Смирнов Игорь Раулевич: другие произведения.

Шут. Продолжение 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наш человек в чужом мире.

  Дорога.
  
  Минут через десять моего путешествия стало ясно, что к турпоходам я не готов, от слова совсем. Болели ноги, руки, спина, под дурацкой шапкой а-ля буденновка, без красной звезды, отчаянно чесалась голова. Придется уговаривать Машку. Подошел к лошади, обнял как мог ее за голову и стал уговаривать.
  - Мария, возникли непредвиденные сложности, я совсем не могу идти. Давай я буду немного на тебе отдыхать, а потом опять идти. И вешу я немного, а если тебе будет тяжело, мы один мешок овса выкинем, как ты на это смотришь?
  Машка посмотрела на меня как на идиота.
  - Мария, если я сдохну от твоей черствости, кто тебя защищать будет?
  Лошадь вздохнула и опять подогнула передние ноги. Посторонние зрители умерли бы от смеха, глядя на мои попытки влезть на лошадь и хоть как-то угнездиться в седле. Все-таки получилось, и Машка поднялась на ноги. Бог мой, как высоко и страшно, и это в принципе невысокая лошадь, если я отсюда свалюсь, то с моей нынешней ловкостью летальный исход обеспечен. Я взял поводья и дернул, совсем несильно. Мария повернула голову, всем видом показывая - не дергай ничего, придурок. Ладно, извини, был неправ, но давай уже поедем, нам еще неизвестно сколько бродить.
  Вот так мы и передвигались: немного поеду на лошади, немного пойду, поковыляю пешком, а идти надо обязательно, надо тренировать эту убогую тушку. Спасибо Марии, она шла тихим шагом, я сидел, вцепившись в гриву, до стремян я не доставал и любое резкое движение было бы чревато. И еще одна беда: на лошади сидишь все время в полушпагате, растопырив ноги в стороны. Завтра я и по земле пойду в полушпагате, с непривычки все связки будут болеть.
  Шли мы по самому краю дороги, чтобы в случае появления других путников заранее скрыться в лесу. Идти по чащобе не было ни сил, ни возможности, или я, или лошадь повредимся и тогда все, пишите письма. От предыдущего хозяина тела если что и досталось хорошего, так это слух. Не знаю, как зрение, обычное зрение, а вот слух достался отменный. В какой-то момент мне показалось, что я слышу взлет птиц с воды, совершенно характерный звук.
  - Маша, Маша, поехали направо, там, похоже, вода есть.
  Машка встрепенулась и бодро потрусила в лес, выбирая ей самой видимую дорогу. Вау, озеро!  Да, вижу небольшую тропинку и место у озера расчищено, это значит, что люди знают про озеро и сюда заглядывают. Вот это меня и не устраивает, не хватало нам еще гостей ненужных.
  - Маша, забирай в сторону, мы здесь задержимся немного, не надо, чтобы нас видели чужие.
  Лошадь нехотя свернула налево, потихоньку обходя озеро слева. Все, Мария Лошадовна, приехали, неплохое место, коряг почти нет, а что камыши стеной стоят, так и хорошо, не видно нас будет никому. Постарался запомнить, каким образом седло прикручено к лошади, надеюсь, потом смогу все вернуть на место, стащил вниз мешки, снял седло, отцепил поводья и отправил Марию отдыхать. Первым делом Маша кинулась к воде и пила так долго, что стал беспокоиться, не лопнула бы.
  Развязал один мешок с овсом, пусть ест, сколько сможет, а мне тоже надо подкрепиться, но сначала мыться. Вытоптал в камышах небольшую полянку, вода теплая, какой кайф. Надрал травы и стал оттирать тело от грязи, тер, пока силы не кончились. Быстро оделся, даже не обсохнув, так как комары здесь присутствуют в полной мере.
  Следующий пункт программы - костер. У старшины в мешке есть огниво, ни разу не пользовался, но принцип понятен, а уж сколько костров я в своей прежней жизни запалил, не передать. Вот и котелок, вода из озера, где почище, сыпанул крупы типа перловки нашей, настрогал копченого мяса и все, я на коне. Конечно, туда бы еще лучку, морковочки, перчиком приправить, но чего нет, того нет. Костер горит, лошадь овес трескает, жизнь поворачивается прям другой стороной. Поели, прибрали за собой, неплохо было бы и поспать, но комары сожрут и дальше двигаться надо.
  Только пошел к лошади, чтобы заняться увлекательным делом закрепления седла на свое место, как Машка взвилась на дыбы и ломанулась куда-то в сторону, в чащу, только и видели. Что за фигня, чего она так испугалась, ведь нет же нико... Поворачиваюсь к лесу передом, к озеру задом, мама дорогая, а в метре от меня стоит чудище серое. Которое могло бы быть волком, если бы не было размером с теленка, крупной башкой и пастью с жуткими зубами. И принюхивается. Понятно, от моего варева запах на поллеса, но кто ж знал, что тут еще желающие отобедать имеются.
  Ну, что за жизнь! Вылитый Колобок. Вчера от дедушки мага ушел, сегодня волк нарисовался. Вариант с побегом отпадает по известным причинам, уговаривать эту страшилу тоже, наверное, бесполезно. И коробочка с Варей лежит в мешке, пока достанешь, пока Варя сориентируется, меня три раза сожрут. Только наступление, в 90-х такие фокусы иногда прокатывали. Ну, с Богом. Придал себе максимально грозный вид и стал активно мычать.
  - Ты че приперся сюда, бычара, тебя кто звал, это моя поляна, я ее первый застолбил. Ты мне лошадь испугал, я теперь где лошадь новую возьму, ты давай, веди сюда лошадь обратно!
  Волчара несколько озадачился, по его удивленной морде видно было. Сделал шаг вперед к волку, а страшно внутри, аж ноги дрожат, но смотреть только в глаза, только в глаза, не моргать, иначе даже охнуть не успеешь. Фуу, ты тоже зубы не чистишь, ну и воняет. Чем бы его напугать? Если он вообще чего-то боится. Мне бы меч, как у джидаев, я б ему показал... Аааа, урааа, вот и патроны подвезли!! В середине правой ладони с легким свечением возникла голубая точка. Не меч ни разу, но, может, я так и хотел. Вытянул руку с раскрытой ладонью в сторону волка и продолжил:
  - Значит так, серый. Смотри сюда. Я ссориться не хочу, ты сильный, спору нет, но и я вчера мага завалил на раз-два, и тебя завалю реально, может ты найдешь себе еду попроще?
  Волк склонил голову в бок, собака собакой, потом опустился на землю, перевернулся на спину, язык вывалил и хвостом виляет. Я сам чуть язык не вывалил от удивления. Ты чего, кабан, развалился, ты чего хочешь, чтоб тебе пузо почесали? Охренеть! Братец Иванушка (фамилия Иванов) и Серый Волк в действии. Осторожно подошел к развалившемуся волку, пусть будет волк, другого ничего на ум не приходит, тот внимательно смотрел на меня.
  - Так, я почешу твое пузо, только без фокусов.
  Волк быстро прикрыл глаза и башку отвернул. Нда, это не шерсть, это реальная проволока, как ее чесать прикажете?
  - Волчара, я сейчас достану нож и им почешу, а то если я пальцами буду чесать, все твое пузо расцарапаю, ты понял?
  Ответа нет, хорошо, приступим. Пару минут корябал кончиком кинжала это бронированное брюхо, потом решил шею почесать. Волк от избытка чувств аж подгавкнул, а я аж подпрыгнул.
  - Ты что творишь, скотина, я ж так заикой сделаюсь! Хватит валяться, поднимайся, мне по делам надо.
  Волк бодро подскочил и уселся передо мной на задних лапах. Его морда была на уровне моих плеч, собака Баскервилей отдыхает.
  - Ты вот скажи, как я все это потащу без лошади?
  Я обернулся и ткнул пальцем в мешки на берегу. Повернулся, а волка нет. Круто, интересно, он по воздуху перемещается? И тут боевой настрой меня покинул, вместе с силами. Как стоял, так и сел. Руки дрожат, ноги дрожат, спина вся мокрая от пота, интересно, сердце в этом тельце здоровое?
  С досадой посмотрел на оставшиеся пожитки, плохо дело. Допустим, овес и седло мне совсем не нужны, бедную Машу волки уже доедают. Часть вещей где-нибудь здесь же прикопаю, из продуктов надо взять самое легкое, остальное придется бросить. Жаль. Только начал распаковывать мешки, как издалека послышались какие-то звуки вперемежку с лошадиным ржанием. У волков сегодня, смотрю, банкет целый намечается, еще одну лошадь загнали. Между деревьев показалась обессилевшая Машка, за которой сзади в отдалении плавными скачками двигались два волка. Вот это фокус, волк мои претензии по поводу лошади за чистую монету принял.
  - Маша, Маша беги сюда, - замахал я руками. Бедная лошадь добежала до меня, прижалась, ее колотит, вся мокрая, пена на губах.
  - Все, все, моя хорошая, все кончилось, я же тебе обещал, что буду защищать от волков, - а сам краем глаза пытаюсь посмотреть, где эта серая банда. Что-то не видно, обернулся - нет никого. Привидения хреновы. Это, конечно, здорово и все такое, но с волчарой как-то не по-людски расстались.
  - Маша, - говорю, - ты отдыхай и ничего не бойся, я ненадолго. Отошел недалеко в чащу и негромко промычал:
  - Серый!
  Сзади справа кто-то вздохнул.
  - Да что же это такое, ты опять, зараза, подкрадываешься, точно сердце не выдержит. Смотри, прибью тебя ненароком, если так меня пугать будешь.
  Интересно, чем и как можно прибить такую махину? Достал из мешка остатки копченого мяса, протянул волку.
  - Возьми, у меня больше нет, спасибо за лошадь.
  Волк осторожно вытащил из моих рук мясо, втянул его в себя и проглотил, а кусок то был не такой уж и маленький, он его даже не жевал! Считай, задружились.
  - Ты, Серый, обращайся, если что, помогу, чем смогу, а мне все-таки по делам надо.
  Волк внимательно посмотрел на меня, через несколько секунд сделал шаг назад и растворился в листве. Точно привидение.
  Сегодня мы так никуда и не пошли. На Машку больно смотреть было, вся перенервничала, пусть отдыхает, да и мне верховая езда не в радость, тоже все болит, еще волки эти до кучи. Но то, что нас никто не тронет, я практически не сомневался. При наличии такой серой стаи другим хищникам здесь делать нечего, как бы самих не схарчили.
  Следующие два дня мы двигались без приключений. Небольшой поселок, в котором, скорее всего, планировали ночевать тетка со святошей, мы обогнули по совсем уж заросшим тропам и выехали обратно на дорогу, которая уверенно шла на запад, насколько я сумел сориентироваться. Одиноких путников шугаться я перестал, вряд ли кого заинтересует скромный ездок на лошади, одетый как многие здешние, а хромота моя на лошади не видна.
  Два обоза я пропустил, отойдя в лес. Народу в обозе много, мало ли кто чего приметит. А когда будет проводиться расследование, а оно обязательно будет, вот ненужные детали и всплывут, а нам это совсем ни к чему. Плохо только, что мяса нет и соли, вот не оказалось ее у старшины в мешке, а я по запаре при сборах с места боя солью не озаботился. Хлеб кончается, завтра надо будет все-таки подъезжать к жилью и попробовать купить продукты. Машке хорошо, у нее овса еще много, а неочищенный овес даже я жрать не буду. На привале вытряхнул все из мешка, драгоценности замотал в тряпицу отдельно, золотые монеты отдельно (целых 49 штук!), серебро отдельно, несколько серебряных монет и всю медь ссыпал в кожаный кошель, затянул потуже и на пояс пристроил. Затем в обратном порядке все аккуратно в мешок уложил, остальными вещами прикрыл, теперь можно к людям выходить.
  На следующий день, ближе к обеду вдали показались жилые дома. Редкие деревеньки и раньше встречались, но я их объезжал, от греха подальше. Но решение принято, надо заезжать. Только ради Бога, Штирлиц, осторожнее. Так, в трактир или харчевню соваться не будем, там персонал по жизни должен замечать всех посетителей, поехал дальше. Ближе к краю деревни увидел справный дом за хорошим забором. Вот это мне и надо, если я хоть что-нибудь понимаю в деревенской жизни, плохой хозяин такой забор не поставит.
  Подъехал к воротам и рукояткой кинжала постучал, солидно так постучал. Залаяла собака, интересно, есть кто в доме? Послышались шаги, сбоку открылась калитка и оттуда выдвинулась такая крепкая крестьянка со смешной косынкой на голове. Я смотрю, тут тетки все не худые. Быстро оценила мой вид, лошадь, изобразила намек на поклон и не сильно дружелюбно спросила:
  - Чего надо?
  Вопрос понятен и без перевода. Не торопясь отвязал кошель, тяжелый с виду, конечно, там меди понапихано, вынул серебряную монету поновее, показал ее тетке и протянул с видом герцога. Вот что животворящее серебро с людьми делает: тетка заулыбалась во все не целые зубы, монету ловко засунула куда-то между грудей, поклонилась уже конкретно, по настоящему, и еще раз спросила:
  - Так чего надо то?
  Я молча взял подготовленный заранее мешок для продуктов, показал, как он неприлично пуст, кинул ей и мотнул головой, давай, мол, побыстрее. Тетка мешок взяла и бодро пошла в дом. Это хорошо, а вот сейчас как принесет мешок картошки, будешь знать. Значит, буду есть картошку, как бы объяснить еще, что соль нужна, уж очень не хочется показывать, что я немой. И сколько мне здесь торчать, точно меня каждая собака запомнит. О, слышу, пыхтит, что-то тащит, сейчас и узнаем, картошка или нет.
  Крестьянка вышла с хорошо набитым мешком, я его еле на Машку затянул, и протянула мне руку с какой-то мелкой медью на ладони, сдача, значит. Ну, это мы умеем. Тем же жестом герцога от меди отказался (коронное - сдачи не надо!), коротко поклонился и также не торопясь поехал на выход из деревни.
  Целый час себя уговаривал отъехать подальше от деревни, не бросаться на еду, а из мешка так дивно пахло. Наконец, в низинке съехал с дороги и поехал вдоль по лесу, внимательно прислушиваясь. В путешествии с лошадью обязательно нужна вода, иначе ...Можно какое-то время не кормить, но поить надо обязательно. Вот и ручеек, можно на обед устраиваться. Что же там в мешке? Вот крестьяночка молодец, вот не поскупилась: сало, кусок копченого мяса, уже вся слюна вытекла, хлеб, полкруга домашнего сыра, зеленый лук(!), крупа в мешочке и небольшая кринка, замотанная тряпицей. Сметана! А на самом дне в красивом вышитом мешочке соль, грамм пятьдесят, сказка. Все, сегодня банкет у меня. Видимо, серебряная монета дорого стоит, вон сколько продуктов дали, еще и сдачу предлагали. А если б я ей золотой показал, как бы она кланялась? Стоп, стоп, сейчас не об этом. Кстати, теперь на каждом привале я Машку привязываю к дереву, чего-нибудь испугается и лови ее потом по округе.
  Сметану оставил на сладкое. Как же я соскучился по молочным продуктам. Вот интересно, а волки сметану едят? Хотя, где им ее взять. В кустах кто-то громко вздохнул. Нет, не может быть, мы же несколько дней назад уехали от озера! Машка стала нервно всхрапывать. Кое как встал, на обеих негнущихся ногах пошел смотреть, кто там так знакомо вздыхает.
  - Серый, - дальше только мат, писать нельзя, - ты что здесь делаешь?!
  Волк сделал умильную морду, насколько это возможно, и завилял хвостом. Собака - друг человека. Домашний питомец. Сколько в этого питомца влезет, если кормить вволю, никаких денег не хватит. Что-то меня совсем заносит.
  - Ты зачем приперся, серая гадость? Машка сейчас с ума сойдет от страха.
  Волк подошел ближе, обнюхал мою голову, фу, вонючка, это я про волка, потом понюхал кринку со сметаной и облизнулся. Кошмар какой, мысли здесь точно материальны.
  - Ты за сметаной пришел? За сто километров, или сколько мы там с Машкой проехали? Что ты врешь, ты специально рядом околачиваешься. Ты меня охраняешь? Так вроде не от кого. Серый, я иду ближе к людям, не думаю, что тебе там будет комфортно, спасибо, что проводил, но тебе надо уходить. Ты, конечно, здоровый монстр, но, если людей много соберется, да с оружием... Давай договоримся, отсюда я иду к людям, а ты идешь к себе домой, если ты вдруг понадобишься, я обязательно позову, обещаю. Ты вроде на сметану нацелился, на, держи, только кринка маленькая, ты как туда заберешься?
  Это называется инерцией мышления. Волк аккуратно кринку взял, ювелирно расколол ее зубами вдоль и все насухо вылизал. После этого еще лизнул мою руку. Вот этого больше не надо делать, у тебя не язык, а напильник.
  - Все, Серый, пора, уходи, - я положил ему руку на голову, мягко толкая его в сторону леса. Голова теплая, мои глаза закрылись, я стал ощущать какие-то смутные картинки, остатки движений, что-то мелькало. С трудом оторвал руку, открыл глаза.  Волк опять, как тогда, посмотрел на меня и за два шага исчез в лесу. Телепат чертов, до сих пор хочется понестись куда-то.
  Заночевали на небольшой полянке. Спать приходится в одежде, накрывшись одеялом с головой, иначе комары сгрызут. Машка опять во все всхрапывала, может чует кого. Утром около кострища обнаружилась тушка какой-то здоровенной птицы размером с хорошего гуся. Понятно, чьих лап это дело, но мне столько не надо. Крупную птицу в полевых условиях, целиком, да за короткое время приготовить невозможно, это я как опытный человек заявляю. Все эти рассказы про глину хороши для маленькой птицы-рыбы, и то костер часа три палить надо, чтобы пропеклась. А эту дуру куда?
  Совсем ничего не взять - обидится. Кинжалом вскрыл птицу, вырезал два кусмана грудки, завернул в листья. На обеде насажу на прутья, шашлык сделаю. Перед тем, как выехать, повернулся к лесу и отчетливо промычал:
  - Серый, спасибо, я взял себе кусок, мне больше не надо. Надеюсь, услышит, все равно где-то здесь отирается.
  Местность вокруг изменилась, сплошной лес отступил, жилье стало попадаться чаще, на небольших полях росли какие-то злаковые культуры, пару раз видел пасущихся животин, похожих на коров, точно уж не скажу, близко не подъезжал. Ближе к вечеру вдалеке на холме увидел первый в этом мире замок, за солидной крепостной стеной, добротное такое строение, вызывающее уважение у строителя хотя бы своими размерами. Общаться с местным населением больше не рисковал, поселки проезжал не останавливаясь. Мне все время мерещится идущая по следу цепь ищеек, которая всех и вся спрашивает, не видали лысого хромого немого человека, не проезжал, не проходил ли? Если лысина и хромота сразу не видны, то уж немой человек обязательно запомнится, не так много здесь проезжих. Чем больше жилья останется за спиной, тем труднее будет меня найти. Возможно, я сгущаю краски, но параноики живут дольше других, это факт.
  Уже темнело, когда в стороне показалось большое озеро, вот и отлично, ночевать будем здесь. Отъехали с Марией подальше, чтоб с дороги не видно было и стали устраиваться. Надо сказать, что свое обещание Машке я почти выполнил: во время пути не часто, но слезал с лошади и ковылял пешком, чтобы дать нагрузку этому безобразному телу. Куда годится, человек полмешка овса с трудом поднимает, а мне какое-то время в нем жить. Потрогал воду в озере, супер, просто подогретый бассейн. Окунулся сам, затем загнал в воду лошадь, нарезал камышей и получившейся мочалкой постарался хоть как-то обмыть животину. За мои старания и страдания Машка пожевала мое ухо. Комары не дремали, быстренько оделся, развел костер и стал готовить не сильно богатый ужин, продукты надо экономить.
  Ближе к утру я резко проснулся, только-только начало светать. В груди все ныло, голова тяжелая, настроение гадкое, неужели простыл, докупался, блин. Кстати, вот еще одна огромная проблема. Таблеток здесь нет, поэтому за здоровьем надо следить крепко, иначе заболел и ага, летальный исход. В груди ныло все сильнее. Надо вскипятить воды, горячего попить. Подбросил веток в тлеющий костер, раздул огонь. Поднимаю голову - здрасьте, недалеко от меня стоит волк. Но даже в неверном свете рассвета и отблесков костра видно, что не мой волк, чуток поменьше будет.
  - Вы решили всей бандой у меня столоваться? Мяса у меня чуть осталось, ну, хорошо, сейчас достану.
  Волк молчал, потом подошел, прихватил зубами рукав куртки и потянул меня в сторону леса. Понятно, кому-то из них нужна помощь и Серый послал гонца за мной. А что ты хотел, за базар надо отвечать, ты же сам предлагал обращаться, если что. Не пойти невозможно даже с точки зрения самоуважения, я не говорю уже об остальном. Машка в стороне у дерева вся извелась от страха и беспокойства.
  - Так, волк, подожди буквально минуту.
  Подошел к Машке.
  - Мария, я ненадолго, нужна моя помощь, я быстро, туда и обратно, не волнуйся, я вернусь обязательно.
  Надел походный мешок, мало ли что пригодится, проверил нож, кинжал, больше оружия нет все равно, я готов, погнали. Правда, как погнали, ночью по лесу, на одной ноге быстро не получится. Волк тут же лег на землю и нетерпеливо оглянулся. Даже смеяться не хочется, наши сказки где-то здесь писали? Верхом на Сером Волке, это мы с детства знаем, только как он себе это представляет, лошадь серая, с зубами. Зубастая серая лошадь опять оглянулась и рыкнула. Все, не надо беспокоиться, уже иду. Вижу только один способ для себя перемещаться на этом транспорте, залез на спину, обхватил шею руками и промычал волку в ухо:
  - Только не урони меня.
  Куда мы неслись, я не видел, но надо отдать должное волку, движение было достаточно плавным, чтобы я не свалился с него. Время для меня тоже перестало существовать, но вот мы наконец остановились. Мешком свалился с волка и стал оглядываться.
  Долго оглядываться не пришлось, вот он, друг мой Серый, висит в метре от земли, и не просто висит, а барахтается в конусе призрачного света и каждое его движение приносит ему боль. И барахтается от тут уже давно, я вижу, как он измучен этой болью. Серый увидел меня, дернулся изо всех сил и грудь мне пронзила адская боль. Значит, вот откуда мое недомогание, телепат ушастый, хорошо хоть не простуда.
  - Серый, замри, замри и не шевелись, иначе я с тобой тут рядом полягу.
  Затих, значит еще соображает, какие-то силы остались. Осторожно подошел поближе к конусу, надо попытаться рассмотреть, что это за конструкция. Ну, что я вам скажу: классный капкан на классного зверя. Под волком на земле лежит туша коровы, а источник света находится под коровой. Простенько, но со вкусом. Припоминаете Афган? Как наши бойцы сюрпризы для моджахедов устраивали? Перевернут те погибшего товарища по оружию, а там граната без кольца, и привет. Вот и тут также, подошел мой Серый к корове, укусил за бочок и источник этого гадкого света и сработал.
  - Серый, ты балбес, а башкой подумать, откуда в центре леса корова взялась?
  Ладно, нотации будем читать позже, если с этой ситуацией справимся, сейчас надо дело делать. А то есть у меня обоснованные опасения, что времени у нас совсем немного. Ловушка, сразу видно, завязана на магию и наверняка был сторожок, он сработал, и сюда движется команда по пленению или уничтожению пойманного зверя.
  Первым делом надо убрать корову, чтобы добраться до источника света. Но не тут-то было, при подходе к конусу ощущается сильное противодействие, а вплотную вообще подойти нельзя, стена. Зацепить чем-то и оттащить в сторону, но она тяжеленная и чем цеплять прикажете, ни крюка, ни троса. Может кто и знает, что делать в такой ситуации, но я вижу только один выход, главное договориться.
  Уселся, как смог, на лесной ковер, вытащил из мешка коробочку с кляксой, положил перед собой. Стремно, край, но делать нечего, надо открывать, спокойствие и доброжелательность, и доброжелательность. Открыл, в сером свете рассвета кляксу еле видно, пора начинать мычать.
  - Уважаемая Варвара, доброе утро, как дела?
  Клякса зависла над коробочкой без движения. Да уж, просто гений переговоров.
  - Варя, Варюша, мне нужна твоя помощь. Смотри, вон там какие-то сволочи напали на меня и моего друга, магию запустили, мне одному не справиться.
  По поверхности кляксы пробежала небольшая цветная полоска и исчезла.
  - Смотри, источник излучения находится под коровой, видишь, туша на земле лежит, а наверху наш с тобой друг завис. Так вот эти сволочи говорят, что ты не сможешь ни в жисть конус пробить и корову сожрать.
  Клякса оживилась, по поверхности начали образовываться небольшие щупальца, она словно разминалась. Я даже думать боялся, если она сейчас решит, что из еды я ближе всех, то среагировать уже будет невозможно.
  - Варечка, надо сожрать корову, она точно вкусная, а серого урода трогать нельзя, он наш, друг, пожалуйста.
  Варечка, немного подумав, медленно поплыла к конусу излучения.
  - Варечка, давай дорогая, я тебе потом всех окрестных плохишей скормлю.
  Клякса вплотную подлетела к конусу, тронула его щупальцем, а потом спокойно залетела внутрь и стала крутиться, подставляя разные стороны бьющему снизу свету. Варю стало понемногу раздувать, интенсивность излучения стала поменьше, но ненамного. Понятно, что ей все равно, какую энергию всасывать, возможно, что чистая энергия источника ей вкуснее, но мне нужен другой результат. Хорошо, если она высосет источник полностью, тогда и проблема решится, а если ее емкости не хватит? Мы ни источник не уберем, ни корову.
  - Варя, Варя, корову убери, я тебя умоляю.
  Клякса нехотя подплыла к туше коровы, опустилась где-то в районе головы и вот тут опять увидел энергетический пылесос в действии. Через короткое время серый футбольный мяч поплыл обратно, на месте осталась пародия на корову, плоский трафарет.
  - Варя, ты умница, я тебя обожаю.
  Быстро работаем дальше.
  - Эй, волчара молодой, бегом ко мне.
  Тут как тут, готов ко всему.
  - Надо эту сосенку вот здесь внизу перекусить. Я же просил перекусить, а не вырвать с корнем, мне комель не нужен.
  Молодец, теперь отмеряем шагами метров пять, вот здесь откусываем, отлично. Кинжалом очистил ствол от веток, достал метательный нож и со всей возможной силой воткнул его в ствол в нижней части. Багор готов, получите. Теперь основное: пропустит конус света неживую материю в виде багра или нет? Не реагирует, видимо эта дрянь настроена только на живых существ. Цепляем остатки коровы и начинаем вытягивать их за пределы конуса, нам надо открыть источник света. Вытягивает, конечно, волк, от меня толку мало. Тяжело идет, очень тяжело, трафарет коровы цепляется за все сучки и кочки.
  - Зови второго, я знаю, он должен быть рядом, время уходит.
  Невесомыми прыжками из легкого рассветного тумана появляется еще один молодой волк.
  - А что я говорил, я же вас еще на озере двоих видел. Выволокли, слава Богу, теперь утаскивайте ее подальше, чтобы следов не было.
  Ну, и что там сверкает? А сверкает там в центре конуса предмет, похожий на крупный орех, раскрытый пополам, вот из него вся эта гадость и проистекает. Попробовал его багром зацепить, но увы, как прирос к земле, только конус стал дергаться, причиняя боль Серому и мне, соответственно. Чувствую, чувствую, времени нет совсем, аж под ложечкой сосет. Орех раскрыт на две половины, если их сжать, или закрыть совсем? Идея отличная, но как, палочками не закроешь, лежит как прибитый.
  Руки, вспомни длинные руки, которыми ты душил лакея, ведь было точно. Было, спору нет, но эти руки, этот свет по запросу не появляется, только в ситуации крайней опасности. А сейчас что? Вскорости прибежит сюда банда уродов, которые капкан поставили, и положат всех, и меня, и молодых волков, и Машка одна пропадет. Нужна самая малость, сжать конус с двух сторон и захлопнуть орех.
  Ну, что я за урод такой, зачем эти способности, если ими невозможно воспользоваться, убьют ведь всех, только захлопнуть... Я выставил перед собой руки и четко представил, как я сжимаю конус света, как касаюсь самого, ореха, он сопротивляется, но я все равно его закрываю. Руки обожгло. Что за черт?! Присмотревшись, увидел знакомые две еле заметные ленты, которыми я прикоснулся к конусу излучения. Собрались, и еще раз, сжимаем! Твою мать, как больно, будто горячий чайник со всей дури руками схватил, по лицу потекли слезы от боли. На ладонях стали появляться пузыри ожогов.
  - Серый, извини меня, не получается, я слаб против этой дряни, сейчас отдышусь, попробуем еще раз, но на большее меня не хватит, извини, дружище.
  Вдох, выдох, ну, раз, два, три! Давай! И в этот момент ко мне метнулась клякса. Вот же сука страшная, подгадала момент, я и дернуться не успел. В следующий момент ленты налились ярким слепящим светом, легко смяли конус и с силой захлопнули орех. Световой конус с тихим шорохом исчез, старший волк с грохотом рухнул на землю, где и остался лежать без движения.
  Но все это я видел самым краешком зрения. Боль в руках прошла, мне стало хорошо, очень хорошо, я становился сильным, очень сильным, меня распирала энергия, меня распирала энергия, мама родная, мне плохо, я сейчас лопну, меня сейчас разорвет на куски!
  - Варя отцепись, отцепись, дура!
  Варвара по ходу, обиделась, слезла с руки и уплыла к коробочке. Боже, Боже, как мне плохо, меня сейчас вырвет! Рядом увидел лежащего без движения волка, дополз до него и положил руку на голову. Может Варя подсказала, может сам догадался, не знаю. Какой кайф, когда уходит это дикое давление, глаза встают на место и снова можно дышать. Когда стало совсем хорошо, руку убрал, замер, так мы и лежали несколько минут.
  - Серый, ты живой?
  - Р-рррр...
  - Молодец, теперь сваливать надо, за нами идут.
  Кое-как поднялись, я шатался, и волк шатался, но укоренились.
  - Серый, скажи своим, чтобы багор унесли и не отсвечивали, скоро здесь люди будут, а может и собаки. Надо переждать, потом тихо разойдемся.
  - Р-рррр...
  - Я тебе дам ры-ры, ты сейчас зайца не загрызешь, я тебе еще все выскажу про твое поведение, а сейчас брысь вон под ту большую елку, прячешься и не дышишь.
  Орех лежал там, где лежал, никуда не делся. Провел рукой над ним, никаких ощущений, потрогал пальцем, также. Тогда берем себе, вещь занятная.
   Варвара висела возле своей коробочки, всем видом показывая обиду, женщины умеют это делать. Ведь просто сидит, а вот и нет, с обидой сидит. Надо срочно исправлять ситуацию.
  - Варечка, ты не представляешь, насколько я тебе благодарен!
  По поверхности, обращенной ко мне, пульсанули красные точки и погасли. В переводе, слышали мы вас, не верю, и вообще, ты меня очень обидел.
  - Ты мне реально спасла жизнь!
  Еще серия красных точек.
  - Ты большая умница, но ты сама виновата!
  Клякса крутанулась на месте, выдав зеленые и желтые всполохи.
  - Да, не спорь, виновата! Как можно было вбухать в меня столько энергии сразу, а если бы я умер, мне было бы так одиноко без тебя, а тебе без меня.
  Шар слегка сплющился и поменял цвет на глубокий темно-синий.
  - Хорошо, хорошо, не расстраивайся, я же знаю, ты хотела как лучше, давай, прыгай в коробку и побежали домой.
  Варвара прокрутилась на месте, опустилась на землю и сбросила остатки энергии, превратившись опять в небольшой серый шарик, нырнула в коробочку и замерла. Как же с вами тяжело, милые женщины. Я закрыл коробочку, подхватил мешок и поковылял к лежке Серого. Надо подождать час, другой, может и не будет никого, а если прямо сейчас уходить, можно на встречных курсах с охотниками как раз и встретиться.
  Ждать пришлось не более получаса. Вдали послышался собачий лай, а потом звук шагов немалого числа людей. Серый приподнял голову.
  - Не смей, даже не думай, мы потом их порвем на ленты, сейчас затихни, если можешь, напугай собак, чтобы они здесь не крутились.
  Через несколько минут к бывшей ловушке подтянулась целая процессия. Старшим был серьезный взрослый дядя, в блескучем камзоле и в шляпе с длинным пером, на шикарной лошади с богатым седлом и прочими цацками богатого гражданина. С ним были два телохранителя, тоже на неплохих лошадях, человек двадцать солдат пехом и еще один крендель, неопределенного возраста, в темно-синей мантии. Человек в мантии обежал место капкана раз пять, что-то говорил старшему, опять побегал, помахал руками в разные стороны. Старший резко оборвал его, что-то сказал телохранителю, они развернулись и утопали, кто на лошадях, а кто пешком. Да, собаки все это время жались к ногам солдат, скулили и никого искать не собирались.
  Мы вылезли из-под ели, два молодых волка вышли из леса, один из них подошел и положил к моим ногам метательный нож, из которого я багор делал. Вот спасибо, красавчик, я его так в дерево загнал, полдня бы потом оттуда выковыривал. Серый ткнулся мордой мне в плечо и замер.
  - Я не буду тебя ругать, тебе сегодня и так хватило, но, если ты еще раз не выполнишь мой приказ, будешь жить один. Давай договоримся так. Сейчас ты забираешь молодняк и уходишь к озеру, где мы встретились первый раз. Когда я где-нибудь осяду, ты обязательно будешь рядом (домашний питомец, блин). Или, когда мне понадобится твоя помощь, только когда очень-очень понадобится, я тебя позову, ты меня услышишь. Теперь везите меня к Машке, она там с ума сходит.
   
  Отступление
   
  - Илиниус, ищи лучше, тут где-то мой железнорык потерялся. Что ты там бормочешь?
  - Владетельный дон Омаго, я ничего не понимаю, вот здесь, вот прямо здесь я установил амулет захвата и он сработал, это абсолютно точно. Люди видели нескольких железнорыков неподалеку, ловушка была идеальной!
  - Не морочь мне голову, клоун. Железнорыка нет, амулет второго круга стоимостью сорок золотых пропал, нет его. А, может, ты его и не ставил, решил прикарманить и заставил нас всех тащиться из замка сюда, чтобы посмеяться надо мной?!
  - Влиятельный дон, влиятельный дон, что Вы такое говорите, Светозарный видит, что я говорю правду, ловушка сработала. Но снять ее может только маг второго уровня, и то не каждый, на сто миль в округе таких нет. Это точно происки темных сил, это они забрали железнорыка.
  - Закрой свой лживый рот, Илиниус. Маркел, как прибудем в замок, в темницу его, пусть подумает, как будет сорок золотых отрабатывать, ему для этого вторая жизнь понадобится. Все, возвращаемся.
  
   
  Утром, после завтрака, я задумался о дальнейшем пути. Честно говоря, уже устал от этой походной жизни, хочется поспать под крышей, не бежать никуда, постоянно оглядываясь. От места побоища мы отдалились на несколько дней пути, связать меня с теми событиями будет крайне сложно. Как быть дальше?
  Есть несколько вариантов, у всех свои плюсы и минусы, как всегда. Можно стать отшельником, залезть в лес, поставить там избушку и жить. А чем питаться, не за горами зима, если не зима, то все равно похолодание, на подножном корме не выжить, опять же язык учить нужно. В большом городе-поселке совсем плохо, там есть законная власть, стражи порядка, заметут сразу, остаток жизни проведешь в тюрьме. Оптимально прибиться в совсем небольшом поселке, или еще лучше найти хутор с минимумом людей. Хорошо, хутор ты нашел, а что хозяина хутора в тебе сможет заинтересовать, чтобы он предоставил кров, и, желательно, стол, с какой такой радости? В поле не работник, за скотиной не уборщик, как мужик ты никому не нужен, тобой сейчас самая распоследняя страшенная вдова побрезгует. Что ты можешь предложить?
  Да не так уж и мало, если разобраться. Во-первых, я инженер-строитель, в любом хозяйстве достаточно зданий и построек, которые требуют ремонта, во-вторых, я умею класть печи, а это для деревни первейшее дело и спешка там совсем не нужна, еще на руках носить будут. Глина и печи для обжига здесь есть, сам в руках гончарную кринку держал, значит и кирпич будет. И еще я умею делать бочки и кадки, что тоже надо иметь в каждом доме. Так что, не все так плохо, надо только добраться до такого хутора.
  На обеденном привале, оглянувшись вокруг, вынул из мешка штуковину, похожую на орех, которая запросто удерживала такого монстра, как мой Серый. Внимательно рассмотрел со всех сторон и даже понюхал. Что интересно, отпускаешь его и на любой поверхности орех становится строго вертикально. Нашел на боку ма-аленькую пимпочку-кнопочку, так и манит нажать на нее, так и манит. Как настоящий исследователь я просто обязан ее нажать, а параноик внутри шипит - не вздумай, вспомни "Пятый элемент", там такой же придурок, как ты, нажал на красную кнопку.
  Долго терзался, потом все же нажал, кнопочка ведь не красная. Правда, при этом зажал орех в руке намертво. Понятно, это фиксатор. На чуть-чуть приоткрыл, заглянул в щелочку, внутри холодное белое пламя беснуется, закрыл обратно. Ну, что ж, убойная штука, ничего не скажешь. Можно и как гранату кидать, и на нажим на проходе ставить. Сработала ловушка, повис противничек, тут и шинкуй его на дольки. Взвод солдат не остановит, надо быть реалистом, а двух-трех мужиков подвесит уверенно. А как эту мину снимать? Один раз получилось, значит еще раз получится, чего сейчас голову забивать.
  К вечеру дорога приблизилась к какой-то реке и так и пошла вдоль реки, то приближаясь, то немного отдаляясь. Высмотрев место поглуше, мы с Марией направились к берегу на ночевку. Быстро развел костер и поковылял по берегу набрать валежника или топляка, если попадется, ночи хоть и короткие, но дрова для костра нужны. Нагнулся за веткой и так и замер. Что за черт! Вокруг руки была видна бледно-голубая каемочка, но не такая, как защитная пленка, еле-еле видна. Вторая рука тоже в каемочке. Побежал к костру, сдирая на ходу куртку. Нет, ничего не вижу, свет костра мешает. Снял всю одежду и пошел в темень, вот Машка удивится, разделся, а купаться в лес убежал.
  Осмотрел себя всего, вот только голову не видно, зеркала нет. Везде, где я смог углядеть, присутствовала голубая кайма, а вот от бедра до колена на левой ноге кайма была оранжевой, а ниже колена красная, почти бордовая. Пошел обратно, оделся, пока комары не сожрали совсем, взял Машку, повел в лес. Осмотрел лошадь со всех сторон внимательно, красивый насыщенный синий цвет каймы, но переднее правое копыто полыхало красным. То-то мне стало казаться, что Мария прихрамывает. Срочно надо искать кузнеца, видимо там что-то с копытом или подковой, пусть разбираются.
  Анализ ситуации приводит меня только к одному выводу: тот энергетический удар, который устроила для меня клякса, даром не прошел, я стал видеть энергетический фон живого существа, причем отличая здоровое от больного. Аура, не аура, ты как хочешь это назови, главное, что вижу, совсем слабо, в темноте, но вижу. Поэтому днем ничего и не заметил. Следуя этой логике, если Варя опять шандарахнет меня большим куском энергии, то, с большой долей вероятности, я еще чего-нибудь увижу. Супер, вот только добровольно еще раз пережить такие ощущения я не готов, давайте потом как-нибудь, при случае.
  
  Гогон.
  
  С утра подъехал достаточно близко к какому-то городу, расположившемуся на небольшой возвышенности и опоясанному крепостной стеной. Не то, чтобы стена вызывала уважение, но пешком не пройдешь и запросто не залезешь. По обыкновению, стал забирать в сторону, от чужих взглядов подальше. Городок не маленький, с нашей скоростью передвижения почти полдня ушло на то, чтобы его обогнуть и отъехать подальше, все время двигался же кругалями, по проселочным дорогам.
  Впереди на обочине показалась телега, почти пустая. Подъехав ближе, я увидел здоровенного мужика, в распахнутой кожаной безрукавке. Натуральный разбойник: весь покрыт черным волосом, черная бородища и лысый череп. Разбойник размазывал по лицу текущие слезы и гладил морду лежащей на земле лошади. Лошадь, к сожалению, была мертва, не нужно быть спецом, чтобы понять это. Контраст зверской рожи мужика и текущих слез был настолько велик, что я остановился. Как бы некрасиво это со стороны не выглядело, вот тебе повод завязать общение с местным, может, информацию нужную добудешь, или еще что.
  Я сполз с Марии, подошел к мужику, опустился на колени рядом с мертвой лошадью и склонил голову. Так молча мы просидели достаточно долго, жалко мужика и лошадь, но раз беседа не клеится, надо двигаться дальше. Мужик никак не реагирует, спросить его о чем-либо не могу по техническим причинам, пора. Я поднялся на ноги, постоял еще пару секунд и хотел уходить.
  Мужик резко вскочил на ноги и ударил себя кулаком в грудь: Гогон! Значит, Гогон. Я про себя сразу прозвал его Гогой, уж сильно он походил на наших кавказцев. В ответ я приложил к груди кулак и промычал.... А как меня здесь зовут? Как звали шута не знаю и знать не хочу, дома родители назвали Игорем, значит будет Гор. Гога схватил меня за руку и минуты две бурно мне что-то рассказывал, размахивая второй рукой, грозя кулаком кому-то в стороне города, потом замолк и выжидательно уставился на меня. Аккуратно вытащив руку из его лапы, помычал и пожал плечами.
  Настрой мужика резко изменился, он опять схватил меня за руку и, прищурившись, произнес вторую речь, в которой пару раз мелькнуло слово Фрагония, или что-то около этого. Я отрицательно помычал и опять вытащил свою руку из его лапы. Потом Гога спросил меня, откуда я, опять же, без переводчика понятно. Честно махнул рукой куда-то в сторону, имея ввиду, что я не местный. Это объяснение почему-то Гогу полностью устроило, он воодушевился, схватил меня за руку и стал показывать на телегу, на свою мертвую лошадь, на Машку.
  - Да ты задолбал меня хватать!
  Я вырвался, отступил на шаг назад и положил руку на кинжал. Мужик понял, что погорячился, прижал руки к груди, быстро поклонился мне аж два раза, потом сорвал тощий кошель с пояса, вытряхнул оттуда на ладонь горстку меди и протянул ее мне.
  - Ты че, мужик, вот эта мелочь за мою гордую Марию?!
  Мое негодование было видно из космоса.
  - Слышишь, дядя, не смеши, убери свои гроши.
  Королевским жестом уничтожил саму вероятность продажи Машки. Гога бухнулся на колени, опять горячо стал мне что-то втюхивать, показывая один палец, почему-то большой. Если я в состоянии перевести эти ужимки и прыжки, он предлагает мне деньги, чтобы моя лошадь довезла телегу до его места жительства. Это меняет дело, на такой вариант я, в принципе, согласен. Подошел к мужику, поднял его с колен. Теперь я начал мычать и кривляться.
  - Значит так, мой гордый конь, - кивок в сторону Машки, - довезет эту презренную телегу до твоего дома, - тычок пальцем в грудь Гоги.
  - Денег нам не надо, - презрительная усмешка, - но я бы хотел переночевать у тебя пару-тройку дней, Го-го-н.
  Чуешь, какое счастье тебе выпало, мужик? По виду Гоги, согласен он был еще вчера. Теперь бы с Машкой договориться, а то все мои усилия ей под хвост.
  - Мария, красота моя, тема возникла. Нам предлагают посетить пансион с питанием, все включено, но надо вот эту телегу до данного пансиона дотянуть, я бы и сам, конечно, но ты же сильнее меня в десять раз, тебе же это раз плюнуть.
  Мария возмущенно фыркнула и отвернулась. Ну ни шагу вперед без уговоров, как мне это что-то напоминает!
  - Хорошо, дорогая, не будем мы вместе тянуть гнусную телегу, бросим этого красивого человека на произвол судьбы, и поедем дальше, будем ночевать в поле, романтика, но скоро твой овес закончится, настанут холода, и мы вместе с тобой замерзнем и умрем от голода. Я-то ладно, пожил уже, а вот ты, в самом расцвете... У меня уже слезы на глазах, мне так жалко, что ты, такая молодая и красивая, умрешь в ледяном зимнем поле и вороны будут клевать...
  Мария озадаченно посмотрела на меня, переступила ногами, опять обмусолила губами мое ухо и вздохнула.
  - Вот и молодец, поехали, может там и зазимуем.
  Гога ошарашенно смотрел на наши переговоры, потом суетливо потащил лошадь запрягать в телегу.
  Где-то через час неторопливого движения мы въехали во двор как бы хутора. Сказать, что вокруг было убого, ничего не сказать. По центру поляны торчала то ли избушка, то ли землянка, справа виднелись еще два полуразвалившихся строения, на этом все. Надо еще отметить, что разместилось все это хозяйство у подножия довольно приличного холма и где-то недалеко слышен был шум воды. Очень хорошо, если удастся здесь задержаться, у меня уже есть пара перспективных идей.
  Н-да, даже при самых пессимистических прогнозах предполагалось что-то лучшее. Внутри землянки находился топчан с кучей тряпок, стол, табурет и все. И все! Небольшое оконце без рамы и стекла, в углу открытый очаг и дыра в крыше над ним. В одной пристройке стоял гончарный круг и пародия на печь для обжига керамики, вторую пристройку делили пустой курятник и сенник. Гога, в любой нашей деревне ты был бы последним замухрышкой с таким хозяйством.
  Машку определили на постой в сенник, и я там же ночевать буду, Гога, конечно, сразу предложил мне ночевать на топчане в землянке, но на этот топчан смотреть страшно, не то что спать на нем. Надо сразу определяться с дальнейшими действиями, это похоже на то, что мне нужно. Достаточно далеко от города, но, в случае необходимости, можно и доехать, соответственно можно будет купить продукты. Около города обязательно должна быть кузня, мне много чего нужно, надо будет ознакомиться с ассортиментом, Машке обязательно все копыта посмотреть и подковать заново.
  Так, и Гогона построить, объяснить диспозицию, мужик здоровый, будет подсобным рабочим, а я возьму на себя пропитание нашей команды. Деньги есть, до весны хватит точно, а там видно будет. Пойду, расскажу Гоге, как он дальше жить будет.
  Гога стоял около телеги и задумчиво глядел в сторону уходящего солнца. Ценитель прекрасного, блин. Услышав мои шаги, Гога подобрался и изобразил готовность бежать, куда прикажут. Дальше началось художественное творчество, а как еще прикажете общаться с другими немому человеку без знания местного языка? Нарисовал прутиком на земле одного человечка, затем второго, побольше, и заключил их в кружок, мы с ним вместе. Гога усиленно закивал головой. Гут. Потом нарисовал у большого человечка длинный язык, показал на себя, обвел рукой вокруг, показал в сторону города, затем вынул кинжал из ножен, поднес поближе к лицу Гоги и резко полоснул по воздуху. Слегка перестарался. Гога отшатнулся, упал на задницу, зажал двумя руками рот и крепко зажмурился. Может, конечно, он подумал, что я заранее хочу ему язык отрезать, так пока не надо, это крайняя мера.
  - Ладно, мужик, не трусись, хватит сидеть, пошли ужин готовить, - слегка пнул его по ноге и пошел в землянку.
  Ужин в итоге готовили на улице, потому что в землянке от костра было не продохнуть, никакая дыра в крыше не помогала. В телеге оказались два мешка, которые Гога затащил в землянку. Когда он их развязал, я не знал, смеяться или плакать. Смеяться, потому что старый анекдот вспомнил, а плакать - в мешках была то ли репа, то ли брюква, короче то, что свиньям заваривают. Поэтому доедали остатки моих припасов, а кость от копченого мяса Гога зачистил не хуже собаки.
  После ужина разошлись спать. Вот оно счастье, спать спокойно, под крышей, сено мягкое, Машка где-то рядом тихонько фыркает. Правда крыша вся дырявая, вон, звезды видно, ну, это мы поправим. Перед тем, как заснуть, вынул из мешка ювелирные украшения и золотые монеты, тихонько обошел сенник, кинжалом наощупь выкопал ямку, все туда уложил и обратно присыпал. С утра надо посмотреть, прикрыть травой что ли, сейчас ничего совсем не видать.
  На утро остались только засохший хлеб и небольшой кусок сыра, правда Гога заварил в небольшом котелке какую-то траву вместо чая, напиток оказался очень неплохим, бодрящим. Не кока случаем? Напарник мой оказался очень неплохим художником, теперь понятно, почему все остальное в таком состоянии.
  Прутиком на земле нарисовал монетку и вопросительно уставился на меня.
  - Это ты чего, крендель, удумал? Сколько у меня денег? Так я тебе и ответил, красавчик, разбежался.
  Вместо этого грозно нахмурился как мог, и опять взялся за кинжал. Гога затряс головой и руками, потом метнулся в землянку, принес свой кошель, высыпал все на землю и стал разномерную медь складывать в кучки, смешно шевеля губами при этом. У него получилось несколько кучек, потом он пририсовал к ним еще четыре черточки, обвел все кружком и рядом нарисовал очень достоверно монету, в которой я узнал серебряную денежку. После этого он нарисовал рядом еще четыре кружка и показал мне на ухо.
  Дались вам всем мои уши, Машка мусолила, Серый обнюхивал, нормально я слышу. Гога еще раз показал на мое ухо, потом себе на рот, потом на мое ухо и изобразил бурную радость. Помните, наверное, была такая игра, в которой надо было объяснить партнеру по команде любой термин, не пользуясь словами. Один в один. Похоже, он про переводчик говорит. Что ж, вполне возможно, с их магическими игрушками. А если свалит с денежками? Не должен, если это его дом, то куда ему еще идти, да и деньги не огромные, чтобы новую жизнь начинать.
  Еще утром при свете я пересчитал серебро, 65 монет, медь - Бог с ней, и сбегал за сенник, лишнюю землю ногами раскидал и травой все прикрыл. Отсчитал Гоге пять серебрушек, медленно и с достоинством выуживая их по одной из кошеля, достал еще меди и показал, что надо купить продукты, иначе жрать нечего. Гога мою медь отверг, побренчал в кошеле своими монетками, зажал кошель в руке, он там и сгинул, кстати. И рванул, как на пятьсот, причем в сторону от города.
  Пока партнер где-то бегал, пошел осматривать хозяйство, с чего начинать слияние города и деревни. В первую очередь пошел в мастерскую, будем эту халабуду так называть. Да, жалкое зрелище, если это печь для обжига, то я Папа римский, и гончарный круг не выдерживает никакой критики. Похоже, хозяин не слишком умелый мастер, обычно хорошие мастера пользуются спросом и живут небедно. Самое главное, печь, хоть такая, есть, найдем глину, будет нам кирпич, а с кирпичом мы весь мир завоюем, хотя зачем мне весь мир. Не поленился, доковылял до ручья по натоптанной Гогой тропинке. Хороший ручей, не дикий горный, но с хорошим перепадом, сильно нам он пригодится. И берега не сплошной камень, вон, похоже, и глина проглядывает. Вот здесь Гога нам бассейн выроет, а глина в дело пойдет. Кстати, он же на свои гончарные изыски глину тоже где-то берет.
  Делать больше нечего, пока Гоги нет, пошел на сеновал, да и заснул. Проснулся от того, что Машка зафыркала, смотрю, Гогон стоит, улыбается во всю свою харю бородатую и протягивает мне серебристое колечко небольшое незамкнутое. Взял в руки, осмотрел, кольцо как кольцо, без всяких символов. И что с ним делать, куда его цеплять, надеюсь не в нос.
  Гога вызвался помочь, разжал кольцо пристроил к мочке правого уха и как сожмет!
  - Бля, бля, бля, как больно, ты что творишь, урод, завалю, как поросенка!
  - Господин мастер-дон, не ругайтесь, Светозарный свидетель, по-другому никак!
  Даже радость от того, что я его понимаю, меркла от боли в ухе. Минут через пять боль отпустила и желание прибить бородатого придурка притихло. Говорить я не могу по-прежнему, но разузнать об этом мире постараюсь.
  Махнул рукой, иди сюда, не бойся. Зашли в мастерскую, я показал ему на печь для обжига и сильно скривился. Гогон вздохнул, присел у гончарного круга и по его лицу потекли слезы.
  - Ты что такой плаксивый, мужик, ты как дожил до своих лет?
  Я уверен, в этом мире плаксы долго не живут, здесь волком надо быть, самому грызть, иначе схарчат и не вспомнят. Гога вытер слезы и рассказал свою историю. Миры разные, а все одно и то же.
  Жили два брата, отец оставил неплохой дом, гончарную мастерскую, старший брат Гурам пошел по стопам отца, перенял ремесло, младшего баловали, насколько возможно. У Гоги был, дар, дар художника, рисовал что угодно и везде, куда руки доставали. Брат иногда покупал младшему дорогущие листы бумаги и краски, это было счастье. Два года назад Гурам женился на красивой девице, Елане, стали жить втроем, уже поговаривали о планах на прибавление семейства, когда год назад старшего брата убили.
  Убили люди начальника стражи владельца города дон-синьора Умартана, Елану забрали, дом разграбили и сожгли. Гога в этот день отвозил готовую продукцию в лавку в городе, поэтому остался жив. Пытался пробиться с жалобой к дон-синьору, но его избили и посоветовали исчезнуть. Собрав, что осталось ценного на пепелище, Гога поехал в эту землянку, здесь жил старый дед-бобыль, потом он умер, а на это место так никто и не позарился. Кое-как собрал печь, собрал гончарный круг, но руки оказались неприспособленными для работы с глиной, посуда получается корявой, берут ее за гроши. Лавочник как узнал, что старшего убили, так деньги за прошлый товар не отдал, две медяшки кинул, как собаке.
   А в последний раз, когда был в городе, трактирщик, у которого он заказал тарелку супа, предложил продать ему лошадь, верного друга Гнедка, причем за треть цены. Бог с ней с ценой, но он совсем не собирался продавать свою лошадь. Трактирщик отстал, а когда уже выехали за город, Гнедок вдруг зашатался, упал и умер.
  По лицу Гоги опять потекли слезы, было больно смотреть на этого взрослого мужика, которого местные веселые ребята почти сломали. Хотя, какой он мужик, если эту страшенную бороду убрать да помыть хорошенько, просто взрослый парень. Я похлопал Гогу по руке, ничего, силенок подкопим, а там посмотрим, кто будет последним веселиться.
  Парень встрепенулся и продолжил, что недавно сюда приезжал тот самый начальник стражи Изелай, насмехался, предлагал пойти в домашнюю прислугу, но он туда никогда не пойдет, лучше здесь умрет с голоду. А лошади в этом мире стоят очень дорого, их могут купить только зажиточные люди, хорошая лошадь может стоить целый золотой, Гога аж глаза закатил. А где теперь он лошадь возьмет, Гнедок то ему от брата остался, хотя сейчас ему уже лошадь и не нужна, жизнь заканчивается. Я опять похлопал его по руке. - Не горюй, все будет хорошо.
Оценка: 7.61*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"