Смолюк Андрей Леонидович: другие произведения.

Русалочка

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Встретил хорошую девушку, но любви не получилось

  +
  
  
  Смолюк Андрей Леонидович
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Русалочка
  
  
  
  
  
  Рассказ о несостоявшейся любви
  
  
  
  
  Снежинск январь2022
  
  
  
  
  
  Оле Б., моей первой школьной
  любви посвящается.
  
  * * *
  
  и
  юль в это лето был просто кошмарным. Термометр днём в тени держался на отметке плюс тридцать пять градусов по Цельсию и никак не хотел опускаться ниже. Даже ночь не приносила облегчения, поэтому ложась спать в двенадцать часов, я просыпался в четыре и больше уже заснуть не мог.
  Единственным спасением это были либо холодный душ, либо купание в нашем озере Синара.
  Правда на работе, а я работал в вычислительном центре,тоже было прохладно, поскольку в машинном зале поддерживалась определенная температура, и это тоже спасало от лютой жары на улице. Все кто работал в этом зале, считая операторов и инженеров, обслуживающих вычислительные машины, старались как можно дольше находиться рядом с машинами, а не сидеть в душных комнатах.
  Впрочем, работать я начинал с восьми утра,и с четырёх часов ещё было время не только принять душ, но ещё и сбегать на озеро и искупаться.
  Так было и в то утро, когда я познакомился с Русалочкой. А было это так.
  Проснувшись в четыре утра, в самое прохладное время суток, и приняв душ, я собрался на берег Синары, чтобы там ещё раз искупаться и освежиться перед длинным, знойным днём.
  Я побежал на мысок, что был недалеко от моего дома, где с одной стороны был песочный пляж, а с другой большие валуны.
  Самое интересное, что на песочной стороне мыска уже в такую рань был народ, которому, по всей видимости, не спалось, как и мне. Я искупался, маленько обсох и пошёл на ту сторону мыска, где были валуны и, как правило, никого из народа не было. Тут я снимал с себя плавки, отжимал их от воды, переодевался во всё сухое и шёл домой или на работу.
  Вот и на этот раз я поднялся на вершину мыска, чтобы спуститься туда, где валуны. Но моё место переодивания было занято. Там сидела, как я смог разглядеть, девушка в лёгком платье с блокнотом в руках, в который что-то время от времени записывала. Не знаю почему, но я сразу прозвал эту девушку Русалочкой, уж больно она походила на эту сказочную героиню. Если бы был ещё ветер и небольшая волна, то точно её, эту девушку, можно было принять за Русалочку, которая смотрит на уходящие в море корабли и жаждет попасть в мир людей.
  Признаюсь честно, мне сразу захотелось познакомится с этой девушкой и, оставив свой пакет с сухой одеждой, на вершине мыска, я смело направился к ней, хотя идти по мокрым валунам было довольно неприятно.
  
  * * *
  
  Я
   подошёл к девушке немного сзади и с боку и тихонечко, чтобы её невзначай не вспугнуть, произнёс одно слово:
  - Русалочка!
  На моё тихое слово никакого ответа не последовало. Девушка продолжала что-то писать в своём блокноте. Тогда я опять произнёс, только теперь погромче:
  - Русалочка!
  Девушка встрепенулась и оторвала свой взгляд от блокнота.
  - Это вы мне? - произнесла она.
  - Вам, Русалочка! - ответил я уже довольно внятно.
  - В обще-то меня зовут Оля, но если вы так хотите, то можете называть и Русалочкой. Тут и действительно место такое, что меня можно принять за русалку, правда не хватает ветерка.
  - А можно мне с вами познакомиться? - поинтересовался я.
  - Конечно, можно, - ответила девушка, - как меня зовут, я уже сказала, да и вы сами назвали меня. Теперь только надо узнать, как зовут вас, и что вы тут делаете, ведь пляж удобный и песчаный находится по другую сторону мыска, а здесь купаться сложно, тут кругом камни.
  - Да я знаю. Я всегда купаюсь, где песок, а потом иду сюда, чтобы переодеться, поскольку посторонних взглядов тут, как правило, нет.
  - Так я вам помешала переодеться, - сказала Оля.
  - Да нет, что вы, - ответил я, - мест, где можно переодеться, здесь полно, просто я увидел вас и вы мне напомнили про Русалочку и мне захотелось познакомится с местной Русалочкой. А зовут меня Андрей.
  - Вот мы и познакомились, а кстати сказать, я не местная, я всего лишь как неделю живу в этом городе после окончания института в Екатеринбурге. Приехала к вам работать. Просто одна моя знакомая уже год живёт у вас и мне так расписала ваш город, что мне тоже захотелось пожить в нём.
  - И каковы же первые впечатления? - поинтересовался я.
  - Да, в общем-то, хорошие, а работаю я в поликлинике терапевтом, так что если вы захвораете, то может быть мы и встретимся с вами ещё и там.
  - Понятно, а можно поинтересоваться, что вы такое пишите в своём блокноте?
  - Я пишу стихи, а потом на них слагаю музыку и получаются песни, говорят, что неплохие.
  - А вы мне ваши стихи почитаете?
  - Нет, нет, только не сейчас, вот если мы познакомимся с вами поближе, тогда я вам может быть не только почитаю, но и спою.
  - А вы знаете, я ведь тоже пишу, только прозу. Пробовал писать стихи, но они у меня получаются такими, что самому не нравятся. Так что мы с вами, можно сказать, собраться по перу.
  - Кстати, Оля, вы наверняка ещё не знаете местных достопримечательностей, в частности с красотами нашего озера Синара. Если хотите, я бы вас мог с ними познакомить. Тогда, я очень уверен, в вашем блокноте появятся новые стихотворения.
  - А ведь вы, - сказала Русалочка, - почти угадали, назвав меня Русалочкой. Просто у меня разряд по подводному плаванью. Так что я хотела бы не только увидеть ваше озеро так сказать, снаружи, но и изнутри. У меня есть акваланг, и я бы хотела с ним поплавать под водой.
  - Знаете, Оля, я тут сильно сомневаюсь, что можно поплавать по дну нашего озера с аквалангом, ведь всё-таки город у нас закрытый, но я знаю, что в нашем бассейне есть секция по подводному плаванью и вам надо просто обязательно туда обратиться.
  - А где находится этот бассейн?
  - Я вам обязательно покажу, а пока предлагаю вам в ближайшую субботу покататься на лодке по озеру и я вам покажу наши достопримечательности, так сказать наяву.
  - А у вас есть лодка?
  -Есть, причём тут недалеко. Видите, вон вдоль берега стоят рыбацкие лодки, среди них есть и моя, точнее наша, моей семьи. А семья у меня небольшая: папа, мама, брат и я. Лодку мы держим ради удовольствия, чтобы иногда на ней покататься или порыбачить. Так что, поехали в субботу кататься на лодке.
  - Поехали, - согласилась Русалочка, - а маску с трубкой и ластами я всё же возьму.
  - Конечно, конечно. Это у нас не возбраняется.
  Выедим пораньше, пока солнце ещё не так сильно печёт, часов в шесть утра. Вы, Оля, согласны.
  - Согласна, а детали обговорим завтра на этом же месте. А сейчас мне нужно дописать стихи, а вам всё-таки надо переодеться в сухое. Да и на работу вам, наверное, пора.
  - Хорошо, - согласился я, - завтра утром на этом месте. А сейчас действительно мне пора на работу, а работаю я инженером в вычислительном центре. Так что пока.
  - Пока, - ответила Русалочка и уткнулась в свой блокнот. Я понял, что разговор закончен, а мне надо где-то переодеться и поспешить на работу.
  
  
  * * *
  
  Я
   не буду рассказывать, как мы встретились на следующее утро, просто скажу, что мы договорились встретиться в субботу на этом мыску, поскольку лодка, принадлежавшая моей семье, находилась тут неподалёку. Я должен был обеспечить нас перекусом, ведь мы, как планировалось, отправлялись в путешествие по Синаре на целый день, а Оля-Русалочка обещала духовную пищу в виде песен под гитару и кроме того она хотела взять ласты, маску с трубкой и подводное ружьё. Она сказала:
  - Вдруг повезет и я подстрелю какую-нибудь крупную рыбку и тогда можно будет сварить вкусную уху.
  Так что вечером в пятницу после работы я бегал по магазинам, закупал еду, потом ходил на небольшое болотце, недалеко от спасательной станции и накопал там червей. Я тоже хотел ухи и собирался взять удочки, так как особо не верилось, что Русалочка кого-нибудь подстрелит. Захватил я и свои рассказики, чтобы тоже поразвлекать Олю-Русалочку духовной пищей.
  Одним словом, в субботу утром, как мы и договаривались, мы встретились на мысу и через минут пятнадцать-двадцать уже плыли по нашему озеру.
  Я хотел прокатить Олю по всему берегу, рассказывая при этом что и где находится, а потом доплыть до Песчанки или до Тихой бухты, как уж там сложатся обстоятельства. Я очень надеялся, что в Песчанке или в Тихой народу будет немного, и моей Русалочке никто особо не будет мешать и она что-нибудь запишет в свой стихоплётный блокнот. Кроме того в этих местах было хорошее дно с песком и водорослями, что тоже наверняка должно понравится Русалочке, ведь именно в таких местах водилось много мелкой рыбёшки, а значит и щук, одну из которых мечтала подстрелить Русалочка.
  Грести я особо не спешил, чтобы дать Оле насмотреться берегами Синары. А она не отрывалась от своего мобильного телефона и всё фотографировала берега нашего озера.
  - Я потом лучшие фотографии отошлю своим родным, - пояснила она мне, - чтобы те знали, в каких местах мне теперь приходиться обитать.
  Я же всё ждал, когда она возьмёт свою гитару и начнёт мне петь свои песни, но судя по её плану песни, наверное, будут позднее, когда она нафотографируется вволю. Даже может быть где-нибудь в Песчанке или Тёплой, когда мы будем просто блаженствовать на солнышке. Одним словом, песнопение пока откладывалось.
  Я показал Оле-Русалочке место, где располагается наш сад, и она попросила сводить меня в этот сад.
  - Может быть и свожу когда-нибудь, а может нет, - подумал я, - там будет видно.
  А дальше, если так и ехать вдоль берега, мы попадали в болотистое место, где я с удовольствием нарвал Русалочке водных лилий и кувшинок. Она тут же засунула их в мой котелок и зачерпнула в него воды, в которую и поставила эти цветы, и убрала котелок под своё сидение на корме, чтобы на солнце они не завяли, как пояснила она. Правда мне сразу стало неясно, в чём мы будем варить уху, если будет рыба, но я подумал, что что-нибудь да придумаем.
  После болотистого места начинались крутые берега, которые Русалочка фотографировать не стала, не знаю почему, наверно надоело, и стала крутить головой, разглядывая наше озеро.
  Тут она заметила наш остров и воскликнула:
  - О, у вас даже остров на озере есть. Как он называется?
  Честно говоря, этот вопрос поставил меня в тупик, потому что название нашего острова я не знал. В детстве мы его называли Змеиным, но верно ли это название. Я сейчас сомневался. Поэтому ответил Оле довольно неопределённо:
  - В детстве мы его называли Змеиным, а как на самом деле он называется мне не ведомо.
  - А что там много змей? - поинтересовалась Русалочка.
  - Да вроде нет, - ответил я.
  - Тогда свози меня, Андрей, на этот остров, я хочу его посмотреть.
  Я развернул лодку по направлению к острову и сказал:
  - Здесь когда-то и полуостров был, но сейчас он скрылся под водой. Причём было заметно, что этот полуостров тянется к острову и может быть, когда-то они и соединялись. Но это было очень и очень давно, поэтому я ничего здесь точно не скажу.
  Подплывая к острову, Оля снова взяла свой мобильный и стала всё фотографировать.
  Тут я не выдержал и спросил:
  - Русалочка, а когда же будут обещанные песни?
  - Песни обязательно будут, но только попозже, когда мы пристанем к берегу. А сейчас я хочу осмотреть остров¸- таков последовал ответ.
  На осмотр острова ушло минут десять, потому что особо осматривать на этом острове было нечего. Змеи здесь, если и были, то давно перевелись, а так камни и несколько сосёночек. Мы снова сели в лодку и тут я стал грести пошибче, потому что мне поднадоело медленно тащиться вдоль берегов. Кроме того до Песчанки было уже недалеко и мне захотелось скорее доплыть до неё и искупаться, так как солнце уже жарило вовсю и я весь покрылся потом. Очевидно, что-то подобное испытывала и Оля-Русалочка, потому что она сняла с себя спортивный костюм и осталась в купальнике.
  До Песчанки я догрёб за двадцать минут и мы с каким-то облегчением высадились на берег, где в лесу можно было укрыться от парящего зноя и искупаться.
  
  * * *
  В
  ы знаете, я только тут как следует рассмотрел свою знакомую и, надо сказать, Русалочка оказалась девушкой эффектной. Фигурка у неё была как литая, ни капли лишнего, видно было, что она много занимается спортом. Прибавьте к этому симпатичное лицо с русыми волосами и красивый купальник, так что я просто не мог отвести от неё взгляда и находился некоторое время в какой-то прострации, пока сама Русалочка не вывела меня из неё.
  - Эй, эй, эй, - воскликнула она, - ну-ка очнитесь, а то, похоже, вас повело не в ту сторону.
  - Поведёт тут, - буркнул я, на что Русалочка хитро улыбнулась.
  Но, тем не менее, от наваждения я очнулся, и понял, что не первый так любуюсь этой девушкой и что она не раз приводила в восторг мужчин.
  - Так куда мы приехали? - спросила она.
  - Это место называется Песчанкой, она довольно далеко от города, если ехать по дороге, и обычно здесь бывает много народу. Но сегодня пока что, как видите, практически никого нет, и нам никто не будет мешать. Я предлагаю первым делом искупаться, а потом вы просто походите поберегу, изучите его и может быть у вас родятся какие-нибудь стихи. Но хочу вас немножко огорчить: здесь нет камышей, поэтому щук, одну из которых вы собираетесь подстрелить, здесь нет. Здесь обычно плавает рыбья мелочь, ёршики, окуньки и чебачки. Хотя можете и попытать счастья и попробовать, кого-нибудь из местной фауны и подстрелить. Впрочем, хватит болтать, пошли купаться.
  Я сбросил с себя трико, насквозь пропитанную потом футболку и, не обращая ни на кого внимания, бухнулся в воду. Ольга же немного подзадержалась, ибо она надевала ласты, маску с трубкой и, взяв своё подводное ружьё, последовала моему примеру. Но если я плавал по поверхности, то она сразу же ушла под воду, как настоящая русалка и я её потерял из виду.
  Мне хватило минут десять поплавать, чтобы освежиться и прийти в себя после довольно, надо признать, утомительного путешествия вдоль берегов Синары. После чего я вылез из воды, расстелил небольшое одеяло на траве в тенёчке, лег на него и стал блаженствовать. Про удочки, что я взял с собой, как-то забылось.
  Оля же купалась, точнее, охотилась долго, не менее получаса и вынырнула из воды совсем не в том место, где я её ожидал, а именно в дальнем углу Песчанки. В этом месте были камни, и ей пришлось ещё проплыть до нашей лодки почти через весь Песчанистый пляж. Плавала она здорово, и быстро, иногда уходя под воду и через минуту выныривая наружу.
  Вышла она на берег немного раздосадованная.
  - Что так?- спросил я.
  - Да просто никакой крупной рыбки, одна мелочь пузатая, да раки. Кстати, нам раки не нужны? Их ведь можно сварить, вкусно ведь.
  - Если тебе хочется, можешь наловить, - согласился я, - а сварим мы их в Тёплой бухте, это уже совсем рядом. Здесь же просто я сделал остановку, чтобы прийти в себя и чтобы ты, Русалочка, побродив по берегу и поплавав под водой, что-нибудь записала в своём блокноте. Кроме того, это место достопримечательность нашего озера.
  - Да, я, пожалуй, последую твоему совету. Поброжу по песку и попробую чего-нибудь написать, ведь здесь очень красиво. А потом ещё раз искупаюсь и вон там в камнях наловлю раков.
  - И правильно сделаешь, поскольку в Тёплой, насколько я помню, камней и, следовательно, раков просто нет.
  После этой моей фразы Русалочка несколько минут постояла на солнце, видно высыхая от воды, потом взяла из рюкзака блокнот и пошла по песчаному пляжу. Я же просто остался лежать в тенёчке, наслаждаясь прохладой.
  
  * * *
  
  Я
   не заметил, как задремал, и мне приснился сон, что всё-таки моя Русалочка подстрелила щуку себе и мне на радость. Я бы с удовольствием досмотрел этот сон до конца, но почувствовал, что кто-то или что-то щекотит меня по носу. Я чихнул и от этого проснулся. Рядом со мной на коленях стояла Русалочка и щекотала меня травинкой.
  -Хватит спать, - сказала она, - а то всё проспишь. Кроме того я хочу есть, а едой нас обещал обеспечить ты, Андрей.
  Я посмотрел на часы, было половина второго и действительно пора было обедать. Я встал, стряхнул с себя остатки сна и проговорил:
  - Сейчас я быстро разведу костер, и мы будем жарить сосиски на костре. Это очень вкусно, если ты, Оля, не знаешь.
  - Знаю, а это всё?
  - Нет не всё, но мы сосисками так сказать "заморим червячка" и сразу же поедем в Тёплую бухту. Вот там и будет настоящий обед. Кстати, кто-то обещал раков.
  - Я своё обещание выполнила, - ответила Оля-Русалочка, - и наловила раков, вон там они в ведерке, которое я нашла в твоей лодке.
  - Это совсем замечательно, - ответил я и добавил, - раки раками, но я пошёл разводить костёр. Только последний вопрос: ты что-нибудь написала?
  - Ага! Тут такое вдохновительное место, что у меня получилось аж четыре стихотворения, - ответила на мой вопрос Оля.
  - Потом почитаешь, причём обязательно, - заметил я и пошёл выбирать место для костра.
  Впрочем, выбирать было нечего, так как здесь, в Песчанке имелось оборудованное место для костра, причём с брёвнами-сиденьями вокруг. Кроме того и дров-то мне не надо было собирать: кто-то позаботился и рядом с местом для костра лежали поленницы дров. Мне оставалось только взять свой небольшой походный топорик, наделать лучин и через пять минут у нас уже был весёлый костёр. Ещё я срубил несколько прутиков, на которые насадил сосиски и позвал Олю поджарить их на костерке.
  Мы быстро уплели по паре сосисок с хлебом и тем самым немножко избавились от голода.
  - А теперь, - сказал я, - наш путь лежит к конечной цели нашего путешествия - бухта Тёплая. Там мы пообедаем по настоящему, сварим раков и, может быть, если тебе, Оля, удастся там кого-нибудь подстрелить, мы побалуемся ухой. Так что вперёд. Это совсем недалеко минут десять на лодке.
  Мы собрали свои пожитки, кинули всё в лодку и отчалили от берега.
  - А теперь, Русалочка, тебе не отвертеться, и пока мы плывём, ты мне почитаешь стихи.
  - Хорошо, - согласилась Оля и полезла в рюкзак за своим блокнотом.
  Она прочитала немного, всего четыре стихотворения и мне они, в общем-то, понравились, я так и сказал Русалочке.
  - Спасибо, - ответила она, - а вот песни будут на обратной дороге. Мы устанем, особенно ты, как гребец, и я надеюсь, что песни мои тебя подбодрят.
  Одним словом за чтением стихов и разговорами мы через десять минут приплыли в Тёплую.
  
  
  
  
  
  * * *
  
  - А
  ндрей,- спросила меня Русалочка, пока я затаскивал лодку на берег, - а почему эта бухта называется Тёплой?
  - А ты посмотри вокруг, - ответил я, - эта бухта от ветров укрыта горами, даже на другом берегу, который отсюда недалеко. Поэтому здесь сильных ветров не бывает, и здесь озеро практически никогда не штормит. Оттого и вода здесь, как правило, теплее, чем в других местах Синары. Поэтому, так мне кажется, эта бухта и называется Теплой.
  - Ладно, хватит болтовни, есть хочется, я пойду готовить обед, а ты можешь заниматься, чем тебе хочется. А хочется тебе подстрелить щучку. Так можешь заняться этим, тем более что здесь растёт камыш, в котором и любит прятаться щука.
  Тут я опять посмотрел на свою русалочку и мысли мои поехали опять туда, куда бы им не следовало ехать. Да что сказать, Русалочка моя была девушкой эффектной и я просто засмотрелся на неё.
  - Эй, эй, эй, - как сквозь пелену услышал я, - по-моему, Андрей, тебя опять повело не туда.
  - Поведёт тут, - опять буркнул я, как и в прошлый раз.
  На это Русалочка рассмеялась и как бы невзначай заметила:
  - А мы русалочки такие, когда хочешь с ума сведём. Так что постарайся опять направить свои мысли в нужную сторону и иди готовь обед, а я пошла на охоту.
  Я вздохнул и пошёл собирать валежник для костра.
  - Кстати, - заметил я, - куда мы денем лилии, что лежать в котелке под сидением за кормой. Без воды они погибнут.
  - А ты сначала свари раков, что в ведре, потом остуди ведро и налей в него воды, а затем переложи лилии в ведёрко и поставь их в тень, в тени они не погибнут.
  - Ладно, - ответил на это я, и мы разошлись в разные стороны.
  Валежника здесь было достаточно, и я быстро соорудил приличный костёр и перекладину, чтобы повесить котелки. Котелков у меня было два: маленький и большой. Большой сейчас был занят, но я собирался его освободить, как только сварю раков в ведре, а маленький обычно служил для того, чтобы в нём заварить чай. Так что я поставил на огонь сразу и ведро с водой для раков и маленький котелок для чая.
  Вода и ведре, и в котелке вскипела довольно быстро, и я побросал туда раков, а вот маленький котелок был снят с перекладины и в нём заварен хороший индийский чай.
  Раки же сварились очень быстро, и я их всех выложил на тарелку, которую поставил на середину стола, представлявшего собой мою подстилку брошенную на траву.
  Вообще костёр был разведён в тенёчке, под деревьями, где было не так жарко.
  Русалочки же моей что-то не было видно, видно охота у неё за щукой была в полном разгаре.
  У меня же после раков на огонь был поставлен большой котелок, в котором я собрался отварить макароны, приправив их банкой тушёнки.
  На это у меня ушло ещё полчаса, и обед был готов. Для полноты счастья я разворошил костер и бросил в угли четыре картофелины, пусть пекутся.
  После этого мне вновь захотелось видеть мою Русалочку, так как считал, что с охотой пора завязывать. Видно голод тоже подсказал Оли, что хватит охоты, тем более она всё-таки умудрилась подстрелить небольшую щуку, поэтому с гордым видом она предстала перед моими очами. Мысли мои опять было потянуло не туда, куда не нужно при виде её, но я сумел их остановить и направить в правильное русло.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  - Вот, - гордо сказала Оля, - не зря я брала с собой маску и ружьё. Так что у нас будет отличная уха.
  - Молодчина, - ответил я, - только уху ты сваришь у себя в общежитии, ты ведь в общежитии сейчас живёшь. А у нас и так навалом еды, причём вкусной и самой походной.
  - Да, - как-то с грустинкой сказала Русалочка, - а я думала мы будем есть уху только вдвоём.
  - Ты пригласишь меня на уху в общагу, а сейчас хватит болтать и садись за стол, наверняка ведь ты проголодалась и довольно сильно.
  - Что есть, то есть, - согласилась Русалочка, отложила в тенёк свою добычу и села рядом с нашим столом.
  Наша трапеза началась.
  
  
  
  * * *
  
  П
  оели мы славно. Даже печёная картошка, которая в походах, как правило, остаётся не вся съедена, была уплетена буквально за пару минут.
  После еды полагалось бы вымыть посуду, но сил у меня не было, и я задремал. Чувствовал, что Оля рядом расстилает своё пляжное покрывало и тоже ложится отдыхать. Короче говоря, я просто вырубился. Снилась мне, естественно моя Русалочка, что я целую ее, и она мне отвечает. В общем, снилось всё то, что я так старательно гнал от себя и довольно успешно. Всё это кончилось щукой, которую подстрелила Русалочка, причём щука была необъятных размеров. Кончился этот кошмар только тогда, когда я почувствовал, что кто-то осторожно трогает меня за плечо. Это была Оля.
  - Андрей, - сказала она, - время уже много и, наверное, нам пора обратно в город. Ты ещё подремли, а я уберу все остатки нашего пиршества и вымою посуду.
  Сказанное было удивительно и как-то неожиданно, поэтому дремать я больше не стал. Я посмотрел на часы, было пять часов. Да, действительно нам пора обратно. Я присел и стал наблюдать за Олей, поскольку это было приятно, ибо я чувствовал при этом себя настоящим мужиком.
  Оля довольно быстро управилась со всем, я очнулся ото сна окончательно и пошёл готовить лодку к путешествию обратно в город.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  -
  
  
  Олечка, - произнёс я, - ты не забыла, что ещё обещала попеть мне свои песни.
  - Да будут тебе песни, будут, успокойся, - ответила она.
  Я после этих слов действительно успокоился, сам не зная от чего, и сказал своей Русалочке, что корабль готов и можно отправляться в плаванье, надо только все наши пожитки положить в него.
  Мы вдвоём это сделали быстро, не забыли лилии и кувшинки, а также естественно щучку, сели в лодку и началось наше обратное плаванье.
  - Как мы поплывём, - спросил я Олю, - так же как плыли сюда вдоль берега, или срежем и поплывём по "открытому морю"?
  - Конечно, срежем, - отозвалась она и, рассмеявшись, добавила, - ты что забыл, что Русалки не боятся отплывать далеко от берега.
  - Хорошо, тогда сделаем так. Поплывём от насосной, которая находится тут рядом с Тёплой и возьмём курс мимо острова на мыс, который у нас называют Петушок. Вот тут-то тебе от песен не отвертеться.
  Так мы и поплыли, курсом на мыс Петушок.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Пока мы плыли, я всё ждал, когда же Оля возьмёт в руки гитару. И наконец-то дождался. Это было в тот момент, когда мы проплывали мимо острова.
  Оля неспеша настроила свой инструмент и запела. Голосок у неё был не сильный, но очень приятный, мягкий и нежный, так же как её песни, что она пела мне. Песни были не грустными и не весёлыми, но в них чувствовалась любовь к жизни и какая-то внутренняя энергия, которая заставляла улыбаться и поднимала настроение.
  Если честно, то к этому времени грести я подустал, но песни Русалочки взбодрили, и усталость на время покинула меня.
   Когда она кончила петь, то воцарилась тишина. Я молчал и Оля молчала. Так продолжалось минут десять. Наконец она произнесла:
  - Ну как?
  Я встрепенулся, потому что находился под властью Олиных песен и сказал только одно слово:
  - Здорово, Олечка, просто великолепно. Честно говоря, такого я не ожидал. В общем, ты просто молодец, тебе надо обязательно пойти в наш клуб самодеятельной песни. Я думаю, ты там будешь не на последних ролях. А клуб этот у нас довольно сильный.
  - Спасибо, - тихо сказала моя Русалочка. - Я обязательно последую твоему совету.
  
  
  
  * * *
  
  З
  а песнями да за разговорами мы и не заметили, как подплыли к Петушку. Потом ещё минут пятнадцать-двадцать мы плыли до места стоянки моей лодки, что находилась недалеко от того мыска, где мы познакомились. Наше путешествие кончалось, и я чувствовал, что Оля-Русалочка вполне довольна им. Теперь мне надо было отвезти на автобусе Олю до общежития, до которого надо было проехать четыре остановки. Но едва мы сели в автобус рядышком на сидение, как моя Русалочка уснула у меня на плече, и пришлось мне, чтобы она маленько поспала проехать весь город и все близлежащие к городу промышленные объекты. Когда мы сделали круг до посёлка, кондуктор хотел нас высадить, ведь мы проехали все остановки, но я попросил его ещё немножко покатать нас, чтобы моя спутница немножко вздремнула.
  - За новый круг я заплачу, - сказал я кондуктору и та успокоилась.
  Я осторожно разбудил Русалочку за одну остановку до общежития, заплатил за новый круг и мы вышли практически у самых дверей общаги, хотя тут остановки автобуса не было. Мы поблагодарили водителя, и нам только-то оставалось, что попрощаться.
  На прощание мне Оля сказала:
  - Завтра в двенадцать я жду тебя на уху. Моя комната 356 на третьем этаже. Фамилия моя Завьялова, так и скажешь вахтёру.
  - Понятно, - ответил я, - только у меня к тебе большая просьба: ты сама уху не вари.
  - Почему? - удивилась Оля.
  - Просто потому, что варка ухи - это мужское дело. Вы женщины настоящую уху варить не умеете, это уже неоднократно проверялось.
  Я увидел по лицу Оли, что она немного обиделась, но обида эта быстро прошла.
  - Хорошо, пусть будет по-твоему. А пока до свидания, до завтра.
  Она повернулась, чтобы уйти, но затем развернулась обратно и поцеловала меня в щёку.
  - Спасибо за сегодняшний день, он был просто замечателен, - сказала Оля и, повернувшись, быстро пошла к дверям общежития.
  Я постоял ещё минуты две, посмотрел, как за Русалочкой закроется дверь и отправился пешком к себе домой. Настроение мое было великолепно и я шел, напевая песенку, которая мне больше всего понравилась из творчества Оли.
  
  
  
  * * *
  
  Н
  а следующее утро, встав в восемь часов, я подумал и решил угостить Русалочку тройной ухой. Для этого надо было сбегать на рынок и купить рыбной мелочи. Ведь не смотря на то, что я накопал червей, за удочки я так и не взялся. Рынок открывался в десять, меня ждали в двенадцать, так что я как раз успевал и всё купить и сварить в общаге тройную уху.
  У меня ещё было время до десяти сбегать на Синару и искупаться, что я и сделал.
  В десять, когда рынок открылся, я купил рыбной мелочи и к двенадцати поспешил к Оле в общежитие.
  Старая бабулька вахтёрша долго меня расспрашивала, зачем это я иду в 356 комнату, но потом, проворчав, что вот делать вам молодым нечего, как только бегать по женским общежитиям и варить уху, всё же меня пропустила, и я, быстренько взлетев на третий этаж, нашёл нужную комнату и осторожно постучал в дверь.
  Оля меня ждала и стол уже был накрыт, причём даже с бутылочкой вина, и спросила меня, не буду ли я против если с нами отведает уху и её соседка, тоже довольно симпатичная девушка. Я был, естественно, не против и, поболтав немножко с девушками, отправился на кухню варить свою тройную уху. Я девчатам так и сказал:
  - Я пошёл варить тройную уху, о которой вы, наверное, и не слышали.
  - Ну почему не слышали, - удивилась Оля, - слышать-то мы слышали, только вот лично я никогда её не пробовала.
  Примерно также отвечала и её соседка, которую звали Тамара.
  - Кстати, - спросил я, - надеюсь картошка у вас есть.
  - Есть, конечно, и я даже помогу тебе, Андрей, почистить её. Просто я знаю, как вы мужики чистите картошку, что добрая треть идёт на выброс.
  - Отлично, - сказал я и, взяв у Русалочки кастрюлю, пошёл варить уху. Оля пошла со мной чистить картошку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Я сделал всё как положено. Сначала отварил мелочь, предварительно завернув её в марлю, чтобы удобней было выкидывать, потом отварил почищенную и порезанную Олей картошку, а затем булькнул в варево Олину подстреленную щучку, предварительно разрезав её на куски. Не забыл я, естественно, и посолить уху и добавил немного специй, которые прихватил из дома.
  Надо сказать, что уха получилась на славу, и обед прошёл у нас отлично. После обеда Тамара куда-то заспешила, оставив нас вдвоём с Русалочкой, а она, вот уж чего я не ожидал, прилегла на кровать и предложила мне полежать с ней.
  - Надо жирок завязать, - так молвила она.
  Я лежал рядом с Олей, чувствовал прикосновения её рук, чувствовал её дыхание и тепло, что исходило от неё и душа моя воцарила куда-то высоко-высоко. Короче говоря, мы похоже оба уснули и проснулись часа через два, когда нас разбудила соседка Русалочки.
  Собственно говоря, на этом день свидания с Русалочкой закончился, она меня поцеловала в щёку, как вчера, и мы попрощались, договорившись с ней, что завтра, в понедельник, пойдём вечером гулять по городу.
  Но всё испортила погода и моя работа.
  
  * * *
  
  Когда я шёл домой, то почувствовал, что стало как-то прохладно. Я посмотрел на небо, по нему плыли большие тучи, которые явно никогда не соответствуют хорошей погоде.
  - Неужели погода портится, - подумал я.
  Мои думы оказались пророческими, и на следующий день, как часто у нас бывает на Урале, произошла быстрая смена погоды и пошёл дождь, и стало прохладно. Жара сразу спала, и купаться с утра я не пошёл.
  - Даже если будет дождь и холодно, - всё равно пойду вечером к Оле и вытащу её на улицу. Можно будет и в кино сходить.
  Но моим мечтам не удалось сбыться. Просто я работал сменным инженером, и только я стал собираться, чтоб пойти к Русалочке, как меня вызвали на работу, что-то у них там сломалось. Я поехал и в результате "проковырялся" около устройства, которое вышло из строя, аж до самой ночи. Позвонить Оле я не мог, с работы по мобильным телефонам разговаривать было нельзя, и я просто боялся, что Оля могла обидеться.
  А буквально через пару дней меня отправили в командировку в Челябинск, помогать тамошним наладить небольшой вычислительный центр. И хоть с Олей поначалу мы разговаривали по мобильному телефону, но командировка оказалось длинной, и конца её не было видно. И постепенно с Олей мы перестали перезваниваться.
  Когда же командировка кончилась, то оказалось, что Олю, как молодого специалиста, отправили на учёбу куда-то под Москву, причём на четыре месяца и можно сказать на этом наша дружба кончилась.
  Когда же Оля вернулась, я этого не знал, но через знакомых ребят выяснил, что она уже встречается с каким-то парнем, причём спортсменом. На следующее лето, гуляя в одиночестве, я как-то увидел свою Русалочку около городского фонтана, и хотел было к ней подойти, но меня опередил какой-то парень, который к тому же принёс Оле букет цветов, и я подумал, что всё-таки эта Русалочка не для меня, поскольку слишком эффектной девушкой она оказалась.
  Но всё-таки с Русалочкой мы встретились, когда однажды осенью я заболел и вызвал врача на дом. Оказалось, что наш участок она обслуживала как врач. Естественно, я, было, поначалу воспрянул духом, ведь, как известно "старая любовь не ржавеет". Но потом увидел на её пальце обручальное кольцо, что меня, конечно же, расстроило. Наша любовь с Русалочкой закончилась, да и была ли она, подумал я.
  Подумаешь, свозил один раз девушку на лодке по Синаре.
  Как врач Оля оказалось очень хорошей и грамотной, так что наша дружба восстановилась вновь только в платоническом плане и не больше.
   Всегда, когда я ходил к ней на приём в поликлинику, я дарил ей книжки со своими рассказами и похоже они ей нравились, по крайней мере, она всегда меня благодарила и с радостью принимала мои небольшие подарки. Кроме того потом она подарила мне свою книжку стихов выпущенную в Екатеринбурге. Стихи, честно, понравились мне, и я потом опять долго по ночам видел сны, как мы катались по Синаре.
  Вот, собственно говоря, и весь рассказ про Русалочку и про нашу с ней не состоявшуюся любовь.
  Но её я вспоминаю до сих пор, когда уже стал пожилым человеком и всегда ей желаю добра и счастья в жизни.
  12.02.2022 7:17 А. Смолюк.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Снежинск февраль 2022
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"