Смотрицкий Е.Ю., Шейнина Е.Я.: другие произведения.

Коммуникации в школе: культурологический аспект

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассматривается причина тотальной конфликтности европейской цивилизации и проявление её в школе как социальной подсистеме.


  
   Смотрицкий Е.Ю., Шейнина Е.Я.

Коммуникации в школе: культурологический аспект

Отсутствие в обыденном сознании положительных ассоциаций, связанных с современной школой - знак беды. Между "точечными" праздниками Первого и Последнего звонка, выпускным балом и Днём учителя проходит простая жизнь, наполненная конфликтами, всплесками эмоций, недоразумениями. Но если отвлечься от эмоций и перейти на уровень анализа, то ситуация кажется ещё более грустная.

  

...любящий зажигает любовью и другого

Аврелий Августин

  
   Безусловно, есть и искренние улыбки, и букеты, и объятья-слёзы расставаний-встреч, но в проблемной статье мы позволим себе несколько сгустить краски.
   Научный редактор журнала "Эксперт" Александр Привалов в статье "Общий взгляд сверху -- очень общий" проблему школьных коммуникаций ставит с предельной остротой: "Главные проблемы массовой школы не экономические, а социальные и коммуникативные. Решать их надо немедленно, потому что уже почти поздно". Далее "приводятся результаты анкетирования школьников и учителей в нескольких московских школах. Оказывается, отношения сторон друг к другу вполне симметричны -- и ужасны. Эмоциональные оценки почти сплошь негативны: оценивая коммуникацию как противостояние "мы"-"они", раздражение испытывают 87% респондентов с обеих сторон, обиду -- 75%, скуку -- 60%, ненависть -- 53%, злобу -- 45%. Приязнь испытывают 11%, радость -- 7%. Характеризуя контрагентов, и педагоги, и обучаемые налегают на инвективы: с одной стороны -- уроды, козлы, идиоты (78-87%), с другой -- садисты, пофигисты, детоненавистники (67-88%); на профессионалов пришлось 22%, на приятных детей -- 11%. Аналогичное исследование американской школы даёт обратную картину: большинство участников процесса обучения оценивают и его, и своих контрагентов в нём -- положительно". Не думаем, что цифры и инвективы в украинской школе принципиально отличаются, а по поводу американской школы можно только криво улыбнуться: сам факт вооруженных конфликтов в школе говорит о смертельной социальной болезни.
   Многокомпонентность такой социальной группы как система образования неизбежно требует различных по своим функциям и характеру коммуникаций. Для наглядности можно нарисовать такую матрицу школьных коммуникаций:
  
  
   ученик
   учитель
   администрация
   родитель
   Ученик
  
  
  
  
   Учитель
  
  
  
  
   Администрация
  
  
  
  
   родитель
  
  
  
  
  
   Как видно, есть различные подгруппы, в них есть внутренние коммуникации, и есть коммуникации между подгруппами. Коммуникации каждого вида имеют свою специфику и проблемы. Все их виды имеют психологический аспект, нравственный и социальный. Иначе быть не может, поскольку речь идёт о людях. Для отношений между администрацией, учителями и родителями важным является организационный и юридический аспект. Учитывая такую многоплановость и многоаспектность темы было бы неразумно всё рассматривать в одной статье. Нам хотелось бы сосредоточить своё внимание больше на культурологических, культурогенетических проблемах школьных коммуникаций и возникающих в связи с этим психологических микросоциальных конфликтах. Отметим лишь, что вопросы школьного менеджмента, включающие подбор и расстановку кадров, аттестацию учителей, распределение нагрузки, а значит и зарплаты, составление расписания не только организационно, но и психологически очень сложные проблемы, при решении которых постоянно возникают конфликтные ситуации. Самые разные причины - недостаточная разработка самих процедур, низкий профессионализм и общий уровень культуры отношений - ведут к склоке, которая отравляет жизнь.
   Пространственные и временные рамки проблемы школьных коммуникаций отнюдь не ограничиваются сегодняшней Украиной. Они были всегда и везде. Например, Аврелий Августин в "Исповеди" даёт яркие описания мотивов своего поведения в детстве, то есть с позиций ученика, а в свою бытность учителем повествует нам о трудностях общения с учениками. География проблемы также охватывает практически весь мир, но с особой остротой ощущается именно в христианской цивилизации. Информацию о проблемах насилия, моббинга и запугивания в европейских школах можно почерпнуть на портале VISIONARY общеевропейского проекта, который представлен на английском, немецком, французском, испанском, португальском, датском, финском и румынском языках. В Германии и Польше также проводятся специальные исследования по проблемам школьного насилия. Сегодня мы имеем проблему, о которой дальше нельзя молчать. Безусловно, в каждой стране существуют свои особенности, связанные как с организацией и структурой школьной системы, так и с социальными проблемами. Но в целом мы склонны рассматривать проблему школьных коммуникаций как часть более общей проблемы: кризис европейской культуры в целом.
   Поскольку всё познаётся в сравнении, то лучший способ познать наши проблемы - это сравнить нашу цивилизацию с абсолютно другой, непохожей. Такую возможность предоставляет этнография. Как ни странно, но практически исчерпывающий ответ на коммуникативные проблемы нашей цивилизации даёт классический труд гениального американского этнографа Маргарет Мид "Взросление на Самоа", который увидел свет в 1928 г. В то время почти единодушно признавалось, что трудности социализации подростков связаны с физиологической и психологической перестройкой организма в пубертатный период. Значит, трудностей нельзя избежать, так как невозможно избежать самой перестройки организма. "Такие взгляды, - пишет Мид, - ... получили широкое распространение, повлияли на нашу педагогическую теорию, парализовали наши родительские усилия. Когда у ребёнка режутся зубы, мать должна смириться с его плачем. Точно также она должна вооружиться максимальным хладнокровием и терпеливо переносить неприятности и бурные проявления "переходного возраста".... Теоретики продолжают наблюдать за поведением подростков в американском обществе, и каждый год приносит им подтверждение их гипотезы: отчёты школ и судов по делам несовершеннолетних дают всё новые и новые примеры трудностей развития в юношеском возрасте". Эти лежащие на поверхности факты не устроили исследовательницу и она продолжила поиск глубинных причин феномена. Как этнограф она не могла согласиться с тем, что "как раз те установки, которые, с их (этнографов - авт.) точки зрения, определяются социальной средой, - восстание против авторитетов, идеалистические порывы, философские сомнения, мятежность и воинственный пыл, - приписываются действию специфического периода физиологического развития человека. Однако их (этнографов - авт.) знания о детерминирующей роли культуры, о пластичности человеческой природы заставили их усомниться в этом. Возникают ли все эти трудности адаптации у подростков только потому, что они подростки, или же потому, что это подростки, живущие в Америке?". Далее она пишет: "Я всегда задавала себе вопрос, который и послал меня на Самоа: являются ли проблемы, будоражащие наших подростков, порождением подросткового периода, ... или они продукт цивилизации? Будет ли подросток вести себя иначе в других условиях?". Такая постановка вопроса потребовала от Мид воссоздать картину всей социальной жизни на тихоокеанском архипелаге Самоа, чтобы разобраться в самоанской системе воспитания и педагогике. Маргарет Мид удалось убедительно показать, что "период полового созревания необязательно приводит с собою особые трудности в жизнь девушки (в центре исследования стоит самоанская девочка - авт.)", но "с чем тогда связаны бури и стрессы у американских подростков?". Ответ звучит категорично: "Отличие здесь только социальное окружение, и именно в нём мы должны искать объяснений". И после этого Мид даёт картину разительного отличия примитивной цивилизации от современной в вопросах социализации и сглаживания, нивелирования конфликтов, устраняя их причины, а не преодолевая негативные последствия. А если учесть, что 20-е годы ХХ века, когда было проведено исследование и написана книга, нам представляются сегодня далёким прошлым, то ситуация выглядит ещё более контрастно.
   Мид выделяет две группы причин отличий: специфически самоанские условия жизни и условия жизни в примитивном обществе вообще. Жизнь на Самоа отличается простотой и относятся к ней спонтанно. "Ни бедность, ни крупные несчастья не угрожают этим людям, и потому они не борются так судорожно за жизнь и не трепещут от страха перед будущим... Здесь никто не спешит в жизни и никого не наказывают за отставание. Наоборот, здесь сдерживают одарённых, развитых не по возрасту, чтобы самые медленные могли сравнятся с ними... С первого месяца своей жизни ребёнок ... усваивает урок: не привязывайся очень сильно к одному человеку... Сколько бы мы ни утверждали, что такое неглубокое общество не может порождать ни значительных личностей, ни великого искусства, мы всё же должны признать, что именно здесь и заложена главная причина безболезненного превращения самоанской девочки в женщину (напоминаем: в центре исследования стоит девочка - авт.). Там, где никто не испытывает глубоких чувств, подростка не будут мучить трагические ситуации". На Самоа сглаживают, а в нашей цивилизации культивируют индивидуальность, одарённость, успешность, эмоциональную привязанность. Тем самым на Самоа устраняют, а мы усиливаем причину для конкуренции, эмоциональных драм, а значит и для конфликтов.
   Вторая группа причин - количество возможных выборов, которые должен или может совершать человек, в том числе и ребёнок, в культуре. "Наши дети, подрастая, сталкиваются с целым миром возможностей, из которых им предстоит выбрать... В религии они могут быть католиками, протестантами, ... спиритуалистами, агностиками, атеистами и даже вообще безразлично относиться к любой религии. Такая ситуация немыслима в любом примитивном обществе, не подверженном чуждым влияниям. Там одна совокупность богов, один обязательный ритуал". "Наши дети сталкиваются с полудюжиной противоречащих друг другу моральных стандартов... А реальная жизнь в окружении ребёнка, кинофильмы и журналы рассказывают ему о массовых нарушениях любого кодекса правил". Но сложная сама по себе проблема выбора ещё больше усложняется тем, что решение, которое мы примем, позиция, которую мы займём, содержит в себе внутреннее противоречие, ибо в нашей цивилизации "каждая из философий жизни... всего лишь плод полусозревшего компромисса". "Если одним детям нанесёт самый тяжелый удар открытие того, что мнение отца о хорошем полностью расходится с мнением деда, а вещи, разрешаемые дома, запрещаются в школе, то для более глубоко мыслящих детей припасены трудности более тонкого порядка". А именно - те самые противоречия. М. Мид абсолютно честно заявляет: "Противоречия норм в современном обществе так бросаются в глаза, что даже самый глупый, самый беззаботный человек не может их не заметить. И эти противоречия так стары, так глубоко вошли в самую плоть тех полурешений или компромиссов, которые мы называем христианством, демократией, гуманизмом, что они запутают самый сильный, самый живой, самый аналитический ум". Поэтому в нашей цивилизации распространены неврозы, а у самоанцев их нет. Любая культура в той или иной степени вызывает неврозы, поскольку подавляет природные импульсы в человеке, культивирует в нём социально значимое. Но культура же должна давать и механизмы компенсации или сублимации такого подавления. В противном случае приходится бороться с негативными следствиями: неврозами, стрессами, конфликтами, агрессией. Нужны психиатры и психологи, суды и полиция, массовая культура, наркотики и алкоголь. Но они не столько компенсируют давление культуры, сколько усугубляют, "додавливают" или в лучшем случае канализируют "связанную энергию" человека. Поэтому и не помогают уроки христианской этики и закона Божьего, не помогает психологическая служба и социальные педагоги. Сдерживаемое до определённой меры напряжение подростков вырывается в агрессию, направленную либо вовне - на другого, либо вовнутрь - на себя, что ведёт к суициду. Именно в этом мы видим причину регулярных вооружённых конфликтов в школах и колледжах США, а теперь и в Германии, Финляндии, и вакханалия поджигателей машин во Франции в 2006 году. Отсюда, в частности, расцвет в европейской культуре в последние десятилетия моббинга, или проще сказать - психологического насилия и даже террора.
   Вывод, к которому приходит Маргарет Мид, звучит не в нашу, европейскую, пользу: "Самоанская культура не только более мягко обращается с ребёнком, но и лучше готовит его к предстоящим встречам с жизненными трудностями". Структура семьи и характер родственных связей, отношение к личности, жизни и смерти, браку, простые и понятные правила выбора друзей и любовников, строгая возрастная и социальная иерархия с присущим ей непререкаемым авторитетом старшего, постоянная занятость детей посильным трудом избавляют самоанцев от свойственных европейцам семейных и социальных конфликтов, от личных эмоциональных драм и трагедий. Воспитание на Самоа проходит мягко, без назиданий. "Самоанские родители сочли бы непристойным и отвратительным любые моральные увещевания, взывающие к чувству личной привязанности ребёнка: "Веди себя хорошо - пожалей мать", Хотя бы ради отца сходил в церковь"... Там, где существует один, и только один стандарт поведения, такое недостойное смешение этики и чувства, слава богу, устранено. Но там, где много стандартов, и там, где все взрослые изо всех сил стремятся склонить своих детей выбрать то, что они сами выбрали в своё время, именно там и прибегают к этим нечестным и неприличным средствам. Верования, ритуалы, типы поведения навязываются ребёнку во имя родственных чувств. С идеальной картиной свободы индивидуума и достоинства личностных взаимоотношений не очень вяжется то неприятное обстоятельство, что мы выработали форму семейной организации, которая часто калечит нашу эмоциональную жизнь и препятствует развитию очень многих способностей личности".
   Как видим, понятия народности, населяющей Самоа принципиально отличаются от наших современных. Понять, и тем более принят, их нам труднее, чем то, что Земля вращается вокруг Солнца (даже ученым для этого понадобилось более 200 лет), но это необходимо. Вместо лекций по защите прав ребёнка лучше изучать в университетах, пединститутах и институтах усовершенствования учителей книгу Мид. Необходимо думать над выработкой адекватных мер и реформ всей культуры, всего общества для снятия противоречий нашей цивилизации, которые угнетают человека и ведут фактически к распаду общества. Вместо этого ООН продуцирует безрезультатные, мягко говоря, декларации и раздувает свой бюрократический аппарат. А в развитых странах создаются ведомства по защите детей. Как бы хорошо они не работали, но ведь трудно не понять, что они также заинтересованы в сохранении своих рабочих мест и своего бюджета, а значит для них чем хуже ситуация в школе, в семье, тем для них лучше, ибо тем больше у них работы. Кроме того, дети начинают шантажировать родителей: пожалуюсь в ведомство по защите детей! Вот вам и коммуникации! И Украина стремится к такой Европе! В 1990 г. Украина ратифицировала "Конвенцію про права дитини", а в 2001 - Конвенції МОП "Про заборону та негайні дії щодо ліквідації найгірших форм дитячої праці" (N 182). Дозащищались! Последний документ просто угнетает! Похоже, что над национальным проектом в Украине работает больше людей, чем количество детей, занятых тяжелым трудом, в том числе и трудом на шахтах Донбасса. В условиях тотального лицемерия, расхождения слова и дела говорить о нормализации коммуникаций было бы наивно.
   Изначально христианская цивилизация, частью которой мы сегодня являемся, имела все необходимые атрибуты культуры: верх и низ, социальную иерархию с автопритетом старшего, почтительное отношение к родителям и учителям. Достаточно просмотреть лишь структуру и разделы Домостроя, не говоря уже о Библии:
  
  -- 4. КАК ВСЕЮ ДУШОЮ ГОСПОДА ВОЗЛЮБИТЬ И БЛИЗКОГО СВОЕГО, СТРАХ БОЖИЙ ИМЕТЬ И ПОМНИТЬ О СМЕРТНОМ ЧАСЕ
  -- 6. КАК ПОЧИТАТЬ ОТЦОВ СВОИХ ДУХОВНЫХ И ПОВИНОВАТЬСЯ ИМ ВО ВСЕМ
  -- 19. КАК ВОСПИТАТЬ СВОИХ ДЕТЕЙ В ПОУЧЕНИЯХ РАЗНЫХ И В СТРАХЕ БОЖЬЕМ
  -- 21. КАК ДЕТЕЙ УЧИТЬ И СТРАХОМ СПАСАТЬ
  -- 22. КАК ДЕТЯМ ПОЧИТАТЬ И БЕРЕЧЬ ОТЦА И МАТЬ И ПОВИНОВАТЬСЯ ИМ И УТЕШАТЬ ИХ ВО ВСЕМ
  
   Нила Мироточивый, Афонский подвижника ХVI столетия, в книге "Посмертных вещаний" свидетельствует, что самое невинное и нежное -- наши дети -- в конце времен превзойдут своей злобой и лукавством не только взрослых, но и демонов. К этому утверждению можно по разному относиться: как к Божественной мудрости, открытой христианскому подвижнику, или как к порочности христианской доктрины, которая не столько пророчествует, сколько программирует апокалипсический конец истории. Но так или иначе - сегодня это пророчество кажется сбывшимся.
   С победой в европейской культуре либеральных и демократических ценностей религия практически вытеснена из социальной жизни в сферу частной жизни каждого человека. В результате, например, в Германии, официальной идеологической доктриной в системе школьного образования является отсутствие доктрины. Под видом религиозной толерантности и свободы совести в школах есть уроки католической этики для католиков, протестантской этики для протестантов и просто этики для всех остальных: мусульман, иудеев, атеистов и безразличных. А результат весьма плачевный: список публикаций по насилию в школе за 2006 содержит 251 позицию. А как сообщает радиостанция Немецкая волна 31 марта 2006 г., "педагоги школы RЭtli, расположенной в проблемном квартале Берлин-Нойкёльн, обратилась в берлинский сенат с просьбой закрыть учебное заведение. Учителя не в состоянии держать под контролем агрессивных школьников".
   Общество, построенное на либерально-демократических ценностях, разрушает все механизмы и регуляторы человеческих отношений, которые выходят за рамки холодной логики и расчёта. Это хорошо показал Фрэнсис Фукуяма в своей книге "Конец истории и последний человек". В первой части книги он доказывает, что либерально-демократическое общество - единственно эффективное и поэтому оно составляет конечный пункт развития истории, куда вот-вот придут все страны и народы. В остальных частях книги он как бы противоречит самому себе и в итоге заявляет: "Либеральная демократия не самодостаточна: общественная жизнь, на которой она основана, должна в конечном счете исходить из источника, отличающегося от либерализма". Он показывает, как либерализм и демократия разрушают семью: "Семья составляет самый нижний уровень общественной жизни, но во многих отношениях и самый важный... Но семья не бывает действенной, если построена на либеральных принципах - то есть когда члены семьи относятся к ней как к акционерному обществу, созданному ради их пользы, а не как к семье, основанной на долге и любви. Воспитание детей или сохранение брака на всю жизнь требует личных жертв, которые выглядят иррациональными с точки зрения расчёта затрат и выгод, поскольку истинные плоды прочной семейной жизни зачастую пожинаются не теми, кто берёт на себя самые трудные обязанности, а только последующими поколениями. Многие проблемы современной американской семьи - высокий процент разводов, отсутствие родительского авторитета, отчужденность детей и так далее - возникают именно из того факта, что отношение семьи к своим членам строится строго на либеральной почве". Кстати, проблемы американской семьи блестяще вскрыты в фильме "American beauty" (1999).
   Современная японская культура продолжает оставаться экзотической для западного человека, поскольку японцы бережно хранят свои традиции. Жестко регламентированы и человеческие отношения в Японии. Существуют даже специальные понятия, которых просто нет в европейских языках, отражающие принципы межличностных отношений. Так, горизонтальные взаимосвязи обозначаются словами дорё и докусэй. Первое используется деловыми людьми для обозначения своих коллег или людей, занимающих одинаковое служебное положение в компании. Докусэй применяется к студентам, одноклассникам или просто к сверстникам. Но подобные равноправные отношения среди японцев не распространены, а преобладает система подчинения типа сэмпай-кохай, старший-младший. Отношения сэмпай-кохай существовали на протяжении всей японской истории. Особое влияние на утверждение традиции оказали конфуцианство (конфуцианская "преданность" трансформировалась в верность своему господину, а затем и императору), традиционная семейная система (отец являлся непререкаемым, бессменным и единственным главой семьи, обладавшим всей полнотой власти, а старший сын наследовал всё состояние семьи) и старый гражданский кодекс. То есть в обществе по сей день жестко соблюдается вертикальная иерархия. Младшие беспрекословно подчиняются старшим. Опираясь на глубокую традицию, выполняя множество положительных функций, эта система всё же всё больше и больше даёт сбои. И в школах Японии также процветает моббинг, или по-японски - идзим: "На почве "ложной скромности" и нежелания выделяться в школах процветают издевательства (идзим). Из-за непомерных нагрузок ученики компенсируют свое напряжение тем, что избирают жертву среди своих же одноклассников и превращают её в объект для насмешек и физических мучений. В 1995 было отмечено 60 тысяч случаев идзим во всех трех уровнях японских школ. Оскорбления, насмешки, бойкот и вымогательство - список не слишком приятен. Учителя тоже позволяют себе оскорблять учеников, причем иногда в физической форме. Нередко жертвы школьных идзим кончают жизнь самоубийством". Наверное поэтому в июле этого года правительство Японии одобрило план развития базового образования на ближайшие пять лет, который предусматривает больший упор на нравственное воспитание.
   Мы понимаем, что цивилизационный сдвиг с помощью статьи или министерского приказа произвести невозможно. Но и бездействовать нельзя. В данном случае уместно вспомнить врачебный принцип: сперва облегчит больному страдание, а потом лечить. Необходим целый комплекс систематических мер, который позволит нормализовать систему коммуникаций в школе, а значит и в обществе. Понятно, что метод японского менеджмента, когда в специальной комнате ставят манекен шефа, а подчинённые по мере надобности приходят и сбрасывают нервное напряжение, избивая и обзывая его, не подходит. Не поставишь ведь в спортзале манекены "любимых" учителей, а в учительской - "любимых" учеников и директора.
   Когда-то Учитель действительно воспитывали избранных и для себя, причем - везде: хоть в цехах ремесленников, хоть в университетах и гимнасиях... Пифагор - он точно для себя воспитывал любимых учеников, свой отряд, свою новую знающую кровь. А теперь школа, да и высшая школа в последнее время, больше похожа на лепрозорий, куда изолируют прокаженных. То есть наши дети - как каста неприкасаемых, которых и вовсе изгоняли из общества, потому что ВИД ИХ СТРАШЕН, и ЧТО ДЕЛАТЬ С НИМИ НЕ ПОНЯТНО, и НЕПОНЯТНО, ОТКУДА ТАКАЯ БОЛЕЗНЬ ВЗЯЛАСЬ. Наши дети - лепра наших семей, они ОТКУДА-ТО берутся, что с ними делать (семье, для смысла семьи, а не только для доказательства своей физиологической состоятельности) НЕ ПОНЯТНО, и в подростковом возрасте ВИД ИХ СТРАШЕН. Детей не любят вдосталь, не купаются дети в нашей любви, и мы не купаемся в своей любви к детям. Мы на них зарабатываем и тратим, они - скорее раздражающий, чем нежный сигнал. А потом - самое лучшее, что нам уготовано - мы ими ГОРДИМСЯ, то есть подтверждаем себе, что они соответствуют нашим социальным притязаниям... Негодяи мы, низкие, алчные люди, а не любящие детей их милые родители, матушки и батюшки. Мы должно жить и дышать любовью, которая
  
   долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится,
  
   не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла,
  
   не радуется неправде, а сорадуется истине;
  
   все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.
  
   Напрашивается вывод, что семье дети не нужны, ибо дети на семью не работают, а потому от них избавляются, сдают, чтобы самим не жить с детьми, а работать. А бедуины странствуют-кочуют всегда вместе с детьми и живут в своей антисанитарии до 105 лет без инсультов и инфарктов...
   Наша школа присматривает детей, потому что и обществу, социуму, вид их страшен. А какой же авторитет у смотрителя зверинца!
  
   Далее. Мы живём в "статистическом обществе", в котором людей много, и кажется, что надо всем дать, и дать одинаково. А это не так, это вред, потому что каждому надо получить в этой жизни уникальное, свое. Общество же, создав махину всеобуча, решив какие-то свои насущные задачи, сделало вред, обузу, насилие над всеми. Преподавать надо любя, и сказки читать - любя, и сад возделывать любя, и свиней пасти, и коров доить, и машины чинить - любя... А мы - с ненавистью, потому что одинаково. А одинаково - никому не нужно. А еще страшно то, что наша культура и наше общество не дают возможности уйти, "выпрыгнуть" из этого всеобщего пакета обязательных услуг. Это как прививки, только надо покупать для всех не прививки, а тесты. Кому-то надо, а кому-то и не надо делать прививки (делать тесты), потому что иммунитет уже есть, а кому-то - нельзя категорически, потому что хуже будет. И только после этого для тех 30% , которым может помочь - закупать прививки. А у нас хотят привить всех без разбору! Вот и всеобуч нужен и полезен не более 30%, а остальным - кому не нужно, а кому и нельзя. Если так строить систему образования, то многие конфликты просто снимаются, пропадает их причина. А механизм социализации через "агрессивный отстойник" - не решение проблемы.
   Нужно понимать, что агрессия и неэффективность коммуникаций в школе - это вызов мира к осознанию и поступкам в данной ситуации. Можно говорить не о тупике нашей цивилизации, а о её аутизме. То есть цивилизация наша не принимает сигналов от элементов своей системы, она играет в свою упоительную игру, отказываясь от экспертов, от осознания происходящего. И наше "опомнитесь!" также никого не интересует! Это понятно. И все же мы посылаем сигналы, потому что не можем не посылать их, хотя и думаем, что наши построения утопичны, и знаем, что на практике будем такими же, мягко говоря, неумёхами... Хотя доблесть учителя - верить и любить, доблесть ученика - любить и верить, и даже смерть не доказательство неправильности пути ученика за учителем.
   И всё же - что можно и нужно конкретно сделать, на наш взгляд, уже сегодня. Самые общие цели - вернуть в общество, а значит и в школу - чувство общности, коллективности, соборности. Народ - это не колония одноклеточных, не безликая масса и не машина, состоящая из важных, но стандартных и заменимых винтиков. Это целостный организм с единой судьбой, в котором каждый человек волен принимать своё посильное участие и нести полную ответственность за свою судьбу и разделять ответственность - за судьбу народа. Второе, что необходимо - вернуть в школу вертикальную иерархию, без которой не может быть авторитета. А без авторитета нельзя ни учить, ни тем более воспитывать.
   Учителю необходимо вернуть авторитет в обществе. Для этого необходимо:
  -- продуманный подбор кадров;
  -- достойная зарплата и престиж;
  -- поднять общую культуру (этикет, психология общения, культура речи);
  -- основательная подготовка в области современной детской субкультуры: что дети читают (в идеале - что мы рекомендуем) и смотрят по телевизору (лучше бы его вообще выключить), в какие компьютерные игры играют, о чём говорят между собой, что ценят, детский сленг, какую музыку слушают, какие "фенички" носят и почему, кто их кумиры.
   Для этого государство в лице Министерства и Верховной Рады должно создать соответствующую законодательную базу, финансирование, программы подготовки и переподготовки педагогов, должно организовать социальную рекламу, поднимающую престиж Учителя, подкрепляя её соответствующими льготами (жильё, путёвки, пенсии, статус госслужащего, как это, кстати, в Германии).
   Школьникам - побольше литературы и истории, и никаких спецпредметов в виде Закона Божьего, этики, психологии семейных отношений и т.п. Литературы как предмета изучения достаточно, чтобы привить любовь к родине, уважение к другому человеку, объяснить моральные императивы и показать сложности и радости семейной жизни. Об этом, кстати, писал ещё Петр Алексеевич Кропоткин в своих великолепных мемуарах "Записки революционера" в конце XIX века. Мораль не следует из индивидуального опыта, а коллективный опыт - непереводим на рациональный язык, он требует осмысления и выразителя в лице непререкаемого авторитета, культурного героя, Бога. В школе такую функцию выполняет Учитель. И воздействовать он должен только на чувства воспитанников. Преподавать этику, мораль, Закон Божий как физику или химию - только усиливать лицемерие. Поскольку расхождение жизни и урока - того требует. Ведь дураков нет! Все всё понимают. А вот давать культурные образцы через литературу, не назидательно - нам представляется целесообразным и необходимым. Но подчёркиваем - главный акцент должен быть не на понимании и анализе, а на со-чувствии и со-переживании, чтобы ценности и идеалы трогали сердце, входили в душу, а не сухая информация - в мозг. И оценки, кстати сказать, в данном случае лишние! И никаких вопросов вроде ЧЕМУ НАС УЧИТ ЭТО СТИХОТВОРЕНИЕ? Это развращает ученика, потому что корежит его естественный вкус, когда его ВОЛНУЕТ, когда сквозь строки - ПРАВДА И БОЛЬ, или искрометный юмор...
   Школьная жизнь не должна ограничиваться уроками. Нужны коллективные мероприятия: хор, школьный театр, кружки, выставки, подготовленные своими руками, спортивные соревнования не на победу, а на участие, культпоходы в кино и театр, туристические походы (кстати, это очень развито в Германии и детей из бедных семей даже поддерживает государство, оплачивая расходы по проезду и проживанию в специальных школьных или студенческих лагерях, которые есть по всей стране). Словом - всё, что воспитывает коллективизм и уважительное отношение к другому человеку. И лучше всё это делать во внешкольных учреждениях.
   Родители - это особая проблема. Доверие между школой и родителями подорвано. Агрессия детей - это отчасти и отражение агрессии их родителей в отношении к школе. При этом часто неправы и родители, и учителя или администрация школы. А значит агрессия, некорректность в отношениях якобы может быть объяснена и оправдана. Нет! Оправдать нельзя. Взаимные упрёки - не решение проблем. Нужно осознать, что цели и задачи у школы и семьи - одни! Родители разные. Не все имеют желание и умение уделять достаточное и нужное внимание детям. Поэтому школа должна стимулировать это и направлять: консультировать, советовать, сотрудничать, поддерживать, вести лектории для родителей. Это работа школьной администрации, которая должна быть поддержана финансово и законодательно государством.
   Может быть, такие меры помогут создать атмосферу априорной доброжелательности, как говорил академик Никита Николаевич Моисеев, в школе, а значит и в обществе.
  
  

Харьков - Kaiserslautern

01.10.2008 - 08.10.2008

   Привалов А. Общий взгляд сверху -- очень общий // "Эксперт" N34 (623), 01 сентября -- 08 сентября 2008 (http://www.expert.ru/printissues/expert/2008/34/den_znaniy/ )
   Августин Аврелий. Исповедь: Абеляр П. История моих бедствий. - М.: Республика, 1992. - 335 с. - С. 16, 21, 24, 25, 28, 29, 40, 41, 60, 65.
   http://www.gewalt-in-der-schule.info/
   http://www.sowiport.de/themen/schwerpunkte/bildung-und-schule.html
   http://www.ku-eichstaett.de/Fakultaeten/PPF/fachgebiete/Paedagogik/lehrstuehle/sozpaed/sozialpaedagogik/forschung/fpn05/
   Мид М. Взросление на Самоа // Мид М. Культура и мир детства. - М.: Наука, 1988. - 429 с. - С. 88-171.
   Там же, с. 89.
   Там же, с. 90.
   Там же, с. 94.
   Там же, с. 149.
   Там же.
   Там же, с. 150.
   Там же, с. 151.
   Там же, с. 153.
   Там же.
   Там же, с. 154.
   Там же, с. 155.
   Там же, с. 159.
   Конвенцію про права дитини (http://www.mon.gov.ua/education/average/convention.doc )
   Конвенції МОП "Про заборону та негайні дії щодо ліквідації найгірших форм дитячої праці" (N 182) ( http://www.mon.gov.ua/social/program.doc )
   Тимощук О. Дитяча праця в Україні -- традиція. - Дзеркало тижня, N 32 (711) 30 серпня -- 5 вересня 2008 ( http://www.dt.ua/3000/3855/63875/ )
   http://nesusvet.narod.ru/books/domostroy.htm#h1
   http://sv-afon.orthodoxy.ru/svjatye/pror_nil.htm
   http://www.dw-world.de/dw/article/0,2144,1950147,00.html
   Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. - М.: АСТ: Ермак, 2005. - 588 с. - С.488.
   Фукуяма Ф., с. 485.
   http://leit.ru/modules.php?name=Pages&pa=showpage&pid=13
   http://news.leit.ru/archives/2167#more-2167
   Библия. Первое Послание к Коринфянам Святого Апостола Павла. Глава 13 , стихи 4-7.
   Кропоткин П.А. Записки революционера. - М.: Московский рабо­чий, 1988. - 544 с. - С.116-117.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   2
   Смотрицкий Е.Ю., Шейнина Е.Я. Коммуникации в школе: культурологический аспект
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"