Смирнов Владимир Васильевич: другие произведения.

Беседы без Мити

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Б Е С Е Д Ы Б Е З М И Т И
  
  Женщина 45 лет и дочь 19-ти
  
  1
  Дочь входит
  
  Дочь: - Ма-а...
  Мать: - М?..
  - (Садится, плюхается). Хочу есть.
  - Иди, разогрей. Всё готово.
  - Что готово?
  - Овощное рагу с шашлыком.
  - (Капризно) М?!.
  - Что?
  - (Мечтательно) Ма... А я хочу суп из акульих плавничков.
  - (Усмехается) Хм.
  - Что? Ну, что, ма? Ну, хочу.
  - Митя говорит, что женщинам вредно есть суп из акульих плавничков.
  - Почему это?
  - Потому что потом захочется орешков из алмазов. А это вредно для зубов. У женщины должны быть зубы в порядке.
  - М-м... А-а... А у мужчины?
  - Беззубый мужчина может жениться. А беззубая женщина выйти замуж - нет.
  - М. Опять дискриминация.
  - Хм. Но это действительно так.
  - А почему?
  - Потому что у мужчины главное не зубы.
  - А у женщины?
  - А у женщины - зубы.
  - Почему?
  - Чтобы можно было грызть мужчину.
  - А-а... М-м... Какая ты умная.
  - Не я. Митя.
  - А с чего он вдруг про зубы?
  - А ему год назад два зуба вырвали. Это я его отвела. Ну, и посмеялась над ним.
  - Понятно. А куда он, кстати, делся? Давно уже.
  - Не давно. Всего неделю.
  - М. А мне показалось - месяц.
  - Месяц? Это подозрительно.
  - Что тебе подозрительно?
  - Смещение, потеря чувства времени - один из признаков...
  - Чего?
  - Любви.
  - Хм-хм-хм. Мам.
  - Что?
  - Ну, конечно, я его люблю.
  - Хм. Когда любят, говорят об этом по-другому.
  - Я его люблю, потому что он тебя любит. (Короткая пауза). И меня.
  - М-м. Какие мы с тобой любимые.
  - И не говори, мам.
  - (С усмешкой) За что такое счастье?
  - Ну, тебе-то - понятно, за что.
  - Да-а? И за что же?
  - За то, что когда ушёл отец...папа...папочка...ты не водила мужиков, мы всё время были вместе, - ты всё время была со мной...и поэтому...странно, если бы вдруг он не появился.
  - (Жмёт плечами). Мог быть другой.
  - (Удивлённо) Другой? (Серьёзно, приподнимается) Мамочка, а ты представляешь себя с другим?
  - (Задумывается. Качает головой) Нет. Ты знаешь, нет.
  - Вот так-то, мамочка. Какая ты ещё маленькая.
  - Хм. А ты - большая?
  - Во всяком случае, я знаю, что без Мити...было бы всё по-другому. А может быть, и ничего не было бы.
  -...Я думаю, было бы.
  - А, ты про того хрена?
  - Дочь!
  - Ну, не хрена, ну, придурка.
  - Ну, почему - придурка?
  - Да потому что он дождаться не мог, когда ты меня спать уложишь.
  - Ну, это...нормально.
  - Нормально?! Мамочка, очнись!
  - Ты ещё многого не понимаешь, дочь.
  - Я понимаю. Я понимаю, мама. Больше тебя. Поэтому меня муж не бросит.
  - Ты уверена?
  - Да. Мой муж меня не бросит.
  - Кстати, я сама его выгнала.
  - А я своего мужа не выгоню.
  - Ты так уверена в нём?
  - Я так уверена в себе.
  - М-м-м... Что, уже есть претендент?
  - (Жмёт плечами, короткая пауза). Всё - не то.
  - Вот как. Когда всё не то, это подозрительно.
  - Нет, мама. Ты думаешь, это во мне что-то не так?
  - (Кивает) У-гу.
  - В том-то всё и дело, что так. И ты знаешь, когда во мне всё стало так?
  - Когда?
  - Когда ты привела Митю.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Шаблон, образец, макет. Так что - спасибо, тебе, мамочка, вот такусенькое, вот такое, вот такоеще спасибо. (Подходит к ней, обнимает за шею, прижимается). Я так тебя люблю за это.
  - Задушишь.
  - (Отпускает её).
  - (С намёком) Может быть, меня есть ещё за что любить?
  - За что?
  - А ты иди попробуй овощное рагу с шашлыком.
  - (Снова обнимает). Иду, мамочка. (Останавливается в дверях) А почему нет Мити?
  - Какие-то заморочки у него на работе.
  - (Пауза). Ты веришь в это?
  - (Пауза. Насторожённо) Ты о чём?
  - (Одёргивает себя, встряхивает головой). О, Господи. Прости, мам. Просто...всегда, где у мужчин начинаются заморочки на работе...в фильмах, сериалах, в спектаклях, в книгах... Я дура. (Смотрит на мать) Ну, прости, мам. Ну, пошла на поводу у поп-культуры. Ну, мэйн-стрим. (Пауза). Ну, ма-ам?
  - (Смеётся). Ладно, дурочка, иди.
  - (Заискивающе) Мам...
  - Что?
  - А ведь хорошо, что Мити долго нет?
  - Почему?
  - Потому что он придёт и...(с восторгом) и-и-и-и-и!..
  -...Хм. Дурочка.
  - (Смотрит на неё с улыбкой).
  - (Смотрит на неё). Ну, да. Да!
  - (Смотрит на неё).
  - Да, я его жду. Если тебя это интересует. Хотя не должно бы.
  - Вот теперь я могу спокойно идти есть.
  - Да?
  - Да. Потому что знаю, что у нас всё нормально.
  - А что было ненормально?
  - Его не было, а ты...ты так спокойна...
  - Что же мне, на стену лезть?
  - Ну, не на стену...
  - А больше некуда, дочь. И незачем.
  - (Опускает голову в кивке) Согласна.
  - Как говорит Митя: согласие - прекрасный повод помолчать. Согласна?
  - (Кивает).
  - На кухню!
  - (Берёт под козырёк, чётко, по-военному, поворачивается, уходит).
  - (Некоторое время думает о чём-то, потом поднимает голову) Катя!
  - (Появляется). Что, мам?
  - А он тебе когда звонил в последний раз...ну, за эту неделю?
  - Никогда. А что?
  - Хм (жмёт плечами), ничего. Значит, заморочки у них действительно большие.
  - Да, действительно, странно. А я ему сейчас позвоню.
  - А раньше не могла догадаться, дочь?
  - Мам! Ну, всегда он звонил...
  - Ладно. Иди ешь. И позвони ему.
  - О"кей. Чмок-чмок-чмок (в воздух. Уходит).
  - (Вздыхает. С улыбкой) Митя.
  
  
  2
  Прошло два дня. Суббота. Входит мать
  
  - Дочь, подъём.
  - М?.. М-м...
  - (Трясёт её за плечо) Подъ-ём.
  - (Садится в постели. Сонно) Что случилось?
  - Ничего. Просто подъём.
  - Вот так всегда. Как только начинается самое интересное - сразу "подъём".
  - Что там интересное у тебя началось?
  - Митя приснился.
  - И что он тебе сказал?
  - Хотел сказать.
  - И что хотел сказать?
  - Не знаю. Что-то очень хорошее. И тут - подъём.
  - Хм. Мне он сегодня тоже снился.
  - И что сказал?
  - Сказал: пора.
  - Что - пора?
  - Откуда я знаю?
  - А потом?
  - А потом - я проснулась...в три ночи.
  - (Трясёт головой) Зачем?
  - Откуда я знаю? И всю ночь не спала.
  - Почему?
  - Да не знаю. Всё думала: что это - пора?
  - (Вздыхает). Глупая ты, мам. Взяла бы да позвонила ему. И спала бы спокойно дальше.
  - Позвонила? В три ночи?
  - Он бы не обиделся. Звонила же ты ему полтретьего? А чем три хуже?
  - Ну, тогда было другое дело. Я за тебя испугалась. Думала, ты умрёшь.
  - Мам, ну, чем бы он мог помочь? Ты ведь вызвала "скорую"?
  - Да.
  - Он же ничем не помог. Да и не мог.
  - (Делает неопределённое движение головой). Я думала, что поможет.
  - Ну, чем? чем?
  - Во всяком случае, когда я позвонила ему, мне стало легче. Понимаешь?
  - Понимаю. Мне самой стало тогда легче, когда ты плакала ему: что делать? что делать? что делать? Да, мне стало легче. Но это всё лирика. Ведь "скорая" уже ехала?
  - Да.
  - Ехала. А поэтому... (Пауза).
  - Что - поэтому?
  - Да нет, мам, всё правильно. Не знаю. (Молчит. Капризно) Ну, почему его так долго нет? Я же чувствую.
  - Что ты чувствуешь?
  - (Пауза. Делает неопределённое движение головой). Что его нет. Что всё не так. Что там у него на работе?
  - На полигоне завалили испытания. Теперь они без выходных, с утра до ночи...вычисляют, что там произошло.
  - Господи, зачем им это нужно?
  - Начальство требует.
  - Мама, мамочка... Ну, зачем ему начальство? Ведь есть же ты.
  - Да, есть я. Двух генералов уже сняли.
  - Да чёрт с ними. Не пропадут. Воры сейчас везде нужны.
  - О чём ты? Господи...
  - (Ещё обалдевшая после сна) Да ни о чём. Просто денег - море. Воров не хватает. А они - все эти инженеры, мэнээсы, кандидаты нужны только чтобы каждый день, с утра до вечера, не покладая рук, носить мешки с деньгами своим генералам, директорам, президентам... А тут - (короткая пауза) ты. (Пауза). И я. Всё вообще неправильно. Женщина не должна быть сырой.
  - (Удивлённо, вскинув брови, со смехом) Что-о-о?!.
  - Ну, мам. Ну, ведь мы взрослые люди...
  - Некоторые, кажется, чересчур взрослые.
  - (Кивает) М. А когда мне было пятнадцать, я ждала, когда ты погасишь свет, тихонько вставала и на цыпочках шла к вам. Открывала дверь и слушала.
  - (Для неё это неожиданность, не знает, как реагировать) Катя...дочь...
  - Что - дочь? Если бы была сын, делала бы то же самое. (Думает). Хотя - нет. Если бы была сын, не делала бы. Хотя... если бы я была сын, а ты - мой отец, а Митя - твоя женщина, то делала бы то же самое.
  - Угу. Ну?
  - Что - ну?
  - И многому ты научилась?
  - Да.
  - Чему, например?
  - Чему? Например, тому, что бывает, что мужчина устаёт за день, и это, оказывается, не сказки.
  - Угу. Чему ещё?
  - Ещё? Ещё тому, что мужчина не говорит: я устал. Мужчина.
  - Ага. Ты и это изучила.
  - Ну, мам, ну, ты ведь всегда сама ему говорила: "Ты устал. Спи". А что он при этом иногда тебя не слушался...это я тоже понимаю.
  - Что ты понимаешь?
  - Что мужчина не может быть эгоистом. И чтобы доказать это...
  - Хм. Дурочка. Ты думаешь, он доказывал?
  - А что, нет?
  -...Скажи, он тебе когда-нибудь что-нибудь доказывал?
  - (Думает). Нет.
  - Запомни: мужчина никогда никому ничего не доказывает, просто остаётся мужчиной.
  - Хорошо. Запомнила. (Выдыхает резко). Ну, кажется, проснулась. Так. Так по какому поводу подъём?
  - Сейчас ты встанешь, позавтракаешь и поедешь к нему на работу.
  - Зачем?
  - Сегодня же суббота. Столовая у них не работает. Ты отвезёшь ему.
  - Что отвезу?
  - Тушёные кабачки, тушёное мясо, салат, майонез, горчицу... так...что ещё?..
  - А почему ты сама не отвезёшь?
  - Хм. (Стараясь быть убедительной) Понимаешь...если я приеду...он подумает...что...ну, словом, что я его проверяю...
  - Подожди...подожди. А ты, значит, его не проверяешь?
  - Понимаешь... Ты сама всё это приготовила...и сама решила. Вот.
  - А ты, значит, его не проверяешь?
  - (Молчит. Ей стыдно, но она решила стоять на своём).
  - Мама! Очнись! Это же Митя. Понимаешь? Митя.
  - В том-то и дело, дочь, что это Митя.
  - Что ты имеешь ввиду?
  - Ты знаешь, как мы с ним познакомились?
  - Нет.
  - Ты была в пионерлагере, а мы с Наташей...с Викторовной... отправились на две недели в дом отдыха. Она тогда была...в поиске, как она выражается.
  - А ты?
  - Я? Она одна не хотела, попросила поехать с ней.
  - Ну?
  - В первый день она осматривалась, а потом, через день, за обедом толкнула меня и сказала: вот он, свободный элемент. Он за столиком сидел. С каким-то старичком. Два места были свободны. Ну, мы взяли свои подносы и подсели.
  - И что дальше?
  - Наташа стала что-то там говорить, я не вдавалась, мне было неловко...старичок хихикал...
  - М. А он?
  - А он молчал и слушал. (Замолкает).
  - Ну? А дальше?
  - А дальше Викторовна вдруг замолчала. И он сказал, ответил ей на какой-то там намёк (у нас, женщин, вообще намёков много, больше даже, чем чем есть поводов в этом мире для намёков): "Я женат". И я вдруг очнулась. И мне стало так легко, что всё закончилось.
  - Ну?
  - Ну, Викторовна и говорит: "Да, не везёт мне с мужиками". Хм (Улыбается), а он ей отвечает: "А с мужиками никому не везёт. Везёт только с мужчинами". Хм, Наталью взяло за живое, она сказала: "Да? Вы такой умный? Тогда скажите, почему мне не везёт с мужчинами?" (Пауза).
  - И что он ответил?
  - Что ответил? - "Наверное, потому что вы соглашаетесь на мужиков".
  - А она?
  - А она думала, что уничтожит его. Она спросила, ехидно так: "Чем же мужчины отличаются от мужиков?" А он ответил: "Мужчины не просятся в дом на третий день, не делают намёков, а если их и пригласят, не лезут под юбку". Хм-хм-хм...
  - Что ты смеёшься?
  - Точь-в-точь Наташкина история. Да её нельзя винить. Женщина после 35 в каждом, кто познакомится с ней в метро или на улице, видит шанс - и уже сама не хочет его упустить, думая: а что, если это - тот самый? и что если не уступить ему, он исчезнет...этот шанс...и снова - пустота...а на вид мужик ничего. Да. Что, если это тот самый? А мелочи - ну, у кого их нет, мелочей?
  - Так. А она что?
  - Смерила его взглядом, презрительно так, и говорит мне: "Оля, мы, кажется, ошиблись. Здесь нет мужчин", - а смотрит на него, презрительно так же.
  - А дальше?
  - А мне стыдно.
  - Ну? А дальше?
  - А дальше... На следующий день она нашла себе...пару. И обедала уже с ним. А он сел за мой столик через два дня и сказал: "Это ваша подруга?" И мне снова стало стыдно, и я... пожала плечами. И он сразу всё понял. И сказал: "Меня зовут Дима. Здесь не с кем поговорить. Все либо озабочены, либо наблюдают. Давайте пройдёмся после завтрака по лесу?"
  - ?..
  - А я, дура, ляпнула: "Зачем?"
  - А он?
  - А он сказал: "Если не хотите, я не буду настаивать. Но если вам хотя бы всё равно..." И я ответила: "Давайте".
  - А потом?
  - А через неделю... (Делает жест). Нет, ты не подумай, что он. Я. А может...и он. Он уезжал на следующий день...ну, и я...как женщина после 35...
  - И так он появился у нас?
  - Нет.
  - Что? Ещё что-то?
  - Он взял мой телефон. И не звонил полгода.
  - Почему?
  - А потом позвонил и сказал: "Это я, Дима. Дом отдыха. Помните?"
  - Чего он ждал? У него кто-то был?
  - Не знаю. Он мне объяснил. Он думал, кто-то есть у меня. И если есть, то я, как обычная самка, буду оскорблена тем, что он пропал, и скажу ему: "Не нуждаюсь".
  -...Мама. Митя, конечно, очень умный. Но...ведь ты ему понравилась, тогда, и он должен был бояться...нет, не так, - не хотеть тебя упустить.
  - Дурочка. Ну, зачем ему нужна самка? Нет.
  - Вот, значит, как всё было... Мам...я съезжу к нему на работу. Давай, заворачивай всё, пакуй... Мам, я люблю тебя.
  
  3
  Тот же день. После обеда. Ольга - на кухне, ждёт. Слышит, как открывается входная дверь. Она почти бежит к входу. Входит Катя. На ней нет лица, руки - плетьми, в правой руке - сумка
  
  Ольга: - (Всё понимает).
  
  Стоят, молча смотрят друг на друга
  
  Катя: - Вот так, мамочка.
  - (Кивает). Раздевайся. Давай (протягивает руку, Катя отдаёт ей сумку). Раздевайся. (Медленно уходит на кухню).
  - (Снимает пальто, сапоги, надевает тапки, тоже идёт на кухню, садится).
  - (Долгая пауза. Сидят) Расскажи.
  - Проходная закрыта. Я позвонила ему по мобильнику, сказала, что "я внизу. Привезла обед".
  - И что?
  - А он сказал: "Не надо тебе вмешиваться, Катя. Езжай домой. Меня здесь нет". А я сказала: "А где ты? На испытаниях?" А он молчал. А я сказала: "Митя, это может оказаться не моя мама, купи презервативы", - и разъединила. Вот и всё.
  - (Повторяет) Вот и всё.
  - Он звонил. Я отключила телефон.
  - (Кивает). Да, знаю. Я звонила.
  - Мама... Ты не хочешь ему всё сказать?
  - (Думает. После паузы) Нет, дочь.
  - Почему?
  - Почему? Потому что всё было хорошо. И единственное, что я могу ему сказать, это - спасибо. Я могу сказать только: спасибо, - но я не хочу его унижать, так что и этого не скажу.
  - (После паузы) Я тебя прошу, мама. Позвони ему и скажи: "Спасибо".
  - (Качает головой). Я не хочу его унижать.
  - Но он же...просто... (Замолкает).
  - Кто?
  - Не знаю. Он не мог так поступить.
  - Много ты понимаешь.
  - А я не хочу понимать. Он не мог - и всё. Не мог!
  - Зачем же ты выключила телефон?
  - Не знаю. Потому что я люблю тебя. Я была готова за тебя... вот и выключила. (Пауза). И он тебе не звонил?
  - Нет.
  - Он должен был позвонить. Сказать.
  - Что сказать?
  - Что у него...всё в порядке.
  - (Жмёт плечами). Значит, у него там не всё в порядке.
  - Понимаю. Понимаю, мама. Если там у него не всё в порядке, если там не получится, то он...вернётся. Да?
  - Нет.
  - Да, мама. Да.
  - Нет, дочь. Не вернётся. Я его не пущу. И он это знает.
  - Мама...
  - Что?
  - Ведь он должен был сказать: "Я ухожу". Почему он этого не сказал? Почему они все врут? И все - врут про работу?
  - Потому что у мужчины работа на первом месте, и женщины это знают. Вот поэтому.
  - Но он же... Он же был с нами пять лет. Он же дарил тебе цветы. Он же водил нас в кино. Он же ходил в школу - и бил морду физруку, мне после этого все учителя боялись поставить даже четвёрку. (Плачет) Мама...я не могу...
  - Я тоже не могу, дочь. Но надо.
  - Да, надо. (Долгая пауза. Плачет. Вытирает слёзы). Надо. А что - надо? Что - надо, мама?
  - Надо привыкать.
  - К чему привыкать, мама? К тому, что он - подлец? (Взвешивает, пробует на вкус) Он - подлец. (Пауза). Подлец. (Пауза). Нет, мама, к этому нельзя привыкнуть. Нельзя. Нельзя,
  мама.
  - (Кивает). Да.
  - Привыкнуть жить без него - можно. А к тому, что он - подлец, нельзя.
  - Ну, что ж. Выберем лёгкий путь. Будем привыкать "без него". Без него. Без него. Я не хочу, чтобы ты работала. А денег нам не хватит на твою учёбу. Что же делать?
  - А я уже работаю, мама. И не учусь.
  - Не учишься? Почему?
  - Потому что работаю.
  - Работаешь? Где?
  - В ювелирном салоне.
  - Что? В каком салоне?
  - В ювелирном.
  - Зачем?
  - Интересно.
  - Но...там же...эти...
  - Кто - эти?
  - Престарелые...
  - Ну? Кто?
  - И не только престарелые. Самцы. И ты...уже...
  - Успокойся, мама. Я фэйсом не вышла. И диссертация у меня легковата. Бизнес. Ничего личного.
  - А что ты там делаешь?
  - Помогаю их манекенам...или манекенщицам...или жёнам...- их не разберёшь, кто, - драгоценности выбирать.
  - Но...в этом надо понимать...
  - А я понимаю.
  - Откуда?
  - (Грустно улыбается) Митя научил.
  - Как - научил? Он - что, специалист? Почему я не знаю?
  - Нет, мама, он не специалист. Сейчас все - специалисты, а он - не все.
  - Я не понимаю.
  - Он в прошлом году водил меня на выставку: "Искусство Меровингов". Там и научил.
  - Как (Не понимает)?
  - Как? Мы ходили с ним. Я думала: простые безделушки, интересные, конечно, но - так, посмотреть, от нечего делать, культурный поход, провести время, в общем.
  - Ну?
  - А он стоял возле некоторых вещей по три минуты, по пять... Я уже успела два раза всё обойти, надоело всё это уже, а он стоит возле каких-то серег, такие длинные синие камни, стоит и смотрит. Мне надоело, я подошла к нему и дёрнула за локоть, а он кивнул и сказал: "Ещё десять минут". Ну, я отошла, а он всё стоит и смотрит на эти серьги. Мне уже невмочь стало, я подошла и говорю: "Что, нравятся?" А он сказал: "Я не понимаю". "Чего не понимаешь?" А он говорит: "Этой работы". "А что тут понимать?" Вот он тогда меня и научил. "Понимаешь, - говорит, - если хочешь понять вещь - вот, например, эти серьги, или вот эту пряжку, - представь, что это ты её сделал, эту вещь, и тогда ты поймёшь, почувствуешь, для чего ты её сделал и для кого. Понимаешь меня?" И я вдруг поняла. Ведь это так просто. Правда, мама? Как будто озарение. И я стояла рядом с ним и смотрела на эти серьги. И я действительно представила, что это я их сделала, я - тот мастер, и было так, что я действительно их сделала. И - (Смеётся) я поняла, для кого и для чего я их сделала. Мне их заказала любовница короля... или герцога...- неважно, кто там у них был, - для его жены. Чтобы они, такие дорогие, такие красивые, такие...гламурные... пришли к ней, через него, и чтобы она их надела, и они уродовали её. Понимаешь, мама? Я всё это поняла.
  - (Выдыхает) Ф-фу...
  - И я ему сказала. Кто, для кого и для чего.
  - А он? Он не понял?
  - Он же мужчина, мама. А я женщина. Ха-ха-ха! Он так и сказал мне: "Да, теперь я вижу, - сказал. И добавил, - Всё-таки вы, женщины, удивительные подлецы иногда". Мама! Как я была счастлива в этот день! Я не отпускала его, и мы провели там ещё час. Но теперь уже я смотрела.
  - А он?
  - А он мне не мешал. А когда мы пошли домой, к метро, я впервые взяла его под руку. Так здорово.
  - Да, здорово. И ты...ты теперь работаешь?
  - Да.
  - И справляешься?
  - Без меня не обходится ни одно серьёзное дело.
  - Серьёзное? Что значит - серьёзное?
  - Которые мне поручает хозяйка, в которых она заинтересована, чтобы держать марку.
  - И что, ты прямо так сразу и...прорвалась?
  - Нет. Просто меня решили попробовать. И зашла однажды одна...дамочка лет 25. А я как раз была свободна. Ей её муж, не муж (потом оказалось, что не муж) дал денег, чтобы она купила колье, брошь и кольцо для какого-то там приёма, не из дорогих. Ну, я и подобрала - специально для неё. Только кольца нужного не оказалось. Она пожаловалась хозяйке, говорила, и то хорошее, и то. Та стала разбираться со мной, а я ей ответила, что это не то. Хозяйка сказала: "Ладно, детка, пойдём". И повела нас в комнату, там вход из её кабинета. В этой комнате ещё погремушки. И я кольцо выбрала. А хозяйка мне сказала: "Если окажется не то, ты уволена, и без денег".
  - И что?
  - В общем, этот немуж сводил её на этот приём...
  - Ну?
  - А потом всю ночь "виагру" жрал.
  
  Смеются. Долго, но тонко
  
  - Так ты теперь - знаменитость?
  - В узких кругах, мама.
  - (Спокойно. Уже - спокойно) Хм. И это всё - Митя?
  - (Кивает).
  - Вот что, Катя... (Замолкает).
  - Да, мама, сейчас. (Включает телефон. Он тут же звонит. Нажимает на кнопку). Да, Митя... Ты завтра приедешь? (Смотрит на мать, та шепчет: "Зачем?"). Зачем?.. Хочешь поговорить с мамой? Она рядом, дать ей трубку?.. Не хочешь по телефону?.. В лицо?.. Да, понимаю... Хорошо. (Неожиданно даже для себя, порывом) Митя... Митя, милый, скажи: у тебя - другая?.. Не знаешь? Как - не знаешь? Ты был с ней в постели?.. Нет? Значит, ты ей...она тебе небезразлична?.. Да?.. Хорошо, Митя, мы тебя ждём. Постой. Постой. Подожди. Это важно. Митя, ведь ты - не подлец? Ведь - нет?.. Нет. (Всхлипывает). Мы ждём тебя, Митя... Пока. (Нажимает отбой). Вот и всё, мама. Он не знает, есть ли у него другая. В постели он с ней не был. Он не подлец. Вот и всё.
  - (Кладёт голову на руки). Господи... Что же происходит?
  - Завтра узнаем, мама.
  -...Завтра...
  - (Вдруг) Мама... Скажи... А не может быть ошибки?
  - Какой ошибки?
  - Может, у тебя кто-то есть?
  - Ты что, дочь?
  - Ну, я не знаю. Я не так сказала. Может, он тебя с кем-то видел где-то... Или что-то в этом роде?
  - Нет.
  - Жаль. Тогда всё было бы ясно. (Пауза). ...Завтра...
  
  Молчат
  
  - Дочь.
  - Что?
  - Разбери сумку.
  - Хорошо.
  - Голова болит. Пойду прилягу. (Встаёт, гладит Катю по голове, уходит).
  - Как будто у меня голова не болит.
  
  4
  На кухне. Ольга одна. Входит Катя
  
  - Ты уже всё убрала на столе...
  - (Вздыхает). Он придёт не есть.
  
  Молчат
  
  Катя: - Ты боишься?
  - (Жмёт плечами). Да.
  - (После паузы) А ты знаешь, мам, я не знаю, что будет. (Пауза). Знаешь, когда он придёт, ты уж сама с ним. Ведь он тебе хотел сказать. (Пауза). Нет, мам, так не пойдёт. Я хочу знать.
  -...Я тебе всё расскажу.
  - Я боюсь, мама, что ты не сможешь.
  - Чего я не смогу?
  - (Открывает рот...закрывает. Неопределённое движение бровями и головой) Не знаю. А во сколько, он сказал, он придёт?
  - Ты же с ним разговаривала. И он не сказал.
  - Да, сказал, что сегодня. Уже одиннадцать.
  - Дочь...по-моему, ты на взводе.
  - А ты как хочешь?
  - (После паузы) Катя... Он уходит от меня. И...
  - (Обрывает) Почему - уходит? Сразу - уходит... Он сказал, что есть другая женщина, и у него с ней ничего не было. Вот и всё. Он не сказал, что уходит. (Короткая пауза. Убедительно:) Влюблён - да, может быть. Чувствует свою вину перед тобой...
  - Дочь. Ты - ребёнок. Совершенный. Это плохо.
  - М. (Кивает). А ты - взрослая. И это - хорошо. И всё это -... Ну, что, хорошо быть взрослой, скажи? хорошо?
  - Дочь. Ты на взводе.
  - Зато ты слишком спокойна.
  - В жизни надо уметь проигрывать.
  - Почему - проигрывать? Почему сразу - проигрывать? А ты знаешь, что будет? Знаешь? Нет. А я знаю. Или догадываюсь.
  - Хм. (Улыбается). И что будет?
  - Он придёт и скажет: "Оля, я люблю другую и должен был тебе об этом сказать. Теперь решай: уходить мне или нет?" Понимаешь? Он не к ней уходит. У неё вообще муж и...и... и может быть, не один. Просто он влюбился. И не хочет тебе лгать.
  - (Кивает). Он может. От него всего можно ожидать. Даже такой глупости.
  - И ты так спокойно к этому относишься?
  - А что мне делать?
  - И ты его отпустишь?
  - Выгоню.
  - Ты что, дура? У них же ничего нет!
  - Выбирай слова.
  - Прости.
  - Видишь ли, дочь... Если бы он переспал с другой...или спал...а меня... Но если он любит другую, здесь ему нечего делать.
  - А он тебе хоть раз сказал, что любит тебя?
  - Да. Но...
  - Что - но?
  - Мужчины это говорят часто, когда струна внутри натянута.
  - Струна? Какая струна?
  - Та, что натягивается колышком "виагры".
  -...Но ведь Митя...
  - А ты знаешь, дочь... Если посмотреть...сверху...и немного сбоку, то ведь - всё обычно.
  - Что - обычно?
  - Встретились. Пожили. Разошлись. Всё как у всех. А почему встретились? почему пожили? почему разошлись? - какая разница?
  - Нет, нет, мама. Вот именно - почему встретились? Как так получилось, что встретились ты и он, а не он и Наталья? Ведь всё должно было быть именно так - он и Наталья, если как ты рассуждать. Ведь так?
  - (Жмёт плечами) Наверное.
  - А только он плевать на неё хотел.
  - Ну, если бы она была чуть тоньше...
  - Значит, тоньше была ты? Ведь так?
  - А знаешь, я ей иногда завидовала.
  - Почему?
  - Она никогда не была одна. У неё всегда были мужчины.
  - Мужики, мама, мужики! И она всегда была одна. Что, ты думаешь, у неё всегда новые мужики от хорошей жизни? Ты же сама сказала, помнишь? - она в каждом, кто посмотрит на неё, видит шанс. В каждом. И что? - каждый кобель - это шанс?
  -...Не знаю.
  - Как - нет знаешь?
  - Может быть.
  - (Долгая пауза. Очень серьёзно) Мама, а ведь у неё именно с этого началось.
  - С чего?
  - Что она сказала себе (однажды): может быть. И - всё, мама. Это конец. Они будут приходить, а ты будешь давать, потому что - вдруг это тот самый?
  - (Молчит, ведёт головой).
  - А знаешь, почему это?
  - Почему?
  - Потому что боишься остаться на всю жизнь одна, а блядство даёт иллюзию, что ты не одна, иллюзию тебе: всё нормально, ты ищешь, ты в поиске, и однажды... А если ты одна год или хотя бы месяц, и никого нет, ты думаешь, что кто-то мог быть (и вдруг - он?), а ты его отшила тогда на остановке; время идёт, а его всё нет и нет. И ты думаешь: пусть будет хоть кто-то, а потом, когда появится он, этому кому-то можно дать отставку, и вот тогда начнётся жизнь. Только это - обман, мама. Появляется кто-то, кого потом - в отставку, и всё равно о каждом новом знакомом, обратившем на тебя внимание, ты думаешь: он? даёшь отставку, и всё идёт по накатанной так и дальше. А это, выражаясь просто, сверху и со стороны, как ты говоришь, - просто блуд и блядство.
  - (Жмёт плечами) Нет. Это жизнь.
  - Что ты говоришь, мама? Выходит, жизнь - это блуд и блядство?
  - (Вздыхает). Который час?
  - Двенадцать.
  - Он не придёт.
  - (Молчит).
  - Ещё пять минут, и я ухожу.
  - Куда?
  - Какая разница? По магазинам.
  - Зачем?
  - (Жмёт плечами) Куплю жакет.
  - (После паузы) Мама...
  - Что?
  - А ты заметила, что у твоей Викторовны жакетов - штук двадцать?
  - Ну, и что?
  - (Усмехается) Нет, ничего. Иди. Прогуляйся. Может, кто на тебя глаз положит.
  - Замолчи!
  - Прости. (Пауза). Мама, я просто не хочу, чтобы...
  - Да, дочь, я понимаю. Я сама не хочу.
  - (С горечью) Митя, Митя...
  - А ты знаешь, Катерина...он мне уже и не нужен.
  - Как - не нужен? Мама, мамочка, успокойся. Очнись.
  - А я спокойна, и не сплю. И трезвая. У меня удивительно трезвая голова сейчас.
  - Трезвая? Что значит - трезвая?
  - Люди встречаются, расстаются. Жизнь на этом не заканчивается.
  - Подожди...подожди, мама... Я не понимаю.
  - Знаешь, это как новый день. Хочется новой жизни. Ты видишь впереди новую жизнь... И хочется ухватиться за эту ссору с Митей...
  - Мама, ты думаешь, что будет второй такой же?
  - Нет, не такой. Но это и хорошо.
  - Пойми, мама, будет никакой. Ты понимаешь? - никакой. Ты просто не сможешь без него. Ты его любишь. (Пауза). Что ты молчишь?
  - Говори, дочь, говори.
  - Я всё сказала, мама.
  - Да, ты всё сказала. Ты всё правильно сказала. (Пауза). А знаешь, дочь... Я, пожалуй, умру. Чем с другими.
  - Он вернётся, мама. Ничего, что он уйдёт. Он вернётся. Только не делай глупостей.
  - Который час?
  - Полпервого.
  - Господи... Как долго.
  - Я позвоню ему.
  - (Кивает). Да, позвони.
  - (Выходит, возвращается с телефоном). Алло. Митя. Мы ждём тебя. Когда ты придёшь?.. Сегодня. Во сколько?.. Около шести. Хорошо. (Нажимает отбой. Матери) Около шести.
  - Я слышала. Чаю?
  -...Можно.
  
  5
  Без десяти шесть
  
  Ольга: - У меня ощущение, что совершается какая-то несправедливость.
  - Какая несправедливость?
  - Не знаю. Уже шесть, а его нет.
  - Он сказал: около.
  
  Молчат. Время идёт
  Раздаётся звонок
  
  Катя: - Митя.
  - У него есть ключи.
  - Нет, мама, это он. Просто... Иди открывай.
  - (Медлит, встаёт, выходит. Раздаются голоса:).
  Он: - Здравствуй.
  Она: - Здравствуй.
  - Ольга...ты единственное, что у меня есть.
  - (Молчание).
  - Милая моя...хорошая... Я пришёл... Я прошу руки твоей дочери.
  - (Молчание). Ты сошёл с ума?
  - Нет.
  - Ха. Ха-ха. А что же ты не просишь у неё?
  - Потому что решать будешь ты.
  
  Долгое молчание.
  
  Катя: - (Не выдерживает, вскакивает, выходит). Что, решаете? Меня - не спросили?
  Он: - Катя, не вмешивайся.
  Катя: - То есть...как - не вмешивайся?
  Он: - Катя, если твоя мать согласится, то спросят и тебя.
  Катя: - Ну, спасибо, что хоть спросят. А может, сейчас спросить? а?
  Она: - Уйди, дочь. Это взрослые дела.
  Катя: - Но...мама...
  Она: - Уйди.
  Катя: - (Ошеломлена, ей кажется, что её предали. Молча возвращается в комнату).
  Она: - Как ты себе это представляешь?
  Он: - Я люблю её.
  Она: - Пройдём. Раздевайся.
  Он: - Ничего. Не надо.
  
  Входят в комнату. Он - одет. Осенняя куртка
  
  Она: - Катя, выйди.
  Катя: - (Встаёт, стоит некоторое время, медленно выходит с опущенной головой).
  Она: - Садись.
  
  Оба садятся
  
  Она: - Я тебя слушаю.
  - Я виноват перед тобой.
  - (Выдыхает напряжённо). Пока - нет.
  - (Повторяет) Я виноват перед тобой.
  - Хорошо. Ты виноват. Что дальше?
  - Ты единственный человек, который есть у меня в этом мире.
  - М-м... А Катя? Я думала, только что, что единственная - она.
  - Нет. Катя здесь ни при чём.
  - То есть, как - ни при чём?
  - Да, я её люблю. Но она - не то, понимаешь, не то.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Её я могу только защитить.
  - И что?
  - А меня защитить некому. Кроме тебя. С того самого дня, когда я понял, что люблю её, я прятался за тобой.
  - От кого? От неё?
  - От всего. От себя. От жизни. От неё. От тебя. Только ты меня спасала.
  -...С того самого дня. А что это за день? Я имею ввиду: давно?
  - Три года назад.
  - Я не помню. Что-то случилось?
  - Я бил физрука.
  - (Молчит, слушает, ждёт).
  - И вот тогда, когда я понял, что сейчас убью его, я вдруг понял, что...Катя - не дочь мне. И я растерялся.
  - Так. Понимаю. А потом?
  - А потом я пришёл к тебе, и мы...были в сговоре. Ты же помнишь, с этого дня всё стало по-другому.
  - Да. Помню. Но я думала...я думала...я думала, что просто ты вдруг ощутил ответственность за...нас...что мы стали семьёй, полноценной семьёй, только без штампа. И я...я была благодарна тебе за это...и... (Замолкает).
  - И все промолчали.
  - Ты обвиняешь меня? Что я не стала выяснять, почему всё изменилось? Почему я не стала спрашивать: а почему белое - белое, а чёрное - чёрное? Ты в этом меня обвиняешь?
  -...Ты права. Но если бы ты спросила, я...я ответил бы.
  - Хорошо. Я виновата. Теперь - о тебе. Почему ты не сказал?
  - Я испугался.
  - Чего?
  - Потерять тебя.
  - Не Катю?
  - С ней всё было ясно. Она выйдет замуж, окончит институт... с ней всё было ясно. Она была далеко. А ты...
  - Что - я?
  - Ты бы выгнала меня. И я бы её больше не увидел.
  - Так, значит, чтобы быть с ней, видеть её...
  - Нет, нет! Она - не главное. Ты. Другой такой я бы не нашёл уже.
  - Понимаю. С другой не было бы Кати. А тут - всё в одном флаконе. И любовь, и любовница. Ха-ха-ха-ха!
  - Я повторяю. Моя любовь - не главное. Если ты сейчас примешь моё предложение и выйдешь за меня замуж, то...
  - Постой, постой... Я ничего не понимаю. Ты же просил руки Кати. Или я ослышалась?
  - Нет. Не ослышалась. Если ты согласна отдать мне её...
  - Нет. Не согласна.
  - Тогда у нас только один шанс всё сохранить. Выходи за меня замуж.
  - Кажется, я понимаю. Ты отрезаешь себе пути?
  -...Да.
  - Вот как. Вот как. (Пауза). Ты, оказывается, слабый.
  - Возможно. Но так лучше, чем быть сильным. (Усмехается). Ведь если бы я был сильным...я бы трахался с обеими, только чтобы ты не знала, и всё было бы хорошо, да?
  - (Пауза). Тогда бы всё разрешилось само собой.
  - Да. Без тебя. Без твоего решения. Ты боишься решения?
  - (Молчит).
  - Ты - слабая.
  -...Я уже всё решила.
  - И что ты решила?
  - Катю ты не получишь.
  - Ты выходишь за меня?
  - Нет.
  - Тогда - что?
  - Мы расстаёмся. Ты уходишь от нас. Навсегда.
  - (Качает головой). Не получится.
  - (Кивает). Получится.
  - Ольга. Милая. Я люблю тебя. И я тебя предупреждаю, как самую близкую, как женщину, как мать: не получится.
  - Всё?
  - Да.
  - Тогда - прощай. Когда ты заберёшь вещи?
  - Сейчас.
  - Забирай - и уходи. И забудь о нас.
  - (Качает головой) Не получится.
  - Тебе помочь?
  - Да.
  - Вот так. Вот так. Я думала...ты мужчина...
  - Мужчина - не тот, кто избавляет от проблем.
  - А кто?
  - Тот, кто помогает решить их.
  - Ты...помогаешь?
  - Я пытался.
  - Твоя попытка окончилась неудачей.
  - А твоя?
  - О чём ты?
  - (Пауза. Обречённо-устало) Ты всё увидишь сама. И поймёшь.
  - Ну, что ж. Извини, я не хочу, чтобы ты терял время. Давай собирать вещи.
  
  Молча собирают вещи. Гардероб, шкафы и т.д.
  
  Она: - Вроде, всё. (Не ему, себе).
  - (Молча кивает, не ей, себе).
  - Ты просто запутался в двух бабах.
  - Нет. Вы не бабы.
  - Ну, всё. Прощай.
  - Ключи. (Кладёт на стол). Ты проводишь меня?
  - Нет.
  - (Выходит. Хлопает дверь).
  Катя: - (Заходит). Всё?
  - Всё.
  - Что здесь было?
  - Ничего. Вообще ничего. Обычная история. Мужик запутался в двух бабах.
  - Нет. Он не мужик.
  - Да Господи. Все они одинаковы.
  - (Кивает несколько раз себе). Да. С этого всё начинается.
  - С чего?
  - С того, что все одинаковы. Все одинаковы, и значит, всё равно.
  - Что - всё равно?
  - С кем. Кто. Он.
  - Ну, что ж. Давай отметим. Торт ты купила.
  - Не хочу.
  - Я тоже. Но что-то надо сделать.
  - Полей цветы.
  -...Надо вытереть пыль. Он больше не придёт.
  - Жаль.
  - Тебе жаль?
  - Я думала, вы поженитесь.
  - Когда? Когда ты думала?
  - Всегда.
  - Тебя это волновало?
  - Да.
  - Ты хотела отца? Или чтобы у меня было всё в порядке?
  - Я хотела, чтобы у меня было всё в порядке.
  - Хм. О чём ты?
  - Ни о чём, мам. Я пойду к себе.
  - (Кивает).
  - (Уходит).
  - (Ни о чём) Все чего-то хотя. Почему-то все чего-то хотят. Я ничего не хочу. Хотя...нет, тоже хочу. Только вот чего? Не знаю. Странно, а я не знала, что так бывает. Странно. (Устало опускается на диван. Усмехается:) Митя.
  
  6
  Через неделю. Завтрак
  
  Ольга: - Ты закончила?
  -...Ты куда-то спешишь?
  - В церковь.
  - В церковь спешить нельзя. Потому что должно быть время, чтобы передумать.
  - (Пауза. Кивает) Очень умно. Сама придумала?
  - (Молчит).
  - (Кивает). Не сама. Митя научил.
  -...А ведь он прав, мама.
  - Дочь, давай договоримся: о нём больше ни слова.
  - Не получится.
  - Почему?
  - Чем сильнее стараешься от чего-то избавиться, тем больше это в тебя входит. Ломоносов. Каждое действие рождает равное ему по силе и противоположное по направлению противодействие.
  -...Снова - Митя?
  - (Кивает).
  - (Молчит).
  - Не обижайся, мама. Просто он умнее. Умнее меня. И мне его советы в жизни очень пригодились.
  - И какой же - самый главный?
  - Самый главный? Не знаю. (Пауза). Нет, знаю. Подойти к физруку и сказать: "У меня должны быть отличные результаты", - и больше не ходить на физкультуру.
  - Ха! Хм. (С презрением) Это - главный совет?
  -Да. Когда физкультура была в начале дня, я спокойно сидела на подоконнике и делала математику. А когда - в конце, я шла в кино и ела мороженое с кофе. И каждый раз - ты слышишь? - каждый раз - я вызывала Митю из астрала и говорила ему: спасибо.
  - Вот как... (Задумчиво) Значит, чем больше стараешься от чего-то избавиться, тем это сложнее?
  - Да.
  - Вот поэтому, дочь, я и иду в церковь.
  - Почему?
  - Чтобы не избавляться. Я уже поняла, что это бессмысленно. Чтобы они меня научили жить с этим.
  - Разве этому надо учить?
  - Да.
  - А по-моему, живи себе - и живи. Всё просто.
  - Просто? Предательство - просто?
  - А кто тебя предал?
  - (Смотрит на неё с недоумением). Кто? Тот, же, кто и тебя.
  - Нет. Меня никто не предавал.
  - Он просил твоей руки.
  - Ну, что ж? Я рада. Если Митя просил моей руки, значит, я не совсем пропащая.
  - Вот как? А может, ты и вышла бы за него?
  - (Думает). Нет, мама.
  - Почему же - нет?
  - Он - твой.
  - Ну...мы договорились бы, по-семейному. Как он и хотел.
  - Мам. Ну, что ты, в самом деле? Давай серьёзно.
  - Серьёзно? Давай.
  - Он не сможет без тебя.
  - Или без тебя?
  - Мам, мы же договорились: серьёзно.
  - А если серьёзно, дочь, то мне пора. Я иду в церковь.
  - Зачем, мама? Зачем?
  - Как ты не понимаешь? Посмотри на всё другими глазами! Ведь все святые плачут! И некому их утешить. И я иду. Или хохочут. И некому посмотреть им в глаза. И я иду. Или они вообще ничего не знают, и некому им рассказать. И я - иду.
  - (Тихо) Мама, зачем тебе святые? Святые - это обычные люди, понявшие, что они не святые, - и при этом не повесившиеся.
  - Где ты этого нахваталась?
  - Я не нахваталась, мама. Это - правда.
  - Правда? И я даже знаю, чья это правда.
  - Правда не бывает чьей-то.
  - Бывает, дочь, бывает.
  - Правда - всегда ничья.
  - Нет, дочь. Когда всё в порядке - да, правда - ничья, потому что никому не нужна, потому что и без неё всё в порядке. Но как только появляется что-то, и порядок исчезает, вот тогда становится очень даже не наплевать, чья правда. И все бегут к ней, к священному столбу, и каждый хочет отломить себе кусочек, потому что целиком никто унести, вынести не может. И отламывают. Один отламывает себе, другой отламывает себе, третий. И у каждого есть правда. И ведь это - так: правда есть у каждого. Только той, священной правды, которую обламывали и раздирали, её нет. Правда, дочь, может быть или общей, или её вообще нет. А те обломки, что есть у каждого, - это талисман, фетишь, смерть. И это есть у каждого.
  - (Очень тихо) Мама.
  - (Внимательно смотрит на неё) Что?
  - Не ходи к святым.
  - (Молчит, ждёт).
  - Они научат тебя жить, и всё испортят.
  - Что испортят?
  - Они помогут тебе. Тебе. Они поставят запруду, и всё пойдёт по другому руслу. Мама. А кто поможет Мите? А мне?
  - (Молчит).
  - Понимаешь, мама. Если уж просить у святых, то за всех. Только за всех. Не за себя, и не за нас троих. А за всех. Только тогда будет возможна справедливость.
  - Справедливости для всех не бывает, дочь.
  - А зачем тогда они нужны? Все эти святые?
  - (Молчит, думает).
  - Понимаешь, мама... Если одному станет лучше, то другому обязательно станет хуже. Если ты выпросишь что-то для себя, то Мите и мне станет хуже. Пойми же, мама! Митя правильно сказал. Святые - это обычные люди. Просто они поняли, что они не святые, - и не умерли. И они остались обычными людьми. Ведь ты идёшь просить? И тебе дадут. Они обычные люди. Попроси на улице рубль, и тебе дадут. Даст такой же обычный человек. Мама. Если бы их просили, а они в ответ судили...помнишь? - "слово и дело", - тогда можно было бы идти к ним. Скажи, мама, тебе нужны подачки? Нет, не нужны. А ведь ничего не бывает из ничего. Если тебе подадут, то отнимут или у Мити, или у меня, а может, у нас обоих, чтобы не обидно было. Скажи, мама, ты хочешь, чтобы мы с Митей тебя ненавидели?
  - (Молчит. Трясёт головой) О чём ты, дочь?
  - Всё общее, мама. Всё. И деньги, и счастье. И если ты отнимешь кусок счастья у нас с Митей, то мы об этом узнаем, через тех же святых, которые, чтобы быть честными, скажут нам об этом. И мы будем тебя ненавидеть. Зачем тебе это, мама?
  - (Пауза). Сколько тебе лет, дочь?
  - Девятнадцать.
  - Когда тебе будет сорок пять, тебе будет всё равно, ненавидят тебя или нет, лишь бы быть счастливой. А сейчас... Ты просто не знаешь, что такое счастье. Спроси себя, дочь: ведь ты не хочешь быть счастливой сейчас, - не абстрактно, по-школьному и из общих соображений, а конкретно. Ведь не хочешь?
  - (Думает). Да. Не хочу.
  - Так, вот, дочь. Когда человек не хочет быть счастливым, он может рассуждать о всеобщем счастье. Потому что ему всё равно. Но ты правильно сказала: счастье общее, ничего из ничего не бывает, если что-то где-то убудет... И когда ты - однажды - захочешь быть счастливой, тогда тебе уже будет всё равно, у кого и где заберётся. И это справедливо. Ведь если ты хочешь быть счастлив, то значит, ты несчастлив, и когда-то кто-то где-то забрал у тебя. И почему ты должен быть лучше других? кричать: берите всё! бейте! кому ещё кусок? Тебя обокрали. И ты лишь хочешь вернуть своё. И это справедливо. Ну, что, дочь? (Пауза). Не знаешь, что ответить?
  - Мама. Я не знаю. Но я узнаю.
  - Где?
  - У Мити.
  - Ты хочешь увидеть его?
  - А ты - нет?
  - Нет, дочь. Я - нет.
  - А если он захочет увидеть тебя?
  - Пять лет виделись. Пусть сменит пластинку.
  - И...ты идёшь просить об этом?
  - И об этом тоже.
  - А ему это нужно? Менять пластинку?
  - Дочь. Жизнь развивается странно. И люди живут по инерции. Но однажды приходит срок, когда нужно менять всё.
  - Ты сказала: люди живут по инерции. Сказала так, будто это плохо. Так вот, мама, - инерция часто спасает. Спасает, понимаешь?
  - Это не наш случай.
  - Мы - особенные, да? Или ты просто хочешь, чтобы это был не наш случай?
  -...
  - В таком случае, мама, спроси себя, хочешь ли ты, чтобы это был не наш случай, или хочешь думать, считать, чтобы это был не наш случай?
  - (Долгая пауза). Да. Конечно. Хочу считать.
  - А тогда, мама, пусть всё идёт, как идёт. Не нужно вмешивать святых. А то потом всю жизнь не расхлебаем.
  -...А ты взрослая, дочь.
  - Просто у меня взрослые родители. С волками жить - по-волчьи выть.
  - (Усмехается. Думает. Становится серьёзной). Скажи, ты его любишь?
  - Конечно.
  - Ты не поняла. Ты пошла бы за него замуж?
  - Если бы не ты.
  - А если я соглашусь? Если я ему отвечу: да?
  - Ты не поняла, мама. Я сказала: если бы не ты.
  - А. (Короткая пауза). А если бы я умерла?
  - (Встаёт, подходит к ней, кладёт ей на голову руки). Мам. Мамочка. (Вздыхает). Ну, что ты? То - к святым, то - в могилу, и всё - в один день. Ну, что ты за человек? (Садится рядом с ней, обнимает).
  - Просто, дочь, тебе - девятнадцать. Ты можешь ждать. А когда тебе будет сорок пять, ты узнаешь, что такое - нет времени. Всем людям после сорока пяти при малейшем поводе кажется, что они - в цейтноте. Хочется всё успеть. И к святым, и в могилу. Отсюда так много ошибок. Молодость мудрее, потому что у неё больше времени. Ей завидуют - и говорят, что она глупая, как убегающий вор кричит: держи вора. (Пауза). Прости меня, дочь.
  - За что?
  - Я не смогу умереть.
  - Ничего, мама, держись. У нас же есть Митя.
  - Да.
  
  Обе плачут
  
  7
  Прошло две недели. Утро
  
  Ольга: - У тебя глаза...ты плакала?
  - Да.
  - Почему?
  - (Переводит разговор) Мама, надо что-то ему ответить.
  - Нет, дочь, не надо.
  -...Он ждёт.
  - Я не пойду замуж за мужчину, который любит другую. И ты бы не пошла. И никто не пойдёт. Ни одна женщина.
  - Но многие именно выходят.
  - Это не женщины.
  - А кто?
  - Все женщины делятся на две категории. Женщины в поисках счастья - их называю шлюхами, и женщины о ожидании счастья - их называют дурами.
  - Выходит, только замужние - не шлюхи и не дуры.
  - Да. Но таких мало и среди них. Замужние тоже ищут и тоже ждут.
  - А мы с тобой кто?
  - Я - дура. А про себя ты решишь сама.
  - А тебе не будет обидно, если я стану шлюхой?
  - Будет. Но - ха-ха-ха-ха - не за тебя, а за себя.
  - (Задумчиво) Да, возможно. Мне тоже сейчас за тебя не обидно, а за себя - обидно.
  - О чём ты?
  - Я сегодня не спала. Всё думала.
  - О чём?
  - Что утром я встану, открою ногой твою дверь и скажу: а катись ты! а я иду к Мите, а если он окажется дураком, к кому-нибудь ещё... И знаешь, мама, мне стало так жалко себя, и я плакала.
  - А ну-ка! (Ставит её перед собой, всматривается). Это серьёзно, дочь. Очень серьёзно. Надо что-то делать.
  - Позвони ему.
  - (Молчит. Садится).
  - И скажи, что выходишь за него замуж.
  - Ты плакала по нему?
  - По себе. Что я из-за него стану шлюхой. - И никогда уже... никогда...не будет любви.
  - (Срывается, резко встаёт, подходит к телефону). Сядь.
  - (Садится).
  - (Набирает номер). Здравствуй... Я согласна... Согласна отдать тебе Катю.
  - Мама!
  - Молчи!.. Это я не тебе... Надо всё обговорить. Приходи. (Кладёт трубку. Себе:) Вот так. Ничего. Я своё пожила.
  - (В ужасе) Мама...что ты делаешь?..что ты делаешь?
  - (Спокойно) Ничего. Просто я согласна.
  - Я не согласна.
  - Из-за меня? (Кивает) Из-за меня. Ничего. И оставят отца своего и мать свою и будут одно...
  - (Качает головой) Ду-ура, мама. Ну, ты и ду-ура.
  - Говори, дочь, говори. Он приедет через полчаса. У тебя есть время поговорить.
  - А я не буду в этом участвовать! Занимайтесь сами своим бардаком! (Срывается, убегает).
  - (Усмехается) Хм, как в деревне, в девятнадцатом веке. (Себе:) Мда, ничего не изменилось. Ффу-у... Ффу-у... Господи. Что это со мной? Как легко. Катю жаль. Немного. Но - как легко! Катя! Дочь!
  - Сейчас, мамочка!
  - Дочь, я жду!
  - (Вбегает, одетая). Ну, вот. Вы тут договаривайтесь, а я пойду.
  - Куда?
  - Тебя это волнует?
  - (Делает движение к ней).
  - (Делает шаг назад. Обе останавливаются).
  - (Спокойно) Катя. Всё хорошо. Всё хорошо. Раздевайся.
  - (Качает головой). Нет, мама.
  - Катерина. Ты просто боишься. Все боятся выходить замуж. Это нормально. Раздевайся.
  - Я не хочу замуж!
  - А что ты хочешь?
  - Я!.. Я... (Обмякает). Я сама не знаю, чего я хочу.
  - Катя, дочь. Ведь Митя умнее тебя. Нас. Он знает, чего ты хочешь. Так что давай, раздевайся.
  - (Кивает).
  - И иди в свою комнату. Я с ним поговорю, и...и...
  - (Кивает, выходит с опущенной головой. В дверях останавливается, смотрит на мать) Спасибо, мама. (Выходит).
  - Ну, вот, Митя. Вот и всё. Живите. Спасибо тебе, Митя. За Катю. А за меня не волнуйся. Я не шлюха. Прощай. Седьмой этаж... Седьмой этаж... Это - высоко или недостаточно? Не сегодня, конечно. Потом. Потом. В церковь надо сходить. В церковь. А потом уже - всё можно. Всё. Всё.
  
  Конец
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"