Смирнов Борис Николаевич: другие произведения.

Фанфик Наруто: Призрак

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 6.01*30  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выкладываю еще один фанфик по Наруто, который я считаю одним из лучших. З.Ы.: похоже продолжения ждать не приходится...Печалька.

  Наруто фанфик / Призрак. Пролог. Глава 1
  
  Автор: Kardinal
  Бета: пока нет.
  Название: Призрак.
  Статус: в процессе.
  Жанр: почти все.
  Пейринг: будет позже.
  Персонажи: почти все из манги и аниме + несколько моих.
  Саммари: Что делать если запутался в собственных "масках"? Какую жизнь вести? И стоит ли вообще так жить?
  Рейтинг: R.
  От автора: Действие фанфика начинается после возвращения Джирайи и Наруто из путешествия.
  Размещение: где угодно, но с этой шапкой.
  Предупреждение: AU, OOC почти всех героев (кого-то в большей степени, кого-то в меньшей).
  Дисклеймер: все принадлежит Кисимото.
  
  Пролог.
  
  Над Конохой медленно разгоралось солнце. Утренний туман постепенно сдавал свои позиции теплым лучам. В сторону дворца Хокаге медленно шла розоволосая девушка.
  - Сакура! - из-за угла закусочной показалась большая белая собака и Киба Инудзука собственной персоной.
  - Чего тебе? - неприветливо отозвалась Харуно, недовольная ранним вызовом к главе деревни.
  - Я слышал от постовых, что в Коноху рано утром вернулся саннин Джирайя. Значит и Наруто тоже должен быть поблизости. - Киба забрался на спину пса. - Встретишь его, передавай привет. Пошли, Акамару!
  - Значит, вернулся, наконец... - пробормотала почти неслышно девушка и направилась дальше по главной улице деревни. Но далеко уйти не успела, споткнувшись от крика за спиной:
  - Сакура-чан!!
  Ну конечно, кто же еще будет орать на полдеревни? В двадцати шагах от Сакуры стоял улыбающийся во все зубы Наруто. Заметно повзрослевший, но все с тем же глуповатым выражением лица.
  - Давно не виделись, Сакура-чан! А ты изменилась, стала еще красивее! Ты пойдешь со мной на свидание? - и смущенно почесал затылок.
  - Нет! Ты только вернулся в Коноху, а уже успел меня достать... - задумчиво глядя на свой кулак, отшила кавалера розоволосая. - И вообще, мне некогда. Я спешу к Хокаге.
  - Так мне тоже нужно к бабуле Цунаде! - обрадовался Узумаки и, схватив Сакуру за руку, почти бегом направился ко дворцу.
  * * *
  Через 40 минут.
  
  - До встречи на полигоне. - Какаши исчез в облаке дыма.
  - Сакура, Шикамару - вы свободны! Наруто, а ты задержись. - Цунаде выразительно посмотрела на подчиненных.
  Когда дверь за бывшими одноклассниками закрылась, с лица Наруто мигом слетела улыбка и придурковатость.
  - Слушаю вас, Хокаге-сама. - парень серьезно взглянул на главу деревни.
  - Нужно решить, чем ты теперь будешь заниматься. - Цунаде опустила подбородок на сплетенные пальцы. - Ты уже не можешь работать по-прежнему.
  - Я могу работать и в одиночку. - не согласился Наруто.
  - Не можешь. - женщина посмотрела прямо в холодные синие глаза, несколько минут назад наполненные радостным светом. - Ты сейчас слишком ценен для деревни и для меня! Ведь ты - легенда! Ты последний из "Призраков"!
  Юноша на мгновение потерял хладнокровие, глаза потемнели, а губы сжались в тонкую бескровную линию. Действительно, он - последний. А ведь когда-то...
  
  
  Глава 1. Начало.
  
  9 лет назад.
  В дверь кабинета негромко постучали. Третий Хокаге деревни Скрытого Листа вытащил трубку изо рта и бросил короткий взгляд за окно.
  - Войдите!
  Через несколько мгновений перед ним предстал семилетний мальчишка с торчащими во все стороны золотыми волосами и ярко-синими глазами.
  - Наруто? Что тебе понадобилось? - слегка удивился Сарутоби, ведь этот хулиган редко сам появлялся во дворце. Чаще его приводили возмущенные жители или преподаватели Академии ниндзя, куда Наруто поступил год назад.
  - Мне нужно с вами поговорить, Хокаге-сама. - малыш был чрезвычайно серьезен и от этого Сарутоби удивился еще больше. - Я надеюсь, что здесь нас никто не сможет услышать? Разговор очень конфиденциальный.
  - Ну что ж, для твоей уверенности я могу поставить барьер от подслушивания. - Третий с трудом скрывал любопытство, складывая печати. - Нинпо! Скрывающий барьер! Теперь ты доволен?
  - Вполне. - блондинистая голова уважительно слегка склонилась.
  - Раз так, присаживайся и поговорим. - старик указал на стул неподалеку от стола.
  - Сарутоби-сама, я узнал, что семь лет назад Четвертый Хокаге именно во мне запечатал Девятихвостого лиса. - помедлив, начал тяжелый для обоих разговор Наруто.
  - Откуда ты узнал? В деревне запрещено говорить об этом! - Хокаге мигом подобрался и впился взглядом в лицо мальчика. - Четвертый хотел, чтобы тебя считали героем, но многие люди были против. Поэтому, чтобы хоть как-то защитить тебя я запретил говорить об этом. Кто посмел нарушить мой запрет?!
  - Хокаге-сама, люди не всегда умеют держать язык за зубами, а у меня очень хороший слух. Я вполне могу понять и Вас и их. Именно поэтому я пришел к вам с предложением.
  - Каким именно? - старик подавленно опустил плечи. Ведь он так надеялся, что правда не выплывет наружу хотя бы еще несколько лет и у Наруто будет детство и друзья.
  - Не думаю, что люди изменятся и начнут относиться ко мне лучше, сколько не вопи о "пути шиноби" и о желании стать Хокаге. - горькая усмешка дико смотрелась на губах семилетнего ребенка. - Тем более я не дурак и понимаю, что стать Хокаге я смог бы не раньше, чем лет через тридцать. Это с учетом того, что я буду уважаемым и опытным ниндзя. Я не настолько наивен, чтобы надеяться на такое будущее, если учесть отношение ко мне одноклассников и многих других шиноби и гражданских. С учетом таких выводов я хочу предложить другой путь.
  - Что же именно ты хотел предложить? - Сарутоби был, мягко говоря, шокирован. Не каждый день слышишь из уст первогодков Академии такие логичные выводы, реальные до жестокости.
  - Я согласен добровольно позволить ученым Конохи исследовать чакру Кьюби. Было бы неплохо, чтобы они нашли возможность использовать ее на благо деревни, избавив меня от Лиса. Желательно сохранив мне жизнь. Таким образом, я принесу хоть какую-то пользу и в будущем не придется беспокоиться о том, что демон может вырваться на свободу.
  - Ты понимаешь, что говоришь?! - сдавленно выдавил из себя Третий. - Ты добровольно хочешь сделать из себя подопытную мышь. Как я могу позволить ребенку пойти на такое?!
  - А какое у меня, по-вашему, будет детство? Я не хочу, чтобы у меня была внутри бомба замедленного действия! Я встретился с Кьюби и могу здраво рассуждать о будущем! - Наруто перешел на крик. - Год за годом он будет подогревать мою ненависть к "несправедливым" окружающим, провоцировать на вспышки ярости, пока не поглотит мое сознание и не уничтожит все вокруг! А я не хочу, чтобы деревня, которую мой отец защищал ценой собственной жизни, была разрушена этим средоточием ярости !!!
  - Как ты догадался об отце? - тихо спросил Хокаге, до боли сжав в пальцах трубку.
  - Умею сопоставлять факты. - уже спокойно ответил Узумаки и слегка улыбнулся, взглянув на портреты четырех Каге на стене кабинета.
  - Я даже не мог предположить, что этот день закончится именно так... - грустно вздохнул старик, взглянув на заходящее солнце за окном. - Что ж, Наруто, возможно потом я прокляну себя за эти слова... Я согласен на твое предложение. Я сообщу в Академию, что ты заболел и находишься на лечении в Стране Моря. Тем временем в секретных лабораториях Конохи тобой займутся ученые. Приходи завтра утром в этот кабинет.
  - Спасибо, Хокаге-сама! - поклонился Наруто и вышел за дверь, дождавшись снятия барьера.
  - Прости меня, Минато. Прости, что не могу дать твоему сыну счастливое детство. - прошептал Сарутоби, глядя на портрет Четвертого Хокаге Конохагакуре но Сато.
  
  
  * * *
  Год спустя.
  
  Ученые, получив уникальный материал для исследований, взялись за дело с пугающим энтузиазмом. Результатом столь бешеной работоспособности явился полный успех эксперимента. Чакру Девятихвостого удалось извлечь из Наруто и запечатать в специальных свитках, в будущем предполагавшимся использоваться в качестве почти бесконечной подпитки защитных барьеров деревни. Таким образом, Коноха, потеряв джинчурики, не теряла военной мощи.
  Самому же Наруто, чудом оставшемуся в живых во время извлечения чакры и уничтожения сознания Лиса, оставили резерв чакры уровня Каге. А так как мальчик еще рос и развивался, этот объем еще должен был увеличиться.
  Третий Хокаге тщательно засекретил результаты исследований и всю сопутствующую документацию. Доступ к данным теперь имели лишь несколько ученых, получивших печать неразглашения А-уровня, а также сам Хокаге. Нельзя было давать подобную информацию в чужие руки, поэтому еще и сам Наруто также получил печать А-уровня. Она не только защищала сознание от проникновения и невозможность проболтаться, но и давала доступ к некоторым секретным документам.
  Сарутоби не забыл о мальчике, сделавшему в свои восемь лет столь многое для Конохи. Поэтому, официально вернувшись в Академию из "Страны Моря", сын Четвертого Хокаге параллельно тайно обучался премудростям шиноби у нескольких персональных наставников из АНБУ. Проявив необычайную прилежность в освоении знаний и тренировках, за год, поучаствовав в нескольких миссиях под негласным присмотром наставников, Узумаки Наруто получил вызов к Хокаге.
  
  * * *
  
  - Здравствуй, Наруто. - Сарутоби поднял взгляд от бумаг. - нам предстоит серьезный разговор.
  - Приветствую вас, Хокаге-сама. - Наруто вежливо поздоровался, гадая про себя о причинах вызова.
  - Что ж, ты оказался прав, придя в этот кабинет два года назад. Благодаря этому и Коноха и ты только выиграли. Оклемавшись от эксперимента, ты с первого раза сдал экзамен на генина. Видимо ты и раньше, еще до Академии начал изучать исскувство шиноби. Наставники из АНБУ хвалили твои успехи в учебе. И в миссиях ты действовал очень грамотно. Поэтому, властью Третьего Хокаге Конохагакуре но Сато я присваиваю тебе звание чунина. - Сарутоби лукаво взглянул на ошарашенного мальчика.
  - Благодарю вас, Хокаге-сама. - единственное, что смог выдавить из себя Наруто.
  - Это еще не все. Я хочу предложить тебе службу в моем особом личном отряде. Я назвал его "Призраки".
  
  Глава 2. Новая работа.
  
  -Это еще не все. Я хочу предложить тебе службу в моем личном отряде. Я назвал его "Призраки".
  - Пять лет назад появилась острая необходимость в создании абсолютно секретной структуры, подчиненной лишь главе деревни. АНБУ считают "личной гвардией" Хокаге, которой он может распоряжаться по своему усмотрению, но это совсем не так. Доступ к личным делам АНБУ имеет также и Совет старейшин с Данзо. Тот самый Данзо, создавший Корень АНБУ о составе которого не знает никто, кроме него. Старейшины имеют право отдавать приказы моей, так называемой "личной армии". Таким образом, Хокаге получается связан по рукам и ногам. Я не могу свободно реализовывать некоторые политические ходы, направленные на благо деревни. Именно по этим причинам я создал два отряда: "Призраки" и "Охотники". Нин-хантеры обеспечивают внутреннюю безопасность Конохи, ловят шпионов и вычисляют предателей, а так же обеспечивают мою личную неприкосновенность. "Призраки" создавались для совершенно другой цели. Члены группы должны быть не только хорошими бойцами, но и иметь несколько необходимых талантов. Таких как высокие актерские данные, умение выкручиваться из любой щекотливой ситуации, а также способности к психологии. И, конечно же, должны быть очень умны.
  - Для чего все это нужно? - полюбопытствовал Наруто, внимательно слушавший Сарутоби. Это было... интересно.
  - Все эти качества необходимы для выполнения особых миссий, таких как разведка, добыча некоторых секретных документов и... убийство. "Призраки" не являются ликвидаторами, для этого существуют обычные джонины и бойцы АНБУ. Отряд выполняет более "тонкие" задания. Благодаря ему Коноха осведомлена обо всех политических "течениях" на континенте, и в случае необходимости может спровоцировать в какой-либо из стран внутренний конфликт. Таким образом, государство, занятое своими проблемами не обратит свой взор на Страну Огня и Коноху. Также задачей "Призраков" является предотвращение заключения некоторых альянсов, опасных для нашей страны. Отряд обязан уметь проникать на любой уровень власти в государстве и даже некоторых Скрытых деревень шиноби. Такие миссии чрезвычайно опасны, но предельно необходимы для безопасности Конохи и Страны Огня. - Сарутоби прямо и жестко смотрел в глаза блондина. Он прекрасно понимал, на что идет.
  - А чем я могу быть полезен для такого отряда? - Наруто уже и сам догадался, но хотел услышать подтверждение из уст Хокаге.
  -Хм... Во-первых, ты очень хорошо умеешь притворяться, доказательством могут служить вечные жалобы Ируки на твое поведение и лень. Во-вторых, твои способности в ниндзюцу очень сильны для девятилетнего, и в случае чего ты сможешь неплохо себя защитить. И третье, но самое главное - я уверен в твоей преданности Конохе. Прежде чем согласиться или отказаться, ты должен очень хорошо подумать. Наруто, служа в этом отряде, ты увидишь всю грязь нашего мира и вполне можешь окончательно разочароваться в людях. - Сарутоби поднялся из-за стола и подошел к окну, смотря на отражение серьезно задумавшегося мальчика за спиной.
  - Хокаге-сама, я согласен. - обернувшийся третий увидел в синих глазах решимость. - Возможно, я и приму эту грязь на душу, но ведь кто-то же должен делать подобную работу. А я уже успел хлебнуть достаточно дерьма, чтобы не удивляться несовершенству окружающего мира.
  Губы Наруто исказились в ироничной усмешке. Вернувшись из "Страны Моря" в Академию ниндзя и увидев своих одноклассников, мальчик понял, насколько он повзрослел. Все это соперничество девчонок за внимание Саске Учиха, издевательские смешки остальных ребят, казались настолько глупыми, что уже совершенно не задевали Наруто. Но приходилось поддерживать образ ленивого хулигана, периодически получая выволочку от преподавателей. Учеба у наставников из АНБУ занимала достаточно много времени, поэтому Узумаки получил еще и репутацию прогульщика уроков, на что Ирука постоянно жаловался Хокаге. Предложение Третьего было лучшим выходом из сложившейся ситуации. Теперь появилась возможность использовать свой повзрослевший ум и новые способности практически свободно. Вряд ли задания окажутся легкими, поэтому можно будет вдоволь поломать голову над планированием миссий. Наруто не надеялся, что ему сразу дадут такую возможность, но он был весьма терпелив. Распутывание загадок, тонкая актерская игра для манипулирования ситуацией... Такие перспективы будоражили кровь, и заставляли ни капли не сомневаться в только что принятом решении. Попрощавшись с Хокаге, Узумаки направился домой, продолжая о чем-то размышлять.
  
  
  - Ну и как он тебе? - задал вопрос в пустоту кабинета Сарутоби.
  -Впечатляет. - за спинкой кресла появился высокий человек в багровой форме, похожей на экипировку АНБУ, но с длинными рукавами и жилетом черного цвета. Лицо закрывала фарфоровая маска с изображением дракона. - Поразительные для столь малого возраста выводы. Я читал его досье и считаю, что он подходит для нашего отряда. Столь сообразительного мальчишку нельзя упускать.
  - По результатам тестов, уровень его интеллектуальных способностей превышает 200 единиц. - Третий раскурил трубку. - К твоему сведению, Дракон, у меня такой же.
  - Мы о нем позаботимся Хокаге-сама. - негромкое обещание и бесшумное исчезновение.
  - Я на это очень надеюсь. - прошептал Сарутоби, пуская тонкие колечки дыма в потолок.
  
  
  * * *
  
  Ранним утром Наруто и Третий спускались в подземелья под дворцом Хокаге, петляя по бесконечным коридорам, пока не подошли к крепкой дубовой двери.
  - Это крыло не обозначено ни на одной карте подземелий и доступ сюда имеет только Хокаге и "Призраки". Это теперь ваша база и второй дом. Сейчас я познакомлю тебя с отрядом. Среди "Призраков" есть традиция - они не скрывают своего имени и лица перед членами команды. - Сарутоби мягко открыл дверь с хорошо смазанными петлями. - Я надеюсь, что ты с ними сработаешься.
  - Сделаю все возможное. - заверил старика Наруто, невольно затаив дыхание. Каким бы ни был уровень самоконтроля, волнение все равно билось где-то в горле. Все же блондин был девятилетним мальчишкой, хоть уже и чунином.
  Перед глазами предстал совершенно пустой, скудно освещенный, длинный коридор со множеством поворотов. Узумаки, своим обостренным от волнения восприятием, почувствовал множество ловушек, буквально нашпиговывающих безобидное на первый взгляд пространство.
  - Здесь не любят незваных гостей. - правильно понял состояние Наруто Третий. - Не беспокойся, мы в числе приглашенных.
  Заметив иронию в словах старика, мальчик немного успокоился. М-да, его будущая команда уже заставила себя уважать.
  Тем временем они подошли к очередной двери, на которой чувствовалось сторожевое дзюцу. При его активации, на незваного гостя срабатывали поочередно все ловушки в коридоре. Третий приложил руку к стальной поверхности и собрал в ладони чакру. Дверь с тихим шорохом приоткрылась.
  Перед любопытным взглядом Наруто оказалась уютная гостиная в песочных тонах с несколькими мягкими диванами, на которых сидело пять человек, мгновенно вскочивших на ноги при появлении главы деревни.
  - Что ж, будем знакомиться. - спокойно начал высокий мужчина с короткими черными волосами, с несколькими седыми прядями на висках. Его черные глаза с легким весельем смотрели на Наруто. - Меня зовут Хино Рей, я командир отряда.
  - Кагами Ран. - представилась голубоглазая блондинка, с любопытством рассматривая нового товарища. - Очень неплохо, мы вполне можем сойти за брата и сестру.
  Узумаки слегка смутился от столь откровенного разглядывания.
  - Я Хикари Такара или просто Таки. - зеленоглазая шатенка ткнула локтем Ран, призывая не смущать ребенка.
  - Хьюга Акено, приятно познакомиться. - глаза лунного цвета без зрачков, казалось, видели всех насквозь.
  - Я как всегда последний. - ворчливо заметил сероглазый парень с огненно-красными волосами. - мое имя Сецуна Аи.
  - Намекадзе или Узумаки Наруто. - Хокаге записал мальчика в личном деле под фамилией отца. - Мне тоже очень приятно познакомиться.
  -Ладно, мое присутствие здесь больше не требуется. Наруто, осваивайся пока, скоро будет твое первое задание. - Сарутоби вышел обратно за дверь, про себя пожелав мальчику удачи.
  - Ну что ж, сначала мы тебе покажем нашу базу, а потом пообщаемся подробнее. - Ран схватила Наруто за руку и энтузиазмом поволокла его вглубь помещений под тихое хихиканье остальных. Чрезмерная энергичность девушки всех частенько веселила.
  - Аккуратнее с нашим новым другом, Кагами, а то он передумает и сбежит от нас куда подальше. - Аи подмигнул Узумаки и тихо шепнул ему на ухо, стараясь не отставать от деятельной Ран. - Иногда я ее боюсь!
  Первые мысли Наруто после знакомства с "Призраками" были о том, что он угодил в дурдом. Всего за пару часов Ран и Аи успели показать ему столько, что от новых впечатлений закружилась голова. Чего тут только не было! И библиотека, и тренировочный зал и даже собственная лаборатория! Блондину также показали его личную комнату, в которой можно было жить по желанию. Как объяснили старшие товарищи, итоги миссий обсуждались в зале для брифингов неподалеку, и иногда просто не было сил идти домой в деревню.
  Когда уставшего Наруто привели обратно в гостиную, на маленьком столике уже стоял свежезаваренный чай с жасмином.
  - Ну и как тебе наша база? - поинтересовался Рей, подавая мальчику глиняную кружку с чаем.
  - Никогда не подозревал, что под Конохой столько подземелий!
  - Еще и не такое бывает, ты это еще поймешь. - философски заметил мужчина. - Расскажи о себе поподробнее.
  - С чего начинать? - спросил Наруто, пытаясь собраться с мыслями.
  - Чтобы тебе было легче, начнет кто-нибудь из нас. - Рей откинулся на спинку дивана. - Как командир, я начну первым. Имя мое ты уже знаешь, мне 35 лет, джонином стал в шестнадцать. Пять лет назад стал первым "Призраком", ребята присоединились позже. Владею стихией огня и земли, за что получил прозвище "Дракон" и маску с соответствующим изображением. Моей основной задачей в отряде является планирование миссий, хотя из-за небольшого размера отряда приходится частенько бегать и самому. Участвовал в последней Великой войне шиноби. Именно после окончания войны Третий Хокаге предложил мне возглавить новый отряд, идею которого он придумал лет двадцать назад. Я согласился, но "Призраки" были созданы только пять лет назад, поэтому я занимался обычной работой джонина. Кто следующий?
  - Думаю, я. - негромко начал Акено. - Мне 23 года и когда-то я родился в побочной ветви клана Хьюга. Когда пришло время ставить печать, выяснилось, что у меня абсолютный иммунитет к большинству видов печатей, в том числе и клановой. Скорее всего, меня бы просто убили, если бы не сила крови Хьюга, пробудившаяся во мне чрезвычайно рано. Терять сильного бойца клан не мог себе позволить, поэтому советом старейшин меня было решено отнести к главной ветви без какого-либо права наследования. Клан меня не очень любит, ведь пришлось нарушить вековые традиции! Так как я являюсь одним из сильнейших бойцов Хьюга, меня заметил Хокаге и три года назад предложил место в отряде. Я еще ни разу не пожалел о своем решении. В "Призраках" моей специализацией является добыча разных свитков и документов, т. к. бьякуган позволяет видеть ловушки и всяческие тайные ходы. Скрытые сейфы тоже вполне неплохо обнаруживаются.
  Собравшиеся тихо захихикали.
  - Я продолжу? - улыбаясь краем губ, проворчал Акено. - Также я владею стихией воды и нашим клановым стилем тайдзюцу "мягкой руки". Но для политических миссий я не гожусь - слишком легко опознать Хьюга по бьякугану...
  - Я следующая! - подпрыгнула на диване Ран, чуть не заехав локтем в глаз Аи. - Мне 19 лет, джонином стала всего год назад, а в отряде уже три года. Считаюсь мастером маскировки, т. к. имею особенный вид кекке генкай. Он позволяет мне принимать облик любого человека, независимо от комплекции. Правда в таких случаях чакры тратится намного больше. Благодаря своим способностям являюсь лучшим шпионом среди "Призраков", хотя могу выполнять задания и другого рода. Владею стихией молнии и парными кинжалами, имею неплохой уровень тайдзюцу. Родилась и выросла в Конохе, поэтому еще в совершенно "сопливом" возрасте обратила на себя внимание Хокаге и позже попала сюда. Вроде пока все, если будут нужны подробности - обращайся!
  - Ран, хватит болтать, дай мне хоть слово вставить! - возмутилась Такара. Кагами послушно умолкла, ерзая на месте. - Мне 21 год, а в Коноху я попала тринадцать лет назад. Мой отец был дайме Страны Цветов и я с детства готовилась к тому, чтобы в будущем занять его место. Начальником нашей охраны был бывший шиноби и, обнаружив у меня способности к контролю чакры, стал моим учителем. Когда мне было восемь лет, в стране произошел государственный переворот. Мятежники убили всю мою семью, а меня защитил учитель, дав время сбежать. Правда, далеко мне уйти не удалось и я была сильно ранена. Меня спас один из шиноби Конохи, так я и оказалась в здешнем госпитале. Так как идти мне было некуда, ведь живых родственников у меня не осталось, я поселилась в Конохе. Поступила в Академию ниндзя, позднее успешно прошла экзамен на чунина. Три года назад, по результатам тестов попала к "Призракам". У меня не слишком большой объем чакры, поэтому я специализируюсь на политических интригах. Все же меня этому искусству учили с детства. Хорошо владею парными клинками, а стихия земли дает неплохую защиту.
  - Можно нескромный вопрос? - и, увидев согласный кивок, Наруто продолжил: - Ты не собираешься возвращать свой законный престол в своей стране?
  - Нет, потому что моей страны уже не существует. - Таки грустно улыбнулась. - Некоторые жители успели сбежать в соседние страны, столица была сожжена дотла. Мятежники, забрав казну, исчезли в неизвестном направлении...
  - Прости мое любопытство. - смутился блондин.
  - Ничего страшного, ведь мы должны хорошо знать друг друга, чтобы эффективно выполнять миссии. - Хикари ничуть не обиделась.
  - Это что же получается, я опять последний?! - вдруг возмущенно взвыл Аи в наступившей тишине. - Какие вы все резвые!
  - Вообще-то, последним буду я. - заметил Наруто.
  - Тогда ладно. - мигом успокоился Сецуна. - Думаю, что после всех историй моя тебя не удивит. Мне 21 год, пять из которых я был известен как третий мечник Тумана "Скат".
  Сказать, что мальчик удивился было бы непростительным преуменьшением! Он с трудом удержался от того, чтобы самым банальным образом не распахнуть рот!
  Сецуна наслаждался произведенным эффектом, невозмутимо продолжив:
  - Родился и рос я в Конохе, учился в Академии, как и все нормальные дети. Только выпускной экзамен я сдал не в двенадцать лет, а в восемь. Через четыре года выполнения несложных миссий, получил звание чунина и задание от Хокаге. Я должен был внедриться в деревню Скрытого Тумана. Меня выбрали, потому что моя мать когда-то была шиноби Тумана и научила меня всему необходимому, чтобы я смог там выжить. Поэтому я в 12 лет уехал из Страны Огня, а в четырнадцать уже стал самым молодым мечником Тумана за последние пятьдесят лет. До девятнадцати я был примерным шиноби, но позже в деревне произошел конфликт власти, конечно не без моей скромной помощи, и многие из Мечников стали бывшими. Некоторые из них ушли из деревни. Моя миссия была завершена - Туману теперь не было никакого дела до Конохи, в своих бы проблемах разобраться. Я вернулся в Коноху и сразу де попал а "Призракам", т. к. я уже много лет выполнял похожую работу. Как только я стал Мечником, Хокаге негласно присвоил мне звание джонина, поэтому мне не в чем жаловаться на жизнь. Я владею стихией молнии и воды, за использование которых в бою меня прозвали "Скат". Понятное дело, я очень неплохо владею мечом, могу постоять за себя и в тайдзюцу. Но основным своим достоинством считаю покладистый характер.
  Девушки на этих словах скептически хмыкнули и выжидательно уставились на Наруто. Тот, под множеством внимательных взглядов тихонько вздохну и начал свой рассказ:
  - Эта история началась девять лет назад во время, нападения Девятихвостого лиса на Коноху. Четвертый Хокаге смог остановить демона ценой своей жизни, запечатав его в новорожденном ребенке, т. е. во мне. Всего несколько человек в деревне знает, что он использовал для ритуала собственного сына. Последним желанием Четвертого было, чтобы меня считали героем, спасшим вместе с Хокаге родную деревню. Но кое-кто из верхушки власти был против, считая мое существование очень опасным. Признать меня прилюдно сыном самого сильного Хокаге в истории Конохи было бы несмываемым пятном позора для славы деревни. Именно поэтому от меня скрывали, кем я являюсь. Третий Хокаге запретил жителям говорить о том, что во мне запечатан самый страшный биджу их всех. Но люди все равно смотрели на меня со страхом и призрением, а их дети лишь подражали родителям, считая правильным дразнить меня. Не хочу даже думать, что бы со мной стало, если бы в 5 лет я не встретил человека, изменившего всю мою жизнь... - Наруто на миг прикрыл глаза, погрузившись в воспоминания. - Это был мальчик старше меня лет на пять. Позже я не раз спрашивал, почему он мне помогал, ведь почти никто в деревне не относился ко мне по-доброму? Тогда он ответил мне, что я напоминаю ему младшего брата, которого хочется защищать всеми возможными способами. Он говорил мне, что для того чтобы я смог защитить себя и не погрязнуть в ненависти к людям, я должен хорошо понимать их мотивы. Он был очень умным и сильным для своего возраста, а я очень сильно к нему привязался и безумно хотел стать таким же. Поэтому я не сопротивлялся, когда он притаскивал мне горы книг для изучения по тактике, стратегии, психологии и истории мира шиноби. Я прилежно учился, постепенно начиная лучше осознавать поведение людей. Потом он рассказал мне о биджу и джинчурики, притащив несколько легенд в старых свитках. Я учился тайдзюцу и ниндзюцу, но у меня было плохо с контролем чакры, поэтому я освоил всего пару техник. Постепенно я становился умнее, ведь у меня был неплохой потенциал. Я прекрасно понимал, что из-за демона мало чего смогу добиться в деревне, поэтому тратил много времени на поиски решения проблемы. Найдя выход из ситуации, я обратился к Хокаге. Через год я смог избавиться от Кьюби, но каким образом - это засекреченная информация. У меня остался резерв чакры уровня Каге, быстрая регенерация и способность использовать стихию огня. Основной моей стихией был ветер, поэтому перспективы совмещения техник обеих стихий просто поражали воображение. Но все же, я еще не очень хорошо контролировал чакру, да и в тайдзюцу недалеко продвинулся, поэтому Третий назначил мне персональных наставников из АНБУ. Еще год я учился и успел поучаствовать в нескольких миссиях, т. к. звание генина я получил сразу же, как только избавился от демона, уж на это моих знаний хватило. По результатам этих миссий Хокаге присвоил мне звание чунина и предложил место в вашем отряде. - Наруто слегка перевел дух, таких длинных монологов он еще не произносил. - Во время одной из миссий я встретил одного старого монаха, который подарил мне свиток контракта с очень редким кланом тигров. Он сказал, что уже слишком стар и не хочет, чтобы такое знание растворилось в веках. Таким образом, теперь я могу вызывать тигров, поэтому являюсь мастером преследования не хуже Хатаке Какаши с его псами.
  - А где сейчас твой друг? - выдавила из себя впечатленная рассказом Таки.
  - Его уже нет. - нахмурился блондин. - Я благодарен ему больше жизни за то, что он когда-то сумел дать шанс глупому мальчишке строить свою судьбу самому...
  
  
  После этого разговора дни полетели друг за другом, складываясь в месяцы и годы. Первое время Наруто изучал политическую обстановку других стран под руководством Рея и Такары. Аи учил его обращаться с мечом и совершенствовал тайдзюцу блондина. Также Узумаки не забывал учиться использовать обе свои стихии чакры, создавая разрушительнейшие техники.
  Для того, чтобы не вызывать подозрения к себе частым отсутствием в Академии, Наруто пришлось выучить технику, за использование которой любой, кроме "Призраков" мог заработать смертную казнь или пожизненное заключение.
  Ученые Конохи, на основе исследований Орочимару и изучении крови Ран, сделали невозможное. Они нашли способ совмещенного создания гомункула ( то, что Орочимару сделал с Первым и Вторым Хокаге в битве с Сарутоби на стадионе) и теневого клона без жертвоприношения. В процессе создания подобного существа из некоторых специальных веществ, добавлялась кровь шиноби, копия которого создавалась. Также необходимо было передать ему гигантское количество чакры. Таким образом, копия могла использовать техники, у нее текла кровь при ранениях, она не исчезала при повреждениях и обладала всеми знаниями и памятью оригинала. Но все же, это был не человек и через пару месяцев без подпитки кровью и чакрой просто разрушался. При создании копия с оригиналом оказывались связаны особой печатью, которая давала возможность связываться ментально. Но с помощью этой печати, после смерти оригинала копия, независимо от уровня подпитка разрушалась в течение суток. Эту технику назвали "Генетический клон" или, как прозвали ее "Призраки" - "Генуа".
  
  Наруто успел поучаствовать во множестве самых разнообразных миссий, отточив свои навыки ниндзя и искусство перевоплощения практически до совершенства. Но были две миссии, ставшие ключевыми для дальнейшей работы...
  
  
  * * *
  
  Почти сразу после своего десятого дня рождения, Узумаки получил персональный вызов от Хокаге, хотя обычно вызывалась вся группа.
  - Вызывали, Сарутоби-сама? - Наруто бесшумно появился в кабинете, полностью экипированный в багровую форму "Призраков".
  - Да, вызывал, - кивнул Третий. - Сними маску и поговорим.
  Узумаки подчинился, снимая фарфоровую маску с изображением морды тигра. Благодаря своему компаньону, он получил прозвище "Белый тигр", т. к. его лучший друг Кацу был большим белым тигром, незаменимым в преследованиях.
  - Я вызвал тебя одного, т. к. эту миссию я могу поручить только тебе. - Третий задумчиво разглядывал кончик своей трубки. - Но сначала я обязан предупредить тебя о том, что информация о деталях миссии имеет приоритет секретности высшего ранга, и доступ к ней имею только я один. Даже Совет старейшин не в курсе. Я дам тебе почитать один документ, а потом продолжу.
  Третий вытащил из ящика стола толстую папку и передал ее Наруто. Блондин прочитал название: "Дело клана Учиха". Открыв ее, он погрузился в чтение. В тишине кабинета раздавался только шелест переворачиваемых страниц.
  - Это... просто ужасно... - в голосе мальчика чувствовалась боль.
  - Да, я знаю. - Хокаге смотрел с пониманием. - И тебе больнее всего от того, что именно Учиха Итачи учил тебя искусству шиноби несколько лет назад.
  - Он не просто учил меня, он изменил мою жизнь к лучшему. Итачи был моим первым другом, и я считал его своим старшим братом. Когда произошла трагедия клана Учиха, я не мог поверить, что человек с таким добрым сердцем добровольно мог совершить подобное.
  - Это был приказ Совета старейшин. А я ничего не смог сделать... - Сарутоби до сих пор не мог простить свою беспомощность в тот день.
  - Он слишком любил деревню и ненавидел войну. - Узумаки запустил пальцы себе в волосы. - А Саске теперь ослеплен жаждой мести старшему брату, потому что Итачи не смог его убить. Какой ужас!
  - Твоя миссия будет связана с Итачи, но прежде чем рассказывать подробнее я должен кое-что сделать. - Хокаге подошел к окну. - Сейчас ты единственный человек в Конохе, который не поверил в его безоговорочную виновность. По этой причине только тебе я могу доверять в этом вопросе полностью, но чтобы обезопасить и тебя и деревню я должен изменить твою печать.
  - Как? - Наруто был готов на все.
  - Когда-то Первый Хокаге Конохи Хаширама Сенджу изобрел особую печать, а я довел ее до совершенства. Эта печать S-уровня, единственная в своем роде. Она дает абсолютный доступ ко всем тайнам Конохи, поэтому еще нет ни одного человека, носящего ее. Это огромная ответственность, т. к. обладая подобными знаниями и возможностями человек получает немалую власть в будущем. По договоренности с дайме Страны Огня, следующим Хокаге может быть только человек, носящий подобную печать. Это исключает возможность военных переворотов в деревне. Старейшины насчет этого не в курсе и, я надеюсь, не будут еще долгое время. Такую печать я хочу поставить своему преемнику, я на всякий случай оставил завещание со своей последней волей. Если та согласишься на изменение, то в случае моей смерти, именно ты будешь обязан поставить будущему Хокаге подобную печать и посвятить его во многие тайны Конохи. Я просто хочу обезопасить власть главы деревни от внешнего давления, а имея знания о некоторых тайнах, это становится вполне возможным. Подумай над моим предложением.
  - Я слишком люблю Коноху, чтобы не бояться ответственности. Тем более, эта миссия будет связана с Итачи, поэтому я не хочу отказываться. - про себя Наруто задавал вопрос: "почему всегда крайний я?!".
  - При малейшем намеке на предательство печать уничтожит своего носителя. - счел необходимым сообщить Третий, но увидев в глазах мальчика решимость, сложил печати и прикоснулся к его лбу. - Тайная печать! Абсолютный доступ!
  В глазах Наруто потемнело, и он потерял сознание. Очнулся он через несколько минут на диване, стоящем в углу кабинета.
  - О, ты уже пришел в себя? - обрадовался Сарутоби. Изменение уровня печатей сопровождалось весьма неприятными ощущениями. - Теперь можно и обсудить подробности миссии. Месяц назад Итачи сообщил мне, что вступил в преступную организацию "Акацуки" и хочет шпионить в ней для Конохи. Но, т. к. посылать сообщения он свободно не может, мне нужен связной. Я выбрал для этой роли тебя, ведь он был твоим другом и вам будет легче найти общий язык. Ты должен будешь встретиться с ним через неделю на границе Страны Рек и получить информацию. Все понятно?
  - Тук точно, Хокаге-сама! - Наруто вытянулся по струнке.
  - Это все, точные координаты места встречи получишь перед выходом. Можешь идти.
  - Есть! - Узумаки незаметно исчез.
  - надеюсь, он выдержит такую ответственность... - тихо пробормотал Сарутоби, душу которого, грызла совесть.
  
  
  Через неделю в Стране Рек на симпатичной полянке, Наруто, наконец, смог встретиться со своим лучшим другом.
  - Здравствуй, Наруто. Не думал, что Третий пришлет на встречу тебя. - Итачи снял соломенную шляпу и плащ с красными облаками. - Но я очень рад тебя видеть, ты сильно вырос.
  - Я тоже рад тебя видеть, старший брат. - Наруто с трудом справлялся с эмоциями.
  - Если ты здесь, значит, Хокаге посвятил тебя в детали той миссии? - лишь по дрогнувшему взгляду можно было заметить, насколько важен этот разговор для Итачи. - Что с Саске?
  - Он хочет тебя убить. - не стал ходить вокруг да около блондин.
  - Я знаю, но месть позволит ему жить и становиться сильнее хотя бы ради этой цели. - Учиха достал из кармана свиток. - Здесь информация о составе "Акацук", пока только имена и краткие характеристики. О боевых способностях я пока еще ничего не знаю. Мне уже пора возвращаться, иначе мой напарник может что-то заподозрить. У нас была миссия в этих краях, и мне удалось ненадолго скрыться. Удачи тебе, Наруто, береги себя.
  Узумаки, взяв в руки свиток, попрощался и с тяжелым сердцем отправился обратно в Коноху, в надежде когда-нибудь встретиться с другом снова и не в бою.
  
  
  * * *
  
  Через полтора года Наруто поучаствовал в миссии, после которой Хокаге дал ему право планировать действия "Призраков" и разрабатывать легенды на одном уровне с Реем Хино. Командир отряда уже успел убедиться, насколько хорошо Узумаки умеет просчитывать варианты и разбираться в людях.
  В ходе той миссии выяснилось, что за пропажами детей по всей территории Страны Огня и соседних государств, стоит подпольная лаборатория, проводящая генетические эксперименты. По своей фанатичности и жестокости ученые превзошли даже Орочимару. Благодаря тигру Наруто по запаху одного из похищенных детей, обнаружил лаборатории. В ходе расследования выяснилось, что спонсирует ученых дайме одной небольшой страны. Спровоцировав с помощью Аи и Такары государственный переворот, Наруто "под шумок" уничтожил лабораторию вместе со всей документацией. Родственник бывшего дайме, занявший престол, о темных делишках предыдущего правителя ничего даже не подозревал. Весь план операции был разработан лично Узумаки, и ее полный успех стал поводом для расширения полномочий блондина в "Призраках".
  Параллельно работе, Третий Хокаге посвящал Наруто в некоторые тайны деревни, опасаясь, что в случае его смерти, следующий глава Конохи окажется недостаточно информирован. Сарутоби давно привык лишний раз перестраховываться.
  Так проходили месяцы, пока не пришло время выпускного экзамена в Академии и распределения по командам.
  
  Глава 3-1. Команда Љ 7.
  
  Наруто проснулся от яростно вьющего в глаза солнца. Вчера на тренировке с Аи он слегка переусердствовал, и теперь ломило все тело. С тяжким стоном блондин сполз с кровати, судорожно вспоминая какой сегодня день недели.
  - "О, Ками-сама! Сегодня же экзамен в Академии! Вот лопух! Сдавать его пойду сам, пусть "Генуа" отдохнет в саркофаге..." - Когда клоны были не нужны, их помещали в специально созданные приспособления, замедляющие разрушение тела и ток чакры. Это было сделано для того, чтобы по деревне не моталось два одинаковых человека.
  С такими мыслями блондин с тоской посмотрел в пустой холодильник. Пнув дверцу, Наруто с голодухи съел пищевую пилюлю, надеясь ей не отравиться.
  В Академии все были взбудоражены предстоящим выпускным экзаменом, поэтому блондин спокойно устроился за партой, из-под прикрытых век наблюдая за одноклассниками. В аудиторию зашли Ирука с Мизуки, держа в руках протекторы для будущих генинов. Для успешной сдачи экзамена нужно было создать пару клонов. Все с успехом выполнили задание и радостно сжимали новенькие повязки. Очередь дошла и до Наруто. Узумаки спокойно вышел на середину аудитории и сложил печати...
  - "Мать... какого хрена?!" - Единственная мысль билась в голове блондина, ошарашенного видом клонов-полутрупов. - "М-да, не надо было есть ту пилюлю, токсины плохо влияют на циркуляцию чакры... Что ж теперь делать-то?! Ну, хоть поддержал репутацию идиота..."
  Скрыв замешательство под маской огорчения, Наруто отправился обдумывать ситуацию на одну симпатичную крышу. Долго побыть в одиночестве ему не дал Мизуки, начав говорить что-то о свитке Первого Хокаге.
  - "Это что же получается? Этот белобрысый чунин хочет заставить меня спереть один из секретных свитков Конохи?! Какая наглость! Хотя, если бы я был тем идиотом, за которого меня все держат, то мгновенно повелся бы на подобную легенду... "Охотники" и АНБУ что, совсем мышей не ловят?! У них тут предатель детей учит, а они даже не чешутся!" - Наруто не забывал восторженно кивать, обдумывая ситуацию, - "Надо навестить Хокаге..."
  Приняв решение, Наруто незаметно направился к главе деревни. Третий, выслушав его, немедленно вызвал одного из "Охотников".
  - Наруто, у тебя ведь уже есть план? - Сарутоби, объяснив ситуацию нин-хантеру, заметил хитрый блеск в глазах мальчика.
  - Конечно есть, Хокаге-сама. Я предлагаю использовать меня со свитком как приманку, чтобы выяснить, кто еще в этом замешан. А потом, наши доблестные "стражи Конохи" возьмут предателя с поличным. - Узумаки бросил весьма ехидный взгляд в сторону застывшей фигуры в маске.
  К слову, только "Охотники" и "Призраки" знали друг друга в лицо, периодически сотрудничая, Наруто был лично знаком с каждым из десятки нин-хантеров. Они были такой же неуловимой легендой среди шиноби Конохи, как и "Призраки", но никто не знал, чем занимаются эти две группы и какого рода миссии выполняют. Их просто считали особо секретным отрядом АНБУ. Год назад Третьему пришлось задействовать обе группы в одной серьезной операции и они немного засветились. Полной тайне их существования пришел конец. Но до сих пор, даже старейшины не имели доступа к личным делам отрядов и не видели их лиц.
  - Не хотелось бы поднимать шума в деревне... - задумчиво прикусил трубку Сарутоби.
  - Наши ребята за этим проследят - подал голос нин-хантер. - Двое "Охотников" будут вас негласно сопровождать, Наруто-сан, и появятся в нужный момент.
  - Согласен, тогда я ближе к ночи пойду за свитком.
  
  Ночное небо было затянуто тучами и бледный свет полной луны периодически исчезал, позволяя Наруто незамеченным пробраться во дворец Хокаге и похитить свиток с запретными техниками. Оказавшись в лесу, он почувствовал чужое присутствие: двое хорошо скрывали чакру, а третьим был, скорее всего, Мизуки.
  - "Значит он один... Ладно, поймаем и выясним все в подробностях. А это еще кто?" - Узумаки почувствовал еще один источник чакры, по которому он узнал Ируку. - "А этому что здесь понадобилось? Меня спасать пришел или он сообщник предателя?"
  - Наруто, зачем ты похитил свиток?! - появившийся учитель строго смотрел на блондина.
  - "Значит, все же спасать..." - решил тот и, состроив гримасу поглупее, выдал: - О, учитель Ирука, я выучил крутую технику и теперь смогу стать Хокаге!!!
  - Какая милая картина! А теперь, Наруто, отдай мне свиток. - на ветке дерева стоял Мизуки с огромным сюрикеном за спиной.
  - Предатель! Наруто, беги отсюда! - Умино бросился на своего бывшего коллегу.
  - "Еще чего не хватало! До чего же ты не вовремя, Ирука!" - Узумаки увидел, как от особенно сильного удара учитель сполз по дереву и не может встать на ноги. - "Пора вмешаться!"
  - Теневые клоны!
  С десяток клонов окружили Мизуки и выбили сюрикен из его рук. Тот не растерялся и точными ударами уничтожил всех копий. Краем глаза Наруто заметил, как один из "Охотников" бесшумной тенью появился рядом со все еще пытающимся подняться Ирукой, и погрузил того в сон с помощью мощного гендзюцу.
  - "Пора заканчивать". - Узумаки мигом прекратил бестолково создавать клонов и в мгновение ока оказался рядом с предателем, ударив того в живот кулаком со сконцентрированной чакрой. Мизуки согнулся, судорожно пытаясь вдохнуть хоть каплю воздуха. Наруто, слегка подпрыгнув, с разворота врезал ему ногой прямо в челюсть. Предатель безвольным "мешком" упал на землю. Рядом мигом появились два нин-хантера.
  - Мы позаботимся о нем, Наруто-сан. - сказал один из них, связывая Мизуки.
  - Я подправлю воспоминания Умино Ируке. - второй направился к бессознательному учителю и, приложив руку к его лбу, сосредоточился на чем-то.
  - Шума в деревне не было? - поинтересовался Узумаки, отдавая свиток.
  - Нет, у дворца Хокаге этого предателя встретили "Призраки" и наши, под видом обычных чунинов и джонинов. - "Охотник" слегка пихнул связанного. - Вот гад! Сам же и поднял тревогу, чтобы вина за пропажу свитка пала на вас.
  - Он еще об этом пожалеет. - спокойно константировал факт Наруто. - Что будет помнить Ирука?
  - Что он пришел спасать вас, немного пострадал в драке и видел, как вы создали десять клонов. Потом появились мы и вырубили предателя. Вы отдали нам свиток и остались с ним до подхода кого-нибудь из шиноби, пока мы докладывали обстановку Хокаге. Это все.
  - Благодарю вас за содействие. - кивнул Узумаки исчезнувшим в темноте "Охотникам".
  После того как Ирука пришел в себя, Наруто получил протектор. Создав теневых клонов, он автоматически сдал выпускной экзамен.
  - "До чего же сегодня длинный день... А завтра еще будет распределение по командам..." - лениво думал мальчик, направляясь домой. - "А поесть я так и не купил..."
  
  Следующим утром в Академии все удивлялись, каким образом Наруто смог получить протектор Конохи, на что тот отвечал, что уговорил Ируку на пересдачу экзамена. Сидя за партой рядом с Саске, Узумаки смотрел в потолок, пока не услышал собственное имя:
  - Команда Љ 7: Узумаки Наруто, Харуно Сакура, Учиха Саске, сенсей - Хатаке Какаши. Команда Љ 8...
  - "Черт возьми! Угораздило же попасть в одну команду с этими двумя!" - обреченно думал блондин. Встречу с наставниками назначили на послеобеденное время, поэтому Наруто решил поинтересоваться причинами подобного распределения у Хокаге.
  - Привет, Наруто! Как тебе новая команда? - полюбопытствовал Аи, когда Узумаки вошел во дворец.
  - Просто здорово! - не скрывая сарказма в голосе, пожаловался тот. - Недоделанный самодовольный мститель, влюбленная до фанатизма куноичи без особых способностей и сенсей-пофигист с извращенскими книжечками. Может в бою Хатаке и один из лучших джонинов деревни, но в повседневной жизни с ним совершенно невозможно общаться! Вот иду к Хокаге узнать причины того, почему меня запихнули именно в эту команду.
  - Ну, удачи! - деланно посочувствовал Сецуна и исчез от греха подальше.
  - Разрешите, Сарутоби-сама! - Наруто постучался в кабинет и, услышав утвердительный ответ, вошел. - Я хотел бы поинтересоваться причинами подобного состава седьмой команды.
  - Здравствуй, Наруто. Я знал, что ты придешь ко мне с этим вопросом. - Третий отложил в сторону бумаги, которые до этого внимательно просматривал. - Видишь ли, у меня просто не было другого выхода. Ты ведь знаешь, что команды составляются таким образом, чтобы уравновесить их силы с другими группами. Саске, хоть и является лучшим учеником по итогам экзаменов Академии, пока еще обладает совершенно не развитыми способностями. Он слишком самоуверен и ненадежен. Сакура имеет неплохой интеллект, но в бою почти ничего не сможет противопоставить врагу. Какаши очень опытный и сильный джонин, но ему будет не на кого опереться в команде. Их еще учить и учить. В других группах удалось хоть как-то уравновесить состав, поэтому добавить в команду Љ 7 кого-либо другого, значить ослабить ее. Ты уже опытный шиноби в шаге от звания джонина, и сможешь при случае помочь Какаши и спасти команду, чтобы у Саске и Сакуры была возможность хоть чему-нибудь успеть научиться. Завтра вам предстоит испытание у Хатаке, по итогам которого он примет решение, достойны ли вы звания генина. Присмотрись к команде и, если не пройдете тест, будешь спокойно работать в "Призраках" не отвлекаясь на побочные миссии. Но, все же, постарайтесь с ним справиться. Я на тебя надеюсь.
  - Сделаю все возможное, Хокаге-сама! - заверил Третьего Наруто.
  - После испытание зайдешь ко мне.
  - Есть! - кивнул блондин и поспешил исчезнуть, пока Сарутоби не придумал чего-нибудь еще.
  
  
  В пустой аудитории находились только Саске и Сакура, когда туда пришел Узумаки.
  - Наруто, ты опоздал! - накинулась на него с обвинениями девушка.
  - Но ведь сенсея еще нет... - попытался оправдаться блондин, но был прерван появившимся в дверях джонином.
  - Здравствуйте, Хатаке Какаши - наставник вашей команды. Предлагаю поговорить на свежем воздухе. - заявил высокий мужчина с маской на лице и протектором на левом глазу.
  Ребята послушно отправились на крышу Академии.
  - Представьтесь и расскажите о себе немного: что любите, что ненавидите, ваши цели... - глядя на задумавшихся детей, он продолжил: - Например, я много чего люблю, а что ненавижу, не хотел бы говорить, насчет целей пока не уверен...
  - "Ничего по делу так и не сказал. А мне говорить правду или соврать?" - размышлял Узумаки. - "Ладно, скажу правду и посмотрю на их реакцию, а выставить себя идиотом всегда успею".
  - Я Харуно Сакура, что люблю... - девочка замялась и, покраснев, посмотрела на Саске. - А ненавижу - Наруто! Цели у меня пока нет.
  - "За что?!" - блондин слегка оторопел.
  - Я Саске Учиха, я почти ничего не люблю и многое ненавижу. Моя цель - убить одного человека и возродить клан.
  - "Точно - недоделанный мститель! И мне работать с ним в одной команде?!" - Наруто дождался своей очереди: - Узумаки Наруто. Я люблю Коноху и ненавижу предателей. Моя цель - стать Хокаге, чтобы защищать жителей деревни.
  Саске и Сакура не обратили внимания на слова, занятые своими мыслями. А вот Какаши взглянул на блондина с интересом.
  - "Пусть поломает голову" - и Наруто дебильно улыбнулся во все зубы, вызвав легкое недоумение джонина.
  - Хорошо, встретимся завтра на третьем полигоне в пять утра. - сенсей поднялся со своего места. - советую ничего не есть... Испытание будет не из легких.
  - А что за испытание? - поинтересовалась Сакура.
  - Вот завтра и узнаете. - Какаши исчез в облаке дыма.
  
  
  Наруто проснулся по звонку будильника и, вопреки словам сенсея, плотно позавтракал. Зная слухи о привычке Какаши к опозданиям, Узумаки, придя на полигон, уснул, подложив под голову рюкзак со снаряжением. Сенсей появился часов через пять, поэтому блондин успел неплохо выспаться. Какаши объяснил детям, что не прошедшие тест возвращаются в Академии для дальнейшего обучения, и достал два колокольчика.
  - Ваша задача - отобрать у меня эти колокольчики. Если не попытаетесь меня убить, у вас ничего не выйдет.
  - "Поосторожнее с желаниями, сенсей" - Наруто про себя ехидно усмехнулся. - "Поиграем в идиота!"
  Узумаки создал с десяток клонов, бестолково пытающихся напасть на джонина. Тот без труда от них избавился, отправив самого Наруто искупаться в реке. Тем временем Саске и Сакура выжидали момент для нападения в ближайших кустах. Создав пол водой еще несколько клонов, Узумаки повторил столь же провальную попытку добыть колокольчики, как и первая. Вдобавок позволил себя связать и подвесить вверх ногами на дерево. После неудачного нападения Саске с сюрикенами, остальные члены команды скрылись в лесу.
  Теперь Наруто спокойно освободился от пут, оставив вместо себя висеть теневого клона. Подойдя к стоящему неподалеку Мемориалу погибшим, скептически хмыкнул, глядя на коробочки с едой. Не обращая на них никакого внимания, распечатал из свитка купленные с вечера белые хризантемы. Подойдя к камню, провел пальцами по именам родителей и, оставив цветы, решил посмотреть на то, как справляются с тестом Саске и Сакура.
  Отправив еще одного теневого клона к Харуно, сам по чакре нашел Учиху, который сражался с Какаши, используя огненные дзюцу. Заметив провал обоих сокомандников, Наруто поспешил вернуться обратно.
  - "Не успел" - вздохнул блондин, смотря как Хатаке развеивает его клона на дереве. Спокойно вышел из леса и, не скрываясь, направился к джонину.
  - Ты сумел выбраться, Наруто, я удивлен. Почему ты не пытаешься напасть на меня? - поинтересовался Какаши, с удивлением заметив нетронутую еду и цветы на Мемориале.
  - А смысл? - философски заметил Узумаки. - Цель испытания ведь не в этом? Жаль, что Саске и Сакура этого не поняли.
  - Ты догадался? И что же мне теперь делать? - тихо пробормотал джонин.
  - Привяжите меня к столбу и дайте им шанс сделать правильные выводы. - предложил Наруто, продемонстрировав хороший слух.
  Попытка увенчалась успехом и новоиспеченные генины отправились по домам, готовясь с завтрашнего дня начать выполнять миссии. Узумаки ближе к вечеру отправился к Сарутоби, помня вчерашний приказ.
  - Молодцы, что прошли испытание! - поприветствовал вошедшего мальчика Третий. - Я хотел предупредить тебя, чтобы ты использовал свои способности только в крайнем случае. Например, если команде будет грозить смерть. Если кто-либо заметит твои действия, сошлись на секретность и направляй прямиком ко мне. Ты все правильно понял?
  - Конечно, Хокаге-сама!
  
  
  * * *
  
  Но пока генины выполняли миссии ранга D. Поучаствовав в поисках кошки, Наруто плюнул на занятия подобной ерундой и посылал вместо себя "Генуа". Таким образом, освободилось время для тренировок. Такая ситуация продолжилась в течение месяца, пока Узумаки не решил выпросить у Хокаге миссию рангом повыше, чтобы команда смогла развиваться. А то "Призраки" уже совершенно задразнили блондина, неплохо веселясь от его рассказов о своих новых сокомандниках.
  - "Хоть работает за меня и "Генуа", мне надоело заниматься ерундой. Я за три года уже успел выполнить два десятка миссий ранга A и S, и теперь мне дико скучно. Даже у "Призраков" нет сейчас никаких заданий". - Наруто всеми силами строил из себя возмущенного жизнью генина, получив строгий выговор от Ируки, занимающегося сегодня распределением миссий. Сарутоби согласился дать команде миссию ранга С по сопровождению, понимающе посмотрев на блондина. Нужно было охранять архитектора по дороге в Страну Волн и во время постройки моста.
  Договорившись встретиться у ворот деревни, ребята и сенсей отправились за экипировкой.
  Мостостроитель по имени Тазуна долго возмущался выделенными для охраны "малолетками", но ему пришлось смириться. Первый день путешествия прошел спокойно, только изредка вспыхивали перебранки Саске с Наруто. В полдень следующего дня возникло хоть какое-то разнообразие из-за нападения пары чунинов-туманников. После этого ранг миссии повысился, но команда приняла решение продолжать путь.
  Следующим их противником стал джонин, в котором Наруто опознал нукенина деревни Скрытого Тумана - Момочи Забузу. Он был известен как один из Мечников, и за способность к бесшумному убийству получил прозвище "Дьявол Скрытого Тумана". Решив вмешаться только в критической ситуации, Узумаки спокойно предоставил право сражаться Хатаке Какаши, который тоже без труда опознал противника. Только когда джонин попал в водную тюрьму Забузы, Наруто совместно с Саске помог сенсею выбраться. Дальнейшего вмешательства не потребовалось, но раненого Мечника забрал один из членов спецкоманды Тумана, прямо из-под носа у команды Љ 7. Блондин почуял в этом какой-то подвох, но решил разобраться позднее, т. к. Какаши вырубился от истощения чакры.
  Сенсей пришел в себя через пару дней и, сделав такие же выводы из сражения, как и Наруто, догадался о том, что Забуза жив и в следующий раз нападет вместе со своим напарником, который так ловко обвел вокруг пальца коноховцев. Передвигаясь с помощью костылей, Хатаке взялся учить команду контролю чакры с помощью хождения по деревьям, не используя рук. Узумаки, со своим идеальным контролем с трудом создавал видимость беспомощности, что заметил наблюдательный сенсей. Долго морочить голову одному из самых опытных шиноби Конохи было невозможно, но пока все было в порядке. Неделю спустя, полностью поправившийся Какаши начал готовиться к нападению, ощущая повисшее в воздухе напряжение команды.
  Одним ранним утром Наруто ненадолго исчез и команда, не став его дожидаться, в неполном составе отправилась на мост. Но дойти до него просто не успела: на большой поляне в близлежащем лесу появились так ожидаемые враги. Они решили напасть на Тазуну на полпути к мосту, т. к. здесь было самое удобное место для битвы: небольшой ручей и лес, где можно неплохо спрятаться.
  - Сакура! Забирай Тазуну и возвращайся в дом, на семью тоже могут напасть, хоть я и оставил там клона. - приказал ученице Хатаке, открывая из-под протектора шаринган. - мы с Саске займемся ими.
  - Я все равно убью мостостроителя, когда уничтожу вас. - Забуза даже не пытался остановить девочку и старика. - Пусть пока детки сражаются, а я займусь тобой, Копирующий.
  Момочи вытащил из-за спины свой огромный меч, краем глаза смотря, как его напарник в маске спецкоманды без труда побеждает сопротивляющегося Саске. Учиха был уже вовсю утыкан сенбонами и ранен ледяными техниками врага. И, даже пробудившийся шаринган не мог ему помочь. От особо сильного удара брюнет отлетел в кусты и потерял сознание.
  - Отличная работа, Хаку! - Забуза был доволен. - А теперь займемся Копирующим.
  - "Мне пиздец!" - подумал Какаши, глядя на приближающихся противников. - "Против обоих я даже с шаринганом не выстою!".
  Вдруг в воздухе раздался свист ветра, и Момочи чудом увернулся от режущей волны.
  - "Это еще что такое?" - Хатаке был в недоумении. Из-за деревьев показался необычно серьезный Наруто с мечом в руке.
  - Мой клон утащил Саске домой, он жив. - Узумаки медленно приблизился к сенсею, не сводя внимательного взгляда с врагов.
  - Наруто, как ты...
  - Все вопросы потом, сенсей. Займитесь парнем в маске. - блондин кинул взгляд на Хаку. - Ваш шаринган теперь бесполезен против Забузы.
  - Ты прав, пацан. Я нашел способ противостоять шарингану. Ты слишком самоуверен, если думаешь справиться со мной. - Мечник перехватил клинок поудобнее. - Мне будет весело порубить тебя на кусочки.
  - Наруто, он тебе не по силам! - Какаши попытался вразумить ученика.
  - Хаку ничуть не слабее, так что займитесь лучше им, а то мы оба отправимся на тот свет, если будем тратить время на споры.
  Узумаки не стал дожидаться реакции сенсея и, с большой скоростью кинулся на Мечника. От столкновения клинков посыпались искры. Наруто, хоть и пропитал свое оружие чакрой ветра, не смог разрубить знаменитый "Обезглавливатель". Противники закружились в смертоносном танце, пытаясь ранить друг друга, пока не используя техник. Благодаря урокам Аи, блондин мог сражаться с Момочи на равных. Поняв бесполезность такого сражения, Мечник отскочил от немало удивившего его ребенка, складывая печати. Вокруг стал собираться густой туман.
  - Футон! Взрыв ветра! - негромко крикнул Узумаки, и туман мгновенно снесло потоками ветра. - Футон! Лезвие ветра!
  С клинка сорвалась узкая волна сконцентрированной стихийной чакры, но мечник увернулся и за его спиной упало несколько деревьев.
  - Сутон! Приливная волна! - мужчина не остался в долгу, краем глаза заметив, как Хаку поймал Копирующего в тюрьму из ледяных зеркал.
  - Футон! Воздушное ядро! - Наруто резко выдохнул большое ядро прямо в сторону водной техники. Волну просто сдуло в обратном направлении, и Забуза поспешил отменить дзюцу. Снова достав меч, он попытался задеть наглого мальчишку. Узумаки не растерялся и, подпрыгнув в воздухе, приземлился прямо на широкое лезвие "Обезглавливателя". Сделав пару шагов по мечу, он рубанул своим клинком прямо по шее Забузы, замершего на долю секунды от неожиданности. Мечник распался водным клоном. Наруто осмотрелся: неподалеку от гигантского огненного шара вдребезги разлетелись зеркала Хаку.
  - Сутон! Водный дракон! - снова появился в поле видимости Момочи, надеясь этой разрушительной техникой достать юнца. - Кто тебя научил так сражаться мечом?!
  - "Узнаешь перед смертью". - блондин решил использовать свою вторую стихию: - Катон! Огненный дракон!
  Две техники столкнулись и уничтожили друг друга, создав облако пара, из-за которого раздался голос мальчика:
  - Футон! Танец тысячи лезвий!
  На Мечника понеслась куча ветряных лезвий, создаваемых клинком блондина, который быстро перемещался вокруг мужчины, замыкая круг зоны поражения техники. Уворачиваться Момочи было просто некуда, и он влил всю оставшуюся чакру в одно дзюцу:
  - Сутон! Защитный купол!
  Ветряные лезвия не могли пробить водный щит, и Узумаки завершил комбинацию:
  - Катон! Струя огня! - Смешавшись с лезвиями из концентрированной чакры ветра, огонь резко раскалился и образовал замкнутое огненное кольцо вокруг Забузы. Наруто ненадолго отвлекся и успел увидеть, как Какаши пронзает грудь Хаку клинком из молнии. Огонь погас и блондин увидел сильно обожженного Мечника. Молниеносно оказавшись рядом, Наруто пронзил своим клинком его сердце, успев негромко сказать:
  - Меня учил "Скат"!
  В глазах упавшего замертво Забузы, застыло сильное удивление. Устало подойдя к Какаши, Узумаки поинтересовался:
  - Вы не сильно ранены?
  - Жить буду. Наруто, где ты такому научился? - Хатаке с изумлением смотрел на ученика.
  - Вы же служили в АНБУ и должны знать, что такое "Секретность". Обратитесь со своими вопросами к Хокаге по возвращении.
  - "А ребята еще шутили на счет того, что эта миссия будет похожа на отпуск!" - возмущенно думал блондин, запечатывая тела в специальные свитки. - "Надо будет подарить "Обезглавливатель" Аи, пусть позлорадствует над бывшим коллегой..."
  - Что ты делаешь? - спросил подошедший Какаши.
  - Отдадим тела нашим Конохским исследователям.
  - Кстати, где ты пропадал с утра?
  - Разбирался с заказчиком. Помните, Тазуна говорил о Гато? - Узумаки вопросительно взглянул на сенсея и, увидев утвердительный кивок, продолжил: - Теперь мост может строиться спокойно, Гато со своими людьми больше не доставит проблем. "Всего-то и надо было припомнить наши оперативные разработки и вычистить это шакалье логово..."
  Наруто решил не отвечать на немой вопрос в глазах джонина, направившись в сторону дома, где Сакура уже хлопотала над бессознательным Саске.
  
  
  Через месяц мост, названный в честь Наруто, был достроен, и команда Љ 7 направилась обратно в Коноху. Саске был сильно уязвлен тем, что Наруто, по словам Какаши, помог справиться с Забузой и Хаку. А сам Учиха почти ничего не сделал, провалявшись весь бой в отключке. От этого его неприязнь к Узумаки только возросла. А, Сакура, влюбленная в брюнета до беспамятства, последовала его примеру. Какаши изредка бросал изучающие взгляды в сторону блондина, поэтому тот был несказанно рад увидеть ворота родной деревни.
  Снова потекли обычные дни с миссиями ранга D, а Наруто вызвал к себе Хокаге.
  - Разрешите, Сарутоби-сама? - блондинистая голова показалась из-за двери кабинета.
  - Проходи, Наруто. У меня есть для тебя несколько важных новостей. - Третий вдруг хитро прищурился. - Во-первых, я выдал Какаши легенду о том, что я сам тебя учил. Скрывалось это затем, чтобы создать видимость того, что "джинчурики Девятихвостого" не особо умен и неопасен. Таким образом, те же "Акацуки" не пошлют за тобой самых сильных бойцов, если предположения Итачи о целях организации верны. Хатаке пообещал молчать и при случае прикрывать твою деятельность. Во-вторых, по результатам твоей службы в "Призраках" за три года, я присваиваю тебе звании джонина.
  - Спасибо, Хокаге-сама! - Узумаки был счастлив и имел право гордиться своим карьерным ростом.
  - И третье: скоро в Конохе состоится экзамен на звание чунина. Если Какаши порекомендует вашу команду, тебе тоже придется участвовать. А пока внимательнее присмотрись к прибывающим шиноби других стран. Лишние глаза для наблюдения не помешают.
  - Я все понял, Сарутоби-сама. Из "Призраков" в Конохе сейчас только я и Акено Хьюга, значит, в случае непредвиденных ситуаций мы будем помогать "Охотникам"?
  - Да, это так. Это пока все новости. Скоро я предоставлю тебе копии списков участников экзамена.
  - Буду ждать. До встречи, Хокаге-сама.
  
  
  * * *
  
  Через несколько дней в Конохе стали появляться шиноби из других стран, а Какаши предложил команде Љ 7 принять участие в экзамене на чунина. Наруто, Саске и Сакура согласились, особенно после небольшой стычки с генинами Песка, в которых Узумаки опознал детей Казекаге и джинчурики Однохвостого.
  Позднее блондин получил списки участников экзамена, из чего сделал вывод, что в этом году соберутся сильнейшие команды из многих Скрытых деревень шиноби.
  Первый этап экзамена должен был состояться в здании Академии ниндзя. Седьмая команда не обратила внимания на толпу у одного из кабинетов, замаскированного под нужную аудиторию с помощью гендзюцу. На третьем этаже академии ребятам встретился странный паренек, пожелавший сразиться с Саске. Наруто не стал вмешиваться, позже наблюдая, как злиться чуть не проигравший представитель клана Учиха.
  В нужной аудитории уже собралась толпа генинов. К Саске на шею бросилась Яманако Ино, за которой подтянулись и остальные бывшие одноклассники: напарники Ино - Нара Шикамару и Акимичи Чоджи. Также к ним подошла и команда Љ 8: Хьюга Хината, Абураме Шино и Инудзука Киба со своим щенком Акамару.
  Собравшиеся негромко переговаривались, некоторые даже успели подраться. Беспорядки прекратил проктор первого этапа - Морино Ибики. Наруто сразу узнал главу отдела пыток и допросов, подумав, что многим генинам придется очень нелегко. Шиноби предстоял письменный тест, за правильный ответ на вопрос начислялись баллы, а за списывание снимались. За пятью предупреждениями следовала дисквалификация.
  Догадываясь о сути теста, Узумаки лениво ответил на пару вопросов, чтобы не выглядеть совсем уж беспросветным идиотом. Блондин успел заметить несколько попыток остальных собравшихся списать. Некоторые из них попались и были дисквалифицированы. За 15 минут до окончания экзамена Морино начал пугать генинов последствиями ответа на десятый вопрос, вынуждая многих занервничать и удалиться из аудитории. Если кто-либо отказывался отвечать, уходила вся команда
  Заметив, что Сакура собирается поднять руку и отказаться от экзамена, Узумаки незаметно сложил печать одной рукой для парализующего направленного дзюцу. Харуно послушно замерла на месте. Действия Наруто никто не заметил, кроме Ибики, удивленно про себя хмыкнувшего. Больше отказавшихся не было, и Морино сообщил об успешном прохождении этапа всеми оставшимися в аудитории.
  Все ответы, на неизбежно возникнувшие вопросы он просто не успел дать, т. к. был прерван появившейся через окно женщиной. Это оказалась проктор второго этапа экзамена - Митараши Анко. Узумаки читал ее досье и был осведомлен о весьма своеобразном характере и чувстве юмора женщины. Благо, что встречаться с Анко нужно было только на следующий день у полигона Љ 44 - "Леса Смерти". Этот весьма неприятный лес часто использовали для своих тренировок и "Призраки" и "Охотники", поэтому блондин знал там каждый камень.
  Вечером Хокаге дал Наруто инструкции для прохождения этапа:
  - Этот этап экзамена очень опасен, поэтому присмотрись к другим командам и постарайся не допустить бессмысленного убийства. Я на всякий случай отправлю туда пару патрулей АНБУ, но они вмешаются только в крайнем случае и будут держаться подальше от вашей команды. Позаботься о безопасности своих напарников, у меня плохое предчувствие...
  
  
  Около ворот "Леса Смерти" уже собрались все команды. Анко объяснила правила прохождения этапа: нужно было добраться до башни в центре полигона, принеся туда два свитка. Один команда получала до начала экзамена, а второй нужно было отобрать у другой команды. Таким образом, из участников отсеивалась как минимум половина. Многих заставляла нервничать расписка о том, что в случае смерти участника экзамена на этом этапе, Коноха ответственности не несет.
  Когда ворота полигона открылись, все собравшиеся команды быстро исчезли в густой листве. Саске, Сакура и Наруто спокойно продвигались в сторону башни, высматривая по пути какую-нибудь команду.
  Сильная волна ветра стала для всех неожиданностью. Основной удар пришелся на блондина, и его унесло на пару сотен метров от товарищей. Поднявшийся на ноги мальчик, увидел двух приближающихся шиноби из деревни Скрытой травы. Один из них сложил неизвестные печати и трава под ногами Наруто обрела бритвенную остроту. Узумаки с трудом успел запрыгнуть на дерево, где его встретил второй противник. Он использовал тайдзюцу, концентрируя в руках и ногах чакру молнии. Пропустив один из ударов, блондин почувствовал спазм в мышцах и онемение.
  - "Они не генины!" - сделав подобный вывод, Узумаки решил драться всерьез. - "Это плохо. Что им от меня надо?!" Катон! Огненный дракон!
  Вся трава на прогалине мгновенно сгорела, лишая врага одного из преимуществ.
  - Футон! Воздушное ядро! - второй шиноби увернулся, успев ударить в дерево разрядом молнии. Наруто спрыгнул на выжженную землю и снова сложил печати, вытащив меч из свитка:
  - Футон! Лезвие ветра! - деревья падали, разрезанные острейшим потоком воздуха, заставляя противников перейти в нападение. - "Давайте же!"
  Блондин увернулся от внезапно ударившего в спину клинка молнии и, воспользовавшись секундным замешательством врага, одним точным ударом снес ему голову. Несколько капель крови попали Наруто в глаза.
  - Нинпо! Режущий лист! - второй шиноби Травы мгновенно воспользовался ситуацией. Вихрь острых как сталь листьев полностью накрыл собой блондина, стараясь нанести как можно больше повреждений.
  - Футон! Взрыв ветра! - крикнул Узумаки, развеивая вражескую технику. Листья успели нанести на его тело множество тонких порезов, один из которых рассек левую бровь, мешая обзору.
  - Катон! Огненный шар! - наугад пальнул блондин, надеясь хотя бы отвлечь противника. - Нинпо! Дзюцу вызова!
  - Что тебе понадобилось, Наруто? - из клубов дыма появился белый тигр.
  - Кацу, я не вижу своего противника, он слишком быстр! Найди его! - Узумаки уже тяжело дышал - сражаться против двух противников минимум уровня джонина, было сложно даже для него. - "Надо поскорее заканчивать".
  - Сейчас сделаю! - белая тень исчезла в лесу, и через пару минут оттуда послышался крик человека и яростный рык зверя.
  - Готово, брат! - тигр облизнул окровавленные когти.
  - Спасибо, Кацу! Можешь быть свободен. - Наруто беспокоился за своих напарников. Как выяснилось чуть позже, совсем не зря...
  
  
  Саске стоял на ветке, застыв от страха. А Сакура лежала неподалеку без чувств. Наруто перевел взгляд на того, на кого смотрел Учиха.
  - "Длинный язык, змеиные движения... Ками-сама, это... Орочимару! После битвы с теми двумя я с ним не справлюсь!" - мелькнула безрадостная мысль. - "Но хоть задержу его до подхода АНБУ, если получится! Ситуация чрезвычайней некуда - патрули должны будут обратить внимание!"
  Наруто создал пару клонов, одного из которых послал к Сакуре, а другого к Саске.
  - Катон! Огненный шар! - блондину нужно было отвлечь змеиного саннина от Учихи. - Футон! Воздушная волна!
  Огонь увеличил свою скорость, с разгона попав по ветке, на которой находился Орочимару. Тот без труда увернулся, но это дало возможность клону Наруто незамеченным подобраться к Саске и вырубить его. Узумаки решил утащить бесчувственных напарников подальше от места битвы.
  - А это кто у нас еще такой? Как невежливо являться без приглашения. - в голосе саннина отчетливо слышалось шипение.
  - "Поздороваться с тобой что ли... Обойдешься, змееглазый!" Футон! Режущая волна! - Наруто старался экономить чакру, растягивая время. Огромный воздушный поток двигался на человеческую фигуру, снося по пути ветви деревьев.
  - Нинпо! Дзюцу вызова! - перед Орочимару появилась огромная змея и заслонила его от ветра. Дзюцу не смогло пробить толстую шкуру. Змея махнула хвостом, и блондин почувствовал хруст собственных костей. С трудом поднявшись, он сосредоточился на концентрации чакры.
  - "Эта техника сожрет почти всю мою чакру... Где же носит этих АНБУ?!" - Наруто решил использовать свою самую сильную технику, основанную на совмещении двух стихий. Чакра исчезнувшего Кьюби дала ему что-то вроде кекке генкай, позволяя использовать новую стихию ( как некоторые ниндзя, владеющие льдом или деревом ). - Стихия пламени! Плазменная пуля!
  Жидкий сгусток белого от высокой температуры пламени насквозь пробил голову змеи, заставив огромное тело конвульсивно дернуться. Саннин увернулся от плазмы, в мгновение ока исчезнув с призванного животного. В паре километров раздался взрыв.
  - "Надеюсь, никакую команду не убило..." - думал Наруто, тяжело дыша. Перед глазами прыгали черные точки, поэтому гигантское количество маленьких змей он заметил, только когда они были в нескольких метрах от него. Собрав остатки чакры, блондин выдохнул: - КАТОН! МОРЕ ОГНЯ! "Черт бы тебя побрал, Орочимару! НЕНАВИЖУ ЗМЕЙ!"
  Смотря на сгорающие тельца, Узумаки сполз по стволу дерева на землю.
  - "Где подмога?! Я ранен, без чакры и через пару минут - гарантированно труп!"
  С тела саннина сползла кожа, открывая бледное лицо с желтыми глазами. Он уже собирался прикончить мальчишку и заняться Учихой, но вдруг чертыхнулся и с большой скоростью скрылся в лесу. За ним скользнули четыре тени, а через пару мгновений и две команды АНБУ.
  - "Не прошло и года..." - к самому Наруто направилось шестеро нин-хантеров.
  - Вы в порядке, Наруто-сан? - спросил один из них.
  - Во всяком случае, я еще жив. Что здесь делают "Охотники"? - Узумаки позволил себя перевязать.
  - Митараши Анко сообщила Хокаге о появлении в Конохе Орочимару и нас отправили за ним. Что ему здесь понадобилось?
  - Я так понял, что ему был нужен Саске, но я вовремя появился. Мои клоны оттащили его и Харуно Сакуру подальше от места битвы.
  - Вы двое, осмотреть детей и принести сюда. - Командир нин-хантеров начал отдавать приказы. - Один с докладом к Хокаге. Есть еще что-нибудь, Наруто-сан?
  - Да, к западу отсюда трупы двух сообщников саннина. - вспомнил Узумаки. - "Слава Ками! Вроде все обошлось..."
  - С детьми все в порядке, это просто шок. - один из "Охотников" появился с Сакурой на руках. Второй нес Саске.
  - Вас доставить в госпиталь? - поинтересовался командир.
  - Нет, мы немного передохнем и направимся к башне. Тем более, я нашел нужный свиток у сообщников Орочимару...
  - Удачи, мы доложим о случившемся Хокаге. - тени бесшумно исчезли, а блондин начал искать безопасное место для ночлега, без устали благодаря свою регенерацию.
  
  Глава 3 - 2. Часть 1. Турнир.
  
  Наруто щурился от первых солнечных лучей, слушая как просыпаются напарники. После битвы с Орочимару прошло уже больше суток и все раны блондина зажили, оставив только аккуратные белые шрамы. Один такой теперь пересекал левую бровь, и создавать образ идиота стало сложнее. Шрам придавал некоторую серьезность и взрослость пока еще детскому лицу, обещая стать проблемой при маскировке в будущем.
  - "Но до будущего еще нужно дожить, а если дело пойдет, как и пару дней назад, то не факт что у нас это получится". - Узумаки подошел к напарникам. - Хватит спать, лежебоки! Солнышко светит, экзамен идет и пора идти к башне! Я хочу стать Хокаге и мне нужно обязательно пройти экзамен!!!
  - Заткнись, придурок! У меня уже голова болит от твоих криков! - Сакура подскочила на месте и врезала блондину, тут же что-то снова заоравшему.
  - Замолчите оба! Вы привлекаете к нам внимание - холодно посмотрел на напарников Саске. - Что произошло когда мы вырубились? Наруто, ты ведь там был?
  - Был, конечно же! Тот гад с языком хотел напасть на тебя, Саске! Но я ему так врезал, так врезал! - Узумаки говорил, захлебываясь словами. - Я так крут и теперь обязательно смогу стать Хокаге! Я сильнее тебя, Саске!
  - А что потом произошло? - подавив в себе приступ злости на хвастуна, сквозь зубы продолжил Учиха. - Ты ведь не смог бы его победить!
  - Ну... я почти победил его, но мне помешали АНБУ и этот гад сбежал... - расстроено шмыгнул носом блондин. - Не... зато я добыл свиток у каких-то придурков!
  Саске и Сакура переглянулись, подразумевая, что придурок в лесу только один. Но потом до них дошел смысл сказанного... Через полчаса команда на всех парах неслась к башне. По пути не встретилось никого живого, даже жутковатых обитателей "Леса Смерти".
  Догадавшись о предназначении свитков, Саске и Сакура вызвали провожатого на третий этап экзамена. Им оказался Умино Ирука, даже не надеявшийся, что его бывшие ученики пройдут второй этап. Наскоро объяснив ребятам свое присутствие, проводил команду в специальное помещение, где они должны были дожидаться окончания времени для прохождения "Леса Смерти".
  Так, в ожидании других участников прошли оставшиеся два дня. К башне добрались все бывшие одноклассники Наруто, тройка из Песка и Звука, а также еще две команды из Листа.
  Хокаге начал свою речь о смысле проведения подобных экзаменов и, заскучавший Узумаки принялся разглядывать участников, пытаясь навскидку определить общий уровень их подготовки.
  - " С Саске и Сакурой мне все понятно. Я слышал, что Шикамару неплохой стратег, Чоджи весьма силен физически, а про Ино мало что известно, но она из клана Яманако, а они славятся своими ментальными техниками... Пойдем дальше - команда известного среди джонинов Майто Гая (кстати, вон он стоит рядом с Какаши): маленькая копия своего сенсея, недавно подравшийся с Саске; по слухам, гений клана Хьюга (что-то мне Акено о нем говорил...); девчонка со свитками, судя по печатям - с оружием" - взгляд скользил дальше. - "Так, а эти уже поинтереснее: парень с марионеткой за спиной, девчонка с веером и джинчурики Однохвостого - те самые детки Казекаге, с которыми мы столкнулись несколько дней назад. А вот к тройке из Звука надо присмотреться повнимательнее, о них почти ничего кроме имен неизвестно. Вдобавок они странно на нас посматривают... Вот этих троих из Конохи я вообще не знаю... О! Там что-то интересненькое говорят!" - Наруто вырвался из плена своих мыслей и прослушал весьма познавательную информацию об отборочном турнире. Предстояло избавиться от половины кандидатов путем сражения "один на один". Пары для боев случайным методом высвечивались на большом настенном экране.
  Первый бой выпал Саске и тому неизвестному генину из Конохи.
  - "Кстати, ведь один из них ушел, а я и не обратил внимания..." - заметил вдруг Узумаки, пока экзаменатор что-то объяснял противникам. - "Надо сосредоточиться и внимательнее следить за боями, лишняя информация никогда не помешает".
  Тем временем Учиха, активировавший шаринган, почти безнаказанно избивал своего врага. Тот не мог дотянуться до юркого и быстрого мальчишки своими руками, вытягивающими чакру.
  - "Бе-е... как неинтересно... Вот и по лицу Саске видно, как он разочарован столь слабым противником. Но, зато он прошел в финал!" - Наруто вместе с Сакурой и Какаши поздравил подошедшего брюнета.
  - Следующий: Канкуро против Мисуми Цуруги. - на площадку вышел марионеточник и напарник только что выбывшего генина.
  - "Они что, издеваются?! Что это за команда?!" - возмущался Узумаки, глядя на то, как Канкуро выбирается из бинтов и душит своей марионеткой посиневшего от недостатка кислорода противника. - "Как они вообще дошли до башни?!"
  Покосившись на остальных участников, Наруто понял, что многие с ним солидарны. Бой между Шино Абураме и Заку не добавил хорошего настроения блондину, до дрожи ненавидящему насекомых. Ему даже стало жалко Заку, которого облепила куча этих "тварей". Жуки, вдобавок, еще и пожирали чакру, что не добавляло им лишних симпатий.
  - "Как Хината и Киба с ним работают? Бр-р-р..." О, Сакура, твоя очередь! - Узумаки повернулся к напарнице. - Удачи! Побей эту Ино!!
  - Обязательно! - заверила девушка, угрожающе хрустнув кулаками.
  Полюбовавшись на бой куноичи, Наруто снова заскучал: - "Сколько они уже там машутся? Десять минут? Или уже полчаса?! В реальном бою им бы уже пели ангелы..."
  Изматывающий бой закончился ничьей и обе девушки не попали в финал, ничуть от этого не расстроившись. Следующими снова были дамы: Темари из Песка и Тен-Тен из команды Гая. Дочь Казекаге оказалась достойной репутации своего отца, с немалой жестокостью избив Тен-Тен. Используя веер для техник ветра, Темари свела преимущество противницы к нулю, без труда отбивая кучу разнообразного оружия в стороны. Некоторые кунаи и сюрикены чуть не попали по зрителям.
  - Следующий бой: Шикамару Нара против Цучи Кин.
  - "Посмотрим, на что способен этот парень" - Наруто подобрался, стараясь не упустить ни одного движения. - "Как я и думал, мозги у Шики на месте: умело использует тень, учитывает место проведения боя и неплохо разбирается в психологии. Даже при небольших запасах чакры он может добиться впечатляющих результатов. Уже сейчас я считаю, что он достоин звания чунина, ведь это еще не финал!"
  - Узумаки Наруто против Инудзуки Кибы!
  - "О, понеслась, родимая! Посмотрим, на что способен этот собаковод" - блондин спускался по лестнице к месту проведения поединка. - "Для начала, выведем его из равновесия, слегка подразнив".
  - Наруто конец - сделал вывод Чоджи, а Ино согласно кивнула.
  - Я не стал бы торопиться... - Какаши прищурил один видимый глаз. - Вы еще никогда не видели его в бою. На наших миссиях он неплохо себя показал.
  - Все равно он неудачник. - Саске был более категоричен. - Ему просто везло...
  - Везение не бывает вечным - наставительно отрезал Хатаке. - Они начинают!
  Наруто удалось разозлить Кибу, ехидно прокомментировав действия Акамару в будущей битве. Инудзука не стал терпеть наглость того, кого считали идиотом почти все шиноби Конохи. Превратив щенка в свою копию, Киба с большой скоростью и силой попытался достать Наруто удлинившимися когтями. Пока Узумаки без труда уворачивался, специально делая это в последний момент. Создавалось впечатление, что блондину просто везет, и это не могло не разозлить Инудзуку еще больше...
  - Гацуга! - два вихря из тел шиноби и собаки влетели в дым от заблаговременно брошенной дымовой шашки.
  - "Вот тут ты просчитался, собаковод! У меня очень хороший слух и я могу обойтись и без зрения..." - Узумаки уклонялся от ударов противника, планируя свои действия. - "Надо победить, но не засветиться. Придется отказаться от техник".
  Используя только тайдзюцу, блондин одним точным ударом вырубил Акамару, безвольной тушкой вылетевшего из уже рассеивающейся завесы.
  - Ты ответишь мне за Акамару, Узумаки!!! - взвыл впавший в настоящее бешенство Киба. Теперь он использовал свой вихрь в одиночку: - ГАЦУГА!!!
  Наруто одним плавным движением ускользнул с линии атаки и, дождавшись пока противник замедлится, ударил кулаком в челюсть Инудзуки. У того на миг потемнело в глазах, ведь блондин сконцентрировал чакру во всех конечностях. Узумаки сильным пинком в корпус просто снес Кибу с места, и тот приложился спиной о стену, вызвав появление трещин и обвал штукатурки.
  - Победитель - Узумаки Наруто!
  - Ты был прав, Какаши. Твой ученик не так уж и прост. - Майто Гай оценил тайдзюцу мальчика. - В нем горит Сила Юности!!!
  - Поздравляю, Наруто. - Какаши заметил подошедшего блондина и хитро ему подмигнул: - Не зря я тебя учил контролю чакры.
  - "А, вы же обещали Хокаге прикрывать меня..." - вспомнил Узумаки. - Спасибо, сенсей.
  - Тебе просто повезло. - Саске никогда бы не смог себя заставить сказать что-то хорошее прямо в лицо Наруто. Может иногда он и думал по-другому... Но менять свое отношение к окружающим отнюдь не собирался.
  - Может быть, но я все же прошел в финал! - Узумаки не хотел нарываться на конфликт, тем более на глазах у кучи народа.
  - Следующий бой: Хината Хьюга против Неджи Хьюга.
  На нижний этаж зала для поединков спустилась бывшая одноклассница Наруто и ее двоюродный брат. Неджи что-то говорил сестре, от чего та медленно бледнела. Но девушка внезапно посмотрела прямо на блондина и, приободрившись, приняла боевую стойку.
  - "Не смотри на меня так, девочка. Я прекрасно знаю, что ты влюблена в меня..." - Узумаки грустно улыбнулся, глядя на бой. - "Но ты ведь совсем ничего не знаешь обо мне... Моя жизнь - полоса испытаний, а на моих руках достаточно крови невинных людей. И все это во благо Конохи... Я лицемер, и осознаю это лучше, чем кто-либо другой. Если ты не откажешься от своей любви, то я сломаю тебе жизнь своим безразличием... Ты, Хината, как нежный цветок с сильными побегами, а я не умею созидать, только разрушая..."
  Тем временем поединок между братом и сестрой набирал обороты. Хината билась изо всех сил, пытаясь своим стилем "мягкой руки" выбить тенкецу противника, нарушая его систему циркуляции чакры. Неджи не отставал и, несколько особо сильных ударов почти лишили девочку сознания. Но Хьюга удержалась на ногах, что-то сказав брату. Тот, разозлившись, нанес удар прямо в сердце сестры. Девушка упала, и к ней подбежали несколько одноклассников. Неджи удерживали за руки и корпус трое джонинов, а судья загораживал собой путь к Хинате. Только сейчас до парня дошло, ЧТО он сделал... Джонины уже отпустили его, поэтому никто не услышал тихих слов:
  - Простите меня, Хината-сама...
  - Она жива, медиков сюда! Живо!
  - "Вот к чему приводит вражда главной и побочной ветви Хьюга" - думал Наруто, глядя как девушку кладут на носилки появившиеся медики. - "Акено мне многое рассказывал, но теперь я увидел все собственными глазами..."
  - Следующий бой: Гаара против Рок Ли.
  - Давай, Ли! Покажи им СИЛУ ЮНОСТИ!!! - заорал Гай.
  - Слушаюсь, Гай-сенсей! - Рок Ли ответил ничуть не тише, поправляя свой зеленый костюм.
  Внизу его уже ждал генин из Песка с огромной емкостью за спиной в форме тыквы. Из ее горлышка медленно потек песок.
  - "Мама моя! Если там песок, то сколько же эта тыква весит?!" - ужаснулся Наруто.
  Бой начался стремительно: Рок Ли использовал тайдзюцу на очень большой скорости, а вскоре еще и снял утяжелители с ног. Теперь его движения мог заметить только очень внимательный шиноби с немалым опытом. Пропустив несколько ударов через сплошной песочный щит, джинчурики Однохвостого разозлился и усилил напор. Рок Ли попал под действие некоторых техник и использовал "открытие внутренних врат", резко повысив скорость и силу ударов. Теперь его движения не мог обнаружить никто из собравшихся.
  - "Глупый шиноби! Он же убивает сам себя!" - Узумаки слышал о последствиях подобного приема. - "Как бы Шиукаку не пробудился..."
  Одним из сильнейших ударов Ли заставил Гаару оказаться в воздухе и комбинацией приемов избил противника так, что песочная броня, покрывающая тело шиноби Суны, посыпалась как фарфоровая.
  Лежа среди обломков пола, джинчурики использовал оставшиеся силы на добивание почти потерявшего сознание от перегрузки Ли. Песок стальными тисками сжал ногу и руку парня, дробя кости. Лишь вмешательство Гая не позволило Гааре убить противника, но все же Рок Ли проиграл. В финал вышел Песчаник.
  Следующий бой между Чоджи и шиноби Звука на фоне предыдущего не произвел никакого впечатления. Акимичи тушей катался по залу, но один точный удар заставил его потерять сознание. Отборочный турнир был закончен.
  Все прошедшие в финал собрались перед Хокаге, который объявил о продолжении боев через месяц на стадионе Конохи. С помощью жеребьевки образовались пары противников: Наруто и Неджи Хьюга, Саске Учиха и Гаара, Абураме Шино и Канкуро, Шикамару Нара и Досу (победитель этого боя должен был сразиться с Темари).
  
  * * *
  
  После второго этапа прошло уже несколько дней, когда блондин получил вызов к Хокаге.
  - Проходи, Наруто, я хочу тебя кое с кем познакомить. - Третий был в кабинете не один.
  - Не стоит, Хокаге-сама. Вы один из легендарных саннинов Джирайя. - Узумаки обратился к немолодому мужчине с белыми волосами. - Вы вроде бы мой крестный?
  - Да, это так, Наруто. Я очень рад с тобой познакомиться.
  - "Везет же мне на саннинов... Осталось только с Цунаде-химе познакомиться..." - мелькнула веселая мысль в голове мальчика.
  - Я рассказал Джирайе немного о тебе. - Хокаге с интересом смотрел на своего бывшего ученика и его крестника. - Например, о Кьюби и твоей работе...
  - Вы меня очень впечатлили, Сарутоби-сенсей - саннин покачал головой. - Наруто, я хотел бы тебе кое-что показать.
  - Я готов - что бы это ни было, любопытство не позволило бы ответить по-другому.
  - Мы к вам еще заглянем, Сарутоби-сенсей. - Джирайя, прихватив мальчика, вылез в окно.
  - Выходите через дверь! - с опозданием приказал Третий.
  
  
  - Значит ты уже джонин? - саннин с любопытством расспрашивал сына своего любимого ученика - Намекадзе Минато.
  - Да, Хокаге присвоил мне это звание пару месяцев назад.
  - Ты уже сейчас превзошел своего отца - в голосе Джирайи слышалась гордость.
  - Может быть... - Наруто взглянул на лик Четвертого, высеченный на скале Хокаге. - Так что вы хотели показать мне?
  - Называй меня на "ты", ведь я твой крестный - попросил саннин. - Я хотел предложить тебе подписать контракт с кланом жаб.
  - Но у меня уже есть контракт с кланом тигров! - удивился Узумаки. - Разве это возможно?!
  - Проверить-то никто не мешает... - отмахнулся крестный. - Тем более, тигры бесполезны в бою с теми же гигантскими змеями Орочимару.
  - Ну, давайте попробуем... - с сомнением в голосе протянул Наруто.
  Джирайя достал из-за спины большой свиток, и мальчик вписал свое имя в контракт. Подписался он фамилией отца, а не матери, как в случае с тиграми.
  - Вложи в призыв больше чакры, чем при вызове тигров - предупредил саннин. - Нам не нужна какая-нибудь мелочь.
  Наруто послушно выполнил совет крестного, и в лесу появилось огромное облако дыма.
  - "Мама моя! Но не столько же! Он вызвал Гамабунту!!!" - Джирайя был в легкой панике, вспомнив сварливый характер этой жабы. - "Надо сматываться, пока он меня не заметил!"
  - Джирайя, это ты меня вызвал? - дым рассеялся, и из него появилась огромная жаба с трубкой во рту и коротким мечом за поясом.
  - Уважаемый Гамабунта, вас вызвал я! - Наруто решил, что вежливость не помешает. - Значит, это на вас мой отец встречал Кьюби тринадцать лет назад?
  - О, этот мелкий пацан сын Четвертого? Похож, очень похож... - Бунта присмотрелся повнимательнее. - Мне нравится твоя вежливость, да и чакры призвать меня у тебя хватило... Возможно, ты будешь неплохим партнером... Но это мы решим в бою! Можешь призвать меня, когда понадобится. Бой будет лучшим испытанием для тебя! А тебе, Джирайя, я еще задам!!!
  Когда Гамабунта исчез, саннин осторожно выбрался из кустов.
  - Ты молодец, Наруто! Похоже, что ты ему понравился! Обычно Бунта не разрешает призывать себя без предварительного испытания.
  - "Все у меня не как у людей..." - философски решил Узумаки, разглядывая вмятину на земле, оставленную огромной жабой.
  
  
  Оставшееся время до финала боев на звание чунина, Джирайя с крестником провели в познавательных для обоих беседах. Но за день до турнира произошло одно неприятное событие, заставившее многих насторожиться. Хокаге лично сообщил об этом Наруто:
  - Ночью был убит один из наших джонинов - Гекко Хаяте. Убийца остался неизвестным. Я ввел чрезвычайное положение для АНБУ и "Охотников". Твоим заданием будет, невзирая ни на какие происходящие события, следить за Однохвостым. Если Шиукаку пробудится, только у тебя хватит чакры остановить его. Ну или у меня, но я чувствую, что мне будет не до этого... Вчера Гай остановил Гаару от убийства Рок Ли в госпитале, поэтому я так за него беспокоюсь...
  - "Ну вот, как всегда... Я опять крайний..." - Узумаки кивнул, показывая, что понял свою задачу.
  
  Глава 3-2. Часть 2. Финал и битва за Коноху.
  
  - Уважаемые Зрители! Рады приветствовать вас на финальных боях экзамена на звание чунина! Здесь остались лучшие из лучших, готовых показать нам все на что способны! - на весь стадион гремел голос одного из шиноби, которому поручили открыть турнир.
  - В турнирной таблице произошли некоторые изменения: Шикамару Нара будет сражаться против Темари. - просветил генинов судья поединков. Это был джонин с сенбоном в зубах и протектором Конохи, одетом задом наперед. - Участник по имени Досу не будет присутствовать на экзамене.
  На лице Шикамару проступила легкая досада и недоумение.
  - Так, все участники, поднимайтесь на специальную площадку - отдал команду экзаменатор. - Здесь остаются только Узумаки Наруто и Неджи Хьюга. Правила те же, что и в отборочном состязании. Победитель этого боя сразится с победителем следующего. Начали!
  - Тебе все равно не победить, неудачник! - с призрением в голосе высказал свое мнение Хьюга.
  - Цель этого боя не победа, а достойное участие. Я ничуть не расстроюсь, если вдруг проиграю. - Наруто попытался сбить настрой противника. - Пусть победит сильнейший!
  - Это буду я! - Неджи сорвался с места. - Джукен!
  Узумаки увернулся от атаки, крутнувшись вокруг своей оси, и последующие удары тоже пролетели мимо.
  - Хорошо, ты сам напросился... - Хьюга принял странную стойку. - Шестьдесят четыре удара небес!
  - "Знаменитый прием Хьюга, я видел его у Акено" - блондин смог увернуться только от половины ударов, почувствовав перебои в системе циркуляции чакры. Неджи смог выбить тенкецу на левой руке и несколько на корпусе.
  - Теперь ты не сможешь использовать чакру, ты проиграл. - Хьюга повернулся к судье, но не успел продолжить...
  - Это ты так думаешь... Мне было очень интересно посмотреть знаменитый прием клана Хьюга в твоем исполнении... - Вокруг Наруто стали подниматься камешки с земли. - А вот теперь начнется настоящий бой!
  Вокруг тела блондина образовался вихрь чакры странного оранжевого цвета.
  - "Использование стихии огня при выплеске обычной чакры дает иллюзию чакры Девятихвостого..." - Узумаки вдруг принял стойку, отдаленно напоминающую стиль Хьюг. - Поединок тайдзюцу?
  - Это тебе не поможет... - Неджи тоже был готов к атаке.
  - Наруто что, знает тайдзюцу? - удивленно спросила Ино. Сидящие неподалеку Асума и Куренай с интересом прислушались.
  - Какаши-сенсей говорил нам с Саске, что в ниндзюцу Наруто не особо силен. Но в рукопашной он не сильно уступает Ли или Неджи. Так он смог помочь сенсею победить Забузу Момочи. - Хатаке выдал ученикам легенду, основанную на сведениях, полученных от Хокаге. Они решили не распространяться о техниках ниндзюцу. А в тайдзюцу Наруто действительно был очень неплох, несколько лет совершенствуя навыки в поединках с Акено и Аи. Неджи был для него одним из самых удобных противников, т. к. все приемы клана Хьюга блондин уже видел не раз в исполнении своего друга.
  - Но в Академии он этого не показывал! - Ино была в недоумении.
  - В Академии и Шикамару особо умным не выглядел... - когда поблизости не было Саске, Харуно вполне могла рассуждать разумно и желать победы своему второму сокоманднику. Вдруг вспомнилось, что это именно Наруто добыл второй свиток в "Лесу Смерти", пока остальная команда была без сознания. - Давай, Наруто!!! Победи его!!!
  - "Что?!!" - Узумаки немного оторопел от крика. - "Сакура желает мне победы?!! Что в лесу сдохло?!!"
  - Ну, теперь я точно не могу проиграть - блондин хмыкнул и быстро оказался рядом с замершим Неджи. Тот увидел атаку только в последний момент.
  - Небесный вихрь! - вокруг тела Хьюги образовался вращающийся купол из чакры, и Наруто отлетел от него на несколько шагов. - Шестьдесят четыре удара небес!
  После нескольких ударов Неджи понял, что что-то идет не так... Пальцы и ладони от соприкосновения с оранжевой чакрой начали нестерпимо болеть.
  Вдруг Узумаки поймал взгляд противника: в серых глазах больше не было призрения. Теперь в них горел азарт и желание победить уже не слабака, а человека с абсолютно спокойным взглядом синих глаз. Этого не видели ни судья, ни зрители - только противники, замершие друг напротив друга. Хьюга усмехнулся и поймал ответный кивок блондинистой головы. Неджи снял бинты с ног и замотал ими кисти рук, чтоб не обжигаться об оранжевую чакру так сильно.
  - Что там у них происходит? - недоуменно спросила Сакура.
  - Не знаю, раньше я Неджи никогда таким не видела... - выдавила из себя немало ошарашенная Тен-Тен.
  Тем временем на арене два подростка одновременно сорвались с места. Завязался ближний бой со стремительными ударами, блоками, уворотами. Один удар достиг своей цели и Неджи вытер кровь с подбородка, глядя на болезненно поморщившегося блондина. Хьюга тоже успел достать противника по ребрам.
  - "У меня почти кончилась чакра" - Неджи убрал с лица волосы из растрепавшейся прически. - "Надо все закончить парой ударов, иначе..."
  Наруто не дал противнику закончить мысль, перейдя в атаку:
  - Стиль змеи! Ядовитый укус!
  Блондин, увеличив скорость, стремительными гибкими движениями, как бы перетекая вокруг врага, начал наносить короткие точные удары с выбросом огненной чакры. Хьюга попытался использовать для защиты "небесный вихрь", но боль, появившаяся в месте ударов, не давала сосредоточиться. Сквозь туманную дымку он увидел кулак, быстро летящий прямо в лицо. В глазах что-то вспыхнуло и сознание поглотила бархатная темнота.
  - Победитель - Узумаки Наруто!
  Блондин подошел к лежащему на земле противнику и тихо сказал:
  - Это был один из лучших поединков тайдзюцу в моей жизни. Ты действительно гений, я чуть не проиграл...
  Узумаки не заметил, как дрогнули ресницы на аристократическом лице Хьюги, к которому уже подбежали медики с носилками...
  - Следующий бой: Канкуро против Абураме Шино!
  - Я отказываюсь от поединка! - громко, на весь стадион, заявил шиноби Суны.
  - "Он полон сил! Подозрительно все это..." - подумал уже поднявшийся к остальным участникам блондин. - "И Саске еще нет. Я слышал, что Казекаге попросил отложить его бой напоследок..."
  - Раз Канкуро отказывается, победителем автоматически признается Абураме Шино. Поединок Учихи Саске и Гаары по решению Хокаге будет последним. Поэтому я вызываю на арену Темари и Нара Шикамару! - сделал объявление судья.
  Шика уже собирался открыть рот для того, чтобы что-то сказать, но ему не дал мощный толчок в спину. Нара перелетел через ограждение площадки и неэстетично приземлился.
  - Удачи, Шикамару! - крикнул Наруто. - "Прости, друг, так было нужно..."
  - Я убью тебя, Наруто! - сквозь зубы прошипел напарник Ино и Чоджи, поднимаясь с земли и потирая выступившие синяки.
  - Участники поединка, подойдите ко мне. - джонин с сенбоном уже устал торчать посреди арены в одиночку.
  Темари спустилась вниз, используя свой веер.
  - Начали!
  - "Зря многие недооценивают Шикамару". - Наруто прислушался к шуму разговоров на трибунах. - "Все ждут поединок Саске, на мой взгляд, весьма посредственно разбирающегося в тактике и стратегии боя. Напарничек слишком импульсивен, хоть и строит из себя ледяную глыбу..."
  Тем временем на арене действие приобретало немалый размах: ветер, создаваемый веером Темари, заставил подняться в воздух почти весь песок с арены, заслоняя зрителям обзор. Изредка можно было заметить летящие во все стороны обломки веток. Вскоре ветер утих, а удивленная дочь Казекаге не смогла сдвинуться с места ни на шаг. Шикамару воспользовался прикрытием пыли и сумел подобраться к противнице достаточно близко, чтобы захватить ее в свою теневую технику. Нара использовал для увеличения дистанции поражения тень от самого веера в руках девушки. Темари, постоянно им размахивая, сама загнала себя в ловушку...
  - "Прекрасно просчитанный бой". - удовлетворенно кивнул своим мыслям Наруто. - "Я был прав в своих выводах насчет того, что Шикамару гениальный стратег..."
  - Я сдаюсь - спокойно сказал Нара судье, отпуская куноичи из плена техники. - У меня почти не осталось чакры, а думать над продолжением поединка мне лень...
  - Что ж, тогда победитель - Темари!
  - Все равно ты лучший, Шикамару! - Узумаки спрыгнул на арену, чтобы поздравить бывшего одноклассника.
  - Я еще припомню тебе тот пинок, Наруто! - стараясь не привлекать лишнего внимания, пообещал стратег. - Чего все шумят-то так?!
  - Сейчас должен быть поединок Саске и Гаары. - Наруто тоже огляделся. - "Где его черти носят?!!"
  Зрители на трибунах беспокоились, ведь многие пришли сюда, чтобы посмотреть именно этот бой. Хокаге отвел несколько минут на ожидание, по истечении которых Учиху должны были дисквалифицировать. Секунды бежали одна за другой, и время почти закончилось... Вдруг на арене подул ветер и в вихре листьев появился Какаши вместе с Саске.
  - Надеюсь, мы не опоздали? - маска прикрыла вопросительную улыбку.
  - Почти. - недовольно скривился экзаменатор. - Вы заразили ученика своей непунктуальностью, Хатаке-сан?
  - Ну... - Копирующий смущенно почесал в затылке.
  - Ладно, хорошо что вообще явились - судья повысил голос. - Следующий бой: Учиха Саске и Гаара из деревни Скрытого Песка!
  Стадион взорвался рукоплесканиями. Какаши отправился на трибуны, а Наруто с Шикамару решили отправиться с ним, не испытывая особого желания возвращаться на площадку для участников. На трибуне находился Майто Гай и Рок Ли на костылях. Учитель и ученик не могли позволить себе пропустить подобное мероприятие, хоть и явились с опозданием.
  - О, Какаши! Мой вечный соперник! Ты знаешь, кто победил в первом бою? - завопил Гай так, что сидевшие рядом Ино и Сакура синхронно подпрыгнули на месте.
  - Откуда? Я сам только что пришел... - развел руками Хатаке.
  - Победил Наруто. - лениво просветил джонинов Шикамару. - Причем, используя только тайдзюцу.
  - Как?!! - в один голос завопили Рок Ли и Гай.
  - Вот так - недовольно сказал, только что появившийся Узумаки. - Бой начинается!
  Из бутыли Гаары потек песок, образуя мобильный щит вокруг красноволосого паренька, с иероглифом "любовь" на лбу. Саске настороженно вглядывался в движения противника, активируя шаринган. Потом, двигаясь со скоростью Ли в отборочном поединке, попытался достать Гаару тайдзюцу. Щит из песка исправно защищал своего хозяина, пока Учиха не увеличил скорость еще больше. Шиноби Суны пропустил несколько ударов и основательно разозлился. Из песка начал собираться сплошной покров, похожий на шар. В все еще не использующего техники Саске, полетели щупальца из песка. Сидя в шаре, Гаара управлял ими, осматривая окрестности с помощью созданного маленького песочного глаза. Чуть не попав под удар весьма быстрых отростков, Учиха нанес удар по шару. Тот даже не шелохнулся, а Саске еле успел уйти от ответной атаки. Заскочив на стену стадиона, он на чем-то сконцентрировался.
  Наруто не прислушивался к окружающим разговорам, внимательно следя за каждым движением противников. С самого утра на краю сознания звенел колокольчик неясной тревоги. Сейчас звон напоминал звук оборвавшихся гитарных струн, заставляя тело автоматически напрягаться в ожидании опасности. Что-то решив, Узумаки подошел к Какаши.
  - Если Однохвостый выйдет из под контроля, я вмешаюсь в поединок - очень тихо сказал блондин прямо на ухо сенсею. - Остановить Шиукаку - приказ Хокаге. Не вздумайте мне мешать.
  Хатаке оглянулся на своего ученика, услышав в голосе звякнувшую сталь. Встретившись со взглядом холодных синих глаз, согласно кивнул. Стоящий неподалеку Шикамару чуть склонил голову, а в карих глазах появилась сосредоточенность. Не только у Наруто в Конохе был хороший слух. Больше тихих слов, напоминающих приказ, не услышал никто.
  На арене вдруг раздался громкий скрежещущий звук, а в руке Саске ярко засверкал комок молний. Наруто опознал технику, которую Какаши использовал для убийства Хаку в Стране Волн.
  С бешеной скоростью Учиха направился к шару из песка, в котором до сих пор сидел Гаара. От бьющих во все стороны молний на земле оставалась просека.
  - Чидори!!! - крикнул Саске, пробивая абсолютную защиту. Из шара послышался короткий вскрик раненного шиноби. Учиха тем временем пытался вытащить руку из тисков песка, среагировавшего на неожиданное вторжение. За конечностью носителя шарингана потянулась огромная рука, а щит стал медленно осыпаться, открывая Гаару с окровавленным плечом.
  В этот момент над стадионом полетели белые перья, погружая зрителей в сон. Лишь опытные шиноби смогли развеять гендзюцу. В ложе Каге поднялись клубы дыма.
  - Кай! - Наруто успел вовремя отразить ментальную атаку и заметил, как рядом с джинчурики появились двое других шиноби из команды Песка. Подхватив на руки, потерявшего сознание Гаару, они скрылись за пределами стадиона. Саске отправился следом, горя желанием завершить бой.
  Мимо Узумаки промчались тени двух "Охотников", один из них кинул блондину в руки какой-то свиток.
  - Это объединенное нападение со стороны деревень Звука и Песка! - крикнул Наруто Какаши и Гаю. В этот момент на трибуну проникло несколько отрядов врагов.
  - Моя цель - Шиукаку! Саске не справится с ним в одиночку! - Узумаки с силой пнул стену стадиона. Во все стороны полетели каменные обломки и образовалась внушительная дыра.
  - Нинпо! Дзюцу вызова! - Хатаке обратился к появившейся из клубов дыма маленькой собачке. - Паккун, найди Саске! Наруто, он приведет тебя к цели!
  - Я пойду с ним! - Сакура, снявшая гендзюцу, не собиралась оставаться в стороне. Над головой пролетело несколько шиноби Звука, вырубленных Гаем.
  - Пусть идет кто хочет! - отрезал блондин, парой сильных ударов отправляя нападавших вслед за "гаевскими птичками".
  - Раз такое дело, то без меня вы не справитесь - послышался голос Шикамару откуда-то из-под кресел. - Хоть мне и лениво...
  - Хватит ждать! Паккун, веди нас! - Наруто выпрыгнул в проделанную дыру вслед за маленьким песиком. Харуно и Нара отправились за ним, стараясь сильно не отставать.
  Через несколько минут бешеной гонки по деревьям, Паккун, принюхавшись, предупредил шиноби:
  - За нами погоня. Около десяти человек.
  - У нас нет времени разбираться с ними. - задумался Узумаки. - Если мы задержимся, Саске может не выжить...
  - Я не могу позволить моему Саске умереть! - возмутилась девушка.
  - Значит, кто-то должен остаться и задержать преследователей. - спокойно произнес Шикамару. - И этим "кто-то" буду я.
  - Почему ты? - глаза Сакуры расширились. В кровь выбрасывалось огромное количество адреналина.
  - Потому что, только я обладаю необходимыми способностями, чтобы устроить грамотную засаду. - Нара пожал плечами. - Чего вы ждете?! Идите за Саске!
  - Не вздумай умереть, Шикамару! - две крупные и одна мелкая тени скрылись в листве.
  - Ну что ж, приступим... - тоскливо вздохнул самый ленивый ниндзя Конохи.
  
  * * *
  
  Как только Сакура неосторожно появилась рядом с Саске, ее смела огромная песочная рука. Девушка ударилась о дерево и потеряла сознание. Сам Учиха обессилено прижимался спиной к стволу дерева. У него закончился резерв чакры, потраченный на несколько энергоемких техник немного ранее. Последний представитель древнего клана приготовился к смерти в виде неизбежно наступающего песчаного монстра, в которого превратился доведенный до крайнего бешенства Гаара.
  - Футон! Лезвие ветра! - раздался резкий выкрик из густой листвы и, прямо на джинчурики понеслась тонкая светящаяся волна в виде синего полумесяца. Лезвие отрубило одну из песчаных лап монстра, но тот тут же вырастил ее заново.
  - Теневые клоны! - вокруг Гаары появились три блондинистых клона с одинаковыми клинками в руках. - Футон! Четвертование!
  Клинки удлинились за счет чакры ветра и четырьмя сверкающими лезвиями попытались отрубить конечности монстра. Хвост осыпался песком, а маленькая копия Шиукаку зашлась истошным визгом. Бешено вращая уцелевшими конечностями, Гаара за долю секунды развеял всех клонов, а не успевший уклониться оригинал вытирал кровь с лица.
  - Ах, ты так?! Катон! Огненный дракон! Футон! Штормовой порыв! - Узумаки перестал сдерживать блок чакры. Саске, и спрятавшуюся среди веток Темари, просто вжало в поверхность давлением потяжелевшего воздуха.
  Джинчурики и несколько деревьев скрылись в добела раскаленном огне.
  - Футон! Воздушный пресс! - Наруто появился на одной из веток. Обездвиженный полным отсутствием сил, Учиха видел, как развеваются золотистые волосы и полы оранжевой куртки от светящегося вокруг блондина ореола синей чакры.
  Прямо на догорающий огонь с Гаарой внутри рухнул мощнейший пласт воздуха, ломавший по пути вековые деревья. К счастью, ни Саске, ни Сакуру он не задел даже краем. Только сильнейший порыв ветра заставил задержать дыхание.
  - "Он мертв?!" - от таких расходов чакры Наруто начал слегка уставать. - "Только не это!!!"
  Из обломков деревьев поднимался гигантский песчаный демон - Шиукаку во всей своей красе. На лбу у него можно было разглядеть крепко спящего джинчурики.
  - "Похоже, пришло время для этого..." - Узумаки укусил палец и сложил несколько печатей. - Нинпо! Дзюцу вызова!
  Через несколько мгновений блондин оказался на высоте нескольких десятков метров, стоя на голове гигантской жабы, заметно возвышающейся над лесом.
  - Зачем ты меня вызвал, Наруто?! - в этот момент Гамабунта увидел Однохвостого. - Чтоб я еще когда-нибудь разрешил кому-то вызывать себя без испытания!!! Это же Шиукаку!!!
  - Я вижу, уважаемый Гамабунта. - даже сейчас Наруто нашел силы для иронии. - Коноха в опасности из-за этого монстра! Нам нужно его остановить!
  - Хорошо, блондинчик! Но ты будешь мне должен!!! - Бунта достал свой короткий меч и одним ловким движением отсек правую лапу Шиукаку. Та с грохотом осыпалась на лес, а опомнившийся биджу перешел в атаку.
  - Воздушное ядро! - от визга разъяренного демона закладывало уши.
  - Водное ядро! - босс жаб не остался в долгу, уклонившись от огромного сгустка воздуха.
  Некоторое время гиганты поливали друг друга техниками, уворачиваясь от ответных. Наруто держался на голове жабы, прикрепившись чакрой в ступнях. Но от бешеных прыжков его уже начинало мутить.
  - "Послушался крестного, называется!" - мелькнула предательская мысль. - "Тигры такие спокойные животные по сравнению с этими земноводными!"
  - Бунта! Надо менять тактику! - заорал Узумаки после очередного прыжка.
  - Надо разбудить медиума, тогда техника прервется! - выдал идею босс жаб. - надо чем-нибудь отвлечь Шиукаку!
  - У меня есть идея! - блондин начал складывать печати. - Стихия пламени! Плазменная пушка!
  От удара бело-багровой субстанции Однохвостый опрокинулся навзничь. Наруто с трудом отдышался - эта техника забирала гигантское количество чакры.
  - Бунта! Плюнь в него масло, а когда оно загорится, выпусти водное ядро! - скомандовал Узумаки, снова складывая печати. И когда масло полетело в цель, выкрикнул: - Катон! Огненный дракон! Футон! Ураган!
  Раскаленная масса увеличила скорость и полностью покрыла переднюю часть Шиукаку.
  - Водное ядро! - плюнул босс жаб и, повинуясь команде Наруто, приблизился к окутавшемуся паром демону. Блондин незамеченным попал на морду Однохвостого и, что было сил врезал по челюсти спящего Гаары. Медиум открыл глаза и Шиукаку с возмущенным визгом начал рассыпаться песком.
  - Я выдохся, Наруто. - Гамабунта исчез, а два тела полетели к развороченной земле...
  
  
  * * *
  
  На стадионе Конохи продолжалась битва. Джонины и чунины сражались с врагами на трибунах. На крыше одной из них Орочимару, ранее принявший облик Казекаге боролся с Третьим Хокаге, пытаясь спасти свою душу из рук вызванного шинигами. Место их битвы было закрыто четырехсторонним барьером. Несколько отрядов АНБУ ничем не могли помочь главе деревни.
  На арене судья бился с джонином Песка в маске, закрывающей половину лица. Где-то за пределами Конохи раздался оглушительный визг и песчаник, чертыхнувшись сквозь зубы, на огромной скорости направился в ту сторону. Джонин Листа не мог преследовать врага, потому что его окружили около трех десятков шиноби Звука.
  - Ширануи Генма! Вали оттуда!!! - с края трибуны на экзаменатора смотрел шиноби Конохи в багровой форме и маске "акулы". Послушавшись своей интуиции, судья, вырубив по дороге парочку врагов, оказался на трибуне.
  - Сутон! Вязкий океан! - крикнул один из "Призраков", и арену залило водой. Растерявшиеся от такого напора "звуковцы" не успели уйти из зоны поражения техники. Пока они пытались выбраться из более вязкой, чем обычная, воды, Сецуна Аи в маске "акулы" спрыгнул прямо на поверхность водоема. На его указательном пальце ослепительно сверкал шарик из молнии.
  - Райтон! Северная звезда! - когда шарик коснулся воды, весь стадион залило мертвенно-белым сиянием.
  Когда и свои и чужие проморгались, картина, представшая перед глазами, многих заставила передернуться от ужаса. Вся вода испарилась, от деревьев остались обугленные воспоминания, а от шиноби Звука - лишь несколько расплавленных лужиц металла...
  
  
  * * *
  
  ... - ПОБЕРЕГИСЬ!!! - прямо на двух вползших в деревню змей, с воздуха свалилась гигантская жаба с двумя катанами. На ее спине стоял саннин Джирайя. - Что тут у вас происходит?! А, неважно, сам посмотрю!
  С высоты было видно несколько столбов пламени внутри Конохи, неподалеку сражался с использованием стихии воды один из Хьюг (некоторые бы опознали в нем Акено), а с другого конца деревни ползла еще одна змея...
  
  
  * * *
  
  ... - Стихия магмы! Жерло вулкана! - змею поглотила техника, созданная шиноби в багровой форме и маске "дракона".
  - Змеиное барбекю! Только сегодня! Практически даром! - восхищенно присвистнул один из находящихся рядом "Охотников".
  - Хватит прохлаждаться! У нас еще много работы! - рявкнул, повернувшись, "Призрак".
  - Слушаемся, Хино-сан! - шутник и еще несколько нин-хантеров двинулись вглубь деревни...
  
  
  * * *
  
  Наруто с трудом оторвал голову от земли, перед глазами все плыло... Со стоном, блондин осмотрел окрестности: неподалеку почти в такой же позе лежал Гаара. Видимо, у обоих противников закончилась чакра...
  - Я не позволю тебе прервать мое существование... - прохрипел джинчурики, приподняв голову.
  - Существование... - тихо проговорил Узумаки, горько усмехнувшись. - Вот именно! Существование, а не жизнь... У тебя есть семья, есть деревня, которую ты можешь защищать, а ты видишь свое существование в убийстве?! Как же ты слаб... Идешь на поводу чужого мнения...
  - Заткнись! Ты не знаешь ничего обо мне! - Гаара попытался встать, но руки подкосились и он снова рухнул на землю.
  - Я знаю намного больше, чем ты думаешь. - Наруто даже не пытался шевелиться, глядя грустными глазами в синее небо. - Я тоже джинчурики... "Правда бывший" Но я нашел в себе силы защищать родную деревню и ее жителей, даже если они меня не любят! Плевать! Зато я смог найти друзей, ставших моей семьей... И за них я отдам жизнь! Я любой ценой спасу друзей и Коноху, даже если придется убить тебя!!!
  Узумаки повернулся к врагу и впился в него горящим каким-то внутренним огнем взглядом.
  Джинчурики Однохвостого о чем-то задумался, временно перестав обращать внимание на происходящее. Рядом с ним появились Темари и Канкуро, готовые защищать брата.
  - Мы уходим... - тихо сказал Гаара. Дети Казекаге подхватили его под руки и скрылись в листве.
  Последнее, что видел Узумаки, прежде чем потерять сознание, была маска Копирующего...
  
  
  * * *
  
  Над Конохой лил дождь. Но люди, идущие в сторону дворца Каге не обращали на него внимания. Все они были в черной траурной одежде и с цветами в руках.
  Третий Хокаге Конохагакуре но Сато погиб, защищая родную деревню, как и многие другие шиноби.
  Наруто стоял на крыше дворца перед портретами погибших среди многих других шиноби в таких же траурных одеждах. Все по-очереди подходили к постаменту, чтобы положить цветы.
  - "Плохое предчувствие, да?" - поджал губы Узумаки, когда очередь дошла и до него. - "Ты же все заранее предвидел, старый лис! Потому и вываливал на меня горы информации!"
  На плечо легла рука Какаши, решившего поддержать своего ученика...
  
  
  - Что ты теперь будешь делать, Наруто? - задал вопрос на следующий день Джирайя.
  - Раз ты отказался от должности главы деревни, крестный, - Узумаки хмыкнул - я пойду на поиски Пятого Хокаге!
  
  Глава 3-2. Часть 3. Цунаде.
  
  "Мы будем в Конохе через два дня. Если ты успеешь уйти, мы не тронем жителей. И."
  Шагая по пустынной дороге рядом с Джирайей, Наруто вспоминал записку, полученную на рассвете от Итачи. Узумаки похвалил себя, что вовремя отправился на поиски Цунаде. В завещании Сарутоби, одобренном дайме Страны Огня, было только два претендента на пост Пятого Хокаге: Джирайя и Цунаде Сенджу. Блондин не сумел побороть упрямство крестного, пытаясь уговорить его на этот титул. Оставалась надежда, что внучка Первого Хокаге окажется более сговорчивой, чем ее бывший сокомандник.
  - Кстати, Наруто, одна из жаб рассказала мне о вашей битве с Шиукаку. - Джирайя повернулся к крестнику. - Тебя доставили в госпиталь в весьма плачевном состоянии. Какаши вообще было очень тяжело: всю свою команду он нашел в лесу в бессознательном состоянии...
  - Все просто. - Узумаки тяжело вздохнул. - Этот экзамен вообще чуть меня не доконал. Я пока не могу сражаться на равных с такими противниками, как Орочимару. Даже при очень большом объеме чакры, я не могу использовать весь свой потенциал полностью... Мои каналы чакры еще недостаточно разработаны для пропуска большого количества энергии. Пока мой предел - три опытных джонина максимум. То, что я сумел задержать "змееглазого" и справиться с Шиукаку вообще чудо...
  - Но ты же не первый год служишь в "Призраках", как тогда... - удивился саннин.
  - Не путай "Призраков" и "Охотников", крестный. - Наруто мрачно посмотрел на собеседника. - Это задача нин-хантеров - "махать кулаками". Если "Призраку" во время миссии приходится использовать мощные дзюцу, этот факт означает провал операции. Наши способности как бойцов-шиноби должны использоваться только в крайнем случае. Например, для спасения собственной жизни. Деревня не может позволить себе разбрасываться специалистами нашего уровня. Битва за Коноху несколько дней назад, и была тем самым крайним случаем. У нас не было другого выхода, ведь главной целью любого ниндзя Листа является безопасность родной деревни. И в "Призраки" я попал не из-за объема чакры, а из-за мозгов. Третий решил, что при моем интеллекте, я принесу немалую пользу деревне именно в этом качестве.
  - Понятно... - саннин задумался.
  - Вообще-то так выкладываться мне за все три года приходилось только два раза. - просветил крестного Наруто. - И победил я Шиукаку только потому, что его джинчурики мой ровесник. Следовательно, у него такие же проблемы с использованием чакры. Мы как простейший механизм - при перегреве у нас сгорают предохранители, и мы просто отключаемся.
  - Как все сложно...
  - И не говори, крестный. - блондин немного повеселел. - И где мы будем искать Цунаде? Ты ведь сам вызвался идти со мной, вот и приноси пользу...
  - Эта дамочка гениальный медик, сумевшая в свои годы сохранить облик двадцатилетней. Но и нее есть порок - Цунаде очень азартный игрок, правда в этом она полная неудачница. Поэтому стоит поискать ее в городах со множеством игорных домов и всяческих притонов.
  - "Ками-сама! Что за саннины: псих-генетик, извращенец и транжира. И это легенда Конохи?!" - ужаснулся Наруто.
  
  Несколько дней мужчина с мальчиком обшаривали города, добывая сведения где только возможно. В процессе поисков Джирайя показал Наруто одну из техник Четвертого - расенган. Узумаки смог повторить дзюцу после трех попыток. Крестный безумно поразился способности блондина к усвоению знаний. Даже Минато потребовалось три года, чтобы изобрести технику, а Наруто освоил ее в течении дня...
  - А если добавить в нее стихийные элементы? - задумчиво поинтересовался Узумаки, разглядывая синий шар из чакры на своей ладони.
  - Эта техника не была закончена, так что все в твоих руках. - подал плечами Джирайя. - "Поразительно, он только что освоил технику, а уже думает о ее улучшении!"
  Наруто в это время экспериментировал, увеличивая и уменьшая объем вкладываемой в дзюцу чакры, испытывая получившийся результат на близлежащих деревьях.
  - Слушай, крестник, а что ты будешь делать, если Цунаде не согласится на пост главы Конохи? - полюбопытствовал вдруг саннин.
  - У меня нет выбора. Я все равно заставлю кого-нибудь из вас двоих стать Хокаге. - Узумаки смерил мужчину взглядом, не предвещающим ничего хорошего. - У меня в запасе много методов убеждения...
  - Я буду всеми силами помогать тебе в уговорах! - нервно сглотнул Джирайя.
  - "Я и не сомневался в тебе, крестный" - блондин был весьма доволен произведенным эффектом. - "Ты меня еще плохо знаешь... В "Призраках" меня считают самым хитрым провокатором..."
  Ночью в окно гостиничного номера, в котором остановились путешественники, влетела маленькая птичка. К ее лапке был привязан свиток с зашифрованным сообщением.
  " Приветствую, ТИГР! В деревню через сутки после твоего ухода заявилась пара "Акацук". Думаю, нет нужды говорить, кого они искали? Не обнаружив своей цели, отступники слегка повздорили с Какаши. Итог: Хатаке в госпитале с диагнозом - кома после мощного гендзюцу Учихи-старшего... По пути к выходу из Конохи "Акацуки" нарвались на Саске. Итог такой же, как и у Копирующего. Надеюсь, ты найдешь того медика, о котором говорил. Удачи! ДРАКОН".
  - Вот теперь нам нужно поторопиться с поисками. - сделал вывод Наруто, передав свиток крестному.
  - Мы как раз напали на след Цунаде, так что через пару дней должны будем пересечься в соседнем городке. - Джирайя поразительно быстро пришел в себя, разбуженный посреди ночи. Накануне он искал информацию в борделях и каких-то сомнительных барах.
  
  
  * * *
  
  - Мы на месте. Осталось только обшарить все городские забегаловки. - саннин был полон энтузиазма, заражая этим и Наруто.
  - Меня в них не пустят. - засомневался блондин.
  - Но ты же не будешь там что-то пить! - логично отрезал Джирайя. - А с остальным мы разберемся...
  - Только не начинай говорить о нашей цели в лоб, предоставь все мне. - предупредил Узумаки. - Когда мне понадобится твоя помощь, я подам сигнал.
  - Какой?
  - По ходу дела сам догадаешься. Как тебе это заведение? - кивнул Наруто в сторону вывески одного из баров.
  - Надо же с чего-то начинать... - саннин уже входил внутрь. - Вот повезло! Цунаде!
  - Джирайя! Каким ветром?! - воскликнула фигуристая блондинка лет двадцати пяти, сидящая за одним из столов.
  - Я тут поблизости путешествую... - выкрутился мужчина. - Познакомься, подруга - это Узумаки Наруто, наш с тобой крестник!
  - Приветствую вас, Цунаде-химе! - блондин вежливо склонил голову.
  - Какой ты взрослый! И обращайся ко мне на "ты", родственничек! - карие глаза женщины весело блеснули. - А это моя ученица - Шизуне!
  Черноволосая девушка рядом с легендарным медиком поприветствовала новых знакомых, придерживая на коленях упитанного поросенка.
  - Расскажите мне, как вы жили все эти годы. - попросила Цунаде, наливая себе и бывшему напарнику саке.
  - Я учился в Академии, распределился в одну из команд, а недавно участвовал в экзамене на чунина... - Узумаки решил не слишком распространяться о себе, пока не выяснит обстановку и не составит стратегию поведения. - Но...
  - ... Экзамен был прерван. - мрачно закончил жабий саннин. - Сарутоби-сенсей погиб, защищая деревню...
  - Кто осмелился напасть на Коноху?! - Цунаде была ошарашена информацией. Такого она точно не ожидала.
  - Орочимару - одно слово было исчерпывающим ответом на множество вопросов.
  Саннины погрузились в воспоминания, не забывая поглощать саке. Наруто и Шизуне направились в ближайшую гостиницу, чтобы снять номера для своих спутников. Узумаки решил не упускать шанс разжиться некоторыми сведениями у девушки и, возможно, перетянуть ее на свою сторону в будущем разговоре с Цунаде:
  - Слушай, Шизуне, а вам с учителем не надоело путешествовать?
  - Надоело, конечно! Но вернуться в Коноху мы не можем... - грустно вздохнула спутница.
  - Почему? - Наруто почувствовал, что напал на верный след.
  - У Цунаде-сама слишком много разногласий с Советом старейшин... Когда-то они не позволили учителю воплотить свою мечту об Академии для ниндзя-медиков. А тринадцать лет назад, не позволили забрать тебя из деревни и воспитать... тогда она и Джирайя-сама ушли из Конохи...
  - Понятно... - блондин задумался. - А если я скажу, что сейчас у Цунаде есть шанс воплотить свои мечты в реальность?
  - Каким образом?! - Шизуне даже споткнулась и чуть не выронила поросенка из рук.
  - Она кандидат на пост Пятого Хокаге Конохагакуре но Сато. - твердо и внушительно сказал Узумаки. - И моя цель в этом городе была найти Сенджу Цунаде - твоего учителя.
  - Я даже не знаю, что сказать... - совсем растерялась девушка. - Но почему ты не сообщил об этом сразу?
  - Не хотел портить вечер воспоминаний. - усмехнулся Наруто, придерживая под локоть черноволосую ученицу легендарного медика, во избежание дальнейших недоразумений.
  - Я думаю, что это неплохой шанс для Цунаде-сама, чтобы начать новую жизнь... - тихо прошептала Шизуне. - Но я не уверена, что она согласится...
  - Если ты меня поддержишь, я постараюсь ее уговорить. Не дело для столь легендарного ниндзя-медика мотаться по городам и сомнительным притонам...
  - Хорошо, Наруто. Я постараюсь тебе помочь. - спутники как раз добрались до гостиницы и разговор иссяк сам собой...
  
  
  Следующим утром Шизуне пришлось лечить обоих саннинов от похмелья. Серьезный разговор Наруто начал только, когда вся компания расселась за столиком уличного кафе с чашками освежающего зеленого чая.
  - Крестная, должен признаться, что мы встретились не случайно... - заговорил блондин, собравшись с мыслями и пожелав себе удачи.
  - Я уже догадалась - усмехнулась женщина. - И в чем же причина моих поисков?
  - Тебя избрали Пятым Хокаге деревни Скрытого Листа. - бросился в омут с головой мальчик.
  - И почему же я должна на это соглашаться? - после секундного замешательства возмутилась Цунаде.
  - Потому что ты самая подходящая кандидатура - спокойно ответил Наруто. - "Так я и знал! Она тоже упрямая! Ками, за что мне все это?!!"
  - Назови хоть одну причину в пользу моего согласия! - саннин с грохотом поставила чашку на стол.
  - Да, пожалуйста! Ты очень уважаема в деревне, умна и у тебя есть нереализованные стремления... - Наруто начал тонкую игру, чувствуя себя скользящим по лезвию бритвы.
  - Это какие же?! - остальные не вмешивались в разгоревшуюся дискуссию.
  - Академия медиков, Цунаде... Теперь у тебя появился шанс воплотить свою давнюю мечту в жизнь...
  - Как ты узнал?! - Сенджу ошеломленно моргнула. - И ты думаешь, что советники позволят мне сделать это?! Они завернули мой проект во время войны! С чего ты взял, что сейчас они изменят свое мнение?!!
  - А кто их будет спрашивать? - усмехнулся Узумаки, на миг в его глазах промелькнуло мстительное веселье. - Если ты станешь Хокаге, у тебя появится необходимая власть для самостоятельного решения.
  - И они наверняка тоже об этом осведомлены... - Цунаде скептически посмотрела на мальчишку. - Они просто не позволят мне занять этот пост.
  - В этом вопросе советники совершенно бессильны... - Наруто решил выложить свой главный козырь: - Третий был очень предусмотрительным человеком и составил завещание по поводу должности главы деревни, одобренное дайме Страны Огня. Никто не посмеет пойти против прямого распоряжения главы государства. В списке кандидатов только три человека: Джирайя, Цунаде и...
  - Кто третий?! - удивленно уставился на крестника жабий саннин. - Ты мне этого не говорил!!!
  - Третий кандидат - это я... - поверг всех в шок блондин. - Правда, с пометкой: "Рассмотреть кандидатуру лет через десять..."
  - Ну ты и жук! - восхитилась Цунаде подобным заявлением. А Джирайя почувствовал мощный пинок по ноге.
  - "Сигнал!" - сообразил мужчина и решил вставить свои пять рё в беседу6 - Напарница, ты же всегда была амбициозной... Кровь основателей Конохи очень сильна в тебе... А я не создан для подобной должности. Я хороший шпион, мне никогда не усидеть на месте! Тебе пора прекратить гробить свой талант по притонам! Ты же легендарный саннин Конохи!
  - Если не как Хокаге, то вернись в деревню как медик. Нескольким шиноби сейчас нужна срочная помощь, а кроме тебя не сможет с этим справиться! А этого упрямца я еще уговорю! - Наруто бросил недобрый взгляд на крестного.
  - "Вот, пацан! Прав был Сарутоби-сенсей насчет него... Как умело он прошелся по всем больным местам Цунаде... И дал надежду на лучшее будущее..." - Джирайя не обратил внимания на взгляд Наруто, глубоко задумавшись. - "С такими способностями он далеко пойдет..."
  - Мне нужно подумать - прервала затянувшееся молчание медик.
  - У нас есть два дня на решение этого вопроса. - Узумаки встал из-за столика, успев поймать в глазах Шизуне обещание поспособствовать правильному ответу. - Я хочу немного прогуляться...
  
  * * *
  
  Два дня Наруто появлялся в гостинице только на ночь, воспользовавшись шансом осмотреть окрестности города. Время пролетело незаметно...
  - Я согласна стать Пятым Хокаге. - Цунаде провела в глубоких раздумьях все отведенное время, да и Шизуне высказалась в пользу положительного решения... - Но, перед тем как идти в Коноху, я хочу немного сыграть.
  - Хорошо, мы подождем... - обреченно переглянулись все присутствующие за спиной Сенджу.
  
  Цунаде направлялась к игорному дому, в который намеревалась заглянуть еще несколько дней назад. Появление старого друга и крестника смешало все карты... Саннин прекрасно понимала, что они правы в своих выводах, но согласиться без раздумий на предложение стать Хокаге не могла себе позволить. Слова Шизуне о том, что пора прекратить скитаться и снова появиться в деревне, долгие годы бывшую родным домом, стали веским доводом в принятии решения. Но мальчишка безмерно удивил внучку Первого Хокаге. Она редко встречала людей, способных так хитро заставить другого человека что-то сделать, даже против его воли. Новоявленная глава Конохи не была дуррой и сумела понять "Игру на слабостях", которую провел Наруто, но это понимание ничего не могло изменить.
  Он был абсолютно прав в каждом предположении, и руководить деревней, где рождаются и живут подобные люди, было честью для саннина.
  - Здравствуй, Цунаде. - этот голос за спиной женщина узнала бы из тысячи.
  - Здравствуй, Орочимару... Что тебе от меня нужно? - Сенджу не питала лишних иллюзий насчет бывшего товарища.
  - Всего лишь медицинская помощь - змеиный саннин усмехнулся бледными губами и приподнял забинтованные руки в качестве демонстрации.
  - И с чего ты взял, что я буду тебе помогать? - Цунаде очень не нравилась ситуация, особенно когда рядом с Орочимару появился еще один человек. - Ты убил нашего сенсея!
  - Ты так печалишься о старике? Думала бы лучше о себе. - саннин подал какой-то знак своему спутнику и тот отошел к стене здания, наблюдая за дорогой. - Я не прошу сделать это бесплатно... За твою помощь я могу воскресить двух дорогих тебе людей...
  - Сволочь... - медик не дала собеседнику договорить, побледнев от ярости. - Ты идиот! Я давно смирилась со смертью Дана и Цубаки! Не смей издеваться над памятью покойных!
  Выдержка отказала внучке Первого и она бросилась на Орочимару с кулаками. Тот уворачивался, но от ударов разъяренной женщины оставались трещины и воронки на любой поверхности. Переулок был тесен для битвы и саннины одновременно рванули в сторону пустыря за городом. По дороге Цунаде не оставляла попыток попасть по врагу хотя бы одним ударом. Для многих этого оказывалось достаточно...
  - Ты не справишься с двумя противниками сразу... - насмешливо протянул помощник Орочимару. - Всегда хотел помериться силами с легендарной ниндзя-медиком.
  - Не много ли ты на себя берешь, сопляк!
  - Не думаю, Цунаде-сама. - юноша перешел в атаку, по которой сразу стало видно, что он тоже медик. Противник Сенджу использовал клинки из мед-чакры. Пропустив вскользь один из ударов, женщина почувствовала боль в плече. Эти клинки резали тончайшие нервные соединения в мышцах тела, заставляя конечность перестать слушаться хозяина.
  - Не стоит забывать обо мне! - изо рта змеиного саннина вылетел клинок, направляясь прямо между лопаток занятой боем Цунаде.
  - Мы вовремя! - Джирайя провел удар, отвлекший Орочимару. А подоспевший Наруто подставил под клинок Кусанаги свой, пропитанный чакрой ветра. Но легендарный меч невозможно было повредить, даже стихийной чакрой.
  - Снова ты! Мальчишка! - в ярости зашипел саннин, увидев знакомую прическу и костюмчик. - Я убью тебя!
  - Сначала справься со мной! - Джирайя не собирался оставаться в стороне. - Шизуне, Наруто, займитесь тем парнем. А мы с Цунаде пообщаемся с нашим дорогим другом...
  Сенджу только сейчас заметила подмогу, прибывшую как нельзя вовремя. Услышав слова Джирайи, она отвлеклась от противника, предоставив его своей помощнице и крестнику, и встала рядом с другом, глядя прямо в змеиные глаза.
  - Что ж, битва саннинов начинается?! - весело спросил Джирайя, складывая печати. Его примеру последовали и остальные легендарные воины. Три голоса слились в один: - Нинпо! Дзюцу вызова!!!
  На пустыре в облаках дыма появились огромные призванные животные: Гамабунта, огромная змея и слизень.
  - Манда! Здравствуй, старый враг! - в восторге взвыл босс жаб. - Наконец-то я сделаю из тебя кошелек!
  Змей от этих слов что-то злобно прошипел.
  - Кацую, мне нужна твоя помощь! - Сенджу стояла на голове огромного слизня.
  - Конечно, Цунаде-химе! - у такого большого существа оказался неожиданно мелодичный голос.
  
  Шизуне и Наруто некогда было отвлекаться на битву гигантов.
  - Якуши Кабуто... - Узумаки узнал своего противника. - Приемный сын главного медика Конохи и неудачливый генин, отказавшийся от участия в турнире башни "Леса Смерти".
  - Именно так, Наруто - седоволосый медик шутливо отдал честь.
  - Значит, ты и был той крысой в деревне... - блондин задумчиво смотрел на противника, чуть склонив голову к плечу. - А крыс нужно давить...
  Не закончив фразы, Наруто атаковал врага тайдзюцу. Тот тоже оказался неплох в этом виде искусства шиноби, то и дело пытаясь достать противника чакра-клинками. По блондину было просто невозможно попасть! Оранжевое размытое пятно в воздухе, свист ветра и болезненный удар. Наруто уклонялся от рук противника, заряженных чакрой, перетекая вокруг него как вода, изредка взрываясь серией стремительных ударов. Но Кабуто умудрялся почти моментально залечивать повреждения на теле. При подобной скорости регенерации тайдзюцу не приносило особого вреда.
  Над левым плечом Узумаки пронеслось несколько игл, отправленных Шизуне. Якуши без труда от них уклонился и обратил внимание на нового противника. Вокруг стоял жуткий грохот, во все стороны летели куски земли, а половину пустыря затянуло едким дымом - саннины не жалели сил в бою.
  Шизуне внезапно вскрикнула, падая на землю. Незаметно подобравшийся под землей Кабуто рассек мышцы у нее на ногах.
  - Футон! Лезвие ветра! - сгусток воздуха прошел прямо над телом девушки, не давая врагу нанести ей смертельный удар. - Катон! Огненный шар!
  Якуши оказался очень быстр, без труда уклонившись от техники. В свою очередь он убрал мед-чакру из рук, готовясь к более масштабному бою.
  - "Что за скорость?!!" - Наруто еле успел уйти с линии атаки предателя, не заметив, но почувствовав движение рядом с собой. Камень за спиной блондина разлетелся обломками. - "Просто нечеловеческая сила и скорость! Своими техниками я в него просто не попаду! К тому же, я могу задеть Шизуне, а Цунаде мне этого не простит!"
  Узумаки сосредоточился на стратегии боя без техник. У блондина был очень хороший уровень владения клинком и тайдзюцу, но это лишь позволяло быть с противником на равных. Ускоренная регенерация обоих позволяла получать намного меньшие повреждения, чем было рассчитано.
  Со стороны схватка была даже не видна. Просто два силуэта перемещались вокруг друг друга, нанося резкие удары с выбросом чакры. Каждый из них был если не смертельным, то несущим колоссальные повреждения. Времени для того, чтобы воспользоваться клинком, у Наруто просто не было...
  Один из ударов блондина сломал противнику несколько ребер, заставив того замедлиться. Шум неожиданно прекратился - бой саннинов Конохи был закончен. Гигантская змея была мертва, а Орочимару пришлось сбежать с поля боя, ведь использовать руки для сложения печатей он просто не мог. Змеиный саннин никогда не был идиотом и хорошо просчитал свои шансы на победу...
  Увидев, что его господин исчез, Кабуто намеревался отправиться за ним, но он зря забыл про Шизуне. Девушка пустила облако ядовитого тумана, заставив Якуши замешкаться. Узумаки не мог упустить такой шанс и, задержав дыхание, оказался рядом с врагом. Увеличив ток чакры в каналах до предела, Наруто нанес несколько ударов, сопровождая каждый резким выдохом.
  Когда облако рассеялось, перед ниндзя Конохи предстало тело сообщника Орочимару: кости рук и ног были сломаны, а шея выгибалась под неестественным углом.
  - Он... не... человек! - пытаясь отдышаться, выдавил из себя блондин. - Я сражался на пределе своей скорости и достал его всего один раз! Если бы не Шизуне...
  Черноволосая девушка как раз залечила свои раны и направилась к остальным.
  - Орочимару сбежал! - с досадой проговорил Джирайя.
  - Но теперь у него нет медика, и это заставит его на время затаиться - попытался найти в ситуации что-то хорошее Наруто. - А как только мы прибудем в деревню, модно отправить на его поиски несколько групп АНБУ...
  - Ладно! Сейчас нам всем нужно отдохнуть, а завтра без задержек отправимся в Коноху! - Цунаде уже вошла в роль Хокаге.
  - Это конечно так, но нам нужно будет обсудить несколько деликатных вопросов наедине. - Узумаки пристально взглянул на Сенджу и дождался согласного кивка...
  
  
  - Так о чем ты хотел со мной поговорить? - Цунаде с удовольствием развалилась в кресле, после плотного ужина. Джирайя и Шизуне не стали мешать разговору, найдя себе какие-то дела.
  - Есть несколько нюансов, которые необходимо разрешить до вашего официального вступления на пост главы Конохи... - блондин медленно подбирал слова.
  - Почему ты обращаешься ко мне на "вы", здесь же нет посторонних?
  - Потому что сейчас я обращаюсь не своей крестной, а к кандидату, избранному на пост Хокаге. - пояснил свои слова Наруто. - Третий составил очень толковый план действий по предотвращению военных переворотов в деревне, но все же от них никто не застрахован. Чтобы Хокаге обладал в подобной ситуации преимуществом, Сарутоби официально оформил у дайме Страны Огня несколько обязательных требований к Хокаге. Одно из них является абсолютно необходимым: у будущего Хокаге должна стоять печать "абсолютного допуска". И когда я говорю "абсолютного", я имею ввиду буквальный смысл этого слова. Эту печать разработал ваш дедушка, а сенсей усовершенствовал ее. В Конохе сейчас только один человек знает, как ее поставить.
  Наруто приложил указательный палец к своему лбу и направил в него чакру. На коже проявился сложный узор.
  - Что это? - Сенджу никогда раньше подобного не видела и сейчас слушала крестника очень внимательно.
  - Это и есть та самая печать, о которой я говорил. - Узумаки убрал палец от кожи и узор исчез. - Я единственный кто ее носит на данный момент. Сарутоби опасался, что в случае его смерти, новый Хокаге окажется в информационном вакууме и подстраховался, наложив на меня обязанности рассказать новому правителю деревни некоторые сведения и наложить подобную печать. Это делается для вашей безопасности и безопасности Конохи.
  - Хорошо, я согласна! - решив стать Хокаге, Цунаде не собиралась идти на попятный.
  Наруто провел ту же процедуру, что и Третий на нем несколько лет назад. Когда Сенджу очнулась, блондин сидел в кресле напротив нее и крутил в пальцах какой-то камешек.
  - Вы очнулись? Неприятные ощущения пройдут через несколько минут. - Наруто отвлекся от своего занятия. - По дороге в деревню я посвящу вас в некоторые тайны, необходимые для вступления на пост Хокаге. В нюансы жизни Конохи я буду посвящать вас уже после инаугурации...
  Они проговорили пол ночи, а рано утром уже двигались в сторону деревни Скрытой в Листве.
  
  
  Прибытие Цунаде произошло без особого шума, и она сразу же отправилась в госпиталь, где до сих пор лежали Какаши и Саске. Женщине не понадобилось много времени на их лечение и уже к вечеру следующего дня они были в сознании и порывались сбежать из госпиталя.
  Инаугурация собрала на площади перед дворцом Хокаге всю деревню. Жители радостно приветствовали нового владыку, надеясь на будущее процветание деревни.
  Наруто крутился как белка в колесе, рассказывая Хокаге о чакре Девятихвостого, "Призраках" и "Охотниках", "Деле клана Учиха", о шпионаже Итачи и еще о многом другом... Узумаки очень мало общался со своими сверстниками, все свое свободное время посвятив накопившимся делам...
  
  
  * * *
  
  Саске был в отчаянии. Он не мог достичь цели своей жизни! Он еще слишком слаб!
  Когда младшего Учиху распределили в команду Љ 7, он был уверен в своем превосходстве над напарниками. Но последующие события показали, насколько он ошибался...
  Сначала битва с Забузой, в которой он очень быстро проиграл своему врагу, чудом оставшись в живых. А ведь Наруто смог выстоять! Потом "Лес Смерти"... Тогда Саске ощутил самый настоящий животный страх, впав в ступор от вида противника. Потом оказался без сознания, а Узумаки не испугался и сумел защитить своих товарищей до подхода АНБУ. Вдобавок, еще и умудрился добыть второй свиток! Сражение с Гаарой в лесу Конохи стало еще одним открытием истинной силы шумного блондина. Саске честно признавался себе, что в этом бою он был полностью проигравшим, и если бы не помощь Узумаки, то он несомненно погиб бы. СНОВА ЭТОТ НАРУТО! Откуда у него такие силы?! От этих мыслей Учиха возненавидел напарника с бешеной силой, лишь чуть меньше, чем брата...
  К слову, о брате... Появление Итачи в Конохе стало последней каплей для Саске... Брат даже не прикоснулся к нему, использовав Цукиеми с помощью Мангеке Шарингана. Саске провел в иллюзии самые ужаснейшие 72 часа своей жизни, после впав в кому. И спас его опять-таки Наруто, притащив в госпиталь легендарного медика.
  В свете подобных событий записка, полученная утром, была единственным шансом отомстить брату и напарнику... На белом листе выделялись каллиграфически выведенные слова:
  "Саске, я могу дать тебе необходимые силу и знание. Сегодня ночью жди моих посланцев. Решение за тобой... Орочимару".
  
  Глава 4. Пять шагов к пропасти.
  
  Шаг первый. Друг познается в беде...
  - Наруто, Ран, у меня для вас задание - после инаугурации прошло около двух недель, а Цунаде уже вникала в дела Конохи как Хокаге с многолетним опытом. - По данным нашей разведки, между Камнем и Травой назревают переговоры о заключении военного альянса с целью наступления на Восток. Под удар попадут Страна Огня и Ветра как минимум. Посредником является организация "Рафу" в Стране Клыка, не брезгующая незаконными операциями. Наш осведомитель сообщил, что глава этой организации собрал компромат на обе страны. Для шантажа или собственной безопасности - неизвестно. Эти документы должны быть у меня через неделю, до начала переговоров о торговом сотрудничестве с Молнией и Ветром. Это задание - поручено Наруто. Ран, твоя миссия - убийство посла травы, ведущего переговоры с "Рафу". Это даст дополнительный повод для волнений и ссоры... Вопросы?
  - Слишком мало времени на подготовку... - задумался Узумаки. - Для лучшего эффекта обе операции нужно проводить одновременно. Ран вполне справится со своей задачей и за такой короткий срок, но мне для лучшего внедрения мало одной недели...
  - Но у нас просто нет выбора.... - тяжело вздохнула Сенджу. - Послать обычного шиноби для кражи документов я не могу. В организации состоят несколько джонинов, и проникновение непременно спровоцирует шум. И мы в любом случае не должны дать понять, что документами интересуется Коноха. Шанс есть только при внедрении... Сделай это, Наруто!
  - Слушаюсь, Хокаге-сама! - блондин не стал спорить, ведь он был полностью согласен с приведёнными доводами.
  Оба призрака направились в свой штаб для подготовки снаряжения и планирования операций.
  - Кто ты на этот раз? - весело поинтересовалась Кагами, копаясь в огромном сундуке.
  - Мелкий воришка. Мои родители погибли вскоре после моего рождения, и какое-то время меня воспитывала тётя. Но она вышла замуж, и ее супруг не стал терпеть нахлебника. Спасаясь от побоев, я оказался на улице, изредка воровал по мелочи, чтобы прокормиться. Однажды украл очень ценный браслет и теперь за мной гоняется личная стража одного влиятельного чиновника. Спасаясь от погони, оказался в Стране Клыка, где и столкнулся с "Рафу"...
  - Неплохо, Наруто. Ты как минимум попадешь на их базу, а там допросить кого-нибудь не составит определенных проблем. - Ран, наконец, нашла в сундуке какой-то наряд, завернутый в полупрозрачную ткань. - А я буду дочерью ювелира, по просьбе отца самостоятельно прибывшей на выставку украшений, которая будет проходить в столице Клыка две ближайшие недели.
  - А то, что молодой девушке доверили такое ответственное задание, никого не насторожит?
  - Не думаю... Я ведь буду с охраной, которую найму по дороге. И ведь я же не на торги еду, а на выставку! Это значит, что и украшений у меня немного...
  - Ладно, сойдет... - Наруто в данный момент специальной краской менял цвет волос на черный. За несколько лет они сильно отросли и выглядели, как у Минато на фотографии в кабинете Каге. Полоски на щеках исчезли еще в первый год после изъятия Кьюби. Так что, теперь его было непросто узнать. - У нас мало времени, нужно отправляться...
  
  
  Спустя сутки напарники, независимо друг от друга, прибыли в Страну Клыка. Наруто позволил поймать себя на воровстве вещей с торговых рядов, что привлекло внимание нескольких подозрительных людей. Его расчет оправдался. "Рафу" занималась не только торговлей, но и была криминальным лидером в этом государстве. Терпеть похождения какого-то оборванца в своем городе организация не собиралась, поэтому, отвесив мальчишке несколько тумаков, бандиты предложили работать на них. Узумаки дожидался именно этого предложения, поэтому, похлюпав для порядка носом, уныло согласился.
  Оставшееся время до дня проведения операции (напарники решили действовать в последний день отведенной им недели) Белый Тигр активно заводил знакомства, потихоньку вытягивая нужную информацию. Охрана у кабинета главы организации, где хранились нужные бумаги, сменялась каждые два часа. Именно за это время Наруто должен был найти все что нужно и отправить документы в Коноху.
  
  
  Тихо выбравшись из комнаты, куда его определили для проживания, Узумаки бесшумной тенью двигался по неосвещенным коридорам главной базы "Рафу". Один из встреченных на рынке бандитов взял над мальчиком шефство и попросил руководство поселить Тигра поблизости от него. База располагалась в лесу, неподалеку от столицы Страны Клыка. Основные помещения находились под землей, оставляя на поверхности лишь несколько полуразрушенных домиков.
  Чутко прислушиваясь к окружающим звукам, Наруто удачно избегал группки не совсем трезвых членов многочисленных городских банд. Пока ни одного шиноби на пути еще не попадалось, что радовало и слегка настораживало.
  Наконец, призрак приблизился к крылу базы, где располагался кабинет главы и его заместителей. Вот здесь уже начали встречаться патрули шиноби. Наруто бесшумно убил один из таких, спрятав тела в одной из кладовых. Противники были уровня чунина, но мальчик прекрасно помнил информацию, полученную от Хокаге и своих недавних собеседников о нескольких джонинах.
  Кажущаяся легкость проникновения в организацию настораживала, но у Конохи банально не было времени на другой план. Наруто подозревал, что его вполне может ждать засада, но прерывать миссию из-за этого не собирался.
  Впереди показалась тяжелая дубовая дверь, за которой скрывалась приемная перед нужным кабинетом. Именно в ней находился пост охраны, состоящий из двух джонинов.
  - Нинпо! Скрывающий барьер! - прошептал Узумаки, ставя защиту. Теперь никто на базе в течение двух часов не сможет услышать ничего из происходящего в этом помещении: ни звуков, ни всплески чакры.
  Блондин сделал лицо поглупее и вошел в приемную:
  - Извините... Я тут заблудился...
  - Вали отсюда, пацан! - один из шиноби поднялся со стула, на котором сидел до того, как увидел неизвестного гостя.
  - А куда идти?! - из глаз мальчика побежали слезы.
  - Вот понабрали мелких недоумков! - проворчал второй охранник, подходя вплотную к мальчику. - Я провожу тебя до ближайшего патруля, а они покажут дорогу...
  - Спасибо, господин... - всхлипнул Узумаки, и вонзил мгновенно появившийся в ладони кунай прямо в сердце противника. Тот осел на пол, удивленно глядя на кровь, струящуюся по форме.
  - Ах, ты... - второй ниндзя не успел сложить печати, т. к. Наруто неожиданно появился за спиной врага и полоснул кунаем прямо по сонной артерии. Несколько капель крови попало на лицо Белого Тигра, и тот с досадой их вытер.
  - "И это джонины?! Что-то тут не так... Эффект неожиданности сработал неплохо, но дальше мне вряд ли так повезет... - Узумаки зашел в кабинет и принялся рыться в бумагах. - Здесь ничего нет, надо поискать сейф..."
  Искомый предмет обнаружился за одной из деревянных планок, покрывавших стены кабинета. Код замка был Наруто неизвестен, поэтому пришлось поступить грубо, приклеив на стальную поверхность взрывную печать небольшой силы. В планы "блондина" не входило уничтожение сейфа вместе со всем содержимым.
  Внутри обнаружилось несколько папок, которые Наруто мельком пролистывал в поисках нужной информации. Во время чтения у мальчика волосы зашевелились на затылке...
  - "Это же... Это не просто компромат! Здесь доказательства финансирования организацией этого альянса! При военных действиях "Рафу" получит доступ к торговым путям Востока, что приведет к падению экономики Страны Огня. Мы будем вынуждены влезть на "территорию" Молнии, что обязательно приведет к конфликту! Тогда Скрытое Облако присоединится к Камню и Траве... Песок будет держать нейтралитет, ведь у них сейчас нет сил после битвы на экзамене чунина... Коноха останется без союзников... Заключение этого альянса приведет к началу Четвертой Мировой Войны Шиноби!!! Хокаге вовремя послала нас сюда!"
  Узумаки достал из кармана маленький свиток и стал запечатывать все найденные папки, размышляя о то, что пропажа бумаг является смертным приговором для "Рафу". Вряд ли тот, к кому они попадут, не воспользуется полученной информацией в своих целях. Закончив, Наруто оголил запястье левой руки, где под кожей переливалась прозрачная татуировка в виде ящерицы. Капнув на нее свою кровь, "блондин" дождался легкого хлопка и облачка дыма. Из него появилась длинная ящерица со сложенными на спине кожистыми крыльями. Они были очень малочисленным видом и редко соглашались помогать людям, но много лет назад Третий Хокаге спас кладку одной из самок и получил в благодарность сотрудничество всего племени. Летучие ящерки были идеальным средством для передачи сообщений: они летали в высших слоях атмосферы, что позволяло многократно увеличить скорость доставки. И еще их невозможно было перехватить!
  - Лети к Хокаге - приказал Наруто, открывая в кабинете решетку вентиляции, по которой посланец должен был выбраться на поверхность. У ящериц был еще один неоспоримый плюс: небольшие свитки, покрытые защитным составом, они доставляли в своем желудке. Узумаки решил таким способом передать свиток с документами, а не сообщение. Тигр не был уверен, что сможет выбраться с базы с такой ношей.
  Ящерица проглотила свиток и ловко скользнула в приготовленное отверстие. Наруто после этого приладил решетку вентиляции на место и двинулся к выходу из кабинета. Но далеко уйти он просто не успел. За порогом приемной мальчика поджидало не меньше десятка шиноби уровня джонина.
  - Господин приказал взять вора живым! - издалека раздался высокий голос.
  - Сделаем! - один из джонинов ухмыльнулся, делая шаг вперед. Его примеру последовали и остальные. Использовать техники не представлялось возможным, ведь никому не хотелось быть похороненными под тоннами земли.
  Дальнейшее для Узумаки превратилось в череду отрывочных воспоминаний: порой нечетких, а порой и необыкновенно ярких. Он с трудом успел достать из свитка меч до начала вражеской атаки. Противники оказались очень опытными шиноби и не совались по-глупому под удары лезвия. Наруто удалось убить троих, используя чакру ветра, пропитавшую клинок и увеличившую радиус поражения. От нескольких нападавших удавалось отбиваться с помощью тайдзюцу, но долго так продолжаться не могло. Численное превосходство врага не давало даже секунды на передышку... Внезапно Наруто почувствовал острую боль в правой ноге и потерял равновесие... Меч отлетел в сторону, выбитый из рук одним из противников... В голове вспыхнула боль и мир погрузился во тьму...
  
  
  Узумаки с трудом приходил в себя: перед глазами все плыло, а в затылке пульсировала тупая боль, соревнуясь с острой болью в ноге...
  - Просыпайся, ублюдок! - в мальчика полетела струя ледяной воды из ведра. Тот с легким стоном, наконец, смог открыть глаза и осмотреться...
  Наруто был крепко привязан к металлическому стулу, намертво закрепленному на полу. На запястьях он ощущал браслеты с чакроподавляющими печатями. Такие же печати были нарисованы на голых каменных стенах. Перед мальчиком стоял один из джонинов и сам глава "Рафу", которого "блондин" видел на фотографиях в досье перед миссией. Его имя было Ичиро Рейко.
  - Родители не говорили тебе, что воровать нехорошо? - приторно-сладким голосом начал разговор Рейко. Этот тон никого не мог обмануть, ведь в глазах застыл холод и жестокость. - Молчим? Это тоже нехорошо... Я хочу знать, на какую из деревень шиноби ты работаешь, и куда дел документы?!
  - "Черт! Теперь мне все понятно! Он ждал вора! Надеялся взять с поличным на краже и выяснить все о своих врагах! Никто не смог бы выбраться с базы с кучей папок! Посланник уже должен быть на пути к Конохе, значит, мне нужно тянуть время как можно дольше, чтобы дать Хокаге возможность спланировать свои действия..." - эта мысль была не очень утешительной, ведь призрак догадывался, что враги только вопросами не ограничатся. Пока Наруто решил строить из себя идиота. - Какие документы? Я просто заблудился!
  - Не забывайся! - джонин весьма чувствительно ударил мальчика в солнечное сплетение. - И трупы в приемной тоже заблудились?!
  Синие глаза Узумаки удивленно уставились на мужчин, как бы говоря: "А я почем знаю?"
  - Мальчик явно не понимает, где находится. - Рейко повернулся к своему подчиненному и тот понятливо кивнул, выскальзывая за дверь. - Советую тебе хорошо подумать, прежде чем начинать упрямиться.
  - "Как-будто я этого не понимаю..." - мальчика одолевали мрачные мысли. - "Я должен продержаться не меньше двух дней..."
  Наруто не питал иллюзий насчет своего будущего в этих стенах. Эти два дня нужны были для Хокаге. Когда в комнату вошел давешний джонин с еще одним человеком, Узумаки чуть не взвыл от досады. В немолодом мужчине невысокого роста он опознал Кано Шинджи - лучшего мастера допросов деревни Скрытого Тумана, десять лет назад ставшего нукенином.
  - "Этот старик отлично знает свое дело..." - шиноби смотрел, как Кано набирает в шприц красноватую жидкость.- "Из гендзюцу на меня действует только Цукиеми шарингана, благодаря защите "абсолютной" печати. Значит, будут добывать информацию другими методами... В такой ситуации я начинаю жалеть об отсутствии Девятихвостого..."
  - Это особый препарат, разработанный одним гениальным медиком. - Шинджи вводил жидкость прямо в артерию на шее пленника. - Он стимулирует работу сердца и не даст тебе умереть от болевого шока или от каких-либо способов самоубийства шиноби...
  - "Это плохо... Время вспомнить, чему меня учили...! - в висках Наруто стучала кровь, мешая сосредоточиться. - Вдох... выдох... вдох... отключить внешнее восприятие, жаль не полностью..."
  Перед глазами Узумаки появилась мутная пелена, а сознание начал заволакивать туман. Дальнейшее Белый Тигр воспринимал лишь обрывками...
  ... - Где документы?! - и в пальцах правой руки вспыхивает острая боль...
  ... - На кого ты работаешь?! - палачу было безразлично, кто перед ним: старик, женщина или ребенок. По всему телу разливается болезненный жар...
  ... - Господин, он не сказал ни слова! Пора переходить к более грубым методам... - теперь пострадала и левая рука...
  ... Два дня слились в череду вопросов и вспышек боли...
  Ичиро и Кано ненадолго оставили пленника, чтобы передохнуть... Раздался скрип двери и в проеме показался один из джонинов. Но, когда он сделал шаг в комнату, очертания фигуры смазались, и перед глазами Наруто предстала Ран, только сейчас мальчик позволил себе потерять сознание...
  
  
  Кагами, несмотря на опасности, любила свою работу. Вечный источник адреналина, верные друзья и понимание того, что ты делаешь все для блага родной деревни... Это было здорово...
  Добраться до посла Травы не составило особого труда, стоило лишь привлечь к себе внимание на выставке. По слухам, он очень любил украшения и скупал любые приглянувшиеся изделия. Ран была приглашена на обед, за которым должны были обсуждаться варианты поставок ювелирного дома в Траву... Посол не был сильным шиноби - он был хорошим дипломатом. Поэтому заметить яд без вкуса и цвета в своем бокале вовремя не смог. Яд действовал через двенадцать часов после попадания в организм. Подозрения не могли пасть на Кагами.
  Миссия прошла идеально, и теперь Ран дожидалась только сигнала от напарника. Когда сообщения не поступило, Кагами всерьез забеспокоилась. За годы совместной работы с Наруто, все призраки уяснили одну вещь: Узумаки никогда без серьезной причины не будет оставлять напарников в неведении.
  Замаскировавшись под старика, Ран отловила одного из членов организации. Им оказался секретарь Рейко, отдававший приказ джонинам при захвате Наруто. От него девушка узнала все подробности засады и то, что никто до сих пор не узнал о местонахождении документов. Также, Ран выяснила, где держат ее напарника. Проникать на базу было большим риском, но Кагами слишком ценила своих друзей, чтобы даже подумать об отступлении... Тем более, Наруто был для девушки не просто другом, а младшим братишкой. А бросать свою семью Кагами считала позором для любого человека.
  Приняв облик убитого секретаря, Ран без особых проблем проникла на базу. Девушка уверенно кивала патрулям шиноби, упорно продвигаясь к своей цели. Войдя в комнату для допросов, Кагами даже не заметила потери маскировки...
  - Не верю... - прошептала призрак, судорожно ища пульс у напарника. Лишь нащупав слабо бьющуюся артерию, Ран немного успокоилась. С помощью пары кунаев сняла чакроподавляющие браслеты и освободила напарника от пут. Подхватив легкое тело, направилась к выходу...
  
  
  ... Наруто изредка приходил в себя и открывал глаза, ощущая, что его куда-то несут. Вокруг вспыхивали молнии, пролетали огненные шары и осыпалась земля...
  ... - Держись, братишка, мы скоро отсюда выберемся... - сквозь шум услышал мальчик знакомый голос, прерываемый кашлем...
  ... Воздух на поверхности был необыкновенно чист, что немного прояснило сознание Узумаки, лежащего на земле. Рядом с ним упала светловолосая девушка, в которой Наруто узнал Ран. Ее одежда была во многих местах опалена, на руках виднелись ожоги от использованных техник молнии, а в спине торчало с десяток кунаев... Рядом с грудью Кагами по земле растекалась лужица крови, а сама девушка потеряла сознание.
  - "Что ж, видимо, другого выхода нет..." - стиснув рукой плечо Ран, Наруто, не обращая внимания на боль, сложил печать... - Нинпо! Перемещение!
  ... Два человека упали на зеленую траву в паре километров от города. Краем уплывающего в темноту сознания, "блондин" успел заметить, как вспыхнуло ярким синим огнем тело напарницы, а на поляне появилось несколько шиноби в форме нин-хантеров Конохи...
  
  * * *
  
  ... - Состояние критическое! Шизуне, где ты ходишь?!! - сквозь туман слышались голоса, но в глазах царила лишь тьма...
  ... - Это я во всем виновата! Ты же говорил, что времени на подготовку мало... - через всхлипы шептала крестная, придя в палату посреди ночи...
  ... - Только попробуй не выжить! Я тебя и с того света достану! - в обычно веселом голосе Аи слышалось отчаяние ...
  ... - Рей и Таки больше не пускают сюда Аи, но мне удалось пробраться к тебе - голос Акено был спокоен и серьезен, как и всегда. - Без тебя наш отряд будет уже не тем... Говорят, что шиноби не должен испытывать эмоции, но мы всегда нарушали это правило, хоть и знали о последствиях... Ран это тоже знала, когда шла спасать тебя... Не вини себя в ее смерти... Ты для нас очень дорог, и любой поступил бы также на ее месте... Хотя бы ради нас, открой глаза...
  
  
  Медленно, но сознание блондина стало возвращаться, все чаще и чаще. И одним прекрасным утром мальчик распахнул синие глаза. Волосы вновь были золотистыми, т. к. медики специальным составом смыли черную краску, и лучи солнца запутались в спутанной шевелюре.
  - Наруто! Ты пришел в себя! - на губах вошедшей Цунаде появилась счастливая улыбка.
  - Где... я?
  - В госпитале Конохи, ты был в коме больше недели...
  - Что было в деревне? - голос Узумаки немного окреп, комната перестала крутиться перед глазами.
  - Саске ушел к Орочимару за силой... - Хокаге было трудно говорить подобное, ведь как глава деревни, она была обязана вовремя заметить изменения в своих подчиненных.
  - Что?! - блондин аж подскочил на месте от удивления, тут же поморщившись от боли. - Вот идиот!!!
  - Лежи спокойнее... - Цунаде строго посмотрела на мальчика и использовала медицинскую технику. - Вчера на рассвете Ширануи Генма и Намьяши Райдо подверглись нападению четырех шиноби Звука. С ними был и Саске. О его уходе из деревни мы узнали почти сразу, но отправить в погоню смогли только небольшой отряд. В него входили Шикамару, Неджи, Киба, Чоджи и один джонин в качестве капитана. Позднее им на помощь отправился выздоровевший Рок Ли и союзная команда из Песка. Им удалось уничтожить пятерых врагов, оказавшихся ближайшими подручными Орочимару. Продолжать преследование Саске смог только джонин... Его нашли убитым в Долине Завершения... Учиха пропал и сейчас, вероятно, уже у саннина...
  - Ками-сама... Мой вам совет, Хокаге - объявите Учиху Саске нукенином Коноха В-ранга и отправьте на его поиски и ликвидацию отряд АНБУ. Вряд ли они найдут убежище Орочимару, но это не даст предателю вздохнуть свободно. Думаю, что это решение поддержат и старейшины с Данзо, а нам сейчас невыгодны конфликты с ними... - Наруто грустно усмехнулся. - Но каждый шиноби, решившийся на предательство своей деревни, должен быть готов к последствиям. Нельзя делать исключение ни для кого, иначе в будущем мы не разгребем последствия...
  - Я поняла... - тихо прошептала Сенджу. - А ты, не успев продрать глаза, уже взялся за работу?!
  - Это... помогает... не думать... о Ран... - Узумаки от усталости снова соскользнул в обморок, перешедший в обычный сон.
  - Прости... Я сделаю то, что ты посоветовал...
  
  
  Возвращаясь с задания, Хатаке Какаши не мог и предположить, что его ждет в деревне. Отправившись на доклад к Хокаге, Копирующий получил сведения о предательстве Саске и отправленной погоне. Он сразу же вызвался идти за ними, но был полон дурных предчувствий... Они полностью оправдались, когда Хатаке нашел в Долине Завершения тело джонина Листа. Хотя, он подозревал, что в погоню отправился и Наруто, но Хокаге опровергла его предположения без объяснения причин. Вернувшись с телом в Коноху, Какаши узнал, что весь отряд преследования уже находится в госпитале. Неджи Чоджи были в тяжелом состоянии, но уже не присмерти. Киба и Шикамару были ранены не так сильно и находились в сознании... Тогда мужчина и узнал от Шизуне, что Наруто уже больше недели находится в госпитале в очень тяжелом состоянии и очнулся буквально пару часов назад. Хатаке не мог не отправиться навестить своего ученика. Он и раньше подозревал, что обучением у Третьего все не ограничивалось, а убедиться в этом Копирующему довелось уже на экзамене чунина... То, что Узумаки оказался в больнице сейчас, свидетельствовало о том, что и Пятая Хокаге поручает его ученику какие-то миссии в обход команды Љ 7 с ее сенсеем.
  Наруто проснулся от шума открывающейся двери, криво улыбнувшись вошедшему. Какаши на несколько секунд застыл на пороге, поразившись открывшемуся виду: правая нога и левая рука были в гипсе, ребра и правая рука туго замотаны бинтами, как и голова.
  - Ну и как я выгляжу? - ехидно поинтересовался блондин.
  - Как мумия, - честно ответил Хатаке. - Где это ты так?
  - Миссия... - было заметно, что Узумаки не хотел распространяться на эту тему.
  - НАРУТО!!! - в помещение на всех парах влетела Сакура, не заметив подпирающего стену сенсея. - Ты должен был вернуть Саске! Какого #%@Љ*& ты здесь валяешься, когда остальные отправились в погоню?! Тебе наплевать на своих друзей!!!
  После этих слов Наруто вскочил с постели и попытался направиться к девушке. Какаши успел увидеть в синих глазах просто дикую жажду убийства. Харуно спасло то, что блондин был еще очень слаб и на полпути потерял сознание. Копирующий успел поймать ученика у самого пола.
  - Вон отсюда, глупая девчонка! - в палату ворвалась разъяренная Цунаде. - И не смей даже показываться мне на глаза!!!
  Розоволосую куноичи как ветром сдуло, а Хокаге подошла к Наруто, активируя медицинскую чакру.
  - Что с ним? - Какаши был не на шутку обеспокоен поведением своих учеников, он даже впал в ступор от слов Сакуры.
  - Во время миссии Наруто попал в плен... - Сенджу с трудом успокаивалась. - Последствия ты видишь: несколько переломов, сотрясение мозга, многочисленные резанные раны, повреждения внутренних органов от некоторых препаратов... При его спасении напарник Наруто погиб.
  - Миссия закончилась провалом? - Хатаке как никто другой понимал состояние ученика.
  - Нет. Миссия закончилась успешно, - горько усмехнулась Хокаге, - но ценой жизни одного шиноби и тяжелых травм другого. Только благодаря повышенной регенерации Наруто так быстро пришел в себя и начал поправляться. А за Саске я отправлю АНБУ, так что я искренне тебе сочувствую, Какаши. Проблемная получилась команда Љ 7...
  
  
  * * *
  
  Шаг второй. Рассвет.
  Акено был самым странным Хьюгой за всю историю клана. Во-первых, из-за него пришлось нарушить традицию посвящения в побочную ветвь. Во-вторых, под маской холодного аристократизма скрывался бешеный темперамент и специфичное чувство юмора.
  Акено недолюбливали все в клане, за исключением Неджи и добродушной Хинаты. Племянник Хиаши вообще был очень интересным парнем: смог самостоятельно перебороть ненависть к главной ветви Хьюга и был готов сражаться за свои новые идеалы до последней капли крови, что проявилось во время погони за Саске. Только из-за него Акено считал клан не таким чужим, как в детстве.
  А в "Призраках" парень нашел настоящих и преданных друзей. Гибель Ран сильно ударила по всему отряду, а глухая тоска в глазах Наруто и Аи причиняла почти физическую боль. Поэтому на миссии Акено старался ходить почаще, в надежде работой заглушить чувство неуверенности и потери.
  Ни один пророк не смог бы предсказать, чем закончится миссия по добыче свитков с секретными хрониками и техниками шиноби древности. Проникнуть в охраняемое ловушками и наемниками помещение составило немалого труда, но выбраться обратно без ранений было просто невозможно. И надо же было так случиться, что один из сенбонов был пропитан неизвестным ядом, проявившемся только при возвращении в Коноху. Неизвестный умелец изобрел особую отраву, постепенно открывающую все когда-либо нанесенные ранения и травмы у человека, даже десятилетней давности.
  Хьюга в забытьи метался по постели в госпитале, а Цунаде пыталась найти противоядие, используя весь свой опыт легендарного ниндзя-медика.
  Акено слышал тысячи голосов: умоляющих и воспевающих, властных и униженных. Перед взором вспыхивали лица, глаза и руки. Багровое небо готово было расколоться под напором неведомой силы, низвергая на землю реки огня. И каждый голос повторял одно: "Убийца, убийца, грешник!"
  Безумие медленно, но верно захватывало разум Хьюги, а тело трясло в лихорадке. У постели постоянно находились друзья, пытаясь найти хоть какой-то выход из ситуации. Хокаге бессильно разводила руками, в тщетных попытках найти или придумать противоядие. Даже если бы оно было найдено, критическая черта уже была перейдена. После смерти Ран прошло всего полгода, и "Призраки" боялись потерять еще одного друга.
  Акено лишь на несколько часов пришел в себя, всматриваясь в лица товарищей, в попытке что-то сказать.
  - Что?! - над ним склонился Хино. Кроме него в Конохе был только Аи. Задания никто не отменял и Таки с Наруто несколько дней назад отправились в Страну Птиц, почти на другой край континента.
  - Я... не... хочу... умирать... в постели... - прошептал искусанными в кровь губами Хьюга.
  - Цунаде найдет лекарство! - Рей старался говорить твердо, но недавно Хокаге расписалась в своей полной беспомощности и сказала, что их товарищу осталось всего пару дней.
  - Я... хочу... увидеть... рассвет...
  - Утром мы возьмём тебя на скалу Хокаге, оттуда открывается потрясающий вид... - Аи тоже подошел к своему другу и взял его за руку.
  - Аи, я хочу умереть от твоего меча, - неожиданно твердо сказал Акено, глядя прямо в серые глаза Мечника.
  Сецуна побледнел и судорожно сжал свободную ладонь в кулак, впиваясь ногтями в кожу до крови.
  - Пожалуйста... помоги... мне...
  Аи перевел взгляд на командира и тот согласно кивнул.
  - Хорошо... я сделаю это на рассвете...
  
  
  Над горизонтом появилась красная дымка, из-под покрова которой несмело пробивались первые солнечные лучи. Легкий золотистый свет делал мир похожим на волшебную сказку со счастливым концом.
  На скале с ликами пяти Каге деревни Скрытого Листа сидели три человека, с болезненной жадностью всматривающихся в процесс рождения нового дня.
  - Пора... - прошептал Акено и умиротворенно улыбнулся, почувствовав, как лезвие клинка пронзает сердце.
  Аи до последнего мгновения вглядывался в угасающий свет глаз друга. Хино, стоявший рядом, поддержал падающее тело, вспыхнувшее при соприкосновении с землей, как только Рей отпустил его.
  - Я слышал... что для пробуждения высшей ступени шарингана нудно убить лучшего друга... - меч упал на траву, а Сецуна осел на колени, глядя в никуда застывшим взглядом. - Что за выродки эти Учиха...
  
  Глава 4-2. Пять шагов к пропасти.
  
  Шаг третий. Воля Огня.
  Я шел прямо к цели, а воздух горел.
  И капала с неба сталь.
  Враги посылали мне тысячи стрел,
  Пронзавших бескрайнюю даль.
  
  Огонь приближался, сжимаясь в кольцо -
  Дороги назад уже нет.
  Я шел напролом, обжигая лицо,
  Не щурясь на яркий свет.
  
  (Эпидемия, "Новый день")
  
  
  Даже командиру отряда "Призраки" приходилось порой выполнять обычные джонинские миссии. Рей прекрасно понимал, что в противном случае вызовет подозрения остальных шиноби Конохи. Ведь не может же один из самых опытных джонинов Листа пропадать неизвестно где. Татуировки АНБУ на плече Хино не было, поэтому одна из самых вероятных версий не получила право на существование. Вот и приходилось самому опытному призраку бегать по лесам с группой чунинов.
  В этот раз задание Хокаге было совсем несложным: доставить копию торгового договора из Конохи в Страну Волн. Почему на эту миссию послали еще и помощников Пятой Изумо и Котецу - не могла толком объяснить и сама Цунаде...
  Миссия завершилась успешно, и довольная команда возвращалась домой, пересекая границу Страны Огня.
  Сильные всплески чакры не могли не привлечь внимание шиноби. Неподалеку вовсю сражались несколько ниндзя-наемников и команда генинов Конохи. В их сенсее Хино узнал Юхи Куренай, изо всех сил пытавшуюся защитить своих подопечных. Молоденькая Хьюга была серьезно ранена, а около белого щенка неподвижно лежал один из Инудзука. Продолжать сражение мог только Абураме, то и дело совершая неожиданные атаки полчищами насекомых.
  Изумо и Котецу без команды поняли свою задачу, двумя тенями оказавшись подле раненных. Сам Рей неожиданно атаковал противников с фланга, благоразумно не высовываясь на открытое пространство.
  - Что им нужно? - Хагане Котецу стоял спиной к спине со своим напарником.
  - Им нужна Хината, - резко выдохнула сквозь зубы Юхи. - Это охотники за геномами. Их нанимают люди, подобные Орочимару...
  - Значит, они не отстанут. - подвел безрадостный итог Изумо. - Детей нужно срочно доставить в госпиталь, иначе...
  Враги заставили Дракона покинуть укрытие и присоединиться к товарищам.
  - Забирайте команду и отправляйтесь в Коноху, а я задержу погоню. - тон Хино не позволял возражениям сорваться с языка. Чунины переглянулись и подхватили с земли бессознательных генинов. Юхи забрала песика и, поддерживая уставшего Шино, скрылась с места боя.
  - "Вот теперь можно и не сдерживаться..." - Рей предвкушающее улыбнулся так, что враги непроизвольно сделали шаг назад. С губ одни за другими срывались названия земляных и огненных техник, азарт боя поглотил мужчину...
  - "Этого еще не хватало!" - командир Призраков почувствовал чакру приближающегося отряда шиноби. - "Это их подкрепление или патруль Конохи?"
  К большому сожалению Хино это оказался первый вариант. Мужчина понимал, что живым из окружения его не выпустят, поэтому единственное, что он мог сделать - это максимально уменьшить количество врагов, чтобы за ушедшими товарищами не смог отправиться большой отряд.
  ... - "Как говорил старик Сарутоби?"...
  ... Руки с бешеной скоростью складывают печати самых разрушительных дзюцу...
  ... - "Истинная сила шиноби заключается не в техниках, а в желании защищать..."
  ... Враги пытаются уворачиваться от смертоносных атак, но не у всех это получается...
  ... - "...Защищать родной дом, друзей, любимых, семью..."
  ... Рей никогда никому не говорил о том, что считает членов отряда "Призраки" своими детьми: сильными, независимыми, взрослыми, но все же - детьми...
  ... - "Таковы ниндзя Конохи - шиноби, несущие в душе Волю Огня!"
  ... Черные глаза вспыхивают изнутри неистовым пламенем, а непослушные губы произносят всего несколько слов:
  - Стихия магмы! Адский гнев!
  Земля превращается в океан лавы, а с небес падают капли раскаленного металла, недавно бывших кунаями и сюрикенами. Деревья вспыхивают как спички, воздух становится тяжелым от пепла, а посреди бушующей стихии стоит шиноби с протектором Конохи, чувствуя приближение ледяного дыхании Смерти...
  * * *
  
  Шаг четвертый. Честь владык.
  
  Так нельзя. Не положено. Глупо и стыдно
  Пропускать наставления строгой судьбы:
  Не всегда есть резон уходить от борьбы,
  Даже если победы и близко не видно.
  
  ( стихи В. Ивановой)
  
  Хикари Такара не любила пользоваться своим положением наследной правительницы Страны Цветов, уже не существующей на данный момент. Но иногда бывали миссии, где без этого было просто не обойтись. Таки, хоть и была шиноби довольно высокого уровня, прекрасно осознавала тот факт, что среди Призраков она слабейшая... Именно по этой причине принцесса выбрала своей специализацией шпионаж, где использовалась хитрость, коварство и ловкость, а не сила. И в этом она была лучшей! Недаром Хикари получила маску с изображением змеи и прозвище "Гюрза"...
  После смерти Акено, Наруто ушел из Конохи вместе с Джирайей, оставив троих товарищей бродить по немаленькому штабу отряда, потерявшему весь свой уют. Аи замкнулся в себе, а Хино всеми силами пытался подбодрить изрядно поредевшую команду. Все это не улучшало настроение Таки...
  Полученное задание оказалось на редкость скучным и занудным: два месяца собирать информацию, вращаясь в высшем свете Страны Молний, пользуясь своим настоящим именем и положением. В большинстве случаев призраки придумывали себе биографию и меняли внешность, чтобы в будущем не иметь проблем. Но в этот раз легенда совершенно не понадобилась: тут еще помнили дайме Страны Цветов и его семью, хоть и прошло уже более полутора десятка лет после переворота.
  Каждый вечер Гюрза была вынуждена присутствовать на роскошных приемах, которые не уставали организовывать многочисленные семьи аристократов Страны Молний. Приходилось с фальшивой улыбкой слушать не менее лицемерные беседы. В таких вот разговорах и собирались бесценные крупицы информации...
  
  Как иногда бывает хрупок окружающий мир! Как он уязвим и раним! Как легко может рассыпаться на обломки, погребя под собой остатки здравомыслия и уверенности... Человеку лишь кажется, что его мир несокрушим... На самом деле, нарушить это равновесие может любой неосторожный шаг или опрометчивый поступок... И не важно, что послужило ему причиной - любовь или отчаяние, страх или жажда власти... Один шаг... И груда осколков... А человек остается наедине с хаосом и собственной беспомощностью...
  Наруто говорил, что не верит в предопределенность судьбы. Он считал, что каждый человек строит свое будущее сам... Хикари хотела бы согласиться с этим, но происходящее с девушкой в данный момент, полностью отрицало подобную философию...
  Такара никак не ожидала месяц спустя, после начала миссии, встретить на пороге выделенного ей особняка человека, шестнадцать лет почти каждую ночь приходящего в ее сны... Увидев обитателя своих самых страшных кошмаров в нескольких метрах от себя, Гюрза просто застыла на месте, парализованная нахлынувшим страхом... Как и в тот день, когда на глазах восьмилетней девочки этот человек убил ее мать и отца...
  И вот теперь немолодой уже мужчина стоит с клинком в руке перед принцессой, собираясь закончить начатое много лет назад. Таки пристально вглядывалась в каждую черту лица убийцы: длинные черные волосы, надменный излом губ и темно-зеленые глаза - так похожие на её собственные...
  Хикари Юу - младший брат дайме Страны Цветов, родной дядя самой Такары... Человек, ради мести заливший всю страну кровью...
  ... Когда отец Таки объявил, что его дочь станет следующим правителем государства, Юу просто ушел... Он не простил брату публичного унижения - то, что тот не выбрал его наследником трона, ясно сказало всем присутствующим, что молодой человек недостоин подобного титула... Через пару лет он вернулся во дворец, но только для того, чтобы убить свою семью... Юу не был шиноби, но он был самым лучшим мечником в стране. Ему не составило большого труда перебить охрану и войти во дворец. Брат со своей женой даже не успели понять что произошло, упав на мозаичный пол сломанными куклами. Только немолодой шиноби доставил убийце немного проблем, отчаянно защищая маленькую девочку и давая той время для побега. Расправившись со стариком, Хикари быстро нагнал племянницу, запутавшуюся в неудобных одеждах...
  Таки на всю жизнь запомнила взгляд зеленых глаз, полный обжигающей ненависти. Сил хватило только на то, чтобы припрятанным в рукаве кунаем оставить глубокий порез на скуле мужчины, не ожидавшего подобной прыти от девчонки. Дальше Такара помнила только блики на стали клинка и острую боль в груди... Очнулась девочка уже в госпитале Конохи, доставленная туда одним из шиноби Листа, случайно оказавшимся в городе и заметившим маленькую девочку в нарядном кимоно, пропитанном кровью.
  Видимо, дядя посчитал ее мертвой и бросил, но узнав о чудесном спасении племянницы, пришел в ярость. В тот момент он принял решение стереть с лица земли Страну Цветов, ведь если принцесса осталась жива - править ей будет уже некем... По древним законам этой страны никто не имел права избирать новую правящую ветвь... Причины подобного решения затерялись в веках, но традиция блюлась свято...
  Шестнадцать лет Хикари скрывался, пока не услышал о том, что в Стране Молний объявилась Такара с собственной персоной...
  - Здравствуй, племянница... - в голосе Юу слышалось предвкушение битвы.
  Таки ничего не могла ответить дяде, до сих пор не в силах выйти из оцепенения.
  - "Да что же это такое?! Мне уже не восемь лет!" - Гюрза отчаянно пыталась взять себя в руки. - "Я шиноби, а он обычный воин! Где твоя гордость, Такара?! Где честь владык самой красивой страны мира?! Хватит смотреть на него, как кролик на удава!"
  Последняя мысль, наконец, позволила разрушить оковы страха и оценивающе посмотреть на готового к бою родственника.
  - Ты мне за все заплатишь... - оправдывая данное ей прозвище, зашипела девушка сквозь зубы.
  - Посмотрим... - губы мужчины скривились в легкой усмешке...
  ... Техники, которые использовала Таки, рушили холл особняка, но Юу двигался с нечеловеческой грацией и скоростью, становясь единым целым со своим клинком... Принцесса просто не успевала реагировать на действия дяди, все же она не была таким искусным воином, как остальные Призраки. Бритвенная сталь раз за разом пронзала тело девушки, как и много лет назад. Но и она своими техниками сильно измотала противника...
  ... Таки упала на каменную поверхность пола, основательно поврежденную её собственными дзюцу... Дыхание девушки сбилось, от потери крови начала появляться слабость, а раны горели огнем...
  ... Юу подошел к племяннице, с намерением добить раненную, но неосторожно оказался слишком близко... Гюрза с неожиданной силой повалила родственника наземь, крепко обхватив его тело руками и ногами. Девушка использовала всю оставшуюся чакру, чтобы не дать противнику даже пошевелиться... Меч отлетел в сторону и Юу попытался руками ослабить захват племянницы, но безуспешно... В зеленых глазах появилось удивление, а потом на дне зрачка мелькнула искра страха...
  ... А Таки в этот момент вспомнила несколько мгновений из детства: маленькая девочка четырёх лет от роду заливисто смеется на руках еще совсем молодого дяди... Юу позволяет ловким пальчикам заплетать косички на своей роскошной гриве черных волос... Тайком от родителей подсовывает племяннице конфеты...
  ... - "Почему ты стал таким, дядя?!" - в уголках глаз девушки появились слезы, а в груди рождалось сдавленное рыдание...
  ... На миг в глазах схваченного Юу мелькнуло понимание...
  ... Синий огонь поглотил обоих родственников, но на губах мужчины застыла спокойная теплая улыбка...
  ... Таки не знала, что в этот самый миг, за сотни километров от этого места, Рей Хино сложил печати своей последней техники...
  
  
  * * *
  
  Шаг пятый. Ад моей души...
  
  
  Ближе чем брат. Больше чем друг.
  Узел сердец. Сплетение рук.
  Взгляды - насквозь. Боль - на двоих...
  Солнце взошло. Ветер утих.
  Капля росы - словно слеза...
  Танец Теней в светлых глазах...
  Твой приговор завидней наград:
  Ближе, чем друг, больше, чем брат...
  
  (стихи В. Ивановой)
  
  
  Сецуна Аи мало чему в жизни удивлялся. Любому событию можно было найти объяснение, и практичный ум Мечника всегда справлялся со своей задачей. И в детстве, когда мать учила Аи премудростям шиноби и мечному бою, и во время миссии в Скрытом Тумане... Служба в секретном отряде "Призраки" тоже мало чем отличалась от прошлых заданий, пока...
  ... Пока в дверь штаба не вошел мелкий белобрысый паренек, которого Хокаге представил как нового члена отряда. Это могло бы показаться насмешкой над опытными шиноби, если только не смотреть в серьезные не по годам синие глаза...
  Аи никогда не мог изжить свой единственный порок - любопытство. И если остальные призраки смирились со скрытностью нового бойца, то Сецуна поклялся самому себе, что разгадает тайну сына Четвертого Хокаге. Мечник не верил, что Узумаки при знакомстве рассказал о себе все... Он поведал только о фактах своей жизни и причинах вступления в отряд, но характер мальчика остался скрытым за семью печатями...
  Сецуне понадобилось больше трех лет, чтобы выяснить особенности личности Наруто. Мальчик был очень умным и хитрым, с совершенно не детской системой ценностей. Ради защиты Конохи он был способен на многое, даже изображать из себя идиотичного ученика Академии, а потом и бесполезного генина. На самом деле, за маской безобидного пацана скрывался безжалостный шиноби, в совершенстве овладевший искусством манипуляции. Знание психологии и актерская игра позволяли Наруто не беспокоиться за сохранение конспирации. Но все же, он еще оставался ребенком и не отказывал себе во многих радостях, положенных для его возраста. Узумаки привык четко разделять работу и мирную жизнь, перевоплощаясь из одной личины в другую, только при необходимости. Миссии позволяли Наруто относиться к своим сверстникам с долей снисхождения, но он никогда не позволял себе призрения к окружающим, за исключением Саске... Но иногда Тигр мог быть редкостным ублюдком... На заданиях требовалось примерять разные личины, но эта у Наруто была самой любимой, ведь она лучше всего отражала внутренний мир и философию блондина, проповедующую цинизм и рациональность. Да и как Узумаки смог бы стать другим, при такой-то жизни?.. В Конохе многие бы в это не поверили, но Аи знал Наруто лучше всех в "Призраках" и не раз видел его без масок...
  За время расследования Сецуна успел не на шутку привязаться к мальчику, а тот давно заметил искренний интерес к своей персоне и был не против иметь друга, понимающего с полуслова и полностью разделяющего его убеждения... Через некоторое время Аи и Наруто уже могли назвать друг друга лучшими друзьями, практически братьями...
  Скат знал многое, например то, что Узумаки искренне простил Сакуру за нанесенное в госпитале оскорбление. Девушка в тот же день в слезах просила прощения и обещала стать сильнее, чтобы самой защищать своих друзей... Как такую было не простить?..
  Знал Аи и то, что во время одной из миссий Наруто угораздило влюбиться в куноичи Облака по имени Маннами Саюри. Он притворялся вольным шиноби невысокого ранга и искал лидера одной из банд разбойников, грабящей торговые караваны. Банда не интересовала "Призраков" пока, во время очередного нападения, не были похищены документы, обнародование которых могло доставить немало проблем Стране Огня. Выполнив задание и уничтожив бумаги, Наруто остановился передохнуть в небольшом городке. Там он и встретил молодую девушку, с первого взгляда покорившую сердце шиноби Листа. Ини несколько месяцев встречались в подобных же городках в перерывах между миссиями и были вполне счастливы...
  ...Через полгода после первой встречи влюбленных Аи и Наруто отправились на очередное задание, в этот раз не маскируясь под кого либо, а в багровой форме и масках. Миссия была чрезвычайно важной для Конохи, а к тому времени Ран, Акено, Рей и Таки уже погибли... Призраки на беду себе столкнулись с отрядом АНБУ Облака. Провалить задание шиноби Листа не могли себе позволить ни при каких обстоятельствах, и единственным выходом было полное уничтожение противника. После жестокой битвы, из которой Сецуна и Узумаки вышли победителями, Тигр занялся опознанием врагов для отчета главе Конохи... Одной из АНБУ оказалась и та, что на протяжении нескольких месяцев вселяла тепло в сердце блондина... Жизнь шиноби порой бывает жестока, но Наруто не мог поверить, что собственными руками убил Саюри... Из-за масок было не различить лиц, но это служило слабым оправданием разбитому сердцу...
  Аи было искренне жаль лучшего друга, раз за разом теряющего дорогих людей, и он изо всех сил старался поддержать его... Вот и сейчас Мечник направлялся к небольшому рыбацкому городку, где друзья собирались встретиться...
  
  
  ...Взвод шиноби Тумана чуть не застал погруженного в воспоминания Аи врасплох. Сецуна чертыхнулся сквозь зубы и вытащил из ножен клинок из красноватой стали. За цвет он и получил имя - Кровопийца. С десяток противников не были выше ранга чунина, но пятерка джонинов могла доставить немало проблем...
  На губах Аи появилась хищная улыбка, а в серых глазах мелькнула искра бесшабашного веселья... Все же он был Мечником Тумана, а они славились нестандартным поведением в битвах...
  ...Бой начался стремительно, в глазах то и дело расплывались круги от вспышек техник стихии молнии... От воды земля покрылась слоем грязи, мешающей движениям сражающихся... Шиноби Тумана падали один за другим, глядя в небо застывшими глазами... Джонинам удалось нанести Сецуне несколько весьма неприятных ранений, прежде чем они отправились вслед за своими товарищами... Упоение битвой огненными ручейками разливалось по венам Аи, что заставляло губы непроизвольно расплываться в счастливой улыбке, которая мгновенно испарилась с лица, когда из клубов пара от испарившейся воды на поле боя появился человек, которого Сецуна хотел бы видеть меньше всего на свете...
  Черные волосы, золотые глаза и немалый рост, а в руке двухметровый клинок из вороненой стали - Второй Мечник Тумана Тодо Хейске... Бывший напарник... со смертью во взгляде...
  
  ...У боя всегда свой ритм... Все попытки сделать что-то неожиданное и внезапное обречены на повторение. Слишком хорошо эти двое знают друг друга. Слишком много за пять лет было совместных игр, драк и тренировок. Слишком они похожи. Каждое движение, каждая атака и защита - ожидаемы, очевидны... Почти танец, в котором партнер твоя вторая половинка... За прошедшие годы он стал смертельно опасным... Красная и черная сталь соприкасаются вновь и вновь, словно не в силах разорвать гибельное объятие... Искры летят во все стороны, отражаясь в глубине глаз Мечников...
  
  
  ....Пустыни, леса, горы и ущелья... Дни, ночи... Один против одного, один против двоих, один против всех... Мечи, кунаи, сюрикены и даже дзюцу... Армия на армию, отряд на отряд... Битвы, схватки, дуэли... Захватывающий, чарующий танец смерти... Победы, поражения, отступления, атаки, маневры... Боль, кровь, смерть... Огонь, сталь, плоть... Выпад, парирование, защита... Лучшая защита - нападение... Бей первым... Всегда атакуй. Атакующий диктует условия. Он навязывает бой. Он ведет в этом танце... Атакуй... Не можешь убить, жаль, как оса. Внушай страх. Подавляй волю... Ярость излишня. Она убивает тебя изнутри, делает это раньше, чем враг...
  ...Звон стали приятнее, чем музыка. Бой лучше, чем любовь. Вид поверженного врага стоит картин лучших мастеров...
  ...Люди или демоны... Нет никакой разницы между ними... Ты - лучший. Ты - единственный игрок, они - лишь фигуры... Ты можешь убить любого... Ты можешь убить всех... Жизнь - игра... Твоя жизнь - ставка в этой игре...
  ...Бей в спину - если он обернется, он может тебя убить... Бей лежачих - они опасны вдвойне... Бей ниже пояса - если можешь туда попасть... Ищи бреши, используй слабости...
  ...Такова жизнь Мечника... Такова жизнь шиноби...
  
  
  ...Первым, что увидел Наруто, появившись на поле боя, было удивленное лицо Аи и черный клинок, пронзивший его грудь... С тихим вскриком Сецуна упал на колени, а через пару секунд вес его тела приняла на себя изрядно потоптанная трава...
  ...Что-то вспыхнуло в душе Узумаки, разливаясь по всему телу, адским пламенем выжигая все живое... Оно, струясь по венам, разъедало кровь вернее, чем самая сильная кислота, убивая всякий здравый смысл, оставляя лишь ледяную ярость... Будь Кьюби все еще запечатанным и никакой ритуал не удержал бы его в обманчиво-хрупком теле... Не стало железного самоконтроля... Не осталось ничего, кроме дикого желания разрушать... Хотелось лишь увидеть, как тело врага окажется на земле - бездыханное, изуродованное так, что никто больше не сможет опознать в нем человеческое существо... Разорвать его на кусочки, запытать до смерти, но перед этим заставить его испытать такую боль, что все биджу разом попятятся от страха...
  ...Рот наполнила кровь из прокушенной губы, глаза стали абсолютно черными от расширившихся зрачков... В кончиках пальцев ощущалось покалывание от неистового желания вцепиться ими в лицо врага...
  - Я достану тебя даже в Аду... - из горла вырвался рык, мало напоминающий человеческий голос...
  - Я буду ждать... - Хейске не собирался ввязываться в драку, ведь и он не остался невредимым. - Прощай...
  Прежде чем Наруто успел пошевелиться, Второй Мечник исчез, распавшись на капли воды. Со стороны лежащего на траве Аи послышался тихий, болезненный хрип. Сецуна все еще чудом оставался жив, получив несколько смертельных ран...
  - Аи! - Узумаки в долю секунды оказался рядом с другом, опустившись на колени и осматривая ранения...
  - Наруто... - начал Скат и закашлялся, из уголка губ по подбородку медленно заструилась кровь...
  - Не говори... - Наруто был в отчаянии - повреждения не оставляли никаких надежд на лучшее. Юноша осторожно прикоснулся пальцами к лицу друга и почувствовал на своих ладонях теплую кровь...
  - Наруто... - новая попытка увенчалась успехом и Сецуна продолжил говорить, чувствуя, как сознание заволакивает тьма. - Останься в живых...
  Узумаки ошеломленно распахнул глаза, ощущая под пальцами исчезнувший пульс... Юноша отшатнулся, не в силах поверить в происходящее... В лицо дыхнуло жаром от вспыхнувшего синего пламени, охватившего бездыханное тело Мечника...
  
  
  ...Наруто брел по лесу, находясь в состоянии апатии. Неожиданно на него накатило чувство реальности и наконец пришло осознание случившегося... Узумаки споткнулся, падая на колени, но даже не почувствовал боли... Он остановившимся взглядом смотрел на собственные ладони, покрытые ярко-алой кровью человека, бывшего для Наруто не просто лучшим другом... Сецуна был для него старшим братом, наставником, идеалом, к которому стремился юноша... Он ощущал Аи как неотъемлемую часть своей души... Этот человек занял половину сердца Наруто, привязав его к себе крепче, чем кого-бы то ни было...
  ...Руки сводит судорогой, тело немеет... Пальцы сжимают одежду на груди так, словно пытаются добраться до сердца... Бешенный пульс бьется в висках, кровь едким потоком струится по венам... дыхание перехватывает, а в горло будто насыпали битое стекло... Больно, больно... Изо рта вырывается хриплый вскрик, смешанный со стоном... Глаза горят, словно в них щедро бросили горсть песка... Слезы заливают сознание, не находя пути наружу... Острая боль волнами проходит по телу, заставляя юношу крепко прижаться к земле, в надежде унять судороги, будто ломающие каждую косточку... А с неба падают первые капли дождя, словно оплакивая смерть одного шиноби и сломанную жизнь другого...
  
  
  ...Джирайя медленно шел к гостинице, в которой собирался дожидаться возвращения крестника. За годы путешествия саннин уже привык к постоянным исчезновениям Наруто. Иногда тот пропадал на несколько дней, а иногда и месяцев. Задания от Хокаге сыпались как из рога изобилия, давая лишь краткое время на отдых. Несмотря на опытность Узумаки, Джирайя не мог не волноваться за своего ученика. Ведь и он тоже получал известия о происходящем в Конохе и знал о гибели почти всего отряда "Призраков". Саннин не раз терял друзей и теперь беспокоился о душевном состоянии Наруто. Он видел, что с каждой плохой новостью, глаза Узумаки теряют свой блеск, а в уголках губ появляются горькие складочки...
  ...В номере царила темнота, лишь через небольшое окно пробивался свет от уличных огней... Джирайя не ожидал, что окажется в комнате не один...
  ...Вернувшийся раньше времени Наруто сидел на полу, опираясь спиной о стену... Саннин почувствовал неладное, а голос крестника заставил шиноби вздрогнуть... В нем было искреннее недоумение, горечь и какая-то тоскливая обреченность...
  - Я что, проклят?.. - в тишине комнаты шепот юноши был отчетливо различим. - Почему я всегда теряю тех, кого люблю?.. Шиноби не должен испытывать эмоций, его сердце покрыто льдом... Так почему же мне так больно?!
  Джирайя никогда не видел слез в глазах Наруто, он знал, что крестник давным давно запретил себе их... Так по какой же причине сейчас по бледному лицу юноши текли прозрачные капельки воды? Узумаки даже не замечал этого, уставившись в противоположную стену неподвижным взглядом...
  
  
  ...Прошло полгода, прежде чем на лице Наруто появилась слабая улыбка и интерес к происходящему. Джирайя быстро узнал причину подобного состояния крестника и бросил все свои силы на поддержку юноши. Он смог убедить Тигра, что в его жизни еще осталось что-то, для чего стоит жить. Например, ради блага родной деревни... И вот, в одно ясное утро, прозвучали долгожданные слова:
  - Пора возвращаться домой...
  
  Глава 5. Коноха.
  
  Как просто - уйти, и как трудно - вернуться.
  Обратно. Назад. К истокам. Домой.
  Засушливым летом. Вьюжной зимой.
  От чар вечных странствий однажды очнуться.
  И, робкой рукой до ворот дотянувшись,
  Застыть, ощущая странную боль
  В груди. Ты желаешь встречи - с собой?
  Приветствие тихо умрет, не проснувшись...
  
  Я здесь. Я вернулся. Вы ждали скитальца?
  Нелепый вопрос. Ненужный ответ.
  Что хочешь услышать: да или нет?
  Надежда замерзла на кончиках пальцев...
  
  Бродил по задворкам. Стоял у престолов.
  Рыдал и смеялся. Пылал и тлел.
  Летел в небесах. Бежал по земле.
  Но замер у двери, до боли знакомой...
  
  В один перекресток земные пути
  Сольются, как реки. Ты это знал,
  Когда, покидая себя, шептал:
  "Как просто - остаться, как трудно - уйти..."
  
  (стихи В. Ивановой)
  
  
  - Ненавижу оранжевый!
  - Так почему носишь?
  - Как-будто тебе не понятно... Яркая одежда и вызывающее поведение помогают скрыть от чужих глаз очень многое... Но это не значит, что я от этого в восторге!
  - Сколько экспрессии... Ну ладно, не злись... О, мы почти дома!
  По дороге, ведущей к воротам деревни Скрытого Листа, тихо переругиваясь, шли двое: высокий мужчина лет пятидесяти с длинными белыми волосами и свитком за спиной и юноша в ярком оранжевом костюме. В нем жители Конохи без колебаний опознали бы самого шумного ниндзя деревни - Узумаки Наруто.
  Дом... Как много и как мало всего в этом слове... Для кого-то, дом - это место, где тебя всегда ждут и примут родные люди, невзирая на твое поведение и поступки. А для кого-то, дом - это колодец, при падении в который, пройдя через бездну воспоминаний, у самого дна встретишься с самим собой...
  На пути ко дворцу Хокаге в мыслях Наруто то и дело появлялись картинки из прошлого: вот маленький мальчик с золотистыми волосами бежит в сторону озера, где его ждет самый лучший друг! Вот тот же самый мальчик громко возмущается, держа в руках толстого кота с бантиком на ухе, а идущие рядом темноволосый паренек и девочка с яркими зелеными глазами тихо посмеиваются, глядя на это представление... Вот по крышам домов смутными тенями ко дворцу Хокаге направляется несколько человек в багровой форме и фарфоровых масках...
  Узумаки отвлекся от воспоминаний, увидев в конце улицы Сакуру. Через некоторое время, изрядно потрепав нервы окружающим и в очередной раз выставив себя идиотом, Наруто оказался перед взором Цунаде. Что ни говори, а приятно было увидеть и задумчивого Шикамару и Какаши с неизменным томиком "Ича-Ича" в руке!
  
  
  * * *
  
  - Наруто!!!
  Парень вздрогнул и отвлекся от воспоминаний. Цунаде, видимо, уже не в первый раз обратилась к нему, на лице женщины появилась тень беспокойства. Поразительно, как всего пара слов может выбить из колеи! Наруто никогда не считал себя излишне сентиментальным, но от внезапно нахлынувших воспоминаний он вдруг потерял связь с реальностью. Лишь многолетняя привычка скрывать свои чувства и железный самоконтроль не позволили даже тени эмоций отразиться на лице бывшего джинчурики. Узумаки не собирался показывать свою слабость даже перед крестной.
  - Извините, отвлекся - юноша усилием воли сосредоточился на беседе.
  - Я говорила, что ты не можешь работать в одиночку. Вся твоя команда мертва и я не хочу, чтобы и ты в ближайшее время последовал за ними. И не надо говорить мне, что с тобой все будет в порядке! - Хокаге устало потерла виски, остро взглянув на пытающегося что-то сказать блондина. - С момента твоего ухода из деревни в Конохе многое изменилось. Благодаря твоему совету насчет Саске и нескольким другим принятым мною решениям Старейшины стали относится ко мне лояльнее. Но Данзо не понравилось то, что мои позиции как Хокаге укрепились. Он ждет малейшей моей ошибки, чтобы воспользоваться ситуацией и взять власть в деревне в свои руки. Он знает, что я к тебе сильно привязана и стараюсь опекать по мере сил. Спровоцировав тебя на необдуманные поступки, он нанесет удар по мне. Данзо всегда считал, что джинчурики всего лишь оружие и ничего больше и ему совершенно плевать на тебя, как на человека. Вырвавшаяся на одной из миссий чакра Девятихвостого послужит поводом для твоего заточения или убийства...
  - Но он не знает, что Кьюби во мне нет и такая ситуация невозможна - Наруто задумчиво прошелся по кабинету. - До сих пор никто из шиноби Листа не смог вычислить, что я перестал быть джинчурики. В моей крови остались некоторые следы чакры Лиса, ведь при его извлечении у меня немного изменился геном... Теперь в составе моей чакры ощущается как-бы "запах биджу".
  - Именно так - Цунаде прищурилась и забарабанила пальцами по столу. - Нужно серьезно обдумать наши действия. Ты вполне можешь с помощью стихии огня замаскировать обычный выброс чакры под чакру демона... Вопрос в том, какая нам от этого выгода? Впрочем, сейчас не время для размышлений, а о твоей новой работе поговорим после теста Какаши.
  - Зачем он вообще нужен? - Узумаки недовольно поморщился. - Какаши видел несколько моих техник и теперь точно знает, что я не так прост, как может показаться. Он должен понимать, что во время этого теста я не покажу и малой части своих возможностей. Сакура ваша ученица и никуда из Конохи не уезжала, так что он должен быть в курсе ее подготовки... Если говорить о проверке нашей командной работы, то этот тест бесполезен. Мы никогда не могли нормально работать вместе, хотя... Возможно Сакура изменилась за три года в лучшую сторону... Посмотрим...
  - Не забывай про Данзо - Пятая усмехнулась. - Могу поспорить на что угодно, что отряд Корня АНБУ будет пристально за вами наблюдать. Этот старый маразматик теперь от тебя не отвяжется... Так что, будь добр, устрой его людям хорошее представление!
  - Это мы всегда пожалуйста... Будет сделано, Хокаге-сама! - На губах Наруто появилась улыбка, не предвещающая окружающим ничего хорошего.
  - Вот-вот, а потом мы с тобой серьезно поговорим...
  
  
  * * *
  
  - Ну что за женщина... - тихое бормотание Наруто сопровождало поиски дома, выделенного Конохой взамен старой комнаты юноши в общежитии. Цунаде категорично заявила что то, что подходило "мелкому засранцу", теперь не подходит повзрослевшему Узумаки. Поэтому, в приказной форме сообщила, что Наруто выделен дом в одном из живописных районов Конохи.
  Сам дом юноше очень понравился. В небольшом одноэтажном строении было всего две комнаты и маленькая кухня, обставленные с большим вкусом и создающие ощущения уюта. Снаружи дом окружало несколько деревьев и больших кустов с маленькими белыми цветочками. В этом районе жило не слишком много шиноби, что не могло не радовать Узумаки.
  Устало растянувшись на кровати, юноша обдумывал слова Цунаде и предстоящий тест.
  - "Значит, устроить Корню хорошее представление?.. Подведем итог того, что уже может быть им известно... В финальных боях на звание чунина я показал высокий уровень тайдзюцу, про технику теневых клонов в Конохе не знают разве что только совсем тупые... Из ниндзюцу на миссиях я использовал только клонов и расенган... Об этом вполне могли сообщить мои бывшие одноклассники, не раз ходившие на задания в моей компании. Техника превращения вряд ли относится к серьезным боевым навыкам. За годы тренировок с крестным даже такой идиот как я мог чему-то научиться - об этом догадываются все. Но что же стоит показать? Из моих размышлений ясно, что окружающие могли сделать только один вывод - я контактник. Так что стоит показать парочку несложных дистанционных техник и поменьше орать во весь голос. Перед финалом турнира, три года назад, Какаши умудрился за месяц научить Саске использовать стихию молнии. Ну, он всегда считался гением в нашем выпуске... Но за три-то года Джирайя должен был умудриться определить мою стихию чакры и научить паре техник?! Не настолько же я идиот, в конце концов?! Поэтому, будет весьма странно, если во время теста я не покажу ничего кроме клонов и тайдзюцу. А навлекать на себя лишние подозрения мне сейчас совсем некстати... Значит решено! Пусть думают, что во время боя Наруто научился хоть немного включать мозги!"
  Придя к решению, юноша расслабился и провалился в сон. Тест был назначен на вечер.
  
  На третьем полигоне Конохи медленно сгущались сумерки. Закатное солнце еще не скрылось за горизонтом, отблесками последних лучей окрашивая пространство в кровавые оттенки. Рядом с тремя деревянными столбами стоял высокий мужчина с пепельными волосами, задумчиво глядящий по сторонам. Именно здесь четыре года назад родилась команда Љ 7.
  Губы под маской скривились в горькой улыбке. Наставнику было больно вспоминать о своих учениках. Предательство Саске задело Какаши гораздо сильнее, чем он привык показывать. Глупый, высокомерный мальчишка не понял ничего из слов своего сенсея, продолжая сжигать себя жаждой мести. Сакура за три прошедших года изменилась кардинально - из глупенькой влюбленной девчонки превратилась в одну из сильнейших куноичи деревни. Она нашла в себе силы попросить у Наруто прощения за свои резкие слова и обратиться к Цунаде с просьбой об ученичестве. Сейчас девушка уже стала медиком, равной свей наставнице. Но частью команды Љ 7 быть все же перестала.
  А Наруто... он ведь никогда и не был ее частью... Сначала Какаши, как и многие другие, считал мальчишку хвастливым идиотом, хоть и с демоном внутри. Но несколько фраз, на которые Саске и Сакура не обратили особого внимания, не прошли мимо ушей сенсея. А бой с Момочи Забузой и Хаку не оставил никаких сомнений в том, что Узумаки лишь прикидывается глупцом. Поэтому, слова Третьего о том, что блондин является его учеником, не стали особой неожиданностью. Теперь Хатаке стал внимательнее наблюдать за одним из своих подопечных. Мелкие детали постепенно стали складываться в полную картину, заставляя джонина искренне уважать Наруто. Лезть в его тайны Какаши не собирался, не понаслышке знакомый с понятием "секретность". Как бы то ни было, но Узумаки никогда и не становился членом седьмой команды... Копирующему только и оставалось, что признать свой полный крах как сенсея.
  - Сенсей пришел раньше нас?! Что в лесу сдохло? - ехидный голос Наруто вывел Хатаке из размышлений. Рядом с Узумаки Сакура натягивала на руки плотные перчатки, а юноша поправлял протектор, повязанный на шею, словно для защиты горла. Джонин разом подобрался.
  - Задача такая же, как и в прошлый раз - отобрать у меня бубенцы.
  - Если не попытаемся вас убить, у нас ничего не выйдет... Так, сенсей? - задумчиво поинтересовалась Сакура.
  - Именно так - подтвердил Хатаке, с беспокойством смотря, как переглянулись подопечные. В памяти невольно всплыл один очень странный разговор...
  
  Флешбек.
  
  - Джирайя-сама, я опасаюсь, что во время теста может вырваться чакра Девятихвостого. Наруто может слишком увлечься боем...
  - Не заставляй меня сомневаться в твоих умственных способностях, Какаши... - взгляд саннина стал очень неприятным. - Уж ты-то должен был заметить, что во время миссий Наруто не теряет контроль и не позволяет демону взять над собой верх. Все, что писали в отчетах его напарники - чушь собачья! Эти сопляки, не имеющие боевого опыта, готовы раздуть из мухи слона! Такому человеку как Наруто ничего не стоит обвести вокруг пальца парочку генинов. Поорать там, побегать здесь... и готово! Репутация несдержанного хвастливого мальчишки промыла мозги всей деревне! Я и тебе-то говорю все это только потому, что вы будете работать вместе.
  - И что вы можете мне рассказать? - по спине Какаши прошел холодок. Он знал, что саннины люди непростые, но... все же, было немного непривычно видеть тяжелый, холодный взгляд и слышать в голосе Джирайи оттенок презрения...
  - Разбирайся со всем сам, воспользуйся головой по назначению! Единственное, что я тебе скажу - это то, что я еще не встречал человека, который был бы хладнокровнее Наруто во время боя. У моего крестника железная воля и абсолютный самоконтроль. В битве он беспощаден к врагам и обладает острым умом, способным просчитать кого угодно... Мой тебе совет - не вздумай во время теста сдерживаться! Я конечно сомневаюсь, что Наруто использует хотя бы треть своих возможностей, но даже в этом случае он способен размазать тебя по полигону. А если еще и девчонка будет действовать с ним сообща... В общем, будь осторожен и не дай себя убить...
  
  Конец флешбека.
  
  Теперь, глядя на бывших подопечных, Какаши и сам настраивался на серьезный поединок. Как только он дал сигнал к началу, события сразу же набрали оборот. На полигоне воцарился хаос техник и движений.
  Наруто успел договориться с Сакурой о стратегии боя еще по пути к полигону. Его приятно удивило, что девушка стала относиться к напарникам намного серьезнее и прислушивалась к толковым советам. В предстоящей битве Харуно согласилась взять на себя обязанности по обороне от стихийных техник, ведь ее физическая сила позволяла создавать вокруг себя непреодолимую преграду из пластов земли. В то же время она думала, по-возможности, направлять сенсея прямо под удары Наруто.
  Копирующий еще не успел забыть финал экзамена на чунина и то, что говорили окружающие о бое Наруто и Неджи. Поэтому он ожидал от юноши высокого уровня тайдзюцу, но все же Хатаке недооценил бывшего ученика. Скорость и сила ударов могли создать трудности даже опытному джонину, а специфический стиль боя не давал ни секунды передышки. Да еще и Сакура не позволяла сенсею отвлекаться... Гендзюцу не дало никакого эффекта. Создавалось впечатление, что его атаку даже не заметили. Только шаринган позволял Хатаке вовремя замечать действия противников и уворачиваться. Оставался единственный выход - ниндзюцу. Какаши не зря считался одним из сильнейших джонинов деревни, его скорость сложения печатей просто поражала воображение. Запасы чакры начали опустошаться с немыслимой скоростью, а полигон превратился в локальный филиал преисподней. Воздух нагрелся от огненных техник Какаши, но Сакура всякий раз успевала защитить себя обломками земли, а Наруто неизменно оказывался у нее за спиной в такие моменты, готовя контратаку. Узумаки успел использовать во время боя и клонов и тайдзюцу и пару техник стихии ветра.
  Напарники старались измотать сенсея как можно сильнее и, дождавшись небольшого перерыва в сложении печатей очередной техники, бросились вперед. Стремительная атака дала результат: скорость реакции Хатаке существенно понизилась, и он не успел должным образом среагировать на действия противников. Тест был сдан...
  
  
  * * *
  Некоторое время спустя...
  
  - Отличная работа, Наруто! - Цунаде довольно зажмурилась, удобно устроившись в своем кресле. - Ты был неправ в своем суждении о том, что ты и Сакура не можете работать вместе. Какаши был весьма впечатлен вашими действиями.
  Узумаки на эти слова лишь безразлично пожал плечами. Приведя себя в порядок, он сразу же отправился на встречу с Хокаге. Нервы немного щекотало любопытство. Как бы то ни было, а Наруто все же очень интересовала новая работа, о которой упоминала крестная.
  - Ладно, вижу, что похвалы тебя не трогают! - на губах Сенджу появилась жесткая фамильная усмешка, в прошлом сильно раздражавшая Учиха Мадару в его спорах с Хаширамой. - Перейдем к делу. Ты обладаешь бесценным опытом в ведении переговоров, шантаже и многих других областях. Твоим связям может позавидовать любой Каге, а твои мозги являются не менее важным для деревни преимуществом, чем один из хвостатых. Учитывая все это, я не могу позволить ни себе, ни Конохе разбазаривать подобное достояние. Звучит пафосно и немного цинично, но и мы здесь не в игрушки играем. Год назад я подала прошение дайме Страны Огня о реорганизации Совета Конохи и получила одобрение. Данзо, Хомура и Кохару отстранены от своих должностей, но я им ничего пока не сказала. Эту информацию мы используем позже, в момент, когда это будет наиболее выгодно для нас и Конохи. Так же, в ближайшем будущем, в заново созданный Совет Четырех Старейшин будут входить главы кланов Хьюга, Нара, Акимичи и Яманако. Остальные кланы будут входить лишь в общий Совет Кланов. Я планирую создать некий ближний круг из трио Ино-Шика-Чо и Хьюга. Им будет предоставлен больший доступ к информации, нежели сейчас, что сделает их более лояльными к политике деревни и ко мне лично. Позднее я думаю привлечь к делу еще и нескольких джонинов из элиты...
  - А я тут причем? - Наруто был поражен размахом планов Цунаде. Юноша чувствовал, что не зря несколько лет назад именно этой женщине он предложил пост Хокаге.
  - Не прикидывайся неразумным мальчишкой хотя бы передо мной - Цунаде недовольно поморщилась, окидывая крестника задумчивым взглядом. Теперь, в свои шестнадцать, Наруто стал меньше походить на отца. От частого использования краски, волосы Узумаки посветлели и из темно-золотых приобрели отчетливый платиновый оттенок. Наруто собирал отросшие до лопаток волосы в тугой хвост на затылке, оставляя лишь несколько прядей, обрамляющих лицо. Рост юноши тоже изменился, и теперь Сакура не могла издеваться над тем, что напарник ниже ее самой. Синие глаза приобрели стальной блеск, который пока еще удавалось маскировать идиотским выражением лица и раздражающим поведением. Тонкий шрам, пересекающий бровь, придавал облику юноши дополнительную суровость. Через пару лет Наруто уже никак не сможет маскироваться под придурка...
  - Думаю, ты и сам о многом догадываешься - Хокаге продолжила, добившись от крестника виноватого взгляда. - Увы, но мне стало неимоверно сложно справляться со всеми делами Конохи. Внутренние распри, экономика, дипломатические отношения с другими странами и вдобавок, еще и Акацуки... Я боюсь из-за занятости упустить что-нибудь важное... Поэтому я, с одобрения главы нашего государства, официально оформила тебя своим приемником на посту Каге. Я не планирую уходить ближайшие пять-семь лет, но перестраховаться сейчас будет весьма нелишним. До этого времени я назначаю тебя своим Советником по политическим вопросам, иными словами - своей правой рукой! Ты и так, еще при Сарутоби-сенсее, занимался подобными делами параллельно своей службе в "Призраках". Так что сейчас ты будешь заниматься этим официально. Насчет твоих новых полномочий будут в курсе пока только "Охотники", Ибики Морино, Джирайя и Совет Четырех. Пока мы не избавимся от угрозы Данзо и не ослабим Акацуки, не стоит открывать общественности истинного состояния дел. Ты согласен на мое предложение?
  - Не думаю, что у меня есть выбор... - уголок губ Наруто чуть дрогнул в улыбке. - Я всегда знал, что меня рано или поздно припахают к чему-то подобному. Значит, в моей компетенции будет разведка и дипломатические отношения?
  - Да, все нужные данные будут отправляться прямо к тебе. Потом, на основании полученных сведений, будешь делать мне доклад. Но, одновременно заниматься политикой и анализировать военную ситуацию на континенте, не хватит сил и времени даже у тебя. Поэтому я решила привлечь к нам еще одного человека и поставить ему печать "абсолютного доступа".
  - И кого же? - Наруто уже имел несколько догадок и бал готов ничему не удивляться.
  - Шикамару Нара. Этот парень просто гений в стратегии и весьма наблюдателен. Вскоре после твоего ухода с Джирайей он пришел ко мне с очень интересной информацией и выводами. Я позволила ему получить доступ к некоторым документам, предварительно поставив ему печать А-класса, как у "Охотников". За эти три года он мне очень помог в планировании миссий и анализе донесений разведки. Я хочу, чтобы теперь он помогал нам в качестве Советника по военным вопросам.
  - А он согласится? - Наруто с сомнением пожал плечами. - Ведь это гигантская ответственность...
  - Вот ты это у него и спросишь! Я пригласила его на встречу и через полчаса он будет здесь. Советую тебе переодеться в форму призраков и надеть маску, чтобы не светиться раньше времени. Сначала я хочу с ним поговорить.
  - Я понял. Буду ждать вызова - облачко дыма рассеялось и в кабинете Хокаге воцарилось относительное одиночество.
  
  
  * * *
  
  - Хокаге-сама, вызывали? - в дверях кабинета показался растрепанный хвост темных волос, а потом в поле зрения появился и его хозяин.
  - Да, Шикамару, проходи - Цунаде сцепила пальцы в замок и пристально наблюдала за каждым движением юноши. - Ты, наверное, удивлен тем, что вызов поступил среди ночи?
  - Я привык ничему не удивляться, но мне все же очень интересно...
  - Несколько лет назад ты пришел ко мне с очень любопытной информацией - Пятая не стала ходить вокруг да около. - Я дала тебе доступ к документам и позволила заниматься планированием ряда миссий. Ты не разочарован в своем решении заниматься подобной работой?
  - Нет. Хоть я и изрядный лентяй, но у меня есть еще и неуемное любопытство, которое когда-нибудь меня погубит, вкупе с неплохим интеллектом... - на губах наследника клана Нара появилась лукавая улыбка. - Еще у меня есть некоторые амбиции... Так я чувствую себя нужным деревне.
  - Вот как... это хорошо... У меня есть к тебе предложение. Тебе предстоит серьезно подумать, прежде чем соглашаться или отказываться.
  Шикамару заинтересовано пошевелился. Он чувствовал, что сейчас настал тот момент, когда его жизнь может сделать крутой поворот. Как и три года назад... Во время экзамена на звание чунина Нара очень заинтересовался поведением Наруто. Позже, по крупицам добывая информацию, юноша просто уже не смог вовремя остановиться. Перед его любопытным взором открывались невиданные доселе глубины всевозможных тайн. В какой-то момент, у Шикамару просто не осталось выбора, кроме как обратиться со своими выводами и догадками к Хокаге. Исход того разговора мог быть любым - или печать неразглашения в комплекте с тюремной камерой, или более полный доступ к информации и тяжелая работа на благо родной деревни. Верным оказался второй вариант, и Нара-младший по уши закопался в секретные документы, изредка помогая Хокаге с планированием миссий. Ему было приятно думать, что его не бросили в камеру, потому что осознали ценность его интеллекта. В чем-то Шикамару был прав. Цунаде Сенджу не привыкла разбрасываться полезными людьми.
  - Так что это за предложение? - юноша старался не показывать свое нетерпение слишком явно.
  - Работа. Почти та же, что ты выполняешь сейчас, но с некоторыми дополнениями. Полный доступ к информации, той, что неизвестна даже старейшинам Конохи. Возможность влиять на дальнейшую политику деревни. Ну и, соответственно, совсем другой уровень уважения. Не сразу, конечно... Огромная ответственность, но в то же время и возможность использовать свой потенциал на полную. Ну и любопытство будет полностью удовлетворено.
  - И какова цена? - Шикамару быстро справился с шоком. Цунаде в совершенстве умела бить по самым больным местам.
  - Цена - другая печать доступа. Малейший намек на предательство - смерть! - вместо Пятой ответил кто-то за спиной Нара. Голос незнакомца был абсолютно бесстрастен.
  - Ты вовремя - усмехнулась женщина краем губ и обратилась к Шикамару. - Этот парень - моя правая рука. Мой Советник. Я предлагаю тебе стать таким же.
  - Не в бровь, а в глаз... Не так ли, Цунаде-сама? - человек наконец показался в поле зрения чунина. Юноша с некоторым замешательством опознал в нем одну из неуловимых легенд Конохи. О людях, носящих багровую форму, ходило множество слухов, один другого невероятнее... Из-под маски Тигра сверкнул насмешливый взгляд.
  - Не вижу смысла тянуть. Это ты любишь часами иметь мозг собеседника. Неудивительно, что Ибики питает к тебе симпатию. Два сапога - пара... Ну так что, Шикамару?
  - Не спешите, Хокаге-сама - в голосе незнакомца появились металлические нотки. Он повернулся к сидящему на стуле Нара. - Ты нужен нам как стратег. Как Советник по военным вопросам. Хоть тебе и не всегда придется лично участвовать в миссиях, это не спасет тебя от грязи и крови. Против нас работают не только другие страны, но и свои же соотечественники. Не всем нравится положение дел, сложившееся на данный момент. Иногда приходится жертвовать невиновными. Поверь моему опыту - это очень нелегко. И оправданием служит только "благо Конохи". Без железной воли и фанатичной преданности своей работе тебе делать с нами нечего. Ты должен будешь в краткие сроки научиться врать своим родным и друзьям, даже если они будут напрямую задействованы в наших планах. Тебе придется жить и работать, согласуясь с принципом "меньшего зла". И у тебя не будет никакого права поделиться своими переживаниями ни с кем, кроме меня и Хокаге. Возможно, что через пять-десять лет ты будешь чувствовать себя стариком, но многим будет на это откровенно плевать. Что ни говори, а тебе сейчас всего шестнадцать лет, вся жизнь впереди, при определенной удаче шиноби. Так есть ли смысл ломать ее сейчас?
  - Это было жестоко... - тихо сказала Цунаде, но взгляд прятать не стала.
  - Если он согласится, именно мне придется вводить его в курс большей части дел. Я предпочитаю, в таком случае, говорить самое неприятное сразу.
  Нара сидел, склонив голову. Темные волосы выбились из хвоста и закрывали его лицо. Наконец, тяжело вздохнув, шиноби поднял голову и посмотрел прямо на собеседников. От ленивого юноши не осталось ни малейшего следа: карий взгляд был непривычно жестким, губы плотно сжаты, а на скулах играют желваки...
  - Да уж, умеете вы объяснять... Я согласен.
  - Что?! - Хокаге слегка опешила от столь быстрого и четкого ответа.
  - Хоть, как вы и сказали, что мне всего шестнадцать лет, я прекрасно понял чего мне стоит ожидать в случае согласия. Я не страдаю излишними наивностью и чистоплюйством, как многие мои сверстники. Именно поэтому, здраво оценив ситуацию, я и говорю, что согласен. Мне бы не хотелось угробить свои мозги на какую-нибудь бесполезную ерунду. Что в случае работы с вами, мне явно не грозит.
  - Тогда... Добро пожаловать в наши ряды, Шикамару Нара! - Советник протянул юноше руку и снял маску, неожиданно улыбнувшись с долей грусти и тепла.
  
  Глава 6. Кровь и песок.
  
  Мы были. И не были. Мы не успели.
  И надо ли нам успевать?
  Надежда опять обернется похмельем,
  И в горле застрянут слова.
  Во имя чего? Чья беспечная прихоть
  Заставила нас убивать?
  Звенели клинки беспощадно и лихо,
  Румянилась кровью листва...
  
  Ушли на рассвете. Вернулись с закатом.
  Кто примет убийц на постой?
  Не сердце, а рана под свежей заплатой,
  Зияющая пустотой.
  
  Прощенья не надо: кому-то - расплата,
  Кому-то - награда за труд.
  А лица убитых ни слава, ни злато
  Из памяти ввек не сотрут.
  
  Минувшее - грязно, грядущее - мутно,
  Но повода нет умирать:
  В посмертье души, тихим пасмурным утром
  Рождается Право Карать.
  
  (стихи В. Ивановой)
  
  
  Наруто был доволен. Выражение лица Шикамару, когда он увидел своего бывшего одноклассника, снявшего маску, будет еще долго греть сердце блондина. Глаза Нара-младшего широко распахнулись от шока, губы приоткрылись, но юноша не смог издать ни звука. Оцепенение продлилось недолго, Шикамару быстро пришел в себя, продемонстрировав отличную выдержку. Поставив новоиспеченному Советнику печать и спровадив того домой, Наруто и Цунаде остались в кабинете для обсуждения очень животрепещущего вопроса. Предстоял разговор с главами кланов Яманако, Хьюга, Акимичи и Нара. Хотя последний Хокаге, с помощью Шикамару, уже повязала по рукам и ногам. В связи с грядущим событием, Наруто припомнился один не очень приятный разговор с главой Хьюга. Хиаши был единственным кто, в силу опыта, распознал махинации с чакрой демона. Но потребовать ответа у Сарутоби не смог, Орочимару убил Третьего раньше, чем он успел это сделать. Связываться с Советом Конохи Хьюга не стал, опасаясь неприятных последствий. Подозрения насчет джинчурики у него появились уже давно, но копать глубже Хиаши не стал. В обмен на молчание и невмешательство, Третий пообещал всячески защищать клан Хьюга от Совета. То же он завещал сделать и своему преемнику на посту Каге. А после инаугурации Цунаде, Хиаши сумел выбить для себя еще несколько поблажек. Он единственный из глав кланов Конохи знал о будущем Совете Четырех. Ему пришлось поступиться только влиянием, разделенным с еще тремя кланами.
  Глава Хьюга был очень умным и предприимчивым человеком, и Наруто предчувствовал немало проблем, связанных с ним. Яманако, Нара и Акимичи были чрезвычайно сильны втроем, но поодиночке им не хватало влияния. Поэтому они вряд ли должны были отказаться от предложения Пятой. Да и Шикамару успеет настроить своего отца в нужном ключе...
  Подобные размышления немало измотали Узумаки. За время его отсутствия в деревне накопилась куча дел, требующих анализа и выводов. На шее висела и обязанность проинформировать о "подводных камнях" нового Советника, да и агенты прислали сообщения об активизации Акацуки...
  Наруто с болезненным нетерпением ожидал момента, когда он сможет свалить часть дел на Шикамару. Тот очень быстро обучался, оправдывая возложенные на него надежды. А пока Узумаки приползал домой в полуживом состоянии, с трудом держа маску идиота на людях...
  
  
  * * *
  
  Собрание четырех кланов и Хокаге проходило в одном из тайных залов, о существовании которых не знала ни одна живая душа. Наруто и Шикамару вошли в него как раз в тот момент, когда Цунаде начала говорить о своих новых Советниках.
  - Имею честь представить вам моего Советника по политическим вопросам - Узумаки Наруто, ведь факт того, что он носит и фамилию Намекадзе предыдущий Совет Старейшин имел наглость проигнорировать. Так же, по завещанию отца, в шестнадцать лет Наруто стал главой клана - Цунаде довольно наблюдала за сменой эмоций на лицах окружающих. - И Советник по военным вопросам - Шикамару, наследник клана Нара.
  - Не слишком ли они молоды? - поинтересовался Хиаши.
  - Они уже успели доказать свою профпригодность. Вы очень скоро в этом убедитесь, могу гарантировать. Прошу всех занять свои места - Сенджу указала на несколько пустых кресел вокруг идеально круглого стола. Дождавшись исполнения своей просьбы, женщина перешла к делу: - Объявляю собрание Малого Совета Конохагакуре но Сато открытым.
  - Малого Совета? - приподнял бровь Иноичи Яманако.
  - Четверо Старейшин, Хокаге и двое Советников с сегодняшнего дня официально являются Малым Советом - смутить Пятую было нелегко. Сенджу окинула собравшихся внимательным взглядом светло-ореховых глаз. - И раз собрание открыто, обсудим несколько срочных вопросов. Первое - это Акацуки. Наруто, слово тебе.
  - Благодарю, Хокаге-сама - слегка склонил голову блондин. - На территории Страны Огня, по данным разведки, не замечено ни одного члена вышеупомянутой организации. Но из донесений моих личных агентов известно, что двое Акацуки были замечены на границе стран Молнии и Ветра. Сообщение в Суну уже послано и получен ответ. В случае нападения на Коноху, Песок готов предоставить военную помощь, но и мы обязуемся сделать то же самое для них. В данный момент, Лист не может позволить себе пренебрегать союзными обязательствами.
  - Мы тебя поняли - Пятая на миг задумалась. - Шикамару, в случае нападения на деревню, именно ты будешь руководить обороной. Подготовь все необходимое.
  - Есть! - Нара-младший сразу начал прикидывать в уме схемы организации обороны и атаки.
  - Есть вопросы по этому пункту? - главы кланов лишь отрицательно покачали головами. - Наруто, как только выяснят личности этих двоих, предоставишь Совету подробные досье.
  - У нас и такое есть? - отец Шикамару позволил себе удивиться.
  - Нам известен весь состав организации - Узумаки холодно улыбнулся. - С подробными данными на каждого. Если будет желание, ознакомитесь с ними позже. Под ударом могут оказаться: Лист, Песок и Облако. Но с Молнией у нас слишком напряженные отношения, и Райкаге не станет прислушиваться к нашим советам. Уважаемые главы кланов, я бы посоветовал вам не слишком афишировать свою осведомленность...
  - Это уже относится ко второму пункту обсуждения - Цунаде мягко подхватила нить разговора. - Данзо держит ваши кланы под подозрением. В недавнем времени деятельность Корня АНБУ была сосредоточена на вас и джинчурики...
  На этих словах уголок губ Хиаши насмешливо дернулся, но потом глава Хьюга почувствовал на себе тяжелый взгляд синих глаз Наруто и невольно поежился:
  - "Такое ощущение, что он читает мои мысли... У кого из нас Бьякуган?!"
  - Соблюдайте предельную осторожность. Сейчас Данзо действовать не рискнет, но в наиболее выгодный для себя момент ударит без раздумий.
  Совет затянулся на несколько часов, каждый вопрос разбирался с поразительной скрупулезностью. В итоге, все участники остались довольны друг другом...
  
  ... - Позвольте отвлечь вас на некоторое время, Намекадзе-сан - локоть Наруто, выходящего из зала собраний, придержал Хьюга.
  - Почему бы и нет... - юноша указал в сторону одного из ответвлений подземных катакомб Конохи. - Идите за мной, неподалеку есть очень уютное помещение. Для разговоров самое то. Я ведь не ошибся в ваших намерениях, Хиаши-сан?
  - Вы правы - заметил мужчина, входя вслед за собеседником в комнату с двумя глубокими креслами и небольшим столиком. Неяркий свет бросал золотистые отблески на темно-красные стены. Шиноби удобно устроились в креслах и Хьюга продолжил: - Признаться, меня весьма поразили изменения в вашей личности. Я несколько лет считал вас лишь марионеткой в руках Хокаге...
  - Вы намекаете на мой статус джинчурики? - Наруто был слегка удивлен подобной откровенностью собеседника. Видимо, Хьюга решил сыграть по-крупному.
  - Именно. Во время вашего боя с моим племянником я заметил несколько странностей... Ваша чакра идеально копировала чакру демона, заметить кое-какие нюансы смогли бы только самые опытные из носителей додзюцу. Я хотел обратиться с вопросами к Сарутоби-сама, но... нападение Орочимару на Коноху мне помешало. Позднее, разговор с Пятой дал мне еще несколько загадок к размышлению. Все же, я полагал, что вы находитесь под усиленной опекой и не слишком свободны в своих действиях. Но сегодняшний Совет ясно дал мне понять, что грубо управлять вами невозможно. Поэтому я предпочту договариваться.
  - Прелюдия закончена? - иронично приподнял бровь Наруто, внутренне насторожившись. И в ответ получил еще один оценивающий взгляд.
  - Возможно, вам покажется неожиданной тема нашей дальнейшей беседы. Я, как глава клана Хьюга, хочу обратиться к вам с предложением... - Хиаши сделал паузу и продолжил, не дождавшись реакции собеседника. Наруто не показал ни тени нетерпения, что еще раз подтвердило уверенность мужчины в решении начать подобный разговор. - Предложение о вашей помолвке с моей старшей дочерью.
  - "О, как! Ну и хватка!" - Наруто был слегка шокирован, но на его лице не отобразилось ни единой эмоции, кроме вежливого интереса. Теперь пришел черед юноши выдержать некоторую паузу. - Как глава клана Намекадзе я обязан соблюдать традиции, основанные моими предками. В том числе и о женитьбе.
  - И о каких традициях идет речь? - сквозь ледяную маску аристократа пробились некоторые хищные черты, свойственные людям властным, и никогда не упускающим собственную выгоду.
  - По законам Намекадзе, наследник или глава клана не должен быть моложе двадцати лет на момент свадьбы. Это элементарная предосторожность. Клан не мог позволить, чтобы у будущих наследников были безрассудные родители. Этот закон не нарушался никогда. Помолвку же можно заключать и раньше, но к будущей супруге существует несколько достаточно жестких требований... - Наруто слегка наклонился к собеседнику, соединив перед собой кончики пальцев на руках. И, отвечая на вопросительный взгляд, продолжил: - Основным условием является то, что невеста не должна быть подданной Страны Огня. Мой отец весьма ловко обошел этот закон, женившись на любимой женщине. Но я не имею права поступать подобным образом. И невеста не должна быть наследницей клана. Намекадзе не должны попасть под чье-то покровительство. Поэтому, супруг или супруга, в зависимости от пола члена моего клана, всегда берут фамилию Намекадзе. Не все готовы лишить собственный клан потомков главных ветвей, ради возможности породниться с нами.
  - Есть выход... - Хиаши задумчиво провел изящным пальцем по подбородку. - В Стране Молний существует одна из ветвей клана Хьюга. Я могу отправить Хинату к ним, и моя дочь больше не будет являться подданной Страны Огня. А наследницей, я в любом случае собирался сделать свою младшую дочь.
  - Это вариант, но это еще не все, что требуется от будущей супруги. Девушка должна быть не только сильной куноичи, но и должна обладать весьма жестким характером. Намекадзе не нужны нежные избалованные девчонки, ослепленные романтикой. Я не собираюсь нянчится со своей женой, ведь у нее в клане будет много обязанностей, связанных не только с рождением и воспитанием детей.
  - Весьма сурово. Значит, вы отказываетесь от моего предложения?
  - Почему же? Я не хотел бы быть столь категоричным. Давайте вернемся к этому разговору через полтора-два года. Люди имеют свойство меняться с течением времени. Возможно, позже Хината удовлетворит требованиям традиций клана Намекадзе. Только одно условие - не давить на нее. Я не хочу иметь дело с послушной куклой.
  - Что же, это разумное решение... - Хиаши встал на ноги и склонил голову в легком поклоне, как равному. - Вы достойный глава клана. И я буду надеяться на наше сотрудничество в дальнейшем.
  - Для меня большая честь быть вашим союзником - Наруто повторил действия собеседника. Вскоре комната опустела.
  
  
  * * *
  Ночное небо заволокли тяжелые облака, не пропуская лунный свет, и обещающие в будущем весьма дождливую погоду. Дневное тепло безжалостно уничтожалось порывами холодного ветра. Лето было на исходе.
  Слегка поеживаясь от холода, Наруто приблизился к своему новому дому. Строение было погружено во тьму. Юноша решил, вопреки дурной привычке многих шиноби, войти в дом через дверь, а не окно. Ощущение чужого присутствия заставило блондина насторожиться и выхватить кунай из подсумка. В темноте на секунду вспыхнула чужая чакра и Узумаки, чертыхнувшись, убрал оружие.
  - Знаешь, не стоит появляться так неожиданно... - Наруто направился к небольшому светильнику на стене, неожиданно заявив: - Хиаши хочет женить меня на твоей сестре...
  - Что?! - в оранжевом свете появилась фигура в форме нин-хантера, отличающейся от стандартной АНБУшной только цветом жилета и наручей. Они были не серебристыми, а темно-золотыми. Незнакомец снял маску с изображением Змеи и оказался молодым парнем с длинными темными волосами, собранными в высокий хвост. - И что ты ответил?
  - Знаешь, Неджи, вы Хьюга когда-нибудь сведете меня с ума... - Наруто направился на кухню, чтобы заварить свежего чаю. - Ты немало меня удивил, попав на службу в отряд "Охотников". Впрочем, я всегда знал, что ты далеко пойдешь. Но я не ожидал, что твой выбор будет именно таким. А с твоим дядей очень сложно разговаривать. Хиаши очень умный и властный человек и готов прислушиваться только к мнению тех, кого уважает.
  - Так что ты ему сказал насчет моей сестры? - Неджи бережно принял из рук Узумаки глиняный стакан с горячим зеленым чаем.
  - Я посоветовал ему не торопить события, сославшись на законы клана Намекадзе.
  - Но, если я не ошибаюсь, ты говорил, что они не столь суровы, как может показаться со стороны.
  - Ты прав - Наруто сел на табурет напротив собеседника. - Только твоему дяде не стоит этого знать. Я просто не хочу жениться на Хинате.
  - Она тебе так не нравится? - Хьюга даже слегка обиделся.
  - Дело не в том, нравится она мне или нет... - блондин на миг сжал сосуд с чаем так, что побелели костяшки пальцев. - В любом случае, если я и женюсь, то это будет брак по расчету.
  - Ты не веришь в брак по любви? А вдруг...
  - Не будет никакого вдруг! - синие глаза на миг сделались совершенно непроницаемыми. - Я больше никогда не позволю себе полюбить!
  - Прости... - Неджи опустил взгляд. Наруто ему почти ничего не рассказывал о своем прошлом, но несложно было догадаться, что так говорить о любви блондин не стал бы без серьезной на то причины. Поэтому Хьюга поспешил сменить тему разговора. - Слушай, меня очень заинтересовала причина, по которой Намекадзе должны были брать супругов из другой страны...
  Узумаки на это лишь загадочно улыбнулся, но ничего не сказал. Не сообщать же было, что клан Намекадзе просто придерживался мудрой политики предков. В отличие от многих других кланов, их не обладал каким-либо видом кекке генкай. Намекадзе достались лишь немалый интеллект и определенная изворотливость. Правда и сильных бойцов у клана тоже хватало. С помощью браков Намекадзе увеличивали силу клана и заводили полезные связи. В случае конфликта со своим родным государством, клан мог быстренько собрать вещички и смотаться в более благоприятные края. А родственные связи с другими кланами позволяли не беспокоиться о подданстве новому правителю. К чести Намекадзе, пользовались они подобной ситуацией очень редко, завоевывая влияние без чужой помощи. Но традиция о браках с чужестранцами соблюдалась неукоснительно, и Наруто не планировал идти против воли предков.
  - Я знаю, что рано или поздно мне придется жениться - продолжил Узумаки как ни в чем не бывало. - Но характер Намекадзе может выдержать не каждый. Хината очень романтичная и нежная девушка, и я не хочу ее сломать. Она ведь совсем не знает меня настоящего, как и большинство жителей Конохи. Мне нужна супруга, не уступающая мне по силе воли и твердости характера. Извини, но я сомневаюсь, что твоя сестра когда-либо будет способна на подобное...
  - Что ж, не буду спорить - Неджи пожал плечами и разговор потек на вполне безобидные темы...
  
  
  * * *
  
  Наруто спешил. Его подгоняло ледяное бешенство и чувство досады. Он только что получил срочное донесение от своих агентов, и это привело Узумаки к решению о немедленном докладе Пятой.
  - Хокаге-сама, у меня плохие новости! - юноша ворвался в кабинет Цунаде, наскоро проверив в нем отсутствие лишних ушей. - Акацуки сделали свой ход...
  -... И похитили Казекаге - закончила фразу Пятая. - Только что прилетела самая быстрая птица из Суны с подобным сообщением.
  - Значит, вы уже в курсе... - Узумаки позволил себе перевести дыхание. Голос его обрел привычную прохладу. - Мои люди опознали нападавших - это Сасори из Красного Песка и Дейдара, миссенин Скрытой Скалы. Я не могу понять одного... Как они прошли незамеченными через отряды "Духов пустыни"?
  - Кого? - в дверь кабинета вошел Шикамару, тоже получивший срочный вызов.
  - Это особое секретное подразделение Суны. Аналог наших нин-хантеров, но их несоизмеримо больше. Это закрытая информация и, по идее, о ней не должен знать никто за пределами деревни Скрытого Песка...
  - Но для твоей разведки секретов не существует - лукаво улыбнулась Сенджу и нахмурилась. - В послании говорилось о том, что старший брат Казекаге отправился в погоню, но сомневаюсь, что от этого был толк. Мы обязаны предоставить Суне поддержку. Шикамару, твое мнение?
  - Не стоит посылать слишком большой отряд, ведь и мы не застрахованы от внезапного нападения на Коноху. Но, чтобы справиться с задачей, нужны опытные и сильные шиноби. Лучшим вариантом будет послать бывшую седьмую команду. Какаши очень опытен и он один из сильнейших джонинов Листа. Сакура отличный медик и вполне неплохо может себя защитить. Ну а Наруто... тут и так все понятно. К вечеру должна будет вернуться команда Гая, ее можно будет отправить следом для усиления.
  - Хорошо, ты прав - глаза Цунаде вдруг посуровели. - Мы обязаны спасти Гаару. В случае его гибели, в Суне придет к власти оппозиция. А они настроены весьма агрессивно по отношению к Конохе. Но, в крайнем случае, если не выйдет вернуть Казекаге живым - убейте Акацуки. Мы должны максимально ослабить эту организацию. Шикамару, найди Сакуру и Какаши, я их проинструктирую. Наруто, иди готовься. Я присваиваю этой миссии ранг S. Не подведите меня!
  - Есть! - в один голос откликнулись Советники и с максимальной скоростью скрылись из поля зрения женщины.
  
  
  Через два часа бывшая команда Љ 7, а ныне команда Какаши в быстром темпе неслась по веткам деревьев. Все предельно ясно осознавали важность полученной задачи.
  - Темари-сан! - вдруг вскрикнула Сакура, увидев сквозь листву девушку с веером. Команда приземлилась на тропу и наскоро ввела в курс дела сестру Гаары. Дальнейший путь продолжили уже четыре человека.
  
  
  * * *
  
  
  - Приближается песчаная буря! - Темари внимательно вглядывалась в линию горизонта. Девушка искренне беспокоилась за братьев, но не могла позволить себе пренебрегать безопасностью. - Неподалеку должно быть убежище.
  - Но мы же обязаны спешить! - возразила Сакура.
  - Через бурю пойдет только самоубийца! - подал голос Наруто. - Я согласен с Темари-сан насчет убежища...
  Через двадцать минут команда расположилась в приземистом здании, наполовину уходящем под землю. Сквозь узкие щели окон песок и ветер не мог навредить путникам.
  - Наруто, а откуда ты знаешь про бурю? - не удержался от любопытства Какаши. - Обычно ты не обращаешь внимания на препятствия...
  - Все просто - Узумаки расположился рядом с разведенным костром, постелив для удобства спальный мешок. - Я уже бывал в Суне и по пути через пустыню также попал в песчаную бурю.
  - Когда ты успел?! - удивилась Сакура.
  - Когда путешествовал с Джирайей - пояснил юноша, а Темари согласно кивнула. Она помнила эту встречу в Скрытом Песке.
  - А где ты еще был? - поинтересовался сенсей. Делать все равно было нечего, и разговор вполне мог скрасить скуку.
  - Я был во всех пяти великих странах и нескольких мелких. Мне даже удалось посетить Скрытые деревни... Например, Суну и Облако.
  - Как ты туда попал? В Облаке ведь не любят Коноху! - у Какаши был весьма удивленный вид.
  - А я не светил протектором направо и налево - ехидно прищурился блондин. - У Джирайи везде полно знакомых, поэтому нас приняли весьма мирно.
  Узумаки не мог сказать, что успел посетить и остальные скрытые деревни почти по всему континенту. Служба в "Призраках" позволила существенно расширить кругозор. Беседа потекла в другом русле. Темари поведала шиноби Листа несколько легенд, популярных среди жителей пустыни. Также она упомянула, что во время бури иногда происходят настоящие чудеса. Собеседники лишь скептически пожали плечами. Но этой ночи было суждено изменить многое в жизнях путников...
  
  
  ... Из струй песка, бушующего за стенами убежища, соткалась женская фигура. Песчинки постоянно меняли свое положение, создавая легкие морщины на ее лице. Она была стара... Нет, не лицом... Душа этой женщины бродила по дорогам мира уже вечность, пока не нашла пристанище в сердце песчаной бури. Йоши но Раи - так ее прозвали в незапамятные времена. "Совершенство Истины"... Что отражалось в этих словах? Кто знает... Но иногда женская фигура, сотканная из песка навещает путников, идущих по пустыне и дарит им несколько слов. Она не умеет врать, Истина видит самую суть человеческой души и открывает перед взором сотни новых дорог. Выбор, по какой из них идти дальше предстоит сделать только тебе самому...
  Время застыло в маленьком убежище посреди бушующей стихии. Наруто настороженно огляделся - все его спутники замерли на месте и заворожено глядели на что-то, находящееся за гранью окружающего мира.
  - Каждый видит что-то свое... - тихий голос прошелестел в застывшем воздухе.
  - Кто ты? - беззвучно шевельнулись губы юноши.
  - Ты уже догадался, малыш... - легкий укор чувствовался в каждом звуке. - Бедный глупый мальчик... Ты думал, что можешь противостоять и богам и демонам... Возможно, ты был прав... Но демонам собственной души ты проиграл...
  Узумаки заворожено прислушивался к каждому слову. На кончике языка чувствовалась горечь. Похоже, пришло время встретиться с тем, от чего он пытался скрыться долгое время.
  - Ты трус, малыш. Нельзя убежать от боли воспоминаний. Ты предпочел забыть, кто ты на самом деле... Всего лишь человек... Похоронить в душе любовь, запереть за семью замками дружбу... Ты слаб, и сам это прекрасно понимаешь...
  - Замолчи!!! - самоконтроль рассыпался стеклянной крошкой, лицо исказилось гримасой отчаяния. Наруто чувствовал, что его душу выворачивают наизнанку. - Моя вина...
  - Смерть твоих друзей и любимой была предначертана! - в голосе Йоши но Раи появилась сталь. - Они прошли путь своей жизни до конца! Ты виноват только в том, что сам связал свою страсть и свою боль, превратившись в подобие жалкого шута! Маска не должна была стать твоим лицом! Еще есть люди, которым ты можешь доверять, но ты сам отталкиваешь их своим враньем!
  Наруто покосился на Какаши, Сакуру и Темари. Возможно, он был неправ, скрывая от них абсолютно все. Немного открытости не могло сильно повредить его планам. Узумаки с горечью признал, что просто прикрывался угрозой, исходящей от Данзо. Истина била по самым больным местам, но она была права... Он сам внушил себе, что в его душе больше нет места для друзей и любви.
  - Молодец, малыш... - в голосе женщины зазвучали оттенки материнской ласки. - Ты мне нравишься... и мне будет интересно понаблюдать за твоей жизнью.
  Наруто низко склонил голову в жесте истинного уважения и благодарности. Песчинки взвились в воздухе, и время продолжило свой бег.
  - Больше никаких легенд! - голос блондина предательски дрогнул. Немного ошарашенные шиноби покосились на его задумчивое лицо, но не произнесли ни слова. Никто не хотел делиться тем, что услышал в эту необычную ночь.
  На рассвете команда продолжила свой путь к деревне Скрытого Песка.
  
  
  * * *
  - Суровый и жестокий край... - в голосе Наруто звучало восхищение, смешанное с опаской. - Люди Пустыни не щадят ни себя, ни других...
  Его слова услышал только Какаши. Сакура и Темари двигались чуть впереди, занятые беседой. Сразу по прибытии в Суну, команда направилась к госпиталю. Один из шиноби патруля сообщил сестре Казекаге, что Канкуро, отправившийся в погоню за Акацуки, доставлен в деревню в тяжелом состоянии. В его крови был обнаружен яд, с которым не могли справиться лучшие медики Скрытого Песка. Хатаке покосился на ученика с нескрываемым интересом. После мистической встречи с Йоши но Раи , Узумаки стал вести себя по-другому. Создавалось впечатление, что он постоянно о чем-то спорит с самим собой. Это было почти незаметно, но Какаши был очень опытным шиноби и давно научился замечать даже самые мелкие детали. Копирующий до сих пор корил себя за собственную непредусмотрительность во время теста. Даже подозревая о том, что бывшие члены седьмой команды сильны, он их недооценил. Предупреждение Джирайи пропало втуне. Даже опытным джонинам свойственно ошибаться. Но Какаши признавал что, если бы его противниками были настоящие враги, он был бы уже мертв. Впредь Копирующий зарекся, что не будет недооценивать противника, даже если тот будет выглядеть невинным ребенком. Эта миссия в Песок была неплохим поводом, чтобы узнать Наруто и Сакуру получше. Пришло время исправлять собственные ошибки, допущенные во времена, когда Хатаке являлся сенсеем еще существующей команды Љ 7 в полном составе. Какаши очнулся от своих размышлений только тогда, когда показалось здание госпиталя.
  Канкуро действительно был плох. Сакура сразу взялась за дело, показывая, что не зря считается лучшей ученицей Цунаде. Темари осталась в палате помогать, а Наруто и Копирующего бесцеремонно выставили вон. При их появлении на Какаши набросилась какая-то старая женщина, в которой Узумаки опознал одну из Старейшин Суны. Если Хатаке и ожидал расспросов со стороны блондина, то глобально ошибся. Юноша не произнес ни слова, прислонившись к стене и устало закрыв глаза, ожидая конца операции. Какаши не оставалось другого выбора, кроме как последовать его примеру.
  
  
  Несколько часов спустя Канкуро, наконец, пришел в себя и смог поделиться информацией о противниках.
  - Я узнал одного из них... Это Акасуна но Сасори - бывший шиноби Красных Песков. Он мастер-кукловод и он с легкостью уничтожил мои марионетки и отравил меня ядом. - Брат Казекаге указал на груду обломков, принесенных шиноби Суны. - Одна из моих кукол успела оторвать кусочек накидки Сасори...
  - В таком случае я сейчас же отправлю собак на поиски - Какаши сложил печати дзюцу вызова. - Ты отличный шиноби, если даже из своего поражения смог извлечь пользу... Все, к утру мы будем знать где они...
  - Спасибо вам... - Канкуро устало закрыл глаза.
  - Вам выделят комнаты для отдыха - подал голос бывший сенсей Гаары. Он находился рядом с одним из своих учеников все время, пока длилась операция.
  - Наруто! - неожиданно окликнул блондина кукловод. - Спасите моего брата!
  - Обязательно! - кивнул Узумаки и пошел к выходу из госпиталя.
  Но, вопреки советам, команда Конохи не отправилась спать, а собралась в комнате, выделенной Какаши и Наруто. Это была просьба самого непредсказуемого ниндзя Љ 1.
  - Зачем ты нас позвал? - поинтересовалась Сакура, разминая затекшую шею. Операция здорово вымотала девушку.
  - Я понимаю, что ты устала, Сакура - Наруто удобно расположился на кровати, прислонившись к стене и окинув сокомандников пристальным взглядом. - До того как мы отправимся в погоню, нужно серьезно подготовиться. Наши противники - одни из опаснейших шиноби в мире. Ранг S не дают за красивые глаза. Акасуна но Сасори, по слухам, победил Третьего Казекаге, а тот был сильнейшим за всю историю Суны. В мире нет мастера марионеток искуснее Сасори. В его способностях к составлению ядов Сакура уже успела убедиться. Второй - это Дейдара, миссенин деревни Скрытой Скалы. Покидая родное селение, половину его он сровнял с землей. Дейдара обладает особым геномом, позволяющем ему преобразовывать глину в мощную взрывчатку. Вы видели, что случилось с Песком после его нападения. Благо, что пострадало не слишком много людей. Еще он в совершенстве владеет стихией земли. К сведению - все Акацуки слегка ненормальны, что ведет к непредсказуемости в бою. Будет очень плохо, если нам придется разделиться. Коноха, скорее всего, пошлет нам подкрепление... Но не стоит рассчитывать на многое, ведь и Лист находится под угрозой нападения. Хокаге не будет ослаблять оборону, поэтому отправит нам в помощь не более одной команды.
  - Откуда ты все это знаешь? - полюбопытствовал Копирующий. Сакура сидела, потеряв дар речи. Такого она от своего напарника не ожидала.
  - Перед тем как отправиться сюда, я хорошенько потряс Хокаге на предмет разведданных. - Узумаки ответил полуправдой. Насчет сведений он потряс самого себя и Шикамару. - Цунаде-сама отдала приказ: если не удастся спасти Гаару живым, обязательно уничтожить максимально возможное количество членов Акацуки. Пока на этом все...
  - Ты меня поражаешь, Наруто... - пробормотала шокированная девушка и отправилась в свою комнату. Все же, следовало поспать несколько часов.
  
  
  Утро наступило очень быстро. В рассветных лучах раздался хлопок и на столе появился Паккун с информацией о местонахождении убежища Акацуки, куда доставили Гаару. Пока Какаши беседовал со своим псом, Наруто занялся экипировкой. Юноша взял с собой множество свитков с запечатанными боеприпасами. Узумаки, кроме клинка, взял еще и боевой шест из особого металла. Он служил хорошим средством защиты от оружия противников и тайдзюцу. А его удары проламывали даже каменные стены. Для этого нужно было лишь пропустить сквозь шест чакру.
  Закончив приготовления, шиноби Конохи направились к выходу из деревни, по дороге встретившись с Темари. Сестра Казекаге решила отправиться с ними. Совет деревни Скрытого Песка был против этого решения, но девушке удалось убедить всех в необходимости подобных действий. Для Суны являлось бы большим позором, если спасение Казекаге доверили бы только союзникам. Оспорить такие логичные доводы никто не смог. На выходе из деревни к отряду присоединилась и Старейшина Чие, днем ранее напавшая в госпитале на Какаши. Развязывать конфликт никто не собирался, тем более что старушка еще не растеряла способности куноичи. Пять человек отправились навстречу неминуемым битвам.
  
  
  * * *
  Как только команда спасателей оказалась под сенью леса, Паккун остановился.
  - Что такое? - нетерпеливо спросил Копирующий. Отряд старался двигаться со всей возможной скоростью, что было не слишком легко сделать в пустыне. Песок забивался в глаза и затруднял дыхание. Еще каждого беспокоило то, что с момента похищения Казекаге прошло уже немало времени. С каждым часом шанс спасти Гаару живым становился все меньше.
  - Я чую несколько источников чакры в десяти километрах отсюда - недовольно ответил пес. - Это Гай со своей командой.
  - А вот и подкрепление... - подтвердил свои предположения Наруто.
  - Паккун, отправляйся к ним и укажи дорогу к убежищу Акацуки - принял решение Какаши. - Мы доберемся и сами.
  Ниндзя-пес моментально растворился в зарослях, выполняя приказ. Смешанная группа из шиноби Суны и Конохи отправилась дальше.
  - Стоп! - Узумаки резко затормозил, спустя час после расставания с Паккуном.
  - Что случилось? - Сакура недоуменно уставилась на напарника. Ее весьма сильно потрясло изменившееся поведение блондина. Весь идиотизм пропал бесследно, обнажив острый ум и серьезное отношение к делу. И Харуно эти перемены очень понравились. Она была уже не той глупенькой куноичи без особых способностей, в прошлом доставлявшей команде лишь хлопоты. Ученица Цунаде научилась видеть дальше своего носа и немного обуздала свой вспыльчивый нрав.
  - Комитет по торжественной встрече... - и, отвечая на непонимающие взгляды, пояснил: - Впереди враг и, спорю на что угодно, что это один из Акацуки...
  - У нас нет времени на обходные пути - Какаши тоже почувствовал приближение врага, но блондин успел сказать об этом раньше сенсея. - Скорее всего, его задача - задержать нас, связав боем. Он не даст нам избежать встречи с собой ни в коем случае... Придется идти напрямую и постараться справиться с ним побыстрее...
  - Будьте осторожнее... - предостерег всех Наруто, продолжив движение вперед.
  Через некоторое время деревья расступились и показалась весьма обширная поляна. Посреди открытого пространства стоял человек в черном плаще с красными облаками и соломенной шляпе. Ветер слегка теребил колокольчик, висящий на ней.
  - Добрый день - вежливо поздоровался Акацуки, открывая лицо. На замерших в готовности начать бой спасателей, взглянули кроваво-красные глаза с тремя запятыми.
  - Учиха Итачи - сквозь зубы выдавил из себя Копирующий. - Ни в коем случае не смотрите ему в глаза!
  - Хатаке Какаши - кивнул отступник. - Узумаки Наруто, тебе придется отправиться со мной...
  - Попробуй, забери меня... - спокойно отозвался блондин, но внутри у него все сжалось. Наруто так надеялся, что ему не придется встретиться с названым старшим братом в бою. Он не мог позволить, чтобы Итачи погиб, но ситуация сейчас складывалась крайне напряженная.
  - Не будьте столь беспечны... Чтобы наложить гендзюцу мне не обязательно нужны глаза... - Учиха приподнял руку и на одном из пальцев блеснуло кольцо с красным камнем.
  Воздух вокруг Наруто сгустился и очертания окружающего леса потекли, как мороженое в сильную жару.
  - Не снимай иллюзию - раздался мягкий голос, сильно отличающийся от того, что звучал несколько секунд назад. - Я рад тебя видеть, братишка.
  - Я не хотел, чтобы мы встретились так... - тихо ответил Узумаки.
  - Не беспокойся - это не мое настоящее тело, а одна из разработок Орочимару. Когда он был членом нашей организации, успел придумать много полезных вещей. Что-то подобное он использовал при нападении на Коноху во время экзамена на чунина. Это тело может использовать только треть моей чакры. Мой напарник сейчас пытается задержать вторую команду Конохи. Вам стоит поторопиться, извлечение Однохвостого почти завершено...
  - Спасибо, Итачи - кивнул Наруто, развеивая гендзюцу.
  Какаши уже успел перейти в атаку, используя техники земли. Темари ему активно помогала, создавая мощные техники ветра своим веером. Сакура и Чие пока держались в стороне, готовые придти на помощь в любой момент. Узумаки не стал медлить и вмешался в битву, усилив техники куноичи Песка парой огненных шаров. Итачи успешно сопротивлялся, успевая блокировать атаки сразу трех противников. Спасатели не имели права затягивать бой. Скоординировавшись, Какаши, Темари и Наруто нанесли удар одновременно. С помощью клонов и земляной техники, Хатаке на несколько мгновений задержал противника на месте. А оба блондинистых шиноби использовали одни из самых сильнейших своих техник.
  - Футон! Концентрированный удар! - из веера Темари понесся видимый невооруженным глазом поток ветра кинжальной формы.
  - Катон! Огненный дракон! - выдохнул Наруто. Техники смешались. Температура и скорость огня резко повысились, с ревом накрывая отступника и клонов Копирующего. Даже Сакуре и Чие, стоящих в отдалении, пришлось прикрыться от жара техники. Когда дым рассеялся в том месте, где недавно стоял Учиха, образовался неглубокий котлован с оплавленной до стеклянного блеска поверхностью земли.
  - Это было слишком легко... - подозрительно прищурился Какаши, выбираясь из-за деревьев.
  - Это был не Итачи - отозвался Наруто, подошедший к краю котлована и разглядывающий что-то на его дне. Остальные последовали его примеру.
  - Это Юура, один из джонинов Суны - слегка обескуражено опознала человека Темари. - Как подобное возможно?
  - Во время нападения на Коноху несколько лет назад, Орочимару использовал похожую технику - ответил Узумаки.
  - Надо сообщить в Песок - Чие сноровисто достала небольшой свиток и принялась что-то на нем писать. Закончив, женщина вызвала странную механическую птичку и сунула свиток ей в клюв. Птица с поразительной скоростью скрылась в небе.
  - Не стоит здесь задерживаться - поторопил всех Какаши. - У нас мало времени...
  Ему никто не стал возражать, послушно покинув поляну.
  
  
  * * *
  
  
  Пятеро шиноби стояли перед огромным камнем, закрывающем вход в пещеру. Именно в ней находилось убежище Акацуки.
  - Здесь какой-то барьер - задумчиво осмотрелся Наруто. - Неспроста на камне вон та печать...
  Блондин указал на белую бумагу с какими-то символами, прикрепленную на камне, в нескольких метрах от земли.
  - Мой вечный соперник успел раньше нас! - рядом появились Гай, Рок Ли, Неджи и Тен-Тен. Их сенсей, вопреки обыкновению, не стал вопить во все горло. В бою Зеленый Зверь Конохи становился чрезвычайно серьезным. - Что тут?
  - Барьер - лаконично отозвался Какаши. - Неджи, не мог бы ты осмотреть местность. Я подозреваю, что печатей должно быть несколько.
  - Сейчас... - Хьюга активировал Бьякуган и завертел головой. - Я вижу еще четыре печати. Все находятся в противоположных направлениях друг от друга.
  - Мы ими займемся - Гай наскоро проверил снаряжение - Какаши, как только закончим, сразу придем вам на помощь.
  - Согласен! - Копирующий полез в подсумок и достал несколько миниатюрных раций. - Вот, возьмите для связи.
  Команда Гая быстро разобрала переговорные устройства и скрылась из виду. Через несколько минут пришло сообщение о готовности снять печати. Какаши забрался на камень и взялся за последнюю.
  - Как только барьер будет снят, Сакура, ты разрушишь вход.
  - Есть! - розоволосая куноичи хрустнула пальцами, затянутыми в кожу перчаток.
  - Готово! - крикнул сенсей, поспешив убраться подальше. Харуно не стала медлить и ударом чудовищной силы снесла преграду напрочь. Взорам спасателей открылась темная пещера. Свет, поступивший из пролома, немного рассеял мрак. На камнях лежал Гаара, не подавая признаков жизни. Рядом с ним находились и похитители: сгорбленная фигура марионеточника и высокий блондин с волосами, прикрывающими один глаз.
  - О! Еще один джинчурики! - обрадовался последний.
  - Заткнись, Дейдара! - рявкнул его напарник. - Ты помнишь, что должен сделать!
  - Конечно-конечно... Эх, а я надеялся показать вам свое искусство... - Дейдара достал из подсумка кусочек белой глины и ловко соорудил из нее птичку. Через пару мгновений фигурка увеличилась в несколько раз. Блондин запрыгнул на птицу, и та стремительно подхватила тело Гаары. С поразительной скоростью она пронеслась мимо отряда шиноби на волю. Никто не успел сделать ни одного движения. Раньше команда не решилась атаковать, опасаясь задеть Казекаге.
  - Черт, придется разделиться... - поморщился Хатаке. - У команды Гая проблемы, они не смогут нам помочь.
  - Чие-сама, Сакура, Темари - займитесь Сасори. Втроем вы сможете с ним справиться - уверенности в голосе Наруто мог позавидовать любой. На самом деле он не был столь убежден в победе. Им все же необходимо было разделиться, от чего Узумаки предостерегал команду еще в Суне. - Мы с Какаши-сенсеем отправимся за Дейдарой.
  - Вы справитесь вдвоем? - Темари на секунду отвела взгляд от кукловода. Тот пока и не думал нападать.
  - У нас нет выбора - мрачно отрезал блондин и две тени отправились к выходу из пещеры. - Удачи...
  
  
  - Скажи, Наруто... - Хатаке с большой скоростью прыгал по корням деревьев, повсюду растущих в овраге, по которому двигались шиноби. На горизонте была видна птица из глины. - Ты действительно думаешь, что мы сможем справиться с Акацуки, разделившись?
  - Нет... - покосился на сенсея Узумаки. - Поэтому нам нудно разобраться с Дейдарой как можно скорее и помочь дамам...
  Какаши на это лишь хмыкнул. Он всем своим существом чуял, что победить миссенина Скрытой Скалы будет очень сложно.
  - Мы его нагоняем! Какаши-сенсей, у вас есть план? - поинтересовался блондин у более опытного товарища.
  - Надо сбить эту птицу, не повредив Гааре - седоволосый джонин тяжело вздохнул. - Придется использовать это... Мангеке!
  Три запятые в левом глазу Копирующего приняли форму трехлезвийного сюрикена. Около глиняной птицы появилась черная точка. Как только она коснулась крылатой фигуры, глину начало втягивать в пространственную дыру. Исчезло левое крыло и хвост. Птица мигом потеряла координацию и косо приземлилась в недалеком лесу.
  - Фух! - Какаши прикрыл левый глаз, с трудом переводя дух. Эта техника пожирала немерено чакры.
  - Здорово! - Наруто оценил действия сенсея. Если бы у того не нашлось подходящей техники, Узумаки бы пришлось сбивать птицу плазмой. А ее температура была такова, что не только от глиняной фигуры, но и от Гаары остался бы только пепел. Это было недопустимо.
  Спустя несколько мгновений напарники оказались среди деревьев, осторожно двигаясь к месту посадки питомца Дейдары. Наруто создал несколько клонов, тут же растворившихся в густой листве. Сам Узумаки распечатал из свитков и меч и шест. Копирующий посмотрел на бывшего ученика с нескрываемым интересом. Но время для расспросов было явно неподходящее. Кивнув друг другу, напарники разделились, приближаясь к врагу с разных направлений.
  Пропустив через клинок чакру ветра, Наруто переместился за спину отступника и рубанул того по шее. С другой стороны из леса выскочил Какаши с Чидори в руке. Меч натолкнулся на блок. Дейдара сконцентрировал в руке чакру стихии земли и подставил ее под удар, одновременно стремительным движением увернувшись от сгустка молний. Воспользовавшись тем, что отступник был занят отражением атаки, клоны Узумаки забрали тело Гаары из клюва птицы и скрылись в лесу. Внезапное чувство опасности заставило Хатаке и Наруто отскочить от Дейдары подальше. Мгновением позже прогремел мощный взрыв.
  - Узрите силу моего искусства! - всю поляну заволокло дымом, в котором смутно угадывалось несколько силуэтов.
  Мощный удар сотряс дерево, на которое приземлился Копирующий. Тот огляделся и скрипнул зубами. Миссенин Скрытой Скалы создал три свои копии, которые явно нацелились на джонина Листа. Единственным плюсом было то, что они были слабее оригинала. А минус - они не развеивались от удара как теневые или водные клоны. Оставив самого Дейдару на Наруто, Какаши скрылся среди деревьев. Клоны последовали за ним.
  
  
  Узумаки без слов понял решение сенсея, сосредотачиваясь на своем противнике. Юноша повторил попытку нападения. И в тот же миг едва не выпустил меч из руки - жестко отбитый удар отозвался болью во всем теле. Развернувшись, Наруто попытался достать голову отступника шестом. Он просчитался... Дейдара ничуть не уступал ему в силе и скорости. Он пригнулся, поднырнул под металлическое древко, в один миг оказавшись рядом. Узумаки чудом увернулся от атаки, но бок обожгло острой болью. Враг промахнулся лишь самую малость, задев шиноби Листа по касательной. Наруто попытался перехватить инициативу, но не преуспел. Молниеносная атака, нечеловеческая гибкость, отточенность движений, на которые способен не всякий шиноби, встретились со спокойным, скупым, рациональным стилем противника. Отступник не вертелся юлой, не совершал акробатические прыжки, не пытался взбежать по деревьям... Он двигался как-будто даже неспешно и неторопливо, каждый раз отбивая удары клинка голыми руками, защищенными лишь броней каменной кожи - результатом использования стихийной чакры. И, несмотря на этот совершенно обычный стиль, Наруто, превосходящий по ловкости и гибкости, ничего не мог с ним сделать. Стихия ветра, пропитавшая клинок, оказалась совершенно бессильна перед техниками земли. Совершенно неожиданно, во время одной из атак, узкая полоса бритвенной стали оказалась плотно зажата в руке члена Акацуки. Раздался хруст и лезвие, сверкающими в лучах солнца осколками, осыпалось на траву. Наруто ошеломленно замер, не в силах поверить в произошедшее. Оцепенение длилось всего лишь мгновение, благодаря интуиции, истошно завопившей об опасности. Яркая вспышка взрыва и волна раскаленного воздуха заставили Узумаки собраться. Игры кончились. Бесполезный обломок меча полетел в кусты, а боевой шест испарился в облачке дыма.
  
  
  Какаши расправился с клонами, но ему пришлось использовать силу Мангеке Шарингана, чтобы поглотить сильнейший взрыв с помощью пространственной техники. Чакры у Копирующего почти не осталось, ее капли лишь с трудом поддерживали его в сознании. Тело казалось безвольной тряпичной куклой, с бегущим по венам расплавленным свинцом. Пошевелить хоть одной конечностью было неимоверно сложно. Теперь помочь Наруто в битве с оригиналом сенсей не мог совершенно. Ноги подкосились и, если бы не крепкие руки двух клонов Узумаки, то джонин бы позорно растянулся на земле.
  
  
  Тем временем, Дейдара и Наруто разошлись не на шутку. От вспышек взрывов начинало рябить в глазах, земля то и дело содрогалась от ударных волн. Техники ветра Узумаки ничуть ему не помогали. Сила взрывов отражала атаки шиноби Листа на него же самого. Огонь мог только ухудшить ситуацию. Дейдара оказался весьма неудобным противником для юноши. Его стихии не могли противопоставить техникам отступника ничего существенного. И Узумаки решил использовать то, что приберегал на самый крайний случай.
  - Стихия пламени! Плазменный шар! - перед блондином образовался белый, с багровыми прожилками шарик, чуть меньше расенгана по размеру. Сорвавшись с места, он направился к замершему отступнику. По лесу разнесся свист рассекаемого воздуха. Ярко-белой искрой, с бешеной скоростью, плазменный шар достиг цели. Земля вздрогнула, в воздух взметнулись обломки деревьев и камней. Когда пыль рассеялась, Наруто увидел котлован, глубиной метров десять, на том месте, где несколько мгновений назад находился член Акацуки.
  Узумаки с трудом перевел дух - постоянные атаки врага не давали ни секунды отдыха. Юноша огляделся, стараясь не упустить ни единой мелочи. Он не верил, что Дейдара мог погибнуть от плазменного шара. Подрывник заставил относиться к себе со всей серьезностью.
  Вдруг раздался приглушенный треск, и земля под ногами шиноби Конохи покрылась трещинами. В тот же миг, вокруг стройной фигуры блондина взметнулись ввысь каменные щупальца. В руке Наруто сформировался расенган и юноша с его помощью вырвался из почти захлопнувшейся ловушки. Краем глаза Узумаки заметил как его собственные клоны тащат Какаши подальше от места битвы. Блондин удовлетворенно вздохнул - ему не хотелось задеть сенсея какой-нибудь техникой.
  Мощнейшая взрывная волна снесла Наруто с места и чувствительно приложила об дерево. Левая рука вспыхнула нестерпимой болью, заставив почувствовать все прелести тяжелейшего перелома. Спина отнялась от удара, в глазах двоилось, а по затылку стекала кровь. Узумаки с трудом поднялся на ноги. Пришло время для одной из самых убойных техник в его арсенале. Обретя полную концентрацию, невзирая на боль, блондин негромко прошептал:
  - Стихия пламени! Инферно!
  В тот же миг, собрав остатки сил, Наруто переместился из этого локального Ада, практически свалившись на головы команде Гая. Те спешили на помощь соотечественникам. Даже в нескольких километрах от места битвы Дейдары и Узумаки дрожала земля, а в воздухе разносилось металлическое эхо. Багровое зарево отразилось в небе, немало впечатлив всех, кто находился в данной местности.
  - Это ты устроил? - Неджи подхватил пошатнувшегося блондина.
  - Нифига себе!!! Вот это сила юности!!! - в один голос проорали Рок Ли и Гай. Тен-Тен лишь покачала головой.
  - Надо двигаться к Какаши-сенсею... - устало выдавил из себя Наруто. - Клон передал мне информацию о его местонахождении...
  
  
  Хатаке клоны доставили на приличное расстояние от места битвы. Вокруг простиралось широкое поле, покрытое сочной зеленой травой. Рядом клоны оставили Гаару. Копирующий с тревогой вглядывался в лесные заросли, он беспокоился за напарника. Сильный взрыв и багровое зарево над лесом только усилили тревогу. Краем глаза Какаши заметил три женские фигуры, целенаправленно идущие в его сторону. Куноичи были изрядно потрепаны, но вполне живы и здоровы. Сакура сразу же стала осматривать пострадавших.
  - А где Наруто? - в голосе Темари звучало нешуточное беспокойство.
  - Вот он! - Чие указала на компанию, появившуюся из-за деревьев.
  Блондин шел, тяжело опираясь на Неджи. Гай, Ли и Тен0Тен тоже выглядели уставшими.
  - Что с Гаарой? - спросил Неджи, пока Сакура занялась ранами Узумаки.
  - Он почти мертв. Я не смогу его вылечить - грустно прошептала Сакура, но ее услышали все. - Наруто, у тебя сломана рука в трех местах, сотрясение мозга и повреждены ребра. О синяках я даже говорить не буду...
  Узумаки расстроено закрыл глаза, ему было тяжело снова терять друзей. По лицу Темари катились крупные слезы.
  - Возможно, я могу ему помочь... - пожилая женщина присела рядом с Казекаге. - Я знаю одну технику...
  Вокруг ладоней Старейшины появилось зеленое свечение. Все замерли, ощущая смутный огонек надежды.
  - Мне не хватает чакры... - с трудом выдавила из себя слова Чие.
  - Я помогу - Наруто с усилием поднялся и присел напротив медика. Женщина ощутила тепло ладони юноши на своих руках и мощный поток чакры.
  - "У него после боя еще осталось столько сил?!" - удивилась про себя Чие. - "Он очень силен духом и весьма опасен. Если Казекаге не выживет, никто в Суне не сможет противостоять ему и Хокаге... Гаара сильный лидер, при котором Песок обретет величие, как и при Третьем Казекаге... Я обязана спасти его!"
  Чакра вспыхнула особенно сильно и брат Темари застонал, приоткрыв глаза. Чие устало закрыла глаза и ее подхватили руки Сакуры.
  - С возвращением в мир живых! - тепло улыбнулся Узумаки, помогая другу сесть. Темари со слезами бросилась обнимать брата. - Как Чие-сама?
  - Она отдала жизнь за эту технику... - всхлипнула Сакура.
  - Она была настоящей куноичи... - тихо сказал Неджи, и все были с ним согласны.
  Через некоторое время шиноби направились в сторону деревни Песка. Но по дороге встретили множество шиноби Суны, отправившихся на выручку своему Казекаге. У всех на душе потеплело от вида того, как радовались люди тому, что их лидер жив.
  В Коноху спасатели отправились через несколько дней, залечив раны в госпитале Скрытого Песка. Только Какаши не мог похвастать хорошим самочувствием, и Гай вызвался тащить своего соперника на спине всю дорогу домой.
  
  
  * * *
  
  
  - Отличная работа! - Цунаде выглядела как кошка, вылакавшая кувшин сливок. - Казекаге жив, двое Акацуки мертвы...
  - Перед смертью Сасори сообщил, что через несколько дней у него была назначена встреча с его шпионом в рядах Орочимару... - напомнил Наруто.
  - Об этом мы поговорим позже, а сейчас вам всем нужно хорошенько отдохнуть! - Хокаге окинула взглядом усталых шиноби. - Я вами горжусь!
  
  Глава 7-1. Игры по правилам и без.
  
  Духи далеких гор
  Мчатся во весь опор,
  В огне твой край.
  Молятся на Восток,
  Режут людей, как скот,
  И рвутся в рай...
  А у нас за душой -
  Небес простор
  И вечный спор -
  Кто чужой, а кто свой.
  
  Каждый из нас - мишень,
  Прячься, не прячься в тень -
  Везде найдут.
  В спину стреляют здесь,
  Продано все, что есть,
  Свои сдают!
  
  Веру предков сожгли,
  Но тень ее -
  Среди лесов...
  Слушай голос земли.
  
  Имя тебе - Патриот,
  Кто не помнит корней, не поймет.
  В сердце огонь не погас,
  Кто не с нами, тот против нас!
  
  Выход у нас один -
  Выстрел и в сердце - клин,
  Прикрой меня!
  Мертвым оставь покой,
  Действуй, пока живой -
  Идет война...
  
  Кровь течет по камням,
  Забудь про все,
  Иди вперед,
  Слушай голос огня!
  
  (группа Ария, "Патриот")
  
  В Конохе начинался новый день. Ночные сумерки еще не уступили своих позиций, собираясь в переулках и комнатах с задернутыми занавесками. Во дворце Хокаге царила тишина, и лишь в кабинете главы деревни раздавался шелест перебираемых бумаг...
  - Почему ты так уверен в смерти Дейдары, Наруто? - подал голос сонный Шикамару, сидящий на диване. Пятая ненадолго отвлеклась от разбора документа и тоже заинтересованно посмотрела на крестника. - Ты же не видел его тела...
  - Я - нет... - лукаво улыбнулся блондин, выглядящий отвратительно бодро. Узумаки автоматически проверил наличие барьера секретности и продолжил: - Мне тут птичка на хвосте принесла весьма любопытную информацию... Отступник выжил в моем Инферно, но получил серьезные травмы. Он сумел добраться до другого убежища организации, потратив почти все свои жизненные силы. Дейдара успел сообщить кое-какие сведения другим членам Акацуки, прежде чем потерять сознание. Лидер организации был очень разозлен тем, что двое его подчиненных проиграли в битве небольшой кучке шиноби. В ярости он лично добил Дейдару... И вот это весьма странно... Если учесть все, что я знаю о Лидере, подобное ему совершенно несвойственно. Раньше он всегда сохранял предельное хладнокровие при решении проблем. Почему он предпочел убить Дейдару, а не вылечить? Все это выглядит очень подозрительно... Но сейчас не об этом разговор...
  - Откуда такие подробности?! - Нара-младший уставился на Узумаки как на приведение.
  - Ты что, еще не до всех документов добрался? - в свою очередь удивился Наруто. - Я думал, что ты уже в курсе... Эти сведения от нашего шпиона в рядах организации...
  - ...!!! - глаза Шикамару стали еще больше. Сон как рукой сняло. Он действительно еще не успел ознакомиться со всеми секретными данными. Юноша и так уже успел позабыть те благословенные времена, когда он мог спокойно полюбоваться облаками. Теперь с трудом получалось выделить время хотя бы для сна.
  - Если кратко, то эта информация доступна только нам троим... - Узумаки окинул быстрым взглядом собеседников. - Восемь лет назад Учиха Итачи стал нашим шпионом в Акацуки. Надеюсь, что ты хотя бы до папки "Дело клана Учиха" добрался?
  Шикамару коротко кивнул, быстро построив логическую цепочку: Данзо - резня клана - разговор с Третьим - Акацуки... Теперь появление Итачи в Конохе после гибели Сарутоби приобрело новый смысл. Целью был не только захват Девятихвостого, но и напоминание Совету о том, что Учиха-старший еще жив. И если от рук Данзо и остальных пострадает Саске, лишившийся покровительства Третьего, то всплывут очень неприятные подробности о методах решения проблем Советом Старейшин...
  - Ты уже о многом догадался - удовлетворенно кивнула Цунаде и перевела взгляд на крестника. - Но сейчас у нас появилась новая проблема... Теперь Акацуки знают на что ты способен...
  - О том, что во мне нет Кьюби Дейдара узнать не мог... В принципе, я и не надеялся, что моя истинная сила будет долго оставаться в тайне. Но у меня еще осталось несколько неиспользованных козырей... Эффект неожиданности, в любом случае, мог сработать только один раз.
  - Но теперь Акацуки отправят за тобой более сильных шиноби - резонно заметил стратег.
  - Вообще-то, в организации слабаков не держат. Нам банальнейшим образом повезло с Дейдарой и Сасори... - Наруто досадливо потер шрам над бровью. - Во-первых, они прошли через отряды "Духов пустыни", вырезав мало что не треть. Об этом упоминали мои агенты. Во-вторых, Гаару им в Суне тоже не на блюдечке предоставили. И третье - они извлекали Однохвостого, что тоже требует немало сил. Если бы не эти факторы, то вряд ли мы бы смогли победить этих двоих теми силами, что у нас были...
  - Это не внушает оптимизма... - нахмурилась Пятая. - Но сейчас нам нужно обсудить сведения, полученные от Сасори.
  _ Возможность поймать и допросить одного из подручных Орочимару на дороге не валяется... - Шикамару перестал то и дело зевать и тереть глаза. - Но нельзя забывать о том, что все это может быть ловушкой.
  - Не думаю, что Сасори был резон врать перед смертью. Тем более, он очень недолюбливал Орочимару, когда тот состоял в Акацуки... - возразил Узумаки. - Но возможность западни мы обязательно учтем.
  - На эту миссию отправишься ты сам - непреклонно заявила Пятая. - Ты знаешь о чем нужно спрашивать и тебе я всецело доверяю. У меня противное ощущение надвигающихся неприятностей.
  - Неприятностей какого рода? - вскинулся блондин и в его глазах зажегся недобрый огонек. - У нас и так проблем немало!
  - Если бы я знала! - Цунаде раздраженно ударила кулаком по столу. Тот жалобно заскрипел, но остался цел. Этот предмет мебели на своем веку пережил и не такое. Но этот небольшой инцидент заставил женщину успокоиться. - Именно поэтому в Конохе останется Шикамару и нин-хантеры. На миссию отправишься ты, Сакура и один джонин из АНБУ в качестве капитана. Какаши уже восстановил силы и на рассвете отправится выполнять свое задание. Он хотел бы пойти с вами, но ту миссию я не могу поручить кому- либо кроме него.
  - Ясно. Если это все... Я буду в нашем архиве... - Наруто говорил о весьма обширной библиотеке, скрытой в недрах бывшей базы "Призраков". Там хранились данные, которых не было даже в архивах АНБУ. Доступ к ней имело ограниченное число шиноби: Хокаге, Наруто, Шикамару и "Призраки" до своей гибели. В библиотеке хранились не только данные разведки и подборка различного компромата, но и некоторые свитки с запретными техниками. Например, результаты исследований Орочимару...
  
  
  * * *
  
  За два дня до отправки на миссию Наруто получил первую порцию так ожидаемых неприятностей.
  - Данзо заставил меня включить в вашу команду одного из бойцов Корня. Его имя Сай - в голосе Хокаге чувствовались нотки ярости.
  - Q%*Љ&@# - выругался Узумаки сквозь зубы. Женщина тут же сделала вид, что она ничего не слышала, про себя согласившись с каждым словом.
  - Капитан Ямато хороший шиноби и один из самых спокойных членов АНБУ. С ним не должно возникнуть проблем. Но от Сая я совершенно не представляю чего ждать. Поэтому будь настороже...
  - Я всегда сохраняю бдительность - сухо заверил Пятую Наруто.
  Через несколько часов блондин увидел новых членов команды воочию. Сакура тоже осматривала новых знакомых весьма подозрительно. Девушка не слишком любила подобные сюрпризы. Сай оказался очень бледным черноволосым юношей в глянцево-черном обтягивающем костюме. Он был внешне до странности похож на Саске, что весьма раздражало и Сакуру и Наруто. За то время пока не появился Ямато, член Корня успел достать напарников до печенок своей бестактностью и фальшивой улыбкой. Как и блондин, девушка тоже не любила Данзо (Цунаде не стала скрывать от ученицы принадлежность Сая к личной гвардии этого старика). Капитан появился очень вовремя, учитывая усилившееся напряжение между будущими сокомандниками. Ямато был среднего роста мужчиной в стандартной жилетке джонина. Его овальное лицо с немного выпуклыми глазами обрамляла металлическая пластина с эмблемой Конохи. Короткие каштановые волосы торчали во все стороны непослушным ежиком. Мужчине с трудом удалось погасить разгорающийся конфликт.
  
  Из деревни команда отправилась через два дня, на рассвете. Капитан Ямато планировал до наступления ночи добраться до небольшого городка с горячими источниками. Время позволяло сделать остановку, ведь в запасе оставалось еще три дня до встречи со шпионом.
  Шиноби передвигались не слишком быстро из-за постоянных ссор Сакуры и Сая. Наруто старался, по возможности, не вмешиваться. А вот Ямато приходилось постоянно одергивать подопечных, что не добавляло ему хорошего настроения. Поэтому ворота городка вызвали у всех невольный вздох облегчения.
  За время, проведенное на источниках, команда была обязана найти взаимопонимание. Раздор между напарниками мог привести к смерти всей группы.
  Вечер, проведенный в купальнях, и роскошный ужин немного раскрепостили шиноби. Напряжение, возникшее за день пути, медленно отступило - больше никому не хотелось ссориться. Но, несмотря на довольное выражение лица и расслабленный вид, Узумаки чувствовал себя преотвратно. То ли он заразился от Цунаде паранойей, то ли это было его личное сумашествие, но блондина не отпускала тревога. Наруто всем своим существом чуял, что грядет какая-то большая гадость...
  Команда отправилась по комнатам, готовясь ко сну. Узумаки последовал общему примеру, но через пару часов бесполезных попыток погрузиться в страну сновидений, поднялся с постели и вышел на свежий воздух.
  Легкий шорох заставил блондина насторожиться. На плечо юноши осторожно приземлилась крылатая ящерица, которая использовалась только для очень срочных и секретных сообщений. Наруто забрал у нее свиток, чувствуя некоторую обреченность. Он был уверен, что неприятности его уже настигла... Послание было от Цунаде...
  ... "Наруто!
  Дело - дрянь! Данзо перед всей Конохой объявил вашу команду предателями. В тот же день, после вашего ухода, обнаружили пропажу личных дел АНБУ и свитка с запретными медицинскими техниками. Также предателем объявлен и Какаши в качестве вашего сообщника. В Листе раскол. Многие поверили выдвинутым обвинениям, и я не смогла вас оправдать. Кроме вас подозреваемых не было и я согласна с этим мнением. Предатель среди твоей команды. Найди его и вытряси всю возможную информацию. Также, я не отменяю вашей миссии. Без моего разрешения в Коноху ни ногой! Удачи!"
  Наруто в ярости сжал лист, и он вспыхнул ярким пламенем прямо в ладони. Узумаки даже не поморщился. Пятая в своем послании была весьма лаконична. Создавалось впечатление, что письмо было написано впопыхах. Видимо, у Цунаде не было времени и возможности поделиться подробностями.
  Но Наруто умел делать выводы и сам. Складывалась очень неприятная картина... Ямато был действующим членом АНБУ и имел возможность добраться до личных дел своих коллег. Сакура была медиком и ученицей Цунаде, ей бы не составило особого труда забрать мед. свиток. Сам Узумаки, по общественному мнению, являлся джинчурики. Он был всецело предан Пятой, а значит и нынешнему политическому режиму. По мнению Данзо, Наруто являлся сильнейшим оружием и политическим козырем в борьбе за власть, которым могла воспользоваться Хокаге. Его следовало некоторое время держать подальше от родной деревни. А Какаши был сенсеем Наруто и Сакуры и в прошлом возглавлял отряд, в котором служил Ямато. Его причастность к происходящим событиям обладала очень высокой вероятностью. Также, Копирующий обладал большим авторитетом среди шиноби Конохи, и его следовало нейтрализовать. Сай вообще являлся темной лошадкой и протеже Данзо, к тому же был мало кому известен. В Листе что-то явно назревало и Наруто оставалось только надеяться, что там справятся и без него...
  А сейчас Узумаки следовало заняться вычислением предателя. Наибольшее подозрение вызывал Сай, но блондин был обязан проверить всю команду.
  
  
  Наруто решил не совершать необдуманных поступков и поспешных действий и до следующей ночи ничего не предпринимал. Группа остановилась для отдыха в одном из самых глухих лесных уголков. Узумаки удалось незаметно подсыпать в еду товарищей сильное снотворное без вкуса, цвета и запаха. Благо, пока была возможность не питаться сухим пайком или пищевыми пилюлями. Препарат обладал весьма интересным эффектом: клонить в сон человека начинало постепенно и подобное не вызывало подозрений даже у опытных шиноби. Снять его действие можно было довольно просто - достаточно было понюхать сбор из нескольких распространенных травок.
  Наруто, чтобы не пробуждать подозрений, вызвался нести ночную вахту первым, сославшись на то, что в предрассветное время его нестерпимо тянет поспать и толку от подобного стража получается немного. Возражать блондину никто не стал.
  Через полчаса все, кроме Узумаки, крепко спали, не реагируя на посторонние звуки. Наруто аккуратно осмотрел рюкзаки каждого члена команды, не пропуская ни единой мелочи. Не обнаружив ничего подозрительного, блондин перешел к осмотру непосредственно своих напарников. На его губах вдруг появилась ехидная усмешка.
  - "Видел бы меня сейчас кто-нибудь со стороны, точно подумал бы что-нибудь не то... Так... У Сакуры в подсумках даже нет свитков с запечатанными вещами... У Ямато в свитках только боеприпасы и медикаменты из арсенала АНБУ... Остался только Сай..."
  Узумаки действовал предельно осторожно. Пальцы выполняли давно отточенные до совершенства движения. Ни одна ниточка не поменяла своего положения. Из юноши бы получился гениальный карманник. Подушечки пальцев внезапно натолкнулись на небольшой свиток, спрятанный в подкладке одежды. Каким образом удалось его спрятать в столь облегающих вещах, оставалось загадкой.
  Наруто почувствовал покалывание защитных дзюцу и принялся очень осторожно из расплетать. Действие со стороны выло похоже на вязание кружев. Узумаки несколько лет учился незаметно взламывать барьеры и сейчас выкладывался на полную.
  Спустя полчаса Наруто смог безбоязненно развернуть свиток. Глазам открылась вязь черных символов "запечатывания". Их было всего две штуки. Несколько стремительных движений и в руках юноши появилась толстая папка, защищенная стандартным комплексом дзюцу, используемых в АНБУ. Узумаки выдохнул сквозь сжатые зубы, гася в душе угольки ярости. Это были те самые пропавшие личные дела особой гвардии Хокаге. Предатель был найден.
  Советник не мог позволить себе действовать импульсивно. Следовало просчитать будущие ходы, минимизировав вероятность ошибок. Наруто не собирался немедленно разоблачать Сая, он вообще никому еще не сказал, что их группу в Конохе объявили предателями.
  Зло усмехнувшись, Узумаки прикоснулся к папке и прошептал несколько слов, напоследок начертив собственной кровью несколько угловатых символов. Теперь, при любой попытке снять защиту, документы самоуничтожаться. Взломать это дзюцу было невозможно, ведь оно реагировало без разрушительных последствий только на кровь человека, его наложившего.
  Во второй печати оказалась небольшая книжечка с краткими сведениями о разыскиваемых преступниках. Тут уже не было ничего удивительного, многие шиноби имели при себе нечто подобное.
  Аккуратно возвратив все на прежние места, Наруто снял эффект снотворного. Большим плюсом препарата было то, что потом не ощущалось никаких последствий для организма... Сдав стражу Ямато, блондин спокойно отправился спать.
  К полудню следующего дня команда, наконец, достигла места встречи на мосту. План операции был тщательно разработан и не раз подвергнут обсуждению. Капитан должен был, с помощью дзюцу перевоплощения, принять облик Сасори и начать беседу со шпионом. Сай, Наруто и Сакура оставались группой прикрытия, и вмешаться могли только в самом крайнем случае.
  
  
  * * *
  
  Негромкое звяканье колокольчика на соломенной шляпе сопровождало каждый шаг псевдо - Сасори. С другой стороны моста показался человек в сером плаще с накинутым на голову капюшоном.
  Наруто не слышал о чем шел разговор, стараясь как модно внимательнее следить за каждым жестом собеседников. В воздухе повисло нешуточное напряжение. Блондин кожей ощущал волнение Сакуры и невозмутимость Сая. Член Корня беспокоил Узумаки, ведь о его целях ничего не было известно. Единственной причиной, по которой Наруто не трогал временного сокомандника, было желание узнать, кому именно предназначены украденные документы. С кем посмел связаться Данзо?!
  Узумаки отвлекся на размышления всего на секунду, но этого оказалось достаточно, чтобы окружающая действительность резко изменилась.
  Треск сломанного дерева неприятно резанул по ушам, и лишь после этого звука глаза сконцентрировали свое внимание на новом персонаже разыгрываемой пьесы... Эти желтые глаза с вертикальным зрачком и бледное лицо с острыми чертами Наруто узнал бы везде и в любом состоянии.
  Тело само, без участия разума, одним резким рывком исчезло с места и через несколько секунд Узумаки оказался лицом к лицу со змеиным саннином. Их разделяло не более четырех-пяти метров, но блондину казалось, что он слышит дыхание противника прямо рядом с собой. Страха не было. Лишь по спине прошел невольный холодок предвкушения. Узумаки чувствовал себя диким зверем, наконец настигнувшим свою добычу. Хотя думать об Орочимару в подобном ключе явно не стоило, тот и сам выглядел почти также. Наруто пытался сохранять хладнокровие, за которое его очень хвалили в свое время наставники, но... Он столько ждал этой встречи, что сейчас нетерпение горячим комком билось в горле. Как-то отстраненно Узумаки следил за тем, что произносят его же собственные губы. Что-то было в этой беседе о Саске... Юноша не слишком заострял на этом внимание, сосредоточенно наблюдая за каждым движением врага. За спиной дрожала от волнения Сакура, искоса поглядывая то на Ямато, то на Сая. Капитан старался побороть замешательство от неожиданного поворота событий. Он судорожно составлял план действия, подавив стон безысходности. Вряд ли стоило надеяться на мирный исход встречи. По лицу Сая было невозможно прочитать ни единой эмоции, как и всегда. Мир застыл в хрупком равновесии, предчувствуя тот момент, когда все вокруг поглотит хаос битвы...
  
  Прервав фразу на полуслове, Наруто начал атаку, полагаясь на эффект неожиданности. Его кулак просвистел в миллиметре от лица Орочимару. Саннин не был новичком и сумел среагировать на действия противника адекватно. Со стороны движения шиноби напоминали танец теней. Оба врага почти не двигались с места, нанося стремительные удары и уклоняясь от контратак. Наруто бил спокойно, ведь эмоции в этом бою могли лишь помешать. Правда, давалось ему это с трудом - азарт битвы грозил затопить сознание. Орочимару за свою жизнь поучаствовал в огромном количестве сражений, поэтому действия противника не являлись для него шокирующим открытием. Он успел оценить потенциал блондина еще во время их встречи в Лесу Смерти. Гибкость тела и скорость движения позволяла саннину уклоняться от атак, почти не расходуя сил. Мужчина чувствовал чакру, собранную в руках мальчишки и не собирался позволять ему прикоснуться к себе и пальцем. Он помнил последствия подобных ударов на примере Цунаде.
  Особо изящным движением Орочимару ушел из-под атаки и оказался за пределами моста. Синие глаза пристально следили за ним, а кулак юноши встретился с поверхностью каменных плит. Раздался противный хруст и скрежет металла. От места удара побежали трещинки, с каждым мгновением увеличиваясь в размерах. В пропасть полетели каменные обломки опор, а стальные тросы перил натянулись в предельном напряжении. Мгновение, и вся конструкция моста начала рассыпаться как карточный домик.
  Наруто, не раздумывая отправился за Орочимару, скрывшимся под покровом деревьев. А вот Сакура и Ямато не успели последовать за своим неугомонным напарником, оказавшись на противоположной стороне пропасти. Сай, воспользовавшись суматохой, скрылся в неизвестном направлении. Капитан с досадой саданул кулаком о ближайшее дерево, а Сакура проводила взглядом рухнувшего в пропасть шпиона, не успевшего вовремя среагировать.
  С той стороны, в которой скрылись Наруто и Орочимару раздался грохот и над кронами деревьев поднялся столб дыма. Дыхание перехватило от давления чакры, ощущаемого даже на таком расстоянии.
  - Что там происходит? - девушка волновалась за своего напарника. Исчезновение члена Корня она даже не заметила.
  - А я откуда знаю?! - огрызнулся Ямато, но тут же заставил себя успокоиться. - Чакры Кьюби я не чувствую... Впрочем, я успел послать клона на ту сторону. Будем надеяться, что он сможет передать на достаточно информации... Мы можем только ждать, а соваться в то пекло, что там сейчас происходит будет явным самоубийством...
  Два встревоженных лица снова повернулись в сторону черных облаков дыма и ярких вспышек взрывов.
  
  
  Наруто с трудом выдохнул. Вокруг было чертовски жарко и тот факт, что это устроил он сам, ничуть не утешал. Ни один удар плазмой не попал по Орочимару. Саннин был нечеловечески быстр и создавал такие защитные дзюцу, что даже температура раскаленного добела пламени не наносила ему существенных повреждений. Лес вокруг превратился в щепки, а по земле и тут, и там змеились трещины.
  Едкий дым забивался в легкие, мешая нормальному дыханию. Кожу пощипывало от жары, а мокрые волосы прилипли к лицу, попадая в глаза и рот. Узумаки досадливо откинул золотистую прядь, и лицо его приобрело мрачное выражение. В голове настойчиво пульсировала только одна мысль: "Пора использовать ЭТО..."
  Орочимару не мог не заметить небольшую заминку противника, но ему тоже было необходимо перевести дух. Мальчишка оказался сильнее, чем он помнил по предыдущему бою во время второго этапа экзамена на звание чунина... Но, все равно, этого было не достаточно для победы. Саннин имел на несколько десятков лет больше боевого опыта и знал техники, о которых большинство шиноби даже не слышало. Использование плазмы должно было сильно вымотать Узумаки, и Орочимару не собирался его щадить, упуская свой шанс на победу. Внезапно по коже мужчины пробежали искры холода, и на миг перехватило дыхание. Саннин озадаченно осмотрелся. Когда его взгляд коснулся фигуры блондина, янтарные глаза непроизвольно расширились... Вокруг Наруто образовался туман из рассеянной в воздухе темно-фиолетовой чакры. Он быстро впитывался в кожу мальчишки и Орочимару почувствовал, как растет уровень чакры противника. Мужчина совсем не ожидал встретить здесь и сейчас одну из запретных техник, поглощающих энергию из окружающего мира. Похоже, Орочимару недооценил противника, полагая, что плазменные техники - это вершина возможностей Наруто. Теперь подобной ошибки саннин уже не совершит. Игра пошла всерьез...
  - Ты полон сюрпризов... - голос мужчины был похож на мурлыкание. Куда-то пропали все шипящие нотки.
  - Ты даже не представляешь насколько... - в тон ответил Узумаки, резко приседая на одно колено и касаясь земли кончиками пальцев. - Киндзюцу! Барьер тьмы!
  Вокруг Орочимару мгновенно взвились струи черной энергии, заключая мужчину в своеобразную клетку. Наруто не нравился тот факт, что пришлось использовать свое темное наследие. То, что заставило многих влиятельных личностей считаться с людьми, носящими фамилию Намекадзе. Юноша был поражен до глубины души десять лет назад, когда один из старейшин клана открыл ему тайны семьи. Намекадзе веками были лучшими специалистами по запретным техникам. Демонология, медицинские эксперименты, тайные печати и ритуалы, использующие кровь и жертвоприношения - все это лишь малая часть огромного массива знаний. Техника Шики Фуджин, использованная Четвертым Хокаге, тоже была из раздела запретных... Также, некоторые члены клана владели ментальными техниками, о которых клан Яманако даже не подозревал. Каждый Намекадзе специализировался в какой-то одной области, изредка в двух, развивая свои способности шиноби в нужном направлении. Некоторые даже научились частично подчинять себе стихии, усиливая свои атаки. О темных талантах Намекадзе знали только самые влиятельные члены ныне живущих кланов и некоторые главы государств, но они не предпринимали ничего, чтобы пресечь подобную деятельность... Ведь намного выгоднее было сотрудничество, а не война. Тем более что никто не знал истинных пределов силы клана. Вступать с ними в конфликт было попросту опасно... Намекадзе безупречно выполняли заказы на определенные виды деятельности, решая многие щекотливые вопросы, коих у сильных мира сего возникало немало. Секреты техник передавались только внутри семьи, поэтому существовало большое количество желающих с ними породниться. Намекадзе часто использовали подобное положение дел в свою пользу. Третий Хокаге встал перед сложной диллемой при выборе своего преемника на посту Каге. Было всего два кандидата: Минато и Орочимару... Оба владели запретными знаниями и не гнушались их использовать для собственной выгоды. Но Минато был привязан к Конохе и хорошо относился к ее жителям, тогда как Орочимару привык использовать людей только в качестве подопытных, не согласуясь с никакой моралью... Выбор Сарутоби был очевиден... И змеиный саннин не простил этого своему сенсею. Также, он искренне ненавидел новоявленного Четвертого Хокаге, лелея мечты о мести. И теперь, спустя столько лет после тех событий, перед мужчиной стоит сын ненавистного врага... И Орочимару собирался показать мальчишке, что и он может играть по новым правилам.
  - Киндзюцу! Взрыв света! - яркая вспышка мертвенно-белого оттенка, и техники развеялись, уничтожив друг друга. - Что ж... Моя очередь нападать... Киндзюцу! Змеиный ад!
  На юношу со всех сторон посыпались извивающиеся тельца, каждый укус которых был ядовит. Узумаки не позволил омерзению затопить сознание, складывая печати с немыслимой скоростью...
  - Киндзюцу! Пепел мертвых! - на месте битвы раздался противный, высокий визг. Змей поглотило темно-серое марево, пожирающее все живое в радиусе своего действия. Орочимару заворожено наблюдал за действом, даже на миг позабыв о сражении. Его поглотил исследовательский азарт, ведь подобного он никогда раньше не видел. Опомниться его заставили инстинкты, разом завопившие об опасности. Темное облако добралось и до самого саннина, при ближайшем рассмотрении оказавшееся миллиардами черных снежинок. Действительно, они напоминали пепел... Темные точки мгновенно прилипли к телу и мужчина почувствовал сильнейшую боль. Пепел пожирал не только чакру, но и плоть. Он был похож на рой хищных насекомых.
  Сильнейший порыв ветра заставил пригнуться верхушки деревьев. Наруто с трудом удержался на ногах. Фигуру Орочимару охватило серебристое пламя и от пепла осталось только воспоминание, причем не самое приятное. Тело саннина выглядело готовым к разделке на столе мясника, но порадоваться Узумаки не успел. Мужчина применил весьма неаппетитный вид регенерации, просто выплюнув новое тело изо рта. Юноша с трудом успел разглядеть то, как пальцы врага сложили печати очередной техники. Все вокруг заволокло темно-зеленым туманом, явно ядовитым. Узумаки задержал дыхание и окровавленными пальцами начертил на своем лице несколько угловатых символов. Его фигуру покрыл слой фиолетовой чакры, позволяющий нормально дышать даже в таких неблагоприятных условиях. Наруто воспользовался прикрытием ядовитой завесы, чтобы сложить длинную последовательность печатей.
  Орочимару насторожился, почувствовав пульсацию окружающего пространства, гулом отдававшуюся где-то внутри головы. Давление чакры начало скачкообразно возрастать, делая воздух вязким и тяжелым. Внезапно темно-зеленый туман развеялся на лоскуты, открывая фигуру застывшего Наруто. В узкой ладони юноши пульсировало НЕЧТО, похожее на небольшой багровый шар с черными прожилками.
  Мужчина судорожно укусил пальцы и сложил печати призыва... Он впервые в жизни почувствовал настоящий животный ужас. Два крика слились в один:
  ... - Киндзюцу! Сердце Демона!...
  ... - Киндзюцу! Тройные Врата Демонов!...
  Всю округу заволокло поднявшейся пылью...
  
  
  Орочимару болезненно пошевелился, тут же заходясь кровавым кашлем. Врата разнесло в щепки, а поле битвы превратилось в зеркально гладкую поверхность. То тут, то там виднелись островки запекшейся в стекло земли. Саннину пришлось использовать регенерацию три раза, прежде чем удалось подняться на ноги. Мужчина надеялся, что Узумаки погребло под грудой обломков и нестерпимым жаром...
  Наруто пытался глотнуть хоть каплю воздуха. Он не ожидал, что ЭТА техника окажется столь разрушительной. Она забрала почти всю чакру, оставшуюся у юноши на тот момент. Сердце Демона было самым сильным из доступного Узумаки. В создании были смешаны стихия пламени, энергия Тьмы и его собственная кровь...
  Наруто пришлось применить технику "рассеивания", чтобы уберечься от последствий собственной атаки. Его тело на минуту превратилось во что-то, подобное иллюзорному клону. Отличие было в том, что этот момент на .ношу не действовали абсолютно никакие атаки - ни физические, ни ментальные... Но минута была пределом того, что Узумаки мог удержать и эта защита почти "съела" всю оставшуюся чакру. Благо, что физическое состояние тела пока было весьма терпимым.
  Противники заметили друг друга одновременно. У обоих почти не осталось сил продолжать бой, поэтому в их головы пришла похожая мысль - закончить все одной техникой...
  Наруто сосредоточился, сложив окровавленные ладони вместе, а потом резко развел их в стороны:
  - Киндзюцу! Элементаль Огня!
  Несмотря на столь громкое название, появившийся сгусток пламени не был истинной элементалью. Но он был разумен, благодаря крови Узумаки, использованной при формировании техники. Эта атака досуха выпила все силы юноши и он обессилено упал на землю, сквозь кровавый туман, застилавший глаза, наблюдая за действиями врага.
  Орочимару знал, что именно использовал мальчишка, и на этот раз у него была защита:
  - Киндзюцу! Доспех Зимы! - тело саннина покрылось серебристо-синей броней за миг до того, как огонь накрыл его. Орочимару почувствовал себя в Аду. Боль вгрызалась в каждую клеточку, заставляя сознание мутнеть. Сколько это продолжалось - неизвестно... Когда техники рассеялись, мужчина рухнул на колени. Запредельное напряжение битвы вызвало досрочное отторжение тела. Три отведенных года подошли к концу. Похоже, настала пора Саске расплатиться за полученные знания и силу...
  Саннин поспешил скрыться в лесу, даже не посмотрев на то, в каком состоянии находится противник. Возможно, это спасло жизнь Наруто, ведь у юноши совсем не осталось сил для продолжения битвы.
  
  
  * * *
  
  Коноха. Днем ранее...
  Цунаде зло сминала пальцами стальной шарик, пять минут назад бывший обыкновенным кунаем. Монотонные движения помогали успокоиться и очистить разум от эмоций. Пятая не ожидала, что Данзо будет действовать столь прямолинейно, в открытую объявляя о своем намерении осуществить смену власти в Конохе. Ему были свойственны более хитроумные и многоступенчатые комбинации. Самым объективным ответом было банальное предательство. Совет Четырех пару дней назад принял законопроект, который весьма сильно увеличивал роль большинства кланов деревни в нынешнем политическом режиме. Коноха должна была стать сильнее чем раньше, но и позиция Хокаге укреплялась неимоверно. Как только закон вступит в силу, ни одна живая душа не поддержит Данзо... Цунаде собиралась отменить некоторые запреты, принятые Первым Хокаге, что позволило бы завоевать поддержку почти всех более-менее влиятельных кланов Скрытого Листа. Но об этом знал очень ограниченный круг лиц: Главы Яманако, Хьюга, Акимичи и Нара, а также оба Советника и сама Хокаге. Члены Совета Четырех не могли предать, ведь последствия подобного поступка больнее всего ударили бы по ним же самим... В верности Шикамару и Наруто было вообще невозможно сомневаться.... А у самой Цунаде еще не было провалов в памяти...
  - "Так кто мог всех сдать?!" - шарик полетел в ближайшую стену. - "Если судить о том, каким образом подставили Наруто и остальных, то многое начинает проясняться... Предатель не знал о роли Узумаки и Шикамару в политике деревне, иначе Данзо действовал бы совсем по-другому..."
  Подобные мысли подогревали злость, но за свою весьма разнообразную событиями жизнь Пятая научилась себя Сдерживать. Да и пост Хокаге подразумевал необходимость принимать только хорошо обдуманные решения и не идти на поводу у эмоций.
  Иногда женщина задавала себе вопрос о том, правильно ли она поступила, согласившись на предложение стать главой деревни? И каждый раз, после тяжелых раздумий, отвечала себе одним единственным словом: "Да!" За три года Сенджу успела сделать многое: основать Академию шиноби-медиков, укрепить отношения с некоторыми государствами и заслужить искреннее уважение со стороны жителей деревни. Несмотря на то, что Цунаде много лет провела в путешествиях, она не перестала любить Коноху. И теперь, каждый день общаясь со своими подчиненными, женщина все больше убеждалась в том, что ради таких людей не жалко отдать собственную жизнь. И даже наличие Данзо со своими прихлебателями не могло отменить этого факта.
  Во время правления возникало немало проблем, но Пятая раз за разом умудрялась находить способ их решения. Но не всегда эти решения были приятны. Цунаде всегда тяжело отправляла людей на верную смерть, увеличивая вес вины на чашах собственной совести. И только осознание того факта, что другого выхода просто нет, помогало смириться с подобными действиями.
  Сенджу не была наивной девочкой и понимала то, что без "Призраков" и "Охотников" деревне пришлось бы намного тяжелее переносить все невзгоды. Хоть и методы у этих отрядов никак нельзя было назвать гуманными. Бывшие коллеги Наруто зачастую вообще действовали вне закона.
  Фанатичная преданность нин-хантеров и "Призраков" Конохе и Хокаге была приятна, но иногда просто пугала. Эти люди никогда не думали о себе, если дело касалось службы. Они иногда творили жуткие вещи, но ни разу не пожаловались на трудности. Ведь поступить на службу можно было только добровольно. Это внушало к ним нешуточное уважение у посвященных. Гибель почти всех "Призраков" ударила не только по Наруто, потерявшему своих близких друзей, но и по Цунаде. Пятая отчасти чувствовала свою вину в произошедшем, и поэтому постаралась оградить крестника от опасностей. Она знала, что Узумаки будет сопротивляться всеми силами подобному решению, и постаралась найти юноше работу не мене важную для Конохи, чем предыдущая.
  Но теперь, после начала мятежа Данзо, Цунаде засомневалась в том, что уберегла Наруто от излишнего риска. Похоже, что у крестника на роду было написано влипать во всяческие неприятности с большой вероятностью летального исхода.
  Мрачные мысли прервал стук в дверь. Находиться в собственном кабинете было опасно, и Хокаге выбрала для штаба один из тайных залов, коих было немереное количество среди подземных катакомб под дворцом.
  - Хокаге-сама, вызывали? - в проеме двери показался Шикамару. Его взгляд был не на шутку встревоженным. - Что происходит в Конохе? Меня сопровождала охрана из трех нин-хантеров, и это явно было неспроста...
  - Ты прав - это неспроста. Ты ведь слышал идиотские бредни Данзо о предательстве команды Какаши? - Цунаде дождалась согласного кивка и продолжила: - Мы с тобой знаем, что это не так, но документы и свиток действительно пропали. Очень многие поверили словам этого старого маразматика. Я успела послать сообщение Наруто, и он поищет предателей среди команды. Но это не основная наша проблема. Данзо начал действовать в открытую и сейчас военный переворот в самом разгаре. Нас кто-то сдал и сейчас под ударом находятся все кланы, входящие в Совет Четырех. Я уже послала людей, чтобы предупредить их. Нам нужно согласовать действия и переходить в наступление, если мы не хотим позволить Данзо превратить деревню хрен знает во что!
  - Какие силы в нашем распоряжении? - Шикамару начал просчитывать варианты, подавляя волнение за родителей, являвшихся одной из главных целей Корня.
  - Все нин-хантеры, три взвода АНБУ и пять джонинов. Ну и кланы вряд ли останутся в стороне. Хиаши точно не позволит кому-либо помешать его планам... - на губах женщины промелькнула ехидная усмешка. - Против нас только Корень, но никто не знает его состава. Количество подчиненных Данзо неизвестно, и это очень плохо...
  - Нам нужны бойцы Хьюга, чтобы вычислить штаб-квартиру Корня - Советник полностью включился в работу, сведя пальцы в жесте концентрации. - А пока пусть АНБУ разделятся на отряды и под предводительством нин-хантеров направятся к основным целям ребят Данзо. Я считаю, что в тех местах соберется больше всего бойцов Корня. Остановив их, мы уменьшим войско Данзо, как минимум на треть, а то и наполовину. Потом будет легче захватить штаб. Но двое нин-хантеров должны всегда находиться при вас. Мы не можем позволить себе потерять Хокаге, ведь вы сейчас самая главная цель.
  - Я согласна - кивнула Цунаде и вышла из зала, чтобы отдать необходимые распоряжения. А Шикамару принялся обдумывать, кто мог оказаться предателем, сдавшим Совет Четырех Данзо... И у юноши уже появилось несколько догадок...
  
  
  * * *
  
  Команда Какаши. Настоящее время...
  Наруто успел открыть глаза и сесть прежде, чем к нему приблизились Ямато и Сакура.
  - Ты в порядке?! - обеспокоенно воскликнула девушка, пока капитан со странным выражением лица осматривал окрестности. Поле битвы выглядело впечатляюще.
  - Я не ранен, но чакра почти на нуле - тяжело вздохнул блондин и поднялся на ноги, опираясь на руку напарницы. - Мне понадобится время, чтобы полностью восстановиться. А где Сай?
  - Он исчез, когда мост начал рушиться.
  - Что?! - Узумаки едва не подпрыгнул на месте. Его взгляд стал нестерпимо колючим, а лицо превратилось в безэмоциональную маску. - Нам срочно нудно его найти!
  - Не беспокойся, я могу найти вас троих на любом расстоянии. Я еще в том городке скормил вам по зернышку от дерева. - Ямато отвлекся от разглядывания окрестностей и решил поучаствовать в разговоре. - Нифига же вы подрались... Почему ты так взволнован?
  - Поверьте, у меня есть для этого веские причины... - мрачно ответил Узумаки. - Нам нужно немедленно последовать за ним.
  - Хорошо - капитан решил не спорить. Серьезный взгляд Наруто и мрачная решимость в каждом слове говорили лучше чего угодно о том, что ситуация явно нешуточная. Да и тот факт, что Сай чувствовался в той стороне, куда направился Орочимару стоило принять в расчет. Ведь упускать саннина было бы неразумно. И команда, больше не теряя ни мгновения, отправилась в погоню.
  Наруто порадовался, что Ямато оказался столь предусмотрительным в плане слежки за подопечными. Ведь в иной ситуации пришлось бы вызывать тигра, что грозило нарушением конспирации, и так изрядно истрепавшейся. Да и чакры у юноши бы просто не хватило на подобное действие... Ветви деревьев мелькали под ногами, и подобная монотонность не мешала размышлениям.
  Внезапно дыхание Наруто перехватило и окружающая реальность начала двоиться в глазах. Нога промахнулась мимо ветки, и потерявший опору юноша полетел вниз. Капитан успел среагировать и поймал Узумаки у самой земли. Рядом в то же мгновение оказалась Сакура.
  Наруто согнулся в приступе боли, скрутившей тело. В глазах плавал красный туман. Девушка тут же активировала медицинскую чакру. Ямато с трудом удерживал в руках юношу, судорожно пытающегося глотнуть хоть каплю воздуха, но кашель не давал ему этого сделать. Узумаки чувствовал, что захлебывается собственной кровью. Только через пару минут, показавшихся вечностью, стало чуть легче. Сакура знала свое дело.
  - Что у вас происходит? - послышался из-за кустов знакомый голос. Ямато тут же оказался на ногах, готовый к бою. Но этого не потребовалось. Новым действующим лицом оказался Какаши. Пока ему вкратце объясняли суть дела, Наруто предался собственным мыслям.
  - "Похоже, я малость заигрался... Нельзя было забывать о том, что использование запретных техник всегда требует свою плату... Тем более, что я впервые применял их в таком количестве... Многие используют для снятия постэффектов наркотики, но это быстро разрушает организм. Впредь надо быть осторожнее..."
  - А вы здесь что делаете, Какаши-сенсей? - задала вопрос Харуно, как только Ямато прекратил посвящать бывшего командира в детали их задания.
  - Я закончил свою миссию и возвращался в Коноху, но меня перехватила птица с посланием от Хокаге... - команда решила сделать небольшой привал, пока Наруто приходил в себя. - Там был приказ идти вам на подмогу, не возвращаясь в деревню. Странно все это...
  - Ничего странного... - хрипловатый голос Узумаки заставил всех вздрогнуть. Наруто устроился поудобнее, используя для опоры ствол дерева. - Похоже, пришло время вам кое-что рассказать...
  - Ты что-то знаешь? - насторожился Копирующий. Он уже успел в достаточной мере узнать своего ученика. И сейчас на душе джонина заскребли кошки. Хатаке чувствовал, что ему не понравятся слова блондина.
  Вместо слов Наруто достал из внутреннего кармана небольшой свиток, в котором было давешнее послание от Цунаде, и кинул его в руки Какаши. Ямато и Сакура тоже заглянули в него через плечо Копирующего. Спустя минуту на Узумаки уставились три абсолютно ошарашенных взгляда.
  - Я нашел предателя - бесстрастно проговорил юноша. Его голос уже не был хриплым, ведь ускоренная регенерация подводила редко. - Личные дела АНБУ я нашел у Сая.
  - Поэтому ты так настаивал на его преследовании? - вопросительно приподнял бровь Ямато. От новой информации мысли сбивались в кучу.
  - Да - утвердительный кивок и усталый взгляд на товарищей. - Я понимаю, что вам сейчас очень неприятно, но мы должны выполнить приказ Хокаге.
  - А если Сай успеет передать документы прежде, чем мы его найдем? - Какаши нахмурился и успокаивающе сжал плечо Сакуры. Девушка была невероятно растеряна от свалившихся на голову событий. - И почему ты так уверен в нашей преданности? Ведь, если я сделал правильные выводы, у каждого из нас были мотивы и возможности для такого поступка...
  - Во-первых. При попытке снять защиту с документов папка самоуничтожится. Открыть ее смогли бы всего три человека, и ни один из них не может быть предателем - взгляд синих глаз пробирал до костей, а в голосе появился лед. - Во-вторых, неужели вы думаете, что я вас не проверил? Кстати, свитка с медицинскими техниками я так и не нашел. Я думаю, что он до сих пор в Конохе... А вас, Какаши-сенсей, я не подозреваю по той причине, что пропажа состоялась через несколько дней после того, как вы ушли на миссию. Вас можно обвинить только в сговоре с нами... Еще вопросы?
  - Только один... - Копирующий взгляд от лица блондина. - Где же ты работаешь, если Хокаге доверяет тебе подобные задания?
  - Неужели вы думаете, что я отвечу? - приподнял бровь Наруто в притворном удивлении. - Скажу только, что я весьма тесно сотрудничаю с внутренней и внешней разведкой. Сойдет такой ответ?
  Хатаке медленно кивнул. Он и не надеялся на большую откровенность. Ямато и Сакура молчали, глубоко погрузившись в собственные мысли. Через полчаса четыре человека продолжили путь, остановившись только для ночлега. Утром им предстояло проникнуть на базу Орочимару и стоило хорошенько перед этим отдохнуть.
  Наруто с трудом удалось уснуть. Его освободили от ночного дежурства, ведь он единственный участвовал в битве. Соответственно, ему и требовалось отдохнуть сильнее всех. Сон получился беспокойным и тяжелым. В голове царила вязкая темнота, от которой не удавалось избавиться.
  
  
  "...Во тьме был слышен лишь мерный стук капель, что навевало неприятные воспоминания о первой встрече с Девятихвостым. В то же время, Наруто четко осознавал, что это всего лишь сон. Он затягивал, словно трясина. Нервы были напряжены до предела, поэтому, когда в пустоте раздался чей-то голос, Узумаки вздрогнул всем телом. Он узнал говорившего...
  - Что, неприятно встретиться с самим собой? - насмешка на лице, которое Наруто каждый раз видит в отражении зеркал. Светлые волосы небрежно разметались по плечам, контрастируя с до боли знакомой багровой формой.
  - Кто ты?
  - Какой глупый вопрос... Это на тебя не похоже... - усмешка на губах гостя тоже была совершенно идентична той, что появлялась иногда на губах Узумаки. - Я прямо чувствую, как ты перебираешь в мыслях с десяток вариантов происходящего. Это не гендзюцу, можешь даже не надеяться... Я - это ты...
  - Что тебе нужно? - Наруто обреченно прикрыл глаза.
  - Да так, просто захотелось задать тебе пару вопросов... - гость предвкушающе провел по губам кончиком языка. - Мне жутко интересно, до каких пор ты будешь продолжать втягивать в свои дела всех кого не лень?
  - Ты сейчас о ком? - Узумаки не нравилось то, в какую сторону потек разговор. И вообще, общаться с самим собой было невыразимо дико!
  - А ты не догадываешься? - притворное удивление. - Например, сейчас я говорю о тех, кто тебя в данный момент окружает. Тебе так нравиться смотреть на смерть неподготовленных к твоим играм новичков?
  - Ты несешь чушь! - от холода в голосе Наруто могло бы передернуть любого, но не в этот раз... В ответ раздался совершенно искренний смех.
  - Ох... ну ты меня и повеселил... - гость вытер выступившие слезы. - А что ты скажешь на тот факт, что семь лет то и дело подставлял под удар невинных людей? Или тебе напомнить о той деревеньке в Стране Чая? А может о семье того кузнеца из Страны Снега?
  - Заткнись! - голос Узумаки был ровным, но внутри у юноши все горело от еле сдерживаемой ярости. - Я лишь выполнял свою работу!
  - Жалкое оправдание. Сарутоби был прав, когда говорил о том, что однажды ты совершенно разочаруешься в людях. Ты научился использовать окружающих, даже не заботясь об их чувствах. Ну, например... Почему ты сказал Ямато и остальным о том, что вас объявили предателями только сейчас? Ой, только не надо говорить мне, что в этом была суровая необходимость...
  - Ты что, моя совесть? - Наруто сложил руки на груди и впился взглядом в собеседника. - Я думал, что именно ты должен меня понимать, если судить по твоей форме...
  - Ну-ну... Посмотрим, кто из нас является истинным ублюдком...
  Фигура гостя истаяла туманом и Наруто смог наконец вырваться из плена сна..."
  
  - "Демоны и преисподняя! У меня что, крыша поехала?!" - юноша старался выровнять сбившееся дыхание. - "Это раздвоение личности? Ничего не скажешь, утешительный диагноз! А может, он все же был прав?.."
  До рассвета Узумаки так и не сомкнул глаз. А потом стало уже не до посторонних размышлений. Перед командой был вход в подземные катакомбы убежища Орочимару. И что их ждало в этой темноте - неизвестно...
  
  
  * * *
  
  Коноха. Днем ранее...
  Этой ночью на улицах деревни Скрытого Листа было неспокойно. То тут, то там мелькали смутные тени. Гражданские крепко спали, даже не подозревая о битвах, развернувшихся в знакомых до каждого камешка переулках.
  Шиноби ранга генинов и чунинов с беспокойством ощущали всплески чакры, но вмешиваться не смели, ведь на сражающихся была форма АНБУ. Где свои, а где чужие было совершенно не разобрать.
  
  
  Яманако Ино спокойно шла домой. Девушка задержалась в магазинчике, разбирая цветы, оставшиеся непроданными. Процесс тормозило то, что руки Ино тряслись от волнения. Девушка ни на каплю не поверила в предательство Наруто и Сакуры. Хоть Яманако частенько и ссорилась с бывшей одноклассницей, но все же та являлась ее близкой подругой. Тяжелые мысли не отпускали блондинку и по пути домой. Поэтому появление пятерых АНБУ с явно недружелюбными намерениями, стало неожиданностью. Не произнеся ни слова, двое из них напали на девушку. Яманако даже не успела среагировать, ведь скорость противников была намного выше ее собственной.
  За миг до удара клинком по беззащитной девичьей фигуре, боец АНБУ застыл, не в силах пошевелить и пальцем. А потом вокруг разразилась буря... Клинки и техники превратили обычный переулок в поле битвы...
  Девушка почувствовала жесткий захват на талии и, слегка повернув голову, узнала отца Шикамару.
  - Что происходит? - ошарашено выдавила из себя куноичи, когда место битвы осталось позади.
  - Кое-кто начал мятеж - флегматично ответил мужчина. - Я доставлю тебя в безопасное место.
  А ситуация тем временем только накалялась...
  
  
  ... Хиаши Хьюга с небольшим отрядом бойцов клана двигался в сторону дворца Хокаге. В поместье пришлось оставить немало людей, ведь существовала вероятность, что и туда могут наведаться подчиненные Данзо. Мужчина чуть не споткнулся на ровном месте, когда почувствовал чакру свой старшей дочери. Отправив половину отряда прежней дорогой, сам глава клана поспешил на помощь Хинате. Девушка была достаточно далеко, поэтому Хиаши потерял несколько минут на дорогу.
  Картина, открывшаяся прибывшему на место отряду, заставила многих впасть в ступор. То пары зданий осталась только груда обломков, радом в неестественных позах лежало восемь бойцов Корня. Каждому были нанесены смертельные раны. Неподалеку со сломанной шеей лежал телохранитель Хинаты.
  Хиаши сбросил оцепенение первым и оказался рядом с дочерью, бессильно упавшей на землю. Ее одежда была полностью покрыта кровью. Когда мужчина осторожно прикоснулся к девушке, та открыла глаза:
  - Отец?.. - слабый шепот заставил старшего Хьюга вздрогнуть. До этого он с болью в сердце осматривал раны, нанесенные Хинате врагами. - Значит, я справилась...
  Хиаши взглянул в лицо дочери и непривычно мягко улыбнулся. Это было последним, что девушка увидела в своей жизни: гордость и любовь... Мужчина обнял тело дочери и позволил себе тихонько застонать от боли, охватившей се его существо.
  Бойцы клана замерли поодаль, не решаясь подойти. Пару минут спустя Хьюга поднялся на ноги и передал дочь одному из родственников с просьбой доставить ее в поместье. На его лице не было повседневной высокомерной и холодной маски, а тихий шепот был наполнен обжигающей ненавистью:
  - Данзо! ТЕБЕ НЕ ЖИТЬ!!!
  
  Глава 7-2. От себя не уйти...
  
  Любую мелочь больно вспоминать.
  Минуты удовольствия. Дни боли.
  Все, что стократно прожито тобою,
  И все, чего не довелось узнать.
  Но все же, память не спеши стирать,
  Не надо, не получится - я знаю.
  Не убегай от призрачных страданий -
  Природа справедлива и мудра.
  
  Пройдут года. С тобой, но больше - без.
  Снег припорошит душу и виски.
  Из цепких лап полуночной тоски
  Не вырваться, не вспомнив... Боль и блеск,
  
  Сомнения, умение прощать,
  Победы, одиночество, печали -
  Все, что улыбкой на пути встречали,
  И с чем не жаждем свидеться опять...
  
  Не потечет Река Мгновений вспять,
  И в этом - наше истинное счастье.
  Почили вечным сном былые страсти,
  Но почему так больно - вспоминать?..
  
  (стихи В. Ивановой)
  
  - А червяк не знал, что под землей окажется бетон... - глубокомысленно выдал Наруто, когда впереди в очередной раз показалась лестница на нижний уровень катакомб. Ямато на эти слова лишь хмыкнул. По здравом размышлении, команда решила не соваться в змеиное логово всей толпой. Пока им был нужен лишь Сай, поэтому не стоило привлекать к себе излишнее внимание. После жаркого обсуждения на "охоту" отправился капитан и Наруто. Ямато был выбран без разговоров, потому как он единственный из группы безошибочно чуял местонахождение предателя. А вот Узумаки с трудом удалось уговорить окружающих, что он способен себя защитить в случае нападения. Даже не восстановив уровень чакры до конца, блондин являлся весьма опасным противником. Да и опыта в захвате языков у юноши было не меньше, чем у старших коллег... И теперь два шиноби Конохи осторожно передвигались по темным коридорам базы, оказавшейся гораздо больших размеров, чем можно было предполагать ранее.
  - Мы уже близко... - тихий шепот Ямато скользнул по слуху Наруто подобно невесомому касанию крыла бабочки. Блондин кивнул, показывая готовность к любым неожиданностям. Две тени бесшумно двинулись к цели, почти скользя над поверхностью пола. Напарникам было не впервой заниматься подобной деятельностью, и они понимали друг друга без слов.
  Когда показалась массивная дверь, и Ямато дал сигнал что это именно то помещение, где находится Сай, Наруто вытащил из подсумка небольшую ампулу с мутно-белым туманом внутри. Юноша, пристально глядя в глаза напарника, дотронулся до кончика носа пальцем и кивнул на дверь. Мужчина ответил коротким кивком, показывая, что верно понял инструкции. Узумаки приблизился к комнате и, бесшумно приоткрыв деревянную створку, бросил ампулу внутрь. Отсчитав пять секунд и задержав дыхание, шиноби Конохи проникли в помещение. Член Корня безвольной куклой лежал на полу около письменного стола. Газ парализовал все его мышцы, а вскоре предателя покинуло и сознание. Ямато закинул тело на плечо и постарался как можно скорее оказаться в коридоре - ему не хотелось присоединиться к Саю, вдохнув столь убойный препарат. Наруто последовал примеру капитана.
  - Интересно, почему тащить эту бессознательную тушку должен именно я?! - ворчливо заметил мужчина.
  - Потому что вы явно покрупнее меня будете... - в тон отозвался Узумаки, не забывая осматривать окружающее пространство на предмет врагов. - И кто-то ведь должен быть свободен в действиях, если случится нападение. В подземельях от ваших древесных техник толку немного. Впрочем, если вы хотите быть погребенным под тоннами земли...
  - Все-все! Заткнись, ради Ками-сама! Я понял.
  - Да неужели?!
  Тихо переругиваясь, напарники с каждым шагом приближались к выходу на поверхность. Наруто беспокоил тот факт, что катакомбы оказались весьма безлюдными. Но, было вполне возможно, что противники находились в отдаленных от места проникновения диверсантов помещениях столь огромной базы. Похоже, что удача пока была на стороне шиноби Листа.
  
  - Сенсей... - Сакура неуверенно обратилась к наставнику, как только Ямато и Наруто скрылись в недрах базы.
  - Что? - Какаши отвлекся от разглядывания окрестностей, услышав в голосе ученицы нешуточное волнение.
  - Меня беспокоит Наруто...
  - А, ты об этом... - мужчина напрягся, обдумывая ответ: - Меня тоже шокировали подобные перемены в его поведении, но... А что мы вообще о нем знаем?! Когда он был в команде Љ7, мы видели только то, что хотели видеть. Думаю, что сейчас ты не будешь с этим спорить?
  - Но я же училась вместе с ним в Академии много лет подряд?! - долго сдерживаемые эмоции девушки, наконец, вырвались на свободу, Сакура уже много дней подавляла чувство замешательства и жгучее любопытство. Но в то же время она боялась подойти к напарнику и напрямую задать тому несколько вопросов. Напряжение росло, и появление сенсея послужило своеобразным толчком к выплеску противоречивых эмоций.
  - Знаешь, Сакура, я в своей жизни повидал много разных людей и иногда среди них попадались такие же типажи, как и наш Наруто. Талантливые актеры, прекрасные психологи... - в негромком голосе чувствовались оттенки горечи. Какаши не стал говорить своей ученице, что большинство имен таких людей выгравировано на мемориале погибшим. Почти все они погибли молодыми. - Привычка всегда носить маску отличает разведчиков ото всех остальных шиноби. И я сейчас говорю не о масках АНБУ.
  - Разведчики? - недоуменно переспросила Харуно.
  - Да, недавно Наруто ясно намекнул на свои тесные связи с разведкой. Поэтому сейчас от него можно ожидать всего.
  - И что нам делать? Я не знаю, как ко всему этому относиться... - плечи девушки опустились и она расстроено вздохнула.
  - Единственное, что мы можем сделать - это поддерживать Наруто в любой ситуации и не отворачиваться от него, что бы не случилось. Он все тот же Наруто, которого ты знала много лет, просто с небольшими дополнениями... Постарайся найти в нем то, что осталось неизменным и тебе станет легче. - Какаши успокаивающе сжал руку медика. - Все будет хорошо...
  - Спасибо! - девушка слабо улыбнулась. Внезапно Хатаке насторожился, но тут же успокоился, взглядом показав ученице на что-то за ее спиной.
  - Наконец-то... - облегченно выдохнула Сакура, как только увидела напарника. На лице блондина царила ехидная ухмылочка, а усталый взгляд Ямато говорил о том, что диверсия прошла явно не скучно. Отсутствие внешних повреждений выдавало тот факт, что напарникам не пришлось участвовать в сражении. Это вселяло в душу Харуно спокойствие
  - Ну и тяжелый же он... - пожаловался Ямато, пристраивая безвольное тело Сая у крупного камня. - А по виду и не скажешь...
  - Хватит болтать попусту - подал голос Какаши, подходя поближе. Команда расположилась достаточно далеко от базы, ведь никому не хотелось быть замеченными раньше времени. - Долго он еще в себя приходить будет?
  Капитан лишь пожал плечами в ответ на вопросительный взгляд бывшего командира и кивнул в сторону Узумаки. Юноша обернулся, почувствовав пристальное внимание к своей персоне. До этого он внимательно осматривал предварительно связанного члена Корня.
  - Очнется минут через пять... Я использовал экспериментальный препарат, поэтому могут быть побочные эффекты - задумчиво потер шрам над бровью блондин. - Но, если честно, меня как-то мало волнует его самочувствие. Главное, чтобы на вопросы отвечать мог.
  - Скорее всего, у него стоит ментальный блок, так что вряд ли он сможет поделиться с нами информацией, даже если захочет - Хатаке слегка поежился от равнодушия, прозвучавшего в голосе ученика. Да и был ли Наруто его учеником хоть когда-нибудь? Копирующий с трудом привыкал к новому образу самого непредсказуемого ниндзя. Хотя, он-то и раньше подозревал нечто подобное... А вот Сакуре и Ямато приходилось явно тяжелее осознавать реальность, повернувшуюся к ним совершенно новой гранью. Разговор, произошедший несколько минут назад только укрепил Хатаке в его подозрениях.
  - Это не проблема, я могу сломать почти любой блок, но... - тут юноша слегка замялся и сразу же заработал удивленный взгляд сенсея. - Это не совсем законно, и мне бы не хотелось, чтобы потом мои действия использовали против меня же самого.
  - Я не буду разглашать то, что увижу и использовать это против тебя, если ты честно ответишь мне на один вопрос... - медленно начал говорить Копирующий, обдумывая каждое слово. Харуно не вмешивалась в происходящее, но для себя твердо решила, что в случае непредвиденной ситуации встанет на сторону Наруто, что бы он не делал. В ушах то и дело звучал голос сенсея, объясняющий необходимость поддержки для блондина. И будь она проклята, если посмеет поступить вопреки этим словам! Девушке понравились, хоть и нервировали изменения, произошедшие в поведении Узумаки, и она мимолетно пожалела о том факте, что не может относиться к напарнику романтически. Сакуре всегда нравились брюнеты, и много лет назад медик решила, что Саске лучший объект для первой любви. Обидно было так ошибиться с выбором избранника... Но сейчас не время было думать об этом. Харуно для себя решила, что в любой ситуации останется другом Наруто, робко надеясь, что юноша согласится принять ее в качестве подруги и будет хоть немного ей доверять. Сакура не была глупой девушкой и прекрасно видела, что нынешний Узумаки не доверят никому... Отвлекшись на свои мысли, девушка чуть не пропустила беседу Какаши и блондина...
  - Хорошо... Я согласен - синие глаза смотрели прямо, но на их дне можно было различить легкую настороженность.
  - Ты сказал, что можешь сломать почни любой ментальный блок, что включает и печати безопасности... - Копирующий тоже не отвел взгляда. - Хотя Хокаге и доверят тебе, как мы можем быть уверены, что ты в один прекрасный момент не окажешься предателем?
  Команда замерла от ожидания ответа на столь неприятный вопрос, а Наруто на это лишь устало улыбнулся и прикоснулся указательным пальцем к собственному лбу. Легкий импульс чакры и на коже мягко засветилась сложная вязь символов.
  - Эту печать не под силу взломать никому. Любой намек на предательство, и она сожжет мой мозг, а потом и тело. Это цена за излишнюю осведомленность...
  - Ками-сама... - тихо прошептала Сакура.
  - Не стоит меня жалеть! - твердо продолжил Узумаки. - Я согласился на подобную меру добровольно. А теперь, не пора ли нам, наконец, заняться нашим пленником?
  Этим вопросом блондин вывел всех из оцепенения. Тяжело вздохнув, Наруто подошел к Саю, пару секунд назад пришедшему в сознание. Легкий укус пальцев и на висках предателя кровью вычерчены угловатые линии неизвестных символов. Узумаки быстро сложил серию печатей и крепко обхватил голову Сая ладонями, пристально глядя ему в глаза. Несколько минут юноши не двигались, а потом Наруто с болезненным стоном осел на землю:
  - Моя голова... Сакура, не могла бы ты...
  - Конечно! - девушка моментально оказалась подле напарника и бережно прикоснулась к золотистым волосам руками, сияющими зеленым светом.
  - Что с ним? - Какаши с интересом разглядывал предателя, вновь потерявшего сознание.
  - Я полностью скопировал некоторые моменты из его памяти... - блондин, благодарно кивнув Сакуре, поднялся на ноги и приблизился к сенсею. - Обычно после подобной процедуры объект превращается в растение, но блок Сая был слишком сильным и в самом конце запустил программу самоликвидации. Не зря же эта техника попала в раздел запретных... Кстати, не советую вам ее использовать...
  - Почему? - Копирующий поправил протектор на левом глазу, которым несколько минут назад жадно ловил каждое движение Узумаки.
  - Во-первых, то, что вы видели лишь часть техники, и чтобы освоить ее полностью нужен не один год. В противном случае вы рискуете попасть под откат и потерять уже свой разум. Поверьте мне в том, что последствия могут быть поистине ужасны. Вы, сенсей, можете быть очень сильным и опытным шиноби, но об этих техниках вы знаете только понаслышке...
  - Но мне доводилось видеть нечто подобное не раз... - возразил Какаши.
  - Вы, скорее всего, видели жалкую подделку! - отрезал Наруто. - Простого наблюдения за исполнением техники не достаточно для ее освоения, для этого необходимо изучить горы дополнительного материала и проходить тренировки под строгим присмотром наставника. Мне доводилось видеть то, что осталось от людей, рискнувших обойти правила! Многим нравится называть себя специалистами по запретным техникам. Это немало льстит самолюбию самоуверенных глупцов! Даже истинные мастера не рискуют пользоваться этими техниками без серьезной на то причины! Даже если вам каким-то чудом удастся освоить подобное, то чтобы не сдохнуть и не сойти с ума от отката, вам понадобится накачать себя наркотиками по уши. У вас нет врожденного иммунитета! Послушайте доброго совета и не лезьте в это дело!
  Хатаке ничего не ответил на весьма жесткую и непочтительную лекцию своего ученика. Ему не часто приходилось выслушивать подобные отповеди, но это всегда касалось чего-то важного. Какаши не мог просто проигнорировать слова Наруто в угоду своей гордости, ведь все, что он узнал о своем ученике, говорило, что тот не будет бросаться словами попусту. Так может стоит воспринимать это всерьез?
  - Так ты узнал что-нибудь полезное? - Ямато решил вмешаться в беседу, пока все еще не зашло слишком далеко. Мужчину немало удивило изменившееся поведение Узумаки, но капитан не был знаком с ним достаточно близко, чтобы понять всю глубину произошедших перемен. Холодный расчет и проявившаяся жесткость характера Наруто импонировали офицеру АНБУ, поэтому он относился ко всему происходящему довольно спокойно, быстро свыкнувшись с новым образом недавнего подопечного.
  - Да, я узнал все, что хотел и даже больше... - блондин отвел взгляд от Хатаке. - Оказывается, здесь временно обитает наш старый друг Саске... Надеюсь, никто не против поздороваться с ним?
  Возражений не последовало, и Узумаки продолжил:
  - Точное место обитания этого представителя некогда великого клана Учиха неизвестно. Думаю, что нам стоит разделиться и начать поиски. И, естественно, постараться избегать нежелательных встреч...
  - Глубины твоего сарказма меня просто поражают, Наруто - покачал головой Копирующий. - А ведь я только начал узнавать тебя... Что же будет дальше, если это только начало?
  Узумаки предпочел не отвечать на этот явно риторический вопрос, лишь равнодушно пожав плечами. Четверка шиноби Листа скрылась в темных переходах катакомб, оставив все сомнения и вопросы на более позднее время...
  
  Коридоры и двери комнат мелькали одни за другими, дыхание сбилось от волнения, но Сакура не останавливалась ни на секунду. Сколько времени прошло с момента начала поисков, девушка не знала... Она старалась действовать осторожно, чтобы факт их проникновения на базу как можно дольше оставался тайной подчиненных Орочимару. Именно эта предосторожность заставила ее замереть перед очередным перекрестком бесчисленных переходов. Чужое присутствие ощущалось на уровне инстинктов.
  Затаив дыхание, Харуно приблизилась к повороту, до боли сжимая в руке кунай.
  - Сакура, это я... - раздался шепот знакомого голоса, но девушка не спешила выдавать себя. - Вчера мы прочитали очень шокирующее послание от нашего лидера...
  - И его нам показал человек, внезапно резко изменивший поведение... - закончила фразу Сакура и спокойно сделала шаг вперед.
  - Молодец, что догадалась об условной фразе - похвалил ученицу Какаши. От него неуловимо веяло запахом крови, что говорило о неожиданной стычке с противником. - Думаю, что дальше нам не следует разделяться. Я нашел Саске...
  - Где?! - вскинула голову Харуно. - А капитан Ямато и Наруто в курсе?!
  - Они и сами нас найдут - под маской не было видно ехидной усмешки. - Я очень сомневаюсь, что Саске согласится пойти с нами добровольно... Вскоре вся база будет знать о нашем местонахождении. Но, что поделать...
  - Сенсей, вы стали намного разговорчивее, чем раньше - заметила Сакура, следуя за мужчиной по очередному коридору.
  - Я подумал, что пора и мне поменяться в соответствии с новым ходом событий - теперь усмешку можно было без труда расслышать и в голосе. - Мы почти на месте...
  Договорить Хатаке не успел. Впереди полыхнула чакра и раздался взрыв. Катакомбы содрогнулись, и с каменных стен посыпалась мелкая пыль.
  - Вперед! - скомандовал сенсей и два шиноби быстрыми тенями скользнули к месту взрыва. Похоже, что кто-то из команды нашел Саске раньше...
  
  
  Первое, что увидели Какаши и Сакура, прибыв, это множество тлеющих кусочков дерева. На некоторых еще плясали язычки огня. Сам Ямато спиной упирался в каменистую поверхность, когда-то бывшую одной из стен коридора. Рядом стоял черноволосый юноша с мечом в руке. Клинок легко проткнул и джонинский жилет и грудь мужчины. Воздух вокруг двух фигур дрожал от сверкающих вспышек молнии и пах озоном. Болезненный кашель Ямато и струйка крови, текущая по его подбородку, заставили Копирующего действовать незамедлительно.
  Фигура Хатаке превратилась в смазанную тень, и, секунду спустя, у шеи Саске вспыхнул сноп искр от столкнувшихся куная и короткого меча. Ямато медленно осел на землю, не в силах пошевелиться от боли и потери крови. Еще несколько заблокированных ударов и бывшие учитель и ученик застыли напротив друг друга, готовые в любой момент начать новую атаку. Никто не произнес ни слова...
  Сакура не вмешивалась в битву, застыв на границе тьмы коридора и света солнца, пробившегося сквозь разрушенный свод большой залы. Девушка яростно спорила сама с собой, ведь она не знала, как ей следует поступить в такой ситуации. Встреча с духом во время песчаной бури несколько дней назад, заставила ее задуматься о своей жизни. И о Саске... Несколько бессонных ночей куноичи перебирала каждую частичку своих воспоминаний и пришла к неутешительному выводу: Учиха Саске был не тем человеком, в которого стоило влюбляться. Эта любовь не принесла Сакуре ничего, кроме боли и разочарования. Сначала девушка винила в неудачах только саму себя, но со временем поняла, что это было весьма ошибочное суждение... Смысла возвращать Саске в родную деревню по личным причинам теперь не было... Как только подобный вывод закрепился в ее разуме, Харуно поняла кое-что другое... Предательство младшего Учиха и его побег из Конохи к Орочимару принес деревне столько проблем, что ни один житель Скрытого Листа не встанет на его сторону. Даже бывшие одноклассники. Теперь было два пути: либо вернуть Саске в Коноху для суда, либо убить его на месте. И в данный момент Сакуре предстояло решить, что важнее: былая привязанность или интересы родной деревни...
  Куноичи колебалась до того момента, пока не увидела то, что заставило ее сердце сделать однозначный выбор...
  
  
  ...Шаринган против Шарингана... Талант против таланта... Опыт против энергии молодости... Учитель против ученика... Тяжелая битва не для тела, а для совести, которая рвет душу изнутри чувством вины. И Какаши допустил фатальную ошибку... Уже занесенный для удара кулак, окутанный искрящимися гранями "чидори", остановился в паре сантиметров от сердца черноволосого юноши. Учитель не смог убить собственного ученика...
  
  
  ...Сакура стремительно сорвалась с места в тот момент, когда на каменный пол брызнула багровая кровь из глубокой раны, оставленной на теле сенсея узким клинком. Она была опасно близко к сердцу... На лице Саске не дрогнул ни один мускул в тот миг, когда его рука покрылась россыпью рубиновых капель. В черных глазах застыло равнодушие.
  - Как ты посмел?! - гнев Сакуры влиял на силу ударов, которыми девушка пыталась достать бывшего напарника. Теперь уже не осталось сомнений - Саске пересек запретную черту, попытавшись убить своего бывшего наставника. Мрачный и высокомерный мальчик превратился в одержимого жаждой мести и силы юношу, способного совершить что угодно на пути к своей цели. Теперь он был готов предать или убить любого...
  Сакуре было страшно. Она до дрожи в коленях боялась проиграть, потому что тогда Ямато и Какаши умрут. Девушка прекрасно осознавала, что у нее мало шансов на победу, но... Упрямство и гордость не позволяли сдаться. Поэтому удар следовал за ударом, пыль от разбитых каменных стен летела во все стороны, а в изумрудных глазах горело пламя решимости. За друзей Сакура была готова убивать и умирать. Как и в битве с Сасори, как и на миссиях, за три последних года. Страдать из-за Саске она будет потом. Проще один раз оплакать его смерть, чем мучить себя каждый день сомнениями.
  - Ненавижу тебя! - как плевок в лицо черноволосого юноши. Тот на эти слова лишь зло усмехнулся. Парень чувствовал, что Харуно начала уставать и теперь наслаждался чувством собственного превосходства. Как и раньше, он был сильнее своих напарников-неудачников! Наконец, ему надоело уворачиваться от ударов Сакуры, и Учиха-младший перешел в нападение...
  ...Шаг за шагом девушка отступала. Пока еще удавалось сдерживать гибельный напор Саске, но это не могло продолжаться долго. У Харуно не было того боевого опыта и выдержки, что была у капитана Ямато, сенсея и... Наруто. Волнение за напарников туманило разум и замедляло реакцию. И, наконец, настал момент, когда лопатки девушки коснулись камня стены. Отступать было больше некуда... Сакура обреченно закрыла глаза, увидев искрящийся молниями клинок, который неумолимо приближался к ее груди. Зачем Саске использовал стихию? Она бы и так проиграла... На губах появилась грустная улыбка...
  - Не так быстро, Учиха Саске...
  Этот голос девушка узнала бы из тысячи. Куноичи тут же распахнула глаза. В нескольких сантиметрах от ее груди клинок Саске напоролся на багровое лезвие катаны, которую с обманчивой легкостью держал Наруто. Его взгляд и улыбка не предвещали ничего хорошего.
  - Сакура, займись ранеными - произнес Узумаки, не глядя на напарницу. Он не отрывал глаз от своего противника. - Ниже падать уже некуда, Учиха? Сенсей, напарница, кто следующий? Ребенок? Ах да, как же я мог забыть о брате?!
  - Заткнись, неудачник! - ледяное равнодушие исчезло из взгляда антрацитово-черных глаз. Губы исказились в презрительной усмешке. - Следующим будешь ты!
  - Да неужели?! - Наруто не мог удержаться от поддразнивания противника. В груди словно свернулась змея неприязни, заставляющая губы произносить одну колкость за другой.
  Что-то яростно прошипев, Саске атаковал. Но каждый его удар мечом проходил впустую. Наруто просто делал небольшой шаг в сторону, уходя с линии атаки, и сверкающее молниями лезвие бессильно скользило по красноватой стали. Узумаки даже не утруждал себя контратакой. На его лице застыло брезгливо-недоуменное выражение.
  - Что ты махаешь мечом, словно палкой?! Впрочем, этот жалкий выкидыш великого клинка Кусанаги большего и не достоин... - Наруто старался задеть Саске как можно больнее. Узумаки жалел лишь о том, что когда-то дал обещание Итачи не убивать его младшего брата. И теперь Наруто методично выводил Саске из себя, заставляя его делать больше ошибок. - Мне надоело играться...
  ...Как только стих звук его голоса, Узумаки исчез... Вокруг Саске мелькала лишь тень, и черноволосый юноша с трудом успевал отражать атаки бритвенно-острой катаны, с каждым разом делая это все медленнее... Искры от столкновения клинков летели во все стороны, просто не успевая гаснуть до появления следующих... Постепенно на теле младшего представителя клана Учиха стали появляться неглубокие порезы, будто нанесенные профессиональным хирургом... Саске почти не обращал на них внимания, ведь кровь из ран почти не текла, да и опасности такие порезы не представляли. Брюнет предпочел не задумываться над причиной, по которой Наруто атаковал именно так... Заподозрил неладное Учиха только тогда, когда его внутренности свело судорогой и появились перебои с чакрой.
  Узумаки сбавил темп и удовлетворенно улыбнулся. Все шло именно так, как он и рассчитывал... Не зря же клинок, что он сейчас держал в руках, назвали "Кровопийцей". Как и все клинки Мечников Тумана, он тоже был весьма необычен. Лезвие "Кровопийцы" было закалено в крови, за счет чего и приобрело столь специфический цвет. Этот клинок при желании владельца мог как поглощать чужую кровь, так и при порезах вводить в организм противника частичку своей. Такая кровь действовала подобно яду, медленно нарушая функции внутренних органов и контроль чакры. И чем больше было подобных ран, тем быстрее действовал яд.
  Саске до сих пор не понял причину своего ухудшившегося самочувствия, но игнорировать свое состояние и дальше не мог...
  - Шаринган! - в покрасневших глазах вспыхнули три запятые. Даже сейчас Учиха недооценивал своего противника, решив использовать наложение иллюзии.
  Наруто совершенно беззвучно развеял гендзюцу и одним плавным движением "Кровопийцы" выбил клинок из рук Саске. В тот же миг багровое лезвие коснулось сонной артерии, видной сквозь фарфорово-бледную кожу шеи.
  - Тебе никогда не превзойти брата... - Наруто решил морально добить противника. - Итачи будет сильнее всегда, что бы ты ни делал... Маленький глупый брат...
  Узумаки прекрасно осознавал, ЧТО он сейчас делает... Учиха-младший и так был психически неуравновешен, а Наруто безжалостно ломал то, что осталось от его личности... Это была жестокость в чистом виде, но блондин уже просто не мог остановиться. Его ярость подогревала обида за Итачи. Наруто не мог осознать, почему Саске даже не попытался выяснить причины, по которым его старший брат вырезал весь свой клан. Либо Учиха-младший был слеп, либо слишком глуп, чтобы посмотреть дальше своего носа. Как человек, боготворивший Итачи на протяжении всей своей жизни, мог так легко сдаться?! Принять на веру то, что говорят окружающие?! Ведь именно Саске, а не все остальные обитатели Конохи жили рядом с его братом. И неужели привязанность к Итачи оказалась для мальчика столь слаба?! Пойти по пути ненависти и отрицания окружающей действительности было проще всего...
  ... Наруто было физически больно за Итачи, ставшего для мальчишки-сироты семьей. Узумаки бы в жизни не поверил в ту ложь, что говорилась в официальной версии произошедшего. А ведь он знал Итачи намного меньше времени, чем тот же Саске... И когда Наруто убедился в правильности своих подозрений, неприязнь к младшему Учиха перешла на качественно иную ступень. И сейчас Узумаки не мог удержаться от мести... Блондин наслаждался болью и ненавистью, вспыхнувшей в кроваво-красных глазах.
  - Пора заканчивать... - спокойно подвел итог шиноби Листа, мгновенным ударом вырубая ослабившего внимание противника. Саске безвольно рухнул на землю.
  - Не торопись праздновать победу... - голос, прозвучавший откуда-то сверху, заставил Наруто отвлечься от разглядывания предателя. Этой заминкой и воспользовался вовремя появившийся Орочимару. Бессознательного брюнета мгновенно поглотила змея, тут же развеявшаяся дымом. - Он мне еще нужен.
  - Орочимару! - сквозь зубы выдохнул Узумаки. У него сейчас не было сил для битвы. Впрочем, и у саннина тоже...
  - До встречи, мой лучший враг... - мужчина не стал терять времени и скрылся с помощью пространственной техники.
  - Чтоб тебя... - блондин зло пнул первый подвернувшийся камень и обернулся к Сакуре. - Как они?..
  
  * * *
  
  Коноха. Ранее...
  Шикамару, тяжело вздохнув, отодвинул от себя стопку бумаг. Отчеты АНБУ за последнюю неделю были просмотрены досконально. Пришло время делать выводы... Нара устало потянулся, от долгого сидения на одном месте затекло все тело, но юноше было не привыкать.
  - "Два года копался в бумагах... Стал Советником - и снова занимаюсь тем же..." - самоирония всегда была отличительной чертой юного гения. - "Но кто бы мог подумать?.."
  Чтобы разложить всю полученную информацию "по полочкам", Шикамару решил немного расслабиться и подумать о чем-нибудь отвлеченном. В частности, о своей жизни, круто изменившейся в одночасье.
  - "Всему виной мои амбиции..." - скрывать что-то от самого себя юноша не привык. - "Лень - это конечно здорово, но... гены матери никуда не денешь... Вот и получилось из меня непонятно что - мозги и склонность к лени от отца и гордость матери. Ками-сама, да я с детства хотел, чтобы ко мне относились как к равному, прислушивались к моим советам и уважали за профессионализм... Получил?!"
  Теперь было уже поздно трепыхаться и идти на попятную. И Нара-младший понимал это как никто другой. Следовало смириться с неизбежным и делать свою работу. Хотя было немного неловко вспоминать свою отвалившуюся челюсть и вытаращенные глаза при виде Наруто. Но кто бы на его месте не удивился?! Чего-чего и мог ожидать Шикамару от бывшего одноклассника, но только не такого!!! Да, подозрения в том, что блондинчик не так-то прост как кажется, у Нара возникли уже давно. Но то, что Узумаки окажется Советником Хокаге и легендарным "Призраком", Шикамару не ожидал даже при всей своей фантазии...
  Тогда, в кабинете Цунаде, Нара с трудом взял себя в руки. Дальше-больше... Поход в секретный архив, Совет Четырех, разборка в Песке - все это позволило составить новое представление о личности Узумаки Наруто. А уж почитав отчеты о работе "Призраков", Шикамару поклялся не удивляться больше никогда...
  Но стоило вернуться к настоящему, проблемы-то никуда не делись. Путем логических размышлений и просмотра данных от наблюдателей из АНБУ, удалось вычислить предателя, сдавшего Совет Четырех Данзо. Но кто бы мог подумать на этого человека?! А теперь и посоветоваться было не с кем... Цунаде отправилась в отдел Ибики Морино, куда уже доставили парочку бойцов Корня. Похоже, придется все делать самому...
  Выйдя из комнаты, Нара кивком показал двум нин-хантерам следовать за собой.
  - Мы идем за предателем - счел нужным сообщить Шикамару, и получил от сопровождения только пару согласных кивков.
  Передвигались по ночной деревне с большой осторожностью. Слух улавливал звуки боя, но вмешиваться было нельзя - Шикамару не имел права упустить предателя... Наконец, перед глазами показался нужный дом. Застыв перед закрытой дверью, Нара знаком показал "Охотникам" повышенную боевую готовность. Через пару секунд он уже вежливо стучал в дом.
  - Сейчас открою... - за дверью послышались торопливые шаги. - Шикамару! Что ты делаешь здесь среди ночи?
  - Здравствуй, Шизуне... Я хотел бы с тобой побеседовать... - на последних словах юноши в дом проскользнули две смутные тени. Нин-хантерам понадобилось всего несколько секунд, чтобы скрутить девушку.
  - Что происходит?! - в темных глазах ученицы Хокаге плескалась паника.
  - Вы обвиняетесь в государственной измене и содействии военному перевороту! - отчеканил Нара-младший, в его глазах было едва сдерживаемое презрение и гнев. - Не говоря уже о хищении свитка с запретными техниками... Если бы расследование поручили не мне, у вас бы все могло получиться...
  Девушка опустила голову, повиснув на руках "Охотников". Через миг она уже яростно впилась взглядом в юношу:
  - Это ты предпочитаешь лизать пятки сумасшедшей старухе! Верный цепной пес, как и демон! Мне жаль Коноху... Надеюсь, что вы попадете в ад, которого заслужили...
  Шикамару на эти слова лишь хмыкнул, получив подтверждение своим выводам. Нин-хантеры же не были столь сдержаны - один из них коротко и жестоко ударил Шизуне в солнечное сплетение, заставив девушку согнуться от боли, от второго удара "Охотника" остановил голос напарника:
  - Она получит свое от Ибики! Я за этим прослежу.
  Нара сделал вид, что ничего не видел и не слышал, предпочтя заняться поисками свитка. У него на это ушло всего полчаса, видимо, его вскоре собрались уносить. Закончив, юноша повернулся к своему сопровождению:
  - Один из вас доставит Шизуне к Ибики, а второй займется свитком. Я не хочу рисковать и ставить под опасность обе цели одновременно. Мне же еще нужно кое-что осмотреть...
  - Но тогда мы не сможем вас охранять - возразил один из "Охотников" в маске ворона.
  - Я укроюсь где-нибудь здесь и дождусь вашего возвращения. Сейчас приоритетом является доставка предателя к Хокаге. Не беспокойтесь, я не буду нарываться на неприятности...
  - Есть!
  Через секунду юноша остался в комнате в гордом одиночестве. Тяжело вздохнув, он скрылся в одной из темных комнат, прислушиваясь к каждому шороху. - Что ж, у меня еще есть работа...
  
  
  Через десять минут Шикамару проклял свое решение. В дом Шизуне пожаловали бойцы Корня. Юноша рыбкой нырнул в распахнутое окно, жестко приземлившись на дорогу, и рванул в спасительную тень переулка. Он надеялся, что оперативники Данзо не успели его засечь. Напрасно... Через минуту Нара почувствовал за собой погоню, навскидку он определил их количество - шестеро на одного. На относительно открытой местности у брюнета не было ни шанса на победу, да и чакры не хватило бы на всех сразу...
  Мгновенно оценив ситуацию, Советник свернул в еще один переулок. В одном из тупиков скрывался вход в подземные катакомбы. Темные коридоры освещались весьма скудно, пламя светильников колебалось под порывами воздуха, создавая на стенах пляску теней. Где-то неподалеку раздавался стук капель воды о камни. Но Шикамару не стал заострять на этом внимание, он даже не смел надеяться, что погоня его потеряла. В узких переходах у него был хоть какой-то шанс оторваться от преследователей.
  От быстрого бега и бесконечных поворотов сбивалось дыхание и пульс стучал в висках. Нара кожей чувствовал опасность. На грани слуха юноша уловил эхо от шагов бойцов Корня. Остановиться и принять бой прямо сейчас было бы особо изощренным способом самоубийства...
  Шикамару на ходу укусил пальцы на руках и, замедлившись, мазнул выступившей кровью по шероховатой поверхности стены. Сзади послышались крики боли и сдавленные ругательства. Юноша похвалил себя за предусмотрительность и продолжил путь. Не зря он дотошно заучивал планы подземных коммуникаций и тоннелей. Как Советник он имел возможность активировать множество раскиданных по катакомбам ловушек. В одну из них и попалось двое из шести преследователей, судя по крикам. Облегчения Шикамару не испытывал, ведь и четверо оставшихся являлись серьезной угрозой. Вряд ли они согласятся добровольно отпустить сына одного из членов Совета Четырех...
  ... Какое-то неясное предчувствие заставило брюнета остановиться и принять бой. Благо, что теней здесь было в избытке. В тот момент, когда противники показались из-за поворота, окружающая тьма шевельнулась и парализовала их.
  - "Всего двое?" - удивился Нара. - "А где остальные?"
  Видимо, оперативники решили разделиться и обойти цель с разных сторон. Припомнив план ближайших коридоров, юноша постановил, что пара минут в запасе у него еще есть. Шикамару выпрямился и завел правую руку за спину, коснувшись рукавом затылка и сжал ладонь. Это действие могло бы показаться странным, если бы противники не сделали то же самое. Один из бойцов Корня впустую захватил воздух, но в руках другого оказалась рукоять катаны. Вскоре, в тусклых отблесках пламени сверкнуло льдисто-стальное лезвие. Повинуясь жестам Шикамару, враг резко взмахнул клинком, одним движением лишив напарника головы. Все попытки побороть хватку теней шли прахом, у младшего представителя клана Нара оставалось еще достаточно чакры, чтобы удерживать контроль. Следующим движением юноша заставил противника приставить окровавленное лезвие к своему горлу. Одно резкое движение, и еще одно тело падает на холодные камни подземелий.
  Шикамару пару раз судорожно вдохнул. Это были не первые убитые им люди, но с таким хладнокровием юноша делал это впервые. Впрочем, сейчас было не время предаваться размышлениям - еще двое бойцов Корня были живы и настроены весьма недружелюбно.
  Нара успел пройти мимо еще одного поворота прежде, чем интуиция недвусмысленно подала сигнал об опасности. В руках мгновенно появились кунаи, пальцы побелели на рукоятках, а ладони чувствовали каждую ниточку тканевой оплетки. Пара глубоких вдохов и сознание становится кристально ясным, уши улавливают даже малейший шорох шагов. Оперативники Данзо отлично тренированы и им не занимать опыта подобных операций. Но Шикамару не мог позволить себе проиграть. Только не сегодня... Медитация помогла сосредоточиться и взвинтить боевые инстинкты до предела. Шиноби - это элитные убийцы, и забывать об этом нельзя ни на миг, иначе - смерть. Убей или умри - это закон природы. Однажды ступив на этот путь, повернуть назад уже не сможешь. Шикамару понимал это как никто другой, но случай почувствовать подобное на собственной шкуре ему выпал всего третий раз в жизни. И воспоминания о первых двух до сих пор отдавали горечью на губах и появлялись в ночных кошмарах.
  Время вышло... В тусклом свете факелов три тени начали смертельный танец. От каменных стен отражалось эхо от столкновения клинков. Отбивать атаки катан парой кунаев было неимоверно сложно, но юноша запретил себе испытывать страх или сомнения. Легкое движение вправо и шестьдесят сантиметров острейшего металла со свистом скользят мимо левого уха. Обратным движением подчиненный Данзо старается перерезать противнику горло, но гибкая фигура юноши снова меняет положение. Шикамару не делал резких шагов - в замкнутом пространстве узкого коридора использование подобного стиля привело бы к неминуемой смерти. Поэтому Советник уклонялся от атак плавными, текучими движениями, пропуская клинки врагов в опасной близости от тела. Малейшая ошибка - и конец неизбежен... Выбрать момент для атаки удавалось интуитивно, и с каждым ударом пальцы все больше покрывались чужой кровью. Шикамару старался не думать о собственных ранах, ведь боль могла отвлечь. Юноша сражался яростно и жестоко, походя на дикого зверя. Резкий выпад и противник падает на землю, а из перебитой артерии фонтаном хлещет горячая кровь. Второй боец замер всего на миг, но этого хватило, чтобы кунай оказался в его сердце по самую рукоять.
  Нара позволил себе выдохнуть, чувствуя, как боевой транс отступает, оставляя после себя ломоту во всем теле. Шикамару устало повернулся и отправился прочь от места жестокой расправы - у него оставалась еще куча дел.
  Через несколько минут юноша достиг выхода из катакомб. Снаружи слабо чувствовалась чакра отца, и брюнет безбоязненно покинул тьму подземелий. Рядом с главой клана Нара с ноги на ногу переминались Ширануи Генма и Яманако Ино. Что здесь делала напарница, юноше было совершенно непонятно. Шикаку пристально осмотрел сына, и в глубине его глаз появилось непонятное выражение. Нара-старший только сейчас до конца осознал, насколько изменился его ребенок. Брызги чужой крови на лице и сталь в глубине карих глаз говорили лучше любых слов. Перед ним стоял закаленный в боях воин.
  - Генма, отведи Ино в безопасное место - глава клана прервал затянувшееся молчание. - А у нас, сын, еще много работы...
  Джонин и светловолосая девушка скрылись за углом, из-за которого через минуту вышли представители клана Хьюга.
  - Что-то случилось... - Шикаку насторожился, увидев Хиаши. В глазах надменного аристократа бушевал шторм эмоций, грозя похоронить под собой любого, кто неосторожно приблизится.
  - Хината... - сквозь зубы выдавил из себя Хьюга и отец с сыном поняли все мгновенно.
  - Ты его достанешь! - пообещал Нара-старший, сделав шаг вперед и крепко сжав плечо Хиаши. - Нужно найти Хокаге...
  
  * * *
  
  Команда Какаши. Настоящее время...
  Хатаке медленно выплывал из вязкого забытья, внутри что-то болезненно пульсировало и это была не физическая боль. Память возвращалась рывками: темные коридоры, яркий свет, "чидори" и равнодушные глаза напротив. Какаши прикусил губу, чтобы удержать стон.
  - "Я все же поплатился за свою ошибку... Гребаный сенсей! Бездарность! Как я мог настолько просчитаться?! Самонадеянный гений, чтоб меня! Да за всю карьеру шиноби я ни разу не колебался! А тут... Лучше б этот сопляк сдох вместе со своим кланом, проблем было бы меньше! Черт бы тебя побрал, Итачи! Вечно выкидываешь какие-нибудь сюрпризы... Пусть Хокаге удавится - больше ни одну команду генинов не возьму! От предыдущих огреб проблем по самый Шаринган! Учиха... Встречу - убью!"
  Ярость схлынула, оставив неприятный осадок. Только теперь Копирующий ниндзя почувствовал тепло в груди и чужую чакру. С трудом приоткрыв глаз, мужчина постарался оглядеться.
  - С возвращением, сенсей... - мягкое приветствие Сакуры.
  Значит, это тепло было медчакрой... Хатаке пригляделся к девушке повнимательней: бледное, осунувшееся лицо, темные круги под глазами и взгляд... он был полон невыразимой печали и усталости... Что же мы с тобой сделали, девочка... Рука, будто налитая свинцом, с трудом оторвалась от земли, пальцы коснулись щеки в немом извинении. Сакура вздрогнула и склонила голову - она все поняла без слов...
  Харуно помогла сенсею приподняться, и Какаши ощутил под лопатками гладкую поверхность камня. Солнечный свет заливал поляну, прорываясь сквозь густые ветви деревьев. Неподалеку лежал Ямато с перетянутой бинтами грудью, его джонинский жилет был залит кровью. Наруто сидел, опираясь о ствол дерева и крутил на пальце кунай: три оборота в одну сторону и три - в другую. Юноша услышал слова напарницы и повернул голову в их сторону. Хатаке в тот же миг ощутил на себе неожиданно тяжелый взгляд. Какие эмоции за ним скрывались, было не разобрать. Какаши не дрогнул и не отвел глаз, Наруто отвернулся первым. И только сейчас, ударом под дых, до Копирующего дошло... Все эти изменения, ранее воспринимаемые немного поверхностно, были не просто так. У этого молодого шиноби было не меньше битв и потерь, чем у самого Какаши! Абы от чего взгляд не приобретает стальной блеск и глубину, полную глухой тоски... С этого самого момента легендарный Джонин не сможет относиться к своему бывшему ученику как раньше. Сердце не позволит.
  - Что там произошло? - хрипло выдохнул Какаши, тишина его угнетала.
  - Капитан Ямато был тяжело ранен, потом вы последовали за ним - Наруто говорил совершенно безэмоционально, даже не повернув головы. - Сакуре пришлось вмешаться и Саске ее чуть не убил...
  Копирующий дернулся, кинув пристальный взгляд на девушку. Та никак не отреагировала, методично собирая лекарства в сумку.
  - Я успел вовремя - продолжил Узумаки. - Мне почти удалось его убить, но Орочимару спас его... Видимо, не хотел так бездарно потерять свою лучшую подопытную крысу... Вам с Ямато было необходимо оказать медицинскую помощь и нам с Сакурой пришлось покинуть базу.
  Какаши кивнул и устало закрыл глаза, слабость накатывала волнами, неся с собой сонливость. Голос Наруто звучал, словно сквозь вату и вскоре Хатаке погрузился в сон...
  
  
  ... Через двое суток команда уже направлялась к одному из торговых городов. Сакура поставила старших коллег на ноги за рекордно короткое время, но им еще нельзя было сражаться или передвигаться слишком быстро, что не поднимало настроения. Не было произнесено всего чуть больше десятка слов за все время, потому что говорить о поражении или изгнании из Конохи всем хотелось в последнюю очередь. Остановиться в одном из крупнейших городов на континенте предложил Наруто, и никто не стал с ним спорить. Сквозь ветви деревьев пробивались лучи солнца, лес дышал спокойствием...
  
  
  ... Сакура чуть не сбила с ног резко остановившегося Узумаки, рядом спустились с ветвей и Какаши с Ямато, недоуменно переглянувшись. Лицо Наруто сейчас больнее всего напоминало застывшую маску, губы были плотно сжаты до белизны, а в синих глазах бушевали эмоции невероятной силы. Юноша не обратил внимания на свою команду, его взгляд был прикован к противоположной стороне лесной прогалины. Там, расслабленно опираясь на ствол дерева, стоял высокий темноволосый мужчина.
  ... На красных волосах кровь была почти не видна, но изумрудно-зеленая трава проста залита ею... Под ладонями сердце бьется все реже, а потрескавшиеся губы шепчут всего два слова:
  - Останься в живых...
  Отголоски испытанной когда-то боли сейчас снова рвут сердце на части, по подбородку течет кровь из прокушенной губы... Наруто прикрыл глаза, пытаясь взять себя в руки, но это не дало никакого эффекта. Узумаки чувствовал, как его самоконтроль осыпается стеклянными осколками, а каждая острая грань оставляет новый шрам на душе...
  Через силу Наруто шагнул вперед, и команда даже не попыталась остановить его. Мужчина тоже покинул тень, и лучи солнца отразились в золотых глазах. В каждом его движении ощущалась сила и грация хищника.
  - Тодо Хейске... Второй Мечник деревни Скрытого Тумана... "Волк"... - с губ Наруто сорвались начальные слова древнего ритуала, но голос его показался шиноби Конохи совершенно чужим. - Право мести...
  - Ученик Третьего Мечника деревни Скрытого Тумана... - в тон отозвался враг. - Право долга...
  Договор заключен. Ни один невиновный не пострадает в этой битве. Древний кодекс Мечников священен. Наруто имел право отомстить за смерть учителя и лучшего друга, а Тодо Хейске обязывал долг уничтожить ученика одного из предателей, ведь для Тумана Аи Сецуна был самым настоящим предателем.
  Какаши крепко сжал плечо Сакуры, приказывая не вмешиваться. Он слышал о Кодексе... Вопросы можно было задать и потом, если Наруто выживет. О Втором Мечнике ходило множество разнообразных слухов, но все они сходились в одном: этот человек был чрезвычайно опасен.
  Противники сорвались с места одновременно и через долю мгновения вороненая и багровая сталь сплелись в смертельном танце. Когда клинки успели появиться в руках, никто из команды Какаши не заметил. Тодо Хейске виртуозно владел любым видом холодного оружия, а уж этот меч был воистину легендой. "Дитя Мрака" - так его назвал слепой кузнец двадцать лет назад. "Кровопийца", некогда принадлежавший Третьему Мечнику Сецуна Ае и перешедший по наследству Наруто, был создан тем же мастером. И если багровый клинок имел влияние на кровь, то "Дитя Мрака" уничтожало чакру. Любое прикосновение темной стали к человеку заставляло каналы чакры непроизвольно выбрасывать энергию наружу в хаотичном порядке. Это сильно влияло на контроль чакры и даже самый опытный шиноби не мог противопоставить подобной способности ничего. Также нельзя было забывать о полутораметровой длине меча и его острейшей заточке.
  Узумаки было неимоверно сложно драться с этим человеком. Хейске был сильнее, старше и намного опытнее. Аи многому научил Наруто, но ведь и он проиграл своему бывшему коллеге. Юноша прекрасно осознавал свои шансы, но не мог себе позволить отступить. В ушах до сих пор звучали последние слова умирающего "Призрака":
  ...- Останься в живых...
  Волна холодной ярости смыла все хладнокровие, пальцы до боли сжимали рукоять клинка, внутри все дрожало от неистового желания убить врага. Наруто раз за разом пропускал удары, парируя только особенно опасные. Узумаки не мог себе позволить проиграть...
  ...Останься. В. Живых...
  Тодо Хейске не впервые участвовал в подобном поединке. Использовать техники было запрещено Кодексом. Сейчас все решит честная сталь, талант и воля к победе... Второй Мечник как никто понимал мотивы врага, ведь Сецуна Аи был и его другом тоже. Для Хейске долг оказался превыше дружбы, но как же хотелось, чтобы все закончилось не так! Убивать своих друзей - самая страшная обязанность шиноби. Воин не имеет права идти против закона и приказа главы деревни...
  ... Клинки сталкивались со звоном, высекая искры. Казалось, что даже воздух замер от ожидания развязки этой драмы. Древнейший танец со смертью, каждое поколение обретающий новые па. Два человека, два легендарных меча, две правды - кто победит?.. У одного за спиной четкий приказ: "Убить предателя и его ученика". У второго слова лучшего друга:
  ... ОСТАНЬСЯ В ЖИВЫХ!!! ...
  Пронзительный свист заставил клинки разомкнуться и две тени замерли словно статуи.
  - Меня вызывают - задумчиво сказал Мечник, волчьи глаза скрылись в тени ресниц. - Закончим в следующий раз...
  - Не смей уходить! - звенящая ненависть в голосе Узумаки пробирала до костей.
  - Извини... - как и несколько месяцев назад Тодо Хейске превратился в россыпь капель, исчезнувших мгновение спустя. Блондин инстинктивно сделал шаг вперед, но тут же застыл на месте. Через секунду багровый клинок выпал из ладони, а сам Наруто опустился на колени, с бессильной яростью сжав зубы.
  - Ненавижу! - выдохнул он в пустоту. - Ненавижу...
  Какаши покинул тень деревьев и медленно подошел к ученику, узкая ладонь легла на плечо, а темно-серый глаз поймал взгляд пронзительно-синих. Наруто мог оттолкнуть сенсея, но не стал этого делать - Хатаке действительно мог понять его.
  - Иногда я жалею, что шиноби все же люди... - тихо сказал Наруто, не сводя застывшего взгляда с того места, где исчез враг.
  - Да, я тоже... - от понимания в голосе Копирующего хотелось завыть, как раненый зверь. - Идем отсюда, и можешь ничего нам не рассказывать.
  Узумаки протянул руку за упавшим клинком и вскоре тот исчез в одном из свитков. Сакура порывалась что-то сказать, но взгляд сенсея заставил проглотить все вопросы. Последние дни выдались неимоверно тяжелыми и отдых команде Какаши требовался как воздух. Четыре человека продолжили путь к городу, погрузившись в размышления о произошедшем.
  
  * * *
  
  Коноха. Ранее...
  На крыше резиденции Хокаге собралось немало шиноби. По периметру статуями застыли представители клана Хьюга, они искали штаб АНБУ Корня и самого Данзо. Каждого из Хьюга охранял боец АНБУ Хокаге. Около Цунаде в напряженном ожидании стояли члены Совета Четырех, а Шикамару о чем-то тихо переговаривался с командиром "Охотников".
  - Есть! - один из подчиненных Хиаши заставил всех обратить на себя внимание. - На западе от главных ворот область, защищенная барьером и около нее три десятка АНБУ.
  - Это не наши - холодно отозвался глава личной гвардии Хокаге.
  - Корень - мрачно переглянулись остальные.
  - Где Данзо? - Цунаде не хотела упустить своего главного врага.
  - На территории Конохи не обнаружен - ответил еще один Хьюга. - Скорее всего, он за барьером.
  - Итак, господа! - повысила голос Сенджу. - Мы не имеем права проиграть! Переворот должен быть подавлен, а его зачинщики казнены! Разрешаю вам не брать пленных. Первый и третий отряд АНБУ оцепят территорию. Второй и четвертый займутся зачисткой второстепенных помещений на базе. Пятый отряд под командой Хиаши Хьюга, а также его бойцы займутся лично Данзо. Яманако, вы идете с первым отрядом. Нара и Акимичи со вторым. Шикамару и двое "Охотников" останутся со мной. Еще двое нин-хантеров будут курьерами для координации боевых действий. Оставшиеся идут в сопровождении глав Совета. Всем все ясно?! Приступать!
  - Есть! - слаженный хор голосов и крыша опустела.
  
  * * *
  
  Хиаши Хьюга никогда не считал себя идеальным отцом, он вообще плохо представлял себе воспитание девочек. Если бы у него родился мальчик, проблем было бы намного меньше. Необходимость соблюдать традиции и излишняя требовательность к окружающим создали Хиаши репутацию жесткого и высокомерного человека. Он всерьез считал, что Хината не сможет возглавить клан, но это не говорило о том, что Хьюга-старший не любит дочь. Возможно, стоило почаще показывать девочке свою привязанность, но теперь... Вид Хинаты, истекающей кровью, чуть не заставил сердце главы клана остановиться. Родители не должны хоронить своих детей. Боль от потери никогда не исчезнет, и Хиаши намеревался заставить Данзо ответить за это сполна. Просто смерти старика для убитого горем отца будет недостаточно...
  - Хиаши-сама, мы уже рядом - тихий шепот одного их "Охотников".
  - Я знаю, Неджи... - мужчина покосился на племянника. Маска скрывала лицо юноши, но догадаться о его чувствах было несложно - он готов был разорвать Данзо на кусочки.
  ...Битва началась стремительно: звенящая тишина, и через миг - хаос. Пятый отряд АНБУ и полтора десятка представителей клана Хьюга не стали задерживаться, предоставив сражаться с охраной другим отрядам.
  Подземелья, в которых располагалась база Корня, напоминали сущий лабиринт. После пересечения барьера бьякуган смог увидеть то, что за ним скрывалось. Отряды, направленные на зачистку, растворились в боковых ответвлениях главного коридора, с ними Хиаши отправил и несколько Хьюга. Наверняка, вся база была нашпигована различными ловушками, поэтому следовало соблюдать предельную осторожность.
  - Данзо двумя уровнями ниже и там полно охраны... - мрачно заметил Неджи, он сам вызвался идти вместе с дядей.
  - Всем приготовиться! Вряд ли нас пропустят без боя! - приказал Хиаши своему отряду. И не зря...
  Через несколько минут хаос битвы поглотил всю группу. Бойцы Корня не жалели собственных жизней для защиты своего предводителя. Сегодня боги войны будут довольны: немало душ попадет в их чертоги, а кровь вдоволь окропит алтари Битвы. Жизнь шиноби - вечное сражение, в конце которого лишь два пути: жизнь или смерть. Для воина большая честь погибнуть в битве, защищая свой дом или друзей. Эта простая истина известна многим, но не все готовы ступить на этот скользкий и опасный путь.
  Кровь кипит в жилах, а разум растворился в тумане смутных видений. Будущее не определено, и сейчас у противоборствующих сторон равные шансы на победу. В чью пользу склонятся весы Судьбы: фанатично преданных Данзо бойцов Корня или воинов, пошедших за своей Хокаге, чтобы защитить будущее своих детей?! В эту ночь верен только один девиз: "Все или ничего!"
  
  Густая кровь брызгами осела на лице и губах, Хиаши поморщился, ощущая приторно-сладкий вкус. Он не считал убитых врагов, ведь его целью был только Данзо. На пешек не стоит обращать лишнего внимания - слишком много чести... Отточенные за десятилетия движения несли смерть каждому, кто встанет на пути главы клана Хьюга. Стиль "мягкой руки" не подвел - ни один противник уже не поднимется с каменных плит. Смутное движение за спиной и у левого плеча застыла фигура нин-хантера. Неджи не позволял себе отставать от дяди и его удары были не менее смертоносны. Сегодня они пойдут по головам, ведь мольба об отмщении распирает грудь и заставляет болезненно сжиматься сердце. Позор с чести семьи можно смыть только кровью врага...
  
  
  Массивные двери преградили путь к комнате, где ощущалась чакра главы Корня. Добраться сюда было неимоверно трудно, и спутники Хиаши получили тяжелые травмы. К последнему рубежу осталось двое: сам глава Хьюга и Неджи.
  Охраны снаружи не было, но внутри комнаты находились еще два человека, кроме Данзо. Вряд ли его будут охранять слабаки...
  - Займитесь Данзо, я возьму остальных на себя... - тихий шепот Неджи был почти не слышен, но его дядя стоял слишком близко, чтобы пропустить эти слова.
  - Будь осторожен! - последнее напутствие и дверь разлетается в щепки от удара мужчины. Бьякуган тут же спасает от атаки одного из телохранителей, Хиаши проскальзывает между бойцами Корня и оказывается лицом к лицу с тем, кого недавно поклялся убить с особой жестокостью. Сзади слышен лязг металла: Неджи не теряет времени даром...
  - Это измена, Хиаши-сама? - Данзо не потерял самообладания.
  - Отправляйся в Ад!!! - жестко ответил Хьюга и нанес по фигуре старика удар впечатляющей силы. Стиль "мягкой руки" был смертоносен и многие враги клана узнали это на собственной шкуре.
  Несмотря на почтенный возраст, Данзо сумел уклониться от атаки. Хьюга не собирался оставлять противнику время для контратаки, нанося удар за ударом. Уклонившись, глава Корня оказался вне зоны досягаемости Хиаши.
  - Похоже, мне придется использовать против вас ЭТО... - задумчиво прошептал старик, разматывая бинты на правой руке. Из-под ткани показались пальцы с длинными черными когтями, а кожа напоминала темно-красную чешую. Рука выглядела совершенно нечеловечески. Когти подцепили повязку на глазу, и та мгновенно оказалась разрезанной на кусочки. Веко неторопливо поднялось, и из-под ресниц сверкнул... Шаринган! Левой рукой Данзо поудобнее перехватил трость и та преобразовалась в узкий клинок.
  Использовать масштабные техники в замкнутом помещении было чрезвычайно опасно, поэтому исход битвы мог стать каким угодно...
  - Приступим! - Данзо сделал шаг в сторону Хиаши и тот с трудом заблокировал удар, сила главы Корня невольно внушала уважение. Похоже, убить его будет гораздо сложнее, чем рассчитывал Хьюга...
  
  Неджи не следил за боем дяди, предпочтя полностью сосредоточится на своих противниках. Эти двое работали вместе чрезвычайно слаженно, было ощущение, что они находятся в постоянном ментальном контакте. Неджи не был мастером боя на мечах, но его навыки позволяли ему сражаться на равных с половиной нин-хантеров. Но эти двое...
  Боец Корня в маске "Сокола" начал быструю, но осторожную атаку. Вокруг юноши взметнулся вихрь стальных ударов, которые, казалось, сыпались со всех сторон. Племяннику Хиаши пришлось уйти в глухую защиту, а потом уходить из-под удара в немыслимом кульбите. Телохранитель Данзо взвинтил темп и атаковал на пределе. Неджи пришлось сделать то же самое, чтобы избежать его атак. Скорости были почти равны. Юноше удавалось избегать ударов только благодаря ловкости и гибкости. "Сокол" ни разу не подставился под удар. Нет, он допускал небольшие ошибки, которые давали Неджи возможность перейти в контратаку, но это не приносило существенной пользы. Со стороны этот поединок представлял довольно странное зрелище: то один, то другой противник исчезали из вида, а потом появлялись в другом месте. Удары были совершенно не заметны. Этот бой напоминал какой-то необычный танец.
  Но не стоило забывать и о втором противнике - он не был столь искусен в мечном бою как "Сокол", но тоже представлял немалую опасность. Этот боец носил маску "Медведя" и был немного медленнее своего напарника. Неджи сдерживал его с помощью стиля клана Хьюга: юноша просто выпускал чакру через тенкецу на своем теле, создавая нечто, похожее на щит из чакры. Сейчас следовало больше внимания уделять "Соколу" - он был более опасен.
  Клинки сталкивались раз за разом, металл вибрировал от ударов, отдаваясь болью в ладонях. Следовало менять тактику, если Неджи собирался остаться в живых... Боец Корня особо удачной атакой разрубил маску, до сих пор закрывающую лицо представителя клана Хьюга. Фарфоровые осколки разлетелись в стороны с негромким хрустом, юноша с трудом избежал смерти, уклонившись в последний момент. Пальцы засветились голубоватой чакрой и, найдя брешь в защите противника, ударом выбили клинок из его руки. Но Неджи и сам лишился своего меча, другим ударом лишив оружия и "Медведя". Теперь исход битвы решит тайдзюцу... Ну а в боевых искусствах мало кто сможет превзойти Хьюга...
  Юноша понимал, что внезапностью атаки, лишившей врага оружия, он добился колоссального преимущества и не желал его упускать. Подставив под падающий меч ногу, защищенную металлом и, поймав его носком, "Охотник" отправил клинок подальше от поля боя. "Сокол" стал осторожнее и старался не блокировать удары, а уворачиваться от них. Но, уйдя в глухую оборону, он проиграл. Удары Неджи были стремительны и непредсказуемы, ладони плели вокруг бойца Данзо узор атаки, а тот ничего не мог поделать. Удары сыпались со всех сторон, казалось не осталось точки, куда они не могли достать. При этом бьякуган позволял атаковать из-за спины, сверху, снизу, с боков, наискось - из любой позиции. Член Корня отбивался, но он тоже понимал, что проигрывает. Тогда он решился на атаку. Улучив момент, "Сокол" увернулся от удара и перешел в наступление. Неджи несколько мгновений отражал удары, а потом рванулся навстречу врагу. Он понимал, что нельзя и дальше затягивать бой, поэтому, не теряя времени, совершил кувырок вперед, мгновенно оказавшись за спиной противника. Один мощный удар в основание затылка, хруст костей, и враг падает на пол без малейших признаков жизни. Теперь нужно было заняться "Медведем"...
  Сосредоточившись на новом противнике, Неджи все же позволил себе слегка оглядеться. Это чуть не стоило ему жизни... От увиденного юноша впал в ступор и его противник не замедлил этим воспользоваться. Машинально отражая удары, Хьюга пытался осмыслить то, что успели ухватить его глаза...
  ... То, что Данзо владел одним из додзюцу, было большим сюрпризом для Хиаши. Благо, что бьякуган не поддавался гендзюцу. Но все же, шаринган давал главе Корня немалые преимущества: например, он мог читать атаки противника. Но не это поразило молодого Хьюга, а рука Данзо... С ее помощью старик мог встречать удары "мягкой руки" напрямую, не беспокоясь о поражении тенкецу. Также, с черных когтей периодически срывались красные молнии, прожигающие камень. Данзо был очень силен и быстр, и Хиаши приходилось нелегко. Длинные волосы растрепались, по виску текла кровь, а лицо было покрыто многочисленными царапинами.
  Особо сильным ударом глава Корня впечатал Хьюга в стену, отправив вдогонку пучок молний. Хиаши закашлялся, пытаясь снова обрести равновесие, удар такой силы заставил его потерять ориентацию в пространстве. Данзо не собирался упускать свой шанс на победу, он сделал шаг вперед и занес свой узкий клинок для смертельного выпада... Неджи почувствовал, как его кровь застыла в жилах, сердце пропустило удар...
  Секунду спустя противник юноши был мертв, хотя это потребовало пропустить несколько ударов. Юноша ощущал, что его рука и несколько ребер сломаны, но он не обратил внимания на острую боль, все его мысли были впереди - около дяди...
  Когда-то Неджи желал ему смерти, обвиняя Хиаши в гибели его брата-близнеца Хизаши, приходившемся отцом нин-хантеру. Но приоткрывшаяся завеса тайны над этим случаем, позволила Неджи узнать правду. Сейчас он не испытывал ненависти к дяде, а Хинату и Ханаби стал считать своими сестрами всерьез. Гибель Хинаты больно ударила по младшему Хьюга, и теперь он не мог позволить умереть еще одному дорогому для него человеку.
  Мысли промелькнули на краю сознания, а тело уже находилось на линии атаки меча, мгновением спустя клинок вонзился Неджи в живот. Болезненный вздох юноши встряхнул Хиаши и глаза мужчины потрясенно распахнулись. "Охотник" намертво вцепился в руку Данзо, не позволяя ему сделать и шага. Глава клана Хьюга воспользовался предоставленным шансом, с наслаждением нанося смертельный удар. Мужчина вложил в атаку столько чакры, что голова старика слетела с плеч. Падая, уже мертвое тело потащило за собой и клинок, крепко сжатый в ладони. Фонтан крови окропил каменный пол, Неджи секунду стоял неподвижно, прежде чем начать падать. Хиаши не позволил ему коснуться земли, подхватив племянника в последний момент.
  Рана юноши была очень серьезна, по подбородку текла кровь, а каждый вдох сопровождался хрипом. Потеря крови была ужасающей, жилет АНБУ не защитил хозяина от прямого удара. Хиаши судорожно оторвал рукав от своей одежды, зажав им рану, из которой толчками выплескивалась кровь. Неджи нужно было немедленно доставить в госпиталь. Хьюга бережно подхватил племянника на руки и направился к выходу с базы. Его побелевшие губы шептали, словно молясь:
  - Не умирай... Я не могу потерять еще и тебя...
  
  
  ...Вдох - выдох...
  ...Вдох - выдох...
  ... Красные капли тяжело падают вниз, разбиваясь при столкновении с землей на множество частичек. Запах крови сводит с ума, все тело онемело, пульсирующая боль жаром течет по венам. Бешеный пульс не дает вздохнуть, искусанные губы приоткрыты, но из них вырывается лишь болезненный хрип, больше похожий на стон. Глаза закрыты, но под веками то и дело вспыхивают черные молнии боли.
  Единственное, что не позволяет Неджи сойти с ума - это тепло чужого тела, к которому его судорожно прижимают сильные руки. Тихий ласковый шепот держит сознание на краю тьмы. Юноша не разбирал слов, но интонации голоса были до боли знакомы... Кто бы это ни был, но он позволял измученному телу цепляться за жизнь изо всех сил. Тихий, мягкий голос ласкал слух, обволакивая разум. Тепло распространялось по телу, подавляя болезненные спазмы...
  - "Надо будет поблагодарить этого человека, если выживу..." - это была единственная связная мысль Неджи в данный момент...
  
  ... На улице начался дождь, смывающий гарь с камней и стен. Из окон госпиталя вырывался свет - сегодня у медиков было много работы...
  Дверь резко распахнулась, и в светлое помещение ворвался глава клана Хьюга с окровавленным телом на руках. Он и сам выглядел раненным, но не обращал на этот факт никакого внимания.
  - Где Хокаге-сама?!
  - Я здесь! - Цунаде появилась из-за поворота и, мгновенно оценив ситуацию, начала отдавать распоряжения: - Носилки сюда, быстро! Подготовить операционную!
  Медики тут же засуетились, Неджи осторожно поместили на носилки и со всей возможной скоростью понесли в сторону реанимации. Сенджу скрылась за дверью, предварительно окатив Хиаши внимательным взглядом. Через минуту из операционной вышел один из медиков и принялся лечить мужчину. Тот даже не посмотрел в сторону работника госпиталя, его взгляд упирался в закрытую дверь.
  За три часа, в течение которых длилась операция, Хиаши даже не пошевелился. Когда уставшая Цунаде вышла в коридор, мужчина вздрогнул.
  - Жить будет! - ответила Хокаге на вопросительный взгляд.
  - Данзо мертв... - с трудом выдавил из себя пару слов Хьюга.
  - Отправляйся домой... - посоветовала Сенджу. - Подробности опишешь в отчете. Жду тебя на доклад вечером.
  Хиаши коротко поклонился и направился в поместье. Над горизонтом вставало солнце, символизируя начало нового дня. Небо окрасилось в багровые цвета, напоминающие кровь. Этой ночью погибли многие, и создавалось впечатление, что природа оплакивала их...
  У ворот поместья мужчина встретил представителя побочной ветви и поинтересовался у него о том, куда унесли тело Хинаты. Хиаши шел по дому, стараясь не прислушиваться к разговорам окружающих. Краем глаза он заметил свою младшую дочь - она была бледна, а под глазами появились темные круги.
  В светлой комнате царила абсолютная тишина - члены клана предпочли не входить сюда. Девушка была переодета в чистую одежду и, казалось, что она просто глубоко заснула...
  Хиаши сделал несколько шагов, прежде чем упасть на колено. Пальцы коснулись холодной щеки Хинаты и убрали прядь иссиня-черных волос. Хьюга судорожно вдохнул и вцепился в кимоно дочери, волосы скрыли выражение его лица, лишь плечи судорожно вздрагивали. Горе отца было безмерным... Никто никогда не видел слез на лице Хиаши, даже брата он оплакивал в одиночестве. Глава Хьюга не имел права показывать свою слабость никому...
  
  * * *
  
  Команда Какаши. Настоящее время...
  Денсецу был самым крупным торговым городом на юге континента, через него каждые два дня проходили караваны, а улицы были переполнены людьми. Затеряться в таком месте было проще простого.
  - Почему мы должны выглядеть именно так? - проворчала Сакура, разглядывая рукава своего нежно-розового кимоно с вышитыми на мягкой ткани веточками белых цветов. Розовые волосы были собраны в изящную прическу.
  - Что тебе не нравится? - Наруто поудобнее устроился на подушке. Пришлось купить повозку, чтобы поддержать легенду. Узумаки стряхнул невидимую пылинку с плеча, пальцы с удовольствием скользнули по насыщенно-синему кимоно. На рукавах блеснула золотая нить, которой были вышиты оригинальные узоры. Светлые волосы ухоженной волной разметались по спине и плечам. Наруто выглядел как настоящий аристократ. Какаши пришлось снять свою маску и покрасить волосы в черный цвет, чтобы его не опознали сразу же, глаз прикрывала темная повязка. Он и Ямато играли наемников, нанятых для охраны богатеньких деток, отправленных в путешествие. - Мы с тобой сводные брат и сестра, поэтому не забывай обращаться ко мне соответствующим образом. Мы не знаем, что сейчас происходит в Конохе, но то, что нас объявили предателями известно многим. Не хотелось бы ввязываться в бой со своими же...
  - И как долго мы будем в городе? - в этот момент повозка как раз пересекла городскую черту и направилась к гостинице. Сакура осторожно выглянула наружу, слегка отодвинув ткать, закрывающую обзор.
  - Сколько потребуется, столько и будем - буркнул блондин. - Я постараюсь побольше узнать о Конохе.
  Заселение в гостиницу прошло без проблем. До вечера путешественники отдыхали, а Наруто успел послать кому-то короткую записку. Как только на город опустилась тьма, и загорелись фонари на улице, Узумаки куда-то засобирался. Какаши ушел за пару часов до него. Сакуре и Ямато блондин сообщил, что направляется на встречу со своим информатором и вернется к утру. Придирчиво осмотрев себя в зеркале, Наруто разгладил складки на черно-красном кимоно, пришедшему на смену дорожному. Вскоре дверь за ним захлопнулась, погружая комнату в задумчивую тишину...
  
  ... Какаши очень неуютно ощущал себя без привычной маски, но личным комфортом пришлось пожертвовать ради безопасности. Раны, благодаря стараниям Сакуры, зажили очень быстро. Идея о маскараде, как ни удивительно, пришла в голову Наруто. Хатаке устал поражаться многогранности своего бывшего ученика, но решил не трепать себе нервы. Копирующий ниндзя о многом хотел бы спросить блондина, но не решался - иногда, знать много было опасно. Хотя о том, что связывает Второго Мечника Тумана и Наруто узнать было чрезвычайно любопытно. Кодекс Мечников был легендой, но ему неукоснительно следовали все выдающиеся мастера клинка. Ритуальный поединок, свидетелем которого стала команда Конохи, впечатлял. Увидеть в бою мастеров подобного уровня можно было нечасто. Но откуда у Наруто "Кровопийца" и каким образом он стал учеником "Ската", являвшегося Третьим Мечником?! Вопросы, вопросы... А где ответы взять?!
  Поездка в Денсецу могла немного помочь, у Какаши было множество знакомых в определенных кругах, и получить информацию было не слишком сложно - деньги решали все... И сейчас Хатаке направлялся в очень популярное место среди людей не часто соблюдающих законы - это были подземелья, переделанные под клуб. В нем заключались и расторгались сделки, можно было завербовать наемников, выпить и закусить, а также по определенным дням проводились подпольные бои - на мечах и врукопашную. Сегодня был один из таких дней, поэтому поймать нужных людей было намного больше шансов, чем обычно. Попасть на подобное сборище было не слишком сложно, главное было знать куда идти... На входе требовалось показать пальцами несколько знаков, которые использовались в качестве пароля, и перед вами открывался путь в царство порока...
  Бои еще не начались, и Какаши решил обойти громадное помещение, в котором располагалось подобие помоста и амфитеатра, где находилось бесчисленное множество столиков. Хатаке надеялся, что найдет сегодня кого-нибудь из своих знакомых достаточно быстро. Похоже, удача была на стороне джонина - всего полчаса понадобилось, чтобы заметить ярко-рыжую шевелюру одного из известных контрабандистов. Имя этого человека было Акио Монтаро, Какаши познакомился с ним более пяти лет назад и они иногда сотрудничали - Монтаро поставлял информацию, а Копирующий доставал какие-нибудь редкие вещицы. И сейчас Хатаке надеялся восполнить недостаток сведений и получить ответы на некоторые вопросы...
  Акио тепло поприветствовал подошедшего джонина, предварительно выслушав от него условную фразу, и мужчины завели разговор, обсуждая всякую ерунду. Через некоторое время, выдержав приличия, Какаши перешел к сути дела. Тихий шепот с каждым словом заставлял Копирующего удивленно изгибать бровь. Кто бы мог подумать, что Третий Мечник Тумана "Скат" предал свою деревню и у него был светловолосый ученик. Сопоставить факты мог бы даже идиот, а уж им то Какаши точно не был. К сожалению, информации было не слишком много, но джонин решил довольствоваться и этими крохами. Монтаро пригласил Хатаке провести вечер за его столом, тем более скоро должны были начаться бои. Какаши счел, что отказаться было бы проявлением крайнего неуважения к собеседнику, поэтому он с комфортом устроился на соседнем стуле. Тут же в его руке оказался стакан с каким-то спиртным напитком.
  - Смотри-ка, Какаши, Шинигами тоже пришел... - Акио указал на высокого мужчину, вошедшего в зал. Черное кимоно резко контрастировало с абсолютно белыми длинными волосами, заплетенными в тугую косу. Этот человек был очень известен в определенных кругах. Его настоящее имя не знал никто, а прозвище он получил из-за благоговейного страха пред своей персоной. Шинигами прославился абсолютной жестокостью - на то, что осталось от перешедших ему дорогу, было страшно смотреть даже ветеранам войны. Ходили слухи, что от Шинигами было невозможно что-то скрыть, а кто-то шептал, что даже мертвые говорят с ним... Неудивительно, что этот человек был самым влиятельным и самым известным лидером преступной организации на всем континенте. Он не скрывался в тени - с ним просто боялись связываться, даже дайме предпочитали закрывать глаза на его действия. Было известно, что Акацуки и Орочимару предлагали ему сотрудничество, но Шинигами отказал им, а те ничего не смогли с этим сделать. И вот теперь Какаши получил возможность увидеть легенду теневого мира во плоти, а не довольствоваться слухами. Хотя приближаться к нему Хатаке не собирался, он не сделал бы этого даже под страхом смерти.
  - Ты чего застыл?! - поинтересовался Акио, а в его глазах явственно полыхал огонек любопытства.
  - Да так, задумался... Интересно, что он здесь делает? - Какаши моргнул и отвел взгляд от мрачной фигуры.
  - Не знаю, и знать не хочу! - Монтаро вздрогнул. - И тебе не советую.
  Хатаке согласно кивнул и перевел взгляд на арену - там развязалась настоящая бойня. Зрители как загипнотизированные следили за подобным зрелищем. Мужчина незаметно поморщился, ведь даже если он и был шиноби с руками по локоть в крови, ему не нравилась бессмысленная жестокость. Копирующий отвел взгляд от бойцов и глаза сами ухватились за темную фигуру с длинными волосами. Это было похоже на наваждение. Сцена, попавшая в поле зрения джонина, чуть не заставила его выплюнуть изо рта спиртное: к Шинигами подошел Наруто!!! Перепутать было невозможно: золотые волосы шелковой волной лежали на дорогом кимоно черно-багрового цвета, синие глаза смотрели холодно и повелительно - весь облик юноши выражал царственное величие и силу. Шинигами поднялся со своего места и грациозно склонил голову в приветственном поклоне, и Наруто ответил тем же. После нескольких слов эта странная пара удалилась вглубь коридоров, телохранители последовали за ними... Какаши потрясенно тряхнул головой, пытаясь привести мысли в хоть какое-нибудь подобие порядка. Что, черт возьми, здесь происходит?!
  
  * * *
  
  Наруто старался не морщиться от сигаретного дыма, витающего в воздухе. Прямо пред юношей открывалась взгляду ложа для особых гостей, но Наруто нужен был один конкретный человек, расслабленно сидящий в удобном кресле. Вокруг него, кроме телохранителей, не было никого - никто не имел желания подвергать себя опасности. Репутация Шинигами внушала трепет и страх всем окружающим. Узумаки с трудом подавил самодовольную ухмылку, его безмерно веселило подобное положение вещей, но и плюсов в таком отношении было немало - ни один дурак не осмелится подслушивать!
  - Приветствую, Шинда* Намекадзе... - Наруто бесстрашно смотрел прямо в обсидиановые глаза. У них было только два выражения - равнодушие и жестокость... Это были глаза, которые могли принадлежать тысячелетнему демону. Впрочем, подобное предположение было не так уж далеко от правды - Шинда Намекадзе в клане был самым лучшим демонологом и некромантом. Его связь со смертью была очень крепка, и люди попали в точку, дав ему прозвище "Шинигами". Мало кто знал, что Шинда был основателем клана Намекадзе, и ему было более четырехсот лет. Этого человека мало заботили людские войны, герои и их стремления - все поглотило равнодушие... Единственное, о чем заботился Шинигами, был клан - за него он был готов порвать глотку любому. И теперь Наруто нужен был совет прапрадеда, хотя, глядя на это лицо язык не поворачивался назвать этого мужчину дедом. Шинда выглядел лет на тридцать пять и, если бы не снежно-белые волосы и равнодушные старые глаза, можно было бы легко ошибиться в выводах о его возрасте.
  - Здравствуй, Наруто... - уголок губ мужчины чуть дрогнул в улыбке. - Или мне называть тебя Намекадзе-сама?
  - Не издевайся... - тяжело вздохнул Наруто, он уже привык к тому, что Шинда всегда говорит с сарказмом. - Я хотел с тобой поговорить...
  - Тогда идем отсюда, здесь слишком шумно - старший Намекадзе только несколько секунд смотрел в глаза своего потомка, а потом отбросил свою насмешливо-покровительственную манеру речи. Какие бы слухи о нем не ходили, но и Шинды были драгоценные люди, просто их количество было очень ограниченно.
  Две фигуры скрылись в глубине переходов и у одной из дверей, беловолосый мужчина одним движением руки отослал телохранителей. Комната была очень уютной и два представителя клана Намекадзе с комфортом устроились напротив друг друга.
  - Итак? - начал первым Шинда, не сводя пристального взгляда с юноши.
  - Ты ведь наверняка осведомлен о том, что происходит в Конохе? - увидев утвердительный кивок, Наруто продолжил: - Но проблема не в этом... С недавнего времени со мной начало происходить нечто странное...
  - что именно? - пронзительный взгляд черных глаз замораживал кровь. Только тот, кто был близок для Шинды, мог заметить в его глазах нешуточную обеспокоенность. Мужчина давно оставил пост главы клана, предав его потомкам, но его мудрость и опыт были бесценны, поэтому уже несколько столетий Шинда являлся главой совета Старейшин клана. И он беспокоился о каждом своем родиче.
  - Это напоминает раздвоение личности... - Наруто было очень трудно говорить, но поделиться своими проблемами он мог только с этим человеком. - И мне страшно... Я перестал понимать, кто я... Грань между моими масками и моей сутью стерлась, и я перестал понимать, где игра, а где я сам...
  - Ками-сама... - в голосе Шинды появилась горечь и оттенок очень давней боли. - Почему же вы так верны этой деревне? Она разрушает все, что может... Твой отец, а теперь и ты жертвуете своим рассудком, чувствами и жизнью ради кучки неблагодарных людей и их домов...
  - Не говори так...
  - А как мне еще говорить?! - глухо заметил старший Намекадзе. - Коноха забрала у меня правнука, а теперь забирает и тебя! Похоже, я проклял своих потомков! Мой сын и твой прадед не дожил до сорока, мой внук и твой дед умер в тридцать, а твой отец в двадцать пять! Как долго проживешь ты?! И Коноха только способствует твоей скорейшей гибели...
  Шинда поднялся и отвернулся к маленькому окну, через которое проникал свет звезд:
  - Я больше не хочу хоронить своих детей...
  Наруто с трудом вдохнул. Он никогда не смотрел на ситуацию с такой стороны, а сейчас попытался поставить себя на место своего предка, и ужаснулся... Сердце защемило от стыда и понимания. Юноша медленно встал с кресла и подошел к мужчине почти вплотную, тот даже не шевельнулся. Наруто осторожно сжал пальцами ткань кимоно и прислонился лбом к спине Шинды.
  - Прости меня, я такой глупый... - пробормотал юноша, и его пальцы судорожно вцепились в ткань. - Я клянусь, что не умру раньше тебя!
  - Ну хоть на этом спасибо... - горький смешок эхом отразился от стен комнаты. - Как же я стар для всего этого...
  - А вот теперь ты говоришь глупости... - в голосе Наруто была болезненная нежность. У юноши было очень мало людей, которых он так искренне и глубоко любил, и Шинда Намекадзе был одним из них.
  - Хватит уже сопли распускать! - в голос мужчины вернулись насмешливые нотки. - Думаю, тебе интересно узнать последние новости из столь обожаемой Конохи?..
  * Шинда - "Мертвый".
  
  Глава 8-1
  Покой нам только снится...
  
  Этот мир неизменен: как ни зови
  Совершенство - ни дьявол, ни бог не помогут.
  Светлым утром рождается к ночи дорога,
  Растворяя мечты отраву в крови.
  Открываешь глаза, и снова душа
  Наполняется необъяснимой надеждой:
  Окрыленные - чаще, зубастые - реже,
  Люди лучшую долю найти спешат.
  
  Не находят. И гибнут сотни миров,
  До рожденья умерших во мраке сознаний.
  Очень быстро стираются лишние грани,
  И уже не понятно, что есть Добро...
  
  Почему время катится в Никуда?
  Очень сложный вопрос. Но разгадка - простая.
  Тени радужных снов на рассвете растают,
  А останутся - серые города.
  
  Не желаю. Напрасное зло - желать.
  Не прошу, не завидую, не сожалею.
  С каждым утром становится разум светлее,
  Но все чаще мне хочется... убивать.
  
  (стихи В. Ивановой)
  
  Воздух был пропитан свежестью, что бывает лишь после яростного ливня, на изумрудных листьях еще не испарилась влага. Монотонное движение по ветвям деревьев и окружающая атмосфера рождали в глубине души какое-то странное чувство. Это не было похоже на тревогу или ностальгию, что всегда возникала по возвращении домой. Наруто не беспокоился по поводу того, каким именно образом Цунаде добилась снятия всех обвинений с команды Какаши. Юноша никогда не сомневался в способностях этой женщины, из нее получилась достойная Хокаге. Сенджу не была похожа на Сарутоби, она редко скрывала мотивы своих действий и не носила маску всепрощения. Хокаге не собиралась мириться со слухами и желаниями гражданских жителей Конохи, которые предлагали не снимать обвинений с "Девятихвостого мальчишки". Она и Совет Четырех дали ясно понять, что в деревне наступили новые времена и что случиться с теми, кто попытается открыть рот не в том месте и не в то время. Люди могут любить или не любить шиноби, но относиться с уважением обязаны к каждому из них. Ведь кто же еще будет защищать их жизни?
  Уничтожение Корня, убийство Данзо и арест двух Старейшин, обвиненных в государственной измене, развязали Цунаде руки. Больше не было нужды притворяться послушной девочкой, и теперь те, кто посмеет пойти против воли Хокаге, получат заслуженное наказание. Сенджу не была жестокой, но и мягкой ее тоже нельзя было назвать... Все зависело от ситуации.
  Как только Цунаде удалось разобраться в том хаосе, что разразился из-за попытки переворота, она занялась самым важным: сообщением дайме Страны Огня о политической ситуации, утверждением законов о реорганизации Совета Конохи, рассмотрением отчетов о допросах от Ибики и восстановлением Учиха Итачи в рядах шиноби Листа. Но о последнем должны были знать только единицы, чтобы не подвергать его позицию шпиона в рядах Акацуки опасности. В то же время Пятая была обязана заниматься еще кучей мелочей и, если бы не помощь Шикамару, женщина сошла бы с ума.
  Возвращение не волновало Наруто настолько, чтобы нервно вздрагивать время от времени. Встреча с предком также не была причиной подобного состояния, наоборот, она только поспособствовала некоторому снятию напряжения. Ведь, как известно - невежество убивает. Узумаки уже перестал интересоваться, каким образом Шинда получает засекреченные данные из всех Скрытых деревень шиноби. Теперь команда Какаши была полностью информирована о ситуации в Конохе и ее последствиях. Дождавшись сообщения от Хокаге с разрешением возвращаться домой, четверка отправилась в путь.
  Все дни до ворот деревни Скрытого Листа Наруто ощущал пристальный взгляд в спину. Какаши то и дело порывался что-то сказать, но одергивал себя. Сказать, что это раздражало блондина, было бы преуменьшением года. Возможно, именно Хатаке и был причиной нервозности?
  Копирующий же все это время сражался с самим собой - его раздирали на части противоречия. С одной стороны, его любопытство готово было выплеснуться огненной волной - мужчине безумно интересно было узнать, что именно связывает Шинигами и Наруто. С другой же стороны, внутренний голос просто вопил об опасности подобного знания. Не помогало еще и то, что Какаши впервые в жизни получил обвинение в предательстве своей деревни и то, что все разрешилось так хорошо, успокаивало мало.
  Сакура же пыталась не обращать внимания на происходящее. События последних дней, хаотично сменяющие друг друга, выбили девушку из колеи. Столкновение с Орочимару, обвинение в измене, встреча с Саске и страх того, что не получится сохранить жизнь Какаши и Ямато. Сакуре было больно и горько осознавать, во что превратилась ее жизнь. А ведь когда-то мечты о карьере куноичи согревали душу и будоражили разум... В основном из-за младшего Учиха, конечно. Девушка не была готова к жестокому предательству, смерти товарищей и зрелищу, когда мир вокруг рушится на глазах. Было очень сложно найти островки стабильности в хаосе подобной жизни. Возвращаться домой было приятно, а с другой стороны - безумно страшно! Если то, что рассказал Наруто его таинственный информатор, правда, то жизнь в деревне измениться очень сильно. Весть о том, что Шизуне предала свою наставницу, звучала нереально, и Сакура не хотела верить в это ни на секунду! Что теперь будет с ней самой?! Куноичи боялась услышать или увидеть еще что-то, что разрушит ее жизнь окончательно...
  Ямато чувствовал себя бесполезным генином. Эта миссия оказалась полным провалом. Он, офицер АНБУ с многолетним стажем не заметил предателя в своей команде! Капитан подозревал Сая в нечестной игре, но не в измене! Мужчина с трудом сохранял бесстрастное лицо в ходе допроса пленника, ему действовало на нервы то, что подросток оказался умнее. Появившийся столь неожиданно Какаши как всегда ненавязчиво оттер бывшего подчиненного от командования. И тот факт, что Копирующий прислушивался к каждому слову Наруто, очень раздражал. Нет, Ямато не был настроен против юноши, тот заставил себя уважать, но иррациональная ревность не давала покоя. Сделать что-то было невозможно, поэтому оставалось стиснуть зубы и идти куда сказали... Бой с Саске оказался очередным пинком по самолюбию офицера АНБУ - сопляк чуть не отправил его к праотцам! Чувство собственной беспомощности и бесполезности убивало... Ямато с тоской думал о том, как будет делать доклад главе АНБУ - ему же в глаза посмотреть своему командиру будет стыдно! О том, чтобы что-то скрыть не могло быть и речи. Придется терпеть и чувствовать себя нашкодившим щенком - заслужил!
  
  Неподалеку от главных ворот Конохи команду встретил один из "Охотников" и направил их прямо на доклад к Хокаге. Ждать поблажек явно не стоило...
  В кабинете Цунаде повисло гнетущее молчание, нарушаемое лишь тихим дыханием собравшихся.
  - Значит, вот оно как... - Пятая задумчиво переплела пальцы и одарила команду Какаши тяжелым взглядом. Когда она заговорила вновь, в ее голосе можно было обнаружить оттенок разочарования: - От вас я ожидала большего... Вы позволили шпиону погибнуть, упустили Орочимару, а потом и Саске, не говоря уже о предателе в собственной команде. Сакура, к тебе у меня почти нет претензий. Какаши, я считала, что один из лучших джонинов деревни, да еще и с твоим опытом, не будет колебаться и не поставит под угрозу безопасность и репутацию Конохи. Три года назад я отдала недвусмысленный приказ: захватить или убить Учиха Саске. За его нарушение ты ответишь. Ямато, я никогда не сомневалась в твоем благоразумии и преданности. Но не теперь...
  - Как?! - Хатаке был настолько удивлен, что посмел перебить Хокаге, за что тут же схлопотал предостерегающий взгляд.
  - Не смей меня прерывать, Хатаке Какаши! - отчеканила Цунаде и вновь обратила внимание на Ямато, стоящего перед ней с бесстрастным лицом. - Из вашего доклада я сделала весьма неутешительный вывод... Ответь мне на несколько вопросов, Ямато... Когда Наруто был вынужден вступить в бой с Орочимару, что ты делал? В тот день мой бывший сокомандник очень близко подошел к черте своей жизни, но... у Наруто не осталось сил, чтобы добить его... Где был мой капитан третьего отряда АНБУ?! Черт знает, где и занимался черте чем! Ты имел возможность за несколько секунд сделать другой мост над пропастью и помочь Наруто в решающий момент битвы! Ты хоть понимаешь, какую возможность упустил? Устранить величайшего предателя Скрытого Листа, помешав ему тем самым получить Шаринган! В тот день ты не был ранен и ни разу не вступал в бой! Или ты струсил?! Тебе не могут служить оправданием слова о том, что было опасно приближаться к сражению ТАКОГО уровня! Твой дар способен удержать биджу, чтоб тебя! Так какой мотив был у твоих действий: трусость или предательство? И это еще не все... Как ты мог проиграть Саске? Чему бы его там ни учил Орочимару, Учиха не может быть равен по опыту капитану АНБУ. Если у Какаши и были причины для колебаний, то у тебя я их найти не в состоянии. В итоге: два моих сильнейших джонина потерпели позорное поражение, предоставив разбираться с врагом, превосходящим по мощи Сакуре. А потом она была вынуждена еще и лечить вас! В живых вы остались только по той причине, что вовремя вмешался Наруто. Какого демона он был единственным, кто выполнял приказ и хоть что-то сделал на этой миссии и спас репутацию деревни и ваши бесполезные жизни?! Он не был руководителем группы, но все же ему пришлось возглавить вас. Это позор и халатность. Но и ты, Узумаки, не расслабляйся. Если из-за твоих действий Туман объявит Конохе войну, я протяну твои кишки отсюда и до Суны... Это ясно?!
  - Так точно, Хокаге-сама! - лицо юноши не выражало эмоций. - Осмелюсь заметить, что вражда между мной и Тодо Хейске сугубо личное дело и не грозит конфликтом между Скрытыми деревнями...
  - Дай-то, Ками-сама... - тихо заметила Сенджу. - Вы все знаете процедуру при провале миссии такого ранга... Увести всех, кроме Наруто!
  Повинуясь отрывистому приказу, в кабинете появилось несколько АНБУ и, подхватив под локоть членов команды, исчезли с ними в облаке дыма. Сакуре, Ямато и Какаши предстояло провести несколько не очень приятных часов в отделе Ибики Морино, где им придется объяснить каждое свое действие, совершенное во время миссии.
  - Так, а сейчас ты расскажешь мне все, о чем умолчал во время доклада, Наруто... - твердо произнесла Хокаге, как только кабинет опустел. Ее тон не подразумевал отказа.
  Узумаки не оставалось ничего другого, кроме как подчиниться...
  
  В коридорах госпиталя отчетливо ощущался запах различных медикаментов. Наруто ненавидел больницы, его душил этот аромат, забивающий обоняние, а тяжелая аура боли и смерти вгоняла в уныние. За свою жизнь Узумаки очень часто оказывался в этих стенах, поэтому старался находиться от госпиталя на почтительном расстоянии, если не возникало острой необходимости в обратном. Но сегодня у Наруто была причина для посещения.
  Эхо шагов гулко отражалось от стен. В этом крыле больницы было не слишком много людей, ведь сюда отправляли преимущественно пострадавших членов АНБУ. Их миссии носили секретный характер, и лечить их дозволялось избранным медикам. Также строго ограничивалось посещение. Но у юноши не возникло проблем - два охранника у одной из палат лишь внимательно осмотрели его и безмолвно отступили в сторону.
  - Здравствуй, Неджи... - блондин негромко поприветствовал друга. Тот выглядел неважно: длинные темные волосы беспорядочно разметались по подушке, на фоне бледно-воскового лица отчетливо выделялись синяки под глазами, губы потрескались...
  - А, это ты... - Хьюга попытался выдавить из себя улыбку, но потерпел поражение. Он чувствовал себя достаточно хорошо для небольшого разговора, который планировал все время с тех пор, как пришел в себя. Почему-то казалось, что только Наруто может дать честный ответ на его вопросы. - Ты не представляешь, насколько здесь скучно.
  - Отчего же, я прекрасно тебя понимаю... - Наруто примостился на краешке постели. - Но, пока я здесь, могу послужить развлечением.
  - Клоун... - усмехнулся Неджи, но тут же посерьезнел: - Ты ведь в курсе того, что тут произошло?
  - Да - Наруто тоже помрачнел. - Мне жаль...
  - Ты-то в чем виноват? - нин-хантер приподнял бровь. - У меня есть версии, но не думаю, что ты захочешь что-то слушать о Судьбе?
  - Это верно - вернул усмешку Узумаки. - Но это ведь не все, о чем ты хотел поговорить?
  - Как всегда, проницателен. Верно, я... - Хьюга запнулся и перевел взгляд на окно, пытаясь подобрать слова: - Меня мучают сомнения... Все это восстание и остальное того стоило?! Все эти смерти, ранения... Неужели, власть стоит таких жертв?!
  Наруто понимал, что сейчас Неджи говорит не только о Хинате. У него не было четкого ответа на этот вопрос, но он попытался объяснить ситуацию так, как понимал сам:
  - Рано или поздно почти каждый шиноби подходит к этому рубежу и начинает задавать такие-же вопросы. Ответить же на это можно по-разному: кто-то считает, что власть стоит любых жертв, а кто-то не согласен подставить под удар даже одного-единственного человека... И сейчас я говорю не только о политической власти, но и о жажде получить силу для своих амбиций. Люди разные - есть честные, благородные герои, а есть и настоящие подлецы. Но мы шиноби, и поэтому слегка выходим за рамки обычных понятий. Понимаешь, Неджи, сейчас мы называем себя ниндзя, но мы не совсем правы...
  Узумаки грустно усмехнулся, увидев растерянный взгляд собеседника, но продолжил:
  - Тебе должно быть известно, что большинство Скрытых деревень основали кланы, объединившись ради одной цели. В устав деревень, таким образом, были привнесены древние традиции аристократии, некоторые принципы самураев и сама суть шиноби. Долг, честь, этикет, ранги и звания - все это стало основой того, что мы сейчас называем Кодексом ниндзя. Прошло время и мы забыли, что такое настоящая суть шиноби, что вкладывали в это понятие наши предки пару веков назад... А правда такова: у шиноби нет чести, нет жалости, нет ни любви, ни ненависти... Шиноби - это идеальный инструмент самой Смерти. Им не позволено иметь друзей, нельзя любить кого бы того ни было, кроме своего командира. Ведь эмоции - это слабость, а инструмент не должен иметь дефектов. Шиноби может получить приказ убить того, кого любит и обязан будет подчиниться... Без колебаний. Так почему же сейчас мы позволяем себе иметь семьи, заводим друзей и оплакиваем их смерть? Почему АНБУ показывают свои лица товарищам, хотя это запрещено?! Почему мы позволяем себе быть людьми, и правильный ли это поступок? Возвращаясь к твоему вопросу... Если взглянуть со стороны истинного шиноби, то цель оправдывает любые средства и власть стоит любых жертв... Без жалости и колебаний, помнишь? Но если взглянуть с позиции человека, которого дома ждут семья и друзья - это неприемлемо! Ведь на пути к власти могут пострадать и они... Ты помнишь девиз Конохи? "Только тот, кто встает на защиту то, что дорого - обретает истинную силу! Истинную Волю Огня!"
  - Так в чем же правда? - Неджи не отрывал взгляда от блондина, пальцы намертво вцепились в простыни. Ему было чрезвычайно важно получить ответ.
  - А ее нет! - просто сказал Наруто. - Каждый должен найти свою правду и придерживаться ее принципов неукоснительно. Это то, что мы называем - ниндо! Каждый выбирает свой путь и следует по нему до самой смерти...
  В комнате повисло молчание, оба юноши погрузились в свои мысли.
  - Вот так-то... - наконец, Узумаки нарушил полог тишины, он осторожно сжал ладонь Хьюга и направился к двери. - Пойду я, а ты, выздоравливай поскорее!
  Наруто уже сделал шаг в коридор, когда ему в спину донеслось тихое:
  - Спасибо...
  Блондин скупо улыбнулся, и, не оглядываясь, направился к выходу из госпиталя. Если бы он хоть на мгновение бросил взгляд за спину, то заметил бы, как двое АНБУ-охранников вытянулись по стойке "смирно" сильнее обычного. Видимо, они слышали весь разговор через дверь, и нашли в нем что-то и для себя...
  Но Наруто не оглянулся и спокойно подставил лицо ветру, как только покинул здание. По щеке скользнул лист, и это легкое прикосновение вывело юношу из задумчивого оцепенения.
  - Ищи, Неджи... И если ты выберешь любовь, дружбу и честь - я буду тебе завидовать... Ведь у меня этого уже не осталось... - прошептал Узумаки, бросив короткий взгляд на окна палаты "Охотника". - И сегодня вечером я докажу это еще раз...
  
  * * *
  
  Тени от подрагивающего пламени сотни свеч создают на лицах собравшихся за большим столом причудливые узоры. В комнате сгустилось напряжение, и кажется, что любое движение может спровоцировать хаос. Семь человек стараются не шевелиться, даже не дышать... Никому не хочется послужить причиной взрыва. Сегодня должно решить столько проблем, что это угнетает. Снова брать на себя ответственность за тысячи людей, среди которых есть и те, кого любишь...
  Наруто решил воспользоваться затишьем, чтобы спокойно понаблюдать за окружающими. Всегда можно узнать что-то новенькое...
  Хиаши Хьюга. Воплощение гордости, силы и ума. Воистину, в жилах его клана течет королевская кровь. С ним опасно спорить, ведь можешь проиграть больше, чем жизнь. На аристократичном лице застыла маска высокомерия и равнодушия ко всему окружающему миру. Но теперь некоторые избранные знают, что он за ней прячет. Хиаши тоже человек из плоти и крови, со своими страхом и надеждой. Это позволяет смириться и принять ту манеру общения, что он использует столь часто.
  Иноичи Яманако. Абсолютное спокойствие и мудрость в глубине голубых глаз. Кажется, что он знает все и видит насквозь любого... Иноичи вызывает доверие на уровне подсознания - сам не заметишь, как окажешься в его власти. И от этого порой страшно до дрожи. Но он нужен Конохе и прекрасно это осознает. Верность клана Яманако была доказана не раз, и Наруто не сомневался, что так будет и впредь.
  Чоуза Акимичи. На первый взгляд кажется самым добрым и немного более скромным в знаменитом трио Ино-Шика-Чо. Как насмешка, тень придает ему гротескную мрачность. Так легко ошибиться в его оценке. Чоузу считают слабейшим шиноби из Трио те, кто никогда не видел его в бою. Защищая свою семью и друзей, Акимичи беспощаден к врагам. Он не позволяет никому пройти мимо него, а чудовищная сила служит этим целям весомым подспорьем.
  Шикаку Нара. На его лице почти всегда расслабленное и обманчиво-сонное выражение. При всей внешней невнимательности, этот мужчина не пропускает мимо своих ушей ни единой детали. Мозг стратега всегда обрабатывает полученную информацию, даже во сне. Но стратегия не единственное, что составляет силу Нара. Нельзя забывать о том, что этот клан издревле занимается фармацевтикой. И с одинаковым успехом они могут создать и чудодейственное лекарство, и страшный яд. Могущество Нара не выставляется напоказ, все скрыто вуалью Теней, виртуозным владением которыми они известны даже за пределами Конохи.
  Цунаде знала, кого приглашать в Совет Четырех. Тем же Абураме и Инудзука просто недоставало влияния и коварства. Краем глаза Узумаки успел заметить, что пальцы единственной женщины в комнате нервно подрагивают. Пятая никогда не была трусливой или слабой, вот и сейчас она взяла себя в руки. В светло-ореховых глазах появились решимость и определение. Она знала на что идет и уже просчитала последствия.
  Шикамару сидел за столом почти в такой же позе, что и его отец. Но юноше недоставало пока истинной расслабленности и ленивого превосходства, что сейчас волнами распространял по комнате Шикаку. Нара-младший полуприкрыл глаза и лишь частое подрагивание ресниц выдавало то, что он сейчас о чем-то напряженно размышляет. На мгновение Наруто почувствовал сомнение: не слишком ли сильно Цунаде и он сам загрузили Советника? Под такой ношей ответственности немудрено и сломаться...
  - Думаю, что пора уже начать совещание... - проворчала Хокаге, разорвав тишину и ослабив гнетущую атмосферу. Мужчины слабо пошевелились на своих местах и приготовились к неизбежному - тяжелой работе. - Сначала нужно подвести итоги событий, произошедших две недели назад.
  - Отряды Корня большей частью убиты, а остальные захвачены и сидят по камерам... - просветил всех Шикамару.
  - Надеюсь, им не оставили возможности покончить с собой? - вопросительно приподнял бровь Наруто. - Они еще могут оказаться полезны.
  - Не волнуйся, мы это предусмотрели - вмешалась Цунаде. - Иноичи, твои люди нашли способ снять блок на памяти и эмоциях захваченных бойцов?
  - Еще нет, но они работают по двадцать часов в сутки - мрачно отозвался Яманако. - Хотел бы я пообщаться с тем, кто создал подобное...
  - Возможно, у тебя еще появится такая возможность... - на губах Сенджу появилась недобрая усмешка. - Как мне удалось выяснить благодаря Наруто, эти блоки были разработкой Орочимару... Когда Корень был создан, Данзо еще не имел подобных методик.
  Все взгляды тут же скрестились на фигуре Узумаки. Членам Совета было интересно, откуда Наруто добыл эти сведения. Блондин, чуть склонив голову, понимающе оглядел собравшихся и медленно заговорил:
  - Вы все читали доклад о моей недавней миссии, но дело в том, что я доверил бумаге не все... Во время того, пока вся команда занималась поисками Саске Учиха, я заглянул в пару лабораторий Орочимару. Саннин никогда не был идиотом и сразу же, как только вернулся на базу после боя у моста, отдал приказ об эвакуации. И дураку было понятно, что тайным это убежище быть перестало. Но во время сборов никогда нельзя исключать возможность ошибок. Одной из них я и воспользовался. За ночь никто не успел вывезти все... Могу честно сказать, что мне самым удивительным образом повезло. Один из подручных Орочимару успел уничтожить все данные из памяти техники, но не на бумаге. Ему следовало поступить в обратном порядке. Таким образом, у меня в руках оказались почти все данные о результатах экспериментов, места расположения других баз, имена шпионов и планы деревни Звука и его главы на ближайшие полгода!
  - Ничего себе! Да это... - посыпались восклицания с разных сторон. Трудно было поверить в такую удачу. И все это благодаря спешке и единственной ошибке противника.
  - Но если Орочимару узнает об этом или хотя бы получит малейшее подозрение о подобном положении дел, большая часть информации потеряет свою ценность - резонно заметил Шикаку Нара.
  - Вы правы, но это я тоже учел - лукаво усмехнулся Наруто одними губами. Его глаза все так же оставались холодными. - Этот самый человечек жив, здоров и уверен в том, что уничтожил все и меня даже не встречал. Правда, это заняло некоторое время, и я слегка опоздал на встречу с Учиха.
  - Я приказала нескольким отрядам АНБУ заняться зачисткой известных нам баз - Цунаде снова подхватила инициативу в разговоре.
  - Нельзя забывать о том, что Орочимару гений и он чрезвычайно опасен. Сомневаюсь, что все обойдется без неприятных сюрпризов... - немного апатично заметил Узумаки, чем заслужил пару заинтересованных взглядов.
  - Также из этих данных стала известна пара очень неприятных фактов для Конохи... - Хокаге в ярости сжала стакан с водой в руке. Тот не выдержал давления и пошел трещинами. Цунаде вовремя опомнилась и расслабила пальцы, чтобы не пораниться осколками. - Вы знали, господа, что наши "благородные" Старейшины во главе с Данзо, уже много лет сотрудничали с Орочимару? Нет? Вот и я была просто поражена некоторыми сведениями. О руке Данзо все здесь присутствующие осведомлены, так вот, это было одним из способов оплаты за некоторые услуги. Старейшины же получали неплохие суммы. Как вы думаете, откуда мой бывший товарищ получал подопытных для своих задумок? В Конохе пропадали и шиноби и гражданские, а отлавливали их отряды Корня и личная охрана Старейшин...
  - ЧТО?! - главы кланов застыли в шоке, судорожно пытаясь взять себя в руки. Даже бесстрастная маска на лице Хиаши дала трещину.
  - И это еще не все... - решила добить присутствующих Сенджу: - Вам дали доступ ко многой секретной информации, в том числе и о "деле клана Учиха". Вы знаете, что Старейшины и Данзо надавили на Сарутоби-сенсея, и заставили его отдать приказ Итачи уничтожить клан. Только сейчас выяснилась причина упорства Старейшин, ведь все можно было решить мирным путем, или не столь жестоким способом. А правда такова, что у Орочимару и у Данзо была похожая цель - им обоим был нужен Шаринган, желательно полностью активный, то есть Мангеке. Но члены клана, получившие подобную силу, были под негласной охраной и пристальным наблюдением. Это закон клана. Каков же выход? Только одно - уничтожить большую часть клана. У главной ветви было больше шансов получить Мангеке, у Итачи и Саске был очень большой потенциал. Поэтому они и остались единственными выжившими. Без поддержки клана им труднее будет избежать сетей Старейшин и Орочимару. Эти старые маразматики еще вздумали всласть поиздеваться напоследок, сделав все руками Итачи, заставив его убить свою семью. На мой взгляд, это больше похоже на пляски на могилах. Горько признавать, что их план увенчался полным успехом. Несложно было рассчитать, что Итачи не сможет убить младшего брата. Каждый получил свое: Данзо приобрел несколько трупов с Шаринганом для своих нужд, Старейшины ребенка главы клана для своих манипуляций, а Орочимару получил Итачи, не имеющего теперь поддержки ни деревни, ни клана... Только в одном мой бывший напарник ошибся - Итачи оказался сильнее его и вырвался из ловушки. Но остался еще и Саске, и Орочимару, с помощью интриг Старейшин получил пацана в свое безраздельное пользование... Наруто прав - Орочимару гений, и нам его нельзя впредь недооценивать...
  - Даже для деревни шиноби подобное чудовищно... - с трудом выдавил из себя Чоуза. Он прекрасно помнил, что много лет назад в руки Орочимару для экспериментов попал и его двоюродный брат. А поведение Старейшин будило где-то в глубине души слепую ярость. У всех присутствующих здесь глав кланов были дети. Легко можно было представить, что повернись судьба по-другому, и на месте верхушки клана Учиха могли оказаться они сами и их дети...
  - Я распорядилась, чтобы Старейшин держали в самых глубоких казематах под усиленной охраной. А когда прикрытие Итачи не будет под угрозой, их публично казнят за измену и оправдают нашего верного шпиона - Цунаде решительно хлопнула ладонями по поверхности стола.
  Напряжение и тревога, сгустившиеся было в комнате, немного ослабли.
  - Кстати, как подведение итогов попытки переворота... Шикамару, Иноичи, я хочу, чтобы вы тесно сотрудничали с Ибики и выяснили, какого демона Шизуне предала нас! Также, я решила возродить полицию, а то АНБУ не хватает сил и времени разрешать склоки гражданских. В нее будут входить Хьюга, Нара, Яманако и Инудзука. Для Акимичи у меня есть не менее важное дело - вы займетесь, совместно с Абураме укреплением безопасности убежищ и обеспечением их всем необходимым - Хокаге деловито отдавала распоряжения. - По данным разведки и аналитиков, нас ожидают очень неспокойные времена, и хотелось бы быть наготове, в случае непредвиденных ситуаций. Шикамару, через три дня на моем столе должны быть планы обороны деревни, пути эвакуации для гражданских и детей, расположение точек для укрытия в пределах Конохи и за ее стенами для АНБУ и части шиноби и... ну, ты и сам уже понял!
  - Сделаю - Нара-младший понятливо кивнул, про себя тоскливо застонав. Он прикинул объем работы и пришел в ужас, даже несмотря на то, что подобные расчеты он начал готовить несколько недель назад.
  Собравшиеся этим вечером в комнате замолчали, погрузившись каждый в свои мысли. Отчетливо ощущался избыток информации, было трудно принять столько внезапно открывшихся фактов. Пока никто не изъявил желания продолжить совещание и углубиться в новые проблемы, Хиаши Хьюга решил воспользоваться моментом и заняться своими делами. И первым шагом стал вопрос, заданный самым безобидным тоном, что смог найти мужчина:
  - Наруто-сан, и как вам удается столь удачно находить бесценную информацию?.. - знающих людей не обманула бы ни на мгновение невинность этой фразы. Если посмотреть чуть глубже, можно было без труда угадать подтекст. Таким образом, вопрос стал звучать так: "Я знаю, что ты не так прост. Такие тайны не сваливаются на голову, благодаря простому везению. Будь добр, сделай глупость, свойственную столь молодым и амбициозным юношам. Дай мне возможность воздействовать на тебя..."
  - Скрытые таланты, наверное... - столь же невинным тоном ответил блондин, про себя усмехнувшись. Потеряв Хинату, Хиаши упустил возможность породниться с Намекадзе. Глава Хьюга был не только отцом, но и прожженным политиком и привык искать выгоду везде. Теперь Наруто, из возможного родственника и близкого союзника превратился в политического противника, точнее соперника за влияние на Хокаге и Коноху в целом. Хиаши не мог упустить шанс получить преимущество, найдя рычаг для давления на Узумаки или, хотя бы немного дискредитировать юношу в глазах остального Малого Совета.
  - Конечно же. Намекадзе ведь славятся своими скрытыми талантами... - вежливо кивнул Хьюга, сделав непрозрачный намек на не совсем законные умения клана Намекадзе. Разговор из области прощупывания перешел на более опасное и непредсказуемое поле.
  - Вы правы, но ведь и Хьюга имеют немало талантов... Бьякуган - способность ведь очень многофункциональная... - закончив фразу, Наруто с удовольствием понаблюдал, как уголок глаза Хиаши нервно дернулся, а длинные пальцы дрогнули на поверхности стола. Укол достиг цели. На первый взгляд, блондин сделал собеседнику комплимент, но в реальности это имело противоположный смысл. Всего в нескольких словах Наруто умудрился обвинить весь клан Хьюга в шпионаже, нечестном ведении бизнеса, сборе компромата и извращенных наклонностях. - К слову, о Бьякугане... Мне тут птичка на хвосте принесла сведения об очень любопытном факте: в Стране Воды, точнее, в деревне Скрытого Тумана, в окружении Мизукаге есть интереснейший шиноби - зовут его Ао. А любопытен он тем, что один глаз ему заменяет полностью прижившийся и активный Бьякуган...
  - ЧТО?! - такого Хиаши явно не ожидал. Все его хладнокровие испарилось бесследно, а в светлых глазах смятение боролось с яростью. - Каким образом?!
  - Мне это тоже очень интересно - Наруто был доволен произведенным эффектом. Но сейчас следовало немного поумерить злорадство. Это проблема касалась не только Хьюга, но и всей Конохи. - Самое главное сейчас, это выяснить, был ли донор из главной ветви, или же из побочной...
  - Если он был из побочной ветви, то у нас серьезные проблемы - Хьюга быстро взял себя в руки и начал рассуждать. - Для того, чтобы получить активный Бьякуган, нужно было снять родовую печать.
  - Сделать подобное мог только человек, очень хорошо разбирающийся в этом искусстве... - задумчиво начал говорить юноша. - А таких специалистов не очень много. Насколько мне известно, имплантация произошла не более пяти лет назад. На тот момент людей с нужным уровнем знаний по пальцам можно пересчитать: Джирайя, Третий, Орочимару и...
  - Намекадзе... - закончил фразу мрачный глава Хьюга.
  - Джирайя и Сарутоби-сама не стали бы этого делать. Если все же вариант того, что донор окажется представителем побочной ветви подтвердится, нам нужно будет узнать, каким способом сняли печать. Орочимару работает грубовато и его методику можно опознать без особых проблем, а вот если операция была проведена тонко, тогда... - Наруто замолчал.
  - Тогда, это были Намекадзе... - снова закончил фразу Хиаши.
  Занятые обсуждением, Хьюга и Узумаки не обратили внимания на то, что все окружающие пристально к ним прислушиваются, стараясь не упустить ни слова.
  - Скажите, вашим людям ведь не впервой проводить подобные эксперименты? - не дождавшись от юноши ответа, Хиаши продолжил задавать вопросы. - Не поверю, что за столько лет существования, Намекадзе не заинтересовались этой областью медицины...
  - Уж не думаете ли вы, что я сейчас открою вам все секреты? - удивленно приподнял бровь Наруто, но тут же одернул себя. Не время и не место было показывать свой колючий характер. - Но, насколько мне известно, как нынешнему главе клана, Хьюга среди наших "гостей" не попадалось...
  - Что весьма странно, если припомнить слухи о тесных контактах Намекадзе и Охотников Грома, более известных тем, что в свое время поклялись Райкаге получить в свое полное владение одного из представителей моей семьи... - на губах главы Хьюга появилась змеиная усмешка. - Да и вы лично близко общались с дочерью главы семьи, из которой и состояли преимущественно Охотники Грома. Имя Маннами Саюри вам о чем-нибудь напоминает?
  - Да... - Наруто постарался скрыть предательскую дрожь. "Откуда он знает!?" Это имя напоминало ему о слишком многом. Из глубин памяти тут же всплыл образ девушки: белоснежные волосы, смуглая кожа и глаза цвета ночного неба... - Маннами Саюри была помолвлена со мной и через несколько лет должна была стать моей женой.
  - Вот как... - от внимательного взгляда Хиаши не ускользнула реакция собеседника: ни слишком равнодушный голос, ни промелькнувшая на мгновение в глазах боль, ни побелевшие костяшки пальцев...
  - Но она погибла год назад! - жестко закончил Наруто, показывая, что эта тема закрыта.
  - Что ж, отложим этот разговор до того момента, когда выясним все подробности операции - не стал спорить аристократ.
  - Я напрягу разведку... - кивнул Наруто.
  - Кстати, о разведке... - решила вмешаться Цунаде, ночь была не бесконечна, а вопросов еще предстояло рассмотреть немало. - Что нам известно насчет Акацуки? Каково бы ни было наше желание, но эта проблема никуда не делась...
  - У них подозрительно тихо - ответил Наруто, устало потерев глаза. - После того как они поймали Нии Югито, джинчурики Двухвостой, Акацуки затаились. И вот это мне с каждым днем нравится все меньше... Осталось не так много биджу, которых они не успели захватить, и куда будет направлен следующий удар, мы можем узнать слишком поздно...
  - Но, благодаря Итачи, мы сможем узнать хоть что-то... - Заметил Иноичи. - До сих пор не могу поверить во всю эту историю со шпионажем...
  - Не факт, что знание ситуации поможет нам победить - не стал отмалчиваться и Нара-старший. - Акацуки состоит из преступников S-класса и даже одного из них победить будет невероятно сложно. Особенно если учесть, КТО является их лидером. Если из других источников, кроме Итачи, подтвердится эта информация - мы в заднице.
  - Сейчас немного толку говорить об этом... - Цунаде тяжело вздохнула и скользнула взглядом по собравшимся. - Шикамару, Чоуза, именно от вас зависит, переживем мы атаку Акацуки или нет. Защита деревни и ее жителей сейчас полностью в ваших руках.
  - Сделаем все, что можем - твердо заверил Хокаге глава клана Акимичи, переглянувшись с младшим Нара.
  - Акацуки не самая главная наша проблема - решил окончательно всем испортить настроение Наруто. - Даже если мы с ними справимся, не понеся слишком больших потерь, останется другая проблема, которую моя группа пыталась решить несколько лет подряд...
  - И какая же? Хватит тянуть - мрачно окинул взглядом юношу Хиаши.
  - Четвертая мировая война шиноби - отчеканил Узумаки, будто забивая последний гвоздь в гроб Конохи.
  - ЧТО?! - уже не первый раз за вечер синхронно воскликнули члены Совета Четырех. Хокаге и Шикамару остались спокойны, но ведь они и раньше знали это.
  - Именно так - развеял блондин возможные подозрения собравшихся в том, что он пошутил. - К слову, война должна была начаться еще три года назад, но усилия "Призраков" позволили оттянуть неизбежное. Последующие два с половиной года нам удавалось предотвратить новые попытки развязать конфликт, который послужит толчком к началу общих боевых действий. Но, полгода назад я остался последним из "Призраков", а в одиночку не успеть везде...
  - Ками-сама... - выдохнул, наконец, Чоуза, сопоставив факты, о которых читал недавно. Теперь он лучше понимал, зачем были созданы "Призраки" и проблемы какого плана они решали. - И какова ситуация сейчас?
  - Сейчас... - невесело усмехнулся Советник. - Как только угроза Акацуки перестанет держать Скрытые деревни в рамках, начнется свара. И с очень высокой вероятностью мы будем главной целью...
  - И с чего такие выводы? - с лица Шикаку слетели последние следы нарочитой лени.
  - Все довольно просто. И подгадили мы, в основном, себе сами... - не особо стесняясь в выражениях, начал рассказ Наруто. - Акацуки никак не смогут получить Девятихвостого, но не начинайте радоваться раньше времени - им и восьми биджу будет достаточно за глаза. Вас посвятили в детали извлечения Лиса и того, куда делась львиная доля его энергии. Если честно, я рад, что вы никому не сможете об этом рассказать... Но сейчас речь не об этом... Чакра Лиса послужит для укрепления щитов деревни, что дает нам очень хороший шанс уцелеть при пассивной защите. К сожалению, мы не нашли способа как ее можно использовать в нападении. Таким образом, Коноха не сильно потеряла военный потенциал, даже с учетом всех махинаций ныне покойного Данзо. Но если посмотреть со стороны других деревень, мы становимся первоочередной мишенью, и кое-кто не погнушается заключить альянс для нашего уничтожения. Ведь, по официальной версии, мы останемся единственной Скрытой деревней, имеющей в наличии биджу.
  - Но его у нас нет - напомнил присутствующим Шикамару. - И рассказать правду мы никому не можем, чтобы не светить свои козыри с защитой. А если бы и сказали, нам бы это ничем не помогло. Так хотя бы остается фактор запугивания.
  - То есть, вывод получается такой: как бы мы не пытались повернуть ситуацию, все равно остаемся в невыгодном положении - подвел итог Шикаку Нара.
  - У многих на нас немалый зуб - устало заметил Узумаки и усилием воли заставил себя взбодриться. - Камень до сих пор горит желанием стереть Коноху с лица земли, Молния так же имеет в этом немало интересов. Песок пока на нашей стороне, но ни в чем нельзя быть уверенным абсолютно. Туман только выбрался из гражданской войны и не полезет в первых рядах. Но я очень сомневаюсь, что Мизукаге откажется поучаствовать в дележе трофеев. Маленькие деревни разделятся примерно поровну - кое-кто попытается присоединиться к нам, а кто-то и к агрессорам. Самым вероятным представляется заключение альянса между Скрытой Скалой, Облаком и Травой. И такой мощи мы вряд ли сможем долго противостоять даже с помощью Песка...
  - Безрадостно звучит - угрюмо заметил Иноичи Яманако. Сегодняшнее совещание вообще побило рекорд по количеству плохих новостей за один вечер.
  - Выглядит не лучше - согласился Наруто. - Но не все так катастрофично...
  - У тебя есть какие-то идеи? - подала голос Цунаде, до этого момента предпочитавшая отмалчиваться. Ей было нелегко нести на своих плечах груз такой ответственности, особенно в нынешней ситуации.
  - А как же?.. - фыркнул юноша. - Стал бы я вылезать с такими разговорами и пугать всех, если бы у меня не было идеи... Но она вам не понравится...
  - А это уже нам решать - отрезала Хокаге. - Главное, чтобы она была эффективной.
  - Эффективней некуда. Я предлагаю сделать саму возможность альянса Молнии и Земли если не невозможной, то очень трудновыполнимой. Это как минимум даст нам время на подготовку к войне и на планирование новых операций.
  - И как это можно провернуть, при этом не засветившись и не подставив себя? - скептично задал вопрос Хьюга.
  - Диверсия - коротко ответил Узумаки. - Но не со стороны Конохи. Как вам такой вариант: шиноби Скрытого Камня совершают нападение на дайме Страны Молнии. Какова будет на это реакция Райкаге?
  - Ярость. Каге Облака очень вспыльчивый человек. Кажется, я понял... - задумчиво начал Нара-старший. - Даже если Цучикаге сможет отмазаться от обвинений, о заключении альянса не сможет идти и речи. Это не учитывая того, что Каге Скалы тоже не самый великодушный и хладнокровный человек. Да и население обеих стран не поймет союза после такого оскорбительного нападения и последующих претензий. Как бы между ними самими война не вспыхнула... Недоверие и враждебность будут посеяны, а если Райкаге не выдержит и ответит на диверсию ударом, помириться будет еще сложнее... Гениально...
  - Но как мы сможем такое провернуть? - недоверчиво спросил Чоуза, немного растерянно оглядев окружающих.
  - Естественно, Цучикаге не планирует ничего такого... - медленно начал Наруто. Ему самому чрезвычайно не нравилось то, что он собирался сейчас сказать. - Это сделаем мы, выдав себя за шиноби Камня. Цель такова: уничтожить дайме Молнии и его семью, упустив пару свидетелей. Ни одного намека на Коноху быть не должно, ни в одном слове, ни в одной детали одежды. Каждому участнику операции должна быть поставлена печать секретности, которая убьет немедленно, если шиноби попытается выдать врагам что-то, не предусмотренное сценарием. Если кто-нибудь попадет в плен, Коноха сделает вид, что не знает ничего, да и еще выразит официальный протест против подобных обвинений. Исполнителями должны быть лучшие из лучших, которые достоверно смогут замаскироваться под шиноби Камня, не выдав себя лишним движением. Каждый жест, каждый сигнал должен соответствовать стандартам Скрытой Скалы. Если бы "Призраки" были живы, половина проблемы была бы уже решена, но что мечтать о несбыточном... И еще, ни один участник диверсии не должен быть известным общественности. Даже не учитывая маскировку. Мы не можем позволить себе, чтобы наших бойцов смогли опознать и связать с Конохой.
  На некоторое время в комнате повисла тишина. Все пытались придти в себя после монолога Наруто. Главы кланов были шокированы подобным радикальным и безжалостным планом, и им пришлось взглянуть на главу Намекадзе по-другому. Раньше они его явно недооценили.
  - Вы страшный человек, Намекадзе-сан, даже для шиноби... - первым взял себя в руки Чоуза Акимичи. Теперь даже в мыслях никто из собравшихся не назовет Наруто мальчишкой или пренебрежительным "Узумаки". Юноша был Намекадзе до мозга костей. Его отец был такой же, и это сделало его одним из лучших Хокаге за всю историю Конохи.
  - Конечно - мило улыбнулся в ответ на эту фразу Наруто. - Я вообще хладнокровная безжалостная сволочь, эгоист и циник с немалым политическим влиянием...
  - Какая самокритика... - подавился воздухом Хиаши Хьюга. Даже его подобная тирада выбила из колеи. Остальные же ошеломленно смотрели на Наруто, пораженные до глубины души столь неожиданным заявлением. Только в глазах Иноичи Яманако таилась веселая насмешка. - Вы похожи не только на отца, но и на Данзо...
  - А я и не отрицаю - пожал плечами блондин, но его лицо вдруг ожесточилось, а ледяной взгляд заставил всех вздрогнуть. - Но меня от Данзо отличает то, что я не предатель...
  - Хорошо... - устало вмешалась Пятая. - Этот вопрос на твоей ответственности, Наруто. Будешь докладывать о ходе операции лично.
  Блондин кивнул, стараясь поудобнее устроиться на жестком стуле. Совещание длилось уже несколько часов, и физическая усталость вкупе с психологическим напряжением вымотала всех.
  - Есть еще вопросы для обсуждения? - с огромной надеждой на отрицательный ответ поинтересовался Шикаку.
  - На сегодня достаточно, отправляйтесь по домам - покачала головой Цунаде, с трудом подавив улыбку. Наблюдать за тем, как на лицах уважаемых глав кланов появляется какая-то детская радость, было забавно...
  Узумаки спокойно шел по коридорам башни Хокаге, глубоко погруженный в свои мысли. На миг в его глазах потемнело, и юноша покачнулся, судорожно опираясь рукой о стену.
  - " Похоже, я слегка переутомился..." - мелькнула безрадостная мысль. - " Надо возвращаться домой и хорошенько выспаться..."
  Но осуществить задуманное Наруто не удалось. Юноша беспокойно ворочался на постели, изо всех сил пытаясь расслабиться. События сегодняшнего дня то и дело возникали в памяти, и от будущего тоже вряд ли стоило ожидать чего-то хорошего. Нельзя сказать, что Узумаки мучила совесть, но в глубине души все равно ощущалась тяжесть принятого решения. Сознание мучили сомнения и тоска о несбыточных желаниях. В этот момент, как никогда хотелось, чтобы рядом оказались мать, отец и друзья. Хотелось чьей-то поддержки...
  Удушающий запах цветов из приоткрытого окна и густая тьма в углах комнаты тревожили беспокойный разум. Наруто с надеждой посмотрел на звездное небо через стекло окна, но это не принесло облегчения. Оставался только один способ...
  Юноша одним движением соскользнул с измятых простыней, и начал торопливо одеваться. Через минуту в доме уже никого не было...
  
  * * *
  
  Ямато был в отчаянии. Это чувство, так несвойственное спокойному АНБУ раньше, в данный момент угрожало поглотить мужчину целиком. День выдался не из лучших: сначала выволочка от Цунаде, потом неприятнейшая сессия допросов от Морино Ибики, никогда не отличавшимся снисходительностью, и напоследок, небольшая лекция от главы АНБУ пару минут назад. Вспоминая слова начальника, Ямато удивлялся, что еще так легко отделался: всего-то лишение звания капитана и несколько месяцев низкоранговых миссий. Факт того, что его разжаловали в рядовые после стольких лет упорного труда, мерк по сравнению со словами командира, что до сих пор звучали в ушах:
  - "...Тензо, ты маня разочаровал. От такого опытного шиноби я ожидал больше здравомыслия. Наказание послужит тебе уроком, я надеюсь, что впредь подобного не повторится. Невнимательность - это одно, а вот нарушение Свода Правил уже совсем другое... И наказание за это намного серьезнее... Не вынуждай меня выносить приговор..."
  Ямато вздрогнул как от удара, когда увидел здоровенную каменную плиту, что находилась в главном зале штаба АНБУ со дня его основания. Когда создавалась деревня, и понадобился особый отряд высококвалифицированных воинов, Тобирама Сенджу принял решение об основании АНБУ и стал его первым главой. Но, чтобы не превратить элиту шиноби в высокомерных, безнаказанных убийц и был создан Свод Правил, высеченный на камне и сохранившийся до сегодняшнего дня. В нем было всего пять пунктов:
  "Запрещается приговаривать к смерти человека, совершившего незначительное преступление, без тщательного расследования"
  "Запрещается прощать своего фаворита, совершившего тяжкое преступление"
  "Запрещается обогащаться, грабя народ и уничтожая святыни"
  "Запрещается смотреть сквозь пальцы на добрые и плохие поступки своих подчиненных и проявлять несправедливость в назначении наград и наказаний"
  "Запрещается использовать заслуги других и, потворствуя собственному честолюбию, укреплять свою личную власть" *
  Бывший капитан третьего отряда АНБУ побледнел под маской, осознав, насколько он был близок к нарушению последнего Правила. А наказание за это - смерть и полное бесчестье как воина. Над этим следовало хорошенько подумать, но впереди образовалось достаточно времени... Мужчина невесело хмыкнул и отправился к своему отряду, чтобы оповестить их о смене капитана.
  * * *
  
  Черная бездна неба затягивает в свои объятия, от вспышек звезд колет глаза... А в душе - пустота... Редкий момент, когда нет ни мыслей, ни желаний. Хочется схватить его и не отпускать от себя вечность. Только где-то в груди крыльями бабочки бьется клубочек тоски в море спокойствия...
  Влажная трава оставляет чувство прохлады, проникнувшее через слои одежды. Кончики пальцев касаются земли, на которой лежать не менее удобно, чем на родной кровати. В лунном свете волосы кажутся покрытыми серебряной пылью, в потемневшей лазури глаз не отражается ничего, кроме звезд...
  Когда пальцев касается чужая шершавая ладонь, с трудом удается подавить дрожь. Плечо ощущает чужое тепло и человек вытягивается рядом, не произнося ни слова. Как привычно... Подобный ритуал повторяется каждый раз, когда Наруто оказывается среди ночи на горе Хокаге. Как он чувствует этот момент? Неважно, совершенно неважно знать как, подобные действия успокаивают бурю в душе и проясняют разум. Им обоим это нужно как воздух... Нужно что-то, ради чего стоит цепляться за жизнь, и обещания, данные кому-то ранее, не обладают подобной силой. Только молчаливое понимание, тепло чужих пальцев и отражение собственной боли в глазах напротив... Это один из столпов мироздания для Наруто после того, как он потерял друзей...
  Эта история началась сразу же после того, как Узумаки вернулся в Коноху вместе с Джирайей. Просто, в одну из бессонных ночей захотелось остаться наедине с бесконечным простором звездного неба. И он оказался не единственным, кто ценит подобное...
  Его имя было Амайя Хару, и он был безумен. Являясь одним из нин-хантеров, он сильно отличался от своих коллег, за спиной его даже называли воплощением демона, безжалостным хищником. Жажда крови и охоты создала Хару опасную репутацию и его временами опасалась даже Цунаде. В светло-зеленых глазах мелькали тени безумия, а рыжие волосы оставляли на бледной коже кроваво-красные отблески. Жажда битвы была единственным, что держало его в некотором подобии жизни. Казалось бы странным, что он до сих пор оставался в элитном отряде Хокаге, если бы не его феноменальное чутье на врага и совершенное мастерство убивать. Без лишних слов - он был лучшим в "Охотниках". На миссии Амайя всегда отправлялся один, ему нравился подобный расклад - только он и жертва... В редкие моменты передышек Хару предпочитал одиночество, он не хотел в очередном припадке ярости ранить своих коллег. Наблюдение за звездами было единственным, что успокаивало безумное пламя, яростно горящее вместо сердца. Он не думал, что встретит кого-то с такими же привычками...
  С того дня подобные встречи превратились в ритуал: лечь рядом на мокрую траву, коснуться пальцами чужой руки в молчаливом приветствии и погрузиться в бездну ночного неба...
  Одним движением пальцы переплелись и поднялись, будто попытавшись дотянуться до холодных звезд... По ладони потекла тонкая струйка крови, отсчет начался...
  ...три...
  ... Судорожно вдохнуть терпкий воздух, чтобы на губах остался металлический привкус...
  ...два...
  ... Зрачки сужаются от предвкушения, где-то в районе позвоночника холод пробегает по коже маленькими цепкими лапками...
  ...один...
  ... Удивительно согласованным движением два человека оказываются на ногах, пальцы уже не прикасаются друг к другу... Одинаковая усмешка на губах и одновременная атака.
  ... Никакого оружия - только то, что дала Мать-природа. Отточенное за годы искусство боя, свист ветра, капли ночной росы под ногами и бескрайний простор небес... Им не нужно слов, чтобы понять друг друга. Только в битве мысли становятся удивительно ясными и логичными... Только в битве нет ни боли, ни страха... Только в битве перед глазами не вспыхивают обрывки воспоминаний: нет высеченных на Мемориальном камне имен друзей, нет перед глазами погибшего от пыток брата-близнеца... Только яростное сражение, сорванное дыхание, кровь на губах... Это своеобразное очищение от грехов - боль от чужих ударов заглушает боль в душе, что каждый день грозит сжечь дотла. Завтра наступит новый день, вернутся права и обязанности, друзья и враги. Но сейчас только свобода от самого себя, от вины, от самой жизни. И в глазах напротив больше не видишь своего отражения, теперь вы снова два разных человека, связанных лишь невидимой нитью взаимопонимания. Этот ночной ритуал помогает обрести почву под ногами, вернуть безумии в узду самоконтроля и почувствовать, наконец, долгожданное спокойствие... Хоть на миг...
  ... Рухнуть на колени рядом друг с другом, позволить смеху вырваться из плена груди и почувствовать, как по щекам текут слезы... Сейчас не нужно сдерживать себя, не нужно надевать очередную маску, не нужно казаться сильным... Только на мгновение стать собой...
  * * *
  
  Иногда Наруто ненавидел свою работу. После памятного Малого Совета прошла неделя, и юноша с трудом находил время, чтобы перевести дух. Планирование операции в Стране Молнии занимало большую часть времени, и даже Шикамару не мог ничем помочь другу. У младшего Нара уже появились круги под глазами от усталости, а ответственность за безопасность деревни каждую минуту напоминала о себе неподъемным грузом на плечах. Поэтому приходилось со всем справляться в одиночку.
  Узумаки отобрал для миссии шестерых: все они были хорошо тренированы, являлись опытными шиноби, были не слишком известны на публике и, судя по личным делам, глупостью тоже не страдали. Но, прежде чем отправлять людей на задание и ставить печать безопасности, следовало удостовериться, что эта группа то, что нужно. Провал был недопустим. Наруто устроил каждому персональный тест, проверяя психологическую устойчивость и прочие реакции. Также, следовало ясно дать представление, что предстоит сделать кандидатам. В данный момент блондин в своей форме и маске стоял перед полностью экипированной командой и давал последние наставления:
  - Каждому из вас подробно объяснили, что от вас требуется и каковы будут последствия провала. С этого момента для Конохи вы не существуете и, если потерпите поражение, ваши имена даже не появятся на Мемориальном камне. Вы все добровольцы и знаете, на что идете. Можете засунуть свое высокомерие, импульсивность и собственное мнение туда, где солнце не светит. Провала я не потерплю, один намек на Коноху и мы окажемся в войне. И это будет ваша вина. Но, если вы вернетесь с успехом... Награда будет соответствующей. Всем все ясно?
  - Так точно! - в один голос отозвались бойцы.
  - Тогда свободны! - Наруто отвернулся и направился к выходу из комнаты. - Удачи вам...
  * * *
  
  Команда ушла на задание в утренних сумерках, а блондин занялся анализом разведданных. Устало откинувшись на спинку стула, Узумаки потер слезящиеся глаза. Целый день вчитываться в мелкие строчки было чертовски утомительно. Не утешало и то, что для того, чтобы найти крупицу действительно ценной информации, нужно было перелопатить гору бесполезных сведений.
  - Узумаки-сама! - в дверь ворвался испуганный чунин. - Вас срочно вызывает Хокаге!
  - Сейчас буду! - Наруто поморщился на такое обращение. После того, как угроза Данзо была устранена, Цунаде вывела из тени Совет Четырех и двух своих доверенных Советников. Фамилию отца блондина афишировать было преждевременно. Было не совсем понятно, кого молодой чунин боялся больше - самого Наруто или Пятую?
  Развлекая себя подобными размышлениями, юноша не забывал двигаться в сторону кабинета Хокаге. Осторожно открыв дверь и сделав шаг внутрь помещения, Узумаки засек еще трех человек, кроме Сенджу. Женщина выпрямилась в кресле и обвела собравшихся строгим взглядом.
  - Несколько дней назад Рок Ли, Камизуки Изумо и Хагане Котецу под командованием Сарутоби Асумы были направлены на миссию в Страну Демонов. Их задачей было сопроводить жрицу Шион к храму, чтобы она смогла провести ритуал укрепления печати на гробнице демона Морё и уничтожить любую угрозу подопечной. Час назад птица принесла сообщение от Асумы, что их группа встретила противника, и он оказался сильнее, чем ожидалось. Но не в этом проблема... Сарутоби написал, что врагов больше и эти неизвестные очень сильны. Он опасается провала миссии и требует помощи. Теперь Узумаки Наруто, Ширануи Генма, Намьяши Райдо и Хатаке Какаши - я считаю, что вас четверых должно быть достаточно, чтобы справиться с любой возникшей угрозой! До Страны Демонов двигаетесь вместе, а потом разделитесь на две группы: Наруто и Генма в одной, Какаши и Райдо в другой. Таким образом, у каждой двойки будет свой следопыт. Используйте все свои способности, найдите команду Асумы и завершите миссию! Выполняйте!
  - Есть! - четыре тени мгновенно исчезли из поля зрения Хокаге, отправляясь за экипировкой, чтобы встретиться у ворот деревни через несколько минут...
  Путешествие по ночному лесу было довольно привычным делом для шиноби, поэтому группа поддерживала неплохую скорость. Был хороший шанс встретить Асуму до того, как тот попадет в серьезные неприятности. Наруто было слегка непривычно ощущать себя в стандартной форме джонина, но в то же время он радовался, что можно навсегда распрощаться с идиотским оранжевым комбинезоном. Путь мужчины продолжали в молчании, стараясь сохранить как можно больше энергии на будущее. Благо, что Страна Демонов располагалась близко от Страны Огня. С короткими остановками для отдыха, команда неуклонно приближалась к цели. Шиноби старались идти как можно быстрее, сохранив энергию для весьма вероятной встречи с противником.
  Ночь третьего дня пути еще не успела закончиться, когда четверо джонинов остановились на границе стран.
  - Пора разделиться - тихо напомнил Генма, перекатив по губе сенбон. - Наруто, ты следопыт?
  Узумаки лишь кивнул, прикусывая палец и складывая печати. Какаши сделал тоже самое.
  - Нинпо! Призыв! - два голоса слились в один. Из облака дыма показался Паккун со своей стаей и вопросительно уставился на Копирующего. Но тому было не до разговоров, он с детским любопытством разглядывал величественного белого тигра, которого призвал Наруто.
  - Здравствуй, Кацу! - юноша тепло поприветствовал друга.
  - Ты слишком редко меня вызываешь, Наруто... - проворчал тигр, игнорируя множество заинтересованных в его персоне взглядов. - Зачем я тебе понадобился?
  - У меня есть задание...
  Объяснив своим четвероногим партнерам суть миссии, джонины договорились о районах поиска и расстались. Через несколько часов поиска, Кацу обнаружил место недавнего сражения, после которого прошло не больше суток.
  - Мы на правильном пути - тихо сказал напарнику Наруто, внимательно исследуя землю с кусками выдранной травы и трещины в камнях. - Здесь был нешуточный бой. И враг, вероятно, имел более чем одного бойца. Если каждый из членов команды Асумы был вынужден сражаться, вполне возможно, что они сейчас физически измотаны и ощущают недостаток чакры. Нам следует поторопиться! Кацу, ты можешь взять след?
  - За кого ты меня принимаешь, Наруто? Дождя не было несколько дней, а я не бездарное земноводное, чтобы пропустить такой четкий запах... - недовольно отозвался тигр. Он уже несколько лет припоминал Наруто тот факт, что юноша имел два контракта призыва. Тигры очень гордые животные и посчитали союз Узумаки с жабами личным оскорблением. Наруто не хотел вспоминать те способы, которыми он вымаливал прощение. В свою очередь, блондин не забыл выразить претензии Джирайе, как инициатору конфликта.
  - Успокойся, Кацу, я не собирался тебя обижать - примирительно поднял ладони юноша. Генма смотрел на это взаимодействие с тенью развлечения в глазах. Шиноби продолжили путь и вскоре вышли к месту еще одной прошедшей битвы.
  - Я был прав - кивнул сам себе Наруто. - Им всем пришлось сражаться.
  - Тогда наша помощь Асуме будет необходима - помрачнел Ширануи. - Нам нужно...
  Мужчина не успел договорить, Кацу вдруг прижался всем телом к земле и напрягся:
  - Наруто, впереди люди и они приближаются!
  - Генма, будь готов к бою, они должны быть сильны, если сумели подойти так близко незамеченными... - повинуясь какому-то неясному предчувствию, блондин достал меч и сосредоточил все свое внимание на окружении. Кацу молниеносно скрылся в тени деревьев, он предпочитал нападать из засады.
  Враги появились неожиданно, просто в один момент четыре фигуры будто соткались из воздуха. Шиноби Листа даже не успели сделать вдох до того, как началась битва. Наруто мысленно застонал - он узнал противников. Четверо мужчин были одеты в абсолютно черную облегающую одежду, что совершенно не сковывала движения. Единственной деталью экипировки другого цвета была металлическая маска, закрывающая нижнюю половину лица. На ней так же был выгравирован какой-то узор, но разглядеть его не было времени. Один из нападающих, вооруженный коротким мечом, направился прямо к Ширануи, который успел достать пару кунаев, и теперь внимательно следил за движениями врага. Но у блондина не было возможности отвлекаться на действия напарника - на него самого напали трое оставшихся.
  У одного из них была обычная катана, у другого два недлинных клинка, а у последнего - из наручей, скрытых рукавами, сверкнули длинные стальные когти. Сейчас жизнь Наруто зависела только от его мастерства владения мечом, в мотивах противника можно было разобраться и потом. Юноша усилием воли закрыл все свои эмоции, оставив разум в подобии пустоты. Это было началом погружения в боевой транс. Узумаки использовал его прежде только в бою с Тодо Хейске. Одна посторонняя мысль могла сбить концентрацию и привести к смерти. А этих противников нельзя было недооценивать ни в коем случае. Движения врагов были стремительными, текучими - они будто скользили над землей. Солнечные лучи льдистыми вспышками отражались от бритвенно-острых лезвий. Было неимоверно тяжело не обращать внимания на яркие блики. В таком бою зрение могло только помешать. Движения врагов ощущались по малейшему звуку рассекаемого воздуха, каждая клеточка тела была сосредоточена на враге. Перемещения бойцов были совершенно бесшумными, засечь их можно было только по звуку легкого дыхания... Наруто проскальзывал под ударами, просачивался между врагами словно вода. Каждый его удар был смертельным, но и противники не отставали. Со стороны столкновение клинков было похоже на торнадо, в застывшем воздухе тени сражающихся метались хаотично, но в то же время и в какой-то странной гармонии.
  ... Двое по бокам: юноша вскидывает свой багрово-красный клинок, блокируя удары, каждый из которых мог бы стать для него последним. На краю сознания мелькает туманная мысль: "Они же обычно работают впятером?.." Но тут же Узумаки получает ответ, когда в паре миллиметров от его уха пролетает сенбон. Последний враг так и не покинул тени деревьев, и по его действиям можно понять, что он специализируется на метательном оружии. Это заставляет юношу сосредоточиться на еще одной угрозе.
  В следующую секунду на блондина навалились со всех сторон. В таком плотном взаимодействии использовать техники не было никакой возможности, они просто не дадут времени сложить печати. Противник на протяжении всего боя не переставал накладывать гендзюцу, нарушающее восприятие. Разуму необходимо каждый раз отвлекаться, чтобы вырваться из плена иллюзий, что не помогает поддерживать концентрацию. Острая боль под правой лопаткой напомнила о том, что не стоило забывать и о снайпере под деревьями. Утешением могло служить лишь то, что в момент удара, Наруто услышал низкий рык тигра и хруст костей. Больше метатель никому не доставит проблем. Но трое врагов не собирались упускать шанс на победу и воспользовались кратким замешательством Узумаки. Отвлекшись на боль в спине, Наруто пропустил удар когтей, за что тут же поплатился обжигающей болью в левом боку. Острые лезвия без труда пропороли джонинский жилет. Следовало разобраться с противниками прежде, чем потеря крови повлияет на скорость...
  ... Выпад, отскок, резкий взмах левой рукой, в которой мгновенно появляется кунай, и один из врагов падает с перерезанным горлом. Но оружие тут же выпадает из ладони, когда один из коротких мечей противника наносит удар по руке. Только благодаря нечеловеческой реакции Наруто не лишился конечности. Теперь кровь из глубокой раны на левом запястье, ускорила приближение того момента, когда юноша выйдет из боевого транса от боли и слабости. Но пока время еще было...
  ... Внутри идет отсчет секунд, главное не запоздать с движением. Сейчас спасение только скорость. Шаг вперед, два назад, шаг в сторону. На то место, где Узумаки стоял недавно, обрушивается град ударов. Согласованность действий врага поражает - они двигаются как единый организм. Но в пылу боя блондин забыл о ране на спине. Метательный нож, попавший под лопатку, был отравлен. С каждым движением Наруто, яд все глубже проникал в кровь... По виску скатилась капля пота, дыхание стало прерывистым, звуки окружающего мира причудливо исказились, в глазах изображение врага начало двоиться... Это было чертовски плохо. Если даже в своей лучшей форме Наруто с трудом поспевал за противником, то сейчас...
  В глубине души появилось отчаяние и обреченность, с каждым ушедшим мгновением по капле таяла надежда на победу. Резкий рык и белая тень, промелькнувшая на краю зрения, сначала даже не обратили на себя внимание Узумаки. Лишь пару секунд спустя блондин понял, что Кацу не забыл о партнере - он лишь выжидал момент для атаки. Это был шанс, который не следовало упускать, и Наруто воспользовался им сполна... В тот миг, когда враг с двумя клинками упал на землю с разорванным горлом, юноша резко взвинтил темп боя, переходя в атаку. Под яростными и совершенно безжалостными ударами "Кровопийцы" противник отступил на шаг, потом еще один и, на следующем, упал с пронзенным сердцем...
  ... Узумаки выронил меч, упав на колени. Дрожащими пальцами правой руки он полез в один из карманов жилета за ампулой с противоядием. Благо, что блондин узнал симптомы и смог определить вид отравы. Через несколько секунд Наруто обессилено растянулся на истоптанной траве, дыхание медленно приходило в норму... Повернув голову, юноша лениво посмотрел на Кацу, вытирающего окровавленные зубы об одежду одного из противников. В следующее мгновение Узумаки подскочил на месте, тут же оказываясь на ногах. В усталом сознании вспышкой сверкнула только короткая мысль: "Генма!"
  Русоволосый джонин сидел на траве и меланхолично тыкал лежащий рядом труп сенбоном. Сюрреалистичная картина. Генма тяжело обернулся на звук шагов за спиной, метательная игла выпала из ослабевших пальцев, а по губам скользнула извечная насмешливая улыбка. Если учесть то, что они были разбиты до крови, выглядело это жутковато.
  Признать симптомы поражения ядом Наруто не составило труда. Быстро, насколько позволяло его собственное состояние, юноша приблизился к напарнику. В руке появилась еще одна ампула:
  - Не шевелись, это противоядие. Чтобы подействовало быстрее, я введу его прямо в шейную артерию...
  Ширануи не стал сопротивляться, подставив беззащитное горло. Через минуту скулы старшего джонина слегка порозовели, и он задышал свободнее. Только теперь Генма заметил бледный вид Узумаки и его одежду, перепачканную в крови.
  - Ты ранен?
  - Я получил нож в спину, чуть не лишился руки, и у меня такое ощущение, что те когти пропороли мне бок до самого желудка... Так что, да, я ранен - съязвил Наруто, доставая свиток с походной аптечкой. Раны следовало перевязать. - А ты как?
  Оба джонина незаметно перешли на "ты", раньше им нечасто приходилось сталкиваться. И, пережитая совместно угроза смерти, как-то не располагает к излишней официальности.
  - У меня сломано запястье, пара ребер и, этот гад выбил мне несколько зубов - недовольно поморщился Ширануи. - Несколько неглубоких ран я не считал... Что это за монстры? Я не стал джонином за красивые глаза, а этот тип чуть не размазал меня даже не используя техник!
  - Это их обычная тактика - ответил блондин, не забывая бинтовать раны напарника. Вскоре должна была придти очередь и его самого.
  - Ты их знаешь - утвердительно кивнул Генма.
  - К сожалению... - Наруто поморщился с досадой, краем глаза отметив, что Кацу предпочел остаться в тени и покараулить. - Существует всего четыре команды, в каждой по пять человек. Они ассасины, непревзойденные мастера в искусстве лишения жизни. Их услуги стоят очень дорого, не меньше чем три миссии S-класса для Скрытых деревень. Специализируются на убийстве глав кланов, шиноби S-класса и Каге...
  - Почему мы ничего о них не слышали? - удивился старший джонин.
  - В этом-то и состоит большая часть их успеха. Никто просто не может представить себе, какую опасность несет даже одна команда - спокойно продолжил Узумаки. - Но даже при такой таинственности без работы они не остаются, поверь мне. Эти убийцы никогда не пользуются ниндзюцу, а направленные чакроподавители уменьшают потенциал атак их противника почти втрое. Если ты не владеешь кендзюцу или тайдзюцу - ты труп. На будущее: каждая команда специализируется в какой-либо области искусства шиноби. Те, с которыми мы сегодня столкнулись, мастера в работе с холодным и метательным оружием. Их кодовое имя - "Богомол". Все команды названы в честь какого-либо насекомого. Вторая группа - "Паук". Они спецы в ядах и имеют просто шокирующую ловкость при работе со стальной проволокой. А на ней еще и отравленные шипы. Моргнуть не успеешь, как окажешься в стальном коконе. Третья команда - "Бабочка". Несмотря на такое безобидное название, эта группа просто монстры в тайдзюцу. Каждый в ней как минимум равен Гаю. Представь себе эффект их атаки впятером... Я бы очень не хотел с ними столкнуться. И последняя и самая опасная - "Скорпион". А вот это, Генма, просто беда... Они универсалы... Дальше говорить излишне, делай выводы сам... Их база называется "Гнездо", и попадают они туда четырехлетними детьми, где из них воспитывают смертельное оружие. Четыре команды, двадцать человек - но каждый из них стоит десятка . Их профиль - убийство без привлечения внимания, никаких улик, никаких свидетелей... Те же Акацуки состоят из весьма известных личностей, и они преступники. А у преступников не самая лучшая надежность. Воспитанники "Гнезда", в свою очередь, всегда выполняют заказы идеально. Или умирают в процессе, без предательства. Сейчас мне с трудом верится, что мы еще живы...
  - Невесело - хмыкнул Ширануи, пытаясь скрыть, что он поражен достаточно сильно. - Ты сказал, что они действуют в пятерке... Тогда где остальные четверо?
  - Остались там - блондин махнул рукой в ту сторону, откуда недавно появился. И, в ответ на ошеломленный взгляд напарника, пояснил: - Двоих достал Кацу, а с оставшимися я разобрался сам.
  - Значит, именно ты был их целью - тихо сказал Генма, но все равно впечатлено покачал головой, а потом глубоко задумался.
  - Видимо, так - Узумаки занялся тем же самым, только мысли его были одна мрачнее другой. Проблема была в том, что юноша знал, кто был создателем и руководителем "Гнезда"... Шинигами, или иначе - Шинда Намекадзе. И что теперь думать? То ли предок не знал вообще, кого заказали одной из его команд, а это автоматически означает предателя в близком кругу. Ведь никто кроме клана и самых верных подчиненных не знает, что Шинигами является Намекадзе. А может, предок решил устроить проверку новому главе клана? Стоит поинтересоваться у Шинды прямо, авось не соврет... Кто еще мог быть заказчиком? Ну не Хиаши Хьюга, же?! Наруто не настолько сильно его оскорбил, да и глава Хьюга не стал бы действовать сгоряча, ведь юноша пока еще очень нужен Конохе... Кто, кто, кто?..
  - А не пора бы нам отправляться дальше? - как бы невзначай поинтересовался Ширануи.
  Наруто чуть не сплюнул от досады - за всеми событиями он чуть не забыл о цели миссии. Напарники собрались быстро и, позвав Кацу, продолжили погоню. Только через несколько минут, Генма задумчиво задал вопрос:
  - Интересно, а как дела у Какаши и Райдо? Искренне надеюсь, что не так как у нас...
  Узумаки лишь хмуро покосился на напарника. Он весьма не вовремя вспомнил старую поговорку: "Если что-то может пойти не так, оно обязательно пойдет не так..."
  
  Копирующий в это время бездумно следовал за Паккуном, его в очередной раз мучили сомнения. Райдо старался не беспокоить напарника понапрасну. Врагов поблизости не было, да и говорить особо не о чем тоже. Намьяши и в обычное время-то не отличался общительной натурой, а уж видя, что коллега глубоко погружен в раздумья, и беспокоиться лишний раз не стал.
  Какаши тяжело вздохнул и постарался придать мыслям в голове хоть какое-то подобие порядка. Предыдущая неделя выдалась не из лучших... Двенадцать часов, проведенных в "гостеприимных" стенах отдела Ибики, полностью истощили Хатаке и морально, и физически. Крохи оптимизма, невесть как затерявшиеся в глубине сознания, позволили не впасть в депрессию. Это был не первый и даже не второй раз, когда джонин проходил подобную процедуру, так что для восстановления душевного равновесия требовалось только время. Утешало то, что Сакура задержалась в отделе всего на час, а потом была отправлена домой. Какаши не хотел, чтобы за его ошибки расплачивалась ученица...
  Копирующий привычно подавил чувство вины, в который раз вспыхнувшее за последние шестнадцать лет. Последняя мысль потянула за собой раздумья на другую неприятную тему - Наруто. Какаши вспомнил, как недавно искренне хотел получше понять своих учеников и исправить ошибки, допущенные в начале знакомства и совместной работы. С Сакурой все получилось неплохо, Хатаке даже начал искренне восхищаться боевым мастерством и силой воли девушки. Ей он мог безбоязненно доверить прикрывать себе спину в бою. А таких людей Какаши мог бы пересчитать по пальцам одной руки. А вот Узумаки... Чем больше проходило времени, тем сильнее Копирующий убеждался, что лучше бы ему было не знать блондина вовсе. Замеченные изменения в юноше не слишком нравились джонину. Иногда он задавал себе вопрос: "Где тот жизнерадостный, улыбающийся всем подряд, паренек? Тот, кто согревал своим теплом многих..." Теперь, Хатаке все сильнее убеждался в том, что того паренька не существовало вообще.
  Холодный, умный и, временами, безжалостно-жестокий юноша никак не мог иметь что-то общее с тем образом, что закрепился в разуме Какаши. Это отталкивало. Да еще и какие-то темные секреты, то и дело всплывающие и тревожной периодичностью... Неужели, Минато-сенсей был таким же?
  Все существо Копирующего протестовало против этой мысли, невозможно было даже думать о Четвертом Хокаге так! Ведь он же был добрым, благородным воином, защищающим деревню, правда же?.. Но, в то же время, Какаши с горечью признавал, что он мог быть абсолютно прав в своих подозрениях. Это грозило пошатнуть всю систему ценностей сереброволосого джонина. Он ведь мог просто идеализировать образ сенсея, заменившего ему отца...
  В итоге, невесело пришел к выводу Хатаке, ему лучше не приближаться к Наруто и не пытаться раскрыть его тайны. Он ничего не имел против юноши, но чувствовал, что разговора по душам и дружбы не получится никогда. Впору было просить прощения у сенсея за то, что его ученик такой трус...
  - Какаши, ты там заснул, что ли?! - недовольно рявкнул Паккун, предварительно весьма чувствительно укусив партнера.
  - Что случилось? - джонин с усилием вырвался из раздумий. Райдо был обеспокоен состоянием напарника, отвлечение в бою могло стоить жизни.
  - С возвращением в наш мир! - ядовито отозвался пес. - Я почуял след Асумы...
  - Далеко? - подобрался Копирующий. Все сомнения отошли вглубь разума.
  - Не очень, но у нас небольшая проблема... - замялся Паккун и, видя, что мужчина внимательно прислушивается, продолжил: - На границе восприятия появились два подозрительных запаха. Эти люди умело скрываются, их чакра почти неощутима...
  - Это враги? - поинтересовался Намьяши.
  - А я откуда знаю?! - пес посмотрел на шиноби Листа как на идиота. - Но советую приготовиться к неожиданностям...
  - А это не могут быть Наруто и Генма? - Какаши тоже задал вопрос.
  - Их что, по тупости в команду подбирают? - философски проворчал себе под нос Паккун, но ответил с терпением опытного учителя: - Нет, тех бы я сразу узнал.
  - Спасибо за предупреждение - кивком поблагодарил Хатаке, не услышавший нелицеприятную характеристику в свой адрес. - На всякий случай, следует поторопиться...
  Райдо молчаливо согласился, все еще несколько смущенный отповедью пса. Ускорившись, джонины неумолимо приближались к подножию вулкана. Именно там Паккун ощущал запах Асумы. Они прибыли на место не первыми... Радость Сарутоби и его команды от встречи с товарищами было видно невооруженным глазом.
  - Вы вовремя - пыхнув сигаретным дымом, заметил бородатый джонин, проведя тест на подлинность личности прибывших. Это была стандартная процедура.
  Но большее внимание Какаши привлекло состояние Наруто и Генмы. Было похоже, что они встретились с дикими кошками, которые сначала хорошо по ним потоптались.
  - Вы ранены? - Райдо беспокоился за своего лучшего друга.
  - Ничего непоправимого, мы еще можем сражаться - кисло отозвался Ширануи и огляделся. Постояв несколько секунд в ступоре и удивленно распахнув глаза, он указал на целую армию каменных истуканов, которая стремительно оживала и начала приближаться к замершим шиноби Конохи. - Что это за хрень?!
  - Это армия каменных статуй - спокойно просветил всех Изумо.
  - Мы заметили... - иронично приподнял бровь Райдо, который рассчитывал хотя бы на некоторые подробности.
  - Нам нужно доставить Шион в храм, а он внутри вулкана... - напомнил о цели миссии Асума, взглядом показав на светловолосую девушку рядом с Ли.
  - Какая теплая компания! Похоже, мы вовремя! - раздался веселый голос позади группы. Шиноби мгновенно приготовились отражать атаку.
  Разглядев новоприбывших, Наруто витиевато выругался себе под нос. Ситуацию хуже придумать было невозможно: в Храме того и гляди пробудится демон, неподалеку готовится к атаке армия каменных истуканов, а перед замершими шиноби Скрытого Листа стояли двое, с кем Наруто хотелось бы столкнуться меньше всего. С обманчивой легкостью мужчина в плаще Акацуки вертел в руках трехлезвийную косу, а рядом в таком же плаще мужчина в маске оценивающе разглядывал своих противников. Какузу и Хидан... Куда уж хуже... По слухам, они бессмертные воины...
  Узумаки тяжело вздохнул и, оглядев последний раз поле битвы и своих товарищей, не особо понижая голос, выдал вердикт:
  - Мда, ребята... Мы - в заднице!..
  
  Глава 8-2
  Один в поле не воин...
  
  Бесконечные дни спят в опавшей листве,
  Догорают мечты в непотухшем костре.
  Ускользающий свет погружает во мрак,
  Где-то слышится лай поднебесных собак.
  
  Звезды падают вниз, исчезая во мгле,
  Тени снов улеглись на остывшей золе.
  Я ложусь рядом с ними; мне снится рассвет,
  Обретенная Тьма и потерянный Свет.
  
  Я ступаю сквозь Тень в междуцарствие снов,
  Призрак ночи срывает туманный покров.
  Серой птицей исчезну под бледной луной,
  Где миры, что сокрыты ментальной стеной.
  
  Черный пепел в траве, и обглодана кость,
  И до сердца прожжен каждый мертвый листок.
  Это кровью земля пропиталась насквозь,
  Это ее отравлен подземный исток.
  
  Это мертвый закат. Это мертвый рассвет.
  Это прежний, извилистый, в терниях путь.
  Нас ведет за собой темный призрачный свет.
  Тех, кого он забрал, невозможно вернуть.
  (стихи Ночной Охотник, "Долина Смерти")
  
  В своей жизни Сарутоби Асума больше всего любил три вещи: Юхи Куренай, сигареты и работу. Даже ссоры с отцом не могли поколебать уверенность джонина в последнем, но это вполне могла сделать прошедшая неделя. Асума не обманывал себя, прекрасно понимая, что неудачи и тяжелые времена присутствуют в жизни каждого человека. В его собственной тоже случалось и хорошее и плохое, временами разум погружался в отчаяние... Но сегодня это не было простой меланхолией. Сарутоби мог со всей честностью признаться, что никогда еще не оказывался в таком дерьме. А ведь все начиналось так спокойно...
  ... "Сопроводить жрицу Шион до храма и охранять во время ритуала" - это звучало вполне разумно и невинно. Никакой угрозы серьезнее парочки бандитов не ожидалось! Но никто не предупредил команду Конохи о том, что существуют шиноби, которые попытаются помешать выполнению задачи любой ценой. Да и сама жрица казалась слегка неадекватной. Понятно, что у религиозных людей есть свои странные замашки, но поведение Шион, временами, выходило за рамки нормального... Она закатывала истерики, сыпала пророчествами, капризно поджимала губы, высокомерно морщилась и ничуть не хотела оказать содействие шиноби Листа. Конохе не раз давали миссии по защите избалованный девчонок, но эта... была исчадием Ада... Асуме потребовался весь его немалый жизненный опыт, чтобы не отвесить наглой подопечной затрещину. Он читал про себя устав шиноби, делая особый упор на пункт, где говориться о непричнении вреда собственному клиенту.
  У Котецу, Изумо и Рок Ли такого опыта не было. Даже ученик Гая, несмотря на весь свой оптимизм и галантность по отношению к женщинам, готов был свернуть шею блондинистой служительнице храма. А лучшие друзья то бледнели, то краснели от злости, но молчали. Они и не таких встречали иногда во время вахты у главных ворот Конохи. Сарутоби был очень благодарен за их терпение. Конечно, Асума очень хотел, чтобы рядом оказался и Шикамару, но тот был занят по уши. Но в то же время, джонин испытывал жгучее желание проклясть Хокаге самыми страшными словами за то, что именно ему выпало разбираться с проблемами Страны Демонов.
  И, когда произошло первое столкновение с врагом, Сарутоби даже не удивился. Что еще можно было ожидать от так неприятно начавшейся миссии? Но, в то же время, эта ситуация вызывала нешуточное беспокойство: встреча с шиноби высокого ранга не подразумевалась! Охрана Шион состояла в сопровождении ее к храму, чтобы она не потерялась по дороге и не попала в руки разбойников. Могли быть попытки похищения для шантажа дайме, но ничего особо серьезного... Только по причине статуса жрицы была выделена команда такого калибра, а не пара генинов и чунинов...
  Шиноби-отступники, напавшие на группу были как минимум уровня джонинов. С первой атакой шиноби Листа справились, но пришлось потратить немалую часть физических сил и чакры, а путь до храма предстоял еще не близкий. Сколько врагов ожидало впереди - неизвестно...
  Не обращая внимания на очередную истерику Шион, Сарутоби принял решение послать в Коноху просьбу о помощи. Рисковать успехом миссии в данной ситуации было бы глупостью. Все, что сейчас нужно было сделать - это ждать товарищей и не влипнуть за это время в какое-нибудь дерьмо. Что в данный момент казалось очень сомнительным.
  Несмотря на все трудности и еще пару столкновений с врагом, команда Асумы упорно двигалась вперед, с каждым часом сокращая расстояние до храма. Казалось бы, что шиноби Листа неплохо справляются, и все немного приободрились: ведь завершение миссии было не за горами. В отличие от чунинов, Сарутоби не испытывал оптимизма. Его интуиция однозначно заявляла, что главные неприятности еще впереди. И она оказалась права: у подножия вулкана, внутри которого и располагалась цель путешествия, медленно оживала армия Призрачного Легиона, состоящая из каменных воинов.
  Шиноби замерли, ошарашено разглядывая небывалое зрелище. Шион не забыла указать своему сопровождению на тот факт, что она предупреждала их о скорой смерти... Котецу, услышав это, окинул девушку таким зверским взглядом, что та подавилась следующей фразой и подняла ладони в жесте примирения.
  - Сейчас самое время появиться подмоге! - с надеждой застонал Асума, нервно прикуривая следующую сигарету.
  Будто в ответ на его молитвы из недалекого лесного покрова появился белый тигр и две фигуры шиноби, следующие за ним. Опасаясь ловушки, Сарутоби подал своей команде сигнал боевой готовности. Мало ли кто мог перехватить его сообщение в Коноху. В прошлом бывали весьма трагичные случаи, когда враг прикидывался товарищем и убивал шиноби в тот самый момент, когда они расслаблялись. Поэтому в Конохе, дабы избежать повторения подобного, был придуман своеобразный ритуал приветствия соратников. Подделать его было чрезвычайно сложно, так как постоянного пароля не существовало. Хокаге перед каждой миссией выдавал команде свою кодовую фразу, и только истинная помощь знала ее и отзыв. Вот и сейчас бородатый джонин, не обращая внимания на внешний вид появившихся шиноби, задал контрольный вопрос... И ощутимо расслабился, убедившись в подлинности товарищей. Теперь можно было и поинтересоваться, когда Наруто и Генма получили ранения, оставившие на их одежде кровавые потеки. Но Асума даже не успел открыть рот, когда тигр настороженно повел носом и низким голосом сообщил о приближении людей. Через пару минут в поле зрения появились Райдо, Какаши и Паккун. Сарутоби пришлось повторить процедуру опознания, проведенную несколькими минутами ранее. Райдо предоставил Хатаке отвечать, обеспокоенно интересуясь состоянием Ширануи, который уже много лет являлся его лучшим другом. Джонин с сенбоном во рту отмахнулся от вопросов, наконец, оглядываясь и показывая пальцем на армию каменных статуй. Та пока не доставляла проблем, так как еще находилась в процессе пробуждения. Вроде бы сейчас был идеальный момент для того, чтобы атаковать и избавиться от части проблем, но Сарутоби чуял подвох и не хотел рисковать. Для начала нужно было обсудить ситуацию и будущие действия с новоприбывшими. Неожиданно, Асума хмыкнул, ему в голову пришла бредовая идея о том, что для полной задницы не хватает только парочки суперсильных врагов, типа Акацуки... Но, это ведь невозможно? Что им здесь делать? Джонин отмахнулся от своих глупых мыслей и предпочел прислушаться к разговору, который вели окружающие. Через пару минут Сарутоби напомнил всем о цели миссии, указав на недовольно поджавшую губы жрицу. Большего сделать никто не успел...
  ... Насмешливый голос мужчины в плаще с красными облаками заставил Наруто выдать фразу, от которой Ли моментально покраснел. Асума же моргнул раз, другой, а потом...
  - Я чертов гребаный пророк!!! - в несвойственной ему полуистеричной манере взвыл мужчина. И, когда Узумаки вынес свой вердикт о полной заднице, сын Третьего Хокаге готов был кивать как болванчик в согласии с его словами...
  
  
  ... Шион не любила людей, особенно шиноби... Видеть смерть окружающих с самого раннего детства было больно. Тяжело принять тот факт, что дорогие тебе люди или просто знакомые умрут, а ты ничего не сможешь с этим сделать. Иногда жрица впадала в такое отчаяние, что желала закончить и свою жизнь... Лишь долг не позволял поддаться слабости. Шион казалось, что все, к чему она прикасается - обращается в прах...
  С того момента как эта мысль укрепилась в сознании, девушка и превратилась в недовольную всем окружающим миром вздорную истеричку. Ведь мало кто захочет быть поблизости от столь неприятной особы. Шион боялась привязываться к кому-либо и старательно отваживала от себя всех, кто имел хоть малейший шанс стать ее другом. Только ночью, в одиночестве, она позволяла себе слезы о своей проклятой судьбе.
  Когда пришла весть о необходимости восстановить и укрепить печати на тюрьме демона Морё, жрица даже вздохнула с облегчением - это был шанс обрести свободу. Девушка знала, что вряд ли переживет ритуал, но это была одна из немногих возможностей умереть с честью, не посрамив памяти своих предков...
  ... Шиноби Конохи были очень интересными людьми, они могли бы стать ее верными друзьями... Как только белокурая жрица осознала этот факт, она испугалась до темноты в глазах и стала вести себе отвратительнее обычного. Снова люди будут умирать из-за нее...
  Видя злость и неприязнь в глазах своей охраны, девушка внутренне удовлетворенно вздыхала. Все шло по плану - к тому моменту, когда начнется ритуал, никто не будет останавливать ее от смерти.
  Новые ниндзя из Листа, пришедшие на помощь своим товарищам выбили Шион из колеи. Ранее перед ее внутренним взором нити жизни Асумы и его команды обрывались, что всегда означало смерть. При желании, а иногда и вопреки нему, жрица могла увидеть, КАК это будет. Теперь же разноцветные нити, принадлежащие шиноби, сплетались в такой запутанный клубок, что невозможно было предсказать последствия. Жизнь или смерть - теперь было нельзя узнать заранее... Это на мгновение заставило Шион усомниться в своих ранних выводах. Она настолько погрузилась в свои мысли, что почти не обращала внимания на окружающий мир. Блондинка лишь краем сознания заметила тот факт, что у подножия вулкана появились еще какие-то люди. Лишь твердая хватка на запястье вывела ее из оцепенения. Русоволосый шиноби с длинной иглой во рту был вынужден оставить своих товарищей, чтобы сопровождать ее в храм. Все решиться очень скоро...
  * * *
  
  Наруто думал, и старался это делать как можно быстрее. Плюсом в этой ситуации было то, что шиноби Листа хоть немного знали о своих противниках. Цунаде предпочла не скрывать информацию о способностях Акацуки. Хоть ее было и немного, но и это уже хорошо. Никогда не знаешь, что может спасти твою жизнь. Все члены АНБУ и шиноби ранга джонина были обязаны знать о своем враге столько, сколько могли.
  Из информации, переданной Итачи, удалось сделать пару неутешительных выводов: Хидан и Какузу были бессмертны, а значит, у Конохи были большие проблемы. Про Хидана было сказано только то, что он последователь культа Джашина. Узумаки пришлось серьезно покопаться в библиотеке, чтобы раздобыть подробности. Найденные сведения были невеселыми - как сражаться с человеком, не позволив себе пролить и капли крови? А о Какузу, Итачи сказал, что тот очень стар, а значит и опытен. Он мог использовать все пять стихий настолько искусно, что обладает возможностью их комбинировать.
  Расклад был плох: из пяти присутствующих джонинов и трех чунинов, один джонин должен был сопровождать Шион - миссию никто не отменял. А Изумо, Котецу и Рок Ли в бою с противниками такого уровня были лишь смертниками. У чунинов не было ни шанса... Оставались четверо: Асума, Райдо, Какаши и сам Наруто. Генма обладал не той специализацией, чтобы принести существенную пользу против Акацуки. А вот для сопровождения Шион он был лучшей кандидатурой.
  Быстро дав понять товарищам о своих рассуждениях, блондин сосредоточился. У него за не столь длинную жизнь было немало битв с шиноби, превосходящими по силам, но эта обещала быть самой трудной. Даже тяжелее чем с Орочимару или Тодо Хейске.
  Пока Наруто прикидывал варианты развития событий, более старшие джонины не стояли на месте. Асума успел отправить Генму с Шион в храм, приказать чунинам заниматься статуями и не вмешиваться в бой с Акацуки, и распределить роли оставшихся джонинов в грядущем сражении. Из разговоров с Какаши, Сарутоби примерно знал, чего ожидать от Узумаки и не слишком о нем беспокоился. Он уже не ребенок и сможет позаботиться о себе. Таким образом, против Хидана с косой лучшим вариантом было бы выставить Райдо, как одного из лучших мечников Конохи и Наруто, как специалиста по ниндзюцу. А самому в паре с Какаши заняться Какузу...
  На все размышления ушло не больше минуты, у шиноби обычно нет возможности медлить с решением. За это время члены Акацуки не сдвинулись с места ни на шаг. Они были так уверены в своем превосходстве? Или что-то другое?
  Кацу и Паккун не вмешивались, настороженно принюхиваясь к врагу. Переглянувшись, призванные животные в один голос заявили:
  - Тут от нас будет немного толку! - а тигр добавил, обращаясь персонально к Наруто: - Как ни обидно это признавать, но чертовы земноводные были бы здесь полезнее...
  Не дожидаясь ответа, животные исчезли. Это действие и послужило сигналом к началу боя, выдернув всех из некоторого транса, в котором противники оценивали возможности друг друга.
  * * *
  
  Намьяши Райдо никогда не говорил громких пафосных слов, собираясь вступить в бой. Эта черта некоторых шиноби его раздражала. Сама жизнь в качестве ниндзя являлась олицетворением фразы: "Мы воины без страха, без колебаний и без жалости. Мы скрываем наши действия во мраке Теней во все времена, ибо обратное - смерть" Проявлять рыцарские замашки в бою, исход которого означает жизнь или смерть для товарищей - непростительно. А высокомерие ведет к поражению.
  Райдо старался не совершать ошибок, цена которых может оказаться настолько высокой. Многие оправдывали свое поведение в бою традициями самураев, и это приводило Намьяши в такое бешенство, что вокруг мгновенно образовывалось пустое пространство. В такие моменты окружающие могли увидеть в глазах джонина саму Смерть.
  Райдо был одним из немногих мечников Конохи и учил его этому искусству старый самурай, пришедший в Лист из Страны Железа. Он неоднократно говорил своему ученику о "Кодексе Мечника", но призывал его не путать его с тем, что используют для себя самураи. Честь, служение господину, уважение к врагу - все эти правила были не для шиноби. Намьяши запомнил на всю жизнь слова сенсея о том, что Путь ниндзя и Путь Самурая совершенно различны и ошибка в их определении бывает фатальна... В жизни шиноби нет места благородству, сочувствию к врагу и высокомерию. Приказ лидера деревни - закон. И здесь недопустимы колебания.
  Старый мастер клинка однажды жестко высказал подопечному свою точку зрения, которая позднее стала для Райдо его ниндо: " Путь Самурая - это Путь Воина. Путь Ниндзя - это Путь Воина. Под Путем Воина понимается смерть. Он означает стремление к гибели всегда, когда есть выбор между жизнью и смертью. И ничего более. Это значит прозревать вещи, зная, на что идешь. Фраза: "Если умираешь, а твои намерения не поняты, то умираешь напрасно", - отвратительна. В ней нет решимости следовать однажды принятому Пути перед лицом выбора. Каждый, кто заботится прежде всего о себе, теоретизирует, имея в голове одно желание - выжить. Но мысль о том, что смерть в неудаче - напрасная смерть, абсурдна сама по себе. В смерти нет стыда. Смерть - самое важное обстоятельство в жизни воина. Если ты живешь, свыкнувшись с мыслью о возможной гибели и решившись на нее, если думаешь о себе как о мертвом, слившись с идеей Пути Воина, то будь уверен, что сумеешь пройти по жизни так, что любая неудача станет невозможной, а ты исполнишь свои обязанности как должно"*
  С того дня философия учителя стала для Райдо и его тоже. Она была слишком логична и похожа на правду... Каждый раз, собираясь на миссию, Намьяши повторял про себя слова сенсея, и обретал спокойствие. Годы спустя, за джонином закрепилась слава одного из лучших шиноби Конохи, у него почти никогда не бывало провалов. А секрет успеха был прост: Райдо воспринимал каждую миссию как последнюю в своей жизни и старался не совершить ни единой ошибки. Но, если такое случалось, нужно было исправить свой промах вовремя. И задача в Стране Демонов не являлась исключением...
  ... Само существование Какузу и Хидана Намьяши воспринимал как личное оскорбление - их бессмертие шло вразрез с философией мечника. А значит, нужно было найти способ их уничтожить, даже если это приведет к гибели его самого. Для самурая - смерть никогда не была позором. Что ж, это приемлемо и для шиноби...
  
  ... Наруто не стал предаваться воспоминаниям и размышлять о философии. Перед ним была конкретная задача - убить того, кого прозвали бессмертным. В самих словах можно было найти логическое противоречие. Узумаки в который раз припомнил все, что знал о джашинитах. Единственным способом победить, было полное уничтожение Хидана так, чтобы даже пепла не осталось. А вот как это исполнить в реальности идей было немного. Не первый раз в твоей жизни, Намекадзе? И, видимо, не в последний... Наруто про себя усмехнулся, им владело какое-то странное чувство... Усталость, приступ черного юмора или просто фатализм? Юноша каждой клеточкой кожи ощущал некоторую предопределенность и это его изрядно раздражало. Блондин с раннего возраста не мог терпеть контроля над собственной жизнью. Он все всегда решал сам. И, если всем шиноби Конохи сегодня суждено умереть, то это будет по их собственному желанию.
  ... Наруто огромным усилием воли заставил себя вырваться из вязкого дурмана мрачных мыслей. Какого демона?!
  Короткий взгляд на самодовольную усмешку джашинита, мгновенно все расставил по местам - предчувствие смерти и полное согласие со своей участью было делом его рук. Не сделав ни единого движения, не произнеся ни слова, Хидан заставил своих противников признать возможность поражения и быть готовыми даже помочь этому осуществиться как можно быстрее... Узумаки вздрогнул и скосил взгляд на Райдо - черты лица мужчины заострились, но в них не было и капли дурмана. На губах Намьяши вдруг появилась довольная усмешка, а положение тела говорило о том, что джонин ждет битвы с нетерпением и первый ход противника пришелся ему весьма по душе. Райдо был готов к смерти всегда, в любой момент дня и ночи, мира и войны... Именно поэтому невидимая атака члена Акацуки не произвела на него должного эффекта. Но она же дала понять шиноби Конохи один немаловажный факт - враг намного сильнее и хитрее, чем казалось раньше. А, если учесть то, что джонины и так воспринимали его всерьез, ситуация стала не просто паршивой, а очень паршивой! И Наруто до сих пор не смог придумать, как нужно атаковать! Воздух, пропитанный запахом смерти, с каждым вдохом все сильнее мешал сосредоточиться. Узумаки никогда не считал себя слишком впечатлительным и не мог списать все реакции собственного тела на банальный страх. И, из этого явственно следовало, что это еще одна атака противника. А ведь никто еще даже не использовал чакру! Каким образом Хидан влиял на шиноби Листа, было совершенно непонятно, ни в одном источнике не упоминалось о подобных способностях жрецов культа Джашина.
  Чтобы вырваться из липкого тумана, все больше затягивающего разум в омут безысходности и отчаяния, Наруто решил пойти на риск и атаковать довольно стандартно, без подвоха. Видимо, придется формировать стратегию уже в ходе боя, иначе стояние на месте и нерешительность приведут к поражению куда быстрее, чем инициатива. Узумаки всегда ненавидел подобные ситуации, предпочитая просчитывать все свои действия на несколько шагов вперед. Обратное часто приводило к смерти всех, кто окажется поблизости. Что же, иногда просто необходимо рисковать...
  ... Быстрое движение так, что в атмосфере остается только смазанная тень, пальцы сплетают знаки с такой скоростью, что за ними невозможно уследить взглядом... Губы послушно шепчут давно заученные слова:
  - Катон: Яростный шторм! - в то же мгновение окружающее пространство вспыхивает нестерпимым жаром. Райдо мог почувствовать, как по его виску заскользила капелька пота. Не желая уступать своему напарнику, он тоже быстро сложил печати:
  - Райтон: Разряд! - синие ленты энергии смешались со струями огня, увеличив потенциал атаки вдвое. Нападение произошло настолько быстро, что Акацуки просто не успел увернуться. Но шиноби Листа не позволили себе расслабиться, они сомневались что враг, имеющий такую репутацию, может серьезно пострадать.
  Именно поэтому, переглянувшись, джонины синхронно бросились вперед, прямо в бушующее пламя. В руках мгновенно появились клинки - багровый и черный. Наруто и Райдо не раз тренировались вместе, ведь в Конохе мечников можно было пересчитать по пальцам одной руки. Вот и теперь, шиноби не составило большого труда подстроиться под стиль друг друга, дополняя каждое движение напарника. За долю секунды до того как их должен был поглотить огонь, дзюцу просто рассеялось, полностью исчерпав вложенную в него силу.
  Клинок - продолжение воина. И, чтобы стать истинным мастером меча, нужно полностью слиться с ним. Чувствовать пульсирующий ритм во всем теле - это кровь бурлит от предвкушения битвы. Мечник живет только во время сражения. Разум приобретает кристальную ясность только на краю между жизнью и смертью. Клинки поют о вечном забвении, почти невидимые в стремительном движении и разочарованно кричат, встретив трехлезвийную косу, плача яркими искрами...
  Хидан спокойно стоит на том же месте, что и раньше, не потрудившись сдвинуться ни на шаг. Его рука с легкостью держит оружие, остановившее стремительный полет пары мечей. На тонких губах язвительная улыбка, отражение насмешки над всем окружающим миром. Жрец всегда любил, когда жертвы сопротивляются. Джашину-сама нравятся смелые души...
  - Любопытно... - фиолетовые глаза на мгновение скрылись за ресницами, чтобы через пару секунд подарить ниндзя Конохи такой взгляд, что может заставить даже Каге отшатнуться. Такая жажда крови, азарт и предвкушение просто не могли принадлежать человеку. Хотя, вряд ли можно было назвать жрецов Джашина людьми. Скорее, они являлись посланниками Смерти, исполняющими ее пожелания одним из самых жестоких способов.
  Но осознание этого не делало борьбу легче для Райдо и Наруто, наоборот, стало почти невозможно предсказать действия противника. Шиноби Листа переглянулись и, увидев решимость в глазах друг друга, бросились вперед, вкладывая в атаку все силы.
  Через мгновение три мужские фигуры исчезли, чтобы появиться неподалеку вихрем стали. Намьяши использовал свой самый опасный прием, проводя через клинок импульсы чакры. Используя определенный ритм, он мог превратить внутренности противника в кашу. Мечнику был нежен только контакт с телом или оружием врага. Вибрация, создаваемая импульсами чакры, заставляла резонировать все, что соприкасалось с его клинком. Райдо придумал эту технику после памятного всей Конохе экзамена на звание чунина. Вдохновением послужили способности шиноби Звука. Использовать силу врага против него же самого - это признак истинного шиноби.
  Наруто старался нанести жрецу как можно больше повреждений, что удавалось с трудом. Не получалось его хотя бы замедлить. Тот обращался со своей косой просто мастерски, умудряясь блокировать большинство ударов шиноби Листа.
  Намьяши и Узумаки старались использовать для атаки каждую возможность, что им выпадала. Дополняя каждое движение друг друга, продолжая удар напарника, работая в невероятной синхронизации, они смогли несколько раз достать противника. Шиноби, чувствовали, что с их атаками что-то не так, но не было времени присмотреться.
  Вдруг Наруто пошатнулся, неловко прервав атаку, зрачки Райдо расширились и он с трудом успел выдернуть юношу из-под лезвия косы. На истоптанную землю упало несколько прядей золотых волос. Узумаки сдавленно выругался, поморщившись от боли. Видимо раны, полученные в бою с "Богомолом" исцелились не настолько хорошо, как он думал раньше. Но это не являлось поводом для прекращения боя. Быстро выдохнув, юноша кивнул напарнику и, перехватив клинок поудобнее, одной рукой сложил несколько печатей:
  - Футон: Ярость бога Ветра! - сокрушительный порыв рванулся вперед, подняв с земли кучу пыли, закрывшую врага на несколько секунд. Узумаки до крови прикусил губу, каждое движение было агонией. Грудь сдавило от боли, сердце пропустило удар, тело словно жгло изнутри. А спина... было ощущение, что ее посыпали солью. Боль не была чем-то новым и необычным для ниндзя, пройдя бесчисленное количество боев невозможно остаться невредимым. И только опыт позволяет продолжать сражаться, несмотря на раны.
  Когда пыль осела, глазам предстал Хидан в полностью изодранном плаще. Все его тело покрывали глубокие порезы. Но не это впечатлило шиноби Листа, а то что они быстро заживали, прямо на глазах... И все это время член Акацуки не переставал ругаться. Он прошелся по своим врагам, припомнив всех их предков на несколько поколений назад. Каждая фраза содержала такие витиеватые обороты, что руки просто чесались остановиться и записать их. Медальон жреца, изображающий треугольник, заключенный в круг, светился мягким серебром. Наруто сделал вывод, что именно он помогал ранам исцеляться с такой поразительной скоростью. И еще, у юноши возникло неприятное подозрение, что подпитывался он чакрой от атак шиноби Конохи. Это сильно усложняло задачу. Похоже, придется перевести бой на ступень выше... Узумаки убрал клинок, ответив уверенным кивком на вопросительный взгляд Райдо.
  - Прикрой мне спину, пожалуйста... - Наруто попросил, его тон был безукоризненно вежлив, но серьезный и какой-то обреченный взгляд, заставил Намьяши забеспокоиться не на шутку.
  Юноша физически ощущал, как холод растекается по его жилам. Опять... Снова использовать эту силу, снова делать еще один шаг к пропасти... Когда-нибудь его наследие приведет к смерти. Остается только надеяться, что это случится не сегодня... Но сейчас это единственный возможный вариант, Узумаки уже успел убедиться в этом - все предыдущие атаки не принесли врагу никакого ощутимого вреда. Не было смысла тратить чакру попусту. Оставался единственный путь крови, ведущий в непроглядную, вязкую тьму, которая ждет с нетерпением очередную жертву, имевшую глупость обратиться к силам, что она в какой-то момент не сможет контролировать...
  - Киндзюцу: Плети Мрака! - плечи обвивают угольно-черные жгуты, ладони ощущают пульсирующую мощь. Мгновение, и Наруто уже рядом с врагом, плети опутывают Хидана так плотно, что тот не может даже защититься косой, пальцы просто отказываются двигаться. Мужчина морщится от боли, когда черные жгуты начинают буквально разъедать его плоть. Кожа краснеет и обнажает незащищенные мышцы, кровь не успевает упасть на землю, испаряясь почти сразу же. Член Акацуки должен кричать от боли, но не издает ни звука, лишь губы кривятся в ухмылке, а в лиловых глазах неописуемый восторг. Когда Наруто встретился с ним взглядом, ему стало страшно... Такого с ним еще никогда не случалось. Непроглядный, душный мрак проникает в мысли, кровь стынет в жилах, но отвести глаза просто невозможно! Такой близкий контакт не позволяет вырваться из плена, взор затягивает все глубже, завораживает чистым, незамутненным восторгом.
  - Намекадзе... - шепот Хидана посылает дрожь по всему телу, оцепенение достигает своего предела, Наруто чувствует себя как кролик перед удавом, все чувства просто сошли с ума от ужаса. Такого раньше никогда не случалось! Паника бешеным пульсом стучит в висках и юноша ничего не может с этим сделать. Это - конец?..
  - Наруто! - отчаяние в крике Райдо невозможно не почувствовать, черный клинок молнией проносится перед глазами блондина и пронзает шею Хидана насквозь. Оцепенение спадает и Наруто пользуется этим шансом, чтобы оказаться как можно дальше от врага. Намьяши тоже предпочитает не задерживаться на месте, он сомневается в смерти противника. И он оказывается прав, когда член Акацуки лишь недовольно морщится:
  - Это больно! - медальон вновь светится, помогая своему хозяину, а шиноби Листа делают себе пометку избавиться от этой опасной побрякушки как можно скорее. А затем Хидан снова повторяет, с удовольствием растягивая слова: - Намекадзе... Реки крови и смерти приведут тебя в чертоги Джашина, и я окажу тебе честь, став проводником... Ваш клан самая желанная жертва для слуг Темного Бога.
  Не возникало сомнений, что враг догадался, откуда родом сила Наруто. И, судя по поведению отступника, все проблемы еще впереди...
  - Твою мать! - юноша пнул ни в чем не повинную землю и сжал зубы. Почему ему сегодня ТАК не везет?!
  * * *
  
  - Похоже, Хидан нашел что-то интересное... Он престал ругаться и перешел на проповеди - задумчиво сказал Какудзу и оценивающе оглядел своих противников: - Вы хоть в курсе, сколько стоят ваши головы?! Копия-ниндзя Какаши и Сарутоби Асума, один из двенадцати шиноби-защитников Огня... Неплохо, недавно мне попался один из вас... Лысый такой...
  - Чирико! Что ты с ним сделал, ублюдок?! - Асума позволил своей ярости на несколько мгновений взять над собой контроль.
  - Я на нем неплохо заработал - в голосе члена Акацуки явно звучала издевка. Он стремился лишить своих противников самообладания, и ему это удалось, судя по вспышке Сарутоби и сузившимся глазам Копирующего. Три запятые Шарингана вертелись как бешеные. Какузу лениво отмахнулся от иллюзии и приготовился к бою всерьез. "Пришло время для этих деток узнать, что такое настоящая битва. За последние годы не было серьезных войн и квалификация большинства шиноби моложе тридцати не могла идти ни в какое сравнение с ветеранами. Сколько было лет этим двум шиноби Конохи во времена последней войны? Одиннадцать? Двенадцать? У них еще молоко на губах не обсохло тогда и, вероятнее всего, им не позволяли взять на себя что-то серьезное... Люди этого поколения выросли неоправданно высокомерными, они с презрением смотрят на еще более молодых шиноби, оправдываясь тем, что они-то прошли войну!!!" Какузу презирал таких людей, жизнь научила его довольно жестоким способом, что недооценка противника может привести к смерти. Теперь отступник из Водопада относился всерьез даже к сопливым генинам. Возможно, поэтому он прожил так долго?..
  Раздражение начало поднимать свою голову, Акацуки было интересно, когда Копирующему надоест накладывать свои жалкие иллюзии? Разве он не видит, что это бесполезно? Право, гениев серьезно переоценивают в эти дни...
  - Катон: Облако пепла! - голос, раздавшийся позади, вывел Какудзу из задумчивости. Ну, наконец, хоть какое-то подобие боя! Хотя, атака могла быть и посерьезнее...
  - Суйтон: Стена воды! - член Акацуки никогда не жаловался на плохую реакцию.
  - Райтон: Разряд! - Какаши решил воспользоваться открывшимся шансом. Ведь, как известно, вода очень хорошо проводит молнию.
  - Какая жалкая попытка! - разочарование в тоне отступника было слышно очень отчетливо. - И это все, на что способны шиноби Конохи?!
  - Не смей нас недооценивать! - голос Хатаке стал глуше от ярости. - Асума, уйди с дороги! Катон: Огненный дракон! Футон: Великий прорыв! Райтон: Тысяча искр!
  Сарутоби еле успел убраться подальше. Он был поражен тем, с какой скоростью Какаши складывал печати, да еще и для техник разных стихий! Только вот, Асуму весьма обеспокоило самообладание напарника. Такими темпами, у Копирующего скоро закончится чакра...
  - Дотон: Железный доспех! Суйтон: Девятиглавый дракон! - Какудзу ничуть не уступал шиноби Листа в скорости. Он сумел нейтрализовать воздействие огня, усиленного ветром, а молния бессильно разбилась о потемневшую кожу. Земля слабее молнии - это известно всем, кто хоть что-то знает об элементарных манипуляциях. Но, член Акацуки был мастером управления землей. Настолько, что нанести ему вред могли только техники молнии не ниже ранга А. Сейчас могло сработать только что-то покрупнее. Детишки начали проявлять хоть какой-то потенциал, что не могло не радовать. Чем сложнее битва, тем больнее потерпеть в ней поражение...
  - Футон: Клинки ветра! - Асума не собирался вечно стоять в стороне. Чакра в форме полумесяца с огромной скоростью направилась к врагу.
  Шиноби Листа не успели даже моргнуть, как фигура отступника исчезла из поля зрения и техника пропала впустую. Все, что успел засечь Сарутоби, это смазанная тень рядом с ним и хруст своих костей...
  - Райтон: Райкири! - Какаши больше не мог смотреть, как его другу ломают кости одну за одной. Его коронная техника пробьет любой метод земли! Только бы успеть...
  Какудзу, перехватывая руку Копирующего и ломая ее сразу в двух местах, поморщился от наивности так называемого гения. Спору нет, его техника сильна и абсолютно смертельна при контакте с врагом. Но ее же можно без труда услышать и почувствовать всплеск чакры в радиусе сотни метров! А уж уклониться не составит труда для каждого шиноби, хоть немного сведующего в тайдзюцу! Какие слабаки попадались Хатаке раньше, если он до сих пор уверен в эффективности этой атаки?! Как низко пали нынешние шиноби...
  ... Какаши был в отчаянии. Они с Асумой использовали столько мощных техник, он сам использовал Райкири, и они даже не поцарапали этого Акацуки! Да что же он за монстр?!
  Сын Белого Клыка Конохи рухнул на колени, прижимая к себе пострадавшую руку. У него просто не укладывалось в голове, как противник смог остановить сильнейшее дзюцу молнии, будто это было шуткой?! Джонин в прострации наблюдал за тем, как Какузу вернулся к безжалостному избиению Асумы. Тот уже вряд ли был в сознании. Их отделали как щенков! Впору было поджать хвост и свалить куда подальше...
  У Какаши пересохло в горле и онемели конечности, когда Акацуки пнул безвольное тело Сарутоби куда-то в сторону других сражающихся и повернулся к самому Копирующему...
  * * *
  
  Когда Асума сообщил, что именно Генме предстоит сопровождать Шион в храм, Ширануи в первое мгновение оторопел, но потом...
  ... Сердце зашлось в рваном ритме, а в голове пульсировала только одна мысль: "Нет, нет, нет...Только не снова!" Джонин ни одной живой душе не рассказывал о том, что он до дрожи боится оставлять товарищей позади на поле боя. У Генмы вообще было очень много тайн...
  ... Стоит начать с того, что его красавица-мать, после смерти отца повторно вышла замуж. Через полтора года у восьмилетнего Генмы появилась сестра. Его отчим был очень сильным шиноби, настоящим гением! Ширануи быстро развивался под опекой приемного отца, к которому относился с благоговейным уважением. Но самым дорогим в жизни юноши была сестра, Генма любил ее даже больше чем мать. Казалось, что ничто на свете не сможет разрушить идиллию. Вот именно, казалось...
  Первым шагом к разрушению семьи стала смерть матери. Обычный несчастный случай... Что может быть глупее для куноичи, хоть и в отставке, умереть от камня, отколовшегося от крыши?! Уже тогда, в свои двенадцать лет, Генма знал, что люди смертны. А шиноби вообще всегда ходят по краю пропасти... Но принять гибель матери он не смог, она ведь не была обычной гражданской женщиной! Почему она не увернулась?! Полиция Учиха разве что землю не перерыла в поисках доказательства покушения, а не случайности. Но они ничего не нашли...
  Айко, маленькая сестра Генмы и он сам смогли справиться с горем только благодаря мужу матери. Именно тогда юноша начал называть отчима отцом. Появилась надежда, что жизнь наладится...
  Тем больнее было узнать о предательстве единственного оставшегося дорогого человека. Сарутоби Хирузен, Третий Хокаге, опытный шиноби, отводил глаза, когда объяснял двум детям, почему их отец больше никогда не вернется домой. Для Айко этих причин было недостаточно, она была еще слишком мала и хотела ее папу обратно... Сам же Генма понял все и сразу - это был очень болезненный удар. Но тогда юноша не знал, что все неприятности еще впереди...
  Жители Конохи всегда были скоры на расправу, а к предателям относились с фанатичной ненавистью. Но они не стали бы перекладывать вину на детей, если бы...
  ... Если бы не набравшая обороты Третья мировая война шиноби...
  ... Если бы Айко не была так похожа на отца...
  ... Если бы их отец не являлся саннином Орочимару...
  ... Именно тогда Генме пришлось признать, что справедливости не существует. Вся оставшаяся наивность испарилась без следа. Юноша боялся, что в то время пока он на миссии, кто-нибудь может серьезно повредить его сестре. Айко была единственным, что у него осталось от семьи. Ширануи был уже достаточно взрослым и опытным шиноби, чтобы не оставаться позади во время войны. И он хлебнул всех ее прелестей сполна. Временами единственным, что еще удерживало его во вменяемом состоянии, была мысль, что дома его ждут, и он не может позволить себе не вернуться. К самой Конохе Генма больше не испытывал особой любви, в деревне было очень мало людей, о которых он заботился.
  Единственным плюсом в этой войне оказалось то, что многие особо фанатичные ненавистники его семьи погибли. Но оставалось еще достаточно, чтобы не позволять себе расслабляться.
  Когда Минато Намекадзе был назначен Четвертым Хокаге, многие жители деревни Листа вздохнули с облегчением. Сильный шиноби, харизматичный лидер, да и просто добрый человек не мог не завоевать любовь своего народа. Все это вселяло в сердца людей надежду на лучшую жизнь.
  Но Ширануи Генма не знал, как ему относиться к лидеру деревни, ведь именно из-за него Орочимару покинул Коноху. О выборе преемника Сарутоби сообщил уже давно, еще до окончания войны. Так юноша и продолжал бы сомневаться, если бы не один случай...
  ... Как только немного стихло напряжение от только что закончившихся сражений, многие вспомнили об Айко. Некоторые винили в большем количестве жертв на войне уход Орочимару, ведь с ним Коноха потеряла и солидную часть своей боевой мощи. Жители мотивировали свои нападения тем, что они не должны позволять их обожаемому Четвертому Хокаге марать руки в крови детей "грязного предателя".
  Это было тяжелое время, Генма просто боялся закрыть глаза и расслабиться, ведь так можно было умереть во сне. И если о своей жизни он не особо заботился, то благополучие сестры стояло на первом месте. Самым болезненным для юноши было то, что Айко была уже достаточно взрослой, чтобы все понимать. Она винила во всем себя...
  Одно из нападений Минато удалось увидеть собственными глазами. Что случилось со злоумышленниками после этого лучше не упоминать. Проблема была очень серьезна и Четвертый не собирался все пускать на самотек. Требовалось покончить с этим произволом и не вызвать еще большей ненависти. Неизвестно как бы все повернулось, если бы не случилось нападение Кьюби...
  Вся Коноха знала, что Минато появился на поле боя не сразу, но что он делал до этого точно не известно никому. Многие считали, что Хокаге был занят подготовкой ритуала запечатывания, но они были неправы. Печать была готова задолго до нападения Лиса, просто раньше не возникало необходимости в ее использовании. Нет, в то время Намекадзе был занят более неблагодарным делом. Воспользовавшись всеобщим хаосом, Минато методично и быстро устранял всех, кто разжигал в Конохе распри. В это число попали и ненавистники Айко. Смерть этих людей потом списали на Кьюби...
  Жизнь Ширануи и его сестры стала намного приятнее. Многие, охваченные скорбью по своим близким, и думать забыли о семье Орочимару. Юноша был безмерно благодарен за это Четвертому Хокаге.
  Годы сменяли друг друга, Коноха в очередной раз восстанавливалась практически из пепла. Генма смог, наконец, вздохнуть свободно. Он был очень успешным шиноби и Сарутоби Хирузен, снова занявший кресло Хокаге, решил доверить молодому мужчине команду генинов. Сейчас уже никто не помнит ее состава, а сам Ширануи предпочитает молчать - ему не слишком приятно вспоминать короткий, полный славы, но трагичный путь своих подопечных. Как-будто это было вчера, джонин видит перед собой лица команды Љ 3: Гекко Аяме, Хироши Кацуро, Учиха Итачи... Два тринадцатилетних генина ненавязчиво опекали семилетнего гения, что того изрядно раздражало. Но, в отсутствие любви клана, который заботился только о своем статусе, маленький Учиха нашел в своих товарищах семью и терпеливо сносил проявления излишней заботы. В то же время все чаще возникали инциденты с деревней Скрытого Облака, по углам уже шептались о новой войне. Напряженность в обществе росла. И когда шиноби из Молнии начали убивать генинов Листа, война вспыхнула как ворох сухой соломы. Подопечным Генмы пришлось повзрослеть почти мгновенно: весь их выпуск из Академии был мертв - именно их убийство и послужило началом решительных действий. Третий Хокаге ненавидел войны, но у него не осталось другого выбора, кроме как начать новую. Он был благодарен хотя бы тому факту, что в нее ни одна из остальных Великих деревень шиноби не будет вмешиваться: Скала еще не оправилась от разгрома, нанесенного Четвертым Хокаге; Туман оказался втянут в гражданскую войну; Песок же сильно ослаб после пропажи Третьего Казекаге, и был занят собственными проблемами... Теперь предстояло выяснить, кто сильнее: Лист или Облако?..
  Ширануи был благодарен, что его молодую команду не посылали в самое пекло. После нападения Лиса количество боеспособных шиноби в Конохе резко упало, и повышение по службе можно было получить, обладая хотя бы самыми необходимыми навыками. Соответственно рангу росла и опасность миссий, на которые посылали ниндзя. Третья команда была генинами около полугода, прежде чем началась война, и они оказались на линии фронта. Успехи и неудачи сменяли друг друга, опыт детей рос очень быстро, также как и отвращение к войне. Итачи сумел пробудить Шаринган, которым гордился каждый Учиха. Но мало кто знает, что маленький гений предпочел бы остаться вообще без своего легендарного наследия, чем проявлять его так. Говорят, что Шаринган пробуждается во время смертельной опасности, но на войне она присутствует всегда... Итачи никогда не боялся за себя, поэтому сила его глаз спала до того момента, пока он чуть не потерял своих друзей. Для него оказался верен девиз Конохи о том, что истинная сила появляется для защиты. В клане Учиха это было практически невозможно, потому что многие в нем желали силы только ради собственных амбиций.
  Слава молодой команды росла с каждым днем, теперь даже враги воспринимали детей всерьез, не позволяя себе расслабиться. А "красноглазый малыш" наводил на шиноби Облака суеверный страх... Но все когда-нибудь заканчивается, пришло время и третьей команде прекратить свое существование. Генма предпочел бы никогда не вспоминать об этом, но в то же время он считал такое поведение малодушием, трусостью и предательством. Так что, тот самый вечер их последней миссии отпечатался в его памяти намертво...
  
  Тринадцать лет назад...
  
  ... Заходящее солнце окрашивало верхушки деревьев в багряно-золотые цвета. Воздух был кристально чист настолько, что, казалось, может зазвенеть даже от дыхания. Спокойствие природы навевало сонливость и умиротворение, но для четырех человек на небольшой поляне это был непозволительный риск.
  Итачи осторожно провел кончиками пальцев по стальной нити, что паутиной обвивала весь близлежащий лес. Он старался все сделать идеально, ибо от его работы зависело, переживет ли его команда эту ночь. Генма со своими подопечными уже третий день пытался уйти от погони, плутая по зарослям со сноровкой опытной белки. Пока они были еще живы, но никто уже не надеялся на счастливый конец. У славы есть и обратная сторона - теперь против генинов и их сенсея послали целый отряд, на две трети состоящий из джонинов и приказом избавиться от команды Љ 3 из Конохи. Шансов на победу в прямом бою не было никаких. До сих пор шиноби Листа везло...
  Учиха скептически поморщился, обернувшись. Как же, везло... Гекко Аяме с нескрываемой досадой разглядывала свой клинок, сломанный напополам, а Ширануи бинтовал живот Кацуро, мрачно о чем-то размышляя. Медицинских дзюцу, что он знал, было недостаточно для лечения таких тяжелых травм. Тут мог помочь только медик уровня Цунаде. Джонин хотел во что бы то ни стало сохранить свою команду, но кровавый кашель Хироши явно показывал, что раны смертельны. Внутренние повреждения убьют его в течение часа. А у них была только полевая аптечка! Сам Итачи с трудом держал глаза открытыми, каким бы сильным шиноби он не был, восьмилетнее тело требовало регулярного сна.
  Связи с Листом не было уже неделю, и надеяться на неожиданную подмогу было глупо. С каждой минутой кольцо врагов сужалось, Ширануи чувствовал это на уровне инстинктов. Косой взгляд на Аяме дал понять, что девушка ощущает то же самое. В какой-то момент в ее глазах появилось определение, она что-то прошептала Кацуро и тот утвердительно кивнул. Взгляды старших генинов скрестились на усталой фигуре Итачи, в очередной раз проверяющем ловушки. Потом они оба перевели их на сенсея. Команде уже давно не требовалось говорить вслух, такому взаимопониманию могли бы позавидовать многие...
  - Мы не уйдем! - яростный шепот Генмы был тверд как никогда. Он раскусил план своих учеников. - Не смейте об этом даже думать!
  - Вспомните о своей сестре, сенсей... - возразил Хироши. Глядя на то, как помрачнел Ширануи, юноша понял, что попал в точку. Неведомо как, но двое четырнадцатилетних подростка узнали, что Совет деревни приказал Генме беречь наследника Учиха любой ценой, угрожая ему безопасностью Айко. Сам Итачи об этом не знал, но с ним ни в чем нельзя было быть уверенным. Иногда мальчик был слишком сообразительным для своего же блага...
  - Уходите пока есть время, Кацуро слишком тяжело ранен и, в любом случае не сможет отсюда выбраться - горячо шептала Аяме.
  - А ты сама? - джонин никогда не хотел становиться перед таким выбором: любимая младшая сестренка или не менее любимая команда...
  - Ну, кто-то же должен отвлекать врагов? - легкомысленно пожала плечами девушка.
  - Нет! - жестко отрезал Генма.
  - Да! - не менее упрямо ответили генины и, пока сенсей не пришел в себя от их наглости, Гекко Аяме позвала: - Итачи, подойди сюда на минутку!
  - Что-то случилось? - Учиха обеспокоенно присел рядом с Кацуро.
  - Мы просто хотели тебе что-то сказать... - улыбнулся подросток. Судя по расширившимся зрачкам Итачи, тот понял больше, чем старшим генинам хотелось бы.
  - Нет, ни за что! - мальчик даже замотал головой, чтобы подкрепить свои слова. - Вы мои друзья, я никогда вас не брошу! Мы вернемся в деревню вместе!
  - Извини, братишка, может в следующий раз?.. - Хироши неожиданно мирно улыбнулся и коснулся двумя пальцами лба Итачи.
  - Прости, малыш... - в тот же миг, подошедшая сзади Аяме, коротко ударила мальчика ребром ладони по шее и бережно подхватила падающее тело. Передавая того, кого она и Кацуро считали младшим братом Генме, девушка попросила только об одном: - Сенсей, скажите Хаяте, что я его люблю и он самый лучший брат, которого можно пожелать!
  - Обязательно! - кивнул Ширануи, пристально глядя на генинов. Он понял, что этих упрямых детей уже не отговорить. Казалось, что он пытается отпечатать их лица в памяти навсегда.
  - Времени мало! - Кацуро снова закашлялся. - Идите уже!
  - Удачи... - Генма поудобнее перехватил бессознательное тело Учиха и через мгновение скрылся в густой листве.
  - Ну, это было чертовски слезливо и пафосно... - проворчал Хироши, ослепительно улыбнувшись.
  - Заткнись, идиот! - Аяме также не смогла сдержать улыбку. - Ладно, я пойду прогуляюсь, будь готов начать в любой момент.
  - Непременно - юноша взял в руки концы стальных нитей, одним движением которых лес можно было превратить в пепел. - До встречи на той стороне, глупая девчонка...
  - И тебя туда же, придурок!
  ... Когда Генма услышал позади оглушительный взрыв и рев пламени, он не мог не остановиться. Глядя на то, как зарево отражается от ночного неба он не знал что сказать... С трудом проглотив комок в горле, джонин глубоко поклонился и направился в Коноху.
  Трудно описать то, что чувствовал Итачи, когда пришел в себя. Сквозь судорожные всхлипы были слышны лишь две короткие фразы:
  - Ненавижу войну! Ненавижу клан!
  
  Настоящее...
  
  В будущие годы Итачи всегда, когда использовал с Саске тычок в лоб и извинение "Может в следующий раз?..", он вспоминал своих первых настоящих друзей... А Генма никогда не переставал винить себя в том, что не смог уберечь свою первую и последнюю команду генинов. Пройти тот же путь еще раз он отказался наотрез, и даже Третий Хокаге не смог убедить джонина взять еще одну группу выпускников Академии ниндзя. Так же, мужчина всегда испытывал приступ панического страха, когда был вынужден оставлять товарищей сражаться за своей спиной. Как и сегодня...
  Генма покосился на девушку рядом с собой, он встретил ее только несколько минут назад и до сих пор не мог понять, по какой причине команда Асумы смотрела на нее с таким раздражением в глазах. Невысокая блондинка была очень тихой и слегка испуганной. Но сейчас было не время предаваться посторонним размышлениям, чем быстрее Ширануи закончит свою задачу, тем скорее он сможет вернуться и помочь своим друзьям. И джонин не мог отвязаться от мысли, что остальным шиноби Конохи помощь будет нужна в ближайшее время. Сканируя каждый сантиметр окружающих стен прохода, ведущего вглубь вулкана, Генма все лучше ощущал подземный гул и повышение температуры воздуха. Когда глазам открылась огромная пещера, мужчина не смог удержаться от потрясенного вздоха. На стенах отражались багровые отблески лавы, рев от движения расплавленной породы напоминал торжественный, мрачный гимн. Глаза слезились от сухого жара, и было очень трудно разглядеть небольшой храм в самом сердце бушующей стихии. Паутина каменных дорожек была единственным возможным вариантом добраться до цели. Они были достаточно узкими, чтобы вызвать опасение, один неверный шаг, и твое тело поглотит река жидкого огня. В дрожащем от жара воздухе было еще труднее, чем храм, заметить фигуру человека, неподвижно замершего посреди древнего строения.
  - Йоми... - побелевшими губами прошептала жрица, зрачки в ее глазах расширились от страха.
  Будто услышав голос девушки, мужчина обернулся. Генма тут же с профессиональной цепкостью принялся его оценивать. Темно-фиолетовый плащ не был застегнут, открывая взору бледную кожу живота и груди, покрытую шрамами. Ширануи напрягся, узнав специфический узор, он не раз видел последствия использования "темной" медицины. Она никогда не применялась для хороших целей, и джонин чувствовал, что и этот случай не является исключением...
  - Здравствуй, Шион... - темные глаза спокойно смотрели на девушку. Голова мужчины чуть склонилась вправо, и длинные черные волосы скользнули по его лицу. Казалось, что он не был удивлен появлением гостей. Эта мысль заставила Генму вздрогнуть - предупрежденный враг опаснее вдвойне.
  - Ты... - жрица с трудом выдохнула сквозь плотно сжатые зубы. Все ее тело дрожало от страха и напряжения. Если он здесь, то...
  - Я ждал, что ты придешь сюда закончить дело своей матери... - все так же спокойно продолжил Йоми. Несмотря на расстояние и гул стихии, его было отчетливо слышно. - Но ты опоздала, девочка!!!
  Темное ликование в голосе врага заставило Шион отшатнуться и, если бы не твердая рука Ширануи на ее плече, блондинка непременно бы упала.
  - Что происходит?! - жестко прошептал джонин, сжав пальцы сильнее, вызвав невольный вздох боли от своей спутницы. В то же время, это позволило ей побороть шок.
  - Он уже запечатал часть Морё в своем теле... - отчаяние в глазах жрицы было всепоглощающим. От этого у Генмы все тоскливо сжалось внутри. Это нехорошо...
  - Это можно остановить?
  - Да! - в одно мгновение весь облик испуганной девчонки исчез: осанка стала прямее, подбородок резко дернулся вверх, а в голубых глазах появилась решимость. Весь вид жрицы говорил о том, что она готова пойти даже на смерть ради своей цели.
  - Что нужно от меня? - разум и тело Ширануи в данный момент представляли собой хорошо отлаженный механизм. Шиноби во время миссии не должен думать ни о чем постороннем, кроме выполнения задачи. К сожалению, даже опытным ниндзя это удавалось не всегда. Недавнее погружение Генмы в воспоминания говорили об этом факте лучше любых слов.
  - Я должна добраться до храма, чтобы начать ритуал - Шион нервно сжала пальцами заколку с колокольчиком. - Отвлеките Йоми...
  - Иди! - приказал джонин, одним плавным движением достав пару кунаев, которые, секундой спустя уже летели в направлении врага. Тот даже не потрудился увернуться, перед застывшей фигурой из фиолетово-черной чакры моментально сформировался каменный воин, похожий на те, что Генма видел снаружи вулкана. Кунаи бессильно отскочили от камня, а сама статуя неожиданно быстро атаковала шиноби Конохи. Ширануи с трудом успел увернуться от гранитного кулака, что с легкостью мог снести ему голову. Оглядевшись, джонин заметил еще четыре статуи, а Йоми все еще не сдвинулся ни на шаг, закрывая дорогу к храму для Шион.
  Вихрь движений поглотил каменных воинов и человека, Генма был достаточно опытен в тайдзюцу и ему не требовался разум, чтобы контролировать свое тело - оно действовало на инстинктах, отточенных годами боев. Это позволяло джонину продумать дальнейшую стратегию. Статуи не могли использовать дзюцу, но и не давали Ширануи сделать это также. А Йоми все еще закрывал дорогу Шион! Равномерное дыхание ниндзя Листа ни разу не сбилось за все время боя, но с каждым движением пропадала концентрация и сила ударов. Основные навыки исцеления, которыми владел Генма, не устранили последствия прошедшего ранее боя с "Богомолом". Сейчас джонин не обладал полным запасом ни физических сил, ни чакры. Даже солдатская пилюля, съеденная ранее не сильно меняла безрадостную картину.
  Мгновенно оценив свои шансы, Ширануи замер на месте, становясь превосходной мишенью для противника. Но это позволило сосредоточить силы на Йоми. Джонин с молниеносной скоростью направил в сторону до сих пор неподвижного врага несколько чакра-нитей, и дернул их на себя. Генма никогда бы не смог стать кукловодом, но почти совершенный контроль чакры позволял иметь несколько сюрпризов в рукаве. Опутанный голубоватыми нитями Йоми теперь не мог даже пошевелить пальцами по своей воле, и уже не загораживал дорогу жрице. Но этот маневр не прошел для шиноби Листа без последствий...
  От удара одной из статуй у Ширануи клацнули зубы так сильно, что их осколки впились в мягкую ткань десен и щек. Металлический вкус крови ударил по обонянию, а перед глазами вспыхнул фейверк. Из-под прикрытых от боли век можно было разглядеть лишь смутные очертания окружающего пространства. Мозг с трудом пытался сохранить своего носителя в сознании. Генма на своей шкуре убедился, что получить в челюсть каменным кулаком - это чрезвычайно больно! Впору было удивиться тому, что голова вообще осталась на плечах. Следующая атака врага оставляет гадать, сколько ребер можно сломать за один раз?.. Правда, Генме хотелось бы выяснять это на чужом примере, а не на своем собственном...
  Но все же, Ширануи не позволил себе отпустить Йоми. Чакра-нити все так же плотно сжимали худощавую фигуру врага. Что обеспокоило джонина не на шутку так это то, что противник был совершенно спокоен! Генма чуял подвох, но не мог понять, в чем он заключается. Хорошо, что Шион не стала отвлекаться на своего телохранителя и направилась прямиком в храм.
  Камень под щекой был теплым и дрожал, словно кто-то пытался вырваться наружу из пылающих недр. Небольшие осколки породы впивались в кожу, но эта боль была почти незаметна на фоне всего остального. Только многолетний опыт и упрямство позволили Ширануи подняться сначала на колени, а потом и атаковать из такого неудобного положения. Статуи этого явно не ожидали, а может Йоми был так занят попытками вырваться из ловушки, что ослабил контроль над своими слугами. Как бы то ни было, но шиноби Конохи удалось парой особо точных ударов отправить трех гранитных истуканов растворяться в лаве. От резких движений в голове зазвенело, и на миг перед глазами не было ничего, кроме тьмы. Когда удалось, наконец, проморгаться и восстановить равновесие, пришлось спешно уворачиваться от двух оставшихся членов Призрачного Легиона. Неподалеку полыхал сиреневый барьер, через который было не разглядеть хрупкую девичью фигуру. Но тот факт, что там вообще что-то происходит, вселял надежду, что все еще не так плохо как могло бы быть. Позже Генма будет готов избить себя до полусмерти за то, что позволил себе думать так...
  Все удары, полученные джонином, не прошли бесследно. Можно было винить физическую усталость, сломанную концентрацию, врагов наконец, в том что произошло в течение следующих нескольких секунд...
  ... Как Йоми удалось разорвать чакра-нити - неизвестно. Ширануи только успел моргнуть и инстинктивно дернуться в сторону врага, а тот уже проходил через барьер... Соваться следом было бы самоубийством, поэтому джонин Листа предпочел надеяться на Шион и разбираться с двумя оставшимися противниками...
  ... Барьер вспыхнул особенно ярко и погас. По дорожке шла жрица, спокойно смахивая с усталого лица непослушную светлую прядь. Генма облегченно выдохнул, даже не обратив внимания на боль в сломанных ребрах. Все хорошо... Улыбка начала формироваться на кончиках губ, чтобы погаснуть внезапно, когда девушка сказала всего два слова:
  - Убить его! - и черно-фиолетовые тени взметнулись за ее спиной...
  * * *
  
  Райдо не мог отвязаться от дурного предчувствия. Весь этот бой был каким-то неправильным, нелогичным. Опытный воин в состоянии почувствовать ритм сражения, подстроиться под него и победить. Вопрос в том, кто услышит его лучше, ты сам или твой враг...
  ... Сегодня все почти сразу пошло не так, никак не удавалось сосредоточиться, атаки срывались, даже толком не начавшись. Намьяши, мягко говоря, раздражало чувство бессилия, с каждой секундой становившееся все отчетливее. Он был хорошим шиноби, сильным мечником и имел нерушимые принципы... Так почему же это никак не помогало?! За всю свою жизнь Райдо никогда не сомневался в своем Пути и эта вера раз за разом приносила победу. Что, все когда-нибудь случается впервые? Это конечно понятно, но почему именно сегодня?!
  Также джонин беспокоился за Наруто - он еще не забыл, что Узумаки и Ширануи были ранены раньше. Кстати, о лучшем друге Намьяши тоже изрядно волновался... Но он сейчас не был здесь, а вот Наруто был. К слову, что там этот Акацуки нес про Намекадзе?..
  Райдо никогда не был идиотом, вот и сейчас логическая цепочка мигом сформировалась, ведь мужчина и раньше слышал эту фамилию... Короткий взгляд на напарника и, догадка ударила его как тонна кирпичей. Минато Намекадзе, Четвертый Хокаге, один из немногих блондинов в Конохе... Твою ж мать!..
  Когда Наруто озвучил последнюю мысль Райдо вслух, тот вздрогнул, суеверно опасаясь, что его мысли попали на всеобщее обозрение. Это было не так, но небольшой шок выдернул Намьяши из раздумий, весьма не вовремя проявившихся на поле боя.
  - Нам нужно избавиться от медальона и не попасть под косу... - скороговоркой прошептал блондин, и мужчина тут же попытался прикинуть шансы на успех. Сложновато будет...
  Переглянувшись, шиноби Листа безмолвно распределили роли: Райдо отвлекает, а Наруто попытается избавить жреца от побрякушки. Мгновенно закинув меч в заплечные ножны, Намьяши сложил печати:
  - Райтон: Статический удар! - вспышка белого света едва не ослепила его самого, но джонин не собирался останавливаться: - Райтон: Цепная молния!
  Наблюдая, как по земле поползли голубоватые змеи энергии, Райдо молился, чтобы у Намекадзе хватило ума не вляпаться в технику. Видимо, просьбы были услышаны и через сорок секунд, показавшихся вечностью, пыль от ударов молнии по земле осела, и мужчина смог увидеть сработал ли план, созданный весьма поспешно.
  Наруто стоял рядом и крепко сжимал в руке серебристый кругляш, но через секунду сдавленно зашипел и поспешил отбросить добычу подальше - на ладони появился след от ожога. Но, задача было выполнена, теперь враг не сможет отмахиваться от ран, будто это лишь укус комара. Правда, триумф оказался до обидного коротким, как раз до того самого момента, когда жрец Джашина искренне, весело рассмеялся... Это заставило шиноби Листа обеспокоиться всерьез, даже сильнее чем раньше, хотя казалось, что дальше просто некуда. Сегодняшний день вообще был богат на всякие пакости.
  - Во имя Джашина-сама, мне давно не было так весело! - член Акацуки стер большим пальцем выступившую в уголке глаза слезу. - Вы всерьез верите, что забрав у меня медальон, вы что-то выиграли?!
  Иронично изогнутая бровь жреца и его искреннее веселье лучше любых слов говорили о том, что тот ничуть не обеспокоен сложившейся ситуацией.
  - Обожаю, когда жертвы сопротивляются - предвкушение и темное удовольствие придавали врагу чуть сумасшедший вид. Акацуки разве что не облизывался. Шиноби Листа с трудом подавили дрожь, пробежавшую по позвоночнику.
  Наруто настолько раздражала их неспособность нанести врагу серьезный ущерб, что зубы сами собой сжимались настолько сильно, что вызвали онемение мышц лица. Хидан просто издевался и играл с ними в свое удовольствие! Это так выводило из себя!
  Чудовищным усилием воли Узумаки заставил себя успокоиться. Горячая голова в бою еще никому не приносила пользы. Следовало обуздать свой темперамент и внимательно проанализировать действия противника. Сейчас требовался шиноби, а не уязвленный мальчишка!
  Но, все усилия юноши пропали даром, как только жрец снова открыл рот:
  - Почему ты остановился, Намекадзе? Тьма в тебе настолько сильна, что Джашин-сама захотел прикоснуться к ней лично! - фанатичный огонь в глазах Хидана вспыхнул с нестерпимой силой, а потом он провел кончиком языка по узким губам и по-волчьи усмехнулся: - Или ты испугался? Надо же, один из потомков самой Смерти боится собственной силы?!
  Наруто напрягся, а его разум пытался избавиться от шока. Легенду о том, что первый Намекадзе являлся порождением Вечной Леди, не помнил уже никто! Откуда это мог знать Хидан?! Узумаки нахмурился и чуть не стукнул себя по лбу с досады... Конечно, если с ним говорит Джашин, то и удивляться осведомленности жреца не стоит! Многие считают легенду выдумкой, попыткой нагнать больше страха на окружающих, но... Тот, кто хоть раз встречал Шинду Намекадзе, готов будет подписаться под каждым словом этой истории, со страстью доказывая ее правдивость...
  Но все это не меняло того, что каждым своим словом Хидан попал в точку. Наруто действительно боялся силы наследия предков, пробудившейся в нем. Старейшины клана не раз упоминали, что ни в ком со времен Шинды сила крови не проявлялась настолько мощно. Были предположения, что на такой исход могло повлиять происхождение Кушины... Но, независимо от радости и гордости представителей собственной семьи, Наруто не был счастлив. Тьма не прощает и за каждую ошибку карает со всей возможной жестокостью. Сила не приходит без цены. Шинда поплатился за нее проклятьем наблюдать за гибелью собственных детей, внуков и правнуков. После всего, что молодой Намекадзе уже потерял, он не желал идти по этой дороге. Видеть в глазах предка полное и безоговорочное понимание было... больно. Так что это правда - Наруто боялся.
  И необходимость в силе своего наследия сейчас наполняла душу горьким отчаянием. Чем придется заплатить сегодня?! Насмешливо-понимающая ухмылка жреца просто выводила из себя. До боли хотелось стереть ее кулаком, разбить эти тонкие губы в кровь так, чтобы и мысли об очередной издевке даже не появилось.
  - Киндзюцу: Черная сеть! - не давая себе времени передумать, произнес Узумаки, наблюдая, как по земле с чудовищной скоростью расползаются тонкие усики черной как смола паутины. - Киндзюцу: Поглощение!
  Тьма охватила землю вокруг жреца без малейшего просвета, при каждом движении, даже неосторожном вдохе, паутина дергалась и выбрасывала на врага что-то липко-черное. Сеть не позволяла врагу двигаться без опасности схлопотать реакцию, а вещество сначала парализовало тело, а потом поглощало чакру и кровь, оставляя после себя лишь сухую оболочку жертвы. Даже бессмертие Хидана не могло защитить его от последствий этой техники, ведь она не наносила видимых ран и не убивала слишком быстро.
  Райдо предпочел чуть отойти, ему мало хотелось стать случайной жертвой техник Узумаки. Джонин признался себе, что они пугали его до дрожи. Эта битва вообще престала походить на сражение шиноби. Сейчас все напоминало какой-то мистический бред с примесью страшилок. Это вряд ли могло кому-то понравиться...
  - Так-то лучше - хмыкнул жрец, спокойно принимая последствия атаки Наруто. - Значит, теперь и мне можно повеселиться!
  Как только юноша дослушал фразу, все вокруг поглотил фиолетовый свет, заставивший зажмуриться. Единственное, что Узумаки успел рассмотреть - это то, что его сеть порвалась как старая тряпка. Неподалеку звякнуло и Райдо, не попавший под действие ослепления, оглянулся. Его зрачки расширились, когда он заметил медальон Хидана, ранее отброшенный Наруто - он был аккуратно сломан пополам. Намьяши всей своей сутью ощущал, что это очень плохо...
  - Ну... поиграем? - тихо спросил Хидан, когда видимость улучшилась. Все его тело приобрело черный цвет с вкраплением белых узоров. Это вызвало нешуточное удивление у Наруто, ведь по его сведениям трансформация происходила только после начала ритуала! Но жрец не получил их кровь! Что происходит?!
  Тихий, вкрадчивый шепот слов на неизвестном языке почти заморозил шиноби Листа на месте. Ни Райдо, ни Наруто не горели желанием проявлять инициативу и атаковать, не выяснив причин изменений. Они были правы, в чем и смогли убедиться уже спустя несколько секунд.
  Истоптанная и поврежденная использованными техниками земля, внезапно потемнела, как день при солнечном затмении. Казалось, что на нее кто-то щедро вылил чернила. Напарники предпочли выбраться с этого места, но тень успела охватить землю со всех сторон. Теперь просто не осталось другого выбора, кроме как подождать и посмотреть, что будет дальше.
  Узумаки ждал многого, но не того, что произошло вскоре. Из чернильной тьмы медленно формировалось что-то, сверкавшее в редких лучах солнца, прорвавшихся из-за плотных облаков. Лишь через несколько секунд, показавшихся вечностью, юноша разглядел, что это было...
  - ......! - Намьяши не смог удержаться от потрясенного вздоха, и в следующий миг его грудь сковало ужасом. В голове билась лишь одна полусознательная мысль: "Это не битва шиноби! Они не сражаются так!" Джонин мог со всей уверенностью сказать, что никогда в жизни он не видел подобного. Даже опыт пережитой войны не мог подготовить его к сегодняшнему дню. И как прикажете выбираться из ЭТОГО дерьма?!
  На всей площади охвата тени теперь стояло что-то, больше всего напоминающее металлические скелеты. Заостренные кончики подобия костей не оставляли сомнений в их предназначении.
  - Верховный!.. - выдохнул, наконец, Наруто. Его взгляд неотрывно следовал за каждым движением последователя культа Джашина.
  - Что? - на мгновение отвлекся Райдо от созерцания окружающего пространства.
  - "... и, да призовет Верховный из пасти самого Ада слуг Темного Бога... И, да пройдут они по миру несметной волной, пожиная души неверующих..." И дальше в том же духе... - мрачным речитативом зачитал по памяти Узумаки. Перед его глазами так и стояла страница ветхой рукописи. - Это говорит о том, что Хидан Верховный жрец Джашина, его воплощение в мире смертных...
  - .....! - сглотнул нервно мечник. У него было явное ощущение, усиливающееся с каждой прошедшей минутой, что живыми они из этой заварушки не выберутся. И сейчас, он, опытный шиноби, не знал, что делать... У мужчины не было ни малейших идей о том, как теперь сражаться. И еще, не периферии сознания возникла мысль об Акацуки в целом. Если в составе организации все ее члены были хоть немного похожи на Хидана по силе, то дело Конохи - дрянь. С врагами такого калибра не справиться ни одной Скрытой деревне.
  - Намьяши-сан, советую бить по этим существам всем, чем можете. И, желательно, помощнее... - спокойно, словно и не в полном дерьме находится, Узумаки хрустнул пальцами.
  ... Остальное слилось в один хаотичный поток... Земля дрожала от техник, кислород в воздухе выгорал с чудовищной скоростью, чакра тратилась так, будто не было завтра...
  ... Задыхаясь, прижавшись спиной к спине, шиноби Листа с растущим отчаянием смотрели вокруг себя. Их безрассудные, мощные атаки превращали существ в пепел и расплавленное нечто, но... спустя пару секунд, те восстанавливались так, будто ничего не было.
  - Райдо, дай мне секунд двадцать... - сквозь тяжелое, сбитое дыхание выдавил из себя Наруто. Напарник согласно кивнул, все равно другого выхода не было. А так оставалась призрачная надежда, что юноша сможет сделать хоть что-то, чтобы изменить ситуацию. Джонин поклялся, что если он выживет, то напьется до полной потери сознания.
  Наруто перестал обращать внимание на происходящее вокруг, опустившись на колени и прижав ладони к земле. Непослушные губы с трудом произносили напевные слова, что помогали сосредоточиться. Без вербального компонента, он пока не мог вызвать такую сложную технику. Намекадзе почувствовал резкую боль во всем теле, а потом ощутил во рту металлический вкус. От напряжения под кожей лопались сосуды, из носа, ушей и губ текли струйки крови, каплями падая на землю. Там они сливались вместе с живительной влагой из-под ладоней. Рукава одежды стали тяжелыми и липкими и, если бы руки не покрывала плотная ткань, можно было бы увидеть множество аккуратных порезов на коже. Кровь впиталась в землю, а Наруто поднял глаза и решительно выплюнул сквозь сжатые зубы:
  - Киндзюцу: Цепи Крови! - в тот же миг багровы цепи вырвались на поверхность и крепко опутали каждое существо. - Райдо, уничтожь Хидана, и они исчезнут! Я их пока удержу!
  Больше, чем внезапно появившийся лучик надежды, Намьяши подстегнуло вибрирующее напряжение в голосе напарника. Хоть это и звучало чересчур оптимистично, но другого выбора не было. Что бы Узумаки не использовал, это давалось ему нелегко. И, джонин был не тем человеком, что выкидывает даже призрачный шанс победить на ветер...
  Собрав столько сил, сколько смог, Райдо напал. Скрежет металла о металл неприятно ударил по ушам, но противники не обратили на это ни капли внимания. По выражению глаз члена Акацуки можно было без труда понять, насколько тот зол. Последняя демонстрация сил Наруто явно не пришлась жрецу по вкусу. Кому понравится, если твое сильнейшее оружие оказывается почти бесполезным? Хидан не мог бросить своих существ без поддержки чакрой - это развязало бы руки Узумаки. Намьяши тоже это знал, поэтому старался разобраться с врагом прежде, чем иссякнет энергия напарника.
  Райдо слышал только собственное прерывистое дыхание и биение пульса в висках. Окружающий мир казался смазанной картиной, пальцы онемели на рукояти клинка. У джонина не осталось чакры на какое-либо ниндзюцу. В чистом, ясном от посторонних мыслей сознании, огненными буквами горело желание победить! Сегодня проигрыш был не вариант!
  ... Боль хлестнула по сердцу так, что казалось, будто Намьяши с размаху налетел на стену. Споткнувшись, джонин поднял удивленные глаза на своего противника, и увидел в них смертельную серьезность без малейшего следа насмешки. Пальцы судорожно сжались на рукояти меча, но мужчина не смог почувствовать ими ничего... Привычной шероховатости кожаной оплетки не было, и это заставило шиноби Листа ощутить панику. Нет ничего страшнее для мечника, чем остаться без своего верного оружия в бою.
  Все вокруг казалось нереальным, игрушечным, и даже лезвия косы, насквозь пронзившие живот, не могли помочь Райдо поверить в происходящее... Слепая горечь на миг затопила сознание, пока ослабевшие руки пытались в приступе чистого инстинкта оттолкнуть от себя вражеское оружие.
  Боль жестоко ввинчивалась в тело, бессилие сделать хоть что-нибудь разъедало душу. Намьяши знал, что умирает. Теперь Наруто останется сражаться в одиночку... Джонин никогда не думал, что последним в его жизни будет чувство сожаления. Горький смешок захлебнулся в крови, ноги не держали и Райдо позволил своему телу упасть на землю. На краю зрения уже появилась тьма, и холод все сильнее сковывал мышцы, звуки вокруг стали глуше и, прежде чем закрыть глаза навсегда, Намьяши услышал отчаянный крик:
  - Райдо!!!
  
  
  Наруто просто не мог в это поверить! В одно мгновение старший напарник почти превзошел врага по силе и скорости движений, а следующий красные лезвия косы пронзают его насквозь! Не было никакого долгого ритуала, описанного в древних свитках - Верховному жрецу культа Джашина в своей полной силе они были не нужны. Достаточно было просто убить врага священным оружием, чтобы душа несчастной жертвы отправилась в чертоги Темного Бога.
  Не в силах даже вздохнуть, Узумаки наблюдал за разворачивающейся драмой. Он уже не слышал собственного отчаянного крика. В глубине души невидимая струна натянулась до предела, ожидая малейшего движения, чтобы порваться. Перед глазами пролетело что-то большое и темное, в котором Наруто с трудом опознал тело Сарутоби Асумы. Юноша слышал, как его собственное сердце ударило в груди раз, другой, а потом...
  ... Из глубины души вспыхнуло жгучее, беспощадное пламя, в глазах потемнело от первобытной ярости. Снова у него что-то отняли... Сначала семью, потом друзей, а теперь и боевых товарищей... Жажда крови, ненависть к врагу и самому себе, чувство вины и боль плавились внутри разума и сливались воедино... Следующее, что запомнил молодой Намекадзе, прежде чем потерять себя в ярости битвы, был жидкий огонь, охвативший цепи из крови...
  * * *
  
  - Что?.. - все, что успел сказать Генма, прежде чем инстинкт самосохранения заставил его уворачиваться от щупалец из темно-фиолетовой энергии. - Это уже не смешно!
  Даже несмотря на сотрясение мозга, Ширануи вполне сообразил, что могло произойти - Морё захватил разум Шион или что-то подобное. Сейчас было не время разбираться в подробностях. Главное - выжить, а потом можно будет и порассуждать.
  Голова от постоянного движения кружилась все сильнее, но сейчас остановиться было верной смертью. Уворачиваться от Морё и пытаться не упасть в лаву, было главным приоритетом на данный момент. Но Генма также понимал, что пассивное уклонение поможет ненадолго. Нужен был план...
  - Твою мать! - не выдержал джонин. Он не был чертовым Хокаге, чтобы бороться с демоном! В голову не приходило ни одного более-менее действенного метода. Ничто из стандартных техник не поможет, ведь враг не является обычным человеком. Стандартных... Вот оно!
  - Придется использовать план Б! - хмыкнул Ширануи в краткий момент передышки. В такое время он был рад, что внутри вулкана не было никого из товарищей...
  - Нинпо: Ударная волна! - джонин краем глаза пронаблюдал, как лава и каменные дорожки единой волной хлынули прямо на скопление фиолетовой энергии. Райдо был прав - техники врага могут быть весьма полезны. Особенно врагов из деревни Скрытого Звука... Но, Генма не обольщался, вряд ли это задержит демона надолго, но времени как раз хватит для... - Киндзюцу: Царство Теней!
  Со стен гигантской пещеры хлынули обрывки тьмы, естественное освещение от лавы было на стороне джонина. Он флегматично смотрел, как тень обвивает только что выбравшегося из-под расплавленной породы Морё. В такие моменты шиноби Конохи искренне завидовал клану Нара, который мог использовать силу Теней всегда. Самому же Ширануи для этого пришлось припомнить не самые законные методы своего отчима. Но, чрезвычайная ситуация требует соответственных мер.
  Тени, к сожалению, действовали довольно медленно, и Морё в ярости ударил одним из свободных щупалец прямо по замершей фигуре джонина. Тот выругался и стал судорожно складывать печати, кляня себя за легкомысленность.
  - Киндзюцу: Щит Духов! - полупрозрачная техника практически осушила мужчину, но смогла остановить атаку. Вскоре тени спеленали демона так, что не осталось ни единого просвета. Быстро прикинув в уме варианты, Ширануи бросил что-то в разные стороны и рванул из вулкана что есть силы.
  Через несколько секунд в спину шиноби Листа ударило нестерпимым жаром, а стены содрогнулись. Яростный гул пробужденной стихии не оставлял сомнений в том, что происходит - извержение. Ширануи надеялся, что Морё от этого сдохнет, но проверять это не было никакого желания.
  Поэтому Генма летел по проходам быстрее ветра и надеялся, что его друзья все еще живы...
  * * *
  
  Земля под пальцами дрожала почти незаметно, но Наруто чувствовал это всем телом. Боль накатывала волнами, и сил подняться на ноги не было совсем. Юноша смотрел безразличными глазами как на истоптанную, покрытую кровью и сожженную землю падают хлопья черного снега. Пепел.
  Узумаки знал, что сорвался... Он позволил чувствам взять верх над разумом и полностью отдался во власть темной силы. Она уничтожила врага без следа, по странной прихоти обойдя тела Асумы и Райдо. И сейчас, Наруто чувствовал, как отголоски тьмы все еще вспыхивают в крови. Все еще не закончилось, еще есть живые враги и жажда крови и мести до сих пор не погасла.
  Было ощущение, что сознание разделилось на две части: одна отстраненно наблюдала за происходящим, а другая отдавала приказы телу. Блондин против собственной воли начал вставать. Тело протестовало из-за истощения и ран, но подчинялось. Смотреть на место недавнего боя не хотелось совершенно, и Узумаки не стал себя заставлять. Вяло ковыляя в ту сторону, откуда прилетело тело Асумы, он позволил себе отдаться размышлениям. Годами сдерживаемые мысли и эмоции не нашли лучшего времени чем сегодня, чтобы вырваться наружу...
  Весь этот бой с Акацуки, а до этого и с Орочимару казался бессмысленным. Наруто просто сражался и старался победить. Вот только ради чего? Из-за Конохи? Или из простого инстинкта выживания?..
  Сейчас, как никогда, юноша начал понимать Шинду Намекадзе. Скрытые деревни лишь провоцируют друг друга, порождая все больше ненависти. Коноха пропагандирует благородство, честь, верность и тому подобное, но Узумаки знал лучше... Иногда доступ к тайнам родной деревни был проклятьем. Скрытый Лист создал себе сияющий ореол, который поддерживали легенды о Хокаге и других героях, но мало кто смотрел глубже. В "добропорядочной" Конохе позволялось держать в рабстве членов собственной семьи - Хьюга. Других годами подавляли из-за предательства одного человека, вынуждая на неизбежное восстание - Учиха. Также существовала тайная организация, которой позволяли творить под покровом теней настоящие зверства - Корень АНБУ. Да и самим членам личной гвардии Хокаге приходилось выполнять множество, так называемых, "черных" операций. У Наруто подобное лицемерие вызывало отвращение и то, что он тоже изрядно поспособствовал его увеличению, заставляло чувствовать себя грязным. Другие деревни тоже не отличались в лучшую сторону, шиноби вынуждены подчиняться приказам своих лидеров, независимо от чувств, что они вызывали. Так почему Узумаки столь рьяно сражался за прогнившую насквозь систему? Почему был верен деревне, обрекающей все больше людей на страдания? Зачем он вообще стал шиноби?!
  В голове вспыхнули раскаленные иглы боли, и это отрезвило юношу. Подобные размышления подошли слишком близко к границе предательства, что не преминула напомнить печать, которую Наруто позволил поставить на себя добровольно...
  - " Ненавижу все..." - с глухой тоской подумал Узумаки, запихав поглубже все темные мысли. Впереди явно предстоял еще один бой, поэтому не стоило тратить попусту те крохи концентрации и воли к победе, что еще остались после битвы с Хиданом.
  Картина, что предстала перед его глазами некоторое время спустя, заставила блондина недоуменно приподнять бровь. Какаши стоял на коленях и пялился на своего врага как испуганный до полуобморочного состояния котенок! Что за хрень здесь происходит?! И это элитный джонин, одна из легенд Конохи?!
  Недоумение мгновенно сменилось жгучей яростью и отвращением. В ту же секунду оказавшись рядом со склоненной фигурой, Узумаки отвесил джонину весомую оплеуху.
  - Не позорь себя! - отчеканил младший шиноби Листа, с горечью понимая, что теперь-то уже все дружеские связи с Хатаке разорваны. Такой удар не прощают, ведь это не просто хук в челюсть, а оскорбительная пощечина! Такое в мире шиноби смывается только кровью или, в случае коллег, оборачивается ледяным равнодушием друг к другу в будущем. Но сейчас было не время сожалеть о сделанном, Намекадзе предпочел полностью сосредоточиться на противнике.
  Если вспомнить все, что известно об этом члене Акацуки, то становится ясно, что с ним нельзя размениваться на мелочи, а нужно ударить со всей силой что можешь собрать. Эта стратегия как ничто другое подходила нынешнему состоянию ума Наруто. Не было никакого желания играть с противником, да и слишком опасен он был для этого...
  Для того, чтобы тьма плотно окутала невысокую фигуру шиноби Листа, потребовалась всего секунда, а в следующую атака была уже в движении...
  Какудзу мгновенно оценил своего противника и собирался принять его как очень большую угрозу. Не многие из ныне живущих шиноби смогли бы опознать силу, используемую этим мальчишкой, но отступник из Водопада за свою отнюдь не короткую карьеру ниндзя успел пару раз поработать на Намекадзе, и сейчас был готов поставить половину своих сбережений на то, что его новый враг член этого клана. А это сулило немало хлопот... Во-первых, убить этого мальчишку будет не так-то просто, особенно если принять тот факт, что Хидана-то здесь нет! Значит, как бы абсурдно это ни звучало, напарник - мертв. Во-вторых, тело Намекадзе не продашь как обычно, потом не отобьешься от остального клана. За своих те глотку перегрызут. Одно дело - поразить противника в бою, а другое - предоставить секреты в его теле неизвестно кому. В таком случае, лучше будет вернуть труп мальчишки семье, клан может неплохо заплатить за возвращение своего. И, можно не опасаться за сохранность собственной жизни в этом процессе - бой есть бой, и люди в нем умирают. Какудзу не замечал за Намекадзе нерациональности. Единственное, о чем стоило беспокоиться, так это о том, чтобы этот ребенок из Конохи не был значимой фигурой в клане - в этом случае от их мести не спасет ничто...
  Только многолетний опыт позволил Акацуки вовремя среагировать на атаку Наруто. Какудзу мгновенно покрыл свое тело слоем каменной кожи, но сила нанесенного удара едва не сбила его с ног. Ответная атака прошла сквозь окутанную темной дымкой фигуру насквозь, что вызвало у отступника замешательство на долю секунды, а потом пришлось уворачиваться снова. Тайдзюцу было бесполезно, что оставляло только ниндзюцу. Член Акацуки предпочел переоценить врага и использовал свой козырь, позволяя четырем маскам вырваться из тела и сформировать человекоподобные фигуры. Каждая из них обладала возможностью использовать одну из стихий. Какудзу надеялся, что этого будет достаточно, чтобы подавить мальчишку из Конохи своей мощью.
  Наруто с трудом подавил желание удивленно распахнуть рот, наблюдая за действиями врага. Покров тьмы позволял ненадолго получить полную неуязвимость к физическим атакам, что подразумевало и основанные на чакре, а самому наносить удары даже сильнее обычных. Правда, это включало в себя только тайдзюцу. Но об этом противнику еще предстоит узнать...
  Шквал элементарных атак почти заставил Узумаки задохнуться от восхищения. Такая сила! Блондин надеялся, что Какаши очухался и успел выбраться из зоны поражения техник. Но времени, чтобы проверить это не было, покров не мог держаться долго.
  Юноше удалось подобраться к одной из фигур и, на мгновение остановив собственную защиту, использовать одну из самых сильных запретных техник, основанных на крови. Наруто мог бы поклясться, что в тот момент, когда существо с маской рассыпалось в пыль, Какудзу потерял хладнокровие и уставился на то место, где она только что находилась, и попытался понять, что произошло. Пока он этого не сделал, юноша успел уничтожить тем же способом еще одну фигуру. Его кровь просто разрушила структуру существа изнутри, разорвав все соединения на уровне молекул. На этом удача Наруто закончилась...
  Сначала полностью исчезла защита покрова тьмы, а также использованная техника лишила шиноби Листа остатков чакры. Узумаки остался практически беззащитным против еще двух существ и самого Какудзу...
  
  ... - Не позорь себя!
  Слова хлестнули по Хатаке сильнее, чем последовавший за ними удар. Перед глазами мгновенно встал образ отца, совершающего самоубийство. Именно он сказал подобные слова перед смертью. Четырехлетний Какаши наблюдал всю сцену от начала до конца, полностью парализованный страхом. Хатаке Сакумо не знал об этом, он был слишком сосредоточен на своих действиях. Позже, его сын думал, что успел бы остановить отца, если бы не был так испуган. Неизвестно, так ли это, но чувство вины и беспомощности не исчезло никогда. Отец смыл позор собственной кровью, но Какаши чувствовал на себе его тяжесть. И он не смог простить Сакумо за то, что тот оставил его одного. Копирующий больше не мог смотреть на свое лицо в зеркале, он каждый раз в этот момент видел призрак отца. Это напоминание о собственной бесполезности было невыносимым. Скрывшись за маской, Какаши также скрыл свои чувства внутри себя. Лишь смерть Обито заставила его выйти из этого многолетнего оцепенения, но погрузила еще глубже в бездну вины. Снова он оказался беспомощным и не смог спасти друга... Нападение Девятихвостого и жертва Минато едва не добили сына Белого Клыка. Хатаке не мог даже смотреть на лица окружающих людей, все порождало вспышки болезненных воспоминаний. Так началась его дорога полного одиночества... Вступление в АНБУ тогда казалось лучшим выбором, и на несколько лет Копирующий превратился лишь в инструмент, машину для убийства.
  Третий Хокаге видел это слишком хорошо и не мог позволить Хатаке похоронить себя заживо. Приказ о выходе в отставку из АНБУ и перспектива обучения генинов, впервые за много лет выбила джонина из колеи. Он с трудом удержался от истерического смеха - какой из него учитель, если он не может позаботиться даже о себе? Теперь-то он может признать, что специально завышал требования своего теста. У Какаши не было никакого желания втягивать в жестокий мир шиноби наивных детей. Лишь давление Совета заставило Копирующего принять команду Љ 7. В итоге, это оказалось одним из худших решений, что джонин принимал за свою жизнь. Как сенсей, он оказался полным ничтожеством.
  А теперь, видя как враг избивает Сарутоби Асуму, Хатаке почувствовал знакомое оцепенение. Как при виде отца, как при виде умирающего Обито, как при виде мертвого тела Минато... Снова он оказался бесполезен...
  Жгучая боль от удара и от жестоких слов Наруто отрезвила. Какаши заворожено наблюдал за боем Какудзу и своего бывшего ученика, еле успев убраться из зоны поражения техник. И, когда Узумаки внезапно замер и обреченно посмотрел на врага, Копирующий догадался, что случилось что-то непредвиденное. Существа засветились немного, и джонин понял, что те сейчас атакуют, а мощь техник члена Акацуки Какаши уже успел увидеть. Наруто не двигался, словно ждал смерти, или просто не мог пошевелиться...
  Когда эта мысль дошла до Хатаке, тело среагировало быстрее разума. Больше всего хотелось успеть вовремя, ведь груза вины этой смерти он точно не переживет...
  
  ... Наруто обреченно прикрыл глаза, он знал, что уже не успеет увернуться. Все это сражение выпило силы до капли, мышцы онемели от усталости и постэффектов запретных техник, и юноша не смог бы двигаться даже при всем своем желании... Вот теперь точно - конец... Узумаки уже чувствовал на лице отголоски приближающейся чакры, когда прямо перед ним появилась прозрачно-радужная преграда, о которую техника Какудзу бессильно разбилась. И лишь потом блондин разглядел перед собой джонинский жилет и знакомую серебристую шевелюру Какаши...
  Пока Наруто пораженно смотрел на спину сенсея, тот не стал терять времени даром. Защита распалась, а сам Копирующий что-то прошептал и резко посмотрел на врага.
  Отступник выругался, грязно и зло. И было от чего! В обоих глазах шиноби Листа горел Мангеке Шаринган! А потом размышлять стало некогда - странное искажение пространства в мгновение ока поглотило одно из существ с маской. Член Акацуки направил второго в атаку, чтобы отвлечь противника и выработать стратегию дальнейшего боя. Но все техники последней призванной фигуры оказались поглощены так же, как до этого и другая маска. Это дало время Какудзу убраться в сторону от поля зрения Хатаке, старый отступник правильно определил, что техника работает лишь в радиусе взгляда противника. Теперь Акацуки нужно было всего-то, что двигаться быстрее, чем Копирующий поворачивает голову...
  ... Движение бывшего шиноби Скрытого Водопада прервалось внезапно и, когда мужчина посмотрел под ноги, он увидел тонкую металлическую нить, что не давала сделать ни шага. Концы ее тянулись прямо к рукам опустившегося на колени блондинистого ребенка из Конохи. Больше отступник уже ни о чем подумать не успел...
  
  ... Какаши обессилено рухнул на землю рядом с Узумаки, использовавшем последние силы, чтобы задержать врага на мгновение. Этого было достаточно для Хатаке, чтобы попасть своей техникой по неподвижной фигуре.
  - Как?.. - Наруто внезапно закашлялся, но все же продолжал внимательно смотреть на сенсея, указывая на угасающий Шаринган.
  - Наверное, я наконец, повзрослел... - непонятно ответил старший джонин и невесело усмехнулся. - Ты можешь идти?
  - Не знаю, но все равно придется - вздохнул Наруто и с трудом заставил себя оторваться от земли. Хатаке сделал то же самое и шиноби Листа медленно двинулись на поиски товарищей.
  Узумаки нечитаемым взглядом посмотрел на поле боя с Хиданом, а потом обратил внимание и на тройку чунинов, что находилась у тел Райдо и Асумы. Признаться, он слегка позабыл об Изумо, Котецу и Ли...
  - Статуи вдруг просто рассыпались - растеряно сказал ученик Майто Гая, помогая Наруто устоять на ногах.
  - Намьяши-сан мертв - угрюмо сообщил Хагане Котецу.
  - Асума-сенсей еще жив! - перебил его воскликнувший Изумо. Узумаки после этих слов, будто что-то отпустило внутри, и он позволил себе, наконец, потерять сознание. Поэтому он уже не видел, как около команды из Конохи появился взволнованный Генма и приказал всем убираться из этого места как можно быстрее. Он не видел, как Ширануи показал недоуменным товарищам потоки лавы, следующие за ним по пятам. Наруто не чувствовал как его несли, как почти также несли и Асуму с Какаши, лишь капли внезапно начавшегося дождя скользили по его лицу. К сожалению, у команды не было времени забрать с собой тело павшего Райдо. Теперь его похоронит сама природа - достойный конец для достойного воина...
  * * *
  
  Вулкан успокаивался, а ливни оставили от раскаленной породы лишь поле дымящихся пластов камня. Именно сквозь этот слой остатков бушевавшего извержения неожиданно пробилась человеческая рука, покрытая черной кожей. Лишь присмотревшись на ней можно было заметить несколько белых узоров. Явно мужская фигура показалась вслед за рукой, ее цвет ничем не отличался. На лице еще можно было увидеть следы давних шрамов, по которым многие смогли бы узнать его. Намьяши Райдо склонил голову к плечу и к чему-то прислушался... А потом негромко прошептал: - Как прикажете, Джашин-сама...
Оценка: 6.01*30  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Противостояние"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) М.Лунёва "(не) детские сказки: Невеста черного Медведя"(Любовное фэнтези) P.Ino "Война с разумом"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"