Смирнов Игорь Раулевич: другие произведения.

Шут. Продолжение 10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наш человек в чужом мире.

  Внутри заведение порадовало чистотой и приятными запахами. В большом зале стояли около десяти длинных столов, два окна давали достаточно света, чтобы не пронести ложку мимо рта. Видимо, подспудно я ожидал увидеть кособокий грязнючий сарай, в центре которого сидит злодей хозяин.
  Нет, несмотря на то, что хозяин сволочь, законы торговли никто не отменял. Будет грязно и невкусно - клиентов не будет, в городе, я думаю, с десяток кабаков наберется, люди найдут, где поесть. Правда, сейчас народу было совсем немного, в углу сидела компания мужиков и степенно обедала. Но это, потому что обед уже прошел, а до ужина еще далеко.
  К нам моментально подбежала молодая девчонка:
  - Милости просим, уважаемые господа, в наш трактир, присаживайтесь в зале или можем предложить вам отдельный кабинет для важных гостей.
  - Спасибо, красавица, это как раз то, что нужно.
  Мы прошли в небольшую комнатку, куда другая девушка внесла два подсвечника о пяти свечах. Здесь было светло и уютно, вот только жаль, руки помыть было негде, не приучен народ здесь руки мыть перед едой. Тоже проблема, между прочим.
  Когда проходили по залу, в углу у стойки я заметил сидящего на табуретке крупного седого мужика. Возможно, это тот, о котором говорил Хайден, а может и нет, не знаю.
   Накормили нас знатно, Гога тоже наворачивал бодро, куда только хмурость делась. Кроме того, притащили большой кувшин вина. Я немного попробовал - вполне себе вино, лицо не перекашивает. Когда девчонка пришла забирать последнюю грязную посуду, я спросил:
  - Скажи, красавица, на месте ли хозяин этого замечательного заведения?
  - Да, господин, он у себя.
  - А не могла бы ты пригласить его к нам, мы хотим поблагодарить его и выпить вместе по кружечке винца.
  - Сию минуту, господа, - девчонка улыбнулась и убежала за хозяином.
  Гогон удивленно посмотрел на меня.
  - Гога, сиди, молчи и не дергайся. Сделай суровое лицо. Тебе ничего говорить и делать не придется, я сам.
   Минуты через две в комнату вкатился невысокий полный человечек в поварском колпаке и с широкой улыбкой на лице. Теперь понятно, почему такое название у трактира.
  - Добрый, добрый день, уважаемые господа. Мне сказали, что вам все понравилось, весьма рад, весьма. Надеюсь, что вы еще не раз зайдете к нам.
  Просто душка, а не злодей, видно же, мне по крайней мере, что человек искренне радуется, что его труды оценили. Может Гога ошибся?
  Тут хозяин заведения наконец разглядел Гогона. Улыбка никуда не делась, а вот глазки стали настороженными.
  - Уважаемый Гогон, вижу ваши дела идут хорошо, такой богатый халат далеко не каждый может себе позволить.
  - Это мой помощник, уважаемый хозяин, не ходить же ему оборванцем. Но сейчас не об этом. Я позвал вас, чтобы лично поблагодарить за великолепный обед и расплатиться.
  С этими словами я достал из кошеля два серебряка и положил их перед толстяком. Это были немыслимые деньги за один обед, у бедного мужика брови изумленно выгнулись.
  - И предлагаю выпить всем вместе за успех ваших и наших дел.
  Девчонка-подавальщица стояла за дверью, так как сразу внесла в комнату поднос с тремя весьма неплохими кубками. Если у трактирщика и были какие-то сомнения, то два серебряка их стерли напрочь. Он самолично наполнил тару, взял свой кубок и со словами: "За вас, господа!" отпил добрую половину.
  Гога тоже схватился за свой кубок, пришлось пнуть его под столом.
  - А вы почему не пьете вино, уважаемые гости?
  - Зачем же его пить, оно отравленное.
  В одно мгновение добродушный толстячок превратился в злобного упыря.
  - Шутить изволите, господин хороший? - хозяин сверлил меня взглядом, - я внимательно смотрел, вы ничего в кубки не подсыпали.
  - В кубки не подсыпали, точно, мы заранее весь кувшин отравили. Гога, через сколько времени твоя лошадь умерла?
  - Часа через два, господин магистр.
  - Вот и ты, толстая харя, часа через два загнешься. Яд уже начал действовать, тебе становится плохо, холодеют пальцы, сердце сжимается, голова горит... А вот не надо было чужих лошадей травить, тогда все было бы нормально.
  - Я никого не травил - взвизгнул толстяк. По лицу у него струился пот, рукой он массировал свой жир в районе сердца. - Тораг!
  В комнату быстро вошел давешний седой мужик, дремавший на табуретке.
  - Тораг, зови стражников, зови лекаря-гаранийца, хватай их, эти твари меня отравили!
  Охранник сделал шаг в нашу сторону.
  - Подожди немного, Тораг, не торопись. Мне про тебя рассказывал Гус Хайден. Ты, надеюсь, умный человек. Посмотри сюда внимательно.
  Я активировал гладиус и отмахнул угол толстенной столешницы. Кусок дерева с тяжелым стуком упал на пол. Для стороннего наблюдателя человек просто махнул рукой и угол столешницы отвалился. Такой фокус сильно замедляет резкость движений собеседника.
  - Бывают моменты, уважаемый Тораг, когда торопиться не надо. Еще один шаг, и я отрублю тебе ногу, ты готов? Поверь, ты все равно ничего сделать не сможешь. Дай нам договорить с хозяином, минут через пять я тебя позову.
  Надо сказать, что колебался охранник недолго. Четко развернулся и вышел из комнаты.
  - Скотина неблагодарная, - прохрипел вдогонку трактирщик.
  - Да бросьте вы, просто он здравомыслящий человек. Как самочувствие? Не очень, правда?
  Сидящий напротив человек выглядел совсем неважно: из груди вырывались жуткие хрипы, пот стекал уже ручьями, вся рубаха была мокрой.
  - Хорошо, колобок, я все-таки не убийца, у меня есть противоядие. Я тебе его дам, но с одним условием.
  В глазах умирающего боролись отчаяние и надежда:
  - Все, что хотите, Ваша милость, только не губите.
  - Я даю тебе сутки убраться из города, можешь забрать все, что сумеешь унести в руках. В противном случае через сутки тебя повесят на центральной площади как отравителя.
  - Я согласен, согласен, только дайте быстрее противоядие!
  Неторопясь я развязал свой кошель и заглянул туда:
  - Гога, вот дьявол, яд-то на месте, я забыл его кинуть в кувшин.
  - Слышь, хозяин, я пошутил, вино не отравленное, - с этими словами взял свой кубок и немного пригубил.
  - Врешь, сын собаки, врешь, мне плохо, как больно, дай мне противояд...
  Человек захрипел и завалился набок. Наступила тишина. Может, придуривается? Посмотрел магическим зрением, кайма ауры толстяка быстро бледнела и через мгновение погасла.
  - Вот те раз, похоже друг наш слегка помер, слышь, Гога?
  Гога затравленно взглянул на меня, закрыл глаза и начал читать молитву. Дела. Я не рассчитывал на такой эффект, честное слово. Все же какая сила самовнушения была у человека, жуть.
  Измученный нравственными терзаниями Тораг маялся около стойки. Я сел за стол в общем зале и позвал охранника:
  - Тораг, иди сюда, присядь.
  Подождал, пока охранник уселся напротив, и продолжил:
  - Так получилось, что хозяин заведения помер. Надо известить родственников, чтобы забирали свалившееся наследство.
  - Нет у него никого, некому забирать.
  Час от часу не легче. И что со всем этим делать? Мне только этой заботы еще не хватало. Но и бросать на произвол судьбы такое хозяйство тоже неправильно.
  - Подлый был человечешка, - сказал Тораг, - но все же кормил и медяшку другую давал, а теперь что, куда идти?
  - Насчет себя не беспокойся, работу я тебе найду, хватит вышибалой штаны протирать. Для начала делаешь следующее. Зови лекаря или кого зовут в таких случаях. Пусть зафиксируют естественную смерть, никакого яда там не было, Светозарный свидетель.
  - А от чего же тогда он умер?!
  - От переживаний.
  Далее. Похороните человека, как положено. Заведение закрыть, обеспечить сохранность всего имущества. Собери все деньги в кассе и держи у себя, потом дашь отчет обо всех тратах. Сколько людей еще здесь работает?
  - Две девчонки принеси-подай, повариха и пацан на подхвате. Все живут в домике на заднем дворе, а у меня каморка рядом с кухней.
  - Людей не отпускай, через пару-тройку дней я постараюсь найти толкового управляющего, после этого расскажу про твою новую работу. Все понятно?
  - Так точно, Ваша милость.
  Приятно общаться с военными людьми, им главное указать точное направление.
  - Гогон, ты долго там? Пошли, у нас еще куча дел.
  Славно мы здесь покушали, нечего сказать.
  
  К дому ехали в молчании. Несмотря на то, что смерть здесь является достаточно обыденным явлением, мне все же было несколько не по себе. Не собирался я лишать жизни этого прохвоста. Наказать надо было, но не так кардинально. Гога же твердо уверился, что я убил трактирщика каким-то хитрым образом и переубеждать его смысла не было.
  - Джигит, хватит киснуть. Если бы трактирщику светила выгода от твоей смерти, он тебя пустил бы на фарш не задумываясь.
  Гога промолчал. Эко его прибило. Чтобы отвлечь парня от тяжелых мыслей, попросил:
  - Расскажи мне про жену брата, Елану. Ты про нее не забыл?
  - Нет, что вы, господин магистр, не забыл. Она была очень светлым человечком, брат и я не могли насмотреться на нее. В доме, где мы жили, будто солнышко поселилось. Порхала, как птичка, все время что-то напевала.
  Художник, по-другому не может: солнышко, птичка.
  Парень замолчал, вспоминая былые дни.
  - Она же до сих в доме Изелая, или нет?
  - Да, хозяин, бедная девушка до сих пор там.
  - Почему бедная? Может у нее все хорошо? Плохо, конечно, когда убивают законного мужа, но, если Изелай сделал ее своей женой, может она и не захочет возвращаться. Всякое бывает.
  - У Изелая есть жена и дети. Он сделал Елану своей рабыней. Я ходил к его дому, хотел поговорить с девушкой, но меня не пустили. У него не дом, а настоящая крепость.
  Весной я случайно встретил ее на городском рынке, они вместе с еще одной женщиной покупали продукты. Мы успели немного поговорить, потом охранник заметил меня и прогнал. Ей там очень плохо.
  Сейчас, когда Изелая больше нет, ее вообще со свету сживут, она там больше никому не нужна.
  Гога совсем приуныл. Да уж, здорово я его развеселил.
  С одной стороны, сейчас не самое удобное время заниматься штурмом укрепленного дома, с другой стороны все же родственница Гогона, считай, член команды. Тем более, что есть у меня одна задумка, как нам в дом попасть без шума и пыли.
  Уже заехав на территорию поместья спросил:
  - Так мы будем спасать твою родственницу?
  Гога изумленно уставился на меня.
  - Конечно, господин магистр, ее надо обязательно спасти. Я сейчас...
  - Ну?
  - Только я не знаю, как, - упавшим голосом закончил парень.
  - Но спасти все же надо?
  - Конечно, хозяин! - с надеждой воскликнул Гога.
  - Тогда десять минут на перекур, оправиться и выезжаем на спасение красной девицы.
  Помощник мой солдатский юмор не оценил. Просто не понял.
  - Короче, жди меня здесь, я скоро.
  Малинар молодец, как только я подъехал к дому, маг тут же вышел и помог спуститься с лошади.
  - Как дела, Серж?
  - Все спокойно, Ваша милость. Я послал мальчишку с кухни оповестить бывших работников. Буквально полчаса назад ушел последний, со всеми рассчитались. Все просили передать Вашей милости, что они очень благодарны, что про них не забыли и готовы вернуться в случае необходимости.
  Может благодарны, может нет, надеюсь, что никто из них не будет гадить по-мелкому.
  - Вы будете обедать, господин магистр? Время уж к вечеру.
  - Нет Серж, мы с Джигитом пообедали в одном трактирчике. Скажите, а где сейчас тела людей, которым не повезло той ночью?
  Несколько мгновений Малинар продирался к смыслу вопроса.
  - Гм. Понял. Все лежат в леднике. Я как раз сегодня хотел спросить вас...
  - Отвечаю. Всех, кроме Изелая, или передать родственникам, или похоронить за наш счет. Голову Изелая положите в мешок, минут через пятнадцать я его заберу. Сейчас забегу на кухню, надеюсь там есть молоко.
  Потом мы с помощником опять поедем по делам, вернемся к ужину. На вас, Серж, охрана дома. Внимательно смотрите, чтобы посторонние не совали сюда свой нос. Вести о смене власти уже разлетелись по городу, могут найтись желающие урвать свой кусочек пирога.
  Малинар молча кивнул головой.
  В обеденном зале нас ждал остывший обед и неизменная Милена. Увидев меня, девушка всплеснула руками:
  - Ваша милость, как же можно, уж сколько времени! Я сейчас все подготовлю.
  - Милена, прошу тебя, не надо беспокоиться, мы с помощником пообедали в трактире.
  - Ну, где ж это видано, чтоб Вашей милости в трактирах откушивать?! Там разве накормят? Может все-таки пообедаете? - с этими словами Милена шагнула вперед и оказалась в подозрительной близости от меня. Широко распахнутые глаза, румянец на щечках, чуть приоткрытые губки, даже пахнет от нее чем-то приятным.
  Очень заманчиво, но это не ко мне. По крайней мере не сейчас.
  - Милена, девочка, я признателен за твою заботу, спасибо. Понимаю тебя и не осуждаю. Но, к сожалению, я уже не молод, и далеко не красавец. Общение с такими конфетками, как ты, ничего, кроме хлопот и проблем не приносит. Ты лучше обрати внимание на господина Малинара, весьма приятный человек. И, скажу по секрету, у него большое будущее.
  - Конечно, так он на меня и посмотрит. Кто он, и кто я. Служанка.
  - Сегодня служанка, завтра не служанка, все может быть. Как раз накормите господина мага, он точно не обедал, остальное нашим людям и охране. А мне принесите сейчас кружку молока.
  Выпил принесенное молоко и под усиленные вздохи Милены отковылял из зала. Бойкая девушка. Не успеешь оглянуться, а она уже твою постель заправляет. Вон, пусть Малинара окучивает.
  На самом деле длительное воздержание уже превращалось в проблему и в несколько иных условиях я бы с удовольствием пообщался с Миленой. Наверное, я старомоден, консервативен, если хотите, но использовать зависимое положение девушки и тащить ее в кровать никогда не буду. Даже если она сама туда рвется. В этом смысле отношения с проституткой мне представляются более простыми и понятными.
  И еще одно смешное обстоятельство. Я женат и не теряю надежды снова увидеть свою семью и спокойно смотреть в глаза жене. Пока не настолько все плохо, чтобы хвататься за первую встречную юбку.
  У служебного входа в дом забрался на лошадь, Малинар привязал к седлу плотный мешок, и мы с Лаской потрусили к конюшне, где нас ждал суровый Джигит. Хотя время поджимало, не зайти к Марии я не мог.
  Как она обрадовалась, душенька моя. Никогда не думал, что буду так относиться к обычной лошади. В старой жизни ближе, чем на метр и не подходил. А вот здесь угораздило. Я обнял ее за голову и стал шептать ей в ухо ласковые слова, а Маша уткнулась мне мордой в шею и так и стояла, слегка вздрагивая.
  Пора. Выходя из конюшни, заметил дядьку Власа, зачем-то вытирающего глаз.
  
  Дорогу до дома Изелая Гога знал, поэтому добрались довольно быстро. Неплохой домик отгрохал себе начальник охраны бывшего наместника. Каменный дом о двух этажах, окошки-бойницы, крыша из свежего теса. По сравнению с окружающими домишками прямо дом с Рублевки. Небольшая территория обнесена частоколом с выходящими на улицу крепкими воротами. Действительно, такая небольшая крепость.
  Штурмовать мы ее не будем, зачем, зайдем через ворота как обычные люди. Подъехав к воротам, не спешиваясь, постучал рукояткой кинжала. Тут же открылось маленькое оконце в воротине и хмурая заросшая рожа окинула нас оценивающим взглядом.
  - Чего надо?
  - Хозяина позови.
  - Нет его.
  - Я знаю, что нет. Часть его у меня с собой, - я приподнял мешок, на котором уже стали проступать пятна крови. Зови другого хозяина.
  Оконце захлопнулось.
  Мы слезли с лошадей и привязали их к кольцам, которые были вбиты в бревна забора слева и справа от ворот.
  - Гогон, ребята здесь не простые, поэтому предельное внимание, смотри по сторонам и чуть что включай защиту.
  Прошло минут десять, и я уже прикидывал, как половчее вырезать гладиусом проход в воротах. Раздался скрип, одна из створок приоткрылась, и хмурый детина кивком головы пригласил внутрь.
  Около ворот на дорожке, ведущей к дому, стоял пожилой мужчина, одетый во все черное, из-под шляпы виднелись седые космы. Он стоял и молча смотрел на меня старческими водянистыми глазами. Может отец бывшего начальника охраны, может просто близкий родственник.
  Гога встал сзади справа и развернулся лицом к охраннику на воротах, во избежание сюрпризов, так сказать.
  Здороваться не будем, обойдутся, перейдем сразу к делу.
  - Мне нужна Елана, - обратился к старику в черном.
  Глухое молчание в ответ.
  - Мне нужна девушка в обмен на это, - я тряхнул мешком с головой Изелая.
  Старик долго смотрел на мешок, потом поднял руку. Раздался звук спущенной тетивы и из окна второго этажа вылетела стрела. При ударе о защиту стрела срикошетила и ушла в сторону.
  - А вот это зря. Еще одна стрела и в этом доме не останется ни одного живого человека, ни женщин, ни детей. Хотите проверить?
  Старик пожевал губами, потом повернулся к охраннику:
  - Девку приведи.
  Парень убежал в дом и почти сразу вышел оттуда, толкая перед собой молодую женщину в неимоверно грязном балахоне. На лице виднелись следы недавних побоев. Охранник дотолкал ее до старика и угомонился. Девушка остановилась и безучастно смотрела куда-то вниз.
  Я уже набрал воздуха в грудь, чтобы все высказать этому упырю, но передумал. Во-первых, бесполезно, а во-вторых, сейчас надо быстрее покинуть закрытую территорию.
  - Елана, мы пришли за тобой.
  Реакции нет.
  - Елана, это я, Гогон, иди к нам, быстрее.
  Молодая женщина подняла голову, вгляделась и узнала брата мужа. Она сделала шаг вперед, потом остановилась и испуганно посмотрела на старика.
  - Елана, иди и ничего не бойся, мы забираем тебя отсюда.
  Гога, видя неуверенность девушки, выскочил из-за моей спины, схватил ее за руку и потащил к воротам. Идиот! Балбес, пристрелят же, я прикрыть не успеваю. Но обошлось.
  - Теперь это твое, - я бросил мешок к ногам старика. - За остальным присылай людей в дом наместника. Мы уходим, открывайте ворота.
  Оказавшись на улице, я незаметно выдохнул. Не думал, что все так легко обойдется.
  - Джигит, сажай Елану на лошадь и погнали отсюда, дома мне как-то спокойнее.
  То, что произошло дальше, навсегда отпечаталось в памяти кадрами замедленной киносъемки.
  Гога подсаживает девушку на лошадь, я подхожу к Ласке, чтобы забраться на нее, в этот момент раздается короткий свист, и стрела пробивает грудь девушки насквозь.
  От удара ее бросает вперед, и она падает на землю сломанной куклой лицом вниз. Из-под нее с ужасной скоростью растекается лужа крови.
  Скорость течения времени вернулась к обычной.
  Глядя на лежащую на земле девушку, с тоскливой обреченностью я понял, что рана смертельная и помочь Елане уже не сможет никто.
  - Варя, может ты попробуешь?
  - Нет, слишком большая рана, жизненная энергия уже покинула ее...
  Гога упал на колени и завыл в голос.
  В голове билась одна мысль: "Как же так, как же так...".
  Кровь за кровь, говорите? Будет вам сейчас кровь!
  Развернулся и пошел к воротам. Гладиусом легко вырезал неровный прямоугольник и толкнул плечом внутрь двора. Кусок воротины с глухим стуком упал на землю, подняв небольшое облако пыли.
  Старик стоял на том же месте, где мы расстались. Охранник медленно отходил к дому.
  Увидев меня, старик оживился. Со злорадной усмешкой каркнул:
  - Чего тебе еще нужно? Бабу я тебе отдал, забирай, пользуйся! А теперь пошел вон отсюда!
  - Обязательно пойду. Только сначала выполню свое обещание.
  Шагнул к старику, и тут вокруг него возникло защитное поле. Подстраховался, гаденыш. Посмотрев магическим взглядом, увидел один жалкий накопитель на поясе.
  Маловато будет, дедуля, не спасет тебя это.
  Сделал еще один шаг вперед и всей рукой вцепился в защитное поле. В принципе, какая разница, из накопителей энергию гонять туда-сюда, или из защитного поля напрямую энергию забирать, можно попробовать, почему нет. Если сильно захотеть. А я сильно хотел. Очень сильно хотел добраться до этого урода.
  Энергия потекла внутрь, возникло знакомое ощущение радостно-злобного возбуждения. Еще немного, еще. Пленка поля стала искривляться и с хлопком ее остатки исчезли в моей руке.
  Старик олицетворял собою немое изумление.
  - Ку-ку, дядя! Похоже, ты удивлен? Немного нервничаешь, да? И это правильно.
  Широким взмахом гладиуса отсек ему обе ноги выше колена и остатки человека рухнули на землю. Растекающаяся кровь смешивалась с пылью.
  Повернул обрубок тела головой к дому.
  - Пока будешь подыхать, посмотри, что останется от твоего дома.
  Все внутренние ставни в бойницах первого этажа уже были задраены наглухо, а со второго этажа человека два-три безуспешно пуляли в меня стрелами.
  Жаль, золотых с собой нет. Надо взять за правило несколько штук носить с собой. Но я и без них справлюсь.
  Как в прошлый раз, свернул из пленки шар и стал наматывать слой за слоем, слой за слоем. Я вам покажу, сейчас я вам покажу...
  Прошелестел голос Вари:
  - Достаточно...
  Я очнулся:
  - Спасибо, Варя, а то так бы и мотал до бесконечности.
   Поставил защитное поле на максимум и с силой бросил ярко-голубой шар в окно второго этажа. Да простят меня поборники гуманизма. Раздался взрыв и все, что было раньше домом, взлетело на воздух. За забором заржали испуганные лошади.
  Оказывается, при высвобождении такого количества энергии еще и температура возникает очень высокая. Все, что могло гореть, вспыхнуло ярким сильным пламенем, территорию сразу же заволокло густым дымом.
  Переждав падающие обломки, барабанящие по защите, пошел посмотреть, как поживает мой старичок.
  Никак он, сука, не поживает, сдох уже. Вот же тварь, сколько людей с собой забрал.
  Гога стоял на коленях рядом с телом Еланы и молился, из его закрытых глаз текли слезы. Горький комок сдавил мне грудь. Надо отвезти бедную девушку к нам в дом, там люди сделают все, что нужно в таких случаях. Опустился на колени, отрезал часть стрелы, торчащей из спины, и осторожно перевернул девушку. Вытащил остаток стрелы и закрыл ее широко распахнутые глаза.
  - Спи спокойно, девочка, я отомстил за тебя. Надеюсь, ты там, наверху, встретишься с мужем, пусть вам будет хорошо вместе.
  Черт, черт, черт, почему это не сказка, почему я не смог спасти ее...
  Как больно...
  
  Пока мы медленно перемещались в сторону дома, я раз за разом прокручивал недавние события в голове. Полностью моя вина, из-за меня девушка погибла. Спасатель хренов. Жестокий пример недооценки противника. Вышли с территории противника, и я расслабился. Еще хорошо, что Гога не успел сесть за спиной Еланы, убили бы обоих одним выстрелом.
  Как только девушка оказалась на лошади, ее стало видно со второго этажа и лучник выстрелил, поторопился.
  Урок на всю жизнь, сколько еще мне отпущено.
  
  Малинар осмотрел тело и покачал головой.
  - Я только маг, а не волшебник, господин магистр. Судя по характеру раны, стрела была замагичена, у девушки не было ни одного шанса. Опять изделие из Запретного города. В последнее время я все чаще слышу о появлении в городе этой гадости, расползается как зараза.
  Если вы нас не бросите, Ваша милость, считаю необходимым провести тотальную проверку всех притонов в городе. Поймите, - с жаром убеждал меня Малинар, - за такими штучками на рынок не ходят, слишком специфичный товар. Кто-то их централизованно завозит в город, а потом они уже по рукам расползаются.
  - Не могу обещать тебе, Серж, что всю жизнь просижу в Ланове, но порядок будем наводить обязательно.
  - Но господин магистр, вы опросили людей в доме, откуда у них такие стрелы?
  - Видишь ли, Сержио, после убийства Еланы я очень расстроился, очень, и опрашивать стало некого, да и дома не осталось, сгорел.
  Малинар закашлялся.
  Я позвал помощника:
  - Гогон, проследи, чтобы все сделали как надо, я в этих ритуалах ничего не понимаю.
  А нам с вами, господин маг, предлагаю пойти и хорошенько выпить. Мне так плохо давно не было, не физически - морально. Никаких дел и встреч на вечер не запланировано, пойдемте.
  
  Напиться не удалось. И вина было вдоволь, закуски уж тем более, только выяснился один гнусный нюанс из жизни магов. Это подстава подстав. После четвертого бокала отличного вина, не получив даже намека на желаемый результат, догадался спросить Малинара:
  - Серж, я ничего не понимаю, вино какое-то совсем слабое. У вас нет чего-нибудь покрепче?
  - Господин Гор, дело в том, что маги лишены возможности испытать сомнительное удовольствие от опьянения. Как только алкоголь попадает в организм, внутренняя энергия тут же его нейтрализует. Как и любой другой яд.
  - И что, предупредить нельзя было? - с раздражением спросил я у Малинара.
  - Прошу прощения, господин магистр, я счел за благо, чтобы вы сами это прочувствовали, в таких делах к словам доверия мало. Вы все же несколько отвлеклись от своих грустных мыслей.
  Да, как ни странно, стало полегче. Все-таки я совсем не знал эту девушку. Пытаясь разобраться в своих ощущениях, понял, что меня не столько огорчает ее смерть, здесь это дело привычное. Меня бесит до крайности собственная безалаберность и дурость. Кто мешал там же, на месте дать Елане защитный накопитель?! У меня же с собой их целая горсть. Нет, даже не подумал. Горькая наука, пусть земля ей будет пухом.
  Все-таки хорошо, что Малинар в моей команде, можно многое узнать об этом мире.
  - Допустим, на вас, то есть нас не действует ни алкоголь, ни дурман-трава какая-нибудь, а как маги расслабляются? Как мне убрать эту горечь в груди?
  - Маги редко испытывают сильные эмоции, та же самая внутренняя энергия сглаживает эмоциональные всплески.
  Иногда у меня возникает потребность остаться одному, - продолжил Малинар, - заглянуть в свой внутренний мир, погасить все волнения, пропустить энергию радости и очищения через себя и обрести покой и гармонию.
  Маг замолчал, закрыл глаза и положил обе ладони на грудь.
  Блин, кришнаит в чистом виде, вот же повезло с помощником. Сейчас уплывет в астрал, лови его там.
  - И все же, Серж, але, ты хочешь сказать, что мага отравить вообще нельзя?
  Малинар открыл глаза и как ни в чем не бывало продолжил:
  - Почему же, можно. Есть очень сильные яды. Но чем сильнее яд, тем ярче он светится при проверке. Постоянный контроль принимаемой пищи снижает риск быть отравленным до нуля.
  Были случаи, когда, устав от жизни, маги уходили за грань с помощью яда, но только исключительно по своей воле.
  - То есть, Уэска со своим ядом..., - я задумался.
  - От яда, господин магистр, который вам подсыпала Уэска, вы бы даже не чихнули.
  - Может быть, может быть. Но свое наказание она получила не напрасно, не фиг людей травить. Закончим на этом.
  Нажраться не удалось, спать еще рано. Так не пойдет, надо чем-то заняться.
  - Все хотел спросить, да не было времени. Как я уже понял, энергию мага обычные люди не видят. А можно сделать ее видимой?
  - Можно, а зачем?
  - Вы видите то оружие, которым я действую?
  - Очень смутно, господин магистр. Понимаю, что оно имеет энергетическую природу, но как вы его создаете, для меня загадка.
  - А каким оружием обычно пользуются маги?
  - Магам не нужно оружие. Есть четкий перечень заклинаний на все случаи жизни, есть защитное поле, зачем еще оружие? Маги являются достоянием и опорой империи, к сожалению, нас совсем немного. Еще в указе Императора Илита IV очень давно было прописано, что нападение на мага карается смертной казнью независимо от положения человека в обществе.
  - Хорошо, а как же ваши взаимоотношения с Умартаном?
  - Я вам уже рассказывал, господин магистр. Я очень люблю своих родителей, - тихо произнес маг, - лично мне он ничего сделать не смог бы.
  - Да, да, помню, извини. И, кстати, не так давно видел я одного мага, который использовал похожее на мое оружие.
  - Все может быть, я уже больше года не покидал Ланов. Хотя это крайне удивительно.
  О том, что маг был темным, решил Малинару сейчас не рассказывать.
  - Так вот, отвечая на твой вопрос, Серж, скажу, что иногда было бы неплохо, чтобы окружающие видели мое оружие. В предупредительных целях. В некоторых случаях этого было бы достаточно, чтобы разрешить конфликт миром.
  - Господин магистр, для перевода личной энергии в видимый спектр существует специальное заклинание, звучащее как "Трансо!".
  Которое, кроме того, необходимо усилить определенным движением, - Малинар состроил из пальцев замысловатую фигу и ткнул ею в воздух.
  - Это-то зачем? У меня так пальцы не согнутся.
  - Без этого никак. В Академии очень много времени отводится на изучение заклинаний, движения должны быть отработаны до автоматизма.
  Попробовал сложить пальцы, как показывал маг, но ничего не получилось. Ну, и ладно, не очень-то и хотелось, потом как-нибудь.
  - Серж, есть что-нибудь совсем простое, без растяжения пальцев?
  - Могу предложить изучить заклинание огня, господин магистр, оно точно лишним не будет.
  - Супер, поехали!
  - Куда поехали?
  - В смысле, давай начнем обучение.
  - Для этого нам нужно выйти в сад, проведение занятий с огнем в помещении строго запрещено.
  О, опять что-то знакомое, родное услышал.
  Для занятий Малинар прихватил с собой магический светильник и огарок толстой свечи. Правильно, на улице уже совсем стемнело. В саду светильник повесили на дерево, а свечу маг поставил на дорожку.
  - Смотрите внимательно, господин Гор. Произносим "Фарио!" и мягко толкаем энергию в сторону свечи.
  Свеча немедленно вспыхнула.
  - Только, господин Гор, все делаем очень мягко, нежно, а то запалите полсада, замучаемся тушить.
  Увы, ни "Фарио", ни "Марио", ни мягко, ни сильно, ничего не получилось. Бездарный ученик нашему магу попался, по-другому не скажешь.
  - Серж, а что означает слово "Фарио"?
  - На языке Изначальных оно обозначает огонь.
  Огонь значит. Не ассоциируется у меня слово "Фарио" с огнем, ну, никак, у меня с огнем ассоциируется только слово "Огонь".
  Подошел к свечке, уставился на фитиль:
  - Огонь! - и толкнул рукой воздух в направлении свечи.
  Огарок взорвался яркой вспышкой, разбрасывая вокруг расплавленные капли. Хорошо, что защита сработала, а то был бы весь в крапинку.
  Малинар, который на что-то отвлекся в этот момент, подпрыгнул.
  - Что это было, господин магистр?!
  - Небольшой перебор, господин маг, ничего страшного, главное, что все получилось.
  На сегодня достаточно, пойдемте отдыхать, завтра день будет веселее прежних.
  В коридоре на третьем этаже разошлись по своим комнатам.
  - Спокойной ночи, Серж.
  - Спокойной ночи, господин Гор.
  
  
  Отступление
  
  В черном-черном замке, в черной-черной комнате сидел черный-черный человек... Как в сказке...
  Конечно же, все было не так. В небольшой комнате центрального замка Запретного города сидел пожилой человек, действительно в черном камзоле. Седые длинные волосы обрамляли худощавое лицо обычного человека, совершенно не похожего на главного злодея.
   Злодеем себя Ароний Зодд, глава клана Зоддов, не считал, просто его взгляд на существующий порядок вещей несколько отличался от взглядов людей, живущих за пределами темной крепости. Но сейчас его волновал более простой вопрос, чем проблемы мироздания.
  Куда подевался Амаран?
   Кто бы знал, как тесно и душно Аронию в этом затерянном в горах небольшом городе-крепости. Конечно, никто не умаляет заслуг великого Корногара, основателя их поселения, но зачем было запираться в этой глуши?
  Уже после первого нападения светлых надо было оторвать кусок от империи, в обмен на убитых магов, но... Отцу-основателю ничего не нужно было, кроме своей школы и своей науки.
  Во время Второй магической войны была серьезная битва, были потери с обеих сторон. Ну и что с того?! Надо было идти до конца! Но его папаша проявил слабость и подписал перемирие. И они все оказались на долгие годы заперты в этом каменном мешке.
  Но он, Ароний Зодд, не готов больше терпеть это унижение. Тщательно и осторожно проводилась работа по поиску союзников в окружении императора. Наконец, длительная многоходовая комбинация привела к тому, что личный маг первого герцога, а затем и он сам оказались практически на их стороне. Невероятная удача.
  Для нарушения перемирия нужен был веский повод. Например, тайное проникновение светлых в город-крепость и дерзкая кража чего-нибудь этакого. В качестве приманки для шпионов Службы безопасности империи была использована главная реликвия темных - концентратор сил. Только применив всю свою силу и власть Ароний сумел убедить глав двух других кланов в необходимости рискнуть реликвией. Под свою ответственность.
  Именно доказанный факт кражи концентратора темных сил должен был стать поводом для разрушения ненавистного перемирия, подписанного двести четырнадцать лет назад. Делать это надо сейчас, когда определенная часть знати в случае заварухи не поддержит императора.
  И что в итоге? В проведении великолепной по замыслу и глубине проработки операции против светлых произошел сбой. Причем на самом последнем этапе. Все сроки возвращения самой главной реликвии на свое законное место уже прошли. За шаг до победы пропадают и Амаран, и реликвия. И неизвестно, что хуже.
  Город давно вышел из границ крепости, построенной при отце-основателе. Большая часть домов лепилась к внешним стенам крепости. Отдельные дома постепенно спускались вниз, в сторону небольшой долины, где крестьяне занимались земледелием и пасли немногочисленный скот. Но на всех производимого продовольствия не хватало, и часть продуктов все равно приходилось закупать и везти издалека.
  В самой же крепости жили только избранные, тридцать семь магов и их семьи. Все они делились на три клана, из которых клан Зоддов был самым сильным. И хотя знак клана носили только двенадцать магов, их суммарная мощь превосходила силы всех остальных магов вместе взятых. Поэтому потеря Амарана была равна катастрофе.
  У старшего сына формально был только второй магический уровень, но по части хитрости и изворотливости он был непревзойденным мастером.
  Теперь эти шакалы из кланов Торне и Брегиа не упустят свой шанс вцепиться в горло Аронию. Эти жалкие торгаши, погрязшие в болоте изготовления дешевых побрякушек и амулетиков. Ненавижу!!
  Вместо того, чтобы всем вместе, одним кулаком ударить по империи и отобрать у нее жизненное пространство для будущих поколений, эти трусы будут мучительно долго драться за место на троне в их маленьком мирке.
  Куда, куда подевался старший сын, что с ним случилось? Даже если представить себе невообразимое, что какая-то сила погубила его мальчика, все равно он должен был успеть подать сигнал тревоги. Для этого достаточно было просто нажать на камень перстня на безымянном пальце. Точно такой же перстень Ароний носил на своей руке, завязанный на перстень сына.
  Уже несколько недель глава клана чувствовал в груди сосущую пустоту, безжалостно утверждавшую, что надежды больше нет. Но даже у черных злодеев есть сердце, и оно не хотело мириться с неизбежным.
  Человек в кресле взял с приставного столика молоточек и прикоснулся к диску гонга, покрытого письменами давно ушедших. Тягучий звук потек по замку, проникая во все закоулки, вызывая у живых неосознанную тревогу. В зал вошел слуга в сером балахоне и поклонился.
  - Общий сбор. Пусть поторопятся.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"