Смирнов Игорь Раулевич: другие произведения.

Шут. Продолжение 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.28*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наш человек в чужом мире

  Отшельники
  
  Прошло около двух месяцев. До города от нашего стойбища было километров пятнадцать, если напрямки, до ближайшей деревни километров пять. Мимо нас проходила старая проселочная дорога, ведущая на давно заброшенные вырубки, поэтому деревенским в нашей стороне делать было нечего. Меня это очень устраивало, не нужно пока остальным гражданам знать о моем существовании. Чем позже это случится, тем лучше.
  Каждый день был наполнен работами по хозяйству. И немудрено, все было настолько запущено, не знаешь, за что хвататься. В первую очередь я отправил Гогу к кузнецу в деревню, за топором и гвоздями. На куске коры, похожей на бересту, угольком нарисовал форму и размер топора. Как мог объяснил помощнику, что топор нужен именно такого размера, а то в порыве страсти притащит какую-нибудь секиру, мне что с ней потом делать? А с хорошим топором на селе очень много чего можно сделать, особенно если он в умелых руках. Когда-то я на спор ударами топора левой рукой карандаш затачивал. Тело, выданное мне, конечно, никакой сноровкой не блещет, но будем тренироваться, другого выхода не вижу. Отправил вместе с телегой и Машкой. На телеге должен привезти продукты и сено для лошади, а Марию заодно предъявить кузнецу на предмет перековки копыт.
  Конечно, по-хорошему бы мне надо ехать к кузнецу, нам к зиме понадобятся различные железные детали, необходимые для устройства нормальной печи. И вообще, интересно посмотреть, какой здесь уровень развития обработки железа. Но, опять же, не сейчас, попозже.
  Гогон вернулся к вечеру, гордый и довольный, что выполнил все поручения. Кузнец выдал ему требуемые железяки, а потом долго ругал Гогу, за то, что он довел до такого состояния бедную лошадь. Одну уже уморил, теперь за другую взялся. Парень пыхтел, краснел, молчал, но так и не выдал, кто настоящий виновник.
  Как я и предполагал, Гогон с радостью согласился бросить нелюбимую работу и стать моим помощником. Бедный, он же не знал, что его ждет. В завалах мусора, оставшихся от старого хозяина и не убранных Гогой, нашли полотно двуручной пилы и колун без топорища. Ручки для пилы и топорище я выстрогал из ореха, которым заросли берега ручья. Конечно, деревянные заготовочки посушить бы, да не до жиру, на первое время хватит.
  Когда я сумел объяснить Гоге, что теперь надо валить деревья, да не одно, напарник побледнел, затрясся и долго мне рассказывал, что этого делать никак нельзя. Обязательно про рубку леса кто-нибудь, да прознает. Появится Старший лесник дона-сеньора Умартана, весь ущерб перепишет, потом придут люди начальника стражи Изелая. И все, тюрьма и казнь на центральной площади города, за порубку леса других вариантов нет.
   - Хорошо, Гогон, а как законно построить дом, например?
  - А для этого надо идти к господину Умартану, нести щедрый подарок, получать разрешение, платить, естественно, за древесину. А лесничий возьмет да выделит тебе делянку у Темных оврагов, километров за сорок от города.
  - То есть, этот самый дон разрешение может и вовсе не дать?
  - Очень даже может, надо, чтобы ты был из своих или очень нужных.
  Люди добрые, может я все-таки в России, только в глубинке где-нибудь, что ж так все похоже-то?
  День у нас был четко расписан: подъем очень рано, завтрак и на работу. Обед, работа до сумерек, ужин и спать. Поверьте, работы в сельской местности всегда достаточно. Много времени отнимала готовка, из Гоги повар, что балерина, поэтому сам, только сам. Нормальной плиты нет, холодильника нет, готовить надо только на текущий день. Жрать всухомятку - долго не протянешь. Поэтому горячая пища каждый день. Война войной, а обед по расписанию, к этому меня с курсантских времен приучили.
  Ужинали при свете двух свечей, сделанных из чего-то ужасно вонючего и коптящего. Но приличные свечи стоили дорого, как Гога будет объяснять, откуда у него деньги на свечи, когда ему на еду хреновую не всегда хватало. Он даже продукты по моему указанию покупал у разных людей, ездил в дальнюю деревню, один раз даже в город, за вяленым мясом. Все для того, чтобы не сильно бросалось в глаза, что продукты он закупает в большем количестве, чем прежде. Еще Гогон рассказал, что существуют магические светильники, но их стоимость для простого человека совсем запредельная.
  Бедный шут, владевший ранее моим нынешним телом, ничем физическим, видимо, не занимался. Плюс хроническое недоедание. Простейшая работа более пятнадцати минут приводила к жуткой усталости. Можно, конечно, все свалить на помощника, но, во-первых, он талантливо безрукий, а во-вторых - все равно это бездарное тельце надо тренировать. Куда годится, метательный нож не сильно тяжелый нормально бросить не могу, не то, что кинжалом размахивать.
  До ручья от землянки я насчитал метров сорок, к нему вела вихляющая тропинка. Первое задание для Гоги: тропинку расчистить на метр ширины, все кусты срубить, большие деревья не трогать. Холмики-кочки срезать, ямки-колдобинки засыпать, нам к ручью придется ходить часто. Только в начале тропы подлесок не трогать, чтобы с дороги не было видно нашу просеку.
  Воду Гога набирал, прыгая с камня на камень, как горный козел, до ямки на середине ручья. Еще не хватало, чтобы он там покалечился, мне без него сейчас не выжить. Поэтому следующим шагом стало рытье небольшого котлована чуть в стороне от ручья, с двумя канавами, на вход и выход воды, чтобы вода оставалась проточной.
  Пока помощник упражнялся в строительстве гидротехнических сооружений, я точил топор. Топор кованый, из хорошего железа, но тупой до безобразия. Работать тупым топором могут только пионеры и мазохисты, и тем, и другим все равно. А мне нет, поэтому точил я его несколько дней до полного изнеможения. Станка нет, напильника нет, только об камень. Нашел на берегу плоский камень с более-менее ровной поверхностью и ширк-ширк, туда, сюда. Вот тебе и польза, и тренировка, но к концу работы уже возненавидел и этот топор, и этот камень. Но все же я его победил, теперь это не железяка, а инструмент.
  Следующим пунктом большой программы развлечений стала пила. Никогда не пробовали пилить тупой неразведенной пилой? Неразведенной не в смысле наличия партнера, а в смысле подготовки пилы к работе. Зубья у пилы отгибаются поочередно вправо и влево на небольшой угол специальным инструментом, это и называется разводкой пилы. У меня такого инструмента, естественно, нет, но и у моих предков его тоже не было, это можно сделать все тем же топором, кому интересно - обращайтесь, с удовольствием покажу. Но зубья-то тупые и вот с этим без напильника уже ничего не сделать. Как точили в старину? Я не знаю, а спросить уже не у кого.
  Подготовив инструмент, пошел в лес, который начинался сразу за землянкой. Лес действительно стоял великолепный, нетронутый, вперемежку росли и лиственные и хвойные породы. Только весь замусорен сухостоем и валежником, но это даже хорошо. Потому что скоро наша печь для обжига будет работать круглые сутки, дров понадобится много. Из крепких сухих сучьев надо еще клинья вытесать, они нам понадобятся для изготовления досок из бревен.
  Вечером занялся расчетом необходимого материала для перестройки этой убогой землянки. Решил, чтобы сильно в глаза не бросалось, не подниматься вверх, а расширить и углубить землянку, сделать ее где-то пять на пять метров и глубиной метра два. Чтобы земля не осыпалась, вкопать опорные столбы по периметру. Заложить доски между землей и столбами, без гвоздей держаться будут, пару-тройку венцов из бревен поставить сверху. Из менее массивных бревен уложить стропила, закрыть все это досками, укрыть землей и дерном, и получите - жилплощадь готова. На все про все нам надо свалить не больше пятнадцати деревьев, но так, чтобы с первого взгляда вырубка была бы незаметна.
  В этом замечательном проекте есть два скользких момента: как притащить бревна из леса к землянке и где взять доски. Гога хоть и здоровый парень, но тащить в одиночку по лесу шестиметровое бревно даже ему будет сильно напряжно. Почему шестиметровые, когда длина жилища пять метров? Потому что для устройства сруба на концах каждого бревна требуется вырубить полукруглую выемку, так называемую "чашку", вот по полметра и уйдет. Придется Марию привлекать, без нее не справимся. И еще есть у меня мысли, как облегчить наш труд по перевалке бревен.
  С досками проще, но не сильно легче. Бревно, желательно максимально ровное, с помощью клиньев раскалывается вдоль на доски, такие доски называются "тёс".
  Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, мудры были наши предки. За первый день на лесоповале так ухайдокались, что заснули не ужинавши. Ходьба по лесу на изувеченной ноге отнимала сил не меньше, чем основная работа, обратно вечером Гога меня на спине тащил. Надо же было выбрать подходящее дерево, определить направление его падения, чтобы не зависло на других деревьях, сделать правильный запил. Дерево спиливали у самой земли, чтобы пенек оставался как можно ниже. Пилил только Гога, я с другой стороны только ручку пилы придерживал. Потом собрали все опилки, а пенек мхом и сучьями завалили. А еще надо поваленное дерево распилить на бревна, срубить все сучья и ветки, унести их поближе к мастерской, то есть сделать так, чтобы максимально скрыть следы нашего вторжения в чужой лес. И это только одно дерево!
  Мама родная, когда мы со всем объемом справимся? Так, не раскисать! Считай, что это твой фитнес зал, совершенно бесплатный. И норму выработки сами устанавливаем, не дядя чужой, когда совсем надоест, можно чем-нибудь другим заняться, благо работы выше крыши.
  Из одного поваленного дерева выходило два бревна, остальное, включая все ветки, сносили в мастерскую, или складывали за сенником. Деревья, которые мы собирались завалить, я выбрал на расстоянии не дальше пятидесяти метров от землянки. Но даже такое расстояние представляло собой серьезную проблему по доставке бревен на стройку. Для облегчения жизни помощника и лошади придумал следующее: срубили несколько нетолстых сухостоин и уложили наподобие рельсов. Затем заготовили десяток ровных прочных палок из маленьких сосенок вместо катков и положили сверху поперек сухостоин. Кто в жизни кантовал что-нибудь очень тяжелое поймут, о чем это я. В цивилизованной местности вместо палок используют обрезки труб. Самое тяжелое было затащить бревно на катки. Запрягали Марию и они вдвоем с Гогой тащили бревно. При этом Машка так смотрела на меня... Негодяй, согласен, обманул, но надо, Маша, надо. После того, как бревно оказывалось на катках, его можно было укатить хоть к черту на куличики.
  Через неделю такой работы мой помощник приуныл, лошадь наотрез отказывалась идти в лес, поэтому временно решили заняться другим видом спорта.
  Надо начинать заниматься изготовлением кирпича. К зиме у нас должна быть нормальная печь. Топором вырубил нужного размера дощечки, обвязал ивняком, получилась форма, форма для кирпича. Пошли с Гогой на то место, где он брал глину для своей керамики. Глина оказалась весьма неплохой, для кирпичей даже песок придется подмешивать, но сам забой не выдерживал никакой критики. Это не место добычи материала, это какая-то нора суслика.
  Сурово посмотрел на Гогона и покачал головой. Тот понял, что хвалить его точно не будут и смущенно ковырял ногой песок. Показал парню, как расчистить захватку, но не оголять совсем пласт глины, чтобы не пересохла.
  Теперь рабочий день Гоги начинался на руднике, он должен был накопать и принести десять ведер глины, воды и размешать все это до состояния теста. Совсем нелегкая работка, доложу я вам. Думается, скоро Гога запросится обратно в лес, заниматься дровами.
  Заготовленные бревна надо было обязательно ошкурить, чтобы там не заводилась всякая ненужная живность. Вот этим я и занимался, пока помощник подготавливал глину к работе. Опять монотонная выматывающая работа. Очередной тренажер в моем фитнес зале.
  После обеда играли в куличики. Подготовленную глиняную смесь забивали в форму, излишки срезали и заготовку будущего кирпича Гога уносил на крышу сенника на просушку, потом все повторялось. Из десяти ведер глины получалось чуть больше тридцати заготовок. Возможно, у нас были какие-то нарушения технологии, но кирпич этот технадзору не предъявлять, а для хенд-мея вполне приличное качество.
  Первую партию кирпичей заложили на обжиг через пять дней после начала работ с глиной. Терзали меня смутные сомнения, что рановато я это делаю, по-хорошему, их еще сушить и сушить. Но очень уж хотелось взять в руки готовый кирпич и положить первый ряд будущей печки.
  Старая печь для обжига кардинальному улучшению не подлежала, делать новую не было времени, поэтому использовали, что есть, только все щели глиной замазали. Единственное улучшение, которое мне было по силам выполнить - это установка новой дымовой трубы. Гога закинул меня на крышу мастерской как мешок картошки, и прямо из необожженого кирпича я за полдня сложил приличную дымовую трубу. Здесь не до красивостей, нам тяга нужна.
  Влезало в печь около сорока заготовок, обжигать надо сутки, не меньше. Потом еще сутки ждать, чтобы все остыло. Первый кирпич получился весь в трещинках из-за плохой просушки, но это был настоящий кирпич! Вообще, творческий процесс затягивает. Раньше рад был бы любому кирпичику, теперь уже трещинки не нравятся, надо делать лучше. Готовые кирпичи помощник унес в землянку.
  В таких трудах и заботах пролетел месяц. Надо сказать, что мы оба изменились в лучшую сторону. Полноценное питание, насколько это было возможно в тех условиях, физический труд, нормальный отдых сделали свое дело. Гога отъелся и не кидался на каждую кость быстрее голодной собаки. Его бородатая харя стала еще шире, ушла беспросветная тоска из глаз. Мое тельце тоже окрепло, меня уже не шатало порывами ветра, появились намеки на мускулы.
  В один из дней Гога принес опасную бритву, от брата осталась, и снял остатки моих волос и на голове, и на лице. В мастерской от печки было жарко, часть воды оставляли в кадке, вечером сам обмывался водой, и помощника заставлял. Кстати, осмотрел я как-то вечером Гогу на предмет его ауры, удивительно здоровый парень, только лысина чуть светится оранжевым, но это объяснимо, луковицы же отчего-то умерли. Вообще, Гога был незаменим с точки зрения мускульной тяги, вот только ел много. Ну, тут уж или еда, или бензин. Бензопилы нет, трактора нет, есть Гогон, пусть кушает.
  Большую часть бревен мы уже заготовили, они лежали ошкуренные рядом с землянкой. Кирпичный заводик в нашем лице работал без перебоев и сейчас у меня было в наличии около трехсот готовых кирпичей, еще пара сотен сохла на улице.
  Сенник невовремя решил развалиться, поэтому три бревна пришлось расколоть на доски. Заменили стойки и перекладины сарая, накрыли тесом, поправили стены. И чтобы свежее дерево не светилось на всю округу, вместе с напарником обмазали все землей, издалека и не скажешь, что ремонт был.
   В один из дней на перекуре Гогон внезапно спросил меня:
   - Господин мастер-дон, мне приснилось сегодня, что нас схватили люди дона Умартана. Так страшно стало.
   Мычаньем и пантомимой попытался внушить парню, что здесь никого нет и делать чужим здесь нечего. А если уж появятся, то мы им зададим жару.
  Гогу я кое-как успокоил, а вот сам серьезно задумался. Задержаться в этих местах я планировал до весны, а это месяцев шесть-семь по нашему исчислению. Зима здесь есть, но не лютая, снега достаточно, жизнь замирает, все ждут весны. К сожалению, прожить незаметно для окружающих все это время не удастся. Будут у нас обязательно гости, много гостей, нехороших и разных.
  Чтобы противостоять беспределу, который здесь вместо закона, нужна защита и нужно нападение. Может у нас есть еще время на подготовку, а может и нет, завтра, не дай Бог, заявится сюда банда человек пять и более, и привет семье, не отобьемся. Гога годится только для геройской смерти.
  Мне надо каким-то образом пытаться разрабатывать свои новые способности, другого оружия у меня нет. Поэтому все свободное от работы время я пытался вызвать свои призрачные руки, но достичь той глубины отчаяния и злости, при которых они проявлялись, так и не смог. Да и не вариант надеяться на то, чем ты управлять не можешь. А если не сработает в нужный момент, надо что-то делать.
  
  Баба-Яга.
  
  Тут как-то утром Гогон ходил вокруг меня кругами, ходил с загадочным лицом, потом решился и спросил.
  - Господин мастер-дон, а у Вас один золотой есть? Только не хватайтесь за кинжал, умоляю, я все расскажу. В лесу, за дальней деревней, где мы продукты покупаем, в самой глуши бабка живет, целительница. Многим помогла, многих на ноги поставила, но в последнее время никто с ней не общался. А вчера хозяйка продукты в мешок складывает и говорит, что муж ее, Ефросий, на днях бабку-то в лесу и видел, издалека, но точно ее видел.
  Так вот что я думаю, а если нам с Вами до той бабки доехать, может посмотрит она Вас, ведь сил нет смотреть, как Вам тяжело ходить, особливо по лесу. А про золотой говорю, так давно еще бабы сказывали, что жадная совсем ведьма, когда за тяжелые случаи бралась, никак не меньше золотого требовала. А может и дешевле выйдет, кто его знает.
  Послал я его сначала, на работу, а мысль же голову сверлит, а что, а вдруг? Можно не верить, но магия в этом мире есть, вот в ухе висит, речь переводит, так почему бы нет. В итоге, договорились с Гогой завтра с утра поехать.
  Всю ночь крутился, вертелся, к утру задремал, а там и вставать пора. Собрались, Машку в телегу запрягли и поехали, в лесочке у деревни остановились, а Гогон побежал к знакомой тетке дорогу выспрашивать.
  Пришел, голову чешет, говорит, что тетка не совсем точно дорогу знает, от погоста пешком надо, милю-полторы, а то и поболее, и, то ли влево забирать, то ли правее, вроде как сами увидим. Энтузиазм мой сразу как-то поутих, но не возвращаться же.
  - Поехали, - говорю, - считай, что у нас сегодня выходной с выездом на природу.
  Доехали до погоста, Марию с телегой привязали, и потопали куда-то туда. Через час ковыляния по густому лесу я бы матерился в голос, если б мог.
  - Все, привал, передохнем немного, нога разболелась, сил нет, еще назад же надо, как бы не потеряться.
  И вот пока отдыхал, мне в голову пришло, что мы премся туда, куда нас не звали и если бабка не захочет, то фиг когда мы ее жилище найдем. Поднялся, поклонился, достойно так поклонился, спины не жалея, выпрямился и замычал:
  - Бабушка, извини молодых, горячих, совет нужен.
  Из-за дерева неподалеку вышла даже не бабушка, сама Старость, и чистым мелодичным голосом ответила:
  - Где ты, нахал, бабушку увидел, а из молодых я тут только одного вижу, пугало огородное.
  Ну, что ж, есть у нас в анамнезе Серый Волк, вот и Баба Яга появилась. Как бы на Кощея Бессмертного не нарваться, не готов я пока к этому, совсем не готов. Гогон подпрыгнул, подбежал к бабке, и хотел что-то сказать, но она ладонью перед ним провела, и парень замолк, как подавился.
  - Ты, дурашка, иди к лошади, и не оглядывайся, а мы с человеком поговорим немного.
  Дурак-то дурак, но спорить не стал, ушел куда-то в сторону. Честно говоря, не ожидал я такого напора от этой совсем старой женщины, но пришлось выслушать до конца.
  - Вот ты зачем приперся, у тебя дел своих нет, или мне заняться нечем? У тебя все есть, от меня то ты чего хочешь? Подчинения, так не будет такого! Марена еще никому слугой не была!
  Вокруг бабки возникла сверкающая, как фольга на солнце, пленка, а свою палку выставила в мою сторону. Хоть стой, хоть падай.
  - Э-ээ, женщина, Вы о чем? - промычал.
  И с таким недоумением это промычал, что бабуля, которая хотела еще что-то сказать, передумала. Старуха долго смотрела в мою сторону, мне показалось, что эта старая женщина слепа, зрачки не двигались и смотрела она немного выше меня. Потом она спросила:
  - Ведь ты же видишь, мил человек?
  - Я много чего вижу, и дальше что?
  - Защиту видишь?
  Не знаю о чем она, но на всякий случай кивнул головой. Пленка сначала потускнела, потом исчезла совсем, вот и славно, а то глазам больно.
  - И у мага, в черном, тоже видел?
  Твою мать, какая неприятная осведомленность.
  - Не понимаю, о чем Вы.
  - Значит, ты видишь и это, и то, - медленно, как кисель произнесла бабка, - оказывается, и так бывает.
  - Уважаемая, мне ясно, что мы не вовремя, Вы не в духе, я пойду, дел дома навалом, извините за беспокойство.
  Есть в жизни моменты, когда надо тихо откланяться и свалить, потом может и не получиться.
  - Иди, иди, герой, только зачем тебе я, у тебя все есть.
  Спокойно, товарищ, тихонько, вежливо уходим, дома будем загадки отгадывать.
  - У тебя все есть, смотри глубже.
  - Хорошо, бабушка, буду смотреть глубже.
  И уже в спину мне:
  - Змею свою береги, их почти не осталось.
  Я развернулся:
  - Какую змею?
  - Ты дурака не валяй, иди, только дороги не перепутай. И, да, затейник, когда все получится, кинь мне весточку, интересно все же. Ну, чего встал, рот разинувши, домой иди.
  Я, как лунатик прошел два шага, потом обернулся:
  - А по поводу змеи...
  Ку-ку, а никого и нет, только ветер в кронах шумит. Про деньги ни она не спросила, ни я не вспомнил, офигевший после таких заявлений. Нет, наш мир все-таки лучше, больше определенности, а тут. Была бабка, не было бабки, наговорила херни всякой, а я теперь расшифровывать должен. Неужели нельзя было сказать - делай раз, делай два, а там и счастье наступит.
  Короче, домой мы возвращались сильно недовольные: Гога тем, что его как пацана выпроводили, а я всю эту мистику, загадки и шарады не люблю, мне конкретика нужна.
  По поводу змеи практически все понятно, кандидат на эту роль один, точнее, одна, только почему змея? Хорошо, сейчас это не главное, больше меня интересует настойчивое предложение смотреть глубже. Куда? И как?
  Итог: как бы мне этого не хотелось, надо привлекать Варю. Если верить всем спецам-писателям по магическим мирам, существующие особые способности надо развивать, и с этим трудно спорить. Но как? Для тела я, кстати, из глины сделал две корявые гантели и теперь каждый день качаю руки понемногу, это понятно. А призрачный свет как добывать?
  Не откладывая в долгий ящик, после приезда домой, быстро перекусили, я взял походный мешок и убрел в лес. Несмотря на хроническое отсутствие посторонних в наших краях, оглянулся по сторонам. Никого.
  Достал коробочку с Варей и осторожно открыл, даже соскучился где-то. Бог мой, Варя! В коробочке лежал маленький шарик, совсем светло-серого цвета и периодически вздрагивал. Вот это я дебил, вот это я идиот, я же больше месяца коробку не открывал, совсем забыл! Урок тебе: домашнее животное, даже такое странное, надо кормить.
  - Варя, Варечка, извини, я же не знал, ты слышишь меня?
  Увидел промелькнувший легкий сполох синего цвета. А чем ее здесь кормить, я тут никаких зверей крупных не видел. Скормить ей Гогу? Гога обидится, да и нужен он еще.
  - Варечка, а ты можешь брать помаленьку, чтобы не сразу труп? Давай ты мной подкрепишься немного, только умоляю тебя, не до смерти, кто тогда за тобой ухаживать будет?
  Аккуратно вынул ее из коробки, положил на ладонь.
  - Варя, прошу тебя, не умирай, возьми себе немного от меня, тебе сейчас нужнее.
  На своем опыте прочувствовал фразу - и силы покинули его. Нахлынула мгновенная слабость, ноги подкосились, и я упал на прошлогоднюю хвою. В голове сильно зашумело, сердце стучало сильно-сильно и глаза закрылись помимо моей воли.
  Больше подумал, чем прошептал:
  - Варя, хватит. Полетай вокруг, может найдешь, кого съесть, только людей не трогай, - и отключился.
  Картинка возникла перед глазами вместе с ощущением, что мне вводят лекарство. Повернув голову, увидел Варю, которая опять сидела у меня на ладони. Не знаю, кем она перекусила, сейчас уже не узнаешь, но не крупным, после крупной добычи у нее размеры другие.
  Пролежав еще где-то час, нашел в себе силы подняться и пополз в сторону землянки. Перед тем, как закрыть коробку, я сказал Варе:
  - Завтра у тебя будет много еды, обещаю.
  Гога, увидев меня на краю леса, побросал все, подбежал, поднял на руки и отнес на сеновал. Он еще что-то говорил, но я уже не слышал, заснул.
  На следующее утро Гога мне весь мозг проел, что не надо мне напрягаться, мне надо лежать, а он все сам сможет... и т.д. Пришлось не очень вежливо отправить его работать по распорядку дня, а сам взял мешок и пошел от дома, но не в лес, а в сторону большого луга, не так далеко от землянки находившегося. Черт, сена для Марии Гога привез мало, заготовить уже не успеваем, надо будет осенью у деревенских еще сена прикупить.
  Выпустил Варю на свободу на краю луга и постарался представить себе четкую картинку полевой мыши.
  - Варя, вот таких здесь должно быть много, и сверху, и под землей. Во времени охоты я тебя не ограничиваю, как закончишь, прилетай, я подожду тебя здесь.
  Варя медленно поплыла над травой, потом тормознула и резко спикировала на землю, скорее под землю, потому как исчезла. Сам лег на траву, еще от вчерашнего происшествия не отошел. Часа два прошло, не меньше, как со стороны края леса появился шар, который двигался в мою сторону.
  - Очень рад, что у тебя получилось перекусить.
  Заметив, что Варвара пытается приземлиться мне на руку, я ее попросил чуть повременить и спросил:
  - А тебе самой энергия нужна, или ее надо обязательно сбрасывать? Варя зашлась синими сполохами по всей поверхности.
  - Если я правильно понимаю, то энергия тебе нужна. Давай так, ты мне отдай немного, а то до сих пор покачивает, а остальное оставь себе, ты же можешь отдавать не быстро и понемногу?
  Варя на несколько секунд прикоснулась к моей руке и отплыла в сторону коробки. Наверное, такие перепады не полезны для организма, но я опять был бодр, хоть стометровку беги, при этом Варя была еще значительно больше своих обычных размеров. Понемногу клякса стала уменьшаться, но цвет шарика стал насыщенно серым, я бы даже сказал, здоровым.
  - Варвара, а ты можешь обходиться без коробки?
  По поверхности кляксы проскочила очередь ярко-красных вспышек, она подскочила к коробке и с силой захлопнула крышку.
  - Вот тебе на, я думал, что это дом твой, а оказывается тюрьма. А не друг наш и не брат, магический мужчина в черном держал тебя впроголодь и забирал себе всю добытую энергию. Да, некрасиво с его стороны, или он не знал, что с тобой можно договориться.
  - Хорошо, Варя, а тебе сейчас нужна еще энергия?
  Опять сплошные синие вспышки.
  - Тогда имеется предложение: ты отъедаешься здесь или рядом до самого утра, а завтра я подойду и нам надо будет провести небольшой эксперимент, поэтому запаси энергии немного и для меня, хорошо? Только чур людей и лошадей не трогать, обойдись чем-нибудь мелким.
  Синяя ракета облетела меня и усвистала. Коробочку я забрал с собой, не для Варвары, нет, может там еще что-нибудь можно будет хранить.
  
   Сила.
  
  Утром проснулся с тяжелой головой, спал ночью плохо, все какая-то ерунда снилась, все дергалось, бегало, кто-то куда-то летал, ничего не запомнил, каша какая-то. С Варварой, конечно, интересно, но хозяйственные дела никто не отменял. Скоро на сеновале спать станет холодно, материал почти весь есть, надо жилье обновлять.
  Гога хоть и бугай, один долго будет возиться, надо, чтобы он в деревне подыскал пару мужиков на подмогу, не думаю, что расценки здесь грабительские, за неделю должны управиться. Пока суть да дело, еще кирпичей триста-четыреста подоспеет, можно начинать печь выкладывать. И надо Гогу опять к кузнецу отправить, чтобы железяки для печки заказал, так не объяснишь, придется на бересте чертежики рисовать.
  Надо вставать, потянулся, посмотрел в сторону и ... На моем походном одеяле лежал шар из ртути. Я же человек умный, поэтому в голову сразу полезли дурацкие мысли: ртуть, металл, свободная ртуть собирается шариками, когда ее совсем мало, а при большом количестве образовывает лужицу с закругленными краями. Ртуть тяжелая, такое количество должно проминать одеяло, а тут... Ртуть, увидев, что я открыл глаза, пыхнула синим цветом и опять стала серебристо-белой.
  - Здравствуйте, Варвара, не знаю, как по отчеству. Кстати, давай ты будешь Петровной, в моем мире так принято, давать два имени. Для меня Варвара Петровна символизирует что-то солидное и монументальное. Выглядишь ты уже солидно, а монументальность со временем придет, она практически ко всем женщинам приходит.
  - Так вот, спросить хотел, это где Вы столько энергии набрали, что Вас вон как перекрасило? Ты никого лишнего не прихватила, пока охотилась?
  Варя растеклась лужицей и, переливаясь оттенками зеленого и синего, потекла к руке. Блин, даже думать не хочу, кого она схарчила, будем решать проблемы по мере поступления.
  - Варя, стоп, ты мне очень нравишься, но у меня к тебе несколько вопросов. Первое, ты можешь прикасаться ко мне и не трогать мою энергию? Нам с тобой дальше жить вместе, где и в чем тебя носить, не в коробке же?
  Клякса превратилась в узкую блестящую ленту, метнулась и обвила правое запястье. Вот тебе и ответ, друг мой, почему змея. С тревогой прислушивался к организму, но он жил своей жизнью и сигналов ухудшения или улучшения состояния не подавал. На руке висел солидный, не сильно широкий, абсолютно гладкий браслет. Я почувствовал, как от него идет волна умиротворения, умиротворения существа, которое долго искало свой дом и, наконец, нашло.
  Посидев некоторое время в обоюдном удовольствии, собрал мысли в кучу и продолжил.
  - Варя, раз уж ты вылезла на всеобщее обозрение, то будь добра слушаться. В вашем мире про дисциплину вообще хоть кто-нибудь слышал? Никакой самодеятельности, и пожалуйста, сделай браслет черным. Ну, и пусти какой-нибудь орнамент по поверхности, не так будет в глаза бросаться.
  Браслет почернел и покрылся сложной вязью из переплетенных змей.
  - Так намного лучше, пошли завтракать, Гога уже весь измаялся в ожидании.
  После завтрака опять оправил Гогу на работы, сам вернулся на сеновал. Нехорошо, конечно, из парня батрака делать, но, если я ничего путного не придумаю, как защитить наш дом, спокойной жизни нам не дадут. На сеновал пошел, чтобы в случае возможных осложнений, не надо было меня тащить с места эксперимента. Подготовил место, улегся.
  - Варя, ты готова? У тебя есть энергия для меня?
  - Есть.
  Варя, конечно, не говорила, в голове у меня не звучал ее голос, но возникало четкое ощущение ответа, трудно объяснить, еще не привык.
  - Варя, понемногу, не быстро качаешь в меня энергию, когда я скажу хватит, сразу останавливаешься. И только по моей команде забираешь энергию обратно, окей?
  Начали!
  Быстро прошли фазу безумной бодрости и меня стало распирать, как в прошлый раз. Когда стало невмоготу, прохрипел:
  - Хватит.
  И сколько ждать в таком состоянии, и чего ждать?
  - Варя, забирай, пожалуйста.
  Из меня опять выпустили воздух, все закончилось. И зачем я все это затеял, экспериментатор хренов, только хуже стало. Надо еще раз прогнать энергию туда-сюда и достаточно, надо делом заниматься. Если ничего не изменится, через пару дней повторим. Может быть.
  - Варя, от винта!
  Меня опять расперло, интересно, со стороны что-нибудь видно, ладно, заканчиваем. А слово "хватит" сказать не успел, голова взорвалась, и я провалился в бездонную яму. Тело разрывало на части, все болело, вокруг мелькали тени, лица, морды, которые и не придумаешь, грозил мертвый маг, ругался святоша, и тетка-Жаба здесь, очень жарко, очень жарко. Я еще пытался держаться, осознавать себя, но силы уходили, все размывалось, глохло. Вдруг кто-то схватил меня, потащил наверх, к свету и я открыл глаза.
  Вечерело, почти в потемках увидел знакомую бабулю, которая сидела с закрытыми глазами на табурете из землянки и держала меня за руку. Не открывая глаз, бабка утвердительно произнесла:
  - Вернулся. Ну, ты шутник, парень, ты так дошутишься, еле удержала. Или ты сознательно на ту сторону пошел? Лежи, лежи, теперь я шучу. Ты зачем эту змеюку подколодную на себя нацепил, она же тебя выжгла совсем. Это хорошо, что в сознании сейчас, а мог бы овощем остаться, хе-хе, поджаренным.
  Смотрю вчера утром, в небо фонтан энергии бьет, аж дух захватывает, думаю, это кто ж из магов здесь так странно развлекается, посмотрела по меткам, нет, ближайший маг только в городе, да и тот слабенький. И тут я, карга старая, догадалась, кто это может быть. Знакомец мой новый.
  Пошла, не поленилась, хотела тебе задницу надрать за такие художества. Пришла, да, не быстро, не молодая чай, а тут практически мертвец лежит, змеюка дохлая и слуга твой весь в слезах-соплях. Так с прошлого вечера тебя и держу. Может, конечно, ты и на той стороне бы устроился, но, говорят, там неуютно.
  Из всего этого я понял одно - Варя погибла. Ну что я за урод, все-таки уморил кляксу. Я же ей сам перед экспериментом говорил про дисциплину, слова "хватит" не прозвучало, вот она и качала энергию, пока та не кончилась. Так горько стало, аж глаза зажмурил.
  - Ты чего распереживался, милок, жива твоя змеюка, я ее на улицу выбросила, пусть отъедается.
  - Спасибо, бабушка Марена.
  - Ишь ты, запомнил имя, а ведь перетрусил тогда в лесу, страх, его очень хорошо видно.
  - Да ничего я не перетрусил, просто неожиданно...
  - Тихо мне тут, возьми вот это, выпей и засыпай, тебе поспать надо.
  Когда бабка вышла из сенника и пошла в сторону своего дома, Гога подбежал к ней.
  - Уважаемая, останьтесь, куда же Вы в ночь?
  - Спасибо за доброе слово, молодец, но я пойду, а день или ночь мне все едино, мои глаза давно уже не видят. Ты лучше еды на завтра приготовь, он завтра целый день есть будет.
  И ушла.
  Проснулся я с ощущением, которое можно описать, как могло бы быть и хуже. И есть хочу, наверное, так же сильно, как в тот момент, когда я попал в этот мир. Осторожно приподнял руку, есть, на месте, сокровище мое. В ответ мне прилетела такая волна радости, браслет переливался огнями почище светомузыки.
  - Варя, я тоже рад тебя видеть, только убирай свет, сейчас Гога придет. И, пожалуйста, при посторонних не отсвечивай, а то я устану объяснять, что это за страсть у меня на руке.
  Одна из змеек на браслете моргнула синим глазом.
  Минут десять ушло на то, чтобы выслушать и успокоить парня, слезы удалось предотвратить только требованием еды. Я ел, ел и ел. За два дня отощал, как после недельной голодовки. Гогу пришлось отругать, за то, что не уследил за печью и она погасла. Не знаю, эту партию кирпичей придется выбросить или заново будем обжигать. Кое-как избавился от напарника, дав слово, что помирать больше не намерен.
  Когда Гога ушел, стал смотреть, был ли смысл в этих моих страданиях. Раньше, чтобы получше рассмотреть каемку ауры даже в темноте, мне приходилось напрягать зрение. Сейчас даже с первого взгляда стало понятно, что все сильно изменилось, но еще раз повторить эксперимент с энергией меня никто не заставит, увольте.
  Во-первых, линия ауры светилась насыщенным цветом, во-вторых, присмотревшись к кисти руки я увидел переплетение различных линий, разных по толщине и оттенку голубого цвета. Варин браслет представлял собой плотный жгут перевитых белых канатиков. Хорошо помня совет бабки Марены смотреть глубже, попытался заглянуть за уже видимый слой. Ага, вот, теперь как на рентгеновских снимках, косточки видны, и все равно какие-то нити проглядывают.
  Фу-ух, глаза устали с непривычки, но есть еще одно место, которое мне надо осмотреть, это левая нога. Она и в обычном то зрении производит тягостное впечатление: усохшие мышцы, вывернутая в сторону стопа. Все это похоже на последствия детского полиомиелита, и, хотя я совсем не медик, но в состоянии понять сложность лечения, если оно вообще возможно. Да, лучше бы не смотрел внутрь, до колена сплошные узлы, а ниже колена нити не проглядываются совсем.
  И все же способность смотреть внутрь организма на данный момент для меня второстепенна, мне надо постараться добиться устойчивого появления защитного света. Появления по моему желанию, а не в минуты крайней опасности.
  Только подумал о когтях, которые меня спасли от серого мешка, как на концах пальцев появился призрачный отсвет, но мне понадобилось более двух часов, чтобы уверенно выдвигать-убирать когти в пальцы. Пытался установить защитную пленку, но там совсем ничего не получилось.
  Пленка есть, я ее прекрасно вижу, возникает между ладоней, но как только опускаю руки, пленка исчезает. Устал как собака и пришел к неутешительному, но логичному выводу, что все действия с магической составляющей забирают массу сил. На сегодня все, больше организм нагружать не будем.
  Опять покатились рабочие будни. Осень приближалась с каждым днем, надо поторапливаться по мере сил. Кирпичи пока подождут, все наши усилия были направлены на перестройку землянки. Гога вытащил все полностью из землянки, разобрал настил над головой и работал экскаватором, углубляя и расширяя наше будущее жилище. Я целые дни напролет махал топором, вырубая "чашки" в бревнах. Работа очень ответственная, торопливости не любит. А еще бревно надо вдоль подтесать для ровности, да канавку вырубить, чтобы верхнее бревно не скатилось с нижнего, целая наука.
  Варвара днем спокойно сидела у меня на запястье, ночью ненадолго исчезала, исправно возвращаясь назад. Теперь я был спокоен за ее состояние, главное не задумываться, где она берет энергию. Причем, и я стал себя чувствовать намного лучше, несмотря на изнуряющий монотонный труд. Не удивлюсь, если она потихоньку еще и меня подпитывает. А по вечерам, оставаясь один, не забывал тренировать свое умение вызывать свет на кончиках пальцев.
  
  Защита и нападение
  
  Однажды посреди ночи подскочил, как ужаленный. Защита! У святоши защита была завязана на его медальон, и черный маг пропускал свои силы через что-то похожее, то есть, думается мне, нужен концентратор. Возможно, он же является хранилищем энергии. А у меня же за сенником прикопаны ювелирные украшения тетки-Жабы, я их сильно не рассматривал, там вполне может найтись приличный камень.
  Вообще не понимаю, почему хранилище энергии стараются сделать из драгоценных камней, вещь редкая и дорогая. Кремний, между прочим, имеет кристаллическую решетку алмазного типа, а что такое кремний? Любая галька на берегу ручья почти целиком состоит из кремния, но лучше всего кварц, там примесей меньше.
  Утром Гогона отправил в лес, мы остались с Варварой одни, помешать вроде никто не должен. Я откопал свои сокровища и разложил на столе все украшения с максимально крупными драгоценными камнями.
  - Варя, посмотри на меня внимательно, нужна твоя помощь, - и постарался максимально подробно представить себе картинку из недавнего прошлого. Вот святоша с медальоном, в центре медальона светится камень, вот святоша держит перед собой медальон, из которого растекается голубоватая защита.
  - Какой из этих камней можно использовать для поддержания защитного поля?
  Варя растеклась и накрыла все предложенные камни, через несколько секунд выдвинула из общей кучки два перстня. Один ожидаемо был перстнем погибшего святоши, скорее всего с бриллиантом, вторым оказался симпатичный перстень с крупным зеленоватым камнем. Перстень святого отца вообще никому нельзя показывать, пока во всяком случае, а со вторым можно попробовать. Безусловно, я не собираюсь эту гайку таскать на пальце, повешу на веревочку и пусть висит на шее под одеждой.
  Теперь неплохо было бы его зарядить. Крепко зажал перстень в кулаке и представил, как энергия заполняет камень. Через минуту разжал кулак. А вот Вам фиг, дорогой товарищ, камень остался без видимых изменений. То есть, простым пожеланием передать энергию не получается.
  - Варя, помощница моя дорогая, покажи, пожалуйста, так, чтобы мне было видно, каким образом ты передаешь энергию мне?
  Браслет перетек в шар, приподнялся над кистью, и из него к ладони устремились несколько жгутиков, а энергия ощутимо стала наполнять организм.
  - Варечка, Варечка, спасибо, мне пока больше не надо.
  Змейка всосала жгутики обратно и опять обернулась браслетом вокруг запястья.
  - Варя, нас ждут серьезные испытания, и я не всегда смогу успеть попросить тебя восполнить мою энергию. Смотри внимательно: вот стакан воды, он полный, это я сейчас. Вот стакан воды поменьше, он тоже полный, это ты. Если мне придется расходовать много энергии сразу, она начнет уменьшаться, мой внутренний резерв, как мне кажется, пока еще не очень большой. Представил, как из большего стакана струйкой вытекает вода, уровень понижается, и в то же самое время в него вливается вода из меньшего стакана.
  - Варя, я прошу тебя следить за уровнем моей энергии и поддерживать его, нас вдвоем мало кто сможет осилить. И еще, как только в малом стакане остается половина воды, ты мне сразу говоришь об этом, например, сжимая браслет.
  Браслет моргнул синим глазом, потом вдруг утек под рукав рубахи и появился на голове в виде обруча. Пришла мысль от Вари:
  - Мне так удобнее с тобой общаться.
  Перед глазами замелькал калейдоскоп картинок, одна наслаивалась на другую, на картинках что-то двигалось, из-за этого разобрать их не было никакой возможности, сейчас голова закружится. Скорее всего, моя подруга решила показать мне что-то, но я не успеваю осмыслить увиденное.
  - Варя, я не понимаю ничего, попробуй еще раз, только помедленнее, надо разобраться, к чему все это.
  Картинки поплыли медленно, стали более четкими, возникло ощущение присутствия в тех событиях, о которых рассказывала Варя. Виден небольшой замок с высокой башней, затерянный в огромном горном массиве.
  Следующий кадр: внутри башни находится массивная каменная плита, а из нее вверх бьет яркий луч энергии. В луче резвятся несколько серебристых змеек, они переплетаются друг с другом, распадаются, снова ныряют в луч, от них исходят волны радости и удовольствия, а рядом стоит и улыбается очень старый человек в темно-зеленой мантии с длинной седой бородой.
  Следующая картина: башня разрушена, луч из каменной плиты еле заметен, змейки застыли на плите, сверху опускаются несколько сгустков тумана, чем-то похожих на медуз, и накрывают каждую змейку. Темнота, стенки не пробить, они сильно обжигают, змейка слабеет, надо сохранить себя, змейка превращается в шар и замирает.
  Следующая картина: голод, голод, слабость, энергии практически не осталось, открывается тюрьма, недалеко стоит какой-то человек, от него так вкусно пахнет энергией, и кто-то шепчет: возьми его энергию, она твоя. Шар подлетает к человеку и с упоением забирает всю энергию, это так здорово после жуткого голода, но сзади вьется черный поводок, он сжимается, делая боль невыносимой, и заставляет отдать всю добытую энергию другому человеку, оставляя себе крохи. Этот человек весь светится энергией, ей так хочется забрать эту энергию, но у него в руках поводок и коробка-тюрьма. И так много-много раз.
  Новая картинка: змейку опять выпустили из темницы, впереди небольшой человек с энергией, вот он, совсем близко, как вдруг она опять попадает в ловушку, старается вырваться, но полупрозрачные стенки не поддаются. Зато черный поводок оборван, ее больше ничего не сдавливает, внезапно стенки ловушки исчезают, и совсем рядом оказывается тот самый человек с очень большим запасом энергии. Правда, энергия, взятая у него, чем-то отличалась от других, но змейке было все равно, энергия для нее равнялась жизни. Очень давно она не забирала столько энергии за один раз.
  Опять приближается человек, который поймал ее в ловушку. Это новый владелец тюрьмы? Но поводка нет. По привычке она собирается передать ему энергию, но человек отказывается и заставляет выпустить всю энергию обратно.
  Дальше я увидел всю историю наших взаимоотношений, от страха до привязанности, до глубокой благодарности за предложенную дружбу и защиту. В конце просмотра Варя показала, что теперь наша энергия завязана друг на друга, и пока будет энергия у нее, медальон всегда будет полным. Меня накрыло волной тепла и умиротворения, я постарался в ответ передать Варе мою искреннюю благодарность.
  После всего увиденного заниматься чем-то серьезным не хотелось, надо все еще раз пересмотреть по памяти, уложить в голове и просто отдохнуть. Убрал свои сокровища, кроме отобранного перстня, обратно на место и пошел отдыхать. Отдыхал я, рисуя на земле порядную раскладку кирпичей будущей печки.
  Только я устроился вечером на своем сеновале, как обруч на голове завибрировал.
  - Варя?
  В голове возникла картинка каких-то линий, бледных пятен, все куда-то перемещалось.
  - Варя, опять очень быстро, пожалуйста, показывай отдельными картинками, - возникло ощущение тревоги, просто так Варвара меня беспокоить не стала бы.
  Картинка появилась снова, теперь там что-то равномерно шевелилось, что-то очень знакомое. Ха, это же сердце, как на УЗИ, предположительно мое. Как только я расшифровал увиденное, картинка медленно поползла вверх. Вот это верх легких, ребра, ключицы, все опутано какими-то линиями, нитями голубоватого оттенка разной интенсивности.
  Картинка пошла выше, это шея, понятно, это нижняя челюсть, а это что за хрень? В верхней части шеи слегка шевелился комок из черных нитей, фу, как неприятно выглядит. Потом на картинке возникли руки, из пальцев которых виднелись длинные светящиеся спицы с крючками на конце, и эти спицы пытались распутать черный комок. Я моргнул, и картинка исчезла.
  Веселые дела, Варвара предлагает мне самому разобраться с этой гадостью. Но ведь и бабка Марена утверждала, что у меня есть все необходимое, может попробовать? Интересно, а Марена могла сама убрать черный комок, она же видела его, стопудово видела, но не захотела. Или не могла, и убрать его я должен сам. Чего размышлять, бабка далеко, будем пробовать, но сначала надо потренироваться.
  Вызвал светящиеся когти, оставил только на указательных пальцах, остальные убрал. Мне далеко до профессионалов, которые могут работать всеми пальцами, печатать, например. Стал вытягивать коготь в спицу и на конце сделал маленький крючок. Получилось очень похоже на то, что мне Варя показывала. Затем переключил зрение на внутреннее видение, и посмотрел на левую руку.
  Ну, что, рука как рука, живет своей жизнью, все линии спокойного голубоватого цвета. Прикоснулся спицей к руке и осторожно стал погружать ее в руку. Спица без всяких болевых ощущений прошла руку насквозь, а вот обратно не получилось, крючок все время цеплялся за какую-нибудь нить, что вызывало в руке ноющую боль. Вот что значит отсутствие опыта, зачем мне крючок при обратном ходе, ты же сам его загибал, так и разогнуть надо, то есть спица должна быть манипулятором. Разогнутая спица без сопротивления вышла из руки.
  Тянуть смысла нет, или делаем, или нет, оставляем все как есть. Но, во-первых, мне эта гадость в организме совершенно не нужна, а во-вторых, есть у меня подозрение, что именно она блокирует мою речь.
  - Варвара, показывай картинку, займемся.
  Ввел спицу правой руки и дотронулся до одной из черных нитей. Нить прогнулась, а весь комок стал шевелиться активнее. Превратив кончик спицы в пинцет, защемил одну из нитей и потянул наружу. Ответом стала сильнейшая головная боль, а нить рваться и не подумала.
  Думать надо быстрее, пока черный комок мне сознание не отключил, в следующий раз решимости может и не хватить. Тянуть не вариант, распутать вряд ли получится, значит надо вырезать кусками. Превратил левую спицу в зажим, а вторую в минибокорезы. Зажал нить, бокорезами щелк, щелк. В месте разрезов удар тока, бух, бух. Больно, но терпимо. Отрезанный кусок нити извивался как червяк и старался найти место обреза, чтобы соединиться опять. Быстро бокорезы поменять на зажим, и выдернуть его наружу. "Червяк" вспыхнул и исчез. Дальше, быстрее, пока эта черная тварь не стала наращивать новые отростки.
  Закончил работу только на морально-волевых, прекрасно понимая, что клубок черных ниток может восстановиться, если оставить внутри хоть кусочек. Голова раскалывалась, горло жгло огнем, надеюсь, до утра не помру. И, конечно, без поддержки Вариной энергией я бы не справился, просто не хватило бы сил.
  Утро настало безрадостным, горло болело по-прежнему. С затаенной надеждой попросил Варю показать мою шею. Ура, ура, ура! Черной дряни не было, голубые линии, смятые чужим порождением, потихоньку выправлялись. Настроение улучшилось, а то, что горло нещадно болит, так чего еще можно было ожидать после операции без наркоза, поболит и перестанет.
  Завтрак прошел как всегда, в молчании, потом направились к складу бревен и досок, надо заканчивать подготовительные работы. Осмотревшись на месте, я, как всегда, промычал "Гогон", но вместо мычания из горла вырвалось Г-х-хххх. Гога изумленно посмотрел на меня, потом упал на колени и стал читать молитву Светозарному, запрокинув голову в небо. Меня, честно говоря, тоже проняло, неужели я смогу говорить, даже скупая слеза скатилась. Решили, что Гогон займется сегодня наведением порядка, а я пойду к землянке готовить праздничный обед.
  До обеда еще далеко, приготовить успею, способность говорить это просто отлично, но вопрос с зарядкой защитного накопителя остался открытым. Достав на сеновале из мешка перстень, на который я очень рассчитывал, и, зажав его в кулаке, постарался максимально сосредоточиться. Представил, как моя внутренняя энергия образует тоненький ручеек, и он втягивается в камень перстня, наполняя его энергией. Через некоторое время я разжал кулак, камень светился ровным зеленоватым светом.
  Вау, получилось! А если еще добавить? Обрадованный успехом я представил, что энергия продолжает вливаться в камень, как через мгновение пришел резкий сигнал от Вари:
  - Стоп, хватит!
  Перед глазами возникла картинка, как камень взрывается. От неожиданности кулак разжался, перстень выскользнул, еле успел поймать. Осторожнее, товарищ, надо бы поаккуратнее, технику безопасности никто не отменял.
  Вытащил все из того же мешка прихваченную вчера крепкую на вид золотую цепочку, продел в перстень и нацепил себе на шею. Не очень удобно, но мне все равно его под одеждой носить, главное, чтобы с функцией охранного накопителя справлялся.
  Варвара опять показала, что мне известны далеко не все ее способности. Неожиданно змейка стекла с головы, окутала перстень и через несколько мгновений опять удобно устроилась на своем месте в виде обруча. Вместо перстня на груди висел припаянный к цепочке изумительный медальон в виде четырехлучевой звезды из золота со светящимся камнем в центре.
  - Вот это подарок, Варечка, какая ты умница, обалденно красиво.
  От Вари пришло ощущение ответной радости.
  Теперь пора заняться самой защитой. Создал между ладонями тонкую пленку, начал раздвигать ее в разные стороны. Луч из камня медальона послушно поддерживал созданную защитную пленку. Просто отлично, но меня это совсем не устраивает.
  Во-первых, не совсем понимаю, как заставить появляться защитную пленку быстро. Во-вторых, для полной безопасности нужна не стенка, а полусфера, а еще лучше сфера, как защита от опасности снизу. В-третьих, эта сфера должна работать постоянно, но это же безумный расход энергии.
  Поэтому защиту будем строить по-другому, и это другое давно придумано в нашем мире. Радиолокацию в полной мере я воспроизвести не смогу, но мне это и не нужно, важен сам принцип. Нужна контрольная сфера, тончайшая паутинка. можем в мирное время обойтись и полусферой, которая должна работать по принципу охранных датчиков.
  Для чего вообще нужна такая защита? Не уверен, что в этом мире есть развитое стрелковое оружие, скорее всего только метательное: ножи, луки, арбалеты и т.д. То есть, нужна защита от нападения издалека, от пули, стрелы, кинутого ножа. Плохишей с мечом или чем-то подобным я и так увижу. И теперь самое главное: мне не нужна сплошная защита, она должна работать по принципу активной защиты танка. Пролетела пуля-стрела контрольную сферу, зацепила паутинку, прошел сигнал о нападении, на месте попадания ее в мое тельце возникает защитное поле, отбивает\уничтожает пулю-стрелу и гаснет.
  Не буду рассказывать, как долго и трудно я это все объяснял Варе, но результат того стоил. После обеда к проверке созданной системы защиты привлек Гогона. Тот радовался как ребенок, когда он по моей команде кидал в меня камни и спереди, и со спины, а они отскакивали.
  Гога пытался подкрасться ко мне, но охранная сеть работала безукоризненно. Попытка ударить меня палкой тоже не удалась, палку просто откинуло при достижении защитного контура. Стало совершенно очевидным, что обычные люди, лишенные магических способностей, никаких энергетических линий, никаких защитных полей не видят.
  Гогон и раньше был уверен в том, что я как-то связан с магами и колдунами, теперь же все происходящее убедило его в этом окончательно. Если до этого он обращался ко мне господин мастер-дон, то после наших упражнений стал с придыханием произносить "Господин магистр", мой и так немаленький авторитет вырос в его глазах еще больше. Пришлось опять убедительно его просить не распространяться о проведенных испытаниях в широких кругах общественности.
  Радиус охранной зоны установил примерно на трех метрах от меня, сама же защита срабатывала в пределах метра, а включить и выключить ее я мог теперь просто мысленным усилием, не прикасаясь к медальону.
  Будем считать, что с защитой разобрались, какие-то нюансы, возможно, выплывут во время каких-нибудь разборок, но это будем решать по мере поступления.
  Теперь надо заняться нападением. Защита, конечно, вещь хорошая, она необходима, но лучше заранее убедить граждан плохишей и разбойников не нападать или вообще вышеуказанных граждан превентивно ликвидировать, тогда и нападать будет некому.
  В первую очередь надо понять, что я смогу использовать в качестве оружия. Эффективность Варвары выше всяких похвал, но она хороша против одного противника и на небольшом расстоянии, другого я пока не видел. Есть орех, но он совершенно не исследован, как бы самому под раздачу не попасть. Есть возможность управлять непонятной энергией на расстоянии.
  И еще, когда во время первой встречи с кляксой, я ее замотал в шар из все той же энергии и откинул от себя, то шар при встрече с магом взорвался, и в связи с этим у меня возникло два вопроса: шар летел по воздуху, потому что он сам может летать, или потому что внутри была клякса, которая точно может левитировать, и шар взорвался сам по себе, или маг в черном был катализатором? Вот этим и займемся.
  Откуда что берется и почему именно у меня я озадачиваться не буду, есть и хорошо, главное, надо эту возможность использовать с максимальной пользой. Вызванные из пальцев когти без труда проделали глубокие борозды на поверхности кирпича. Попытка взять в призрачные руки небольшой камень на расстоянии метров десять оказалась неудачной, камень слегка пошевелился. Вывод: наиболее эффективно этот вид энергии работает максимально близко к ее производителю или недостаточно вложено энергии.
  Черный маг трансформировал свою энергию и энергию амулета в меч в борьбе с защитным полем святоши, значит и я смогу свою энергию оформить во что-то подобное. Вызвав энергию в руках, сосредоточил ее всю в правой руке и постарался придать ей вид шпаги.
  Шпага получилась симпатичная на вид, даже с чашкой для защиты кисти руки, но практически прозрачная, причем первые полметра светились ощутимо, а дальше шпага тускнела и ее кончик был еле виден. Постепенно укорачивая шпагу, в итоге я получил кинжал с острым узким лезвием длиной около сорока сантиметров, который был отчетливо виден. Насколько я помню из военно-исторической литературы, подобный вид кинжалов назывался дагой.
  При подключении медальона-накопителя дага засверкала ярким светом. Кончик кинжала я постарался утончить до предела, потому что еще из школьной физики известно, что чем меньше площадь соприкосновения, тем большее усилие будет передаваться на предмет. Кирпич, положенный на доску, дага без всякого сопротивления пробила насквозь, заодно пробив и доску. Воодушевленный успехом, я попытался кинжал кинуть, но увы, ничего путного не получилось, как только кинжал отлетал от меня дальше метра, он бледнел и растворялся в воздухе.
  Возникла еще одна мысль, а почему только кинжал, шпага, меч и так далее, почему я должен играть по их правилам? А вот, например, сверло, диск болгарки или, допустим, большие кусачки? Что еще может пригодиться? Представил себе во всех подробностях сверло на шестнадцать, посадил его на кончик даги и заставил его вращаться, сначала не быстро, затем постепенно увеличивая скорость вращения. Даже на средних оборотах спокойно просверлил абсолютно гладкое отверстие все в том же кирпиче, вот только совершенно четко ощутил, что затраты энергии на подобную экзотику значительно больше, чем на создание статичного кинжала. Ну, и пусть, главное, что такое возможно, мало ли когда и где пригодится, как говорится, не хлебом единым.
  Устал, как собака, на сегодня хватит, пора спать, завтра на работу.
  Как ни болела, а умерла, говорила моя бабушка. Всякой работе приходит конец, если за нее взяться всерьез. Товарища Сизифа в качестве примера рассматривать не будем. Вообще непонятно, зачем он камень на гору тащил, для каких целей, ну да Бог с ним.
  Настало время применить подготовленные материалы. Вечером рисунками на земле, говорить еще толком не мог, выдал Гоге задание на завтра. Ему надо поискать в деревне двух мужиков помощников, больше не надо, потому как завтра-послезавтра я планирую начать работы по превращению землянки в более-менее приличное жилье. Они получат деньги за работу, питание за нами. Поэтому завтра надо будет ему взять Марию с телегой и закупить в деревне продукты уже на четырех человек.
  Следующий день прошел быстро, наполненный сложными объяснениями с Гогоном, что и куда будем ставить, как перекрывать и тому подобное, по-русски говоря, подготовкой к стройке. Очень не хватает нормального общения. Гога хорошо изучил мои требования, но мы до сих пор играем в угадайку, когда я пытаюсь ему объяснить очередное задание.
  Назавтра рано утром подошли два мужика из деревни, мы быстро перекусили и начали облагораживать землянку. К обеду подчистили яму, выкопали нормальный спуск со ступеньками и начался этап созидания. За три дня мужики вместе с Гогой под моим чутким руководством вкопали основные стойки, закрепили доски стен, уложили лаги пола. На входе устроили тамбур, по деревенски сени, чтобы зимой холод не шел напрямую в жилое помещение, еще и продукты хранить можно.
  Мужики в первый же день соорудили себе шалашик недалеко от землянки, чтобы каждый день в деревню не мотаться, не ближний свет. Еще два дня ушло на устройство верхнего сруба. Казалось бы, всего три венца, а мороки с ними... Поднять, положить на место установки - не подходит. Снять, подтесать, положить обратно, и так каждое бревно, а топор-то один. Я решил поднять стены из бревен над землей все же на три венца, чтобы в среднем бревне сделать небольшое оконце-бойницу, смотрящее на дорогу. Летом и свет какой-никакой, и смотровая щель, и выстрелить можно, из арбалета, например. Зимой или закроем чем-нибудь, или стекло добудем, все может быть.
  Потом закрепили стропила и накрыли землянку тесом. Но это была уже не землянка, это уже было вполне приличное жилище. В дальнем углу выложил первые три ряда будущей печи, после этого настелили пол. Сколотили два крепких топчана, вполне приличный стол, вместо стульев по хорошему чурбаку каждому, теперь после того, что было, это просто хоромы.
  По окончании работ мы с помощниками расстались, выплатив все оговоренные деньги. Правда, один из мужичков клянчил сверху пару медяков на кабак, и я, честно говоря, отдал бы, но тут Гога встал насмерть. Гогон стал наезжать на мужика, что работал тот плохо, и только благодаря господину магист... мастер-дону он получил все деньги, а вот если бы он распоряжался деньгами, то... И еще в том же духе минут на пятнадцать. В конце концов мне это надоело, пришлось разводить спорщиков в разные стороны.
  За все время работ своими новыми способностями я практически не занимался, все силы уходили на стройку. Но каждый день, оставаясь один, пытался проговаривать слова, приучать связки к непривычной работе, получалось очень плохо, коряво, но перспектива перестать быть мычащим уродом меня сильно поддерживала. На ночь с удовольствием разворачивал охранный контур и спокойно засыпал.
  
  
  Отступление
  
  
   В небольшом зале, богато и со вкусом обставленным, у высокого стрельчатого окна стоял мужчина в расшитом золотом камзоле. Возраст трудно было определить, но седые виски, сеть морщинок вокруг глаз и спокойный взгляд бывалого человека говорили, что юность его осталась далеко позади. Сейчас он был один, в эти редкие минуты не было необходимости принимать властные позы, не нужно прожигать нерадивых придворных суровым взглядом, можно было просто немного передохнуть от управления империей. Конечно, и в самом зале, и в потайных нишах понатыкано охраны, но эти не в счет, просто мебель.
   Центральная дверь зала приоткрылась, внутрь затек худощавый человек с папкой в руках и деликатно кашлянул.
   - Черт тебя побери, дон Себасто, ты когда-нибудь научишься входить как все нормальные люди? Как ты опять прошел мимо секретаря?! Мне точно надо уволить одного из вас.
   - Ваше императорское Величество, прошу Вас, не гневайтесь, это совсем не полезно для Вашего драгоценного здоровья. Я просто попросил секретаря не беспокоить Вас, и что я иду с обычным докладом.
   - А он, значит, послушался?
   - Ваше императорское Величество, он слишком боится меня, чтобы отказать в столь малой просьбе.
   - То, что тебя, дон Себасто, боится вся империя, мне хорошо известно, но надо же соблюдать хоть какие-то рамки приличий. Я тебя в последний раз предупреждаю.
   - Да, мой император, я это слышу последние тридцать лет с тех пор, как заступил на должность.
   - Надеюсь ты понимаешь, что достаточно одного промаха в твоей работе и все привилегии испарятся?
   - Прекрасно понимаю, поэтому я и пришел сегодня в неурочное время.
   - Что-то случилось? Кто-то из соседей решил показать зубы?
   - Нет, мой император, на всех границах, к счастью, относительно спокойно, насколько это возможно. Мелкие происшествия баланс сил не нарушают, мы внимательно следим за этим.
   - Тогда что тебя беспокоит?
   - Полгода назад моя служба внедрила двух особо подготовленных людей в один из кланов, обитающих в Запретном городе.
   Император слегка поморщился при упоминании этого рассадника зла.
   - В результате блестяще проведенной операции им удалось выкрасть главную реликвию тамошних магов - концентратор темной энергии. Эта вещь, если верить легенде, принадлежала основателю города, великому Корногару.
   Император опять поморщился и спросил:
   - Почему я ничего не знал об этой операции?
   - Прошу простить меня, Ваше императорское Величество. Везде есть лишние уши. Об операции знали трое: я и два моих человека. Я хотел преподнести подарок на Ваш День рождения.
   - И..?
   - Забрав артефакт, парни двинулись не к столице, а пошли на север, вдоль границы с Фрагонией в нашу крепость Алай, в которой, насколько Вы знаете, помимо прочего расположен самый большой храм Светозарного в наших восточных землях.
   - Себасто, ты долго будешь кашу по тарелке размазывать? Давай быстрее, скоро придворные подпевалы на вечерний прием потянутся.
   - Если кратко, то артефакт пропал.
  Император круто развернулся, нехорошо посмотрел на Главу службы безопасности империи и медленно произнес:
  - Это слишком кратко, дон Себасто. Не раздражай меня.
  - Только самую суть, мой император. Чтобы не оголять границу, начальник крепости послал за подмогой в ближайшую крепость. Но, не дожидаясь подкрепления, настоятель храма брат Кастелан повез реликвию в столицу в одиночку, чтобы запутать возможную погоню.
  Как Вы понимаете, настоятель пропал вместе с артефактом. Пока выяснили, что артефакт пропал, пока гонец доставил мне это известие, прошло достаточно много времени.
  Я отправил самых лучших следопытов, они перевернули вверх дном тамошнюю прилегающую местность, и буквально час назад я получил всю информацию, которую можно было собрать в таких условиях. Считаю это тщательно спланированной операцией темных магов.
  Итак. В крепости поползли слухи, что погоня темных буквально на хвосте и возможен штурм. Настоятель в панике хватает артефакт и уезжает. Ближайшее жилье, где мог остановиться настоятель, это поместье рода Боле.
  В то же самое время в этом поместье возникают слухи, что племянник нынешней владелицы поместья донны-сеньоры Амалии Боле хочет выкрасть семейные ценности. Естественно, у хозяйки поместья возникает огромное желание перевезти драгоценности в ближайший Императорский банк, который находится в городе Ланов. Она берет с собой вооруженную охрану, и брат Кастелан присоединяется к ним.
  По дороге, что удивительно, они попадают в засаду и все погибают. В нападении участвуют племянник Амалии Борней Боле, звено солдат, которых этот племянник нанял. И, внимание, Амаран Зодд, маг второго уровня из дома Зоддов, самого сильного клана Запретного города.
  Казалось бы, все понятно, темные маги провели не менее блестящую операцию по возвращению своей реликвии. Но есть небольшая неувязка - вышеназванный маг пропал, его метка исчезла там же, в месте нападения на карету донны.
  Император недоверчиво хмыкнул:
  - Маги не пропадают, это непреложный факт.
  - Я тоже так думал до последнего времени, мой император. Однако он пропал, как пропал и настоятель, бесследно. Племянник убит, донна и вся прислуга перебиты, короче, в живых остались лишь несколько солдат из нападавших. Их разыскали и допросили с особым пристрастием.
  - Себасто, я сейчас тебя допрошу сам с особым пристрастием!
  - Осталось буквально три слова. Опрошенные солдаты все как один показали, что кроме них выжил еще и шут-инвалид из прислуги донны, и это он всех убил. Я совершенно не готов верить этим продажным воякам. Чтобы какой-то шут смог справиться с магом, второго уровня, бред. Окровавленные обрывки одежды шута были найдены там же.
  Но кто-то все же это сделал. Ни одной толковой версии. Сейчас мои люди прочесывают территорию дальше, может где всплывет какая-нибудь зацепка.
  - Вы разговаривали с Верховным магом империи, дон Себасто? - спросил император официальным тоном. Докладчик внутренне поежился.
  - Да, конечно, именно он мне сообщил о пропавшей метке мага, он же указал место, где она погасла. Только благодаря его помощи удалось восстановить всю картину произошедшего.
  - Понятно, понятно, - император помолчал, слегка покачиваясь с пятки на носок. - Ни черта не понятно! Где артефакт?!
  Глава службы безопасности империи молча развел руками.
  - Держите меня в курсе. Утройте усилия, прочешите каждый кустик. Если Вы не понимаете тяжесть содеянного, то я объясню. Либо мы все же получаем в руки столь могущественную вещь, и трубим на весь мир о своей великой победе, либо эти негодяи из Запретного города возвращают ее себе и получают замечательный повод развязать войну с нами. Перемирие, существующее уже более двухсот лет, рассыплется прахом.
  Вот цена Вашей безумной инициативы. В случае начала войны Вы пойдете на передовую рядовым.
  - Ваше императорское Величество, будет сделано все возможное и невозможное, уверяю Вас.
  - Уйди с глаз, не доводи до греха.
  
Оценка: 7.28*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"