Смирнова О.: другие произведения.

Небо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мечты есть не только у людей, но и тех, кого они создают...


Небо

 [] Посвящается всем, кто верит в мечту

   Он родился десятого июля в Нью-Йорке, на оборонном заводе. Гордость военной промышленности, Первый представитель Второй модификации.
   Едва он сошел с конвейера, как был с почетом аккуратно положен в уютный темно-зеленый контейнер.
   С виду он ничем не отличался от других представителей своего племени: высокий, очень стройный, с блестящими белыми боками и аккуратно вдвинутыми стабилизаторами. Вся разница с Базовой модификацией состояла в более мощной боевой части да в двухдиапазонной головке самонаведения - предмете его особой гордости: он умел видеть не только в инфракрасном, как большинство его сородичей, но и в ультрафиолетовом диапазоне. Хорошо сложенное блестящее тело его было герметично упаковано в облегающую темную фибергласовую униформу, так подходившую ему; к ней карабинами крепился ремень, нарочито небрежно свисавший вниз, справа находилась решетчатая ажурная антенна системы опознавания, а слева - складной оптический прицел.
   Он был великолепен.
   И звали его Стингер Пост.
   Предыдущая, базовая модификация, именуемая просто Стингер, в мире людей зарекомендовала себя как грозное оружие. В руках моджахедов Стингер наводил ужас на советских пилотов. Маленький, но гордый, он отчаянно сбивал самолеты и вертолеты, проносившиеся в жарком небе Афганистана.
   Но прогресс не стоит на месте - вторая модификация, именуемая FIM-92B, успешно прошла все испытания на полигоне, и вот дан приказ запустить этот комплекс в серийное производство. Люди называли его "Стингер-ПОСТ", но сам он предпочитал быть как люди и именовал себя Стингером Постом, искренне веря, что это его имя и фамилия.
   Не успел он сойти с конвейера, как задумался. Он даже не предполагал, для чего существует, а объяснить ему этого никто не удосужился. Однако не зря Стингер Пост считался Интеллектуальным Оружием: с этой миллисекунды он твердо решил, что обязательно узнает, зачем он нужен. А пока вокруг него никого не было, стены родного завода ему разглядывать наскучило, он сладко зевнул, улегся поудобнее и крепко заснул.
   Тем временем пришли люди и погрузили контейнер с первым и пока единственным Стингером модификации ПОСТ на тележку. Сделав это, они повезли его на склад недалеко от завода, там выгрузили, поставили на полочку и на прощанье любовно погладили контейнер по крутому темно-зеленому боку.
   ... - Эй, Шестьсот Тридцать Второй, просыпайся! У нас, похоже, новый сосед, - взволнованно забормотал лежавший на полке напротив Стингер номер 630 в ухо своему товарищу снизу. - Проснись, балда, а то стабилизатором получишь!
   - А стабилизатором-то за что? - обиженно спросил вмиг проснувшийся Стингер номер 632. - Очередной сосед? Какой по счету? Семисотый? Пресвятые микросхемы! Я проспал выгрузку Семисотого! Какая трагедия! - заворчал он на своего верхнего соседа, недовольный тем, что был разбужен, да еще так бесцеремонно.
   - Нет, это что-то новенькое, я таких не видел еще... Сейчас его позову.
   - Эй, а может, он спит? Не кричи, ты же его разбудишь!
   - Эй! Эй! Эй, кому говорят!
   Стингер Пост проснулся, услышав трехкратное "эй", летящее в его сторону.
   - Кто меня звал? Где вы?
   - Мы тут!
   - Что значит "тут"? "Тут" может быть где угодно!
   - Мы на полках напротив.
   - Кто это "мы"?
   - Ну как кто? Я - Стингер номер 630, а в контейнере снизу лежит Стингер номер 632. И мне куда интереснее узнать, кто ты такой.
   - Ну, я - Стингер Пост Первый.
   - А, вторая модификация? - Шестьсот Тридцатый не выказал ни малейшего удивления, что было несколько невежливо с его стороны, ибо Пост уже привык к тому, что люди обращали на него внимание. - На заводе долго ходили слухи о серийном производстве. Кстати, знаешь, раньше я лежал напротив Первого, пока он не уехал! И знаешь, что он мне поведал?
   - Ну? - речь болтливого Стингера номер 630 лилась нескончаемым потоком, вызывая у Поста желание заснуть. Лишь Врожденное Чувство такта мешало ему это сделать.
   - Он поведал, для чего мы нужны! Ты никогда об этом не задумывался?
   Шестьсот Тридцатый не зря был Высокоточным Оружием; сейчас он попал точно в цель, ибо Стингер Пост жаждал узнать о своем предназначении.
   - Когда он был еще чертежами в конструкторском бюро, то кое-что услышал...
   Пост был весь внимание. Шестьсот Тридцатый намеренно не торопился пересказывать слова Стингера номер Один, и Пост порывался уже крикнуть: "Ну что, что он сказал?", однако его сдерживало Врожденное Чувство Такта.
   - В общем, он сказал, что и он, и я, и ты, и Шестьсот Тридцать Второй, и прочие Стингеры всех Модификаций - Переносные Зенитно-Ракетные Комплексы, а это значит, что мы будем охранять воздушное пространство от вражеской авиации...
   - А что такое авиация? - не вытерпел Пост. Он был еще молодым и неопытным Стингером, и многое для него оставалось загадкой. Да, непросто будет ему постичь смысл жизни!
   - О, ты поймешь, когда увидишь, - с придыханием выговорил Стингер номер 630 - частично оттого, что хотел заинтриговать новичка, но главным образом потому, что сам толком не знал, что это такое.
   - Пресвятые микросхемы! Мой болтливейший сосед просто заговаривает тебе самонаведение! Авиация, Пост Первый, это самолеты и вертолеты, а что такое самолеты и вертолеты, тебе придется познать самому, - влез в разговор молчавший до этого Шестьсот Тридцать Второй.
   Договорить они не успели; к складу подъехал Грузовой Автомобиль, и из него вышли люди. Они включили свои фонари и проникли внутрь склада.
   - А, вот ты где! - заулыбались они, направляясь к контейнеру, в котором лежал испуганный, притихший Стингер Пост Первый.
   - Шестьсот Тридцатый! Шестьсот Тридцать Второй! Кто они и куда меня несут? - едва успел спросить он.
   - Эх, везет тебе! Далеко поедешь, приятель! Это военные, они погрузят тебя на Самолет и увезут далеко-далеко...
   - То есть... я... отсюда... уезжаю?
   - Да... - Стингер номер 630 был растроган чуть ли не до слез. - Бывай, дружище! - торжественно произнес он.
   - Аувидерзейн, приятель! - крикнул Посту Шестьсот Тридцать Второй; он сам вскоре уезжал в Германию и поэтому усиленно готовился к экспорту.
   - До свидания, ребята! - ответил им Пост Первый.
   Его и еще нескольких новичков перенесли в кузов Грузовика. Оказывается, сначала людям было велено сгружать контейнеры на склад, а вскоре приказ был изменен - первую партию Стингеров Второй Модификации направили в Аризону.
   - Вот так, - закончил объяснять Пост Пятый.
   - Слушай, Пятый, а где эта... Азинона?
   - Аризона, - мягко поправил Пятый. - Аризона находится на западе США, это очень далеко отсюда.
   - И всю дорогу до Аризоны мы проедем на Грузовике? - спросил Пост Первый. Постоянное подпрыгивание Автомобиля на дороге ему уже надоело.
   - Нет. нет, что ты, - голосом опытного дальнобойщика, грубоватым, но добрым, ответил ему Грузовик. - Я довезу вас только до военного аэродрома, а там вас перенесут на Военно-Транспортный Самолет, и вы отправитесь в Аризону.
   Пост Первый вздрогнул, услышав слово "Самолет". Ему вспомнилась речь Шестьсот Тридцать Второго на складе. "Что такое самолеты и вертолеты, тебе придется познать самому", - повторил он про себя.
   Вскоре тряска наконец закончилась. "Приехали! - сообщил Грузовик. - Смотрите, вот ваш Самолет!"
   Люди начали перегружать Ракетные Комплексы на тележки и подвозить их к Самолету. Пост заволновался, увидев рядом с собой гигантскую махину. Огромное тело с окошками, две длинные и довольно узкие плоскости с винтами, торчащие из спины, что-то хвостообразное сзади и три стойки на колесах.
   - Ой, вы, наверное, Самолет, да? - робко обратился Пост к Гиганту.
   - Да, я Самолет, - басом прогудел в ответ Летательный Аппарат.
   - А Самолеты - это ведь Авиация! - осторожно продолжил Первый.
   - Да, это Авиация! - гордо произнес Самолет.
   - А я вот... э... Я - Стингер Пост Первый. А, и еще мне сказали, что я буду охранять воздушное пространство от вражеской Авиации.
   Добряк Самолет расхохотался во все двигатели. Сами понимаете, написать "во все горло" было бы неуместно, ибо горла у Самолета нет.
   - Малыш, только меня не трогай, я боюсь щекотки!
   - Ой, извините... Наверное, я был невежлив...
   - Нет-нет, нисколечко. Я тебе скажу так, приятель: Авиация бывает не только вражеская, но и своя. Вражескую, тебе правильно объяснили, надо сбивать, а своих трогать нельзя. Я свой. Да и как ты меня собьешь, когда я стою на земле?
   - Ну, я не знаю, дело в том, что я еще ни разу никого не сбивал...
   - Ну, знаешь ли, - Самолет продолжал хохотать, - этот бесценный опыт приобретается только раз в жизни! Ни один Стингер, даже... - Самолет внимательно изучил маркировку новичка, - даже Второй модификации, ни за что на свете не сможет сбить что-нибудь второй раз! Уж поверь, я был на учениях, собственными иллюминаторами видел!
   - Понятно. А скажите, зачем вам эти две плоскости, торчащие из спины? И зачем на них винты?
   - Глупенький, это крылья, а винты нужны для того, чтобы взлетать, - Самолет мечтательно протянул слово "взлетать". - Знаешь, я с нетерпением жду конца погрузки. На земле мне делать нечего. Небо - мой родной дом!
   - А какое оно, это небо?
   - О! Оно огромное, синее, просторное... и такое красивое! А ты... никогда не видел неба?
   - Нет, я и не знал, что оно есть.
   - Ты много потерял. Нет ничего лучше неба! Но не отчаивайся! Рано или поздно ты обязательно поймешь, что это такое!
   И с этой миллисекунды Стингер Пост Первый решил, что должен обязательно узнать, что представляет из себя небо. Но не успел он поставить перед собой эту задачу, как был погружен в Самолет. Загрузочный люк закрылся, и в грузовом отсеке воцарился полумрак. Загудели двигатели, Самолет побежал по Взлетно-Посадочной Полосе, оторвался от нее и полетел.
   - Счастливого пути! - пожелала Взлетно-Посадочная Полоса.
   - Спасибо! - ответил ей Самолет.
   ... - Слушай, мы едем или стоим? - спросил у Поста Первого лежавший по соседству Пост Седьмой.
   - Нет, Седьмой, - в раздумьях произнес Первый, - мы не стоим и не едем. Мы летим.
   - А как же мы летим, если мы внутри этой махины?
   - У Самолета есть винты, ими он взлетает, - туманно пояснил Первый.
   - Понятно... а ты уже когда-нибудь летал?
   - Нет, что ты... недавно я только сошел с конвейера.
   - А откуда ты знаешь, что это называется "летать"? - не отставал Седьмой.
   - Мне рассказал Самолет, - все так же туманно пояснил Первый.
   - А знаешь, что при мне сказали тёплые двуногие?
   - Люди, что ли? - Седьмой напоминал Первому Стингера номер 630 - такой же любитель поговорить.
   - Если это называется люди, то люди, - согласился Седьмой. - Они сказали, что нас везут на учения.
   - На учения? А что это такое?
   - Я и сам не знаю, - растерялся Стингер Пост номер 7. - Наверное, это что-то вроде склада.
   - Учения, ребята, это тренировка. Если учения военные - то тренируются солдаты и офицеры, а также боевая техника, - внес ясность в спор Военно-Транспортный Самолет.
   - О, точно! Люди говорили о военных учениях! - едва ли не закричал от радости Седьмой.
   - Тише, тише, весь груз разбудишь! - шикнул на него Первый. - А какое участие в учениях принимаем мы?
   - Поражаете условного противника, - ответил Самолет. - Сбиваете беспилотный вертолет или... или самолет.
   - Вы так много знаете, - почтительно сказал Первый, - тогда вам, наверное, известно, что значит "сбивать"?
   - Конечно, известно, - горько вздохнул Летательный Аппарат. Он был крепким орешком, закаленным в войне с Вьетнамом, и как-то ему довелось быть подбитым советской Стрелой-2М, которой Стингер приходился племянником. После этого он кое-как приземлился и долго находился в ремонте. - Сбивать - значит, попадать в жизненно важные части вертолета или самолета, после чего он падает и обычно гибнет, объятый пламенем.
   - Ой, я, наверное, сказал что-то не то... Извините меня, пожалуйста.
   - Нет-нет, все в порядке, - ответил ему Самолет. Стингер Пост Первый затронул его старую рану; разумеется, сделал он это по незнанию, ибо, как мы знаем, был еще молод и неопытен. Поэтому его следовало простить.
   ... Пилот с тревогой посмотрел на приборы. Отчего-то забарахлил четвертый двигатель Самолета. Он вызвал по шлемофону механика:
   - У нас неполадки с четвертым двигателем!
   Не знал пилот, что именно этот двигатель когда-то разнесла вдребезги советская "Стрела-2М", запущенная удачливым вьетнамским зенитчиком с плеча...
   - Эй, Седьмой, Первый! Вы слышите? - прошелестел Стингер Пост номер 5 в грузовом отсеке.
   - Пятый? А что мы должны слышать?
   - Что-то случилось с двигателем!
   "Наверное, Самолет сбили", - с тревогой подумал Пост Первый. "После чего он падает и гибнет, объятый пламенем", - припомнились ему слова Самолета.
   - Эй, Самолет!
   - Да?
   - С тобой все в порядке?
   - Да, да...
   - Тогда почему с твоим двигателем что-то случилось?
   - Извини, друг... я покривил душой, когда сказал, что все в порядке... понимаешь, твой вопрос возбудил во мне вьетнамские воспоминания...
   - Да?
   - Сам того не зная, ты затронул мою старую рану; я видел, как сбивали моих товарищей, моих крылатых друзей, видел, как они гибли под огнем вьетнамцев. Я не знаю, за что нам досталась эта кара, ведь ни мы, ни они ничего плохого друг другу не делали... Я вспомнил все, и от этого у меня забарахлил четвертый двигатель - тот самый, в который попала вьетнамская ракета...
   - Но сейчас ведь не война! Самолет, извини, я не знал, я не спрашивал бы, знай я, какую боль тебе это причинит... - Посту Первому было стыдно за свой вопрос.
   - Нет, нет, ты ни в чем не виноват...
   - Но ты сам мне сказал, что от того, что ломаются важные части самолета - а двигатель, безусловно, важная часть - самолет падает и гибнет! Ты ведь этого не хочешь! Ты не хочешь разбиться! Ты сам мне говорил, что больше всего на свете любишь небо! - Первый уже не говорил, а кричал, чтобы пересилить нарастающий рев двигателя.
   - Да... ты прав, малыш. Если я разобьюсь, то никогда не смогу больше летать. Ты прав, - кротко согласился Самолет.
   Рев четвертого двигателя медленно утихал. Пост почувствовал, что смог предотвратить трагедию. Он, такой маленький по сравнению с Военно-Транспортным Самолетом, сумел отговорить того от самоубийства.
   ...Механик, встревоженный, прибежал в кабину пилота:
   - Что, говорите, четвертый двигатель "полетел"?
   - Странно, - ответил ему пилот, - все показатели пришли в норму.
   Не знал пилот, кто только что спас всех от падения с семикилометровой высоты - всех, и его в том числе...
   - Эй, Седьмой, Первый! Вы слышите? - радостно прошелестел Стингер Пост номер 5 на весь грузовой отсек.
   - Двигатели пришли в норму, - ответили оба и сразу.
   - Да! А знаете, почему?
   - Ну... - уклончиво протянул Первый. - Наверное, просто потому, что Самолет раздумал падать...
   - А почему он раздумал падать? - еще веселее и громче спросил Пятый.
   - Ему расхотелось. Он любит летать. Он любит небо!
   - Он раздумал падать потому, что ты его отговорил! - закончил Пятый так, чтобы все Стингеры могли его слышать. - Давайте дружно крикнем "ура" в честь нашего спасителя!
   Грузовой отсек сотрясло троекратное "ура". Кричали не только спасенные Стингеры Второй Модификации. Радовался и Самолет, который их вез. Радовались и пилоты. Конечно, они не слышали, что творилось в багажном отделении, они решили порадоваться отдельно.
   ... - Буэнос диас, амиго! - поприветствовала Самолет Взлетно-Посадочная Полоса военного аэродрома в Аризоне. - С прибытием!
   - Спасибо! - ответил ей Самолет.
   Люди подбежали к нему, открыли грузовой отсек и начали перегружать привезенные Стингеры Второй Модификации.
   - Здесь теплее, чем в Нью-Йорке, не так ли? - спросил Военно-Транспортный Самолет у Поста Первого.
   - Да, я бы сказал, здесь даже жарковато... - согласился Первый. - А пыли-то сколько! Ужас!
   - Вот такая она, эта Аризона. Ничего, сейчас вас погрузят на склад, а меня отведут в ангар, и вы сможете отдохнуть от дороги. Кстати, - шепнул Самолет Первому, - хочу тебя поблагодарить. Ты же спас меня от гибели, ты заставил отказаться от намерения упасть вниз. Ты - самый настоящий герой!
   Стингер Пост номер 1 был крайне польщен. Ему никто и никогда еще не говорил, что он герой, и немудрено - ведь он совсем недавно появился на свет. Но, помимо гордости и радости, он испытывал еще одно чувство - уверенность в себе. Если он, такой маленький, сумел спасти от падения такой огромный Военно-Транспортный Самолет со всем грузом и пилотами, значит, и все ему удастся - надо только постараться. И смысл жизни он постигнет, и увидит небо... Небо! О, какое это прекрасное слово - "небо"!
   Дальше начались скучные будни, нудное и однообразное лежание на складе. Но Стингер Пост Первый не унывал. С тех пор, как он поговорил с Самолетом, он только и думал о небе. Он мечтал о нем даже в самые трудные миллисекунды своей жизни. Вот и сейчас, стремясь заполнить надоедливую пустоту в душе, он пытался представить себе это небо. Всеми своими микросхемами он попытался создать образ неба... Получился какой-то плоский ядовито-синий экран, прижимавший собой Поста Первого. "Нет, мое небо не такое!" - расстроенно подумал Первый и убрал экран из воображения. Тогда он решил передохнуть и переключиться на что-нибудь другое. Его в последнее время часто занимал вопрос: где находится душа? Часто он употреблял выражения "всей душой", "от души", "не трави мне душу"(выражение, свойственное многим Устройствам, печатные платы для которых делают методом травления), "душа в стабилизаторы ушла", да и от других подобные фразы слышал часто, поэтому и решил подумать: если от страха душа прячется в стабилизаторы, то где она находится, когда бояться нечего? Спрашивал он об этом у многих, в том числе у Пятого и Седьмого, соседей, с которыми он успел подружиться. Но никто, абсолютно никто не знал, где она, пресловутая душа, и есть ли она вообще.
   Наверное, рассуждал Пост Первый, душа - это какая-нибудь микросхема. Нет, микросхемы не умеют свободно перемещаться, да я бы почувствовал, если бы во мне хоть одна микросхема начала двигаться. Кроме того, вряд ли микросхемы подлежат травлению. Тогда это такая печатная плата, модуль, отвечающий за настроение, воображение, вдохновение, эмоции и прочие вещи, которые нельзя увидеть и услышать. Нет, печатные платы тоже не шевелятся... значит, душа находится между микросхемами, пространство, заполненное чем-то... чем-то неизвестным, умеющим чувствовать. А есть ли она у меня вообще? Нет, нельзя сомневаться в наличии души, что-то подсказывает, что нельзя. Оно, наверное, и есть душа.
   На следующий день по складу пронеслось известие о грядущих учениях. Эта новость вызвала у обитателей склада оживленную дискуссию. Кто-то радовался, что в его жизнь вносится хоть какое-то разнообразие. Кто-то, более осведомленный, охлаждал пыл своего соседа, говоря, что с учений (он еще во время отъезда с завода услышал!) ни один Стингер не возвращается. Кому-то было абсолютно все равно - ну, не вернется он, и что дальше? А Пост Первый вообще думал о другом. "Ах, учения", - рассеянно произнес он и опять погрузился в рассуждения. Почему он вместе со всеми должен обсуждать учения? Ведь есть о чем поразмыслить. О смысле жизни, о своем характере (а над ним необходимо трудиться даже самым что ни на есть добродетельным Стингерам), о... о небе.
   Вечер перед учениями прошел, как и всегда: рассказывали жутковатые истории про Черный Истребитель, про Дух Предыдущего Охранника (легенда коренных обитателей склада), про тепловые ловушки и банку с азотной кислотой; травили свеженькие анекдоты, прибывшие на склад с очередной партией новичков; в общем, как могли, пытались разрядить напряжение перед завтрашним великим днем - днем начала Учений.
   А Пост Первый не волновался.
   Он не думал об учениях.
   Пост Первый думал о небе. О том, как увидит его и поймет, какое оно красивое, о том, как привольно по нему летать.
   Настало утро. Проснувшись, Стингеры Второй Модификации обнаружили, что многих уже нет на складе. "Вот везунчики, забрали их на Учения", - с завистью думали некоторые оставшиеся. "Несчастные, они оттуда уже не вернутся", - горевали пессимисты. "А Пятого и Седьмого нет, - подумал про себя Пост Первый, - Опять не с кем будет поговорить".
   Учения были короткие, всего два дня. К складу подъехал Грузовик, и из него отгрузили тех, кто так и не принял участия в учениях. Встречали их, как героев.
   - Как там, как там, на этих учениях?
   - Рассказывайте, что видели?
   - А где остальные?
   И еще шквал вопросов обрушился на уставших участников Учений. Первый, разумеется, подождал, пока поток вопросов схлынет, а Пятый и Седьмой будут водворены на прежние места, и тогда уже решил задавать вопросы.
   - Ты себе не представляешь, что это такое - Учения! Представь: жара, пыль, вверху шумят Самолеты и Вертолеты, постоянно что-то гремит, стрекочет, взрывается, а ты лежишь в кузове грузовика и ждешь своей очереди. Рядом с тобой лежат еще пять Стингеров - тоже ждут. Главное - запастись терпением. Если ты нужен в данный момент, твой контейнер открывают, тебя оттуда достают, батарею и "свой-чужой" подсоединяют, человек кладет тебя на плечо, жмет кнопку, и ты оттуда вылетаешь...
   - Просто на бешеной скорости! Вылетаешь, разгоняешься и летишь к Самолету или Вертолету - это уж куда тебя запустят - летишь на жар его двигателей (сквозь контейнер видно, честное слово!), попадаешь, и он - помнишь, как нам Военно-Транспортный рассказывал? - он загорается и падает на землю! Здорово, да? Представь, мы все это видели!
   - Да, да, а сами не летали, мы лежали в контейнерах и ждали своей очереди!
   - Ух ты, и правда здорово... - рассеянно согласился Первый. - Слушайте, а... а вы видели... вы видели... небо?
   Пост Первый не очень хотел делиться своей тайной с Пятым и Седьмым. Он боялся, что нет у них того образа мыслей, нужного, чтобы понять, что небо - это нечто высокое, священное.
   - Небо? Нет, мы не видели... мы не видели неба. А что это такое?
   - О, если бы я знал, я бы не спрашивал у вас о том, видели ли вы его. Я и сам не знаю, что такое небо.
   Седьмой и Пятый переглянулись. Очевидно, для Первого небо значило очень многое, так, может, они смогут ему помочь.
   - Первый! Первый!
   - Да, Пятый! О чем ты хотел меня спросить?
   - Скажи, а ты очень хочешь узнать, что это такое?
   - Да. Вы даже не знаете, как мне не терпится увидеть небо! Я думаю о нем день и ночь напролет, я пытаюсь даже представить его, но у меня ничего не получается.
   - Не отчаивайся так, Первый! Ты обязательно его увидишь!
   - Да-да, Первый, если ты смог спасти Самолет от падения, то все у тебя получится. Ты только постарайся как следует!
   "А ведь они говорят в точности то, о чем я думал совсем недавно", - подумал Пост Первый.
   - Правильно говорите, ребята. Конечно, я все смогу. Главное - верить в свои силы и очень хотеть, чтобы желание исполнилось.
   Через пару дней скучную жизнь обитателей склада потревожила новая весть: партия Стингеров Второй Модификации отправляется в Афганистан. Таково решение правительства США.
   - Зачем, интересно? - спросил Первый у Седьмого.
   - Я так думаю, для того, чтобы сбивать, - ответил Седьмой. Он мало что мог сказать по этому поводу, кроме того, он совершенно не знал о планах правительства.
   - Так сбивать мы можем и здесь... Я имею в виду, почему нас отправляют именно в Афганистан? Это что, какой-то тонкий ход?
   - Ну, вот этого я не знаю... хотя погоди-ка... я на Учениях слышал разговор людей. Они говорили, что Учения проводятся для того, чтобы еще раз удостовериться в эффективности Стингеров модификации ПОСТ, то есть нас, перед отправкой их (то есть нас) в Афганистан к моджахедам.
   - Пятый, ты можешь сказать что-нибудь по этому поводу?
   - Только то, что уже сказано седьмым. Не более того. А, нет, подожди! Люди говорили, что моджахедам легче будет сбивать советские летательные аппараты.
   - Летательные аппараты? Это ведь авиация... Так, то есть мы будем сбивать советские самолеты и вертолеты? - переспросил Первый.
   - Да.
   - А в чем они виноваты? Почему мы должны их сбивать?
   - Вот этого я не знаю. Знаю, что должны, и все.
   "Да, все это очень странно", - подумал Пост Первый. Он вспомнил рассказ Самолета о Вьетнаме и подумал, что здесь такая же ситуация. В чем виноваты несчастные советские вертолеты и самолеты? За что мы должны их сбивать? Вернее так: за что именно мы должны их сбивать? Поток вопросов, возникших словно бы из воздуха, захлестнул его мысли. Если моджахеды напали на советских или советские напали на моджахедов, то ведь это их сугубо личные дела, верно? Когда Сорок Седьмой и Двадцать Шестой обмениваются колкостями (они друг друга не особенно любят), в их перепалку не влезает остальное население склада. Так зачем американцам ввязываться в чужие дела?
   Но тонкости внешней политики вскоре наскучили Посту Первому. Он как-то незаметно переключился на размышления о небе...
   Прошло еще несколько дней. Склад заметно опустел - небольшими партиями Стингеры отправлялись в дальние страны. Рядом не было уже ни Пятого, ни Седьмого - только вчера уехали. Пост Первый скучал без них. С остальными было не о чем говорить, совершенно не о чем. Но и без них было бы скучновато. Поэтому Посту приходилось в двадцать первый раз слушать страшный рассказ про банку с азотной кислотой и прислушиваться к топоту Духа Предыдущего Охранника.
   Вскоре на складе осталось только пятнадцать Стингеров. Вечером они тоже уезжали в Афганистан. Первый был в их числе.
   Аризонское солнце медленно садилось, озаряя все вокруг оранжевым светом. Охранник, высоченный негр, докурил очередную сигарету и пошел совершать очередной осмотр - грузовик приезжал через пятнадцать минут.
   - Ну вот, ребятки, зашел я с вами попрощаться. Жаль с вами расставаться, но что ж поделаешь? Вот поеду куда-нибудь на Гавайи, или в Майами, или в Лос-Анджелес... а вы уедете еще дальше меня. Сначала долетите до Пакистана, а там вас караваном повезут на север. Везет вам, Стингерам, никаких себе забот, просто лежишь и ждешь, пока не придет время устремиться в небо... вы, наверно, и не знаете, что это такое. Небо большое, синее, иногда на нем появляются облака. И еще оно очень красивое.
   Охранник посмотрел на часы, потом на подъезжавший грузовик, и закончил:
   - Ладно, ребятки, вам пора. Пересчитаю вас - и до свидания!
   Насчитав ровно 15 темно-зеленых контейнеров, охранник доложил подошедшим военным, что все в порядке и можно начинать погрузку. Ракетные Комплексы были загружены в автомобиль и отвезены на аэродром. Там их перенесли в Самолет.
   - Аста ла виста, амиго! - попрощалась с Самолетом Взлетно-Посадочная Полоса. - Удачного полета!
   - Спасибо! - ответил ей Летательный Аппарат.
   ... Они летели уже очень и очень долго. Посту Первому это уже надоело. С одной стороны, он хотел скорее попасть в загадочный Афганистан, чтобы уяснить, наконец, что это такое; с другой, неизвестно, что его там ждет. Эта неопределенность томила его.
   - Прилетели, - объявил Самолет. - Это Пешавар, Пакистан. Отсюда вас отправят на север караваном. Удачи, ребята!
   - Спасибо, - дружно поблагодарил его Груз.
   Не успел Пост Первый хоть чуточку перевести дух, как был тут же приторочен к верблюжьему боку. Пыли в Пакистане было еще больше, чем в Аризоне, да и солнце палило жарче, но после пары недель на юге США Пост привык к таким природным условиям.
   Караван шел долго-долго, контейнер Поста мерно покачивался в такт верблюжьим шагам. "Терпи, терпи, - твердил он себе, - скоро это все кончится. Лучше думай о небе, Первый. О небе!" И он стал думать о небе. Представить его пока не получалось: вместо желанного неба вновь и вновь появлялся ядовито-синий экран.
   Наконец, после долгих дней изнурительного пути, моджахеды добрались до нужного места. Пост Первый был снят с верблюда и уложен на ковер возле еще одного контейнера. Ничего подобного Пост на складах раньше не видел. "Вряд ли это Третья Модификация", - подумал он и уж было собрался спросить, кто прячется в контейнере, как услышал женский голос:
   - Эй, привет!
   - Привет, а... а ты кто?
   - Меня зовут Стрела-2М. А ты, наверное, Стингер?
   - Да... Стингер Пост Первый. Я - Вторая Модификация.
   - Да, слышала о тебе. Последние несколько дней эти люди только и обсуждали прибытие новой партии Ракетных Комплексов из Америки.
   - А ты откуда?
   - Я из Советского Союза. Волею судеб оказалась здесь. Сначала меня перевели на склад в Грузию, а потом продали Ирану. А теперь я тут.
   - У меня похожая история. Не успел я отлежаться на складе при заводе, как меня отвезли в Аризону, потом в Пакистан; ну, теперь я тоже тут.
   - Да, малосодержательный у нас получается разговор. Ну ничего. Сегодня не буду убалтывать тебя до потери наведения, дам тебе отдохнуть. А завтра... завтра посмотрим, - улыбнулась Стрела-2М.
   - Нет, что ты, я не так сильно устал, как ты думаешь, я... - пробовал было возразить ей Пост Первый.
   - Ты устал, очень устал. Поверь мне, я сама была чертовски рада, когда наконец мое путешествие закончилось, так рада, что сразу завалилась спать. И тебе советую сделать то же самое.
   "Девушки надо слушаться", - подсказало Посту Первому его Врожденное Чувство Такта, и он послушно зевнул.
   - Ладно, тогда... Тогда до завтра!
   - Спокойной ночи, Стингер Пост, - произнесла Стрела-2М.
   - Спокойной ночи, Стрела-2М. - ответил ей галантный Пост и сразу же заснул.
   Ему снилось небо, таинственное, загадочное небо... но не то, которое каждый раз ему представлялось. Он видел не злосчастный ядовито-синий экран. Его взору открывалась голубая высь, не замутненная облаками, безбрежная даль. Ему снилось, как он взлетал, взлетал все выше и выше, снилось, как свистит воздух, разрезаемый его стабилизаторами. Он испытывал неизвестные доселе чувства, причем настолько правдоподобными были его видения, что Пост не знал, сон это или явь...
   ... - Эй, Стингер, просыпайся! - услышал он настойчивый голос справа от себя.
   - Это мне? - сонно выдавил Пост; расставаться с чудесным сном ему не хотелось.
   - Ты единственный Стингер, находящийся в пределах досягаемости моего голоса, - проворчала Стрела-2М.
   - А ты прервала такой чудесный сон, - с сожалением выговорил собеседник.
   - Соня ты, соня. Стингер с повышенной способностью к засыпанию и увеличенной продолжительностью сна. Вторая Модификация, - начала дразнить его Стрела.
   - Ну, да, - краснея, ответил Пост. Эта русская девчонка все больше ему нравилась.
   - Ну ладно, раз уж разговор зашел о снах... что тебе такое выдающееся приснилось?
   - Не знаю, поймешь ты или нет... - замялся Пост. - В общем... мне снилось... (Тут Пост взял себя в стабилизаторы и заговорил решительнее) Мне снилось небо.
   - Небо? - насмешливо переспросила Стрела. Было видно, что она готовилась его "подколоть".
   - Ну да, небо... О, ты, наверное, не понимаешь, как много значит оно для меня!
   - А что такого особенного связано у тебя с небом? - собеседница была заинтересована.
   - Ну, как бы сказать... Понимаешь... как-то я поговорил на заводском складе с его обитателями, Стингерами номер 630 и 632. Шестьсот Тридцатый сказал, что моя задача - бороться с вражеской авиацией, а Шестьсот Тридцать Второй уточнил, что авиация - это самолеты и вертолеты.
   - Да, это он верно подметил.
   - Вот... Потом мне довелось поговорить с одним Самолетом... Ты не думай, это не тот, с которым надо бороться, это другой, Военно-Транспортный, свой. Так вот, Самолет рассказал мне про небо. Он говорил, что оно очень большое и красивое. А еще в нем очень приятно летать.
   - Вот, значит, как? Что ж, интересно...
   - Понимаешь, Стрела-2М...
   - Можно просто Стрела.
   - Так вот, понимаешь, Стрела... сначала я никому не рассказывал, о чем говорил с Самолетом. Потом все же рассказал двоим, Посту Пятому и Посту Седьмому. Рассказал, потому что доверял им. Но даже им я сперва не хотел ничего открывать - боялся, что они не поймут ничего, не поймут, как много значит для меня Небо. Потом их отправили в Афганистан, и я остался один на один со своей тайной. Та же участь пару дней спустя постигла и меня, и вот я здесь. Окажись рядом со мной кто-нибудь из проверенных товарищей, я бы и рассказал ему что-нибудь, но ни одного знакомого Стингера - знакомого настолько, чтобы я мог ему доверять - я не встретил.
   - Тут в дело вмешалась я, и...
   - И я стал думать, говорить тебе про небо или нет. Вот, пришлось сказать, как видишь.
   - Можешь мне доверять, Стингер. Я никому не расскажу. Обещаю!
   - Конечно, я тебе верю.
   - Ты не увиливай от вопроса. Тебе снилось небо, но я же не знаю, как оно выглядит!
   - Ну... не пытайся себе его представить, ничего не получится. Небо огромное, высокое, голубое... и в нем летается хорошо.
   - В общем, Самолет был прав... а если ты сам не видел неба, откуда же ты знаешь, что тебе приснилось?
   - Ну, знаешь ли, Стрела... Со мной иногда бывало такое: я вижу что-то, доселе неизвестное, и вдруг понимаю, что это такое, как оно называется - вдруг, неосознанно.
   - А, тогда мне все ясно. Знаешь что, Стингер... заразил ты меня своим небом (это словосочетание больно полоснуло по слуху несчастного Поста)... теперь я и сама хочу его увидеть.
   Пост Первый понял, что Стрела вовсе и не думала его обидеть, просто неловко выразилась. Но он был готов все ей простить, ведь она его поняла. Стоп! Теперь возникает такой вопрос: а почему он мирно беседует с ней, а Стрела все понимает? Ведь она русская, а он американец! Или у Техники со всего мира существует универсальный язык?
   - Послушай, Стрела...
   - Да?
   - Вот скажи, ты не знаешь, почему мы понимаем друг друга?
   - Да что тут знать? Для тех, кто объединен одной целью, не существует языковых барьеров!
   Эту простую истину Пост был готов услышать от кого угодно, только не от Стрелы. Русская собеседница не производила на него впечатления комплекса умного и склонного к размышлениям. Только сейчас он понял, как же ошибался в ней. "А все потому, что ты судил по внешности", - прочитало ему мораль подсознание. С тех пор он стал гораздо больше уважать свою собеседницу.
   ... - Эй, ты спишь?
   - Нет... а что?
   - И знаешь, что я только что узнала?
   - Ну?
   - Не успеешь ты как следует отдохнуть: завтра нас потащат в горы.
   - Кто потащит? - не понял Пост.
   - Ну как кто? Моджахеды, разумеется! Эти бородатые типы уже и без того насбивали несчетную рать советских вертолетов, так им этого мало! - Стрела уже не говорила, а бросалась словами, острыми, как лезвия, едкими, как кислота. - Ты понимаешь, Стингер, понимаешь, это же всё мои соотечественники, понимаешь ты это? И ведь твои родственники им помогают, Стингеры Базовой Модификации! Американцы! - последнее слово получилось особенно едким. Стрела закончила свой гневный монолог и... заплакала.
   "Что с тобой?" - хотел было спросить Пост, но вовремя остановился. Он вспомнил рассказ Самолета про вьетнамскую войну: тот очень печалился по погибшим товарищам, своим соотечественникам. Со Стрелой происходит то же самое; вертолеты и самолеты, хоть и не приходились ей родственниками, но появились на свет там же, где и она. Немного подумав, Стингер Пост Первый вдруг понял, что ему совсем не хочется никого сбивать. Зачем, и правда, зачем что-то делать, если этим ты причинишь другим боль? Ему было очень жалко несчастную Стрелу...
   ...Настал новый день. Моджахеды, помолившись, открыли контейнеры. Поднялся страшный гвалт - каждому хотелось опробовать новую модификацию американского "Стингера", каждый жаждал испытать в бою невиданную доселе загадочную советскую "Стрелу-2М".
   - Прекратить! - заорал командир отряда, когда его подчиненные уже были готовы вцепиться друг другу в волосы. - Во имя Аллаха, немедленно прекратите это безобразие!
   Моджахеды послушно завершили яростный спор.
   - Значит так, ты, Абдулла, берешь "Стрелу", а ты, - командир ткнул в молодого афганца, недавно прибывшего из пакистанского тренировочного лагеря, - ты, Мусафар, возьмешь этот новый "Стингер", присланный нам по милости Аллаха из далекой Америки. Пойдем за мной, и да пребудет с нами Аллах!..
   На мгновение у Поста закружилась голова, когда его вынимали из контейнера. Потом он почувствовал, что у него на ремне кто-то висит. Когда головокружение прошло, Пост понял, что это он висит у кого-то на плече посредством ремня. Глядя по сторонам, он пытался отыскать Стрелу.
   - Эй, я здесь! - окликнул его знакомый голос.
   - Здесь - это где?
   - Перед тобой!
   - Ах, вот ты где, - обрадовано вздохнул Пост, найдя, наконец, Стрелу-2М.
   Они довольно долго болтали ни о чем, и вдруг Стрела сказала ему:
   - А знаешь, ведь я вижу небо!
   - Небо Где? Где оно? - заволновался Пост.
   - Оно над тобой!
   - Надо мной? - Стингер Пост Первый беспокойно поглядел наверх, но вместо неба заполучил очередное головокружение - от разреженного воздуха гор. Когда, наконец, темный экран убрался из поля зрения, он попытался сориентироваться. Итак, в нормальном положении он смотрит в землю. Подняв голову вверх, он видит спину Абдуллы и Стрелу-2М, висящую у того на ремне. Дальше повернуться уже не было возможности.
   - Я... я не вижу.
   - Почему? Вот же оно!
   - Я не могу посмотреть туда, куда смотришь ты. Конструкция не позволяет.
   - А ты попробуй еще раз!
   - Ничего не получается, - расстроился Пост, - только головокружение.
   - Ладно, что ж тогда делать. Не огорчайся только; что-то подсказывает мне, что именно сегодня мы увидим небо. Наверное, это душа.
   - Да, конечно; это душа. Не знаешь, что это такое и где оно находится, но оно есть.
   ... - Стоять! - крикнул командир отряда. Он заслышал какие-то посторонние звуки. - Это вертолет ненавистных захватчиков, возможно, и не один.
   Он не ошибался; к ним приближался Ми-8, сопровождаемый вертолетом Ми-24.
   - Подготовиться к пуску! - скомандовал он Абдулле и Мусафару...
   ... - Не к добру все это! - закричала Посту Стрела. - Похоже, небо мы увидим совсем скоро!
   - Да, так и есть, - согласился Пост. Он сейчас опять впал в состояние неопределенности: он хотел увидеть небо, но не желал никого сбивать, однако знал, что без этого - никак.
   Мусафар подключил к ему батарею и положил на плечо. Теперь Пост прекрасно видел два горячих пятна - это вертолеты. Советские вертолеты. Нет, ему совершенно не хотелось лететь в их сторону. Но совладать со своей природой он не мог: его система наведения захватила вертолет как цель. Он в нее попадет и собьет... Правый вертолет, Ми-24, был его целью. Пост чувствовал, как что-то побуждает его запеть, и запел. Отрывистое и ритмичное пищание было его песнью. "Я не хочу никого убивать, нет, нет, нет!" - все громче кричал он, но от этого пищание лишь ускорялось. Пост взглянул налево. Последнее, что он увидел перед запуском, был молящий взгляд Стрелы, такой же беспомощной, как и он сам...
   Но все сомнения куда-то делись, как только Пост вылетел из пусковой трубы и включил двигатель. Он летел, расправив сильные стабилизаторы, летел, рассекая воздух. "Небо! Небо!" - кричал он в порыве радости. Сбылось то, о чем он так долго мечтал: Пост увидел небо! Оно и правда в точности такое, как говорил Самолет, такое, какое видел он во сне! О, как чудесно лететь по небу, такому чистому и ясному!
   Но тут он вспомнил, что летел не просто так. Он летел к цели, и этой целью был советский вертолет Ми-24.
   - Улетай, улетай отсюда скорее! - крикнул Пост Вертолету. - Я потерял управление, я не могу повернуть!
   - Пожалуйста, не трогай меня, Стингер, пожалуйста! Я же ничего тебе не сделал!
   - Я знаю, но ничего не могу с собой поделать... Я не хочу, чтобы кто-то погиб... я не хотел... я просто хотел увидеть... хотел увидеть небо!
   Ми-24 понял несчастного.
   Понял, но слишком поздно.
   В последнюю миллисекунду своей короткой жизни Пост обернулся и увидел летящую Стрелу-2М. Она смотрела на него большими, грустными глазами. Ми-8, который должен был стать ее жертвой, только чудом миновал смерти.
   Но мечта Поста сбылась. Он увидел Небо. Увидел - и погиб.
   ... По прибытии на базу пилот подбитого Ми-24 рассказывал другим летчикам:
   - И вы знаете, запущенный в меня "Стингер" повел себя более чем странно. Он летел прямо в двигатель, но в последний момент резко свернул в сторону и взорвался у хвоста. Сколько здесь ни летал, такого ни разу не видел...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"