Смирнов Игорь Раулевич: другие произведения.

Шут Империи. Часть одиннадцатая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории Гора.

   Покой нам только снится (продолжение).
  
  Да, не совсем хорошо получилось с этим заместителем, но другого выхода в условиях внезапности его появления я не придумал. Наверное, надо было как-то смягчить ситуацию, попробовать договориться. Но поезд уже ушел, и ушел смертельно оскорбленный. Как ловко у меня получается наживать себе врагов, причем неслабых.
  Хотя, по здравому размышлению, стоит признать, что никаких переговоров не получилось бы. Эта команда прибыла с четким указанием главы СБ упаковать клиента и доставить в столицу. Меня опять выручила самонадеянность исполнителей. Этот Клеменс не успевал или не захотел взять с собой приличного мага, решил взять нахрапом.
  Не получилось. Теперь он должен вывернуться наизнанку, но выполнить задание. Это значит, что надо внимательно смотреть по сторонам и тихонько, без объявления, сваливать из города в сторону столицы.
  Но, как всегда, планы планами, а в реальности все вышло совсем по-другому. Не успели мы пообедать, бурно обсуждая события сегодняшнего утра, как на пороге нарисовались новые гости.
  У ворот топтались, не решаясь войти на территорию, дон Гонзо в совершенно расстроенных чувствах и какой-то мужчина средних лет. Пригласив гостей в дом, пришлось поинтересоваться о причинах расстройства Председателя городского Совета.
  - Господин Гор, вы не представляете! Хайден привел тридцать три человека сдавшихся разбойников! И завтра предполагается, что придут еще столько же. Что нам делать?! Я не представляю, куда их размещать и чем кормить! Они бормочут, что вы им что-то обещали, даже деньги! Я ничего не понимаю!
  - Уважаемый дон Гонзо, успокойтесь. Все не так плохо. Или вы предпочитаете, чтобы все эти люди вернулись в лес и продолжали грабить людей и караваны? Кстати, Черный Ол мертв, и, надеюсь, в обозримом будущем какого-то яркого лидера среди разбойников не найдется.
  - Это очень хорошо, господин Гор, просто замечательно! Но что мне делать с этими людьми?
  - Как что? Возвращать к нормальной жизни. Я с ними договорился, что полгода они будут работать на благо города. У нас в городе что, все сделано и все замечательно? Вовсе нет. Вы крепостную стену видели? Она скоро сама развалится. А вдруг Его величество император пожалует? Он вас не похвалит.
  Значит так. Людей с учетом тех, кто придет завтра, делите на три части. Одни идут ремонтировать крепостную стену, возьмите Хайдена, пусть он определит самый разрушенный участок. Вторые будут строить тот самый длинный дом, о котором я вам рассказывал - общежитие. Третьи начнут укладывать камень на площади перед ратушей. Позорище - грязища после дождя, наверное, непролазная.
  - Но, господин Гор, камень на площадях уложен только в столице, это стоит очень дорого. Людей надо кормить, куда-то поселить, у меня голова кругом!
  - Дон Гонзо, уважаемый, честно говоря, я был о вас более лучшего мнения. Не вешайте нос, дружище, где ваша деловая хватка? Все за счет города. Вы представляете, сколько надо хлеба шестидесяти работникам каждый день? Вот вам и расширение торговли. А мяса? И не вздумайте на них экономить. Не дай бог, мне кто-нибудь пожалуется. Но тогда и спрос с них по полной. Рабочий день не менее двенадцати часов, ну, и так далее.
  Спутник дона Гонзо все это время молчал и внимательно слушал. Когда булочник опять погрузился в свои тягостные думы, мужчина шагнул вперед и представился:
  - Позвольте представиться, дель Адано, помощник судьи. Мне не совсем понятно, как такое количество людей держать в тюрьме, у нас нет столько стражников.
  - Рад познакомиться, господин помощник судьи. Для этих людей стражники не нужны. Вам действительно придется их всех разместить в тюрьме, только с открытыми камерами. Просто, больше такую ораву поселить негде.
  - Но, господин магистр, в таком случае боюсь, что они разбегутся через пару дней.
  - Это вряд ли. В лесу для них есть вещи пострашнее, чем тюрьма. Ну, убегут несколько человек, потом отловим, получат настоящий срок. Остальные реально хотят изменить свою жизнь. Перепишите всех, держите на контроле. Очень надеюсь, что большинство из них вернется к мирной жизни.
  - И все же, - очнулся дон Гонзо, - откуда взять столько денег?
  - У меня встречный вопрос. Какова стоимость товара среднего по размеру каравана? Сколько караванов проходит через город и куда? Не только же в Эпин?
  Дон Гонзо оживился:
  - Средний караван везет товаров на сумму никак не менее пяти золотых, иначе смысла нет. Караваны идут через нас во Фрагонию, не часто, но идут. И от нас начинается удобная дорога в Северные пустоши, туда тоже идут караваны. Вы, скорее всего, не знаете, там находится единственное крупное месторождение золота.
  Злобные северяне добывают его в небольших шахтах и меняют на продукты и другие товары. Торговать с ними очень трудно, совершенно дикие люди. Туда караваны идут с большой охраной, потому что назад везут золото и чудесную древесину карликовых сосен.
  - Хорошо, северные караваны трогать не будем, но все остальные обложите проездной пошлиной в десять процентов от стоимости товаров.
  - Да вы что, господин Гор, это же безумно много, никто платить не будет.
  - Да? То есть потерять весь караван, на который нападут разбойники дешевле, чем выплатить десятину? Пусть платят за безопасный проезд до Эпина, мы им гарантируем полное спокойствие на дороге. Каждый караван будет сопровождаться отрядом стражников в десять человек. Вот вам и деньги. И это только то, что лежит на поверхности.
  - Многие не будут тогда заходить в Ланов, дешевле переночевать в поле.
  - Во-первых, дорогой Родольфо, у нас есть помощники. Я вас скоро с ними познакомлю. Так вот, без оплаты проезда по нашим дорогам, и, соответственно, без вашего разрешения, ни один караван не пройдет ни туда, ни обратно. А во-вторых, тот постоялый двор, который я видел у западных ворот, мне совершенно не понравился. Заставьте сделать его больше, чище, чтобы еда была вкусной и комнаты для проживания без клопов. Тогда и народ потянется.
  Не поймет хозяин постоялого двора по-хорошему, будем действовать по-плохому. Постройте рядом свой постоялый двор. Лучше, краше, веселее. Да, это идея. Я вам даже план построек нарисую. Опять же за счет города. И перекрыть дорогу к старому трактиру. И до тех пор, пока не наведет порядок, никого туда не пускать. Решено! Первым делом строим свой постоялый двор.
  Дон Гонзо смотрел на меня с некоторым опасением. Видно, что он совершенно не разделяет моего оптимизма.
  - Веселей, уважаемый дон, все получится. Послушайте, может я зря вас тащу в новую жизнь? Может вам надо остаться простым булочником, а я подыщу вам замену. Молодого, энергичного. А?
  По-моему, помощник судьи чуть было не сделал шаг вперед.
  Дон Гонзо отчаянно замотал головой.
  - Нет, что вы, господин Гор, я справлюсь. Просто все так неожиданно...
  - Спать некогда, друг мой! Встряхнитесь! Чем сильнее вы развернетесь, тем сложнее вас будет остановить. И помните, молодые и энергичные всегда будут дышать вам в затылок. Я правильно говорю, господин дель Адано?
  Помощник судьи не решился открыто высказываться, но было видно, что он готов к свершениям.
  - Вот и молодцы, идите руководить городом. И знайте, мои двери для вас всегда открыты.
  Ближе к вечеру прибыл посыльный от дель Фарго с приглашением на ужин. Я предполагал, что у банкира возникнут вопросы по оформлению лотерейных билетов, а ужин только предлог. Мы поехали в гости вместе с Малинаром, ему здесь оставаться и следить за состоянием дел.
  После великолепного ужина, другого у банкира и быть не могло, мы просидели там часа три, в течение которых я рассказывал тонкости и нюансы проведения лотерей. Вернулись домой уже за полночь, к великому неудовольствию Элизы отказавшись поесть еще и дома.
  
  Следующие несколько дней превратились в сплошной кошмар. Я представлял, думал, что представлял, что в средневековом городе все не очень, но не настолько же. Из леса подошли еще около тридцати человек бывших разбойников, всего же город получил в общей сложности шестьдесят два работника народного хозяйства.
  В тюрьме, куда они проследовали под присмотром несколько ошалевших стражников, дон Гонзо бегал за начальником заведения, который изо всех сил пытался увильнуть от своих прямых обязанностей.
  Пришлось наводить порядок сначала там. Вопрос как в восемь камер запихнуть шестьдесят два человека меня сильно развеселил. Это вы наших гастарбайтеров не видели, при большом желании их можно было бы и в две камеры упрессовать. Нарисовал на стене чертеж двухъярусных нар, про которые здесь никто и не слышал, и дал задание изготовить до вечера нужное количество. Кровельщик, он же по совместительству и плотник, отобрал себе в бригаду еще троих и рьяно взялся за дело.
  Договорился с доном Гонзо, что он обеспечит поставку необходимого количества продуктов, а готовить бывшие лесные братья будут сами. В тюрьме нашлись несколько больших котлов, так что вопрос с питанием в принципе решился.
  Дон Бинорт, начальник тюрьмы, так долго благодарил меня за помощь в столь нелегком деле, что стало, право, даже как-то неловко. Вот если бы полузаключенных было не шестьдесят два, а шестьсот два, тогда да, проблема. А так...
  После переписи и распределения по жилым отсекам команду построили и разделили на три отряда. Один под руководством Гуса Хайдена направлялся на ремонт крепостной стены, второй на расчистку территории под строительство нового постоялого двора у Западных ворот, а третий я планировал использовать для строительства рабочего общежития.
  Дальше выяснилось, что необходимого инструмента даже на шестьдесят два человека отчаянно не хватает. Ни лопат нормальных, ни кирок, про лом обыкновенный слыхом не слыхивали. Пошли по местным кузнецам делать срочные заказы. С одним из них, упертым, как баран, чуть не подрался.
  - Не бывает таких лопат, ваша милость!
  - Это у тебя мозгов не бывает иногда, мастер-ломастер. Я тебе говорю, делай вот так и так.
  - Не бывает такого.
  - У тебе сейчас по башке настучу вот этим "не бывает"! - сунул ему под нос образец, изготовленный другим кузнецом, - вот мастер Гартан сделал за час и не бубнил перед этим.
  - Криворук он, а не мастер, - опять уперся баран, - не делали мы таких лопат и не будем.
  - Ты у меня сейчас станешь и криворук, и криворыл, если не заткнешься. Завтра к утру двадцать штук должны быть готовы. Оплата вдвое. А не сделаешь, пойдешь в тюрьму как саботажник.
  Кто такой саботажник он, конечно, не знал, но бубнить перестал и пошел на рабочее место. По дороге от злости пнул мальчишку-подмастерье. Оно и понятно, не меня же ему пинать.
  Дальше выяснилось, что людей, разбирающихся в строительстве, во всей провинции можно пересчитать по пальцам. Существовали отдельные бригады, выполняющие определенные виды работ. Одни делали фундамент, другие клали стены, третьи работали с деревом, четвертые работали с кровлей.
  В основном все они тусовались в больших городах. Там и заказов побольше, и оплата повыше. Договаривались с ними сильно заранее, да зачастую все не могли сразу приехать, поэтому строили мало и крайне медленно.
  Меня это совершенно не устраивало, но выхода, практически, не было. Да, я могу руководить всем процессом строительства на каждом этапе, а с кем работать? В наше-то время в моем мире найти нормальных рабочих сложно, а уж здесь...
  Но и это оказалось не главной проблемой. Материалы. Просто беда. Камень для фундаментов и стен заготавливают в карьере, который не сильно близок. И заготавливают несколько лет! Доски нормальные никто не пилит, только раскалывают бревна, а потом полученные плахи дорабатывают топором. Представляете, какая производительность?! Каждый гвоздь, скобы на вес золота.
  Соответственно, все это могут себе позволить только богатые люди. А простые граждане, собравшись всем миром, строят хибары из говна и палок.
  Но даже это не предел моей грусти. Вишенка на торте - известь! Банальная известь, которая стоит копейки в каждом строительном магазине. Кто-нибудь из вас с ходу расскажет о технологии производства извести? Сильно сомневаюсь. Нормальному человеку это нафиг не надо. Я лично об этом немного знаю, и то потому, что когда-то интересовался.
  Так вот, производство извести весьма сложный процесс даже при современных технологиях, что говорить о средневековье. А зачем нам известь? Камни в каменной кладке чем скреплять? Докладываю - известковым раствором, если кто не в курсе. О цементе и мечтать не приходится, там все еще сложнее, нам не потянуть.
  Но люди в количестве шестидесяти двух рыл в наличии и их надо загрузить работой, иначе в головах начнется ненужное брожение. Вот это мы запросто. Если оглянуться вокруг, работы по наведению порядка море. Самых здоровых отдали Хайдену на ремонт крепостной стены.
  Небольшие запасы извести все же обнаружились, смешаем с глиной, получим то, что надо. Камни же из стены никуда не делись, часть повыпадала, валяются рядом, часть расшаталась. Худо-бедно, но на ямочный ремонт самого разрушенного участка материала вполне хватит. Хотя не вполне понятно, от кого эта стена защищает, серьезных врагов у империи здесь, похоже, просто нет. Дань каким-то старым традициям, не более.
  Руководить второй командой по подготовке площадки для строительства общежития поставил смышленого мужичка, присланного доном Гонзо. Когда дело дошло до разметки контура будущего здания, быстро, с помощью золотого треугольника и двух диагоналей выставил четыре угла. Надо было видеть глаза присутствующих. Дон Олиер, не отходящий от меня ни на шаг, тихо спросил:
  - Господин Гор, это магия?
  - Нет, друг мой, это геометрия.
  Судя по виду дона Олиера было видно, что для него магия и геометрия понятия тождественные. Один Гога оставался невозмутим. Он для себя давно решил, что его хозяин может все, чему тут удивляться.
  Дом в плане, как я и говорил отцам города, получился немаленьким: шестнадцать комнат шесть на три метра на каждой стороне, плюс центральный коридор метра три шириной, хороший домишко. Стены пусть из дерева делают, кровлю тоже, но фундамент, как ни крути, надо делать из хорошего камня.
  Кстати, насчет дерева. Я подсказал дону Гонзо, чтобы организовали вырубку леса метров по десять от основной дороги на Эпин. И материал появляется, и списать можно на поддержание дороги в приличном виде. Опять же оставшиеся разбойники совсем уж рядом с дорогой не засядут.
  Параллельно на расчистку места под новый постоялый двор отправил третий отряд. Начальником там назначил старшего из команды каменщиков, которые восстанавливали восточные ворота после взрыва. Мне было уже понятно, что никакого постоялого двора в ближайшее время мы построить не сможем, но хотя бы подготовить место и огородить крепким забором из кольев надо постараться.
  Перемещались по городу вчетвером. Впереди ехали мы с Малинаром, сзади нас прикрывали Гога и Тораг. Старый вояка самостоятельно взял на себя обязанности настоящего телохранителя, ни на грамм не доверяя Джигиту. Переубедить его в ненужности такого человека в моей команде я не смог и махнул рукой. Ему я тоже выдал защитный накопитель второго уровня, надеюсь, не пригодится.
  В процессе перемещения по настоянию Малинара заехали в лавку одежды для небедных и накупили целый баул вещей. А то я так и ходил в одежде, которую мне любезно предоставил отец дона Олиера.
  То ли к концу третьего дня моих бегов по стройкам, то ли четвертого проявилась Варвара.
  - Гор, ты так и будешь ковылять на одной ноге, не надоело? Ты же хотел подлечиться или передумал?
  Зараза. Мысли мои читает. Я думаю об этом каждый день и каждый день находится уйма причин отложить процесс исправления ноги на потом. Конечно, надо, но подспудно я чего-то боюсь.
  - Варечка, ты же знаешь, я только-только затеял несколько строек, без меня там все встанет, давай попозже.
  - Гор, куда уж позже. Ты через неделю собирался отсюда уезжать, насколько я помню. Или будешь дожидаться полноценной группы захвата с парочкой неслабых магов. Можем и не отбиться. А лечить ногу в дороге - не самая умная затея, нужен покой хотя бы на несколько дней.
  Черт, черт. Варя права. И чего меня понесло в эти стройки? Соскучился, наверное. Решено, будем лечиться, пусть пока Малинар за местными присматривает.
  - Краса моя, напомни, пожалуйста, сколько времени тебе потребуется в самом быстром варианте?
  - Четыре - пять дней, но тебя придется выключать, организм может не выдержать нагрузки, будет больно, сам понимаешь, все сильно запущено.
  - А как же, извини, в туалет? Я столько времени не выдержу.
  - У тебя помощников вон, целая армия, поухаживают, не переломятся.
  - Нет, Варя, я не хочу, чтобы меня видели в абсолютно беспомощном состоянии, да и стесняюсь как-то.
  - Тогда придется раз в день тебя поднимать, но учти, будет очень больно, по-другому никак. Делаешь дела, немного бульона и обратно в постель.
  - Хорошо, я согласен. Когда начнем?
  - Если готов, то прямо сейчас.
  - Мне нужно пять минут, я дам распоряжения Малинару, и приступим.
  Вызвал Сержа, объяснил ситуацию и попросил никого в эти дни ко мне не пускать.
  - Господин Гор, мне все понятно, дело очень нужное, я готов помочь, если потребуется. Но, скорее всего, меня к вашему телу не пустят, да?
  - Не обижайся, друг мой, моя помощница все сделает сама.
  - Хорошо, господин магистр. У меня последний вопрос. Городские начнут вас разыскивать уже завтра к обеду. Что им говорить?
  - Скажи, что меня срочно вызвали в астрал, вернусь через несколько дней.
  - Куда??
  - В астрал. Так и говори, без лишних комментариев. Если даже ты не понимаешь, то куда там остальным. Проследи, по возможности, чтобы вся эта братия лишних дров не наломала.
  - А где они дрова возьмут?
  - Серж, это просто выражение такое. Знаешь, если не смогут работать без меня, пусть наводят порядок на улицах, там грязи и мусора хватает. Все, я пошел.
  
  - Начинаем? - помощница плавала в воздухе большим серебристым мячом.
  - Начинаем, - мысленно перекрестившись, ответил я.
  Варвара перетекла на искалеченную ногу и полностью ее облепила до самого паха. Нога немедленно стала зудеть и нагреваться. От сильного жжения заболела голова. Боль нарастала, становясь непереносимой. Я терпел, сколько мог, потом застонал от бессилия, и тут же спасительная темнота накрыла меня.
  Темнота. Но не та, беспамятная, а просто темнота за окнами. Нога болела, но вполне терпимо. Я был одет в легкую рубаху, хотя перед операцией раздевался полностью.
  Пошевелил рукой, некоторая слабость в организме присутствовала. Интересно, сколько времени прошло с начала лечения? Варвара обещала будить меня раз в день на туалет и прием пищи. Кстати, самое время, очень хочется есть.
  Попытался приподняться, но не получилось, дикая слабость охватила все тело. Тут же зажегся магический светильник - на стуле недалеко от кровати сидел Малинар.
  - Слава Светозарному! С возвращением, господин магистр.
  - Привет, Серж, - голос был хриплым, хотелось пить. Малинар тут же взял с низкого столика бокал с кипяченой водой, которая по моему указанию всегда была в доме в наличии.
  Напившись с помощью Сержа, спросил:
  - Сколько?
  - Четверо суток и шесть часов, господин Гор.
  Ни хрена себе. Конечно, Варвара так и предполагала, но я, честно говоря, все же рассчитывал на меньшее время. Хотя с чего бы.
  - Варечка, ты здесь?
  - Здесь, где ж мне быть, охраняю твой покой. Привет, Гор, - подруга вытекла из-под одеяла.
  - Ты же обещала будить меня раз в день. Что-то я не помню такого, а прошло четверо суток, вон, Серж говорит.
  - Ты бы не выдержал боли, только хуже бы стало.
  - А как же я с туалетом, все дела?
  - Твои парни отлично справились.
  Парни?
  - Серж, кто еще здесь был? Я же просил никого не пускать.
  - Прошу прощения, господин магистр, но вас нужно было переодеть. Я позвал Торага, у него большой опыт ухода за ранеными. Больше никого не было, клянусь Светозарным.
  Ну, Тораг, похоже, не из болтливых, бог с ним.
  - Серж, поесть бы.
  - Да, конечно, сейчас скажу Элизе, она разогреет.
  - Не надо, ночь ведь. Не дергай тетку, давай просто мясо и хлеб.
  - Так все равно почти никто не спит, все вас ждут. Я быстро, - и Малинар вышел из комнаты.
  Почти сразу снизу донеслись возбужденные голоса. Надо же, действительно не спят. В груди потеплело. Вроде и времени прошло всего ничего, а уже команда. Здорово.
  - Варвара, краса, а что мне так хреново? Слабость жуткая. Маг вроде.
  - Гор, ты бы знал, сколько я в тебя энергии ухнула. А на последнем этапе нужна была твоя личная энергия для закрепления результата. Почти вся и ушла. Но ты не переживай, сейчас начнешь есть, и я потихоньку подпитывать буду. Через день встанешь в строй.
  - Еще вопрос. Что у меня с зубами? Я чувствую, что на месте отсутствующих зубов какие-то корешки торчат. Ты же вроде ногу лечила?
  - Скажи спасибо, что от такого притока энергии у тебя где-нибудь крылья не прорезались. Или жабры. Я тебе уже говорила, что организм восстанавливается, вот зубы и прорезались. И правильно, а то ходил, как пугало.
  Да уж. К короткому ежику на голове вместо лысины я уже привык, скоро можно будет улыбаться во весь рот и смотреть на себя в зеркало без содрогания. Да, надо не забыть серьезно проработать вопрос с настоящими зеркалами в этом мире. Не золотая, а просто алмазная жила.
  Малинар сам притащил поднос, хотя я слышал за дверью голоса и Элизы, и Милены. Но там насмерть встал Тораг, мимо него пройти сложно.
  Ел я долго и много. Наевшись до отвала, практически сразу уснул и проспал до обеда. На ногу свою даже смотреть не решился, не то, что вставать. Поэтому попросил Сержа принести обед в комнату и заодно передать людям, что ужинать будем точно все вместе.
  Пока ел, Малинар рассказывал обо всем, что случилось за время моего отсутствия. Отцы города через посыльных спрашивают про меня по нескольку раз в день. Ответ один: господин магистр в астрале, что это такое - никто не знает, но принимается безоговорочно.
  Ремонт крепостной стены продвигается ударными темпами, на расчистке места под постоялый двор тоже все неплохо, а вот стройка общежития встала. Да еще из той бригады трое человек ушли обратно в лес.
  Очень хотел меня видеть дель Фарго, согласовать окончательный вид лотерейных билетов. Городские жители с завистью смотрят на тех счастливцев, которые успели отловить первый десяток воришек на рынке и получить свои законные золотые монеты. Остальной уголовный люд буквально испарился, осознав, что это не шутки.
  Трактирщик на центральной площади хочет подать жалобу, что во время уборки мусора весь старый конский навоз, скопившийся у его заведения, ему забросили во двор дома. И еще много чего по мелочи.
  Ну, что, пора. Отправил Малинара по делам, рывком откинул одеяло. Мама родная! Бывают же чудеса на свете - обе ноги на первый взгляд были совершенно одинаковые. На второй тоже.
  Сел на кровати и попытался встать, но тут же рухнул обратно, нога была как деревянная.
  - Варя, что за дела, нога как чужая!
  - А что ты хотел, Гор. Физически нога здорова, а ходить на ней тебе придется учиться заново. Другая опора, другая моторика.
  - Какая ты умная, подруга. Слова-то какие знаешь.
  - А то. У тебя в голове их много.
  Как есть зараза.
  Пришлось звать подмогу. По первому зову прибежал Тораг, Гога маячил в дверях. Опираясь на них, прошелся по комнате. Ну, как прошелся - проковылял если не хуже, чем раньше. Совершенно другие ощущения, мозг отказывался управлять непонятным предметом.
  Отпустил людей и до самого вечера, лежа в кровати, шевелил пальцами ноги, сгибал и разгибал в колене, что было совсем непросто. Зато переход на ужин из спальни в столовую прошел намного лучше, я немного опирался на руку Торага.
  Еще несколько дней прошли в хозяйственной суете и решении бесконечных проблем и вопросов. При езде на лошади нога не мешала, а по земле я ходил уже весьма бодро, опираясь на крепкую палку а-ля трость, которую мне добыли помощники.
  Ходил я все лучше и лучше, но скорее инстинктивно, чем по необходимости старался не наступать всем весом на бывшую больную ногу. Потом надо будет раздобыть настоящую трость, больше для форсу, только не такую массивную, как была у покойного Седого.
  
   Опять дорога
  
  Последние дни просто кожей ощущал, что мое время в Ланове истекает, надо ехать в столицу, работать на опережение. Нужна встреча с императором, без этого все наши начинания разотрут в порошок.
  - Ну, что, мальчики и девочки, - обратился к команде за ужином, - время настало. Мне надо ехать в столицу. Господин Малинар остается за старшего. Господам из городского Совета все возможные указания выданы, вряд ли они сильно будут к вам приставать в мое отсутствие.
  Со мной едут магистр Илиниус, дон Олиер, разумеется, и Джигит.
  Посмотрел на решительно насупленное лицо Торага и покачал головой:
  - Я не могу оставить дом практически без защиты, ты здесь нужнее.
  Тораг не стал возражать, военный как-никак, но насупился еще больше. На удивление, вот уж чего не ждал, возразил Малинар:
  - Господин Гор, прошу прощения, хотел сказать, что мы здесь справимся, а всем будет спокойнее, если Тораг все-таки поедет с вами, - выразительно посмотрев при этом на Гогу.
  Ну, вот, опять наехали на бедного парня. Понятно, что, зная Гогу не один год, Малинар ни в грош не ставил его, как телохранителя. И Тораг его видел не единожды в трактире, чуть не подавился мужик, когда я Гогу представил своим телохранителем.
  Насчет защиты дома и людей, действительно, как ни крути, а Малинар - маг, просто так его не сломаешь. И очень надеюсь, что без меня оставшаяся часть команды серьезным врагам будет неинтересна. Опять же, такой бывалый человек как Тораг в дальней дороге помехой не будет.
  Помолчал для приличия, вздохнул и добавил.
  - Хорошо. И Тораг.
  Старый вояка засиял лицом, будто ему только что золотой в руки выдали.
  - Дальше. Дель Фарго обещал принимать письма для меня и пересылать в столицу с банковской почтой, за что ему отдельное спасибо. Так что, Серж, пишите, держите меня в курсе всех дел.
  - А вы надолго, господин магистр? - робко задала Ката вопрос, который у всех вертелся на языке.
  Я задумался. Как всегда, в жизни есть несколько путей. Можно после столицы вернуться обратно, выкупить у дель Фарго этот симпатичный домик, пристроить еще парочку для своих, чтоб не ютились, и жить долго и вполне счастливо.
  Но меня ждут дома. Я просто уверен, что ждут, без этой уверенности было бы совсем грустно. Поэтому я пойду вперед, буду искать выход из этого мира, а это означает... Это означает, что сюда, скорее всего, я уже не вернусь. Хотя, неизвестно, как все обернется. Человек строит планы, а кто-то там эти планы слегка корректирует. Иногда совсем не слегка.
  Девочка и все остальные ждали ответа:
  - Ката, я постараюсь не задерживаться. А там уж как Светозарный решит.
  Ответ почему-то всех устроил. Хозяин сказал же, что постарается не задерживаться, а Светозарный, безусловно, поможет. Все будет хорошо.
  
  Рано утром все завтракали в сосредоточенном молчании. Всегда перед отъездом возникает особая атмосфера: те, кто уезжают, уже всеми мыслями в дороге, а те, кто остаются, неосознанно пытаются хоть как-то оттянуть момент расставания.
  Малинар провожал нас до городских ворот. Уже на выезде меня посетила одна мысль.
  - Серж, а в Академии не учат, случайно, мысленному общению с коллегами?
  - Для тех, кто интересовался этой темой, было несколько занятий, господин Гор, но без особого результата. Считается неприличным читать чужие мысли, да и подобные способности есть далеко не у многих.
  - Жаль, я хотел познакомить тебя со своими братьями. Но с ними можно общаться только мысленно. Тогда давай прощаться. Да, я не забыл свое обещание. Через дель Фарго из столицы пришлю двадцать золотых, приданое Милены. Ты вообще собираешься на ней жениться, или так и будешь ходить вокруг да около? Ты дождешься, уведут девку из-под носа.
  Малинар слегка покраснел и начал бормотать, что быстро такие дела не делаются и еще чего-то там.
  - Серж, я не понял, ты хочешь на ней жениться или нет? Если нет, то не смею настаивать.
  - Хочу, но...
  - Стоп машина. Никаких "но". Возвращаешься в дом и делаешь ей предложение. Оформляете брак как положено и переезжаете жить в мою комнату. Не возражай. Когда я вернусь, тогда и решим, кто где жить будет.
  Обнял Малинара и толкнул в сторону дома. Долгие проводы...
  
  Серый с молодыми вышел из леса сразу, как только я показался на поляне.
  - Здорово, Серый! Здорово, братья!
  - Здоров, брат! Хорошо, что ты пришел. Кого-то опять будем пугать?
  - Нет, Серый, к сожалению, нет, мне надо уехать в столицу.
  - Хорошо, мы с тобой.
  - Нет, Серый, со мной нельзя. Я с друзьями еду в столицу, далеко, на другой конец этой страны. Там мало глухих лесов и полно людей. Вас обязательно увидят и опять придут загонщики с сетями. И я не смогу вас выручить. А здесь вы можете оставаться сколько хотите, тут вас точно никто не сможет обидеть.
  И я помню наш разговор. Если в тех краях услышу твоего отца или другого железнорыка, то сделаю все, чтобы помочь ему. Обещаю.
  Волк долго стоял молча, о чем-то размышляя.
  - Тогда мы уйдем отсюда, здесь скучно. Молодые совсем разучатся охотиться. Ищи нас там, где мы с тобой встретились первый раз. Но если мы понадобимся, позови, я постараюсь услышать. Только сильно зови.
  Я обнял его за шею, и мы простояли так минут десять, затем он толкнул меня носом, развернулся и, не оглядываясь, ушел в лес. С горечью я смотрел на поглотившую его стену леса. Еще один друг ушел, возможно, навсегда.
  Спутники молча ждали меня на краю поляны, не рискуя подходить ближе. Разговаривать не хотелось, на душе было мерзко, не ожидал, что я так привяжусь к волчаре, но тянуть его за собой не имел никакого права. Действительно, навалятся скопом людишки с зачарованными сетками, повяжут, никакие когти не спасут. Пускай здесь на свободе бегает, может и подругу себе сыщет, было бы здорово.
  - Господин магистр, - обратился ко мне дон Олиер, - мне кажется, что мы забираем в сторону, к столице ведет другая дорога.
  - Я знаю, друг мой, но у нас есть еще несколько дел. Кстати, я вам покажу, где мы собирались зимовать с Джигитом. Да, Гога, покажем?
  Гога-Джигит неопределенно мотнул головой. Думаю, ему все равно куда мы едем и зачем, лишь бы вместе со мной. Остальные парни тоже маршрутом не заморачивались, их дело быть рядом с начальником, куда бы он ни повернул.
  А вот и наша избушка на подземных ножках. Так любовно выстроенная землянка сиротливо глядела черным проемом так и не изготовленной входной двери. Судя по отсутствию следов жизнедеятельности человека, сюда из посторонних так никто и не добрался. Не особо прячась, зашел за сарай и выкопал сверток с теткиными драгоценностями и оставшимися деньгами.
  Но не только за ними мы сюда завернули. Бросив прощальный взгляд на наш хутор, махнул рукой и направил лошадь в сторону деревни, возле которой жила одна знакомая непростая бабка. Сколько мы не виделись? Месяц, чуть больше? Надеюсь, за столь короткий срок с ней ничего не случилось.
  - Ждите здесь, я недолго.
  Слез с лошади, передал поводья Торагу и пошел в лес, опираясь на палку. В лесу и со здоровой ногой ходить непросто, так что палка очень пригодилась. В этот раз долго бродить не пришлось. Минут через пять за стайкой плотных молодых елок обнаружилось поваленное дерево с сидящей на нем Мареной.
  - Здравствуй, мил человек. Спасибо, что не забыл. Присаживайся рядышком, стоять тебе, вижу, не совсем удобно.
  Я низко поклонился хозяйке здешних мест.
  - И вам здравствуйте, бабушка Марена, рад вас видеть в добром здравии.
  Присел рядом с бабкой, помассировал ногу - мышцы быстро уставали при любой нагрузке.
  - Ехать мне надо, бабушка, в столицу надо. Заварил я здесь кашу, отсюда не расхлебать. Надо с императором встретиться и чем раньше, тем лучше. Объяснить лично, что и почему. Иначе много людей в городе пострадает, которых я из прошлой жизни вырвал.
  Не хотел уезжать не попрощавшись, неизвестно, свидимся ли еще. И прощения хочу попросить. Тут такое дело...
  - Наслышана я о твоих подвигах, наслышана. Птички летают, весточки приносят. Не можете вы, мужики, без подвигов. Чего не сиделось-то спокойно в своем лесу?
  - Не получилось бы, бабушка Марена, все равно не получилось бы, не дали бы.
  - Сидел бы тихо, и получилось бы. Да что уж теперь об этом. Разве ж ты усидишь в норке, теперь обратного хода нет. Езжай, а я попрошу Светозарного за тебя. Помыслы у тебя чистые, это главное.
  Марунку жалко, слов нет, но уж больно вертлявая была пигалица, все себе на уме, довертелась. Не ты, так другой. Только пусть тебе это будет уроком - не всякая грязь грязная, смотри глубже, не торопись с решениями. Спасибо, что хоть молодуху не прибил сгоряча, последняя кровиночка осталась у меня.
  Что-то я не понял.
  - Так, бабушка, это, самое... Маруна же погибла...
  - При чем здесь Маруна, я тебе про Марану говорю.
  Перед глазами встала злобная старушенция в доме отца Олиера.
  - Какая же она молодуха? Честно говоря...
  - А кто ж по-твоему? Она же моя внучка, насколько помню, еще и первую сотню не разменяла.
  Конечно, конечно, как же я мог забыть, раз сотни еще нет, значит молодуха.
  Я уже почти ляпнул: "А вам тогда сколько?", но вовремя прикусил язык. Какая разница сколько, главное, что человек в ясном сознании.
  - В столице, если встретишь человека по имени Марис, передай привет от меня, - лицо бабки озарила легкая улыбка, - неплохой маг был в свое время. Красивая у нас пара была, да не срослось... Можешь попросить у него помощи, если вдруг надо будет, он не откажет.
  Все, Гор, иди, тебя и так уже заждались. А я посижу еще немного, что-то я расчувствовалась. Не печалься, может еще свидимся, жизнь - она длинная. Иди, говорю, - она слегка сжала мою руку.
  Глядя на нее, можно было подумать, что жизнь не просто длинная, а практически бесконечная.
  Я встал, еще раз поклонился этой старой женщине.
  - Тогда до свидания, бабушка Марена, я не прощаюсь. Спасибо за все, берегите себя.
  Бабушка посмотрела куда-то вдаль незрячими глазами и кивнула головой.
  Отойдя немного, не удержался и оглянулся - ни бабки, ни дерева, ни елочек. Сильна, ничего не скажешь. Дай бог ей здоровья. Я помахал рукой пустому лесу и пошел к своим.
  
  
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"