Смирнитский Сергей Алексеевич: другие произведения.

Япония в эпоху Токугава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.75*15  Ваша оценка:


Япония в эпоху Токугава. Политические особенности государства и феномен замкнутости.

   Дни проходят за днями, становится всё теплее, прежде всего, позвольте выразить глубочайшую радость в связи с тем, что Вы находитесь в добром --> здравии[Author:B] .

Введение.

   Основной целью данной работы будет рассмотрение японской истории в период с 1603 по 1869 годы, когда во главе государства стояла династия сёгунов Токугава, поиск причин и следствий политических, экономических и социальных особенностей японской цивилизации, напрямую связанных с почти полной изоляцией страны на протяжении этого времени. Изоляция была столь серьёзной, что, как пишет Сиба Рётаро: В течение двух с лишним веков в стране рождались, жили и умирали люди, подавляющее большинство которых, никогда не видело ни одного неяпонца и имело самые смутные понятия о других народах и государствах.
   Основными вопросами, которые я должен буду разрешить в данной работе, будут: Каковы положительные и отрицательные стороны полной замкнутости государства на протяжении более чем двух веков? В чём с экономической, политической и социальной точки зрения замкнутость выражается? Какие индивидуальные черты приобрело и сохранило японское государство благодаря полной изоляции? в конечном итоге эти вопросы трансформируются в единый: В чём особенности системы сёгуната в Японии, на протяжении XVII - XIX веков?.
   Непосредственно этой темой из известных мне русскоязычных авторов занималась только Н.Ф. Лещенко, её Япония в эпоху Токугава в работе не представлена, ввиду отсутствия её книг в широкой продаже. Существуют немало работ на близкие темы, у В. Конрада есть масса работ по Средневековому японскому феодализму, прочие авторы ставят либо более общие проблемы, либо занимаются частными вопросами Токугавской истории (например Толстогузов, писавший о Реформах годов Тэмпо или Нагата Хироси - История философской мысли Японии, в основном касающийся Токугавы), и потому к непосредственной истории вопроса не относятся.
   Большинство источников по данной теме представляют собой сочинения на самурайскую тематику. Бусидо сосинсю - наиболее яркое из них. Тайре Шигесуке, автор сочинения жил в XVII веке, во времена наибольшего расцвета Токугавской власти. Его кодекс - это классический пример традиционного морально - правового сочинения. Он затрагивает как этические вопросы жизни самурая, так и экономические. Личная ответственность самурая, боевой дух, искусство боя, семейные взаимоотношения, общественный долг, образование, финансы, вопросы этики и многое другое - все эти составляющие ратного труда и быта японского самурая рассматриваются в Кодексе самурая. Особенно важными для меня были главы Об управлении домом, О странствиях и путешествиях, О правилах поведения воина. Труд Тайре полностью регламентирует жизнь самураев - второго по величине, и одного из первостепенных по значимости сословий Японии XVII века. Кроме того, многие элементы законодательства сёгуната, выступавшие часто в форме этических принципов, выполняли собой официальную идеологию самурайства (бусидо), которая продолжала своё развитие в период Эдо. Социальная картина эпохи, экономические особенности жизни сословия - всё это обуславливает присутствие Бусидо сосинсю в моей работе.
   Самураи. Меч и душа - сочинение совсем иного рода. Его авторы Такуан Сохо и Миямото Мусаси также относятся к XVII веку. Книга состоит из сочинений обоих авторов на военную тематику. Тактика ведения боя, приёмы защиты от нападений, кодекс военной самурайской чести. И, тем не менее, это книга не только об этом. Обучение искусству войны связано с искусством праведной жизни. Система ценностей, особенности японской ментальности того времени - всё это есть у Сохо и Мусаси. Эта книга источник по конфуцианству, дзен - буддизму и морально -нравственному облику эпохи.
   Основной литературой по данной работе были Последний сёгун Сиба Рётаро, Сёгунат Токугава в первой половине XIX века С.А. Толстогузова, Буддизм в Японии А.Н. Игнатовича, История философской мысли Японии Нагата Хироси, История сёгуната в Японии (Нихон Гайси) Мендрина, История Востока Васильева, а также статья Эпоха Токугава,опубликованная на www.aikidoka.ru.
   Последний сёгун Сиба Рётаро в строгом смысле этого слова - художественный роман, посвящённый жизни последнего правителя династии Токугава - Ёсинобу. Однако историческую составляющую этого романа нельзя недооценивать, в своей книге Рётаро не только даёт полнейшую характеристику последних лет Токугава, но и бросает взгляд на всю историю династии в целом. Все персонажи романа - а только главных действующих лиц в нём более семидесяти - реальные исторические лица, все их поступки, говоря казённым языком, имели место, что придаёт работе особую достоверность с элементами научного характера.
   Книга Толстогузова также посвящена сёгунату Токугава, но лишь одному его периоду - реформам годов Тэмпо, в начале XIX века. Для историка канун великих перемен в любой стране представляет огромный интерес. Автор характеризует ситуацию в Японии в последние годы полной изоляции. Его книга очень важна для моей работы, так как фактически является итогом многолетних токугавских порядков. Выводы, которые делает по этому поводу Толстогузов, также в ней использованы.
   А.Н. Игнатович пишет, что его работа о буддизме раннем и средневековом. Характеристика буддизма как религии, его роли в Японии, взаимоотношениях буддистской Церкви и государства - основные темы этой книги. Поскольку буддизм и его пропаганда в Японии были одними из важнейших черт токугавской истории, эта книга - необходимый элемент моей работы.
   Книга Нагата Хироси, одного из крупнейших японских философов начала XX-го века, посвящена в основном именно философской мысли Японии XVII - XIX веков. Не случайно его работа подразделена на две части: философская мысль до XVII и философская мысль эпохи Токугава. Он пишет о расцвете и об упадке конфуцианства, о причинах и следствиях влияния на Японию европейской науки, именно на основе его работы будет строиться моя глава о социальных особенностях рассматриваемого сёгуната.
   Работа В.В.Мендрина, изданная в 1916 году, уже тогда получила название Неофициальная история Японии. Говорить о построении работы смысла нет, так как история Токугава в книгу не входит, тем не менее, она совершенно необходима для того, чтобы понять, что такое сёгунат как таковой, в чём его особенности и качества. В книгу входят как лингвистические, так и исторические статьи на сёгунатовскую тематику.
   Первый том Истории Востока Л.С. Васильева моей темы касается лишь вскользь. Однако его краткое описание политической, экономической и социальной ситуации в Японии XVII - XIX веков помогает структурировать собранную из других источников информацию. Тезисно изложенные основные особенности сёгуната того времени помогают отделить главное от второстепенного при работе с источниками.
   Моя работа подразделена на пять глав, в первой из которых, будет дана краткая характеристика понятию сёгуната до Токугава, во второй - его изменения и трансформация при правлении Токугава Иэясу и его реформах; в третьей речь пойдёт о культурных и религиозных особенностях Японии при Токугава. В этой главе речь пойдёт о религиозных особенностях буддизма, и его влиянии на социальную политику сёгуната. О политической, экономической и социальной системе и о связанном с ними кризисом будут рассказывать четвёртая и пятая главы. Работа будет завершаться эпилогом, посвящённом падению дома Токугава и завершится Реставрацией Мэйдзи.
   Глава 1.

Особенности политической системы сёгуната в Японии до Токугава.

Настоящий воин - человек чрезвычайной ситуации.

Тайре Шигесуке, Бусидо сосинсю

   Сёгунаты - эти присущие только Японии формы военного правления - с перерывами просуществовали в стране почти 640 лет (1192 - 1867), исключая периоды междоусобных войн 1333-1338 и 1573-1603 годов.
   Изначально слово сёгун имело характер специально военный. Однако этому войсковому начальнику в силу необходимости пришлось иметь дело и с гражданским управлением.
   Само понятие сёгуната, если проследить его историю, можно назвать достаточно размытым. Всего в японской истории их было три: Камакурский (1192 - 1333); Асикага (1338 -1573) и Токугава (1603 - 1867).
   Различий между каждым из этих периодов великое множество, сходств же - единицы.
   Легендарный Минамото Ёритомо в 1192 году получил от императора титул сёгун, полностью сэйи дайсёгун, что означало - великий воевода - покоритель варваров. В этом титуле и можно обнаружить основные черты сходства всех сёгунатов. Если император представлял собой фигуру заоблачную, полумифическую и буквально воспринимался народом в роли Бога, то сёгун - символ японской нации как таковой, её традиций и устоев, защитник Японии. Конечно, изначальный отказ императора от государственных полномочий не был полным и был шагом вынужденным, связанным с поражением рода Тайра и с усилением нескольких родовых даймё. Однако со временем роль сёгуна воспринималась именно так.
   Уже при Асикага сёгун превратился в фигуру столь же церемониальную, как и император, страной правило военное правительство бакуфу, состоящее из наиболее влиятельных собственников-феодалов: даймё. Слово бакуфу, представляет собой перешедшее в готовом виде из Китая словосочетание, состоящее из слов баку и фу. Слово баку означает занавес, палатка; слово фу значит главная ставка, резиденция, управление. Следовательно, дословное значение слова бакуфу по значению его составных частей будет палаточная ставка и.т.д., термином мофу, обозначалась в Китае прежде всего ставка главнокомандующего армии. Но историческое значение этого термина значительно шире.
   Поэтому возрождение традиций, скорее даже их воплощение в реальность - вот заслуга Токугава Иэясу, сумевшего превратить формальный титул в реальный.
   Говоря о сёгунате важно понимать, что это структура прежде всего военная, то есть по идее не могущая существовать на постоянной основе. В этом во многом и заключалась проблема сёгунов до Токугава, у их власти не было обоснования в мирное время.
   Таким образом, надо признать, что Иэясу получил в свои руки непростое наследство, с одной стороны - великие традиции и титул; с другой - отсутствие сколько-нибудь реальной власти, по титулу полагающейся.
   Глава 2.

Правление и реформы Токугава Иэясу.

Великое и малое идут вместе.

Буддистская мудрость.

   ...в 1600 году в битве у деревни Сэкигахара войска коалиции феодалов под командованием Токугава Иэясу одержали победу над своими противниками из другой военной группировки, объединившейся вокруг Хидэёри, сына скончавшегося незадолго до этого военного диктатора Японии Тоётоми Хидэёси, которому, кстати сказать, верно служил Токугава.
   Победа Иэясу принесла ему сёгунский титул, однако в охваченной послевоенной нестабильностью стране, он почти ничего не стоил. Власть ещё нужно было удержать.
   В связи с этим, новый правитель провёл ряд преобразований, принесших ему в будущем звание крупнейшего реформатора в истории Японии.
   Ряд постановлений Токугава Иэясу были направлены на закрытие государственных границ, и сведения на нет какого-либо внешнего влияния. Причин для этого было немало - внутренняя нестабильность, после только что завершившихся войн за власть, была столь велика, что любое внешнее влияние могло отразиться на ней весьма пагубным образом. С другой стороны - это был шаг к укреплению своей, личной власти. Сёгун тем самым демонстрировал свою силу, проповедовал возвращение к истокам. Традиционная японская точка зрения о собственной самодостаточности, об уникальности и неоспоримости авторитета предков была отлично совмещена с отказом от всего западного. К тому же подобная блокада давала серьёзный отпор распространившемуся в Японии христианству, главному конкуренту буддизма в стране. Буддизм, в своей конфуцианской части, был важнейшим идеологическим оружием в руках власти, поэтому его полная победа на территории всей страны была необходима. Кроме того, нельзя забывать, что закрытие страны на момент середины XVII века - это прежде всего прекращение контактов с Китаем, влияния которого, в том числе и военного, Япония опасалась всегда. Контакты с европейцами были минимальны, и поэтому никаких экономических последствий их приостановление за собой не несло. Полностью закрытой страна стала после подавления христианских восстаний 1636 года. Это был важный, но всего лишь первый шаг по укреплению власти новой династии.
   Важной задачей третий сёгунат считал консервацию сложившегося в Японии к началу XVII в. политического и общественного строя. Одной из важнейших реформ режима Токугава стало превращение классовой системы в кастовую. Японское общество всегда было структурированным и классовым, однако даже при жизни одного поколения благосостояние и социальный статус одного рода или клана мог изменяться - от баснословного богатства до полного разорения, от места вверху иерархической пирамиды власти до последней ступеньки на социальной лестнице. В результате социально - политических реформ сословия воинов, ремесленников, земледельцев и торговцев трансформировались в наследственные касты без права перехода из одной в другую. Подобная реформа сделала социальную ситуацию в стране полностью подконтрольной государству. Каждое сословие, каждая каста обладала своими правами и обязанностями, передаваемыми по наследству <см. главу 3, четыре пути>: права и возможности каждой из каст были закреплены в законодательном порядке. Кроме того, количество их членов было более ли менее незыблемо, так как переход из одного в другое был невозможен. Подобная система стала воплощением традиционных черт в японской жизни, однако неприменимость традиций в будущем, привела к последующему кризису и их столкновению с новыми реалиями.
   Укрепив систему четырёх сословий, нужно было лишить реальной силы и независимости каждую из них. С крестьянством больших противоречий не было, как впрочем и с ремесленниками и торговцами, которые достаточно вольготно жили в городах. Реальной силой, могущей представлять опасность, было только самурайство. В основе преобразований феодальной системы лежало отделение воинов от крестьян. Нововведением режима Токугава стало отчуждение самураев от земельной собственности. В период ранней средневековой истории Японии феодал - аристократ платил наёмникам - вассалам земельными наделами <по примеру бенефиций в средневековом феодализме>, на доход от которых они и существовали. Новая реформа исключала возможность формирования нового независимого сословия воинов -собственников, прежде всего в провинциях <контроль за которыми был слабее>. Лишившись права собственности на землю, наёмники-самураи вынуждены были перебираться из сельскохозяйственных провинций в города, поближе к резиденции сёгуна или жилищам его наместников. Процесс миграции самураев в города произошёл достаточно быстро, однако как такового применения себе они так и не нашли. Многие переходили в личное услужение высоким чиновникам; становились врачами, учителями, уходили в монахи. Но несмотря на это, образовалась большая часть населения, составленная из ронинов, самураев без хозяина. Оказавшись на полном государственном попечении, они повисли мёртвым грузом на японской экономике, так как их собственный кодекс запрещал им заниматься открытой экономической деятельностью. Основная масса самураев не имела земли и получала от даймё за несение службы (хоко) специальный паёк рисом - року, который был введён указом в 1653 г. Это в будущем стало одной из первопричин жесточайшего кризиса.
   Реформы, несмотря на их кажущуюся радикальность, шли довольно легко, так как по сути отвечали интересам всех сословий. У ремесленников были постоянные государственные заказы, у торговцев - развитая система гильдий и отсутствие иностранных конкурентов (политическое единство оказало благоприятное воздействие на экономику, стимулировало создание единого общеяпонского рынка), у самураев - возможность жить за счёт государства, у крестьян - практически полные права на личный земельный надел.
   Немало внимания Иэясу уделил государственной идеологии, которой во всеяпонском масштабе стал буддизм <об этом - в главе 3>, в частном случае связанный с конфуцианством в среде самураев и синтоизмом - у крестьян.
   Укрепление личной власти сёгун начал с новых решений в отношении императора. Когда в своё время Иэясу стал властелином Японии (причём стал исключительно благодаря собственным усилиям), то первое, что он сделал - это оказал сильнейшее давление на императорский двор, резко ограничил его активность и фактически приказал императору и его приближённым предаваться лишь наукам и поэзии. Поскольку власть Иэясу к тому моменту была близка к диктаторской, особых проблем с императором, вообще не управлявшим страной, у него не возникло. С этого момента удаление императоров от политических реалий только возрастало и достигло своего апогея в середине XIX века, когда во время прихода генерала Перри единственное, с чем его <императора> познакомили - это портрет, созданный фантазией одного мастера укиё - э из Эдо. На нём Перри обличьем напоминал бычьего дьявола из Иё.
   Создание династии - дело непростое и требующее большого запаса претендентов на власть. Подобную традицию начал Иэясу, а продолжили его последователи: Сыновья крупных феодалов всегда росли в особняках кланов в Эдо. Таков был приказ правительства: сёгунат считал детей даймё важным человеческим материалом и не выпускал их из поля зрения. Уже несколько позднее при Токугава Ёсимунэ сформировалась система трёх благородных домов, которая имела цель создать, так сказать, запас сёгунской крови.
   Результатом всех этих преобразований стало установление почти тотального государственного контроля и полноты власти, которой оказалось достаточно, чтобы передать её наследнику. Режим Токугава был более жёстким по сравнению с двумя предыдущими военными администрациями феодальной Японии. Государственное устройство сёгуната Токугава отличалось тотальным политическим, идеологическим и социальным контролем над подданными. Традиционная японская историография называет XVII век, столетием гражданских войн и народных бунтов, гекокудзё - временем, когда низы одолели верхи. Политическая система сёгуната славилась своей мощной разведкой.
   Подобная система просуществовала в своём первозданном виде до середины - конца XVIII века и считалась классическим воплощением идеала японской жизни. С другой стороны, всё несовершенство этой системы оказалось очевидно несколько позднее, на закате династии, в XIX веке.
  
  
   Глава 3.

Религиозные особенности японского общества. Буддизм.

Когда спрашивают: В чём подлинный смысл буддистского Закона?, прежде чем вопрос перестанет звучать, нужно ответить: Одинокая ветка цветущей сливы или Кипарис во дворе

Такуан Сохо - Тайное писание о непоколебимой мудрости.

   Многие особенности японской ментальности связаны не только и не столько
   с традиционным мировоззрением, но и с определённой системой ценностей, сформулированной с помощью государственной религии - буддизма.
   В чём суть буддистского учения? Это учение являет нам подлинный облик вещей. Быть просветлённым означает видеть, что все живые существа наделены умом пустоты (ку). Рассуждения о ку или му (пустоте) наводят на мысль о потере жизни, но это не так. Приведём пример. Живые существа находятся в воздухе, и хотя воздух окружает их, их форма не меняется. То же самое происходит, когда мы видим вещи в пустоте. Постигать подлинный облик вещей означает не видеть правильного и неправильного, хорошего и плохого.
   Важность буддизма, как национальной идеологии подчёркивали все сёгуны Токугавской династии, боровшиеся против христианства. С первых лет своего правления они стремились укрепить своё влияние на буддистскую церковь: До этого времени главного священника храма Дайтокудзи всегда назначал император, но Иэясу, первый сёгун правительства Токугава, пытаясь распространить своё влияние на все сферы жизни, пожелал делать это сам. Некоторые особенности, приближающие буддизм скорее к философскому учению, а не к религии обусловили ту важность для власти, которой он был наделён.
   Один из главнейших идеологов буддизма, легендарный Такуан Сохо писал в своей книге Тайное писание о непоколебимой мудрости: Совершенная преданность способствует правильной ориентации ума и дисциплине тела. Кроме того, преданность не допускает даже малейшего сомнения в мыслях о господине. Она не позволяет человеку презирать и обвинять других. Не пренебрегайте своими повседневными делами. У себя дома почитайте родителей, не допускайте ничего непристойного в отношениях мужа и жены, не содержите любовниц, не предавайтесь чувственности, будьте пунктуальны в формальностях, будьте строги с детьми и во всём следуйте Пути. Нанимая людей низших сословий, не выделяйте никого на основе личных предпочтений.
   Верность религиозным и традиционным жизненным принципам и законам - важнейшая черта японского общества всего Токугавского правления. Именно с падением нравов, то есть с некоторым отступлением от традиции, сёгунские власти связывали позднейший социальный кризис.
   Жизнь ничего не стоит, в сравнении с праведностью - ещё одна важная мысль, высказанная Сохо в трактате Ясное звучание самоцветов. Способность жертвовать собой ради господина, столь очевидное качество любого самурая, соотносилось с полным подчинением крестьянина высшей государственной власти, принятии им всех государственных решений, без какого - либо сопротивления. Сам по себе буддизм не предполагает возможности каких-либо поисков правды и вступлений в конфронтацию с властями для увеличения собственных прав. Песня крестьянина проста и непосредственна. В этом она напоминает истину буддизма. Рассуждать о ней нет необходимости. Поэтому любые восстания и волнения были в Японии крайне редки и участились лишь вместе с жестоким кризисом XIX века.
   Необходимо отметить ещё одну, важнейшую особенность буддизма - его близость к философскому учению, тесно связанному с его религиозными идеями. Как и христианство, в буддизме существует идеал праведной и правильной жизни. Но если в христианстве он не достижим, то в буддизме, напротив, каждый может достичь просветления самостоятельно - Единственное учение, которое открывает дорогу к преображению, - это дзэн. В дзэн нету учителей и нечему учить. В дзэн главное - достижение просветления собственными усилиями. Чтобы достичь просветления, вы должны сосредотачиваться до тех пор, пока ваш ум не придёт в состояние, в котором не возникает ни одна мысль. Просветление позволяет уподобиться Будде: Изучающие Путь должны быть прилежными двадцать четыре часа в сутки в течение десяти или двадцати лет. Они пробуждают в себе великую силу веры, внимают мудрым и навсегда забывают о враждебности и страдании. Подобно родителю, который потерял своего ребёнка, они ни на мгновение не утрачивают решимости. Их мысли проникают глубоко. Они задают вопрос за вопросом. В конце концов, они достигают места, где буддистское учение и Закон уходят, а на их месте возникает ЭТО. По мере того, как будут проходить месяцы и годы, вам покажется, что свет постепенно зажигается во тьме.
   Невероятная, по сравнению с другими религиями, близость человеческого идеала к идеалу божественному: (Будда, который сбился с пути, ничем не лучше обычного человека. Сомневающийся обладает природой Будды.), подвигла многих на поиски своего Пути, что также благотворно отразилось на развитии японского буддизма. У Такуана было много последователей от Иэмицу, третьего сёгуна сёгуната Токугава, до простых крестьян.
   В конечном итоге, поддержанный государством, буддизм (и некоторые его --> разновидности[Author:B] ) был признан единственным религиозным учением на территории Японии, не дав укорениться христианству. Последний вызов сёгунату Токугава был брошен христианами в первой половине XVII века. Жестоко подавив восстание христиан в 1636 году, режим положил конец распространению христианства в Японии, объявив его вне закона. Начиная с этого момента, Япония полностью закрылась.
   Сильным толчком к развитию буддизма, оказалась, как это ни странно, попытка сёгуната в XVII веке подчинить себе основные духовные посты буддистской Церкви, что породило мощное движение за независимость религиозного учения от государства: Такуан Сохо был одним из тех, кто всю жизнь боролся за независимость буддизма от политической власти. В Бусидо сосинсю об этом написано так: ...Дав обет вести аскетический образ жизни и приняв постриг, облачившись в монашеские одеяния, приняв знаки религиозной власти, они и сегодня зовутся Старшими или Мастерами.
   Существует много Путей. Есть путь спасения или Путь закона Будды, Путь Конфуция или Путь учения, Путь исцеления для врачей и Путь Вака для поэтов, Путь чая или Путь стрельбы из лука, а также пути других искусств и ремёсел. Каждый практикует тот Путь, к которому питает склонность. Чёткое разграничение Путей, их традиционный выбор внутри семьи (сын крестьянина непременно становится крестьянином) полностью отвечала задачам сёгунского правительства, делающего упор на традиции, в том числе и в экономической жизни. Именно поэтому чёткое определение Иэясу неизменного числа сословий было обосновано традиционным буддистским термином Пути.
   Эти изменения, по сути лишь подтверждающие старые традиции, тем не менее, прочно укоренились в сознании японцев, и потому неудивительна точка зрения Миямото Мусаси, пишущего в XVII веке в одном из своих важнейших сочинений Книге Земли: Существует четыре Пути, которым люди следуют в жизни. Это Путь достойного человека, Путь крестьянина, Путь ремесленника и Путь торговца. Мусаси даёт определение каждому из этих Путей:
   Путь крестьянина. Используя инструменты, крестьянин работает на земле и наблюдает смену времён года.
   Путь торговца. Торговец покупает товар, а затем продаёт его, чтобы заработать себе на жизнь. Путь торговца означает, что он всегда живёт на прибыли от покупки и продажи. Вот что такое путь торговца.
   Путь достойного человека или Путь воина. Путь воина состоит в том, чтобы овладеть достоинствами оружия. Если человек не любит стратегии, он не может оценить достоинств оружия. Разве не должен он в таком случае стремиться приобрести хотя бы какое-то понимание стратегии?
   И наконец, Путь ремесленника. На этом пути плотник стремится достичь ловкости в использовании инструментов. Он должен вначале начертить правильный план, а затем построить всё так, как указано в плане. Такова жизнь плотника.
   Вот что такое Пути достойного человека, крестьянина, ремесленника и торговца.
   Каждый путь правилен и почётен, однако корни многих японских устоев заключаются в том, что каста воинов стоит выше трёх остальных каст - как по своему положению, так и по заслугам. Отсюда происходит поговорка хана-ва сакураги хито-ва буси, среди цветов - вишня, среди людей - самурай.
   Путь вовсе не предполагает достижения свободы или счастья в том смысле, как воспринимаем их мы. Следование Пути - путь к просветлению, и ни к чему иному: Пока вы не постигли подлинный Путь буддизма или иной религии, вы можете полагать, что жизнь этого мира правильна и гармонична. Но если вы посмотрите на вещи непредвзято, с точки зрения высших законов, вы увидите, что многие учения уводят людей прочь от подлинного Пути. Глубоко постигните этот дух, основание которого - решимость, а действие - подлинный Путь. Используйте стратегию широко, верно и открыто.
  
  
   Глава 4.

Сёгунат в XIX веке.

В бренном мире сём

Можно ль от судьбы уйти?

В кармы колесе

Добро и зло друг друга

Сменяют непрестанно.

Токугава Ёсинобу, последний сёгун династии.

   Период от начала XIX века до середины сороковых годов оказался, по мнению Толстогузова, определяющим: именно в это время в политике наметились те процессы, которые в последующем вызвали разрушение и исчезновение сёгуната.
   Наиболее глубоким оказался кризис экономический, отчасти спровоцировавший социальные и политические проблемы.
   Часть первая: Экономика.
   В первой половине XIX века экономика Японии столкнулась с несколькими сложными проблемами, разрешить которые предстояло руководителям бакуфу. Одной из основных был хронический бюджетный дефицит. Расходы правительства в основном приходились на сёгунское окружение и на поддержку благосостояния самураев. Глубоко военизированное японское правительство, несмотря на продолжительный мир в стране, по-прежнему собирало налог на армию, который должен был выплачиваться только рисом, и был крайне обременителен для крестьянства в целом: с созданием сёгуната Токугава наступила пора длительного мира, но бакуфу никогда не исключало вероятности военного конфликта, поэтому продолжало собирать налоги рисом для содержания боеспособной армии. В начале XIX века возникла парадоксальная ситуация - средств не хватало ни бакуфу, ни крестьянству. В Записи о политических делах (Сэдзи кэммон --> року[Author:B] ) об этом говорится так: В бакуфу хатомото гокэнин попали в исключительно сложное положение... даже находясь на государственной службе, они опутаны долгами... сёгунских милостей не хватает на содержание дома и семьи. Все имели значительные долги.
   Традиционный крестьянский труд и поддерживающее его правительство столкнулось с новой экономической силой: купцами и торговцами, которые не только смогли приспособиться к новой ситуации в государстве, но и сделать её выгодной для себя. С ростом товарно-денежных отношений значительно возросли доходы горожан, ставшие соизмеримыми с доходами самураев. Разница между ними заключается в том, что горожанин зарабатывал свои деньги сам, а самурай получал их в качестве крестьянского налога, который год от года выплачивался всё в меньшем объёме.
   В экономической системе сёгуната самураи были чистыми потребителями, не занимаясь никакой экономической деятельностью.
   Об этом говорит Сиба Рётаро, объясняя, с помощью слов главного героя своего романа, социально - экономическую ситуацию с самураями в середине XIX века. Ведь, что такое --> хатамото[Author:B] ? За триста лет они превратились в бездельников и тунеядцев, и ныне не играют той роли, к которой были изначально предназначены --роли защитников бакуфу. Сегодня военным нужно уметь владеть винтовкой, стрелять из пушки... А высокородные хатамото считают, что им это не по чину, что это дело простых солдат, поэтому сами западных винтовок в руки не берут, боевой подготовкой себя не утруждают. И что же? В конце концов, пришлось пехоту заново набирать из простолюдинов! Как известно, так были образованы и артиллерийские части, и пехотный батальон бакуфу, построенный по французскому образцу. Эти войска хорошо показали себя в экспедиции против Тесю. А где в это время были хатамото? Пребывали в Эдо, в этом своём призрачном раю, причём, заметьте, регулярно получали жалованье. Разве не так? Не только бакуфу, наверное, ни одного правительство в мире не может позволить себе кормить несколько десятков тысяч бездельников, да при том ещё содержать тысячи новобранцев! Конечно, на это никаких денег не хватит! Уже только потому бакуфу не выжить - съедят его эти хатамото!. Самураи, поддерживаемые правительством и даймё, не занимались никакими полезными для государства делами, ничего не производили и являлись лишь потребителями того, что создавалось трудом крестьян и ремесленников.
   Причём чем дальше, тем больше это осложняло их финансовое положение, но здесь то и кроется основная причина экономического кризиса: столкновение традиционных ценностей, традиционной мотивации с новыми условиями жизни, диктующими новые правила. В ситуации с самураями это выразилось в полной мере: они готовы были заниматься экономической деятельностью (некоторые так и сделали, тем самым себя опозорив), но не имели такой возможности, из-за сложившихся правил, согласно которым эта часть жизни была для них закрыта и табуирована. Частичным оправданием им могли служить слова Кодекса...: Самурай сам ищет и находит средства к существованию - это его дело и забота. Тем не менее, здесь же утверждается практически обратная позиция: Тому воину, кто получает плату за службу свою, однако бедствует и находится на грани разорения, следует изменить своё отношение к тратам и выкарабкиваться из нищеты, ограничивая себя во всём, где это только возможно, чтобы поправить своё положение.
   В связи увеличением доходов горожан началась естественная миграция крестьянского населения в города. (По данным статистика Хаями Акира: 50% крестьян до 30 лет и 32% после 30 постоянно находилось на заработках в городе). Крестьяне вынуждены были уходить на заработки. Крестьяне теряют интерес к обработке земли.
   Городские поселенцы имели по сравнению с крестьянскими жителями больше свободы, горожанам не надо было платить поземельный налог так как земельного надела у них не было. Кроме того, они занимались наиболее экономически выгодным занятием - торговлей.
   Торговля деревенская также существовала. Но она была устроена особым образом, и потому не могла соперничать по степени выгоды с городской. Крестьянин не был прямо связан с торговым рынком ближайшего к нему города. Для этого существовали торговые гильдии, которым крестьянин обязан был продавать свою продукцию по установленным ценам, которые, естественно, были значительно ниже рыночных. У крестьян технические культуры скупали сельские торговцы-агенты гильдий и затем отправляли их строго определённым торговым домам в города, имевшим монопольные права на торговлю данным товаром. В условиях господства гильдий крестьянин, занимавшийся выращиванием технических культур, не имел свободного доступа к рынку.
   Контроль над крестьянством на этом не ограничивалось. Власти в первую очередь стремились обеспечить уплату поземельного налога, поэтому запрещалось выращивать на рисовых полях другие культуры. Поскольку каждый среднестатистический крестьянин выращивал рис, цена на него была невелика. Куда выгоднее было выращивать лён, масло из которого использовали в лампах каждого городского дома. Однако, это было монополией государства, пытавшегося таким образом урезать бюджетный дефицит. Выплата налога осуществлялась только рисом, что крестьянам было невыгодно, гораздо более прогрессивным была бы коммутация ренты, ведь крестьянам, конечно же, выгоднее было продавать рис на местном рынке, нежели отдавать в качестве налогов, не получая взамен ничего.
   Невыгодные цены, господство гильдий и излишняя централизация рынка создали проблемы для роста экономики, которая не смогла освоить значительно возросшую после перечеканки монет массу денег в обращении. Отсутствие реальных возможностей торговли привела к ряду крестьянских выступлений, объединившихся в одно и получивших название Петиции 1007 деревень. В них в частности утверждалась возможность свободной крестьянской торговли, которая, однако, так и не была разрешена.
   Правительство, занятое экономическими трудностями, для их разрешения в большинстве случаев прибегало к одному и тому же приёму: дополнительной чеканке монет. Недостаток доходов от поземельного налога бакуфу традиционно компенсировало поступлениями от перечеканки монет. Перечеканка решала проблемы лишь в течение одного-двух лет после её осуществления, в дальнейшем наступала инфляция. В подобных условиях государство очень остро реагировало на проблемы добычи драгоценных металлов на рудниках Ивами и Садо.
   Многочисленные перечеканки вызвали неразбериху с денежными номиналами. В подобных условиях наибольшую выгоду получили частные меняльные конторы, фактически забрав себе ту прибыль, которую рассчитывало получить от перечеканки государство. Резкое недовольство бакуфу вызвали огромные прибыли, которые получали меняльные конторы, обслуживавшие движение денег из одной зоны в другую, в том числе и обменные операции при поступлении государственных налогов из западной зоны.
   Подводя краткий итог экономической ситуации надо ещё раз отметить серьёзный кризис, связанный с недостатком средств у государства. Экономика, построенная исключительно на сельском хозяйстве и торговле на 90% рассчитанной на внутренний рынок столкнулась с серьёзными проблемами, составившими почти замкнутый круг, - внутренний кризис невозможно было победить, оставаясь вне активных контактов с Западом.
   Часть вторая: Политика.
   К началу XIX века утвердилась политическая теория, согласно которой изначальным главой Японии является Сын Неба - император, а правительство бакуфу - не более чем доверенное лицо, управляющее государством от его имени....
   Начиная с легендарного Токугава Иэясу - первого сёгуна новой династии, идеалом политика служил реформатор, обладающий достаточной силой, чтобы вернуть в общество старые порядки, подчинить его духу старины. Это обстоятельство оказывало первостепенное влияние на политический курс Японии на протяжении всей токугавской династии, однако, особенно ярко оно проявилось в XIX веке, окончательно подтвердив свою несостоятельность. Новые экономические проблемы диктовали необходимость новых решений, появлению новых реформаторских идей.
   Ближайшим образцом для реформаторов служили реформы годов Кёхо, когда сёгун Ёсимунэ выступил с лозунгом: Мы должны требовать, чтобы всё было скромно и умеренно. Принцип экономии ставился во главу угла с экономической, политической и социальной точек зрения. Таким образом, бакуфу планировало решить финансовые проблемы, одновременно укрепив авторитет сёгуна, который всячески поддерживал экономию, демонстрируя аскетизм собственным примером; немаловажно это было и для проблем социальных - всякая роскошь и излишество в сознании традиционного японского общества связывалось с невоздержанностью, пороком и считалось недостойным. Здесь в полной мере проявлялось следование традиции, вкупе с также традиционным жестоким тотальным контролем над их соблюдением: За нарушение указов в отношении шёлковой одежды на улице арестовывали девушек и отправляли их на ночь в кутузку.
   Финансовые трудности потребовали и внутриполитических перестановок. Начиная с первых лет кризиса, приходящихся ещё на конец XVIII века, в Японии возник пост министра финансов.
   Используя подобную традиционную базу, Токугава Нариаки, представитель одного из ближайших к сёгуну домов Мито, в 1839 году направил к нему послание, названное Бодзю фудзи (Письмо года собаки). Документ подразделён на две части - проблемы внутренние - найю; и внешние - гайкан. Причём очевидный приоритет естественно принадлежал проблемам внутренним , а к внешним больше относились частные проблемы правил приёма иноземных судов.
   Ряд политических решений, предложенных Нариаки, были приняты во внимание и так или иначе были использованы сёгунами в будущих реформах, например, он предлагал: предоставить чиновникам и самураям возможность свободно высказывать своё мнение по вопросам управления государством и народом. Узкий круг приближённых к сёгуну зачастую влиял на принятие непопулярных в народе решений и, в связи с очевидно намечающимся кризисом, власть необходимо было разделить с народом, хотя бы частично разделив с ним ответственность за принятие тяжёлых и непопулярных решений, таких как увеличение налогов или введение новых торговых пошлин.
  
   Сам процесс последующих реформ, названных реформами годов Тэмпо был последней и наиболее крупномасштабной попыткой сёгунского правительства преодолеть затянувшийся экономический и социальный кризис.
  
   Часть третья: Реформы и их последствия.
   Первой и важнейшей мерой реформаторов стала частичная отмена поземельного налога и его пересчёта по новой системе. В связи с подобными изменениями, главная цель указа состояла в том, чтобы бороться с необоснованными вычетами и недобросовестностью при взимании поземельного налога. Причём, если с первой проблемой удалось справиться относительно легко, то вторая, по сути, так и не была решена, несмотря на постоянные ревизские проверки, которые предпринимало бакуфу вплоть до отставки реформаторов.
   Желаемых результатов финансовая политика не принесла, прежде всего потому, что риск усиления напряжённости в отношениях с крестьянами был слишком велик по сравнению с финансовыми результатами.
   Понимая, что важнейшей проблемой государства является отток крестьянского населения в города, правительство приняло долгосрочную программу их возвращения на земельные наделы. С этой целью вводились новые процедуры регистрации временных жителей, производилась высылка бездомных из городов, создавались специальные городские учреждения для деревенских челноков, выделялись ссуды для желающих вернуться в деревню, а также издавались указы о перепроверке регистрационных книг в деревнях. Незарегистрированных лиц заставили вернуться в свои деревни.
   Однако и здесь бакуфу постигла неудача, прежде всего из-за узости тех методов, которые были применены правительством для достижения цели. Традиционное представление о нарушителях сёгунского закона как о преступниках отражалась во всех действиях официальных лиц. В августе 1841 года градоначальникам было предложено высказать своё мнение относительно того, как возвратить в деревню часть городского населения. Градоначальник северной части столицы Тояма Кагэмото предложил увеличить число исправительных заведений бакуфу. Аресты и депортация населения обратно в деревню желаемых результатов не принесло, так как возможность выжить и прокормиться у большинства крестьян была только в городе. Характерной чертой сёгунских указов и законов было то, что они были краткими и не содержали объяснения действий руководителей бакуфу, а только перечисляли запреты.
   Озабоченное отсутствием серьёзных изменений в экономической и городской социальной жизни, бакуфу выпускает новый указ 9 сентября 1842 года. Его содержание очень ярко иллюстрирует традиционалистский подход правительства к решению новых задач и проблем: В последнее время стало мало мужчин и женщин, которые поступают в наем по ремесленным специальностям (саку хоконин). Вследствие этого, естественным образом они стали высоко оплачиваться, особенно стали получать неоправданно высокую зарплату ткачихи, работающие на ткацких станках. Это, также как и занятие крестьянами торговлей, является потерей изначального их предназначения. Издавна крестьяне стояли отдельно от горожан, которые занимались получением прибыли от торговой деятельности, поэтому надо всеми силами заботиться, чтобы оставалась разница между теми и другими, а крестьяне настойчиво шли своим путём, занимались сельским хозяйством и не отрывались от своих полей. Путь правления в том, чтобы не было излишка средств и не было их недостатка. Итоговым результатом этих действий и указов стал закон марта 1843 года, запрещавший внесение крестьянских жителей в городские регистрационные книги, то есть фактически запиравший крестьян внутри своих деревень.
   Тяжелейший голод и многочисленные перечеканки монет привели к полному краху кредитной системы, за счёт которой существовало абсолютное большинство самураев, не имеющих постоянного источника дохода. Попытавшись единовременно получить обратно все средства, правительство столкнулось с полной неплатёжеспособностью самураев. И во время голода 1836 года правительство сделало уступку, разрешив подавать прошения в финансовое ведомство об отсрочке уплаты налогов. Бакуфу оказалось в абсолютно проигрышном положении. С одной стороны на него давили самураи, рассчитывавшие на полное списание долгов, с другой - ростовщики и рисоторговцы, напротив, этого не желавшие. Жертвовать правительство решило крестьянством и городским населением, списав долги самураям. Недовольство торговцев по этому поводу вызвало ещё одно глобальное решение - роспуск торговых гильдий.
   До сего времени те, кто входил в Гильдию перевозок восточным морским путём <Хигаки кайсэн цуми тонья> и в другие объединения, ежегодно платили торговый налог <мёгакин> в размере 12.000 рё, однако стало известно об их многочисленных злоупотреблениях, поэтому впредь они не будут платить этот налог. В дополнение к этому повелеваем, чтобы товары, принадлежащие этим объединениям, а также все иные товары, из каких бы провинций они ни привозились, покупались и продавались без ограничений только по собственному усмотрению, то есть не членам гильдий тоже. Кроме того, товары, привозимые из различных владений даймё, а также любые, привозимые в Эдо товары, могут продаваться не только членам гильдий, а любому человеку, который придёт купить их, в общем распоряжаться ими по собственному усмотрению. Подобное решение могло вызвать резкий торговый всплеск и рост цен. Для борьбы с этим бакуфу выпустило указ о твёрдых ценах. Однако финансовые возможности государства были столь невелики, что их не хватало для сколько-нибудь эффективной ценовой политики. Поэтому методы были столь радикальными, что предписывалось докладывать в городское управление о тех лицах, которые добиваются оплаты, превышающей установленные лимиты, и после проведения разбирательства наказывать нарушителей. С одной стороны это дало некоторые положительные результаты, в виде понижения цен, с другой - очередное применение драконовских мер спровоцировало охоту на ведьм, ложные доносы одного торговца на другого, что в свою очередь, также ударило по экономике.
  
   Экономические реформы годов Тэмпо потерпели полный крах прежде всего по двум причинам. Призыв правительства к горожанам - экономить, а к торговцам - снижать цены полностью противоречил реальной экономической ситуации. Из-за постоянной перечеканки монет денег было так много, что инфляция была абсолютно необратима. Второй, не менее важной причиной, была проблема замкнутости японского торгового рынка, об особенностях которой и о внешней политике правительства речь пойдёт в следующей части этой главы.
  
   Часть четвёртая: Проблема замкнутости японского рынка и внешняя политика правительства.
   Освобождение простых торговцев от гнета гильдий не дало им полной свободы. Они вступили в серьёзную конфронтацию с даймё, крупными землевладельцами и феодалами, заполнившими рынок своей продукцией. Столкновение было столь серьёзным, что правительство, боясь полного обвала экономики, пошло на обратный шаг в 1851 году были приняты меры по восстановлению гильдий. Толстогузов отмечает, что по всем направлениям, где бакуфу случайно выходило на правильный путь решения проблем, действия реформаторов носили поверхностный характер, тогда как необходима была последовательная целенаправленная политика для решения сложных структурных проблем. Одной из таких кардинальных акций мог стать отказ от централизации рынка. Проблема рынка внешнего и внутреннего была тесно связана с политикой Японии по отношению к иностранным торговым контактам.
   В конце XVIII - начале XIX веков позиция бакуфу в отношении кораблей иностранных держав ужесточилась. Причиной тому было, во-первых, использование европейскими державами методов силового давления для установления торговых контактов, во-вторых, стремление придворных группировок манипулировать лозунгом борьбы с внешней угрозой в политической борьбе. Для соблюдения сакоку правительство начало стимулировать внутри страны производство товаров, которые ранее импортировались из-за рубежа. Бакуфу последовательно депортировало с начала XIX века несколько иностранных делегаций из России (посольство Н.П. Резанова, <с разрывом всех юридических отношений>), Англии (Ост - Индийская кампания А.Лаксмана). Однако уже в 20-ые годы иностранные корабли получили разрешение на занятие мелкими торговыми промыслами у берегов Японии. Под этим прежде всего полагалось добыча китового жира, использовавшегося для отопления и освещения домов. Однако несколько инцидентов, связанных с попыткой вывоза подробных карт Японии, входа в морские границы судов с тяжелой артиллерией вынудило бакуфу ужесточить контроль.
   Это привело к двусмысленному положению, которым и воспользовался коммодор Перри, требовавший немедленного открытия страны.
   Ещё одной проблемой был глубоко традиционный подход японцев к вооружению. Несмотря на широкую известность на островах пушек, винтовок и тяжёлой артиллерии, использование их японской армией считалось недопустимым, и было полностью разрешено уже после Реставрации Мэйдзи. Подобный же запрет касался и крупных военных кораблей, что мешало должным образом контролировать свои границы.
   Окончательно от идеи открытия страны бакуфу отказалось в результате начала в сороковые годы опиумной войны с Китаем. Под предлогом ограничения ввоза наркотика в страну, в 1842 году был издан новый указ об обращении с иностранными кораблями. Их предписывалось выдворять из территориальных вод. Исключением считались только терпевшие бедствия корабли. Да и оно было продиктовано всего лишь нежеланием вступать в прямой конфликт с иностранными государствами.
   Однако, чтобы обеспечить закрытость страны, как того требовали принципы Токугава, нужны были значительные средства, которых не было. Реформаторам пришлось полностью полагаться на усилия даймё, но их финансы также находились в плачевном состоянии. Думать о том, чтобы установить более тесные отношения со странами Запада, было опасно. И хотя для многих достижения военно-технической мысли европейцев были очевидны, предложения об их использовании для блага страны тонули в ходе борьбы придворных партий. Пока эти партии были заинтересованы в реформах, удалось добиться некоторых нововведений. С устранением реформаторов планы преобразований были свергнуты. При дворе сёгуна воцарилась победившая партия, которой уже не нужны были никакие новшества. Власть упрочилась, политические противники - повержены, поэтому необходимость в дальнейших реформах отпала.
  
   Недостаточно глубокие преобразования, связанные строгими соответствиями с фундаментальными законами первых сёгунов, не могли принести желаемых результатов. Итогом реформ можно признать их полную и абсолютную неудачу по всем направлениям деятельности: политики экономии, депортации крестьян в деревни, восстановлении кредитной системы, упразднении гильдий и борьбы с инфляцией. Ход реформ годов Тэмпо так важен именно потому, что они стали закономерным итогом предыдущих сёгунских политических установок. Традиционный подход к государственному реформированию (по сути реформы годов Тэмпо ничего не изменили в сёгунате), отказ от новых, необходимых и своевременных решений, таких как постепенное открытие страны, остановки перечеканки монет и возвращения крестьян в деревни, привёл систему сёгуната к полному краху и предопределил дальнейшие события японской истории.
  
  
  
  

Эпилог.

Почто, о великое древо,

Ты сбросило

Ветви свои?

Токугава Ёсинобу, последний сёгун династии.

   Ситуация в стране была близка к критической, когда американский коммодор Перри во главе Тихоокеанской эскадры военных кораблей вошёл в залив Эдо и предъявил ультиматум сёгунскому правительству бакуфу, требуя открыть страну. Случай этот взбудоражил не только правительство, но и буквально всю Японию. Именно с этого дня берут начало смуты и потрясения, ознаменовавшие конец сёгуната. Перри был готов к немедленным действиям, - уже существовал военный план захвата архипелага Рюкю на юге Японии. Если бакуфу решается на открытие страны, то оно подтверждает свою верность обязательствам перед мировым сообществом, но пренебрегает императорским двором в Киото. В таких условиях именно бакуфу будет вынужденно принять на себя удар критики со стороны недовольных слоёв населения. Если же оно выбирает изгнание варваров и в одностороннем порядке разорвёт договоры, то поставит себя под удар военной мощи иностранных держав, которые, в конце концов, могут просто поделить Японию между собой и превратить её в колонию.
   Не имея никаких военных сил, чтобы противостоять иноземным захватчикам, правительство заняло выжидательную позицию, формально согласившись с открытием портов и рынков, но реально их не осуществившее. Умело культивируя внутри страны лозунги Почитание - императору, изгнание - варварам, бакуфу прикрывалась этими внутренними противоречиями от внешнего давления.
   Кроме признания полной политической несостоятельности, открытие страны грозило полным экономическим крахом: После открытия трёх портов и, прежде всего, Иокагама, цены на все товары резко взлетели вверх, что поставило людей в очень трудное положение. Поэтому вред от открытия портов очевиден.
   Подобная ситуация привела к тому, что становится сёгуном стало просто не выгодно: Никогда в истории Японии назначение сёгуна не сопровождалось такими протестами. Токугава Ёсинобу, последний наследник династии, имевший более ли менее обоснованные права на власть, всячески её избегал: Думаю, жизни ему <сёгунату> осталось год, от силы два. И сегодня становится сёгунгом - это всё равно, что брать на себя смелость тушить пожар в пороховом погребе....
   Бакуфу, во главе с Ёсинобу, решилось на последний решительный шаг, отказавшись от власти в пользу императора, тем самым переложив ответственность за решение вопроса на фигуру, чей авторитет даже теоретически не мог вызывать ни малейших сомнений. В начале седьмого месяца третьего года Кэйо (август 1867 года) в Киото прибыл из Нагасаки главный вассал клана Тоса по имени Гото Сёдзиро. Он радостно сообщил Ёдо, что нашёл чудодейственное средство, которое не только спасёт дом Токугава, но и усмирит Сацума и Тёсю. Таким средством был план передачи верховной власти в стране императору. Этот план разработал самурай Тоса по имени Сакамото Рёма <см. пункт закона о возможности внесения своего предложения любому гражданину Японии, предложенный Нариаки>...Суть предложения состояла в том, что для преодоления нынешнего хаоса Ёсинобу должен передать свою власть императору, однако сохранить за собой дом Токугава за особые заслуги перед революцией.
   Осуществление этого плана получило название Реставрации Мэйдзи. Оно оказалось весьма своевременным, так как спустя несколько месяцев Ёсинобу был объявлен изменником и бунтовщиком, даже не имея при себе политической власти. Однако, отдав её императору, он тем самым избежал общегосударственного переворота, который неминуемо состоялся бы в случае его ареста в роли сёгуна.
   Открытие границ вскоре произошло, и Японии, в отличие от Китая, удалось избежать печальной судьбы полуколонии. Слегка заинтриговав европейцев несметными богатствами своих золотых рудников, японцы наладили торговлю на почти равных условиях, и в стране начался бурный экономический и военно-промышленный рост. Отличным примером этого может служить полная победа в Русско - Японской войне начала XX-го века, лишний раз доказывающая неправомерность подхода к эпохе Токугава, как к сугубо феодальной, экономически и социально отсталой. В XX век Япония вступила уже передовой страной с высокоразвитой экономикой европейского типа, что позволило ей участвовать во всех важнейших мировых преобразованиях.
  
  
  

Библиография и примечания.

      -- Тайре Шигесуке / Бусидо сосинсю / изд. Феникс / г. Ростов - на - Дону / 2001 г.
      -- Сибо Рётаро / Последний сёгун / изд. МИК / г. Москва / 2000 г.
      -- С.А. Толстогузов / Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века / изд. РАН / 1999 г.
      -- Такуан Сохо и Миямото Мусаси / Самураи. Меч и душа / изд. Евразия / г. Санкт - Петербург / 2000 г.
      -- Нагата Хироси / История философской мысли Японии / изд. Прогресс / 1991 г.
      -- Мендрин / История сёгуната в Японии, Нихон Гайси / изд. Летний сад / г. Москва - Санкт - Петербург / 2000 г.
      -- А.Н. Игнатович / Буддизм в Японии / изд. Наука / г.Москва / 1988 г.
      -- Л.С Васильев / История Востока / изд. Высшая Школа / г. Москва / 2001г.
      -- Япония при сёгунате Токугава / www.aikidoka.ru
  

Список источников, цитируемых по Сёгунат в первой половине XIX-го века.

      -- Сэдзи кэммон року;
      -- Нихон Сисо Тайкей;
      -- Бодзю фудзи;
      -- Бакумацу офурэгаки сюсэй;
      -- Офурэгаки тэмпо сюсей.
  
  
  
  
  
   Традиционно японское начало письма, написанного весной.
   Например - дзэн и синтоизм.. Дзэн, как разновидность буддизма опирается на некоторые принципы. Эти принципы таковы. Передача истины от сердца к сердцу без помощи слов. Посвящение в тайну за пределы священных писаний. Прямое указывание на ум человека. Видение природы Будды и достижение просветления.
   Синтоизм - исконно японская религия. Само слово синто означает путь богов. Практическая цель и смысл синтоизма состоит в утверждении самобытности древней истории Японии и божественного происхождения японского народа: синто считает, что император тэнно - потомок духа неба, а каждый японец - потомок духа второго ряда ками. Для японца ками означает божество, героев, предков, духов. Синтоизм учит, главным образом, культу предков и поклонению природе. В нём нет других заповедей, кроме общежитейских предписаний соблюдать чистоту и придерживаться естественного порядка вещей. Синтоизм самостоятельная японская религия, построенная, однако, на буддистской догматике, лишь с добавленными новыми теологическими терминами.
  
   Все цитаты из японских источников, кроме особо оговоренных, приводятся по Сёгунату Токугава в первой половине XIX века С.А. Толстогузова.
   Самураи высшего ранга, подчинявшиеся непосредственно сёгуну и бакуфу.
   Термин, означавший изоляция страны. Придуман в 1801 году политиком Сидзуки Тадао.
   Два клана, боровшихся за утерянную домом Токугава власть.
   Китай ещё с конца XVIII века стал объектом экспансии западных держав, прежде всего - Англии, а в 1842 году подписал первый неравноправный договор, который положил начало превращению страны в полуколнию. К концу XIX века Китай оказался в центре противоречий Англии, Франции, Германии и России и был фактически поделён на сферы влияния этих держав.
  
   Сибо Рётаро - Последний сёгун/ с.103
   Сибо Рётаро - Последний сёгун/ с.7
   Бусидо сосинсю, предисловие/ с.30
   www.aikidoka.ru
   Н.Е.Кручина, предисловие к книге Последний сёгун/ с.4
   С.А. Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX века/ с.5
   А.Н.Игнатович - Буддизм в Японии/ с.3
   Бусидо сосинсю/ с.51
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.6
   Мендрин - История сёгуната в Японии/ с.117
   Мендрин - История сёгуната в Японии/ с.112
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.6
   www.aikidoka.ru
   Бусидо сосинсю, предисловие/ с.24
   Бусидо сосинсю, предисловие/ с.24
   Нагата Хироси - История философской мысли Японии/ с.52
   Бусидо сосинсю, предисловие/ с.25
   www.aikidoka.ru
   www.aikidoka.ru
   Сибо Рётаро - Последний сёгун/ с.76
   Сибо Рётаро - Последний сёгун/ с.109
   Сибо Рётаро - Последний сёгун/ с.14
   Сибо Рётаро - Последний сёгун/ с.22
   Бусидо сосинсю, предисловие/ с.23
   Сибо Рётаро - Последний сёгун/ с.176
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.233
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.10
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.59
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.65
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.236
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.258
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.104
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.108
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.258
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.240
   Бусидо сосинсю, предисловие/ с.28
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.12
   Бусидо сосинсю/ с.58
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.125
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.127
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.127
   Бусидо сосинсю/ с.40
   www.aikidoka.ru
   Такуан Сохо и Миямото Мусаси - Самураи. Меч и душа / с.214
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.128
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX века/ с.5
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX века/ с.11
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX века/ с.15
   Сэдзи кэммон року цитируется по Сёгунат Токугава в первой половине XIX века/ с.16
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX века/ с.19
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX века/ с.20
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.153
   www.aikidoka.ru
   Бусидо сосинсю/ с.102
   Бусидо сосинсю/ с.101
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.22
   Цуда Хидэо - Темпо-но Кайкаку/ с.19
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.43
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.40
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.40
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.23
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.169
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.45
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.27
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.32
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.57
   Нихон Сисо Тайкей, цит. по Толстогузов/ с.54
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.130
   Бодзю фудзи/ с.69
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.97
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.102
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.103
   Бакумацу офурэгаки сюсэй/ с.104
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.105
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.130
   Бакумацу офурэгаки сюсэй/ с.106
   Нагата Хироси - История философской мысли Японии/ с.55
   Офурэгаки тэмпо сюсей/ с.111
   Бакумацу офурэгаки сюсэй/ с.117
   Бакумацу офурэгаки сюсэй/ с.119
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.118
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.126
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.127
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.153
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.154
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.166
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.170
   Толстогузов - Сёгунат Токугава в первой половине XIX-го века/ с.171
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.204
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.35
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.78
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.117
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.148
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.148
   Сиба Рётаро - Последний сёгун/ с.177
  
  
Оценка: 3.75*15  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Ламеш "Навсегда, 5-ое августа" (Научная фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод" (Боевая фантастика) | | Е.Флат "Невеста на одну ночь" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Принц под Новый год" (Любовное фэнтези) | | В.Кривонос "Магнитное цунами" (Научная фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"