Смирнов Игорь Раулевич: другие произведения.

Шут. Путешествие туда, не знаю куда. Часть 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории Гора

  Чего-то подобного, честно говоря, я и ожидал, исходя из первой нашей встречи. Отодвинул мощный засов и вошел в клетку:
  - Я не могу оставить тебя здесь, я обещал твоему сыну, что постараюсь спасти его отца, если получится. У меня получилось, я прошу - пойдем отсюда.
  Молчание, железнорык даже не шелохнулся.
  - Если ты хочешь умереть - умирай, но давай это сделаем на свободе, под ясным небом. Или ты хочешь на радость врагам подохнуть как поганая крыса в клетка?
  Через мгновение волк стоял передо мной, оскалив страшную пасть и только защита спасла меня от печальной участи. Прыжок из положения лежа забрал последние силы у железнорыка, и он рухнул на пол, тяжело дыша и дрожа всем телом..
  - Э-ээ, друг мой, так не пойдет, давай-ка я тебе немного помогу.
  Погладил беднягу по морде и начал тихонько закачивать в него живительную энергию. Сначала ничего не менялось, но через несколько минут дыхание волка выровнялось и дрожь утихла.
  Заворочалась Варвара.
  - Гор, ты в это чудище уже столько энергии ухнул, может хватит?
  - Я бы еще столько же ухнул, Варвара Петровна, но боюсь, что ему это будет уже не полезно, а нам надо вывести Старого из города. Пусть отдохнет немного, - и я сел с ним рядом, опершись о прутья клетки.
  Минут через десять волк подобрался и положил голову на лапы, изредка поглядывая на меня.
  - Вот скажи мне, Старый, зачем тебе моя смерть? Я же твой друг и брат твоего сына. Получается, что и тебе как бы сын. Хотел просто напугать? Так я на Серого насмотрелся, меня железнорыком уже не напугать. Только драгоценную энергию потратил.
  Ну, что, отдышался? Пойдем отсюда, а? Здесь жутко тоскливо, тебя там сын ждет, ты ему нужен.
  - Он уже взрослый, справится.
  - Справится, обязательно справится, но кто передаст ему место вожака, кто научит петь победную песню?
  - Какую песню? - несколько озадаченно спросил Старый.
  - Победную. Старый вожак должен научить молодого победной песне, иначе кто его признает вожаком?
  - Я не знаю победной песни, чужак, - растерянно ответил волк.
  - Я тебе подскажу. Кстати, Серый подобрал еще двух волчат, так что у него почти полноценная стая. Без тебя никак.
  Старый железнорык молчал, но уже как-то осмысленно. Надо дожимать, пока у него интерес к жизни не угас окончательно.
  - И потом, Старый, времени прошло не так уж много, все твои враги, которые ловили тебя сетями, живы и наслаждаются жизнью. Неужели ты не хочешь еще раз посмотреть в их испуганные глаза, оторвать каждому из них голову, чтобы кровь фонтаном... Или так и будешь выть здесь от бессилия? Как жалкий червяк, гнить в...
  - Хватит. Слишком много слов, чужак. Веди меня.
  Железнорык ослаб настолько, что время от времени он останавливался, и мне приходилось подпитывать его энергией.
  Всю операцию мы затеяли поздно ночью, город спал, но Сан Саныч на всякий случай шел впереди, заставляя редких прохожих сворачивать в сторону. Путь до центральных ворот занял почти два часа, и темнота ночи уже начала размываться приближающимся рассветом.
  Стражник на воротах по приказу человека в фиолетовой мантии открыл калитку в массивной воротине и отвернулся к стене. Через мгновение мы были за городской стеной.
  Старый стоял на дрожащих лапах и жадно нюхал свежий ночной ветерок, воздух свободы. Я стоял рядом с ощущением хорошо выполненной тяжелой работы. Получилось!
  - Старый, у меня к тебе одна просьба. По дороге к родным горам можешь жрать кого угодно, только людей не трогай, пожалуйста, я императору обещал.
  Волк молчал. Затем сделал несколько шагов и тихо растворился в предутреннем воздухе. Не прощаясь.
  Ну, и ладно, я не гордый. Главное, то, что я обещал Серому, я сделал и это очень здорово.
  Я от всей души поблагодарил Сан Саныча за помощь и пожелал спокойной ночи, которая уже почти закончилась. Он сел в поджидавший его экипаж, а я пошел в наш трактир, до которого от центральных ворот было совсем недалеко.
  
  Дорога на Север.
  
  На следующий день я продрых до обеда, потом собрал своих на военный совет.
  - Друзья мои, все решилось значительно быстрее, чем я думал. Император попросил пожить немного на севере, минимум на год, навести порядок, по возможности. В помощь выделяется отряд стражников. Если точнее, меня отправляют в "Скальную крепость", правда, говорят, за последнее время там из простых людей никто не выжил.
  Тораг потемнел лицом и покачал головой. Значит, наслышан об этом интересном месте. Илиниус тоже посмурнел.
  - Судя по вашим лицам, други мои, доля правды в этом есть, и, похоже, наш путь до столицы был простой прогулкой по сравнению с тем, что мне предстоит. Поэтому планы наши меняются: Тораг? - я вопросительно посмотрел на старого вояку.
  Тот подскочил и уверенно кивнул головой. Можно было не спрашивать.
  - Янис?
  - Господин магистр, куда вы - туда и я.
  - Принимается, но с одним условием. Ты останешься в последней деревне перед крепостью, там мы устроим запасную базу. Оставим запас продуктов, лошадей и пару солдат тебе в помощь, будешь на связи с внешним миром.
  - Но, господин магистр...
  - Не обсуждается. Возможно, мне срочно понадобится энергия, а ты каждый день будешь понемногу сливать свою энергию в охранный накопитель. И как раз займешься приведением в порядок своих записей, как ты и хотел. Все лучше, чем в подвале у герцога. Раз в неделю я буду приезжать к тебе и рассказывать последние новости.
  Илиниус горестно кивнул головой.
  Дон Олиер уже нетерпеливо бил копытом, чтобы подтвердить свое решение сопровождать меня хотя к черту на рога. Это, конечно, льстит, слов нет, но я не могу рисковать жизнью молодого парня, не могу и не буду.
  - А вы, друг мой, возвращаетесь в поместье к отцу.
  Проще было ударить парня по лицу, он бы меньше оскорбился. Дон Олиер вскочил, хватая ртом воздух и подбирая слова для ответа.
  - Дон Олиер, - пришлось включить грозный тон, - садитесь, команды "Встать!" не было!
  Бедный парень рухнул обратно на скамью.
  - Мне не нужна ваша геройская или не геройская смерть. Вы слышали, никто, никто из простых людей оттуда не возвращался, только маги. Вам так надоело жить? А что мне скажет ваш отец?
  - Но Тораг же идет с вами, почему мне нельзя?
  - Тораг свою должность выбрал сам, а я принял его выбор. И одного человека мне, возможно, удастся закрыть своим полем в случае опасности. Разговор на эту тему окончен, дон Олиер.
  А чтобы в вашей юной и беспокойной голове не завелись какие-нибудь сумасшедшие мысли, типа самому добраться до "Скальной", мы сделаем небольшой крюк и сдадим вас вашему отцу с рук на руки. Тем более, что я очень хотел заехать в Ланов к нашим людям.
  Предлагаю всем вместе прогуляться к морю, походить по кромке воды, найти какой-нибудь приличный кабачок и поесть хорошей свежей рыбы, так сказать, наш прощальный совместный ужин.
  Никто не возражал, поэтому так и сделали. Все уже сидели в небольшой таверне у самого берега, а я долго стоял на мокром песке у воды, слушая плеск волн и глядя на темнеющий горизонт. Может там, далеко-далеко, есть остров, а на нем неприметная пещера с порталом в родной мир. Как хочется домой... Море и небо, сливаясь друг с другом, хранили извечную тайну, скрытую за еле различимой тонкой линией.
  
  Наутро я уже был в коридоре дворца в том месте, где мы заходили в апартаменты Сан Саныча. Ни звонка, ни ослиного хвостика, чтобы подергать не наблюдалось, стучать бесполезно, стены толстенные. Интересно, как мои новые товарищи общаются между собой? Что, и телефона, хотя бы для членов "Круга" нет? Жаль, если так, я в этой технике им совсем не помощник.
  Ну, не к императору же бежать, просить, чтобы дон Силье дверь открыл. Значит, надо постучать громко, надеюсь, услышит.
  Свернул из пленки энергетический шар, усилил защиту до предела и запулил шарик в предполагаемую дверь. Вот хохма будет, если я коридором ошибся.
  Рвануло знатно, но дворец хорошо строили, да еще силовые линии по всем конструкциям. Нигде ничего не пошатнулось, не треснуло, только пыль по углам взметнулась.
  Нет ответа. Не беда, повторим. Заворчала Варвара.
  - Гор, проще стену прорезать, чем шариками развлекаться, все же меньше энергии потратим.
  Тоже мысль, правда, Саныч может обидеться за испорченную стену.
  - Варечка, давай еще один маленький шарик кинем и пойдем, зайдем тогда в другой раз.
  В этот момент в монолитной стене распахнулся проем и послышался голос деда:
  - Игорь Иваныч, дорогой, заходи.
  Интересно, моего дедка тоже научили мысли читать? Или просто совпало?
  Сонный Сан Саныч в спальном колпаке вышел из дальних дверей и поспешил ко мне. Обнял, похлопал по спине:
  - Садись, дорогой мой, садись сюда, здесь поуютнее. Сейчас завтракать будем.
  Завтракать так завтракать, хотя перед выходом из нашего трактира я навернул тарелку каши. Торопиться бесполезно, пока дед не соберется, мы все равно никуда не двинемся.
  - Игорь Иваныч, ты чего в такую рань, случилось что? - спросил дед, макая кусочек бублика в мед.
  Честно говоря, на часах почти одиннадцать, но тут у каждого свой распорядок.
  - Александр Александрович, я насчет отряда стражников для моего похода хотел спросить. Куда идти, кого спрашивать?
  - А сейчас-то зачем, друг мой? - изумился Саныч. - Арнольд же сказал, что выходить надо весной, так проще добраться будет. У нас в столице зимой весело, почти каждый день балы, дамы здесь на любой вкус и слишком строгой нравственностью не отличаются. Ты и так красавчик, а мы тебя еще приоденем по последней моде, - Саныч весело улыбнулся.
  Я вспомнил его развеселый наряд и внутренне содрогнулся.
  - Да, и сегодня же пойдем жилье тебе подберем, у меня есть на примете совершенно очаровательный домик.
  - Не могу. Я обещал императору, что покину столицу в течение недели. Один день уже прошел.
  - Не бери в голову, - Сан Саныч махнул рукой, - Арнольд, конечно, суров, но отходчив. Идти на север в зиму сущее безумие. Я поговорю с ним, а лучше с Бонисом, выйдешь, как и договаривались, весной. А вечерком сегодня предлагаю повторить нашу дегустацию, у меня еще есть, чем тебя удивить. Только никаких танцев, ты уж проследи за этим, дружочек.
  - Сан Саныч, дорогой, огромное спасибо за предложение, но вынужден отказаться. Так пить - никакого здоровья, даже магического не хватит.
  - Да как так, как так! - воскликнул хозяин помещения, - не так уж много мы и выпили, просто ты тогда уставшим был. Хорошо, давай сегодня просто по паре рюмочек, для аппетиту, и все. А потом в баньку.
  - Сан Саныч, не трави душу! Я же русский человек, ну, где ж такое бывало, чтобы по паре рюмочек и все. Мы же не немцы, только начни, и пошло-поехало...
  - И ты туда же, - хмуро произнес расстроенный дед, - не русский ты, ей богу. Такой же, как здешние нехристи.
  - Не обижайся, Сан Саныч, не могу я весной, мне сейчас надо, я слово дал. Император, может, и простит, но уважения уже не будет. Я не прошу тебя со мной ходить, просто, скажи, куда идти, и я пойду, часы тикают.
  - Куда ты один пойдешь... Сиди уж, торопыга. Сейчас еще по чашечке и тронемся.
  Приехали мы, как ни странно, в тюрьму.
  - Господин начальник, поторопитесь, - Сан Саныч грозно смотрел снизу вверх на худощавого мужчину в форменном камзоле.
  - Все готово, ваше магичество, не извольте беспокоиться.
  Видимо, темно-фиолетовая мантия владельца обладала огромным даром убеждения.
  В тюремный двор стражники вытолкали и построили в две шеренги человек сорок арестантов, одетых в какое-то рванье. Казенной одеждой, как я вижу, постояльцев здесь не балуют. На правой руке у каждого присутствовал широкий металлический браслет.
  - Слушайте внимательно, - худощавый медленно прошелся вдоль строя, - господа дезертиры, воры и душегубы. Наш император дает вам шанс начать жизнь заново. Вместо пожизненной каторги вам предлагается замена. Год службы в специальном отряде на севере империи, и свободны, все ваши прегрешения будут забыты.
  - А где служить-то, господин начальник? - выкрикнул невысокий мужичок самой что ни на есть воровской наружности, - просто так наш император помилованием разбрасываться не будет.
  - Пять ударов палкой, Кит. Разевать рот я еще не разрешал.
  - И все же, господин начальник, скажите, будьте ласка, а то, не дай бог, в "Скальную" загоните, там сам Светозарный не поможет. Лучше уж на каторгу.
  Начальник тюрьмы кивнул головой, и Кит немедленно получил удвоенную порцию палок прямо на месте. Потерявшего сознание арестанта стражники отволокли куда-то внутрь.
  - Итак, требуется три звена, служить придется в "Скальной крепости" под руководством господина магистра, - и он показал на меня рукой. - Кто готов - шаг вперед!
  Несмотря на предупреждение горластого вора, вперед шагнули почти все. Видимо, веселая жизнь предстояла товарищам на каторге, раз практически все решили рискнуть и сыграть с судьбой в рулетку.
  Я потянул Сан Саныча за руку.
  - Сан Саныч, это что за цирк? Это вы мне вот так отряд набираете? Мне что с ними там делать, они же за воротами как тараканы разбегутся. Не нужны мне такие помощнички, один справлюсь.
  - Иваныч, не горячись. Ты пойми, стражников в столице и так не сильно много, на днях шесть звеньев по приказу Арнольда уйдут из столицы на поиски неучтенных магов. Отправлять еще три звена практически на верную смерть совсем неразумно, а среди этих, - Саныч кивнул на арестантов, - большая часть вояк, тертых жизнью.
  Насчет "разбегутся" не переживай. Видишь браслет у каждого? Если отойти от активатора на сто шагов, браслетик руку-то и отрежет. А куда мужику без правой руки? Правильно, никуда. Если и выживет чудом, так первый же встречный страже мигом сдаст, да еще и вознаграждение получит.
  Мне, конечно, резоны руководства империи понятны, и где-то даже близки, но что делать с этим штрафбатом, да еще целый год? Если я все же соглашусь возглавить эту банду, то буду в ответе за вверенных мне людей, и придется сделать все, чтобы через год мы все, по возможности все, вернулись обратно.
  Насчет того, что один в крепости справлюсь, я, конечно, погорячился. Заброшенное, запущенное немаленькое строение возрождать к жизни будет непросто, потребуется много-много физических усилий.
  Насколько я понимаю, других людей мне не дадут, а в "Скальную" идти надо. Что ж, надо постараться выбрать лучшее, из тех, кого мне подсунули.
  Я вздохнул, вышел вперед и скомандовал:
  - Военные - два шага вперед!
  Большая часть стоявших во дворе людей сделала два шага. Ну, уже лучше. Я пошел вдоль строя, до ужаса напоминая себе гестаповца в концлагере.
  - Ты, ты, ты... - я отбирал бывших военных, среднего и выше возраста, работать им придется на полную катушку. Во втором ряду уже прошел мимо молодого парня с бегающими глазами, как он зашептал мне вдогонку:
  - Господин начальник, господин начальник, возьмите меня, не пожалеете!
  Я обернулся. Из этого змееныша военный как из меня балерина, вор, как есть вор.
  - Зачем ты мне сдался, тем более ты не военный ни разу. У тебя на лбу написано, что ты ворюга.
  - Господин начальник, не вор я, нет, просто пальчики у меня ловкие. Клянусь, завязал с прошлым. А так я петь, смешить могу, фокусы показывать, а еще кашеварить умею, так, как и императорскому повару не снилось. Господин начальник, возьмите, пожалуйста, - парень с мольбой смотрел на меня, - никак нельзя мне здесь оставаться.
  Не знаю, что на меня нашло, сколький же тип, ходячее сборище неприятностей, но что-то в нем есть.
  - Предупреждаю. Я тоже готовить люблю и умею. Одно замечание - порежу на куски и скормлю собакам. Готов?
  - Готов, - господин начальник, - обязательно готов.
  - Тогда выходи.
  Отобрал двадцать одного человека и построил их отдельно в сторонке. Но неприятные сюрпризы, как оказалось, на этом не закончились.
  Дедок мой что-то шепнул начальнику тюрьмы, и тот махнул рукой старшему охраны. Во двор на свет божий вытолкнули... господина Клеменса. Бывшего господина. В мятом изгвазданном форменном сюртуке, с огромным фингалом под глазом бывший третий заместитель выглядел весьма плачевно. На ногах кое-как повязаны какие-то обмотки, роскошные сапоги изъяли то ли охрана, то ли товарищи по камере.
  - Сан Саныч, ты издеваешься что ли? Этого-то мне зачем? Я же его тихо удавлю прямо за воротами.
  - Игорь Иваныч, не гневайся, личная просьба Арнольда. За этого засранца его бывший начальник сильно просил императора. Поверь, я бы сам ему головенку открутил с большим удовольствием, но ничего не поделаешь, распоряжение императора. К тому же, Иваныч, людьми кто-то должен командовать, вот его и назначили. При всем при том он опытный служака, при правильном подходе будет землю грызть.
  Я с сомнением посмотрел на перекошенного Клеменса с потухшим взглядом. Прошло всего несколько дней, а человека в тюрьме уже почти сломали. Даже жалко немного.
  Махнул ему рукой:
  - Ко мне!
  Бывший заместитель подошел, прихрамывая, и доложил:
  - Десятник Клеменс!
  Хотелось поерничать, но глядя на избитого, измученного человека, желание издеваться над поверженным врагом пропало. По большому счету, и не враг он мне, просто выполнял полученное задание в меру своих умений и возможностей. За что и поплатился. Хорошо, воспитание личного состава пока отложим.
  - Десятник, вот ваш отряд, вы - старший. Встать в строй!
  Клеменс кивнул головой и уковылял к отряду смертников.
  Ну, что, господа хорошие, раз уж вы решили меня раком поставить, то и я церемониться не буду.
  - Начальник тюрьмы, - произнес я мерзким скрипучим голосом, - слушайте меня и запоминайте. Отряд поселить всех вместе в одно большое помещение. Обеспечить полноценное трехразовое питание.
  - Да как же...
  - Отставить!! Молчать и слушать! Господину Клеменсу вернуть его сапоги, немедленно. В случае поступления хоть одной жалобы я заберу вас с собой в "Скальную". Выполняйте!
  Начальник тюрьмы растерянно воззрился на Саныча, но тот развел руками и поманил начальника к себе. Когда тот нагнулся к деду, Саныч громко прошептал ему на ухо, делая страшные глаза:
  - Жуткий самодур, скажу я вам, любимчик императора, сожрет любого и не подавится. Вы уж расстарайтесь, голубчик.
  Мы вышли за ворота тюрьмы, оставив ее начальника в полном раздрае.
  - Сан Саныч, что ты мне утром говорил насчет дегустации?
  - Не расстраивайся, ты так, Игорь Иваныч, все будет хорошо, - с жаром произнес дед, подхватывая меня под руку, - а буквально вчера мне доставили великолепную рыбу, прямо как наша белуга. Мы с тобой такую ушицу сварганим, м-мм-мм...
  - Только ты, это, Сан Саныч, красных пилюлек побольше заготовь, ладно?
  Вечер, как и ночь прошли по уже знакомому сценарию, за тем лишь исключением, что в салоне мадам Лизы я практически не пил. Поэтому смог сполна насладиться красотой и умениями Велессы, той самой девушки, которая провожала меня в первый раз. Да еще с вечера заначил у деда одну красную пилюлю, приняв которую утром, смог добраться до "Колеса" во вполне работоспособном состоянии.
  Попросив у трактирщика большую кружку горячего медового отвара, принялся допрашивать Торага на предмет подготовки здешних войск к дальнему походу.
  Выяснилось, что по зимнему времени здесь никто военных действий не ведет, у солдат просто нет никакой зимней одежды. По весне и осени выдается дополнительная тонкая накидка из валяной шерсти, и все. На ногах какие-то кожаные тапки с тесемками и толстые портянки почти до колена - обмотки. Понятное дело, что зимой в таком виде не повоюешь.
  - А из еды что берете с собой?
  - В обозе везут муку, крупу и солонину. Весь день топаешь, вечером на привале кашевары готовят похлебку, обычно один большой котел на четыре звена. Ну, и что сумеешь достать пожрать у местных, то твое.
  - То есть, что отберешь у местных? Это ж грабеж. А император что, поощряет?
  - Нет, за часть изъятых продуктов деньги, конечно, платили, но точно не за все. Так мы ж идем защищать страну от проклятых фрагонийцев, пусть крестьяне немного поделятся со своими защитниками.
  Вот, что имел в виду Арнольд, когда говорил, что один поход раз в тридцать лет это очень разорительно для империи. После прохождения родной армии благодарные защищенные крестьяне лет десять потом очухиваются от учиненного разора. Правда, после прохождения вражеской армии очухиваться просто некому.
  Итог разговора совершенно неутешительный - мы совершенно не готовы к походу, поэтому ни о какой неделе речь идти не может, скорее всего все затянется на месяц. Но и выходить с бравой песней в летней одежде я никуда не собираюсь.
  Итак, основные задачи: зимняя одежда, обувь, продукты, инструменты и походная кухня. Одному мне не разорваться, от молодежи толку мало, Сан Саныча просить уже совсем неудобно. Ха, я знаю, кто мне поможет.
  Через час я был в тюрьме. Темно-фиолетовую мантию накинул перед самыми воротами, чтобы излишне не возбуждать умы встречных горожан. Беспрепятственно пройдя внутрь, попросил позвать начальника заведения.
  Главный тюремщик горестно посмотрел на мою мантию и изо всех сил изобразил радость на лице.
  - Клеменса сюда, - без раскачки и реверансов, времени нет.
  - Клеменса! - крикнул начальник тюрьмы.
  "Клеменса, Клеменса..." - эхом передаваемого распоряжения по цепочке слово убежало куда-то в глубину тюрьмы.
  Минуты через три привели хмурого бывшего заместителя в грязных, но своих сапогах.
  - Благодарю вас, - короткий кивок начальнику тюрьмы, - мы побеседуем с арестантом немного наедине.
  Начальник незаметно выдохнул, кивнул головой и потрусил к своему заместителю, маячившему в воротах.
  Я заметил, что Клеменс, подходя, посмотрел на мою мантию и еще больше загрустил. Прикинул размер своей ошибки.
  - Удивительно, правда, господин Клеменс? Вот так ловишь опасного преступника, спасаешь империю, а в итоге тюрьма за все старания. Вы не знаете еще и того, что я назначен главным шутом империи, - я все же не удержался и наступил служаке еще раз на мозоль.
  Клеменс встал по стойке "Смирно!" и склонил голову.
  Ладно, хватит прессовать мужика, он свое уже получил. Хорошо, что в этом мире ничего не знают про харакири, а то с этого станется.
  - Все, Клеменс, вольно, хватит грустить. Эй, мужик, отомри, смотреть на меня!
  Клеменс вздрогнул и поднял голову.
  - Слушайте внимательно, у нас мало времени. Вы уже знаете про задание императора - пожить немного на севере и навести там порядок. О "Скальной крепости" вы наверняка наслышаны, все же не последним человеком в империи были.
  На лице бывшего заместителя не дрогнул ни один мускул. Молодец.
  - У меня есть для вас предложение. Мы забываем старые обиды, вы становитесь нормальным полноценным командиром отряда, я постараюсь сделать все, чтобы мы все, подчеркиваю - все, в полном составе вернулись обратно живыми. В качестве первого шага к нашему примирению я сниму с вас этот браслет. Будете думать?
  - Я готов, ваше магичество, - прохрипел взволнованный Клеменс.
  - Договорились, - и я по старой привычке протянул руку арестанту.
  В этом мире пожимать руки совершенно не принято, поэтому Клеменс рухнул на колени и схватил мою руку с намерением ее облобызать.
  - Дурак, что ли! - я выдернул свою руку обратно, - встать! Живо!
  - Я забыл вас предупредить, кстати, как вас зовут? Как вас в детстве называли?
  - Клем, ваше магичество!
  - Так вот, Клем, в моей стране руку протягивают для того, чтобы ее пожать и тем самым скрепить заключенный договор. Пробуем еще раз, - и снова протянул Клеменсу руку.
  Тот осторожно ее пожал.
  - Итак, обращаться ко мне "Господин магистр", личный состав гонять в хвост и в гриву. Сейчас пойдете домой, приведете себя в порядок, эта жуткая щетина вам совершенно не идет. Завтра в девять утра быть в трактире "Колесо", одетым по форме третьего заместителя.
  - Но, господин магистр, это тягчайшее преступление - носить форму службы безопасности без права на ее ношение...
  - Свое тягчайшее преступление вы уже совершили, а это так, мелочи. Вы что, всему городу сообщили, что вы больше не заместитель? Нет, не сообщали? Ну, и прекрасно. Даже если каким-то чудом вас раскусят и скрутят, то куда приведут? Правильно, в тюрьму, из которой вы опять же уйдете вместе со мной. Веселей, Клем, нас ждут великие дела.
  Клем молча поднял руку с браслетом.
  - Извини, забыл.
  Повернулся к воротам и помахал рукой.
  - Господин начальник, можно вас.
  Начальник тюрьмы прискакал полубегом, стараясь сохранить слегка упавшее достоинство.
  - Уважаемый, снимите с господина Клеменса браслет, нам надо идти.
  Начальник побагровел и отчаянно замотал головой.
  - Никак невозможно, ваше магичество, как это "идти"? Нужно распоряжение как минимум заместителя первого министра для отмены наказания преступнику. И потом, браслет может снять только главный гарнизонный маг, он посещает тюрьму только лишь раз в месяц.
  - Все понятно. Я выполняю поручение Его императорского величества и у меня нет времени на все ваши танцы. Распоряжение об освобождении получите в канцелярии императора. А браслет...
  Я посмотрел на железяку магическим взглядом. Браслет довольно активно светился, показывая, что угроза потери кисти вовсе не фиктивная. Неплохо придумано. Ломать - не строить, взялся за браслет и одним вдохом вытянул из него всю энергию. Обруч распался на две ровные половинки.
  - Держите, - сунул железяки обалдевшему начальнику тюрьмы, - привет гарнизонному магу.
  - Пойдемте, господин Клеменс, надеюсь, мне не придется жалеть о своем решении.
  На следующее утро незадолго до девяти я сидел в зале трактира и с удовольствием поедал что-то типа пшенной каши, сдобренной хорошим куском масла. Не то, чтобы я волновался, придет Клеменс или нет, но лучше было бы, чтобы он пришел. Мне реально нужна помощь, и он со своей энергией был бы очень кстати.
  С другой стороны - а куда ему бежать? В деревню, к тетке, в глушь, в Саратов? И что там делать? А на что жить? Ничего полезного, кроме как ловить изменников империи, Клеменс не умеет. В итоге, рано или поздно отловят, скорее рано, и все, петлю на шею без разговоров.
  Мои ленивые размышления прервала открывшаяся дверь, и в зал вошел побритый и начищенный Клеменс, и даже фингал был чем-то слегка примазан, вот только взгляд, взгляд не тот, затравленный какой-то.
  Я махнул ему рукой.
  - Присаживайтесь. Рад вас видеть в добром здравии, за одним небольшим исключением. Самая последняя торговка на рынке не поверит, что вы третий заместитель. У вас взгляд обреченного маленького зверька, так не пойдет. Или вы собираетесь, и я вижу прежнего волевого человека, или возвращайтесь в тюрьму, с таким лицом вы мне не помощник.
  Клеменс отчаянно потер лицо руками:
  - Я постараюсь, господин магистр.
  - Без всяких постараюсь. Вы сколько лет отдали службе? И что, одной недели хватило, чтобы вас сломать безвозвратно? Не верю! Вспомните вашего помощника в Ланове, этого жирдяя, вспомните, как он загубил все дело, (хотя это и неправда, дело загубил сам Клеменс), и посмотрите на него так, как он того заслуживает.
  Клеменс расправил плечи, приподнял голову и посмотрел на мою кружку с отваром так...
  - Ну, вот же, вот же! Узнаю! Та еще сволочь! Вот так и смотрите на всех, кроме меня, конечно, нам сегодня это понадобится. Вот все думаю, как мне вас называть и ничего в голову не приходит. Заместитель? Ну, вы уже были заместителем. Десятник? Как ни крути, для вас это мелко и унизительно. Давайте я буду обращаться к вам "Командир", в моей стране это вполне приличное обращение.
  Итак, командир, едем в гарнизонную мастерскую по пошиву одежды, начнем оттуда.
  Взяв у трактирщика сменную лошадь для Клеменса, мы всей командой выехали в город.
  В пошивочной нас встретил пожилой мастер, из разговора с которым выяснилось, что непосредственно изготовлением одежды для солдат они не занимаются, только мелким ремонтом. Нагружать каким-либо более-менее серьезным заданием этого старичка было совершенно бесполезно.
  Единственное, чем он нам смог помочь, так это указав примерный адрес лавки, где работают несколько хороших мастеров. Потратив час на поиски и расспросы, мы все же обнаружили необходимое заведение.
  Хозяин лавки был не сильно моложе гарнизонного мастера, но дело свое знал твердо и возможную выгоду учуял сразу, как только мы переступили порог. Еще час ушел на объяснения, почему нам надо именно так, а не как здесь принято.
  А заказывал-то я всего-навсего теплые штаны из прочной ткани и куртку а-ля телогрейка, нам на северах не до модных показов.
  - Ваше магичество, когда вы хотели бы получить свой заказ?
  - Через десять дней должно быть все готово.
  В глазах старика промелькнула хитринка.
  - Постараемся успеть, ваше магичество, но за срочность придется надбавить.
  - Постарайтесь, пожалуйста, о цене не переживайте, надбавка будет. Итак, через десять дней я приеду и заберу тридцать комплектов.
  - Сколько?!! - изумлению мастера не было предела.
  - Я разве не сказал сразу? Ну, значит, говорю сейчас. Тридцать. Примерные мерки вам принесут завтра утром. Да, и не забудьте тридцать отрезов шерстяной материи вот такой ширины, - я показал руками, - и длиной метра полтора.
  - Но это совершенно невозможно, ваше магичество!
  - Друг мой, - я приобнял мастера за плечи и повернул к Клеменсу, стоящему у дверей с каменным лицом. - Вы узнаете эту форму? Вы-то уж точно должны знать. Это третий заместитель Главы Службы безопасности империи. Мы выполняем срочное поручение Его императорского величества.
  Если вы не справитесь в срок, то именно этот человек будет определять для вас срок на каторге за срыв задания императора. Смешно, да? Не смешно? Правильно, смеяться будем после выполнения работы. О деньгах не переживайте, вы столько еще не зарабатывали за один раз. Привлеките помощников, привлеките мастеров из других лавок, но через десять дней я приеду за заказом.
  - Но у меня нет столько одинаковой ткани! - почти зарыдал старик.
  - Пусть будет чуть разная, главное не яркая и прочная. Вот пятнадцать серебряков задаток, остальное, когда я заберу готовую одежду. Всего хорошего.
  Оставив мастера в предынфарктном состоянии и Торага для контроля за ходом работ, мы рванули в обувную лавку.
  Как я и предполагал, настоящую зимнюю обувь в столице никто не шил. Ок, значит будет кто-то первый, кому мы поручим это дело. Лавку подсказал Клеменс, которому там шили сапоги. Там наш концерт повторился практически нота в ноту, как и в одежной лавке.
  В итоге, мы заказали что-то похожее на валенки, сшитые из тех самых тонких войлочных накидок, только прошитых в три слоя. Швы придется хорошенько смазывать свиным жиром, чтобы не пропускали воду. К каждой паре прилагались отдельно подошвы из нескольких слоев грубой кожи с четырьмя прочными тесемками, чтобы можно было привязывать к валенкам. Мастеру оставили задаток и Илиниуса в качестве контролера.
  Клеменсу поручалось самое важное: раздобыть две, а лучше три крытые повозки, лошадей к ним и провиант на отряд хотя бы на пару месяцев.
  - Командир, я надеюсь на вас. Можно, конечно, обратиться к самым верхним кругам, но пока команды и распоряжения дойдут до непосредственных исполнителей, мы постареем.
  Повозки нужны кровь из носу. Мы же не пойдем в полном зимнем обмундировании прямо из столицы, правильно? Все это надо либо нести с собой, либо везти. А продукты, а инструменты? Стращайте как угодно, подписывайте что угодно, лишь бы был результат.
  Мы ехали втроем по узкому переулку до ближайшего перекрестка, где Клеменс должен был свернуть в своем направлении, как внезапно слева с треском распахнулась дверь и оттуда вывалились четверо развеселых граждан мужского пола, судя по амуниции - местных военных. У каждого имелась алая перевязь, резко оттенявшая серый цвет остальных доспехов.
  Выпав из питейного заведения, компания нарочито перекрыла практически всю ширину переулка, и проехать, не задев их, стало невозможно.
  Поведение этих основательно выпивших достаточно молодых мужчин мне почему-то сразу напомнило поведение наших братков из 90-х: та же нарочитая развязность, та же повышенная громкость разговора.
  Пришлось притормозить, при этом лицо у меня самопроизвольно скорчило презрительную гримасу, что не ускользнуло от взглядов компании.
  Подобные граждане всегда бдительно следят за тем, какой эффект они производят на окружающих. И не дай бог кому-либо придет в голову усомниться в их праве вести себя как попало - наказать наглеца по полной, отмудохать так, чтоб другим стало еще яснее, кто здесь всех круче. Правда, иногда можно нарваться на ответку, но об этом в самом начале, как правило, никто не думает.
  - Ты чего рожу кривишь, тебе говорю, - крикнул мне один из них, сделав шаг вперед.
  Ну что за хрень, выпади они из кабака на полминуты позже, и мы бы никогда не узнали о существовании друг друга. Совершенно нет времени на разборки.
  Засунув подальше свое раздражение, я вежливо попросил:
  - Господа, вы не могли бы посторониться, мы очень спешим.
  Света в узком переулке было не очень много, мантию я засунул в сумку, мой вид и одежда были настолько обыденными, что насторожить молодых людей никак не мог. Клеменс же находился немного позади меня, поэтому его форменный камзол практически не был виден. Соответственно:
  - Ты как разговариваешь с гвардейцами дворцовой стражи, быдло?
  Осталось только услышать "гвардейцами кардинала" и я расплачусь от умиления.
  - Слезай с лошади, деревенщина, я поучу тебя хорошим манерам.
  Братки, как есть братки. Надо будет потом посмотреть, есть у них золотые цепи на шеях под кольчугой или как?
  Клеменс тронул лошадь, чтобы выехать вперед, но я остановил его. Видит бог, я до последнего хотел все решить миром.
  - Внимание, господа, я - главный шут империи. Дорогу!
  Эти придурки заржали в полный голос.
  - Да ты посмотри на себя, чучело! Ты главный шут своей деревни! Слезай, кому говорят! - заводила в этой компании вынул свой меч и попытался ткнуть мою лошадь, благо что она отпрянула и кончик меча только оцарапал ее. Нет, это уж слишком, я не позволю всяким мерзавцам тыкать в мою Марию.
  Спрыгнул с лошади и подошел к военному. Тот стоял, ухмыляясь, так и не убрав меч в ножны.
  - Предупреждаю в последний раз: ведите себя, как подобает приличным людям и дайте проехать.
  - А если не уйдем, то что? - гвардейца понесло, - накажешь нас? - и он снова заржал, оглядываясь на дружков. Там, правда, один что-то все же рассмотрел в Клеменсе необычное и тянул соседа за рукав, пытаясь высказать свои опасения. Но пьяный мозг никак не хотел складывать слова в членораздельную речь.
  - Пэт, Пэ-эт...
  Но Пэт жаждал приключений и ничего не слышал.
  - Как ты нас накажешь и, главное, чем, а, деревенщина? Это я сейчас тебя накажу за неуважение к гвардейцам императора. Получай! - и Пэт, ловко взмахнув мечом, нанес рубящий удар наискось справа налево, целясь в мою левую ключицу. Профессиональный удар хорошо обученного воина, обычный человек остался бы здесь навсегда.
  А так меч, ударившись о защиту, с той же скоростью взмыл в воздух, вырвавшись из руки бойца. Пока тот завороженно следил за полетом меча, задравши голову, я активировал гладиус и со словами: "И ты получай!" снес ту самую голову к чертовой матери.
  Башка придурка с глухим стуком упала на землю, а из перерубленных сосудов ударил уже привычный мне фонтан крови. Обезглавленное тело начало заваливаться, и, конечно же, в мою сторону, заляпав напоследок всю одежду.
  - Скотина! - с чувством произнес я.
  Сотоварищи покинувшего их собутыльника с перекошенными рожами замерли на месте, так и не решив, что дальше делать. То ли мстить за убиенного друга, то ли бежать прочь от этого ужаса. Но тут на сцене появился Клеменс.
  - Стоять, ни с места, Служба безопасности империи! - он держал в руке ту самую золотую блямбу, которой стращал меня еще в Ланове. Гвардейцы императора завороженно глядели на безумно страшный медальон, понимая трезвеющими головушками, что вот теперь уже точно все, приехали.
  - Вы обвиняетесь в нанесении оскорбления и нападении на Его светлость главного шута империи.
  Только то, что они держались друг за друга, не позволило одному из них грохнуться в обморок.
  - Взять тело, голову, - Клеменс кивнул на лежащие запчасти убитого, - отнести в центральную тюрьму и сдаться ее начальнику. Наказание вам определит Его императорское величество, - немного помедлил и добавил, - если вы настоящие гвардейцы. Если же нет, вас повесят сегодня же. Выполнять!
  Собутыльники судорожно и неуклюже подняли укороченное тело товарища, прихватили голову и, пошатываясь в разные стороны, побрели по переулку.
  - Господин магистр, разрешите, я сопровожу этих негодяев до тюрьмы и потом поеду выполнять ваше поручение?
  - Действуйте, Клеменс. Один вопрос напоследок. Откуда у вас медальон? Разве его не должны были отобрать при обыске в тюрьме?
  Клеменс замялся.
  - Когда меня господин магистр там, в трактире, отправил в тюрьму, я перед тем, как сдаться, забежал домой и спрятал знак у себя в тайнике. Это единственное, что было дорого для меня. Сегодня достал, на всякий случай.
  - Что ж, неплохо получилось. Чем черт не шутит, может вы еще сможете когда-нибудь снова пользоваться им абсолютно законно.
  Клеменс побледнел как мел.
  - Ну, ну, не переживайте так. Жизнь - она длинная. Езжайте!
  Клеменс кивнул головой, забрался на лошадь и поцокал вслед за траурной процессией.
  Дон Олиер все это время просидел на лошади, не проронив ни звука.
  - Дон Олиер, что с вами? Не переживайте так, к сожалению, этот наглец получил по заслугам. Тем более, что он первый на меня напал.
  - На его месте мог быть мой брат, - тихо произнес дон Олиер.
  - Мог. Но я все же надеюсь, что он не такой идиот, как эти. Поехали, мы и так потеряли кучу времени.
  Определив направление с помощью прохожих, мы с Олиером двинулись в лавку головных уборов. По дороге я вспомнил кое-что из своего курсантского прошлого и, забежав в очередную одежную лавку, попавшуюся нам по пути, заказал им тридцать полотнищ размером два на два метра из самой плотной ткани, указав, где сделать дырочки, а куда пришить веревочки.
  Для тех, кто не в курсе, из армейской плащ-палатки можно действительно сварганить палатку хоть на одного, хоть на четверых, если скрепить четыре штуки вместе. Для скрепления вместе как раз и служат дырочки и веревочки.
  Но я отвлекся. В шапочной лавке я к своему удивлению сразу нашел то, что искал - меховой махалай с опускающимися ушами и затылочным клапаном. Сказка, для тех, кто понимает. Заказав, как вы понимаете, те же тридцать штук, оставил для бодрости мастера задаток и Олиера. Мастер, кстати, как-то нехорошо косился на темные пятна на моей одежде, но молчал. Подумаешь, испачкался, с кем не бывает.
  Нужно было бы попасть еще в кузню, но уже не сегодня, набегался от души, еще эти гвардейцы. Поэтому, похлопав лошадь по морде, мы тихонько двинулись в сторону дворца, к Сан Санычу. И проведать деда надо после бурной ночи, расспросить еще кое о чем, да и пообедать заодно. Чего греха таить, столоваться у Саныча одно удовольствие.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"