Смотрицкий Евгений Юрьевич: другие произведения.

Америка по диагонали

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Впечатления от стажировки в университете Аризоны, Тусон, США

29.11.99.

Днепропетровск

АМЕРИКА ПО ДИАГОНАЛИ

Я пересек Америку по диагонали на самолете четыре раза. Беспосадочный перелёт Тусон - Вашингтон занимает 5 часов. Велика Америка. Великая Америка. Потрясающая Америка.

Я успел много ядовитых слов сказать в адрес Соединённых штатов Америки в некоторых предыдущих своих статьях. И я от них не отрекаюсь. Америка "снаружи" выглядит мировым жандармом. Увидев Америку "изнутри", я хочу выразить свой восторг перед этой страной. Проблем и недостатков здесь хватает, как и везде. Жизнь очень жёсткая и временами жестокая. Но атмосфера всеобщей доброжелательности и налаженность жизни вызывают радость, удивление и, простите, зависть.

Возможность провести четыре месяца в Американском университете по программе международных научных обменов была предоставлена мне, как и многим-многим другим, Американским правительством. Это слишком маленький срок, чтобы с видом знатока повествовать об Америке. Я остался туристом, которому неведомы многие повседневные проблемы, тонкости языка, нормы культуры. Но тем, может быть, и интересен мой взгляд со стороны, взгляд по диагонали.

КУЛЬТУРНЫЙ ШОК

Я впервые был за пределами Советского Союза. Совершенно справедливо психологическое состояние человека, попавшего в чужеродную культурную среду, называют культурным, или культурологическим шоком. Даже хорошая языковая подготовка ничего не решает, а уж моя - никакая. Ни спросить, ни ответить. Если помнит читатель Юрия Никулина в "Бриллиантовой руке": "Ты что, глухонемой? ". "А, ага". Когда к тебе обращаются - готов испариться, провалиться... Не знаю, что готов сделать, лишь бы понять вопрос, чтобы не позориться. А Америка - страна сложная, организованная. А раз так - значит нужно придерживаться существующего порядка. А это значит: снять квартиру и оформить контракт - нужно разговаривать, писать и подписывать; нужно открыть счёт в банке - говори, пиши, подписывай; получить университетское удостоверение - тоже самое; купить проездной билет на автобус - не удивляйтесь, целое заявление писать надо с указанием номера университетского удостоверения, должности, пускай и временной, в университете... Ещё та бюрократия, нам и не снилось. А о телефонной связи как достижении цивилизации пока у вас плохо с языком можете просто забыть. Когда звонят тебе - ещё ладно: поднимешь трубку, ответишь по-русски - они сами бросят. А если тебе нужно звонить и, выхода нет... Но с плохим языком звонить бесполезно. Например, я задать вопрос ещё мог, а вот понять ответ... Я, правда, проявлял экстремизм по отношению к доброжелательным американцам и звонил, заставляя их иногда по 10 (!!!) раз, по буквам повторять ответ, как они говорят - "спэлить". У нас же вы знаете, как принято. Как-то раз у себя дома, в Днепропетровске я пытался что-то выяснить по телефону у оператора АТС, а она недослушав, бросала трубку. Вопреки своему воспитанию и принципам, я сказал телефонистке, что сейчас приеду и оторву голову, если она ещё раз бросит трубку. Оказывается полезно, сразу получил исчерпывающий ответ. Интересно, сколько бы я за это получил в США?

А думаете сесть в автобус без языка просто? Ничего подобного. В моем городе, в Тусоне, автобус всегда свободен. Каждый, кто садится - проходит мимо водителя и платит (там принято входить в транспорт через переднюю дверь, а выходить - через заднюю. Почти как у нас, только наоборот). А водитель при этом практически каждому приветливо улыбается, здоровается, спрашивает, как вы себя чувствуете, а при выходе желает хорошего дня (ночи, викэнда...). Поначалу я естественно на водительское "здравствуйте" отвечал "что?". Потом стал делать вид, что понимаю, но ведь иногда, действительно что-то спрашивают!

Шок, дорогой читатель, это как радикулит, как любовь - объяснять бесполезно. Нужно чувствовать. И я попытаюсь дать Вам почувствовать, чтобы, дочитывая этот очерк, вы ощутили оцепенение, которое охватывает человека в начальной стадии диалога культур. Но тут я должен сделать одно признание: я не имею права жаловаться, говорить о шоке, потому что меня опекал, почти водил за руку американский коллега, профессор русской истории Университета в Аризоне Дуглас Вайнер. Так что из того, что я наговорил, я делал только две вещи - молчал и подписывал, а говорил и писал везде он. По телефону - тоже он. Стыдно, неловко, будто профессору больше делать нечего, но что делать, раз уже приехал. Назад 18 часов лёту. Да и билетов нет, а чтобы их купить, кроме денег - опять язык нужен и опыт.

ПОСЛЕ ШОКА

Привыкание и изучение

Шок, по правде сказать, как мышечный тонус - никогда не снижается до нуля, даже во сне. Удивляет всё, на каждом шагу. Город Тусон находится в штате Аризона, на крайнем юго-западе страны, на границе с Мексикой. Поначалу удивляет то, что везде звучит испанская речь. Город расположен на 32 параллели, на высоте 1000 м над уровнем моря, в знойной пустыне, в долине, окружённой со всех сторон удивительной красоты горами. На закате горы переливаются всеми оттенками розовато-лилового, доходящего до фиолетового оттенка, цвета. Эти цвета являются фактически символом этой земли и очень широко используются в искусстве мексиканцев и местных индейцев, вернее их остатков...

Тусон, пустынный Тусон в первый же день встретил меня ливнем с такими молниями, что я уже и не удивлялся, когда в интернете нашел целую коллекцию Тусонских, Аризонских молний, а в магазинах - открытки и буклеты с их изображением. И это ливень в пустыне, где обычная относительная влажность 20, от силы 30%, а температура воздуха в сентябре - 35-40 0С.

Я прилетел в Тусон 31 августа. К этому времени отцвели кактусы - главный символ Аризоны. Они везде, на каждом шагу, в том числе на автомобильных номерах, самые разные: большие и малые, развесистые и стройные. Но больше всего они удивляют тем, что они молчаливые и одинокие: кактусы не шуршат листьями... А ещё тут растут пальмы, туи, платаны, магнолии, сосны и дуб, хотя он по виду не имеет ничего общего с нашим, кроме желудей: нет характерных дубовых листьев... А ещё часто встречаются мандариновые и грейпфрутовые деревья, под которыми гниют их плоды...

Природа природой, а живем мы все же в обществе, социально и культурно организованной природе. Как ни удивительны цветущие в октябре кустарники и порхающие над ними бабочки и колибри, но главное всё же адаптироваться в обществе. Спустя четыре месяца могу сказать, что полной адаптации не произошло, но жизнь канализировалась: я знал дорогу от дома до автобусной остановки, от остановки до офиса, от офиса до библиотеки, от библиотеки до кафе, от кафе до почты и т. п. Но, в сущности, некоторые мои земляки, всю жизнь прожив в родном городе, ориентируются только по большим магазинам, базару и вокзалу. А мои студенты неоднократно это доказывали (я люблю над ними "поиздеваться" и прошу иногда быстренько показать пальцем в направлении родного дома. Ох и трудная это задача...). Ориентироваться в Тусоне трудно по другим причинам. Дело не в отсутствии любознательности. Город занимает огромную площадь, говорят как Лос-Анджелес, но с населением всего в 600 тыс. человек, т.е. раз в 10 - 15 меньше Лос-Анджелеса. Без автомобиля город просто недоступен: даже хлеба не купишь, ведь супермаркеты не на каждом шагу, магазинчики - только на заправках... И вторая причина - город очень однообразный. Нет архитектуры, одноэтажная Америка и очень похожие супермаркеты. Так что поначалу я не мог понять в этом ли супермаркете я был в прошлый раз или в другом. Равнинный ландшафт (долина), прямолинейные улицы, однообразная "архитектура" - не за что глазу зацепиться. Пусть уж простят меня за эти слова тусонцы, тем более, что сейчас , спустя три месяца после возвращения домой, я очень скучаю.

После того, как привык к колибри и выучил челночный маршрут, всё же чувствуешь какой-то дискомфорт, днём и ночью. И это явно не связано с языком. Долго не мог понять. Помог случай. Как почти все безавтомобильные, я купил велосипед и нашёл относительно спокойный маршрут. Он проходил мимо школы. Когда я услышал детские голоса, я понял чего не хватает. Именно их. Потом это подтвердили и другие наши земляки, которых, кстати, хватает в этих далеких краях. Звуковая среда принципиально отличается от нашей, и сельской, и городской. Прежде всего практически не слышна человеческая речь. Ведь на улицах нет людей, все ездят на автомобилях. Если кто-то идёт пешком - значит нищий или приезжий. Днём и ночью шумовой фон создаётся только автомобилями. И ещё очень часто воют пожарные, медицинские и полицейские сирены. Очень неуютно себя чувствуешь первое время. Живёшь в пустыне, но не ощущаешь этого, ведь вокруг хоть и одноэтажный, но большой город. Но в этом городе чувствуешь себя как в пустыне: никого не знаешь, языка нет (даже если ты его знаешь, то первое время нужна адаптация), телефон молчит и тебе звонить некуда. И только шорох автомобильных шин за окном, и только вой сирен.

Детей на улицах нет. Нет в принципе. В школу их возят либо родители, либо спецавтобусы. Однажды я ждал городского автобуса. Вдруг откуда-то появился мальчик. Подошёл, постоял и опять ушёл туда, откуда пришёл. Я не могу забыть этот ничем не примечательный эпизод, но мне кажется, что если бы появились инопланетяне, я бы удивился меньше. Отсутствие детей на улицах и в учреждениях настолько искажают привычную для нас социальную среду, что одна моя знакомая американская семья специально ходит в зоопарк, чтобы послушать детский щебет (Нет-нет, не подумайте, дети там не в клетках. Они приходят в зоопарк посмотреть на животных. Это я так шучу).

University of Arizona

Четырехмесячная стажировка в Университете Аризоны (University of Arizona) позволила мне как бы изнутри познакомится с Американской системой высшего образования. Специально я не занимался изучением этого вопроса, поскольку целью моего пребывания были исследования по истории и философии науки. Сотни наших соотечественников ежегодно обучаются или проходят стажировку в Американских университетах и научных центрах. Поэтому для многих мои заметки неинтересны. Но я открывал Америку для себя в прямом смысле этого слова и надеюсь они будут интересны для тех кто еще не был или не планирует побывать за рубежом. Кроме того, как философ, я позволю себе некоторые рассуждения по поводу нашей и их систем образования.

Во-первых, не в обиду всем нашим "менеджерам от образования" всех уровней - ректорам, деканам, заведующим кафедрами и диспетчерам - с первых минут пребывания в Университете Аризоны я понял, зачем существует менеджмент и маркетинг: затем, чтобы все было организовано четко, чтобы не делать, простите, дурную работу дважды, чтобы информация была доступна и точна, и чтобы поставленная цель достигалась и притом с минимальными затратами. Я понимаю, что пишу банальности, но почему у нас эти банальности никак не реализуются в жизни. Не секрет, что все наши высшие руководители вузов активно используют возможности для ознакомления с организацией жизни (учебы, науки, быта студентов) в западных университетах, но для меня остается секретом, непостижимой тайной, почему многое хорошее, что можно и нужно перенимать - не перенимается. Зачем же тогда ездить? Похоже, мы в очередной раз делаем все наоборот, вопреки здравому смыслу и целям, которые перед собой ставим. Мы на государственном уровне, сверху перестраиваем всю систему образования по образцу американской. При этом мы меняем форму, не меняя содержания. И это выдерживается с удивительной последовательностью, несмотря на частую смену министров образования и даже реорганизацию министерств. Процесс идет, как бы управляемый каким-то божеством. Наша система образования, да и не только наша, действительно нуждается в реформе. Сегодня это общемировая проблема: образование обходится дорого и обществу и студенту; из-за этого сужается доступ к образованию; образование не успевает за технологическим прогрессом; образование теряет фундаментальность, что неизбежно приведет к снижению его качества, а значит и способности выполнять главную функцию - обеспечивать достаточный интеллектуальный уровень в обществе, позволяющий поддерживать достигнутое качество жизни. Но речь о другом: о такой организации учебного процесса, чтобы студент мог учиться, а преподаватель - учить. А будет вся эта система трехступенчатая или пятиступенчатая - особого значения, на мой взгляд, не имеет. Мы нуждаемся в реформе на микроуровне, на уровне конкретной организации учебного процесса, или говоря современным языком - мы нуждаемся в менеджменте образования, а не в политической (стратегической) реформе образования (хотя и тут есть проблемы). Легче это объяснить на американских примерах, тем более, что очерк об американском образовании.

Американский студент, вернее студент Американского университета, поскольку там обучаются студенты со всего мира, имеет среднюю нагрузку 12 часов в неделю. Это три дня из семи по четыре часа, то есть по две лекции в день. Остальное время он занимается самостоятельной работой в библиотеке и лаборатории, индивидуальным консультированием с профессором, выполняет контрольные задания, сдает задолженности (да-да). При такой малой (по сравнению с нашими вузами, где средняя нагрузка 30-36 часов в неделю) нагрузке студенту совершенно некогда расслабиться. Американские студенты не курят толпами у входа в Alma Mater, как у нас, а постоянно что-то читают, пишут между лекциями прямо в коридорах, или на газонах, по которым, в отличие от наших, можно не только ходить, но на них можно лежать, спать, кушать, читать (напоминаю, что в штате Аризона, город Тусон находится в знойной пустыне, на широте 32 градуса, а у нас в Днепропетровске 48 параллель, зимой морозов не бывает, а летом доходит до 40-45 градусов тени). Для занятий созданы все условия: очень, подчеркиваю, квалифицированные профессора; великолепно оборудованные аудитории, в которых все (!) работает, включая телевизор, видеомагнитофон, слайдопроектор, эпидиаскоп, шторы на окнах; богатые библиотеки, видео-аудиотеки, фильмотеки; свободный доступ к компьютеру и ИНТЕРНЕТу, к копировальной технике (ксероксы, принтеры и сканеры, правда, за отдельную, но вполне доступную плату). Очень развита сеть букинистических магазинов, в которые легко сдать и легко купить по сниженной цене книгу.

Каждый студент проходит три ступени контроля, как они говорят "квиз", "тест", "экзем". При этом никто не списывает, никто не дает и не требует взяток. Контроль настолько "объективирован", что легче выучить и сдать, чем как-то смухлевать.

Вкратце опишу жизнь американского профессора. Во-первых, еще раз подчеркну - это высококлассные специалисты и наше расхожее мнение о примитивных американских профессорах - миф. Нагрузка у профессора принципиально отличается от нашей: например, мой коллега Дуглас Вайнер, профессор русской истории, крупный специалист по истории экологии в России, читал четыре лекции по 75 минут каждая в неделю, по двум предметам. Но кроме этого, он проводит то самое индивидуальное консультирование для студентов, пишет статьи и книги, рецензии на книги и диссертации, общается с издательствами. За семестр принял участие в четырех конференциях. Чтобы поехать на конференцию не требуется просить разрешения на командировку у ректора, бухгалтера, декана, завкафедрой и т.д. Главное - найти подмену и перенести лекции.

Профессор обладает большой свободой в выборе содержания читаемого курса. Как мне ответил мой коллега - на 90% он решает, что и как читать студентам. Например, он читает курс "История глобальной экологии" (Environmental History), который является уникальным и его никто, кроме него, так не читает (кстати, курс слушает 5 студентов). Но это не значит, что есть вседозволенность. Есть и контроль со стороны администрации, и обратная связь со студентами. Кстати, не только профессор оценивает студента, но и каждый студент в конце курса выставляет оценку преподавателю. Я бы сказал, что нет назойливого и липового контроля, а есть деловой. Мы же пишем планы и отчеты...

Сфера образования - это сфера услуг. Поэтому в Америке очень развит рынок услуг в сфере образования. Но сплошной коммерциализации сильно противостоит государство. Что получается в итоге. Получается, что за фразой "платное образование" скрывается много, и притом существенных, тонкостей. Во-первых, есть большой выбор на рынке образовательных услуг, а значит есть и конкуренция между университетами. Разработана сложная система скидок в зависимости от многих параметров (уровень дохода семьи, место проживания, половая принадлежность и принадлежность к национальным меньшинствам и даже количества предметов, которые студент одновременно изучает). Студенты, обучающиеся по магистерской программе практически все получают стипендию, и приличную - около 10 000 долларов в год. А аспиранты - около 15000 в год. Государство выделяет большие субсидии университетам и регулирует состав обучаемых студентов по разным параметрам (по специальностям, половой, этнический и возрастной принадлежности и др.).

Как и положено на рынке - предлагаются самые разнообразные формы обучения, какие только могут иметь спрос. Это дневное и вечернее обучение, дистанционное (корреспондентское) обучение (благодаря ИНТЕРНЕТ), летние школы, отдельные курсы.

Как видим, сфера образования очень подвижна по ценам и услугам, как и положено на рынке, но при этом жестко выдерживаются государственные стандарты образования. Фактически, я бы сказал, что плата за образование не покрывает расходы общества на образование, но стимулирует и делает ответственными субъектов рынка, студента и университет: все понимают, но должны еще и чувствовать, что знания не даются даром и время пребывания в университете - не отсрочка от армии и т.п. (для студента), а государственные субсидии не выплачивают даром и всем поровну, но лишь тем, кто может доказать, что в его университет тянутся студенты. Достоинства и недостатки нашей системы, уважаемый читатель, Вы знаете сами.

ПРАВОПОРЯДОК

Можно смеяться, а можно удивляться и завидовать, но США действительно свободная страна. Жёсткий контроль и порядок совершенно не ущемляют свободу нормального законопослушного человека.

Никакой прописки, любой документ с фотографией приравнивается к паспорту, нотариально заверенный документ редкость, потому что достаточно подписи в присутствии любого должностного лица, чтобы документ считался действительным. Безусловно, дьявольской штукой является Social security number, наш идентификационный код, поскольку без него никуда: нет номера - нет человека. Но кто мне объяснит, как лучше контролировать доходы и управлять экономикой? Главное - что честный человек чувствует себя спокойно и уверенно. Лично у меня паспорт проверяли только в аэропортах и на границе. Дома же я всегда хожу с паспортом, потому - что он может понадобиться в самой непредсказуемой ситуации. Например, попасть в библиотеку без паспорта у нас невозможно. "Я вам не скажу за всю Одессу", но в библиотеке моего университета и в публичной библиотеке Чикаго я мог пользоваться всеми фондами, без какого-либо документа, правда, внутри библиотеки. Чтобы взять книги домой нужен документ. В библиотеку Конгресса вход тоже свободен, только без оружия. А вот в Гарвардском университете зачем-то требуют университетское удостоверение: без него не впустят. Но ни в одной гостинице, ни в Вашингтоне, ни в Бостоне, ни в Тусоне, ни в Питтсбурге у меня ни разу не спросили, ни паспорт, ни куда я иду и зачем. Из этого не следует, что я мог беспардонно совать нос, куда мне вздумается. Есть территории, куда посторонним вход воспрещён, и паспорт там не поможет. Во всех же общественных местах паспорт может понадобиться только в том случае, если Вы вызываете какое-то подозрение, например в магазине выбивали чек на двести долларов. Это очень большие наличные деньги...

Я, думаю, нет смысла дальше описывать спокойный порядок, который чувствуется на каждом шагу. Этот порядок обеспечивается ненавязчивым, но жёстким контролем. Медленно курсирующие полицейские машины готовы в любой момент оказаться там, где они нужны.

ЗДОРОВЬЕ И ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

Мне в Америке "повезло": я заболел воспалением лёгких и попал в больницу. Поэтому у меня больше опыта и впечатлений за эти 4 месяца, чем у моих коллег и товарищей по стажировке.

Впечатлений много и они очень противоречивые, поэтому и не знаю как внятно и компактно изложить их. Например, бросается в глаза здоровье и закалённость американцев, и в то же время очень много инвалидов и работающих пожилых людей. Качество медицинского обслуживания позволяет жить дольше, чем у нас, а инвалиды (кстати, это слово из этических соображений нигде в Америке не встречается, просто ставится значок инвалидной коляски, и все понятно), благодаря всевозможным видам колясок, приспособлениям на транспорте, специальным входам в здания с автоматически открывающимися дверьми, да и просто благодаря заботливому отношению человека к человеку максимально включены в обычную жизнь. Такое необычно большое для нас количество стариков и инвалидов первое время создает впечатление болезненности, что ли, нации. Потом понимаешь, что у нас здоровые живут, как больные (все мешает жить), а у них и больные живут, как здоровые (все помогает жить: и медицина, и продуманность приспособлений, и доброжелательность).

Я провел в больнице пять дней. У всех знакомых американцев этот срок вызывал шок. А у нас два месяца с воспалением легких - это еще повезло... Одним словом, лечат хорошо. Но это все и без меня знают. Я же хочу поделиться впечатлением которое производит американская больница и процесс лечения.

От момента поступления в приемный покой и до минуты выписки меня возили на каталке, лежа. Так принято. Ладно. Но меня очень веселило другое: возят вперед ногами. Что поделаешь: диалог культур. В приемном же покое мне поставили капельницу, потом ее неоднократно меняли, но иголку как вставили при поступлении, так и вытащили при выписке. Один раз, чтобы не мучить. Но для меня осталось загадкою, почему, когда брали кровь из вены на анализ, то подряд кололи два раза для двух анализов. Вообще, лечение напоминает конвейерный процесс. Оно продолжается круглосуточно, без остановки, строго про регламенту и предписаниям врача. Каждую операцию на "конвейере" выполняет отдельный "оператор": один дает таблетки, другой берет кровь, третий делает ингаляцию (каждые четыре часа, днем и ночью, в течение пяти дней!), четвертый меняет капельницы. Отдельная "операция" - процесс приема пищи. Утром тебе дают меню на целый день, ты отмечаешь, что хочешь, а потом тебе приносят... не то, что заказал. Ну да ладно, бывает. А чай в Америке пьют в основном со льдом, даже в больнице, даже при температуре. Трудно мне было объяснить им, что я привык к горячему чаю, а при температуре в 39 градусов ни воду, ни чай со льдом у нас пить не принято. Поэтому каждый раз, когда мне подавали (а там каждому подают в палату, в которой лежишь один, на специальной кровати с электродвигателями, меняющими ее конфигурацию, с телефоном, телевизором, душем, зубной щеткой и пастой и массой полотенец, которые каждый день меняют) очередной чай со льдом, я просил заменить его на горячий чай с лимоном. Иногда меняли сразу, иногда - просил по пять часов... Мой плохой английский (?). Кстати, о языке в больнице. Тут было много курьезов. Например, одна медсестра постоянно шутила, а мне не смешно. Во-первых, потому что не понимаю, во-вторых, потому что мне плохо, болею я. К тому же я неправильно понял одно слово, которое она усиленно повторяла, пытаясь меня рассмешить: слово "юмор", "шутка" очень близко по произношению к слову "удушье", "задыхаться" - Joke [джоук] (юмор), choke [чоук] (задыхаться). И я никак не мог понять, где смеяться и почему вообще должно быть смешно от удушья. Кончилось тем, что медсестра пожаловалась моему коллеге... Еще один курьез с языком. В приемный покой заходит врач, по-американски красиво улыбается по-русски красиво говорит: "Здравствуйте!". Я на радостях начинаю что-то лопотать, а он извиняется и говорит, что по-русски знает только одно это слово. Но это не все. Фамилия у него Кабак и родом он из под Минска. Он спрашивает у меня, а что значит его фамилия в переводе с русского. Я в очередной раз убедился, какой я наивный и правильный. Объясняю ему, что кабак, это такая тыква, Pumpkin по ихнему. А он в свою очередь удивляется и говорит: "А мне сказали, что это заведение, где много пьют алкоголя". Велик и могуч русский язык.

Когда появилась русская медсестра Надя, которая в Москве окончила институт по специальности "Прикладная математика", а родом с Брянщины, откуда и моя мама, как стало уютно и тепло на душе. Язык - это подлинный субстрат подлинного человеческого бытия. И еще интересный момент. За час до выписки заходит в палату девушка удивительной красоты. В Америке это, скажем, не часто встречается. И что-то мне начинает по-английски говорить. А я ж сами понимаете о чем думаю. Ну, что так не бывает, что-то тут не то. Тем более, что я знал, что здесь работает русский врач, молодая девушка. Пока я все это прокручивал в голове, она переходит на нормальный русский. Ох трудно меня обмануть, зато часто я сам обманываюсь.

Но вернемся к "лечебному конвейеру". Лечащего врача я увидел на четвертый день. Все правильно: а зачем мы друг другу нужны. Я должен болеть, врач - лечить. У каждого из нас было все необходимое для выполнения своих функций: у меня - воспаление, у него, вернее у нее, как выяснилось - данные всех анализов, мои жалобы, записанные медсестрой и конечно же знания. Так вот, заходит на четвертый день моя врач и говорит, что выписывает меня. А мне еще не очень хорошо, вернее очень нехорошо. И опять этот непонятный язык. Я вроде уговорил ее выписать меня завтра, и она вроде согласилась. Но часа через три пришла медсестра и сказала, что я свободен. А уже вечер, ключей от моих апартаментов у меня нет, да и добраться до них без автомобиля больному вечером - вопрос непростой. Пришлось медсестре звонить врачу домой просить разрешения переночевать мне в больнице.

А еще лекарство в Америке просто так не купишь. И если выписали по рецепту 10 таблеток, так дадут 10 таблеток, а не коробочку или "пластиночку". И на коробочке с лекарством, которую мне дали, были написаны название лекарства, правила его приема, моя фамилия и адрес, дата. Многое, конечно можно купить и без рецепта, но оно безвредное и, наверное, бесполезное. Опять шучу.

Сколько же мне стоило это лечение? Лично мне нисколько. У меня была страховка. Страховой компании я обошелся, наверное, тысячи в полторы. Но это мелочи. Я ведь дороже стою...

Я все описываю в розовых тонах, но проблем со страховой медициной немало. И американцы по разному к ней относятся и думают, как устранить ее недостатки. Если страховки и денег нет - лечить, скорее всего, не будут. Но ведь общество - это целостная система (популяция) и здоровье каждого - действительно богатство всех. С другой стороны, врач очень зажат юридически. Если докажут брак в работе, то придется не только компенсацию ущерба платить, но в отдельных случаях возможна полная дисквалификация, лишение лицензии на медицинскую практику. Хорошо если в 30 лет, а если в 50. Куда деваться? А если учесть, что клиент (пациент) всегда прав...

Попасть на прием к врачу в плановом или профилактическом порядке очень сложно. Нужно 1-2 месяца искать врача и договариваться о встрече, назначать апоинтмент. Потом переносить его трудно, ибо опять месяц бегать будешь, чтобы договориться о встрече. Так что своих проблем там, у них, хватает. Можно посочувствовать.

Об американских зубах, простите, зубах американцев я говорить не буду. Они их все заботливо лечат, поэтому зубы такие здоровые а американская улыбка вошла в поговорку.

Вот такая она, Америка, если смотреть по диагонали.

Евгений Смотрицкий


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"