегда быть начеку и готовым к любой опасности. Вам следует двигаться вдоль улиц или сквозь здания, используя отверстия в стенах. Если вы вынуждены двигаться по открытой местности, используйте дымы. Держитесь как можно ближе стен. Никогда на пересекайте открытое пространство прямо. Всегда ищите путь в обход, даже если он длинный. Если вы вынуждены проходить по открытой местности - делайте это быстро. Если двигается целая группа, не стоит перебегать открытый участок по одному! Перебегайте группой, используя дымы и прикрывающий огонь. Эта техника сокращает риск до минимума. Когда вы вынуждены пересекать аллеи, рассредоточьтесь на расстояние 3-5 м друг от друга, и по сигналу командира перебегайте одновременно. Когда вы заняли позицию - будьте готовы прикрыть огнем своего товарища. Окна подвалов опасны. Если первый раз еще сможет добежать, второй - уже нет. Перепрыгивайте их. Не используйте дверные проемы. Они слишком опасны. Если нет другой альтернативы, прежде чем бежать, сначала выберите следующую позицию. Старайтесь не покидать никаких позиций без прикрытия товарищей; будьте, уверены, что позиция, к которой вы будете бежать, обеспечит вам последующее прикрытие товарища. Смотреть из-за угла стоя опасно. Это лучше делать лежа. Переползая через стену, постарайтесь делать это лежа. Если не уверены, что на другой стороне безопасно, киньте гранату. Но у нас их нет. Это конечно для нас бесполезно, но... На всякий случай лучше знать. Будьте осторожны, когда проходите под окнами первого этажа. Держите голову под подоконником. Будьте готовы стрелять с любого плеча. Не стреляйте через верх вашего укрытия. Стреляйте сбоку.Когда стреляете из-за угла, не делайте этого стоя. Все ваше тело будет подвержено огню противника. Стрелять с колена хорошо, но лежа лучше. Стреляйте из-за угла как можно ниже и старайтесь использовать любой хлам, камни, кирпичи. Когда вы подошли к месту предполагаемого проникновения в здание, можете попасть туда быстро с помощью своих товарищей. Очищая здание, перед тем как войти, киньте гранату. Хорошая идея - отсчитывать время замедления в руках, чтобы не получить ее обратно. Но... Для этого нужно уметь управляться с гранатами, а я в вопросе взрывающегося на уровне плинтуса. Две проблемы существуют, когда вы находитесь внутри здания. Вы можете подвергаться огню противника как снаружи, так и изнутри. Никогда не стойте напротив окон, в дверных проемах, или напротив дыр в стенах. Если эти элементы встречаются, проползайте под ними. Внутри здания опасны холл и коридоры. Если вы вынуждены их преодолевать, держитесь у стен. Входя в комнату, будьте внимательны. Следите за ловушками. Хотя противник уже оставил здание, мины-ловушки могут остаться. Никогда не хватайте оставленные предметы. Не трогайте выключатели и дверные ручки. Всегда смотрите себе под ноги. Ловушки могут располагаться на возможных путях прохода. Например: на лестнице, в коридорах, под различными предметами. Если возможно, лучше идите более трудным маршрутом, это, возможно, спасет вам жизнь. Не вздумайте разминировать мины сами. Любыми способами обозначайте место установки. Очистка зданий требует действий по разделениям "на счет раз" и слаженных действий в команде. . Всегда выделяйте часть сил для охраны и поддержания зрительной связи с теми, кто следует за вами. Когда здание захвачено, все подходы к нему должны браться под охрану. Обращайте особое внимание на крыши и подземные коммуникации. Боец всегда ищет позицию, которая отвечает требованиям: маскировка и широкий сектор стрельбы. Можете построить индивидуальную крышу, используя стол с мешками, уложенными на нем. Соблюдайте маскировку. Устанавливайте ложные позиции для стрельбы, чтобы ввести противника в заблуждение. Самая распространенная ошибка - это стрельба из окна близко к подоконнику. Это происходит из-за желания расширить сектор стрельбы. Но вы же не можете стрелять по всем сразу. Это чревато. Стойте в глубине комнаты. Расстояние от подоконника до обреза ствола должно быть 1-2 метра. То же правило очевидно, когда ведете огнь из дыр в стенах. Также находясь в глубине, стреляйте с колена или лежа. Позиции на крыше очень полезны. Они дают прекрасный сектор для стрельбы и не дают преимущества противнику в стрельбе снизу вверх. Вроде бы всё.
  
  - Мдя.... Без бутылки не разобраться, - пошутил Хард, разряжая обстановку.
  
  Все посмеялись, но я видел, что информация попала в головы и усваивается. Нынешнее положение вещей натренировало всех быстро думать и легко запоминать всё, что поможет выжить.
  
  - Теперь информация для снайперов, - сказал я. - Успех или провал действий снайперской команды в значительной степени зависит от способности каждого снайпера вести точный огонь по противнику, не подставляясь самому под вражеский огонь. Следовательно, снайпер должен постоянно искать огневые позиции и правильно их использовать, когда они найдены. Позиции в городе значительно отличаются от позиций в полевых условиях. Обычно снайперская команда имеет выбор позиций от размещения внутри чердаков, до позиций на уровне поверхности в фундаментах зданий. Обычно снайпер занимает позицию сходу. Такая позиция позволяет снайперу вести огонь по противнику, используя для защиты от огня противника имеющееся укрытие. На городских территориях существует несколько распространенных позиций, занимаемых сходу, и способов их занятия: Ведение огня из-за угла здания. Правильно используемый угол здания является укрытием, занимаемым сходу. Снайпер должен быть способен вести огонь с любого плеча, чтобы уменьшить площадь, подставляемую под огонь противника. Распространенной ошибкой при стрельбе из-за угла является стрельба из положения стоя. Снайпер появляется на высоте, где противник ожидает увидеть цель и рискует выставить в качестве мишени всю длину своего тела. Ведение огня из-за стены. При стрельбе из-за стены, снайпер должен стараться стрелять сбоку от укрытия, а не поверх его. Ведение огня через окна. В населенном пункте окна представляют собой готовые к использованию амбразуры. Однако, снайпер не должен высовывать из окна оружие. Это очевидный признак огневой позиции, особенно ночью, когда легко увидеть вспышку выстрела. Чтобы скрыть вспышку выстрела, снайпер должен занимать позицию как можно дальше в глубине комнаты. Он должен вести огонь с опоры (стол и мешок с песком), достаточно низкой для того, чтобы избежать проецирования собственного силуэта. Чтобы избежать обнаружения, он должен использовать тени в комнате и оставлять шторы и занавески максимально задернутыми. Снайпер должен быть осторожен при ведении огня, чтобы избежать движения штор и занавесок, вызываемого пороховыми газами при выстреле. Этого можно добиться путем закрепления штор или отодвинувшись на достаточное расстояние от них. Также он должен использовать завесу позади себя, чтобы не допустить проецирования собственного силуэта. Ведение огня с крыши. Эта позиция обеспечивает хороший обзор для снайперов, увеличивает поле зрения и дальность, на которой они могут атаковать цели. Дымоход, дымовая труба, или любой другой объект, выступающий над крышей, уменьшает площадь, подставляемую огню противника, и снайпер должен их использовать. Однако, голова и оружие снайпера ломают ровную линию крыши, поэтому эту позицию следует рассматривать в качестве "крайнего средства". Ведение огня при отсутствии укрытий. Если укрытия отсутствуют, подставление под огонь противника может быть уменьшено путем ведения огня из положения лежа, стрельбы из тени, недопущения проецирования силуэта на фоне зданий или неба, а также использования высокой травы, кустарника или зарослей при их наличии для маскировки. Подготовленная позиция - это такая позиция, которая подготовлена или улучшена с целью дать снайперу возможность атаковать конкретный район, пути подхода или позицию противника, и при этом уменьшающая вероятность поражения снайпера ответным огнем противника. Здравый смысл и воображение Единственное, что может ограничить снайперскую команду при подготовке позиций в городе - это здравый смысл и воображение. Находясь в городе и в полевых условиях, снайпер должен следовать нескольким принципам. В городских условиях снайпер должен постоянно избегать проецирования силуэта, учитывать отражение и преломление света, а также снижать эффект вспышки выстрела на пыль, занавески и другие предметы окружающей обстановки. Команда готовит и занимает одну из следующих позиций или их варианты: Скрытая позиция в дымоходе. Снайпер может использовать дымоход или любой другой предмет, выступающий над крышей в качестве основы для снайперской позиции. Часть кровли удаляется, чтобы позволить снайперу вести огонь сбоку от дымохода, находясь при этом внутри здания на балке или на платформе, при этом над крышей будут выступать только голова и плечи (за дымоходом). Для защиты сбоку снайпер должен использовать мешки с песком, уложенные по сторонам от себя. Скрытая позиция под крышей. Готовя снайперскую скрытую позицию на крыше, где нет выступающих предметов, обеспечивающих защиту, снайпер должен подготовить позицию под крышей со стороны ската, обращенного к противнику. Он должен удалить небольшой кусок кровли, что позволит ему атаковать цели в своем секторе. Затем он укрепляет позицию мешками с песком и готовит ее таким образом, чтобы единственным признаком наличия позиции был отсутствующий кусок кровли. Снайпер может также удалить куски кровли в других местах, чтобы ввести противника в заблуждение относительно расположения настоящей позиции. Снайпер должен быть невидим снаружи здания. Необходимо заботится о том, чтобы снаружи не была видна вспышка выстрела. Скрытая позиция в комнате. В этом случае снайперская команда использует существующую комнату и ведет огонь через окно или амбразуру. В качестве опоры для оружия можно использовать имеющиеся предметы мебели, такие как письменные или кухонные столы. При выборе позиции команда должна учесть расположение окон как спереди, так и сзади. Чтобы избежать проецирования силуэта, снайперам может потребоваться использовать завесу на заднем фоне, такую как темное одеяло, кусок брезента, ковер или ширма. Ширмы (обычные экранирующие материалы) очень важны, поскольку предоставляют снайперам максимальные возможности по ведению наблюдения и предотвращают обнаружение команды противником. Снайпера не должны удалять занавески; однако они могут открыть окна или удалить отдельные оконные стекла. Помните, что снайперская команда может удалить оконные стекла в произвольном порядке в других окнах, с тем, чтобы расположение позиции не было очевидным. Скрытая позиция в межэтажном пространстве. Снайперская команда оборудует такую позицию в пространстве между этажами в многоэтажных зданиях. Бойницы сделать сложно, но в этом случае могут значительно помочь поврежденные здания. Путями отхода могут служить проходы, пробитые в полу или в потолке. Для маскировки путей отхода могут служить ковер или мебель, помещенные над проходом, или переставленная потолочная плитка. Команда должна убедиться в том, что позиция обеспечивает наилучший баланс следующих принципов: Избегайте очевидных снайперских позиций. В максимальной степени используйте доступные укрытия и маскировочные свойства местности. Тщательно выбирайте новую огневую позицию перед тем, как покинуть старую. Избегайте стереотипов. Снайпер должен стрелять как из забаррикадированных, так и из не забаррикадированных окон. Никогда не предоставляйте снайперскую позицию для передвижения другого личного состава, независимо от того, насколько хорошо замаскирован снайпер. Движение привлекает наблюдение, и снайпер может быть обнаружен с помощью оптических средств наблюдения. Также помните о подсветке сзади, которая может обозначить ваш силуэт противнику. Покидайте позицию, с которой было допущено два-три промаха; позиция почти наверняка будет обнаружена. Работайте с разнесенных позиций. В населенных пунктах желательно, чтобы снайперские команды работали с отдельных разнесенных позиций. Обнаружение двух команд, находящихся в непосредственной близости друг от друга, весьма вероятно, учитывая количество позиций, с которых может вести наблюдение противник. Снайперы должны занимать позиции таким образом, чтобы обеспечивалось взаимное огневое прикрытие. Выбирайте запасные и вспомогательные позиции для атаки целей с любых направлений. Всегда планируйте маршрут отхода в экстренном случае. Выбирайте безопасный и бесшумный маршрут подхода. По возможности, на нем не должно быть мусорных баков, строительного мусора, лающих собак и других препятствий. Выбирайте безопасные места входа и выхода. Наиболее очевидные и легко доступные места входа и выхода не обязательно лучшие, поскольку их постоянное использование при смене снайперских команд с большой вероятностью приведет к провалу операции. Выбирайте хорошие сектора наблюдения. Ограниченные сектора наблюдения неизбежны, но чем они больше, тем лучше.
  ***
  Через пару часов.
  
  Лекция закончилась, ребята отправились лазить по каменным откосам камней, а я шатался по территории фермеров. Почему-то меня не покидало плохое предчувствие, хотя поводов для него не было.
  
  - Ал! - Раздался за спиной голос Рай.
  
  - Что-то случилось? - спросил я.
  
  - Нет. - помотала головой девушка. - Алексеевич попросил съездить в ДК. Сказал просмотреть, что там твориться.
  
  - Тебя одну попросил? - уточнил я.
  
  - Да. Только он упустил тот факт, что я не местная, - улыбнулась Рай.
  
  - Хорошо. Собирайся. Поедем на Рапторе. Сейчас над всем транспортом что-то шаманят. Через 10 минут жду тебя у ворот, - сказал я и отправился к себе.
  
  Через 10 минут мы с девушкой уехали с территории фермеров и отправились к дворцу культуры, который стоял в центре города.
  
  Через пол часа езды, мы были на месте и уже через окно первого этажа проникли в здание.
  
  - Что тебе конкретно сказал Алексеевич? - тихо спросил я, внимательно всматриваясь в пустые и мрачноватые коридоры.
  
  - Просто сказал посмотреть, что здесь, - ответила Рай, стоя у меня за спиной.
  
  - Значит сейчас пойдём в концертный зал. От туда можно попасть на любой этаж в любой части здания, - решил я и повёл девушку за собой.
  
  Через пять минут крадущегося передвижения мы прошмыгнули в концертный зал. Слух тут же резанули стоны и смех. Рай удивлённо посмотрела на меня, но я ответил ей таким же удивлённым взглядом. Над сценой горели фонари и она была ярко освещена. На ней были палатки, валялись спальные мешки, стояло несколько столов. По сцене бродило 10 - 15 мужчин. По центру стоял стул, к которому была привязана девушка, а один из мужчин ремнём полосовал её спину, оставляя красные рубцы на коже. Один из мужчин с длинными вьющимися волосами, водил одну из девушек на поводке, как собачку, предварительно оставив на ней только бюстгальтер. Ещё один из мужчин прижал к стене девушку и начинал насиловать. Прямо на полу сцены несколько мужчин занималось сексом с женщинами, но хватило одного взгляда, что бы понять, что партнёрши против.
  
  - Уроды, - гневно процедила Рай.
  
  - Тихо крадись и поднимись вдоль стены на несколько рядов. Я буду в центре зала, - сказал я.
  
  Девушка кивнула и лишь с едва слышимым шелестом одежды исчезла из поля зрения.
  
  - Блин! Никак не могу нарадоваться таким бидонам! - раздался возглас со сцены.
  
  Посмотрев в ту сторону, я увидел, как один из мужчин тискает внушительную грудь одной из девушек.
  
  - Да, уж. Отрастила вымя нам на радость! - воскликнул другой мужчина.
  
  - Похоже, для всех это ад, а для нас рай, -радостно сказал отвратительный толстяк с зализанной набок причёской, ставя
  перед собой на колени девушку брюнетку и расстёгивая штаны.
  
  - На месте, - раздался едва слышный шепот с боку
  
  Я снял с крепления на луке одну из стрел и удобно сев, и прицелившись между сиденьями спустил тетиву. Стрела коротко прожужжав воткнулась в горло толстяка, пробив его насквозь. Справа раздался короткий хлопок и один из мужчин упал, разбрызгивая содержимое головы. Следующая стрела вонзилась в вскочившего с пола мужчину и тот упал со стрелой в затылке.
  Никакого боя не было. Было хладнокровное истребление. Мужчины ничего не успевали предпринять, как падали замертво. Я отстрелял 10 стрел, которые были в креплениях на луке, а Рай отстреляла магазин. Когда мы закончили на сцене были только девушки. Выйдя со своих укрытий, мы с Рай двинулись к сцене. Когда мы поднялись, а девушки только начали осознавать, что их обидчиков больше нет, справа зашевелилась занавеска. Мы с Рай быстрым движением извлекли пистолеты и направили в ту сторону.
  
  - Не стреляйте, - раздался голос и к нам вышел тощий парень лет 25 с сальными чёрными волосами и неприметной внешностью.
  
  - Ты кто? - спросила Рай.
  
  - Я был с этой группой. - проблеял парень. - Они сказали, что они будут обеспечивать всем безопасность. Мне сказали, что все будут в безопасности. Они по настоящему плохие. Они насиловали девушек.
  
  Пока парень говорил его лицо исказило выражение... Здесь было всё и жалость к самому себе и страх и многое другое.
  
  - "Бесхребетный" - мелькнула в голове презрительная мысль.
  
  - А ты значит не насиловал, да? Напомнить тебе, как ты издевался над Анжелой, когда она подставлялась вместо нас? - раздался за спиной голос.
  
  Слева ко мне подошла девушка, которой тискали грудь. Она совершенно не смущалась своей наготы.
  
  - Эти хоть просто насиловали или избивали, а этот ещё и издевался. И издевался над слабыми. Шакал, - презрительно сказала девушка.
  
  Я кивнул и выстрелил парню в ногу.
  
  - Аааа!!! - закричал он и упал на пол, зажимая руками рану в пострадавшей конечности.
  
  - Вот вам ножи, - сказал я, протягивая её свой арсенал колюще-режущих предметов и нож Рай. - Делайте, что хотите. Он ваш. Но. Вот вам пистолет. Добьёте его. Выстрел в голову.
  
  Девушка пару секунд пристально смотрела мне в глаза, после чего забрала оружие и все освобождённые бросились мстить, а зал заполнил отчаянный крик новой жертвы.
  
  - Глаз за глаз, - тихо буркнул я, собирая стрелы.
  ***
  
  Через пол часа.
  
  Девушки проявили всю изощрённость и мучили парня достаточно долго. Закончив они выпустили ему пулю в лоб, как им и было сказано. Я внимательно осмотрел спасённых: измученные девушки и женщины, разных возрастов, от тридцати до 15 лет. Девушка с вьющимися рыжими волосами и большими зелёными глазами, одетая в корсет, короткие шортики и чулки. Одежда подчёркивала её недурную фигуру. Тонкое лицо с тонким носом и пухлыми губами, портил шрам, пересекающий глаз и заканчивающийся полукругом на щеке. Девушка, которую зажимали к стене была высокой и стройной. Русые вьющиеся волосы, локонами обрамляли тонкое лицо с карими глазами и чувственными губами. Следующей мне на глаза попалась высокая девушка, около 175-179 сантиметров. Большая, высокая грудь, больше пятого размера, на взгляд была объёмом 110 сантиметров. Тонкая талия и широкие бёдра около 90 сантиметров создавали ей шикарную фигуру. Пожалуй, ещё немаловажным критерием которой, являлась аппетитная, подтянутая и весьма округлая попка. Длинные тёмно русые волосы распущенным каскадом спадали ей до низа ягодиц. Левая часть челки, длинной прядью висела вдоль тонкого лица. Тонкие губы расплылись в милой улыбке, с самого момента, как девушка поняла, что спасена.. У неё был тонкий маленький носик и большие янтарные глаза . Мой взгляд изучающе прошелся по другой освобождённой. Роста примерно, как и Рай. Тоже хорошая фигура. Лицо с тонкими чертами обрамляло рваное каре, чёрных волос. На меня девушка смотрела заинтересованным взглядом своих тёмных глаз. Мой взгляд скользнул дальше и наткнулся на брюнетку с серыми глазами и тонкими чертами лица. Чёрные волосы прямым каскадом спадали ей до середины спины. Ещё одной освобождённой была девочка лет 15 с немного округлым лицом, большими карими глазами. Она была полностью раздета и под моим взглядом старалась руками прикрыть наготу. Следующей на глаза попалась высокая стройная блондинка с прямыми волосами и светло-карими глазами с шикарной фигурой. Из одежды на ней был только бюстгальтер. Мой взгляд переместился ещё немного. Передо мной стояли две близняшки. Стройные девушки с русыми прямыми волосами до поясницы и напуганными зелёными глазами.
  
  
  - "Похоже у мужиков губа была не дура. Все пленницы имеют весьма не дурную внешность" - мелькнула в голове неуместная мысль.
  
  В следующее мгновение мой взгляд скользнул немного в сторону и мои глаза наткнулись на последнюю, девятую освобождённую. Новая знакомая была, около 170 сантиметров. Тоже с впечатляющей грудью. Объём груди у ней был приблизительно 90 сантиметров. Тонкая талия вызвала у меня устойчивую ассоциацию всех освобождённых с моделями. У девушки были голубые глаза. Грива прямых светлых волос, мелированых синим цветом опускалась до поясницы. Чуть округлое лицо, к которому прилипла бесбашенная улыбка, навязывало мнение, что хозяйка хулиганка и оторва. Правда несмотря на выражение лица, глаза девушки смотрели сквозь мня, будто она не здесь.
  
  - Анж? - удивлённо спросил я, опознав в девушке свою подругу.
  
  - А? - удивлённо вскинулась девушка и перевела взгляд на меня.
  
  Пару секунд мы смотрели друг на друга, а в следующее мгновение на её лице мелькнуло узнавание.
  
  - Ал! - воскликнула девушка и бросилась ко мне.
  
  Я крепко обнял девушку. Как и раньше меня немного смущало то, что она так прижимается ко мне грудью. Почему-то такое ощущение возникало только с ней. Я повернул голову и как и раньше вдохнул запах её волос. От девушки пахло хвоей и пеплом. И как и раньше от неё исходило чувство... домашнего уюта.
  
  - Рад тебя видеть, Анж, - тихо сказал я, поглаживая всхлипывающую девушку по голове. - Всё в порядке. Ты в безопасности.
  Мы отвезём вас в безопасное место.
  
  Успокоив девушек, познакомившись, одев их и собрав всё полезное мы выбрались из ДК.
  
  - Ты так улыбался, когда её увидел. Дело ведь не только в том, что она твоя подруга? - тихо спросила Рай, когда мы стояли чуть в стороне от машины и ждали пока девушки займут места.
  
  - Не только. Она относится к типу людей, которых я люблю. Сумасшедшие... Такие, которые бешено хотят жить, бешено хотят говорить, которые хотят иметь все сразу, которые никогда не зевают и никогда не говорят банальностей. - сказал я с улыбкой.
  
  - Поехали, - толкнула меня локтем в бок Рай и мы сбив несколько приблизившихся зомби отправились к фермерам.
  ***
  
  Зал собрания.
  
  - Сейчас все девушки принимают душ, едят и им дают одежду. То, что было на них не годится, - закончил рассказывать про вылазку Ал, расхаживая по залу.
  
  - Хорошо вы там повеселились. Присмотрел себе девушку? - с ухмылкой сказал Форт.
  
  - Среди них моя подруга. Я бы не советовал тебе к ним лезь, - сказал парень заложив руку на плечи мужчины.
  
  На мгновение на лице Форта мелькнул испуг. Но лишь на мгновение.
  
  - "Что... Что это? Давнее чувство... Жажда убийства" - мелькнула мысль у мужчины.
  
  Ал спокойно прошел на своё место и сел за стул.
  
  - Тебе бы не позволять больше такой фамильярщины. Мы хоть и союзники, но ты пацан, возглавляющий группу сопливых подростков, в то время, как мы взрослые люди и наши бойцы, это бойцы. Среди нас есть люди побывавшие в горячих точках или другим путём понюхавшие пороху, - надменно заявил помощник Форта, стоящий у него за спиной.
  
  - А теперь слушай меня, - сказал Ал, исподлобья тяжело глядя на мужчину. - Во-первых: я разорву тебя на части, если ты ещё раз оскорбишь моих ребят. Они может и молодые, но у них хватит знаний и навыков, что бы соперничать с вашими бойцами. Во-вторых: не выступай. Ты не лидер. Не смей общаться со мной, как со шпаной. Сейчас статус определяется силой и если ты не можешь её определить, то не вякай. Ещё раз услышу подобные заявления и даже не стану втягивать своих ребят и сам стану ангелом смерти для тебя.
  
  Пока парень говорил, все, кто был в зале, несмотря на то, что были старше, испытали озноб пробежавший по коже. Все почувствовали и поняли, что лидер наёмников слов на ветер не бросает.
  
  - По-моему ты слишком агрессивно себя ведёшь, - сказала Анна Павловна, которая тоже присутствовала в зале.
  
  - Не лезь не в своё дело! - коротко бросил Ал, скосив взгляд, наполненный яростью.
  
  - Ал, ты действительно ведёшь себя агрессивно. С таким настроем героем в глазах окружающих тебе не стать, - с улыбкой сказал Форт.
  
  - А я и не стремлюсь. Я защищаю свою группу. Герой... Пффф. Не думал, что ты веришь в героев. Пора бы понять, что в нынешней ситуации героев не существует. Люди эгоистичны по своей натуре и больше внимания уделяют себе, чем окружающим. А герои собой жертвуют ради окружающих... Я предупредил, - сказал парень пожав плечами.
  
  - "Чёрт! А ты забавный, Ал. Его глаза... Это глаза не малявки, который не знает своё место. Его глаза спокойны, хоть в них и мелькает ярость... Он готов умереть, отвечая за свои слова, убеждения и группу. Чёрт! Я чувствую страх перед ним". - мелькнула у Форта в голове мысль.
  
  - Что-то полезное было у той группы? - спросил Алексеевич, разряжая обстановку.
  
  - Нет. Немного всякой мелочёвки, которая сразу пошла в ход у моей группы, - сказал Ал.
  
  - Что с девушками? - спросила лидер амазонок.
  
  - Их долгое время держали в пленниках и иногда насиловали. Обращались, как с домашними животными, - сказал парень. - Пока, что им лучше побыть в покое.
  
  - Мы примем их к себе, - сказала женщина.
  
  - Они решили присоединиться к моей группе, - сказал Ал.
  
  - Что? Они женщины, а для женщин у нас рай. Им нечего делать в твоей группе мелких отморозков, которые не могут нарадоваться тому, что получили оружие, - презрительно сказала амазонка.
  
  - Они взрослые и сами могут определиться, что им делать. Пока мы ехали, они все единодушно решили присоединиться к моей группе, - сказал лидер наёмников, обведя всех взглядом.
  
  - "Да, что с ним такое?! Он сидит среди взрослых людей, которые только своим присутствием должны заставлять его чувствовать себя некомфортно, но... Его глаза... Прямо, как у охотника уверенно наблюдающего за добычей. Он полностью... подавляет всех собеседников своей уверенностью и волей... Мы точно на мирных переговорах?" - мелькнула мысль у Хлыста.
  
  - Да, что ты можешь понимать? Все женщины, которым некуда податься присоединяются к нам и ещё никто не жаловался! - возмущённо воскликнула амазонка вскакивая со стула.
  
  - Ну... Всё меняется. Они решили, что буду в моей группе. Успокойся и дыши глубже, а то морщины появятся. И кажется ты прослушала, что я сказал про оскорбление... - ехидно сказал парень, но был прерван ударом амазонки.
  
  - Ты, сопляк, совсем обнаглел? Появился здесь и решил, что можешь переделывать всё по своему усмотрению? Ты сначала узнай, как всё работало до твоего появления. Ты так в себе уверен. а ты не подумал, что вас могут просто уничтожить? - гневно сказала женщина и замахнулась для очередного удара.
  
  Молниеносным движением лидер наёмников схватил её за лицо, закрыв рот ладонью и сдавив пальцами челюсть.
  
  - Плохая идея. Если хочешь драться, сначала стоит бить, а потом говорить, - тихо сказал парень и поднял голову.
  
  Все увидели его яростный взгляд, в котором было кровожадное безумие.
  
  - Ты смеешь угрожать наёмникам? Я сокрушу каждого, кто будет угрожать моей группе, - сказал Ал, слизнув кровь с разбитой губы.
  
  Все присутствующие мгновенно ощутили угрозу исходящую от него.
  
  - В чём дело? Страшно стало? - с широкой ухмылкой спросил лидер наёмников, глядя в расширившиеся от ужаса глаза женщины.
  - Надо думать прежде, чем языком махать. Надеюсь ты поняла на кого подняла руку. Любой, кто посмеет поднять руку на члена группы наёмников или угрожающий нам... Старики, женщины, дети, мужчины. Исключений не будет. Караться это будет жестоко.
  
  - Всегда было интересно, что нужно сделать, что бы заставить тебя испытывать такие сильные эмоции. - с усмешкой сказал Форт.
  
  - Не советую продолжать эксперименты. - сказал парень, отпустив женщину. - Вы слабые. У вас недостаточно дальновидности, нет желания, причин и стимула достичь успеха. Вы топчитесь на одном месте и не пытаетесь расти. Травоядные, бессмысленно щипающие траву, не смогут победить хищников.
  
  Лидер наёмников стремительно развернулся и вышел из зала.
  
  - Да, уж... Пока среди наёмников есть монстр пострашнее Кока Чумы, спокойствия не будет, - ни к кому не обращаясь сказала Анна Павловна.
  
  - И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нём всадник, которому имя смерть. - задумчиво сказал Форт.
  
  Алексеевич встал со своего места и выскочил следом за парнем.
  
  - Ал! - крикнул мужчина, когда выскочил из здания и увидел лидера наёмников в нескольких метрах от ворот.
  
  - Что? - спросил тот.
  
  - Когда ты успел стать таким жестоким? - как-то грустно спросил мужчина.
  
  - А раньше не был? - удивлённо спросил парень.
  
  - Нет, - с уверенностью ответил Алексеевич.
  
  - Поверь, я не изменился. Моя доброта - это не черта характера. Это выбор. А жестокость - это именно черта, которая не позволяет людям пользоваться моей добротой. - ответил Ал и пошел куда-то в направлении своего дома.
  ***
  
  Через час.
  
  - Привет, Ал. - сказал Кок, входя в нашу комнату. - Ну и переполох ты устроил на собрании. Все гудят.
  
  - Погудят и перестанут. Я погорячился, но требовалось чётко обозначить все вопросы. Им стоит прекратить смотреть на нас сверху вниз, - сказал я, отвернувшись от окна.
  
  - Слушай. У меня вопрос... Не знаю ты ответишь или нет, - неуверенно протянул друг. - Хочу спросить и бежать по делам.
  
  - Валяй. Спрашивай. Если смогу отвечу, - сказал я.
  
  - Ко мне подходил Форт. Он задал странный вопрос. Откуда у тебя такая яркая жажда убийства. Я если честно ничего не понял. - сказал Кок.
  
  - Жажда убийства... Хм... У всех есть вещи, которые успокаивают или внушают страх. Когда человек спокоен, знает, что с ним ничего плохого не произойдет, он редко может сказать, что именно заставляет чувствовать себя в безопасности... Но когда человек боится, он всегда абсолютно точно знает, почему. Потому что "темно", "холодно", "высоко", "тесно", "больно". Чувство безопасности всегда ассоциируется с жизнью, а чувство страха - со смертью... И даже если человек не знает, почему хочет жить, он всегда найдет причину, чтобы не хотеть умереть. И не только человек. Все живые существа инстинктивно стараются избежать смерти, потому боятся. До тех пор, пока стучит твое сердце, ты тратишь всю свою жизнь на то, чтобы убежать от страха. Ты становишься сильнее, чтобы убежать от страха: растешь, взрослеешь, стареешь, в надежде убежать от страха... Но бежать некуда. Потому что страх и есть жизнь. Вот с тех времён, когда человек был... дитём природы, у него было, не знаю какое по счёту чувство, позволяющее почувствовать направленную на него жажду убийства. Концентрированная угроза. Со времен человек потерял это качество, как и многие другие. Человек размяк, как единый организм, как только стал всё сильнее и сильнее становиться социальным существом. Человек никогда не был идеальным хищником, но был довольно опасен. Но со временем потерял и это. Жажда смерти... Боль заставляет нас меняться. Как внутри себя, так и относительно внешнего мира, не так ли? Боль и опасность, которые наполняют нас отчаянием и приводят к источникам. Ммм... К первобытным настройкам, которые спрятаны глубоко в твоём подсознании. И когда ты испытаешь сильную боль, почувствуешь, как опасность дышит тебе в затылок и наполнишься отчаянием, но при этом не сломаешься... Ты сможешь открыть в себе то, что потерянно... Обострение чувств, не испытываемая раньше сила в теле. Это, что-то вроде звериных инстинктов. Но это, если у тебя ничего не было... Дальше есть ещё что-то. Ещё глубже... Полная первобытность, первичное состояние, когда ты не полагаешься на других и знаешь свои возможности. - задумчиво сказал я.
  
  - Я слышал, что Форт, как и некоторые из его людей были... наёмниками что ли и побывали в горячих точках. Там они наверное и приобрели эти навыки, - задумчиво сказал Кок, направляясь к дверям.
  
  - Наверное, - пожал я плечами.
  
  - Ты сказал. Что это приобретается, если у тебя ничего нет. А что будет, если у тебя уже что-то было? У тебя ведь, что-то было, когда ты упал с моста. Сложно не заметить, что ты изменился. Что ты приобрёл, уже что-то имея к тому моменту? - задумчиво и тихо спросил друг, замерев в дверях.
  
  - Не понимаю о чём ты. Что-то было... Это лишь простая теория, - сказал я, глядя в спину Кока.
  
  - Ну, теория, так теория, - через пару секунд тишины ответил он и вышел.
  ***
  
  На следующий день.
  
  - Мы должны собрать отряд и уничтожить их. Они поставили нам ультиматум. Фанатики объединились не пойми с кем в Луганске и решили, что их мощь настолько велика, что они могут ставить ультиматум всем нам, - в который раз воскликнул Форт.
  
  Я мученически возвёл глаза к потолку. Дебаты длились уже больше часа. Вопрос был рассмотрен под всеми углами, но никто не хотел рисковать и шло переливание из пустого в порожнее.
  
  - Это большой риск для наших людей, - сказала амазонка.
  
  - Предлагаете просто собрать вещи и всё, что мы нажили и достигли и уезжать непонятно куда? - спросил лидер вояк.
  
  - Ну, может получиться договориться, - неуверенно сказала женщина.
  
  - Договориться? Вы меня веселите... Толковый словарь найти и показать значение слова ультиматум?! Они сказали сняться с мест и покинуть город, иначе будем убиты, - сказал Форт. - Я в шоке. Взрослые люди, уже оценили всё и обдумали, а вы мнётесь, как первокурсницы на первом свидании.
  
  - Хорошо, Форт, мы поняли твою позицию. Я тоже за то, что бы отстоять наши позиции, - сказал Хлыст. - Кто против поднять руки.
  
  Ни одной руки не было поднято.
  
  - Значит решено. Собираем группы и выдвигаемся, - подытожил Алексеевич, поставив точку в споре.
  
  Я вышел из здания и тут же направился к толпе, которая образовалась возле дома, отведённого для моей группы.
  
  - Что происходит? - спросил я.
  
  - Рай. Вчера она подвернула ногу. Нога опухла. Мы слышали, про сбор групп. Она собралась идти с нами, - сказал Кок.
  
  - Рай, тебе стоит остаться здесь, - сказал я подойдя к девушке.
  
  Мне в щёку тут же врезалась пощечина.
  
  - Кто тебе давал право решать за меня? Я часть группы и не собираюсь сидеть в безопасности, пока все рискуют! Я тебе не какая-нибудь вещь! У меня есть своё мнение! Я последовала за тобой, потому что сама так решила и собираюсь придерживаться этого решения, - с отчаянием сказала девушка.
  
  - Ты останешься здесь и будешь выздоравливать. Все вернуться и будут следить, как ты идёшь на поправку. И не спорь. Это не обсуждается, - жестко сказал я. - Всем собираться.
  ***
  
  Через час сборный отряд остановился возле здания торгового центра.
  
  - Быстро занять позиции. Каждый выполняет поставленную задачу! - успел крикнуть Форт перед тем, как из окон здания начали стрелять.
  
  Три человека упало на асфальт нашпигованные пулями. Все остальные успели попрятаться за машинами или другими укрытиями.
  Достав Хай Капу я принялся стрелять по окнам торгового центра, где факелами расцветали вспышки выстрелов. Рядом из кольта отстреливался Кок, попутно матеря всех наших врагов и подозревая, что все их семьи занимались особо извращенными видами секса со всем чем только можно.
  
  - Ты бы так не орал, а то вдруг они обидятся и только по нам будут стрелять, - с усмешкой сказал я перезаряжаясь и чувствуя, как машина дрожит от попадания в неё пуль.
  
  - Ну и пусть. Может остальные им по репке настучат в это время, - угрюмо заявил друг, тоже перезаряжаясь.
  
  Плотность огня и огневая мощь, которой нас встретили говорила мне очень многое, а так же то, что достойное сопротивление окажут только моя группа и группа вояк.
  
  - Слушай. - сказал я, когда мы отстреляли ещё по паре обойм. - Начинается позиционный бой. Судя по тому, как они шмалят патронов у них много, в отличии от нас. Прикрой меня, а я попробую проскользнуть внутрь. Если смогу отвлечь их, то они станут удобными мишенями для Окса, Харда и Симки.
  
  - Рискованно. Ладно. Как двинешь? - спросил друг.
  
  - Направо и за укрытиями, - сказал я, показав пальцем маршрут.
  
  - Прикрываю, - сказал Кок и выглянув принялся обстреливать из кольта и револьвера тот сектор защиты, который мог меня увидеть.
  
  Я же за время, пока друг стрелял успел преодолеть весь короткий путь и прошмыгнул в здание торгового центра, тут же спрятавшись за каким-то стеллажом.
  
  - Да, когда эти уроды сдохнут? - раздался от окон голос.
  
  - Когда мы вытащим стволы посерьёзней, - ответили ему.
  
  Достав Хай Капу и Беретту, я стараясь не шуметь, что было легко, учитывая оглушительную канонаду выстрелов и заняв удобную позицию, когда почти все защищающиеся находились более менее в линию и принялся с двух рук быстро стрелять им в спины.
  
  - Крыса за спиной!!! - успел крикнуть кто-то предупреждая вошедших в раж защитников, прежде, чем пуля попала ему в горло.
  
  Услышав этот крик, я тут же сорвался с места и на ходу достав из-за спины лук, принялся петлять между стеллажей, отстреливая преследующую меня группу из самых неожиданных позиций.
  
  Неожиданно с улицы раздался странный рёв. Глаза затопил свет.
  ***
  
  Кок
  
  - Слушай. - сказал Ал, через минуту боя. - Начинается позиционный бой. Судя по тому, как они шмалят патронов у них много, в отличии от нас. Прикрой меня, а я попробую проскользнуть внутрь. Если смогу отвлечь их, то они станут удобными мишенями для Окса, Харда и Симки.
  
  - Рискованно. Ладно. Как двинешь? - спросил я, чувствуя что-то не ладное в том, как нас обстреливают.
  
  - Направо и за укрытиями, - сказал друг, показав пальцем маршрут.
  
  - Прикрываю, - кивнул я и выглянув из-за машины, принялся обстреливать из кольта и револьвера тот сектор защиты, который мог увидеть перемещения Ала.
  
  Друг, как тень исчез, воспользовавшись ситуацией. Через пол минуты в глубине здании раздались выстрелы и возле окон началось странное шевеление.
  
  - Умница, Ал. А теперь линяй оттуда, - с улыбкой сказал я себе под нос.
  
  - Да они нас задавят. Я видела у вас базуки используйте их или нам всем крыша, - еле слышно из-за выстрелов услышал я голос Анны Павловны.
  
  - Согласна. Форт, нас просто раздавят. Давай доставай козыри, - подтвердил голос лидера амазонок.
  
  Стоило мне посмотреть в сторону голосов, как я похолодел. Четыре бойца Форта держали на плечах РПГ 7.
  
  - Стойте! - крикнул я.
  
  - Огонь! - крикнул Форт, не услышав меня.
  
  Выскочив из-за машины, я помчался к окнам торгового центра.
  
  - Ал!!! - заорал я.
  
  Неожиданно плечо обожгло резкой болью, но я не обратил никакого внимания. Мимо промчались снаряды РПГ, а через мгновение они взорвались внутри торгового центра, выжигая внутри всё живое. Взрывной волной меня отшвырнуло назад, приложив спиной о лобовое стекло какой-то машины.
  
  - Кок, какого чёрта ты ломанулся в открытую на окна?! - рявкнул подскочивший ко мне Форт.
  
  Я лишь непонимающе помотал головой. В глазах всё плыло, а в ушах стоял противный звон. С третьего раза, я очень плохо, словно через подушку, услышал слова мужчины.
  
  - Там был Ал! Откуда вы думаете заминка в их стрельбе?! - рявкнул я.
  
  На лицах собравшихся вокруг меня Форта, Анны Павловны, лидера амазонок, Хлыста и Алексеевича, сначала мелькнуло непонимание, потом удивление, а следом за ним осознание. Их взгляды, почти синхронно метнулись к окнам торгового центра. Из недр здания вырывалось пламя и даже в летнюю жару было видно, что температура в здании выше, чем на улице. Намного выше.
  
  - Заберите его. Всем собираться! Уезжаем! В темпе давайте! Мы нашумели прилично, скоро здесь будут все зомби с окрестностей! - принялся раздавать команды Форт, через несколько секунд тишины.
  
  На некоторое время я выпал из реальности и начал более менее приходить в себя только в машине и тут же принялся узнавать всё, что произошло от сидящего рядом Окса.
  
  Результаты были не утешительные. Из пятидесяти человек собранного отряда, домой возвращалось 35. Четырнадцать тел везли в освободившейся машине, а тела Ала даже не осталось после взрыва РПГ. Нам противостояло около 70 человек. Отлично вооруженных человек. По словам Окса, Форт очень расстроен тем, что не получилось чем-то поживиться. Я получил пулю в плечо, несколько царапин разной глубины и контузию с сотрясением мозга. Отец получил две пули в спину, но, как сказали, они достали его вскользь и он не умрёт. Симка, меняя укрытие получила пулю в ногу, руку и бок, но по словам людей, Форта, которые так же и врачи, её раны не смертельны. Сам Окс получил несколько порезов на шее и спине, когда на него упало стекло, разбитое попаданием пуль. В самом тяжелом состоянии был Хард. Снайпер получил несколько пуль в корпус, а так же машина, за которой он долгое время прятался взорвалась от попаданий. По счастливой случайности Хард, тогда ещё не получивший ранений, менял позицию и машина взорвалась у него за спиной. Какой-то деталью он получил глубокую рану, пересекающую его спину по диагонали, а потом ещё и несколько пуль словил.
  Оставшееся время дороги до территории фермеров, я провёл в прострации, пытаясь осознать то, что уже второй раз видел, как умирает друг. Но теперь... Выжить в средних размеров зале торгового центра, в котором полно колон, когда внутри взрывается снаряд РПГ. У меня даже не было ни малейшей мысли о том, что сказать Рай, когда мы вернёмся. Когда мы выбрались из транспорта на территории фермеров, в глаза сразу бросилась группа девушек, стоящих возле домика нашей группы. Я сразу направился к ним, решив сразу всё сказать. К моему удивления, рядом пристроился угрюмый Окс, который положил мне руку на плечо, стараясь поддержать.
  
  - Кок, все целы? Где Ал? Дела решает? Как прошло? - засыпали меня вопросами девушки, как только мы приблизились.
  
  - Прошло... напряженно. Противника нет. Все члены нашей группы получили ранения разной тяжести. Ал... Он не выжил, - как-то механически ответил я.
  
  Смерть друга сломала меня. Окончательно. Там, на мосту, во мне будто что-то сломалось, но не до конца, а сейчас, всё, что осталось было доломано и полностью уничтожено.
  
  Услышав мои слова, все девушки пораженно закрыли рот руками и почти тут же у них на глазах появились слёзы. Анжела, как-то опустошенно сползла по стене прямо на землю и схватилась за голову и зарыдала.
  
  - Это ведь не правда, да? - с безумной надеждой спросила Рай. - Вы ведь шутите? Такого не может быть. В прошлый раз мы тоже думали, что он умер.
  
  Голос девушки срывался на крик, а в глазах стояли слёзы, но каким-то усилием, она ещё держалась и верила, что смерть Ала невозможна.
  
  - Рай, он был в здании, когда внутри взорвалось четыре снаряда РПГ. Все, кто были внутри погибли, - сказал я, обняв девушку. - Когда тебе грустно не сдерживай слёзы. Тебя никто не упрекнёт.
  
  Девушка, тут же, будто прорвало плотину, вцепилась в меня и принялась рыдать, в то время как у меня у самого из глаз текли слёзы.
  Ал.
  
  
  В зале собрания совета.
  
  - Алексеевич, я слышал, что ты был тренером Ала по рукопашке в мирное время. Где же ты нашел такой талант? - спросил Форт, когда все основные вопросы были решены.
  
  - Что? - немного растерянно переспросил лидер фермеров, но потом до него дошел смысл неожиданного вопроса. - Я его не находил. И... Ал никогда не был талантлив.
  
  - Что?! - удивлённо вскинулся Форт. - Да ты издеваешься?! Я видел один раз, как он тренируется. Я такого никогда раньше не видел. Он не использовал стандартных форм и приёмов. И ты хочешь сказать, что он не талантлив? Да с тем, как он натренирован, он идеально подходил для нынешней жизни. Он вообще принадлежит другой Вселенной.
  
  - Ал никогда не был талантлив. Он адреналиновый наркоман и упёртый парень. Был. Благодаря первому... Чем сильнее перед ним был противник, тем больше азарта у него было в глазах. А он всегда тренировался с сильными. У меня в группе было много ребят намного лучше него. Но Алу было мало его одногодок, которые превосходили его, он приставал к старшим, которые шуточно с ним спаринговались, но он и из этого впитывал опыт. А его упёртость... В то время, как более талантливые ребята просто перешагивали через... стену какой-то проблемы, он, из-за отсутствия таланта, по кирпичику разбирал её, при этом его навыки продолжали оттачиваться. Больше чем за двадцать лет пока я тренировал... Я узнал, что есть два типа людей. Первые очень талантливы и ломают границы человеческих возможностей. А вторые... Без таланта, но некоторые из них плюют на
  человеческие инстинкты и лезут туда, куда нормальные люди не полезут, трезво оценив свои возможности. Но именно в таких ситуация, эти безталантливые приобретают опыт и навыки, которые вгрызаются им в подсознание. В какой-то момент такие люди превосходят свои пределы и начинаю двигаться своими приобретёнными инстинктами, ведь в них есть весь опыт и навыки, которые въелись в... саму суть таких людей. Около года он старательно отрабатывал всё, что я ему давал, но всё равно проигрывал своим одногодкам. Почти так же прошел и второй год. А потом в один день, я заметил, что на самостоятельной отработке он лениво отрабатывает приёмы, но так же я увидел, что он не отрываясь наблюдает за старшими. С небывалой концентрацией наблюдает и иногда нарабатывает движения, будто он их противник. Через какое-то время его навыки отточились настолько, что никто из талантливых одногодок не мог с ним соперничать. Так он начал тренироваться только со старшими, а я понял, что приобретённая им база знаний, пусть и небольшая, приобрела большую практичность. Потом он стал усиливать своё тело, делая его идеальным инструментом... - сказал Алексеевич, задумчиво глядя в стену, вспоминая прошлое и вспоминая Ала, которые практически вырос на его глазах.
  
  - Ой, да ладно. Если бы он был таким крутым и сильным, как бы я тогда смогла его ударить? - ехидно отозвалась лидер амазонок. - Он просто был бешеным слабаком с жутковатым взглядом.
  
  - Поверь, глядя на его беззаботное лицо, с которым он ходил большую часть времени и не скажешь насколько он силён. Именно поэтому многие его противники были застигнуты врасплох. Он здраво оценивал возможности противника и находил его слабые точки. В спарингах или шуточных драках, он никогда не выкладывался в серьёз, но на соревнованиях или драках... Его оточенные навыки подавляли его противников. А так он был обычным и нормальным парнем, - с тёплой улыбкой закончил Алексеевич.
  
  - Нормальным? Странное у тебя чувство юмора. Назвать того, кто так естественно управляет людьми, нормальным... - с ухмылкой сказал Форт.
  
  - Ну и как же такой классный боец пропустил мой удар? - воинственно вскинулась амазонка.
  
  - Просто он совсем его не ожидал. Он даже и не подозревал, что лидер группы его ударит. Поверь, если бы он рассматривал тебя, как противника... Он несколько лет тренировал свои глаза. Его кинетические видение было очень хорошо развито. Он был очень зрячим и уклониться для него не проблема. А его концентрация вместе с его зрением... Стоило сделать даже малейшее движение, как он предугадывал, что будет дальше и быстро выбирал вариант дальнейших действий. Радуйся, что ты ему губу разбила. Если бы разбила нос... У него бы, как говорится, упала бы планка. Хладнокровные гнев и месть с которыми он уничтожал своих противников, которые умудрялись разбить ему нос, заставляли действительно дрожать, - хмыкнул Алексеевич.
  
  - Его гибель это конечно плохо. Сейчас хорошие бойцы на вес золота, но у меня предчувствие, что ещё немного и он бы... сорвался, что ли... Он бы стал бешеным волком, которому плевать на все и всех, который может убить, даже будучи смертельно раненным. - буркнул Форт.
  ***
  
  - Анна Павловна, а можно узнать? - подошла к женщине девочка лет 12, которая недавно вместе с семьёй присоединилась к её группе.
  
  - И что же ты хочешь узнать? - с улыбкой спросила Анна Павловна.
  
  - Я слышала, как некоторые говорят о каком-то Але. А кто он такой? Говорят, что он сильный и добрый... - с улыбкой спросила девочка.
  
  - Этого человека нет с нами. Не обращай внимания. А лучше забудь, - сказала женщина и потрепала ребёнка по волосам.
  
  - Ты будешь предан забвению Ал, - тихо сказала Анна Павловна, когда отошла от ребёнка на несколько метров.
  ***
  
  - Слушай, Анж... Я бы хотела спросить... Поздновато конечно, два месяца уже прошло, но... Можешь рассказать про Ала? - неуверенно спросила девушка, которая не дала Алу отпустить последнего выжившего из мужчин, которые держали их в плену.
  
  - Хм... Могу, Док. Два года назад в больницу попал парень с серьёзными травмами. Подрался с тройкой пьяных уродов, которые к девушкам приставали. Я тогда только начала работать медсестрой в больнице. Он был на 4 года младше меня. Знаешь... При этом я, уже записавшая лежащего передо мной 'пациента' в 'дети' совершенно забыла о том, что этот 'ребенок' избил двух здоровенных парней, которые лежали в соседней палате. С начала, я подумала, что он мрачный и циничный тип. Но потом мы начали общаться... Мне тогда доверили только четырёх пациентов, а он был ближе всех мне по возрасту, вот как-то так и начали общаться. Постепенно я поняла, что хоть у него и плоховато с проявлением эмоций, но... Неумение выразить свои чувства, ведь ещё не означает их отсутствие.... Он старался меня подбадривать, когда я была очень уставшая. Старался веселить. С ним я поняла, что иногда присутствие другого человека, даже безмолвное, помогает справиться с отчаянием, усталость, грустью... Хоть иногда он и говорил, что у него нет эмоций и совести, но в нём было намного больше человеческого, чем в других. И был он намного честнее других... Он был скрытным. Из него иногда клещами нельзя было вытянуть и несколько слов, но он умудрялся всё вывернуть так, как ему было удобно. Впрочем, я особо в его тайны и не лезла. О себе он говорить не любил, больше слушал или пытался что-то посоветовать, а когда разговор заходил о нём, он отшучивался. На вопрос, что для тебя самое тяжелое в жизни, он с улыбкой ответил: "Когда дома нет бухла - это очень трудное время. Приходится пить чай и спать трезвым. Иногда жизнь подбрасывает нам нелёгкие испытания". Я сначала несколько секунд осмысливала, что он сказал, потом немного разозлилась из-за его отшучивания, потом посмеялась и сказала, что он бесполезен. Он, оказывается, за словом в карман не лез и сказал, что не совсем бесполезен и может быть плохим примером. Пробыл он в больнице пол года. Сдружились мы с ним, наверное, за месяц. Как раз через месяц, я удивилась, что его не проведал никто из одногодок, только семья. А когда спросила... Тот, кого я считала подростком, с грустной улыбкой ответил, что у них у всех теперь кто-то другой и это нормально... Это был первый раз, когда он удивил меня своей серьёзностью. Потом он как-то сказал: "В сущности, мы никогда и ни с кем не делимся своими мыслями, мы делимся лишь отфильтрованными, обеззараженными, разбавленными водицей растворами этих мыслей". Знаешь... Мы никогда не говорили... о чём-то очень серьёзном в плане друг друга. Мы не лезли в душу друг друга. Единственный раз, когда я себе такое позволила, это сказала, что некоторые решили избегать чувствительности. Они стали толстокожими, и только для того чтобы защититься, чтобы никто не мог причинить им боль. Но цена очень велика. Никто не может причинить им боли, но никто не может и сделать их счастливыми. Я тогда это ляпнула, заметив, что он старается держать эмоции в себе, а только потом поняла, что могу его сильно обидеть. Ал не обиделся. Просто ухмыльнулся. Я всегда была бесбашенной оторвой, но всё равно в некоторых вопросах у меня мелькали розовые пони в голове. За месяц до выписки Ала... Я провела ночь с моим парнем. в общем он меня тогда, по сути, изнасиловал. Я была разбита.Работа не шла, всё валилось из рук. Иногда были срывы со слезами. Я начала бояться, что меня уволят с работы, а найти другую было крайне сложно. Боялась, что кто-то узнает о произошедшем... Всё росло, как снежный ком. Как-то раз меня в слезах увидел Ал и спросил, что случилось. Ну, я и рассказала. Первое, что он сказал, это:"Покажи мне своё лицо". Я не хотела показывать себя зарёванную, а если бы начала пытаться улыбнуться... Ал не любил, когда люди подделывают себя. А мне тогда было важно, что он рядом. Я тогда начала лепетать, что не могу показать лицо, что это будет подделка... И тогда он тихо сказал:"Во время реабилитации и времени, которое я провёл с тобой, я снова научился улыбаться. Искренне улыбаться. И всё благодаря тебе. Ты не должна лить слезы из-за других. Плакать или драться ты должна только ради себя. А по поводу подделки и твоего нежелания, что бы я видел тебя в слезах... Лично я предпочитаю быть самим собой. Пусть хмурым, но собой. А не кем то другим, хоть и развеселым". А стоило мне немного успокоиться и поднять на него заплаканные глаза, как этот гад улыбнулся и заявил, что вырастет большим и сильным, и больше никогда не позволит мне плакать... Услышать такое откровенно детское заявление от восемнадцатилетнего парня, который серьёзно размышляет о некоторых вещах, на уровне взрослых... Я тогда долго смеялась, а потом поцеловала его. После его выписки мы не теряли контакта и иногда встречались, гуляли, но оставались друзьями. - сказала Анж, грустно улыбаясь на последних словах.
  
  - Ясно. Просто... По тому, что я слышала о нём от других. Складывается впечатление, что он был ненормальным. В смысле - не совсем, конечно, сумасшедший, но близко. По крайней мере, именно в таком ключе его действия и заявления воспринимались окружающими. Обычные человеческие слабости и интересы были безразличны ему. Власть не интересовала абсолютно. Слава нервировала и раздражала. Угрозы - просто игнорировались, причем похоже, что одной из причин этого было почти полное отсутствие инстинкта самосохранения. Красивейшие женщины, вызывали в лучшем случае слабый интерес. - сказала Док.
  
  - Ну, он не был обычным подростком. - улыбнулась Анж.
  
  - Я не безнадёжный романтик. Ни в коем случае не позволяла себе это. Но как только поняла, пусть на мгновение, каково быть с тобой... Ты меня обрёк на муки... - тихо сказала Анжела, когда Док ушла, через несколько минут.
  
  Сама же Док, зайдя в свою комнату, подумала, что какая странная, но все же гармоничная пара получилась бы из этих двух людей. Вспыльчивая, решительная, склонная к простейшим решениям любой проблемы Анж, была идеальным дополнением к спокойному, рассудительному, склонному к длинным, идеально выверенным действиям Алу. Сейчас это были просто отстранённые мысли... Когда они были в плену, у Дока возникала мысль сбежать и может найти Анж хорошего парня... Девушка была лидером их женского коллектива и иногда брала на себя то, что должны были делать другие... Она прилично натерпелась и хороший парень мог бы помочь ей восстановиться, да и был бы опорой в новом мире. Ал, как раз был таким парнем, но... Он погиб.
  ***
  
  - Привет, Кок. Я бы хотела поговорить, - сказала Анж, входя в комнату парня и не обращая внимания на полу голую Рай, которая лежала с парнем на кровати.
  
  - И что же ты хотела обсудить? - буркнул Кок, явно недовольный тем, что их с девушкой прервали.
  
  - Хотела поговорить об Але, - сказала Анж.
  
  На мгновение лица Кока и Рай, будто закаменели, а в следующее мгновение мрачный парень ответил:
  
  - Быстро. Я не хочу об этом говорить.
  
  - Расскажи мне о нём. Ты ведь был его другом и мне интересно, какой он был. Его характер, поступки. Я его долго не видела и почти не общалась, кроме, как по переписке, - ответила Анжела.
  
  - Знаешь, Анж... Давай я тебе кое-что расскажу и ты уйдёшь. Тебе многое станет понятно. - сказал немного задумчиво Кок и вздохнув принялся рассказывать. - После одного из наших разговоров, я залез в интернет и рылся в психологии. Некоторые моменты в поведении Ала меня смущали. Прилично порывшись и проанализировав его поведение, я сделал несколько выводов. Он постоянно использовал несколько механизмов психологической защиты. Один из них это смесь изоляции и интеллектуализации. Он целенаправленно удалял из сознания эмоциональную составляющую, но при этом сохраняя полное понимание ситуации. Смесь этих двух механизмов... Он... Я не правильно выразился. Он не удалял эмоции, а абстрагировался от них. Используя эту защиту, человек как бы, переводит свои эмоции на абстрактный, интеллектуальный уровень, рассуждая о них как о неких теоретических понятиях, имеющих к нему некоторое отношение. Так и Ал. Оценивал, что эмоции есть, воспринимал их, как зачастую мешающий фактор, но не недооценивал их значение. Поэтому, иногда удалял или полностью абстрагировался от них. Эта смесь помогала ему защититься от чрезмерного поглощения сознания эмоциями. Вот он и защищал рассудок, что бы хладнокровно рассуждать. Часто, многие эмоции показываемые им... Это то, что было необходимо ситуацией. Как инструмент. Иногда он использовал диссоциацию и смотрел на себя, как бы со стороны. Ну, и самым... любимым... было вытеснение. Он мог устранить, что либо из сознания. Как удалить файлы на компе. Если ему напомнить, со множеством деталей и очень долго рассказывать, заставляя вспомнить, он конечно доставал то, что забывал. Удалил файлы с компа, а потом вытащил их из корзины. Вот и всё.
  ***
  
  Окс устало опустился на кровать и посмотрев в окно, поддался крутящимся в голове мыслям. Ал... Одногруппник. Весёлый собутыльник. Надёжный товарищ. Верный друг. Лидер, который никогда не старался захватить власть, но всегда его слово имело большой вес. Тихий парень, который никогда не привлекал много внимания и только в небольшой компании и только знакомых, проявлял себя. Человек, который мог поддержать шуткой, умным советом или просто взять на себя ответственность за что-то.
  
  Только сейчас, через два месяца, парень осознал, что Ал погиб. Наверное всё это время он надеялся, что парень появится и с ехидной и раздраженной ухмылкой заявит, что все гады и бросили его, а потом устроит грандиозную выволочку. Но... Прошло уже два месяца, а лидер всё никак не появлялся. Спасённые девушки, под началом Окс и Кока, начали тренироваться, подобрали себе индивидуальную снарягу. Сам парень, почти целыми днями пропадал с ними. Отец Кока поправился и сейчас осел, вместе с женой. Симка тоже поправилась и не отходила от Харда, который только недавно начал понемногу ходить. Окс прекрасно видел, что эти двое будут парой. Второй парой будут Рай и Кок. Наверное месяц оба они грустили, но именно это их и объединило. С начала они сопротивлялись тому, что влюбились друг в друга. Слишком свежими были воспоминания про Ала. Но сейчас, по истечении двух месяцев с момента его смерти, они не то, что бы афишировали свои отношения, но и не сопротивлялись и были честными по отношению к себе.
  
  Ал... Как только всё это началось... Когда группа, только что выбравшихся из универа студентов, одела на себя экипировку и взяла в руки оружие... Тогда впервые он заметил странное изменение внешности Ала. Худой, мускулистый, довольно высокий Ал никогда не отличался особой красотой. Обычный парень, который покорял девчонок харизмой, смекалкой и чувством юмора. Но... В тот момент он казался прекрасным. Специфически. Вроде бы все - черты лица, телосложение, походка - в нём оставалось прежним. Все, но не все. Словно странная тень лежала на нем, чуть-чуть, незаметно искажая его черты и превращая хорошо знакомого друга в нечто, чем можно любоваться издали, но что внушает страх, стоит к нему приблизиться. То, чем можно восхищаться. Так прекрасен тигр, вышедший из джунглей, пантера, отдыхающая после удачной охоты, могучий волк, гонящий добычу. И это изменение, пробуждало в снайпере нечто... Глубинное мужское начало. Трепет, уважение, опасение перед тем, кто сильнее, опаснее, опытнее.
  
  Тяжело вздохнув Окс не раздеваясь завалился спать. Ведь завтра рано вставать и тренировать новых членов группы наёмников.
  ***
  
  Алексеевич стоял в небольшой низине, образованной склонами высоких холмов образующих почти замкнутый круг. Здесь были могилы всех тех, кто погиб за время всего этого кошмара. Всего этого зомби апокалипсиса. Двенадцать небольших земляных курганов. Шесть из них были относительно свежими. Это были могилы тех, кто погиб в стычке с фанатиками, которые объединились с неизвестной группой. Но сейчас мужчина целенаправленно шел к последней могиле в этом ряду. Могиле в которой не было тела. На небольшом кресте было выведено "Ал. 20 апреля 19ХХ г. - 15 июня 20ХХ г. Друг, товарищ, лидер, спаситель". Ниже коряво было выцарапано имя и фамилия парня.
  
  - Привет, пацан. Вот решил тебя проведать, - сказал мужчина, открывая бутылку водки, которую держал в руках и выливая немного на могилу. - Выпей. Надеюсь, сейчас тебе лучше, чем нам. Чёрт! Как ты мог так глупо погибнуть? Попытался помочь всем и влип. Не выскользнул из лап костлявой на этот раз. Твою *** и ***. Ты же вырос почти у меня на глазах. Ты просто не представляешь, как противно хоронить молодых. Ал... Сначала надо хоронить таких, как я. Мы уже старые. Но уж точно не таких молодых ребят, как ты или Рок. Вам ещё жить и жить. Прошло уже 3 месяца с момента твоей смерти... Знаешь... Тебе ведь там всё равно, а может это я, из-за старости стал... слишком набожным. Твои ребята месяц к тебе ходили, а потом забыли... Окс два месяца ходил. А сейчас только я хожу... Три месяца, как я почти каждый день, прихожу сюда. И постоянно сердце кровью обливается. Ладно. Пойду к своим. Ещё полно дел. Думаю, ты бы мне плешь проел, если бы увидел, что я так расклеился.
  
  На последних словах Алексеевич улыбнулся и сделав пару глотков водки, развернулся и пошел к воротам территории фермеров, на ходу вытирая выступившие на глазах слёзы.
  ***
  
  Кок и Рай проскользнули в просвет между двумя домами. Спина девушки тут же уткнулась в стену, а руки были подняты, ведь пальцы девушки и парня переплелись и Кок подняв руки Рай, упёрся в стену у неё за спиной.
  
  - Я хочу быть с тобой. Я люблю тебя, - прошептала девушка в губы парня, в перерыве между поцелуями.
  
  - Я всегда буду рядом. И всегда буду твоей опорой, когда у тебя будут трудности, - таким же шепотом ответил Кок, освободив одну руку и погладив девушку по отросшим до лопаток волосам.
  
  Сказав это, парень упёрся в лоб девушки и так, лоб в лоб, они простояли несколько секунд, ощущая, как теплее на душе у них становится от присутствия другого.
  
  - Эй, влюблённые, - ехидно заявил Окс, заглядывая в просвет между домами и мгновенно находя взглядом парочку. - Я уже четыре месяца прыгаю с освобождёнными женщинами. Пора им в свободное плавание. Хард нормально себя чувствует, но лучше тебе Кок отправится с ним и помочь присмотреть за женщинами.
  
  - Хорошо, Окс. Через пять минут буду у ворот, - кивнул Кок.
  
  Окс ушел, а влюблённая парочка напоследок поцеловавшись и тяжело вздохнув, разошлась по своим делам.
  
  Никто из них не знал, что всё это видел ещё кое-кто. На вершине одного из высоких холмов, находящихся в небольшом отдалении от территории фермеров, где лазили наёмники тренируясь в паркуре, лежала фигура в тёмной одежде, держа в руках бинокль...
  
  На дворе была середина октября. Степные суховеи и солнце ещё давали достаточно тепла, чтобы не трястись от холода и чувствовать себя комфортно, но осень уже начинала вступать в свои права.
  Жив? (Часть 1)
  
  Заместитель Форта шел по территории фермеров, автоматически крутя во все стороны головой и вращая в руках небольшой медальон. Задумавшись, мужчина не заметил преграду у себя на пути и со всего маху врезался в неё.
  
  - Твою за ногу, - высказалась преграда голосом Кыся.
  
  - Извини, Кысь. Задумался. - буркнул мужчина, осматривая землю и разыскивая выпавшее из рук украшение.
  
  - Бывает, - кивнул парень и двинул по своим делам.
  
  Медальон обнаружился возле стенки душевой, в которой журчала вода. Подняв украшение мужчина уже собрался двинуться дальше, но услышав, что вода прекратила течь, по неведомой причине повернул голову и увидел парня, который одевался после душа.
  
  Молодой человек приблизительно 19-20 лет. Высокий. Стройная фигура. Нельзя было сказать, что он мускулистый, нет, скорее жилистый. Поджарое тело, как у гончей или крупной хищной кошки. Не было очень развитых мышц, но тело парня было очень рельефным. На левом плече и боку были шрамы. Правое плечо и лопатка было пересеченно множеством шрамов-полосок. От правой трапеции, под левую лопатку тянулся шрам от ожога, а немного выше , параллельно, тянулся тонкий шрам. Левую лопатку пересекал тонкий шрам. На бёдрах ног тоже были шрамы. Парень повернулся и стало видно другие раны. На левой груди был крестообразный шрам. На правой, под соском, тянулся ещё один. Мышцы брюшного пресса пересекал диагональный шрам, а на межрёберных мышцах красовался косой, зигзагообразный шрам. Хоть парень и не выглядел силачом, но мужчина, видевший много людей с разнообразнейшей физической подготовкой, сразу заметил кошачью пластику движений. Парень стоял так, что лицо было в тени и закрывалось мокрыми волосами. Самым удивительным было то, что длинноватые тёмные, почти чёрные, волосы странного парня были с проседью.
  
  Помотав головой, мужчина поспешил в зал собраний, где сидели главы всех групп.
  
  - Извините, что перебиваю, - сказал заместитель Форта, войдя в зал собраний. - Алексеевич, а что это за странный парень у вас?
  
  - Какой парень? - удивлённо спросил лидер фермеров.
  
  - Ну... Молодой. Худощавый. Много шрамов. Примечательное то, что у него волосы немного седые, - сказал заместитель Форта.
  - Я его только что в душе увидел.
  
  - У нас нет таких людей, - настороженно ответил Алексеевич. - Может это из другой группы?
  
  - У меня точно таких в группе нет, - нахмурился Кок.
  
  - Аналогично. - буркнула Анна Павловна.
  
  - Я с женщинами, - уверенно сказала лидер амазонок.
  
  - У меня тоже таких нет. - помотал головой Форт.
  
  - И у меня. Значит по территории фермеров тыняется неизвестный и непонятно как настроенный к нам человек. А судя по тому, что он легко проник сюда, чтобы принять душ, то подготовка у него хорошая, - кисло сказал Хлыст.
  
  - Скажите своим людям, чтобы искали, но старались не устраивать шумиху, - сказал Алексеевич и выскочил из зала.
  ***
  
  Через час безрезультатных поисков, лидеры всех групп со своими замами сидели в зале собраний.
  
  - Чёрт! Неизвестно куда он спрятался и что предпримет, - ругнулся Алексеевич, ударив кулаком по столу.
  
  - Да, ладно тебе. Успокойся. Думаю, если бы он хотел, то сделал... Сомневаюсь, что он не учёл, что его сотрут в порошок, - задумчиво сказал Форт.
  
  - Легко тебе говорить. У тебя ведь по территории не бегает неизвестный призрак, - раздраженно буркнул Алексеевич.
  
  Неожиданно заместитель Форта выдернул из кобуры оружие и навёл на потолок.
  
  - Андрей, ты совсем? - удивлённо вскинул брови Форт.
  
  - Не совсем, - хмыкнул Хлыст, проследив куда направлен ствол пистолета.
  
  На потолочных балках удобно умостился неизвестный в тёмной одежде. Лица было не видно, потому что оно было повёрнуто в другую сторону, но вот тёмные с проседью волосы указывали на то, что пропажа была у всех над головой. А судя по мерному движению груди, призрак, которого сейчас искали все, кто был на территории фермеров, мирно спал.
  
  Андрей, убрав оружие, подпрыгнул и схватив неизвестного за ногу, сдернул с потолочной балки. Неизвестный упал на крепкий стол, но почти мгновенно взвился в воздух и одним, по истине тигриным прыжком оказался в углу комнаты, спиной к стене. Все смогли увидеть, что лицо неизвестного прикрывала маска. Чёрная маска, напоминавшая лицевую часть черепа. Провал глазниц, носа. Острый, треугольный подбородок. Безгубая ухмылка с торчащими клыками. Одет неизвестный был в чёрную обтягивающую одежду, вроде водолазки, на боках были белые линии, повторяющие контуры рёбер. На спине его одежды был рисунок скелета.
  
  - Не думал, что сегодня день собрания, - раздался тихий голос из под маски и неизвестный снял её и поднял наверх волосы, убирая с лица длинную челку.
  
  Немного округлое лицо с пухлыми губами, и прямым носом, обрамлялось длинноватой, беспорядочной прической тёмных, почти чёрных волос, в которой была седина. Недельная щетина контрастно смотрелась с бледным лицом. Левая бровь была опалена и шрам ожога искривил её кончик, из-за чего, казалось, что бровь саркастично приподнята. Левее центра лба, чуть выше правой брови парня, начиналось три параллельных тонких шрама, которые уходили куда-то в волосы. На всех присутствующих смотрели неожиданно холодные, ярко-янтарные глаза, смотрящие на всех отрешённо и безмятежно. Радужка контрастно смотрелась на фоне красных, из-за множества полопавшихся сосудов, белков.
  
  Анна Павловна неожиданно остро ощутила, что стоящий перед ней человек, - не только молодой парень, ровесник её дочери, но и опытный боец и убийца. Такие холодные ясные глаза... Глаза человека привыкшего убивать и отправляться на смерть. При взгляде в эти глаза сразу становилось понятно, что у этого человека не может быть врагов. Живых врагов. А если таковые и появляются, то лишь на очень и очень непродолжительное время. До первой встречи, после которой, вскоре переселялись в мир иной.
  
  - "Мне нравятся его глаза. Никто из моей семьи и подчинённых не мог смотреть мне в глаза. Говорили, что мой взгляд слишком пристальный и давящий. Но этот парень... Его глаза, как у охотника наблюдающего за добычей. Он спокойно смотрит всем в глаза и его взгляд такой кристально чистый и безмятежный, что аж страшно", - мелькнули у Форта мысли, как только его взгляд встретился со взглядом призрака.
  
  Хлыст хотел удивлённо воскликнуть, но проглотил все слова, наткнувшись на взгляд парня. Холодный, властный и буквально подавляющий. Этот взгляд не мог принадлежать молодому человеку 20 лет на вид. Предчувствие опасности, которое никогда не подводило мужчину, взвыло не хуже сирены.
  
  Кок, который стоял у ближе всех к столу и Окс, который стал его заместителем и был у парня за спиной, синхронно выдохнули:
  
  - Ал...
  
  - Я спать, - коротко бросил восставший из мёртвых и стремительным шагом пошел к выходу.
  
  Голос хоть и был тихим и молодым, но в его отзвуках чудился холод... Холод наполненный жестоким безумием. А холодная властность в голосе, казалось, загипнотизировала всех и никто не попытался остановить парня идущего к выходу.
  ***
  
  Я зашел в свою комнату, которую делил с Коком.
  
  - Ты вернулся? - раздался неожиданно голос Рай и она выскочила откуда-то сбоку, одетая только в нижнее бельё.
  
  Радостная улыбка на лице девушки замерла, как приклеенная, когда она увидела меня, а через секунду её глаза удивлённо расширились.
  
  - Ал? - прошептала она.
  
  Я молча развернулся и вышел из комнаты, оставив полуголую девушку за спиной.
  
  - Ал! - раздался за спиной её крик, который меня совершенно не волновал.
  
  Через пару минут я сидел на крыше, осматривая раскинувшуюся внизу территорию фермеров.
  
  - "Почему же нет чувства, что я вернулся? Что я в безопасности". - мелькнула в голове мысль. - "И что это были за люди в зале совета? Хлыст, Анна Павловна, Форт, лидер амазонок, а остальные?".
  
  - Ты не в безопасности. Ведь за четыре месяца, ты понял, что никому не нужна твоя дружба и доброта. Твоё желание их защитить и попытаться дать нормальную жизнь... Ты понял, что твоя, пусть и скрытая, сентиментальность не способна изменить людей в лучшую сторону. Ты осознаёшь всеми своими инстинктами, что скоро опять будешь в опасности. Анна Павловна видела тебя. Ведь уже один раз она стреляла в тебя... Она жива только потому, что её смерть неудобна. Пока что она выгоднее живой. Но вот угрозу про то, что хладнокровно убьёшь всех её близких необходимо освежить в памяти. Сколько шрамов и боли ты получил из-за тех, кто взорвал торговый центр. А сколько ты натерпелся в плену... Сейчас ты прекрасно знаешь, какие они, люди без масок, которые они носили в обществе". - раздался в голове вкрадчивый голос.
  
  - Да. Нужно быть настороже. - буркнул я себе под нос, растягиваясь на шифере, чтобы поспать.
  
  Ага. Наивный. Не успел я даже провалиться в дрёму, как меня затормошили за плечо. Открыв глаза, я уткнулся взглядом в парня, который тряс меня.
  
  - Ал, подрывайся. Пошли в зал собраний, - сказал он.
  
  - Зачем? - удивлённо спросил я.
  
  - Затем. - выдал он ёмкий ответ.
  
  Через пять минут мы стояли в зале собраний, в котором были люди, но не главы групп.
  
  - Ал, мы хотели узнать. Ты вернулся, но даже не поговорил ни с кем. Что случилось? - с тревогой спросил парень, за спину которого пряталась Рай.
  
  - Прости, но мы знакомы? - холодно спросил я, привычно загоняя волну ярости поглубже, неуютно чувствуя себя под множеством пристальных взглядов.
  
  - Э?! Что?! Не понял?! - раздались возгласы от всех этих людей.
  
  Из всех них я знал только Рай.
  
  - Подожди... Только не говори мне, что ты не узнаешь никого из нас, - как-то пораженно и потерянно протянул парень, который меня будил.
  
  - А должен? - недоуменно спросил я.
  
  - Вообще-то да. - ответил он и вывел из толпы какую-то девушку.
  
  Высокая. Красивая. С длинными тёмно-каштановыми волосами, заплетенными в тугую косу, карими, слегка раскосыми глазами, лицо правильное, чистое. Аккуратная небольшая грудь, тонкая талия, красивые бёдра, стройные длинные ноги.
  
  - Ты её узнаешь? - спросил парень.
  
  Девушка смотрела на меня задумчивым взглядом, в котором плескалось недоумение и удивление.
  
  - Я не знаю эту девушку, - холодно ответил я, начиная злиться.
  
  - Жесть... Мы нашли её два месяца назад. Это твоя первая любовь. Ты очень долго испытывал к ней чувства, - сказал парень.
  
  Мне осталось только пожать плечами. Эта девушка никак не воздействовала на мою память, а слова парня вызывали лишь недоумение.
  
  - Ладно... Меня ты узнаёшь? - спросил парень, ткнув себе в лицо пальцем.
  
  - Ага. Видел тебя в зале собраний с лидерами групп, - кивнул я.
  
  Рай за спиной парня всхлипнула и прикрыла рот ладонями. Лицо парня стало хмурым. Впрочем, как и у всех присутствующих.
  
  - Меня зовут Кок. Я твой друг. - буркнул парень.
  
  Моя память даже и не подумала выбросить в сознание хоть какое-либо воспоминание связанное с ним.
  
  - Хорошо. Ты помнишь её? - кивнул Кок и указал на Рай.
  
  - Да. Рай. Снайпер. Встретил, когда начался этот апокалипсис. - кивнул я, действительно вспоминая девушку.
  
  Не просто вспоминая... Всё время, с того момента, как я пришел в себя один в городе и до нынешнего, она была моим ориентиром, моей путеводительной звездой, которая поддерживала меня и давала силы вернуться.
  
  До того момента, пока я, находясь на одном из холмов, не осмотрел территорию фермеров в бинокль и не увидел, как Рай и Кок целуются...
  
  - Ну, хоть что-то - буркнул парень.
  
  Потом были остальные. Хлыст, Форт. Этих двоих я помнил, как и Рай. Но потом... Алексеевич, Кысь, Окс, Симка, Хард... Все эти люди не вызывали у меня никаких воспоминаний. Будто бы я их и не знал, хотя Кок утверждал обратное. Единственным человеком, о котором у меня мелькнули туманные воспоминания была Анж.
  
  Буркнув, что-то типа "Я ещё подумаю, что с ним делать", Кок сказал, что теперь я живу с Анж и распустил всех.
  
  Через 10 минут, мы с девушкой сидели в комнате. Она пыталась завязать беседу, но получалось у неё это крайне неловко. В её словах было много напряжения, а в улыбке натянутости. Через пол часа девушка выругалась и просто рассказала, как мы с ней познакомились, как общались... Так же, она рассказала каким меня видели другие.
  
  Через час рассказа, Анж задала один вопрос.
  
  - Может расскажешь, что с тобой было? - спросила девушка.
  
  Под её требовательным и встревоженным взглядом мне осталось только тяжело вздохнуть и погружаясь в воспоминания рассказывать.
  
  Воспоминания... Они стали для меня настоящим бичом. Чтобы выжить, мне приходилось делать многие вещи... А так же, было много не самых лучших моментов жизни. В памяти хранился ворох боли, отчаяния, ужаса, который я испытал и всё это обрушивалось на меня каждую ночь, будто бы мне было мало дня.
  
  Но судя по тому, что рассказала девушка - она имеет право знать.
  
  - Я пришел в себя... - начал я свой рассказ.
  ***
  
  Я пришел в себя. Сознание возвращалось медленными толчками. Когда же я всё таки тяжело открыл глаза, то уткнулся взглядом в какую-то белую поверхность. Спину обжигала боль, будто на неё плеснули кипятком. Левую бровь нестерпимо жгло. Казалось, в неё воткнули какую-то лучину. По лбу тёк горячий ручеёк, а сами мышцы подёргивало. Кисти чесались от множественных ощущений порезов.
  
  - "Что случилось?", - мелькнула в голове мысль. - "Не помню. Убегал от противников. Отстреливал их с лука. Точнее трёх последних. С улицы раздался рёв и... Чёрт! Последнее, что помню, как меня кувырком куда-то швырнуло".
  
  Не вытянув из памяти больше ничего полезного, я решил выбраться на волю. Попытка пошевелиться прострелила спину острой болью, которая заставила меня сцепить зубы с такой силой, что казалось они сейчас начнут крошиться. Сбросив с себя накрывший меня предмет, я сел и осмотрелся. Меня накрыла пластиковая дверь, в которой раньше было стекло. Чёрный вход в торговый центр был в нескольких метрах от меня, но даже на таком расстоянии, было прекрасно видно уничтоженный и обгоревший зал, а так же чувствовался жар идущий из здания.
  
  - "Похоже меня вышвырнуло из здания взрывной волной", - мелькнула в голове мысль.
  
  Стекло с двери было рассыпано подо мной. Руки были покрыты множеством порезов, в некоторых из которых торчали кусочки стекла. Когда я сел, то на правый глаз начала заливать кровь, которая текла со лба. С трудом встав и подняв лук, который лежал левее меня, я осмотрел себя, проверяя снаряжение. У пары стрел на луке оплавилось оперение и их осталось только выкинуть. Таким образом у меня осталось только пять снарядов к луку. Беретта Таргет неизвестно куда делась. Нож из железнодорожного костыля уютно лежал в ножнах на пояснице. Ножи из рога и кости были в кармашках в рукавах куртки. Хай Капа находилась в набедренной кобуре, а Беретта с глушителем в нательной. Меч З-Киллер всё так же висел в ножнах за спиной
  
  Первым делом, я выбрался с территории торгового центра, но стоило мне приблизиться к улице, как на глаза попалось множество зомби, бредущих к зданию. Осмотревшись и увидев в конце улицы аптеку, я направился туда, постоянно прячась от мертвецов.
  
  Аптека встретила меня прохладой, запахом лекарств и кровью на полу. Убрав лук за спину и достав Беретту с глушителем, я двинулся вглубь зала, цепко всматриваясь в каждую тень. Через 5 минут мной был полностью исследован небольшой зал аптеки и собраны необходимые мне вещи, который были сложены в найденный пакет. Выскользнув из аптеки, я уставился на закатное небо и решил уже сейчас поискать место для ночлега. На мой взгляд виднеющаяся вдалеке автомойка подходила мне. Жалкие пятьсот метров, которые разделяли меня и планируемое убежище были преодолены за пол часа. Постоянные прятки от зомби и накатывающаяся слабость из-за ран и потерянной крови растянули мой путь по времени просто невероятно. В голове был мерзкий звон, будто несколько комаров беспрерывно кружились внутри черепа.
  
  Ввалившись в здание автомойки, я внимательно осмотрелся и побродив по комнатам, и убив одного зомби, который раньше, похоже, был работником, забаррикадировался в комнате персонала. Маленькое узкое окошко с решеткой давало уверенность, что через него никто не залезет, а тяжелый стол и железная тумбочка почти намертво заперли дверь.
  
  В комнате уже был полумрак. Напротив двери была раковина, над которой висело треснувшее вверху зеркало. В центре комнаты стоял столик, на котором валялась пачка сигарет, а вокруг него, стояли диванчик и пара кресел. У окна стоял маленький холодильник.
  
  Лук и ножны с мечом упали в кресло. Туда же отправилась нательная кобура и пояс с обоймами. Сама Беретта легла на стол. Ножны с поясницы легли на стол, возле пистолета. Повернувшись спиной к зеркалу и выворачивая шею, я всё же посмотрел на раны. Спину пересекали множественные раны, но самой крупной из них был длинный ожог, где через прожженную одежду проглядывалось окровавленное мясо. Взяв со стола нож, я распорол в нескольких местах куртку и футболку, после чего начал снимать с себя. Движение всегда отдавалось в спине резкой болью, но когда одежда на ожоге сильно шевельнулась, боль стала настолько сильной, что в глазах потемнело и я со стоном упал на пол. Вытерев выступившие на глазах слёзы и закусив отрезанный рукав куртки, я как можно быстрее начал срывать с себя одежду. Боль была жуткой. Казалось, к коже приложили раскалённую кочергу. Мышцы ныли, жар распространился от ожога по всей спине. Слёзы их глаз текли ручьём, а челюсти свело от того с какой силой они были сдавлены. Но через несколько секунд, которые, казалось, длились вечность, одежда оказалась на полу.
  
  - Ррррмааа, - простонал я, выпустив изо рта рукав и собравшись с силами, посмотрел в зеркало.
  
  На левом плече и боку были шрамы от пуль. Правое плечо и лопатка было пересеченно множеством полосок.
  
  - "Наверное осколками чего-то посекло", - мелькнула в голове мысль, ведь не было не малейшего представления, что случилось.
  
  От правой трапеции, под левую лопатку тянулся ожог, а немного выше , параллельно, тянулся тонкий порез. Ожог выглядел как широкая полоса окровавленной плоти. Левую лопатку пересекал тонкий порез. И все эти раны кровоточили.
  
  Подготовив куски бинта, прицепив к ним пластырь и смазав мазями, я выворачивая руки принялся наклеивать их поверх ран. Достав из пакета с лекарставами анальгин, я закинулся парой таблеток.
  
  - А ведь это уже второй раз. Нужно прекратить надеяться на других. Доверять можно только себе, - мелькнула в голове мысль, которая казалась вкрадчивым шепотом.
  
  Почему-то это подняло волну депрессии и грусти, связанной со сложившейся ситуацией и незнанием, как выбираться. Один в многотысячном городе.
  
  Помотав головой, отгоняя мысли, которые казались голосом, я взял со стола сигареты и порывшись в карманах, нашел свою старую зипу, которую мне подарил друг и с которой я не расставался. Струйка сизого дыма медленно кружась поднялась к потолку.
  
  - Ты просто не хочешь признавать, что уже второй раз влип, - опять мелькнула мысль-шепот. - Людям плевать на тебя. Друзья даже не искали тебя. А ведь ты их спас... Ты ведь боишься привязываться к людям не потому, что тогда они войдут в твою жизнь... Это всего-навсего отговорка. Ты просто ненавидишь слабость и думаешь, что слабые люди - паразиты. Сильные люди созданы для дел, может даже великих, а слабые мешают достижению цели. Поэтому тебе совсем не жаль, когда гибнет слабый человек, ведь выживать должен сильнейший, да? Помогать можно только тому, кто сам пытается что-то сделать. Ты - равнодушный. Ты был готов любить весь мир. Но тебя никто не понял. И ты научился ненавидеть. Но ты скрывал это. Сейчас, ты боишься. Но стараешься сохранить трезвость ума. Вот поэтому тебя и боялись...
  
  Потрусив головой и отогнав мысли, я почувствовал, что в груди поселился комок ненависти, но в то же время меня затапливала депрессия, страх и одиночество. Выхватив их пакета с медикаментами Доксепин, я не глядя выдавил в ладонь несколько таблеток и забросил в рот, тут же принявшись ожесточённо жевать.
  
  - "Надеюсь антидепрессанты помогут", - мелькнула у меня мысль, перед тем, как я лёг на диван и провалился в сон.
  ***
  
  Прошло три недели. Раны заживали и почти не кровоточили. Спину покрывали почти свежие шрамы.
  
  Всё это время я сидел в комнате, только один раз покинув её для поиска еды в супермаркете неподалёку. Заскочив перед этим в магазин, в котором можно было найти всё для туризма, охоты, мотогонок и прочего активного отдыха, который мне как-то показывал друг, я нашел там несколько вещей, которые очень порадовали меня. Рюкзак Maxpedition Falcon-II. Спортивная гоночная куртка FOX, которая напоминала броню, которую я оставил дома. Кевларовые перчатки повышенной прочности Blackhawk S.O.L.A.G. Самым классным был найденный арбалет с открытым прицелом, рукояткой и фонариком, у которого был магазин с болтами.
  
  Схватив всё это и побросав в рюкзак пять найденных магазинов, я вышел на улицу и отправился за едой. Через три часа метаниям по торговому залу, мной был найден... склад. По крайней мере там было несколько больших упаковок с консервами, которые я тут же распотрошил и консервы перекочевали в мой рюкзак. Руки отрывались от тяжести, но жадность и трёхдневный голод были просто шикарными стимулами к тому, что бы дотащить тяжеленный рюкзак до своего убежища.
  
  Я отмотал по городу не больше трёх километров, но на это ушло несколько часов. Вернувшись в свою нору и забаррикадировавшись, я тут же набросился на еду. Так и прошел ещё один день.
  
  Уже вечером, перед тем, как лечь спать, я глянул в зеркало и заметил в своей внешности изменение. Мои глаза поменяли цвет. До ранений их цвет был тёмно-карим, а сейчас они стали янтарными. Пожав плечами и вспомнив, что такое возможно при травмах головы, я завалился спать.
  
  - Ты любишь мир и спокойствие. Ты строил для своих мир и спокойствие. Но драться ты умеешь лучше всех, - мелькнула напоследок мысль-шепот.
  
  И сейчас, по прошествии трёх недель, я собрался выбраться из своей норы и поискать способ добраться домой.
  
  Три недели в четырёх стенах наедине с собственными мыслями-шепотом начали сводить меня с ума. Постоянно затапливающее меня одиночество, страх и депрессия совершенно не улучшали моего состояния. Единственным способом отвлечься была проверка снаряжения, но оно и так было в хорошем состоянии, поэтому много времени не убивала.
  
  За спиной был рюкзак с едой и медикаментами. Слева, прикреплённый фастексом висел лук, а с права закреплённый намертво З-Киллер. Всё остальное снаряжение находилось на своих привычных местах, а руки успокаивающе оттягивала тяжесть арбалета.
  
  Улица встретила меня букетом запахов и звуков. В своей норе я отвык от этого. В городе, даже мёртвом, оставалось много источников запахов и звуков, которые сейчас с упоением ловили мои нос и уши.
  
  Прямо напротив входа на автомойку, на небольшой стоянке окруженной забором из железной сетки, столпились зомби. Казалось, что они пришла на концерт, настолько плотно друг к другу стояли мертвецы. Посмотрев на них, я сразу метнулся в сторону, планируя двинуть в центр города.
  
  Город, который отложил в памяти воспоминания тенистых, из-за множества деревьев улочек, торопящихся куда-то по делам горожан, снующих по дорогам машины... Сейчас извращённой, нереальной карикатурой казались пейзажи, которые окружали меня.
  
  Задумавшись, я не заметил, как зашел в какой-то переулок и почти нос к носу столкнулся с группой зомби, а за спиной послышались хрипы.
  
  - *** , - высказался я и вскинув арбалет в упор выстрелил в голову зомби.
  
  Арбалетный болт пробил голову первого зомби насквозь и вонзился в голову второго. Мертвецы двинулись ко мне. Я же не стоял на месте и перехватив арбалет так, чтобы держать его одной рукой и выхватив меч, я принялся рубить головы.
  
  Удар, поворот, укол, два шага в сторону...
  
  За короткий период, пока я махал мечом и положил ближайших зомби, передо мной образовалось 10 трупов. Оглядевшись и увидев, что зомби заполняют переулок, я побежал к примеченной пожарной лестнице. Возле мусорного контейнера, который должен был стать моим трамплином, стояло двое зомби, мешающие моему движению. Выругавшись, я одним ударом срубил голову первого противника, а вторым разрубил голову второго на две половины. Застрявший в теле мертвеца меч пришлось бросить и разогнавшись за пару метров и оттолкнувшись от контейнера, я запрыгнул на пожарную лестницу, правда чуть с неё тут же не упав, ведь вторая рука была занята арбалетом, выкинуть который меня душила жаба. Забравшись на крышу и посмотрев на столпившихся внизу зомби, которые тянули ко мне руки, я хмыкнул и по крышам продолжил путь.
  ***
  
  Через несколько часов.
  
  Я сидел в зале небольшого бара, который устроился между свадебным ателье и магазином одежды. Большие окна бара выходили на дорогу и даже находясь в другом конце заведения, можно было видеть улицу.
  
  Забежал я сюда, поле того, как наткнулся на несколько групп зомби и пришлось уносить ноги, попутно отбиваясь. Один раз меня схватило несколько мертвяков и чуть не схарчили. Отбился. Но потерял М9 с глушителем. Обидно было до слёз. Я уже молчу про три потраченных магазина к арбалету. В каждом из которых по пять болтов. Сейчас я сидел в баре, спрятавшись от прошедших вниз по улице мертвецов и ругался. Долго, вдумчиво, с эмоциями и не повторяясь.
  
  Моё занимательное занятие, которое помогало отвлечься прервал звук частых, но тихих хлопков. Удивлённо покосившись на улицу, я с центра зала переместился за барную стойку и уже оттуда выглянул.
  
  По улице, прямо по центру дороги, шло 7 человек. Все в военной форме. АК, СВД и прочие виды пулеплющихся вещей с глишителями, уж очень удобно лежали у них в руках, что показывало насколько эти люди привыкли к оружию. Военные, ну или наёмники, уверенно шли по улицам и стреляли в зомби. Спокойно и хладнокровно. Через несколько секунд, когда на улице не осталось живых мертвецов, военные просто продолжили движение, будто на прогулке, при этом переговариваясь.
  
  - "Ну и какого... хм, в общем, не будем ругать при детях. То есть при себе. Что за дела? Военные ходят и зачищают город? Они могут помочь мне вернуться? Если у меня получится убедить их в своей не враждебности для них", - мелькнули в голове мысли.
  
  - Ага! Есть такая птичка, на иве живёт. Наивняк называется. Помогут они вернуться. А потом догонят и ещё раз помогут, - мелькнула мысль-шепот, которая стала привычной.
  
  - "Какого чёрта они так спокойно ходят? Зомби их просто количеством задавят, быстрее чем у них патроны закончатся. Они что, с дуба рухнули и прям головой на бедного ёжика?", - продолжали мелькать в голове мысли, пока я наблюдал за военными.
  
  В этот момент один из них, что-то рассказывая, принял гордую позу "А нам на вас начхать". Ага. Видали мы таких. Как зомби навалятся, так первым паниковать будет.
  
  Решив пропустить странных военных и не связывать с ними, я облегчённо вздохнул, когда они поровнялись с баром.
  
  - " Уф! Прошли мимо. Пронесло... Радует, что не меня, а вообще", - мелькнула в голове глупая мысль.
  
  Будто услышав мои мысли, группа мужчин развернулась в мою сторону. Решив, что меня как-то заметили, я высунулся из-за барной стойки и помахал им рукой, но в следующее мгновение нырнул обратно, потому что военные вскинулись, зазвучало несколько хлопков и пули разбив стекло впились в моё укрытие. На улице раздались короткие команды и до моего слуха долетело приглушенное, но чёткое "Убить".
  
  Высунувшись с боку от стойки, я выпустил в приближающихся мужчин болт, но вместо низа живота одного из них, вскользь задел бедро и тут же пришлось прятаться от пуль, которые шквалом обрушились на стойку.
  
  Взведя арбалет, я выскочил из бара и тут же метнувшись в сторону, спас свою жизнь. Солдаты не думали отпускать меня или допускать оплошность. Пока пятеро перезаряжалось, один был наготове и именно он разрядил пол обоймы длинной очередью, перечертив то место, где я должен был стоять.
  
  Я же помчался к магазину одежды и на ходу выстрелил в стекло во всю стену, которое было вместо двух угловых стен. Как только осколки стекла осыпали меня, в паре метров справа, злобно прожужжала очередь, которая оставила серию дырок в стене.
  
  Проскочив магазин и тут же нырнув в переулок за ним, я собирался двинуться в сторону парка. Ноги уверенно несли меня в сторону старенького парка, который сейчас зеленея кронами деревьев, купался в лучах медленно заходящего солнца. Пару раз в опасной близости свистели пули, но сразу после этого мой маршрут начинал хаотически меняться.
  
  Заскочив в парк, который всегда был довольно густо засажен деревьями, я помчался в направлении центра, чтобы там сориентироваться и двинуться к одному из выходов из парка.
  
  Планам было не суждено сбыться...
  
  Когда меня и центр парка разделяло не больше ста метров, слух царапнул звук, который я не слышал из-за бившегося в голове пульса и своего громкого дыхания. Утробное, низкое урчание мотора. И это была явно не обычная машина. Не успел я даже удивиться, как деревья справа от меня будто начали взрываться изнутри.
  
  Не задумываясь, я нырнул в ямку, появившуюся после того, как небольшое деревце выворотило с корнем и тут же свернулся клубком. Над головой грохотали выстрелы и чувствовал я себя, будто сижу в барабане. Вспышки огня ослепляли, грохот выстрелов закладывал уши, деревья попавшие под пули разрывало на куски и вокруг меня стояла метель из острых щепок. Пару раз эти деревянные снаряды проносились в сантиметрах от моей головы.
  
  - Ааааа!!! - заорал я, стараясь хоть как-то отвлечься от урагана, который бушевал у меня над головой и своей мощью
  затапливающий меня отчаянием и... ужасом.
  
  Свинцовый шквал бушевал над головой не дольше десяти секунд, но участок парка выглядел так, будто здесь побывали сумасшедшие дровосеки. Пока стрельба не стихла я пару раз чувствовал, как по бёдрам что-то чиркнуло, оставив после этого острую боль. Ползком выбравшись из ямы, я бросился прочь из парка, заметив в дыму и пыли силуэт БТРа с направленным в мою сторону дулом КПВТ.
  ***
  
  Я прекратил бежать только минут через 10, а полностью прекратил движение пару минут назад. Страх гнал меня подальше от военных, не хуже кнута или натравленного на меня пса. Слишком был велик страх перед жутким КПВТ БТРа, который за несколько секунд изменил внешность части парка. Страх, отчаяние, бессилие, гнев, боль от ран... Всё это смешалась во мне коктейлем, который в любой момент мог вырваться из сосуда сдержанности и хладнокровия, превратившись в банальную истерику, которая приведёт меня к краху. Сейчас, я сидел в магазине, в котором раньше продавались ножи и тупо пялился себе на пах, где было мокрое пятно.
  
  - Доверяй инстинктам. Природа не учила проигрывать, - мелькнула в голове мысль-шепот. - Но сначала тебе нужна мотивация, что бы выжить. Ведь это твои же лекции...
  
  - "Мотивация...", - шевельнулась в голове ленивая мысль.
  
  Эта самая мысль, как светлячок в непроглядном мраке, принялась блуждать по моей голове, натыкаясь и "освещая" воспоминания. Через пару секунд была найдена мотивация
  
  Семья. Тепло, которое я снова ощутил побывав на военной базе и которое вернуло меня в норму, всего лишь после ночи разговоров. И неожиданно... Рай. Смущённая, отчаявшаяся, напуганная, раздраженная, злая, ехидная, со слезами на глазах, с улыбкой...
  
  - "К чёрту всё. Ради этой улыбки я могу стать и демоном", - проскочила в голове ясная мысль.
  
  - Отлично. Мотивация... Ресурсы... Ты слаб. Если так пойдёт и дальше, они убьют тебя и ты не вернёшься к Рай. Ты забыл кое-что... Важное. Ты нашел ЭТО, когда выживал месяц. А потом снова спрятал ЭТО. Сама природа наделила тебя этим. Впрочем, как и всех людей, но ты отточил ЭТО. Просто прими их. Покажи свои клыки. Оголи свои когти. И убей каждого, кто встанет на твоём пути. Прими свои инстинкты... - мелькнула мысль-шепот.
  
  - Я хочу убить их всех, - тихо сказал я, разговаривая сам с собой.
  
  На смену гневу и бессилию пришло какое-то странное холодное и настороженное равнодушие. Словно часть меня мгновенно покрылась льдом и теперь отстранёно наблюдала за происходящим, не испытывая никаких эмоций. Другая, живая, стала прикидывать какие удары и приёмы использовать в случае рукопашной. Какие позиции можно занять, если меня сейчас найдут. И всё это спокойно рассудительно, с подсчётом возможного риска и запасных вариантов. Кажется, я начинаю понимать, какое состояние самое страшное. Не бешеная ярость, а вот такая отстранённая наблюдательность. Когда эмоции просто исчезают, а разум холодно решает поставленную перед ним задачу.
  
  - Отлично. Теперь думай... Успокойся. Противники убийцы. Их способности неизвестны, но цель ясна. Убить тебя и уйти. Они тоже не знают о твоих способностях. Особой разницы в условиях нет. Всё будет зависеть от способности анализировать положение... После моста ты хотел измениться - ты изменился. Ты хотел остаться собой - но не получилось. А сейчас ты потерял всех своих друзей. Но знай - ты найдёшь других. Таких же как и ты. Сейчас ты один. И ты становишься сильнее. Ведь нет никого, кто может помочь... И никого, чтобы поддержать. Ты один. И теперь ты будешь один, - крутилась в голове мысль-шепот, которая уже была привычной.
  
  - Один... Значит нужно быть одним всегда. Сейчас психика у меня расшатана. Я ведь уже пробовал это... Вытеснение. Нужно выбросить из памяти всех, кроме семьи и мотивации. - буркнул я себе под нос.
  
  - Удивительно, как легко отказываешься от того, с чем вчера, думалось, невозможно расстаться.- мелькнула мысль-шепот. - Ты должен настроится на быстрый анализ окружающего. А приблизительная стратегия: "Пришел, увидел, всех вырезал и ушел". Это будет легко... Просто убивать без конца. Люди умирают но тебя это не касается. Ты должен выжить... Ты будешь просто убивать без конца, чтобы выжить.
  
  - I relate to your kind,
  Your design, your devotion to wait...
  Get your brain on the prize
  Then die inside...
  Mindset of a killer..
  With your mind
  Outthink
  Mindset of a killer..
  With your gaze
  You paint the room
  Blood red with tears
  
  Я тихонько напевал песню, продолжая выталкивать из головы всё лишнее. Всё, что не помогает мне выжить при этом пуская в голову всё больше информации: запахи, звуки, шевеление теней за окном...
  
  - Грр-ааа-ааа-аай-лллаа-ааау-ууу-ууу-уууу!!!!!
  
  Этот вой-рык прозвучал через пару часов, после того, как я оказался внутри здания, обозначая окончание моей подготовки и готовность сражаться.
  ***
  
  Алексей уверенно вёл группу по улице. Его группа из 7 человек, уже второй раз была заброшена в город, где они проводили зачистку. Верха не хотели бомбить город, полностью не убедившись, что выживших не осталось. Была поставлена простая цель - убедиться, что город полностью стал красной зоной. Это официальный приказ. Неофициальный, высказанный в лицо лично старшему группы и при закрытых дверях гласил, что все опасные элементы, которые, возможно, не смогут ужиться в городе, будут нести потенциальную угрозу или будут опасны для города, должны быть без сожаления уничтожены. Алексею осталось подчиниться приказу.
  
  Красная зона... Территория на карте, разукрашенная красным маркером. На эту территорию стекались зомби со всех окрестностей и было совершенно не ясно, что их привлекало.
  
  Отряд. Семь человек. Все бывшие военные или военные, которые состояли на службе, когда начался апокалипсис. Алексей, которого все называли Батя. Андрей - сапёр. Никита был близнецом Макса. Оба они снайперы и дополняли друг друга. Артём. Угрюмый мужик лет 27, который иногда за целый день и слова не скажет, но когда дело касается работы, то пожалуй, это самый надёжный человек. Вадим. Невысокий мужик, которого вроде выдернули из такой же группы, только полностью состоящей из ВДВшников. Последним членом отряда был Лёха. Обычный вояка, как и остальные члены отряда. В парке, по плану, их ждал БТР, который должен был их забрать. Вооружение группы было на уровне: Макс нёс СВД. Никита Винторез. Артём держал в руках РПК. Остальные были вооружены АК 74М. Так же у всех были ножи, пистолеты Форт 12 и Варяг. Остальное снаряжение каждый подбирал лично для себя. Главным условием для вооружения был глушитель.
  
  Мысли совершенно не мешали Алексею выполнять привычные действия. Стрельба в зомби пока не опустеет магазин, перезарядка и продолжение движения или продолжение стрельбы.
  
  Как только отстрелялись, Андрей начал, что-то рассказывать, но Алексей его, как обычно не слушал. Да и не стоит всегда внимательно слушать человека, получившего в отряде прозвище Шут.
  
  - Эх! Классно бы было в баре посидеть, - сказал Шут.
  
  - В каком баре? Да и где ты его найдёшь? - буркнул с конца колоны Никита.
  
  - Так справа стоит, - с сожалением вздохнул Макс, перехватывая поудобнее СВД.
  
  Вся группа, как по команде повернула головы в указанном направлении. Неожиданно в глубине бара, в котором раньше были огромные окна, шевельнулась тень. Нервы у всего отряда были натянуты до предела, поэтому все мгновенно вскинулись и в тень полетела приличная тучка свинца.
  
  - Андрей, обойди справа. Никита, Макс, займите позицию за грузовиком. Вадим, Лёха, Тёма и я приближаемся и выкуриваем. Убить, - быстро раздал приказы Алексей.
  
  Неожиданно Лёха упал, держась за бедро. За ним лежала стрела. Точнее арбалетный болт. Мужчина тут же нырнул в укрытие и показал, что всё нормально. Этот укус от неизвестного был весьма неожиданным. Алексей даже задумался: "А не специально ли был промах?". То, что после выстрела в барную стойку отстрелялись Вадим, Тёма и Алексей, совершенно не давало уверенности, что неизвестный умер.
  
  Мысли мужчины были прерваны неожиданным поступком неизвестного. Парень выскочил из бара и тут же метнувшись в сторону, буквально выпрыгнул из под очереди. А в следующее мгновение он помчался к магазину одежды и выстрелив на бегу в стекло, разбил обе стеклянные стены и нырнув в падающие осколки, скрылся из виду за углом.
  
  Мысли Алексея сразу упорядочились. Неизвестный был ранен и это было тяжело не заметить по изорванной и окровавленной во многих местах одежде. Следующей мыслю было поймать странного парня, но эта мысль уже в следующее мгновение была перечёркнута воспоминанием о приказе. Парень, который ранен, но легко сбегает от отряда военных... Это опасный человек.
  Если ещё человек.
  
  Началось преследование, которое больше напоминало охоту. Стоило только неизвестному оказаться в зоне видимости, как в него начинали стрелять, но ему везло и в последний момент он менял направление или дёргался в сторону и все пули проходили мимо. Иногда парень начинал до ужаса хаотично менять маршруты, стараясь запутать погоню и сбить со следа, но преследователи не отставали.
  
  - Батя, он в парк несётся. Мы там его потеряем. - коротко выдохнул с боку Шут.
  
  - Броня, к вам несётся противник. Как только покажется - открывайте огонь, - сказал в рацию Батя, стараясь не сбить дыхание.
  
  Не прошло и 20 секунд, как где-то в глубине парка раздался грохот выстрелов КПВТ.
  
  - Быстро бегает, - уважительно крякнул Вадим.
  
  Когда группа подбежала к опушке парка, то выстрелы прекратились, а достигнув БТРа, они не обнаружили ожидаемое тело неизвестного.
  
  - Прочесать окрестности, - бросил Батя и принялся искать следы.
  
  Через 10 минут Никита нашел пятна крови и арбалет в яме, появившейся из-за вывернутого с корнем дерева.
  
  - Берём след, - отдал приказ Алексей и группа продолжила охоту.
  ***
  
  Неизвестный паренёк оказался весьма не плох. Через пять минут, след резко обрывался и теперь группа прочёсывала район, стараясь найти его следы.
  
  - Бать, может ну его? - спросил Макс и выстрелил в зомби, которые брели к группе.
  
  Снайпера поддержал близнец и через пару секунд небольшая толпа зомби превратилась в мертвые тела.
  
  Ответить мужчина не успел.
  
  - Грр-ааа-ааа-аай-лллаа-ааау-ууу-ууу-уууу!!!!!
  
  Этот рык-вой, разнёсшийся в сумерках... Сердце Алексея пропустило удар и сразу же заработало в бешеном темпе. Этот крик пробрал до самой печенки и заставил волосы на голове непроизвольно зашевелиться. Это было объявление готовности. Тот, кто так кричит уже готов идти в последний бой.
  
  Группа мгновенно собралась и двинувшись в направлении звука, через пару минут стояла недалеко от двухэтажного магазина "Королевский клинок".
  
  В глубине здания мелькнула тень, но никто из группы не стрелял, остановленный движением Алексея.
  
  - Никита, Макс, займите позиции для стрельбы. Остальные идут на штурм, - с ухмылкой сказал Батя и поудобнее перехватив автомат, аккуратно двинулся к магазину.
  
  Неожиданно мимо пронеслась какая-то тень и Макс, который не успел занять позицию, в отличии от Никиты, упал со стрелой спине.
  
  Шут мгновенно вскинул дуло оружия и открытое окно на втором этаже было расстреляно. В ответ немного с боку прилетела очередная стрела, которая попала мужчине в плечо. Сейчас уже Вадим вскинул оружие и окно с открытой форточкой разлетелось осколками.
  
  Никто толком и не заметил, когда Лёха успел проскочить к зданию. Мужчина показал, что бы его прикрыли плотным огнём, просочился внутрь едва приоткрыв дверь. Не успели члены отряда вскинуть оружие, как откуда-то сверху на мужчину упала тень и ещё в падении несколько раз выстрелила. Все сразу открыли шквальный огонь, но через несколько секунд, когда осколки окон и стекла с двери опали на асфальт, стало понятно, что неизвестный опять ускользнул.
  
  В окне за которым следил Алексей показалась тень. Мужчина сам не мог сказать почему сразу не открыл огонь, но он через прицел видел, как возле окна появился противник. На лице парня была широкая улыбка, напоминающая оскал. Стоило только мужчине подумать о выстреле, как неизвестный растворился в глубине здания.
  
  В это время Артём и Вадим приблизились к зданию. Алексей двинулся за ними, показав Никите, что бы он стрелял при любом подозрении.
  
  - Захожу. - тихо буркнул Артём и вошёл в здание.
  
  Следом последовали Вадим и Алексей, которые сразу разделились и начали обследовать просторный первый этаж, осторожно передвигаясь, так как в зале было много стеллажей. Артём в это время поднялся на второй этаж. Сверху раздался короткий стук, звук выстрелов и короткая возня, которая прекратилась так же быстро, как и началась.
  
  - Батя, я наверх, - буркнул вошедший пару секунд назад Шут и первым двинулся на второй этаж.
  
  Артём лежал возле лестницы. В теле мужчины было сразу три ножа. Никто даже и не попытался проверить жив ли он, ведь с ножом в шее, голове и груди, просто не живут.
  
  - ***, - выругался Шут. - Убью.
  
  Но то, что случилось в следующее мгновение поразило Вадима и Алексея. Откуда-то сбоку, коротко прогудев в воздухе, прилетел томагавк и воткнулся в голову Шута с такой силой, что мужчину немного отбросило.
  
  Военные тут же принялись стрелять в сторону откуда прилетел топорик и остановились только, когда не осталось патронов.
  
  - "Да, что за ерунда?! Почему? Почему он продолжает сражаться, хотя понимает, что у него нет и шанса?", - мелькнула в голове Алексея мысль.
  
  Как только пустые магазины были отщёлкнуты от автоматов из пыли, поднятой пулями попавшими в стену, выпрыгнул противник.
  В руках у парня был нож.
  
  Вадим поднырнул под удар неизвестного и отшвырнул к лестнице. Парень тут же вскочил, увидев, что военные потянулись к поясам, где в кобурах были пистолеты. Два коротких удара выхваченным керамбитом, были нанесены грамотно и прицельно: лезвие ножа звякнуло о дуло и пистолет Алексея отлетел к стене. Второй удар порезал предплечье Вадима, а последовавший удар ногой, выбил пистолет и у него.
  
  Парень, как белка крутился между мужчинами, прекрасно понимая, что, как только они дотянутся до пистолетов, для него всё будет кончено и стоило им потянуться ко второму пистолету, как он тут же начал действовать. Неожиданный удар в голень заставил Алексея на мгновение застыть, последовавший удар в пах согнул его пополам, а удар коленом и толчок сбросили
  мужчину вниз по лестнице.
  
  Вадим остался один на один с неизвестным. Мужчина даже и не думал тянуться к пистолету и быстрым движением извлёк один из ножей.
  
  - Потанцуешь? - зло ощерившись спросил военный, выписывая ножом перед собой восьмёрки.
  
  - Я вас убью, - тихо сказал парень.
  
  Глаза его были широко открыты и не моргая следили за Вадимом. Мужчина чуть ли не кожей ощутил, что парень обнажил своё желание убивать.
  
  - "Сколько раз он уже с этим сталкивался? Скольких убил этот парень?", - подумал военный, наблюдая за парнем, который пока не шевелился.
  
  Вадим не обнадеживался. Он уже множество раз видел, как даже самые безобидные люди начинали убивать, борясь за свою жизнь. Нынешний мир принимал только одно правило: убей или будешь убит.
  
  В следующую секунду, страх ледяной иглой вонзился в сердце мужчины. Парень сделал шаг, а на его лице блуждала лёгкая улыбка, в то время, как его кристально чистые и безмятежные глаза наблюдали за мужчиной.
  
  Вадим сделал пробный выпад и парень неожиданно бросившись вперёд, поднырнул под руку мужчины и оказавшись возле небольшого прилавочка, взял лежащий на нём нож.
  
  Шух, шух... Ложный выпад и удар в плече, но парень легко уклоняется и сам пытается достать шею, но наткнулся на блок и лезвия звякнув, тут же изменили позиции.
  
  - "У него глаза прирождённого хищника", - со странной грустью и безнадёжностью подумал мужчина.
  
  У него, конечно, ещё была надежда на Батю, но парень не церемонился, когда отправил старшего группы в полёт с лестницы.
  
  Удар, уклонение, ложный выпад, шаг назад... Ножи выписывали просто невероятные фигуры, стараясь нырнуть в открытое пространство и добраться до тела противника.
  
  - "У тебя мало опыта", - мелькнула у Вадима снисходительная мысль.
  
  Схватив парня за руку, мужчина попытался провести болевой, но парень вырвался, явно причинив самому себе боль. Но не успел он освободить руку, как мужчина нанёс серию ударов. Кулаком, ногой, ножом... Парень старался уклониться, но всё равно все удары его достали, только удары от ножа, вместо смертельных ран, оставили просто длинные порезы или неглубокие раны. Неизвестный схватил очередной нож и подпрыгнув попытался ударить военного в шею, но легко уклонившись он мощным ударом ноги отправил его в полёт к стене.
  
  Вадим посмотрел на полусидящего у стены парня. К итак изрядно окровавленной одежде добавились новые пятна крови. На лице крови тоже было предостаточно.
  
  - "Единственная причина по которой ты сражался, лишь в том, что ты неопытен и не можешь оценить силу противника. Но сейчас... Ты должен понять. Когда ты осознаешь разницу в силе между тобой и твоим оппонентом, твои мысли и тело дрогнут. Это основы, пацан", - подумал Вадим, потянувшись к пистолету.
  
  Неожиданно парень вскинулся и стремительным рывком сократил дистанцию. Удар ногой в кисть, выбил из руки пистолет, в то время, как вторая рука попыталась провести болевой на кисть другой руки.
  
  Вадим легко отпустил нож и вырвавшись, достал другой.
  
  Удар, обман, уклонение, выпад... Змеиным движением парень заблокировал руку с ножом и противники принялись кататься по полу, стараясь нанести, как можно больше ударов своему врагу.
  
  Вадим и не заметил, когда руки парня перестали ему мешать. Короткое, встряхивающее движение он даже и не заметил. Нож из кости вонзился в шею мужчины, в то время, как второй раз за разом стал пронзать бок. Парень не оставлял своему противнику никаких шансов. Захрипев, мужчина упал на своего противника сверху.
  
  Алексей, оправившись после удара, двинулся на верх. Всё время пока он старался привести себя в порядок после удара и падения, он слышал на верху звук драки.
  
  Стоило только мужчине подняться на второй этаж, как он пораженно замер. С того момента, как его скинули с лестницы и когда он оказался наверху прошло секунд 15-20. Вадим лежал лицом вниз, а из его шеи и бока торчали рукояти ножей.
  
  - Ты чего побледнел? Можно подумать, что ты испугался, - раздался сбоку насмешливый голос.
  
  Посмотрев в сторону звука, Алексей увидел парня. Окровавленное лицо и одежда, широко открытые глаза и широкая улыбка-оскал.
  
  Батя попытался достать пистолет, но противник стремительно сократил дистанцию и пистолет отлетел в сторону. Мужчина попытался ударить наступающего противника, но его руку сбили в сторону и хищно блеснувший нож вонзился в его живот.
  
  - Ну, вот и всё, - сказал парень, глядя сверху вниз на Алексея своими холодными глазами.
  
  - Никита, вали отсюда. Беги от этого монстра, - прохрипел мужчина, достав рацию.
  
  С полусонного лица наблюдавшего за мужчиной парня слетела сонливость и губы расплылись в широкой улыбке-оскале.
  
  - Ты поторопился назвав меня монстром так быстро. Ты будешь слышать, как я разберусь с твоим подчинённым, - улыбаясь сказал парень и оставив мужчину медленно умирать, ушел.
  
  Через несколько минут на улице раздался короткий вскрик и несколько выстрелов, а ещё через пару минут, когда внизу
  хлопнула дверь, раздался душераздирающий вопль, перемешанный с хрипами мертвецов.
  
  - "Он ранил Никиту, выстрелами привлёк зомби и бросил умирать. Чёртов монстр. Мы проиграли, потому что были уверенны в своей силе. У нас не было желания убить защищая свои жизни. В отличии от него... Он был готов умереть", - мелькнула в голове Алексея мысль и глаза мужчины закрылись.
  Жив?(Часть2)
  
  Я сидел на подоконнике городской библиотеки и занимался варварством. Вырывал из книг страницы и делая из них самолётики, запускал в воздух, напевая под нос песню.
  
  - I spoke to god today,
  And she said that she's ashamed.
  What have I become, what have I done?
  I spoke to the devil today,
  And he swears he's not to blame.
  And I understood, cuz I feel the same.
  Arms wide open, I stand alone.
  I'm no hero, and I'm not made of stone.
  Right or wrong, I can hardly tell.
  I'm on the wrong side of heaven,
  And the righteous side of hell.
  I'm on the wrong side of heaven,
  And the righteous side,
  Righteous side of hell.
  I heard from god today,
  And she sounded just like me.
  What have I done, and who have I become.
  I saw the devil today,
  and he looked a lot like me.
  I looked away, I turned away!
  Arms wide open, I stand alone.
  I'm no hero, and I'm not made of stone.
  Right or wrong, I can hardly tell.
  I'm on the wrong side of heaven,
  And the righteous side of hell.
  I'm on the wrong side of heaven,
  And the righteous side,
  The righteous side of hell.
  I'm not defending, downward descending,
  Falling further and further away!
  I'm closer every day
  I'm getting closer every day,
  To the end.
  The end, The end, the end,
  I'm getting closer every day
  Arms wide open, I stand alone.
  I'm no hero, and I'm not made of stone.
  Right or wrong, I can hardly tell.
  I'm on the wrong side of heaven,
  And the righteous side of hell.
  I'm on the wrong side of heaven,
  And the righteous side of hell.
  I'm on the wrong side of heaven,
  And the righteous side,
  The righteous side of hell.
  
  - Может хватит песни петь? Тебе не хватает музыки, но все песни, которые ты поёшь себе под нос, заставляют тебя испытывать лишние эмоции и забивают голову ненужными мыслями, - раздалась в голове привычная мысль-шепот. - Опять ты начал задумывать над гуманизмом, цинизмом, эгоизмом и прочей ерунде. Нет ничего плохого в том, чтобы использовать других ради выживания. Это совершенно нормально. Отбрось жалость и используй всех и каждого. В этом мире все люди руководствуются только одним - выгодой! Выгодой, ничем больше! Для себя, для своих родных, близких ... Да для кого угодно! А все эти добро, зло и прочая туфта - не более чем ширмы в театре или знамена, поднятые над головой во имя достижения собственной цели. И тебе должно быть плевать, плевать, что думают о тебе все остальные. Дважды плевать на то, что говорят! И поэтому ты должен поступать так, как считаешь нужным, так, как должно поступать тебе, как ты того желаешь и хочешь!!! А не в соответствии с чужими представлениями, желаниями и требованиями.
  
  - Да я и не заморачиваюсь. Просто устроил небольшой самоанализ. Сначала, казалось, что винтики у меня в голове разболтались, но... Если посмотреть на это, учитывая нынешнюю ситуацию, то винтики сидят вполне плотно. Просто не в том направлении к которому все привыкли. Ведь многие мыслят старыми категориями, не учитывая происходящее и цепляясь за прошлое и цивилизованность, как за идеал. У меня сейчас появились привычки, которые въелись в саму мою суть. С точки зрения мирной жизни они бесполезны, но вот преодолеть эти привычки, которые появились в результате моей адаптации к происходящему... Я понял, что, если человек много убивает, его сердце черствеет и он не замечает смертей. Там, в оружейном магазине, я спокойно убил военных, а после занялся мародёрством. Похоже именно этого и боялись все, когда смотрели на меня. Почему-то, когда я сражаюсь, рискую жизнью и лишаю жизни других, я чувствую себя живым... И самое забавное то, что мне нравится убивать, - тихо сказал я, глядя на опускающиеся на город сумерки.
  
  - Ты стал убийцей и привык к этому. Что и не удивительно, ведь ты живёшь в прекрасной обстановке "съешь или будешь съеден". То, что ты чувствуешь себя живым... Это скорее ощущение роста, ведь в битве ты приобретаешь опыт, а чем убийца опытнее, тем он смертоноснее. Раньше ты испытывал целую гамму чувств, когда сражался, хоть и умело держал себя под контролем, умея собраться и поступать даже не логично, с точки зрения других. Вспомнить хотя бы начало. Пока препода убивали, все сидели и пачкали штаны, а ты спокойно убил зомби, действуя просто на рефлексах и инстинктах. А сейчас, когда ты убиваешь, ты поразительно спокоен и твой разум кристально чист. Всё таки ты сейчас одинок, а к одиночеству привыкаешь очень быстро, быстрее, чем хотелось бы. А условия твоей жизни... В таких условиях очень легко себя потерять. - раздалась в голове мысль-шепот.
  
  - Да... Я помню, как потерял всё в один момент. Такая лёгкость... Но... Я помню Рай... Строгую, серьёзную, смущённую, подобную ребёнку. Она даёт мне силы, чтобы когда-нибудь я вернулся. - буркнул я.
  
  - Ага. Только жаль, что выбраться сложно. Зомби здесь навалом. Гораздо больше, чем жителей города. - прозвучало в голове.
  
  - Зато посмотрел на людей... - буркнул я, вспоминая.
  
  Несколько раз у меня были встречи с группами выживших, за которыми я из дали наблюдал. Впечатление они оставили не самое лучшее. Как только группа сталкивалась с трудностями, как в ней начинались разброд и шатания. Просто лидер старался соблюдать демократию. В особо острых ситуациях дело иногда доходило и до драк. И тогда я понял, что стоит сорвать с людей привычную им личину цивилизованности, как они опускаются до уровня животных. Люди - слабые и трусливые создания. Ради своих целей, даже самых жалких, они не моргнув глазом обрекают других на страдание. Не моргнув глазом убивают. Люди куда больше заботятся о себе, чем о ком-то другом. Именно перед лицом смерти основные инстинкты людей вылезают наружу. Когда всё идёт по сценарию, они готовы строить из себя... Но стоит произойти хоть одной неувязочки, как вся наигранность тут же улетучивается.
  
  - Знаешь, что я думаю? Одиночество - часть человеческого существования. Не важно, как сильно люди стремятся друг к другу или ранят друг друга... Они никогда не будут понимать полностью понимать друг друга. Так, что не парься. Это в догонку к мыслям о Рай. И вообще. Будь мужиком. Нарциссизм - вид самой чистой любви. Ты ведь уже заморозил своё сердце, а теперь, когда наступил конец света, ты в предчувствии того, что началась жизнь каждой минутой, начал размораживать его. А ведь в мирное время ты не очень любил сближаться с людьми... - раздалась мысль-шепот, вырывая меня из воспоминаний.
  
  - Да. Мне не нравилось сближаться с людьми. Парни, который заводятся от одного вида порно или эротики. Девчонки, которые уверенны, что ими заинтересуются, если они оголят грудь или ноги. Такому, как я, кому в тягость находится в компании, остаётся только одиночество. Из-за лицемерности людей, я начал смотреть на мир через призму злости и цинизма. Ни счастья, ни наслаждения... А сейчас я продолжаю сходить с ума в одиночестве. Поэтому не важно, сколько времени пройдёт. Моё сердце останется онемевшим и замёрзшим, не способным растаять. - тихо прошептал я.
  
  - За то, когда вернёшься будет весело. Все, кто дома, не понимают, что когда возникает серьёзная дилемма, люди превращаются в монстров. Ты и так для них не понятен, а значит они тебя опасаются, а после того, как ты отбросил всё... - прозвучала мысль-шепот. - Забавно... Ты решился бросить всё. Твои мечты и надежды разрушились... В тот момент ты перенёсся в иррациональный мир. Ведь нельзя назвать нормальным то, что ты держишься в этом ужасе, лишь на одном желании вернуться к семье и Рай. Полную трезвость ума сохранить не удалось. Похоже, каждый взрослый в какой-то момент жизни начинает терять рассудок.
  
  Посмотрев на улицы города, я увидел цепочку людей, которые аккуратно перемещались вдоль стены здания, но расстояние было слишком большим, что бы рассмотреть детали. Улыбнувшись и забросив в рот горсть таблеток антидепрессантов, я сорвался с места, надеясь поговорить с людьми.
  ***
  
  В то же время.
  
  Рай сидела в компании Лисы, которую недавно нашли в городе Окс, Анж и Док. Когда Кок увидел девушку, то не понятно откуда узнал, но после оказалось, что это первая любовь Ала. Сейчас, по прошествии нескольких дней, девушка пообвыклась и прекратила постоянно настороженно озираться на каждый шорох.
  
  - Знаешь, Рай... Я и некоторые девушки завидуют тебе. - тихо сказала Лиса. - Ал, он был хладнокровным, ни на что не реагирующим... Он запер себя в своём мирке. Это повлияло на его мировоззрение. Однажды он сказал: "У любви нет пола. Она горяча, безумна и грязна. И важно только наслаждение". Кок полная противоположность Алу. Он делает всё для тебя и старается чтобы ты радовалась даже мелочам.
  
  Рай посмотрела на девушку кивнула и остальное время, пока они улучшали одежду снайперов, девушки провели в молчании.
  ***
  
  Прошло два месяца с зачистки. Отец Кока осел на территории фермеров вместе с женой. Симка поправившись от ран не отходила от Харда.
  
  Сам Кок сейчас сидел в комнате Рай и ждал, когда девушка вернётся, после того, как улучшит одежду снайперов.
  
  Тихонько хлопнула дверь, отвлекая его от мыслей, а в следующее мгновение Кок и Рай слились в поцелуе.
  
  Через какое-то время, когда безумство страсти прекратилось и парочка удобно устроилась на кровати, парень принялся умиротворённо играть с прилично отросшими волосами девушки и улыбаться.
  
  - Что? - спросила Рай, заметив эту улыбку.
  
  - Ничего. Просто кристально ясно понял, что люблю тебя. Что ты теперь вся моя жизнь. Что я схожу по тебе с ума. И что до тех пор пока я живу, мне достаточно просто чувствовать твоё сердцебиение. - тихо сказал парень.
  
  - Кок, я боюсь. Постоянно боюсь, что ты не вернёшься с очередной вылазки. Мы сейчас живём в мире, где невозможно быть уверенным даже в следующей минуте, - сказала девушка.
  
  - Я буду оберегать тебя, - просто сказал Кок и поцеловал Рай.
  
  Почему-то девушка сразу расслабилась, поверив в слова парня.
  ***
  
  Я аккуратно, но уверенно двигался в направлении группы замеченных мной людей. Мимо проносились окна разбитых заведений и домов, брошенные машины, пятна крови, брошенные вещи и ощущение полной заброшенности витало повсюду. Через несколько минут движения, я оказался в пяти метрах от группы, прокравшись в тени и скрывшись в глубине разгромленного зала свадебного ателье. Группа из десяти человек уверенно двигалась вдоль стены, поводя по сторонам оружием.
  
  - Ищем убийцу прошлой группы. - раздался тихий голос из головы колонны.
  
  - Опять военные. И ищут тебя. Это может быть опасно, - пронеслась в голове мысль-шепот.
  
  - Да не волнует, кто они. Они ищут меня, а значит я их просто убью. Устраню потенциальную угрозу, - прошептал я себе под нос, пристально глядя на военных и настраиваясь на охоту.
  ***
  
  
  - Ускорится. Что-то мне здесь не нравится, - сказал лидер группы, идя в голове колонны.
  
  В тот же момент, из-за спин, из темноты раздался какой-то голодный и одновременно издевательский вой. Мол, бегите-бегите, всё равно найду.
  
  Группа мгновенно рассредоточилась по укрытиям и все принялись настороженно осматриваться.
  
  Неожиданно один из членов отряда коротко вскрикнул и тут же захрипел. Все обернулись на звук и увидели, что мужчину пришило стрелой к старой деревянной доске объявлений. Тут же сбоку раздался короткий хрип и находящийся на другой стороне улицы мужчина упал, орошая асфальт кровью из перерезанного горла, а в переулке у него за спиной мелькнула тень.
  
  - Всем собраться. Быть настороже. Он учитывает свои способности и способности противников. Учитывает окружение. - быстро сказал командир.
  
  Отряд быстро перегруппировался и двинулся к трёхэтажному зданию на конце улицы.
  
  - Может стоит его спровоцировать? Может он начнёт действовать более открыто? - спросил один из членов отряда, когда группа почти добралась до планируемого укрытия.
  
  - Конкретные идеи? - спросил лидер, не прекращая настороженно осматриваться.
  
  - Так себе. - буркнул предложивший и отойдя немного от отряда принялся кричать. - Эй!!! Может хватит играть в прятки? Или у тебя кишка тонка выйти против нас? Ты даже не может в открытую сражаться, как мужик? Ты просто трус! Ничтожество! Только и можешь стрелять и резать парней из-за угла или со спины! Ты просто крыса! А вот мы сторожевые псы и не боимся столкнуться с тобой лицом к лицу!
  
  Военный пристально всматривался в прилежащие постройки, краем сознания отметив, что отряд добрался до укрытия. Мужчина уже принялся пятиться, когда заметил в одном из разрушенных одноэтажных заведений появившийся силуэт, а в следующее
  мгновение ему в горло вонзилась стрела. Последней мыслью военного было то, что убийца просто дал себя увидеть и сожаление о том, что он не смог предупредить отряд.
  ***
  
  - "В здании окопалось семь человек. Будет проблематично, но реально. Оружие у меня, после оружейного магазина и посещения клуба исторического фехтования, предостаточно", - подумал я и начал красться к зданию.
  
  Пользуясь тьмой, наступившей безлунной ночи, я прокрался к одному из окон трёхэтажного здания, напоминавшим маленький дом-коммуналку.
  
  Внутри здание встретило меня тишиной и приглушенным звуком шагов и команд. Вспомнив, где оставил рюкзак с вещами и луком, перед охотой, я быстренько пробежался руками по снаряжению, проверяя, как всё сидит. Нож из железнодорожного костыля был в ножнах на пояснице. Керамбит с длинным лезвием, который заменил керамбит Тритон покоился в ножнах на левом бедре. Хай Капа висел в кобуре на правом бедре. Lasciel's Blade - нож с чёрно рукояткой и узким лезвием хоукбилл из дамаска был на левом боку. Нож Tendick BRT Blade с широким и длинным, около 17 сантиметров, лезвием Боуи с маленьким скосом щучки, был в ножнах над ножом из костыля. На левой стороне груди покоился нож с длинным лезвием нестандартного Боуи, где скос щучки начинался почти от рукояти. Выкидной нож Spyderco с серрейтором на лезвии был спрятан в кармашке в рукаве. Rockstead Kon-DLC Japanese Knife был спрятан в другом рукаве, что из-за его не очень большого размера прекрасно позволяло это сделать. Нож Spartan Blades с очень жироким лезвием Боуи устроился на правой стороне груди. Три ножа G3survival устроились по всему поясу: метательный нож с симметричным и широким лезвием устроился на животе, широкий хоукбилл на левом боку, рукоятью вперёд, чтобы было удобно достать правой рукой и на правом боку устроился широкий Боуи с рукояткой, будто продолжающей линию обуха лезвия.
  
  Я прекрасно понимал, что с такой нагрузкой множеством железок у меня будет страдать подвижность, но на некоторое время мне нужна тишина, а бросать оружие скорее всего придётся. С такими мыслями я двинулся по одному из коридоров.
  
  Неожиданно из-за угла выскочил один из военных и пораженно уставился на меня, но уже в следующую секунду начал вскидывать автомат. Я схватил дуло оружия, не давая ему подниматься и выхватив метательный нож, несколько раз широкими ударами перерезал мужчине горло до самых шейных позвонков и после очередного удара, на обратном движении, вонзил нож ему в подбородок и аккуратно опустив, тут же двинулся дальше по коридору. На меня вышла пара военных, которые попытались вскинуть автоматы, но им тут же пришлось сменить его на ножи, ведь я оказался между ними. Spartan Blades выхваченный из ножен на груди принялся разозлённым шмелём жужжать, вспарывая воздух, стараясь достать противников. Было очень сложно драться на ножах с двумя опытными противниками в узком коридоре. Не успев среагировать, я пропустил удар в шею. Меня спасло то, что я был в движении и смертельный удар оставил порез от основания шеи к трапеции, возле верха лопатки. Один из противников поймал меня в болевой и чтобы освободиться, мне пришлось бросить нож, но тут же в руке оказался нож с левой стороны груди и смертельный танец продолжился.
  
  Выпад, удар, обманка, уход...
  
  Самым сложным было то, что в темноте не возможно было полностью увидеть длину лезвия ножа, за что я и поплатился, получив лёгкий порез через левый глаз. На мгновение меня сковал страх лишиться глаза, но следующий порез, появившийся у меня на плече и осознание того, что глаза я не лишился взбодрили и заставили двигаться.
  
  Оба противника попытались взять меня в клещи, но благодаря отступлению и оттягиванию врагов за собой, для нарушения их координации и тут же последовавшего прорыва, у меня получилось полностью нарушить координацию противников.
  
  Наконец-то у меня получилось поймать одного из них на обманку и зайдя к нему в бок, я вонзил нож ему под лопатку. Бросившийся на меня второй военный не дал добить раненного, но и сам тут же получил рану на рёбрах. Пару раз они попытались меня задавить и мной пару раз предпринимались попытки контратаки. За это время мне разбили нос, губы и добавили рану на груди. А у военных тоже добавилось ран: один из них держался за проткнутое плечо, а второй прикрывал дырку на боку и старался не наступать на ногу с длинным и глубоким порезом. Я устремился в атаку и сделав обманное движение, поднырнул под удар одного из военных и оказавшись у него за спиной, воткнул, почти вбил, нож ему в затылок. Выхваченный керамбит, коротко просвистев в воздухе, окончил траекторию вонзившись в бок шеи второго военного.
  
  Руки немного тряслись от напряжения, гулявшего в крови адреналина и полученных ран.
  
  Не успел я перевести дух, как из-за угла вышел новый противник. Военный всего секунду осматривал трупы двух своих и в следующее мгновение потянулся к висящему на ремне автомату. Стремительно сократив дистанцию и на ходу вытянув Tendick BRT Blade и атаковал. Но мужчина спокойно встретил меня двойкой в лицо, сразу прервав мою атаку и тут же сам атаковал выхваченным ножом. Глубокий порез появился под правым соском. Мой удар крест накрест был спокойно пропущен мимо, а вот его диагональный удар был стремительным и у меня на животе появился диагональный порез, в лицо прилетел новый удар, а удар ногой отбросил меня к стене.
  
  - "Неужели это конец? Это мой предел?", - опустошенно подумал я, тяжело дыша и наблюдая за приближающимся мужчиной. Перед глазами появилась Рай и это дало мне сил. - "Нет! Ещё не конец!"
  
  - Я убью всех вас, - хрипло сказал я, встав на ноги.
  
  Мужчина ничего не говоря стремительно атаковал. Но он явно не ожидал, что я вместо уклонения, пойду на него. Левую грудь украсил крестообразный порез от двух ударов, а когда я оказался в плотную к военному, то боднул его головой в лицо и воспользовавшись заминкой, воткнул нож ему в горло, рывком расширяя и удлиняя рану.
  
  Пошатываясь, я поднялся на второй этаж, где услышал приглушенные шаги. В руке успокаивающей тяжестью лежал Хай Капа.
  Когда я держа пистолет перед собой, поднялся на второй этаж, то на руку, из-за угла, опустился мощный удар прикладом, выбивший пистолет. С другой стороны выскочило второй мужчина, но умер мгновенно, когда я оказался рядом и воткнул ему в глазницу Lasciel's Blade. Военный, который выбил у меня пистолет, навёл на меня автомат, но мой удар ногой, тут же увёл дуло в сторону, но мой бок мгновенно украсил длинный порез. Мужчина не заметил короткого движения правой рукой, поэтому когда Kon-DLC оказался у меня в руке и тут же воткнулся ему в шею, он удивлённо уставился на меня быстро стекленеющими глазами.
  
  Подобрав пистолет, я направился к лестнице на третий этаж, но тут же метнулся в сторону из-за оставившей строчку пулевых отверстий у меня под ногами очереди.
  
  - Я тебя убью, монстр. Ты убил прошлую группу и теперь убил мою. Я заберу тебя с собой, - раздалось сверху лестницы.
  
  Я выставил из-за угла руку и расстрелял обойму в слепую. Ответом мне была длинная очередь. Когда моего слуха коснулся звук отщёлкнутого магазина, я мгновенно оказался на лестнице и перепрыгивая через несколько ступеней помчался на верх. На верху лестницы была баррикада из перевёрнутого стола, а за ней никого не было. Но стоило мне приблизиться, как из-за стола вынырнул мужчина и ударил меня ножом. Лезвие оставило порез на щеке, а вот мой удар коленом отбросил мужчину от лестницы, но он тут же вскочил на ноги и двинулся на меня, выписывая ножом перед собой восьмёрки.
  
  - Монстр! Как ты можешь сражаться с такими ранами? Ты счастлив, убивая людей для того, чтобы выжить? - с гневом говорил мужчина, пробуя достать меня дальними выпадами.
  
  - Хочешь сказать убивать плохо? Я знаю. Но у меня был выбор, между убийством и моей смертью. Я собираюсь убивать и выжить, ради собственного счастья, - тихо сказал я, попытавшись поймать военного на обманку.
  
  - Это не правильно. Мы же цивилизованные люди, - сказал мужчина, и нанёс два удара крест на крест.
  
  - Я не прав? В нынешнем мире есть только одно правило: прав сильнейший. Нападай и убедись, что я прав, - равнодушно ответил я и сорвался в стремительную атаку.
  
  Быстрый обмен ударами закончился длинным диагональным порезом через всю грудь у военного и порезом на плече у меня.
  Неожиданно мужчина крутанулся вокруг своей оси и нанёс удар ногой, который впечатал меня спиной в стену. Я тут же сделал длинный выпад, но он легко уклонился и нанёс удар ногой и сразу следом попытался вонзить нож мне в подбородок. Уклонившись, я попытался атаковать, но попался в болевой и бросив нож, вырвался. G3survival с левого бока перекочевал в руку. Мужчина стремительно напал, нанося серию ударов, каждый из которых мог прекратить бой. Наши ножи столкнулись и тут же мне в бок прилетел удар кулаком. Я же сразу прыгнул на военного, нанося мощный удар, но его удар ногой выбил у меня из рук нож. Мужчина бросился на меня, попытавшись вонзить нож в шею, но G3survival с правого бока уже был в руках и удар наткнулся на блок. Через несколько секунд кружения по комнате и быстрого обмена ударами, я лишился этого ножа и ножа из железнодорожного костыля.
  
  - Вот и всё. Ты остался без оружия, - ухмыльнулся мужчина и бросился в атаку.
  
  Я выхватил Хай Капу, где оставил последний патрон и выстрелил. Военный в последний момент бросился в сторону и пуля прошла мимо.
  
  Короткое движение левой рукой и тут же щелкнувший выброшенным лезвием в руке оказался Spyderco, и разогнавшийся в атаку мужчина, не успел среагировать на короткий, без замаха удар. Лезвие с серрейтором легко нанесло глубокую рану на шее противника, из которой тут же мощным потоком хлынула ярко-алая кровь.
  
  - Монстр, - просипел мужчина с яростью глядя на меня.
  
  - Они мертвы, - сам себе сказал я, через пару минут, глядя на труп.
  
  На остатках сил, я собрал оружие, которое валялось у меня на пути, даже не глядя, что подбираю и через несколько минут, подобрав рюкзак и лук, там, где и оставил перед боем, спустился в примеченный ранее подвал и забившись в промежуток между стенной и стеллажом, потерял сознание.
  Жив? (Часть 3)
  
  Я пришел в себя из-за того, что рюкзак с прикреплённым к нему луком, который я обнимал, когда потерял сознание, начал тянуться куда-то в сторону. От ощущения нарастающей беззащитности, мои глаза стремительно открылись.
  
  Надо мной склонился мужчина лет 35 и тянул из моих рук рюкзак. Когда мои глаза открылись, он удивлённо уставился на меня.
  
  - Ой! Ты живой, - удивлённо выдал грабитель, рассматривая меня.
  
  - Брось, - тихо сказал я.
  
  Правда тот хрип, который вырвался из моего горла сложно было назвать нормальным голосом.
  
  - Извини. Я думал, что ты умираешь или уже умер. Тебе ведь вещи и оружие тогда ни к чему, а мне бы пригодилось, - затараторил мужчина, зачем-то оправляя свою изорванную и грязную одежду.
  
  - Не умираю, - буркнул я, выползая из своего убежища.
  
  Внутренности скрутил голод, который только усиливался от осознания того, что продуктов у меня в рюкзаке нет.
  
  Неожиданно с улицы раздались множественные хрипы зомби и я на автопилоте схватив мужчину за шиворот, полез назад в своё убежище.
  
  - Да, что ты делаешь? Ты дурак? Они же нас сожрут, - начал сопротивляться он.
  
  - Заткнись, - буркнул я, заметив, что по лестнице спускается один из зомби.
  
  Стоило только нам забраться туда же, где я и был без сознания, как на лестнице раздался грохот и в подвал упало несколько мертвяков, которые тут же начали медленно вставать.
  
  - Дай мне убежать, раз собрался умирать, - прошипел мужчина, продолжая вырываться и с ужасом глядя через щель в ящиках на стеллаже на зомби, которые начали бродить по подвалу.
  
  Мне осталось тяжело вздохнуть и вырубить его. Медленно опустившись на пол, я принялся ждать удобного момента, чтобы выбраться.
  
  ***
  
  Через несколько часов, когда зомби разбрелись по подвалу и странно затихли, я выбрался из своей норы и проскочив мимо них, выбрался на улицу, попутно проверяя снаряжение.
  
  Нож из железнодорожного костыля был в ножнах на пояснице. Керамбит с длинным лезвием покоился в ножнах на левом бедре. Хай Капа висел в кобуре на правом бедре. Lasciel's Blade - был на левом боку. Нож BRT Blade был в ножнах на правом боку. Выкидной нож Spyderco с серрейтором на лезвии был спрятан в кармашке в рукаве. Kon-DLC был спрятан в другом рукаве. Нож Spartan Blades с очень широким лезвием Боуи устроился на правой стороне груди. За спиной был рюкзак, где лежали медикаменты, скатка одежды снайпера, которую я сделал, пока был заперт в четырёх стенах и когтистые перчатки, которые я нашёл, когда убегая от зомби забежал в клуб исторического фехтования. С одной стороны с рюкзаку крепился лук, а с другой катар, который я тоже нашёл в клубе фехтования.
  
  Всё остальное оружие я оставил неудачливому грабителю. Пусть пробует выживать. Правда сделать это было тяжело... Не то чтобы меня жаба душила, нет. Оружия у меня было предостаточно. Просто... Мало кому удавалось объяснить состояние, когда держа в руках оружие я успокаивался. Оружие - это...уверенность и спокойствие.
  
  Я вернулся в здание городской библиотеки и пару часов потратил на то, чтобы зализать раны, а стоило мне закончить, как сознание провалилось в полу сон, полу забытьё.
  
  ***
  
  Проснулся я от зазвучавшего близко звука двигателя. Живот тут же жалобно заурчал, но мне оставалось только отмахнуться от его попрошайничества. Когда я выглянул в окно, то увидел, что возле здания напротив, остановился микроавтобус, из которого вышло несколько хорошо вооруженных мужчин.
  
  - "Военные? Нет. За мной? Что это за люди?" - крутились у меня в голове настороженные мысли. - "Атакую первым".
  
  Мужчины тем временем спокойно прошли от машины к зданию моей берлоги.
  
  ***
  
  Охотники городка выживших, который расположился за городом, уверенно вошли в здание городской библиотеки. Но не успели мужчины сделать и нескольких шагов, как из ниши в стене выскочила тень и пронеслась мимо них к выходу. Несколько пуль, выпущенных вдогонку попали в стены и оставили несколько пулевых отверстий у беглеца под ногами.
  
  - ****, - высказался один из мужчин, держась за щёку, а из под пальцев у него текла кровь.
  
  - Андрюха, что случилось? - встревожено спросил лидер Охотников.
  
  - Да эта тварь мне чуть шею не вскрыла, - яростно сказал пострадавший и убрал руку, показывая рану.
  
  Щеку мужчины украшал длинный порез, начинающийся от уголка губ и заканчивающийся возле уха.
  
  - За ним, - коротко бросил лидер группы.
  
  - Антон, нафиг он нам нужен? - спросил один из охотников.
  
  - Он ранил нашего. И он за это ответит, - холодно сказал названый Антоном и вышел из здания.
  
  ***
  
  Уже несколько часов Охотники гонялись по городу за беглецом. Парень старался запутать следы, иногда скрываясь в переулках, но Охотники на то так и назывались, что иногда им приходилось охотиться и на двуногую дичь.
  
  Беглеца старались подстрелить, целясь в ноги, но тот, словно чувствуя, начинал абсолютно хаотично петлять и выдавать кульбиты, что существенно усложняло прицеливание не то что по ногам, а в самого беглеца.
  
  - Поймаем падлу - прибью, - коротко буркнул Андрей, стараясь не сбить дыхание.
  
  Несколько минут назад парень предпринял очередную попытку подловить охотников, но мужчины были настороже и не попались под пули, выскочив из очередного переулка.
  
  - Отчаянная у нас дичь, - буркнул Антон, испытывая азарт.
  
  Неожиданно бегущий впереди парень вскинул пистолет вверх и принялся стрелять в небо.
  
  - У него крыша поехала? - удивлённо спросил Сергей.
  
  Когда магазин закончился, парень резко метнулся в сторону и скрылся в здании больницы.
  
  Охотники рассредоточились недалеко от входа, но всё же остались на расстоянии, которое не мешало бы разговорам.
  
  - Выкурим беглеца? - азартно спросил Сергей
  
  - Дайте мне его. Убью урода, - яростно прошипел Андрей.
  
  - Тоха, ты над чем задумался? - спросил Макс, заметив задумчиво сведённые брови лидера группы.
  
  - Задумался над тем, как мы бежали. Что-то в этом не так. - задумчиво ответил мужчина.
  
  - У меня задница траблы чует, - высказался самый молодой член группы.
  
  - Вот и я о том же, Лёха. - буркнул Антон.
  
  Но не успели мужчины ничего конкретного решить, как из переулков и улиц, окружавших больницу волной попёрли зомби.
  
  - Твою! Он нас сюда вёл. - выругался Антон, заметив, что пути к отступлению отрезаны и охотникам теперь только дорога в больницу.
  
  - В здание. Бегом. - коротко сказал он и первым сорвался с места.
  
  ***
  
  Я прекратил бежать, только тогда, когда потерял счёт поворотам и понял, что заблудился.
  
  По всей видимости, в этой больнице было что-то вроде пункта эвакуации или же чья-то база. На полу были разбросаны упаковки медикаментов, пустые банки из под тушенки и прочий мусор. Но больше всего на полу было гильз. Похоже, что здесь был ожесточённый бой: в стенах было множество пулевых отверстий, следов копоти, трещин, выщерблин, оставленных, скорее всего, гранатами и пятна крови. Кровь была на полу, стенах и иногда на потолке. Нередко встречались сооруженные из различной мебели баррикады, пол возле которых был усыпан гильзами и телами. Плотно заколоченные окна не давали света, из-за чего в коридорах царил полумрак.
  
  Я медленно шёл по мрачному коридору, пристально вглядываясь в каждую тень. Слева, вдоль стены, стояло несколько кресел каталок и кушеток, а справа, в одну кучу были свалены тумбочки и вешалки для одежды. По середине коридора висела люминисцентная лампа, которая раньше освещала коридор.
  
  Обстановка была мрачной и пугающей, поэтому нервы были напряженны до предела. Поэтому, когда в конце коридора мелькнула тень, тело выхватило пистолет и нож, даже без участия мозга.
  
  За спиной послышался шорох и я резко развернулся в сторону звука, но ничего не увидел. За спиной и откуда-то сверху раздался треск и лязг, на который я мгновенно обернулся. Висевшая под потолком люминисцентная лампа, лишившаяся одного из креплений и прочертив в воздухе дугу, стремительно приближалась. Единственно, что я успел сделать, так это начать движение в сторону, но тяжелая лампа была быстрее и вскользь зацепив меня, она саданула по правой половине тела с такой силой, что меня кувыркая в воздухе отбросило на пару метров, сильно ударив о стену из-за чего в голове тут же помутилось.
  
  Стоило только мне встать на ноги, как в конце коридора, среди сваленных в кучу кроватей, замелькали тени, в которые я тут же прицелился, стараясь сфокусировать зрение. Тени пошатываясь приближались и стали слышны хрипы... На меня шла толпа из нескольких десятков зомби.
  
  Понимая, что в бой ввязываться бессмысленно, я сорвался с места и побежал в боковой коридор, но в конце него тоже начали появляться зомби. Зарычав и слыша за спиной хрипы других зомби, я побежал не разбирая дороги и полностью ориентируясь на слух.
  
  ***
  
  Прошло уже четыре дня, как я бегаю по больнице, иногда вступая в бой с небольшими группами зомби. Четыре дня наполненные страхом, напряжением, гнетущей атмосферой больницы, сном в пол глаза и голодом. Через день мне посчастливилось найти чудом оставшуюся банку тушенки, которую я тут же съел, даже на чувствуя вкуса, а сейчас уже третий день внутренности крутил голод.
  
  Постоянная слабость и помутнённый рассудок из-за голода... Приходилось прикладывать просто титанические усилия, просто чтобы бежать от очередной толпы или же сражаться, чтобы пробить дорогу. Сердце постоянно колотилось, во рту, казалось, разместилась пустыня, а в глаза словно набросали песка... Пить хотелось неимоверно. Но воды не было. В голове то и дело всплывали образы бутылки с холодной водой, ванны, озера или речки, но от них становилось только хуже и приходилось отгонять эти мысли. Но вместо них закрадывались другие. Точнее другая. В голове начинал крутиться вопрос: когда я в последний раз справлял нужду? Ответа на этот вопрос у меня не было. Память занимали воспоминания коридоров, зомби, запустения в кабинетах...
  
  Несколько раз я пытался оторвать доски, которыми заколотили окна, но сделали всё на славу, поэтому сбежать через окно не представлялось возможным. Выбраться через вход, как и вошёл, тоже не было возможности: зомби, которых я привёл за собой намертво перекрыли холл, набившись с улицы. Моя идея обернулась против меня. Несколько раз до слуха долетали приглушенные выстрели и даже несколько взрывов, но уже почти сутки на слух давила гнетущая тишина, изредка прерываемая бродящими по зданию зомби.
  
  Чтобы не свихнуться в этой обстановке, я напевал под нос песни, но заметил, что с каждым разом мотивы становились всё мрачнее, поэтому пришлось прекратить, и тут же в голове принялись крутиться мрачные мысли... Словно местная обстановка старалась надавить на мой мозг и сломать меня.
  
  Сейчас, я брёл по одному из коридоров, тщательно вслушиваясь в каждый шорох и стараясь, чтобы не начать слышать то, что хочется. А хотелось услышать голоса семьи.
  
  ***
  
  Сергей шёл по коридору и старался прикинуть, где же могут находиться остальные члены группы. Два дня назад, во время очередной стычки с зомби, мужчина откололся от группы, свернув во время бега не в тот коридор.
  
  Гнетущая обстановка давила на психику взрослого мужчины посильнее огромных тисков. Сергей даже не представлял, как с этим справляется парень, которого сюда загнали. Если он, конечно, ещё жив...
  
  Неожиданно мужчина услышал спереди короткий звон, словно кто-то наступил на гильзу, которые в предостаточном количестве покрывали пол. Охотник взял оружие на изготовку, готовый в любой момент вскинут калаш и открыть огонь. Мужчина медленно двигался по тёмному коридору, видя впереди очертание лестницы. Когда он дошёл до неё и посмотрел на верх, то обомлел: на верху лестницы стоял парень, которого охотники гнали, чувствуя азарт и желание отомстить за пострадавшего товарища. Но, как изменился парень за эти несколько дней: одежда покрыта пылью, левый его глаз был закрыт повязкой, а правый, янтарный, с покрасневшим из-за полопавшихся капилляров белком, не блестел и казался мёртвым, а в тёмных волосах появилась седина, хотя парню на вид было лет 19-20.
  
  Парень лишь бросил короткий взгляд на мужчину и прыгнул. Сильный прыжок, который по самой короткой траектории бросил его тело на врага.
  
  Сергей вскинул калаш и выпустил длинную очередь, но парень подтянул ноги к себе и все пули проходили под ним.
  
  Время для охотника словно растянулось. Вот летящий на него парень с подтянутыми к плечам коленями. Пули проходили под ним, хотя мужчина поднимал ствол автомата, но катастрофически не успевал... Парень врезался коленями в грудь Сергея, так, словно приземлился на автомат в его руках. Охотник упал на пол, чувствуя, как упавший на него противник ломает коленями рёбра и во рту появляется солёный вкус крови. Последнее, что увидел мужчина это коротко блеснувший нож с широким лезвием.
  
  - "Этот парень убьёт. Точно, легко и спокойно", - мелькнула в голове мужчины последняя мысль, когда его взгляд пересекся с холодным взглядом противника.
  
  ***
  
  Я встал с мёртвого противника и быстро схватив калаш, проверил есть ли в подствольнике граната. Она там была, вызвав у меня на лице радостную улыбку. Сорвав с разгрузки две оставшиеся гранаты, я помчался по коридорам к выходу.
  
  Холл встретил меня множеством звуком шагов, из-за постоянно бродящих зомби и хрипами. Слева от лестницы, на которой я находился, был выход, через который в тёмный холл светило яркое дневное солнце.
  
  Сев на одно колено, я распрямил усики эфок и выдернув кольца, легко их бросил, почти катнул, что бы гранаты при взрыве, создали мне коридор. Раздался резкий хлопок, который усиленный эхом прозвучал громом. Вскинув калаш, я выстрелил из подствольника и тут же короткими очередями быстро опустошил магазин, добивая зомби, которых не убило взрывом.
  
  Сорвавшись с места, я промчался через холл по коридору, который образовали в толпе зомби взрывы и выскочил из здания. Стоило мне оказаться на улице, как я засмеялся, автоматически перебирая ногами и стараясь унести себя подальше от этого места.
  
  Но радовался я не долго. Все улицы и переулки были забиты зомби, которые пока не реагировали на меня. Чтобы уйти, мне нужно было сцепиться с меньшей толпой, которая перекрывала переулок немного правее моего местоположения.
  
  - "Класс. Можно стресс сбросить. Мечта убить бесящих тебя людей осуществляется", - с улыбкой подумал я, приближаясь к мертвякам.
  
  В этот момент мне было весело. Это был первый раз, когда мне понравился новый мир.
  
  Я врубился в толпу зомби отключая мозг и позволяя инстинктам двигать телом.
  
  ***
  
  Антон выскочил из здания больницы через пару минут после того, как услышал взрывы. Лидер Охотников был в ярости, ведь погнавшись за парнем, который напал на одного из них и казался лёгкой добычей, он потерял весь отряд. Одного за одним.
  
  Выскочив на улицу мужчина осмотрелся и увидел, справа другую группу Охотников, к которым он направился.
  
  Когда Антон подошёл, то увидел, что парня, по вине которого весь отряд погиб, грузили в машину в бессознательном состоянии.
  
  - Привет, Лен. - сказал мужчина, подходя к подруге и поглядывая на трупы зомби. - Вы парня забираете? Глушанули? Или убили?
  
  - Парня? Жаль, что ты не видел того, что здесь было минуту назад. У "этого" не было ни чувств, ни эмоций... Только инстинкт самосохранения. Всё трупы, которые ты видишь... Большая часть его. Не думала, что скажу такое по отношению к зомби, но это была резня. Но больше всего меня удивило, когда он посмотрел на меня и спросил мы ему враги или нет. Когда я сказала, что нет, он вырубился со вздохом облегчения. А Сергеич, говорит, что он истощён. Страшно подумать, что он может, когда в хорошем состоянии, - сказала женщина, автоматически перебирая руками снаряжение.
  
  - Радуйся, что мы так быстро среагировали на твоё сообщение по рации, - с улыбкой сказала Кристина, проходя мимо.
  
  ***
  
  Я резко пришёл в себя и тут же принялся осматриваться. Маня окружали простые стены со старыми обоями. Над головой был простой побеленный потолок. Почему-то меня затапливало ощущение незащищённости. Пошевелившись, я понял почему - у меня не было оружия.
  
  - Проснулся? - раздался сбоку женский голос.
  
  Сев я посмотрел в ту строну. Сидя в углу комнаты на стуле, на меня смотрела рыжеволосая женщина с тонкими чертами лица и карими глазами. Одета она была в широкие штаны, ботинки и широкую мужскую куртку.
  
  - Проснулся, - буркнул я.
  
  - Поешь, - кивнула женщина на стоящую на столике, возле кровати, еду.
  
  Настороженно жуя и не выпуская женщину из поля зрения, я принялся вспоминать последние события...
  
  Укол, пинок, толчок, удар...
  
  Тело работает чётко и уверенно, несмотря на голод и усталость. Неожиданно рядом раздались выстрелы и остатки толпы зомби начали падать. Звук пришёл из-за спины.
  
  Обернувшись, я принялся настороженно рассматривать приближающихся ко мне людей. Почему-то стоило драке закончиться, как на меня навалилась усталость.
  
  Ко мне, от стоящих невдалеке машин, приближалась группа вооруженных людей. Первым шёл высокий брюнет, футболка на котором обтягивала хорошо развитую мускулатуру. В руках у него было длинное копьё. За ним шло несколько женщин. Шатенка, рыжая, брюнетка, блондинка. Стечкин, АК-74У, пистолет Ярыгина, СР - 3М, Вихрь. Самой последней шла шатенка, сжимая руками покрытыми тату, СВД.
  
  Стоило только посмотреть на оружие в их руках, как становилось понятно, что я не выживу. Тело напряглось в последний раз, готовое отдать для боя все оставшиеся силы...
  
  - Вы мне враги? - спросил я.
  
  - Нет, - ответила рыжая и убрала Стечкина в кобуру.
  
  Стоило мне это увидеть, как навалившаяся слабость просто меня вырубила.
  
  - Может хватит по дну скрести? - спросила женщина, вырывая меня из воспоминаний.
  
  Я удивлённо перевёл взгляд на тарелку и увидел, что она опустела.
  
  - Вставай. Переводишься в свои апартаменты, - сказала женщина.
  
  - Куда? - удивлённо спросил я, идя за ней.
  
  - Не волнуйся. Мы уже пришли, - хмуро сказала рыжая и толкнула меня.
  
  Я всё ещё слабый и не ожидающий подлостей даже не успел среагировать. Стоило мне упасть на пол из утрамбованной земли, как за мной закрылась решётка.
  
  - Пока ты спал, решили твою судьбу. Ты виновен в смерти отряда Охотников. Убить мы тебя не убьём... Послужишь нам. И можешь не надеяться выбраться. У тебя больше нет надежды. - сказала рыжая и ушла, оставив меня в совершенно ошалелом состоянии.
  
  ***
  
  Елена вышла на улицу и закурила. Ветер начала октября приятно охлаждал разгорячённое после секса тело.
  
  - О чём-то задумалась? - спросил подошедший сзади Антон, обняв женщину.
  
  Мужчина знал, что иногда его Лена могла о чём-то глубоко задуматься.
  
  - Да о том парне, который... Ну, ты понял, - начала говорить женщина, но тут же осеклась, вспомнив, в чём виноват парень и насколько неприятны эти воспоминания для бывшего лидера отряда Охотников.
  
  - Да, вот... Думаю. Нам бы не помешал такой человек. Сколько он у нас и что пережил... Вспомни, как ты бесился и избивал его. Как его избивали другие Охотники... Сколько времени он игрушка для Людки. И это несмотря на то, что тяжело работает, - сказала женщина, выпуская струйку сигаретного дыма.
  
  - Даа... Мужика девке надо, - ухмыльнулся Антон. - А снаряга его, как НЗ на кладе лежит.
  
  - Надо, -кивнула Лена. - Но она конченная садистка с комплексом госпожи. Хотя управленец хороший. Они с отцом хорошо содержат городок.
  
  - Это да... - согласно протянул мужчина, но тут же коротко хохотнул. - Знаешь с извращёнными играми Людки, пацан должен радоваться. Хоть какой-то доступ к бабе.
  
  - А ты думаешь его гордость и психика не страдают, когда его насильно мордой тычут к ней в промежность? - иронично заломила бровь женщина. - А когда она просто ради интереса наступила ему шпилькой на мошонку или привязывала и насиловала всю ночь напролёт? Я же говорю конченная садистка.
  
  - Мдя... Ну, у нас то всё по взаимности? Повторим? - мурлыкнул Антон, целуя женщину в шею.
  
  Парочка не знала, что в находящейся неподалёку погребе-тюрьме не спал парень, которого они обсуждали.
  
  ***
  
  Людмила проснулась среди ночи от звука заурчавшего мотора и криков, перемешанных с выстрелами. Девушка вскочила с кровати и увидела, что в подушку был воткнут нож.
  
  Выскочив из дома Людмила увидела, как через ворота вылетела машина, вслед которой стреляли жители городка.
  
  - Что случилось? - спросила она, схватив за руку пробегающего мимо мужчину.
  
  - Зверушка твоя сбежала, - коротко бросил он.
  
  ***
  
  Я лежал на одном из холмов, окружающих территорию фермеров и в бинокль осматривал. Мне было прекрасно видно, как по своим делам ходят люди. Как куда-то пошла Симка. Чуть поведя биноклем, я увидел, как в переулок забежали Кок и Рай и принялись целоваться.
  
  - Они... - только и смог пораженно сказать я, опуская бинокль.
  
  Было больно и пусто. Та, ради кого я жил всё это время... Та ради кого я терпел всё, что происходило... У неё был другой.
  
  - Ну, а что ты хотел? Какие же несбыточные мечты видел такой монстр, как ты? Что ты вернёшься и Рай бросится к тебе на шею и будет хэппи энд? Не смеши... И вообще успокойся. Я ведь уже, как-то говорил, что с каждым разом ты будешь чувствовать боль всё меньше, до тех пор, пока потеряешь способность чувствовать что-либо вообще, - мелькнула в голове мысль-шепот.
  
  - Хватит смотреть. Пора вернуться домой, - буркнул я себе под нос.
  
  ***
  
  - Как-то так... - сказал я, прекратив рассказывать о том, что со мной случилось.
  
  - Ал... - пораженно прошептала Анж, со слезами на глазах.
  
  - Ой, давай ты не будешь рыдать? - холодно сказал я. - Я рассказал всё, как ты и просила.
  
  Сказав это, я вышел из комнаты. Хотелось подышать воздухом.
  
  Стоило выйти на улицу, как глаза тут же, непроизвольно, принялись цепко следить за каждым движением проходящих мимо людей.
  
  - Привет, Ал, - раздался сбоку голос Анны Павловны и женщина стала рядом, тоже осматривая территорию. - Ты удивил, когда вернулся с того света. Опять.
  
  - Не вашими молитвами вернулся, - грубо ответил я.
  
  - Ну, что ты... - возмутилась женщина. - Не стоит быть таким агрессивным. Мало ли, кто будет твою спину прикрывать.
  
  - Никто. Мне одному лучше, - отрезал я.
  
  - Нууу. Ты ведь не можешь всё время быть. - сказала Анна Павловна.
  
  - Посмотри на меня и подумай. Могу я быть один? - холодно процедил я, в плотную приблизившись к женщине.
  
  - Наверное можешь... Ты ведь всё равно, как таракан - тебя не убьёшь, - с улыбкой сказала Анна Павловна. - Жаль, что тебя так потрепало. Теперь ты не первый парень на деревне.
  
  С этими словами женщина кивнула куда-то мне за спину. Обернувшись, я увидел группу людей, среди которых было трое мужчин и одни женщина. Все они были симпатичны. Несмотря на то, что их окружал апокалипсис.
  
  - Ты бы не расслаблялся. А то вдруг что-то на вылазке приключится, - коротко сказала Анна Павловна и ушла.
  
  - Надо напомнить про наше предупреждение. Похоже она считает себя хозяйкой положения, - раздалась в голове мысль-шепот.
  
  Мне даже нечего было возразить.
  
  ***
  
  Анна Павловна в приподнятом настроении возвращалась домой.
  
  Разговор с Алом был напряженный. Каждое слово могла стать последним. За прошедшее время, за эти четыре месяца, он очень изменился. Сейчас он одиночка привыкший полагаться только на себя. И от него исходит... аура опасности. Но главной причинной радости был разговор с валькирями. Удалось забросить в голову девочек сомнения. Пока их лучше не трогать - пусть мысль укорениться, а там несколько таких разговоров и они отсоединятся от наёмников и присоединятся к ней. Если Кок потеряет валькирий... Это ослабит Ала, который после возвращения, так же вернёт и место лидера наёмников. А этого допустить нельзя. Слишком уж он непредсказуем и самоуверен. То, как он вёл себя на советах... Похоже уверенность в своих силах и навыках его ребят вскружила пацану голову и он начал заниматься самодурством. Сейчас в голове женщины кружились варианты, как бы побольнее представить Алу информацию о том, что Рай и Кок вместе, ведь не заметить то, что между ним и девушкой что-то было... Если бы не его... отсутствие, то скорее всего, они бы сейчас были вместе.
  
  То, что парень выжил, когда женщина увидела, что он забежал в торговый центр и уговорила Форта использовать РПГ, не долго её огорчало. Просто нужен был другой план.
  
  Женщина радостно улыбаясь зашла в комнату, где спала Джул. Ей хотелось посмотреть на спящую дочь. Анна Павловна тихонько закрыла за собой дверь, перевела взгляд на кровать и увидела, что в шее Джул торчит лезвие катара...
  Мирная жизнь?
  
  Джул вскочила но кровати от крика матери? почти над ухом. Девушка даже не сразу заметила, что шею, что-то оцарапало. Она удивлённо посмотрела на Анну Павловну, которая стояла возле двери и испуганными глазами смотрела на дочь. Джул осмотрелась и поняла, ЧТО оцарапало ей шею. Быстро всё прикинув, она поняла, что спала, пока её горло было почти пришпилено к подушке лезвиями катара.
  
  - Ал, - просипела Анна Павловна.
  
  В этот момент в комнату влетели Кок, Рай и Сергей.
  
  - Кто кричал? Что случилось? - спросил мужчина.
  
  - Ал... Это всё он. Этот гад... - пробормотала Анна Павловна и выскочила из комнаты.
  
  Все бросились за ней.
  
  Женщина с грохотом открыв дверь в комнату Ала, ввалилась внутрь. Следом за ней вошли остальные.
  
  Ал полулежал на кровати и курил, а к нему прижималась заспанная девушка.
  
  - Чем обязан? - холодно спросил парень.
  
  - Чем обязан?! - рявкнула Анна Павловна и подскочив к кровати, стянула девушку на пол. - Ты чуть не убил мою дочь!!!
  - Что?! - удивлённо вскинулись остальные присутствующие.
  
  - Да, как ты посмел?! Тебя уже похоронили, а ты вернулся и такое вытворяешь?! - яростно заревел Сергей и выхватив пистолет направил на парня.
  
  Неожиданно для всех, Ал рассмеялся. Звонко и весело.
  
  - Издеваетесь? - иронично спросил он. - Вы же не умеете убивать. Вы только и можете по зомби стрелять. Да и то, с весьма скромным успехом. Ты, Сергей... У тебя кишка тонка убить человека. А Анна Павловна может только подстраивать, чтобы грязная работа делалась чужими руками. Я ведь предупреждал тебя, Аня, что будет, если ты продолжишь мутить воду. Ты мало того, что не перестала, так ещё и начала наглее действовать. Или ты думала, что я ничего не сделаю, когда ты мне почти в открытую угрожаешь? Радуйся, что твоя семья ещё жива. Это было только предупреждение. Я мог бы спокойно убить их. Выполнить то, что я тебе обещал.
  
  То полнейшее безразличие, с которым Ал относился к возможности убийства, испугало всех. Парень словно говорил о том, что нужно сделать что-то мелкое по быту. Пыль на полках вытереть.
  
  - Ты... Ты... Монстр. - испуганно выдохнула Анна Павловна, глядя в спокойные и холодные глаза парня.
  
  - Ты даже не представляешь, насколько я ужасный монстр. После того, что я пережил. - тихо сказал Ал.
  
  - Ты угрожал жизни моей дочери... - начал говорить Сергей.
  
  - Да не угрожал я. Просто предупреждение сделал. Всего лишь пришпилил её шею к подушке. Не горло же перерезал в конце концов, - возмутился Ал. - И вообще. Я не виноват, что Анна такая недоходчивая и хочет, чтобы за её грешки расплачивалась дочь.
  
  Рай посмотрела на парня полным грусти и разочарования взглядом.
  
  - Кем же ты стал... Просто не верится, что ты превратился в ЭТО... - тихо сказала она.
  
  - Ой! Горе-то какое, - покачал головой Ал и повернул голову к Анне Павловне. - Анюта, неужели ты думала, что я тебя боюсь или действительно не замечаю ничего? Мне было даже забавно нацепить маску, которую ты хотела видеть. Но она не искажала моей сути. Интуиция и логика работали быстро и чётко. Я всё замечал. Ты думаешь, что при нашей встрече после моего месячного выживания, я просто так бросил тебе пули? Там крестообразная нарезка, для усиления останавливающего действия. А только ты от меня об этом знала.
  
  Анна Павловна попыталась, что-то сказать, но парень её перебил:
  
  - Да не злись ты так, я просто нечаянно сказал правду.
  
  - Да, что ты понимаешь? Я делала всё, чтобы обезопасить дочь. Никто не назовёт меня убийцей. Это материнская любовь! - взорвалась женщина.
  
  - Ой, да ладно! Ты же в первую очередь беспокоилась о себе. И пыталась обезопасить себя. - отмахнулся Ал.
  
  - Да, что ты знаешь о материнской любви!!! - заорала Анна Павловна.
  
  - Хахаха... - засмеялся парень. - Какая реакция... Ты убиваешь, чтобы выжить самой и обезопасить себя. Дочь лишь прикрытие для твоего сумасбродства. Удивляюсь почему ты до сих пор обманываешь себя? Ты посмотрела в глаза смерти и теперь делаешь всё, чтобы это не повторилось. Ты просто эгоистка, которая настолько боится смерти, что готова даже собственную дочь подставить.
  
  Женщина закричав вскинула пистолет. Ал стремительно сорвался с места и подбил руку Анны Павловны вверх. Грохнул выстрел и пуля пробила потолок. Парень спокойно обезоружил женщину.
  - Да, уж... Знаешь, единственно, что я могу тебе дать - это отвращение и ненависть. - процедил парень. - Радуйся, что здесь кто-то есть. В противном случае, ты давно уже была бы мертва. Как впрочем, и вся твоя семья. Ты так легко вышла из себя... Неужели ты причастна и к моему подрыву?
  
  Все присутствующие удивлённо посмотрели на Анну Павловну, а она стояла с отсутствующим видом.
  
  - Заберите её отсюда. Она и так мне помешала, - презрительно бросил парень.
  
  - Знаешь, Ал. Когда человек выискивает средства заставить других боятся его... он прежде всего достигает того, что его ненавидят, - тихо сказала Рай, когда Кок, Сергей и Джул, вывели женщину и комнаты.
  
  - Ага. Только ты упускаешь кое-что из виду. Я не ищу способы заставить вас бояться меня. Вы сами боитесь. Просто, потому что я сильно от вас отличаюсь. Я опаснее вас и вы это чувствуете. - буркнул парень и завалился на кровать.
  ***
  
  - Ал, что за шумиху ты устроил? - вошла в комнату Анж, через пару часов после происшествия с Анной Павловной. - Почему Сергей мотается злой, как чёрт и бухтит, что убьёт тебя?
  
  - Пусть будет аккуратен в выражениях. Если услышу от него, хоть краем уха, то убью его первым, - буркнул я, протирая оружие.
  
  - Что? Убьёшь? - удивилась девушка. - Но ведь он просто бурчит...
  
  - Анж, мы живём в мире, где нет никаких конвенций и прав. Да и ситуация такая. что я не собираюсь ждать, когда у него мысли перейдут в действия. Лучше устранить угрозу, - бросил я через плечо, не отвлекаясь от работы.
  
  Неожиданно девушка подошла ко мне и обняла со спины.
  
  - Опять ты так делаешь... - буркнул я.
  
  - Это же наш маленький секрет. Ты успокаиваешься, когда я так делаю, - улыбнулась девушка и тихонько запела:
  
  - Помнишь ли ты то
  Слово, что дал мне?
  Помнишь ли ты тот день
  Наш...
  Забытый город так прекрасен
  И я ждала тебя же здесь
  Во сне и в мечте...
  
  В объятиях девушки было тепло и уютно. Может в моей памяти и нет воспоминаний о ней, но тело, похоже, помнит её прикосновения... Первый раз, когда Анж так сделала, я задумался и с лёгким испугом понял, что мне не комфортно в её объятиях. Меня пугало это чувство расслабленности. Похоже, что я слишком привык всегда быть напряженным и быть настороже.
  
  - Знаешь... - задумчиво перебил я девушку. - Я никак не могу привыкнуть, что в безопасности. И не могу расслабиться. Оружие стало мне ближе людей. И я держу его всегда рядом. Похоже, что я действительно стал чудовищем... Я не могу убегать от себя. И я признаю правду своих действий. Не обманывая себя... Мне нужно принять себя таким. Может так, я смогу вспомнить всё, что забыл. Наверное, тогда я смогу вернуть себе жизнь...
  
  - Успокойся. Всё в порядке. Ты не чудовище. Люди всегда стараются сделать всё, чтобы жить. Мне без разницы, что другие тебя опасаются, потому что не могут контролировать или влиять на тебя. Мне плевать, что они тебя боятся, потому что ты умеешь убивать лучше всех. Для меня ты почти не изменился... Просто твоя суть стала... более выражена. - тихо сказала Анж.
  
  - Анж... Меня кое-что пугает... Там, в городе, одному и постоянно окруженному опасностями... Там было прекрасно. В той опасной клетке. Сначала я ненавидел это, затем свыкся... А потом эта опасность, мои инстинкты и моё оружие стали для меня тем, на что я могу положиться и довериться... Знаешь... Прошёл день, как я вернулся. Я почти не спал там... Полудрёма в полглаза и пол-уха. И не могу спать здесь. Просто не могу уснуть. Только начинаю засыпать и просыпаюсь, от чувства беззащитности... Я вымотан и продолжаю сжигать организм. Удивляюсь, как у меня психика в относительном порядке, - тихо сказал я.
  
  - Не переживай. Ты восстановишься. Всё будет в порядке, - прошептала девушка и сильнее меня обняла.
  ***
  
  Я отъехал от территории фермеров на несколько километров и бросив машину, пешком отправился в швейцарию. Так называли регион в десятке километров от города. Низина, окруженная степью и холмами. В самой низине был небольшой лесной массив. Название эта местность получила из-за выступающих на поверхность отложений камня дикаря и крутых склонов высоких холмов, которые окружали низину.
  
  На мне был маскхалат, сделанный мной в городе и он идеально подходил под нынешнюю погоду: множество скатавшихся ниток всех оттенков желтого и коричневого, создавали иллюзию пожухлых степных трав, которая усиливалась прикреплёнными к одежде пучками этих самых трав. Из оружия у меня был только лук.
  
  Я аккуратно крался между деревьями и проверял слухи, которые доходили до меня. Некоторые говорили, что из-за уменьшения активности людей, стали появляться животные, которых раньше, было увидеть очень проблематично. Некоторые даже клялись, что животные, пусть и пугливо, но заходили в заброшенные дачные участки, которые были на краю города.
  
  Подняв взгляд вверх и посмотрев на верхушку одного из крутых склонов, я к своему немалому удивлению увидел косулю. Животное смотрело куда-то в сторону и медленно шевелило ушами, не проявляя настороженности. Я медленно снял с крепления на луке одну из стрел, пополненных из запасов, но в этот момент косуля медленно ушла с вершины, уходя от меня.
  
  Ругнувшись, я осмотрелся и не увидев по близости обходного пути, принялся аккуратно подниматься, карабкаясь по выступающему дикарю. В подъёме не было ничего сложного, кроме того, что надо было внимательно осматривать камни, чтобы они не сломались под моим весом и не обвалились, создав ненужный шум. Мысль о дичи заставляла меня азартно шевелить руками, чтобы побыстрее достичь верхушки.
  
  Выбравшись наверх, я к своему немалому удивлению увидел косулю в десятке метров от меня. Животное стояло ко мне задом и щипало пожухлую траву. Взяв лук на изготовку, я двинулся в обход, держа на изготовке самодельную стрелу. Точнее самодельным был только широкий срезень, посаженный на стандартное древко.
  
  Встав немного с боку от животного на расстоянии метров в 15, я принялся ждать, про себя предположив, что раз животное ещё не дало драпу, значит она молодая и не пуганая. В этот момент косуля повернула ко мне голову и я выстрелил на разрыв.
  
  Стрела коротко прожужжала и вонзилась животному в шею, из которой тут же хлынула кровь. Но кажется у косули выработался адреналин и она скачками ломанулась от меня.
  
  Выругавшись, я бросился следом, правда тут же чуть не пропахав носом из-за незамеченной ямки и перейдя на волчий скок, длинными скачками помчался за удирающей дичью, скачки которой становились всё более не уверенными.
  
  Через два десятка метров косуля остановилась и стоя на дрожащих ногах уставилась на меня.
  
  - Извини, подруга, но судьба у тебя такая, - буркнул я, глянув в глаза животного и достав нож, перерезал косуле горло, тут же отдёрнув руку, чтобы не измазаться в крови.
  
  Аккуратно забросив тушу на плечо, я сделал петлю в пару километров и опять спустившись в низину, и спрятал труп под бетонным столом, оборудованным когда-то туристами и отдыхающими.
  
  У меня была идея наведаться в ещё одно место, к которому я направился. Небольшая речушка, которая собиралась в небольшом природном котловане. Вода подмывала крутые спуски и образовывала что-то вроде болота, в которое падали подмытые деревья, которые из-за воды становились трухляшками.
  
  Остановившись от "болота" в паре десятков метров, я сам себя похвалил, благодаря маму биолога и Виталю, которые вложили в мою голову знания фауны окрестностей. В "болоте" находилась семейка диких кабанов. Кабан, самка и тройка крупненьких поросят.
  
  Больше всего меня смущал тот факт, что у этих животных плохое зрение, но прекрасное обоняние и слух развиты сильнее. Пока что, я не волновался из-за обоняния, ведь ветер дул от животных ко мне. А вот слух...
  
  Пока меня терзали сомнения, самка принялась играться с поросятами, а кабан завалился в грязь.
  
  - "Так... Что мы имеем? Кабан... У него клыки это стрёмно. А самка? А она не жалея жизни будет защищать мелких. Кто опаснее? Бегать от кого-то из родителей не годится. Догонят. Хотя... На прямой да, а если петлять? Может будет шанс второй раз выстрелить? А чем? Тушки приличные. Кило по сто с копейками. Срезень? Фиг знает сколько эта туша на злости и адреналине сможет бегать. Гранёнка? Можно, но им нужно лупить в череп, благо лук мощный. Мощность на нём сейчас максимальная и держать его натянутым я могу не дольше пары секунд, а потом руки начинаю танцевать ламбаду. Обычными стрелами можно попробовать нашпиговать после попадания основной. Значит срезень на изготовку, а гранёнку перед собой в землю для готовности. Нужно подобраться максимально близко", - крутились у меня в голове мысли, пока глаза пристально ловили каждое движение животных. - "Жаль патроны приходится беречь. Всё таки после разделения трофеев от бандитов патронов осталось не так уж и много. Нужно беречь, до тех пор, пока наши трудовики не научаться нормально отливать пули с гильзами и не сделаю человеческий порох. Эх... Страдать похоже ещё долго."
  
  Сделав ещё несколько аккуратных шагов, я приблизился до десяти метров и по тому, что кабаны зашевелились, понял - пора.
  Сев на колено, я выстрелил в бок самке, которая стояла ко мне в профиль и беспокойно шевелила ушами. Стоило только стреле вонзиться в неё, как кабаниха заверещала, а самец, тут же, с поразительной для его туши скоростью помчался на меня. Схватив гранёный наконечник, я подпустил кабана ближе и с пяти метров всадил стрелу ему в лоб.
  
  Не успел я обрадоваться тому, как туша самца кувыркнулась через голову, как пришлось улепётывать от взбешённой самки.
  Длинными скачками я рванул к небольшой речушке справа и перепрыгнув через неё обернулся.
  
  Самка повизгивая, как внедорожник, принялась форсировать трёхметровую в ширину речушку. Все внедорожники обзавидовались бы проходимости этой взбешённой кабанихи. Препятствие она пересекла за три-четыре секунды. За это время, я попал в неё ещё одним срезнем, но самка совершенно не обращала внимания на кровопотерю, которая окрасила воду в красноватый и с упёртостью танка продолжила движение ко мне. Выхватив гранённый наконечник, я вбил его самке в лоб, когда она выбралась на берег. Кабаниха взвизгнула, но тут же начала затихать и её туша с громким плеском упала обратно в воду.
  
  Быстро вернувшись я переловил верещащих поросят, которые видимо ждали самку, но при моём приближении начали разбегаться. Переловив мелких и стянув им лапы пластиковыми хомутами, которые висели у меня на поясе, я схватил эти верещащие тушки, благо они были ещё лёгкими и быстрым шагом направился к оставленной машине.
  
  Лёгкие... Ага. Щаз! Пока я протопал четыре километра до машины, руки были готовы отвалиться, а уши уже давно были заложены визгом поросят. Бросив их в кузов Раптора, я сел за руль и вернувшись в швейцарию, загрузил косулю, предварительно внимательно осмотрев на укусы, которые к моей радости не обнаружились. С кабанами пришлось помучиться, так как эти туши били очень тяжёлыми, а я не тяжело атлет. Подтягивая их машине в несколько приём и с трудом забрасывая в кузов, я справился за пол часа и отправился к фермерам.
  
  - Смотрю охота удачная? - спросил Алексеевич, как только мотора машины заглох, а ворота за мной закрылись.
  
  - Ага, - кивнул я. - Кабанчиков можно попробовать вырастить. Глядишь и потомство дадут. А тушки на ваше усмотрение. Всё таки зима близко, а мясные запасы карман не оттянут.
  
  - Тут ты прав. Охотники, бойцы и наёмники едят в три горла, ведь они постоянно куда-то мотаются, - кивнул мужчина. - Загон для свинюшек сделаем за пару дней, а тушки пустим в производство.
  
  - Алексеич, пусть жир с кабанов и косули соберут. У амазонок вроде есть несколько химиков, глядишь мыло смогут сварганить. Насколько я знаю за четыре месяца группы сгребли из города и окрестностей всё и теперь по домам мотаются. - сказал я, кивнув на добычу. - А ещё пусть сберегут шкуры. Глядишь на что сгодится.
  
  - Ага. Я как-то и не подумал. Сделаем. - кивнул мужчина и хлопнул себя по лбу. - Кстати... Слушай, я... В общем наёмников я уже попросил, но ещё и тебя попрошу... У нас четыре бабы беременные. Им рожать скоро. Медикаменты есть, но нужна всякая ерунда для спиногрызов. Ну, там памперсы, питание какое-то. Такая же беда и у амазонок. То, что у них одни бабы, не мешает им плодится и размножаться, блин. У механиков такая же ерунда. У нас четыре, у механиков три и у амазонок десяток. Почти двадцать баб рожать собрались. И о чём думали, не понятно. Да, надо бы, но блин не сейчас. Короче у нас большая проблема. Вояки сейчас охраняют базу амазонок. Всех баб собрали там. Всё таки роддом и всё такое. Я хотел бы тебя попросить мотнуться подальше остальных. Все крутятся по городу и окрестностям... Ну, я и подумал, что если ты соберёшь группу и двинешь с ними куда подальше...
  
  - Пффф, - фыркнул я, улыбнувшись. - Можно подумать, что ты меня с группой посылаешь.
  
  - Тебе смешно, а у меня уже жбан раскалывается от проблем этих рожениц. - насупился Алексеевич. - Пожалуйста. Мотнись к амазонкам. У них есть списки необходимого. Поможешь?
  
  - Угу, - кивнул я. - Только через пару дней. Мне нужно отдохнуть. Потом соберу команду и экипирую. Максимум через неделю, если всё делать со скоростью улиток - отправимся. А так вообще быстрее.
  
  - Хорошо. Спасибо. Ты не торопись. Дело серьёзное, а мелкие пока и на сиськах мамкиных проживут, если опоздаете к их родам, - кивнул мужчина и хлопнув меня по плечу, отправился по делам.
  
  Правда не успел он сделать и десяти шагов, как дозорные закричали о приближении машин.
  
  Мы с мужчиной переглянулись и как и множество мужчин, бросились к воротам, перед которыми остановилось два грузовика.
  
  Из первой машины вышла женщина в военной форме. Шикарная фигура, кукольное личико и длинные волосы, до середины спины, сразу навевали на мысль о том, что она не вояка, однако, было что-то в её движениях... хищное. Инстинкты сразу собрались в колючий клубок, готовые среагировать на всё, а тело непроизвольно напряглось.
  
  - Привет, выжившие, - махнула рукой женщина. - Я, сержант Рысева.
  
  - "Хм... А фамилия ей идёт", - мелькнула у меня мысль.
  
  - "Не расслабляйся. Кто его знает зачем эта кошка завалилась. Раньше вояки не сильно стремились идти на контакт", - мелькнула настороженная мысль-шепот.
  
  - Меня интересует одно событие, которое произошло около месяца назад. - заговорила женщина, не входя в открытые ворота. - Мы знаем про несколько групп выживших и не трогаем вас. Но сейчас ситуация изменилась. Луганск и его окрестности - это красная зона. Так мы называем территории, которые по непонятной причине заполонили зомби. Так вот. Около трёх месяцев назад, мы потеряли в красной зоне группу военных. Это были хорошо обученные и прекрасно экипированные люди. А ещё приблизительно через месяц, мы потеряли вторую группу, которая была отправлена для расследования пропажи первой. А месяц назад, один из посёлков выживших, который сотрудничал с одной из функционирующих военных баз, потерял там же группу так называемых Охотников. Тоже неплохо обученные люди. Всё это время мы искали по другим поселениям и сейчас настал ваш черёд. Есть ли у вас сведения о том, кто мог находиться в это время в красной зоне?
  
  Я настороженно огляделся и наткнулся взглядом на Анж, которая стояла в толпе. Девушка помотала головой и приложила палец к губам. Мне осталось только согласно прикрыть глаза.
  
  - Да, нет... Мы были там четыре месяца назад. Но у нас там была перестрелка с одно из групп. После этого мы убрались. - пожал плечами Алексеевич.
  
  - Хорошо. У нас есть записи радиовещания групп. Послушайте их. Может появятся идеи, - сказала женщина и достав диктофон включила.
  
  - Пшшш... Столкнулись с неизвестными. Пшш... Неизвестный. Это не группа. Пшшш... Пытается запутать следы. Гоним его к коробке, под КПВТ. Пшшш... Неизвестный выжил при обстреле из КПВТ. Преследуем. Пшшш... Штурмуем здание, в котором скрылся неизвестный. У него хорошая подготовка. Пшшш... Макс погиб. Неизвестный пользуется луком. Пшш... Лёха погиб. У неизвестного партизанский стиль боя. Пшш... Артём, Шут, Алексей погибли... Неизвестный убил всех. Он талантливый убийца и прекрасно просчитывает силы и окружающую обстановку. Он ранил Никиту и привлёк к нему зомби... Старший группы... Батя. Группа... - на несколько секунд воцарилась тишина, но запись продолжалась. - Пшшш... Столкнулись с неизвестной группой противников. У нас две потери. Укрепляемся в доме. Пшш... Оставшийся прикрывать погиб. Пшш... Неизвестная группа проникла в дом. Они работаю в рукопашку, но всё равно шумят. Встретим их на верху. Пшш... Нам противостоит один человек. Чёртов монстр. Он... Он не даст вам себя увидеть до тех пор, пока сам не захочет. Но если вы его увидели - вы трупы. Он долбаный банши. Пшш... Нас осталось трое. Постараемся убить его. Мы уже и не надеемся на возвращение.
  
  Опять на несколько секунд воцарилась тишина, но из динамика диктофона снова зазвучала запись:
  
  - Пшшш... Преследуем неизвестного. Он опасен. Мы не успели ничего сделать, а он пронёсся мимо нас и ранил Андрея. Пшш... Уже несколько часов преследуем неизвестного. Пшшш... Преследуемый скрылся в больнице. Твою! Она нас сюда вёл. В здание. Бегом. Пшш... Мы в больнице. Здесь, кажется, была чья-то база. Много гильз разбросанно на полу. Проводим поиски неизвестного. Пшш... Прошло четыре дня. Все погибли. Я остался один. Продолжаю поиски. Здесь... Здесь очень много зомби. Эта атмосфера... Поспать почти не получается. Боезапас практически на нуле. Попробую связаться с другой группой. Пшшш... Лена, мне нужна помощь. Группа погибла. Я в больнице... Нужна помощь. Пшшш... Слышу взрывы. Они в районе входа. Думаю это неизвестный. Направляюсь туда. Пшшш... Неизвестный пойман группой Елены. Это грёбанный пацан. Лет 20. Мы везём его в посёлок. Пшшш... Через месяц заключения неизвестный сбежал и скрылся в неизвестном направлении.
  
  - Ну, как-то так. Это была слепленная запись из всех сообщений, как между группами, так и командованию. Теперь у вас есть идеи, кто это мог быть? - спросила сержант, убирая диктофон.
  
  - Извините, но нет, - помотал головой Алексеевич. - У нас здесь обычные люди, а не терминаторы, которые в одиночку могут сразиться с группой военных.
  
  - Действительно, - буркнула женщина. - И идей у вас нет...
  
  - К сожалению, нет. Как я и сказал, после стычки с другой группой четыре месяца назад, мы больше не бывали в тех краях, - развёл руками лидер фермеров.
  
  - Что ж... Если у вас появятся какие-нибудь сведения, отправляйтесь на военную базу, которая возле границы. Поможете нам и мы чем-то поможем вам, - сказала женщина и развернувшись села в машину.
  
  А через несколько минут все вернулись к своим делам.
  Зима.
  
  Ал медленно брёл по территории фермеров, пристально всматриваясь во всё, что его окружало и кажется, не замечал, что за ним постоянно пристально наблюдает тройка людей. Парень спокойно шёл по территории, но неожиданно резко свернул к наёмникам, которые сидели большой компанией недалеко от ворот и слушали Кока.
  
  - И запомните, особенно снайперы, вы должны быть спокойны. Ярость или гнев будут только мешать. - сказал лидер наёмников, всматриваясь в лица старых знакомых, валькирий и новичков.
  
  - Ал, а что ты скажешь? - неожиданно спросил Окс, заметив стоящего на расстоянии парня.
  
  - Разум не сделает вас сильнее без ярости. Именно ярость убивает противника, а разум, холодно кладя руку на плечо, шепчет, что победа того стоила, - пожав плечами ответил Ал.
  
  - Это Ал? - раздались удивлённые шепотки среди новичков.
  
  - Эй, раз уж ты здесь, то может скажешь, как можно было жить в том аду? Всем уже известно, что ты несколько месяцев выживал в том отвратительном мире. - спросил один из новичков, молодой мужчина, лет 25, явно самый смелый.
  
  - Даже ад может стать уютным, если к нему привыкнуть, - безразлично ответил бывший лидер наёмников. - И я совершенно не понимаю, почему все считают нынешний мир ужасным... Нынешний мир прекрасен. Просто вы этого не понимаете. Сейчас легко столкнуться с природой, а стиль жизни у нас самый близкий к природному, только вот мы хватаемся за такую вещь, как... культура и социальные связи. Сейчас смысл жизни в убей или будь убит. Всё просто.
  
  - Да? А зомби и людей так же просто убивать? Кого легче? - спросил тот же новичок и на него тут же зашикали.
  
  - Кого легче? Лично я не вижу разницы. Что одни, что другие пытаются убить меня, так почему бы, мне не убить их? А по поводу убийств... Мы убивали комаров и мух, потому что они паразиты. Львов и тигров, потому что это весело. Цыплят и свиней, потому что голодны. Фазанов и перепёлок, потому что это весело и мы голодны. Ну, а людей... Людей нужно убивать, потому что они паразиты и это весело, - сказал Ал и его губы расплылись в широкой улыбке, напоминающей оскал.
  
  - А если кто-то не хочет быть... полевым? Не хочет бегать с оружием за плечами и пахать пузом землю? Может лучше работать по хозяйству. С какой стати человеку делать то, что его пугает? - спросил кто-то и было невозможно понять, кто именно из толпы задал этот вопрос.
  
  - С какой стати? Ну... Хотя бы на случай, если вы окажетесь один на один с зомби или людьми, а у вас совершенно нет навыков, которые помогут вам выжить. То, что пугает... Хех... Да хотя бы, потому что это единственный способ вырасти, как личность. - ухмыльнулся парень.
  
  - Но есть же люди, которые не переносят оружие. Зачем их заставлять? - спросил всё тот же голос.
  
  - Знаете... Можно аргументировать как угодно своё нежелание и неумение владеть оружием, но когда дело доходит до необходимости защищаться - всё это слетит шелухой. Никто не будет защищать вас, когда под угрозой будет собственная шкура. Если ты боец и тебе есть чем драться - ты и себя защитишь и найдёшь способ, как помочь другим. Если же ты не можешь драться - ты груз. Из-за таких, могут не спасти кого-то, кто действительно важен или того, у кого больший потенциал. Тех, кого действительно необходимо спасать. Ты своей беспомощной тушей нагрузишь и без того напряженно работающую группу. - сказал Ал и отвернувшись, двинулся куда-то вглубь территории.
  
  Через несколько метров его догнала Рай, схватив за руку и остановив.
  
  - Почему ты так себя ведёшь? - спросила девушка.
  
  - Как так? - удивился Ал, приподняв бровь.
  
  - Так словно тебе на всё и всех наплевать. Словно для тебя нет ничего важнее тебя самого. И так, словно для тебя нет никого дорогого из твоих знакомых. - твёрдо сказала девушка.
  
  - Мне и так почти на всех наплевать. Помочь я могу только из-за прихоти. Ведь мне никто не помогал. Важны для меня только близкие. А их всего пять человек. Дорогие из мне знакомых... Уж не на себя ли ты намекаешь? Подруга, это попахивает эгоизмом и желанием сидеть на двух стульях. Ты с Коком. Всё. Ты сделала выбор. Даже не смей крутить передо мной хвостом. Я дорожил тобой. Но ты решила оставить меня одного. И сейчас, после нескольких дней, за которые я осознал, что несколько месяцев один, я заметил, что, в общем-то говоря, ты мне и не нужна была.
  
  Сказав это, Ал развернулся и направился к зданию отведённому под тюрьму.
  
  Небольшое одноэтажное здание имело всего три просторные комнаты, но вот на два этажа под землю уходили десятиметровые коридоры, с несколькими крупными комнатами. Скорее всего бывший владелец дома всерьёз готовился к бомбардировке. Сейчас комнаты на нижнем этаже были переделаны под тюремные камеры, благо сделать это было легко. Тяжёлые двери окошками и минимум меблировки облегчали задачу.
  
  Ал уверенно спустился на нижний этаж и пройдя к самой дальней камере, уверенно вошёл в камеру.
  
  Небольшая комната освещаемая фонарём. В одном из углов был приделам простенький унитаз. У противоположной стены стояла кровать. Пустой стол и стул с вещами на спинке. Вот и всё, что было в камере.
  
  - Бааа... Кто решил заглянуть... - раздался с кровати женский надтреснутый голос.
  
  Из полумрака к парню приблизилась Анна Павловна. За два дня, которые женщина провела в тюрьме, казалось, что она состарилась на пару лет, но в ней ещё был стержень и её глаза не потеряли уверенного живого блеска.
  
  - Так чем обязана визиту живого мертвеца? Неужели ты вернул себе наёмников, сдвинул Кока и решил подмять всех под себя? Решил меня предупредить? Или ты решил пугать меня угрозами моей семье? - ехидно спросила женщина.
  
  - Чего ты добиваешься этими вопросами? Ну, давай, разозли меня. Только, что ты этим докажешь? - холодно спросил Ал.
  
  - Да тебя и не позлишь. Ты вообще не подросток. Ты чёртов живой мертвец. Чувствуешь, себя в безопасности и уюте, с тех пор, как оказался здесь? - устало сказала Анна Павловна и села на кровать.
  
  - Не совсем. Я хоть и живу, но живым себя не считаю. Не знаю, от досады ли на людей, от недовольства собой или по какой другой причине. Внешне жив, а внутри всё мертво. Сержусь, но не испытываю гнева. Смеюсь, но не могу радоваться. Слова, произносимые мной и смех кажутся не моими. Всё чужое... Хотя подруга старается вернуть меня в норму. - с грустной улыбкой сказал Ал, но тут же его лицо словно закаменело. - Анна Павловна, лучше уберите своих наблюдающих. Я их заметил. Если обнаружу ещё раз, то просто тихо прирежу. Но в качестве наказания убью кого-то из вашей семьи. И на этот раз, действительно убью. Кстати, я тут слышал радостную весть. Джул узнала, что беременна. Не хотелось бы мне, что бы ребёнок рос без деда. А уж как трагично будет, если беременная девушка неожиданно умрёт...
  
  На лице Анны Павловны не дрогнул ни один мускул, но её пальцы с такой силой вцепились в спинку кровати, что побелели.
  
  - Хорошо. Наблюдатели исчезнут. - сказала женщина.
  
  - Не исчезнут. А отстанут от меня. - сказал Ал, вперив взгляд в собеседницу.
  
  - Отстанут, - прошелестел голос Анны Павловны.
  
  Услышав это, парень стремительно развернулся и вышел из камеры, тщательно проверив, что дверь закрыта.
  ***
  
  В тюремной камере Анны Павловны было тёмно. Фонарь, обычно тусклым светом освещающий комнату, сейчас не горел и в темноте можно было с трудом различить две фигуры.
  
  - Всё готово? - раздался надтреснутый женский голос.
  
  - Да. Наш человек будет в его группе. Всё готово. Инструкции даны. - ответил молодой женский голос.
  
  - Что по поводу амазонки? Она нас поддержит в случае неудачи нашего человека?
  
  - Да. Всё будет выглядеть, как случайность. Вояки только будут свидетелями.
  
  - Отлично. Пусть наш человек постарается. Если всё же не будет возможности справиться и не подставить себя, пусть лучше наблюдает.
  
  - Я передам.
  
  - Можешь быть свободна. И пусть кто-то присмотрится к Рай, Коку, Оксу, Харду и валькириям. У этих людей тесный контакт с целью. Особенно Кок, Рай, Анж, Окс и Хард. И обрати внимание нашего человека, что ему не стоит светиться. Наша цель страшный человек, которому ничего не нужно и который не ценит человеческие жизни. Если ничего не получиться, то его наблюдения пригодятся здесь. А это, пожалуй, единственный человек, о связи которого со мной, цель не знает.
  
  - Всё будет сделано.
  
  Раздался короткий скрип двери, которая через секунду снова закрылась, погрузив камеру в темноту.
  
  - Ну, всё. Сети раскинуты. Я от тебя гадёныш седой, даже мокрого места не оставлю, - раздался надтреснутый голос и скрип, словно в ярости провели ногтями по стене.
  ***
  
  - Да, уж... Заставил ты народ задуматься, - весело сказала Анж, входя в комнату.
  
  - Ну, надо же, хоть когда-то задуматься. Такое ощущение, что некоторые всё никак не могут поверить, что мир изменился, - хмыкнул я.
  
  - Ну... Знаешь... Они боятся. Мира, который их окружает, и с которым они сталкиваются каждый день. А теперь они ещё и боятся тебя. У некоторых из них слабая воля. Но постарайся всмотреться в их лица и запомнить их. Ведь может кто-то из них станет частью отряда наёмников. - серьёзно сказала девушка, положив голову мне на плечо.
  
  - Человек всегда боится. Только вот... Человек без воли - боится всегда и не контролирует свои страхи. А раз трус - значит слабый. Ты говоришь присмотрись... Я вижу людей, но не хочу видеть их лиц. Они сгорают в закоулках дней наполненных выживанием. У меня в памяти остаются только сильные. - немного пожал я плечами, после чего отстранился от девушки. - Мне нужно посмотреть на оболтусов, которых мне доверит Алексеевич. Нужно заняться их снарягой.
  
  Сказав это я вышел из комнаты и уже через несколько минут был в договоренном домике, который выполнял роль склада и оружейной.
  
  Внутри было несколько человек.
  
  - Ну, вот и все свободные ребята, которые могут отправиться с тобой, - сказал Алексеевич, отделившись от группки и подойдя ко мне.
  
  - Сейчас определимся. - буркнул я, пристально осматривая людей, которые сидели на стульях передо мной.
  
  Одной из "свободных" людей, оказалась спасённая мной девушка с большой грудью, которая потом стала членом группы валькирий и сейчас была известна всем, как Док. Одета она была в обтягивающие штаны, приталенную куртку, которая обтягивала её фигуру и ботинки на небольшом каблуке. На правом бедре висела кобура с пистолетам, а за спиной была катана, рукоять которой выглядывала из-за правого плеча. Длинные волосы девушки были собраны в тугую косу.
  
  Следующей мне на глаза попалась девочка лет 15 с немного округлым лицом и большими карими глазами. Одета она была в штаны, футболку и куртку. На поясе у неё была кобура с пистолетом, а с другой стороны болталось мачете.
  
  Третей была высокая стройная блондинка с прямыми светлыми волосами и светло-карими глазами. Ноги девушки обтягивали джинсы, с одетыми поверх наколенниками, а фигуру скрывала тёмно-серая куртка, под которой в нательных кобурах покоилась пара револьверов. Насколько я знал из-за любви к револьверам, у девушки прозвище Клинт.
  
  Четвёртым и пятым членом предлагаемых мне людей, оказались спасённые мной близняшки. Прозвище у них Капли. Девушки были одеты в плотные тёмные штаны, берцы. Из оружия у них сейчас ничего не было, но руки закрывали перчатки со стальными пластинами, вроде рукавиц доспехов, которые на пальцах заканчивались небольшими коготками. Близняшки уверенно и пристально наблюдали за всеми, а губы у них были растянуты в полу улыбках, напоминающих оскал. Да и вообще при взгляде на них, складывалось ощущение, что передо мной дикие звери, а не люди.
  
  Мой взгляд скользнул чуть в сторону и наткнулся на очередную девушку, одетую в камуфляжные штаны, берцы и водолазку. На левом бедре висела кобура пистолета, а на правом боку ножны с ножом. Девушка была среднего роста, мускулистая. Овальное лицо с тонкими, но какими-то хищными чертами, обрамляло каре чёрных волос. Её карие глаза смотрели на меня с любопытством. Девушку, насколько я знал, звали Рита.
  
  - Это все? - спросил я у Алексеевича.
  
  - Угу. Все, кто свободен, - кивнул мужчина.
  
  - Ясно, - буркнул я и повернулся к группе. - Док, добавь себе оружия. Нож и пистолет. Распредели вес так, чтобы ты ещё и магазинами загрузилась. И одень наколенники и налокотники. Мелкая, то же самое касается и тебя. Добавь оружия на своё усмотрение. А ещё оденься по теплее. Мы не известно когда вернёмся. Клинт, нагребись скорозарядников. Не нравятся мне твои револьверы, но это уже твой головняк. И поменяй одежду. Я не буду останавливать группу, если у тебя во время бега грудь из декольте выпадет. Капли, у каждой должен быть пистолет и нож. Разделитесь. Пусть одна будет загружена огнестрелом, а вторая холодным. Рита, к тебе претензий нет. Только одежду прихвати по теплее. Всё. Выходим через час. Всем быть у ворот.
  
  - Ясно, - почти синхронно буркнула группа и разбрелась по помещению, подготавливая снаряжение.
  
  Я же отправился к себе и уже через несколько минут был одет в камуфляжные штаны с широкими штанинами, поверх которых были одеты наколенники, спортивные ботинки Стробс, футболку и плотную куртку, поверх которой крепил оружие. Нож из железнодорожного костыля покоился в ножнах на пояснице, керамбит с длинным лезвием и двухсторонней заточкой был на левом боку. Хай капа привычно устроилась на правом бедре. Lasciel's Blade покоился в ножнах на груди. В кармашках в рукавах куртки лежали Spyderco и самодельный тычковый нож с широким лезвием. В ножнах на голени устроился Kon-DLC. На правом боку удобно устроилась чакра, сделанная в виде трёх закруглённых частей лезвий, располагающихся по кругу от круглой рукояти с пальцевыми выемками. На правом плече в крепежах устроился самодельный небольшой сарбакан с маленькими дротиками, закреплёнными вокруг трубки. Короткую длину "плевалки", я компенсировал тяжелыми дротиками с большой площадью оперения.
  
  Крага и релиз, которые были в комплекте с найдённым луком, остались лежать на своих местах. Руку, вместо краги защищал нож в кармашке в рукаве, а релиз был не нужен, потому что на всех стрелах были карбоновые хвостовики, которые помогали в стрельбе.
  
  Через пару минут мучительных размышлений, в десяти креплениях для стрел, которые находились на луке, одно, на пять стрел, изначальное, заводское, и второе самодельное, покоилось шесть стрел с четырёхлезвенными наконечниками и четыре охотничьи, с широким срезнем, с серрейторной заточкой.
  
  В рюкзак, я забросил моток верёвки, несколько пластиковых хомутов, бинокль, пару зип, небольшой набор медикаментов, фонарик, небольшой лоток с едой и прикрепил запасную флягу с водой. Последней, сверху, легла скатка маскхалата сделанная мной из множества серых, тёмно зелёных и коричневых ниток.
  
  Одев перчатки, я забросил рюкзак за спину и подогнав его так, что бы он не прыгал при движениях, вышел на улицу.
  
  - Мы вам отдаём весь автомобильный парк, - с ухмылкой сказал Алексеевич, когда я подошёл к воротам, где уже были все члены группы.
  
  - Не думал, что ты так расщедришься для рожениц, - вырвался у меня невольный смешок.
  
  - А куда деваться? Они же меня сожрут и не поморщатся, - со страдальческим видом сказал мужчина. - Сейчас наёмники выйдут. Ребята на патрулирование направляются.
  
  Мимо нас начали проходить наёмники. Окс с NTW 14.5 за спиной, Кок с несколькими кобурами пистолетов, ножен и с катаной за спиной. Хард с Hecate II в обнимку. За спиной у Рай умостился "Выхлоп". Симка на ходу поглаживала приклад Intervеntion. Мики тащила ОСВ-96.
  
  - А куда дели старые стволы? - спросил я у Алексеевича, направляясь к Раптору, который остался за моей "экспедицией".
  
  - Да, среди моих раздали, - отмахнулся мужчина.
  
  - А новые стволы откуда? Очень уж стрелялки любопытные. Такие на дороге не валяются, - спросил я, устроившись на водительском сидении.
  
  - Окс во время патрулирования окрестностей, мотнулся к границе и наткнулся на ещё одну базу. Правда ей была крышка.
  Похоже, что кто-то из вояк был укушен и попёрся на базу. Короче там всё было заполнено мертвяками, но зато мы оружия и патронов вынесли на войнушку. Там всё брошенное было, - сказал лидер фермеров. - Ладно. Удачи, Ал. Ждём вас.
  
  Стоило только мужчине отойти, как к окну машины подошла Анж. Её прямы светлые волосы до ягодиц, были собраны в хвост, схваченный несколькими резинками. Одета девушка была в джинсы и простую куртку.
  
  - Что-то случилось? - встревожено спросил я, высунувшись в окно, отметив, что она не идёт с наёмниками и вообще не одета для выхода.
  
  - Нет, ничего, - помотала головой Анж. - Просто...
  
  Неожиданно девушка резко подалась вперёд и поцеловала меня.
  
  - Возвращайся. Я буду ждать, - сказала Анж, отстранившись и заливаясь краской.
  
  - Не думал, что ты можешь так миленько выглядеть, - улыбнулся я и тоже поцеловал девушку. - Жди меня.
  
  Сказав это, я с большим трудом и тяжелым сердцем завёл двигатель, и медленно тронулся к открытым воротам, за которыми начиналась дорога к очередной авантюре, результаты которой были важны.
  ***
  
  Неделю спустя.
  
  Моя "экспедиция" подъехала к одинокому домику в частном секторе, где планировалось заночевать. На чёрном ночном небе ярко сияли звёзды, а холодный воздух конца октября залетая через приоткрытое окно, морозил кожу на лице.
  
  - Вы всё знаете. Два человека выставьте машины для удобной обороны и для того, чтобы можно было легко сбежать. Трое в дом. Двое снаружи. Давайте в темпе, - сказал я, когда вышел из машины и внимательно осмотрелся.
  
  Через десять минут уже привычная процедура закончилась и все были внутри. В большой комнате, которая раньше, наверное, была гостиной сидело шесть человек, кроме Риты, которая была в дозоре, и ели.
  
  - Блииин!!! Может хватит уже? Я понимаю, что им надо, но мы уже неделю мотаемся и ничего! - взвыла Клинт, когда поздний ужин закончился.
  
  - Ты предлагаешь сдаться и вернуться? - спросил я, подняв на девушку взгляд.
  
  - Да, - с вызовом ответила она. - Отдаляться дальше от территории фермеров - это самоубийство. Жили же раньше без памперсов.
  
  - Мы ищем не только их. У меня список в который входит так же детское питание, список медикаментов и другие мелочи. Соберись. Я никогда не опускал руки и не собираюсь делать это сейчас. Хочу вернуться к фермерам с успехом. - сказал я.
  
  - Кажется, твоё неумение во время сдаться и сделало тебя психом, - тихо буркнула девушка.
  
  - Ты хочешь, что-то конкретно сказать? Так говори, а не бурчи себе под нос, - сказал я, как бы между делом подтянув ноги к себе.
  
  - Меня, как и остальных, напрягает, что лидер группы псих. Всем известно, что ты несколько месяцев пожил в городе заполненном зомби. Все говорили, что ты вернулся другим, - громко сказала Клинт, вперив в меня пристальный взгляд.
  
  Не успел я ничего ответить, как в комнату вошла Рита, которая слышала слова девушки.
  
  - Клинт, отцепись от него. Лично меня, всё устраивает. Пока он не сделал ничего, что могло бы подорвать его авторитет, как лидера, - сказала Рита, садясь напротив меня. - Кстати. Кто там следующий на смену?
  
  Одна из близняшек молча встала и вышла.
  
  - Ложитесь спать. Завтра продолжим движение. Всё равно раньше, чем через месяц мы не вернёмся. - сказал я.
  
  - У нас еды максимум на две недели. А что будем делать, когда она закончиться? - спросила Рита.
  
  - Буду охотиться, - пожал я плечами и завалился в углу спать.
  ***
  
  Через две с половиной недели.
  
  Моя группа уверенно двигалась по территории торгового центра, который мы нашли, въехав в город, название которого не знали. Нас встретил полумрак, в некоторых местах затопленный пол, где вода превратилась в зловонное болото, грязные стены с потёками грязи, ржавчины, пятнами крови, дырками от пуль, бороздами от не пойми чего и с пометками, оставленными маркерами или краской с баллончиков. Ни одна лампа не горела, а в некоторых местах, целые участки потолка обвалились, в лучшем случае мрачнея дырами обвалившейся плитки или кусков натяжных потолков, а в худшем зияя дырами на этаж выше.
  
  Свернув, мы вошли в помещение, которое раньше, скорее всего, было залом со множеством забегаловок типа мака. По другому у меня не получалось найти объяснение множеству столиков, стоек и битых вывесок.
  
  Проходя мимо одной из стоек, на которой валялось несколько подносов, я заметил, что на поверхности стойки алеет свежая ещё не свернувшаяся кровь. Жестами дав всем знать, что нужно быть внимательнее, мне осталось только двинуться вперёд.
  
  Через несколько поворотов коридоров, нас ждал неприятный сюрприз. Коридор, который вёл к лестнице, по которой мы планировали подняться на этаж выше, был забит зомби, которые просто стояли и заполняли собой пространство от стены до стены.
  
  Группа увидела мой знак и рассредоточившись заняла позиции. А через несколько секунд коридор осветили вспышки выстрелов и грохот.
  ***
  
  Рита перезарядила пистолет, не спуская глаз с трупов, что устилали пол коридора.
  
  - Двинулись дальше, - коротко бросил Ал и первым направился вперёд.
  
  Группа спокойно прошла по коридору, поднялась по лестнице и оказалась в большом зале, по периметру окруженному разнообразнейшими магазинами, аптеками и тому подобным.
  
  Неожиданно сбоку раздался короткий боевой крик и со всех сторон на группу набросилось несколько мужчин, вооруженных трубами, ножами и разными самоделками.
  
  Рита непроизвольно замерла, испугавшись того, что придётся стрелять в нормальных людей, а не в зомби.
  
  На остолбеневшую девушку с яростным криком бежал мужчина лет 30. Одет он был в потрёпанную, но добротную одежду, а в руках сжимал биту с гвоздями. Неожиданно сбоку ему в шею прилетело странное оружие Ала, которое он носил на правом боку.
  Округлённое лезвие оружия почти на всю свою ширину впилось в шею мужчины.
  
  - Не спи, - рыкнул парень и помчался на помощь Малой, но на него тут же напало трое.
  
  Первый из мужчин замахнулся на Ала обрезком трубы, но парень легко зашёл нападающему за спину и воткнул нож, который был у него на пояснице, ему в спину. Следующий нападающий даже ничего не понял. Ал быстро взмахнул рукой и бок шеи мужчины украсила рваная рана, из которой тут же хлынул поток ярко-алой крови. Опережая третьего нападающего, парень прыгнул на него, опрокидывая на спину и тут же выдернув из ножен на голени нож, вбил его в горло мужчины. Ал вскочил на ноги и метнулся в сторону, на ходу сдёрнув с плеча странную трубку, назначение которой стало ясно через секунду. Парень приставил трубку к губам и коротко, и резко выдохнул. В горло мужчины, который подкрадывался к Малой со спины, вонзился дротик, который тут же заставил нападающего упасть на пол, судорожно царапая горло.
  
  Рита выстрелила в двух мужчин, которые наседали на Клинт, и убив парня, который с криком бросился на неё, опять нашла взглядом Ала.
  
  Парень лишился керамбита и сейчас у него была дуэль на ножах с огромным мужиком, который был в два раза больше Ала и на голову выше.
  
  Лидер группы прыгнул на здоровяка, в полёте достав пистолет и стреляя в противника. Нападающий проявил чудеса ловкости и скорости для своей комплекции. Метнувшись в сторону, он оббежал парня по дуге, тем самым уклонившись от всех пуль. Стоило ногам Ала коснуться пола, как он тут же метнулся к здоровяку и нанёс ему несколько порезов ножом из ноже на груди. Противники крутились друг вокруг друга и старались достать врага ножом и не подставиться по удар другого. Через пару десятков секунд на обоих появились порезы разной глубины. Неожиданно здоровяк яростно заревел и метнувшись вперёд, и выбив нож из руки Ала, схватил его и оторвав от пола, швырнул в стену.
  
  Рита торопилась к парню и не заметила, что её атаковал один из мужчин. Острая боль ожгла бок и девушка упала на пол, зажимая рану в боку, а над ней стоял напавший и замахивался для последнего удара. Но неожиданно раздался грохот очереди и голова мужчины превратилась в кровавые ошмётки.
  
  - Ты в порядке? - спросила одна из близняшек, присев рядом.
  
  - Да. - буркнула Рита, поморщившись и посмотрела в сторону Ала.
  
  Парня избивал здоровяк и сейчас лидер группы были изрядно помят. И никто не мог ему помочь.
  
  - Ал. Нужно помочь, - хрипло выдавила Рита, обращаясь к близняшке.
  
  - Тебя сначала спрячу, - прорычала она, таща девушку на плече и отстреливая короткие очереди в сторону приближающихся перебежками мужчин.
  
  Неожиданно нападающие начали падать. Когда упал третий, стало понятно, что их убивают стрелы. Пять оставшихся в живых нападающих повернули головы и уткнулись взглядом в Ала, который стоял возле сброшенного в самом начале боя рюкзака и держа в руках луках, целился в них.
  
  Мужчины не были дураками и быстро развернувшись дали дёру. Рита удивлённо посмотрела в сторону, где должен был быть здоровяк и увидела того лежащим на спине с торчащим из горла тычковым ножом.
  
  Все собрались возле сидящей под стеной Риты и смотрели на приближающегося Ала. Если во время боя у него на лице была улыбка, напоминающая оскал, то сейчас он просто улыбался, не обращая внимание на разбитые губы и текущую по подбородку кровь. Но его глаза сейчас были невероятно холодны. Как только его взгляд падал хоть на кого-то, как непроизвольно по коже начинали бегать мурашки. Было действительно страшно, потому что на подсознательном уровне все понимали, что даже такой помятый, Ал намного сильнее всех членов группы.
  
  - Давайте обшарим всё. Надеюсь нам повезёт. - устало сказал парень, сев возле Риты.
  ***
  
  Как я и сказал, вернулись на территорию фермеров мы через месяц. После боя в торговом центре, мы нашли всё, что нам было необходимо и даже больше. Самое необходимое мы погрузили в наши машины, а на складах, мы нашли продукты и много всякой полезной всячины, которую за несколько часов погрузили в фуру.
  
  Домой мы ехали с большой скоростью, окрылённые удачей нашего задания и радостью скорого отдыха.
  
  Странности начались, как только мы подъехали к воротам территории. Сначала ворота долго не открывались. Потом открылись и дежуривший мужчина тут же испуганно юркнул в ближайший дом. Я удивлённо осматривался и заметил, как из окна дома, в котором скрылся дежурный, Алексеевич машет куда поставить транспорт и предупреждает, что все под прицелом снайпера.
  
  Быстро оставив машины и буквально за шиворот быстро втаскивая группу в дом, я удивлённо и требовательно уставился на Алексеевича, как только мы оказались внутри.
  
  - Ну, что ты на меня смотришь? Мы под прицелом снайпера. Хорошо хоть он вас впустил и не перестрелял, как только вы из машин выбрались, - раздраженно сказал мужчина.
  
  - А убить не? Не судьба? - спросил я.
  
  - Он хорош. Мики попыталась. Везучая. Просто дырка в боку. Не смертельно, - буркнул Алексеевич. - Может ты попробуешь?
  
  - А я великий снайпер? - взъярился я.
  
  - Ну, вроде получше остальных! - рявкнул мужчина. - Мы уже два дня так сидим. Хорошо хоть припасы в домах есть. Но и они скоро закончатся.
  
  - Не рявкай на меня! - рыкнул я, испытывая жуткое раздражение из-за необходимости в очередной раз спасать всех. - Я не виноват, что у наёмников, которые впряглись вас защищать, такие неудачные снайпера.
  
  Отобрав у кого-то из фермеров L115A3, которую точно помню, что оставлял наёмникам, ещё когда был лидером, я сбросил всё лишнее, оставив пистолет, нож, немного еды, флягу с водой, вторую флягу залив водкой.
  
  - Подготовился? - спросил Алексеевич, потягивая рацию.
  
  - Да, - буркнул я, надевая маскхалат, и выдохнув, немного открыл дверь и нырнул в ночь.
  
  Выбравшись через чёрный ход на территорию фермеров, я тут же упал на пузо и ползком двинулся в сторону холмов. Мне необходимо было занять удобную позицию.
  ***
  
  Полдень. Ночь и часть дня, прошли спокойно. Я заполз на холм и лежал между небольшими возвышениями, имитируя собой ещё один маленький бугорок. Глушитель винтовки удобно устроился между стеблями куста, который рос перед моей позицией, в то время, как оптика была над кустом. Слева от меня была каменистая сыпучая насыпь, поэтому с той стороны ко мне легко не подобраться. Ещё ночью, ползая на животе, я срезал со стоящего неподалёку сухого дерева несколько веток и разбросал их у себя за спиной. Теперь там было минное поле из хрустящей сигнализации. Справа лежал пистолет, который поможет отстреляться в случае нападения с этой стороны.
  
  Забросив в рот кусочек сахара, я принялся его сосать и просеивать взглядом, через оптику, каждый холм и возвышенность в окрестностях. Но, как и за прошлые часы - ничего.
  
  Хмурое небо, наконец-то, разразилось дождём. Тяжёлые холодные капли тарабанили по телу, заставляя иногда ёжиться, когда холодная влага попадала на тело. Вода собиралась в тяжёлые капли и падала с веток куста передо мной. Из-за разразившегося ливня, почти стены воды, жалкие остатки степных трав прижало к земле, которая быстро впитывала влагу и превращалась в грязь. Переместившись немного назад, я вытянул из под живота кусок водонепроницаемой ткани серого цвета и укрывшись, выполз вперёд, на позицию, и тут же приник к оптике.
  
  Все близлежащие холмы казались безжизненными. Но где-то среди них прятался снайпер. Тяжело вздохнув, я перевёл прицел на рощу, которая находилась метрах в шестисот от меня. Через несколько минут просеивания буквально каждого метра через прицел, я перевёл взгляд опять на холмы.
  ***
  
  Дышать приходилось аккуратно. Ночью ударил мороз и теперь каждый выдох вырывался белым облачком. Аккуратно перекатившись на бок, я сделал два глотка из фляги с водкой и быстро вернулся к оружию. Холмы всё так же выглядели безжизненными. Иногда у меня даже складывалось впечатление, что снайпер ушёл. После холмов, я исследовал рощу, а через несколько часов возвращался к холмам. И так раз за разом.
  ***
  
  Уснув на пару часов, я проснулся от дикого холода. Мне пришлось немного струсить с себя снег, который пушистыми хлопьями укрыл землю за время моего сна. Протерев лицо ладонью, прогоняя остатки сна и аккуратно перевернувшись на бок, сделал два глотка водки, пытаясь согреться. Вперив взгляд в оптику, я продолжил наблюдение.
  ***
  
  Прошёл ещё день. В голове непрерывно крутилась мысль, что если снайпер не покажется и на треть сутки, то я просто начну выть. Воды не осталось. Водка плескалась на самом дне фляги, а греться больше нечем. Из еды осталось несколько печенюшек. Руки мёрзли и их регулярно приходилось просовывать под одежду, чтобы погреть замёрзшие пальцы, которые не хотели разгибаться из скрюченного состояния.
  ***
  
  Вечер. Я уже начал медленно звереть. Губы пересохли и потрескались. Из-за поднявшегося и не утихающего ветра, кожа на лице обветрилась, а глаза безостановочно слезились. Кожа на руках тоже обветрилась и замёрзла настолько, что в некоторых местах начала лопаться.
  
  Пару часов назад фермеры передали сигнал, что ждут от меня знака, когда подстрелю снайпера. Они сразу помчаться на то место, где он должен быть. У них накопилось немало вопросов. Тут мне пришлось порадоваться предусмотрительности Алексеевича, который перед выходом впихнул мне рацию.
  
  Переведя взгляд на рощу, мой взгляд наткнулся на что-то непонятное. Поведя стволом оружия в стороны, я понял в чём дело. На опушке рощи появилось то, чего раньше не было. На небольшом бугорке, возле третьего уходящего вглубь рощи дерева, появился силуэт в зелёно-сером плаще с пучками степных трав. Снайпер смотрел на территорию фермеров, медленно поводя стволом снайперки.
  
  Радостно осклабившись, я прильнул к оптике, но тут же взгляд зацепился за движение в кустах, на ближайшем к роще холме. Немного осмотревшись, я увидел второго снайпера, которого засёк, только из-за шевельнувшегося под ветром куста. У второго был маскхалат из скатанных ниток серого, коричневого и зелёного цветов. На голове была бейсболка сделанная, как и маскхалат, а лицо закрывала коричнево-зелёная сетка.
  
  Улыбнувшись, я перевёл прицел на первого снайпера в роще и поймав его в прицел и быстро несколько раз сжал и разжал кулак, разминая руку. Снайпер и не подумал пошевелиться за это время.
  
  Взяв его фигуру в перекресте прицела, я медленно выдохнул и плавно нажал на курок. Переведя прицел - повторил. Убийство двух снайперов заняло пять секунд. Вскочив на ноги, я на ходу сказал по рации где снайпера и широкими скачками помчался к противникам.
  
  Одновременно со мной подбежал Окс, Павел, отец Лёвы и несколько незнакомых мне фермеров. Но не успели мы сделать и пары шагов к снайперу в плаще, мужчине лет 35, как он ухмыльнувшись, пуская с губ кровавую слюну, катнул в нашу сторону округлый предмет, от которого с характерным щелчком отскочила часть.
  
  - Граната!!! - рявкнул я и прыгнул в сторону.
  
  Меня ударило в спину, обжигая её болью, но лишь малость. С трудом, через минуту встав, я огляделся. Двое из пяти фермеров были мертвы. Остальные трое мотали головами и ошалело осматривались. Недалеко от меня привалившись спиной к крутой части ближайшего холма полусидел Павел, тупо пялясь в одну точку и придерживая руками выпадающие наружу внутренности. И только сейчас до меня начало доходить, что странный гул, стоящий у меня в ушах, это крик на одной волне, который раздаётся неподалёку. Крик боли. Повернувшись в сторону звука, я за несколько шагов нашёл его источник. Окс. Левая половина его лица превратилась в кровавое месиво с несколькими глубокими кровавыми бороздами. И парень кричал. С закрытыми глазами, широко открыв рот и до белых пальцев сжимая Винтарь.
  
  Трясущимися руками я выхватил флягу с водкой и плеснул содержимым в лицо Окса. Не знаю помогло ему или нет, но кричать он перестал. Немного запрокинув ему голову, я щедро влил водки в рот парня. Тут же, не сильно заботясь, как это выглядит или ещё, что, плюнул ему на щёку, где была самая страшная рана.
  
  - "Хоть как-то, но обеззаразил", - мелькнула у меня мысль.
  
  Через минуту появились наёмники, которые похватали всех и отвели или отнесли на территорию фермеров. Окса сразу отправили в лазарет, где его ждали доктора. Я же послав всех нести парня, стоял возле ворот и в моей пустой голове не было ни малейшей мысли, что делать дальше.
  
  Неожиданно мне на плечо легла узкая ладошка с тонкими, длинными и прохладными пальцами, а спину немного защипало.
  У меня перед глазами крутились картины, как кричит Окс, Павел пытающийся держать внутренности, мертвые фермеры... На губах появился странный солёный привкус. С удивлением я понял, что по щекам у меня катятся слёзы.
  
  - Пошли домой. Нужно обработать твои раны. У тебя на спине три глубоких пореза, - сказала появившаяся передо мной Анж, говоря со мной так, словно снова втолковывает уже сказанное.
  
  Я крепко обнял девушку и поцеловал, правда тут же отстранился, и с удовольствием вдохнул аромат её волос.
  - Да. Пошли домой. - буркнул я.
  
  Но не успели мы сделать и пары шагов, как откуда-то сбоку вылетела Клинт, целясь в нас из пистолета. Анж ударила её по руке, выбивая пистолет, но она тут же получила удар рукоятью второго. Неожиданно раздался звук выстрела и девушка упала.
  Повернув голову на звук, я увидел опускающего пистолет Алексеевича.
  
  - Забирай свою девицу. С этой мы поговорим. Вы пока отдыхайте, а через пару дней будет суд. - буркнул лидер фермеров, похлопав меня по плечу.
  ***
  
  - Приветствую всех! Я, Форт, лидер вояк. Здесь собрались все группы. Механики, амазонки, вояки, фермеры, группа Анны Павловны, наёмники. Мы будем разбираться в деле... Попытка убийства на территории фермеров, а так же будем разбираться со всеми вытекающими, которые появились при тесном общении с... виновным. Ммм... Подсудимым является Клинт. Член группы валькирий. Потерпевший - Ал, бывший лидер наёмников и человек спасший подсудимую. Лидеры групп решили, что у меня не было конфликтов с Алом и с Клинт, поэтому я подхожу на роль судьи. У кого-то есть претензии? - громко сказал Форт, внимательно осмотрев сидящих перед ним людей.
  
  На площадке, перед воротами, секторами сидели люди из всех группировок и внимательно смотрели на мужчину. Я стоял слева от него, а Клинт с права, опираясь на палку и стараясь не становиться на простреленную ногу. Почему-то возле девушки стояла Анна Павловна,.
  
  - Раз претензий нет - продолжим, - сказал Форт. - Три дня назад после того, как Ал убил одного из двух напавших на
  фермеров снайперов и смертельно ранил второго, едва живой противник метнул в их сторону гранату. Ал получил три пореза осколками на спине. Двое из пяти фермеров погибли. Что с Павлом - неизвестно. Окс выживет. После боя, на Ала напала Клинт. Её атаку прервала Анж, а идущий к ребятам Алексеевич, увидев нападение, прострелил подсудимой ногу. На следующий день с ней поговорили и выяснились, что Анна Павловна причастна и является организатором покушения. Клинт только исполнитель. Клинт, скажи, что думаешь. Тебя выслушают и решат твою судьбу.
  
  Девушка подняла голову и посмотрела на всех твёрдым взглядом полным уверенности.
  
  - То есть вы будете меня судить... Хорошо. Я пошла на это, потому что согласилась с доводами Анны Павловны. Ал был лидером наёмников. Подросток был лидером группы вооруженных подростков. Где такое видано? - твёрдым голосом сказала девушка.
  
  - Да ты не намного старше этих ребят, - сказал один из механиков.
  
  - Да. Но у меня хватает ума удивиться тому, что лидер фермеров даже не подумал разоружить мотающихся у него по территории
  с оружием подростков, - ответила Клинт.
  
  - Наёмники и до событий со столкновением с объединённой группой, доказывали свою полезность, силу и компетентность держать оружие в руках. - спокойно сказал Форт. - Или я не прав?
  
  Все сидящие перед ним люди переглядывались, шептались, но ни у кого не было фактов, доказывающих обратное, поэтому все отрицательно замотали головами.
  
  - Продолжай, Клинт. Твоё нынешнее заявление не имеет никакой силы, - кивнул девушке Форт.
  
  - А смысл? Ты ведь уже всё для себя решил, Форт! Ты пытаешься оставить этого опасного зверёныша возле себя! Хочешь использовать его! Но спроси любого и тебе каждый подтвердит, что Ал изменился и стал ещё опаснее, чем раньше! Ты пытаешься контролировать акулу, размахивая у неё перед носом стаканом с кровью! Ты не переборешь инстинкты акулы, Форт! И когда он выйдет из под контроля - пострадают невиновные! - с пылом закричала Клинт.
  
  И все присутствующие задумались и стали бросать на меня быстрые взгляды, словно сравнивая слова девушки с нынешним положением дел. И я заметил, что у некоторых на лицах появилась задумчивость.
  
  - Ладно. С тобой будем разбираться потом. Вместе с решением по Павловне. - махнул на девушку рукой Форт и повернулся к сидящим перед ним людям. - Как я и сказал, Анна Павловна является организатором покушения. До этого она сидела в тюрьме, потому что стало известно, что оба раза, когда Ал получал серьёзные ранения - она была виновата. Давайте послушаем её и примем решение..
  
  Анна Павловна сделала уверенный шаг вперёд и обвела спокойным взглядом всех присутствующих, словно это не над ней, а она вершила суд.
  
  - Что вы хотите от меня услышать? Что я виновна в покушениях на него? Я и не отрицаю., - спокойно сказала она. - Но все эти покушения, я делала, потому что прекрасно осознаю природу этого парня. Он опасен. Я это поняла, как только его увидела. Невозможно назвать нормальным человека, который так непринуждённо себя чувствует в нынешнем мире. Он даже ни секунды не колебался, когда возникала какая-то проблема... Пацан, который командует старшими. Он командовал мной, моим мужем и другими людьми, которые старше него. Двадцатилетний пацан недостоин быть лидером группы, которая выживает в таких тяжелых условиях. Разве может желторотый пацан знать, что необходимо группе? Он просто скидывал некоторые дела на других. Был случай, когда мы объединились с другой группой. Единственным, кто остался от них был Рок. Он уже той же ночью убил ту группу, за попытку изнасиловать девушек. Он устроил в группе тотальный контроль. Не было ни одного случая, когда бы он подошёл за советом к кому-то из старших. Он не советовался ни с кем. То есть его самоуверенность зашкаливает. И это прекрасно знают лидеры групп. Ал демонстрировал эту самоуверенность на собраниях. Он изначально не был достоин быть лидером, ведь он не умеет работать в команде. Он одиночка. Ну и последним для меня было то, что отказался защитить Джул. Я его об этом просила. Он отказался... Ну, давайте. Выскажитесь. Кто со мной не согласен и оспорит мои слова?
  Все присутствующие задумались. На лицах лидеров групп тоже залегла тень задумчивости.
  
  - Хорошо, - разорвал гробовую тишину голос Форта. - Ал, высказывайся.
  
  Сделав шаг вперёд, я принялся тихо говорить:
  
  - Невозможно назвать нормальным человека, который так непринуждённо себя чувствует в нынешнем мире? Я не был непринуждённым. Просто мне проще давалась адаптация. Да и чего мне сильно напрягаться, если всю жизнь во мне собирались навыки, которые пригодились при нынешней ситуации? Я не колебался, когда возникала какая-то проблема. Да. Потому что любая задержка с моей стороны, могла стоить жизни кому-то из группы. Пацан командует старшими? Двадцатилетний пацан недостоин быть лидером группы, которая выживает в таких тяжелых условиях? Может быть. Но я не просил себе лидерство. Изначально со мной ушло несколько человек, которые и стали костяком группы, которую сейчас знают, как наёмников. Мне лидерство было нафиг не нужно. Появились вы, взрослые, и что вы смогли предложить? Ничего, кроме наездов на то, что я сопляк. А у меня были знания, как выжить и как натренировать ребят. Я не считаю себя гуру выживания или ещё кем, но я делал, что мог и делился навыками и информацией, которой мог. Это и отличало меня от старших. У меня был хотя бы приблизительный план действий. Может ли пацан знать, что необходимо группе? Скидывал некоторые дела на других? Да. Не спорю. Но то, что не умел я, делали те, кто умеет. И разве группа из-за этого страдала? Все были при деле и навыки каждого нашли применение. Тотальный контроль и убийство группы? С убийством не спорю - было. Но на моём месте так бы поступил каждый. Присоединившиеся к нам люди попытались изнасиловать девушек. Они нас видели, видели вооружение, состав... Просто прогнать их, было бы слишком опасно. Не подходил за советом к кому-то из старших? Да всё по той же причине. У вас не было плана действий. Но я спрашивал. Все молчали. Были недовольные... Я предлагал уходить. Даже предлагал помочь со снарягой. Все остались. Я демонстрировал самоуверенность на собраниях? Было необходимо чтобы нас признали. Не презирали, не относились со снисхождением... А именно признали, как силу, людей и... если хотите, специалистов, с которыми стоит считать, и к которым стоит нормально относиться. И мне это удалось. После моего исчезновения, Кок стал лидером и никто и слова не сказал, потому что у наёмников был авторитет. И сейчас члены группы наёмников являются одними из лучших бойцов групп. Ну и напоследок... Я видел, что многие, особенно женщина, кивали, когда Анна Павловна сказала, что её разозлил мой отказ защитить её дочь. Я был лидером группы и её дочь была не важнее всех остальных. Я старался, чтобы выжили все.
  
  - Хорошо. - сказал Форт, через пару секунд тишины. - Все, кто имеют, что сказать, поднимайте руку и встав, говорите.
  
  Тут же взвилась одна рука из группы людей, где сидели наёмники. Хард встал и спокойно осмотрев всех, посмотрел на меня.
  
  - Когда только всё это началось... Мои родители были первыми, кого мы нашли. Мы опоздали. Ал прекрасно знал, что я не смогу их... Он всё сделал сам. А когда я бросился на него, он разоружил меня и дал мне мотивацию жить дальше. Спасибо, - сказал парень с благодарностью в глазах и улыбкой на губах. - Ал помог найти семьи всем членам группы. За своей семьёй он отправился в последнюю очередь. И только спустя время, я понял, каких усилий ему стоило не бросить десяток студентов и сразу умчаться на поиски. Я стал понимать, как тяжело ему было помогать выжить группе и найденным родителям, при этом борясь с желанием найти своих... Анна Павловна... Меня она тоже просила защитить Джул. И она пользовалась тем, что я был влюблён в её дочь. Эта женщина прекрасный манипулятор. Я считаю, что Ал был хорошим лидером. На этом всё.
  
  Взметнулась ещё одна рука и встала Симка.
  
  - Я знаю Ала хуже Окса, Харда, Кока... Нас с Рай, он... буквально подобрал. Мы проникли в их лагерь и попытались украсть немного еды. Мы получили защиту, группу, которая стала семьёй. Снаряжение. И чувство хоть малейшей, но защищённости. За всё время, которое он был лидером, не было ни одной ситуации, когда бы он требовал от нас чего-то невозможного или наносил какой-то вред, - тихо сказала девушка и села.
  
  Следующим к моему удивлению встал отец Кока.
  
  - Мне толком и сказать нечего. Я мало знаю Ала. Но за время, которое я был с ним... Тогда он вернулся после первого покушения и месяца выживания в лесах. Как человек, он был немного на своей волне. Да от него исходило чувство опасности, но по другому и быть не могло после того, что он пережил. Как лидер он себя прекрасно показал. А во время... боевых операций... когда мы искали пропавших людей механиков, он показал себя, как хороший боец. - сказав это, мужчина сел.
  
  Следом встали все валькирии.
  
  - Он нас спас, - почти хором сказали девушки, вызвав невольные улыбки на лицах присутствующих.
  
  - Недавно, через некоторое время после возвращения Ала, к нам приходила Анна Павловна, чтобы переменить на свою сторону. Все отказались, - добавила Док, после чего обратилась к Клинт. - Я удивляюсь, как ты на него напала. Он нам жизни спас. У тебя, что, совсем нет чувства благодарности?
  
  - Док, садись. - прервал девушку Форт.
  
  - Я полностью поддерживаю Симку и могу добавить только то, что каким бы его не выставляли, при смерти Рока, ему было очень плохо. - сказала вставшая Рай и тут же села на место.
  
  - А я могу послать вас всех, - громко сказала поднявшаяся Анж. - Вы у него что-то спрашиваете, вы его осуждаете... А ведь, если разобраться, то осуждаете и боитесь вы его, только потому что не понимаете. Вы на него наезжаете, но даже не пытаетесь понять, что он пережил, когда выживал в городе. А ведь он был и ранен. Вы хоть раз об этом задумались? Нет! Вы сразу начали осуждать, что он изменился, что он опасен, что вы не можете его контролировать. Вы хотя бы не начинали вспоминать всякую дрянь и вестись на разговоры этих двух, хотя бы потому что буквально три дня назад, он спас всех. Один против двух снайперов. Пока все сидели по домам, он три дня проторчал на холмах.
  
  Высказавшись, девушка села на место.
  
  После Анж, встал Кок и судя по лицам лидеров групп, он не должен был говорить. Ну или от него не ожидали.
  
  - После слов Анж мне и добавить не чего. Действительно, какие могут быть разговоры, если она сама признаёт, что виновна. И после всего, что Ал для всех сделал, вы ещё задумываетесь? Что же... Анна Павловна через какое-то время начала переманивать к себе всех старших и обрабатывала других членов группы, - Кок повернулся к снайперу. - Хард, без обид, но мы с Алом видели, как она тебя окучивала и Алу пришлось тобой манипулировать, чтобы выдрать у неё... - парень обвёл всех взглядом. - Все, кто составляет группу Анны Павловны, это люди, которые раньше были в нашей группе. Все они спасены Алом. Все они получили от него снарягу, пищу, кров, знания и толчок для развития навыков. Как лидер группы, он сделал просто нереальное и мы, мало того, что выжили, так ещё и получили набор навыков. Но сейчас.. Ал привёл нас сюда и благодаря ему и фермерам у нас есть дом.
  
  На последних словах, друг посмотрел на меня с тёплой улыбкой и благодарностью в глазах.
  
  - Что ж... Давайте решать... - сказал Форт. - Лидеры групп, предлагайте варианты наказания для Анны Павловны. Потом все проголосуют за все варианты и мы выполним тот, который наберёт больше голосов. Давайте начнём с Кока.
  
  - Изгнать её слишком рискованно. Она очень много знает. Мой вариант убить. - твёрдо сказал парень.
  
  - Воздержусь, - коротко бросила лидер амазонок, почему-то бросив на меня мрачный взгляд.
  
  - Как по мне, так убить это слишком. Дать еды, немного снаряги и изгнать, - сказал лидер механиков.
  
  - Поддерживаю Кока, - сказал Форт. - Значит судьба Анны Павловны решиться голосованием. Кто поддерживает вариант с изгнанием?
  
  Среди собравшихся поднялось несколько рук, но не намного больше десятка.
  
  - Кто за смерть? - задал чисто формальный вопрос Форт.
  
  Вверх поднялись почти все руки, кроме нескольких человек, которые вообще воздержались. Я с небольшим изумлением посмотрел на лес из больше чем двух десятков рук.
  
  - Значит решено. Анна Павловна будет застрелена сегодня вечером и похоронена на кладбище. Решаем судьбу Клинт. Варианты. - сказал Форт.
  
  - Убить. Слишком хорошо ей мозги прополоскали. - почти не задумавшись сказал Кок.
  
  - Изгнать, - буркнул Виталя.
  
  - Мы можем принять к себе, - сказала лидер амазонок.
  
  - В тюрьму, - заявил Алексеевич.
  
  - Сейчас я поддерживаю лидера механиков. Значит решено. - хлопнул в ладоши Форт. - Клинт, тебе дадут еды на три дня, немного снаряги и вывезут на расстояние в 15 километров. Там и оставят. Если надумаешь вернуться сюда, в тебя могут открыть огонь. Тебе здесь больше не место. На этом всё.
  
  Собравшиеся тут же начали разбредаться, пара фермеров взяла осуждённых под руки и потянули в сторону тюрьмы, а лидеры групп направились к домику, где всегда проходили собрания.
  
  - Ал, надо поговорить, - сказал неожиданно подошедший Кок, держа за руку Рай.
  
  - Слушаю, - улыбнулся я, непроизвольно отметив, что ребята красивая пара и я совершенно не испытываю злости, что они вместе.
  
  - Я не буду говорить по поводу того, что мог бы искать тебя во время твоего ранения на мосту. Что мог бы поискать после взрыва, не обращая внимания на раны и зомби... Мы с тобой уже на эту тему говорили и я признаю, что виноват, - виновато сказал парень, всё же твёрдо глядя на меня, с готовностью выслушать и принять любое моё слово.
  
  - Кок, ты сказал, что я тебя простил, до того... как забыл всё. Может когда-то я и вспомню, но сейчас я просо доверюсь тебе и буду считать, что я в твёрдом уме принял решение тебя простить. - перебил я друга.
  
  - Спасибо, друг, - буркнул Кок и крепко обнял меня, правда почти тут же отстранился. - Слушай, то что... Некрасиво получилось, что ты пропал, а мы с Рай сблизились... Но это уже случилось. И дело в том... Короче, будь крёстным.
  
  Последнюю фразу парень сказал обняв Рай сзади и положив руку на живот. Девушка выглядела счастливой, хоть при взгляде на меня в его глазах и мелькала тревога и опаска.
  
  - Крёстным? То есть... Эм... Рай беременна? - тупо уточнил я.
  
  Вид у меня, наверно, был самым глупым, потому что ребята тут же рассмеялись.
  
  - Я не ослышалась? - спросила подошедшая Анж. - Рай, у тебя будет ребёнок?
  
  - Угу, - радостно кивнула девушка.
  
  - Уииии!!! - с восторгом завизжала Анж и девушки бросились обниматься.
  
  Я же подошёл к Коку и крепко обнял.
  
  - Поздравляю. Уверен, что ты будешь хорошим отцом. Если что-то понадобиться - сразу говорите.
  
  - Спасибо, Ал. Только вместе со мной что-то будешь делать. Ты сам и так уже много для всех сделал, - широко улыбнулся Кок.
  
  Анж подошла и обняла меня за талию, я же положив руку ей на плечи и поцеловав в макушку, повёл домой.
  
  - Как замечательно. У ребят будет ребёночек, - с восторгом сказала Анж, когда мы вошли в комнату.
  
  Я тут же обнял её и поцеловал. Девушка отпрянула первой, первым делом втянув воздух.
  
  - Будем жить поспокойнее. Ты поставишь мне мозги на место. И если захочешь, сделаем своего мелкого, - с улыбкой сказал я, обняв девушку за талию и упершись лбом в её лоб.
  
  - Я запомнила твои слова, - с улыбкой сказал Анж. - У нас есть дом. Мы действительно сможем жить поспокойнее.
  
  - Угу, - кивнул я и подхватив её на руки, понёс на кровать.
  
  В эту ночь мы не сомкнули глаз.
   На следующее утро я узнал, что муж Анны Павловны ушёл вместе с Джул в неизвестном направлении сразу после того, как женщину застрелили. После этого, мы с Алексеевичем обсудили дела рожениц, и проект по расширению территории фермеров. Необходимо было до сильных снегов, хотя бы начать строить новый забор, за которым будет ферма, со всей живностью, которой собралось немало, склад, где будет снаряга и оружие, кухня с пищевым складом и большой участок земли под поля и огороды. Обсудив все дела, мы с мужчиной, который напоследок с удовольствием сказал, что даже в таком мире мы выжили и закрепившись, наверно, сможем спокойно пожить, разошлись по домам. А дома меня ждала Анж, которая радостно бросилась мне на шею, как только я переступил порог комнаты.
Оценка: 1.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 4. Единство"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Н.Олешкевич "Инициация с врагом, или Право первой ночи"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"