Смит Джемма Робертовна: другие произведения.

В ту темную ночь...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "...Утро свадьбы выдалось суматошным. Мать невесты улаживала проблемы с цветами, лорд Кэмберли встречал все прибывающих гостей, сестры вовсю наряжались к торжеству, невеста, пыхтя, лезла вниз по каменной стене. План побега был прост. Изобразив полное смирение с собственной судьбой, дождаться свадьбы, и когда все будут слишком заняты, незаметно смыться, выбравшись через окно". Что из этого вышло? Я с удовольствием расскажу вам эту историю..

  В ту темную ночь...
  Глава 1
  Светлое помещение с широкими окнами, в которое я торопливо вошла, было заполнено очень разношерстной компанией. Тут были и гномы, и полуорки, и дроу, а вот за секретарским столом было пусто. Клиенты, ожидающие в приемной, тихо переговаривались. Я обратилась к гному, сидящему с самого краю:
  -Простите, уважаемый, а где секретарша? Мне очень надо попасть к...
  Договорить мне не дали, гном сдвинул кустистые брови и нетерпеливо выдал:
  -Так всем надо, деточка, не у тебя одной важные дела. Нет их. Вызвали по срочному делу, мы тоже заявления напишем, секретарю сдадим, да и пойдем. Но, кто ж знает, когда они освободятся. Охх... - плечи у сурового гнома разом поникли, сам он сгорбился, ну, а я поняла одно, нужен другой план.
  В контору частного сыска "ДэЮре" мне посоветовал обратиться мой друг Ливен. Ну, как посоветовал, пришел ко мне с утра пораньше, на цыпочках прокрался в ванную (чтобы не разбудить, ага) и вернувшись, бережно облил спящую меня ледяной водой прямо из ведра. Мгновенно проснулась, в ужасе размахивая руками, а когда увидела над собой весело ухохатывающегося друга, проснулось еще и мое дикое желание убивать, которое я незамедлительно кинулась воплощать в жизнь. Друг к такому повороту событий был, к сожалению, готов, поэтому с лёгкостью пресек все мои попытки восстановить вселенскую справедливость. И вот, мокрая, злая, несправедливо разбуженная, воинственно настроенная я, с перехваченными одной лапищей, некоторых не в меру наглых, руками, я поняла, что безбожно проигрываю, поэтому, в ход пошли уже пинки. Тот подобной наглости не стерпел, и просто запеленал меня с руками в мое же одеяло. Нет, это уже наглость, извините.
  -Ты совсем страх потерял, чудовище?! - возмущенно.
  В ответ, мне просто улыбнулись, нагло смотря прямо в глаза. Нет, ну этот кого хочешь доведет. "Этот" был моим лучшим и верным другом, с которым и в огонь, и в воду, и в лес с умертвиями не страшно. Высокий, светлокожий, красные волосы, огромные черные глаза с длиннющими пушистыми ресницами того же цвета, прямой нос, все при нем. Все, кроме совести.
  -Солнце, у меня мысль по поводу поисков Мит, - все так же улыбаясь сказал Ливен, а вот я мгновенно угомонилась в своем "коконе" и приготовилась внимать каждому слову, оставив все попытки выбраться из плена.
  Мита, наша общая подруга, пропала два дня назад. Никаких вестей, никаких следов. Ее исчезновение первым заметил Лив, который, проходя мимо ювелирной лавки, в которой Митка работала продавцом, решил к ней заскочить, но к огромному удивлению мужчины, подруги на рабочем месте не оказалось. Вместо нее, за прилавком стоял мрачный, как туча господин Пибик, владелец лавки. Гном, к слову сказать. Увидев потенциального клиента, почтенный господин расплылся в доброжелательной улыбке.
  -Темных, уважаемый, чего желаете?
  -Где Мита? - сразу перешел к вопросам Лив, даже не посчитав нужным поздороваться, он, прекрасно зная нашу подругу, был уверен, раз эта ответственная отличница не вышла на работу, значит, либо она заболела, либо случилось что-то более серьезное.
  Гном скривился, словно от зубной боли и прошипел:
  -Об этой вертихвостке я могу лишь одно сказать, ноги ее больше в моей лавке не будет!
  -Ясно. Четко. И по существу. Что случилось? - уже начиная злиться, хмуро спросил мужчина.
  У господина Пибика даже мысли не возникло возразить, интуитивно понимая, что для него же лучше рассказать все и сразу. Друг умел быть убедительным, когда нужно.
  -Вчера она тоже не вышла на работу, - потерянным голосом начал гном, - я, естественно, отработав за нее до конца смены, пошел разбираться. Дома девушки не оказалось, но ее матушка, госпожа Оливия, сказала, что дочь с утра ушла на встречу с друзьями в "Северный ветер ", и была очень удивлена, даже шокирована, узнав, что Мита меня не предупредила. Я пошел туда и... - тяжелый вздох, - она там сидела, за центральным столом, с тремя дроу, пьяная и абсолютно невменяемая, - при этих словах у Ливена даже лицо вытянулось от удивления. Наша трезвенница Мит? Да быть такого не может! О чем он незамедлительно сообщил собеседнику.
  -Да я сам поначалу глазам не поверил, - вспылил господин Пибик, - подошел ближе, чтобы убедиться. Никаких сомнений. Это была она. Я попытался поговорить с ней насчет работы, но она лишь отмахнулась от меня, а потом, один из ее дружков попросту вытолкал меня оттуда со словами: "Исчезни, дядя". Вот и вся история, а теперь, извините, у меня много работы, - скомкано закончил свой рассказ гном, углубившись в какие-то записи.
  Ливен, поняв, что гном большего не знает и не скажет, сразу же пошел ко мне, выяснять, не в курсе ли я. Но я не знала. Никто из общих, мало-мальски знакомых, тоже не знал, даже мама ее не была в курсе и предположений, куда исчезла девушка, тоже не имелось. В ресторации "Северный ветер" нам тоже ничего толком не сказали. Только то, что Мита пришла туда совсем одна, заказала одно из самых дорогих вин, долго сидела, методично опустошая бутылку, а потом, к ней подсели трое дроу, ушла она, кстати, тоже в их компании. Естественно, это все была закрытая информация, заведения подобного рода не раскрывают личностей своих клиентов, как и то, когда и с кем они у них гостили, уважая право на частную жизнь, оттого и пользуются популярностью. Но как я уже говорила, мой друг умел быть крайне убедительным. И даже эта информация нам мало чем помогла, после ресторации, след полностью обрывался.
  Я всю ночь не спала, думая и размышляя о том, что могло случиться с Митой. Побег? Это совсем на нее не похоже, да и причин не было для этого, по крайней мере, явных. Похищение? Хоть ее родители и не бедствуют, но все же, думаю, в Ардаме нашлось бы много других девушек из семей намного богаче Миткиной, которые привлекли бы преступников, жаждущих легкой наживы, а о другом... я даже мысли допускать боялась. Только к утру забылась беспокойным сном, но и тут мне поспать не дали, устроив экстремальное пробуждение. У Ливена была одна идея, кто бы смог помочь нам в поисках. Про контору "ДэЮре", я, конечно, слышала, хотя, в Ардаме, думаю, про нее слышали все, это была самая успешная контора частного сыска. Друг решил, что раз мы своими силами не справляемся, нужно привлекать профессионалов.
  И вот, стою я в приемной и понимаю, нам здесь не помогут, у нас нет времени на то, чтобы ждать, даже одна потерянная минута может все решить. Раз их по срочному делу вызвали, вероятнее всего, это надолго, да и клиентов тут набралось прилично. Я в последний раз обвела контору взглядом и с грустным вздохом покинула помещение. Прохладный ветер сразу же ударил в лицо, после теплого помещения это чувствовалось особенно остро, и я плотнее закуталась в шарф. Поздняя осень. Небо затянуто тяжелыми тучами, а в воздухе ощущается запах приближающегося дождя. Я сделала глубокий вдох и смело шагнула, намереваясь сбежать по ступенькам, оступилась и чуть не упала, едва успев ухватиться за перила. С трудом переведя сбившееся дыхание, уже спокойнее зашагала вниз.
  -Осторожней, девушка, - открыто улыбнулся мне молодой мужчина, проходивший мимо, - будет очень досадно, если Вы...
  -Исчезни, - голос Ливена раздался рядом и совсем неожиданно, при чем, как для меня, так и для собеседника.
  Улыбка незнакомца померкла, а взгляд стал откровенно раздосадованным.
  -Молодой человек, я...
  -...шел мимо, - невозмутимым голосом закончил Ливен фразу.
  Иногда, я все-таки поражаюсь, как в одном человеке, ну ладно, не совсем человеке, могло умещаться столько наглости. Приятель был из василисков, оттуда и редкий цвет волос, а вот откуда эта редкая бесцеремонность было трудно сказать.
  -Лив, прекрати, он просто пытался быть учтивым, - смотрю другу прямо в глаза, взглядом призывая к порядку, - Вы, пожалуйста, не обижайтесь на моего... - растерянно замолчала, поскольку, отвернувшись от друга, повернулась к пустоте. Мужчины тут уже не было, зато, чуть дальше по улице, была его удаляющаяся спина. Кстати говоря, безбоязненно смотреть в глаза василиску, не опасаясь превратиться в обездвиженную статую, позволяли прозрачные линзы, изготовленные на заказ, специально для моего друга, которые он практически никогда не снимал.
   -Видишь, малышка, все мужчины от тебя бегут, один я, дурак, тебя терплю.
  -Бедный, ты, несчастный, - фыркнула я и взяла друга под локоток, направляясь вниз по улице, - ты разве не должен быть на работе?
  -Нет, у меня было лишь одно занятие, - отмахнулся он, - после, сразу пошел за тобой.
  Василиск работал в Академии Проклятий, обучал адептов навыкам самообороны, точнее, замещал уехавшего по личным делам преподавателя. Личные дела у того не заканчивались уже полтора года, но не скажу, что это хоть кого-то огорчало, адепты к Ливу привыкли и даже любили его, особенно, женская половина, а он, в свою очередь, великодушно позволял им это делать.
  -Что в конторе сказали? - уже серьезно спросил Лив.
  -Их там не оказалось, - голова опустилась как-то сама собой, - какие-то срочные дела, а в приемной куча посетителей, у нас нет времени ждать, Ливен.
  -Да, ты права, надо придумать что-то другое, - согласился приятель.
  -Ума не приложу, куда она могла уехать, она родилась и выросла в Ардаме, в отличие от нас, и всем сердцем любила этот город, даже переезжать не хотела, хотя, когда я рассказывала о своих путешествиях... - тут, я резко затормозила, заставив остановиться и приятеля, - Я, кажется, знаю, куда она могла уехать, Ливен! Если конечно, она решила уехать, и с ней ничего... -договорить я не смогла, тихо всхлипнув.
  -Ну-ну, перестань, плакса, - начал Лив, привлекая меня к себе и приобнимая, - ты же знаешь, женские слезы заставляют меня грустить.
  -Ты никогда не грустишь, - глухо сказала я ему в грудь.
  -А вот сейчас начну, если не перестанешь, - с угрозой сказал мужчина, - а когда я грустный, я очень милый и ты не сможешь устоять перед моим очарованием, потом влюбишься, а безответная любовь, штука страшная, так что, прекращай это все и рассказывай, где может быть Мита?
  Отстранившись, улыбнулась, и вытерла мокрые глаза платком. Затем, справившись с очередным желанием разреветься, тихо начала:
  -Помнишь, я рассказывала про домик у озера, принадлежавший моей семье, куда я ездила еще совсем маленькой с родителями, а потом уже одна, когда немного подросла?
  - И? - совсем не понял связи между событиями друг.
  -Я рассказывала о том, как убегала туда от очередной ссоры родителей, от тетушек, которые любили поиздеваться над полненькой племянницей, о том, как там мне было хорошо и спокойно, тихий треск дерева в камине, горячий чай и большая библиотека. Мое личное убежище. Там можно было забыть о тревогах и подумать обо всем, о себе, о своей жизни, о том, что делать дальше. Так вот, Мита тогда долго еще расспрашивала о том, где именно это место, как там все выглядит, об озере, она была полна такого энтузиазма, что я с радостью ей все расписывала во всех красках и подробностях, решив, что ее интерес вызван любопытством молодой, романтичной девушки, которая никогда родного города не покидала, понимаешь?. Она могла туда поехать? Как думаешь? - и столько надежды было в моем голосе.
  -В любом случае, нужно проверить, - тут же отозвался Лив, - собирайся, поедем в твой Тенруг, а оттуда уже к озеру.
  Я поежилась, ехать туда мне хотелось меньше всего. Прошло уже почти два года, с тех пор, как я уехала из родного города и сказать честно, не было ни одного дня, когда я пожалела бы о своем решении.
  Жизнь в Тенруге у меня была сказочной. Дорогие платья, балы, приемы, огромный особняк, но сказкой она была только на первый взгляд. Дорогие платья выбирала отнюдь не я, да и мнением моим мало кто интересовался, на балах, вместо радости и просыпающегося любопытства при мысли о знакомствах с новыми и интересными людьми, о прекрасных леди в пышных платьях и учтивых кавалерах, я видела лишь лицемерие, в котором погрязли все и каждый, приходивший на эти сборища за полезными для себя знакомствами и новыми сплетнями, и огромный дом, в котором было так мало любви. Отец с матерью грызлись друг с другом из-за каждой мелочи, три тети, сестры отца, которые по разным причинам жили с нами, только и могли разговаривать, что о нарядах, украшениях и моде. В любом случае, у них были благодарные слушатели, две мои младшие сестры восторженно следовали их советам и могли часами расспрашивать о молодых людях, приглянувшихся им на балах или же о новых модных сапогах, и та и другая тема, кажется, вызывала у них одинаковые эмоции.
  Ну а я с детства была не такой, как мои сестры, оттого и ходила задумчивая, словно не от мира сего. Ситуацию усугубляла моя невзрачная внешность и лишний вес, но хуже всего было мое абсолютное равнодушие к мальчикам, что очень сильно заботило моих домочадцев, ведь мало кто захочет взять в жены некрасивую, полную, да к тому же и неинтересную в общении замухрышку. Доказывать им и говорить, что это именно молодые люди не вызывали во мне никакого интереса с ними общаться не было ни малейшего желания, и я молчала.
  А мой выгодный брак, как оказалось, был крайне важен для моей семьи, даже больше, чем я сама. Это нашло свое подтверждение, едва мне исполнилось двадцать лет. В то время, мы переживали не лучшие времена. Всем было трудно. Отец погряз в долгах, мама заперлась у себя в комнате и выходила крайне редко. Конечно, кому бы захотелось видеть своих многочисленных "верных" подруг, в дорогих платьях, сшитых по последней моде, которые приходили ее проведать, а на деле лишь лицемерно улыбались, параллельно цепким взглядом подмечая все, что стоило бы того, чтобы рассказать об этом на очередном приеме. Мне даже казалось, что они специально приходили в самых дорогих платьях, которые у них только были, только бы лишний раз напомнить и подчеркнуть, что мы уже не их уровня. И вот, спустя некоторое время, милые сплетницы, прикрываясь веерами, доверительно перешептывались друг с другом: "А вы знаете, госпожа Кэмберли столь плоха", "Вид, честно сказать, кошмарный. Хотя, учитывая, что ее муж спустил все деньги в карты, я не удивляюсь", "Я слышала, они продают часть имущества, лишь бы остаться на плаву", и многое-многое другое, что передавалось из уст в уста и планомерно разрушало столь ценный для мамы и созданный годами престиж. И вот, запершись у себя, она уже никого не принимала, выходила только поесть или посидеть в кресле у окна в Большой зале, задумчиво смотря вдаль.
  Позднюю ночь, когда отец быстрым и нервным шагом подошел ко мне, когда я, припозднившись, сидела в гостиной и читала очередную книжку, я не забуду никогда. Ночь, когда мне сообщили, что меня продали. По-другому я и не называла этого поступка.
  -Элли, - позвал он меня, хотя, я и так уже внимательно на него смотрела, отложив книгу, - Элли, дочка, счастливый день!
  -Правда? - я даже не знала, как реагировать на поведение собственного отца. Он весь лучился счастьем, и словно, разом помолодел лет на десять, - отец, что случилось?
  -Ты выходишь замуж, моя дорогая!
  Из меня словно весь воздух выбили, но, словно не замечая моего состояния, он с восторгом продолжал и продолжал говорить.
  -Я был у себя, разбирался с бумагами, когда секретарша зашла и сообщила о том, что какой-то представительный господин хочет меня видеть. Идей, кто бы это мог быть, у меня не имелось никаких. Ведь после моего... после того, как мы потеряли деньги, многие просто прекратили с нами всякое общение, перестали приглашать в гости и на балы, даже при встрече нехотя здоровались, - тут мужчина разом помрачнел, но рассказ свой продолжил, - я велел пригласить незнакомца, кем бы он ни был. Вошел, действительно, незнакомец. Он сообщил, что является представителем семейства Брайсленов, их старший сын изъявил желание жениться на моей дочери. На тебе, Элли! - выражение абсолютного счастья на лице отца ужасало не меньше чем вся эта ситуация, - это наш шанс! Они готовы заплатить за тебя столько, что это покроет все наши долги, мы снова будем жить как раньше, а ты станешь членом одной из самых богатых семей Империи!
  -Почему...я? - сипло спросила, смотря на отца, сквозь еле сдерживаемые слезы.
  -Он не объяснил, да я и не спрашивал, дочка, ты наше спасение, свадьба через неделю, - и с этими словами, отец предпринял попытку приблизиться ко мне, и, видимо, обнять.
  Но я вскочила с кресла и обошла его, словно выставляя между нами преграду.
  -Но я не хочу! Папа, пожалуйста, не делай этого, пожалуйста! - все-таки, я разрыдалась.
  -Ты что такое говоришь? - удивление на лице отца было бесконечным, - что значит, не хочешь? Ты хоть представляешь, в какой мы находимся ситуации? Да ни одна приличная семья с нами знаться не хочет! Ты хочешь подвести всю семью? Подумай о матери, о сестрах!
  -Но это не моя вина, папа, - все еще всхлипывая, сказала я, посмотрев мужчине прямо в глаза.
  -Это наша общая вина! - отрезал лорд Кэмберли, - а главная наша вина с твоей матерью в том, что мы плохо тебя воспитали, неблагодарная девчонка!
  Как выбежала из дома и убежала в сад не помню. Очнулась на садовой скамейке от собственных рыданий, стояла глухая ночь, понимание, что никто меня даже не искал, пришло не сразу, растерянно оглядываясь, я пыталась вспомнить, как я здесь оказалась, а потом, вспомнила все, и про свадьбу и про долги. Решение бежать пришло сразу же. Подхватив юбки, я направилась к выходу из поместья, намереваясь уйти из этого дома раз и навсегда. Но, как оказалось, отпускать вот так просто, меня никто не собирался. Отец выставил охрану, которая тут же заступила мне дорогу.
  -Госпожа Эллианор, вернитесь, пожалуйста, в дом, выпускать вас не велено.
  Несколько долгих секунд смотрела на этого образину, потом молча развернулась и зашагала прочь. Вернулась к себе в комнату, заперла дверь, упала на кровать, и снова заплакала. Себя было очень жалко. Замуж не хотела категорически, за незнакомца, тем более. Все молодые люди, с которыми мне в жизни приходилось встречаться, неизменно разочаровывали. Хотелось верить, что есть на этом свете тот самый, которого можно было назвать настоящим мужчиной, умный, благородный, храбрый, сильный... к моему огромному сожалению, у тех, в ком было одно качество, совершенно отсутствовало другое. А связывать свою жизнь с умным трусом, или сильным негодяем мне мало хотелось, вот и оставалась одна. Как выяснилось, моему одиночеству оставалось длиться недолго.
  Ведь отец мог продать часть имеющегося у нас в собственности имущества и расплатиться с долгами, но он выбрал дочь. С ней, оказалось, попрощаться проще, чем с конюшнями, загородными домами... спустя время, рыдала уже в голос.
  Утром в доме было необычно оживленно. Суетились служанки, в гостиной сидела вся женская часть нашего семейства, что-то активно обсуждая. Стоило мне только войти, все разом замолкли и посмотрели на меня. Первой ожила мама:
  -Ох, дочка! Моя милая, любимая, мое сокровище! Ты нас всех спасла, - и, подбежав, порывисто обняла, но я даже не шевельнулась, смотря на маму и с горечью понимая, она тоже... а о тетях и сестрах и говорить нечего было.
  Впервые я пожалела о том, что много лет назад решила измениться. Устав от вечных снисходительных улыбок теть и тонких шуток со стороны маминых подруг, я твердо решила похудеть, решение, кстати, пришло в один из вечеров, которые я проводила в домике у озера. Исключила из рациона все мучное и сладкое, а каждое утро начинала с пробежки и зарядки. Спустя полгода, меня уже было не узнать, стройная, хрупкая, на похудевшем лице начали выступать скулы, а серые глаза стали казаться больше, волосы больше не отстригала, и в скором времени, огромная копна каштановых локонов уже спускалась ниже лопаток. "Губы тонковаты", придирчиво меня рассматривая, сделала когда-то вывод одна из тетушек, ну хоть плюшкой больше не назвала, и на том спасибо. И вот сейчас я думала, если бы я и дальше оставалась толстушкой, этот господин Брайслен обратил бы на меня внимание? Сомневаюсь.
  -Элли, милая, - окликнула меня тетя Виа, - мы тут фасон свадебного платья вбираем, ты какое хочешь?
  Обычно, я очень редко плакала, но тогда, от творящейся несправедливости и жалости к себе я плакала, практически все время, вот и тогда, услышав про свадебное платье, я просто убежала оттуда в свою комнату, не желая ничего слышать ни про какое замужество.
  Неделя пролетела очень быстро. Утро свадьбы выдалось суматошным. Мать невесты улаживала проблемы с цветами, лорд Кэмберли встречал все прибывающих гостей, сестры вовсю наряжались к торжеству, невеста, пыхтя, лезла вниз по каменной стене.
  План побега был прост. Изобразив полное смирение с собственной судьбой, дождаться свадьбы, и когда все будут слишком заняты, незаметно смыться, выбравшись через окно. Поскольку, моя комната, находившаяся на втором этаже, была чуть ли не самой дальней, окна выходили не в сад и не во двор, а на высокий каменный забор. Между забором и основным зданием дома было где-то полтора метра расстояния, образуя своеобразный проход, которым, в принципе, никто не пользовался, ведь со двора в сад можно было попасть через дом, лишь садовник исправно подстригал газон, за что я была ему сейчас очень благодарна. И вот, в узких брюках для верховой езды и коротком черном плаще с широким капюшоном я спрыгнула на землю и на корточках поползла в сторону приготовленного заранее лаза под стеной. Оставшуюся болтаться на стене веревку, я надеялась, никто не обнаружит, хотя бы до того момента, как я буду уже далеко отсюда.
  С трудом выбравшись наружу, встала, отряхнулась, а затем, глубоко вдохнув, улыбнулась. Осознание, какой судьбы удалось избежать и мысль, вот она - "свобода" откровенно пьянили. Поправив висящую на плече сумку, со всех ног побежала в сторону магической станции, до которой, благо, было недалеко.
  Запыхавшаяся и еле стоящая на ногах, спустя двадцать минут я все-таки уже была на Станции. Поймав первого же извозчика, заплатила всю сумму до ближайшего крупного города Ардама, хоть это было и рискованно, благоразумные пассажиры полную сумму платили лишь по прибытии, на тот момент, я готова была заплатить все, что у меня было, лишь бы оказаться от этого места подальше. Все время возникало желание выглянуть в окно кареты или натянуть капюшон поглубже. Боялась, что за мной уже гонятся, и вот-вот я услышу голоса стражников или еще хуже, голос разгневанного отца. Выдохнула, призывая к порядку расшалившееся воображение. К моменту, когда мы выезжали из города, спокойствие мое уже стремилось к абсолютному.
  -Эй, ты чего? - вырвал меня из размышлений мягкий голос Ливена
  -А? Нет-нет. Ничего - торопливо ответила я, уже полностью избавляясь от наваждения.
  -Ага, ты тут уже десять минут успешно играешь в жертву скульптора-любителя, - хмыкнул ни разу мне не поверивший василиск, - о чем задумалась?
  -Да так, - отмахнулась я, не желая даже затрагивать эту тему.
  -Семья, - сразу же обо все догадался собеседник, который не зря носил имя лучшего друга, - не переживай, я не дам тебя им в обиду, обещаю.
  -Спасибо, Лив, - искренне поблагодарила я, посмотрев в серьезное лицо мужчины. Все-таки, приятно, когда тебя вот так вот сразу понимают, без лишних слов, - теперь, к Оливии? Она хотела сегодня к Дневной Страже сходить. Побежали.
  -Ты, вообще, сегодня ела, бегунья? - нахмурился аловолосый.
  -Конечно, - бодро солгала, смотря прямо в прищуренные черные глаза.
  -Врешь, - ни тени сомнения в голосе.
  -Вру, - пришлось сознаться, - но у нас нет времени на это все, Лив, нужно к Мит домой заехать, потом еще вещи собрать, нанять экипаж, потом... эй, ты куда меня тащишь, нам в другую сторону, Лиииив!
  -Сначала поешь, - мое возмущение, ровно, как и попытки вырваться, упереться ногами, пихаться были одинаково проигнорированы. Обидно, - Да не голодная я, правда!
  Но мы уже уверенно входили в злополучный "Северный ветер".
  -Девушке легкий салат и что-нибудь посущественнее, на ваш выбор, можно блюдо дня, набор пирожных и мелиссового чая, - перечислил мужчина, резво записывающему официанту желаемое, который появился, едва Лив помог мне избавиться от пальто и усесться поудобнее.
  Паренек важно покивал-покивал, да и ушел, у меня что-либо спрашивать у кого-то и мысли не возникло. Еще обиднее.
  -Ты же не против? - очень вовремя вспомнил о моем участии в этом обеде собеседник, обаятельно улыбнувшись.
  -Мне, честное слово, уже жаль твою будущую жену, - подперев щеку рукой, устало сказала я.
  -Да ну? - насмешливо приподнял тонкую бровь мужчина, удобнее разваливаясь на стуле, - и почему же?
  -Ну смотри, выходит она за тебя замуж, - начала я вдохновенно расписывать блестящие перспективы будущей супруги василиска, - вся такая восторженная, влюбленная, шикарное свадебное платье, букет, все как она и мечтала, - дожидаюсь короткого, сдержанного кивка, мол, пока все логично, - И вот, свадебная церемония закончилась, гости потихоньку расходятся, невеста с содроганием думает о... ну сам знаешь, - сделала неопределённый жест руками, закатив глаза, приятель в ответ хитро улыбнулся, - так вот, входит она впервые в вашу общую спальню, а там...
  -Там? - улыбка у некоторых стала уж совсем плотоядной.
  -Все розовое! - припечатала я, - Пушистый розовый ковер, блестящая люстра из розового хрусталя, розовые свечи, огромная розовая кровать...
  -Я понял схему, - фыркнул мужчина, - ближе к сути.
  -Так вот, стоит она посреди этого розового великолепия, и ты ей:
  -Я тут по своему вкусу все оформил, ты же не против? - а она, бедняжка, уже вроде как даже готова смириться со странными предпочтениями мужа, но тут...
  -Тут? - уже явно ожидая худшего, с опаской спросил оборотень.
  -Тут, входит Марика, - злорадно возвестила я.
  -Какая... Марика? - растерянно.
  -Вот и невеста твоя бедная спрашивает: "Какая такая Марика, дорогой?!". А ты ей: "А она с нами жить будет, ты же не против?".
  Тут как раз подошел официант с заказом, и мы на время замолчали, но стоило ему уйти, пожелав нам приятного аппетита, как разговор живо возобновился.
  -Агаа, я понял, - совсем развеселился друг, - то есть, ты клонишь к тому, что я буду все решать за жену, а ей ничего не останется, кроме как делать все по-моему?
  -Именно!
  -А это плохо? - искреннее недоумение в глазах. Он что, серьезно?
  -Я всегда знала, что ты эгоист, но чтоб настолько!
  -В том, что мужчина принимает решения за женщину, нет ничего плохого.
  -Ничего плохого?! - я даже чуть приподнялась, не в силах усидеть на месте от негодования - Просто немыслимо! Все. Я никогда не выйду замуж, - упала обратно на стул, собрала руки на груди и нахохлилась, сидят ту всякие... решительные.
  -Малышка, в любом решении нормального мужчины лежит рациональный, тонкий расчет, вы, женщины, все же на эмоциях делаете, разве не так?
  -Нет! - слишком эмоционально это получилось... хм.
  -Дааа, признай, - лукавый взгляд на меня исподлобья и озорная улыбка хорошего настроения не добавили совершенно.
  Вдохнула, постаралась успокоиться и почти ровным голосом перешла в наступление:
  -Взять хотя бы твой поступок сегодня утром, - обличительно указала на него пальцем, - В том, что ты ввалился ко мне в комнату, и самым жестоким и бессовестным образом поступил со мной, не вижу ничего рационального, лишь чистой воды ребячество, - у меня на губах даже легкая полуулыбка появилась.
  -Солнышко, я тебя не первый год знаю, - с ленцой начал объяснять василиск, - если бы я тебя начал будить гуманным и совестным образом, твое пробуждение заняло бы как минимум час, а то и два, а так, ты и проснулась быстро и банные процедуры опять же...
  Улыбка с лица медленно сползла. А слов не было. Было желание запустить блюдо дня в голову оборотня, но я была голодная, поэтому, пожалев удивительно вкусно пахнущий овощной суп я принялась с аппетитом его уплетать, полностью игнорируя напротив сидящих.
  Друг, не дождавшись ответа, последовал моему молчаливому примеру и в следующие десять минут мы оба не проронили ни слова.
  До дома Миты было идти совсем недалеко, поэтому, покинув "Северный ветер" мы довольно скоро уже стучали в нужную дверь, ежась под холодным пронизывающим ветром, но долго нам ждать не пришлось, вскоре, дверь распахнулась, а на порог вышла совсем бледная госпожа Оливия, мать Мит. Под покрасневшими глазами залегли глубокие тени, нос распух, в руках нервно сжимается шелковый носовой платок, кажется, сегодня ночью не только я не могла уснуть.
  -Темных, госпожа Оливия, - сразу же произнесла я, друг просто сдержанно кивнул, - есть какие-нибудь новости? Вы были у Дневной Стражи?
  -Ох, Элли, - у женщин на глаза навернулись слезы. Стремительно выйдя наружу, она меня крепко обняла, а затем, я услышала тихие всхлипы всегда такой спокойной и улыбчивой матери моей самой близкой подруги. Я тоже, как можно крепче, обняла ее в ответ, выражая этими объятиями свою поддержку, давая понять, что она не одна в этом горе, - Они сказали, что моя дочь могла просто задержаться у кого-то из друзей, или уехала по делам и всего лишь не имеет пока возможности нам сообщить. Поиски начнут только через двое суток, но не думаю, что отложив более серьезные, по их мнению, дела, они кинутся разыскивать мою... - тут она снова расплакалась, не имея сил дальше продолжать, а меня обуревала злость, направленная исключительно на Дневных Стражей, которые обязаны нас защищать. В городе бесследно пропал человек, а они даже пальцем пошевелить не соблаговолят.
  -Не волнуйтесь, госпожа Оливия, - все так же не отпуская ее из объятий, попыталась я успокоить горюющую мать, - мы обязательно найдем Мит. Вот увидите. У нас с Ливеном есть одна догадка, мы хотим ее проверить, и для этого будем вынуждены уехать из Ардама ненадолго. Как только что-то будет известно, мы вам сообщим.
  Женщина отстранилась и внимательно всмотрелась в меня своими васильковыми глазами, а я уже в который раз поразилась ее красоте, все-таки удивительно прекрасная женщина, и все одна. Стройная, женственная. Роскошные огненно-рыжие волосы обычно собранные в замысловатую прическу теперь растрепано лежали по плечам. Аккуратные, аристократические черты лица и безупречные манеры. Неудивительно, что за ней увивались толпы мужчин, но госпожа Оливия хранила верность своему покойному мужу господину Верийну, который умер, когда Мит было только три года. С тех пор, ее все чаще называли госпожа Оливия, по имени, а не по фамилии мужа, как полагается.
  -Элли, мы тебя еле отговорили от затеи перерыть все закоулки Ардама в одиночку на ночь глядя, ты что опять задумала? Если с тобой что-то случится, от мысли, что ты погибла, разыскивая мою дочь, мне легче не станет. Не ввязывайся ни во что, Элли, пожалуйста, - на меня посмотрели с такой мольбой, что я даже растерялась от подобного жеста искренней заботы. От матери я ничего подобного не видела никогда, от отца тем более.
  С момента нашего знакомства, госпожа Оливия стала для меня чем-то вроде старшей подруги, а то и матери. Всегда утешит, поможет советом. Не сосчитать, сколько раз мы с Митой сидели около нее, рассказывая все то, что лежало на сердце тяжким грузом, а она слушала, понимала и успокаивала. Сейчас, был мой черед находить и говорить слова утешения.
  -Госпожа Оливия, пожалуйста, не волнуйтесь, - как можно более уверенно произнесла я, не отрывая взгляда от встревоженного лица, - никакой опасности нам не грозит. Просто съездим в одно место и все. У меня есть подозрение, что Мита могла поехать именно туда. Оливия попыталась что-то сказать, но я ее опередила:
  -Тем более, со мной же Лив, лучшего защитника и не найдешь - я постаралась оптимистично улыбнуться.
  -Это уж точно, - немного успокоилась женщина, - что ж, Элли, езжайте, но прошу тебя, девочка моя, будь осторожна.
  -Обещаю, - тихо сказала я и крепко обняла свою, без сомнений, вторую маму.
  Тепло с ней попрощавшись, мы с Ливеном ушли собирать вещи и уже полчаса спустя, я сидела в кресле кареты, мчащейся в сторону Тенруга.
  Глава 2
  -Солнышко, просыпайся, - шепот у самого уха вырвал из сладкой дремы, и когда только успела заснуть?
  -Только не в ледяную воду - сонно пробормотала я, пытаясь перевернуться на другой бок и продолжить такой прекрасный сон.
  Мой маневр незамеченным не остался.
  -Совесть имей, - возмущенно потребовал знакомый голос сверху.
  -Фто бы воворил, - пробубнила я в подушку, на которой лежала лицом вниз, а откуда в карете подушка, кстати?
  Окончательно оформить возникшую мысль не успела, поскольку, внезапно обнаруженная подушка зашевелилась, и попыталась скинуть мою голову с себя. Это еще что такое? Как оказалось, роль подушки успешно исполняли колени друга, который решил встать, не озаботившись такой мелочью, как узнать мое мнение по этому поводу, а спустя мгновение, я с ужасом поняла, что падаю. Замахав руками, схватилась за первое, что под них попалось, попался, кстати, мягкий ворот чужого плаща. Видимо, это был не мой день, поскольку, моя последняя опора тоже оказалась не столь устойчивой, как хотелось бы, и мы оба полетели вниз с узкой, обитой мягкой тканью скамьи.
  -Добро пожаловать в Те... - мужчина, распахнувший двери нашей кареты и начавший произносить традиционное приветствие торжественным голосом, удивленно замолк, обозревая нашу красноречивую инсталляцию под названием: "Это не то, что вы подумали". Ну, как же, я лежу под немалым весом устроившегося на мне мужчины, на чьем лице медленно расползается широкая ухмылка, руки раскинуты, ворот платья расстегнулся в процессе падения, а лицо оборотня непозволительно близко от моего. Убила бы.
  -Ой, извините, я не вовремя, - густо покраснев, торопливо пробормотал мужичок и быстро ретировался. Смотреть на все это с пола и с ног на голову не совсем удобно, но все же, мне было важно узнать, кто нас застукал, чтобы потом подойти и все объяснить. Все-таки, неудобно получилось. Осторожный поцелуй, в оставшуюся беззащитной, из-за вытянутой головы, шею оказался полнейшей неожиданностью. Я вздрогнула всем телом и потрясенно уставилась на невозмутимо продолжающего на мне возлежать василиска.
  -Пошли? - весело поинтересовались у меня.
  -Это что сейчас такое было?
  -Ты о чем? - он издевается?
  -О поцелуе!
  -Каком поцелуе? - продолжил ломать комедию этот гад - Ты просишь меня о поцелуе?
  -Слезай, - мрачно потребовала я.
  -А как же поцелуй? - насмешливо изогнул бровь мужчина.
  -Лив, слезай с меня сейчас же, я дышать не могу! - у меня терпение уже было на исходе.
  -Только если поцелуешь, - хитро улыбнулся красноволосый.
  -Я, честное слово, с тобой даже разговаривать больше не буду, - почему-то голос дрогнул. Ну вот, еще и расплакаться мне не хватало здесь.
  Видимо, поняв, что я серьезно, друг легко поднялся на ноги, а затем помог и мне.
  -Уже шуток не понимаешь, - недовольно буркнул красноволосый и, обойдя меня, спрыгнул с кареты, успев при этом захватить с собой наши сумки.
  Это он еще обижаться на меня будет??
  -А ну стой! - крикнула я приятелю, тоже прыгая вслед за ним. Горя праведным гневом, пронеслась мимо мужичка, который нас и застал в самый неподходящий момент, но я уже и думать о нем забыла, ослепленная желанием восстановить справедливость, - ты не можешь выставить меня виноватой! - но как бы быстро я не шла, широкая спина, с рассыпанными по ней алыми волосами, стремительно удалялась. Уже тяжело дыша от усталости, я остановилась и во весь голос крикнула, - И шутки у тебя дурацкие!
  На меня оглядывались прохожие, кто с интересом, кто с неодобрением. Оборачивались все, кроме одного несносного василиска. Только я хотела перейти в забег, как совсем рядом услышала потрясенное:
  -Эллианор?
  Очень-очень медленно поворачиваю голову и встречаюсь взглядом с выцветшими голубыми глазами в неверии уставившегося на меня отца.
  -Эллианор! - уже утвердительно-удивленное
  -Темнейших, отец, - произнесла я ровным голосом, улыбнувшись лишь уголком губ.
  Он стремительно подошел ко мне, взял за плечи, несколько долгих мгновений в упор всматривался в лицо, а затем, заключил в крепкие, почти болезненные объятия.
  -Доченька.
  Я, с задержкой, но все же ответила на объятия, что бы я ни говорила, как горько бы ни было вспоминать о произошедшем, по семье я скучала, сейчас, после встречи, это чувствовалось особенно остро.
  -Малышка, ты куда там исчезла? - услышала я недовольный голос друга.
  Отстранившись от отца, посмотрела на Ливена, стоящего с собранными на груди руками и хмуро на меня взирающего, невольно улыбнулась. Все-таки, долго злиться на этого наглеца у меня никогда не получалось.
  -Иду я, - ответила, все так же улыбаясь, - кстати, знакомься, это мой отец, лорд Кэмберли, - рукой указала на, в некотором оцепенении, стоящего мужчину
  -Отец? - вздернул смоляную бровь василиск - ну, темнейших, господин Кэмберли - легкий, ироничный полукивок.
  -Но... - все так же не мог прийти в себя лорд.
  -Потом, все потом, лорд Кэмберли, - не стал дожидаться адеквата от моего отца приятель и, схватив меня за руку, потащил вперед, - у нас еще много дел, но мы обязательно вас навестим. Ждите!
  -Эллианор! - услышала я позади, похоже, отец решил меня все-таки догнать и потребовать объяснений, но мы быстро сели в экипаж, который друг успел нанять, пока я общалась с папой, и унеслись прочь из Тенруга.
  -Когда ты только успела? - решил устроить допрос василиск, как только я уселась на скамье.
  -Это все из-за тебя, - решила я уточнить, - если бы ты не убежал, я бы не привлекла к себе внимание, кстати, а извозчик вообще знает, куда нужно ехать?
  -Знает, - хмыкнул мужчина, - вряд ли здесь можно найти кого-нибудь, кто не знаком с загородными имениями семейства Кэмберли. К слову сказать, твой отец преуспел, после твоего побега, - усмехнулся василиск - кажется, твой воздыхатель и по совместительству бывший жених, помог твоей семье выбраться из долговой ямы, хоть и остался с носом. Неужели, надеялся, что узнав про сей жест доброй воли, впечатлишься настолько, что захочешь вновь стать его невестой? - выжидательный, внимательный взгляд черных глаз на секунду смутил, но я все же ответила:
  -Мотивы его мне не понятны, конечно, но поступил он поистине благородно, - уверенно сказала я, - Надеюсь, он встретил, действительно достойную его любви девушку.
  -Ясно все с тобой, - тонкие губы мужчины тронула легкая улыбка, - безнадёжный романтик. Но разве жертвы, хоть и финансовые, ради любимой, недостаточно романтично для тебя?
  -Я его даже не знаю, Ливен! - вспылила я, - может быть, узнав, у меня возникнет желание выйти за него замуж, я этого тоже не знаю, но я хочу, чтобы это было именно мое решение, чтобы спросили у меня разрешения, а не ставили перед фактом. Это же самое важное решение в жизни любого человека, и я хочу принимать его сама!
  -Вижу, этот вопрос до сих пор задевает тебя, - проницательно заметил друг, - закрыли тему. Спать хочешь? Мы часа два ехать будем.
  -Без подушки неудобно будет, - хитро улыбнулась я, потихоньку успокаиваясь, - так что, я лучше пободрствую.
  -Мои колени в твоем полном распоряжении, - весело отозвался Лив, широко раскрыв объятия, будто приглашая.
  -Нет уж, предпочту на этот раз не рисковать, - открестилась я, повыше забираясь на скамью.
  Как василиск и предсказывал, на место мы прибыли через часа два. Расплатившись с извозчиком, размеренным шагом пошли вверх по узкой тропинке, ведущей в огромный лиственный лес. Уже начало смеркаться, холодный, свежий воздух, казалось, проникал прямо под кожу.
  Я оглядывалась по сторонам, а внутри все переворачивалось. Огромной цветастой волной хлынули воспоминания, смывая все плохие мысли, оставляя после себя лишь светлые теплые, о детстве и юности, приятная ностальгия о том, как мы с родителями ездили сюда летом, как мама весело смеялась над шутками отца, как младшие сестры бегали друг за другом по этой самой тропинке, крича от восторга, как я медленно шла за ними, и чувствовала себя по-настоящему счастливой. А потом...случилось то, что случилось и счастье мое, как оказалось, было очень хрупким.
  Впервые приехав в Ардам, я даже не знала куда податься, лил дождь, незнакомый город казался враждебным и чужим, а лица прохожих хмурыми и неприветливыми. Тогда, я поселилась в первом попавшемся постоялом дворе, а на следующий день вышла в город, намереваясь найти работу, поскольку понимала, надолго моих скромных сбережений и пары драгоценностей не хватит. Образования как такового у меня не было, нас с сестрами обучала гувернантка, и как результат, я умела музицировать, танцевать, вышивать, рисовать, но совершенно не была готова к реальной жизни, нас готовили быть хорошими женами и матерями, но никак не рабочими.
  Ходила весь день, пробовалась гувернанткой, но кто возьмет молодую двадцатилетнюю девушку обучать их чад? Для них, меня саму нужно было учить, мне снисходительно улыбались и неизменно выставляли за дверь. Пыталась устроиться подавальщицей, но и туда меня не взяли, мотивируя свой отказ тем, что внешность у меня слишком приметная, а лишние проблемы с посетителями им ни к чему, даже продавщицей не удалось устроиться. К концу дня, ноги ныли так, что каждый новый шаг казался пыткой, уселась на первую попавшуюся скамейку, вытянула ноги и прикрыла глаза, уже представляя, как завтра снова буду ходить по многочисленным лавкам и харчевням, в надежде, что хоть куда-то меня возьмут. За такими невеселыми мыслями, сама не заметила, как задремала. Проснулась от невесомого прикосновения холодных пальцев к щеке. Резко распахнула глаза и встретилась взглядом с удивительно красивым красноволосым мужчиной, который насмешливо взирал на меня с высоты своего роста и лучезарно улыбался.
  -Малышка, ты чего тут сидишь?
  -Я...
  -Заблудилась?
  -Ннет, - даже покачала головой, параллельно пытаясь справиться с растерянностью.
  -Жених бросил? - сказано было шутливым тоном, но я все равно вздрогнула от этих слов.
  -Так, ясно все, - сделал тот свои выводы, и, схватив меня за запястье, потянул на себя, вынуждая встать, - пойдем со мной, все расскажешь.
  Естественно, с незнакомым мужчиной, которого только что встретила, я никуда идти не собиралась, о чем и сообщила ему, пытаясь вырвать руку из цепких пальцев.
  Резко схватив меня за плечи, тот посмотрел мне прямо в глаза и произнес слова древней клятвы:
  -Даю клятву, что не причиню тебе вреда своим действием или бездействием, словом или безмолвием, отныне и до забвения, - нарушив которую, он обрек бы себя на мгновенную смерть.
  У меня даже слов не нашлось, просто стояла и смотрела на этого сумасшедшего, который дает клятву верности первому встречному, открыв рот.
  -Теперь то мы можем поговорить? - требовательно спросил аловолосый, вновь потянув за собой, а я...пошла.
  Спустя пятнадцать минут, сидя в небольшой, но очень уютной ресторации, рассказывала все. Про детство, семью, вынужденное замужество, побег, о том, как весь день искала работу.
  Самое удивительное, никакого внутреннего протеста против того, чтобы рассказать незнакомцу о том, что скрывала даже от матери, не было. Просто, на интуитивном уровне понимала, не предаст. Еще и эта клятва. И моя интуиция меня не подвела. В тот же день он нашел мне работу. Рассказал, что приехал в Ардам и работает в Академии Проклятий, но совсем недавно, зато знакомых у него здесь хоть отбавляй, и он сможет мне помочь с трудоустройством. Счастью моему не было предела. Ведь, я могла заниматься любимым делом, да еще и неплохие деньги за это получать, а именно, настенной росписью. Узнав, что я умею неплохо рисовать, Ливен сразу же внес конструктивное предложение, ну а я, с радостью согласилась. С этого и началась наша с Ливом дружба. А полгода спустя, мы познакомились с Митой и госпожой Оливией.
  -И как часто ты собираешься выпадать из реальности? - требовательный голос и неожиданный тычок в бок, вырвали из плена воспоминаний, - вообще-то точную дорогу только ты знаешь, будь пососредоточенней, милая.
  -Уже пришли, - окончательно придя в себя, сказала я, уводя мужчину с тропы в сторону небольшой рощи, за которой и спряталось наше озеро. Легкий туман стелился над зеркальной водной гладью, в высоких кронах деревьев путались последние сухие листья.
  -Красиво, - заметил друг, вставая позади меня, - теперь, понимаю, почему ты сюда так часто приезжала.
  -Да, - улыбнулась я, закрыв глаза, меня до сих пор обуревали ностальгические эмоции - но озером мы успеем понаслаждаться потом, пойдём быстрее в дом.
  Торопливо преодолев разделявшее нас с порогом дома расстояние, я толкнула дверь, и она беспрепятственно отворилась. Мы с Ливеном молча переглянулись. Вошли внутрь, а там было тепло, что сильно смущало, в такую холодную погоду. Ливен подошел к камину, сел на корточки и расположил ладонь над поленьями.
  -Теплые и... мокрые, - тихо сказал василиск, а затем, громким, хорошо поставленным голосом, - Мита, зараза мелкая, выходи.
  -Ливен? - тонкий и неуверенный голосок Мит раздался откуда-то с пола, затем, раздалось пыхтение, какая-то возня, и спустя мгновение, перед нами стояла наша пропажа, растрепанная, с паутиной, запутавшейся в волосах, в испачканной пылью, из-за ползаний по полу, одежде, но живая и здоровая. Хотя, готова поспорить, последнее ненадолго.
  -Солнце, мы Мит искали не для того, чтобы ты ее потом убила, - пытался воззвать к моему благоразумию, держащий меня за шкирку Ливен, а я всеми силами пыталась дотянуться до стыдливо опустившей к полу глазки Мит.
  -Как ты могла? Пусти, Ливен! И мне ничего не сказала! Почему? Да пусти же меня! - требовала я ответа, параллельно пытаясь вырваться из захвата, - Ты хоть понимаешь, как мы волновались? Как Оливия переживала? Хотя бы можешь себе представить?
  -Да, - тихий ответ.
  -Почему?
  -Я расскажу, но сначала, давайте присядем и... - бросив на меня опасливый взгляд, девушка добавила, - ...успокоимся.
  -Я ссспокойна, - не отрывая злого взгляда от Мит, заверила я.
  -Мы видим, - хмыкнул мужчина, - расскажи так, Мита, я подержу.
  Мита благодарно посмотрела на этого предателя, села в кресло, сложила руки на коленках и начала рассказ:
  -В тот день, все начиналось как обычно, я вышла на работу, клиенты приходили, кто-то покупать подарок, кто-то просто посмотреть. Но именно тогда, больше всего пришло молодых парочек, которые выбирали свадебные кольца. Они были так счастливы, словно нашли смысл жизни. Это заставило меня задуматься, а какое будущее ждет меня? Из-за смерти отца, мне рано пришлось пойти работать, о хорошем образовании и мечтать не могла, поскольку не было ни возможности, ни времени. А какой достойный мужчина захочет взять себе необразованную жену? Правильно, никакой. В тот день, я поняла, что меня ждет посредственное будущее, в котором у меня будет посредственная работа, посредственный достаток, посредственный муж, и ничего с этим не поделаешь и так горько стало... Я тогда как раз зарплату получила, поэтому, на следующий день пошла в "Северный ветер", в сторону которого даже смотреть боялась, настолько там все дорого, села за лучший столик, заказала лучшее вино, чтобы хотя бы почувствовать вкус настоящей, хорошей жизни, ведь такого у меня никогда не будет. А затем, пришли Стим, Милес и Трик, трое братьев-дроу. Мы с ними разговорились, они прониклись моей ситуацией, тоже в свою очередь рассказали о своих планах, они ехали в Тенруг, повидаться со своей родней, а я вспомнила про этот домик у озера, о котором ты рассказывала, и так захотелось приехать. Ведь ты говорила, что приезжала сюда в моменты душевного смятения и обязательно находила ответ, поэтому, напросившись, я отправилась с ними, наверное, на трезвую голову, я никогда бы так не поступила, но в тот вечер, все было иначе...
  -А о друзьях ты вообще не вспомнила, - хмуро констатировала я.
  -Ну простите, ребята, простите, я настолько была погружена в себя, что забыла о существовании вообще кого бы то ни было. Но есть и хорошие новости! Я знаю, что делать дальше.
  -И что же? - не скрывая иронии, спросила я.
  -Я буду поступать в Императорский Университет Темной Магии! - радостно заявила девушка.
  От неожиданности меня даже Ливен отпустил.
  -Поступать? - опешила я, - Мит, в твоем возрасте, и без должной подготовки, у тебя даже магии нет!...
  -Мне с подготовкой Ливен поможет, да же, Лив? - выжидательно посмотрела она мне за спину, - да и к тому же, там и старше меня поступающие есть, никаких возрастных ограничений, лишь бы вступительные экзамены пройти, там, кстати, в этом году большие структурные изменения. Теперь, на учебу допускаются и обычные люди. Открыт специальный факультет и, кажется, имеется четыре направления, можешь себе представить? Это же мой шанс! Пару лет назад я и в правду не могла себе такого позволить, но сейчас, мы более или менее встали на ноги, имеются сбережения, я могу спокойно на пару лет уехать, и стипендии там неплохие.
  -Мит... -не нашла я, что ответить, с одной стороны, я ее понимала, но с другой...- я поеду с тобой, - неожиданное решение пришло как-то само собой.
  -Что?
  -Что?!
  Одновременно воскликнули ребята.
  -Я не отпущу тебя туда одну, поеду с тобой, сбережений моих хватит, а если что и на стипендию проживем, - и, увидев, что подруга пытается возразить, тут же перебила, - и это не обсуждается. Поедем обратно, известим Оливию, соберемся и поедем в столицу.
  -Я тоже с вами, - добил оборотень, - думаю, я смогу вам помочь с поступлением. Ректор мой хороший знакомый, проблем возникнуть не должно.
  -Преподавателем? - поинтересовалась уже ничему не удивляющаяся Мита.
  -Да.
  -Отлично, тогда, едем! - радостно воскликнула я.
  -Куда ты на ночь глядя поедешь? - остудил мой пыл друг - Сегодня переночуем здесь, а завтра уже отправимся в обратный путь.
  -Да, ты прав - вернулась я с небес, и начала думать о более насущных вещах. Таких, как спальные места и свежее постельное белье, например.
  -А давайте вообще не спать сегодня, - с энтузиазмом предложила Мит.
  -Боишься, что после сегодняшнего, я задушу тебя во сне? - с недоброй улыбкой поинтересовалась я, у стремительно бледнеющей подруги.
  -Вы как знаете, а я сегодня точно спать не буду, - гулко сглотнула девушка.
  В итоге, мы втроем устроились на широком диване, разожгли камин и проговорили всю ночь напролет, вспоминали, смеялись, грустили, а утром так и не сомкнувши глаз, отправились в дорогу.
  Ближе к вечеру уже были в Ардаме. Долго успокаивали пытающуюся то убить, то запереть дочь дома Оливию. Затем, старались уговорить ее отпустить Миту в Университет, на что та поначалу отвечала категоричным отказом, но вскоре, поняла, что это, действительно, нужно ее дочери, и если сейчас она ее не отпустит, то всю жизнь Мита, явно или в душе, будет винить мать за нереализованные мечты. Клятвенно заверив приезжать каждые каникулы, собрали вещи и отправились в столицу.
  Путь занял без малого три дня. К концу путешествия, все, что мне хотелось, это завалиться в огромную, удобную кровать и спать, спать, спать.
  -Прибыли, - отвратительно бодрым голосом возвестил Ливен, и первым вышел из повозки. Следом, сонной и вялой мухой, стараясь случайно не выпасть, осторожно вышла я, подгоняемая сзади Митой, которой не терпелось осмотреть столицу. И что тут интересного? Ну да, громадные здания, мощеные улочки, дорого разодетые господа, прогуливающиеся неспешным шагом, и кажется, уделяющие больше внимания рассматриванию себя в широких витринах дорогих магазинов, чем собственным собеседникам. Мда.
  -Как красиииво, - переходя на фальцет, восторженно запищала подруга.
  -Мне Ардам как-то больше по душе, - хмуро заметила я, - а с моим домиком у озера вообще не сравнить.
  -Неужели тебе ничего не нравится? - недоверчиво спросила подруга, отложив свои восторги на некоторое время.
  -Ну, вот у той женщины в лиловом, шапочка на подушку похожа, - задумчиво ответила я, внимательно рассматривая чужой головной убор, - симпатичненько.
  -О чем шепчетесь? - живо включился в разговор незаметно подошедший Лив.
  -Ты где был? - поинтересовалась Мита, взглядом провожая, уже начавшую спотыкаться от излишнего внимания, бедную женщину в лиловом.
  -В гостинице, - сознался друг, - я заказал для вас номер в "Короне", сам останусь у друзей, они давно приглашали. Просто назовите мое имя, вам сразу выдадут ключи. Ну, а завтра с утра, чтобы бодрые и полные сил стояли у входа в гостиницу. Я вас сам заберу. Надеюсь, вы не забыли, что у нас с завтрашнего дня подготовка к вступительным испытаниям?
  -А в этом номере кровать есть? - задала я самый главный для себя вопрос, на тот момент.
  -Ладно, идите уже, отсыпайтесь, - снисходительно улыбнулся василиск,- увидимся завтра - и, развернувшись, быстрым шагом ушел вверх по улице.
  -Правда он очень красивый? - мечтательным голосом произнесла Мит, улыбаясь. Но повернувшись ко мне и натолкнувшись на шокированный взгляд, спешно добавила - город, я имею ввиду, город! И убежала к гостинице, оставив очень сонную и еще более озадаченную меня позади.
  Допрос с пристрастием, который я устроила, сидя на кровати в номере гостиницы, уже переодетая в пижаму, результатов не дал, но мы с моим любопытством не собиралась так легко сдаваться.
  -Сознайся, Мита, Ливен тебе нравится, - хитро смотря на подругу, продолжала я напирать.
  -Нет, не нравится, - не хотела та признаваться в собственных чувствах, - хватит уже об этом.
  -Ну, он же такой красиииивй, - передразнила я ее, уклоняясь от запущенной в мою сторону подушки и весело рассмеялась, - ладно-ладно, так уж и быть, этот разговор отложим ненадолго, ну а пока, я немножко посп -зевок, который я не смогла подавить, не дал докончить мысль -...лю.
  -Поспи-поспи, - мигом поддержала идею Мит, - я тоже полежу немного.
  Утро наступило очень громко.
  -Ну, кто там еще? - сонно проворчала я, пытаясь отмахнуться от назойливого шума, в виде непрекращающегося стука в дверь, - имейте совесть.
  За дверью совести, явно, не имели, поэтому пришлось вставать и идти открывать.
  С заспанным лицом я подошла к двери и отворила ее, протирая глаза.
  -Ну, нако... - оборотень не договорил, а молча уставился на открывшуюся перед ним картину, - ты чего в таком виде?
  -А ты хотел, чтобы я тебя в вечернем платье встречала? - ощерилась я, недовольная тем, что друг решил так рано прервать мой сон.
  -Я хотел, чтобы ты меня встречала час назад, готовая к занятиям, - недовольным тоном заявил василиск.
  -Дай нам 10 минут, - сказала я, и тут же закрыла дверь перед его носом.
  -Кто это был? - сонно спросила Мита, приподнявшись на локтях и открыв только один глаз.
  -Твоя любовь, - хитро улыбнулась я,- передавала, что убьет нас, если мы не поторопимся, у нас в запасе десять минут.
  Вот так и начались наши ежедневные тренировки, в течение которых, Ливен нас нещадно гонял, то по теории, то по спортивной площадке, на третий день я уже жалела о своем решении куда-либо поступать и просила отпустить меня домой, чтобы я там могла спокойно выйти замуж. Но моим мольбам не вняли, поэтому, уже через неделю, я стояла перед сурово взирающей на меня приемной комиссией, которая, уже теряя терпение, ждала ответа на первый теоретический вопрос.
  -Итак, госпожа Кэмберли, вы собираетесь отвечать или нет? - сухим голосом вопросила женщина, сидящая по правую сторону от председателя комиссии.
  Ответ на вопрос я знала, но, на мой взгляд, неполный, поэтому и стояла в нерешительности.
  -Да, - все-таки отбросив все сомнения начала я, - вопрос первый: Опишите...
  С экзамена вышла на негнущихся ногах. Меня тут же окружили любопытствующие ребята, расспрашивая о том, как все прошло. Я стандартно отвечала, что все хорошо, что ничего страшного там нет, взглядом выискивая русую макушку Мит.
  -А ваша подруга уже зашла, - сказала мне черноволосая девушка, видимо, заметив, что я пытаюсь кого-то найти, - она в соседней аудитории.
  -Спасибо большое, - искренне поблагодарила я ее, и поторопилась к указанной двери, и вовремя, она тут же открылась, выпуская радостную Митку.
  -Ну как? - взволнованно спросила я.
  -Отлично! И теорию и практику выполнила блестяще, спасибо Ливену, а ты как??
  -Я тоже вроде справилась, - неуверенно улыбнулась, - теперь, ждем.
  -Да, - вздохнула девушка, - пойдем, посидим, где-нибудь до вечера?
  Сидеть весь день в университете, не зная, куда себя деть до объявления результатов у меня не было никакого желания, поэтому, согласно кивнула.
  После полудня, к нам в чайной присоединился и Ливен, которому мы перед уходом сказали, куда собираемся.
  -Ну что, чем порадуете? - спросил он, едва успев сесть за стол.
  -Пока ничем, - робко улыбнулась Мита, - результаты только вечером.
  -А я вас порадую тем, что теперь, - озорная улыбка, - вы полноправные студентки Императорского Университета Темной Магии!
  -Но... как, - не поверила я, - результаты же только...
  -В знакомстве с ректором свои плюсы, - лукавый взгляд на меня, - ваши работы проверили первыми и передали мне результаты, так что, примите мои поздравления.
  -Ааааа!
  -Уииииииии
  Мы обе кинулись его обнимать, чуть не скинув со стула.
  -Ты чудо! - кричала я.
  -Ты лучший, - не отставала Мита.
  -Не могу дышать, - хрипел Ливен.
  -Ой, извини, - тут же ослабила я хватку, но обнимать не перестала, все так же скрестив руки у него на шее, смотрела в глаза и улыбалась. Но спустя мгновение, улыбка моя померкла, поскольку глаза у василиска стали наливаться красным, и только зрачки по-прежнему оставались черными. Плохой знак.
  -Я должен идти, - неожиданно грубым голосом сказал оборотень, резко встал и молча ушел.
  Мы с Митой удивленно переглянулись.
  -Что это с ним? - потерянно спросила я.
  -Даже не знаю, пошли за ним - сказала Мита обеспокоенно, и быстро ушла забирать наши пальто, вернулась она как раз к моменту, когда я оставляла деньги за обед.
  -Идем.
  Выбежав наружу, никого не обнаружили. Даже прохожих, которых можно было расспросить, не было.
  -И что делать? - растерянно поинтересовалась Мит.
  -Не знаю, - честно ответила я.
  -Может, в университет пойдем? - предложила Мита, - хоть результаты мы уже знаем, но расписание то нет. Существует вероятность, что и Ливен может быть там.
  -Да, ты права, - немного поразмыслив, согласилась я, - пошли.
  В Университет было непривычно пусто, ведь сегодня утром, здесь было не протолкнуться от обилия поступающих. Стенд с расписанием занятий обнаружился на первом этаже, как и подсказывал тролль-охранник, который, поначалу, не хотел нас пускать, но увидев наши документы на поступление и честные глаза, смилостивился и пропустил.
  -Так, у нас завтра: Лекарство, Зельеварение и История Империи, - зачитала я.
  -Студентки, вы, что тут делаете во время практики? - хмуро поинтересовался кто-то у нас за спиной.
  Резко обернулись на звук и увидели ректора. Очень недовольного ректора. Откуда мы узнали, что это именно он? Так его портрет в два метра высотой украшал широкий холл, находившийся как раз при входе в Университет.
  -Темных, господин Алистери, - пискнула я, а Мита часто закивала, кажется, дар речи мою подругу только что покинул.
  -Мне повторить вопрос? - вздернул тонкую бровь ректор, буравя нас недовольным взглядом.
  -Так, мы новенькие, - нашлась я, - хотели расписание занятий узнать. Мне почему-то было очень неловко перед этим мужчиной. На вид, я дала бы ему лет сорок, смуглая кожа, средней длины светлые волосы зачесаны назад, ярко-голубые глаза смотрят подозрительно, широкий подбородок, орлиный нос и недовольно поджатые тонкие губы.
  -Тогда, что вы тут делаете так рано? - допытывался ректор, - результаты будут известны только через три часа.
  "Ну и знакомые у Ливена, - подумала я про себя, - меня от одного вида этого дядьки в дрожь бросает".
  -Нам Ливен результаты уже сказал, - все-таки рискнула я упомянуть имя друга.
  -Так вы и есть те самые таинственные подруги моего племянника? - широко улыбнулся мужчина, обнажая небольшие, но все же, острые клыки. Ой, мама, лучше бы он и дальше хмурился, честное слово. Какая-то у него была, дикая, пугающая красота. Вот тебе и "ректор мой хороший знакомый".
  -Д-да - совсем тихо ответила я.
  -Что ж, очень рад познакомиться, - кивнул мужчина, все так же продолжая улыбаться, - друзья моего племянника - мои друзья.
  А я до сих пор стояла в некотором ступоре, наблюдая за удивительными метаморфозами, происходящими с поведением нашего ректора.
  -Я Мита, - наконец, и очень вовремя отмерла подруга, - а это Эллианор, нам тоже очень приятно, познакомиться хоть с кем-то из родственников Ливена.
  -Ну, что ж, девушки, пройдемте ко мне в кабинет, - вежливо предложил мужчина, - думаю, нам есть о чем поговорить.
  "Ну вот, не успела начать учебу, как уже к ректору вызывают" - пронеслась в голове мысль, заставив улыбнуться.
  -Мы с радостью, - ответила за нас обеих Мита, ну а я не имела ничего против.
  Десять минут спустя. Кабинет ректора.
  -Итак, девушки, рассказывайте, почему вы решили поступать в университет именно сейчас? - интересовался господин Алистери, поставив локти на широкий, массивный стол из красного дерева и сцепив пальцы перед собой.
  Намек был ясен как день, старые мы для первого курса, ста-ры -е. Эхх. Даже обидно как-то.
  -Так, учиться никогда не поздно, - с энтузиазмом распылялась Мит, не замечая тонкой иронии, наивная душа, - тем более, новый факультет открытый специально для людей, это же шанс для лучшего будущего, и мы вот решили им воспользоваться.
  -Весьма похвально, - добродушно улыбнулся мужчина, - а как же замужество? Дети? Разве это не является лучшим будущим для любой настоящей женщины? - спросил он неожиданно и посмотрел, почему-то, на меня. Внимательно так посмотрел.
  -Эээ... - нет, ну и что я должна ему ответить? Почему-то хотелось ляпнуть, что-то вроде, - "У меня парень есть", а что он, в самом деле, заговорил о детях, замужестве, каком-то мифическом счастье женщины, и теперь сидит и красноречиво на меня поглядывает? Ждет пламенной и восторженной речи о готовности создать с ним семью и детей? Я аж вздрогнула от радостной перспективы завести клыкастых малышей.
  -Это спорный вопрос, господин Алистери, - пришла на выручку Мита, - ведь не реализовав себя, женщина не сможет быть до конца счастливой.
  -Да, возможно, вы в чем-то правы, - наконец переключил ректор свое внимание на подругу, - но, стоит заметить, что...
  -Дядя! - без стука и предупреждения влетел в ректорский кабинет Ливен, но обозрев наше маленькое собрание, удивленно замолчал, - Вы что тут делаете? - отмерев, спросил друг, делая упор на первое слово.
  -Сидим, тебя ждем, - не удержалась я от сарказма, - где был?
  -По делам, - сухо ответил василиск, - Мне с ректором поговорить надо.
  -Ах дааа, с твоим "хорошим знакомым", - иронично протянула я, поднимаясь, - простите, господин Алистери, нам правда пора, спасибо Вам за приятную беседу.
  -Темнейших, студентки, если вдруг что, дорогу в мой кабинет вы знаете, обращайтесь, - открыто улыбнулся мужчина.
  -Конечно, - отозвалась Мита, уже продвигаясь к выходу, - спасибо большое.
  Закрыв за собой дверь, мы одновременно выдохнули.
  -Ну что ж, Ливен нашелся, и с ним, похоже, все в порядке, расписание знаем, - начала перечислять подруга дела минувшие, - осталось взять форму и книги, но нам пока не выдали документы о том, что мы зачислены. Видимо, их нам вручать будут вместе со всеми остальными.
  Так и оказалось, пришлось дожидаться официального объявления результатов, простоять очередь из желающих забрать свои комплекты книг и новые формы, а потом возвращаться в гостиницу, до которой мы добрались только поздно ночью, благо, нам выделили сопровождающих, которые помогли нам с тяжестями и проводили прямо до гостиницы.
  Зайдя в свой номер, поставила коробки с формой и стопку книг у кровати и рухнула в нее лицом вниз, раскинув руки. Сил хватило только на то, чтоб сказать:
  -Митка, давай спать, нам надо выспаться, завтра будет трудный день.
  И как в воду глядела.
  Утром, я все-таки проснулась вовремя, чего не скажешь о моей, до сих пор, мирно сопевшей в подушку подруге. Я медленно, и стараясь не шуметь, встала, на цыпочках приблизилась к кровати Мит, и что есть сил, закричала ей прямо в ухо:
  -Мит, умертвия! Спасайся скорее, вставай же! Беги, я их задержу!
  За время моего ора Мит успела испуганно подскочить, запутавшись в одеяле, упасть с кровати и растянуться на полу, устремив обреченный и всепрощающий взгляд в потолок, а одеяло, свалившееся следом за ней и накрывшее ее с головой, довершило эпическую картину: "Не ходите с Эллианор в одной комнате жить".
  -Беги, - донеслось меланхоличное из под одеяла.
  Спустя десять минут, выбравшаяся из пододеяльного плена и очень обиженная Мит терроризировала дверь в ванную, в которой я благоразумно заперлась.
  - А ну выходи, - зверствовала подруга, активно пиная дверь ногой, - я тебе покажу "умертвия", в зеркале каждый день их видеть будешь.
  -Ну простииии, - хохотала я за страдающей по моей вине дверью, - ты бы знала, как Ливен меня будил, - протянула я жалобным тоном, попытавшись прикинуться безобидной жертвой чужого влияния.
  -Вы друг друга стоите, - хмыкнула подруга, - оба авантюристы на всю голову. Ладно, открывай уже, завтра тебя убью, сегодня у нас слишком много дел.
  -Правда?- с хитрой улыбкой выглянула я из-за приоткрытой двери.
  -Помни о моей доброте, - улыбнулась подруга в ответ, и тоже зашла в ванную, приводить себя в порядок.
  Спустя час, мы уже входили в просторный холл Университета.
  Первые два занятия прошли просто отлично, но вот на последнем, преподаватель по Истории, тучный господин Лугкеф, сложив руки на пузе, уничижительным взглядом смотрел на опустившую голову и пытающуюся не сгореть со стыда Миту.
  -То есть, вы хотите сказать, что не знаете таких элементарных вещей, как война за Север или же государственный переворот в Третьем королевстве? Как вы вообще в Университет поступили?
  Преподаватель все продолжал и продолжал, заставляя Миту еще больше вжимать голову в плечи. Ну все, с меня хватит! Ведь у Мит не было полагающегося начального образования, неудивительно, что она всего не знает. Я подскочила и высказала все это и все что о нем думаю, начавшему багроветь от гнева преподавателю в лицо
  -Студентка Кэмберли, - прошипел он, трясясь всем своим низеньким тельцем, - немедленно к ректору! Сегодня, мною будет поднят вопрос о вашем отчислении!
  Я, больше не говоря ни слова, кинула ободряющий взгляд на потрясенную Миту, и стремительно вышла из кабинета. И чем дальше я шла, тем сильнее злилась, к моменту, когда я дошла до ректорского кабинета, была уже на пределе. Поэтому быстро постучав, распахнула дверь, не дожидаясь даже ответа.
  -Господин Алистери, этот невыносимый господин Лугкеф, самый кошмарный преподаватель из всех, что я только видела. Если у него комплексы, не надо вымещать злость на тех, кто априори слабее. Он заставил Миту встать и начал гонять по теории, которую мы, по идее, должны знать. Но у Мит было трудное детство и начального образования она как следует не получила, и теперь, эта розовая мечта всех ценителей лишнего веса, вздумал над ней издеваться, и я не стерпела. Если хотите, можете меня отчислять. Я ни о чем не жалею!
  Высказала все это, и часто дыша, решительно посмотрела ректору прямо в глаза, но тот молчал. Тут, у меня за спиной раздался тихий смех и низкий, приятный голос проговорил:
  -Надо же, дядя, какие у вас прелестные девушки учатся, и спрашивается, почему я все еще холост?
  Очень медленно оборачиваюсь и встречаюсь взглядом с красными, насмешливо взирающими на меня глазами.
  -Ливен? - потрясенно.
  -Студентка Кэмберли, - подал голос ректор, - позвольте представить, мой младший племянник, Кириан.
  Он выглядел абсолютной копией Ливена, только волосы чёрного цвета, а глаза красного. Стало даже как-то жутко.
  -Очень приятно, госпожа Кэмберли, - проговорил он, с мурчащими нотками в голосе, вставая с кресла и целуя мою руку, - уверен, мы поладим.
  -А я вот не очень, - раздалось ледяное от двери. Повернув голову, увидела нарочито спокойно стоящего в дверях Ливена.
  -Брааатец, - широко улыбнулся черноволосый, наконец, отпуская меня, - ты так смотришь, неужели знаком с этой прелестной студенткой?
  -Да, - сквозь зубы.
  -Ну, раз ты ее знаешь, будешь помогать советами, как поскорее завоевать эту прелесть, - с легкой улыбкой произнес мужчина.
  Тут, глаза Ливена начали медленно наливаться красным. Такое я уже видела однажды.
  -Милая, пойдем, тебе незачем сейчас здесь находиться, - мягко взял, донельзя удивленную происходящим меня, за плечи Алистери и повел к выходу. Проходя мимо Ливена, посмотрела на него, но он даже не повернулся ко мне, прожигая взглядом Кириана.
  Выведя из кабинета, ректор, вопреки ожиданиям, повел меня не к выходу, а в сторону шкафа, стоявшего в приемной. Приказав подождать, подошел к нему, что-то нажал, потянул на себя, и шкаф, полный книг, начал бесшумно отъезжать в сторону.
  -Прошу, - сделал он пригласительный жест рукой и я, с опаской и заминкой, но зашла в темный проход, следом за мной вошел ректор, и шкаф вернулся на прежнее место, погружая помещение в кромешную темноту. Но, кажется, темнота доставляла неудобства только мне, так как, взяв за руку, мужчина меня куда-то уверенно повел, спустя мгновение, мы стояли у небольшого окошка, который открывал прекрасный обзор на ректорский кабинет. К слову сказать, открывался не только обзор, здесь было слышно каждое слово, произносимое в просматриваемом помещении.
  Кабинет ректора.
  -Зачем? - взбешенное, - А если бы она попала под твои проклятые чары?
  -Она прекрасна, братец, - лениво растягивая слова, произнес Кириан, - столько эмоций, такая живость ума, благородство, принципы и все это я успел заметить за пару минут, эта девушка совершеннейшее открытие, и мои, наследованные от далекого предка способности инкуба, прекрасно помогут мне в покорении этой крепости.
  -Она моя, - в голосе красноволосого начали проступать рычащие нотки, но его младший брат оставался все так же безмятежно спокоен, ровно до последних слов Ливена.
  Он нарочито удивленно распахнул глаза:
  -Ты хочешь сказать, что эта малышка, та самая невеста, которая убежала от тебя два года назад?
  -Приблизишься к ней, не посмотрю, что ты мой брат, - оставил он без ответа прозвучавший вопрос.
  - Два года, ты не можешь сделать ее своей.
  -Она не готова. Я не собираюсь ее терять из-за глупого отсутствия терпения - уже успокаиваясь, ответил Ливен.
  -Дядя сказал, что ты недавно чуть не сорвался, - серьезным тоном сказал Кириан.
  -Да, ее близость с каждым днем переносить все труднее, - тряхнул красными волосами василиск.
  -Именно поэтому, тебе нужно поскорее ей все рассказать.
  -Я не могу, она воспринимает меня только как друга, - с горечью сказал мужчина, - но заставлять ее я не буду, она хочет принять это решение сама, а я сделаю все, чтобы ее выбор пал на меня.
  Тут, дверь в кабинет открыли, втолкнули в нее шокированную и оцепеневшую меня, закрыли, а потом еще и заперли.
  -Эллианор? - удивленное.
  Долгая секунда молчания и:
  -Я слышала, - еле смогла выговорить, так как слова давались с трудом, - просто расскажи все.
  -Ну, я вас покину, - весело сказал Кириан и вышел в окно, в прямом смысле. Когда я дернулась в его сторону, Ливен остановил меня спокойным:
  -Он в порядке. Садись, разговор предстоит долгий.
  Я послушно села, готовая внимательно слушать. Никогда в жизни я не была еще в таком смятении. Было горько и обидно, от того, что Лив меня все это время обманывал, но его слова обо мне... Я правда не знала, как реагировать. Тем временем, Ливен, устроившись в кресле напротив, начал рассказывать:
  -Все началось тринадцать лет назад. Мне тогда было девятнадцать. Я уже учился в Университете, а домой приезжал только на время практики. В один из таких приездов, я бродил по городу, по которому успел соскучиться, и вдруг, натолкнулся на очень любопытную картину. Маленькая, сероглазая девочка, очень отважно закрывала собой трехлетнего малыша, а трое бешеных псов, уже готовые вцепиться в нее, медленно, но неотвратимо приближались, обнажая клыки. Но она не отступала, не пыталась убежать, все так же решительно стояла, готовая защищать мальчишку до последнего. Я тогда разогнал псов, спросил у девочки, как ее зовут, и кто это с ней. Тогда, я впервые услышал твое имя, Эллианор, а малыш оказался и вовсе чужим. Меня это потрясло и восхитило, ты была готова пожертвовать собой ради совершенно незнакомого ребенка. Проводив мальчика до его дома и вручив в руки матери, я пошел провожать тебя. Таким образом, я узнал, что спас старшую дочь семейства Кэмберли. И каждый год, приезжая домой, я неизменным маршрутом шел мимо вашего поместья, надеясь увидеть твою кудрявую макушку. Я бы сам не смог объяснить, зачем это делаю, просто неизменно тянуло туда, и я не мог уйти, хоть мельком не увидев тебя, это даже стало моей маленькой традицией. Год за годом, я наблюдал, как ты меняешься. Когда тебе исполнилось восемнадцать, увидев тебя, я даже не узнал сначала. Хрупкая, бесконечно прекрасная, ты шла, уткнувшись в книгу, и прошла мимо, даже не заметив. Я был очарован. Решение жениться на тебе, наверное, пришло именно тогда. Я начал спрашивать у семьи о тебе, те в свою очередь у знакомых. Так я выяснил, что старшая дочь семейства Кэмберли нелюдима, с молодыми людьми, вовсе не общается, а про замужество и слышать не хочет. Это несколько остудило мой пыл, но я готов был ждать. Спустя два года, отец рассказал мне новость о том, что твоя семья находится в очень трудном положении и план созрел мгновенно. Я надеялся, что в благодарность за спасение семьи, ты... в общем, сейчас я понимаю, каким дураком был - плечи василиска разом поникли - в день свадьбы я радовался как мальчишка, надеялся, что наконец-то ты станешь моей, но моим мечтам не суждено было сбыться, новость о том, что моя будущая жена сбежала, ужаснула. Я немедленно отправился вслед за тобой. Почему-то я был уверен, что ты поедешь в Ардам, считая, что там будет легче затеряться, но на всякий случай, отправил своих людей во все близлежащие города, и вот, на второй день поисков, я застаю свою невесту мирно спящей на уличной скамейке. Не передать, какие эмоции я испытал в тот момент. Долго сидел и смотрел на тебя, прежде чем разбудить. Решил не рассказывать о том, кем именно являюсь, стать твоим приятелем, надеялся, что когда-нибудь ты ответишь взаимностью. Переехал в Ардам, по знакомству устроился в Академию Проклятий. Мне очень трудно было играть равнодушие, когда у меня внутри все переворачивалось от одного только твоего взгляда.
  А я сидела, слушала его рассказ и вспоминала, сколько раз этот мужчина меня выручал, сколько часов сидел у моей кровати, когда я болела, заставляя пить горькие лекарства, как много поддерживал, заставлял поверить в себя, если вдруг опускались руки, как каждый его поступок восхищал своей правильностью. Сейчас, я и представить себе не могла свою жизнь без него. Вспомнился день, когда я решила, что он нравится Мите, как бы я себя не переубеждала, мой интерес был вызван не только простым любопытством, я просто хотела узнать, что ошибаюсь, мне и вправду было неприятно, что у кого-то к Ливену романтические чувства.
  -Семье я, конечно, все рассказал, - продолжил между тем оборотень - они знали, что я нашел свою невесту, что сдружился с ней. И теперь, видимо, они решили, что игра затянулась, поэтому так грубо вмешались. Я уверен, что это дядя с братом всю эту ситуацию подстроили.
  -И я им за это благодарна, - откликнулась я.
  Ливен резко поднял голову и в неверии уставился на меня.
  -Кто знает, сколько еще времени мы бы потеряли, - продолжила тихим голосом.
  -Ты...то есть ты, - забыл все слова василиск.
  -То есть я, согласна во второй раз стать твоей невестой, - улыбнулась я.
  Две недели спустя, я стояла в свадебном платье у зеркала и не могла поверить, что все это происходит со мной. В тот же день, когда Ливен признался мне во всем, мы объявили о своей помолвке. Мит тогда еще долго бегала за мной и уговаривала сходить к лекарю. Но больше всего удивились, наверное, мои родные, которых мы навестили лично, чтобы сообщить радостную новость. Шутка ли, их дочь в первый раз бежит от своего жениха, два года спустя путешествует в его компании, и разговаривает, как с закадычным другом и вот теперь, объявляет, что выходит за него замуж. Но они были счастливы принять меня обратно в семью, мы долго еще просили прощения друг у друга за многое, и ко дню свадьбы старые обиды уже были забыты.
  В комнату вбежала испуганная Мита, как раз в тот момент, когда я пыталась найти свои туфли.
  -Этот брат Ливена, совершеннейший сумасшедший, - тяжело дыша, сказала она, - весь день ходит за мной, называет своей прелестью и зовет замуж, Элли, мне страшно.
  Я рассмеялась:
  -Да ладно, Кириан очень хороший парень, присмотрись к нему, - искренне посоветовала я, ведь за время наших частых совместных посиделок, я успела его хорошо узнать и по рассказам, и по поведению.
  -Присмотреться? - опешила Мита, - все, что я вижу, это красные глаза, Элька, он страшный!
  -Красивый, - не согласилась я.
  -Красивый, но страшный, - упорствовала подруга.
  -Невеста готова? - раздалось за дверью.
  -Да, сейчас, - отозвалась я, натягивая туфли, которые нашлись за комодом. И когда я их успела туда засунуть?
  -Все, идем, - взяла меня под локоток Мита, - меня Ливен просил проследить за тем, чтобы ты не сбежала, - весело улыбнулась девушка.
  Я медленно шла мимо гостей, наблюдая за ними из под полуопущенных ресниц, взгляд мой зацепился за Оливию, которая тайком утирала глаза, а рядом с ней стоял господин Алистери и смотрел на нее так, что я поняла одно, совсем скоро, мы будем гулять на еще одной свадьбе.
  Проходила мимо мамы с папой, которые держались за руки, а глаза их были полны слез, даже у отца, что бесконечно удивило, сестры, тети, много незнакомых лиц и к концу пути, черные глаза, стоящего со счастливой улыбкой Ливена. Он был одет в строгий черный костюм с воротником-стойкой, белоснежная рубашка, красные волосы собраны в элегантный хвост, но пара прядей все равно падает на лицо, как же он красив.
  Церемония прошла без единой запинки. Было очень много поздравлений, подарков, танцев, веселья. К нашему столу пару раз подбегала Мита и просила ее спасти от Кириана, и как мне показалось, один раз порывалась подойти Оливия, уставшая бегать от господина Алистери, который всерьез решил добиться расположения прекрасной незнакомки. Зная эту семью и одного их конкретного представителя, я была уверена, что эти добьются взаимности, рано или поздно, а терпения и настойчивости у них хоть отбавляй.
  К моменту, когда гости разошлись, я полностью валилась с ног. Поддерживаемая под руку, уже мужем, поднялась на второй этаж, открыла дверь и замерла, удивленно озираясь по сторонам.
  -Нравится? - с улыбкой спросил, подошедший сзади и обнявший Ливен.
  -Эмм, - в некотором шоке ответила я, обозревая абсолютно розовую комнату! Стены, потолок, мебель, люстра.
  -Ты же не против? - с озорной улыбкой спросил этот шутник.
  -Я надеюсь, Марика сейчас сюда не зайдет? - подозрительно осведомилась я, но улыбку, все-таки не сдержала.
  -Нет, - тихо ответил Ливен, привлекая меня к себе, - сегодня, у меня в планах только ты.
  -Да ну? - уперла я руки ему в грудь, - И что же за планы?
  -Те, о которых я так давно мечтал, - тихо прошептал он мне прямо в губы, и крепче прижав к себе, впервые поцеловал.
  Год спустя.
  -Элька, я боюсь, - уже в десятый раз за день говорила мне Мита.
  -Не бойся, - успокаивала я ее, - все будет просто замечательно.
  -А может, я сбегу пока не поздно? - с надеждой посмотрела на меня подруга, - какой там у тебя был план побега, напомни?
  -Даже не думай об этом, - рассмеялась я, - все равно найдет, и все равно женится.
  Мита, спустя год активных и настойчивых ухаживаний со стороны младшего из Брайсленов, все-таки сдалась и согласилась выйти замуж, и вот теперь стояла и демонстрировала типичный предсвадебный мандраж.
  -Даа, этот найдет, - обреченно сказала Мита.
  Тут, дверь открылась, и в комнату заглянул Ливен:
  -Малышка, тебе что-нибудь нужно? Могу принести.
  -Нет, спасибо, - тепло улыбнулась я - у нас все есть.
  -Может, фруктов?
  -Нет
  -Конфет?
  -Не-а
  -Ну ладно, я попозже зайду, - сказал он, и скрылся за дверью.
  -Как же я рада за тебя. - со слезами на глазах, проговорила Мита, - какой же он заботливый.
  -У него нет выбора, - хихикнула я, - вчера ночью пошел в город, покупать мне шампунь с запахом граната, а за час до этого, приготовил мне салат из огурцов и вишни.
  -Мдаа, беременность, страшная сила - рассмеялась Мита.
  -Не то слово, - сказала я, с трудом поднимаясь, восьмой месяц давал о себе знать.
  -Осторожней, - помогла мне подруга, - если с тобой что-то случится, Ливен меня убьет, даже в день свадьбы. Все, пошли? -Пошли, - улыбнулась я, выводя невесту из маленькой комнаты в новую, счастливую жизнь.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"