Смирнова Ольга Владимировна: другие произведения.

Хиж-2010: Приди

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    специально для ХИЖ-2010

ХиЖ-2010 . ПРИДИ

* * *

Ирга вплела ленту в двенадцатую косичку и втянула воздух сквозь стиснутые зубы, чтобы не выругаться. Когда она проходила конкурс на жрицу, то не думала, что подготовка к танцу "Грехопадение" будет настолько доставать. Этот танец учили одним из первых: даже послушницы первой ступени обязаны были выучить шесть несложных вращений и дорожку шагов, хотя танцевать по Лабиринту их и не пускали.

В главном святилище этот танец танцевали редко: согласно Завету, им открывалось таинство поклонения Защитнице два вечера в году, накануне летнего и зимнего солнцестояний.

Согласно Завета, на летнее солнцестояние Великая спустилась с неба на землю, а на зимнее отбыла, оставив Завет, Храм, дорогу к гавани и множество историй о чудесах. Широкая дорога к гавани и мол из огромных тесаных камней сохранились до сих пор, служа прочным основанием для сказок и легенд.

Ирга любила танцевать, а храмовая школа считалась очень престижной для девочек. Придя в храм, она научилась отбивать такт звонкими сандалиями и, сведя особенным образом руки, восклицать в такт барабану - Приди, Приди, Приди! Воздай! Воздай! Воздай! - уже в двенадцать лет. В конце полагалось поклониться алтарю, как бы обхватывая ладонями стержень из электрика в центре, но не касаться его руками, и восхититься легчайшим голубоватым маревом, возникающим между стержнем и руками. Марево означало, судя по Завету: Я тебя вижу и молчу.

Одновременно следовало повторить три раза на Древнем наречии ритуальную фразу из шипящих слов, звучащих весьма экспрессивно.

Ирга задумалась, медная лента снова замерла в ухоженных пальцах.

Конечно, жрицы Защитницы неприкосновенны... ни один захватчик на протяжении многих поколений не смел осквернить храм самой почитаемой богини Пролива и Островов.

Даже на материке было несколько святилищ Богини.

Не то чтобы храм совсем не грабили: времена неспокойные, корабли тех или других воителей приплывали нередко - Остров стоял в Проливе, на пересечении торговых путей, и при всем старании соблюдать высокомерный нейтралитет, страдал от набегов с севера, запада и востока. Откупался Остров зерном, вялеными фруктами, иногда рабами, и время от времени священными сосудами из электрика с добавкой одной из жриц: Посвященная в сопровождении четырех прислужниц уходила из привычного комфорта в полевое святилище Богини, нагруженная серебром и электриком.

Одна Защитница ведала потом, как складывалась дальше история нового форпоста Богини в чужих краях. Если хорошо - приходили известия, а нет...

Снова раздались крики и шум, Ирга вздрогнула и стала доплетать косу, чуть не порезав медной лентой палец.

Сейчас все не так. Все плохо, плохо, плохо. Стоя на стене Храма, она могла видеть, насколько плохо.

Третий день все жители острова и наемники, отряды соседней Иберики и даже уцелевшие пираты Пролива сражаются против напАсти с юга.

Грозные, очень жестокие воины высадились с огромных тупоносых кораблей у того самого мола.

Их оружие не блестит медью, оно черное. Они используют огонь, который горит даже на воде. И они уничтожают все храмы, убивают жрецов и вообще всех взрослых. А детей и вещи собирают на свои корабли.

Вчера с холма она смотрела, как бросают вниз с парапета статуи бога -покровителя торговли. И его жрецов. А позавчера на мысу в воду пролилась кровь жрецов - хранителей Бога морей.

Сегодня на рассвете Ирга видела сверху, как уцелевшие жители тащат кувшины и мешки на корабли, подгоняемые охранниками, и скрываются вместе с ними в брюхах черных кораблей.

Завет требовал, чтобы в дни испытаний "Грехопадение" исполняли в главном святилище, в полном облачении, днем и ночью, с небольшими перерывами. Вот только нарядов таких было всего два, и сам наряд был тяжелый, с блестящими пластинами на тунике, напоминающими, очень отдаленно, доспехи гоплита, с тяжелой пекторалью на шее, с неприятными металлическими наручами, с медными колпачками-когтями на пальцах.

Субтильные жрицы, выросшие на фруктах и сладостях, с трудом таскали на себе эту сбрую, и сильно уставали, поскольку танец был резкий, агрессивный, провоцирующий.

Ткань платья тоже не выдерживала долго тяжести электрика, и каждое новое поколение жриц переносило, согласно Завету, пластины на новую прочную ткань, строго соблюдая положение каждой пластины.

Ирга была ширококостной и широкоплечей, ей доставалось танцевать чаще других. Вчера ей даже показалось, что она входит в священный транс, и Богиня слышит ее.

Видно, только показалось. Помощь не пришла.

Если бы Богиня слышала все проклятья, наверное, взглянула бы на то, что происходит вокруг ее главного в Ойкумене святилища. И вспомнила бы свою дремлющую ипостась - как там? - Гарда Проведимента Ойкумена Рекомпенса - в общем, явилась бы и навела порядок и справедливость.

Очень было бы неплохо ... так хочется чуда. Здесь и сейчас.

Снова с силой втянув воздух сквозь сжатые челюсти, Жрица вышла во двор и с ненавистью посмотрела на палящее солнце. К концу танца она будет как раскаленный котелок в этой сбруе, хоть воду косами кипяти.

С дрожью прислушалась к крикам, которые стали еще ближе. Наверное, захвачен богатый квартал на нижней террасе.

Выпила кубок вина, поднесенным дрожащей послушницей. Эх, убежать бы, да некуда!

Подошла ко входу в Лабиринт, поднесла руку к первому копью: от прошлого танца остался ощутимый след, острие отозвалось теплом и голубой искоркой.

Богиня, где же ты, когда ты ТАК нужна?!

Прислужница забила в барабан, и Ирга привычно вошла в узор копий и мечей, именуемый Лабиринтом, ритмично ударяя сандалиями и изгибая туловище, чтобы не коснуться косами и подолом многочисленных клинков.

Первый большой круг, второй, третий. Наконечники копий слегка засветились голубым, с них полетели мелкие искорки. Богиня, услышь нас, мы здесь! Вмешайся!

В ритм барабанов вплелись женские крики и лязг металла.

Четвертый и пятый круги. Крики затихли, раздаются удары, будто каменотесы трамбуют дорогу.

Шестой и седьмой. Перешла на внутренний диаметр, ритм убыстрился.

Плохо видно, потому что танец быстр, а пот заливает глаза.

Жарко, как же жарко. Толстая ткань нижней рубашки впитывает пот. Но у нее получается: почти все острия копий засветились так, что их сияние заметно даже на полуденном солнце.

Черные воины появились сначала на девятом круге. Замолк барабан, и что-то пискнули прислужницы.

Большие черно-красные солдаты, как скорпионы, выбежали во двор через главный вход и окружили Лабиринт.

Ирге не нужен барабан, чтобы соблюдать ритм. Она станцует правильно и так, под перестук собственных сандалий. Десятый круг. Защитница, где же Ты?! Это не люди, они топчут тела защитников твоего храма!

Где ты, Гарда Проведимента!?! Сокровищница взломана, и драгоценные предметы вытаскивают, завернув, как в мешки, в роскошные покрывала саргонского виссона, и просто в шторы и занавески.

Мешки бросают у выхода, там уже десяток черно-красных поставили на колени уцелевших девчонок в порванных платьях. То, что осталось от старших жриц, лежит у западного входа. Ей не рассмотреть: у нее десятый круг. Ей жарко и тяжело дышать. Пахнет гарью и кровью.

Успеет ли она станцевать до конца? Конца. Конца. Конца.

У нее больше нет мыслей о Богине, и даже о себе. Она повторяет и повторяет про себя слова Древнего наречия. Они не позволяют сбиться с ритма. Они вплетаются в топот ее сандалий и шорох юбки.

А еще она повторяет считалку. Двенадцать сгорят, десять спалят, одна улетит, меч уронит.

Странная считалка, но под нее учат танцевать "Грехопадение". С ней легче находится ритм, когда только учишься топать и поворачиваться.Танцевать под нее лучше, чем под барабан. А слова Древнего наречия слишком шипящие, они даже мешают.

Там, снаружи Лабиринта, что-то поменялось. Построились черные. Что-то кричат и бьют в щиты.

Даже этот звук не сбивает ее с ритма. Появляется какой-то начальник. Он низкоросл, в его одежде много темно-красного, у него диковинный шлем, и когда он рявкает команды, затихают черные. Он смотрит в ее сторону.

Одиннадцатый круг. Осталось прожить чуть-чуть.

Какая-то еще команда - зло, коротко, по-чужому.

Плевать. Она Жрица. Жрица танцует. Никто не может командовать Жрицей в священном танце.

Кто-то бьет мечом по копью Лабиринта. Синяя молния, один черный падает.

Богиня, ты здесь! Ты ударила святотатца!

Нет, ты молчишь и тебе все равно. Они рубят тиковые древки твоих копей и звереют от молний, бьющих мимо. Их доспехи прочны, их мечи тяжелы. Они ломают твои копья и сбивают сапогами острия из электрика. Их сапоги топчут Лабиринт.

Всё. Это конец. Богиня,ты не защитила нас, а мы не защитили тебя.

Услышав еще один чужой рявк, она понимает: двенадцатый круг не пройти.

И поворачивается к алтарю. Она хорошо вышколена, Жрица древнего культа. Она слишком горда, чтобы отдать себя этому багровому коротышке и остальной мрази. Пусть не двенадцать кругов, пусть не ритуальный гимн. Она знает, как почтить Богиню.

Двенадцать сгорят, десять спалят.

Радуйся, Ойкумена Рекомпенса!

У нее есть пара мгновений: раскрутившись, она цепляет юбкой и косами сразу несколько копий. Голубые молнии бьют в разные стороны, поразив кого-то из черных. Шаг к алтарю.

Она не застывает, как положено. Она с размаху кидается на алтарь, хлестнув волосами низкие лезвия по периметру.

Руками с когтями из электрика она хватается за острие в центре алтаря. ПРИДИ! Она еще успевает заметить яркую белую вспышку, прежде чем ее тело испаряется в разряде, невиданном на этой планете.

* * *

И было записано в летописях и выучено сказителями.

И вздыбилась земля, а вслед за ней вздыбилось море.

И рухнул город, и реки потекли вспять, и волна из глубин уничтожила черное воинство.

И воздаяние Богини не пощадило ни дома, ни гавани, и на материке многие пострадали от той волны, что смыла с острова даже камни.

И уравнялись захватчики с захваченными.

И рухнул центр острова, вместе с храмом, внутрь земли.

И на месте провала стало озеро.

* * *

Легенды еще говорят, что в ясную погоду там на дне виден алтарь безымянной Богини.

Медные руки стоящей на нем застывшей последней Верховной Жрицы держат волшебный карающий меч, который Богиня уронила на Остров.

Вода озера ядовита и разъедает все, кроме электрика, поэтому проверить легенду и завладеть мечом не удается.

* * *

Спутник висит на геостационарной орбите в автоматическом режиме в боевой готовности, и что такое несколько сот лет для лазерного прицела?

После получения сигнальной последовательности с поверхности, за двенадцать секунд активируется излучатель, смертоносный луч находит цель, подтверждает команду и бьет. Записывает геомагнитные данные, сравнивает с эталонными и бьет еще раз. Снова сравнивает с эталонными и делает отбой. Таким образом, попытка несанкционированного доступа к планетной базе пресечена двойным гравитационным ударом средней мощности.

Спутник удерживается на стационарной орбите, которая корректируется раз в сто циклов. Запуск лазерной пушки осуществляется простым электрическим импульсом из определенной точки на поверхности планеты. Солнечные батареи не сильно потеряли в качестве, и создаваемая гравитационная волна означает начало землетрясения с силой, достаточной для интенсивных разрушений.

Для активации гравитационного удара следует осуществить простой ненаправленный разряд электричества мощностью в пределах тридцати тысяч единиц из точки будущего эпицентра.

* * *

Несколько слов на Древнем наречии? Это просто эмоциональный фон, он не транслируется вместе с импульсом. И с Древнего наречия не переводится.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"