Смолюк Андрей Леонидович: другие произведения.

Дорога на киритинский мост

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прекрасен Урал. Страна озёр и гор и путешествовать приятно, были бы тлько дороги хороши.

  Смолюк Андрей Леонидович
  
  Дорога на Киритинский мост
  
  
  рассказ
  
  
  Снежинск сентябрь 2010
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  Там, где озеро Сунгуль небольшим искусственным проливчиком соединяется с озером Кириты, есть железнодорожный мост. Мост этот так и называется Киритинским.
  И на этом самом Киритинском мосту мы всей семьёй очень любим бывать. А что? Тут и природа красивая, и рыбалка хорошая, и даже есть песчаные пляжики, на которых очень здорово купаться. Жалко только тут две вещи: во-первых, мост этот находится довольно далеко от города, а во-вторых, уж больно плохая дорога туда ведёт. Вернее сначала это дорога хорошая, асфальт, но после поворота на посёлок Сокол (а нам надо ехать не сворачивая прямо, вдоль железнодорожного полотна), дорога превращается в просёлочную, причём такую, что по ней лучше всего ездить на вездеходах, а не на наших "Жигулях". Раньше, когда все мы были молодыми, на Киритинский мост по этой дороге мы ходили пешком, но это очень неудобно, поскольку, как я сказал, мост Киритинский довольно далековат. Сейчас у нас есть старенький "Жигулёнок" и мы ездим на нём, но при этом сынишке, который у нас за бессменного шофёра, приходится изображать чудеса виртуозности, чтобы проехать по этой дороге до места назначения.
  Но я всегда считал, что на Киритинский мост есть ещё и другая дорога, которая идёт с большака, что на Касли. И эта дорога должна быть лучше, чем та, по которой мы ездим. Просто на Киритинском мосту мы встречали машины с екатеринбургскими номерами, а это говорило о том, что вряд ли эти свердловчане заезжали на мост по той дороге, по которой мы добирались до моста сами. Кроме того мы видели, что кроме нашей дороги к Киритам подходит ещё одна дорога, которая по направлению вроде бы и идёт на большак, что на Касли. Но ездить по ней мы опасались, так как наша дорога была нам известна, а куда вела другая дорога, мы не знали. Могло и оказаться, что она не лучше нашей и по ней так же надо ездить на вездеходах. Да и куда она вела, тоже было непонятно.
  Но, в конце концов, ездить по трясучке нам надоело, и мы все решили, что надо выведать, куда же всё-таки ведёт эта неизвестная нам дорога.
  -Поедим в следующий раз на Кириты, - так мы дружно решили, - и если там будет народ, то этот народ мы и пораспрашиваем, что и куда, и "почём водка в магазинах" (как говорится).
  Так, собственно говоря, и произошло. Когда наше "Жигули" при очередной поездке на Кириты, наконец-то выехало с это кошмарной дороги на полянку, что была около моста, то мы там увидели сразу три машины с екатеринбургскими номерами.
  -Вы пока располагайтесь тут, - сказал я своим, - а я займусь тем, что буду выспрашивать у мужиков про хорошую дорогу сюда.
  А нас в той поездке было четыре человека. Это сынишка со своей девушкой Светой, моя жена и я сам.
  Пока сын, Света и моя супруга разбирались что к чему, то есть готовились к рыбалке, которая тут просто великолепна, расстилали стол в виде старого одеяла, а так же приводили себя к купательным моментам, я пошёл искать мужиков, которые, как мне казалось, и расскажут о хорошей дороги сюда на Кириты.
  Я нашёл мужиков довольно быстро. Их было трое, причём они были не одни, а с жёнами или любовницами, кто их там разберёт. И кроме того, они занимались рыбалкой, причём, как я понял, клёв стоял будь здоров и даже при мне один из мужиков вытащил из озера великолепного судака. Я сразу понял, что с моими вопросами относительно дороги придётся подождать, причём неопределённое количество времени, так как раз клёв будь здоров, то всё остальное - это ерунда для мужиков. Я вернулся к своим и сказал, что пока ничего не выведал по причине клёва.
  -Клёв кончится, тогда и всё выясним, - так сказал я и добавил, - а вы тоже рты-то не разевайте, раз клёв будь здоров, то идите и ловите ваших пескарей.
  На большее я и мы не рассчитывали, так как мы рыбаки ещё те, а поэтому снасти у нас, в отличие от снастей мужиков, просто аховые. Но какие есть и то ладно. Жена и сынишка со Светой сразу же убежали с удочками на озеро, а я просто сел и стал ждать, когда же кончится этот клёв.
  Я просидел с полчаса, съел за это время четыре пряника, выпил полбутылки морса и это ожидание мне надоело. Тогда я решил посмотреть, как идут дела у моих.
  А дела у них шли так. Сын стоял с удочкой в правой руке, а левой обнимал свою Свету за талию и целовался с ней, пытаясь тем самым сочетать приятное с полезным. Жена моя стояла с удочкой рядом и делала вид, что не замечает, чем занимаются молодые. Но между тем всё-таки потихонечку клевало, и это было хорошо. Я понял, что надо ещё ждать, ведь клёв не закончился.
  А закончился клёв часа через полтора, когда я увидел, что на полянку возле моста вышли двое мужиков, тех, что ловили и довольно успешно судаков. Тогда я сказал своим:
  -Клёв похоже закончился, так что сворачивайтесь и пойдём узнавать про хорошую дорогу.
  Меня этот вопрос волновал, потому что я любил это место, Киритинский мост, ещё с детства, когда в пионерском лагере мы ходили сюда в поход и вопрос хорошей дороги был мне не безразличен.
  Я подошёл к мужикам и попытался у них выведать про интересующую меня дорогу. Но все мои вопросы, что и как ушли в пустоту, так как мужики находились ещё в рыбацком трансе, и их волновала только рыбалка. Они наперебой хвастались друг перед другом кто и что поймал, да как подсекал, да как вытаскивал на берег.
  Тут я понял, что этот рыбацкий транс ещё надолго, если его не приостановить, и повёл разговор с другого конца. Я просто спросил:
  -Ну, как рыбалка?
  Мужики сразу же обратили на меня внимание, потому что я был посторонним человеком, и передо мной можно было хвастаться успехами до бесконечности. Они сразу же стали мне показывать рыбу, которую наловили и хвастаться тем, какие они заядлые рыбаки.
  Я терпеливо слушал их рассказы, про гольянов, про судаков, про чебаков и прочую рыбёшку, всё время подыскивая момент, когда можно было начать разговоры про дорогу.
  Наконец мужики выдохлись, сложили обратно в сумки пойманную рыбу и на секунду замолчали. Тут я и задал свой вопрос относительно дороги.
  Сначала мужики никак не могли сообразить, про какую дорогу я веду речь, но потом, когда я сказал, что мы едем всё время вдоль железнодорожного полотна, они удивились.
  Оказывается, этой дороги они не знали, так как она совсем не по пути, если ехать из Екатеринбурга. Меня даже спросили, куда ведёт эта дорога? Я ответил, что ведёт она в Снежинск, тогда мужики заявили:
  -А-а-а, понятно!
  Что им было понятно - мне было не очень понятно, но я тут не стал выяснять этот вопрос, а ещё раз, уже настойчивей попросил их рассказать про лесную дорогу, по которой ехали они.
  -А что, - удивились мужики, - дорога как дорога, лесная, но проходимая. Даже на "Жигулях".
  -И куда она выводит? - вновь поинтересовался я.
  -А выводит она на дорогу Тюбук-Касли, - отвечали мужики и добавили, - вам из Снежинска, конечно, придётся сделать небольшой круг, но всё же лучше ехать по асфальту, чем по дороге, по которой вы ездите.
  -Та дорога через лес от Киритинского моста до большака, - добавили мужики, - идёт всё прямо и прямо, и сворачивать никуда не надо. Езжайте по накатанной колее и выйдите на большак.
  Я поблагодарил мужиков за совет, ещё раз поздравил их с удачной рыбалкой и пошёл к своим, чтобы все сказанное мужиками им передать.
  -Мужики сказали, - так начал я, - что эта дорога ведёт на трассу Тюбук-Касли и ехать через лес по ней вполне даже и ничего. Причём всё прямо и прямо. Получается, конечно, крюк, но зато там хорошая дорога.
  -Лучше проехать сто километров по асфальту, чем десять по трясучке, - заметил сынишка, как опытный шофёр, - так что я считаю, что надо ехать по этой неизвестной нам дороге.
  -А вдруг заблудимся? - хором сказали наши женщины.
  -Если есть дорога, то она куда-нибудь да приведёт, - резонно заметил сын, - а там и язык до Киева доведёт, как говорится. Тем более, что папины мужики сказали, что ехать надо всё время прямо и прямо и что дорога там одна единственная.
  -Надо попробовать, - поддержал я сына. - Вдруг нам эта дорога больше понравится, чем наша старая.
  На этом совет у нас закончился, мы ещё маленько "поваляли дурака", то есть побалдели и стали собираться в обратный путь.
  А что касается мужиков, то они тут же занялись бизнесом и, видя, что рыбы у нас нет, начали наперебой торговать ею перед нами. Но денег у нас было всего-то пятьдесят рублей, так что мы ничего и не купили, тем более что эти деньги могли пригодиться где-то на дороге. Всякое ведь может быть.
  Мужики были явно разочарованы нашим безденежьем и даже соглашались продать приличного судака нам за двадцать рублей, но мы отказались. Просто неохота было нам возится с этой рыбой. Вот не хотелось и всё!
  Мы распрощались с мужиками, сели в свой старенький "Жигулёнок" и начали своё возвращение до дома.
  
  * * *
  
  Поначалу новая для нас дорога был вполне приемлемой. По крайней мере, она была гораздо лучше, чем та, по которой мы ехали вдоль железнодорожного полотна. Она выглядела вполне накатанной, и всяческих корней от деревьев практически на ней не было.
  -Вот бы так было бы до самого конца, - заметил сынишка.
  -Да, это было бы неплохо, - согласился я.
  Примерно что-то такое же и сказали наши женщины, так что настроение у нас поднялось, и мы были рады тому, что скоро будем дома.
  Но примерно минут через двадцать езды, случилось непредвиденное. Нет, "Жигулёнок" наш не сломался, что могло произойти в любой момент, просто дорога, по которой мы ехали, неожиданно вдруг разветвилась на три части. Мы выскочили на полянку и увидели, что дальше ведёт не одна дорога, а целых три. Причем, по которой ехать было не очень понятно, так как все они уходили прямо куда-то в дебри леса. Мы остановились, вышли из машины и стали решать вопрос, куда ехать дальше. Нас здесь смущало то, что мужики про это разветвление нам ничего не сказали.
  -Мужики говорили, что надо ехать всё время прямо, - заметил я.
  -А эти дороги и так все идут прямо. Может быть они там потом и разбегаются в разные стороны, но это где-то ведь потом, - ответил сынишка.
  -Значит надо ехать по средней, - заметила моя жена.
  -Так-то это может быть и так, - заявил сын, - но где гарантия, что эта та самая дорога. Пойду-ка я схожу вперёд и посмотрю, что, где и как.
  Сынишка зашагал по средней дороге, а я стал разглядывать окружающий нас лес. И тут мне на глаза попался здоровенный лист фанеры прибитый к одной из сосен не менее здоровенными гвоздями. А на листе было что-то написано, причём краской. От руки, правда, но всё же краской. Мне стало интересно, что там понаписано и зачем такие щиты бывают в лесу, где и рекламировать-то нечего, разве только тишину. Глаза мои уже не такие как в молодости, а поэтому я подошёл к листу фанеры поближе. А на листе, как в доброй русской народной сказке, было написано следующее:
  -Налево пойдёшь - жизнь потеряешь, прямо пойдёшь - коня загубишь, а направо пойдёшь - дураком станешь.
  Я от души усмехнулся этой надписи и подумал, что вот дурной народ. Это же надо было притащить сюда этот фанерный здоровенный лист и на нём всякую чепуху написать.
  -Эй, - крикнул я своим женщинам, - идите-ка сюда да почитайте, что здесь написано, а потом можете и от души посмеяться.
  Женщины наши подошли к фанерному листу и внимательно его прочитали.
  -Мы в какую-то сказку попали, - сказала Света, причём очевидно ещё по своей молодости, так как мы с женой уже давно никаким сказкам не верили.
  И ещё она добавила:
  -А может это и правда. Может там впереди и действительно такие дороги, что и жизнь можно потерять, и коня можно потерять, и дураком сделаться.
  -А чёрт её знает, - заметила моя половинка, - может этот плакат и не зря тут приколотили. Тем более краской написано, пусть и от руки. Но почерк неплохой!
  -И что вы всей этой белиберде верите? - удивился я. - Сейчас вот Серёжа вернётся и все нам расскажет, что там впереди.
  Сын мой вернулся минут через двадцать и сказал:
  -Я так толком ничего и не понял, хотя прошагал с километр. Три эти дороги идут почти параллельно и только лишь чуть-чуть на протяжении этого километра отходят друг от друга. Так по какой же нам ехать?
  -Ты ещё вот это почитай, - сказал я сыну, указывая на лист фанеры.
  Сынишка взглянул на лист фанеры и принялся читать. Прочитав всё это, он усмехнулся и спросил скорее самого себя, чем нас:
  -И что надо этому верить?
  -Не знаю, - ответил я, - вот женщины наши склонны верить.
  -Не зря же сюда такой здоровый лист фанеры притащили да ещё краску, - в подтверждении моих слов сказала Света.
  -Но тогда получается, что нам надо ехать по правой дороге, - сделал заключение сынишка, который обожал свою Свету и был склонен верить её женскому уму.
  -Это почему? - спросила моя жена.
  -Ну, с жизнью я расставаться не намерен, - продолжил сынок, - коня мне, нашего "Жигулёнка", тоже очень будет жаль, если мы его потеряем (вдруг там дорога непроезжая), ну, а что касаемо "дураком станешь", так я тут очень сильно сомневаюсь, что мы вчетвером сразу так и станем дураками.
  -Слушайте, - вступил я в разговор на правах старшего, - может просто не обращать внимания на эту мазню и поехать прямо, как говорили мужики.
  -А дорога-то направо накатана больше, - заметил сынишка. - Похоже, что все не хотят прощаться с жизнью, терять коня и стремятся сделаться дураками, согласно надписи.
  -Знаешь что, - обратился я к сыну, - давай-ка пройдёмся по этой правой дороге и посмотрим, что к чему.
  -Давай, - согласился сын и мы зашагали по дороге, от которой согласно надписи мы должны сделаться дураками.
  Мы прошли с полкилометра. Дороги действительно шли практически параллельно друг другу, и мы сразу же определили, что по той, по которой мы идём, то есть по правой, действительно ездило больше машин.
  -Вот и поехали по ней, - заметил я, - и женщин наших успокоим, и машине будет хорошо, а там глядишь, вскорости и на большак выскочим.
  -Согласен, - ответил сын, - пошли обратно.
  Женщины наши нас ждали и сразу же забросали всевозможными вопросами, самым главным из которых был, конечно, вопрос о том по какой дороге едем.
  -Едем по правой, - ответили мы с сыном, - она нам больше нравится.
  -Вот и нам тоже больше нравится, - заметили наши женщины и добавили, - а вдруг лист этот фанерный не врёт. И на левой дороге нас ожидают, какие-нибудь лихие людишки, охочие до денег, а прямая дорога вскорости станет такой, что по ней можно будет только на танке проехать и нашего коня мы доломаем окончательно. Лучше пусть мы будем дураками, но зато живыми и при коне.
  -Господи, - тут подумал я, - ну, на какую же фантазию способен женский ум, если вот уже из-за фанерной белиберды и людишки лихие появились и даже танки. Все лихие людишки здесь перевелись лет так шестьдесят назад, когда строится стал наш Снежинск, а вот на счёт танков, так мне кажется что хуже той дороги, по которой мы к Киритинскому мосту ездили, уже и не может быть. Так что прорвёмся, как говорится.
  Так я подумал, но вслух сказал:
  -Хоть и говорят, что выслушай женщину и сделай всё наоборот, но на сей раз мы с сыном с вами солидарны и согласны. Просто правая дорога нам кажется более наезженной, а поэтому поедем по ней. Весьма возможно, что раз она сильней накатана, то свердловчане ездят именно по ней. По крайней мере, хоть старенького нашего "Жигулёнка" побережем. Так что по коням!
  Мы сели в наше "Жигули" и тронулись по дороге, которая была правой, и на которой, согласно пророчеству местных "краскомарателей" и "рекламодателей", мы все должны стать дураками. Но шутки шутками, а, в конце концов, мы всё же таковыми и оказались. Причём все вчетвером.
  
  * * *
  
  Мы ехали и дорога нам нравилась. Она была накатанной, корней из под деревьев было немного. В одном месте мы, правда, попали в небольшое болотце, но его с успехом мы проехали, даже не замочив кузов машины. Кроме того эта дорога вскорости сделала крутой поворот вправо и ушла от тех дорог, что были на развилке. Нас всё это радовало и мы никак не чувствовали себя дураками. Правда, на душе всё-таки кошки скреблись, но скреблись они потихонечку и общего хорошего настроения не портили.
  Однако постепенно в наши души всё же стало вкрадываться сомнения: туда ли мы едем. Мы проехали уже полчаса, а большака и в помине не было видно. Вокруг был по-прежнему глухой лес и только.
  -Что-то мне это не нравится, - заметил сынишка, - боюсь как бы мы и в самом деле дураками не оказались, упелив по этой дороге чёрте знает куда.
  Сынишка был, в общем-то, где-то и прав, но делать было нечего, и мы продолжали ехать. И ехали мы практически по этой лесной дороге полтора часа, пока она не упёрлась в какой-то забор.
  -Всё, - заметил сын, - приехали!
  -Приехать-то мы приехали, только вот куда? - задал я вопрос. - И похоже, что куда-то к чёрту на кулички!
  -Ну, что, поехали дальше или сделаем разведку и пройдёмся пешком, - заметил сынишка.
  -А чего пешком-то, - ответила за всех Света, - вон дорога продолжается вдоль забора, так и поехали по ней, раз уж сюда приехали.
  И мы поехали по дороге вдоль забора. А забор, надо сказать, был добротный. Из колючей проволоки, со столбами освещения и явно рассчитанные на века.
  Ехали мы вдоль забора минут пятнадцать и тут к нашей великой радости выскочили на асфальтированную площадь. На площади стояли машины и ходил народ.
  -Ну, вот и доехали, - сказала мама, - причём я почему-то особым дураком себя не ощущаю.
  -Пойду-ка я схожу я на разведку, - сказал я, - надо выяснить куда мы приехали. Пока это не очень понятно. Вы меня минут десять подождите, я сейчас, тем более вон там, похоже, и ворота с будкой сторожа есть.
  Я вылез из машины и пошёл к будке со сторожем. Но не успел я пройти и десяти метров, как увидел большую надпись на воротах, которую поначалу скрывали деревья. А на воротах было написано: Дом отдыха "Дальняя дача"! И от этой надписи мне стало, честно говоря, просто дурно. Я действительно почувствовал себя дураком, потому что упилить за шестьдесят километров от нашего Снежинска, проскочив и Касли и Кыштым, мог только дурак. Расспрашивать сторожа было уже не к чему, так что я повернулся и пошёл к своим, чтобы сообщить им, что мы действительно стали дураками, поехав по той самой лесной дороге, про которую нас предупреждал лист фанеры.
  Я подошёл к машине и прямо так и сказал:
  -Мы с вами - дураки, каких свет ещё не видывал, и теперь неизвестно, хватит ли нам бензина, чтобы добраться до дома.
  -А что такое? - поинтересовались мои.
  -А мы с вами на "Дальнюю дачу" приехали, вот так, - ответил я и спросил сына, - у тебя бензина километров на шестьдесят хватит, а то у нас всего-то пятьдесят рублей наличными.
  Сынишка от удивления присвистнул и сказал, причём как-то неуверенно:
  -Должно хватить!
  -Надо было не верить этому плакату в лесу и поехать по дороге, что вела влево, - сказала моя жена.
  -Чтобы смерть найти, - хихикнул я.
  -Ну, на счёт смерти я сомневаюсь, - так сказала жена.
  -Надо было, мама, там сомневаться, - сказал сынишка, - а то лихие людишки, лихие людишки. Все эти людишки здесь давно перевелись.
  -Но мы всё же дураками стали, - заметила Света, - так что может быть мы и правильно поехали, вдруг на счёт смерти и потери коня там всё правда.
  -Ладно, - сказал сын, - время уже позднее, а ехать нам далеко, так что садись, папа, в машину и поехали домой. Хоть дорога тут известная и то хорошо.
  -Хватило бы только бензина, - в тон сыну сказал я.
  Одним словом, мы уселись поудобней, дорога теперь предстояла нам хорошая, асфальт, и поехали до дома.
  Но всё-таки до дома без приключений мы не доехали. Метров за двести до указателя "Снежинск" бензин всё-таки у нас кончился и мы встали.
  -Всё, приехали, дураки чёртовы, - как-то злобно сказал сынишка. Причём было не очень понятно, на кого он так разозлился.
  -Не злись, - сказал я ему. - Тут наших снежинских машин много, так что литра два у кого-нибудь мы бензинчика сольём. А два литра нам как раз хватит до дома.
  Так оно и оказалось. Народ у нас в Снежинске, в общем-то, добрый и буквально четвёртая машина, что проезжала мимо нас, остановилась, и шофёр, высунувшись из кабины, спросил нас:
  -Помощь нужна?
  -Нужна, - ответили мы хором.
  Так что в результате всего два литра мы в бензобак залили, отдали нашему помощнику за него деньги и уже через полчаса были дома.
  
  
  Заключение
  
  Больше подобных экспериментов с дорогой на Киритинский мост мы не делали. Пусть там где-то и есть дорога и лучше, чем та, по которой мы ездим, но опять дураками мы себя чувствовать не хотим. Пусть свердловчане и ездят где-то там, но мы уж лучше по-старинке.
  А что касается фанерного листа с надписью, прибитогок сосне, так потом мы ещё раз до него съездили, не поленившись взять краску и кисть и в том месте, где была надпись, что станете дураками, сделали свою надпись и она гласила:
  -Снежинцы! Относительно других дорог мы ничего сказать не можем, но относительно дороги направо, так тут написана чистейшая правда и очень всем вам советуем верить этой надписи. Верьте ей и дураками не будете.
  Мы, конечно, написали только последнюю эту фразу, так как она была покороче, но нам этого показалось достаточным, чтобы снежинцы, попробовавшие проехать здесь, действительно, в конечном итоге не чувствовали себя дураками. В конце концов, мы любим свой Снежинск и хотим, чтобы людям, живущим в нём, тоже было хорошо ездить на этот Киритинский мост.
  
  
  27 сентября 2010 г.
  А.Л. Смолюк.
  
  
  
  
  
  Смолюк Андрей Леонидович
  Тел. (35146) 2-48-58
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Снежинск сентябрь 2010
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"