Смотрин Максим: другие произведения.

Щелчок пальцами

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  - Смотри, всё очень просто! - я щёлкнул пальцами, и свечи послушно задуло налетевшим порывом, - Теперь во мраке между нами только свет...
  Губы привычно ощутили робкий поцелуй неопытной девушки.
  Тепло и безудержная страсть. Горячо. Люблю такое предсказуемое, но каждый раз такое неожиданно приятное влечение.
  Она будет мягкой и податливой. И нам будет хорошо - моя 'волшебная палочка' не делает плохо.
  
  Я потянулся и зевнул. Протяжно, во весь рот. Расцарапанная спина причиняла неудобство, но это мы переживём, не впервой. Небольшой epidermis renovo - и всего делов.
  Обожаю первокурсниц. Такая доверчивость, такая восприимчивость к театральным эффектам. Хотя, не слишком важно, с какого курса студентка, итог один. Были уже и те, и другие. Сладкие, сочные...
  Нет, конечно, в прошлый год случилась заминка с одной барышней-недотрогой. Но это мелочи. Все прочие разы, как и вчера на Посвящении, сплошные победы. Хотя, галочка-то осталась неотмеченной. Всё из-за этой, недобитой Светом.
  Стараюсь не вспоминать о неудаче - не к лицу это кандидату магических наук. Но слишком силён был удар по самолюбию. Впрочем, спишем на то, что девочка была априори строптивой - факультет демонологии, как-никак. По идее, там покорных быть не может. Чай, не какие-нибудь святоши-теологи.
  И ведь, кажется, всё правильно делал, по отработанной схеме - улыбка, алкоголь, бла-бла-шоу в виде нескольких банальных студенческих историй, нюни об одиночестве... А в самый ответственный момент, когда свечи уже погасли - фиг вам, а не 'свет между нами'. Сучка!
  - Макс, слышь, не подменишь сегодня? - голос соседа, Серёги Бургомистрова, прервал унылые воспоминания. Он был тосклив, но так умоляющ, - Казанцев, прошу. Ради всего... во что бы ты там не верил.
  - Тогда с тебя коньяк. Желательно, ХО, - я предпочитал не мелочиться. То, что у меня нет похмелья - не повод безвозмездно пользоваться моей доброжелательностью.
  - Замётано, казанова, вали! - Серёга был согласен на всё. - В ближайшее проставлюсь. Только сегодня не мучай, я не гомункул, чтоб столько пить...
  Последующий стон в подушку был стопроцентным подтверждением, что меня не обманут, и коньяк найдёт своего владельца.
  - Давай, колись, кому и что читать? - я вылез из-под одеяла и заправил постель с чётким намерением успеть сходить в душ и позавтракать.
  - Теория функций комплексных пентаграмм, - страдающий Бургомистров всплыл из подушки, протяжно вздохнул, - сегодняшняя тема - влияние параметра Хаоса.
  И плюхнулся обратно.
  - А подопытные-то кто?
  - Дмнлги, втрй крс... - еле слышно промямлил Сёрега.
  
  - Добрый день! Зовут меня Максим Феоктистович, и сегодня именно я проведу ваши занятия, - я вошёл в аудиторию и окинул взглядом контингент слушателей.
  Не люблю второкурсников. Они ещё не до конца забыли всё то, чему и как их учили в школе, и считают себя умными, всезнайками.
  Но вся эта перегруженность информацией в элитарных лицеях и гимназиях приводит к тому, что на первом курсе 'студни' не слышат ничего нового. И целый год их, банально, душит лень.
  Второй курс - как лакмусовая бумажка, которой алхимики проверяют качество зелий. Если лень ещё не окончательно задушила способности к обучению, то есть неплохие шансы, что доживут до выпуска. Если же окончательно превратятся в амёб, то конец второго или начало третьего курса и их съедят, отрыгнут и выплюнут, как неусвоенную биомассу.
  Вот и сейчас на меня смотрело девять пар ленивых глаз. Демонологи? Тьфу! Одно название. Таким не то что настоящего демона пытаться призывать - импов и то доверить страшно.
  Правда, были ещё одни глаза, в которые я старался не глядеть. Да, те самые: хитрый строптивый лисий прищур, пляшущие озорные искорки в тёмных изумрудах. И имя очень необычное, запоминающееся: Ниуйя. Главное, не перепутать ударение.
  
  Подкузьмил мне Серёга. Оказалось, что придётся не только лекцию читать - это ещё полбеды. Но то, что грядёт ещё и две пары лабораторных, друг-собутыльник не сообщил.
  Рассказать про сопряжение дуг и хорд с учётом поправок - одно. Не проблема исчеркать обучающую доску вереницами формул, графиками и примерами призывающих пентаклей. Заставить недотёп практиковаться и получить результат - вот проблема.
  В тёмном подвале-лаборатории, где из света горели одни только свечи (наверное, антуражу для), я ходил от одного круга призыва к другому и шипел сквозь зубы. Тут не то что рассчитать среднеквадратичное хаотичное по методичке, тут, вообще, гнать всех взашей надо. Причём, немедленно.
  Нет, конечно, не всех, вру.
  Девушка с лисьими глазами сидела у идеально начерченного для призыва импа пентакля. Руны смирения и спокойствия красовались возле каждой вершины, багрово мерцали, набирая силу. Штрихи точны и изящны. Ни миллиметром больше, ни миллиметром меньше.
  Я подошёл к её лабораторному столу.
  Песок памяти и пергамент исписаны чёткими рядами формул. Пару минут я изучал вычисления, но придраться было не к чему, как бы мне этого не хотелось.
  - Браво! - только и оставалось произнести. Я повернулся к ожидающей студентке. Девушка зарделась, - смотрите, разгильдяи, и учитесь. Прошу! - и сделал Ниуйе приглашающий жест, - смело можете призывать своего первого демона.
  Глаза лентяев превратились в глаза завистников. Такое вот мелкое бытовое волшебство - указать парням, что девушка круче их.
  - Impus summone! - короткий взмах волшебной палочки в изящной руке. И руна призыва падает в центр пентаграммы.
  Смотрю на Ниуйю.
  Хороша чертовка, хоть и тщеславна, горда.
  Сучка. Наслаждается моментом. Но для воспитания остальных - даже полезно.
  И на меня глаз косит исподволь. Мол, смотри, какая умница: и тебе отказала, и вот как ещё могу. Кокетка.
  Ничего. Бывает, и мужик рожает.
  Зашипел открывающийся портал, плюясь в огнём в защитные руны. Появилась проекция мелкого бесёнка с ложкой в одной лапе и горшком каши в другой. И улыбающегося во всю пасть.
  Ещё пара огненных плевков, и бес окончательно материализовался. Правда, ложка и горшок исчезли - призывался только демонёнок, а всё остальное осталось в его мире. Раздался протестующий вопль ненасытившегося импа. Его мгновенно налившиеся кровью глазёнки вонзились в Ниуйю. В бешенстве он расправил крылья и бросился на прервавшую его обед колдунью.
  Багровые дуги и хорды пентаграммы ярко вспыхнули, напряглись, но выдержали. Натолкнувшись на невидимую стену, бесёнок расквасил себе нос. И тут же грустно сел посреди круга и начал им шмыгать. Перепады настроения у этих демонят могут случаться ежеминутно.
  Что и требовалось доказать: через означенную минуту он уже ревел в два ручья.
  - Так-с... Демонстрация ваших возможностей прошла великолепно. А теперь госпожа Семёнова, будьте добры, отпустите голодного бесёнка. Видите, страдает, - я зевнул и отошёл от стола Ниуйи, - после чего можете быть свободны. Остальным - повторить опыт, или к коллоквиуму никто допущен не будет. А о зачёте, вообще, сможете только мечтать.
  Разгильдяи, кто посообразительнее, закрыли раскрывшиеся от удивления рты и кинулись к песку памяти на лабораторном столе Ниуйи. Шестеро, задрав носы, ушли из лаборатории. Что ж, посмотрим, что с вами Серёга сделает. Я по сравнению с ним - добряк, дал им возможность списать у отличницы, и то отказались.
  - Максим Ф... Максим Фффеок...тистович, - послышался за спиной девичий голос.
  Ну что ж, моя хитроглазая. Слушаю.
  - Да, Семёнова?
  - Максим Ф... - она опять сбилась. Спасибо моему папаше.
  - Ты же помнишь, можно просто Максим, - я повернулся и улыбнулся, глядя на её смущение, - что случилось?
  - Я не могу. Нас не учили... - это она про изгнание импа. И куда только вся гордость делась. Только неловкость и досада.
  - Это урок вам, барышня. Никогда не делать того, последствия чего сами ликвидировать не в состоянии. Об этом следовало в первую очередь подумать, прежде чем вызывать демона. Но вы так увлеклись собой... Что, конечно, не мудрено.
  Она потупила взгляд. Видимо, ей стало стыдно.
  А мне было приятно преподать ей небольшой урок. Так же, по самолюбию. В ответ за мою нерасцарапанную год назад спину.
  Впрочем, я был доволен не только собой, но и поведением девушки. Не страшно чего-то не знать. Страшно - признаться того, что чего-то не знаешь, и бояться спросить.
  - Impus expellere! - столь же резкое движение палочкой, как и при призыве. С одной лишь разницей - в обратном направлении.
  Хнычущий бесёнок исчез. Пентакль потух.
  - Ну, вот и всё, - я мушкетёрским жестом убрал палочку в ножны на поясе, - можете идти домой, Семёнова. Вы небезнадежны.
  Она снова смутилась, покраснела и, кажется, хотела меня ещё о чём-то спросить. Только в этот момент раздалось:
  - Imbus summone!
  Да твою же магию! Какой самодурок, то бишь самородок, умудрился?! Кому компотом уши мыть?!
  Ноги сами резко развернули меня, а рука дёрнулась за оружием.
  И ведь в одной букве ошибся, поганец, а какой разлёт параметров. Да ещё и пентаграмма кривая, и среднеквадратичное хаотичное, уверен, дикой величины. Вместо мелкого и почти безобидного импа недотёпа призвал Имбу - огромного демона, который может всё, стоит только захотеть. У него самые большие лапы и когти, самая большая пасть и зубы. И самый большой... ну да, тот самый, имбовый уд.
  С таким чудовищем я боролся только один раз, и тот - в теории, по дикой пьяни, на спор с профессором, который принимал мою диссертацию. Поиграли мы тогда в квест-миксер знатно.
  Естественно, что коряво перечерченная разгильдяем у Семёновой правильная пентаграмма для призыва импа, разлетелась в дребезги при появлении Имбы. Демон раззявил пасть и издал утробный звук. Его имбовый уд свисал, действительно, гораздо ниже колен.
  В ужасе завизжала Ниуйя, опускаясь на колени и прижимая ладони к вмиг задрожавшим губам. К её визгу присоединились вопли бросившихся врассыпную недотёп-студентов.
  Ну, память, не подведи... А то Бургомистров сэкономит на коньяке.
  Я щёлкнул пальцами. Свечи в лаборатории послушно задуло налетевшим порывом. Ещё истошней завизжала Ниуйя.
  Погоди, милая.
  Теперь во мраке между нами...
  - Disparitas Imbus Statera et Lucem Expellere!
  ... только свет.
  Бросок солнечного копья разорвал темноту. И слившегося с ней Имбу. Корректировка демонического баланса от Максима Казанцева, прошу запомнить. А у кого плохо с памятью - запишите.
  Зажглись погашенные мгновениями ранее свечи.
  Взглянув в изумруды глаз Ниуйи, куда заместо ужаса и слёз пробралось восхищение, я подумал о том, что готов щёлкнуть пальцами для неё ещё как минимум раз. И, желательно, сегодня вечером.
  Ты только не бойся и больше не плачь, Семёнова!
  
  Обстановку для свидания я выбрал соответствующую: круг призыва, пентакль, хорды, дуги - всё как по учебникам. Свечи и бутылочка 'Крови демона', полусладкого.
  - Хочу, чтобы всё было, как в первый раз, - Ниуйя игриво коснулась ноготками моей груди.
  - Прямо так и всё, Семёнова? - несмотря на сегодняшний урок для девушки, воспоминание о прошлогодней неудаче никуда не ушло. И сейчас оно для чего-то вновь укололо. Больновато.
  Но пальцами я щёлкнул, потушив свечи.
  Теперь между нами...
  - Погоди. Ну, не совсем, как тогда, - по голосу я понял, что она смутилась. Или, по крайней мере, сделала вид, - давай всё по-другому. После того, что было сегодня в лаборатории, я боюсь в темноте, - последние слова она пробормотала, уже прижимаясь ко мне всем телом.
  - Конечно, дорогая! - по моему лицу расплывалась довольная улыбка. Беззащитный демонолог, который не может без света - анекдот, не иначе, - Для тебя - всё, что угодно!
  Я щёлкнул пальцами, и свечи послушно вспыхнули.
  - Теперь на свету... меж нами только мрак... - закрыв глаза, я поцеловал горячие ждущие губы.
  И почувствовал, что наутро моим плечам и спине будет очень плохо.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"