Каменистый Артем: другие произведения.

Восемнадцать с плюсом (читер3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 8.91*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Цели бывают разными. Некоторые легко даются даже начинающим стрелкам, другие устоят перед самыми опытными, если тем не улыбнется удача. У Читера всё прекрасно и с меткостью, и Фортуна на его стороне. У него все задатки победителя, а победители не промахиваются. Однако, его главная цель не из тех, где всё решает один удачный выстрел. Она где-то далеко на западе, а это плохо, ведь это значит, что ему придется не один раз преодолевать границы между регионами - самые неприятные локации Континента. Даже опытные имунные там не более, чем смешное мясо, а уж дерзкому новичку к ним даже не подобраться. Но это в одиночку, ведь, с опытным другом, многое упрощается. Если, конечно, это именно настоящий друг, а не насквозь непонятный тип, способный вмиг отказаться от тебя лишь потому, что ты в назначенный срок не выполнил его задание. (Реал-Рпг по Стиксу).

  Прошу прощения, но так как форматирование текстовых редакторов Самиздат не поддерживает, некоторые элементы текста выделить невозможно (вручную расставлять тэги, это очень долго и где-то обязательно ошибёшься). Поэтому в самиздатовской версии они отделяются только пустыми строками.
  
  Восемнадцать с плюсом
  
  
  Глава 1
  Жизнь шестая. Отдых на чистых простынях
  
  Придорожный мотель - хороший выбор для игрока, который хочет выспаться одновременно и с комфортом, и с минимальным риском. Здание расположено в незаселенной местности, рядом не видать ни села, ни города, высота его невелика, со всех сторон окружено приличными деревьями. Поэтому, издали не разглядеть. Напрягает лишь близость дороги, ведь опыт Читера подсказывает, что зараженные любят выбирать для своих миграций именно асфальт. Но заведение стоит метрах в ста пятидесяти от трассы, подъезд к нему извилист, петляет среди плотной поросли тополей и ясеней, не так-то просто меж ними заметить неброские стены. Один лишь указатель на обочине выдает, но ведь мертвяки грамоте не обучены.
  И едой здесь не пахнет, чтобы запахами привлечь. Читер вечером не поленился обойти оба этажа, но не нашел ни единой обглоданной косточки. Постояльцы и персонал успели вовремя свалить, сразу после перезагрузки, не загрязнив округу своими благоухающими останками. А тварей, в первую очередь, привлекают ароматы мясной пищи разной степени свежести и звуки, выдающие людей и животных, а не статичные картинки, даже не пахнущие вкуснятиной.
  И при всех их отличиях от человека, в темноте они видят похуже, чем днем, что тоже легло на чащу весов при выборе решения.
  В общем, Читер заночевал, как приличный человек. Не под кустом бузины на сыром мху, то и дело вздрагивая от шума, производимого ежами и прочими неугомонно-безобидными созданиями, а на кровати, с чистым бельем, теплым одеялом и мягкими подушками. Для полного счастья не хватало только горячего душа и ужина, тоже горячего. Но последний, кое-как, удалось заменить, разогрев банку тушенки на таблетке сухого горючего.
  В общем, устроился достойно. Хоть бери, да благодарственную молитву Системе начинай читать. Дескать, спасибо за простынь накрахмаленную и теплый номер без назойливых комаров.
  Может и правда стоило помолиться силе, всем здесь заправляющей, потому что утро началось не с ласковых рассветных лучей, бьющих в окно, а с надрывного шума парочки неслабых моторов.
  Чутко спавший Читер, заслышав их, тут же подскочил, начал торопливо одеваться, проклиная себя за то, что настолько расслабился. Это ж надо, додуматься до того, чтобы завалиться в одних трусах, легкомысленно скинув всё прочее.
  Пока натягивал штаны и остальное, шум дошел до самых громких нот, после чего моментально стих.
  Всё. Кто бы это ни гудели, они приехали и заглушили двигатели.
  Выглянул в просвет между затянутыми шторами, ведь прежде, чем торопливо сваливать, не мешает оценить диспозицию.
  На стоянке перед мотелем стояли две традиционные для Континента машины: тяжелые грузовики, укрепленные стальными листами и решетками. Ничего, что отличало бы их от рядовых поделок такого рода, не заметил. Даже башенок нет, пулеметы наверху установлены в открытых гнездах. Бедновато ребятки живут, на достойную технику еще не накопили.
  Сами ребятки в данный момент разбегались в разные стороны от машин. Но не похоже, что они приехали воевать, потому как, к мотелю тащили пару носилок с ранеными. Калек брать на штурм ни к чему, а вот заехать сюда для того, чтобы оказать им медицинскую помощь в условиях повышенной комфортности - запросто. Даже простейшая, по меркам Континента, операция по зашиванию порванных мышц, при езде в трясущемся грузовике становится хирургически-акробатическим представлением. Большая часть бойцов занята рутинным делом: осматривают местность на предмет угроз для отряда, а не просто окружают здание, как могло показаться при небрежном рассматривании происходящего.
  Никаких опознавательных знаков на машинах нет. Понятно, что это не боты, а коллеги-игроки, но радоваться по такому поводу не приходится. Здесь, даже на безопасном стабе, приходится одним глазом пьянствовать, другой трезвым оставлять, а уж на дикой территории не будет лишним еще парочку органов зрения отрастить, чтобы не проморгать очередную угрозу.
  - Чистых простыней захотел... эстет хренов, - тихо пробурчал Читер, отпрянув от окна.
  Подхватил компактный рюкзак, перекинул за спину лук, держа наизготовку пистолет с глушителем, выскользнул из номера.
  Здание немаленькое, мгновенно под контроль взять такое не получится. А Читер его с вечера обошел, первым делом, тщательно разведал, что здесь к чему. Сейчас всего-то и надо, - пользуясь знанием местности, оперативно покинуть мотель и растворится в лесопосадке, которая примыкает к нему сзади. По опушке там молодой ясень знатно разросся, всего несколько шагов, и тебя уже в телескоп не разглядеть.
  Следуя несложному плану, Читер спустился по служебной лестнице на кухню столовой, располагавшейся на первом этаже. Дверь успел прикрыть в тот самый миг, когда неподалеку загремело разбиваемое стекло. Кто-то входил в фойе грубейшим способом, не утруждаясь тратой времени на возню с замками. Должно быть, группа с носилками подоспела. Но они помешать уже не успеют.
  Выбравшись через черный ход, припустил, было, к зарослям кустарников, но сзади грубо и напряженно гаркнули:
  - А ну стоять! Не оборачиваться! Бросил пистолет! Бегом бросил!
  Если в спину говорят подобное, следует хорошенько подумать, стоит ли не соглашаться хоть с чем-то из предложенных действий. Нет, мысленно ты, конечно, можешь иметь на этот счет свое мнение, но вот действовать придется именно так, как приказано, иначе, с немалой вероятностью, отправишься на воскрешение.
  Разжав ладонь, выпустил рукоять пистолета, после чего, поднимая руки, начал медленно поворачиваться, как можно спокойнее проговорив:
  - Расслабься, я не собирался стрелять, я просто хотел уйти.
  - А я и не напрягался, - буркнули в ответ. - А ну-ка, покажи личико, Гюльчатай. И не вздумай дёрнуться, завалю сразу.
  Повернув, наконец, голову, Читер разглядел говорившего. Ничем не примечательный мужчина лет под тридцать, весь в камуфляже, даже надвинутая по самые глаза бандана пятнисто-зеленая и хаотично обшита искусственной листвой. В руках небрежно сжимает потертый "Калашников" с просматривающейся в дуле подствольника гранатой, голова сильно склонена к плечу, чуть ли не касаясь губами антенны крохотной радиостанции.
  Не сводя с Читера буравящего взгляда, незнакомец произнес:
  - Я его взял. Да, всё правильно, он один.
  Проклятье! О чём Читер, вообще, думал? Или мозг еще не проснулся? Так опростоволоситься... Надо всегда помнить, в каком непростом мире оказался. То, что никому не попался на глаза, здесь еще не означает, что остался незамеченным. Среди пожаловавших к мотелю есть один или больше игроков с особым умением. Точнее - одним умением из широчайшей группы. Тех, кому повезло обзавестись такими дарами, называются сенсами. Это, своего рода, живые детекторы, им дано видеть сквозь стены и прочие преграды. Не буквально, конечно, а замечать то, что друге разглядеть не могут.
  Например, нежащиеся на чистых простынях тела первостатейных олухов.
  - Скосив взгляд на полуоткрытую дверь, Читер, возбужденно расширив глаза, быстро произнес:
  - Да ты чего несешь, парень?! Я ведь здесь не один, вон, в коридоре кореша остались, какая-то непонятка получается.
  Глаза мужчины предсказуемо дернулись вбок, реагируя на неуклюже выдуманную информацию. А Читер, всё это время не переставая поднимать руки, без замаха метнул обыкновенный гвоздь-десятку, целя в скулу и зная, что не промахнется.
  Казалось бы - зачем? Но похожий трюк он, однажды, уже провернул. Улетел на воскрешение, однако, всё же провернул, что в той ситуации можно однозначно считать выдающимся успехом. Гвоздь, конечно, как оружие, слова доброго не стоит. Но только не в том случае, когда острие его на совесть отточено и смазано хлопьями, остающимися после очистки спорового раствора. Это местный смертельнейший яд с неприятнейшими свойствами. Попав под кожу, он вызывает мгновенный болевой шок, сразу же выводя человека из строя. А дальше быстрая смерть в беспамятстве, от паралича всей мускулатуры, включая дыхательную и сердечную.
  Гвоздь попал куда надо. Мужчина вскрикнул, дернулся, заваливаясь на подгибающихся коленях и безвольно опуская автомат стволом вниз. А дальше не повезло, потому что, сознательно или судорожно, он нажал на спусковой крючок.
  Читер уже рванул было к вожделенным зарослям, как вдруг за спиной треснула короткая, всего на пару выстрелов, очередь. На этот раз высоко прокачанная удача решила взять отгул, - одна из пуль, срикошетив от асфальта, ринулась к небесам. На своем пути она врезалась в тело чуть выше ягодицы, деформируясь и теряя фрагменты, прошла через плоть и выбралась на волю, раздробив пару верхних ребер.
  С трудом удержавшись на ногах, Читер припустил еще быстрее, не оборачиваясь и ожидая новые выстрелы. Угадал, те и правда загремели, но поздновато, уже когда через кусты продирался. Но шевеление зарослей подсказало противникам, куда следует целиться, и кому-то из них повезло, - еще одна пуля пробила рюкзак, вошла в место, где шея переходит в плечо, пронеслась через мясо и чудом не размозжив ключицу, выскочила из тела, разорвав ремень разгрузочного жилета.
   Тут уж Читер не выдержал, завалился. Может оно и к лучшему, потому что следом хлопнул выстрел из подствольника. Рвануло опасно-близко, осыпав сбитыми ветками и листвой, но самого не задело.
  Хотя не факт, в таком состоянии пару-другую мелких осколков можно и не заметить.
  Вскочив, бросился дальше, сам не веря тому, что сумел подняться. Даже без осмотра понятно, что первый раз прилетело ему конкретно, рана тяжелейшая, возможно - смертельная. Хотя нет, неправильно выразился: она смертельная, если вовремя не попасть к знахарю или, хотя бы, к врачу.
  Позади продолжали стрелять, но опасного в этом уже мало. Читер преодолел полосу кустарников, теперь колыхание их вершинок не выдавало его местоположение. Дальше тянулся относительно чистый лес, бежать по нему можно незаметно.
  Но это, конечно, верно только в том случае, если оставшийся у мотеля сенс не сумеет каким-то образом навести оружие своих сообщников.
  Кстати, тот, которого пришлось убить гвоздем, навел оружие первым. Читер его не провоцировал, следовательно, агрессивно себя вести начали они. Значил, за победу не придется лишаться очков человечности при любом раскладе, - хоть какой-то плюс.
  Всё остальное - сплошные минусы. Читер словил пару пуль, он истекает кровью и не в состоянии ее остановить. Если с верхней раной не всё так плохо, нижняя - сущий кошмар. Даже туго забинтовав ее с обеих сторон, он ничего не сможет сделать с брюшной полостью, в которую так и продолжит изливаться содержимое перебитых вен и артерий.
  Сколько он так протянет? Скорее, минуты, чем часы. Правда, сохранилось в загашнике средство, способное слегка оттянуть момент, если не гибели, так, хотя бы, беспамятства. Спасибо Марту, тогда, после нелепо-неожиданной победы над группой нехороших парней, догнал спешно уходящего Читера и поделился прихваченными с их тел трофеями.
  В том числе, пластиковой трубочкой, скрывавшей шприц с оранжевой жидкостью. Сильнейшее средство, в свое время Няша под действием такой дури сумела устроить тот еще боевой танец на хребте элиты. И это при том, что у девушки была сломана нога.
  Даже не просто сломана, а раздроблена пулеметной пулей.
  Сколько он выиграет, уколовшись? Десять минут? Пятнадцать? Где-то так. И что ему с этого? Какая выгода? Спек не лечит, он просто стимулирует, эффектно и ненадолго. Смысл его применять есть только в одном случае: ворваться в толпу противников и героически подохнуть, успев утащить за собой как можно больше попутчиков. Тогда, воскреснув, прочитаешь логи побед и заработанного опыта, наглядно убедившись, что слил жизнь не впустую.
  Нда... И об кого же здесь можно героически слиться? Мертвяков Читер вчера за всю половину дня ни одного не встретил, сейчас тоже навстречу не выскакивают. Тут бы единичного увидеть, какая уж толпа...
  Развернуться назад? Там целых два грузовика обозленных на него ребят. И что толку? Из оружия лишь лук, да запасной пистолет, и то и другое не дружит с большими расстояниями, а приблизиться незамеченным не получится, - сенс не позволит.
  Вот в таких раздумьях Читер и продолжал мчаться прочь от мотеля. В голову не приходило ничего внятного. Остановился лишь, когда ноги начали отказывать.
  Но остановка надолго не затянулась. Достал шприц с убойным спеком, неуверенно и неумело вколол, ощутил, как нижние конечности наливаются такой силой, что хочется бежать и бежать.
  Ну и побежал дальше.
  
  
  * * *
  Лайт-спек - действительно крутая тема. Читер на некоторое время выпал в иную реальность, где ран у него не стало, зато появились неутомимые ноги и остро развитое восприятие, позволяющее замечать каждую мелочь даже на периферии поля зрения.
  Улепетывал Читер так, как зайцы от волков не улепетывают, но непонятно, сколько именно продолжалось это состояние. Может, пятнадцать минут, а может и все двадцать. Не сомневался, что промчался так не меньше десяти километров, при этом, парадоксально осознавал, что расстояние значительно преувеличено. В одном не следует сомневаться, - возможная погоня должна прилично отстать, иммунные не склонны бежать со всех ног за умеющими огрызаться противниками. Даже если они и отказались от осторожности, всё равно столь нечеловеческую скорость держать не сумеют.
  Но это ненадолго. Прилив сил, молниеносно нахлынув, спадать начал почти столь же стремительно. Скорость резко снизилась, ноги начали заплетаться, а голова кружиться.
  Похоже, спек перестает действовать, и это скверные новости.
  Читер уже почти смирился с мыслью, что это всё, что надо срочно выбрать куст погуще, завалиться в него и тихо помереть, чтобы потом, возродившись, попытаться вернуться и забрать ценные вещи. То, что до сих пор получается переставлять ноги, заслуга дозы лайт-спека и еще нескольких факторов: выносливость, пусть и не впечатляет, но прокачана; полученные раны не из тех, которые сразу роняют наземь от шока; отдых в комфортных условиях, это не просто блажь, это еще и повышение уровня шкалы удовольствия, влияющей абсолютно на всё. Вот и продолжает бежать там, где обычный человек должен свалиться через несколько шагов.
  Впереди резко посветлело, показалось открытое пространство. Голова кружилась всё сильнее и сильнее, поэтому Читер не сразу распознал картинку.
  Но осознав, что перед ним, почти мгновенно придумал простейший способ попытаться продлить жизнь.
  То, что открылось за опушкой, не было лесной поляной. Читер выбрался к дороге: узкая, покрытая скверным асфальтом - ничего примечательного. На дальнейшее планирование его вдохновила вовсе не она, а машина, приткнувшаяся к обочине. Дешевая европейская пузотерка не первой молодости, а рядом с ней замерли двое: немолодые мужчина и женщина.
  Обычная одежда горожан, слишком много лишнего веса (на радость зараженным), ни малейшего намека на милитаристское снаряжение и оружие.
  В общем, с этими кадрами всё понятно, - свежие цифры, не понимающие, куда их занесло.
  Люди заворожено уставились на тело, лежащее у их ног. То, что это именно мертвое тело, а не кто-то решил на асфальте вздремнуть, Читер определил с первого взгляда. Изломанные ноги разбросаны в разные стороны в омерзительном шпагате, из разбитой головы вытекает содержимое, одежда превратилась в грязно-рваное тряпье. Возможно, она пострадала в результате столкновения с машиной, но куда реальнее выглядит предположение, что уже перед ним выглядела неприглядно.
  Башка отказывалась выдавать связные мысли, но, даже так, в одно мгновение предложила логичную версию: пара цифр решила куда-нибудь уехать из свежего кластера на семейной тачке. На шум мотора из зарослей выскочил мертвяк невысокого уровня, глупо подставился под бампер и оказался под колесами. А эти недоумки решили, что сбили нормального человека. Вон, мужик пытается в телефон тыкать, наивно мечтая дозвониться до полиции, или кого он там вызывать собрался.
  Приближаясь к машине, Читер деревенеющей рукой вытащил из бокового кармана рюкзака запасной пистолет, неловко взвел, собрался было, для затравки разговора, выстрелить в воздух, но в этот момент женщина обернулась и торопливо затараторила:
  - Нет, это не мы. Мы не виноваты. Тут был туман. Очень густой туман. Ничего не видно. Он выбежал из тумана. Прямо под машину выбежал. Я не знаю, зачем он так сделал. Он, наверное, наркоман. Он как-то странно двигался. И посмотрите на его одежду, она очень грязная. Надо проверить, он точно наркоман. У него, наверное, героин в карманах. И опиум с кокаином.
  Похоже, эта тётка уже слегка тронулась. Уставилась на окровавленную фигуру откровенного бандита отсутствующим взглядом и несет ту еще ахинею.
  Устало подняв руку, Читер, наконец выстрелил в воздух и беспрекословным тоном осведомился:
  - Где город? С какой стороны вы приехали?
  Обернувшийся на выстрел мужчина, глядя на Читера глазами донельзя ошеломленного теленка, ответил невнятно:
  - Там. Мы оттуда приехали. Туман виноват. Наверное, мы неправильно свернули, а потом туман пропал. Дорога какая-то не такая. Она другой должна быть.
  Читер, бросив взгляд в указанном направлении, разглядел, что метрах в трехстах асфальтовая лента резко расширяется. Всё понятно, именно там проходит граница кластера, парочка недалеких цифр не заметила, что дорога изменилась в один миг.
  Едва слушающейся левой рукой открыв заднюю дверь, скомандовал:
  - Везите меня назад, в город.
  - Но надо дождаться полицию, мы ведь человека сбили, - продолжал тупить мужчина.
  Читер, выстрелив еще раз, злобно рявкнул:
  - Я сказал везите, значит, садитесь и везете! Что непонятно?! Может, прострелить твоей бабе башку?! Ты этого хочешь?! Этого?!
  - Нет! Пожалуйста, нет!
  - Тогда бегом сел за руль, и поехали. Да побыстрее. Я здесь не грибы собирал, я опасный террорист, разве по мне не видно? Сдадите меня полиции, вам ордена дадут и даже не станут разбираться, кто здесь виноват. Бегом сели, пока я не сдох. За дохлого террориста больше медали выдавать не положено... одной на двоих.
  Через минуту машина, немного попрыгав на колдобинах, вынеслась на ровный асфальт и помчалась дальше, всё быстрее и быстрее. А Читер, теряя нити связи реальности одну за другой, неумолимо сползал в бездну беспамятства, отстраненно размышляя над дальнейшими перспективами.
  Как далеко этот город и насколько в нём всё плохо? По идее, он еще не должен превратиться в сумасшедший дом, ведь по отдельным моментам можно сделать вывод, что цифры здесь и часа не проторчали, сбив мертвяка в тумане-кисляке, окружающем перезагружающийся кластер.
  Если в городе еще не все спятили, есть шанс, что Читера довезут до больницы живым. А там много не потребуется: переливание крови и чуть сшить требуху, чтобы только дерьмо из рваных кишок не вываливалось в брюшную полость.
  А дальше организм иммунного должен сам справиться. Система - лучший доктор, ей просто надо немного помочь.
  Хирург, конечно - далеко не знахарь, но где же сейчас знахаря искать?..
  
  Личная победа - иммунный Чеснок уничтожен. Уровень - 23, гуманность - низкая положительная. Получено 2 очка к прогрессу ловкости. Получено 34 очка к прогрессу меткости. Получено 4 очка к прогрессу реакции. Внимание! Уничтожая противников с положительной гуманностью, вы не сможете повысить свою человечность и рискуете ее понизить.
  
  Это что получается? Читер завалил игрока с зеленой человечностью? Спасибо, что Система сочла действия противника агрессивными, не снизила этот показатель.
  И вообще, нехорошо получилось. С высокой вероятностью можно предположить, что в мотель приехала нормальная команда из нормальных людей. Читера они перехватывали на всякий случай, ведь никогда не помешает узнать, на кого нарвались. Несколько рутинных вопросов, и могли спокойно разойтись миром.
  С другой стороны, кто знает, насколько они нормальные? За Читером уже всякие личности пытались охотиться, в том числе, народ с зелеными показателями человечности.
  В любом случае, что сделано, то сделано.
  
  
  Глава 2
  Жизнь шестая. Кровавое мракобесие
  
  Получен негативный эффект - длительное беспамятство. Вы находитесь на кластере 364-59-147. Регион - Степи Междуречья. Текущее количество возрождений - 94 жизни (минус 5 от стартового). Текущие задания: выжить, искать, узнать тайное, помочь, задать правильный вопрос, найти игрока Няша. Текущий статус - возврат в игру. До окончания действия длительного беспамятства осталось шестьдесят четыре секунды, срок может измениться в случае внешнего воздействия. Подсказка - не впадайте в длительное беспамятство, когда находитесь в недружелюбной обстановке, это может привести к нежелательным последствиям.
  
  Вопреки ожиданиям, получив десятый уровень, Читер ровным счетом ничего не вспомнил из прежней жизни. Это и удручало и приводило в недоумение, так как, неоднократно доводилось слышать, что часть памяти должна вернуться. Мол, именно это приводит к резкому повышению интеллектуальных способностей и снимает заторможенность, свойственную пораженным амнезией. И прочее-прочее проявляется - сплошные положительные моменты.
  Но Читер не вспомнил ничего. Вообще, ничего.
  Поначалу полагал, что возвращение памяти - не мгновенный процесс. Что на это требуются минуты, а то и часы. Интеллектуальный подъем моментально почувствовался, потому по поводу памяти не парился.
  Но прошли минуты, часы, а затем и пара суток. Всё впустую, воспоминания так и не проявились.
  Может, это из-за его уникальности? Система, компенсировав новичку то, что он обязан был заполучить, но физически не мог в тот момент это принять, что-то напортачила?
  Оставалось лишь гадать: грамотных собеседников под рукой не осталось, - Март, отдав кое-какие вещички, растворился в кустах ближайшей лесополосы и больше никак себя не проявлял. Даже чат его быстро помертвел.
  Как и чат Няши... в свое время.
  Читер, открыв глаза, не сразу смог определить, где оказался. Похоже на большое помещение с высокими потолками, но уверенности в этом не наблюдается, слишком мало света. Глаза начали адаптироваться, из мрака проявилась одна деталь, вторая, третья. Мозг сумел сложить грубую картинку.
  Именно в этот момент, впервые, вспомнилось кое-что еще из прежней жизни. Не только лестница и дверь лифта за ней, что память выдавала изначально.
  Читер вспомнил даже не юность, а, скорее, зрелое детство. Он не смог сказать, сколько ему тогда исполнилось. Подросток-мальчишка, с нескладно-высокой фигурой, вот и всё, что смогла родить голова.
  Он увидел себя на заднем ряду кинотеатра, рядом со своей одноклассницей Соней. Та, ростом, наоборот не отличалась, но это ничуть не умаляло прочих достоинств ее рано сформировавшейся фигуры. Еще в мае Читер не задерживал на ней взгляд, а увидев в сентябре, едва глаза не потерял, настолько далеко они выкатились от изумления. Девушка за лето изменилась разительно, причем, в приятную для мальчишек сторону.
  Соня смотрела на экран, Читер смотрел на Соню. И не просто смотрел, он, наконец, отважился. Впервые в жизни на такое отважился. Ладонь его, позорно дрожа и неприятно потея, легла на ткань, туго обтягивающая девичью грудь, пальцы согнулись, сжимая прощупывающийся холмик.
  Ну наконец-то! Есть! Он сделал это!
  В душе произошло смешение чувств, но совсем не то, какое он ожидал. Ему представлялось, что, свершив столь великое деяние, он не ощутит ничего, кроме неземного восторга, однако, нет, примешалось, если не разочарование, то что-то очень на него похожее. Всё дело в том, что Читер до сих пор не сомневался в том, что прощупывающийся холмик обязан оказаться приятно-упругим, будто создан из гибкой резины, проявляющей жесткость при нажиме. Однако, действительность оказалась куда податливее, и это открытие не столько удивляло, сколько удручало.
  А еще обида примешивалась. Вместо того, чтобы закатить глаза от великой радости, Соня вытаращила их, как корова, углядевшая богатую поляну сочных лопухов. Похоже, даже не осознает, до чего же дерзко и мужественно повел себя ее кавалер. Да Читер, только что, чёрт побери, чуть ли не девственности лишился, а она уставилась на экран неотрывно, даже не моргая - будто дохлая селедка.
  Вот спрашивается: что там может быть такого интересного? Вот что способно заставить девушку проигнорировать тот факт, что ее грудь мнет через кофточку пускающий слюни прыщавый приятель-подросток?
  Да нет там ничего интересного. Какие-то монстры за кем-то бегают, кого-то уже догнали, кто-то визжит, повсюду лужи клюквенного сока и развалы бутафорских костей. Да она просто издевается. От такого убожества надо сразу отворачиваться.
  Тем более, имеется несопоставимо более приятная альтернатива.
  Ладонь поползла ко второму холмику.
  Бесполезное воспоминание. Зато можно догадаться, почему сейчас проявилось именно оно.
  Помещение и правда немаленькое. Не кинотеатр, конечно, но весьма и весьма прилично. К тому же, здесь наличествуют и прочие атрибуты из воспоминания. Нет, увы, не акселератка Соня с ее неожиданно-мягкими молочными железами, а то, что творилось на экране: потеки крови, куски тел, обглоданные кости. Не видно тупо визжащих девиц, разбегающихся, кто куда, при этом расчетливо подставляя под камеру мелькающие в прорехах приятные для глаз участки телес, чудовищ тоже нет, зато запах стоит такой, что глаза режет.
  Обстановка настолько нереальная, что Читер не поверил зрению. Поморгал, но не помогло, попытался протереть глаза, но не тут-то было, - руки что-то удерживало. Но что? Уж вряд ли они мертвой хваткой вцепились в податливые прелести Сони, это больше похоже на оковы.
  Скосив голову, понял, что прав в своем предположении. Нет, не настоящие оковы, всего лишь скотч, намотанный без намека на жадность. Конечности он зафиксировал надежно.
  И не только конечности. Шевеля головой и скашивая взгляд, Читер определил, что лежит голышом на крестообразной поверхности, похожей на хирургическую кушетку. Руки, ноги, туловище и шею там и сям обмотали всё тем же скотчем. Где-то туго, сминая кожу, где-то свободно, но подняться невозможно, прихвачен надежно. Складывалось впечатление, что кто-то хотел спеленать его, как египетскую мумию, но был вынужден оставить некоторые участки открытыми.
  На это имелись причины: провода, катетеры, непонятные трубки, - всё это там и сям проглядывало в прорехах, не занятых скотчем.
  Так... Что же там было последним, из того, что он помнит? Вроде, сидел в машине и то и дело пытался рявкать на нерасторопного водителя, поторапливая его. Потом впереди показался город.
  Или не показался? Не получается точно вспомнить. Похоже, это происходило на той грани, за которой Читер, наконец, вырубился.
  Что же случилось дальше? Как он докатился до склада декораций для дешевых фильмов ужасов? Остается лишь предполагать.
  Помимо кушетки, получилось разглядеть специфический светильник под потолком, столики вдоль стены, какие-то непонятные электронные приборы. Даже оглушающий смрад тухлятины не в силах полностью затмить въевшийся во всю обстановку запах антисептика и медикаментов.
  Всё понятно, - Читер лежит в хирургической операционной. Нетрудно догадаться, как он здесь очутился. Привезли, как тяжелораненого и сразу потащили под скальпели.
  А потом что-то случилось. Вместо того, чтобы переместить прооперированного в палату, медицинские работники оставили его здесь.
  Нет, так дела не делаются. Почему они так нехорошо поступили? Предполагать можно, что угодно, сомнений нет только в одном: тут замешан процесс заражения. Сколько могла продлиться операция? Если серьезно повредило кишечник, или что-то другое, не менее жизненно важное, хирургам требуются часы. А город быстро скатывался к тотальному хаосу. С каждой минутой росло количество психов, совершающих невообразимые по жестокости и бессмысленности поступки. Появлялись первые ходячие мертвецы, начинали охотиться на тех, кто еще не обратились. Среди всего этого бедлама, там и сям сновали опытные и неопытные игроки. Одни, с шумом или тихонько, пытались побыстрее покинуть опасное место, другие поспешно грабили оружейные магазины, устраивали налеты на отделы полиции и военные объекты. Их действия усугубляли и без того непростую обстановку.
  Что бы там ни происходило, Читера бросили в операционной. А дальше пошло нечто совсем уж в голове не укладывающееся. Вот откуда могли появится обглоданные человеческие кости? Напрашивалось ровно одно объяснение, - поработали зараженные, именно здесь у них располагался обеденный зал. По виду останков и нестерпимой вони можно предположить, что пировали мертвяки не один день.
  Тогда какого черта от вкусной тушки Читера ни одного кусочка не отгрызли? Сочли его мертвым, что ли? Нет, не верится в такое. Нелогично. Во-первых, твари и дохлятину неплохо уплетают; во-вторых, так феерично ошибиться, разве что, начинающие зараженные способны, да и то вряд ли.
  Ничего не понятно.
  Ладно, зайдем с другой стороны: в данный момент он находится в логове зараженных, которые, по какой-то неведомой причине, его не сожрали. Сочтем последнее божественным вмешательством и перейдем от теории к практике. Мертвяки могут в любой момент вернуться в не настолько благодушном настроении и решат заняться телом, замотанным в скотч. Читеру такие перспективы ни разу неинтересны, следовательно, отсюда надо сваливать.
  Да побыстрее.
  В скотч, при желании, можно так запаковать, что сорок раз Новый год отметишь, прежде чем высвободишься. Однако, Читер почти сразу понял, - те, кто накладывали путы, лишь в отдельных местах отнеслись к этому с должной тщательностью. Или криворукие попались, или не захотели постараться, полагая, что человек с искромсанным брюхом и без качественного связывания никуда не денется.
  Кстати о брюхе: боль не ощущалась, зато ощущался аппетит. Даже тошнотворное зловоние не смогло отогнать желание плотно перекусить. Пробудившийся аппетит - хороший признак, ведь, как правило, люди с повреждениями кишечника о плотном ужине не мечтают.
  Шевеля конечностями, Читер спустя несколько минут сумел разболтать левую руку, предоставив ладони чуток свободы. Дальше в процесс вступили пальцы. Хватаясь за края ленточек скотча, пытался их надорвать. Если это удавалось, развивал успех. В ходе работы сломал неудобно-длинный ноготь, что пошло на пользу: зазубренный обломок резал тонкий пластик не хуже ножа.
  Длинные ногти - важный показатель. У иммунных они, как и волосы, отрастают с дивной быстротой, но далеко не мгновенно. По их состоянию можно прикинуть, хотя бы, приблизительно, сколько он здесь проторчал. Дней пять, плюс-минус пару. Если и ошибся в подсчетах, то вряд ли намного.
  Левая рука, наконец, обрела полную свободу. Дальше всё пошло гораздо быстрее, шурша скотчем, Читер освобождался от пут явно оперативнее, чем те, неизвестные люди, которые их накладывали. Когда спеленатыми остались только ноги, осторожно приподнялся и сел. В животе кольнуло, но ничего другого не ощутил. Главное, нет ни малейшего намека на душераздирающую боль, от которой его корежило на заднем сиденье машины.
  Кое-как согнувшись, дотянулся до столика, ухватил скальпель, с его помощью легко освободил ноги. Те затекли, слушались плохо, пришлось их слегка растереть и энергично пошевелить ступнями, лишь затем рискнуть свесить.
  Пол оказался холодным и подозрительно липким. Освещение в операционной скверное и непостоянное, из-за жалюзи какие-то оранжевые всполохи пробиваются, они то становятся сильнее, то почти затухают. В данный момент толку от них почти нет, поэтому Читер не смог разглядеть, во что именно вляпался ступнями. Но не такой уж богатый выбор для фантазии, если вспомнить, как выглядит обстановка.
  Аппетит на шаг отступил, сдавая позиции тошноте.
  Надо срочно отсюда сваливать, достаточно уже с него этой пещеры маньяков.
  Срочно!
  Скривившись и сжав зубы, начал отдирать от себя полоски пластыря, удерживающие катетеры и какие-то непонятные датчики, от которых змеились провода к давно обесточенному медицинскому оборудованию. Спасибо, что нос и рот остались свободны от трубок, без полноценного наблюдения за такими штуковинами он мог задохнуться.
  Непонятный оранжевый свет вновь набрал силу. Пользуясь благоприятным моментом, Читер склонился над столиком, пытаясь обзавестись хоть каким-нибудь оружием. В глаза бросилась раскрытая тетрадь, исписанная неровным почерком. Момент не слишком подходящий для чтения, но взгляд случайно выхватил несколько фраз: "...с такими ранами не довозят до больницы, а Великий продолжает жить. Он Велик! Велик! Велик! Его Величие затмевает блеск Луны и сияние Солнца!"
  Странную тетрадь пришлось прихватить вместе с еще одним скальпелем. Но перед этим из простынки соорудил пародийное подобие туники, ведь ходить голым неприлично, да и прохладно в операционной.
  На нетвердых ногах просеменил до окна, сквозь жалюзи сумел разглядеть источник переменного освещения. Он оказался необычным, - напротив горел четырехэтажный дом. Полыхал он знатно, из доброй половины окон пламя вырывалось, а из прочих многие конкретно дымились. Перед пожаром, заменяя нормальных зевак, стояла парочка мертвяков невеликого уровня. Один в замызганном медицинском халате, второй полностью голый. Вытаращились на огонь и традиционно покачивались, перенося вес с пяток на носки и обратно.
  Проанализировав обстановку, Читер прислонился спиной к жалюзи и начал листать тетрадь.
  Казалось бы, разве он не дебил одноклеточный? В столь непростой момент чтением заниматься, это чистое самоубийство.
  Но так может подумать лишь тот, кто неспособен за деревьями увидеть лес. Картина за окном четко дала понять, что город всё, город уже совсем спекся, здесь правят бал зараженные. Но, при этом, он еще свежий, вымер недавно, следовательно, здесь повышенная плотность крутых тварей, традиционно набегающих на загрузившиеся кластеры. В такие моменты опытные иммунные избегают появляться поблизости. Даже сильным отрядом, при бронетехнике, соваться смертельно опасно, а уж одиночке - без шансов.
  Больницы при этом - объекты повышенной опасности. От этих учреждений изначально заманчиво попахивает кровью, в них много беспомощных людей, всё это привлекает самых первых, почти безобидных зараженных. Отожравшись на пациентах и персонале, они могут отправиться дальше, а могут продолжать крутиться поблизости от понравившегося места.
  В общем, спешка сейчас - не лучший вариант. Читер находится в опаснейшем месте, но это не означает, что опрометью отсюда выскочив, тут же окажешься в раю. А вот в зловонной пасти высокоуровневого чудовища - запросто.
  Записи в тетради - это информация. А информация - это один из самых ценных товаров. Правда, они могут оказаться полностью бесполезными, но это никак не узнаешь, пока не проверишь.
  И Читер углубился в чтение. Местами оно продвигалось без проблем, местами почерк становился до такой степени "врачебным", что о смысле отдельных слов приходилось строить предположения.
  Спустя несколько минут он присел на пол, отложил тетрадь в сторону и занялся изучением шкал в интерфейсе. Не заметил в них ничего критически заниженного, зато в меню дебафов нашел примечательную пометку: "Вы восстанавливаетесь после тяжелого ранения. В текущем состоянии все ваши основные и дополнительные характеристики получают штраф от 10% до 45%. Ваши органы чувств работают некорректно, вы не можете полноценно двигаться и принимать тяжелую пищу. Ориентировочное время восстановления до минимального порога нормы: 19-42 часа".
  А еще он заметил активное окошко чата, - бросилось в глаза своим назойливым миганием.
  Март, наконец-то, соизволил объявиться. Не пропал со связи, с концами, как Няша. Впрочем, он пропадать и не собирался. Непонятно, что за планы на Читера у этого знатного темнилы, но исчезать навсегда из его жизни явно не намеревается.
  Загадочный товарищ оставил далеко не одно сообщение. Читая их по порядку, можно легко догадаться, что молчание собеседника бесило его всё больше и больше:
  - Чит, утро доброе. Ты там как, дружище? Не подох еще?
  - Читер, день уже на дворе, а от тебя ни ответа, ни привета. По черноте гуляешь, что ли?
  - Чит, за такое время или сдыхаешь на черноте, или из нее выбираешься.
  - Да сколько тебе звонить можно? Ты там что, буквы забыл?
  - Нет, я не верю, что ты игнорирование качаешь. Тут явно что-то другое...
  - Даун ты пупырчатый, ты что, и правда забыл, как чатом пользоваться?
  - Читер, даю тебе 15 минут. Если не ответишь, надену лучше туфли, пойду к твоей ненаглядной Няше и сделаю ее счастливой.
  - Чит, успокойся, хватит лить слезы. Не ревнуй, я передумал идти к твоей бабе. Для меня это слишком мелко. В общем, у тебя и правда 15 минут. А потом пойду делать счастливым тебя. Я, вообще-то, не такой, это против моих правил, но ты, чёрт тебя побери, достал уже отмалчиваться.
  - Молчим дальше? А я ведь реально приду, тут уже вопрос принципа. К тебе с цветами подкатывать нужно, или без них сойдет? И ты не против, если я пару товарищей прихвачу? Они симпатичные и спортивные ребята, долго японской борьбой занимались. Это, которая, сумо называется.
  - Судя по молчанию, ты только рад этой перспективе. Эх, а я думал, что ты не такой...
  - Не, ну ты реально решил меня достать... И знаешь, у тебя неплохо получается.
  Читер вздохнул. Время позднее, Март давно уже храпит, залившись пивом выше макушки. Без толку пытаться вызвать.
  Но всё же попробовал, начал набирать сообщение:
  - Привет. Если насчет борцов сумо всё в силе, пусть по пулемету прихватят и несколько гранатометов. Без них ко мне не пробиться. Да и с ними - вряд ли. Ну хоть с достойным салютом на респ улетят. В общем, извини за молчание. Я не виноват, обстоятельства такие.
  Поразительно, но ответ выскочил почти мгновенно:
  - Это какие такие обстоятельства? Неужели, нашел таки бабенку и зажигал с ней, позабыв о чести и долге? Тогда ладно, тогда, пусть с тяжестью на сердце, но я готов это принять.
  - Спасибо за понимание, но ситуация несколько сложнее. Меня подстрелили.
  - И куда попали? Чат отстрелили, что ли?
  - Почти. Рана нехорошая. Сумел добраться до свежего кластера, только-только загруженного. Рассчитывал, что врачи смогут успеть чуток подлатать брюхо, ну а дальше само долечится.
  - А тебе никто не говорил, что ты глуп и наивен?
  - Март, выбора не было. Совсем не было. Я на лайт-спеке уходил, а выбор там такой: или спек отпускает, и падаю посреди леса, а потом меня муравьи грызут, или в городе мне перельют кровь и сошьют порванные сосуды. По шансам выходило - город лучше.
  - У меня подозрение, что сейчас ты в этом не вполне уверен.
  - Я провалялся в коме несколько дней.
  - Иммунные столько в коме не валяются. Или валяются редко.
  - А я провалялся. Город вымер, сам понимаешь. Я пришел в себя в операционной. Живот зашит кое-как, чуть ли не проводом телеграфным, выгляжу плохо. Но, судя по тому, что вижу, мне до последнего ставили капельницы.
  - Да ну? Капельницы медсестры ставят. Посмотри вокруг, может они где-то спрятались. Там, обычно, сплошь одни шалавы, зато, бывает, симпатичные попадаются.
  - Вряд ли.
  - Да я тебе точно говорю. Не сомневайся - попадаются.
  - Я не о том. Понимаешь, тут по всей операционной валяются обглоданные кости и недоеденные куски тел. Человеческих тел.
  - И ты посреди всего этого праздника провалялся несколько дней и теперь что-то мне пишешь? Приятель, да тут что-то не сходится. Я в том смысле, что ты мне врешь.
  - Да я и сам себе не верю, но так оно и есть. И еще я тут нашел тетрадь. Это что-то вроде дневника. Короткого. Вначале, почти нормально описывается мой случай. Что я сложный пациент, что меня пытались срочно прооперировать. Но потом, сам не пойму, что случилось. Написано невнятно, но, похоже, бригада врачей операцию забросила, не закончив. Меня зашил непонятный человек, который оставил записи. В смысле - цифра. Похоже, у него уже прилично потекла крыша, поэтому меня он принял за раненого бога. Дескать, по всем канонам медицины я должен давно ласты склеить, но этого не случилось. Следовательно - бог. Ты прикинь, этот псих превратил кушетку в алтарь. Примотал меня к ней скотчем, нарисовал повсюду какие-то руны своей кровью. Потом и чужая кровь в дело пошла. А дальше начались конкретные жертвоприношения. Стаскивал сюда всяких калек и валил во славу меня. В конце идут каракули. Много каракулей. И чем дальше, тем хреновее они выглядят. Будто кто-то начал забывать, как писать. И забывал всё больше и больше. В операционной много кусков тел. По некоторым заметно, что их жрали. Конкретно жрали. Воняет так, что глаза выедает. Короче, я тут в полных непонятках. Хотел сразу свалить, но не представляю, что за дверью ждет. Мне реально стремно выглядывать. Здесь, по крайней мере, от меня пока что ни куска не отхватили.
  - О! Да ты умнеешь на глазах. Правильно мыслишь, нешаблонно. Да, Чит, все больницы - плохие места.
  - Я в курсе.
  - Процесс заражения по-своему у разных цифр протекает. Похоже, тот псих превращался в тварь очень постепенно. Возможно, в его башке до сих пор осталась человеческая мысль. Мысль эта всего лишь одна, - он продолжает думать, что ты божественное создание. Но ты... это... про манию величия забудь. Рано или поздно зараженный забывает всё, что мешает ему поглощать биомассу. И тебя он тоже забудет. Когда ты попал в больницу?
  - Не знаю. А когда мы с тобой расстались?
  - Я догнал тебя семь с лишним суток назад, под вечер. Сейчас полночь.
  - Я после этого прошел часть ночи. Потом шел весь день, заночевал в мотеле. А утром меня подстрелили, сразу после рассвета. Думаю, в больницу привезли через час после этого. Если и больше, ненамного, я тогда был в таком состоянии, что без врачей долго протянуть не мог.
  - В общем, этот твой благодетель, возможно, уже дней пять, как урчать научился. Я ведь правильно сосчитал? По срокам так получается?
  - А с какой скоростью они перерождаются?
  - По-разному. Обычно, это от двенадцати до тридцати часов. Бывает, пораньше, бывает, процесс до трех суток растягивается. Говорят, случается и больше. Но даже если этот сразу заурчал, он за это время не мог успеть сильно вымахать. Уровнем точно не выше твоего, или чуть выше. Это в самом худшем случае, сомнительный вариант. В общем, ты его спокойно завалишь.
  - И чем я его валить буду? Голой задницей? Да у меня даже одежды нет.
  - Чит, хватит уже тупить. Ты же в операционной, хотя бы скальпель поищи.
  - Уже.
  - Вот и молодец. А теперь поищи еще. Возле входа глянь, вдруг там вешалкя с халатами старыми.
  - Дверь прикрыта. Вешалку не вижу.
  - Может за ней.
  - Там завалы вонючего мяса по колено. И вообще, о чём мы? Без одежды я как-нибудь перебьюсь. Мне надо понять, где я оказался и в какую сторону отсюда сваливать. С этим поможешь?
  - Кто у тебя пати-лидер сейчас: ты, или та небесной красоты девка, которая сейчас кому-то подмахивает?
  - Забудь она меня, я бы не торчал в ее группе мертвым грузом. Лидерство на мне.
  - А что ей мешает подмахивать, вспоминая о тебе? Бабы, они такие.
  - Ты уверен, что нам прямо сейчас надо обсуждать женские недостатки?
  - Ладно, успокойся, я просто пару слов ввернул. Приглашай меня. Прикину, куда тебя занесло.
  Читер отправил Марту приглашение в отряд и чтобы не терять время попусту, прошелся по операционной, выискивая полезные предметы. Выпил глюкозу из обнаруженных ампул, обмотал кулаки эластичным бинтом на случай мордобоя.
  Товарищ отозвался через несколько минут:
  - Кластер 361-55-77.
  - Да неужели? Ты не поверишь, но я это и без тебя знал.
  - И откуда взялись такие глубокие познания?
  - В логе написали, перед тем, как очухался.
  - Чёрт. Похоже, здесь в пиво спирт подливают. Технический. Совсем голова не думает.
  - Но больше я ничего не знаю. Меня привезли сюда невменяемого.
  - Что тебе сказать? Обычный городской кластер. Посредине город, потом пригороды, местами, по краям, маленько диковатой территории. Ты чуток уклонился на юг от маршрута. Тебе сейчас надо идти строго на восток. Грубо говоря, через восемь крупных кластеров окажешься на нужном стабе.
  - Что еще мне нужно знать?
  - Да я мало что могу сказать по этим местам. Карта есть, но слабенькая, почти забесплатно взял, под руку подвернулась. Ты, кстати, тоже начинай в карты деньги вкладывать. Даже если получится свалить из региона, это когда еще случится, а карты, как видишь, полезны бывают.
  - Понял. Значит, выбираюсь из города и двигаюсь точно на восток.
  - Никуда ты не выберешься...
  - В смысле?
  - Завалят, тебя, с особой жестокостью.
  - Почему? Ты что-то еще об этом месте знаешь?
  - Дружище, а что тут еще знать надо? Ты торчишь в месте, которое какой-то явно ненормальный и не последний мертвяк считает своим логовом и храмом великого бога читерства. Он зачем-то устроил там склад еды, а за едой такой товарищ обязательно вернется. Или не он, а другие заявятся, ведь такое дело пахнет хорошо и далеко. Даже если выберешься из больницы, что само по себе непросто, дальше тебе придется пробираться через город, в котором самые веселые времена настали. И всё это без оружия и нормального снаряжения, да еще и залечиться вряд ли успел. Как там твое самочувствие?
  - Хреновое у меня самочувствие. Я согнуться нормально не могу. Похоже, у меня пару ребер удалили и кишки покромсали. Но аппетит даже в этом вонючем месте есть, это, вроде как, хороший признак.
  - Ты же иммунный, тебя непросто уморить. Тебе надо хорошо питаться, через несколько дней есть шанс в норму прийти. Внутренности у нас быстрее всего восстанавливают, хотя, насчет вырезанных ребер - не уверен.
  - А вернуть свое добро как-нибудь можно? Хотя бы лук?
  - Лук привязан?
  - Нет. У меня на это денег не хватало, да и слабоват уровень силы, не потяну такое добро на респ тягать.
  - При чем тут респ? Ты же, получается, не помер. Привязанное потерять трудно, а ты, получается, свой лук не привязал и потерял. Или нет?.. Да они реально спиртягу в пиво подливают, мозги, как не мои, не думают, совершенно. Лук могла забрать полиция и увезти. С огнестрельными ранами ее, по правилам, должны вызывать. Если не забрала, он где-то в больнице может валяться.
  - Где?
  - Да я-то откуда такое знать могу? Я ведь в такие чудные истории никогда не попадал. Это ты у нас великий мастер находить смешные приключения.
  - Вспоминая момент нашего знакомства, скажу, что и ты в этом деле не последний.
  - До тебя мне, как до Пекина на карачках.
  - А по карте что-то можно сказать?
  - Что я тебе могу сказать по карте. Ну... она большая и разноцветная: реки на ней синие, а леса зелёные.
  - Очень смешно. Ты скажи, где именно в городе я оказался? В какую сторону ближе всего к окраине?
  - Да в любую, Чит. Ты, сейчас, приблизительно, в центре.
  - Хреново...
  - Радуйся.
  - Чему мне радоваться?
  - Как это чему? Ты ведь можешь идти, куда угодно. Со всех сторон свободный парень, не привязанный к направлениям.
  Читер хотел было написать, что его такие известия ничуть не радуют, как вдруг замер, расслышав в высшей степени зловещий звук.
  За дверью операционной кто-то с урчанием и омерзительно-чавкающими звуками тащил что-то тяжелое.
  И этот кто-то приближался.
  
  
  Глава 3
  Жизнь шестая. Самовольная выписка
  
  Припав спиной к стене, Читер замер изваянием. Лишь пальцы то сжимались, то расслаблялись на тонкой рукояти скальпеля. Продолжавшее оставаться неизвестным зло продолжало непонятную возню за дверью вот уже не меньше пяти минут. То урчало, то чавкало, то чем-то тяжелым грохотало. Заходить оно явно не торопилось, или банально позабыло, что нужно опускать ручку замка.
  Может, пронесет? Вдруг это просто мимо проходящий мертвяк? Нашел что-то вкусное и уплетает радостно, даже не думая поинтересоваться дверью и тем, что за ней скрывается.
  Внезапно, чертовски засвербело в носу. До того стремительно накатило, что едва успел удержаться, чтобы не чихнуть. Чуть скальпель не выронил, с такой силой прижал ладони к лицу, выпучивая глаза.
  Отпустило, но сложилось впечатление, будто мертвяк что-то почуял. Звуки за дверью стихли в один миг, воцарилась гробовая тишина. А затем отчетливо, с легким зловещим скрипом, дверная створка начала двигаться.
  Даже не пришлось ручку опускать.
  Ну вот и всё. Теперь не может быть и речи о том, что зараженный пройдет мимо. Он заинтересовался, теперь он точно зайдет в операционную и уж Читера ни за что не пропустит. Остается лишь молиться Системе, чтобы она подослала слабака, из свежих. Таких на недавно загрузившемся кластере большинство. Пусть даже отожрался до приличного бегуна - не страшно.
  Страшно, если сюда наведался один из неместных мертвяков. Из тех продуманных хищников, которые со всех сторон устраивают нашествие на свежий кластер, чтобы, пользуясь силой развитого зараженного, ухватить себе самые лакомые куски. Против таких искалеченный человек со скальпелем выглядит нелепо.
  Створка перестала скрипеть, - дверь распахнулась полностью. По затхло-зловонному помещению операционной повеяло свежим воздухом, а затем внутрь шагнула темная, по-звериному сгорбленная фигура. Даже не покосившись в сторону прижавшегося к стене человека, она бодро просеменила к центру, резко замерла перед осиротевшей кушеткой и недоуменно проурчала.
  В этот миг Читер метнул скальпель. Пожар в очередной раз пошел на спад, видимость никакая, цель больше угадывается, чем зрением улавливается, но на фоне не полностью прикрытого окна силуэт головы просматривается четко.
  Как и затылка.
  Безотказную меткость он давно воспринимал, как должное, потому, ничуть не удивился попаданию точно в цель.
  А вот то, что последовало дальше, заставило удивиться.
  Неприятно удивиться.
  Зараженный, вместо того, чтобы молча завалиться на залитый кровью пол, пошатнулся, уперся обеими руками о кушетку, заурчал переменчиво, на разные лады. А затем, неуклюже, с трудом себя контролируя, начал разворачиваться.
  Проклятье! До сих пор поражение спорового мешка приводило к мгновенному победному результату. Читеру даже элиту доводилось так успокаивать. Но сейчас, какой-то явно не слишком высокоуровневый зараженный сумел устоять на ногах после ранения в их главнейшую ахиллесову пяту.
  Это скальпель виноват. Слишком тонкое лезвие, вошел идеально прямо, возможно, повредил не самые важные участки паутины. Предполагалось, что мертвяк завалится без звука, а он вон, концерт начинает. Урчание у них хитрое, сородичи способны его почуять за сотни метров, если не повезет.
  Читер отлип, наконец, от стены, ринувшись в атаку. Уклонился от неуверенно протягивающейся в его сторону руки, врезал с левой по затылку с такой силой, что под ребрами вспыхнула режущая боль, заставив непроизвольно охнуть.
  Да уж, физические нагрузки ему строго противопоказаны.
  Мертвяк, наконец, замолчал и завалился, задев по пути столик, откуда со звоном посыпалось хирургическое имущество. Будто в ответ на этот шум, со стороны распахнутой двери послышалось недалекое урчание, после чего там заскрежетало, застучало и заскрипело. Звук непонятный и неимоверно пугающий, ведь ничего подобного Читер до сих пор от мертвяков не слышал.
  В панике заметавшись, не нашел ничего более подходящего для замены скальпеля. Даже если в операционной по углам склад пулеметов устроен, в такой темноте ничего не найдешь. Кто бы ни приближался, встречать его придется именно этим оружием. А ведь оно успело себя нехорошо зарекомендовать.
  Но кто же там? Складывается впечатление, что элитника заковали в танковую броню, и он с трудом волочет эту тяжесть. Никакие другие ассоциации в голову не приходили, грохот просто неописуемый.
  Пугающие, непонятные звуки, приближались, то и дело сопровождаясь заунывным урчанием. Мертвяк, который надрывает глотку, похоже, чем-то глубоко опечален, но это не утешает, а напрягает еще больше.
  Глядишь, обрадуется, до Читера добравшись.
  На пороге выросла темная масса немыслимо-угловатых очертаний. Подумалось было, что да, так и есть, элита в рыцарских латах пожаловала, но тут за окном зашелестела листва под порывами ветра, и резко усилился пожар, дав чуть больше света.
  Читер, разглядев, наконец, источник страха, едва сдержался, чтобы не выругаться во всю мощь глотки. Какая, блин элита! Да это же обычный мертвяк невысокого уровня, с таким можно и голыми руками легко управиться, если здоровье не подпорчено. Странные очертания и грохот объяснялись тем, что зараженный тащил за собой медицинскую каталку. Возможно, его привезли в те часы, когда город еще не окончательно спятил, и первых зомби принимали за больных, пытаясь оказывать им помощь. Естественно, медицинские услуги им не нравились, вели себя неблагодарно-агрессивно. Неудивительно, что такого пациента крепко прихватили ремнями к передвижной койке.
  Ну а дальше всё просто: персонал дружно спятил или разбежался, мертвяк сам освободиться не сумел, но кое-как завалил каталку и теперь передвигался с нею на спине, грохоча краями по полу и стенам, что и вызывает те самые звуки, едва до разрыва сердца не запугавшие.
  - Ах ты, ниндзя-черепашка, - выдал, наконец Читер и подхватив какой-то увесистый прибор, парой ударов разбил голову виновнику переполоха.
  
  Уничтожен зараженный. Уровень - 8. Вероятность получения ценных трофеев - 88%. Получено 1 очко к прогрессу физической силы. Получено 1 очко к прогрессу меткости. Получено 2 единицы гуманности. Уничтожен зараженный. Уровень - 3. Вероятность получения ценных трофеев - 28%. Получено 1 очко к прогрессу физической силы. Получено 1 единица гуманности.
  
  Отлично! Система сочла бой завершенным, а это означает, что поблизости не осталось противников, нацеленных на Читера. Возможно, есть зараженные, которые расслышали привлекательные звуки, но у них нет или почти нет шансов выйти на источник шума. Здание может оказаться большим и сложно устроенным, в помещениях мертвяки часто теряются, путают направления, принимают неверные решения.
  Первый зараженный достиг восьмого уровня. Должно быть, тот самый, молившийся на тушку Читера. Вон как его взволновала опустевшая кушетка, бросился к ней, позабыв обо всём, не оглядываясь по сторонам, за что и поплатился.
  Со вторым тоже всё ясно. Разве что, не понять, как он с таким неудобным "подарочком" на спине ухитрился до третьего прокачаться.
  Кстати, Читер получил с этой шантрапы пару единиц к силе. Система даже за самых слабых тварей обязана чем-то вознаграждать, вот и выделяет символическую единичку. Но, как известно, пять старушек - рубль, так почему бы не качать основные характеристики на мелюзге?
  Мечты наивного глупца. Вот где взять мелюзгу в таких количествах? Для эффективной прокачки потребуются сотни и тысячи низкоуровневых мертвяков. Если где-то и возникнет настолько бодрое движение, там, естественно и приличные зараженные начнут отираться, а они ни за что не позволят иммунному резвиться безнаказанно.
  Выпотрошив обоих, Читер обзавелся спораном. Прекрасно: скрипя зубами от боли он сумел разделаться с парочкой не самых никчемных противников и даже заполучить первый трофей. Прекрасное начало. Теперь надо осторожно обыскать больницу, вдруг удача и дальше согласится работать на его стороне.
  Очень не хотелось остаться без лука, ведь, не так давно, Читеру пришлось отвалить за него целое состояние. Он сейчас нищ и гол, даже если доберется до нормального стаба, приобрести другое оружие не за что.
  Выдавать кредиты в мире Континента - не принято. Особенно, никому не известным новичкам. Так что, ищи Читер, ищи...
  
  
  * * *
  Возможно, Март прав, и всё имущество Читера отправилось в полицейский участок. Точнее, не всё, ведь кое-что нашлось в "предбаннике" операционной. Окровавленное тряпье, - его прежняя одежда. Не хватало разгрузочного жилета, рюкзака и всего прочего, включая оружие и боеприпасы. Даже ни единой стрелы не осталось.
  Крохоборы!
  Похоже на почерк служителей закона, именно у них дурная привычка прибирать к рукам всё, что можно отнести к смертоубийственным предметам.
  И что дальше? Где прикажете искать волшебный лук? В полицейском участке? Но город, по обмолвкам Марта и тому, что просматривается из окна, не из маленьких. Сколько в нём полицейских участков? В какой из них попало конфискованное барахло?
  Ответы на этот вопросы получить не от кого. Обыскивать один участок за другим - затея безумца. Читер, банально, не знает, сколько их, и где они располагаются. Вести продолжительные поиски в городе, пребывающем на активной фазе зачистки от биомассы, это кратчайший путь к отправке на очередное воскрешение.
  Как ни печально признать, но, увы, придется убраться из больницы несолоно хлебавши.
  Только не так быстро.
  В процессе недолгих поисков, Читер разбил головы еще нескольким мелким зараженным и заметил кое-какие следы. Похоже, здесь успели побывать крупные твари, там и сям замечались признаки нешуточного разгрома, которые начинающим мертвякам не по зубам. Но монстры, отметившись в больнице, почему-то ее покинули, оставив немало съедобного. Должно быть, для начального этапа разграбления города, это нормальная картина. Им захотелось чего-то повкуснее или посвежее, а вокруг и того и другого полно, вот и умчались, упустив запертого в палате беспамятного "бога".
  Но это не значит, что теперь здесь безопасно. Даже если зачистить здание и ближайшие окрестности от мелочи, райский сад создать не получится. Того и гляди, одна или несколько опасных тварей внезапно вспомнят, что в больнице осталось немало еды и вернутся за ней.
  Хоть Читеру приходится передвигаться короткими шажками, придерживая бок, но ничего не поделаешь, придется уносить ноги.
  Покуда их не оторвали.
  Но, как ни торопился убраться, а был вынужден задержаться. Нельзя бродить по городу босиком и выпачканным в крови. И след заметный за тобой останется, и вкусный запах разнесется на всю округу.
  Кое-как обмылся найденной в кухонном блоке водой. Неплохо приоделся, собрав по палатам разную одежду и обувь. Вооружился пожарным топором, хотя уверенности в перспективности этого оружия не ощущал. Чересчур тяжелый, а Читера скрючивает от боли при любом намеке на нагрузку. Хирурги кое-как успели сшить требуху, но, вот именно, что кое-как. Даже сверхбыстрая регенерация иммунного не успела сгладить последствия.
  Март в чате издевательски посоветовал убиться. Мол, воскреснет Читер таким же голым и босым, но зато и здоровым.
  Совет, естественно, остался проигнорированным, однако, нельзя не признать, что в нём имеется разумное зерно.
  
  
  Глава 4
  Жизнь шестая. Убежище
  
  Опустошив в стеклянную банку один из флаконов медицинского спирта, прихваченных из больницы, Читер добавил воды, взболтал, бросил споран, начал неспешно перемешивать раствор. Это вторая полная порция, первую он уже успел прикончить. Шкала замерла на максимуме, а то и чуть выше потянулась, краснея, что нежелательно, но ведь частое употребление живчика немного ускоряет регенерацию, а это сейчас важнее всего.
  И еще регенерации способствует усиленное питание. А с ним, увы, не всё прекрасно.
  Покинув больницу, Читер, без героизма и лишних приключений, добрался до жилого квартала. Дальше долго выбирать не пришлось, забрался в квартиру на третьем этаже пятиэтажного дома. Строение старое, убогой планировки, комнатушки маленькие, с низкими потолками, но искать что-то получше слишком рискованно. И без того пару раз пребывал на волосок от обнаружения опасными зараженными.
  В этом подъезде они тоже отметиться успели. Именно благодаря им удалось забраться в квартиру, - двери оказались выбиты. К счастью, остались болтаться на петлях, это позволило кое-как их прикрыть. Разумеется, преграда ненадежная, скорее, символическая, но всё же получше, чем ничего.
  В этой квартире Читер безвылазно торчал вот уже вторые сутки. Ел да спал, в основном, ведь именно такое времяпровождение организму и требовалось. А что еще прикажете делать? В дневные часы пытался читать книги, но вкусы у хозяев оказались слишком специфическими, от их литературы сразу зевать начинал. В окне интересное высматривать? Тоже не вариант, ведь там видимость никакая, слишком много деревьев разрослось. За всё время удалось разглядеть лишь парочку мелких мертвяков, неуклюже преследовавших улепетывающего кота. В ночные часы там и сям просматривались отблески пожаров, но подробности не понять.
  Да и что там понимать? Город, захваченный мертвяками, это всегда хаос, смерть и никем не сдерживаемый огонь. Промышленные и бытовые объекты, нуждающиеся в контроле, оставались сами себе предоставленными, вот и вспыхивали, нередко, с жаром, а то и со взрывами. Да и психи на начальном этапе побаловаться со спичками всегда только за, а, так как, с пламенем бороться некому, оно могло неделями распространяться от здания к зданию, пожирая одно за другим. Конечно, на дворе, нынче, не средневековье с тесной деревянной застройкой, но тоже найдется, где раскаленной стихии порезвиться.
  Хозяева читали скучную литературу и похоже, являлись фанатиками лечебного голодания. Почему он так решил? Да потому что, куда не загляни, наткнешься на биологические активные добавки к пище, проросшие злаки, травяные чаи и прочую дребедень, а вот запасов полноценной еды у них почти не наблюдалось. В холодильник, правда, Читер заглядывать не рискнул, это та еще химическая бомба, но сильно сомневался, что полки в нём ломились от изобилия деликатесов.
  В общем, всё, что нашлось, из приличного, уже подъедено до крошки. Осталась лишь пачка крахмальной вермишели, соль, сахар, да специи. Приготовить макаронные изделия не получится, остается их хрустящими слопать. Не самая подходящая пища для человека, которому приходится спешно восстанавливаться после тяжелого ранения желудочно-кишечного тракта.
  Назрела неизбежная необходимость устроить вылазку.
  
  
  * * *
  В подъезде царила зловеще-мертвая тишина, и почти не воняло. Как раз последняя деталь заставила Читера два дня назад выбрать именно это место. Предыдущие два смердели так, что едва не проблевался. Увольте, лучше уж рисковать в поисках нормального убежища, чем проторчать в зловонии прорву времени.
  На каждой площадке по три квартиры. Направился к той, у которой выбитые двери смотрелись понадежнее. Хозяевам, возможно, было что прятать, а запасливые люди, как правило, запасливы во всём, в том числе и в сохранении хлеба насущного.
  Первым делом, внутри обнаружился тот еще бедлам. Зараженные переломали чуть ли не всю мебель, приходилось с трудом пробираться среди обломков, стараясь не нашуметь. Непонятно, откуда взялся такой разгром, ведь ни следов крови, ни обглоданных костей не видать. Похоже, хозяева успели смыться до начала веселья.
  Как вариант, - сами хозяева и устроили здесь дебош. Точнее, паразиты, завладевшие их телами.
  Да какая, к чёрту, разница? Читер сюда не детективные ребусы разгадывать заявился, а пожрать поискать.
  Пожрать нашлось. Не сказать, что гора первоклассных продуктов, но на денёк хватит: консервы рыбные и овощные, домашняя консервация, пара пятилитровых бутылей воды, засохшая буханка хлеба и несколько луковиц. Маловато, но хоть что-то.
  Перетащив находки в свое логово, занялся обыском остальных квартир, ни одну не пропуская. Где-то, вообще голяк, где-то что-то перепадало. Кладовая постепенно заполнялась.
  Помимо кухонь, уделял внимание и остальным комнатам. Собирал всё, что может сойти за оружие. Не поленился даже имитацию средневекового меча утащить. Не просто тупой, а даже без намека на заточку, такой и даром никому не нужен, но жадность нашептала, что негоже ему на чужом ковре висеть.
  В одной из квартир, только зайдя на порог, наступил на что-то мелкое и непонятное. Опустив взгляд, разглядел красный пластиковый цилиндр с латунной нашлепкой.
  Присел, поднял. Так и есть - патрон двенадцатого калибра. Дробовой, и дробь, увы, мелкая.
  Квартира, на пороге которой валяются такие предметы, определенно, заслуживает повышенного внимания.
  Там и сям на полу подобрал еще четыре такие же патрона. Так, продвигаясь от одной находки до другой, добрался до источника боеприпасов - оружейного сейфа. Звучит солидно, а на самом деле, всего лишь жестяной ящик с простеньким замком, привинченный к стене тремя здоровенными шурупами. Даже открывать не пришлось, дверца нараспашку.
  Увы, внутри лишь бумаги, пустой патронташ, инструменты и средства для ухода за оружием, включая масло и прочая дребедень. Кто бы здесь ни покопался, всё стреляющее он уволок.
  Хотя нет, с последним утверждением Читер слегка приврал. Но, вот именно, что слегка.
  Да, в сейфе нашелся пистолет. Но, вот жалость та какая, всего лишь пневматический. Пустая игрушка, предназначенная для стрельбы по мишеням и пивным банкам с нескольких шагов.
  Хотел проигнорировать, но голову посетила перспективная мысль. Покрутил пистолет, разобрался, что энергию для выстрела тот берет от газового баллончика, размещающегося в рукояти. Туда же вставляется обойма с боеприпасами - металлическими шариками.
  Имеется и альтернативное боепитание - сменный барабан на шесть свинцовых пулек для пневматики. Они, по идее, обладают большей убойностью, но это всё равно ни о чём, против зараженных.
  Вот только имеется способ и эту игрушку сделать полезной. Не для всех случаев подойдет, ограничений масса, ну да нечего носом крутить, изобилия альтернатив не наблюдается.
  Покопавшись по шкафам, наткнулся на охотничий костюм. Прекрасно, камуфляжная одежда улучшает маскировку, и размер, как раз, подходит.
  Хотел было уже уходить, но замер.
  Что-то с одним из шкафов неправильно. Нижнее отделение заметно отличается от верхнего. Глубина неодинаковая. Присев, принялся разбираться с загадкой и быстро обнаружил хитроумно скрытую рукоять. Потянул за нее и не удивился, увидев, как в сторону откидывается фальшивая задняя стенка.
  
  Внимание! Вы обнаружили тайник низкого уровня с сомнительным содержимым. Ваша наблюдательность повышается на 7 очков, ваша удача повышается на 1 очко. Всегда будьте внимательными, это вознаграждается ценными находками и очками прогресса ваших характеристик.
  
  Прекрасно - на ровном месте чуток прогресса капнуло. Да и сам тайник - интересная тема. Читер с таким однажды сталкивался, там обнаружился неплохой пистолет. Только что означает - "сомнительное содержимое"? От непредсказуемой Системы можно ожидать чего угодно: от самоучителя по бытовому харакири на португальском языке, до оружейного плутония.
  Увы, облом оказался полнейшим (если не сказать хуже). Даже самоучителю по харакири, при желании, можно найти применение, но вот зачем физически нездоровому человеку, в одиночку пытающемуся выжить посреди захваченного мертвяками города, такое? Для чего ему богатый набор аксессуаров, предназначенных исключительно для специфических сексуальных утех, востребованных узким кругом ценителей?
  Еще одна шуточка Системы.
  Даже не прикоснувшись к "сокровищам", закрыл тайник, поднялся, обернулся к выходу, но замер, расслышав какой-то непривычный шум. Определенно, доносится с улицы, и это радует.
  Не хватает только в подъезде сюрпризов.
  Приблизившись к окну, встал за краем, едва выглядывая. Занавесок нет, вот и приходится маскироваться, как получится. Окно приоткрыто, звук стремительно усиливается, уже понятно, это едет машина, что, для такого места, мягко говоря, нерядовое событие.
  Шум достиг пика, затем начал с такой же скоростью затихать. Машина удалялась, так и не показавшись на глаза. Уже когда уши перестали улавливать звук, вдали прогрохотала пулеметная очередь, после чего, внизу, среди зелени, промелькнули силуэты бегущих зараженных. Какая-то мелочь, но в приличном количестве - около десятка особей.
  Всё понятно, - твари помчались на шум пальбы. Надолго их забег не затянется, они, если не слышат новых звуков в том же направлении, быстро теряют интерес к поискам источников переполоха.
  Кто это здесь раскатывает? Да кто угодно, от самых честных иммунных, до ботов - равнодушных убийц, порожденных Системой. А то и загадочно-пугающих нолдов, технику они уважают. Читеру сейчас компания ни к чему, он сам по себе, как-нибудь, отлежится, после чего тихонечко уберется из города.
  
  
  * * *
  Пулька калибром четыре с половиной миллиметра даже начинающего мертвяка не покалечит. Кожу пробьет, но войдет неглубоко, только разозлит.
  Но Читеру и этого достаточно. Вываляв в мокрых хлопьях, оставшихся после процеживания живца, двенадцать пулек, он зарядил их в оба найденных барабанчика, так и оставив сушиться. При выстрелах часть этой грязи неизбежно рассеется, однако, что-то останется и на свинце, а оттуда попадет в ранки.
  Хлопья - смертельный яд для иммунных, но и зараженным он на пользу здоровью не идет. Мелких тоже быстро убивает, крупных парализует на некоторое время. И главное, - действует мгновенно, или около того. Обычные пули смазывать им бесполезно, разлагается при выстреле. Вроде бы, из-за температуры, хотя точно Читер не знает. Но ведь в пневматике нагрев не настолько значительный. Дело тут даже не в отсутствии пороховой вспышки, ведь ее роль ничтожна. Металл, главным образом, раскаляется при движении по стволу, из-за трения. Здесь скорость куда ниже, свинец пластичный, легко входит в нарезы, следовательно, должно срабатывать.
  Правда, Читеру не доводилось слышать о таком способе отстрела мертвяков, и это смущало. Неужели он первооткрыватель? Слабо верится в собственную гениальность. Спросить Марта? Но неудобно его по каждому пустяку дергать, да и темнит он часто, предпочитая отмалчиваться там, где Читеру не слишком сложно найти ответ самостоятельно.
  Ладно, попробуем подумать. Вообще, какой смысл в таком оружии, если пулька, даже в упор, вряд ли пробьет загрубевшую кожу мертвяка десятого уровня? А уж выше, вообще, смешно.
  Но зачем выше, если есть ниже? Представьте себе почти бесшумное оружие, способное в несколько секунд заставить умолкнуть сразу шесть мелких бегунов. Разве это плохо? Много оно не весит, место почти не занимает, так что, пускай будет.
  Топор, прихваченный из больницы, Читер с собой таскать не станет. Тяжелый и неудобный, пускай здесь остается. В одной из квартир нашел покомпактнее, приделал для него кожаное гнездо к ремню - сойдет.
  А основное оружие всё то же - лук. Увы, уже не тот, за который отвалена гора споранов. Его Читер так и не нашел и искать не намеревался. Увы, но это тот печальный случай, когда с потерей придется смириться.
  Новый он сделал сам, использовав материалы и инструменты, найденные в квартирах подъезда. Банальная грубая деревяшка, усиленная сталью и пластиком, обмотанная скотчем, пластырем и изолентой. Смотрится, как оружие эпохи совсем уж печального апокалипсиса, что, в сущности, близко к истине.
  Системное описание не радует.
  
  Смехотворный лук, сделанный дилетантом. Простое оружие. Открытое свойство: Ненадежность. Установка модификаторов невозможна.
  
  Да уж, звучит унизительно. Как мастер, Читер должен сжечь сие творение в печи и хорошенько задуматься над самосовершенствованием.
  Но ничего подобного не дождетесь. Какое-никакое, а это оружие дальнего боя. Теперь остается сделать к нему стрелы.
  И само собой, не забыть отравить наконечники хлопьями.
  
  
  Глава 4
  Жизнь шестая. Вымерший город
  
  Учуяв смрад разложения, Читер замер. Лучшее поведение в такой ситуации - прекратить движение и попытаться понять, с чем имеешь дело. Тухлятиной, скорее всего, несет от останков людей и животных, в любом городе такого добра хватает. Но это может оказаться и тварь с отмирающей после тяжелого ранения конечностью, или сильно перепачкавшаяся, или живая и невредимая, занимающаяся поеданием завалявшихся трупов.
  Никакого движения или шума и ничего не видать, лишь незнакомые созвездия светятся в прорехах туч. Того и гляди, выглянет бледная Луна Континента, осветив улицу, которую Читер пытается перейти, скрываясь в скопище машин, образовавших здесь узкий затор. В темноте у зараженных зрение тоже работает похуже, на этом и строился расчет, когда решил покинуть дом-прибежище ночью.
  Правда, для крутых тварей, по слухам, время суток значения не имеет. Но таких не так уж и много, на них еще надо нарваться. Повсеместная проблема - урчащая мелюзга. Через нее надо пробраться незамеченным, иначе всей округе тебя сдадут.
  Выждав пару минут, так и не заметил ничего подозрительного. Так откуда вонь? Да откуда угодно. Допустим, в одной из машин везли мясо для шашлыка, и оно конкретно протухло в духоте багажника. Очередная ложная тревога, в количестве коих Читер уже сбился. Из-за них то и дело приходилось останавливаться или прятаться, времени потратил уйму.
  Крадучись за машинами, достиг противоположного края улицы, после чего, ковыляя и придерживая пятерней ноющий при нагрузках бок, проскочил через открытое пространство и присел у стены супермаркета. Здесь ночная тень гуще всего, и брошенная тележка с продуктами хоть немного прикрывает. Позиция удобная, если тебе нужно хорошенько осмотреться.
  А осмотреться придется, ведь последние минут пять Читер то и дело оказывался на видных местах. Вдруг кто-то что-то заметил и спешит проверить свои подозрения.
  Вдали, на улице, которую только что пересек, померещилось движение. Всмотрелся. Так и есть, кто-то приближается. Один? Непохоже, слишком размыто по горизонтали. Двое? Трое? Или одиночная, но очень здоровенная тварь?
  Заметили? Вроде, не урчат. Но это, возможно, связано с тем, что зараженные еще не разобрались, с чем именно имеют дело.
  Промчаться на полной скорости вдоль стены, пока не приблизились? Но до угла придется бежать под сотню метров, высматривая во мраке разбросанные там и сям тележки, а это прилично. Нет, лучше спрятаться. Вон, целый участок стеклянной стены высажен врезавшимся автомобилем, можно забраться внутрь.
  На входе замешкался. Слишком много битого стекла, приходилось продвигаться с максимальной осторожностью, стараясь не захрустеть осколками. Когда, наконец, оказался в супермаркете, обернулся. В этот миг Луна проглянула в просвете среди туч, и Читер сумел разглядеть источник движения.
  Пара зараженных. О деталях судить трудно, освещенности не хватает, но, похоже, не из серьезных. Бегуны, уровнем не выше десятого. Уж точно не лотерейщики, тех выдают характерно-угловатые силуэты даже в ночной тьме. Фигуры у тех уже не вполне человеческие, но в стадии чернового формирования, тяп-ляп слепленные, старое лекго угадывается.
  Не похоже, что по своим рутинным делам направляются, но и не сказать, что сильно нервничают. Передвигаются чуть ли не трусцой, то есть, не слишком торопятся. Углядели во мгле движение, что это такое, не поняли, захотели выяснить.
  Связываться с ними не хочется, но, похоже, выбора не осталось, потому что, добравшись до затора, оба синхронно развернулись, уверенно припустив по следу Читера. Проклятье, слишком быстро появились, запах человека в неподвижном и чистом ночном воздухе некоторое время висит на месте, выдавая путь. Скорее всего, в этом всё дело, ведь кроссовки тщательно выстираны и вымочены в настойке, изготовленной из водки и специй. Такие ароматы у зараженных не должны ассоциироваться с пищей.
  У тварей чертовски тонкий нюх, свежий след даже не слишком развитые способны засечь сходу.
  Вздохнув, Читер начал озираться, планируя намечающуюся схватку. Видимость внутри гораздо хуже, чем снаружи, но кое-как сумел отступить шагов на пятнадцать вглубь, чтобы не встречать тварей на пороге, откуда шум может разнестись далеко по окрестностям.
  Захрустело стекло. Похоже, на ногах у зараженных уцелела обувь. Это прекрасно - лишнее свидетельство их невысоких уровней.
  Подняв лук, Читер наложил стрелу на тетиву. Наконечник отстойный, сплющенный жестяной конус, но испытательным выстрелом, сделанным в квартире, аналогичным получилось насквозь пробить пластиковое ведро. Оружие только на вид неказистое, в работе оно тугое, немалую силу приходится прилагать, чтобы натянуть.
  Зараженные, забравшись внутрь, остановились. Их силуэты прекрасно просматривались на фоне пустого оконного проема. Вон, как головами туда-сюда водят, явно принюхиваются. Читер возле окна, определяясь на местности, несколько шагов в разные стороны сделал, похоже, это сбило их с толку, не понимают, куда дальше направляться.
  Вот и прекрасно, тем легче целиться.
  Сжав губы в ожидании неминуемой вспышки боли в подреберье, рывком взвел лук, тут же отпустив тетиву. Ближайший мертвяк издал звук, напоминающий тот, при котором воздух выходит из пробитого мяча, если с силой надавить на него ногой. Упал со звоном, на всё то же стекло, - стрела пронзила ему шею.
  А Читер чуть не выматерился в голос. От физического усилия бок свело одновременно и болью, и судорогой, заставило согнуться буковой "Г", а разогнуться не получалось.
  Будто спину заклинило.
  Выронив ставший бесполезным лук, выхватил из самодельной кобуры пневматический пистолет, не тратя время на прицеливание, дважды выстрелил в стремительно надвигающуюся урчащую фигуру.
  Пистолет послушно хлопнул, давление вырывающегося углекислого газа разогнало пульки по короткому стволу, отправив в цель. Промаха быть не могло, но никаких последствий для мертвяка не последовало, он так и продолжал мчаться на Читера.
  Тот схватился было за топорик, пытаясь выхватить его в такой неудобной позе, но не успел: зараженный, не переставая урчать, налетел, сбил с ног, обрушился сверху, подминая с такой силой, что кости захрустели, и позвоночник, наконец, распрямился.
  Выпрямился он, увы, с новой вспышкой боли, но она, можно сказать, стала очищающей, ударив по мозгам отрезвляющей волной. Читер успел сунуть в зловонный рот предплечье, добротно обмотанное многими слоями прочной ткани, и пока мертвяк пытался разжевать добычу, в дело вступил нож.
  Первый удар получился смазанным. Слишком неудобно сцепились противники, из такого положения не получилось поразить затылок, лишь взрезалась кожа от виска и дальше, назад. Мертвяка это заставило отвлечься от грызни невкусных тряпок, он чуть подался вперед, занося оскаленную пасть над лицом Читера.
  Тому ничего не оставалось, как вбить нож в эту самую пасть с такой силой, что тот, уйдя вглубь по рукоять, жалобно звякнул, - сломался клинок.
  Мертвяк захрипел, задергался, позволив Читеру сбросить его с себя. А там, приподнявшись на колено, выхватил, наконец, топор, врезал раз, другой, третий, жестоко изуродовав голову.
  Лишнее, конечно, но злоба накопилась, да и есть за что. Болели и бок под ребрами, и спина от копчика до шеи, и побывавшая в тисках бульдожьих челюстей рука.
  Вот же гадство. А ведь Март, возможно, прав на все сто. Надо было еще пару дней поваляться в том доме. Но Читеру не понравилось то, что там слишком часто начали показываться зараженные. То в одну сторону пройдут, то в другую пробегут. Место становилось слишком популярным, следовательно - опасным.
  Спешка - плохо. За спешку полагается наказание - боль. Сходиться в рукопашную, когда у тебя не хватает пары ребер и части кишечника, это не самое приятное занятие.
  
  Уничтожен зараженный. Уровень - 8. Вероятность получения ценных трофеев - 83%. Получено 1 очко к прогрессу ловкости. Получено 1 очко к прогрессу меткости. Получена 1 единица гуманности. Уничтожен зараженный. Уровень - 9. Вероятность получения ценных трофеев - 85%. Получено 3 очка к прогрессу физической силы. Получено 10 очков к прогрессу выносливости. Получена 2 единицы гуманности.
  
  Прекрасно, бой окончен. Лучшая новость за весь день, ведь продолжать Читер сейчас не в состоянии, надо прийти в себя.
  Забавно читать, ведь, неуклюже повоевав с этой мелочью, получилось чуток заработать на основные характеристики. Цифры, естественно, не впечатляющие, но ему и единичка в радость. С первым противником всё понятно, опыт сожрала проклятая меткость. Зато на втором она не сказалась, или почти не сказалась, попадания пулек почему-то не сожрали причитающееся очки прогресса.
  Да уж, понятно, почему. Тварь, вместо того, чтобы грохнуться замертво, бодро бросилась устраивать бой без правил. А всё потому, что яд почему-то не подействовал.
  Но в чём причина? Промаха быть не может, Читер в своих стрелковых талантах уверен. Одежда на мертвяке остановить пульки не могла, слишком тонкая ткань, но не помешает в этом убедиться.
  Тяжело дыша и морщась от приступов боли в боку, поднялся, ухватил зараженного за руки, проклиная свою дотошность, потащил тело в глубину супермаркета. Лишь оказавшись на приличном расстоянии от стеклянной стены, скрылся за стеллажом, присел, достал фонарик, подсвечивая, приступил к осмотру.
  Первое попадание заметил сразу, оно выделялось пятном свежей крови на рубашке. Пулька пробила ткань и ушла так глубоко под кожу, что при нажатии не прощупывалась. С поисками второй ранки пришлось повозиться, но картина и там оказалась схожей.
  Обдумав увиденное, Читер, без сожалений, сорвал с пояса самодельную кобуру вместе с пистолетом. Зачем таскать оружие, которое не убивает? Или пульки всё же успевают критически нагреться и при невысоких скоростях, или Система каким-то образом запретила побеждать противников настолько экономным и безопасным способом.
  Может, потом, как-нибудь, поэкспериментирует. Допустим, не пульки, а дротики, не соприкасающиеся со стенками ствола. Идея-то, на вид, перспективная.
  Но сейчас Читеру не до экспериментов.
  Фонарик заблаговременно приспособлен к действиям в условиях скрытности: стекло почти полностью залеплено пластырем, лишь тонкая щель осталась, прикрытая несколькими слоями скотча. Света всего ничего дает, луч вялый, компактный, его с трудом хватило, чтобы отыскать стеллаж с водой. Там помыл руки: организму иммунного бациллы почти не страшны, но ходить с ладонями, которыми только что мертвяка таскал, неприятно.
  А помыв, чертыхнулся. Вот ведь лопух, не подумал, что надо стрелу из второго тела вытащить. Нечего добром разбрасываться, не так-то просто их изготавливать.
  Придется еще раз запачкать руки, а после снова отмывать. Двойная работа.
  
  
  * * *
  С крышами и чердаками у Читера много воспоминаний связано, главным образом, отрицательных или нейтральных. Но, как ни крути, если тебе хочется, как следует, осмотреться, придется выбирать не яму, а самую высокую точку.
  А что в городах высокое, с хорошим обзором и одновременно не сильно рискованное?
  Здание делового центра доминировала над всей округой, вымахав заметно повыше ближайших конкурентов. Это Читер определил еще в темноте, успев добраться к примеченному параллелепипеду из стекла и бетона до рассвета без новых конфликтов с зараженными.
  Почему он не направился дальше, к окраине? Зачем ему понадобилась эта крыша?
  А затем, что, побродив в темноте, Читер осознал, что без, хотя бы, поверхностного знакомства с окрестностями, постоянно будет подставляться. Идти по прямой не получалось, то и дело утыкался в слишком обширные открытые пространства, или места с повышенной активностью зараженных. Мало того, что время терял попусту, так еще и рисковал нешуточно.
  Вот и пришлось подниматься по почти бесконечной лестнице. С такой верхотуры, пусть не всё, но многое видно. Отдохнет после ночных приключений, прикинет маршрут и после заката продолжит путь.
  Есть в этой передышке и еще один положительный момент, - наконец-то поест, как нормальный человек. В супермаркете пробыл достаточно долго, чтобы набить рюкзак лучшими продуктами из имеющихся. Раненому требуется усиленное питание, а не сухими макаронинами хрустеть. Плюс, на вкусные деликатесы шкала удовольствия реагирует положительно, а роль у нее важнейшая.
  Теперь Читер то спал на верхнем этаже, устроив лежбище на шикарном кожаном диване в приемной какого-то босса, то выбирался на крышу и бродил по периметру со стареньким биноклем, обнаруженным еще позавчера в одной из квартир. Самый лучший путь к окраине он уже прикинул, как основной, так и пару запасных вариантов, но всё равно продолжал наблюдение. В первую очередь, интересовало перемещение мертвяков. Удивительно, но при кажущейся хаотичности их действий, заметно, что некоторые места они почти игнорируют, а к другим их будто притягивает магнитом. Естественно, возле последних показываться нежелательно, вот и приходится пробегаться взглядом по маршрутам снова и снова, вычисляя неблагополучные точки.
  Сидя в офисном кресле на углу крыши, Читер лениво жевал оригинальный бутерброд: толстенный прямоугольник твёрдого сыра намазан сливочным маслом, а выше поблескивает янтарно-оранжевый слой красной игры. Окажись здесь Март, не обошлось бы без критики на тему отсутствия пива к столь солёной закуске. Но раненым алкоголь нежелателен, да и здоровым он на пользу не идет. Какой прок от того, что печень иммунного можно в спирту вымачивать, без последствий в виде цирроза и прочего? Пьяный человек в столь непростом мире, это мишень повышенной уязвимости. Даже малые дозы пагубно отражаются на реакции, внимательности и координации, так что, на этой крыше действует строжайший сухой закон.
  Не так уж далеко треснул выстрел. Похоже на винтовочный, или одиночный пулеметный. Калибр явно не из рядовых.
  Торопливо отложив недоеденную закуску на простой стул, притащенный вместе с креслом, Читер поднялся, подошел к краю крыши, присел за парапетом. Сжимая бинокль наготове, попытался невооруженным глазом определить, где именно нашумели. Произошедшее не прошло мимо ушей мертвяков, те повсеместно возбудились и пришли в движение. Лишь на первый взгляд оно казалось беспорядочным, уже спустя минуту наблюдения получилось, приблизительно, вычислить нужный район.
  И тут выстрелили еще раз, тот же звук. Следом заработал тяжелый пулемет: быстро, громко, злобно, длинными очередями, без оглядки на повышенный расход недешевых крупнокалиберных патронов. Похоже, кого-то там здорово прижимают.
  В дело, наконец, пошел бинокль. Поле зрения резко уменьшилось, зато стали различимы невидимые прежде подробности. Поймав взглядом неспешно ковыляющего мелкого мертвяка, прикинул, куда именно он направляется и наконец увидел источник переполоха.
  Здоровенный пикап, там и сям небрежно укрепленный стальными решетками и сетками. В кузове крупнокалиберный пулемет на турели, к нему припал бородатый мужчина в стандартно-зеленой для большинства игроков одежке. Развернув оружие назад, он пулю за пулей вбивал в мчащуюся за машиной тварь. Расстояние не позволяло вызвать информационную панель, но даже новичку понятно, что это начинающая элита или что-то немного до нее не дотягивающее.
  Пулеметчик работал неплохо. По движениям твари понятно, что ей уже досталось на орехи, несмотря на приличное бронирование. Вон как на левую сторону припадает. Еще немного, и ей придется прекратить погоню.
  Но тут всё от расторопности водителя зависит, потому как, он, в отличие от стрелка, работал из рук вон плохо. Машина отчаянно и бестолково виляла, сбивая прицел пулеметчику и позволяя твари удерживаться на хвосте. В поворот вошла с таким превеликим трудом, что Читер даже удивился благополучному исходу маневра. Это нарушение всех законов физики, ведь просто обязана вылететь на обочину, перевалившись через высоченный бордюр.
  Кривой маневр не прошел безнаказанным, пикап повело, он пошел юзом. Тут бы и крышка ему, но пулеметчик сумел удачной очередью подбить твари обе ноги перед прыжком, который мог оказаться последним. Та, потеряв равновесие, покатилась, а машина, увеличивая разрыв, вынеслась на широченную улицу и помчалась по ней после очередного неловкого разворота.
  Дальше располагался продуманно устроенный перекресток, где одна дорога заблаговременно и плавно ныряла под другую. Пикап быстро опустился ниже уровня поверхности, поэтому его экипаж не смог увидеть, что происходит по другую сторону короткого туннеля, через который им предстоит проехать.
  А там "происходила" стая тварей. Три не слишком опасные, но и явно не бегуны, и одна, немногим уступающая той, которая упорно продолжала погоню.
  И еще Читер, прикинув, сколько раз стрелял пулеметчик, предположил, что патронов в ленте у него почти не осталось. Если прямо сейчас не заменит, их может не хватить на то, чтобы успокоить или, хотя бы, задержать всю четверку. Да и отставшая тварь оторвалась недалеко, вон, уже выскочила на улицу, хромает на обе ноги, но всё равно движется опасно быстро.
  Пикап нырнул под землю одновременно со стаей, мчавшейся к нему навстречу. Приглушенно застрочил пулемет, но, как и предполагал Читер, заглох спустя неполный десяток выстрелов. На смену ему сплошной очередью застрекотало что-то легкое. Видимо, стрелок понял, что перезарядиться не успеет и взялся за автомат. Затем громыхнул негромкий взрыв и шум схватки стих.
  Читер долго смотрел на перекресток, но ни машина, ни люди на поверхности не показались. Все остались внизу. Там, куда одна за другой спускались подоспевшие на пальбу мертвяки.
  Спустя несколько минут зараженные потянулись наверх. Поодиночке и группами, мелочь и серьезные. Этот поток наблюдался недолго, вскоре, на перекрестке прекратилось всякое движение, тварей перестало интересовать это место.
  Отложив бинокль, Читер призадумался. То, что он сейчас наблюдал, сулило новые возможности. Но это лишь в том случае, если получится добраться до перекрестка. А он располагается в стороне от основного и запасных маршрутов. И даже более того - вокруг него повышенная концентрация опасных мест.
  Ну что же, придется продумать новый маршрут.
  Оно того стоит.
  
  
  Глава 5
  Жизнь шестая. Перекресток
  
  Вкусное и сытное питание в сочетании с приятно проведенным на крыше временем пошли на пользу. Читеру там до того понравилось, что не стал уходить ночью, как планировал изначально. Задержался еще на сутки и не прогадал. Потерянные ребра за это время отрасти не успели, зато тело перестало скрючиваться от нестерпимой боли после каждого чиха. Одышка, возникающая после полутора десятков торопливых шагов, тоже осталась в прошлом. Именно из-за нее позавчера восхождение по лестнице офисного здания заняло около часа.
  Былую форму Читер еще не восстановил, но полной развалиной его уже не назовешь. Жаль потерянного времени, но лучше потерять день, чем жизнь.
  Мертвяков в окрестностях перекрестка и правда ошивалось немало. Хуже всего то, что многие из них никак себя не проявляли. Стояли тихонько поодиночке, парами или группами, переминаясь с пяток на носки, разглядеть их во мраке - почти нереальная задача. Поэтому, приходилось выбирать такие пути, чтобы не подставляться под взгляды тех, которые могут скрываться в непроглядных местах.
  Увы, это получалось далеко не всегда. Но Читеру везло до тех самых пор, когда он, наконец, перевалил через парапет, мягко приземлившись на асфальт по другую сторону.
  Поморщился от болезненного укола в подреберье, а уши уловили возбужденное урчание. Звук негромкий, но угрожающе-близкий. Похоже, какая-то из тварей что-то заметила. Теперь у нее два варианта: отправится проверять, или решит, что ей показалось.
  Не тратя время на прояснение ситуации, Читер вытащил из кармана пузырек со смесью порошков разных сортов перца и прочих специй, направился вниз, щедро посыпая свой след. Нюх мелких тварей это немудреное средство способно обмануть, да и против крупных срабатывает во многих случаях.
  В быстром темпе прошагав под сотню шагов, начал замедляться. Если вокруг царит простая темень, впереди она просто космическая. Там, под землей, вообще ничего не просматривается - абсолютный мрак. Ночь ненастная, небо полностью затянуто, иногда начинает моросить мелкий, почти неощутимый дождичек, всё это еще сильнее ухудшает видимость. Читер банально боялся обо что-то споткнуться, или, допустим, врезаться в пропавший пикап. Без света там делать совершенно нечего.
  Но зажечь фонарик, это значит, показать себя, красивого и вкусного, всем желающим. Впереди ведь кто угодно может скрываться, да и позади не всё чисто.
  Прижавшись спиной к стене спуска, продолжил двигаться очень медленно, боком, приставным шагом, вытянув левую руку, а в правой наготове сжимая топор. Что так иди, что не так, одинаково ничего не видно, но дополнительные тактильные ощущения прибавляли уверенности и не позволяли сбиться с пути.
  Минут пять продвигался таким образом, со скоростью совсем уж позорной черепахи. Под ногами потянулась горизонтальная поверхность, над головой перестали смутно проглядывать ненастные небеса. Похоже, всё, Читер под землей, но что ему с того? Он, как не видел ничего, так и не видит. Где прикажете искать этот проклятый пикап? Без света - нереально, но зажечь фонарь по-прежнему не решался.
  Не может такого быть, чтобы все мертвяки поднялись наверх. Их сюда много набегало, хоть кто-то должен остаться. Стоит сейчас в паре десятков метров, принюхивается и прислушивается.
  А то и цапнуть прицеливается.
  Зря Читер, вообще, сюда полез. Здесь быстрее неприятностями разживешься, чем оружием и прочими ценными предметами. Убраться, несолоно хлебавши? Тогда зачем совался, время и нервы растрачивая?
  Но что же тогда делать? Ждать рассвета? Ну да, и оказаться в непонятно насколько надежном месте, в окружении полчищ мертвяков. Они, между прочим, любят по дорогам бродить, а здесь, как раз, под землей проходит одна из них, причем, нерядовая - одна из главных улиц города.
  Можно прибегнуть к компромиссу, - воспользоваться тем самым, маломощным и обтянутым скотчем фонариком. Вот только он себя едва освещал, а здесь такие пространства, что первый же отблеск выдаст Читера, ничего при этом не показав.
  Решил модифицировать тактику. Продолжая передвигаться таким же способом, каждые пять шагов отрывался от стены, осторожно проходил чуть вперед, приблизительно до центра проезжей полосы, после чего возвращался и следовал дальше. В теории, поступая таким образом по обе стороны туннеля, он, рано или поздно, прочешет всю его площадь, неминуемо наткнувшись на пикап. А там уже можно рискнуть применить маленький фонарик, ведь совсем без света заниматься мародерством, это печальный анекдот.
  Способ, возможно, гарантированно успешный, но до чего же медленный. Казалось, целая вечность миновала, прежде чем Читер добрался почти до верхней точки спуска уже по другую сторону туннеля. А ведь ему еще вторую сторону прощупывать.
  Ну а куда деваться?
  Со второй стороной всё вышло иначе. Непонятнее. Поначалу, процесс не отличался от уже привычного - такой же утомительно-медленный. От затянувшейся неспешности Читер даже замерзать начал, ведь ночь выдалась не из теплых.
  Приблизительно в центре туннеля случилось неожиданное, - спина, на очередном шаге, потеряла опору. Стена куда-то исчезла.
  Читер предположил, что здесь располагается небольшая ниша, устроенная для какой-то технической надобности. Попробовал и ее прощупать спиной, но вскоре убедился, что капитально заблуждался по поводу масштабов явления.
  Нет, это явно не ниша. Такое впечатление, что здесь, в стене туннеля, спортзал решили оборудовать. Конца-края непонятному повороту нет.
  Как дальше быть? Каким образом прощупывать пространство, если конкретно запутался в том, что здесь и как располагается? Предполагаемая геометрия подземелья почему-то оказалась куда сложнее, чем это представлялось при рассматривании перекрестка в бинокль с крыши далекой высотки. Воображение уже начало рисовать лабиринт, где, само собой, за любым поворотом может скрываться урчащий "Минотавр".
  Решившись, наконец, достал мощный фонарь с длинной рукоятью, включил, прищурив глаза. Всё равно светом по ним ударило здорово, в первые секунды вообще ничего понять не получалось.
  А дальше стало не до разглядывания обстановки, потому что рядом, чуть ли не рукой подать, заурчали удивленно и плотоядно. Из мрака ринулись две кошмарные фигуры, протягивающие жадные лапищи. Но неожиданность, игра теней и проблемы со зрением Читера не обманули. Он мгновенно понял, что это не какие-нибудь мифологические рогатые монстры, а всего лишь пара зараженных, которых, при других обстоятельствах, можно спутать с грязными пьяноватыми мужиками.
  Следовательно - начинающие, невысокого уровня. Такие опасны лишь толпой, или, допустим, спящему в глотку вцепятся. Для игрока десятого уровня - несерьезный противник.
  Особенно, когда у него в руке топор.
  Сначала в ход пошел фонарь, - лучом провел по глазам, дезориентируя. Зрение у тварей, на начальных этапах, вполне человеческое, должно ослепить.
  Бегунов это не слишком обескуражило. Да, их движения слегка подрастеряли уверенность, однако, напали уродцы одновременно. Потому, отоварить по темечку успел лишь одного. Второго расчетливо не стал трогать первым, потому что тот поменьше ростом и тощий. Вот и рухнул после грубого пинка в колено, а там осталось пригнуться и резким ударом кулаком смять споровый мешок.
  Готово, оба слились за считанные секунды. Да, слабаки, но слабаки нехорошие, шум успели поднять. Пусть дело происходит в подземелье, но кто знает, сколько их еще здесь скрывается, и не уловили ли шум снаружи. В округе то еще скопище мертвяков, прямо над головой может стая шастать.
  Прижался спиной к стене, погасил фонарь и отключился от всего, за исключением звуков. Расслышал, как где-то со свода ритмично капает вода, как усилившиеся порывы ночного сырого ветра задувают на входах в туннель. И больше ничего: ни шума бегущих ног, ни урчания нехорошего.
  Казалось бы, пронесло? Как бы ни так, потому что, прошло уже несколько минут с окончания скоротечной схватки, а нет самого главного.
  Нет лога победы.
  Систему строгой формалисткой не назовешь. Обычно, надписи она выдает спустя секунды или первые минуты после гибели последнего противника. Может делать это и порциями. Например, в середине схватки даст расклад по уже убитым, а потом по тем, которые на тот момент еще дышали.
  В любом случае, слишком долго с этим делом не затягивает. Не бывает такого, что десять минут прошло, или пятнадцать, а она все еще ни буквы не выдала.
  Но из этого правила есть важнейшее исключение. Это для тебя может показаться, что всё позади, что плохое миновало, что бой закончен. Системе виднее. Допустим, она знает, что нулевой мертвяк-ползун, мимо которого ты, в самом начале, промчался, пытаясь спастись бегством, всё еще не позабыл о твоем существовании. Так и ползет следом, урча и обдирая коленки об асфальт. Как говорят игроки, он "заагрен" на тебя, привязался веревочкой агрессивности. Зараженный или передумает тебя догонять, или безнадежно далеко отстанет, или будет убит: только тогда перед глазами появится красная надпись.
  Лога нет, а это означает, что о существовании Читера знает или подозревает, как минимум, один противник. Он может скрываться, где угодно, даже в шаге от Читера: невидимый во мраке, бесшумный и смертоносный.
  Доводилось слышать рассказы, что элитник весом в две тонны способен пробраться через бурелом, не хрустнув ни веточкой...
  Чёрт! Да ведь Читер даже не понимает, где оказался. Сражаться на поле боя, размеры и форма которого неизвестны, это давать фору врагу.
  Решившись, вновь зажег фонарь.
  Пора, наконец, осмотреться, как следует.
  
  
  Глава 6
  Жизнь шестая. Подземная мясорубка
  
  Да уж, имея дело с таким туннелем, действуя на ощупь, разве что опытный слепой разберется, давно свыкшийся с утратой зрения. Читер, даже с мощным фонарем, не сразу понял, куда его занесло, и как тут всё устроено. Картина нарисовалась лишь спустя несколько минут осторожных исследований, но даже тогда он так и не смог ответить, что же именно здесь пытались соорудить.
  Просто по одной из сторон туннеля начали проводить перпендикулярное ответвление, точно под пересекающей его улицей. Наверняка, на этот счет имелись какие-то инженерные замыслы, но разобраться в них Читер не смог.
  А всё потому, что это ответвление до ума не довели. Может, финансирование строителям урезали, может проект изменили в ходе работ - неизвестно. Понятно, что этот туннель проходчики забросили не один год назад, не пройдя и сотни метров. В конце кое-как заложили забой строительным мусором и на этом успокоились. По одноразовым шприцам, пустым бутылкам, презервативам и всевозможному сопутствующему мусору понятно, какая публика использовала этот аппендикс и с какими целями. Красноречивые следы скопились в таком количестве, что это можно назвать культурным слоем.
  Точнее - бескультурным.
  Читер, спиной прижимаясь к стене основного туннеля, принял начало ответвления за нишу и чуть не отдавил ноги паре мертвяков, расположившемся в нём. Те, судя по некоторым приметам, при жизни не являлись самыми ценными членами общества. Возможно, они здесь оказались по старой привычке, сами не понимая, на кой их понесло под землю.
  Спасибо, что таких оказалось только двое.
  Пикап, спасаясь от преследующего монстра, нырнул под землю и оказался перед четверкой тварей, мчавшихся навстречу. Водитель не придумал ничего лучше, чем резко свернуть в боковое ответвление. По следам от колес, хорошо читавшимся в мусоре и свежим отметинам на стене можно понять, что при этом машина хорошенько приложилась боком, не вписалась. Или от удара, или по другой причине, пулеметчик вылетел из кузова и оказался в лапах тварей. Вон, там и сям валяются обрывки тряпья и части амуниции. Разодрали в один миг, не позволив торжественно рассыпаться в черный прах, как это принято у тел павших иммунных.
  Пикап это столкновение не остановило. Он помчался дальше по туннелю, но далеко его путь не затянулся. Пришлось остановиться у забоя и выскакивать из машины. Вот на этом всё и завершилось: повсюду разбросаны аналогичные обрывки одежды, части амуниции, разнообразное оружие. Зараженные, разделавшись с игроками, вернулись на поверхность.
  За исключением парочки.
  Система до сих пор не выдала победный лог. Читер, не веря самому себе, даже архив записей проверил, но и там не обнаружил свежих. Убийство бегунов так и не засчиталось.
  Здесь что-то не так.
  Находка пикапа при таких обстоятельствах - двойная радость. Встречать неведомую угрозу с простеньким топором в руках - не самая выигрышная тактика.
  Система любит создавать трудности. У зараженных, как и у ботов, дурная привычка: в схватках с ними необратимо выходит из строя много техники и вооружения. Самое разное ломается, от танков, до банальных пистолетов, да так, что починить получается далеко не всегда. Именно поэтому игроки постоянно нуждаются во всём стреляющем, оно накапливаться не успевает.
  Здесь, первым делом, в глаза бросилось самое главное из уцелевшего. Пулемет в кузове, похоже, не пострадал. Читер невеликий знаток таких штуковин, но видел неоднократно, в стабе интересовался вопросом. Старая, надежная машинка калибром четырнадцать с половиной миллиметров. Это еще не автоматическая пушка, но очень серьезная штука, способная косить всё, что не доросло до элиты. Да и начинающего элитника озадачит, если бить по уязвимым местам самыми дорогими пулями.
  С остальным дела похуже. Трудно сказать, сколько человек ехало в машине, но, похоже, не двое. Однако, из личного оружия удалось разжиться только стареньким затертым "Калашниковым" под патрон "пять сорок пять" и таким же далеко не новеньким пистолетом Макарова. Пара ручных гранат, тубус одноразового противотанкового гранатомета, арбалет, одна убогая боевая кирка, топорик, парочка ножей: вот и всё. Холодное оружие - самое простецкое, без волшебных свойств, на огнестрельном нет и не может быть модификаторов, слишком оно для этого убогое, установка невозможна.
  Или очень бедные люди катались, или мертвяки всё приличное в труху размолотили, ведь даже поломанное не отыскалось.
  Если и бедные, их бедность какая-то ненормальная. Разных боеприпасов в кузове и кабине нашлось превеликое множество. Причем, не только к имеющимся стволам, а и к тем, которых нет, или даже не может быть. Снаряды для тридцатимиллиметровой пушки - явно не в тему, как и деревянный ящик с парой мин калибра сто двадцать.
  Возможно, ребята прибарахлились где-то в городе и нарвавшись на проблемы, не успели выскочить с ценным добром. Также, отсутствие достойного оружия можно объяснить не привычкой зараженных всё крушить, усложняя существование иммунных, а привязкой его к владельцам. Дорогая и не всегда возможная процедура, предметы, которые ей подверглись, можно забирать из посмертных тайников, полагающихся каждому прокачанному игроку. Читеру, однажды, доводилось наблюдать за этим процессом. Что с такой вещью ни делай, надолго завладеть ею не сможешь, и навсегда уничтожить не получится. Только вписанный в свойства хозяин может распоряжаться ею без ограничений.
  Добра много, а мысли всё мрачнее и мрачнее. Ну а чему тут радоваться, если время идет, а лог победы по прежнему не появляется. Как такое может быть? Глядишь, рассветет, а Читер так и продолжит вздрагивать от каждого шороха. Вот смех, если всему виной и правда какой-нибудь жалкий ползун, заметивший его на стадии спуска под землю. Мог броситься к добыче, но не сумел перебраться через парапет, вот и ползает где-то над головой.
  Нет, такой мертвяк должен почти сразу отстать, у них память короткая. Да и предчувствия самые мрачные, готов прилично поставить на то, что намечается нечто серьезное.
  Обо всем этом Читер думал, занимаясь обыском машины и зловещими приготовлениями. Раз уж налицо риск ввязаться в бой, надо еще до его начала позаботиться о том, чтобы устраивать баталию на своих условиях.
  На крыше машины располагалась огромная фара или, скорее, малогабаритный прожектор. Его Читер развернул назад, чтобы светил в сторону основного туннеля. Включать не стал, ведь такая мощная штука быстро выдоит аккумулятор, а заводить машину, это выдавать себя еще и шумом мотора.
  Отлично. Теперь, пусть и недолго, но поле боя получится освещать. А если зараженные дадут время завести двигатель, возможно, иллюминации хватит не на один час.
  Прихватил болтающуюся на боку пикапа бухту толстой стальной проволоки, прошелся по туннелю, заводя ее за оголившуюся там и сям по стенам арматуру. Или вандалы бетон раздолбили, или вода и время поработали - неизвестно. Но много где получилось на разной высоте туго натянуть незаметные во мраке преграды. Смотал трос с барабана лебедки, пустил его на те же нужды. Он куда крепче будет, может знатную подножку даже сильной твари обеспечить.
  Больше ничего не придумав, занялся вооружением. Пулемет перезарядил до этого, в старой ленте, как и предполагалось, не осталось ни одного патрона. В кузове нашлись шесть коробов с новыми, каждый на пятьдесят патронов. Ценились они высоко, что лишний раз указывает на преждевременность вывода о нищебродстве хозяев пикапа.
  Еще семь магазинов к автомату и два к пистолету. Плюс, отдельно от них, патронов столько, что даже считать не стал, там в сумме, если и меньше тысячи, так ненамного. Насчет боеприпасов парни не мелочились, даже к арбалету целых четыре десятка болтов припасли.
  Если не пожалует элита, у Читера есть шанс зачистить от монстров всю ближайшую округу. Ни с боков, ни сзади к нему здесь не подступиться, знай себе, коси да коси несущихся лоб в лоб гадов. Хозяевам машины капитально не повезло, потеряли пулеметчика в самый неподходящий момент. Он мог успеть сдержать тварей, дать товарищам драгоценные секунды на то, чтобы полноценно втянулись в бой. Но самую малость не срослось.
  Присев на ящик с парой мин, начал ждать от моря погоды. Либо Система соизволит выдать лог, либо пожалует кто-то урчащий. Повлиять на выбор вариантов невозможно.
  Нужно просто сидеть и готовиться к худшему.
  
  
  * * *
  Система избрала второй вариант. Читер уже носом начал поклевывать, как вдруг, где-то, не так уж далеко, послышались подозрительные звуки. Что-то хрустело и позвякивало, а вот смялась пластиковая бутылка. Он шумел аналогично, когда бродил по мусору, обильно раскиданному по ответвлению.
  А теперь там ходит кто-то другой.
  Ну вот и всё, наконец-то, хоть какая-то определенность появилась, - пожаловал тот, из-за кого Система не выдавала победный лог. И очень непохоже, что это жалкий ползун, движения слишком осторожные, старается не нашуметь лишний раз. Откуда он взялся? Унюхал след Читера среди домов и потеряв у эстакады из-за рассыпанных специй, долго искал, описывая круги? Да без разницы, враг уже рядом, если так хочется погадать, этим можно заняться после.
  В самом худшем случае - после воскрешения.
  Ладно, если и доведется потерять жизнь, надо сделать это, как можно более эффективно. Патронов полным-полно, если успеет перед смертью накосить приличных противников, компенсирует потерянный при гибели опыт (а то и сверху заработает).
  Читер, уже не колеблясь, протянул руку, нащупал прожектор, также на ощупь добрался до большой кнопки, дублирующую аналогичную на пульте водителя, надавил, зажмуриваясь. По туннелю ударило столбом ярчайшего света, привыкшие ко мраку глаза прикрылись до конца и отказались открываться.
  Но и тварь, если она не померещилась, сейчас тоже ослеплена. Дальше или она быстрее приспособится, или человек.
  Кто кого переглядит.
  Чуть приподняв веки, Читер, сквозь ресницы и слезы, разглядел что-то быстрое, несущееся без оглядки на бесшумность, успевшее добраться уже до середины туннеля. Детали не понять, но одно очевидно, - тварь прилично развита, уж точно не ниже двадцатого уровня, а то и гораздо выше. Но не чрезмерно массивная, не дотягивает до элиты, значит, шансы на победу высоки.
  Почти ничего не видя, навёл пулемет и надавил на гашетку. Короткая очередь, как обычно, без промаха поразила цель, заставив мертвяка покатиться по мусору. Даже не пытаясь понять, насколько капитально тому прилетело, Читер повел стволом вниз, выстрелил еще раз и выжидающе замер, моргая с максимально возможной скоростью. Так глаза должны быстрее приспособиться, да и сейчас картинка куда яснее стала.
  Тварь шевелилась, но по характерному ритму движений можно понять, что это обычное для них дело, когда доходит до агонии. Не настолько развита оказалась, чтобы вытерпеть пару очередей, выпущенных почти вслепую.
  Система победный лог и сейчас не выдает, ну да это понятно, пулеметная пальба переполошила весь район, на Читера сейчас заагрены десятки, а то и сотни зараженных. Некоторые быстро потеряют интерес к поискам, но некоторые проявят настойчивость.
  И найдут туннель.
  Спрыгнув вниз, торопливо забрался в кабину, завел пикап, кое-как развернул в узости подземелья, расположил перпендикулярно, оставил заведенным. Теперь прожектор не опустошит аккумулятор, должен светить, пока не закончится топливо в баке. И луч в таком положении бьет не из-за спины, а сбоку. Твари теперь не разглядят четкий силуэт человека, да и мешающую тень своей фигурой не отбросит.
  А что до шума мотора, то после пары очередей из четырнадцатимиллиметрового пулемета об этом смешно беспокоиться.
  Пока тихо, но Система лог так и не выдала. Значит, опять придется ждать.
  
  
  * * *
  Ожидание, на этот раз, не затянулось.
  Первыми в туннель ворвались сразу три бегуна. Им не пришлось слепо бродить под землей, вырывающийся из ответвления прожекторный свет показал дорогу.
  Двоих Читер свалил из арбалета, третьего, добежавшего до машины, огрел боевой киркой с длинной рукоятью. Очень удобная штука, если умеешь попадать клювом в голову.
  Читер попадать умел куда угодно и чем угодно.
  Следом прибежал еще один мелкий, ему тоже досталось по башке.
  Ворвавшийся лотерейщик-переросток понесся с такой быстротой, что нестерпимо захотелось встать к пулемету. Но тут мертвяк налетел на растянутую проволоку, споткнулся, покатился. Читер разрядил арбалет, но меткость не сработала, болт не успел поразить споровый мешок. Взявшись за автомат, прикончил тварь двумя одиночными выстрелами, каждый раз целясь в левый глаз.
  На редкость живучая попалась.
  Приблизительно спустя полчаса после начала боя, в туннеле лежали уже десятки тел. В основном, бегуны, или даже недотягивающая до них мелочь, несколько лотерейщиков и один топтун. Читер даже что-то вроде разочарования начал испытывать. Столько надежды на пулемет возлагал, собирался последний бой устраивать, а браться за него пришлось всего лишь один раз - в самом начале. Да и то, будь тогда зрение в порядке, глядишь, автоматом смог бы обойтись, а то и арбалетом, ведь сослепу не понял, кто именно пожаловал.
  Нельзя о таком думать, ведь беспечные мысли - магнит для беды.
  В туннель ворвались сразу четверо. Очень похоже на ту самую стаю, которую заметил во время наблюдения за улепетывающим пикапом. Тройка матерых лотерейщиков, лишь немногим уступающих начинающим топтунам, и одна конкретная тварь, вся в броне, как рыба в чешуе, шипы топорщатся, голова превратилась в инструмент, которым не думают, а лишь рвут да жрут. По таким редким образинам Читер не спец. Вроде, непохожа на элиту, мелковата для нее. Рубер? Или что-то рядом с ним?
  Да какая разница, если во всех вариантах надежда только на пулемет.
  С лотерейщиками, даже такими отъевшимися, можно, конечно и автоматом вопрос решить. Вот только они не станут гуськом и тихим шагом приближаться, они несутся по туннелю дружно, стаей, единым, слитным порывом разрывая протянутую проволоку, перепрыгивая через трос, пробегая по телам предшественников.
  Слишком сильны и быстры, это не тот случай, когда следует волноваться о расходе ценных патронов.
  Читер начал с лотерейщиков. Твари опаснейшие за счет нечеловеческой силы и развитых когтей, но броня даже у матерых никудышная, а уязвимые места обширны. Снес их тройкой скупых очередей, после чего занялся главным. Дистанция минимальная, даже косой стрелок не промахнется, а уж с такой меткостью можно отработать по самым уязвимым точкам.
  Две короткие очереди лишили тварь глаз, но не убили. Однако, могучие удары по башке и увечья дезориентировали, да и трос удачно под ногу подвернулся. Мертвяк покатился кубарем, принимая в себя всё новые и новые порции бронебойных пуль. Читер старался попасть в затылочный мешок, но так и не понял, получилось ли это у него, потому что, в итоге, монстр завалился мордой кверху.
  Можно, конечно, подойти, пульнуть из пистолета в "ахиллесову пяту", но не время любопытство утолять, из основного туннеля показалась целая толпа мелочи. Вездесущие бегуны всех уровней, мчатся слишком бодро, большую часть проволочных растяжек стая уже порвала, облегчив подход для новой порции мертвяков.
  - Да откуда вы беретесь, уроды?! - с досадой вскричал Читер, хватаясь за автомат.
  Но и половины магазина не успел опустошить, как вновь встал за пулемет. Несколько особо хитрых лотерейщиков держались за спинами оравы младших сородичей, нехитро запланировав подобраться таким способом поближе и навалиться всей кучей одновременно, после короткого последнего рывка.
  Как ни жаль, но пришлось перевести на них немало ценных патронов, заодно и большую часть мелочи выкосив. А потом расстрелял остаток ленты на совсем уж сюрреалистичную тварь. Та тоже до элиты сильно не дотягивала, но замысловатые причуды местной "некроэволюции" сделали ее ненормально-быстрой и прыгучей. Скакала, будто футбольный мяч, отталкиваясь от стен и даже потолка. Непредсказуемая траектория, такая могла смутить даже самого лучшего стрелка.
  Читера не смутила. Да, потратил шесть очередей, но остановил вовремя.
  Прикончил ударами кирки нескольких добравшихся до машины бегунов, торопливо скинул пустой короб, взвалил вместо него новый, зазвенел лентой. В туннеле всего лишь два начинающих бегуна остались, и оба далековато. Но надо оставаться готовым в любой момент времени столкнуться с куда более неприятными противниками. Если сюда одновременно ворвутся две такие же шустрые твари, как только что поверженная, только высокий темп стрельбы из "главного калибра" способен спасти.
  Да и тот - не всегда.
  Накаркал, - на входе нарисовался очередной кошмарный силуэт. Ох и здоровенная. Наверное, уже элита, только не слишком развитая. Но что значит не слишком? Отлично бронированное создание весом за тонну принято из автоматических пушек останавливать.
  Читеру придется обойтись пулеметом.
  Очередь. Еще очередь. Раз за разом в середину морды. Тварь, резко сбавив темп, начала воротить голову, разгадав замысел человека. Пули не пробивали броню, зато покрывали пластины трещинами. Те увеличивались в размерах и количестве, начинали откалываться фрагменты. Так можно рассыпать в труху всю преграду и поразить уязвимые внутренности черепа.
  Читер перенес огонь на коленные суставы. Попасть в них непросто, но это правило не для него написано. Конечности зараженных защищены слабее всего, вот и этот не оказался исключением, упал головой назад, едва преодолел середину туннеля. Вскочив, завалился снова, словив при этом в морду удачно выпущенную очередь. Перекатился вбок, начал подниматься, придерживаясь за стену. С этого ракурса монстр чуть подставил затылок, этого хватило, чтобы запустить пулю под капюшон, скрывавший споровый мешок, выбив из него облачко черной трухи.
  Схватившись за кирку, Читер жестоко разобрался с добравшейся до пикапа той самой, передовой парочкой мелких бегунов и глядя, как из главного туннеля врываются новые фигуры, грязно выругался одним коротким словом.
  Это бой с предсказуемым финалом: рано или поздно до него доберется сильная тварь, или у него закончатся болты и патроны, после чего придется лететь на воскрешение. А там останется одно утешение - зачитываться логом боевых достижений.
  Вот какого чёрта его понесло к этому пикапу?! Озолотиться хотел или, хотя бы, подправить пошатнувшееся материальное положение? И что? Удачно поправил?
  Придурком был, придурком и остался...
  Читер уже попадал в похожую ситуацию. Тогда его зажали в сельском магазине, где пришлось одного за другим валить врывающихся через окна и двери мертвяков разных уровней. Но тогда бой принял в изначально малонаселенной местности, на которой плотность зараженных невелика. Зачистил всех, кто сумели услышать шум и найти его источник, после чего спокойно собрал трофеи.
  А здесь далеко не деревня или село. Даже с учетом того, что дело происходит под землей, звуки боя слушает целый район. Городской район. В том числе, там могут подвернуться твари, которые способны неделю простоять под шквальным пулеметным огнем.
  А может и под пушечным.
  
  
  * * *
  Кирка, так ловко выскакивающая из самых разных ран, наконец, подвела. Засела наглухо, потянув за рукоять, Читер ощутил мертвое сопротивление. Даже больше, - оружие потянуло вниз заваливающееся тело убитого бегуна. Пригнулся, собираясь выдернуть рывком, но тут случилось неожиданное, - лотерейщик, казалось бы, убитый до этого выстрелом в упор и повисший в позе распятого мученика на борту, зашевелился, неуклюже взмахнул лапой, пройдясь когтями по верхней части бедра.
  Ткань штанов лопнула, хлынула кровь. Читер, вскрикнув от боли и неожиданности, выпустил рукоять кирки, выхватил пистолет, сунул ствол в мерзкую дыру, проделанную пулей на скуле лотерейщика, выстрелил дважды, после чего перевел огонь на набегающую мелочь.
  Автомат пуст, пулемет тоже, перезарядиться никак не успевает.
  Четверых свалил из пистолета, пятого брошенным ножом. Не обращая внимание на рану, собрался хвататься за короб с последней лентой, но тут услышал до такой степени солидное урчание, что кровь в жилах заледенела, а ноги захотели куда-нибудь побежать.
  Даже смотреть не стал, по звукам всё осознал и ухватился за трубу гранатомета. Деваться некуда, пулемет при таких раскладах не играет. Мало того, что калибр не тот, есть еще и технически-эксплуатационный момент. Хотя стрелял экономно, время от времени, растянув процесс вот уже больше, чем на час, всё равно металл нагрелся здорово. Ствол, наверное, давно пора менять, того и гляди, подведет в ответственный момент. Запасной имеется, но Читер не уверен, что сумеет справиться быстро. Уж очень не хочется, чтобы твари застигли со спущенными штанами, - со своими же руками приведенным во временную негодность главным оружием.
  Выдернув чеку, торопливо раздвинул вложенные одна в другую трубы, взвалил гранатомет на плечо, выпрямился, оборачиваясь в сторону врага. Слух не обманул, пожаловал именно он - бесспорный элитник. Тварь, весом явно не в одну тонну, мчалась, не разбирая дороги, разрывая уцелевшие нити троса, будто невесомую паутину. Несмотря на размер и массу, скорость и легкость движений впечатляющие. Бегуны и лотерейщики не успевали убраться с пути чудовища, их жестоко раскидывали в стороны или втаптывали в мусор, ломая кости.
  Читер выстрелил. Выхлоп, выйдя сзади, ударил в захламленный забой туннеля, отразился, толкнул в спину жарко и злобно, едва не сбросив с кузова, прямо под ноги накатывающейся волне зараженных. Удержавшись на ногах, пригнулся, подхватил короб, установил, завел ленту с такой быстротой, что, происходи дело на полигоне, могли запросто засчитать новый рекорд дивизии.
  А потом, выбирая цели сквозь непонятно откуда взявшиеся кровавые потеки, заливавшие глаза, начал экономно жать на гашетку, скашивая по несколько бегунов и лотерейщиков одной короткой очередью. Такое впечатление, что их элитник нагнал, валят сплошной толпой, будто на демонстрации.
  Сам главный монстр, схлопотав кумулятивный подарок в основание шеи, валялся на середине туннеля без признаков жизни. А вот прочей жизни хватало, сюда, наверное, не меньше полсотни зараженных примчались. Такую толпу Читер наблюдал впервые.
  Израсходовав половину ленты, выгадал себе передышку, не позволил захлестнуть машину лавине урчащих уродов. Подхватил автомат, вставил последний снаряженный магазин, начал работать одиночными, экономно валя самых шустрых, вырывавшихся вперед. Неплохо с этим справлялся, мысленно отсчитывая патроны, но тут случилось страшное, - элитник зашевелился и начал неуверенно подниматься.
  - Да когда же ты подохнешь! - заорал Читер, вновь становясь к пулемету и давя гашетку, одновременно активировал "Улыбку Фортуны" - свое единственное умение.
  А вдруг хоть это поможет пулям бить туда, куда надо, ведь сам он плохо представлял, как успокаивать такого колоса, тупо лупил в одно место.
  Очередь в пятно, оставленное гранатой на щитке биологической брони. Еще одна очередь и еще. Скупо и точно, высекая искры из лучшей защиты на Континенте, со злобной радостью замечая, как от нее отлетает один кусок за другим.
  Да Читер сейчас не стрелок, он буровик, только вместо бурового станка у него пулемет, а бур заменяют бронебойные пули.
  Монстра и без того неслабо шатало, а тут, под таким обстрелом, он завалился на спину и начал сучить ногами.
  Знакомые дерганья.
  Готов.
  Смёл остатком ленты уже подбегающих лотерейщиков, добил из автомата еще одного, на которого пулеметных патронов не хватило. В самом конце и он щелкнул вхолостую.
  Ну вот и кончилась песня. Тварей почти не осталось, но и Читер пуст. Толку, если этих добьет, ведь появляются всё новые и новые. Ему не дадут времени перевязать раны и перезарядить магазины, а пулемет, вообще без вариантов, патронов к "главному калибру" нет.
  Да он даже кирку потерял. Она валяется где-то внизу, в завале из десятков тел, прикопавших бок пикапа с направления атаки.
  По этому завалу и взбежал последний лотерейщик, радостно скалясь и занося для удара лапу. Читер без промаха выстрелил в распахнутую пасть пару раз из пистолета, выхватил топорик, успокоил одного бегуна, второго, третьего. Четвертый упал, утянув оружие за собой. Последним патроном добил следующего, выхватил нож, прыгнул вниз, с полета ударом ноги свалил наземь окровавленного от макушки до пяток мертвяка, вбил лезвие в глаз, провернул с хрустом.
  За ногу схватился еще один калека недобитый, тут же с довольным урчанием вцепившись зубами чуть ниже колена. Завывая от боли, Читер взрезал кулаком в его споровый мешок и покатился в обнимку с подоспевшим следующим, зарывшись в грязную воду, откуда-то натекшую в туннель. Мертвяк, тем временем, рвал массивными ногтями щеки, зубами наводясь на нос, но отвалился в сторону вместе с ножом, засевшим глубоко в виске.
  Отчаянно извернувшись, Читер дотянулся до рукояти потерянного топорика, выдернул из тела твари, успел встретить метким ударом следующего гада, наваливающегося сверху. Оттолкнул тушу ногой, не позволяя засыпать себя центнерами мяса, приподнялся на колено, собираясь встречать следующего мертвяка.
  А встречать-то некого.
  Нет, зараженные в туннеле еще оставались. В злом свете прожектора ковыляло несколько совсем уж печальных фигур. Бегать такие неспособны, в лучшем случае, совершают короткие рывки. Нулевые и первые уровни, биомусор, от которого ни кача, ни трофеев не жди.
  Как ни странно, но он победил. Не окончательно, конечно, а лишь с последней, самой страшной волной справился. На следующие уже почти ничего не осталось, но надо постараться выжать из остатков всё возможное.
  Поднявшись, Читер, хромая и оступаясь на сплошном завале из тел, добрался до кузова, вытащил из аптечки бинт, перетянул ногу прямо поверх штанины. Кровь - это сила и сама жизнь, нельзя ее терять.
  Торопливо снаряжая магазины, отвлекался только на подходивших чахлых мертвяков, успокаивая их ударами топорика. Они были столь нерасторопными, что не могли шагать по эстакаде из трупов, переходили на четвереньки, любезно подставляя головы. Даже не приходилось ради них вставать.
  Один за другим зарядил все семь автоматных магазинов, подспудно ощущая нехватку чего-то важного.
  Новых мертвяков нет, - вот чего не хватает. Последнего он прикончил еще на четвёртом магазине, расколов ему череп с такой злобой, что забрызгал себя мозгами.
  Далеко не первый раз.
  Поток зараженных иссяк, зато поток воды усилился. Она теперь не просто мусор подтапливала, она часть этого мусора утопила, а часть плавала в ней среди островков из огромного количества тел.
  Откуда она взялась? Откуда-откуда... А головой подумать? Похоже, пока Читер тут воевал, дождь зарядил всерьез. Те раскаты, которые сейчас слышатся, это гром.
  Да там настоящая гроза бушует.
  Но почему туннель заливает? Ведь в городе, при нормальной жизни, такое не происходит, все подземные переходы и переезды остаются сухими. Разве что, при погодных катаклизмах всякое случается.
  Случился неведомый катаклизм? Или сооружение осталось без присмотра, остановился какой-нибудь насос без электричества, вода не откачивается, вот и поднимается уровень.
  Вода - ладно, а куда мертвяки подевались? Читер не мог опустошить целый район, он лишь краюху от каравая отхватил.
  Ну давайте, где же вы? У него теперь семь снаряженных магазинов, двести десять потенциальных смертей для вас, уроды урчащие.
  Где вас черти носят? Налетайте!
  Нос засвербело от невообразимой вони. В непроветриваемом тупике туннеля смешались выхлопные газы, пороховой угар и смрад от порванных пулями кишечников. Перед глазами резко поплыла картинка, попытавшись облокотиться о пулеметную турель, Читер потерял равновесие и завалился на спину. И без того мутное изображение безобразно расплылось и сменилось непроглядной тьмой.
  
  
  Глава 7
  Жизнь шестая. Будильник-каннибал и нудист-водитель
  
  
  Получен негативный эффект - беспамятство. Вы находитесь на кластере 364-59-147. Регион - Степи Междуречья. Текущее количество возрождений - 94 жизни (минус 5 от стартового). Текущие задания: выжить, искать, узнать тайное, помочь, задать правильный вопрос, найти игрока Няша. Текущий статус - возврат в игру. До окончания действия беспамятства осталось семьдесят девять секунд, срок может измениться в случае внешнего воздействия. Подсказка - не впадайте в беспамятство, когда находитесь в недружелюбной обстановке, следите за своими шкалами и не допускайте большую кровопотерю, это может привести к временному снижению ваших характеристик.
  
  Пробуждение получилось не самым лучшим в жизни. Кто-то, радостно-урчащий и омерзительно-вонючий, вгрызся в скулу и остервенело тряся башкой, пытался отхватить сочный кусочек человеческой плоти. Боль неописуемая, ошеломляющая, она заставила заорать, замолотить руками, пытаясь оттолкнуть от себя навалившееся тело.
  Этим Читер лишь усугубил ситуацию, ведь отодвигаемый от "пиршественного стола" зараженный даже не подумал разжать челюсти, так и продолжал тащить за собой ухваченное зубами лакомое мясцо.
  Усилившаяся от таких действий боль неожиданно привела в чувство. Голова заработала относительно здраво, Читер, резко подтянув мертвяка к себе, обхватил его затылок, сжал споровый мешок голыми руками, чувствуя, как стенки легко поддаются, сминаясь. Совсем непрочные, мелочь какая-то, возможно, даже, нулевой ползун. А ведь чуть было не добился своего, просто умишка не хватило вцепиться в горло.
  С трудом отодвинув от себя агонизирующее тело, приподнялся на локте и тяжело дыша, повел головой из стороны в сторону. Туннель пуст, мертвяков не видать, а уровень воды успел заметно повысится. Похоже, далеко не одну минуту без сознания провалялся. Спасибо, что приползла только эта мелочь, причем, в одиночку. Было бы одновременно смешно и печально, загрызи его, беспамятного, парочка нулевых зараженных.
  
  Внимание! Личная победа - уничтожено четыреста пятьдесят восемь зараженных, из них девять опасных и один опаснейший. Подробный лог характеристик уничтоженных противников смотрите в личном архиве. Предупреждение! Подробный лог характеристик уничтоженных противников включает в себя перечисление их уровней, шансов на получение трофеев и полученные очки опыта, это информация значительная по объему. Примите поздравления, это была прекрасная битва, вы победили армию противников, многие из которых превышали вас по уровню. Редкая победа! Получено свободных очков к основным характеристикам - 150. Получено свободных очков к дополнительным характеристикам - 100. Емкость ячейки личного инвентаря увеличивается на 1 предмет, лимит ее веса увеличивается до 48 грамм. Лимит личного тайника увеличивается на 260 грамм. У вас активируется особая ячейка личного тайника, в нее вы можете помещать неограниченно любые непривязанные предметы (за исключением трофеев из монстров) общим весом не больше 170 грамм. Побеждайте армии разнообразных монстров, это достойно вознаграждается. Получено 97 очков к прогрессу физической силы. Получено 85 очков к прогрессу ловкости. Получено 26 очков к прогрессу скорости. Получено 184 очка к прогрессу выносливости. Получено 157 очков к прогрессу ментальной силы. Получено 39 очков к прогрессу наблюдательности. Получено 8 очков к прогрессу скрытности. Получено 92 очка к прогрессу реакции. Получено 1927 очков к прогрессу меткости. Получено 215 очков к прогрессу удачи. Получено 1127 единиц гуманности. Получена прибавка к уровню. Текущий уровень - одиннадцатый.
  
  А вот теперь точно всё, - Система, наконец, засчитала победу.
  Бой окончен.
  
  
  * * *
  В происходящее не верилось. Читер уже готовился подороже продать свою жизнь и сейчас даже слегка растерялся, осознав, что ее не отобрали.
  Да и свалившиеся цифры надавили на голову так, что та чуть в плечи не провалилась. Получено столько, что не верится. И это при том, что Система не одобряет, когда монстров валят пачками из крупнокалиберного оружия, особенно, если оно установлено на хорошо защищенной бронетехнике. Больше всего она поощряет бой лицом к лицу, в упор и без лишних хитростей, за такое почти всегда начисляет по максимуму. А вот если из танка зараженных расстреливаешь, готовься к тому, что сильно обделят.
  Да что говорить о технике, ведь даже если вручную отстреливаешь из дальнобойной пушки, тоже слишком многого ждать не приходится. По информации от других игроков, случается, даже десятой доли предполагаемого опыта получить не удается. Но это не настолько уж и частое явление, Система любит поиздеваться, это да, но сильно не злоупотребляет. Читер пока не всё понимает, но складывается впечатление, что к нему она чуть ли не благоволит. Закрывает глаза на то, что большую часть побед он одерживает с приличных дистанций. Правда, щедра лишь на меткость и частично, на удачу. Но это всё же лучше, чем ничего, или ничтожные крохи заработанного опыта.
  Пикап - не танк. Но, как ни крути, основная масса убийств пришлась на тяжеленный пулемет, а Система такое не одобряет при любых раскладах. Однако, даже если Читера сильно обделили при подсчете, он не в обиде.
  Почаще бы так обделяли. Он, совершенно такое не планируя, одним махом поднял уровень до одиннадцатой ступени, прилично подкачав все основные характеристики. В том числе, ментальную силу, а она ведь получает прогресс только при успешно-победном применении магии иммунных. Выходит, "Улыбка Фортуны" внесла весомый вклад, именно она помогла убить элитника. За время действия умения тварь схлопотала несколько тяжеленных пуль, некоторые из них удача направила именно туда, куда требовалось, воздействием на одни и те же точки разрушив броневую пластину.
  На меткость свалилось столько, что она теперь дышит в затылок удаче: двадцать девять от тридцати двух отличается немногим. Скоро при помощи дальнобойного оружия с лотерейщиков начнет капать настолько же мало опыта, как сейчас с бегунов. Очень уж сильный дисбаланс.
  Да о чём он думает?! С ума, что ли, сошел?! Ему сейчас о другом позаботиться надо.
  Но как же хочется размышлять о постороннем и лежать при этом, не шевелясь. Тогда можно заставить себя поверить, что он отдыхает в надежном убежище, а не на бойне, провонявшей порохом, кровью и дерьмом.
  Читер так долежится, - на вкусные запахи заявятся новые твари и быстренько разберутся с вымотанным игроком.
  Вызвал интерфейс, проверив показатели. Шкалы бодрости, удовольствия и почему-то жажды прилично упали, но, пока что, не критично, жить можно. Похоже, крови он потерял ведро, при этом не заработав ни единой серьезной раны. Разве что, бедро хреново выглядит, достал таки тот покалеченный лотерейщик, но такие повреждения на иммунных зарастают быстро.
  А это что мигает? Чат с Мартом, - сообщение от него только что пришло:
  - Дружище, ты там чего, уже храпишь, что ли? А почему мне спокойной ночи не пожелал?
  - Понимаешь, я тут в переплет попал.
  - Да у тебя хобби такое, в переплеты попадать. Любимое хобби. А всё потому, что пиво надо пить часто и много, это многое упрощает.
  - Нет Март, тут реальный переплет. Помнишь, я говорил, что хочу проверить пикап?
  - Который мертвяки под землю загнали? Я тебе не советовал туда соваться.
  - Я сунулся.
  - Именно там, получается, тебя и поджидал товарищ Переплет? Да? И ты, несмотря на мое мудрое предупреждение, сильно этому изумился.
  - Пикап оказался богатый, но ничего особенного. Меня возле него срисовали мертвяки, пришлось стрелять. Больше часа с ними провоевал. Повезло, что в пикапе остался пулемет на четырнадцать с половиной миллиметров и несколько лент.
  - Ты что, час с лишним палил из тяжелого пулемета посреди города?
  - Да.
  - Так тебя, значит, можно поздравить с потерянной жизнью. И давно ты из мертвых воскрес? Я даже не заметил, как тебя завалили. Уж прости, в меню отряда не заглядывал, пиво отвлекало, оно суету не любит, никак не отвлечься.
  - Вообще-то, я живой. Меня не убили. В смысле, пока что, живой.
  - Звучит так, что не верится.
  - Зачем мне врать?
  - Да это, получается, чудо какое-то. Великое.
  - Просто, повезло.
  - Как-то слишком уж тебе часто везет... подозрительно часто... Они что, опять все на бананах поскользнулись? Одновременно? И каждый упал затылком на торчащий из асфальта железный штырь?
  - Ты сегодня не смешной.
  - А я в юмористы не записывался, чтобы смешить. Рассказывай, как там и что.
  - Да нечего, особо, рассказывать. Меня зажали под землей, в старом туннеле. Оттуда далеко наружу звуки не разносятся, да и искажаться должны, поэтому, не все мертвяки смогли добраться. А потом дождь усилился, началась гроза, в таком грохоте они быстро закончились. Не лезут больше, Система лог победы выдала.
  - Система и пошутить может, но обычно да, обычно это значит, что всё закончено.
  - Да нихрена не закончено. Я даже говорить на стану, сколько их здесь накрошено. Всё равно не поверишь. Короче, меня опять потрепали. Серьезно ни разу не задели, но, по мелочи, с ног до головы ободран. Потерял ведро крови, морозит, не соображаю ничего, в сон клонит.
  - Уж скажи, сколько, вдруг поверю. Мне ведь интересно.
  - Здесь, без полтинника, пятьсот туш лежит, весь туннель дохлятиной забит. Я их неделю потрошить буду, с таким здоровьем.
  - Что ты сказал? Пятьсот туш? Бредишь, или ошибся на нолик?
  - Четыреста пятьдесят восемь. Так Система написала. Она даже не стала полный лог выдавать, скинула это полотенце сразу в архив логов. Мертвяки такой толпой валили, что, иногда, из пулемета, одной пулей по пять рыл сносило. В основном, конечно, мелочь, но есть и приличные. Кстати, если уж так хочешь поздравить, поздравляй с тем, что я на этом деле одиннадцатым стал.
  - Одиннадцатым? За такую толпу? Врешь ты, Читер, совсем у тебя совести нет, старших обманываешь. Ты же мелочь, ты же почти ноль, за такую толпу ты на несколько уровней должен скакнуть.
  - Я, в основном, пулеметом работал. Говорил же, в такой тесноте одна пуля, бывало, сразу нескольких валила. Система опыт порезала, а что оставила, в меткость бросила. Меткость, это не основная характеристика, вот и получил только один уровень.
  - Звучит почти правдоподобно, но всё равно ты где-то дешево привираешь. Натура у тебя такая, врущая.
  - Думай, что хочешь, но мне не помешает твоя помощь. Тут без малого полтысячи туш навалено, если их до утра не выпотрошить, днем сюда обязательно кто-то залезет и нарвется на меня. Я сейчас никакой, мне и от пары бегунов не отбиться, чтобы по-тихому. А шуметь нельзя, это сразу хана, ничего серьезного не осталось, тонну патронов слил.
  - Прости друг, но я слишком далеко от тебя. Да и планы у меня на эту ночь другие.
  - Какие планы?! Ты что, совсем не догоняешь? Ты хоть представляешь, сколько здесь добра валяется? Я еле шевелиться могу, я как мешок ваты, мне до утра и десятую долю не собрать. Давай сюда. В темпе давай. Любыми способами добирайся. Договаривайся, чтобы подвезли с охраной, ничего не жалей. Всё, что соберем, пополам. Не прогадаешь.
  - Чит, ты малость подзабыл, в какой заднице влачишь свое жалкое существование. Да я за все сокровища Континента не успею добраться до твоего кластера до утра.
  - Вот чёрт...
  - Если чудеса случаются, и ты все же не соврал, сваливай оттуда так, чтобы ботинки дымились. Выпотроши по-быстрому самых жирных клиентов и сваливай.
  - Да говорю же, со здоровьем у меня завал. Я и сотни шагов не пройду... наверное.
  - Стимы есть? Стимуляторы?
  - В аптечке в пикапе спек не нашел, а своего уже нет.
  - Пошарь еще раз по аптечке, там должны быть какие-нибудь колеса или ширево. Чем угодно закатись. И обычно народ с собой возит физраствор и глюкозу. И то и другое заливай в вену, это помогает при кровопотере. Только с глюкозой не увлекайся, физиология у игроков ненормальная, конечно, но лишнее не надо. Потом потроши самых крутых и сваливай. Всё понял?
  - Март, да ты не представляешь, сколько здесь добра...
  - А мне и представлять не надо. Ты не о том сейчас думаешь, ведь это не только добро, это еще и мясо. Много мяса. Мясо дает запах, а на запах обязательно заявятся неприятные товарищи. Оно того не стоит. Хотя, это твоя жизнь, тебе решать. Ладно, удачно провести ночь, а я отключаюсь. Не буду отвлекать, у тебя много работы, а может и полет на респ на носу. Бывай.
  Да уж. Этот Март насквозь мутный: толи друг, толи товарищ, толи просто странноватый знакомец, имеющий на Читера какие-то непонятные виды. А сейчас показал, что ему совершенно неинтересно поле боя, на котором почти полтысячи зараженных остались. Не привлекла его доля в пятьдесят процентов от такой добычи, даже не подумал ради нее пошевелиться.
  И Читер уверен, что предложи ему полные сто, результат иным не станет. Марту все трофеи этого поля боя совершенно неинтересны.
  Совершенно непонятный тип.
  
  
  * * *
  Читер ни разу не врач, потому, попытка поставить себе капельницу увенчалась лишь частичным успехом. Часть физраствора вылилась бесполезно, часть ушла под кожу, отчего предплечье уродливо распухло, и лишь оставшаяся жидкость попала по назначению - в вену.
  Лучше бы не слушал этот совет. Только время впустую потратил, ни малейшего улучшения не почувствовал. Вот от пары солидных глотков живчика эффект проявился мгновенно: сразу на ноги поднялся, пошатываясь, направился к первой туше, затем ко второй, третьей и так далее. Выбирал лишь тварей, уровнем не ниже заматеревшего лотерейщика. Как ни хотелось и остальными заняться, понимал, что это отберет слишком много времени.
  И без того шансы вырваться из города с добычей не сказать, что чересчур велики, не стоит всё усугублять глупейшей жадностью.
  Содержимое споровых мешков высыпал в пакет из толстого пластика, без разбора, вперемешку с паутиной. Иногда даже терял добро, роняя спораны (а может и что-то поценнее) в непроглядную воду. Торопился сильно, да и руки плохо слушались, тряслись из-за озноба, то и дело сотрясающего тело.
  Мало того, что при кровопотере мерзнуть - обычное дело, так еще и ноги выше колен промочил в холодной и грязной воде.
  От спешки отказался лишь в нескольких случаях, когда потрошил элитника и крутых тварей, до элиты не дотягивавших. Руберы и около того. Тоже опаснейшие особи, и тоже богатые на разнообразные трофеи. Вот их мешки выпотрошил бережно, все силы приложив ради того, чтобы из добычи ни единого спорана не потерялось.
  Времени всё равно угробил прорву. Дело, похоже, уже к рассвету приближается, а он еще с места не стронулся. Какой толк от мешка трофеев, если Читер торчит в открытом с двух сторон подземелье, откуда по всей округе растекаются привлекательные для зараженных ароматы. То, что мертвяки до сих пор не появились, следствие редкого везения. Дождь не только вымораживает обескровленный организм, с ним многое упрощается. И запахи не так сильно ощущаются, и звуки приглушаются.
  И вообще, твари в непогоду не слишком активные. Не нравится им сырость.
  Дождь явно усиливается, уровень воды в туннеле скоро до паха доставать начнет. Молотит так, что за неистовым шумом ливня раскаты грома едва слышны, а по обеим спускам в основной туннель шумно стекают чуть ли не реки.
  Несколько часов такой веселой погоды, и Читер здесь утонет.
  Грязная работа вымотала до такой степени, что, возвращаясь к пикапу, пошатывался и не обращал ни малейшего внимания на сотни тел, до затылков которых не добрался нож. Всё стало безразлично, даже жадность забилась в темный уголок и дрожала там от холода, нос не показывая. Теперь надо не свалиться, надо с силами собраться, с последними силами. Надо как-то унести отсюда ноги.
  И добычу.
  Закинув приятно-увесистый пакет под сиденье, стащил с себя всю одежду, до последней тряпки. Она пропиталась не только грязной водой, но и кровью, таскать такое на себе нельзя, - слишком привлекательный для зараженных запах. В пикапе нет запасного гардероба, но, в крайнем случае, какую-нибудь дикарскую юбку Читер себе соорудит.
  Однако, это предстоит позже, сейчас не до тряпья, сейчас сваливать надо, резко и подальше.
  Уселся на водительское сидение, завел машину, разобравшись с непривычной коробкой передач, попробовал сдать назад, но двигатель заглох. Не хватило мощности справиться со сплошным завалом из тел.
  Вновь повернул ключ, проехал чуть вперед, насколько туннель позволил, потом назад. Повторил несложный маневр несколько раз, кое-как развалив завал и направился к основному туннелю. На пересечении смог, наконец, развернуться и вдавил газ, разгоняя машину по бурной реке, в которую превратился выезд.
  В супермаркете Читер обзавелся картой города и знал, что эта улица ведет к окраине, а, следовательно, к границе опасного кластера. Если дождь не стихнет, есть неплохой шанс тихо выбраться из города под его прикрытием.
  Плохо только, что видимость отвратительная. Фары включать - совсем уж рискованно, но прежние хозяева машины оснастили ее системой ночного видения. Вот только ливень до того силен, что даже с ней обзор убогий. А ведь дорога захламлена брошенными автомобилями, их, желательно, замечать заранее, а не в последний момент.
  Вот и приходится держать скорость ниже двадцати километров в час и надеяться, что все опасные твари в такую непогоду укрылись в защищенных от дождя местах. На такой скорости даже неопасные для транспорта бегуны могут стать проблемой.
  
  
  Глава 8
  Жизнь шестая. Недолгая езда
  
  Читер не сразу понял, что город остался позади. Так бы и пребывал дальше в неведении, но вдруг ровная двойная линия отличного асфальта в один миг сменилась чуть ли не разбитой танками грунтовкой. Машина даже на жалких пятнадцати в час подпрыгивала немилосердно. Подвеска хороша в плане проходимости, но вот комфортабельность, увы, оставляет желать лучшего, что для израненного человека очень неприятно.
  Случается, конечно, что дороги резко меняют качество, но не в тех случаях, когда они протянуты по городу. С почти стопроцентной вероятностью Читер только что пересек границу кластера. Так как, он находится в стороне от опасных границ региона, скорее всего, сейчас едет по территории с пониженной плотностью тварей.
  Эта мысль прибавила силенок, не то совсем расклеился. Однако, надолго всплеск бодрости не затянулся: вновь начал клевать носом, внимание рассеивалось, апатия нездоровая навалилась, в зеленоватом изображении, выдаваемом системой ночного видения, мерещились всяческие ужасы и непотребства.
  Нужен отдых. Срочно нужен. Но сейчас никак. Нельзя останавливаться. Дождь так и продолжает молотить, неразумно упускать столь прекрасную возможность для скрытной езды. Пока погода не улучшится, придется ехать и ехать, стараясь как можно ближе подобраться к нужному стабу. Если Читер ничего не напутал, это дорога тянется почти идеально в нужную сторону, да и Март что-то такое рассказывал про нее, она на его карте обозначена.
  В общем, придется ехать. Пока хоть какие-то силы остаются, Читер продолжит крутить баранку.
  
  
  * * *
  Из-за того, что постоянно таращился в прибор ночного видения, не сразу понял, что обстановка меняется. Дождь, пусть и молотит остервенело, былую мощь уже подрастерял. И самое главное, - непроглядная чернота сменяется серостью. Светает, скоро можно будет полагаться на свои глаза, а не на эту осточертевшую оптику с ее искажениями.
  Читер отупел до столь печального состояния, что даже проблеска радости от такой новости не ощутил. Но, наверное, часть внимания она на себя отвлекла, потому что именно в этот момент, зазевавшись, едва не врезался в замерший на дороге грузовик. Вроде, скорость не увеличивал, но темная туша выскочила из водного мрака почти мгновенно.
  Поспешно вывернул руль, с трудом избежав столкновения. Уже объезжая грузовик успел разглядеть стоявший возле его бока мотоцикл, а в открытой кабине промелькнула темная человекоподобная фигура. Показалось, или там действительно кто-то сидит? Очень похоже, что да, причем, этот кто-то, в свою очередь таращился на проезжающий мимо пикап.
  Кто колесит по Континенту на мотоцикле? Или придурок, или тот еще волк-одиночка, от которого можно чего угодно ожидать.
  Сзади по машине что-то оглушительно врезало. Уже не думая о риске столкновения, Читер вдавил педаль газа до пола, одновременно играя рулем то влево, то вправо, пытаясь сбить оставшемуся за спиной стрелку прицел.
  Еще два удара по металлу, а третий, наконец, достался Читеру. Что-то пробило сиденье, ударило под лопатку с такой дурью, что он грудью врезался в баранку, заорав от боли и отчаяния.
  Да что за невезуха! Вот угораздило же нарваться на агрессивного байкера посреди такого ливня!
  И это в то время, когда под сиденьем лежит полный пакет сокровищ. Даже неизвестно, что там и сколько, ничего ведь не подсчитано, просто сплошная черная масса спутанной паутины, в которой прощупываются сотни твердых небольших предметов.
  Читер закашлялся, изо рта при этом вылетели брызги крови, заляпав ветровое стекло. Хреновый признак, мягко говоря. Похоже, это всё, он доездился. Последние силы уходят, минута-другая такой гонки, и отправится к новой жизни.
  Потеряет сознание или умрет, а мотоциклист спокойно найдет машину, обыщет ее и озолотиться.
  Как бы не так! Хрен ему!
  Кашляя кровью и рыча от злобы, Читер развернулся на перекрестке, пронесся по новой дороге метров семьсот, после чего направил машину на обочину. С трудом вырулил меж кустов, стараясь не ломать ветки, остановился среди густой растительности.
  Дверь распахнул с трудом. Подняться не смог, так и вывалился из положения сидя. По телу ударили струйки сходящего на нет дождя, слегка привели в чувство. Заполз наполовину назад, в машину, подхватил пару гранат, цинк с автоматными патронами и пакет с добычей, после чего пополз дальше в чащу.
  Сил хватило на пару десятков метров, после чего накатил приступ мучительного кашля. Пытаясь хватануть воздуха заполняющимися кровью легкими, понял, что вот-вот потеряет сознание, а надо еще кое-что успеть. Голыми руками начал бороться с дерном и податливой мокрой землей.
  Кое-как устроив ямку, приступил к самому опасному этапу замысла: выдергивая кольца из гранат, осторожно засовывал их под свернутый пакет с трофеями, поверх которого, для тяжести, поставил цинк. Покончив с этим, кое-как забросал землю и дерн обратно, уже не в состоянии обеспечить нормальную маскировку.
  Выполнив работу, уже мало что соображая, зачем-то попытался отползти в другую сторону, но через пяток метров ноги и руки перестали слушаться. Читер, захрипев, уткнулся носом в пахнущий грибами мокрый дерн и погружаясь во мрак, растянул окровавленные губы в кривой усмешке.
  Если этот мотоциклист сумеет выследить машину, есть шанс, что купится на простенькую ловушку. Судя по надписям, небрежно набросанным маркером на корпусах, гранаты оснащены запалами мгновенного действия. Такие применяются специально для установки растяжек и организации подобных сюрпризов. Опытные игроки во всем должны подозревать подвох, но у этого в победном логе должен высветиться уровень Читера. Или даже успел еще там, на главной дороге, пристальным взглядом информацию снять.
  От одиннадцатых хитроумных пакостей не ждут. К новичкам здесь принято относиться с пренебрежением.
  Но лучше, пусть этот бешеный байкер едет дальше своей дорогой, а не пикап выискивает. Если Система не пошутит, воскресив Читера на другом краю региона, есть вероятность успеть добраться до своих сокровищ прежде, чем этот кластер перезагрузится.
  
  
  Глава 9
  Жизнь седьмая. Хорошо, что не общежитие
  
  Внимание! Вы погибли и потеряли часть вашего прогресса. Всего потеряно: 12 очков прогресса физической силы, 2 очка прогресса ловкости, 13 очков к прогрессу скорости, 17 очков прогресса выносливости, девять очков прогресса ментальной силы, 5 очков наблюдательности, 21 очко скрытности, 6 очков реакции, 24 очка меткости, 47 очков удачи, 4 очка граней таланта.
  Это ваша первая потеря прогресса, в качестве утешения вам начисляется 10 свободных очков прогресса основных характеристик.
  Начинающий игрок, с момента последнего воскрешения ваш статус изменился. Вам доступна новая опция - выбор сценария воскрешения. Вам доступны два варианта сценария воскрешения. Первый - студенческое общежитие. Второе - действующая стройка. Пожалуйста, выберите сценарий воскрешения, в противном случае вы будете воскрешены в студенческом общежитии.
  
  Общежитие Читера уже давно допекло до костного мозга, потому, не колеблясь, выбрал стройку.
  
  Выбор сценария засчитан. Выбран сценарий стройка.
  Начинающий игрок, вы вот-вот станете частью Континента. Вы возрождены на кластере 282-79-176. Регион - Степи Междуречья. Текущее количество возрождений - 93 жизни (минус 6 от стартового). Текущие задания: выжить, искать, узнать тайное, помочь, задать правильный вопрос, найти игрока Няша. Текущий статус - старт игры. До перезагрузки кластера осталось 95 секунд. Подсказка - качайте силу и привязывайте ценное снаряжение, в этом случае, после гибели, вы сохраните ваше имущество в индивидуальном тайнике.
  
  Совет, как обычно, уныло-бесполезный, зато в тему. Увы, но Читер и правда много чего потерял.
  Забавно, но голый, до нитки, человек посеял великое сокровище. Даже в случае с убийством неслабого элитника один на один, добыча, на глаз, выглядела несопоставимо скромнее.
  Подняв веки, Читер увидел, что лежит в длинном помещении, явно нежилого вида. Примитивные стол и лавки, растрескавшиеся пластиковые стулья, в качестве кровати выступает низкий продавленный диван с рваной тканевой обивкой. На стене вешалка с грязными спецовками и оранжевыми рабочими касками, попахивает пылью, едкой химией и дешевым табаком.
  Определенно - не студенческое общежитие.
  Изучению обстановки помешала Система, неожиданно показав очередной лог.
  
  Личная победа - иммунный Деловой уничтожен. Уровень - 28. Внимание, вы сумели уже после вашей гибели уничтожить противника. В награду за это, вам начисляется завышенное от среднего значения количество очков за такую победу и все они становятся распределяемыми. Получено 145 распределяемых очков основных характеристик. Поздравляем! Одерживайте разнообразные победы, это достойно вознаграждается!
  
  Несмотря на некую заторможенность, простительную для человека, который только что умер в затяжных муках, а затем воскрес целым и невредимым, Читер мгновенно сообразил, что к чему.
  Так вот как тебя зовут, байкер - Деловой. Таки попался на простенькую ловушку, подорвался, ненадолго пережив свою жертву.
  Новость, с одной стороны, хорошая, но вот с другой...
  Двадцать восемь, это прилично. Это игрок с опытом. И он теперь точно знает, где следует искать добро Читера. Скорее всего, с картами у него всё в порядке, быстро сориентируется.
  А вот Читер до сих пор не представляет, куда его занесло. И где именно остался тайник, тоже не знает.
  Не поднимаясь, торопливо написал Марту, но ответа не дождался. Товарищ зависает на стабе, должно быть, неплохо погулял вчера и до сих пор отсыпается.
  Вот ведь чёрт пивной! Он сейчас нужен, как никогда!
  Написал еще раз:
  - Раб ты пивной, как глаза продерешь, сразу напиши! Сразу!
  - Это кто тут раб пивной? - последовал немедленный ответ. - Обидеть хочешь, наговариваешь хрень какую-то. Мы с пивом - равноправные партнеры.
  Читер, обрадовавшись, приступил к сути:
  - Ты видишь меня на своей карте?
  - Да, отметку вижу.
  - Где я?
  - Ты далековато от того места, где был вечером.
  - Знаю. Скажи, где именно?
  - А что за дела? Что за спешка, вообще? Я тут еще не совсем проснулся, а ты мне даже доброго утра не пожелал.
  - Доброго утра тебе, Март. Меня тут немного убили ночью. Точнее, где-то на рассвете.
  - Кто?
  - Понятия не имею. Какой-то тип, на мотоцикле. Стрелял из чего-то бесшумного, я только попадания пуль слышал. Прозвище - Деловой.
  - Даже прозвище рассмотреть успел? В упор стрелял, что ли?
  - Нет, издали. В логе победы увидел. Долго рассказывать. В общем, получилось, что мы друг дружку грохнули. И мне надо быстро разобраться, где это случилось.
  - Я так понимаю, барахлишко свое там оставил? Переживаешь за него?
  - Какой догадливый... Где я сейчас, относительно кластера, из которого вчера тебе писал? Хотя бы приблизительно?
  - Тебя перекинуло почти под самый стаб. Если пошевелишься, за сутки до него доберешься. Удачно получилось, ты ведь у нас везучий.
  - Мне не нужен стаб. В смысле, сейчас не нужен. Мне нужно добраться до своего тела. То есть, до места, где меня завалили.
  - И откуда мне знать, где оно?
  - Помнишь, ты рассказывал про прямую дорогу, которая почти к стабу идет?
  - Ну?
  - Посмотри по своей карте. Там был железнодорожный переезд, за ним, где-то в километре, по дамбе дорога проходила. Слева тростник, справа почти высохшее озеро, голое дно вдоль берегов. Похоже, из него вода после перезагрузки ушла. Вот за той дамбой я поднялся на горочку и на ней нарвался на этого отморозка. Потом, приблизительно в километре, перекресток с широкой асфальтовой дорогой видел. Поищи эти ориентиры.
  - Ты далеко от городского кластера отъехать успел?
  - Точно не скажу, мне ведь тогда хреново было, почти не соображал, что делаю. Приблизительно, часа два-три проехал, но скорость выше двадцати редко поднимал, боялся врезаться, видимость отстойная, из-за ливня.
  - Ливень? А у нас тут только несколько капель упало.
  - Слушай, давай о погоде, как-нибудь потом перетрем? Найди мне это место. Прямо сейчас найди.
  - Прям всё бросить и начать искать?
  - Да, всё бросай и ищи. Март, в темпе, у нас этим типом теперь соревнование, кто быстрее успеет вернуться. Он знает - куда, а я нет.
  - У меня нет подробных карт по той дороге.
  - Чёрт! А достать такую карту реально?
  - Могу потолкаться среди картографов, поспрашивать.
  - Потолкайся. Я в долгу не останусь.
  - Вот сам и потолкайся.
  - В смысле?
  - Да включи ты уже мозги, парень. Тебе ведь до стаба ерунда осталась.
  - Нельзя, как ты не понимаешь. Этот Деловой может вернуться раньше меня и всё прибрать.
  - Да плюнь ты уже на этот пустой хлам. Забудь. Всё тлен и суета, тот, кто понял в жизни главное, ценит лишь пиво.
  - Что-то я не припомню тебя голым, да с ящиком пива. Получается, ценишь и другие вещи.
  - Не столько ценю, сколько смирился с их беспощадной навязчивостью. В общем, ты понял, бросай всё и рысью в стаб.
  - Издеваешься? Да там добра на хрен знает сколько тысяч: элитника, минимум, одного выпотрошил и несколько руберов приличных, плюс всякой мелочи кучу.
  - Сказал же тебе четко: это тлен и суета. Вот что тебе неясно? Забудь, еще накосишь, ты ведь у нас парень везучий. Хватит разговоров, давай в стаб, здесь пиво хорошее.
  - И что мне в стабе делать с голой жопой? Ежей запугивать? У меня сейчас ничего не осталось. Или ты решил выступить спонсором?
  - Ну... совсем уж баловать тебя не стану, но по мелочи помочь, так уж и быть, согласен. В долг, само собой.
  - Ты лучше картой нормальной помоги. А сейчас, хотя бы, подскажи, в какую сторону идти до этой проклятой дороги. В худшем случае, двину вдоль нее назад, пока не увижу знакомые места.
  - Вот ведь баран упрямый... Ладно, если по прямой, тебе надо ровно на юго-восток выдвигаться. Через двадцать два километра увидишь свою дорогу.
  - Благодарю.
  - Не за что благодарить, я ведь свинью тебе подкладываю. Получается, ты теперь не в стаб пойдешь, а в другую сторону. Время это потерянное, суета лишняя.
  - Для меня - не лишняя.
  - Да? Тебя, случайно, не подменили, пока я спал?
  - Хочешь сказать, что со мной что-то не так?
  - Да, хочу. Ты ничего не забыл? Тебя, вообще-то, твоя красавица потеряла. Ждет, не дождется, а ты лазишь, непонятно где и непонятно зачем. Прямо-таки, подталкиваешь ее подмахнуть кому-нибудь. Странно себя ведешь, дружище.
  - С хорошими деньгами многие вопросы можно решить. Сложные вопросы.
  - Да у нас тут, оказывается, великий решала завелся. Какие удивительные новости, по такому поводу я, пожалуй, пивка накачу.
  - Ладно, ты давай, празднуй свои новости, а я погнал.
  - Если опять жизнь сольешь, не говори потом, что я тебя не предупреждал. Повторял и повторяю: тебе в стаб надо, срочно. Здесь порядки построже, чем в клоповниках, можно даже попутчиков поискать, я ведь сто раз уже объяснял эти расклады. Плюс, с торговцами пообщаться, бывает, караваны из региона в регион ходят. Дело рискованное, но выгодное, если найдешь таких и сумеешь пристроиться, шансы проскочить прилично поднимутся.
  - Рано мне их искать, мелких они не берут, им лишняя засветка не нужна. И вообще, меня в твоем стабе могут прищучить неплохо.
  - Это да, ты до того грязный типчик, что дерьмо к тебе может прилипнуть и в нормальном стабе. Ну да совсем в нормальных местах не показываться, это не жизнь, а смех. Ладно, утомил ты меня, бывай, до связи.
  Будто дождавшись конца разговора, дверь скрипнула, на пороге бытовки вырос толстый мужик с одутловато-брезгливой физиономией под белой каской. Уставившись на Читера поросячьим взглядом, незнакомец сварливо проговорил:
  - Опять здесь тунеядством занимаешься? А керамзит, межу прочим, сам работать не научился. А ну марш, пока я на тебя докладную не накатал.
  - Зад подотри своей докладной, - буркнул Читер, поднимаясь.
  - Что ты сказал?!
  - Сказал, что можешь зад вытереть своей докладной.
  - Что?!
  - Да всеми своими докладными вытирай, не надо себя ни в чем ограничивать. А как подотрешь, не теряй время. Рекомендую сразу же в темпе свалить туда, где много бухла и девок с пониженной социальной ответственностью. Если кто-то спросит, что и как, скажи, что я разрешил. Гуди там по полной, потому что жить тебе осталось недолго. И это ни разу не шутка, времени у тебя реально мало.
  Читер отодвинул растерявшегося толстяка со своего пути, вышел на улицу, обернулся по сторонам и уверенно направился к воротам в заборе, ограждавшем площадку, на которой велось строительство какого-то сложного с виду здания.
  Которому не суждено стать завершенным.
  
  
  * * *
  К этой жизни Читер оказался подготовлен несопоставимо лучше, чем к предыдущим. Считал, что многое познал и не повторит глупейших ошибок начального этапа. Возможно, былой интеллект так и не вернулся полностью, но то, что получилось восстановить, сделало из него весьма сообразительного человека, обогащенного кое-каким местным опытом, а это бесценно. Плюс, пять ячеек личного снаряжения, в двух из которых хранились спораны, а в трех - денежные купюры максимального достоинства.
  Недалекий человек посмеется и скажет, что споранами надо было заполнять все пять. Или же, следовало ночью найти в себе каплю упорства, чтобы покопаться в мешке с трофеями и выудить пару-тройку самых ценных. Однако, тогда на это у него не оставалось ни сил, ни времени, а что касается споранов, так пары более чем достаточно, чтобы перекантоваться первое время. А дальше Читер непременно добудет новые.
  Зато деньги - другое дело. Они прямо со старта облегчают существование, а это важно. Еще лучше, конечно, таскать дорогие драгоценности, но с ними может возникнуть заминка. В качестве платежного средства они не принимаются, их надо как-то продать, потратив на это неизвестно сколько времени. К тому же, в городе без электричества, да еще и оказавшемся в ситуации стартовой фазы апокалипсиса, даже банальные торговые операции способны заставить голову заболеть. Например, продавцы откажутся отпускать товары при неработающих кассовых аппаратах.
  Короче, наличные деньги - самое надежное средство.
  В хозяйственном магазине электричество имелось. Сотрудники оперативно подсуетились, завели генератор, теперь он негромко тарахтел возле входа, заодно рекламируя сам себя, потому как, на него не забыли цену вывесить. Удачный маркетинговый ход при обычных отключениях и совершенно бесполезный сейчас.
  Но цифрам-то это неведомо.
  В магазине Читера обслужили без нареканий. Разве что, слегка носами покрутили при виде крупной купюры. Он обзавелся удобным топором и десятком увесистых ножей с толстыми клинками. Метать такие с его способностями - сплошное удовольствие.
  Город в начальной стадии хаоса - прекрасное место для тех, кто знают, что и где следует прибирать к рукам, но Читер решил довольствоваться минимумом. Поиски оружия поприличнее отнимут время и могут привести к новым неприятностями, а ему не нужно ни то, ни другое.
  Поэтому купил легкий рюкзак, немного продуктов, воды, алкоголя и аптечку для автомобилистов, после чего приступил к самому сложному этапу - поиску транспорта.
  Транспорт - крайне важный вопрос, ведь в первую очередь, коллапс охватывает именно транспортную систему, Читер еще по самому началу новой жизни твердо это уяснил. Достойный вариант - найти велосипед. С ним можно быстро выбраться из города, почти не показываясь на оживленных и потому самых опасных улицах. А дальше тоже не станет бесполезным, ведь скорость выдает куда больше, чем у пешехода, при этом не заявляет о твоем присутствии на всю округу шумом двигателя и позволяет без труда отрываться от не самых опасных мертвяков.
  Вот только цифры или тупили, или ему исключительно незнающие попадались. Кого ни пытался спросить, или не могли объяснить, где здесь приобрести двухколесного друга, или направляли на другой конец города по невнятным адресам.
  Неизвестно, чем бы закончились расспросы, не подвернись Читеру альтернативный вариант. Прямо на его глазах к припаркованному мотоциклу торопился патлатый парень, облаченный в косуху. Не велосипед, конечно, но если хочешь без хвоста из проблем выскочить из города, это куда лучше машины.
  К тому же, убийца Читера и за городом неплохо раскатывал на похожей технике, что добавляло лишний жирный плюс к выбору.
  Первой мыслью вздумалось договориться подвезти по-хорошему. Почему бы и нет, ведь денег еще немало осталось. Но по целеустремленному виду парня заподозрил, что тот явно куда-то сильно торопится и на диалог не пойдет.
  Воровато обернувшись по сторонам, Читер торопливо размял кулаки, приблизился, дождался, когда мотоцикл заурчит, стремительно преодолел последние шаги и с силой врезал пару раз, целясь по почкам. Жертва издала неописуемый звук, после чего осталось резко дернуть ее за плечи, скидывая на асфальт.
  А дальше вскочил на высвободившееся место и осторожно заработал рукоятью газа. Техника непривычная, не хотелось бы заглохнуть прямо на старте, на глазах у множества свидетелей, заметивших дерзкий гоп-стоп, но еще не определившихся с порядком своих действий по такому случаю.
  Ощущая, как увеличивается скорость, не сдержался, улыбнулся торжествующе. Может у велосипеда свои плюсы, но у мотоцикла, как минимум, одно преимущество, - он гораздо быстрее. Сколько там Март говорил? Двадцать километров до той дороги? Двадцать два? Ерунда, домчится с ветерком, если не нарвется на самых опасных зараженных. От всех прочих легко уйдет даже по бездорожью.
  С каждой секундой управлял всё увереннее и увереннее, понемногу прибавляя скорость. Ограбленный парень и свидетели преступления остались позади, мобильная связь лежит без электричества, до полиции дозвониться они не смогут. Так что, преступление останется безнаказанным.
  Определенно, на стройке Читеру понравилось больше, чем в общежитии. Он больше не тупил, как последний ишак, он сразу же обзавелся выживальческим минимумом и неплохим транспортом. Даже если на дорогах начнутся проблемы, мотоцикл легко проскочит по дворам.
  Полчаса, и Читер окажется за городом. Всё идет, как по маслу.
  Из бокового переулка, поворот на который плохо просматривался из-за неудобно припарковавшегося грузовика, вынеслась, виляя, спортивная красная машина. Водитель, похоже, не справился с управлением, когда гнал с немалым превышением скорости.
  И угораздило же его оказаться аккурат напротив мотоцикла...
  Читер остервенело закрутил рукоять газа, рассчитывая, что успеет уйти от удара.
  Почти успел, - машина лишь заднее колесо задела. Но этого оказалось достаточно, чтобы мир завертелся перед глазами в бешеном темпе, а затем последовало падение на асфальт, выбившее из тела сознание.
  А может и душу.
  
  
  Глава 10
  Жизнь седьмая. Узники стаканов
  
  Получен негативный эффект - оглушение. Вы находитесь на кластере 282-79-176. Регион - Степи Междуречья. Текущее количество возрождений - 93 жизни (минус 6 от стартового). Текущие задания: выжить, искать, узнать тайное, помочь, задать правильный вопрос, найти игрока Няша. Текущий статус - возврат в игру. До окончания действия оглушения осталось сорок шесть секунд, срок может измениться в случае внешнего воздействия. Подсказка - опасайтесь агрессивно настроенных водителей всех видов транспорта, такие нередко встречаются на недавно загрузившихся кластерах.
  
  - Да нормально всё с ним. Просто придуривается.
  Читер, придя в себя, не торопился открывать глаза, обосновано подозревая, что может находиться среди недружелюбно настроенных цифр. Например, разозленного владельца мотоцикла и его таких же недобрых дружков, или полицейских, сцапавших разбившегося угонщика.
  К носу поднесли что-то мокрое, ударившее нестерпимо-едким запахом аммиака. Это Читер выдержать не смог, веки его поднялись, лицо непроизвольно дернулось, пытаясь удалиться от источника вони.
  Глаза не выдержали удара яркого света, прикрылись, чтобы вернуться в норму позже, адаптировавшись. За короткий миг ничего не удалось разглядеть. Лишь одно понятно: он находится в большом помещении, и здесь есть еще кто-то, причем, не один.
  - Шишка да ссадина, ну и легкое сотрясение мозга. Вы теперь с ним поосторожнее, по голове его сильно не бейте.
  - Ну давай Айболит, начинай. Давно не слыхали твои тупые шутки про гестапо и ментовские застенки. Эй, ты, - Читера грубо дернули за руку. - Ну и куда же ты так торопился с полным рюкзаком ножей, да еще и на чужом мотоцикле?
  - Твоя жена позвонила, опять попросила картошку помочь почистить, - не раскрывая глаза, устало ответил Читер.
  - Во как? Да у нас тут еще один тупой юморист нарисовался. Паша, давай, в стакан напротив рыжей его определяй. Пусть промаринуется, пока Савичев не появится.
  Читера подхватили под руку, заставив подняться и силой да понуканиями принудили вслепую преодолеть несколько метров, после чего вновь посадили на что-то жесткое. Загремело железо, затем громкие звуки затихли, и больше его никто не пытался куда-то тащить.
  Раскрыв глаза, обнаружил себя сидящим на короткой деревянной скамейке, с металлическими ножками намертво вмурованными в пол. Она являлась единственным предметом мебели в крохотном квадратном помещении, одну из стен которого заменяла решетка с дверью. За ней просматривался широкий коридор, по другую его сторону располагалось аналогичное карликовое узилище.
  Увиденное Читера напрягло. Мгновенно вспомнились мрачные рассказы о гнусном произволе цифр, по вине которых честные или не очень честные игроки оказывались взаперти на свежих кластерах. Там ведь и полиция поначалу работать пыталась, и военные, и всевозможные охранные структуры. Закрывали в свои узилища по разным причинам, а вот открывали темницы уже не люди, а твари. Если уж совсем не везло, бедолаги мучительно умирали, доводя шкалу жажды до нулевой отметки. Спасались лишь иммунные с подходящими для побегов умениями, или удача срабатывала.
  Насчет подходящих умений, у Читера с ними негусто. Зато с удачей - наоборот. Надеяться, что она сработает? А какие еще имеются варианты? Потребовать немедленную встречу со следователем, а затем врезать ему в челюсть и попытаться сбежать?
  Потрогал шишку на голове. Здоровая. Правильно говорят, что без шлема ездить нельзя. И скулу стесал об асфальт. Одежда местами пострадала, но носить такую можно. Легко отделался - серьезных ран нет, переломов, вроде бы, тоже.
  Почему, вроде бы? Да потому что отшиб себе много чего. Выводам неведомого медика, заверявшего полицейских, что с задержанным всё в порядке, доверия нет. Он ведь непонятно кто, возможно, ему нравится, когда едва живых калек запирают в тесные клетки.
  Начал тщательно ощупывать себя руками, и почти сразу негромким, но прекрасно различимым, неприятно-хрипловатым женским голосом насмешливо заявили:
  - Да меня так никто в жизни еще не лапал. Ты, похоже, очень себя любишь.
  Читер вгляделся в решетку напротив, но никого за ней не различил. Увы, но в удаленном от окон помещении царила кромешная темнота, сгущаясь по углам. Странно, но в полиции не сумели сделать то, что сразу было сделано в хозяйственном магазине, - не подвели электричество от резервных источников. Неужели правила допускают содержание задержанных во мраке?
  Хотя, какие могут быть правила в такой ситуации...
  - Ну? Чего вытаращился? Никогда таких красивых не видел?
  - Не факт. Я тебя, вообще, не вижу. По голосу, ты до того страшная, что лучше тебя и не видеть.
  - Ты наблюдательность качать не пробовал? Ладно, не грузись, я не в обиду. Скучно здесь, и я злая на этих уродов.
  - Так ты игрок?
  - Нет, конечно. Я цифра, которая случайно что-то ляпнула про кач наблюдательности.
  - Извини, туплю. Сильно башкой стукнулся.
  - Ага, такое бывает. За что тебя так?
  - Забрал мотоцикл у какого-то дешевого байкера. Не успел разогнаться, как сбоку машина выскочила. Сам не пойму, как живой остался.
  - Повезло. Такое тоже бывает. Угон шьют?
  - У меня еще ножи и топор, но там всё в магазине честно купленное, не боевое и не ворованное.
  - Всё равно могут прицепиться, они ведь бараны тупые. Хотя, какая теперь разница...
  - А тебя за что?
  - Вообще ни за что. Шла себе спокойно, никого не трогала, и тут навстречу несется псих с тесаком. Рубит одного по пути, второго, потом на меня кидается. Чем бегать от него, решила разобраться. Сбила с ног подсечкой, а этот даун взял и головой об паркомат приземлился.
  - Покалечился?
  - А ты как думаешь? Прикинь, череп, считай, напополам, все мозги вывалились. Да там тех мозгов... Как назло, пара полицаев, тут как тут. Пушки выхватили, орут дикими голосами. В общем, нацепили браслеты и в стакан закатали. У тебя какое умение? Не надо подробно рассказывать, знаю, неправильный вопрос. Но отсюда надо как-то выбираться, а мое здесь ничем не поможет.
  - Если ты о том, могу ли я усилием воли замки открывать, то нет, не могу.
  - Плохо. Понимаешь, что дальше будет?
  - Дальше цифры обратятся и начнут урчать под нашими клетками. На их урчание придет кто-то большой и страшный, выломает прутья, и полетим мы на воскрешение.
  - Да ты, оказывается, грамотный. Что, высокий уровень? Может у тебя силы под пятьдесят, и ты руками решетку выломаешь?
  - Ты видишь меня, но не видишь мой уровень? И дистанция всего ничего. Это как?
  - Вот так. Зрение у меня... как бы тебе сказать... В общем, не всё просто с тем, как я тебя вижу. Да я даже прозвище твое не знаю.
  - А я твое. Как к тебе обращаться?
  - А зачем тебе? - напряглась невидимая собеседница.
  - В смысле, зачем? Вообще-то, так принято. Я вот, Читер. Знаю, что не самое умное прозвище, но какое есть. Так и называй.
  - Да, прозвище дурацкое, согласна. Но до моего ему далеко.
  - Не комплексуй, здесь все свои.
  - Ладно, только сильно не смейся. Если что, я Киска.
  - Да нормальное прозвище. Но, если честно, мне интересно, как ты его заработала.
  - Лучше не спрашивай. Так что у тебя с силой? Хватит на такую решетку?
  - Я всего лишь одиннадцатый уровень, ты слишком много от меня хочешь.
  - Ну твою же мать!
  - У тебя, я так понимаю, сила тоже не впечатляет.
  - Ага, я семнадцатая, недалеко от тебя оторвалась. В-общем, мы конкретно влипли.
  - Может ты попробуешь соблазнить охранника?
  - А может лучше ты попробуешь, красавчик? Хотя, ладно, забудь, не надо красить губы, ничего у тебя не получится, потому что нет тут ни одного охранника. Тебя закрыли и сразу все ушли. У них ведь сейчас самое веселье начинается, город на ушах стоит, полиция нарасхват, да еще и тупит постоянно. Запросто могут про нас забыть.
  - Ты замки открывать шилом не умеешь?
  - Я что, похожа на взломщицу?
  - Откуда я знаю, на кого ты похожа? Я ведь тебя не вижу.
  - А откуда у тебя шило?
  - Лучше не спрашивай.
  - Чёрт!.. Теперь я пытаюсь над этим не думать. Пытаюсь... пытаюсь... У тебя серьезно есть шило, или прикалываешься?
  - Не знаю, что ты там обо мне думаешь, но да, есть.
  Читер не стал вдаваться в подробности. Шило у него осталось чудом. А если точнее - чудом появилось. Когда начал сорить деньгами, купил в хозяйственном магазине самое миниатюрное и перенес в ячейку личного инвентаря. Мало ли, вдруг к кому-то в плен попадется, в таком случае, даже после самого тщательного обыска, у него сохранится пусть и неказистое, но оружие. Запредельная меткость позволит зашвырнуть его за несколько метров, угодив в глаз или ушное отверстие.
  - Не знаю, что там насчет замка, но, было дело, видела, как один парень скрепкой открыл наручники. Попробуй со своими так, может получится.
  - У меня нет наручников.
  - Как нет?! А почему тогда я в наручниках?!
  - Откуда мне знать, я их на тебя не надевал.
  - Женоненавистники и козлы!
  - Согласен.
  - Попробуй дверь открыть, пока никого нет.
  - А не рановато? Это ведь полиция, как мы прорвемся с одним шилом через их толпу? Или ты сразишь их своей ослепительной красотой?
  - Скорее, ты своей сразишь. Там всего лишь два урода, да три калеки. Говорю же, пусто здесь, все по вызовам и по патрулям. Пока не свихнутся, будут стараться поддерживать порядок. Двоих я успею свалить голыми руками, если ты хотя бы одного на себя возьмешь, может и сработает. Я на входе всего лишь четверых видела, когда меня привезли. А ты?
  - Не знаю. Головой сильно стукнулся и без сознания валялся. Ничего не разглядел. Как-то не подумал.
  - Эх... толку от тебя...
  - И ни говори. А еще я тоже не взломщик, замки - не мое.
  - Да я сразу поняла, что ты не мужчина моей мечты.
  - Вы тут что, все такие остроумные?
  - Ты это о чем?
  - Да я знал одну. То есть, знаю. Она вроде тебя. Мы с ней, вначале, не поладили. Язык у нее, вообще, что шпага: длинный и острый, постоянно меня доставала.
  - Колкости - часть брони умной женщины.
  - Не забудь добавить про скромность пару слов.
  - Скромности у меня на два слова не хватит.
  - Так мало? Ну раз такие дела, может сама соблазнишь охрану? Я покричу им, скажу, что ты, мол, соскучилась по мужской ласке.
  - Да у тебя совсем с чувством юмора плохо.
  - А я тебе не клоун, да и мы не в цирке.
  - Давай уже, замок открывай своим шилом, только болтаешь и болтаешь.
  Читер и на словах выражал сомнения в своих способностях разделываться с запорами, а когда столкнулся на практике, сразу осознал, что нечего и пытаться. Скважина для ключа располагалась, естественно, по другую сторону двери, он мог только ее нащупать, но не разглядеть.
  Вот как можно вслепую справиться с задачей, где даже с парой глаз ловить нечего? Правильно - никак. Но он, надеясь, сам не зная на что, начал ковыряться в металлических недрах. Иногда на что-то удавалось нажать, однажды чем-то даже многообещающе щелкнул, но это ни на миллиметр не приблизило его к главному.
  Дверь оставалась запертой.
  - Да я ее за год так не открою. Не видно нихрена.
  - Можно подумать, глаза такому никудышному взломщику чём-то помогут. Что, совсем без вариантов?
  - Совсем. Надо что-то другое придумать.
  - Назад! - приглушенно скомандовала Киска. - Сюда идут!
  Читер отпрыгнул от решетки, присел на скамью, спрятал шило в ячейку и сделал вид, что он самый невиноватый человек во Вселенной.
  Лишь спустя секунд десять послышались звуки приближающихся шагов. Подивился соседке по заключению, очень ловко она сумела засечь посторонних, Читер, на тот момент, о них даже заподозрить не мог.
  Двое остановились перед решеткой. Света в коридоре хватило только на то, чтобы опознать на них полицейскую форму.
  Один незнакомым голосом пробурчал:
  - Ну да, всё правильно, сидит без браслетов. А сказано было, что его тоже по полной упаковывать.
  - На девке есть, там порядок, - заявил второй.
  Вот этого уши Читера вспомнили, - один из тех, кто находились рядом в тот момент, когда пришел в себя после аварии.
  - А чего тогда второй такой красивый сидит?
  - Да зарапортовались, забыли. Сам, что ли, не понимаешь? Тяжелый день.
  - Это точно.
  - Эй! Ты! Встань к решетке и руки за нее просунь.
  Читер наивно полагал, что полицейские, явившиеся исправить оплошность с наручниками, зайдут внутрь, чтобы его заковать. Увы, оказывается, у них это дело отработано. Плохо, очень плохо, как прикажете разобраться одновременно с двумя, когда от тебя их отделают стальные прутья?!
  Прикинув все за и против, даже ухом не повел на приказ.
  Демонстративное игнорирование служивым людям не понравилось:
  - Ты оглох?! А ну встал и подошел к решетке.
  - Не ребята, извиняйте, но я так не могу. Мне доктор постельный режим прописал, так что, можете быть свободны. Или вас прислали мне постель застелить? Тогда ладно, давайте, заносите чистое белье. Вас за смертью посылать, еле дождался, устал уже сидеть.
  Или эти цифры были совсем уж печально обижены Системой при раздаче интеллекта, или у них не принято запрашивать подмогу в таких случаях, или Читер сильно вывел неполноценных НПС из себя издевательским тоном и смыслом слов, но результат налицо, - оба не на шутку возбудились.
  - Ща я тебе такой матрас выпишу, что неделю стоя спать будешь. Начинай прощаться с безболезненным мочеиспусканием, - неубедительно-зловеще пообещал полицейский, гремя ключами.
  Что с него взять? Цифры всегда безбожно фальшивят.
  А вот возня с замком удивила неприятно. Ключ вставили не в скважину, с которой Читер безуспешно сражался, а куда-то сбоку от решетки, после чего сдвоенная лента засова хитроумно провернулась, а дверь со скрипом приоткрылась.
  Полагая, что в тесноте клетушки у пары получится преимущество перед одиночкой, вскочив, бросился в атаку. Ударом тела распахнул створку до конца, пнул плечом начавшего было замахиваться дубинкой полицейского, после чего пробил двоечку второму, обманно замахнулся третий раз и шагнув в бок, жесточайше врезал первому локтем в лицо.
  Этот не вырубился наглухо, но поплыл капитально. Зато тот, которому кулаками досталось, догадался резво отскочить, на ходу расстегивая кобуру. Вот только направление выбрал неудачное, влип спиной в прутья решетки, за которой скрывалась Киска. А та не подкачала, молниеносно нарисовалась с противоположной стороны, просунула руки, ухватила полицейского за голову и пару раз дернула, безжалостно ударяя затылком по железу. Читер, подскочив, добавил прямой в челюсть, после чего противник окончательно обмяк.
  Присев над завалившимся телом, потянул пистолет из кобуры. При этом над головой нетерпеливо потребовали:
  - Меня открой!
  Бросил взгляд вверх, впервые разглядел собеседницу. Высокая девушка лет двадцати с небольшим, спортивного телосложения. Даже, на вкус Читера, чересчур спортивного, потому как, или фигура грубоватая от природы, или плечи излишне накачаны, некрасиво-мужиковатые. Такое можно компенсировать другими достоинствами, но она не стала этим заниматься. Даже наоборот, усугубила картину: лицо, в принципе, миловидное, но большинству мужчин это определить тяжело, когда с прической проблемы, а тут не просто проблема, а проблемища, ведь волосы выбриты в ноль. Серьги в ушах массивно угловатые, непонятные, похожие на комки из сплавленных мелкокалиберных гильз. Это тоже на пользу внешности не пошло.
  - Ну и чего ты так на меня вытаращился? Влюбился с первого взгляда? Ключ в замке остался, в двери позади тебя.
  Пленница, получив свободу, тут же нагнулась за дубинкой, лаконично обрисовав ситуацию:
  - У них минус два. Еще двое на входе. Если придется стрелять, не попади в меня.
  Киска безошибочно провела Читера по непростому лабиринту полуподвального этажа старого здания, поднялась по высокой лестнице, а там остановилась, недоуменно начав водить головой.
  - Что случилось?
  - Не знаю... - напряженно ответила девушка. - Здесь никого нет. Должны быть, но нет. Пусто.
  - Так это хорошо, свалим по-тихому.
  - Какое свалим?! Тебе что, совсем мозги отбили?! Это приличный полицейский участок, надо зачистить его до конца и вскрыть оружейку.
  - Ты спятила? Это ведь змеиное гнездо.
  - Это почти пустое змеиное гнездо. Всех на улицы выгнали, никого не осталось, кабинеты пустые. Это удача, не придется с пустыми руками сваливать.
  - У тебя ведь есть личный тайник, с пустыми руками и так не уйдешь.
  - Издеваешься?
  - Даже не думал.
  - Думал-думал, не ври.
  - Не понял? Что не так?
  - Я всего лишь семнадцатая, откуда на таком уровне деньги на привязку вещей? Да и откуда у такой мелочи, как я, могут взяться вещи, которые имеет смысл привязывать? Смешной ты. Не мешай мне, дай поищу...
  Киска начала описывать зигзаги по коридорам и кабинетам, игнорируя дальнейшие попытки Читера пообщаться. Минут через десять ему это до такой степени наскучило, что решил свалить молча.
  Он в любом случае не собирался набиваться в попутчики, но планировал расстаться вежливо, а не так.
  Но тут случилось нечто, в чём он, пока что, смутно, но уловил возможность решить проблему, с которой, очень может быть, столкнется в недалеком будущем.
  Киска нашла ключи от оружейки. Просто в одном из ничем не примечательных кабинетов без колебаний открыла ящик первого попавшегося стола, достала один ключ, с его помощью открыла сейф, где хранилась еще целая связка. Вот они-то и требовались.
  Здание немаленькое, в нём далеко не один кабинет, а столов и ящиков в них - масса. И как же она выбрала именно тот, который нужен? Ведь к другим даже не прикасалась, лишь взглядом молчаливым сверлила.
  Вот при мыслях об этом, в голове Читера и забрезжили кое-какие идеи.
  
  
  * * *
  - Бомжи в ящиках из-под холодильников побогаче живут, чем местные менты, - с досадой выдала Киска. - Всего пара старых автоматов и пистолеты.
  - А ты на что надеялась? Радуйся, что хоть такое есть. Это обычный полицейский участок, если хочешь чего-то покруче, надо главное городское управление полиции грабить.
  - Да тут всё неправильно. В таких местах, мне рассказывали, хранят и оружие из вещдоков. Среди него, иногда, попадаются ценные стволы.
  - К ценным могут патроны не подойти.
  - Зато ценные стоят хоро,шо. Можно добраться до стаба и загнать барыгам. Мне деньги нужны.
  - Всем деньги нужны.
  - Ладно, наберу патронов, хоть не пустой отсюда свалю. Я в окно видела, здесь одна полицейская машина осталась. На ней спокойно доедем до окраины, к таким машинам цифры не любят цепляться. А там разбежимся. Бери столько, сколько утащить на себе сможешь.
  
  Автомат Калашникова складной укороченный, АКС74У. Боепитание: патроны 5,45х39. Состояние: рабочее, значительно изношен. Дополнительные приспособления: отсутствуют. Специальные свойства: простое оружие, установка модификаторов невозможна. Установленные модификаторы: отсутствуют.
  
  И Киска серьезно планировала заработать на подобном хламе? Личный опыт ведения дел с барыгами подсказывал, что торговые операции с подобным оружием могут вынудить сесть на диету из хлеба и воды, причем, хлеб будет черствый, а вода из первой попавшейся лужи. Видимо, дела у девушки идут скверно.
  Читер, перекинув автомат за спину, начал запасаться патронами, при этом, как бы, невзначай, поинтересовавшись:
  - А машину как заведем?
  - В смысле?
  - Я не взломщик, ты тоже, а ключи в ней вряд ли оставили.
  - Зачем ей без ключей стоять? Они где-то здесь, я найду.
  - Так же, как ты ключи к оружейке нашла?
  - А что? - заметно напряглась девушка.
  - Расслабься, я ведь тебе не враг. И не просто так спрашиваю. Возможно, дело к тебе есть. Взаимовыгодное дело.
  - Что тебе от меня надо?
  - Ты как ключи нашла? Какое-то умение?
  - А ты знаешь, что об умениях трепаться со всеми подряд не принято?
  - Да, слышал о таком. Мне не нужно рассказывать все свои секреты, но кое-что я знать должен. Допустим, брошу споран вон туда, в угол. И тряпкой прикрою. Ты сумеешь его найти?
  - Его и ты найдешь.
  - А если не поднимать тряпку?
  - Найду.
  - С какого расстояния?
  - Чего прицепился?!
  - Можешь не отвечать. Если, конечно, не хочешь заработать немного споранов.
  - Немного, это сколько?
  - За такой ушатанный автомат барыга больше десяти виноградин не даст. Так?
  - Смотря где. В некоторых стабах можно раза в два больше сторговать.
  - Хорошо, пускай двадцать. Что ты скажешь о тысяче споранов? Это цена пятидесяти таких автоматов.
  - У тебя нет тысячи споранов.
  - Будут, Киска, будут. Не сомневайся. Так тебе это интересно, или мы добираемся до окраины и там разбегаемся?
  
  
  Глава 11
  Жизнь седьмая. Убийственная удача
  
  Читеру с первых минут седьмой жизни не давала покоя одна мысль, связанная с некоторыми особенностями наскоро устроенного тайника для трофеев. Игрок, по прозвищу Деловой, его нашел, подорвавшись на гранатах, припрятанных под ценным добром.
  Слово "под" - ключевое. Оно означает, что обе гранаты рванули сразу, как только снизилось давление, удерживающее их рычаги. Деловой приподнял цинк с патронами, а веса лежащего под ним пластикового свертка уже не хватило.
  Гранаты не просто взорвались, - вверх взметнулась ударная волна и множество осколков. Пакет разнесло в труху, содержимое его частично испортило, частично разбросало по округе: по кустам, по траве, по толстой подстилке из прошлогодней листвы, среди павших веток и прочего мусора.
  Читеру никогда не приходило в голову измерять габариты споранов, но на глаз, по длинной оси, они и до двадцати миллиметров не дотягивают. И это еще много, ведь всё прочее добро размерами, обычно, им уступает.
  В голове невольно рисовались картинки, печальнее не придумаешь. Вот он, седьмой день подряд просеивает между пальцев мусор и землю, выискивая высшие драгоценности Континента, а по зарослям к нему бесшумно подбирается элитник, вычислив положение человека по запаху, которым за эти дни вся округа пропиталась. Вот Читер занимается тем же самым, а его на мушку берет Деловой, вернувшийся с респа.
  Мало того, что надо добраться до трофеев быстро, их еще придется как-то собрать, а с этим тоже мешкать нельзя. Читер понятия не имеет, на какой площади они могут оказаться разбросаны, но в голову лезут крайне нехорошие цифры. Повезет, если, хотя бы, процентов десять отыскать получится, и если не оставаться там жить на неделю или больше.
  И тут подвернулась Киска. Киска - шанс, ведь у девушки одно из разновидностей сенситивного видения. Проще говоря, она - сенс. Но сенс ограниченный, далеко заглядывать не умеет, не прокачала свои возможности. К тому же, ей приходится настраиваться на поиск определенных предметов, как одушевленных, так и нет, и мгновенно переключаться на разные задачи она не способна.
  Но, даже с такими ограничениями, новая знакомая полностью рассеивала все прежние опасения Читера по поводу поисков утерянного добра.
  При этом появились новые. Однако, с ними куда проще разобраться, причем, без посторонней помощи.
  
  
  * * *
  Машину пришлось бросить, отъехав от города на пятнадцать километров. Достаточно неплохо для транспорта, неприспособленного к реалиям Континента, но слишком мало для Читера.
  Даже до дороги не получилось добраться, не говоря уже о нужном перекрестке.
  Не повезло.
  Киска, коротко и крайне неприлично выругавшись, ударила по тормозам. Машина с визгом ушла в занос, при этом послышался спаренный хлопок, после чего характерно зашлепали пробитые шины.
  Ничего не говоря, девушка выскочила, осмотрелась, с досадой спросила:
  - Как ты думаешь, в полиции принято возить в багажнике по две запаски?
  - Не уверен, что там, хотя бы, одна найдется.
  - Плохо. Кто-то раскидал по дороге куски "егозы", и теперь у нас нет передних шин.
  Читер тоже вышел из машины, посмотрел на колеса. Так и есть, оба спущены. Причем, случилось это мгновенно, что тоже можно списать на невезение. Не настолько серьезные проколы, чтобы так быстро сработать, вероятно, сыграло роль их изобилие.
  Начал оглядываться вместе с девушкой. С одной стороны поле подсолнечника, с другой кукурузы. И те и та вымахали прилично, за ними только макушки деревьев лесополос получается разглядеть. Впереди дорога изгибается, завершая крутой поворот. Именно из-за этого Киска слишком поздно заметила раскиданную по асфальту колючую пакость. Позади просматривается приличный участок, видно пару начинающих бегунов: несутся вослед машине, урчат, скоро доберутся.
  - Нам далеко еще? - спросила Киска.
  Читер пожал плечами:
  - Говорю же, я точно знать не могу. До дороги километров пять осталось, сколько потом вдоль нее - без понятия.
  - Если пойдем пешком, это плохо.
  - Почему?
  - Ты что, не видел, сколько здесь бегунов? Постоянно попадаются. Раз они по этой дороге часто ходят, можно и на крутых нарваться, а у нас нет нормального оружия. Да и стемнеет скоро, ночевать лучше подальше от тех мест, где твари бродят.
  - Можно наискосок пойти, прямо по полю. Я думаю, нам всё равно потом, по главной дороге, придется в ту сторону идти. Получается, срежем немного.
  - Ты когда-нибудь по подсолнухам ходил? Я ходила и мне не понравилось.
  - Тогда напрямик, по рядкам, до лесополосы. Там, обычно, вдоль них грунтовки есть.
  - Ну пошли.
  - Подожди, - Читер указал на приближающуюся парочку: - Надо этих ребят успокоить.
  - И оставить их на дороге их валяться? Крутой мертвяк наткнется на трупы, покушает, задумается над причинами смерти и начнет нас искать. А тебе это надо? Пусть по нашим следам пробегут, свой запах оставят, это может обмануть крутых, тут всё мелкими тварями пропахло.
  Читер намотал на ус очередную нехитрую хитрость этого мира. Ведь и правда простое рассуждение, но почему-то сам не догадался.
  
  
  * * *
  Заночевали в оригинальном месте - громадном автобусе. Ни вещей, ни останков пассажиров - полностью пустой. Транспорт для широких трасс зачем-то загнали на узкую грунтовку, с которой он слетел в неглубокий овраг, и там встал до того ровно, что не верилось в случайность. Если б не следы по краю, можно предположить, что с вертолета на тросах аккуратно спустили. Водитель после этого пропал, оставив двери открытыми.
  Киска первым делом их закрыла, пояснив:
  - Комары налетят, здесь всё нараспашку. Да и запах от нас не разойдется. Окна тоже прикрой.
  - Понял.
  - И консервы открой. Я жрать хочу, умираю.
  - Сама могла бы открыть, кухня - территория женщин.
  - Считай, что я агрессивная феминистка. Значит, никогда не беси меня указаниями на то, где место женщине.
  - А ты правда агрессивная феминистка?
  - Нет, я еще хуже.
  С консервами и прочими припасами чуть конфуз не случился. Вспомнили о том, что еды нет, уже на самой окраине города. Хорошо, что именно там подвернулся последний магазинчик и удачно, что он торговал, несмотря на отключившееся электричество. Правда, продавщица там выглядела неадекватно, ну да какая разница, пусть хоть в мертвячку превратится, лишь бы на выборе товара это не сказывалось.
  Киска, мастерски наворачивая холодную тушенку при помощи одного лишь неказистого ножичка, жуя, невнятно спросила:
  - Может, расскажешь?
  - Что?
  - Что-что... Не прикидывайся шлангом. Зачем я тебе нужна? Что такое интересное надо рассмотреть, что ты за это готов тысячу отвалить?
  - Тысяча, это не так уж много.
  - Немного? Издеваешься? Да мне за рачком всю ночь постоять и двадцатой части никогда не предлагали и не предложат. Нет, я, конечно, не великое сокровище, это понятно, но, как-то, обидно. Что там за извращение у тебя? Что может потянуть на целую тысячу?
  - В прежней жизни у меня был лук. Он стоил несколько тысяч.
  - Звиздишь.
  - Это еще не самый дорогой лук.
  - Я знаю, сколько могут запросить за путёвое оружие. И знаю, что у новичков столько бабок не бывает. Да и ты парень, тебе труднее, чем, допустим, мне, зарабатывать. Ну, чего вытаращился?!
  - Я на тебя не смотрю.
  - Косишься, я же вижу. Не нравится, что сказала? А как еще, по-твоему, зарабатывать новеньким? Вам, парням, сложно, но нам еще сложнее. Биология, Читер, против нас, ведь мы от природы слабее мужиков, а здесь слабым выживать тяжело.
  - Везде тяжело.
  - Здесь тяжелее. Ну так что, так и думаешь молчать?
  - Как придем, сама все увидишь.
  - Темнишь ты.
  - Ну хорошо, уговорила. Там будут земля, трава и кусты. Среди них маленько споранов рассыпано, гороха и всякого добра, по мелочи. Всё это надо будет собрать. Ты говорила, что для тебя это несложно.
  - Откуда оно там взялось?
  - Там был тайник. Мой тайник. Вещички свои припрятал и заминировал. Один нехороший человек меня убил, потом сунулся в тайник и подорвался. Думаю, там всё разлетелось.
  - Да тут и думать нечего. Но ты опять темнишь.
  - В чем?
  - Если мне тысячу готов отвалить, сколько тогда там, вообще, хранилось? У тебя и тысячи быть не может. Темнишь ты, Читер, не всё рассказываешь.
  - Ты тоже не всё, и что с того? Это нормально, мы ведь с тобой не муж и жена, чтобы всем делиться.
  - Про мужа и жену больше ни слова.
  - А что не так?
  - Да всё так. Только потом слово за слово, и потянется всякая романтика. Ты сутки не мылся по тридцатиградусной жаре, вот какой мне интерес перепихиваться с вонючим парнем?
  - Про тебя могу сказать то же самое. И вообще, расслабься, я на тебя не претендую. У меня девушка есть, любимая. Я ей не изменяю. Так что, за свою драгоценную невинность можешь не переживать.
  - Невинность? А что это, вообще, такое, и почему за нее надо переживать? Да ты реально мутный, ведь откуда у новичка любимая девушка, да еще такая, какой изменять не захочется. Новеньким ведь только самые дешевые шлюхи дают, да и то раз в месяц. А в пати чего не идешь?
  - Слушай, я тебе уже объяснил, что уже состою в пати и покинуть его не могу.
  - Да ты конкретно мутный. В чем твой подвох, Читер?
  - Нет никакого подвоха.
  - Да ты сплошной подвох. У меня уже спортивный интерес. Вот ты мне скажи, почему я, вообще, согласилась с тобой пойти?
  - Тебе интересна тема про тысячу споранов.
  - Нет. То есть, да, интересно, конечно, но ты интереснее. У тебя на одиннадцатом героическая человечность. Это как, вообще? Откуда ты столько ее набрал? И раз ты такой герой, то, по идее, положительный человек и подставлять не должен. Да и какой смысл со мной что-то делать? Сдать мурам на ферму? Так у меня всего две почки, а не десять и я всего лишь семнадцатая. Водку будешь?
  - Нет.
  - А я буду.
  - Нам вставать рано.
  - Я и после литра встану, а планирую только три глотка. Точно не будешь?
  - Сказал же - нет.
  - Так откуда столько человечности набрал?
  - Оттуда же, откуда твою тысячу споранов.
  - Ох и мутный...
  - Как спать будем? Я в том смысле, что по очереди надо, или без часовых перебьемся?
  - А сам как думаешь?
  - Думаю, без часовых нормально. Если мелкие мертвяки найдут, забираться к нам им придется долго, нашумят, проснемся. Если кто-то серьезный, часовой против него ничего не сделает, мы ведь без нормального оружия.
  - Для одиннадцатого ты так уж и плохо рассуждаешь. А что, если придут люди?
  - Если это плохие люди, уровни у них окажутся побольше, чем у нас.
  - Это почему?
  - Я так понял, на путь зла здесь раньше тридцатого уровня, или около того, становиться нет смысла. Иначе слишком часто придется умирать. Против тридцатых мы с тобой не играем.
  - Ты таким голосом это сказал, будто сомневаешься.
  - А ты нет? Не сомневаешься?
  - Я против тридцатого, как котенок против бульдога. За тебя, вообще, молчу.
  - В принципе, пулей в голову здесь хоть сотого завалить можно, - ответил на это Читер, не желая делиться деталями биографии, связанными с победами над игроками высоких уровней.
  - Сотого? Так вот ты на ком человечность до героической прокачал.
  - С чего ты взяла? Это я просто сказал, до сотого еще никто не добрался.
  - Мутный ты, Читер, но много болтаешь. А женщины могут слышать в словах то, о чем вы, мужики, даже не догадываетесь.
  
  
  * * *
  Читер подскочил от грохота бьющегося стекла, причем билось оно до такой степени близко, что спросонья показалось, будто это происходит в недрах ушных проходов. В предрассветных сумерках разглядел рядом с собой что-то огромное, угловато-страшное, резко-подвижное, торжествующе-урчащее. Не раздумывая, выхватил из рукава короткую заточку, сделанную перед сном, одновременно активируя "Улыбку Фортуны".
  В ситуации, когда ты, проснувшись, обнаруживаешь в сантиметрах от себя серьезного мертвяка, надо предъявлять всё, что у тебя имеется.
  Дернулся, выбрасывая тело в проход между сидений, одновременно слепо отмахиваясь вооруженной рукой. Не было времени пытаться что-то разглядеть, понять, обдумать, надо срочно что-то делать, ибо бездействие - верная смерть.
  Заточка угодила во что-то неохотно поддавшееся, да там и засела наглухо, выскользнув из руки. Читер, вырвавшись, наконец, в проход, ухватился за пистолет, развернулся, морально готовясь столкнуться с чудовищем нос к носу.
  Но не столкнулся, потому что монстр, завалившись на сиденье, с которого только что выскочил человек, перестал урчать и только шумно дергался. Слишком темно, просматривалась лишь шевелящаяся масса, но по ритму ее движений Читер всё осознал и резко расслабился.
  Сбоку ударил луч света, ослепив, после чего оттуда испуганно крикнули:
  - Ложись! Ты его закрываешь!
  - Уймись! И автомат опусти, пока меня не подстрелила!
  - Читер!
  - Да нормально всё, я его уже успокоил.
  - Кого?
  - Откуда я знаю? Фонарь у нас только один, и он у тебя.
  Киска, наконец, снизошла до того, что перестала терзать глаза слепящим лучом. Приблизилась, посветила на монстра, сотрясаемого быстро затихающими конвульсиями, охнула:
  - Чёрт! Да ты только глянь на его пятки! Читер, это же топтун! И приличный! Где-то под тридцатник! Ну охренеть!
  
  Внимание! Личная победа - уничтожен опасный зараженный. Уровень - 33. Вероятность получения ценных трофеев - 100%. Примите поздравления, это было идеально чистое убийство одним ударом, получено свободных очков к основным характеристикам - 5. Получено 39 очков к прогрессу скорости. Получено 7 очков к прогрессу ловкости. Получено 148 очков к прогрессу ментальной силы. Получено 48 очков к прогрессу реакции. Получено 21 очко к прогрессу скрытности. Получено 79 очков к прогрессу удачи. Получено 36 единиц гуманности.
  
  Читер покачал головой:
  - Тридцать третий.
  - Откуда ты?.. А... ну да... мне тоже нарисовало. Я представляю, сколько тебе сейчас перепало.
  Киска нагнулась над поверженным чудовищем, посветила на голову, снова охнула:
  - Прикинь! Ты ему споровый мешок пробил. Точно в середину мешка попал, между долек. И как он тебя не убил? Тут сиденья в клочья, даже подголовники оторваны, а тебе ничего.
  - Рукав порвал и предплечье немного задел, - пожаловался Читер, только сейчас это заметив.
  Девушка, оторвавшись от изучения туши, посветила на руку и констатировала:
  - Да это же просто царапина. Как у тебя получилось? Он должен был нас обоих порвать, ему наши автоматы - почти трещотка.
  - Ни скажи. Если не промахиваться, бить строго по уязвимым точкам, завалить можно. Пули, конечно, должны быть с сердечниками, шкура у него слишком крепкая.
  - Слышь, ты мне зубы не заговаривай. Колись давай.
  - Ты о чём?
  - О том, что у тебя ноль шансов приземлить такую тварь. Но ты ее убил. Как?
  - Просто повезло.
  - Это всё? Всё, что ты хочешь мне по этому поводу сказать?
  - А что еще говорить? Он вломился в окно, я вскочил, размахнулся заточкой, случайно попал в мешок. Такое бывает, людям везет, вот и мне повезло.
  - Где-то ты свистишь.
  - Я не соловей, чтобы свистеть.
  - Так не бывает.
  - У нас, мутных парней, и не так бывает. Собирайся, пора уходить. Я пока выпотрошу этого товарища. Позавтракаем потом, где-нибудь. Если один мертвяк нашел автобус, могут и другие найти.
  
  
  
   Читать эту и другие книги автора можно здесь:
  
  Завершенные книги и черновики
  
  Сайт автора (покупка книг)
  
  
Оценка: 8.91*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Ю.Руни "Близнец"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"