Смольников Алексей Алексеевич: другие произведения.

Биоволк

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Госутоханта, или, в простонародье, монструмы - закрытая каста сверхъестественных существ, которые держатся строгого аскетизма и ведут бродыячую жизнь воинствующих монахов. Они появляются из тех, кто по после смерти соизволил покинуть Царство Небесное или Преисподнюю, ведомый сильными чувствами и эмоциями, что не позволяло их душе спокойно существовать вне царства смертных. Взамен, они отдавали всю свою душу в качестве платы за возрождение, но оставляет в себе легкий ее отголосок, дабы не повторить судьбу простой нежити, что бессмысленно скитается по земле. После возрождения тот, кто принял Госутоханта но норои (Проклятье монструма) возвращается "с того света, лишенный воспоминаний, чтобы прошлая жизнь не мешала ему быть тем кем он стал. А цель монструмов описывается в их Кодексе очень просто: "Быть чудовищем, что убивает других чудовищ". Воспринимались они у всяких народов по-разному. В землях на западе монструмы считались богопротивными тварями и чернокнижниками, для которых монета дороже тех людей, которых они призваны защищать. На востоке же, где они зародились, почитаются как священные воины-защитники, что равны с богами. И крепость их, Дозё Монсута, является запретным святилищем, куда могут попасть только избранные. Но эта крепость лишь одно из сети кланов, именуемых Девятью Братствами. Проходящие обучение в Дозё неофиты, по окончанию получают три главных оружия. Меч, выкованный из сердца умершей звезды, упавшей с небосвода. Этот клинок равно разил как существ магических, таких как демоны или чудища разной масти, так и простых существа как звери или люди. Хвост-Кинжал, кривой обоюдосторонний нож на зачарованной цепи из чистого серебра. Владея им, монструмы пользуются им равно как гарпуном, так и в качестве хлыста. Тёмные искусства Великой Магии Куджи. Сигилы четырех элементов стихий, комбинированные в различные формулы знаков, давали невиданную мощь, ограниченная только воображением чародея. Так же, людская молва наделяла их разными иными способностями, как способность видеть в кромешной тьме, способность питаться светлыми чувствами окружающих и абсолютная неуязвимость перед временем и оружием, как смертных, так и бессмертных. Воистину их взгляд был уникален, но они не просто могли видеть во тьме, но видеть то, что простому глазу не видно. Их бездушие, не способное порождать тепло и свет, создавала вокруг них тяжелую Ауру Страха, забирающая в себе тепло и радость окружающего мира. Они были бессмертными, но в мире всегда есть оружие, которое способно сразить даже Бога. И хотя на западе Огайрата, где царствовала Единая Империя, госутоханта не были в чести у людей и воспринимались в качестве альтернативы Ордена Храмовников, бывали и те, кто крепко запечатлил себя в балладах и легендах. Первый из них был легендарный Волдемральт из Реддлштата, Кровавый Ворон. А второй, но только по счету, был Грегор Стракхейвенский, по прозвищу Биоволк. И вот одна из легенд о нём...


Биоволк

  

1

  
   Никто толком не знает, откуда он пришел. Всадник на гнедом коне просто появился в округе. Бледная, как у трупа, кожа, короткие волосы цвета вороного крыла, впалое лицо и мощные скулы. Монструм, одним словом. Он не скрывал свою личность. Меч из звездного метала висел в ножнах на спине, как обычно висит колчан стрел. На нем был потрепанный пыльник, одетый поверх черной льняной рубахи. Он вошел в город с юга, по подвесному мосту. Узкие улочки города приняли его с распростертыми объятьями. Но жители его сторонились. Аура страха, чувство тоски и отчаянья, отгоняли от него людей.
   Он спешился окало трактира, с дивным названием "В свиных печенках". По крайней мере, пахло там именно так. Трактирщик, толстый старик в грязном фартуке и пальцами, жирные от маринованных овощей, стоял за стойкой. С приходом незнакомца, на окнах появилась изморозь, а посетители, включая трактирщика и краль, бросило в дрожь. Красные глаза со змеиными зрачками горели в темени трактира. Монструм бросил несколько бронзовых монет на стойку перед трактирщиком:
   -- Пива мне, да поживее, -- скомандовал монструм, говоря словно с того света.
   Трактирщик немного постоял в оцепенении, смотря в глаза странника, после чего пришел в себя. Через минуту на стойке стоял графин с вытекающей с краев пивной пеной и большая пивная кружка. Монструм налил себе пиво и начал медленно отпивать из кружки. Посмотрев в окно, выходившее на площадь, он заметил большое столпотворение.
   -- Что там творится? -- спросил монструм трактирщика.
   -- Ну так... казнь там.
   -- Казнь? И кого казнят? -- монструм сделал глоток
   -- Зараженную... Она из замка лорда убежала. А там по ночам мрак что творится.
   -- Если в замке беда, то что может сделать одна баба?
   -- Мало ли. Уж три месяца, как основной гарнизон и прочие не входят и не выходят. Авось чума? Вот мы себя оберегаем.
   -- Ясно.
   Допив пиво, монструм двинулся к выходу. Выйдя на площадь, он увидел кричащую толпу, желающая смерть девушке. Ей было лет восемнадцати-девятнадцати. Она стояла на коленях в порванном платье и плакала. Ей было не понятно, почему на нее кричит священник, а здоровенный мужчина с голым торсом и капюшоном на голове стоял с топором в руках. Ее волосы цвета осенних листьев были растрепаны, а синие глаза заполнены слезами.
   Пастырь все более и более яростно кричал оскорбление в адрес девочки и в сторону лорда. Городская стража ничего не делала. Если они вступятся, их порвет толпа. И тут чернь начала расступаться. Священник обратил внимание на монструма, идущего между рядами людей, создавших живой коридор прямо к эшафоту. С каждым его шагом, вокруг становилось все холоднее. Люди чувствовали невообразимую тоску, как будто всю радость выкачали. Священник стоял непреклонно. Он смотрел на путника взглядом голодного волка, что ищет себе жертву на съедение. Палач же поддавался страху и отходил подальше. Девушка подняла глаза, когда тень монструма накрыла ее:
   -- Что тут творится? -- спросил монструм, глядя прямо в глаза пастыря.
   -- Это не твое дело, чужестранец! -- выкрикнул в ответ священник. -- Вали, куда шел!
   -- Мой Кодекс именно это мне и говорит, но если в этой девочке зло, то это как раз мое дело.
   -- Твой кодекс? По одному твоему виду можно понять, кто ты! Ты сам зло! Грязная нежить! Ты не лучше того, что живет в замке!
   -- И что там такое живет? В этом чаде я не чувствую присутствие зла или порчи. Ты бредишь, пастырь. Твой страх затуманил твой рассудок.
   -- ВЗДОР! Мой разум чист! Я -- глаза и голос Церкви. В ушах своих я слышу голос Создателя!...
   -- Типичная демагогия фанатика, -- перебил священника монструм, -- в которой смысла не больше, чем в дождевом черве. Ты обычный болтун, прикрывающий свою ничтожность громкими речами. Пустоцвет...
   -- Ты заплатишь за свою дерзость, еретик!
   Гнев залил глаза пастыря кровью. Всего за несколько секунд тот, кто был призван нести и воплощать собой благочестие, превратился в дикого берсерка. Он вырвал из рук пораженного палача топор, и замахнулся им на монструма. Глупая ошибка.
   Монструм выкрутил пальцами сигил Магии Белого Хлада, и поднял два пальца руки, которыми составил формулу. Топор выскользнул из рук священника и завис в воздухе. Единственный удар, нанесенный в этот день на эшафоте -- прямой удар в печень пастыря, нанесенный свободной рукой монструма. Удар был достаточно сильный, чтобы этот фанатик-проповедник лежал на досках эшафота, скрутившись от боли и выплескивания проклятья в адрес монструма вместе с кровью. Путник взял топор в воздухе, так же легко, как писарь берет перо со стола, и вернул его палачу. Тот просто покачал головой, тупо смотря на монструма.
   -- Стой где стоишь, хулиган! -- послышалось из толпы. Это оказались несколько стражников, пришедших в себя после увиденного, а теперь стоявших у эшафота с алебардами наизготовку. -- Пойдешь с нами, а не то...
   Тут монструм вновь выкрутил пальцы еще один сигил. На сей раз он бросил Знак в толпу, от чего у всех людей поголубели глаза. Они стояли, молча, словно на похоронах. Стражники опустили оружие и наклонили головы. Магия имеет разные применения. Знак Принуждения
   -- Нелюдь! -- прошипел священник, все еще корчась от боли. Монструм не обратил на него внимание.
  
  

2

  
   Лорд Энтони сидел на своем троне. Тяжкое бремя выпало на его царствование. Его жена мертва, дочь бежала из замка, а еще и этот поганый зверь, что бродит по его замку в ночи и убивает всех, кто попадется. Он сидел в своем тронном зале, держа на коленях меч, а в правой руке был бокал с вином. Точнее с осадком, лежащем на самом дне. Очи были задумчивы и печальны.
   Тронный зал замка был окутан мраком. И лишь только несколько факелов, да лучи света через замазанные дегтем окна, не давали тьме поглотить помещение. Колонны тянулись вверх, пропадая в темени потолка. Зал отражал саму душу лорда -- темную с небольшими просветами надежды.
   А затем открылись ворота. Свет, принесенный через них, разогнал тени прочь, создав дорогу прямо к трону. Он ослеплял лорда, который уже много времени сидел в полумраке, и его глаза отвыкли от яркого свечения. Но в воротах виднелась человеческая фигура, отбрасывающая длинную тень.
   В плаще цвета запекшейся крови, громко гремя латами, в тронный зал лорда Энтони вошел капитан его личной гвардии, сир Римус Блэк. Левая рука лежала на рукояти меча, которым его наградили во время службы в Имперской Гвардии, а правая рука держала шлем, украшенный царапинами и трещинами от многочисленных битв. И доспехи его были все увешаны следами бесчисленных кампаний, в которых ему приходилось учувствовать. Сир Римус спешно и расчетливо, в соответствии со всеми правилами придворного этикета. Подойдя вплотную к трону, он опустился на одно колено перед своим владыкой, ударив в нагрудник левой рукой:
   -- Милорд, -- грубым официальным тоном сказал капитан, -- прошу меня извинить!
   -- Ох..., -- усталым голосом начал лорд. -- В чем дело, Римус?
   -- Ваша дочь найдена, сир, -- продолжил Блэк. Эти слова привлекли внимание лорда.
   -- Что? Это точно?
   -- Так точно, милорд. Она находится сейчас у наших ворот...
   -- Капитан! -- голос Энтони стал более зловещим и он поднялся с трона. -- Я поручил вам найти мою дочь не менее трех дней назад! А теперь, когда она находится у наших ворот, ВЫ НЕ ПУСКАЕТЕ ЕЕ?!!! КАК ЭТО ПОНИМАТЬ!!!!!
   -- Простите, -- продолжал рыцарь, стараясь не смотреть в злые глаза лорда, -- но просто она у наши ворот не одна.
   Через минуту лорд замка, в сопровождении своего капитана и нескольких советников, спешно шел к крепостной стене. В голове Энтони путались мысли и чувства. С одной стороны он был рад за то, что его любимая дочь вернулась, но слова Блэка о том, что она за воротами и не одна, вводило его в смятение.
   Добравшись до крепостных ворот, он посмотрел вниз и увидел свою дочь. Она сидела верхом на лошади, укутавшись в одеяло. Коня за узды держал странный юноша с красными глазами и мечом за спиной.
   -- Надеюсь, я все же дождусь вашего лорда! -- прокричал незнакомец.
   -- Я лорд Оливер Энтони, хозяин этого замка и властитель этих земель! А ты кто будешь?
   -- Грегор Старкхейвенский, монструм из Братства Ворона!
   -- Монструм?! -- влез в разговор сир Римус. -- Неужели слухи о нашем бедствии дошло до касты истребителей чудовищ?!
   -- Мне ничего не известно о ваших напастях, но если это силы зла, угрожающие людям, я готов помочь.
   -- Разумеется не бесплатно?!
   -- Мой Кодекс предписывает то, что труды должны быть должно вознаграждены. Любой труд стоит денег.
   -- Для начала я отблагодарю тебя за то, что спас мою дочь... Открыть ворота!
   Гвардейцы подчиняются приказу. Перед Грегором начинает подниматься решетка ворот, и монструм ведет коня внутрь.
   Внутренний двор замка был полон солдат. Мечники, алебардщики, арбалетчики и аркебузиры. Казалось, что в стенах замка находится целая армия. Вот только воины были не выспавшимися, усталыми. С такой армией быстрее объявишь войну и в туже секунду сдашься в плен. А еще и зло. Монструмский нюх распирало от скопления зла в замке.
   Лорд Энтони выбежал во двор, прямо к коню монструма. Грегор помог юной леди спустится с коня. Наконец в это место пришло хоть немного счастья. А что может быть для отца более счастливым, чем возвращение любимой дочери. Он даже не скрывал слез, крепко обнимая свое дитя. Монструм стоял неподвижно, словно мраморная статуя. К нему подошел старик в мантии из листьев и длинной седой бородой, доходящей до колен. Он внимательно посмотрел на Грегора:
   -- Лорд обязан тебе, монструм, -- начал друид. -- Его дочь убежала из замка три дня назад. Мы начали терять надежду на ее возвращение...
   -- Девчонку едва не казнили на площади. Священник говорил, что она испорчена злом, поселившегося в этом замке.
   -- А ты что думаешь? -- друид смотрел в сторону лорда и его дочери.
   -- То, что лишний меч и знания о проклятьях и чудовищах вам не помешают.
   Друид улыбнулся. Пока Энтони занимался своей дочкой, монструм и друид шли в замок.
  

3

  
   Покои друида были под стать магу. Везде стояли горшки с диковинными растениями. Плющ покрывал все стены и делался для окон аналогом занавесок. На полках стояли разные склянки и пузырьки, наполненные эссенциями и эликсирами, а в некоторых даже что-то плавало. Дубовый стол стоял прямо напротив окна. Он был захламлен свитками, книгами и ингредиентами для алхимических формул. Друид сел за стол, убирая с него лишний хлам, а монстум занял кресло у книжного шкафа.
   -- Прошу простить за беспорядок...
   -- Я видал и по хуже. Интересно, что делает друид в замке? Вы же в основном живете в лесах или хижинах в удалении.
   -- Лорд искал мага, который поможет ему справится с проклятьем своего рода. А в здешних лесах есть Роща Друидов. Никому он доверять не мог, вот и обратился к нам.
   -- Почему именно к вам? Конклав Чародеев тоже обладает значительной властью.
   -- Дело в самой истории этой земли...
   -- Что за история?
   -- Нудная и мрачная.
   -- Мне нужно знать все, что касается этого замка.
   Друид достал из-под стола большую книгу и с грохотом бросил ее на стол. Листая страницы, он искал нечто, сказанное там.
   -- Что вы знаете о Великой Войне, сир? -- спросил друид, не отвлекаясь от поисков.
   -- То же, что и каждый. Создатель принял тело смертного короля, а его самого сделал наместником на Небесах. В Битве у Роковой горы, где сейчас стоит Святоград, победил Иглибиса, Бога Хаоса, Властелина Преисподней. Построив город, объявил себя Богом-Императором, а наследники короля, что остался подле Создателя теперь как его Советник, сделались наследниками престола Империи.
   -- А в знаете что случилось с демонами после Войны?
   -- Кто-то бежал за Иглибисом в Преисподнюю, а те, кто остались либо убиты Храмовниками, либо попрятались, но в конечном счете передохли.
   -- В том то и дело, что не все... Века назад тут были гиблые земли. Тут мало что росло, даже животные обходили эти места стороной. В этих землях правили демоны. Особенно буйствовала одна демонесса. В легендах говорят, что она была хуже самого Иглибиса. Ее любимым занятием было приводить в свои покои молодых мужчин и пользоваться ими, пока они не умрут. Этим она породила целую армию полукровок, с которой хотела поработить остальные земли...
   -- Но появился рыцарь и убил злодейку... Это старые сказки!
   -- Только в этой сказке все было иначе. Даже после Великой Войны, она продолжала жить как ни в чем не бывало, просто ее замок на утесе обратился в руины, а сама она пряталась в пещерах под этим самым утесом. Полукровок вырезали Храмовники, а до нее самой так и не добрались. И вот 17 лет назад прибыл в эти земли молодой лорд со своей армией. Проник в пещеру и зарубил демонессу.
   -- Так просто? Орден Храмовников, воинствующие пастыри Создателя со способностями к магии, не смогли убить сильного демона, а какой-то выскочка с клеймором на перевес вошел в пещеру и убил его? Извиняюсь, но я в это не верю.
   -- Я тоже не поверил, когда услышал. Но замок он отстроил, окало образовался город. Вот только через год-другой умерла его жена. Выбросилась в море. Тогда он и пришел в Рощу и попросил у нас помощи.
   -- Могу представить ваши удивление. Учитывая то, что замок и город стоят на проклятой земле, а вы веками делали все, чтобы эти земли не стали густо заселять из-за порчи. Что было дальше?
   -- Из всех, я единственный, кто согласился придти сюда. В первую же ночь я увидел то отродье...
   -- И кто этот зверь?
   -- Не знаю... Я до того дня ничего подобного не видел. Столько гнилой плоти. Оно двигается быстро, как ветер. Сколько в него не стреляли или кололи, даже царапин не оставляло. С виду гниль, а на самом деле панцирь...
   -- Ни на тролля, ни на вурдалака не подходит. А что магия?
   -- Тот и оно, что и к магии он не восприимчив. Я бросил в него шаровую молнию, а она разбилась, как об камень. И что я только не делал сам потом... Бросался эликсирами, создавал защитные руны, даже прибегал к энтропии, но все как об стенку горох.
   -- И это все? Больше попыток не было?
   -- Один солдат рас бросил флягу со святой водой. Кожа задымилась, а зверь завизжал как ошпаренный. Мы уж начали обливать пол в коридорах, да наносить воду на оружие, только этим мы его только больше злим.
   -- А серебром пользовались против него?
   -- Пользовались. Но с ним как и со святой водой.
   -- Понятно... Лорд, лично, выходит на бой со зверем?
   -- Каждую ночь. Но только он меч поднимет, как в ступор впадает, а зверь его даже не трогает. Просто смотрит на него и только.
   -- Тогда все понятно. Лорд сам подписал своим людям смертный приговор.
   -- Ты думаешь, что все дело в Сделке Перекрестка?
   -- Я не думаю, я уверен. Лорд думал, что выступить против демонессы будет достаточно, чтобы подчинить себе эту местность и покрыть себя славой. Но демоны коварны. Видно демонесса предложила ему сделку: она скроется в глубине пещер или попросту покинет эти края, а он получит землю и славу демоноубийцы, в обмен она получит от него самое ценное, что может желать женщина... дитя.
   -- Значит эта тварь плод гнусной связи человека и демона. Ужасно. Но почему сейчас? Срок Сделки Перекрестка 13 лет. И к лорду пришли не инферналы, а отродье 17 лет от роду.
   -- Инферналы приходят за теми, кто заключает одностороннюю сделку, а сделка лорда и демонессы -- двухсторонняя. И он заявил о себе именно перед тем, как я понял, как ему исполнилось 18.
   -- Совершеннолетие... Срок возможности престолонаследия...
   -- Эта тварь -- наследник этих земель по отцу и по матери. И когда годовщина той "битвы"?
   -- Завтра, но... Духи Леса! Наследник!
   -- "Король мертв! Да здравствует король!" Старая, как мир, истина. Зверь не убьет лорда, пока ему не будет 18 лет. А после этого, ничто не остановит ни его ни его мамашу, которая просто ждет, затаив дыхание. Эти края достанутся демонам с потрахами. А жители города станут их праздничным столом. Эпоха Огня и Крови повторится.
   -- У нас есть одна ночь, чтобы спасти эти земли...
   -- Больше. Выродок был зачат в полнолуние, когда силы зла достигают своего зенита. Демонесса знала об этом факте, и именно этот факт придал зверю сил. Так что у нас будет еще время до полуночи завтрашней ночи.
   -- А пока что нам делать?
   -- Молчать о наших выводах... и наслаждаться вечером перед битвой.
  

4

  
   -- "Грехи отца, -- шептал лорд, -- затмят только грехи сына." Так ведь говорят?
   -- Именно так, миссир, -- подхватил друид, -- Эта тварь без сомнения ваше дитя от той связи с демонессой.
   Разговор проходил в покоях лорда Энтони в одной из башен замка. Везде были ковры и трофеи бесчисленных охот и воин. Дубовый стол и большая кровать с тяжелым балдахином располагались параллельно друг другу.
   -- Как вы узнали?
   -- Догадка, -- сказал стоящий у окна Грегор. -- Вы -- единственный человек, которого он не может убить. Отец сына убить может, следуя закону "Я тебя породил, я тебя и убью". Но сын не в праве поднимать руку на отца. А учитывая полудемоническое происхождение чудовища, то все это понимается буквально.
   -- Но, если вам верить, он может убить меня.
   -- Вторая в нем половина человеческая, что также дает ему право на престолонаследие. У дикарей с совершеннолетием, сын вождя должен был вызвать своего отца на бой до смерти, чтобы доказать свое право на его место. В Эпоху Огня и Крови похожий принцип перекочевал в цивилизованную культуру. "Король мертв! Да здравствует король!", так он называется.
   -- Демонесса хочет вернуть свои земли, -- добавил друид, -- обойдя людские и божественные законы. Поэтому она так легко отдалась вам, милорд. Если ей это удастся, то кавалькады демонов смогут ворваться в наш мир.
   -- Что же нам теперь делать? Нельзя допустить, чтобы это отродье добилось своего!
   -- Чудовище при свете дня не может покидать своего логова, -- продолжал монструм, -- В этом его демоническая сущность. Наверняка он скрывается в пещерах под замком, но его мать хорошо умеет прятать и прятаться. Против этого даже мое чутье не имеет сил. Лучше дождаться ночи и загнать его в угол. Ваше дело приманить его, мое нанести удар.
   -- Я дам тебе четверть моего золота за смерть этой твари. Если убьешь еще и его мать, то получишь ровно половину.
   -- Условия приемлемы, но пусть ваши стражники просто не будут путаться у меня под ногами. Загоните его на открытое пространство, а я уж позабочусь о его уходе в мир иной, -- с этими словами монструм удалился прочь.
  

5

  
   Ночь полностью окутала землю.
   В городе мало где горели огни. Хотя именно в замке таилось то зло, что вселяло страх в людей, горожане все равно запирали двери и ставни, держа посеребренное оружие на изготовку. Стражники на улицах сонно бродили в патруле, думая о чем угодно, кроме службы.
   Во внутреннем дворе замка Грегор мерил шагами площадь. Он думал о том, что сказал ему друид. Сделки с демонами весьма опасны. Много сказаний сложено о том, как на перекрестке заключаются сделки с потусторонними силами. Дух Сделки, или Демон Перекрестка, приходит к стоящему на перекрестке человеку и предлагают сделку: любое желание может исполнится. Если человек соглашается, то ему дается желаемое и дается срок в 13 лет. По прошествии этого срока к заключившему сделку приходят инферналы -- гончие из Преисподней, или, как их называют в народе, "уборщики тех, кто проклят". Они прибывают за душой проклятого и забирают его с собой в глубину Царства Демонов, где его душа будет снова и снова истерзана, а крики затеряются во мраке отчаянья. Жудкое зрелище...
   Продолжая обход, монструм вдруг почувствовал, как что-то приближается, но к счастью это был человек. Повернувшись, он увидел перед собой ту самую девушку, что спас от фанатиков на площади. Только теперь ее волосы были аккуратно убраны и скреплены заколкой в виде нефритовой сойки. Рваную одежду сменило богато украшенное платье, подчеркивающее ее девичьи достоинства. Она одевалась и приукрашивалась для него, но он не мог этого оценить.
   -- Приветствую вас, миледи, -- сухо сказал Грегор.
   -- Я же тебе говорила, -- мягко сказала девушка, -- просто Алина.
   -- Да, конечно. Извините.
   -- Это ни к чему. Я ведь так и не поблагодарила тебя за то, что спас меня.
   -- Не нужды, го... Алина. Кодекс учит, что людей необходимо защищать от любых злодеяний, а то что творилось на том эшафоте требовало вмешательства.
   -- А как же вас нейтралитет?, -- спросила Алина, подойдя чуть ближе. -- Вы же не вмешиваетесь в людские взаимоотношения?
   -- Только если это не противоречит здравому смыслу и логике. Религиозный фанатизм ни к первому, ни ко второму не относится.
   Тут Алина подошла к Грегору в плотную. Она была ниже его на голову и смотрела сверху вниз. Он же старался не смотреть на нее. У нее было что то во взгляде. Он поражал, завораживал, подчинял себе. Внезапно он почувствовал, как она прижалась к нему, положив руку на ремни ножен, скрепляемые на правой груди. Хотя монструмы не могут чувствовать, у Грегора по спине побежали очень даже человеческие мурашки. Руки начали трястись. В его мыслях появилось неудержимое желание поцеловать девушки и овладеть ей прямо на земле двора.
   -- Что здесь происходит? -- сказал из далека знакомый голос.
   Это оказался сир Римус, проводивший обход по стене. На нем был легкий кожаный жилет с изображением серебристого дерева, кольчуга и красный плащ. Опустившись во двор, он одновременно смотрел на леди Алину и на монструма. Ему не давало покоя, что дочь владыки якшается среди ночи в кампании "красноглазого". Что может найти благородная дама в этой... существе, что ни живо, ни мертво.
   Алина еще несколько мгновений смотрела на Грегора, после чего подарила ему легкий поцелуй в щеку. Монструм был поражен. Ему вдруг показалось, что по телу пробежал раскат молний. Вместе с этим чувствовался и гнев стоящего неподалеку Римуса, готового взорваться в любую секунду. Двое мужчин смотрели, как леди изящно и грациозно, походкой от бедра, уходила прочь. Их взгляды не упускали ее до тех пор, пока она не скрылась за дверьми в замок. Необычное напряжение отпустило Грегора, но не Римуса:
   -- Я знаю о чем вы думаете, капитан, -- сказал монструм, не оборачиваясь, -- но уверяю вас, что я не претендую на сердце леди Алины.
   -- Разумеется не претендуешь, -- фыркнул капитан. -- Вот только она желает заполучить твое мертвое сердце, "красноглазый".
   -- Не пойму о чем вы, -- сказал монструм, все же повернувшись к Блэку.
   -- Да все ты понимаешь! -- гневно высказал Римус, подойдя ближе к монструму, не убирая руку от меча . -- Я вижу, как она на тебя смотрит. Даже не надо читать ее мысли, чтобы понять ее отношение к тебе.
   -- Как понимаю, вы любите ее, а во мне вы видите препятствие.
   -- Вижу..., -- продолжал капитан, уже обнажив свой меч, -- ...и потому, я требую сатисфакции.
   -- Дуэль? Вы в своем уме?
   -- Как никогда...
   Блэк совершил рубящий удар сверху, от которого Грегор тут же увернулся, сделав кувырок влево. Он вновь посмотрел в глаза капитана в которых читалась жажда убийства и ярость берсерка:
   -- Защищайся, нелюдь! -- выкрикнул он монструму.
   -- Я не собираюсь с тобой драться.
   -- Поздно!
   Еще одним ударом, Римус попытался отсечь голову Грегора. Монструм вновь увернулся, согнув спину назад и подогнув колени в полуприсед. Сир Римус был паладином, мастером меча, способного действовать молниеносно, предсказывая удары противника. Вот только его навыки не во что ни шли с нечеловеческой реакцией монструма, видящий удары противника еще до того, как тот о них подумает. Блэк описал перед собой широкий полукруг, на что монструм ответил лишь сальто назад.
   Все же Грегору пришлось выхватить меч из ножен. Кривое лезвие зеркально-чистого клинка приняло на себя удар рунного фламберга. Монструм даже не пошатнулся от мощного удара, нанесенного Римусом. От места соприкасания мечей вылетели десятки искр, сгоравших при падении на землю. Сам сир рыцарь отшатнулся, поняв что рунный клинок не сможет легко пробить блок противника и звездного металла его клинка.
   Описав перед собой восьмерку, монструм приготовился к следующему удару. Теперь мечи скрестились над головами двух фехтовальщиков. Следующий у их ног. Грегор не хотел атаковать. Он понимал, что эта битва бессмысленна. И посему предпочел глухую оборону, вместо ответной атаки. Римус же напирал все яростней и яростней. Его глаза уже залились огнем, сквозь которого он ничего не видел. Его раздражало то, что вместо ответа на его атаки, монструм отвечает лишь кувырками, да блоками.
   Чтобы быстрее закончить с этим безумием, Грегор бросил в капитана Знак Ментального Удара. Сгусток преломленного света ударил Римуса прямо в грудь и отбросил на на несколько метров назад. Его клинок лежал на земле, указывая острием на ворота. Монструм подошел к мечу поднял его с земли. Римус так и лежал, тяжело дыша, с болью в груди, переполненный гневом и стыда. Рыцарь Ордена Белого Древа, могущественного ордена паладинов, лежит во дворе замка своего господина, поверженный выродком-чернокнижником. Смотря на звездное небо над головой, он заметил подошедшего к нему Грегора с его же мечом.
   -- Правду говорят о вас,... -- прошипел рыцарь.
   -- О чем? -- спросил монструм.
   -- О том, что вы бесчестны.
   На это Грегор ничего не ответил. Он просто повернул меч острием вниз и... воткнул его в землю. Прямо окало головы Блэка. Рыцарь удивленно смотрел на монструма, который протягивал ему в помощь ту же самую руку, в которой держал клинок рыцаря. Римус принял этот жест и поднялся на ноги.
   -- Ты отказался от последнего удара, -- спокойно, без огня гнева в глазх, сказал Римус.
   -- Кодекс запрещает мне убивать людей, -- так же спокойно, с холодом, сказал Грегор. -- И сама дуэль бессмысленна, если у обоих дуэлянтов нет общей цели. Я просто привел тебя в чувства.
   -- И то правда, -- усмехнулся капитан. -- Пойми, я... я люблю ее безумно. Я даже был готов идти к владыке за разрешением на свадьбу, но...
   -- Он этого не допустит.
   -- Я всю жизнь в армии, Грегор. Бывал в таких местах, о которых, кажется, даже сам Создатель позабыл. Все что я заработал за жизнь: место в прославленном ордене, коллекцию шрамов по всему телу и ночи полные ночных кошмаров с просыпанием в холодном поту.
   -- А она? Она тебя любит?
   Блэк промолчал. Он задумчиво отвел глаза от Грегора, пытаясь найти ответ на вопрос. Но ответа не было...
   -- Лучше скажи ей все. Таким как Алина нужны доказательства искренности чувств, а не слова...
   Тут из замка послышался пронзительный женский крик. Принюхавшись, монструм почувствовал зверя.
   -- А вот и твой шанс...
  

6

  
   Латник врезался в колонну с такой силой, что она разломалась на двое. Было слышно, как каждая кость раскалывается на осколки. Из-за забрала шлема слышался пронзительный стон.
   Зверь был воистину огромен. Он был на голову выше каждого, кто находился в тот момент в тронном зале. Все солдаты сбегались на крик леди Алины, пришедшей к своему отцу. Перед ними была огромная тварь, вся окруженная необычной аурой, искажающей облик. Алебардщики ринулись в атаку. Удары алебардовых секир лишь звенели об панцирь чудовища, а попытки пробить его копейным острием просто ломали древка. В ответ чудовище одним взмахом руки срывал головы у двух, а то и трех, солдат, которые выплескивали потоки крови из вскрытых артерий.
   Видя, как зверь отбрасывает и рвет на части еще и латников, лорд Энтони схватился за свой клеймор и бросился на чудовище. Посеребренное оружие врезалось в спину выродка и тот завопил от боли. Регенерация затянула лезвие в спину и не дало лорду вытащить его обратно. Тварь начала крутиться, а вместе с ней и болтался Энтони, вцепившийся в рукоять меча мертвой хваткой. Чем яростнее чудовище хотело вытащить меч из спины, тем сильнее он крутился, от чего лорда начало не на шутку подташнивать.
   В конце концов, клеймор отцепился от спины зверя. Вместе с ним взлетел и лорд Энтони, врезавшийся в своих людей у ворот. Он лежал на своих людях, пытаясь придти в себя от головокружения. Пытаясь нащупать меч, он выдел размытые и скачущие образы зала, но одно он увидел точно. Чудовище шло трону, за которым пряталась его дочь.
   Тут через груду лежавших солдат перепрыгнул сир Римус, держа в руках меч с пылающими рунами. Следом за ним появился и монструм. Зверь обернулся. Он чувствовал в одном из них магию. И потому пристальней от смотрел на монструма. Грегор выкрутил пальцами Знак Захвата и струя зеленоватого воздуха выплеснулась в чудовище. Зверя чуть отшатнуло назад, но не остановило. Он передвигался медленно, но не сбавлял шагов. Тогда Блэк побежал с мечом над головой, стремясь хотя бы ранить тварь. Чудовище успело схватить его за меч и отбросить назад. Уже во второй раз его повалил нелюдь. Это стало нервировать.
   Из ворот стали доносится звуки выстрелов. Залпы аркебузов пускали в тело чудовища шквал серебреной картечи, которая чаще оставляла мелкие дымящиеся дырки на панцире, которые в мгновение затягивались. Зверь начал от злости топать ногами. Зал начал трястись со звуками ударов и пугал стоявших в нем солдат. Лорд все же поднялся на ноги, готовясь к новой атаке.
   Грегор начал пускать в зверя Знаки Ментального Удара и Цепной Молнии, но эффект был столь же ничтожен, если бы в голема бросали камешки. Чудовище прибавило скорости и схватило монстума за горло. Оно было уверено, что шея этого колдуна сломается или он просто задохнется. Только зверь не знал кто перед ним. Монструмам даже не нужно дышать, а кости у них тверже алмазов. Держащая меч рука быстро среагировала и вонзило острие там, где у нормального человека граничат бицепс и трицепс. Чудовище завопило от боли. Металл, полученный из сердца умершей звезды, оказался для него болезненнее чем серебро или святая вода.
   Появившийся из неоткуда друид выкрикнул заклинание, и у него уз рук полился темно-синий густой дым, в котором вспыхивали фиолетовые молнии. Дым окружил зверя и выпустил на его руки фиолетовые кандалы. Они сковали руки чудовища, от чего то уже не могло пошевелится. Цепи Духа. Мощное заклинание, созданное древним, давно забытым, Орденом Ловцов.
   Римус и Грегор вместе ринулись на чудовище, и начали поочередно наносить удары. Монструм проткнул живот твари, откуда потекла вонючая темная жидкость, а рыцарь в ответ ударил по спине. С их рвением усиливалась ярость зверя. Раны заживали быстро, но и заменяли новые, более болезненные и нестерпимые. Цепь на правой руке не выдержала и лопнула. А вместе с этим, та часть, что оставалась на руке, рассекла Римусу лицо. Монструм быстро среагировал и отскочил назад, чтобы магическая цепь не задела и его. Такая вещь уж если не убьет, то сильно покалечит. Замечая, как сила заклинания ослабевает вместе с друидом, Грегор придумал решение.
   Монструм взбежал вверх по ближайшей колонне и зацепился сверху. Посмотрев на свою цель, он мысленно представил свои действия. Прыжок, удар. Прыжок... Удар...
   Спрыгнув прямо на зверя, Грегор проткнул его мечом. Острие вошло в верхней части позвоночника и вышло в области грудины. Черная кровь полилась из ран, как вода из фонтана забрызгав лицо и пыльник монструма. Зверь рычал и бился в агонии. Он стряхнул со спины Грегора, но регенерация затянула клинок, оставив его в теле. Продолжая кричать, чудовище побежало к огромному витражу за троном и выбросилось из окна.
   Монструм последовал за ним. Он бежал быстрее дикого мустанга, за которым гонится песчаная буря. ему нужен был меч. Кодекс строго говорит о том, что "жизнь" монструма в этом оружии. Вылетев в окно, он расправил руки, изобразив парящую птицу, спикировавшую вниз. Истинный Прыжок Веры.
   Новые сигилы в руках Грегора запылали огнями и он начал спускаться быстрее. В ушах был слышан только ветер, а все вокруг размывалось, кроме его цели. Он смотрел на почерневшее от крови лезвие меча, которое еще могло отражать блики лунного света. Зверь сам просто падал в воду тяжелым мешком мяса.
   Грегор расслабил руки и Знаки потеряли свою силу. Он развернулся в воздухе и перся ногами в плечи чудовища. Зверь начал вертеться и мешать монструму, не давая ему ровно держаться. Грегор успел схватить рукоять меча двумя руками и сильно потянул на себя. Но меч не поддавался, так как панцирь успел достаточно сильно регенерироваться, что клинок прижился к нему. Посмотрев вниз, монструм заметил, что они стремительно приближаются к водяной глади, а точнее на камням, торчащие из воды .
   Монструм понимал, что как только их падение закончится, их разбросает врось и не факт, что это останется безболезненным для них обоих. Теперь вместо того, чтобы вытянуть меч из зверя, Грегор стал давить на него, чтобы лезвие рассекло голову надвое. Упираясь ногами на спину твари, монструм изо всех сил давил на рукоять. Медленно, но верно, лезвие начало идти по плоти. И нажав со всей силы, меч из звездного металла вышел из тела зверя, чья голова и грудная клетка была разрезана надвое и болталось на ветру, как лоскуты порванной ткани.
   Отпрыгнув от тела чудовища, монструму пришлось вновь сделать удар острием. Только теперь в камни утеса, чтобы укрепится и не упасть за зверем в бездну. Упираясь ногами в камни и держась за меч, Грегор посмотрел на упавшего зверя, неподвижно лежащем на камнях. Тело поверженного чудовища омывалось волнами моря, которые разбивались о прибрежные камни. Внезапно безжизненное тело начало двигаться. Рассеченная голова начала вновь сливаться воедино. Зверь поднялся на ноги и начал медленно хромать до утеса. Он был измотан и уставшим. До сегодняшнего дня он не знал такой боли, какой ему наносил меч монструма. И теперь он вернется в замок еще более ожесточенным, так как у него теперь есть настоящий враг.
   Понимая это, Грегор обратился в густой дым и устремился обратно в замок. Ему было что сказать.
  

7

  
   Когда Грегор вернулся в тронный зал, тот уже больше напоминал на полевой госпиталь. Пол был залит кровью солдат, а слуги не успевали его вытереть из-за фонтанирующих ран. Повсюду были слышны стоны и крики агонии. В воздухе уже начали были слышны нотки гниющей плоти от тех, чьи трупы еще не унесли. Друид всеми силами старался помочь пострадавшим от зверя, но для большинства это были лишь лишьние вздохи на этом свете. Долгие и мучительные.
   Монструм увидел среди лежащих и Римуса Блэка. Паладин лежал, упираясь спиной на одну из колонн. Лицо было обезображено шрамом от магической цепи и гримасой боли. Вместо правого глаза было пустое прожженная вмятина, тянущееся от лба до скулы. Окало него была Алина, старающаяся промыть его рану. Но только она старалась прикоснуться ее водой, как Римус тут же искривлялся и шипел.
   -- Сожалею о твоем глазе, -- сказал Грегор, сев на корточки перед паладином.
   -- Эта тварь забрала у меня один глаз, -- рассмеялся Блэк, -- но Создатель наградил меня вторым при рождении. Так что пострадала только моя гордость.
   -- Оно и видно, -- прокомментировала Алина, вновь попытавшись коснуться еще горячей раны. -- Скажи, Грегор. Этот зверь мертв?
   -- Это не просто тварь. Я рассек ему череп на пополам, но он все равно выжил. В первый раз такое вижу. Он даже нашел в себе силы, чтобы уйти в пещеру под утесом, хотя болевой шок от такого должен убить его. Я даже думаю что это не просто полудемон.
   -- А кто же тогда? -- спросил стоящий за спиной лорд Энтони. Римус думал встать, как требует этикет, но Алина придержала его руками, не дав подняться.
   -- Думаю ваш зверь -- Некрон.
   -- Кто-кто он?
   -- Некроны, милорд, -- начал друид, -- это существа порожденные магией настолько темной, что даже самые ярые чернокнижники не прибегают к ней. Это демоны, возрожденные некромантией в самой темной и гнусной ее разновидности. Частенько Культисты Иглибиса проводят подобные ритуалы, но их достижения умирают быстрее, чем успевают перебить своих создателей. Перед нами был единственный удачный экземпляр.
   -- То есть, эта тварь не просто полудемон, а полудемон-нежить?!
   -- У вас есть другие варианты, владыка? -- спросил капитан, -- Я, лично, не вижу ничего иного, как доверится уму монструма и друида. Итак, Грегор, как нам убить эту тварь?
   -- На этот вопрос я не могу ответить. Ни одному монструму за всю историю не приходилось не только сражаться, но и видеть этих существ. Это беспрецедентно.
   -- Но ведь их как то уничтожали? -- недоумевал лорд.
   -- Те сами умирали. Тлели из-за того, что мертвая материя не может долго держаться в этом мире. Зверь же особый случай. Каким-то образом он сумел продержаться в этом мире, а еще он и наполовину человек. Это многое меняет. Очень многое.
   -- Хммм... Тогда я не знаю. А что вы думаете?
   -- Дождаться заката и пойти по его следам... Иными словами, пойти в его логово под утесом и дать бой на его территории.
  

8

  
   Солнце садилось на горизонте. Последние лучи оранжевым цветом оседали на стенах и башнях. Город уже лежал в сумраках, а замок еще грелся от теплоты света, а стражники на его западной стене смотрели на закат, ведь для кого-то, это последний закат в жизни.
   Грегор сидел между зубцами стен, смотря как солнечный блик играет на зеркальном лезвии меча. В нем он видел свое отражение. И его больше интересовал шрам на шее. Толстая полоса, показывая то, что когда то он был обезглавлен. Порой в трансе, ему являлись видения. Бессвязные образы рыжеволосого юнца, погрязшего в пьянстве и распутстве, а после синий блеск необычного клинка. А там и огонь, и боль. А после свет. Приятно обжигающий. И падение. Кто знает, что это значит? Кто знает?
   Тут с западной башни поднялся темный дым. Он возвысился над башнями, осматривая все вокруг. Живой дым. Он видел, что там, глубоко за горизонтом. А потом рванул вниз к морю. Летя над водяной гладью, он чувствовал бы свободу, если бы мог. А затем повернулся назад и увидел пещеру. Оттуда чувствовалась зло. Великая Тьма. И в эту тьму рванул дым. А когда он ударился об камни у входа, на его месте стоял Гркегор. Старый фокус. Знак Цербера.
   Внутри была беспроглядная тьма. Обычный человеческий глаз не способен был различить свои собственные руки, прижми их близко к глазам. Без факела человек здесь давно бы погиб. Но Грегор был монструмом. Его красные глаза пылали в темноте, а сам он видел пещеру так же ясно, если бы солнечный свет последовал за ним.
   Коридоры пещеры становились все уже и уже. Сталактиты и сталагмиты острыми кинжалами торчали сверху и снизу. Грегор успел порезать предплечье и напорется ступней. Ран не оставалось из-за ускоренной регенерации. Кто-то, а точнее что-то, не давало ему идти. Это не останавливало монструма. Чем больше и сложнее препятствия на пути к цели, тем вернее направление.
   Последний коридор был настолько узким, что Грегору пришлось передвигаться боком, сняв со спины ножны. Тяжелый переход оставил ссадины и порезы по всему телу, но от них остались только рваные следы на одежде. И труды в конце были вознаграждены.
   Перед монструмом открылась большая пещера, большую часть которой занимало озеро. Сверху его освящало тусклое свечение некой фосфорисцентной субстанции. Все было окружено сталагнатными колоннами, и ни будь это пещерой, можно было подумать, что это место подходит на роль приватной купальни богатого господина. Именно это и видел монструм. Его разум защищен от иллюзий и иных воздействий на разум, хотя в отражении его клинка была видна действительно купальня, вся украшенная золотом. Грегор подошел ближе.
   И тут вода забурлила и вспенилась. Грегор выкрутил пальцами Знак Ментального Удара и крепче сжал рукоять меча. То, что вышло из озера было воистину отвратно. Груда костей и суставов, соединенная неким видом перепонок или что-то похожее на них. На клинке же виднелось отражение нагой женщины, покрытой золотом. Ее кудри непослушно лежали на плечах и тянулись до поясницы, прикрывая пышную грудь. Само лицо было совершенно во всех отношениях. На самом же деле на месте головы был вытянутый рогатый череп с натянутой на него кожей, а лицо было настолько мерско, что любого нормального человека давно бы вырвало.
   -- Я ожидала тебя, -- грубым металлическим скрежетом сказала демонесса.
   -- Не сомневаюсь, -- холодно ответил монструм, не держа Знак и меч наготове.
   -- У тебя в руках оружие из звездного метала. На тебе нет царапин, хотя я расставила достаточно препятствий, чтобы тебя не пустить. И, как я понимаю, ты не видиш иллюзий, рожденные моим воображением...
   -- То что скрыто от смертного, ведомо тому, кто уже мертв.
   -- Ааа... Монструм, значит, -- удивилась демонесса. -- Значит все же Оливер решил избавиться от меня. Ах, как печально...
   -- Что именно?
   -- То, что он не ценит всего того, что я для него сделала...
   -- И что же именно? -- фыркнул Грегор. -- Породила выродка, способного его убить и узурпировать трон...
   -- Я бы поспорила насчет этого! Я правила этой землей еще до того, как люди ходить научились! Это земля моя по праву!
   -- Все свои права ты потеряла вместе с концом Великой Войны, -- продолжал монструм, не расслабляя руки.
   -- А ты дерзок, -- рассмеялась демонесса. -- В тебе я чую что-то, что мне не понятно...
   -- Я чую только то зло, что творилось здесь. И перед тем, как я покончу с твоим сыном, я перережу кровную линия демонов этого края.
   -- Желаю удачи! Но вот только не с одним моим сыном тебе придется биться. Эти земли все равно будут кровью...
   -- Не сегодня, -- перебил Грегор, ударив Знаком демонессу в грудную клетку.
   Аморфное тело отбросило в воду и пещера начала трястись. Сталактиты падали в воду и на камни. Грегор сжал меч обеими руками и приготовился к бою.
   Демонесса не заставила себя долго ждать. Из воды выбросились подобия костяных щупалец, на концу который, торчали длинные лезвия. Одно из таких лезвий было направлено в голову Грегора. Монструм молниеносно провел сальто над щупальцем и обрубил в полете. Из раны начала течь густая зеленая жидкость, заменяющая кровь. По пещере пронзительный крик, похожий на рев раненого кита. Или левиафана, которому Создатель прошелся по руке тесаком. Тут сзади, из темноты, на монструма набросился зверь.
   Грегор успел подпрыгнуть вверх и совершить переворот назад. Оаустившись, он увидел как кардинально изменился зверь. Некрон выглядел теперь не чудовищем с гнилой кожей, а высоким, мускулистым юношей, с лысей головой, похожей на череп с черными глазами. Кожа была серой и покрыта горящими демоническими рунами. Внешне он был похож на лорда Энтони, только более мускулистее, моложе и... как некрон.
   -- А ты преобразился! -- сказал монструм в лицо зверя.
   -- Сын своего отца..., -- прошипело чудовище рычащим голосом, -- ...Так матушка говорит.
   -- Тогда все становится легче!
   Некрон ринулся вперед и напоролся на полукруг, описанный клинком монструа. Рана на животе быстро затянулась, не оставив и шрама. Грегор стал напирать все больше и больше. Одни шрамы сменяли другие, но эффекта от этого не было. И это было пол беды. Его пытались убить еще и щупальца демонессы, чья ярость разгоралась с появлением новых кровоточащих обрубков. Применяя Знак Ментального Удара, мог воздействовать только на демонессу, но не на Некрона. Для зверя это было сравни легкой щекотке. И вот в голове монструма вспыхнула идея...
   -- В чем то мы с тобой похожи, -- начал монструм, вложив меч обратно в ножны. -- Я такой же как и ты. Только я проклят дважды...
   Грегор опустил руки и сложил обеих руках Знак Ментального Удара. В ответ он услышал только смех со стороны некрона. Руны на его теле создают иммунитет к магии. Но Держа Знаки, монструм начал описывать руками круги и изворачиваться в акробатических движениях, будто пытался описать какую-то магическую формулу. Это показалось забавно даже для демонессы, чьи щупальца уже висели за зверем, готовясь к атаке. Думая, что Грегор творит магию, они сделали роковую ошибку...
   Закончив этот ритуал, монструн не пустил Знаки в бой, а выбросил из рукова Хвост-Кинжал. Оружие монструмов, состоящее из кривого кинжала с серебристой цепью. Лезвие кинжала вонзилось прямо в грудь некрона. Рана дымилась, как и руки, пытающиеся вытащить кинжал. Монструм потянул цепь на себя, выкрикнув грубым лающим голосом: "ИДИ СЮДА!!!" Когда некрон оказался достаточно близко, Грегор схватил свободной рукой шрам и снял с головы плоть, будто снимает с головы капюшон. Вместо головы перед зверем показался пылающий череп, который изрыгнул на него невероятно жаркий огонь. Кожа и кости некрона начала плавиться будто воск. Предсмертные крики чудовища разнеслись эхом по пещере и за ее пределы. Очень скоро от этого "непобедимого" зверя осталось лишь дымящееся пятно на камнях.
   Гнев демонессы не заставил себя ждать. Щупальца рвали и метали все вокруг, заставляя пещеру содрогаться еще больше. Она потеряла сына, а значит будет мстить всем и каждому. Морнструм решился завершить то, зачем пришел. Пальцами было выкручен новый сигил. Знак Адского Пламени. Одно из сильнейших темных заклинаний. этот огонь обладает собственным умом, он вполне целеустремлённо преследует свою жертву, сжигая заодно всё на своём пути. Грегор выпрямил руку, нацелившись на озеро. Из ладони вылетел огромный огненный змей, прошедшийся по всей пещере. Демонесса взвыла еще больше, когда пламя касалась щупалец, так же таящие восковыми свечами, вместе с камнями. К тому времени, как огонь поглотил всю пещеру, монструм применил Знак Цербер и взмыл дымом к выходу. Далеко от утеса, где стоял замок, мореходы смотрели на пожарище, которое разгоралось. Пламя было сконцентрировано на пещеру. Оно не сможет покинуть его из-за прилива, который поглотил вход, а ко времени отлива, пламя развеется в воздухе. Ничто в этом мире не вечно...
  

9

  
   Город был охвачен праздником. Во всех частях звучали волынки и лютни, в каждой питейне лились эль и пиво за счет владельца, танцы и смех насыщали улицу. В замке не стихали пушки, стреляющие в честь двойного праздника. Победы на некроном и демонессой, а так же свадьбой леди Алины и сира Римуса.
   Колокола в башнях возносили о радости. Церковь была до отказа заполнена горожанами. У алтаря стояли священник, который еще опирался на костыли, Алина в белом подвенечном платье с венком из полевых цветов, и Римус Блэк, одетый в парадный мундир паладина Имперской Гвардии. Друид сделал все возможное, чтобы исправить его лицо. Глаз он не вернул, но его заменила повязка на глаза. Да и Алине больше нравятся шрамы на его теле...
   Грегор стоял окало них вместе с лордом Энтони. За дверьми его ждал конь, груженный двумя мешками с золотом, обещанных лордом. Это лишь меньше процента от той половины, остальное монструм отдал на восстановление замка и в качестве свадебного подарка Алине и Римусу. На это золото можно будет уехать и жить счастливо в любом крае Империи, даже в Храмовом районе Святограда. Внутри он был счастлев, если это можно отнести к монструму за то, что помог двум влюбленным обрести друг друга. А еще и обрел хорошего друга.
   Произнеся свои клятвы вечной любви и верности, молодожены скрепили их глотком вина из одного потира и поцелуем. Храм был оглушен аплодисментами и выкриками радости. Лорд Энтони не сдерживал слез, видя, как его дочь нашла свое счастье. Грегор почувствовал среди толпы ликующих знакомый запах. Демонесса. Она была жива. Стояла у дверей. Монструм пригляделся и увидел молодую женщину в плетеном балахоне, прикрывающая капюшоном правую часть лица. Когда их взгляды встретились, она ушла из церкви.
   Догнав ее, Грегор уже готовился применить Знак Ментального Удара. Но когда она обернулась, он тут же расслабил пальцы. Тот единственный глаз, что был цел, отражал отчаянье. Такой взгляд у человека, который потерял все:
   -- Если хочешь убить меня, то не медли, -- сказала демонесса певчим, хоть и чуть хрипловатым голосом.
   -- Как же ты выжила? -- спросил монструм присев на ступеньки.
   -- В воде Адское Пламя не так сильно, -- демонесса чуть отодвинула капюшон, и там показался ужасный ожог, делающий ее больше похожей на чудовище, -- но обжигает.
   -- Ты сама навлекла это на себя.
   -- Я знаю. Мое чистолюбие изгнало меня с Небес. Моя гордыня лишила меня земель, а ярость лишила меня сына. Чем больше усилий я прилагала, тем больше я теряла.
   -- Я тебя в чем то понимаю.
   -- Ой ли? Вы, монструмы, ничего не помните до того, как станете такими.
   -- Порой я вижу ведения, в которых я рыжеволосый юнец, погрязший в вине и женщинах. А затем все это заканчивается. Там боль, тьма, затем свет. Я не знаю кем я был раньше, но уверен, что проклятье монструма -- моя попытка искупить грехи прошлой жизни. Поэту я тот, кто я есть. Я монструм. Чудовище, призванное истреблять других чудовищ.
   -- И куда ты теперь? -- в голосе демонессы прозвучала тоска.
   -- Не знаю, -- монструм поднялся и пошел к лошади, -- но если хочешь, можешь пойти со мной.
   -- А тебе позволено Кодексом путешествовать в компании? Да еще и с демоном...
   -- Один мой знакомый сказал, что Кодексу "частенько нужны поправки".
   -- Хороший у вас друг,...
   -- Грегор Старкхейвенский. А вы...
   -- Когда-то меня звали Марианной...
   Монструм и демонесса, верхом на одном коне, ускакали прочь в неизведанные земли, где говорят всегда найдутся чудовища, чтобы их уничтожить.
   Друид стоял у городских ворот, смотря на этих двоих, видя их дальнейшую судьбу, сказав на последок приятные слова и прощание, в котором он нарек Грегора Старкхейвенского новым именем, по которому его будет знать весь мир:
   -- Удачи,... Биоволк.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

15

  
  
  
  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | L.Ka "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | B.Janny "Дорога мёртвых" (Постапокалипсис) | | К.Вэй "По дорогам Империи" (Боевая фантастика) | | Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | anzban "Герой" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"