Ilith: другие произведения.

Не испугайся тени прошлого - 2 часть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  Игнат
   Уже прошла практически неделя с момента инцидента с Артемом, но ничего нового накопать не удалось. Единственное, что пока радует, - никаких новых происшествий, но как бы это не оказалось затишьем перед бурей. Денис всё так же живет у Тамилы с Полиной, перетащил уже туда почти половину своих вещей, глядишь, после выписки отца и его с собой прихватит.
   Я еще пару раз попадал к Тамиле на ужин, заставая детей еще неспящими. Как она замечательно с ними управляется, не знал бы, сказал, что Денис - ее сын. Ни криков, ни споров, только конструктивный разговор и выработка консенсуса в конфликтных ситуациях. Детей подтягивает на свой взрослый уровень общения, становясь как бы другом-наставником. Им это льстит, ради такого отношения они готовы на многое, даже на мытье посуды вручную, невзирая на посудомойку. Как выяснилось, у Тамилы есть что-то вроде спортивного угла, где каждое утро все в меру своих фантазий занимаются утренней зарядкой. Я был несказанно удивлен, потому что считал, что она бывает только в спортзалах. Что ее тогда потянуло на нашу тренировку, если она практически то же самое может иметь дома? Разве что компания потребовалась, хотя на тренировке она ни с кем и не общалась.
   Артем дал добро на свое посещение всеми, кто захочет. Мне с ним пришлось согласиться, что если хотели его убрать насовсем, то попытку могут повторить, поэтому можно попытаться спровоцировать недоброжелателя. Вот я сегодня и заехал к Тамиле сообщить эту новость лично, а заодно и посмотреть на ее реакцию.
   Дверь мне открыла Полина.
  - А вдруг кто незнакомый бы стоял?
   Девочка улыбнулась:
  - Да тут камер понатыкано столько, что с провожающими меня мальчиками целоваться придется за километр от дома.
  - А... не рано ли тебе думать об этом? - несколько опешил я.
  - Думать никогда не рано, - заявила она, назидательно подняв указательный палец вверх.
   Я рассмеялся, разулся и заглянул на кухню, откуда уже тянулись соблазнительные запахи. Около плиты стояла Тамила, дирижируя лопаткой, Денис в это время сосредоточенно чистил картошку. Увидев меня, она улыбнулась и скомандовала:
  - Марш мыть руки, а потом будешь помогать.
   В душе что-то кольнуло. Вот так, наверно, встречает любящая семья отца с работы. Тряхнул головой и поплелся в ванную. Я привык жить один, как-то не сложилось у меня семейной жизни. Но порой так хочется ощутить тепло, которое может дать только семья. Но, как сказала Тамила, чего она там замужем не видела. Ее семья - это ее дочь, у Артема - его сын, а я так... ворую тепло у чужих костров. Хоть не прогоняют... Тьфу, чего-то тоска накатила... Переработал, устал, уже несколько суток нормально не спал, вот и лезут в голову всякие мысли. Может, старость подкрадывается незаметно?
   Вернулся на кухню, где мне тут же вручили нож, чтобы почистить яблоки. Я попробовал его на остроту - как бритва. Ножи ее я еще в прошлые разы заприметил, хорошие, добротные, единственный недостаток как кухонных: долго остаются острыми, зато потом также мучительно долго их надо точить. Обычно у женщин, живущих одних, первым делом приходится судорожно искать подручные материалы, чтобы хоть как-то выправить кромку. Уже дочищая яблоки, я услышал характерный скрежет стали о сталь - о, вот и ответ на вопрос: может, и точит не сама, но править о мусат умеет. Поставил себе галочку напротив навыков и усмехнулся про себя... Да уж, если она еще и краны сама умеет чинить, то здесь мужчине делать нечего.
   Денис справился со своими обязанностями раньше меня и убежал к Полинке. Когда уже всё было нарезано и поставлено готовиться, я сообщил Тамиле, что Артема можно навестить, а то он уже со скуки лезет на стены.
  - Что, прямо в гипсе и без страховки? - посмеялась она.
  - Ну да, врачи уже замучились его снимать с потолка, - поддержал я ее шутку.
  - Хорошо, завтра и заедем. Ему что-нибудь привезти вкусного? Что он любит? - поинтересовалась Тамила.
  - Ну... особых предпочтений как бы нет, всеяден вроде.
   Видя моё колебание, она усмехнулась:
  - Не бойся, не отравлю, ты же до сих пор жив. Я так понимаю, виновника так и не нашли, - впервые она затронула эту тему.
  - Нет.
  - И откуда ноги растут, даже не догадываетесь?
   Я насторожился.
  - Тебе что-то известно?
  - Баш на баш, - жестко сказала она, - вопрос о доверии можешь даже не поднимать. Если попытаешься слить мне дезу, то никакой помощи от меня не получите, даже если от этого будут зависеть ваши жизни.
   О как заговорила. Прямо, без женских уловок, бескомпромиссно. Я, взвесив все за и против, согласился, оговорив, что каждый имеет право как задавать вопросы, так и не отвечать на них.
  - В качестве жеста доброй воли, пожалуй, начну я. Некоторое время назад в вашей компании начались всяческие мелкие и не очень неприятности. Пока венцом этого стало попадание Артема в больницу. Найти исполнителей ни в одном случае не удалось, откуда ветер дует - тоже. Меня интересует, какие именно неприятности были у вас в компании.
  - Сначала сложности договора с французами, потом несколько случаев на разных стройках, которые, в принципе, можно было бы списать на форс мажор, затем пытались хакнуть базу данных с проектами и финансами, но не удалось, обошлось вредительством, ну и венец - покушение на Артема.
  - Базу ломали из внешней или внутренней сети.
  - Там внешки не было, по внутренней.
  - Место, я так понимаю, установлено, камер там или не было, или были отключены.
  - Не было.
  - Значит, это компьютер кого-то из руководства?
  - Ты проницательна, секретарши генерального. Его самого и ее в это время не было в городе - в отпуске по разным курортам.
  - Попасть мог практически любой из руководства достаточно высокого ранга или уборщица, или разносчик чего-либо, или другой обслуживающий персонал, включая технический.
  - Всех перешерстили, но это ничего не дало, даже отпечатки сняли - затерто.
  - Вспомните, были ли у вас в последнее время трения с московскими конкурентами или с теми, кто с ними связан в нашем регионе. Вы же тоже подвязаны в кое-каких стройках, связанных с Чемпионатом мира, да и в Сочинские вы дочерними компаниями вложились.
  - Откуда такая подробная информация? - насторожился я. - Ты же вроде к строительному бизнесу отношение не имеешь.
  - Не имею и не собираюсь, - подтвердила Тамила. - Откуда информация, сказать не могу, придется поверить на слово.
  - Может, ты еще и заказчика назовешь? - меня ситуация начала злить.
  - Нет, - резко сказала она. - Я не полезу узнавать то, что мне не следует знать, мне о дочери заботиться надо. Я и так, благодаря вам, в это вляпалась, мне теперь остается, на сколько это возможно, пытаться оставаться в стороне.
   Похоже, ее действительно напрягало положение, в котором она оказалась. В какой-то мере я мог ее понять: она жила достаточно спокойной размеренной жизнью, а тут на нее сваливается не пойми что. Меня беспокоит, где она берет информацию и откуда у нее такие связи. Например, наружку я так и не смог поймать. Только приблизительно догадывался, кто из окружающих мог ею являться.
   Прекратив этот неприятный разговор, Тамила позвала детей ужинать.
   Благодаря детской непосредственности за столом царила непринужденная атмосфера, обсуждались новости за день, строились планы на завтра. Я вновь окунулся в семейный уют и покой, стараясь как можно дольше удержать в себе ощущение легкого пьянящего счастья родного дома.
   Уже прощаясь, я договорился с Тамилой, что вечером она с детьми подъедет в больницу к Артему, где я их буду ждать. Когда я входил в лифт, Тамила вслед мне сказала, чтобы мы не волновались за Дениса: "Чтобы ни случилось, один он не останется". Я вздрогнул от грусти, прозвучавшей в ее голосе.
  
  Артем
  Не привык я столько валяться в бездействии. Хуже нет оказаться беспомощным: с ноги гипс снимут не раньше, чем через 3 недели, а вот руки дольше будут напоминать культяпки. Голова после сотрясения мозга отошла, а то первые дни такие вертолеты летали, что, наверно, никакие последствия после принятия на грудь не переплюнут этот букет ощущений. Отлежал всю спину и то, что пониже, ребра также вносили свою лепту: ни кашлянуть, ни рассмеяться, про остальное я вообще молчу. Скукотища страшная, могу только телек смотреть и то не долго - голова начинает болеть, читать невозможно, не могу ж я заставлять ребят из охраны пюпитром работать. И так приходится иногда их напрягать, когда документы мне приносят. С едой тоже развлекалочка еще та - с ложечки кормят... ненавижу больничную еду, хотя в армии бывало и хуже. Отросла немного борода, становлюсь похожим на мужика из леса, просить кого-нибудь меня побрить просто в лом.
  Еще эта безвестность... Кто, зачем, почему... А вокруг люди: не состоял, не привлекался, не участвовал... От роящихся мыслей покоя нет ни днем, ни ночью... Хоть Игнат позвонил, пообещал сегодня шумную компанию вечером привезти, кого - не раскололся. Вот и остается лежать и мучиться неизвестностью.
  Часиков в 7 вечера ко мне ввалился Денис с Полиной, а за ними вошла Тамила с небольшой спортивной сумкой. Убью Игната, хоть бы предупредил, я бы побрился что ли... представляю, что у меня за вид: полугипсовый недо-Аполлон. Видимо, вся гамма чувств отразилась на моем лице, потому что Тамила с ехидцей так сказала:
  - Вечер добрый, сударь, можете не вставать и ручку мне не лобызать.
   Вот ведь зараза. Я улыбнулся и ответил:
  - Я самый больной Карлсон в мире...
  - А штаны с моторчиком у тебя медсестры стащили, чтоб не улетел такой гарный экземпляр из их лапок, - перебила она меня со смехом.
  - Ага, и варенья не дают.
  - Варенье не обещаю, но домашней едой побалую, - сказала Тамила, ставя сумку на стул. - Полинка, Денис, помогайте разогревать и накрывать.
   Хорошо лежать в вип-палате. Дети шустро начали засовывать еду в микроволновку, по палате разнесся умопомрачительный вкусный запах... Я начал понимать, что я не есть хочу, а банально жрать... и конечно же то мясо, которое сейчас разогревалось. Денис, увидев мою реакцию, ухмыльнулся и сказал:
  - Папа, я тебе завидую, ты еще можешь есть, а у меня уже пережор.
   Тамила быстро накрыла столик на колесиках, порезала мясные рулеты, овощи, выложила картошку, фаршированную грибами под сыром... Подкатила его. Ну и как это есть, я сейчас слюной захлебнусь? Мне на шею была повязана белоснежная салфетка, Тамила взяла вилку...
  - Из твоих рук приму даже яд, - пошутил я несколько оторопело.
  - Яд в меню сегодня не предусмотрен, Игнату не понравилось его качество, - улыбнулась она. - Ешь, пока не остыло, - и стала меня кормить.
   Вот когда меня кормил медперсонал, я себя чувствовал, конечно, немного неудобно, но как-то привык уже. Сейчас же ощущал себя маленьким ребенком, которого потчевали "за маму, за папу..." Полина с умилением наблюдала за процессом, сидя вместе с Денисом на стульях. Божественно! Очень вкусная домашняя еда... как я уже по ней соскучился! Тамила только посмеивалась над тем, как я торопливо жевал.
  - Вот бы и меня так с вилочки кормили, - раздался от дверей голос Игната.
  - Тогда подставляй руки, будем ломать, - серьезно сказала Тамила.
  - Ну разве это справедливо? Он тут курортничает, отдыхает - его с ложечки кормят, а я работаю, устаю, а мне никакого внимания, - Игнат картинно заломил руки.
  - Когда поправлюсь, обещаю устроить тебе постельный режим на неделю, чтоб ты прочувствовал отдых по полной программе, - усмехнулся я, дожевывая последний кусок мяса.
  - Пирог с ягодами в тебя еще влезет? - поинтересовался Денис.
  - А что, и такое есть? - удивился я.
  - А то, - подхватила Полина, доставая очередной судочек из сумки.
  - С чаем решили не рисковать, поэтому пей компот, - сказала Тамила, поднося к моим губам чашку.
   Под пристальным взглядом Игната мне стало еще неудобней. Я быстро дожевал пирог и допил компот.
  - Спасибо, - поблагодарил я Тамилу, - ты просто моя спасительница, а то я уже от больничной еды скоро взвою.
  - Там еще на завтра тебе тормозочек, - обрадовала она меня.
   Затем Денис и Полина еще немного поразвлекали меня, пока Тамила убирала и мыла посуду. Игнат сидел в углу на стуле, прислонившись головой к стене и закрыв глаза. Выглядел он, надо сказать, неважно. Еще бы, столько всего свалилось на него по работе, тут еще практически каждый день ездит ко мне. Когда он еще спать умудряется, я не знаю.
  - Игнат, пошли нас проводишь к машине, - потормошила Тамила его за плечо, - да и тебе бы не мешало дома выспаться.
  - Да мне бы с Артемом поговорить... - начал было он.
  - Если до завтра терпит, езжай, - перебил я его. - На тебя уже смотреть страшно.
  - Нет, смотреть страшно на тебя в качестве недвижимости, - возразил он.
  - Так, кто из вас самый страшный зверь, будете меряться потом, а сейчас Артем отдыхает, а мы дружною гурьбой расползаемся по домам, чтобы последовать его примеру.
   Игнат согласился с ней, и, попрощавшись, весь табор вышел из палаты. Да уж, не ожидал, что она придет меня навестить с детьми, да еще и кормить возьмется. Вот уж... птичка неизвестного вида.
  
  Игнат
  По наводке Тамилы начал шерстить людей на фирме заново: подняли личные дела всех, вплоть до уборщиц. Искали тех, кто когда-либо работал в московских компаниях, ну или их филиалах, или в фирмах, которые впоследствии стали принадлежать москвичам. Надо заметить, что таких людей набралось очень много, потому что в нашем бизнесе текучка достаточно большая, особенно на стройках, и проверять тех, кто недавно уволился, работая по срочным договорам тоже нелегко. Этот народ мобильный: сегодня здесь, завтра там. Юг большой, строек много, а уж если брать всю страну - так вообще концов можно не найти. Я бы не проверял бы до последнего строителя, но саботаж на объектах мог устроить почти кто угодно.
  Мы уже сутки перелопачивали личные дела, не доверяя даже отделу кадров. Надо заметить, что пришлых с московских фирм оказалось достаточно много даже в среде близкой к руководству, а также в айтишном отделе. Этих взяли на заметку в первую очередь. Хорошо, что безопасники все мои, никто не засветился, хотя под подозрением и они у меня. Вот в этом случае рассчитывать на кого-то кроме себя не приходится, придется приглядывать за ними лично. Плохо, когда не знаешь, кому можно доверять, поэтому всё надо перепроверять самому.
  Вечером еще надо ехать к Артему в больницу, обещал же Тамиле провести к нему, а то так поздно там официально не пускают.
  Приехав в больницу, я увидел на стоянке машину Тамилы, ее и детей внутри уже не было. Зашел в здание - они сидели и ждали меня. Одев бахилы и накинув халат, я проводил их к нужной палате, а сам заскочил к лечащему врачу, который как раз сегодня дежурил.
  Врач, уже немолодой хирург, был со мной давно знаком. Когда-то и я попадал в его надежные руки. Ну что ж, состояние у Артема стабильное, сейчас для него важно только время. С таким количеством переломов восстанавливаться он будет долго, реабилитационный период займет больше полугода, а в свою прежнюю физическую форму войдет, дай бог, через год. И так отделался, можно сказать, легким испугом: обошлось же без сильных внутренних повреждений. Врач, смеясь, еще посетовал, что пациент ему достался проблемный: медсестры сначала чуть не передрались, кто будет его кормить, да лекарства выдавать, а потом установили жесткий график. Теперь счастливицу во время дежурства трудно выковырять из его палаты.
  Попрощавшись с врачом, пошел в палату, а там такие запахи... у меня аж желудок скрутило. Конечно, сегодня, кажется, кроме кофе и пары бутербродов ничего не было. Тамила кормила Артема с вилки, а дети с улыбками наблюдали за этим процессом. Ни дать ни взять - семейный сбор. Начав чувствовать себя лишним, я пошутил, что тоже был бы не против, чтобы меня вот так покормили из рук. Облом... предложили сломать конечности, чтобы быть удостоенным такой чести. Пришлось отшучиваться, что это мое желание было несерьезным. Наблюдение за тем, как ест Артем, превращалось не только в гастрономическую пытку, но и в душевную. Кто б обо мне так позаботился. Надеюсь, что эта забота не показная, потому что жизнь научила меня не особо доверять людям.
  Под моим взглядом Артем начал нервничать. Прости, друг, что нарушил вашу идиллию. Я прикрыл глаза, чтобы не смущать его, и не заметил, как уснул. Проснулся от того, что Тамила трясет меня за плечо и выпинывает ехать домой. Мои вялые попытки сопротивления были пресечены Артемом, который предложил встретиться и нормально поговорить завтра.
  Мы вышли из больницы и подошли к машинам, дети забрались к Тамиле на заднее сиденье, а я уже было хотел с ней попрощаться, как она вынула из багажника небольшую термосумку и протянула мне.
  - Это что? - подозрительно спросил я.
  - Сухпаек, - усмехнулась она, - ты ж, наверно, сегодня вообще не ел.
   Я несколько опешил от такой заботы.
  - Спасибо. Чувствую, что твой счет ко мне скоро увеличится на столько, что нули перестанут умещаться на стандартном банковском чеке, - пошутил я.
  - Натурой возьму, - смеясь, ответила она.
  - А моя натура это переживет?
  - А как же, я же не садистка, - хитро улыбнулась она и добавила, - ну разве что чуть-чуть...
   Ну вот и как ее понимать? Попрощавшись, она села в машину и уехала, а я смотрел ей вслед, пока она не скрылась за поворотом.
   Пока я ехал домой, в голове крутились вопросы без ответов. С чего бы это она взялась подкармливать двух мужиков и селить у себя чужого ребенка? За Дениса я не волнуюсь, как я успел заметить, Тамила очень трепетно относится к детям. Но вот такая забота о практически незнакомых ей мужчинах настораживает. Очень хотелось бы верить в ее чистые и светлые намерения, но... тут выяснилось, что Игорь Смолянский имеет достаточно плотные отношения с москвичами, да и несколько человек в свое время перешли к нам из его дочерних предприятий. И вот что теперь делать с этой информацией? Завтра на свежую голову обсужу это с Артемом. Больше всего меня сейчас волнует то, что Тамила сама дала толчок к проверке людей, прямо указав, откуда, по ее мнению, дует ветер. А вот источник своей информации она не раскрыла. То ли она помогает, то ли это подстава. Вот так и продолжает маячить вопрос о доверии. А не была ли ее информация от Игоря - вот в чем вопрос. И если так, то каким образом он во всем этом замешан.
   Приехав домой, я постарался выкинуть все рабочие мысли из головы. Надо же отдать должное стряпне Тамилы. Уже моя посуду, я поймал себя на том, что стою и улыбаюсь, прокручивая забавные моменты, происходившие во время ужина с детьми, когда я был у нее дома.
  
  Тамила
  Не нравится мне активность вокруг меня в последнее время. Игорь, приезжающий пообедать из Краснодара, вроде как предупредить насчет Владленовича, помощь предлагает, внешний вид его мой заботит. Что-то в горах ему было на это как-то наплевать. Сейчас конечно с ним стало легче общаться. Во всяком случае, со мной уже не проскальзывает эта надменность и холодное презрение, что так и перло из него при нашей первой встрече. Такое впечатление, что он в моем лице нашел развлекалочку. Ну это ладно, лишь бы в жизнь не лез, хотя поползновения есть, но пока личные вопросы старается не задавать. А уж целование руки... какой же женщине будет не приятно внимание такого мужчины, но... меня это только настораживает.
   Тут еще как-то само взялось шефство над неприкаянными. Это я об Игнате и Артеме. Вот чего меня потянуло на заботу о них? Видимо, инстинкт сработал: пригрела ребенка, пригрей и его близких. Я же вижу, как Денису не хватает отца, да и с Игнатом, насколько я поняла, он очень тесно общается - вроде как большая мужская компания. Полинка еще к ним потянулась - скучает по отцу, а тут вроде как сплошь положительные мужчины: сильные, умные... эээ... опасные. Подруга бы сказала: "Хватай и беги, пока не отняли". Причем она бы попыталась схватить всех. С ней даже не обсудишь эту ситуацию, у нее там в командировке любовь наметилась, чувствую, она там и останется. Да уж... надо бы завести временную интрижку на стороне, да нет времени и сил. А то близость таких самцов начинает во мне будить зверушку, причем не хомячка. Всё же я нормальная здоровая женщина.
   Новости от кума меня не порадовали. Где-то компания Артема и Игната схлестнулась интересами с москвичами, вот они сейчас и делят там что-то. Кум сам в эти разборки не хочет лезть и меня пытается как-то прикрыть. А как прикрывать, если Денис у меня живет, да и Игнат заезжает проведать мальчика. В итоге решили, что дадим им направление поисков, а сами по возможности останемся в стороне. Это не наша война.
   Разговор с Игнатом вышел достаточно напряженным. Я могу его понять: друг в больнице, творится черте что, поиски, видимо, зашли в тупик. А тут еще я вся такая... с указаниями: "Иди туда, да ищи то, а почему - не скажу". Сама бы себя такую умную послала бы или бы долго трясла как грушу, с вопросом, где брала инфу. Но ничего, сдержался. Ну что я могу ему сказать или пообещать - лишь то, что присмотрю за Денисом. Игнату с Артемом сейчас прикрытый тыл нужен, нечего ребенка втягивать в неприятности.
   Через неделю разобралась с фирмой Геннадия Владленовича, а тут появился еще один клиент со срочно-обморочной проверкой... и опять почему-то потребовали меня. Я очень надеюсь закончить с ним до майский праздников, а дальше меня не будет ни для кого на несколько дней.
   Я была неприятно удивлена, когда новым клиентом оказался тот тип, который залетал к Владленовичу. Вот и чего им от меня надо, что они передают меня друг другу, как переходящее знамя. Но хоть в этом случае мне не так часто приходится находиться в его офисе, да и на обед-ужин меня не приглашают - уже облегчение. Остается быстро справиться со своей работой и попросить руководство больше меня так не подставлять, хотя премию за предыдущую работу я получила очень даже хорошую. Всё также периодически замечаю, как за мной пытаются следить, но вроде как для галочки, потому что на машине не преследуют.
   За 2 недели до майских праздников я успешно разделалась с неприятным клиентом, побывала несколько раз с детьми у Артема, продолжая подкармливать его. Даже представлять не хочу, как тоскливо валяться в больнице, не имея возможности даже нормально встать. Ничего, гипс с ноги обещали скоро снять, да и руки тоже вроде как должны были срастись. Бороду он всё же сбрил, хотя она ему и шла - такой забавный лесной мужик получался. Игнат заезжал к нам несколько раз на ужин, но разговоров о его делах мы не вели. То, что он рассказал до этого, я передала куму, а сейчас наступило затишье. Лишь бы не перед бурей.
   На майские праздники я отправила детей в поездку, организованную школой Артема. Полинку взяли под его личную ответственность с обещанием, что она будет себя хорошо вести. Вслед направились люди, чтобы присмотреть за ними.
  Вечер... я сидела на втором этаже кафе за угловым столиком лицом к огромному окну в пол, выходящему на шумную улицу. Я могла сполна насладиться одиночеством, если "наслаждение" применимо к моему состоянию сегодня. Ровно 3 года назад умер Мишка. На столе стояло 2 стопки водки и кое-какая закуска, а я мыслями была далеко от мельтешащих за окном огней, от гула людей...
  Кухня, ночь... ребенок спит в своей комнате, а я с мужем сижу за столом, который накрыт также по-спартански. Ему надо выговориться впервые за столько лет, впервые за эти годы я вижу, как он столько пьет... и не пьянеет... Он ухмыляется, говоря, что эта особенность организма его не раз спасала. Отрывистые фразы буквально выплевываются им. Какой настоящий мужчина захочет признаваться в слабости... он тоже не хочет, но надо... прежде всего для меня.
  - Я не знаю, сколько мне осталось... день, два, неделя, месяц... может, год... Я и так свое, видимо, пережил, из друзей не осталось никого. Знаешь, как страшно умирать... - он выпивает очередную рюмку не закусывая. - Когда меня не станет, продавай свою квартиру, покупай другую и переезжайте туда жить с Полинкой. С оформлением поможет кум, он же отдаст тебе деньги за мою хату. Девочка ты небедная, за эти годы, что мы живем вместе, через подставных лиц на тебя оформлено достаточно жилой и нежилой недвижимости, кое-какая земля, останется только правильно этим распорядиться со временем.
  - Но я же ничего не подписывала, - возразила я.
  - Не волнуйся, даже экспертиза покажет, что подписи твои, - горько усмехнулся он, - на это моих умений хватило.
  - Что случилось?
  - Не могу тебе сказать, просто прими как должное. Считай, что я тебя уже отпустил, так что мне, думаю, следует съехать.
  Я попыталась было возразить...
  - Не перебивай. Никаких расследований, что напишут в некрологе, то со мной и случилось... Жаль, что дочь не успеваю вырастить... но и так мне дали слишком много.
  Я молчала, а он пил. Передо мной грелась стопка водки...
  - С людьми, которые тебе всегда помогут, я тебя уже давно познакомил, не бойся, обращайся. С проблемами иди к куму, я был ему как сын, теперь и вы его семья.
   Тишину на кухне прерывает бульканье наливаемой водки и стук посуды.
  - Надеюсь, своей смертью я раздам последние долги. Иди спать, я лягу в большой комнате.
   Вспоминая это сейчас, у меня слез не было... я его оплакала и отпустила уже в тот день... Через 3 дня его не стало. Причина смерти - остановка сердца... Попросила кума сказать правду... Он нехорошо так глянул на меня, помолчал несколько секунд... и ответил: "Ты и сама прекрасно знаешь, что дело не в здоровье. Оставь всё, как есть".
   Из раздумий меня вырвал скрип отодвигаемого стула. Я посмотрела на мрачного Игоря, который махнул официанту рукой, и тут же перед ним появилась рюмка и целая бутылка водки. Он налил, поставил передо мной, а себе взял мою, уже теплую.
  - Помянем, - коротко сказал он, подержав несколько секунд рюмку в руках, и опрокинул в себя, даже не поморщившись.
  - Помянем, - прошелестела я и повторила за ним.
   Мы молчали... как-то это было правильно... Нам принесли горячую еду, видимо, Игорь позаботился, не спрашивая меня. Но мне было на данный момент всё равно... Медленно поглощая содержимое тарелки, я всё также смотрела в окно...
  - Где вы познакомились, - нарушила я тишину.
  - Где-то в горах.
  - Лет 15 назад?
  - Да.
  - Кто должен?
  Игорь как-то зло усмехнулся:
  - А ты много знаешь.
  - Ничего, кроме того, чтобы держаться подальше и от его должников, и от его кредиторов.
  - Я ему жизнью обязан, - немного помолчав, ответил Игорь.
   Я пробормотала:
  "Чувство смерти всё острей:
  По опасному ущелью
  Я затравленных зверей
  выводил из окруженья."
  - А говоришь, что ничего не знаешь, - подозрительно сказал он.
  - Его строки, я просто предположила. Так что можешь не волноваться, с тебя не спросят, - меня немножко отпустило напряжение. - Так ты зачем преследуешь меня?
  - Долг отдаю.
  - Таким экстравагантным способом, не давая мне спокойно жить?
  - Извини, если помешал, но мне надо было убедиться, что ты жена "Старого".
  - Ты же знаешь, что я никогда не была замужем.
  - Не думаю, что для вас важен был штамп.
  Я молча кивнула. Попросив разрешения закурить, Игорь достал трубку. Я, как завороженная, наблюдала за тем, как он ее набивал и раскуривал. Его затяжка - и до меня доносятся легкие фруктовые нотки.
  - Дай вдохнуть, - прошу я.
  Он несколько удивленно протягивает мне трубку. Я качаю головой, встаю, опираюсь на подлокотники его кресла и слегка наклоняюсь к нему. Без слов он меня понимает... Несколько секунд медленно набирает дым в рот, подается ко мне. Я наклоняюсь ниже, почти касаясь губами его губ. Он медленно выдыхает мне теплый островатый дым с легким фруктовым вкусом. Я буквально пью его, ощущая легкое покалывание на языке.
  - Спасибо, - я выдыхаю ему в губы, отстраняюсь и сажусь обратно.
  - Теперь друзья? - спрашивает он после очередной затяжки.
  - Друзья, - я протягиваю ему руку для рукопожатия.
  Он улыбнулся и поцеловал мне пальцы.
  
  Игорь
  Две недели до праздников я с Тамилой не виделся, звонил пару раз узнать, как у нее дела. Она отшучивалась, что всё прекрасно, но меня настораживали ее последние два клиента, у которых она проводила проверку. Дело в том, что проверка велась у легальных фирм, но вот о том, что этим двум были подконтрольны несколько фирм-однодневок, через которые отмывались деньги, было известно узкому кругу лиц. К тому же часть денег проходила из Москвы и с южных строек. Для меня пока оставалось загадкой, почему требовались услуги именно Тамилы, ведь в ее конторе таких специалистов, как она, было несколько.
  Как я узнал, Тамила отправила детей на отдых на майские праздники, и мне стало интересно, чем она сама собирается заняться. Но... никакого активного отдыха, судя по всему, она не планировала. Для нее это было странно, так как все выходные у нее обычно были буквально забиты всяческими мероприятиями, на которые она частенько тягала детей или ехала сама. А тут два дня она не вылезала из спортклуба или дома. Припомнил, что вроде как должна быть годовщина смерти Михаила, для уверенности съездил на кладбище, чтобы уточнить дату. Так и есть - завтра. Интересно, что она будет делать.
  Рано утром Тамила побывала на кладбище, где провела минут 10, поставив в вазу черную и белую розы на длинных ножках, а потом поехала домой. Вечером направилась в кафе в центре города, где на втором этаже заняла дальний столик, полускрытый растениями. Я занял соседний так, чтобы видеть ее, и заказал себе кофе. Вечер может оказаться очень длинным.
  Тамила сидела с отсутствующим видом, глядя в огромное панорамное окно на огни города, которые кидали цветные блики на ее лицо. Когда ей принесли две стопки водки и нехитрую закуску, я подумал, что она кого-то ждет. Но нет, вторая рюмка была поставлена со стороны окна, где никак нельзя было сесть. Значит одна. Пока я пил кофе, она так и сидела, не шелохнувшись. Немного поколебавшись, подозвал официанта, сделал заказ, попросив также принести бутылку водки и стопку.
  Я подсел к Тамиле, и нам принесли заказ. Мы помянули. Через некоторое время перед нами поставили и заказанную мной еду. Я думал, что так в молчании мы и будем сидеть. Вопрос Тамилы о том, где мы познакомились с Михаилом, конечно, был закономерен, ведь не просто так я к ней приехал в этот раз. Но то, что она спросила о долге, меня задело.
  Дело не в том, что я оказался должен, а в том, что чувствую, что надо отдать долг человеку, которого нет, а я не знаю, как это сделать. Что она знает о жизни "Старого"? Говорит, что ничего, кроме того, что надо держаться от его знакомых подальше. Кем же он был тогда? Почему практически никто ничего о нем не знает?
  И я ей, оказывается, мешаю жить. Задевает. Ведь я не хочу ей ничего плохого. А как ей доказать? Она чересчур осторожна, видимо, жизнь научила или Михаил. Я, кажется, начинаю догадываться, что он в ней нашел: мягкость и забота о ближнем сочетается в ней с жесткостью и жестокостью по отношению к возможной угрозе. Прекрасно осознавая свою женственность и притягательность, она умело может это прятать под грубостью и намеренной небрежностью в уродующей ее одежде. Так интересно выцарапывать ее из раковины, в которую она быстро прячется, как улитка, стоит только проявить к ней излишний интерес.
  Острый ум в женщине многих мужчин отталкивает, а уж вкупе с точными язвительными комментариями - такое ядерное сочетание рядом с собой может позволить себе далеко не каждый мужчина. Она цельная, настоящая, живая... Со своим устоявшимся мировоззрением и ценностями. Она надежная... вот это сейчас очень редкое качество.
  Размышляя о ней, я попросил разрешения покурить, она безразлично кивнула. Но стоило Тамиле увидеть трубку, как она завороженно стала наблюдать, как я ее набиваю и раскуриваю. Что ее так зацепило?
   Я удивился ее просьбе "вдохнуть", неужели она умеет курить трубку? Не знал. Но она покачала головой, встала с кресла, сделала пару шагов ко мне и положила руки на подлокотники, слегка нависая надо мной. Я набрал в рот терпко-острого дыма, она наклонилась ко мне, почти интимно, без пошлости, без подтекста, слегка приоткрывая губы, едва не касаясь моих... Я медленно выдыхаю... Мы смотрим глаза в глаза, словно пытаясь разгадать друг друга. Ее радужек цвета виски практически не видно - зрачки расширены от полумрака. На секунду она с наслаждением прикрывает глаза, и теплое табачно-фруктовое дыхание касается моих губ, когда она благодарит.
  Тамила плавно перетекла в свое кресло. Был ли это акт доверия? Я с надеждой и некоторой робостью, несвойственной мне, спрашиваю:
  - Теперь друзья?
  - Друзья, - отвечает она, протягивая руку для рукопожатия.
   Я улыбнулся и с трепетом поцеловал ее пальцы.
   Закончив ужин, мы еще немного посидели молча. Потом я вызвал такси и проводил ее до дома. Прощаться я вышел из машины. Она вновь протянула руку для рукопожатия, а я вновь ее поцеловал.
  - Почему-то ты ни разу не пожал мне руку, - заметила Тамила.
  Я улыбнулся:
  - Друзей у меня мало, а уж среди женщин их не было вообще, так что вношу разнообразие в прощально-приветственные жесты. Ты же не против?
  - На сколько я понимаю, что если бы была против, то все равно бы это ничего не изменило, - в ответ как-то грустно улыбнулась она.
   Я развел руками, показывая, что ничего не могу с этим поделать. Она улыбнулась по-настоящему.
  - Самоуверенный мальчишка.
  - Эй, я старше тебя, - сделав обиженный вид, возразил я.
  - Это комплимент, - сказала она и, махнув на прощанье рукой, отправилась к подъезду.
  "Поразительная женщина!" - думалось мне, пока я смотрел ей вслед.
  
  Игнат
   Между майскими праздниками Артему наконец-то сняли гипс, так что это дело было решено отметить выездом на природу. Я договорился с базой на Маныче, где мы частенько останавливались, когда ездили на охоту. База была небольшой, но хорошо обустроенной: уютные домики, причал с лодками, которые можно было взять в аренду, чтобы порыбачить, мангалы, настоящая русская банька, после которой можно купаться прямо в реке. Самое главное, что она была немного в стороне от поселка, так что тишиной и покоем можно было наслаждаться в полной мере.
   Тамилу долго уговаривать не пришлось, так что мы приехали туда на двух машинах еще вечером последнего рабочего дня. Нас встретил Иван - пожилой, но еще крепкий мужчина, который и заправлял всем на базе. Загнав машины под навес, мы начали потихоньку выгружаться, посадив Артема около домика руководить процессом. Поселиться мы решили в одном домике, где было 3 небольшие комнаты: 2 спальни, выходящие в импровизированную кухню-гостиную. Быстро раскидав сумки: еду в холодильник, вещи в комнаты, мы решили поужинать на воздухе.
   Погода стояла просто сказочная. Тишина нарушалась плеском воды, шумом ветра, в темноте изредка ухали совы, бабочки бились о горящий над столом фонарь.
   Тамила всех пристроила к делу: детей послала разогревать в микроволновке еду (когда она успела ее приготовить?), меня - резать хлеб, даже Артем выкладывал всяческую зелень на тарелки, а сама споро накрывала на стол, расставляя приборы.
   Вдали от города, на природе, аппетит просыпается просто зверский. Мы молча с упоением жевали ужин, запивая его ароматным чаем с травами, который заварила Тамила по своему хитрому рецепту, и наслаждались звеняще-чистым воздухом. С реки тянуло холодом, так что было решено сильно не задерживаться, чтобы успеть выспаться и встать с утра пораньше. Я решил половить рыбу, а дети захотели ко мне присоединиться. На мое предложение порыбачить Тамила со смехом ответила, что медитация над удочкой ее не сильно прельщает, хотя азарт рыбной ловли ей знаком.
   Быстро убрав со стола и вымыв посуду, мы разбежались по своим комнатам спать.
   Я встал затемно по будильнику, решив, что разбужу детей чуть позже, а пока поставлю чайник и сделаю нехитрый завтрак из бутербродов. Выйдя в общую комнату, я с удивлением обнаружил там Тамилу, которая собиралась варить кофе на электрической плите. Она была одета в широкие штаны со множеством карманов а-ля милитари, бесформенную кофту крупной вязки с закатанными по локоть рукавами, на ногах были легкие кроссовки, волосы с лица она убрала цветастой банданой, свернутой в ленту.
  - Доброе утро, - улыбнулась она.
  - Доброе, - ответил я, - не думал, что здесь кто-то будет варить кофе.
  - Будешь?
  - Не откажусь.
   Я пошел на улицу умываться, и уже через 15 минут мы сидели на улице и слушали трели просыпающихся птиц. Мы почти одновременно отпили из чашек. Тамила с удовольствием зажмурилась. А я был удивлен слегка пряным привкусом, пощипывающим язык.
  - Очень необычный кофе, - сказал я, - первый раз такой пью.
  - С имбирем, - ответила она.
  - Замечательное место, главное, что тихое.
  - Это верно, - согласилась она, делая очередной глоток пряного кофе.
  - Я думал, нам не удастся сюда попасть, обычно тут не пробиться, особенно на праздники.
  - Значит, нам повезло, - чуть улыбнулась она, - дети подышат воздухом, Артем хоть отойдет от больничной палаты, которая, наверно, ему уже насточертела, да и ты развеешься после городского дурдома.
   Допив кофе, мы пошли будить детей. Артем тоже встал, заявив, что отоспался в больнице на всю оставшуюся жизнь. Пока остальные умывались, Тамила взялась готовить бутерброды. Подтянувшийся после утреннего туалета народ, отказался завтракать, удостоив своим вниманием только чай с травами.
  - Тебе помочь? - поинтересовался я, когда она достала мясо из холодильника.
  - Сиди уж, - улыбнулась она, - я вам тормозок небольшой соберу, чтобы вы там с голоду не начали сырую рыбу есть.
   Подождав, когда зевающие дети допьют чай и быстро соберутся, я взял удочки и снасти и пошел с ними к лодке, о которой еще вчера договорился с Иваном.
   Какая красота на реке: солнце еще не встало, на улице легкие сумерки, слышен мерный плеск весел и сонное пение птиц. Денис уже не первый раз на рыбалке, а вот Полину пришлось учить, как правильно обращаться с удочкой. Рыбалка оказалась неплохой: на крючок попадались гибридики, красноперка, совсем немного окуня. Совсем кошачий улов мы выпускали. До 11 часов мы увлеченно таскали рыбу и прекратили это занятие, только когда почувствовали, что солнце палит уже почти по-летнему. Ну что ж, штук 25 приличных хвостов на троих - отличный результат. Полина гордилась своими достижениями - самый крупный гибрид был ее.
   Возвращаясь к домику, мы застали прелюбопытнейшую картину: на улице на столе около дома в одних плавках на животе лежал Артем, а над ним трудилась Тамила. Полина аж присвистнула:
  - Хороший экземплярчик у тебя под руками, мама.
  - Доча, у кого-то язык без костей, - ответила Тамила, не прекращая разминать спину Артему.
  - Устами младенца... - начала девочка.
  - Сейчас младенец пойдет чистить улов, - прервала она дочь, кинув взгляд на садок.
   Полина с мольбой в глазах посмотрела на меня с Денисом. Я развел руками:
  - Раз мать сказала чистить, значит, чистить. К тому же это же наша добыча, так что и разделывать ее нам.
   Тамила дала указание, где что лежит из чистяще-режущих предметов, и мы занялись делом неподалеку от домика. Руки-то заняты, а глаза нет-нет, да возвращаются к тому, как умело она делала массаж. Это ж сколько сил надо, чтобы ворочать такого мужика, как Артем. Несмотря на то, что за месяц лежания в больнице он похудел, всё равно мышечной массы у него было более чем достаточно. Да уж... Аполлон Бельведерский... Сейчас незагорелый, блестящий от масла, он был похож на греческую статую. Интересно, что ощущает Тамила, чувствуя в руках такой образец? Вот что-нибудь не чуждо ей чисто женское? Ведь за доступ к телу Артема у нас на работе не один ноготь был сломан, а сколько уж шиньонов выдрано... не счесть. Ведь молодая женщина, должно же в ней что-то зашевелиться? Я себя стал чувствовать натуралистом в засаде на редкую пернатую...
  - А попросите маму, она и Вас так разложит.
  Я вздрогнул от такой детской непосредственности.
  - Пожалуй, не буду, - осторожно ответил я. Вот же ж наблюдательная.
  - Зря, - пожала Полина плечами, - Вам бы понравилось. Она хорошо делает массаж.
   Я неопределенно кивнул и продолжил заниматься рыбой. Мысли приняли совсем другой оборот. Интересно, а каково это почувствовать ее руки на своей спине. Я не доверял себя женщинам-массажистам, потому что мою массу могли хорошо промять только мужские руки. А вдруг... Э... не, батенька, думать об этом мы не будем, а то мысли примут несколько фривольный характер, а мне не до этого. Но взгляд всё же упрямо возвращался к ее фигурке в уже мокрой от пота борцовке. Нелегко ей приходится.
  
  Артем
   Наконец-то с меня сняли этот гипс, и я могу быстро-быстро сделать ноги из ненавистной мне больницы! Как меня уже достали медсестры. Нет, они, конечно, милые, предупредительные, но... не собираюсь я здесь ни с кем тесно общаться. Уф! Забирали меня Денис с Игнатом. Я еле-еле дождался выписки, чтобы побыстрей рвануть домой. Жаль, что за руль я пока не скоро сяду, нога-то правая была сломана.
   Дом, милый дом... какое-то запустение, несмотря на то, что везде ни пылинки. Конечно, Денис же жил у Тамилы, а здесь месяц никого не было. Ничего, скоро всё вернется на круги своя.
   Игнат предложил выехать на природу на праздники, я с радостью согласился. Хоть из меня сейчас помощник в быту никудышный, да и порыбачить не удастся, но просто подышать воздухом было бы просто замечательно. Дениска тоже ухватился за эту идею, сказав, что мы обязательно должны взять с собой Тамилу с Полиной. Похоже, он привязался к этой девочке. Мы с Игнатом были не против.
   Идея идеей, но... нас ждало разочарование - наша любимая база была занята как раз на эти выходные, а искать что-то еще в неизвестном месте не очень хотелось. Денис, уже позвонивший Полине и получивший согласие Тамилы через нее, огорчился, что придется что-то придумывать другое, а он уже настроился на рыбалку с Игнатом. Я перезвонил Тамиле, пообещав найти какое-нибудь другое место, но уже не на Маныче. Та согласилась.
   Через час случилось чудо - позвонил Иван, который заправлял хозяйством на базе, и сказал, что у него отказались как раз от нашего любимого домика, так что если мы не передумали, то вполне можем заехать хоть в конце рабочей недели. Естественно мы с радостью согласились и оповестили об этом наших дам. Дальше вечер прошел в телефонном обсуждении необходимых вещей и продуктов на эти несколько дней отдыха. Игнат буквально топал ногами, чтобы мы не брали много еды, так как он надеялся на хорошую рыбалку. Тамила успокоила, что много - не мало, и пообещала взять на себя ужин, который мы съедим по приезду туда, так как готовить на ночь глядя никому не хотелось бы.
   Я успел за 2 дня на работе так вымотаться, что одна нога меня практически не держала, вторая гудела натруженными с непривычки мышцами, руки представляли собой почти бесполезные грабли. Не понимаю, как можно было так устать, просто перекладывая листы бумаги и подписывая их. Так что по приезду на базу меня выгрузили на лавочку в качестве надсмотрщика. Иван поприветствовал нас, отдал ключи и удалился. Он вообще был немногословным человеком, не лезущим в чужие дела.
   Эх, какое наслаждение сидеть вот так на природе! Быстренько поужинав, мы завалились спать, потому что Игнат, зараза, собрался с детьми на рыбалку. Мне оставалось только от зависти грызть локти. Ну ничего, придет и на мою улицу праздник.
  Поднялись все рано. Тамила уже успела заварить нам чай, пока мы умывались на улице, зябко кутаясь в свитерах от утренней прохлады, которая тянулась от реки.
  Выпроводив наших рыбаков, мы с Тамилой решили заняться приготовлением обеда на нашу ораву хотя бы в части чистки овощей. Мне торжественно вручили нож и картошку, сказав, что раз гипс сняли, значит, я здоров. "Тиранша, - про себя улыбнулся я, - ей бы сержантом в армию". Руки меня не очень хорошо слушались, сказывался гипс и перетруженность от писанины и компьютера в последние дни, поднывала спина и периодически давали о себе знать ребра, про ногу я вообще молчу. Казалось, что я превратился в колоду. Весьма противное ощущение для человека, привыкшего к активному образу жизни. Всё время пока я выполнял трудовую повинность, Тамила внимательно приглядывалась ко мне. Чего это она?
  Закончив с овощами, мы вышли на улицу, где она меня оставила у домика, а сама, по ее словам, пошла осмотреться, что здесь и как.
  Погода радовала солнышком и теплом. Чувствовалось, что еще чуть-чуть и наступит лето. Уже даже ночи были достаточно теплыми, несмотря на близость речки. Где-то через час вернулась Тамила и, скептически посмотрев на мои попытки размять конечности, скрылась в доме. Через некоторое время она вернулась с одеялом и простыней и стала застилать ими стол, вкопанный на улице перед домиком.
  - Раздевайся, ложись, - приказала она.
   Я обалдел и подозрительно спросил:
  - Зачем?
   Она критично меня оглядела и ответила:
  - Ну явно не для использования в эротическом плане, советами замучают. В порядок тебя приводить будем.
   Я согласился с ней и скрылся в домике, чтобы хотя бы натянуть плавки, а то что-то вот стеснительно мне было в трусах. Дожились. Увидев меня, выходящего в плавках, Тамила лишь хмыкнула и сказала лечь на спину. Я вскарабкался на стол, и она прикрыла мой торс тонким одеялом, пояснив, чтобы я пока не замерз, и занялась ногами... О да... Похоже, старею... никакой оргазм не сравнится с тем, как постепенно уходит ломота и боль. После массажа ног она стала делать мне пассивную гимнастику. Не понимаю, как у нее хватает сил поднимать мои окорочка. Закончив с ногами, перешла на руки - и вот оно счастье... а... каждая мышца и суставчик буквально вопили о своей невыразимой радости от того, что творили с ними ее руки. Прошлась по грудной клетке, не разминая, практически лишь растирая, чтобы погонять кровь. Э... нет, давай-ка лучше живот сильно не трогать... и ниже верхнего пресса не спускаться... у меня там один орган немассированный месяц... Не мог же я пользоваться услугами медсестер... Кажется, она прочла мои мысли и попросила теперь перевернуться на живот. Фух, хорошо, что она отвернулась налить масла в руки, а то не избежать конфуза.
   Спинка... моя спинка... Я знал, что Тамила сильная, но что вот так проработать каждую мышцу - это надо иметь недюжинную силу и умение. Последнего ей не занимать. Это ж уже сколько времени она меня так ворочает, наверно, с час. Вот и рыбаки наши вернулись с уловом, я как раз лежал лицом к ним, наблюдая, как они чистят рыбу. Игнат периодически зависал, глядя на Тамилу. Я его понимаю... есть на что посмотреть, когда она в обтягивающей борцовке.
   А Полинка, конечно, молодец. Надо же было предложить Игнату во всеуслышание напроситься на массаж. Нечасто увидишь его стушевавшимся. Тамила лишь тихонько хмыкнула. Вскоре, закончив, она оставила меня отлеживаться на столе, а сама пошла мыть руки.
  
  Тамила
  Приглашение на природу на праздники не сильно поломало нам планы. Самое смешное, что мужчины хотели попасть на мою базу, а там, естественно, мест не было. Наш с Полинкой любимый домик, стоявший в дальней самой живописной части базы, мы просили Ивана оставить за нами, а в остальные не пускать чересчур буйные компании. Хотелось всё же отдыха, а не очередных пьяных разборок. Я предупредила Ивана, чтобы он пока не проговорился, кто настоящая хозяйка, Полинка с радостью поддержала интригу.
  Мишка очень любил эти места. Он частенько выбирался на охоту в сезон, да и половить рыбу был не прочь. Мы по возможности выезжали сюда семьей. Когда мы там были, база для остальных была закрыта. В то время я не знала, кому она принадлежит, и вот сейчас это замечательное место отдыха было моим. С Иваном у нас никогда не возникало разногласий. По глобальным вопросам он обращался ко мне, а с мелочевкой справлялся сам. В его честности и порядочности я ни разу не усомнилась, полностью доверяя управление базой, в том числе и сдачей в аренду домиков.
  Приехали мы поздно вечером, уставшие после трудовой недели и последних событий. Сейчас на всех фронтах, судя по всему, было затишье. Так что все были вымотаны еще и ожиданием, чувствуя, что неприятности на этом не заканчиваются.
  Наутро, выпроводив рыбаков, я пошла пообщаться с Иваном. Тот был рад меня видеть, всё же не часто в последнее время удается выбраться сюда. Он с гордостью водил меня по базе, показывая последние изменения, рассказывая последние окрестные новости и сетуя на не совсем путевого внука, вернувшегося недавно из армии. Мол, не может никак себя пристроить в жизни уже полгода. Я попросила его познакомить нас, чтобы попытаться помочь с работой, предупредив, что ничего заранее не обещаю. Иван согласился со мной, заметив, что Мишка тоже всегда сначала смотрел на человека, прежде чем пообещать что-либо сделать.
  Вернувшись к нашему домику, я увидела мучительные попытки Артема привести себя в форму. Да уж, такими темпами, конечно, он будет реабилитироваться больше, чем полгода. Ладно, пока мы здесь, займусь его здоровьем, всё равно на отдыхе, а потом надо будет его направить к толковому массажисту, а Денис, как ответственный, проследит также и за утренней гимнастикой, чтобы не начинал с психу давать большую нагрузку, а то с Артема станется.
  Да уж, не думала, что предложение раздеться может вызвать такую гамму чувств на лице. Застеснялся что ли? В бассейне таким робким не был. Вышел из домика в плавках, что, неужели трусы в цветочек или со скелетиками в позах из Камасутры? Разложила я его на столе и принялась за работу. Да, любо-дорого щупать, по нему анатомию можно изучать, почти каждую мышцу видно, но ворочать его для меня, конечно, тяжеловато. Сделала массаж груди, перешла на живот, чувствую, клиент нервничать начинает. Щекотно что ли? Да вроде не должно быть... а... ну да... конечно... Пристала к мужику, пролежавшему месяц в больнице, про себя усмехнулась я. Решила не смущать, а то вернутся рыбаки в неподходящий момент, может случиться конфуз. Пришлось скомандовать Артему, чтобы он перевернулся. По тому, с какой скоростью было выполнено указание, поняла, что чуть не довела мужика... но на животе ж ему тоже будет лежать неудобно, стол-то жесткий. "Ничего, пускай терпит", - ехидно пронеслось в голове.
  Вот и рыбаки наши подтянулись, занялись чисткой улова. Решили сварить ухи, а остальное пожарить. На запах свежепойманной рыбы сбежались местные кошаки в количестве четырех штук. И так откормленные красавцы, а все равно смотрят на тебя круглыми сиротскими глазами: "Подайте на пропитание, мы тут не ели э... последние полчаса, оголодали".
  Ох, вот это запахи разносятся по базе... м... Игнат взялся варить уху на костре. Под конец мы уже практически захлебывались слюнями, а он нас отгонял, как назойливых мух. Я уже успела сварить картошку, которую мы почистили с Артемом, вымыть и нарезать овощи, выложить зелень, пожарить рыбу... а уха всё еще стояла на костре. К подаче главного блюда мы пригласили и Ивана разделить с нами обед. Пока не пришло первое насыщение, все молча работали ложками, только после этого началась вальяжная беседа о здешней рыбалке и охоте. Иван знал много забавных историй, происходивших в округе, ведь сюда съезжались заядлые охотники и рыболовы. Как выяснилось, Артем с Игнатом частенько брали сюда Дениса. Полинка пока еще соблюдала конспирацию, не говоря, что здесь она тоже знает почти каждую кочку.
  На вечер мы запланировали баню. Иван пообещал снабдить нас вениками и дровами, которые еще предстояло наколоть Игнату с Денисом. Артем тоже было порывался погеройствовать, но мы на него дружно цыкнули, чем немного обидели его.
  Вечер, банька с веничками, травяной чай и еще непрогретая весенняя речка - просто замечательное сочетание. Большее удовольствие можно получить, пожалуй, только снежной зимой, когда после парной чуть ли не падаешь в снег. Игнат с некоторой тоской смотрел, как я охаживаю веником Полинку, а попросить заняться им, видимо, не позволяла гордость. Денис, хоть и крепок для своих лет, не сможет хорошо попарить его, а Артем сейчас в этом плане совсем нетрудоспособен.
  Зайдя очередной раз в парную, мы с Игнатом оказались там вдвоем.
  - Ну что, гордость не позволяет попросить попарить? Я же вижу, каким глазами ты смотришь на веники, - сказала я.
  - Ну да, мы вроде тебя на отдых пригласили и тут же заставляем трудиться буквально в поте лица, - усмехнулся он.
  - Ну и долго я тебя уговаривать буду? - улыбнулась я. - Ты еще, как красна девица, поломайся.
  - И как вообще можно с тобой разговаривать? Уговоришь даже мертвого. Знаешь, на что надавить, - пробурчал Игнат, всё же укладываясь на полку.
   Эх, разойдись рука, развернись плечо. Здесь можно не бояться и издеваться над клиентом в меру своих сил и возможностей, тот только рад будет. Да, венички знатные у Ивана, правильно запаренные, листья с них практически не сыплются. Клиент только тихо покрякивает, лежа на спине.
  - Переворачивайся, - говорю я разомлевшему Игнату.
  - Сейчас, соберу себя, - кряхтит он.
  - Не так уж и сильно я над тобой измываюсь, - смеюсь я, утирая льющийся с меня пот. А ну-ка попробуй в такой жаре помахать.
  - Я в полной твоей власти, - говорит он, вытягиваясь уже на спине.
  - Хм, опрометчивое заявление, - смеюсь я, продолжая его охаживать.
   Я из парной еле-еле выползла и пошла нырять в речку. Ух... хорошо... Меня накрыло поднявшейся волной от тела, прыгнувшего рядом бомбочкой. Тут же всплыл Игнат.
  - Знатная банька, - протянул он. - Ну что, отдыхаем, ты следующая на полку.
  - Не, дорогой, мне мое здоровье как бы еще пригодиться, - погребла я ближе к берегу.
  - Должен же я тебя как-то отблагодарить за заботу, - хитро улыбнулся он.
  - Принимаю в словесном эквиваленте, - быстро нашлась я.
  - Дифирамбы петь не умею, так что отдаю натурой, - парировал он.
  - Возьму деньгами, - пыталась я увильнуть.
  - Прости, но в плавках у меня явно не кошелек.
  - Отсрочу выплату.
  - Не люблю быть должным.
   Я мрачно на него посмотрела:
  - Что, и отвязаться от тебя никак?
   Игнат радостно кивнул. Мы вылезли на берег, чтобы потихоньку отпиться чаем и пойти через какое-то время на очередной заход. Да... баня - это процесс.
   Ну что я могу сказать... Это просто неземное наслаждение, когда по телу волнами проносится обжигающий воздух, гоняемый веником. Листья с ветками льнут к телу то нежно, то впечатываясь в распаренную уже не первым заходом кожу. Порой хотелось, как кошке, мурлыкнуть и податься за веником, как за ласкающей рукой. Выползла я из парной, ощущая себя медузой, готовой растечься по любой предоставленной поверхности. Ни на что внятное я не была способна... Растекшись по лавке после очередного купания и попивая чай, я отдала должное мастерству Игната:
  - В тебе пропадает знатный банщик, - сказала я.
  - Почему пропадает? Я им периодически пользуюсь, - отшутился он.
  - Долг отдан, - подвела я итог.
   Он внимательно посмотрел на меня и сказал:
  - Осталось отработать ужины.
   Я спряталась за чашкой чая, ничего ему не ответив. Вскоре мы отправились спать, так как сил уже ни у кого ни на что не осталось.
  
  Игнат
  На рыбалку этим утром я не пошел, ночь выдалась бессонная и беспокойная. Какой может быть ночной отдых, когда перед глазами так и стоит разогретое тело Тамилы, лежащее на полке. С таким утренним дискомфортом я давно не просыпался, последний раз подобное было, наверно, в далекой юности. Вот же ж... Я понимаю, если бы она там глазки строила, соблазнительные позы принимала. Так нет же, никаких женских уловок... Хотя формы... Никогда не любил перекачанных девушек, а тут вроде и рельеф хороший, и в то же время фигура женская осталась.
  Нет, буду вставать, а то своим ворочаньем перебужу остальных, Артем и так неспокойно спит. Я вышел в общую комнату и решил поставить чайник. Странно, он горячий. Может, Тамила встала? Выглянул на улицу - никого. Захватил полотенце и пошел умываться. Утренние сумерки причудливыми тенями играли среди деревьев. Я умылся, налил себе растворимого кофе, припомнив тот, который варила Тамила. Эх, зараза, не думал, что она так приживется в нашей компании, причем еще не знаешь, насколько ей можно доверять, а тут же стараешься быть к ней поближе. Какой-то теплый человек, несмотря на ее колючки.
  Допив растворимую бурду, решил прогуляться по территории и направился к домику Ивана, он обычно не спит в это время. Уже почти подойдя к нему, я услышал голос Тамилы, которая беседовала с молодым крепким парнем лет так чуть за 20, попивая чай. Я решил пока не выдавать своего присутствия, хоть и нехорошо подслушивать. Диалог напоминал скорее анкетирование: где учился, интересы, хобби, что хочет от жизни, что умеет. Парнишка немного тушевался, а я практически впервые слышал подобную сталь и жесткость в ее голосе. С нами она хоть и разговаривала иногда резко, но не пыталась подавить собеседника интонацией. Затем они встали, и Тамила махнула рукой на небольшую полянку рядом с домом Ивана. Парнишка пошел за ней. Она сняла свитер, оставшись в простой майке, на ней по-прежнему были штаны, похожие на армейские, а на ногах берцы, хотя еще вчера она была обута в легкие кроссовки.
  Парень занял позицию напротив нее. Тамила что-то сказала ему, он утвердительно кивнул. Сначала они кружили вокруг друг друга, изредка обмениваясь несильными ударами ногами, как бы прощупывая соперника. Дальше всё резко изменилось: быстрый обмен ударами ног, включились руки и... я не увидел, почему они разошлись, потому что Тамилу загораживал противник. Парень потирал шею. Потом он кивнул, и бой продолжился. Уже не было осторожных ударов, оба включились в полную силу. Никто не бил ногами выше бедра, потому что это грозило бьющему оказаться на земле, да и дистанция уже была коротковата. Максимум - голень противника. Еще немного, и это стало бы дракой без правил, если бы после критического обозначения добивающего удара противники не расходились на несколько секунд. Никакой красоты, экономичность и точность движений. Вот парню все же удалось перевести бой в партер, но Тамила, ударив лбом его в нос, ужом выскользнула и обозначила добивание.
  Я аж вспотел, наблюдая. Тело мое сжалось в пружину, не то стремясь защитить, не то просто поучаствовать в этой свалке, потому что тренировочным боем это можно было назвать с натяжкой. Вот противники разошлись тяжело дыша. Парень вытер кровь, появившуюся из носа, тыльной стороной руки и обтер ее об штаны. Тамила уточнила, в состоянии ли он продолжать, тот уверенно кивнул головой. Тогда она вытащила из ножен один нож и протянула ему рукояткой вперед. Твою мать! Пронеслось в голове, но вмешаться я не решился, должна же она знать, что делает.
  Тамила до этого выигрывала за счет подвижности, хотя ей нелегко приходилось, а здесь получится ли? Парень был повыше нее, да и руки длиннее, учитывая, что она держала нож обратным хватом. Ножевой бой, если это не показуха, длится всего несколько секунд: кто совершил тактическую или техническую ошибки, тот и проиграл. Блин, если у кого-то дрогнет рука, то до больницы пострадавшего не довезем. У нее мозги есть или как?!
  Видно, что парень колебался: одно дело, когда вы просто деретесь - убить по неосторожности при таком спарринге, какой был, практически невозможно, другое дело, когда в руках оружие. Он сделал несколько финтов и пару выпадов в сторону Тамилы, та с легкостью ушла с линии атаки, даже не контратакуя. Парень осмелел, видя, что противник не шарахается в панике, и попытался провести комбинацию колющих ударов в корпус, но не достаточно быстро - Тамила успела обвести его руку, державшую нож таким образом, что обухом своего ножа прификсировала его запястье и заломила его руку, приставив к его горлу его же нож. Бой занял от силы секунд пять, но для меня время растянулось на минуты. Я не представлял, в каком я находился напряжении, пока облегченно не выдохнул. Парень вернул Тамиле нож, который она убрала в ножны, болтающиеся у нее на поясе, свой она уже засунула в такие же, только более потрепанные.
  Тамила находилась ко мне спиной и, не оборачиваясь, спросила
  - Ну что, как тебе подготовка Андрея?
  - Меня больше волновало, кого придется везти в больницу или в морг, - проворчал я.
  Она пожала плечами:
  - Ну до морга бы тут не дошло, у нас был уговор, да и оба не дети.
  - И с какого момента ты заметила, что я наблюдаю.
  - Еще когда мы с Андреем разговаривали. Ты не захотел обнаруживать своего присутствия, я решила не заострять на этом внимание, вдруг ты страдаешь вуайеризмом.
   Я протянул руку Андрею и представился, он ответил крепким рукопожатием и глаз не отвел. Неплохой мальчик. Я выяснил, что он ищет работу. У меня промелькнула кое-какая идея, но ее еще нужно было обсудить с Артемом. Тамила зашла к Ивану в дом и вынесла кусок замороженного мяса и, завернув его в полотенце, отдала его Андрею, чтобы он приложил его к носу, из которого всё еще немного шла кровь . Тут уже появился и Иван, увидев живописную картину, хмыкнул и предложил чаю с бутербродами. Мы с Тамилой согласились и составили ему компанию, так как никто нормально позавтракать не успел.
   Когда мы возвращались к нашему домику, я не выдержал:
  - Ты прямо сама калечишь, сама и лечишь, - усмехнулся я.
  - А что делать, но парня я предупреждала, что работаем серьезно. Он не сразу внял моему совету.
  - А что, просто поговорить было нельзя?
  - Ты же знаешь, что это ничего не даст.
  - А если бы он тебя порезал?
  - Беспокоишься? - хитро улыбнулась она.
  - Конечно, ты тут ноги откинешь, а я останусь должен, и ты мне будешь потом являться, припоминая ужины, - в ответ улыбнулся я, а в голове крутилось, что она и так мне сегодня всю ночь являлась... и напоминала явно не про ужины.
   Она сделала круглые глаза:
  - Что ты, как можно, я же приличная женщина, ночами по мужчинам не хожу!
  - Что, только днем? - подколол ее я.
   Мы рассмеялись.
  - Ладно, давай вести себя тише, - сказал я, когда мы подошли уже к домику, - а то сами не спим и остальных перебудим.
   Несмотря на выпитый у Ивана чай, Тамила сварила кофе и вынесла нам чашки на улицу.
  - Разрешишь ножи посмотреть? - спросил я у Тамилы.
  Она секунду поколебалась, сняла двое ножен и положила их на стол передо мной. Ножны были кожаные, почти одинаковые, но одни были сильно затерты, а вторые почти новые. Вытащив ножи, я понял, что и они отражали состояние ножен. На первый взгляд оба казались одинаковыми: полуторная заточка, серое матовое покрытие, достаточно широкий обух, рукояти из кавказского ореха с латунными больстерами и навершиями. Тот нож, которым пользовались весьма часто, судя по не раз точенному лезвию, был чуть больше и явно сделан под мужскую руку: рукоять чуть длиннее и толще, он казался более массивным. Я прикинул габариты хозяина - явно был среднего роста и телосложения, потому что для моей руки нож был слегка маловат. Второй, более новый, был явно сделан для Тамилы. Какими-то миллиметрами он был чуть меньше, от чего казался изящнее. На обоих стояли клейма незнакомого мне мастера - заказная пара, для двух человек. Я предположил, что мужской принадлежал отцу Полины, но уточнять у Тамилы не стал и вернул оба клинка. Она с каким-то облегчением забрала их и повесила ножны обратно на ремень.
  - Хороший мастер делал ножи, - сказал я, чтоб как-то развеять возникшую напряженность.
  - Да, хороший, - согласилась она.
  - А свести можешь? - поинтересовался я, так как такие высококлассные умельцы были сейчас достаточно редки.
  - Нет, я с ним не знакома, - ответила Тамила.
  - Что, и ни разу не интересовалась, кто сделал? - удивился я, так как понимал, что Тамила знала, что нож делался под нее.
  - Я привыкла не задавать лишних вопросов.
   Мда, придется попытаться поспрашивать среди знакомых, чье клеймо и кто мастер. Странно, что я с ним не сталкивался раньше.
  
  Артем
   Первую половину ночи я спал как убитый. Физическая нагрузка, массаж, баня - всё это умотало мой организм до предела, да и после всяческих процедур меньше ныли ребра и ломаные конечности. Но под утро ворочание Игната меня выгнало на границу сна и яви. Чего это он? Обычно его из пушки не разбудишь. Уснул по новой, когда он решил встать. Эх, высыпаешься на природе гораздо быстрее, чем в городе. Вот и сейчас встал рано, хотя на улице уже рассвело. Тамила с Игнатом сидели около пустых чашек из-под кофе. Я пошутил, что они тут без меня спились, а я, несчастный, лишен ароматного напитка. Игнат помрачнел, а Тамила пообещала сварить и мне. Вернулся к домику и, повесив полотенце сушиться на веревку, сел рядом с Игнатом.
  - Ты чего такой хмурый с утра? - спросил я.
  - Да так, не спалось чего-то. Слушай, тут у меня идея появилась, хотел с тобой обсудить. Из моего отдела сейчас увольняется человек, замену я ему еще не нашел, а тут подворачивается возможность взять к нам незнакомого для остальных абсолютно далекого от наших проблем парня и поставить его на один из ключевых объектов, где еще не было ЧП, посмотрим, может, из этого что-то выйдет.
  - А присмотрел уже, кого брать будешь? - поинтересовался я.
  - Ага, внука Ивана, Андрей его зовут.
  - И когда ты уже успел с ним познакомиться?
  - Не я, - недовольно ответил Игнат, - Тамила с ним знакомилась на предмет помочь с работой, вот я и подумал, что можно будет его взять.
  - Хорошо, если ты уверен в нем, тогда давай попробуем.
   Мы прекратили разговор, когда к нам вышла Тамила с чайником и чашкой кофе для меня. Чего-то мы расслабились, мне аж стыдно стало: пригласили девушку отдохнуть, а она нам стол накрывает. Я метнулся в дом, чтобы принести печенье и что-нибудь пожевать на завтрак, а Игнат схватил мыть грязные чашки.
   Вскоре наш сонный народец стал выползать из комнат, громко зевая. Мы хорошо позавтракали, потому что решили взять лодку и прогуляться по окрестностям выше по течению. Только вот весной можно увидеть степь и лес зелеными. Как только начинается жара, деревья теряют свою изумрудную зелень, а трава выгорает под палящим солнцем до песочного цвета и растения отдают полям пряный запах. Но сейчас цветы еще пахнут свежо и деликатно. Тамила носилась с фотоаппаратом, дети прыгали по тропинке, распугивая ящериц, птиц и насекомых, я тихонечко ковылял рядом. Из-за меня мы решили далеко не уходить от лодки, чтоб потом не тащить далеко мою тушку обратно, как подколол меня Игнат. Он сам шел поодаль, о чем-то размышляя, поэтому мы с Тамилой мило беседовали на разные темы. Надо же, она столько знает об этих местах, что просто поразительно: какая рыба водится, какой зверь, как на него охотятся. Дениска с Полиной аж перестали носиться по округе, завороженно слушая ее.
  - Ты ж вроде сказала, что рыбалку не любишь, - подколол я ее.
  - Рыбалку не очень, а рыбу просто обожаю, - засмеялась она.
  - Ну да, у нас полморозилки забито ею, - подтвердила Полина.
  - А с охотой? - полюбопытствовал я.
  - Зверушек жалко, - поморщилась она.
  - А откуда ж такие познания? - продолжал допытываться я.
  - Да они с папой часто на охоту выезжали, а меня с дядей Ваней оставляли, - подала голос Полина и тут же, стушевавшись, потянула Дениса вперед по тропинке.
  - Так ты не первый раз тут на базе? - удивился Игнат.
  - Угу, приходилось бывать, - ответила Тамила.
  - А чего ж нам не сказала? Мы тебя местами заповедными хотели удивить, а вот не получилось, -посетовал я.
  - А чтоб любопытства лишнего не проявляли, - сердито ответила Тамила и ускорилась за детьми.
   Мы с Игнатом отстали от них.
  - Ты что-нибудь понимаешь? - спросил я его.
  - Нет. Зато у меня не возникает теперь вопросов, почему Иван обратился за трудоустройством внука к Тамиле.
  - Может, у него поузнавать о ней и отце Полины?
  - Нет, там мужик такой, что не скажет. Раз он сразу не показал, что знаком с ней, значит, и дальше будет придерживаться позиции неразглашения, - покачал он головой.
  - Сплошные тайны вокруг нее, а человек она интересный, да и как женщина весьма ничего. Жаль, что с самого начала не разглядел, - улыбнулся я, глядя, как Денис и Полина позируют Тамиле для фотографии.
  - Что, нравиться стала? - с ехидцей спросил Игнат.
  - А ты давно встречал умную, симпатичную женщину, разделяющую мужские интересы и при этом не вешающуюся тебе на шею? - в тон задал я ему вопрос.
  - Согласен, - почему-то помрачнел он.
   Гуляли мы не долго. Скоро Тамила объявила, что нам пора к лодке. И вовремя, я уже почувствовал, что начал уставать. Покатались мы немного по реке и вернулись на базу. Надо было еще приготовить обед. Нас и детей использовали в качестве подсобных рабочих: принеси, подай, почисть - а суп варила Тамила. От жареной картошки, правда, ее отстранил Игнат, заявив, что женщина ее испортит, на что она хмыкнула и торжественно вручила ему большую чугунную сковородку. Единодушно мы решили, что вечером у нас по плану шашлык, так что пока все готовилось на плите, я с детьми дружно рыдал над луком, а Игнат занялся мясом. Тамила самоустранилась, подшучивая, что она будет предаваться лени, пока мы будем вкалывать, как негры. Тем не менее, она скоренько накрыла на стол, и уже через час с небольшим мы наслаждались заслуженным обедом. Вымыв посуду, решили устроить послеобеденный сон, так как всех разморило от прогулки, сытой еды и уже начавшейся жары.
   В районе 5 часов я выполз из комнаты, стараясь не разбудить Игната, который в этот раз спал богатырским сном. Денис уже встал и перекидывался мячом с Полиной и Тамилой. Эх, присоединиться бы к ним, но меня еще ноги не сильно держат. Прав был Игнат, говоря о том, что таких экземпляров, как эта "птичка", сейчас осталось мало. В основном попадаются или карьеристки, или содержанки, которые считают, что мужчины им всем обязаны. Нет, я совсем не против вкладывать в отношения и душу, и деньги, но... обоюдно, поэтому как-то не получилось найти ту, которая бы органично вошла в нашу уже устоявшуюся мужскую семью.
   Тамила, увидев меня, прекратила играть и подошла ко мне.
  - Давай, болезный, раздевайся, мучить буду, - усмехнулась она.
  - Что, опять? - весьма удивился я.
  - Не опять, а снова. Завтра еще раз сделаю, а потом советую обратиться к хорошему массажисту, да и гимнастику восстановительную поделать. За последним проследит Денис, чтоб ты не перегрузился, так что не отлынивать.
  - И за что мне такая забота? - философски заметил я.
  - Считай себя моим подопытным, - засмеялась Тамила.
   Мне ничего не оставалось, как раздеться и улечься на уже застеленный Тамилой стол. И началось... Я усиленно держал себя в руках, хотя к ней претензий не было никаких: работала она профессионально, без всяких нежных поглаживаний. В голове крутил: "Это просто массажист, я спокоен, всё хорошо". Слава богу, к моему прессу руки она сегодня не тянула. Я про себя вздохнул с облегчением. Массаж, конечно, хорош, но куда мне девать свое мужское естество при этом? Завтра, чувствую, продолжу тренировать выдержку.
   К шести часам из домика вышел, потягиваясь, Игнат, и мы занялись костром, благо дров со вчерашней бани осталось еще много. Вечер, замечательная погода, костер, шашлык... Чудесный отдых, жаль, что завтра вечером нам уже собираться домой.
  
  Тамила
   Вот уж неуемное любопытство у Игната. Видимо, его работа наложила на него отпечаток тяжелого армейского сапога, что он даже на отдыхе продолжает собирать информацию. И я чего-то расслабилась. Хотя отдыхать с ними действительно интересно, не жалею, что сделала так, чтобы и они попали на мою базу. Конечно, нехорошо, что Игнат видел спарринг с Андреем, да и ножи я очень не хотела показывать, но как было ему внятно отказать, я на тот момент придумать не смогла. Ножи делались на заказ, но мастера я никогда не видела. Мишка мне подарил мой нож, когда мы стали жить вместе, хотя, насколько я знаю, сделан он был где-то на год-другой раньше. Юбилейную десятирублевку, отданную за него, он так и не потратил. Его нож был сделан гораздо раньше, да и послужил он ему хорошо. Из всего его арсенала этот был самым любимым.
   Тут еще Полинка упомянула, что мы с Мишкой часто сюда приезжали на охоту. Да, я тоже иногда стреляла по зверью, но мы никогда не палили по стае уток, лишь бы попасть, оставляя подранков. Мишка учил, что никогда не должно оставаться подранков, если идешь в лес просто побабахать, то это уже не охота. Охота - это когда ты добываешь себе еду, поэтому мы никогда не били зверя "для количества". Когда я спросила у него, зачем он в первые разы буквально заставлял меня стрелять по зверю, он ответил, что жизнь длинная и не известно, как оно повернется, поэтому я должна не бояться оружия и смочь выстрелить и в зверя, и, если так сложится жизнь, в человека, раз уж связалась с ним. Он, правда, выражал надежду, что эти навыки мне никогда не пригодятся. Так что я и рыбу ловить умею, и зверя какого-никакого добыть, и азарт охоты мне знаком.
   Слава богу, что оставшийся день прошел без лишних вопросов. Хотя Игнат выглядел напряженным, несмотря на то, что пытался это скрыть.
   На следующее утро Игнат с Денисом всё же отправились порыбачить, чтобы захватить домой доказательство активного отдыха на природе. Обед готовить нам было не надо: со вчера остался суп и шашлыки, так что я опять с утра разложила вяло отбрыкивающегося Артема. После того как я закончила, он начал благодарить меня, словами, что не стоило так беспокоиться о нем.
  - Вот скажи мне, тебе что, не нравится, как я делаю массаж? - ехидно спросила я.
  - Да нет, почему же, - как-то осторожно ответил он.
  - А чего тогда брыкаешься, радоваться должен.
  - У меня создается впечатление, что мы тебя эксплуатируем нещадно.
   Я засмеялась:
  - Если это успокоит твою совесть, то на данный момент это я тебя эксплуатирую. Если долго не заниматься массажем, то руки теряют навык, а тут такой экземпляр, - я так откровенно окинула его взглядом с ног до головы, - замечательное анатомическое пособие - все мышцы видны, любо-дорого работать.
  - Да уж, анатомическим пособием меня еще не называли, - несколько ошарашено ответил Артем.
  - Что, называли мечтой всех нимфоманок? - подколола его я.
  - Нет, зачастую воспринимали в качестве хорошего дорогого кошелька.
  - Сочувствую.
   Вскоре вернулись с рыбалки и остальные мужчины и стали хвастаться уловом. Он, конечно, был хорош: хвостов эдак 15, причем достаточно крупных. Артем присоединился к обработке улова, пока я с Полинкой потихоньку наводила порядок в домике и собирала вещи, чтобы не метаться перед отъездом.
   Пообедав и убрав со стола, мы лениво расползлись по базе: дети сидели на лавочке и что-то обсуждали, Артем, вытянувшись на спальнике, брошенном на траве, дремал в тени деревьев, Игнат куда-то ускакал. Эта умиротворенная картина длилась недолго - примчался злобно пыхтящий Игнат и остановился рядом со мной, уперев руки в бока. Я подняла на него глаза и сказала:
  - И не нависай даже, решения своего не изменю.
  - А что случилось? - подал голос Артем со своего лежбища.
  - Да я даже не знаю, как культурно-то сказать, а некультурно - здесь дама и дети.
  - Я позволю себе сформулировать твою претензию, - сказала я, закрывая книгу, которую читала. - Иван отказался брать за аренду домика деньги, потому что у него было указание свыше, - я подняла указательный палец вверх.
  - И да, кто-то забыл упомянуть, что это "свыше", - передразнил меня Игнат, - это ты.
   Артем присвистнул:
  - Это что, твоя база? Ты не перестаешь нас удивлять.
  - Ну да, так что продолжайте чувствовать себя как дома, - махнула я рукой, - и не приставайте со всякими глупостями.
  - Денег, я так понимаю, ты не возьмешь? - продолжил нависать грозно надо мной Игнат.
  - Нет. Кто-то тут долги натурой отдает? Вот ты ж умный, придумай что-нибудь, - подколола я его, припоминая баню.
   Игнат потерял дар речи, а Артем засмеялся и сказал:
  - Да уж, в такой нелепой ситуации мы еще не были: пригласили хозяйку базы к ней же, пользовались ее услугами в качестве шеф-повара, массажиста...
  - Массовика-затейника, - добавила я.
  - Ну да, - согласился Артем. - Я так понимаю, я одними конными прогулками не отделаюсь, а что уж говорить про Игната... Тебе там нигде дворец построить не надо? Иль ремонтик какой-нибудь сделать? А может, возьмешь его в качестве круглосуточного охранника? - шутковал он, но видно, что чувствовал себя неловко.
  - В качестве круглосуточного охранника? - повторила я, окидывая молчащего Игната с ног до головы оценивающим взглядом. - Я подумаю, над этим предложением, - и, подмигнув, открыла снова книгу, чтобы продолжить чтение.
  - Тамила, мы серьезно, - подал голос Игнат.
  - Так, давайте я вам расскажу мое видение картины, а вы попытайтесь возразить. У меня был зарезервирован домик на моей же базе, куда я собиралась приехать с дочерью, чтобы подышать воздухом. На рыбалку я бы ее не сводила, так как спокойно отношусь к этому виду отдыха, так что Игнат взял на себя образовательный процесс; баню я бы не топила - просить Ивана рубить дрова мне бы было лень, к тому же меня бы попарить с веничком было бы некому; ребенок мой не ныл, что ему одному скучно - вон Денис ее развлекает; Артема я использовала в качестве тренажера, восстанавливая навыки; ну и хороший шашлык могут сделать только настоящие мужчины, - уже польстила я им. - И таки кто здесь кому должен? - я хитро улыбнулась.
  - Слушай, ты как в анекдоте: "Рубля нет, топора нет, рубль еще должен, и ведь все правильно!" - возмутился Игнат.
   Артем, смеясь, подошел к нам:
  - Она нас сделала, как детей. Тамила, я восхищен тобой, - сказал он, падая передо мной на колени и склоняя голову.
   Я потрепала его за волосы:
  - Вставай, паяц, - и обратилась к Игнату, - вот видишь, еще и развлекают. А ты: "Деньги, деньги".
   Тот лишь в бессилье махнул рукой и упал рядом на лавку. Так во вновь установленной тишине мы просидели где-то с час. Вскоре Игнат не выдержал и шепотом спросил:
  - Тамила, вот скажи мне, что ты от нас хочешь?
   Я на секунду потеряла дар речи, и во мне начала включаться стерва:
  - Слушай, если я сейчас скажу, что хочу вас обоих в свою койку, ты что, бросишься исполнять мое желание? Или, например, затребую миллион баксов наличкой - принесешь? Я понимаю, что ты привык жить в товарно-рыночных отношениях. Но почему нельзя просто представить, что есть обыкновенное желание сделать кому-то хорошее. Если тебе так хочется, считайте, что в данном случае вы идете бесплатным приложением к Денису, с которым интересно Полине.
   Я достаточно сильно разозлилась, стараясь не высказаться в более резких и нелицеприятных выражениях. Игнат почувствовал мое состояние и, накрыв мою ладонь своею, извиняющимся тоном произнес:
  - Прости, не хотел тебя обидеть. Но вокруг нас сейчас творится всякая ерунда, так что подозревать приходится всех. К тому же у тебя столько тайн, что непросто поверить в то, что твои поступки совершены без умысла. Каждый раз, пытаясь тебя просчитать, мы ошибаемся.
  - Мои тайны оставь при мне, - достаточно резко ответила я. - Извинения приняты.
  - Попытаюсь, но обещать не могу - не в моей природе иметь что-то неразгаданное рядом, - усмехнулся он.
   Так хотелось отшутиться, что не надо меня иметь, но сдержалась. Хватит тех недосказанностей, которые уже были за эти три дня. Так что я только пожала плечами, сказав, что каждый имеет право на несбыточные мечты. Он медленно убрал свою ладонь с моей руки, а я почувствовала, что, несмотря на угрозу раскрытия части моей жизни, я лишилась чего-то надежного. Надо постараться ограничить свое общение и с проницательным Игнатом, и с жизнелюбивым Артемом. Ничего, праздники заканчиваются, а там начнутся будни, где лишь Денис будет напоминать о хорошо проведенном отдыхе. А сильное мужское плечо, на которое так иногда хочется склониться, так и останется несбыточной мечтой.
  
  Артем
  Поучительный отдых у нас на праздники получился. Так ненавязчиво нас сделала женщина, которая даже младше нас. Думалось: опыта меньше, женскую хитрость не использует. Ан нет, четко, практически по-мужски поставила нас в такую ситуацию, что мы кругом оказались должны. Вот и думай, то ли специально, то ли нет. Игнат вообще мрачный ходит: его, всего такого крутого начальника СБ сделали, как мальчика. Вроде и информации о Тамиле больше нашли, и в то же время - опять тупик: бывший владелец базы давно и прочно живет заграницей.
  А вот через недельку у нас начались в конторе финансовые неприятности: то платеж потеряют, то транш зависнет, то еще какая-то пакость. Конечно, все в итоге нормализовалось, но это же время, нервы... и отчасти потеря денег и репутации. Генеральный рвет и мечет, но... придраться ни к чему не может. Игнат вообще практически спать перестал, да и я почти ночую на работе. Единственное отдохновение, если так можно выразиться, то это мой курс реабилитации, расписанный врачом, которого посоветовала Тамила: массаж и утренняя гимнастика, за которой бдительно наблюдает Денис. Не удивлюсь, если он ей отчитывается, как и что проходит. Вот уж спелся он с "птичкой".
  С тех самых праздников прошло уже почти 2 недели, учеба в школе, можно сказать, закончилась, так что становился вопрос, что делать с детским отдыхом. В этом году Денис что-то заартачился, не захотел ехать в лагерь. Я его понимаю, в принципе, там ему уже делать нечего, оставалось уговорить его на какую-нибудь языковую практику в Англию или Германию - полезно и познавательно будет. Может, подключить к этому Тамилу? Она кого угодно уболтает, к тому же Денис с уважением отзывается о ней. Дожились, посторонняя женщина будет уговаривать моего оболтуса. Но надо отдать ей должное, за месяц присмотра за моим сыном, он стал почти отличником. Как она умудрилась аргументированно заставить его подтянуть даже нелюбимые предметы, для меня осталось загадкой: сын молчит, Тамила хитро улыбается.
  Очередным рабочим вечером, можно сказать ночью, мне позвонила Тамила и сообщила, что на нее с детьми было совершено нападение, но с ними всё в порядке, сейчас она везет Дениса домой и будет ждать, чтобы сдать его с рук на руки мне. Когда я попытался выяснить подробности, она меня прервала и попросила захватить с собой Игната, пообещав рассказать, что случилось, нам обоим. Я выскочил из кабинета, чуть не забыв его закрыть, на бегу созванивался с Игнатом, прося срочно приехать ко мне. Вот ему не везет. Он в кои веки ушел почти вовремя с работы, чтобы попытаться отоспаться.
  Благо дороги были практически пустыми, так что я быстро домчался домой. Во дворе уже стояли две машины: Игната и чей-то "Хёндай". Как выяснилось, на последнем приехала Тамила с детьми. Господи, и сколько ж у нее машин?
  Дети целые и невредимые уже сидели на кухне, восторженно рассказывая Игнату, как это было: "С той стороны - бах, а мы вот так... а вот там подрезали, а мы... а вот так... а они...". Да уж, информативный хаос, с ужасом подумалось мне. Увидев меня, Тамила спросила:
  - Гостевые комнаты найдутся? Уже поздно, не хотелось бы тащить Полинку домой ночью.
  - Конечно. Я думаю, и Игнат останется, а то он в таком состоянии, что его уже страшно пускать за руль.
   Тот только устало кивнул головой. Мы быстро напоили детей чаем и отправили спать по комнатам, а сами устроились тесным кругом.
   Тамила вытащила ноут, включила его и засунула туда карту памяти.
  - А теперь давайте посмотрим кино, по окончанию которого и поговорим.
   Оказалось, что это запись с видеорегистратора ее машины. Я оценил мастерство ее вождения и ориентирования в улочках частного сектора, по которому она плутала в попытке оторваться от преследователей. У меня волосы становились дыбом - с ней были дети! Если бы их столкнули с моста или вписали бы в столб! Даже подушки безопасности могли не спасти. Господи, да что ж такое происходит?! Игнат, не сдержавшись, нецензурно выругался.
  
   Тамила
   Ничего не предвещало неприятностей. У меня затишье на работе, у детей каникулы. Полинка с Денисом стали почти неразлучными, несмотря на разницу в возрасте. Вот и сейчас они напросились на вечерний киносеанс какой-то очередной фантастической дребедени, пока я занималась в спортклубе. Уставшая и довольная я забрала ребятишек из кинотеатра. Они забрались на заднее сиденье и начали бурно делиться впечатлениями об увиденном, периодически переходя на спор. Было решено завести Дениса домой, потому что его отец как всегда был на работе.
   Едем, никого не трогаем, дороги практически пусты, тем более, что нам не через Центр ехать: к дому Дениса ближайшая дорога одна - через мост. Не доезжая моста, из подворотни выныривает джип. Интересно, что в городе "котлета" делает?(прим. автора машина, участвующая в трофирейдах, от первоначального замысла автопроизводителя в ней остается, пожалуй, рама) А она, набирая скорость, начинает нас обгонять и прижимать к ограждению моста: мы со скрипом вырываемся. Скрип - в прямом смысле: на боку у нас, наверно, не просто краска содрана. Черт! Мост прямой, мне бы на этих трехстах метрах как-нибудь вырваться вперед. Самое отвратительное, что съезд с моста делает достаточно резкий сужающийся поворот налево - лишь бы там не зажали.
   Я радуюсь, что дети пристегнуты, приказываю им держаться и молчать, дабы языки не поприкусывали. Слышу сзади согласное мычание. Слава богу, что хватает ума не спорить, так как смотреть гонки с бьющимися машинами - это одно, а вот в них участвовать самому - совсем другое. Сзади получаю увесистый пинок. Хорошо, что у меня силовой бампер под пластиком... пластику, конечно, каюк... Я понимаю, что меня хотят на повороте зажать и по возможности выкинуть... фиг... не дамся. Попросив детей держаться покрепче, начала прижимать "котлету" к разделительному ограждению - вывернулась, зараза. Минус моя задняя фара. Так мы и толкались до выезда с моста. Поднажав, мне удалось вывернуться и вписаться в поворот. К сожалению, моему преследователю тоже. Двигаясь как можно быстрее по узкой извилистой улице, я старалась быстрее добраться до частного сектора - там хоть можно будет поплутать, пытаясь оставить в ближайшем столбе или заборе любителя автомобильных боёв.
   Поворот, еще поворот - нас бы размазывало по стеклам салона, если бы мы не были пристегнуты. Мотыляет знатно. Дети молчат, лишь слышно периодическое клацание зубов на ямах, которыми богат частный сектор. Хорошо, что кварталы маленькие - мы начали отрываться. Завернув на очередную улочку, я приказала детям держаться и дала задний ход... Есть! Хороший удар по касательной, не промахнулась. "Котлету" развернуло на перекрестке и впечатало мордой в столб. Как я люблю наш город за узкие улицы и частичное отсутствие освещения. Оставляя преследователя, мы быстренько удалялись с места аварии.
   Убедившись, что дети живы и здоровы, разве что немного напуганы, я решила сделать несколько звонков.
  - Ночка, - сказала я собеседнику.
  - Ясно, что не день, - хмыкнули мне.
  - Мне нужна быстрая полная информация по машинке, торчащей в столбе по следующему адресу, - я назвала место, где мы оставили преследователя. - Но её может там и не оказаться, так что всё, что соберете.
  - Свяжемся с Вами, - ответили мне и положили трубку.
   Я снова стала звонить.
  - Сёма, вечер беспокойный тебе! - сказала я, набрав Семена.
  - И тебя туда же, - ответил он. - Что-то случилось?
  - Ага, еще как. Мне нужно машинку отремонтировать, срок - "еще вчера".
  - Что за повреждения?
  - А пока без понятия. Могу только сказать, кузовщина почти вкруговую, фары.
  - Это кого это так?
  - "Митсубиси" мою.
   Сёма присвистнул:
  - Когда и куда пригонишь?
  - К тебе на Западный. Да, еще подменная нужна, что-нибудь совсем неброское, мне на один вечерок до дома доехать.
  - Сейчас позвоню человечку, даст тебе ключи. Загонишь в старый бокс подальше от любопытных.
   Минут через 10, стараясь не выезжать на главные улицы, мы добрались до сервиса Сёмы. Попросив детей не вылезать из машины, я зашла к охраннику, взяла ключи и заехала на территорию. Высадив детей, я загнала машину в самый дальний бокс, сдернула карту памяти с видеорегистратора, забрала сумку с вещами и закрыла ворота.
  Я нашла подменную машину на парковке. Сёма в этот раз выдал мне "Хендай Акцент": более незаметной машины в нашем городе не сыскать. Ездят от простых людей, до мальчиков, превращающих ее в "пацаномобиль", обвешанный всякой мишурой. У этого не было ничего, кроме тонированных стекол. Выезжая, вернула ключи от бокса охраннику.
   По дороге к дому Артема я позвонила ему, сообщив о нападении и о том, что мы сейчас целые и невредимые едем к нему. Дети сидели молча, пока мы не приехали. Не успели мы войти в дом и заварить чаю, как примчался Игнат. Он ворвался на кухню и первым делом осмотрел детей, а потом принялся за меня, буквально вертя в своих руках.
  - Игнат, ты еще переверни меня вверх ногами и потруси, - недовольно сказала я, пытаясь вырваться из его медвежьей хватки.
   Он, продолжая ощупывать, спросил:
  - Головой не ударялись, сотрясений и ушибов нет?
  - Лапать перестань, здесь дети! - продолжала брыкаться я.
  - Я не лапаю, я осматриваю, - проворчал обиженно Игнат, всё же выпуская меня на свободу.
  - Не знаю, что ты там искал, но у детей после твоего осмотра явно не будет синяков.
   Я отправила детей мыть руки, а сама занялась наконец-то чаем. Игнат устало упал на стул.
  - Ты что, последний раз спал нормально на праздниках? - спросила я.
  - Угу. Не до того сейчас.
  - Думаешь, что твое состояние сейчас адекватное? Ты же скоро даже соображать перестанешь, да и реакция замедлилась, - начала я читать нотации.
  - Не жужжи, - отмахнулся он, - какая разница, в каком я состоянии... жив - и ладно.
  - Ну да, это пока жив. Долго ли еще в таком режиме протянешь?
  - Сколько протяну - всё моё, - нервно отмахнулся он от меня.
   Вернулись дети, и я не стала продолжать при них нотации. И чего я завелась? Как наседка, ей богу.
   Только сели пить чай, появился взъерошенный обеспокоенный Артем. Тут же договорившись с ним о приюте наших тушек, мы отправили детей спать. Сопротивлялись они не сильно, видимо, сказалось то, что эмоции они успели выплеснуть на Игната, пока мы ждали Артема.
   Решили устроиться в гостиной, усевшись на один диван: я посередине, мужчины облепили меня по бокам, с нетерпением заглядывая в монитор ноутбука. Я сунула в него карту памяти с видеорегистратора, и мы начали просмотр "кино".
   Вот сейчас, после нервного напряжения, которое меня только-только начало отпускать, я стала чувствовать себя защищенно. То ли от того, что находилась в помещении, то ли это чувство мне передавалось от мужских плеч, которые подпирали меня с боков, заставляя сидеть ровно.
   Я также напряженно, как и они, вглядывалась в мелькающие кадры, потому что одно дело - в этом участвовать, другое - смотреть со стороны. На меня вновь стала накатывать волна адреналина, убыстряя ритм моего сердца. Мне буквально в плечо, билось сердце Игната, почти в унисон, что несколько отвлекало от просмотра. Его рука легла мне на ногу, слегка сжимая ее в самых напряженных моментах. Во мне начала подниматься горячая волна... Дура, о чем начинаешь думать?! Это не то! Это адреналин, азарт и бессознательный хватательный рефлекс, который проявляется на футбольных стадионах при удачно забитом голе, когда мужчины лезут друг к другу обниматься. Никакого подтекста!
   А вот уже подбираемся к финалу гонки, очнулась я, когда на экране мелькнуло, как я таранила преследователя. Игнат, не удержавшись, выругался и откинулся на спинку дивана, убирая руку с моей ноги. Похоже, он даже и не заметил.
  Я встала и пересела с дивана в кресло напротив, чтобы видеть их лица.
  - Надо найти ту машину, - начал Игнат, - сейчас отправлю людей. Где ты ее оставила?
  - Уже там работают, - ответила я. - Если машина осталась на месте и если есть следы исполнителей, то их найдут. Если нет, тогда будем пытаться искать владельца нынешнего или бывшего.
  - Такое ощущение, что ты работаешь в органах, - удивился Артем. - Не успело что-либо произойти, как тебе уже информацию добывают.
   Игнат испытующе смотрел на меня, я равнодушно пожала плечами:
  - Не имею никакого отношения. Так что вернемся к нашим баранам.
  - Если покушение на Дениса из-за работы Артема, то логичнее было бы его совершить каким-нибудь менее экзотическим способом, чтобы не втягивать посторонних. Если на тебя, то это может быть связано с твоей деятельностью, тогда Денис тут ни при чем, - рассуждал Игнат.
  - Есть еще один вариант, и он мне нравится меньше всего - совмещали приятное с полезным. Я каким-то образом влезла в ваши дела, что посчитали, что меня тоже следует убрать или хорошо пугнуть.
  - С чего ты взяла? - удивился Артем.
  - Ты знаешь, падение в конце моста или впечатывание в столб или дерево не дает гарантированного результата по устранению так же, как и полет с четвертого этажа на стройке.
  - В этом что-то есть, но уж очень шаткое.
  - Дело в том, что данное покушение было конкретно на мою машину, не будем уже брать в расчет то, кто там сидел. Народ хорошо готовился ко всяческим сюрпризам, которые я могла преподнести.
  - А что не так с твоей машиной? - спросил Игнат.
   Я поморщилась, потому что не очень хотелось об этом говорить. Но всё равно бы вопросы всплыли, хоть и позже.
  - У меня там от штатной комплектации кроме кузова и рамы практически ничего не осталось.
  - А изменения в конструкцию внесены? ТО как проходишь? - напрягся Игнат.
  - На первый вопрос - нет. На второй - а много у нас машин честно его проходят?
  - А машину куда дела? - продолжил допрос Игнат.
  - Машина в ремонте, максимум через неделю от новой не отличите.
  - Да там кузовщины... - начал было Артем.
  - А чего это вас так волнует состояние моей машины? - я насмешливо вскинула бровь. - Такое впечатление, что на вас скинула проблему по ее ремонту.
  - Нет, но хотелось бы на нее посмотреть, - настаивал Игнат.
  - Как только у меня будут ключи, я тебе ее покажу, - усмехнулась я.
  - А до ремонта?
  - Обойдешься.
  - Я ж могу найти, где ее сделают, - стал сердиться Игнат.
  - А оно тебе надо? - улыбнулась я, а потом посерьезнела. - Вообще-то у нас другие проблемы. Что делать будем в сложившейся ситуации? Мое предложение - отослать детей куда-нибудь подальше под хорошим надзором, а потом уже разбираться, кто за всем стоит и на кого в реальности покушались.
  - Пожалуй, ты права, - согласился со мной Артем. - Вместе, отдельно, Россия, заграница, кто присмотрит?
  - Предлагаю языковой лагерь. Если отправлять вместе, то английский. Если раздельно, Артем, выбирай, куда.
   Артем задумался.
  - Думаю, что лучше вместе, заодно друг за другом и присмотрят. Осталось самое малое - в разгар сезона куда-нибудь пристроить детей.
  - Тогда проблем нет, если устроит Канада, - сказала я.
  - Согласен. А кто там присматривать будет?
   Я усмехнулась:
  - За это можешь не волноваться, найдется кому.
  - Слушай, есть такое место, где у тебя нет людей? - раздраженно заметил Игнат.
  - На меня люди не работают, - жестко ответила я, - у меня есть возможности пользоваться чужими услугами.
  - И что же мы будем должны за это? - продолжил он.
  - Я вообще-то о дочери забочусь. Так что Вы, - подчеркнула я местоимение, - ничего.
  - А ты? - забеспокоился Артем. - Мне бы очень не хотелось ставить тебя в зависимое положение.
   Я устало выдохнула:
  - Как же вы меня достали. Сейчас решаем принципиальные вопросы, а вы сразу лезете в частности. Короче, как хотите, но Полинка уедет, как только ей сделают визу. Хотите, чтобы Денис отправился с ней, - готовьте документы. Второе, если нужна копия видеозаписи - я ее дам: хотите, ищите нападавших, хотите - нет. Я буду искать. Захотите обменяться информацией - пожалуйста. Нет - на мою помощь можете тоже в этом деле не рассчитывать.
   Артем примирительно сказал:
  - Ну что ты сразу всё в штыки принимаешь. Просто не хочется перекладывать проблемы на твои хрупкие плечи.
  - Опять демагогию разводишь. Я поняла, обсуждать, кому это понадобилось, сейчас у вас, видимо, нет желания. Смотрите, как бы дальше не было поздно. Всё, я ушла спать к Полинке, вам тоже советую отдохнуть, может, завтра вы на свежую голову придете к какому-нибудь рациональному решению.
   Я встала и, забрав ноутбук и свою сумку, поднялась в выделенную мне с дочкой комнату. Полинка уже спала. Сходив в душ, я решила связаться с кумом, хоть и было уже очень поздно. Ему не понравилось случившееся с нами, поэтому он поддержал мою идею отправить дочь в лагерь, а самой остаться. Я переслала ему видео, может, его люди узнают, кто это был. Пока общалась с кумом, пришло сообщение, что машины, преследовавшей нас, в месте аварии не обнаружено. Впрочем, это и следовало ожидать. Для "котлеты" с силовым бампером надо уж очень сильно впечататься в столб, чтобы не смочь уехать самостоятельно.
   Распрощавшись с обеспокоенным кумом, я мысленно благодарила Мишку. Господи, кто б мог подумать, что практически всё, чему он меня учил, мне пригодится в жизни. Его философия состояла в том, что чем больше у тебя разнообразных навыков, умений и знаний, тем больше шансов на выживание. Он считал мир достаточно агрессивной средой, где нужно было уметь приспосабливаться. На мои вопросы, почему у него такое пессимистическое видение окружающего, он с горькой ухмылкой отвечал: "Жизнь научила". Помню, как он натаскивал меня в бездорожье, в грязи, по глине, по чернозему, по песку, льду, снегу... оттачивая до автоматизма навыки вождения. Передний привод, задний, полный - неважно, всё равно, какая машина... Я тогда удивлялась, откуда он берет буквально под убой такие разные автомобили. Потом он познакомил меня с Сёмой. Эх, что это была за встреча.
   Мишка как-то вечером привез меня в одну ремонтную мастерскую. Навстречу мне выкатился почти одесский персонаж, который, обменявшись рукопожатием с моим мужем, спросил: "Так вот, кто разнообразил жизнь механиков и ремонтников моей мастерской? Чудно! С каждым разом машины приходят всё в лучшем и лучшем состоянии". Я тогда от стыда не знала, куда провалиться. Ну да... и краска содрана, и кузов помят бывал... про бамперы я уж молчу... Но меня ж не по городу отправляли.
   Потом я уже сама заезжала к нему за машинами или он пригонял что-нибудь почти всегда лично. Мы с ним сдружились, найдя много общих тем для беседы. Вновь прибавила я работы Сёме, когда меня выпустили в город накатывать маршруты по всяким проулкам. Естественно, на приличной скорости. Похоже, я выучила все подворотни, места, где есть условные проезды только для внедорожников, все темные закоулки своего и близлежащих городков. Дороги с автомобилями мне снились уже в страшных снах. Стивен Кинг со своей "Кэрри" просто нервно курил в уголке. Машины я уже почти начинала ненавидеть. Мишка подшучивал надо мной, когда я поначалу путалась в модификациях автомобилей, в сходных деталях и прочих технических подробностях. Потом уже мне это начало нравиться, хотя я так и осталась на уровне любителя... любителя хороших машин, красивой и точной езды(не важно, по трассе или по бездорожью) и путешествий за рулем.
  
  Игнат
   Только добрался до дома - тревожный звонок от Артема. Я рванул к нему, влетел в дом, столкнулся с детьми, быстренько их осмотрел, бросился к Тамиле. Та недовольно от меня отмахнулась. Она же прекрасно знает, что последствия травм могут вылезти потом. Во-во, сама отмахивается от заботы о ней, а тут же начинает меня пинать за недосып. Сил спорить просто нет, поэтому я буквально растекся по стулу в кухне. Слава богу, что дети пришли пить чай и заняли мои уши пересказом происшествия. Я прекрасно понимаю, что им, взбудораженным гонкой, в которой они участвовали, надо выплеснуть наружу эмоции и подсознательный страх. Потому что смотреть на экране, как врезаются машины, - это прикольно и круто, а вот попасть самим в такую переделку - это, конечно, круто, но... страшно, хотя ни Полина, ни Денис не признаются в этом. Слава богу, что пришел Артем. Мы быстро отправили детей спать, а сами сели смотреть, что наснимал видеорегистратор. Да уж... могу сказать, что денег она на оборудование автомобиля не пожалела. Картинка была просто замечательная по качеству, а уж по накалу страстей... я бы просто любовался, если бы не знал, кто находился в машине. Надо отдать должное Тамиле, водит она первоклассно, причем не просто как гонщик, а как профессиональный экстремальный водитель, пожалуй, таких обучают у каскадеров, ну и в определенных силовых структурах. Не многие хорошо отработают и ровную дорогу, и те буераки в частном секторе, по которым она скрывалась. Да, тот район она знает отменно, я заезжал как-то туда... без навигатора и заблудиться можно.
   Действие на экране монитора меня захватило полностью, мы скучковались вокруг ноутбука и напряженно молчали, пока не наступила развязка этой безумной гонки. Не удержавшись, я выругался, откинувшись на спинку. Адреналин зашкаливал, как во время боя. Обычно я не настолько эмоционален. Только сейчас до меня дошло, что я сидел, вцепившись в Тамилу. Но, похоже, и она этого не заметила или не подала виду.
   Остановив просмотр, она пересела в кресло напротив. Хотелось просто выругаться. Не знаю, что меня так раздражает сейчас в ней. То ли это непрошибаемая уверенность в то, что она делает, то ли ее неженская реакция на нападение. Другая бы уже размазывала сопли, например, на плече Артема. Почему не на моем? Да я обычно не так сильно к себе располагаю, как он. Пожалуй, я понял, что меня в ней напрягает: вот это ее "не верь, не бойся, не проси". Хотелось бы посмотреть на того человека, кому она безоговорочно верит, потому что и наши слова, и действия с Артемом она перепроверяет по одному ей известному алгоритму. Боится... наверно, только за дочь, а за себя... опять же не представляю ее в такой ситуации. Просить. У кого-то же она помощь просит и принимает ее. Но вот мы с Артемом почему-то каждый раз оказываемся ее должниками, так просто ненавязчиво. Или ей удается так со всеми, а потом с ней просто раздалживаются? Нет, в это тоже не верится. Обычно такими связями обзаводятся чуть ли не к пенсии, и то если повезет.
   Бесит... меня начинает бесить ее логически выверенные предложения. Она абсолютно права, что хочет отправить детей подальше, она уже знает, куда и как. И это не прошло и нескольких часов после инцидента. Она прекрасно видит наше нежелание давать ей возможность куда-либо влезать. И что она делает - просто ставит нас в известность о своих планах, жестко напоминая, что влиять на свои решения она не позволит. Да и рычагов воздействия на нее у нас нет. Она же с нами поделилась информацией только потому, что под угрозой оказался Денис, а так... мы бы вообще ничего не узнали. А что она накопает по своим связям, смертельно хочется выяснить. Связи... связи... опять мы упираемся в них, "птичка" ты заповедная. И к кому же ты обратишься? К Игорю что ли? Пожалуй, он сможет добыть интересующее тебя, а чем же ты платить ему будешь? Кстати, о нем. Если ты на короткой ноге с Игорем, а наши неприятности были бы связаны с ним, то вряд ли бы он стал на тебя покушаться. Он не воюет с детьми, даже если бы ты ему сильно перешла дорогу. Тогда получается, что в наших неприятностях в работе он, по крайней мере, напрямую, не участвовал. Тогда появляется неизвестное лицо в нашем раскладе. И снова головоломка не складывается.
  Оставив нас с Артемом раздумывать над сложившейся ситуацией, Тамила ушла спать.
  - Я с ней полностью согласен насчет детей. Думаю, что стоит отправить Дениса с Полиной в Канаду, раз у Тамилы есть такая возможность. То, что её возможностей хватает обеспечивать безопасность близких ей людей, мы это уже поняли. Нас несколько раз так ненавязчиво личиком в это ткнули, - начал Артем.
  - Согласен. У меня тут вертится еще одна идея, но я не знаю, стоит ли ее реализовывать.
  - Это какая же?
  - Денис должен был видеть, где хоть приблизительно Тамила оставляла машину и брала другую. Но стоит ли ввязывать в поиски пацана. Она открытым текстом сказала, что не хочет, чтобы мы лезли в ее дела: в ремонт машины, в ее связи и так далее.
  - Ты знаешь, давай и здесь поверим ей на слово. Я могу списать твою реакцию на паранойю, но мне кажется, что тут говорит твое уязвленное самолюбие, что кто-то, тем более женщина, быстрее тебя принимает правильные решения, пусть даже не в глобальных, а в бытовых мелочах.
   Мне не хотелось с ним соглашаться, хотя я прекрасно понимал, что он прав.
  - Ладно, завтра попрошу копию записи у нее, а сейчас пошли спать. Хорошо, что завтра выходной, - сказал я.
   Мы разошлись по комнатам. Я на автопилоте сходил в душ и буквально рухнул на постель. Всё, при пожаре выносить первым.
  "Утро красит нежным светом..." Ничего оно не красит, летнее солнце бьет прямо в глаза нагло и беспардонно. Забыл вчера задернуть шторы. Придется вставать. Всё, проснулся. Пошел в ванну, привел себя в порядок... мда... рожа небритая, синяки под глазами. Ладно, здесь народ не из пугливых. Сполз вниз на кухню, а там уже во всю дым коромыслом - Тамила что-то жарит на плите и с улыбкой беседует с Артемом, который уже что-то пил, дети тут же носятся. Настоящая семейная идиллия, хоть не заходи со своей мрачной физиономей. Хотел было ретироваться на время, но меня уже заметила Полина, ухватила за руку и потащила к столу.
  - Мама сырники с изюмом жарит! Они просто обалденные! Тебе обязательно надо попробовать!
   Артем ее поддержал:
  - Давай к нам! Чай, кофе?
  - Кофе, - сказал я, пытаясь пробиться к кофеварке.
  - Чай, - возразила Тамила, - причем зеленый. Я тут нашла пару сортов.
  - Не понял?! - возмутился я. - Мне что, уже кофе зажали?
   Тамила сняла последнюю партию сырников, подошла ко мне и так ласково, как неразумному ребенку, поглаживая по плечу (такое впечатление, что если бы достала до головы, то гладила бы по макушке), сказала:
  - Ты явно слишком много в последнее время кофе употреблял. Лучше давай сейчас чай, он бодрит не меньше, и сырники, а там, если через час захочется, то я лично сварю тебе кофе.
   Ну и как ей противиться можно? Ведьма. Артем засмеялся.
  - Не спорь с ней, она и мне кофе не налила. Представь, в собственном доме мне указали на место: "Сядь за стол и ешь, что положено".
   Мой взгляд исподлобья Тамилу не пронял.
  - И не зыркай на меня, - улыбнулась она.
   Тамила поставила тарелку с сырниками на стол, налила мне и себе чай в большие кружки, и мы присоединились к Артему. Она оказалась права, после приличного завтрака и как-то спать расхотелось. Дети уже умчались играть на улицу, а мы, засунув посуду мыться, пошли в гостиную продолжить вчерашнее обсуждение.
  
  Тамила
  Ну что ж, сон повлиял на мужчин в лучшую сторону: никто не пырхал, оба согласились на мои предложения. Осталось аккуратно уговорить детей на поездку, но это я взяла на себя. Артем посмеялся, что я у них сейчас вообще в таком авторитете после гонки, что они поедут даже в глушь в деревню вскапывать огород, если я предложу. Я сказала, что я еще подумаю, как использовать детское восхищение им на пользу.
  - Игнат, давай уже свою флэшку, - сказала я. - Вижу же, что невтерпеж тебе отдать своим спецам видео. Я уже тебе сделала нарезку.
   Он порылся в кармане и достал ее. Протягивая мне, сказал:
  - Я понял, почему ты порой меня так раздражаешь.
  - И почему же? - я лукаво улыбнулась.
  - Вот была бы ты мужчиной, твои указания воспринимались бы адекватно ситуации.
   Артем расхохотался и заметил:
  - Ага, это ты женат не был. А то один бы раз не услышал, что надо было бы выбросить мусор, так потом бы долго сковородку от лица отлеплял бы. Зато в следующий раз слушал бы очень внимательно.
  - Это ты на своем горьком опыте? - усмехнулся Игнат.
  - Было дело.
   Я обрадовалась, что обстановка стала разряжаться, ребята мне нравились, не хотелось бы ссориться с ними из-за всякой ерунды.
  - Ладно, со своей стороны постараюсь вами сильно не командовать, - улыбнулась я и вернула флэшку Игнату.
   Соприкасаясь пальцами, я обратила внимание на его руки. Эх, красивой формы грабарки. Грабарки - это от размера. Только сейчас осознала, что вчера было весьма приятно ощущать настоящие мужские руки на себе, пусть это и был простой осмотр после аварии. Нет, ну почему, например, не Артем, а этот, иногда весьма угрюмый тип. К тому же я порой сильно раздражаю Игната. Я не представляю, какая женщина должна быть рядом с ним. Наверно, та, которая не будет им командовать. Как всякий разумный организм, я решила, что эти мои мысли появились под влиянием ситуации: адреналин, отсутствие нормального мужчины рядом и... не знаю, чего еще себе в оправдание придумать.
   У меня раздался телефонный звонок, я, не глядя, ответила.
  - Привет, - прозвучал хрипловатый голос Игоря.
  - И тебе здравствуй, - я была рада его слышать.
  - Как у тебя дела?
  - Нормально, опять машину ремонтирую.
  - И кто тебя на этот раз? - усмехнулся он. - Уже не поверю, что ты сама попала в аварию. Без жертв?
  - Ты прав, опять меня. Жертв нет.
  - Рассказывай, что случилось, - быстро подобрался он.
   Я не стала описывать, что произошло на самом деле, представив всё так, как будто какой-то полудурок просто теранул мою машинку, так что ей грозит теперь покраска.
  - Помощь нужна? - спросил он.
  - Ну что ты, - мурлыкнула я, - с такими мелочами я и сама справлюсь. Ты же знаешь.
   Игорь расхохотался:
  - Ну да, наверно, этот несчастный нес твою машину на руках до сервиса.
  - Ага, почти так и было, - я не могла удержаться от улыбки.
  - Я завтра буду у вас. Уделишь мне своё драгоценное время?
  - Надо же, уже не ставим в известность, а просим об аудиенции, - подколола его я.
  - Ну не могу ж я приказывать другу.
  - С тебя и это может статься, - я улыбалась вовсю. - Когда тебя ждать?
  - К обеду буду в городе, так что во второй половине дня.
   Договорились созвониться завтра и попрощались. И тут мой взгляд упал на сидящих напротив меня мужчин, которые с большим любопытством наблюдали за моей беседой. Фух, хорошо, что реплик Игоря не было слышно.
  - Решила не рассказывать о своих неприятностях? - поинтересовался Артем.
  - Зачем нагружать человека лишними проблемами, - пожала я плечами.
  - Похоже, ты вообще не любишь кого-либо беспокоить, - заметил он.
   Я лишь улыбнулась.
   Дети с радостью приняли наше предложение съездить в языковой лагерь, так что мы с Артемом собрали документы и отдали их на оформление. Полинка с Денисом должны были уехать дней через 5. Единственное, что расстроило дочку, это то, что она пропустит мой день рождения, но я успокоила, что связь по телефону или Skype никто не отменял.
  
  Игорь
   Я совсем замотался в делах. У меня такое впечатление, что я буквально живу в самолете между Краснодаром и Москвой. Меня уже в лицо узнают в аэропортах, а стюардессы не спрашивают, что я буду. Проектов и планов громадье, а реализация их, как всегда в России, тормозится бюрократической машиной и иногда недостатком финансирования. В редкие дни затишья я просто отсыпался, уезжая в какую-нибудь глушь и выключая телефон хоть на один день. Вот наконец-то опять появился свет в конце тоннеля, а я давно не общался с Тамилой, так, иногда названивал, но виделись мы последний раз в том кафе. После своеобразной декларации о намерении с моей стороны, отношения не то чтобы потеплели, но исчезла агрессия в мой адрес, хоть настороженность с ее стороны осталась.
   Никогда не имел женщин-друзей, можно сказать, первый опыт. Для меня даже женщина-деловой партнер - весьма экзотический объект, потому что мало кому из них удается не скатываться к давлению на мою мужскую составляющую, когда дело решается не в их пользу. Обязательно пытаются взять меня на джентльмена. Ну не джентльмен я в делах, а делец, иначе денег не заработаешь. Вот и тут... и как с ней дружить? Хотя вон, по уже редким докладам от того же Олега, она вроде как бы по-приятельски общается с моими "друзьями".
   Договорились мы встретиться в небольшом кафе-ресторане, так чтоб пафоса поменьше, а еды вкусной побольше. Тамила не заставила себя ждать, войдя в дверь минута в минуту. Вездесущие брюки и почти мужская рубашка, если бы не забавные разноцветные пуговицы, на ногах туфли на небольшом каблуке и небольшая сумочка, обычно у женщин косметички такого размера.
  - День добрый, - улыбнулась она мне.
  - Наидобрейший, - ответил я, помогая ей присесть. - А чего руку не протягиваешь для рукопожатия?
  - Не хочу провоцировать тебя на лобызание моей конечности, - смеясь, ответила она.
  - Ну вот, такой чести лишили, - в притворной скорби отшутился я, устраиваясь напротив.
   Несколько минут у нас занял заказ, и в ожидании него мы продолжили беседу.
  - Вот мне интересно, почему ты встречи назначаешь в едальнях? - спросила меня Тамила.
  - Именно с тобой или вообще?
  - Про "вообще" я ничего не знаю.
  - Это я так балую себя: обед или ужин в прекрасной компании - это такая редкость.
   Тамила хмыкнула:
  - Неприкрытая лесть.
  - Отнюдь. Я за последний месяц переобщался по необходимости с таким количеством разнообразного народа, что уже хочется чего-то приятного для себя.
  - Ладно, постараюсь вести себя культурно, - улыбнулась она.
  - А у тебя получится? - в тон ответил я.
   Она хитро улыбнулась.
  Несмотря на дружеский тон беседы, я видел, что Тамила была чем-то обеспокоена. Внешне это практически не проявлялось, только нет-нет в паузах в разговоре она мыслями куда-то уплывала.
  - Что-то случилось? - поинтересовался я.
  - Нет, всё нормально, просто напряженная неделя была, а выходные почему-то почти закончились.
  - Личный вопрос можно?
  - Как друг? - иронично спросила она.
  - А как же.
  - Ну давай, а я посмотрю, как это у тебя получится.
  - И много у тебя друзей мужчин?
  - Это личный вопрос? - удивилась она. - Смотря что ты вкладываешь в это понятие.
  - А мне интересно послушать, что для тебя это значит.
   Тамила задумалась. В это время нам принесли заказ, и мы до десерта молчали. Мне уже стало казаться, что я влез куда-то не туда и я зря задал этот вопрос. Но когда принесли кофе, она заговорила.
  - По большому счету, друзей в моем понимании у меня нет. Есть люди, к которым я хорошо отношусь и, или хорошо относятся ко мне.
  - Что, даже поплакаться некому или обратиться за помощью?
  - Я не плачу, а помощь... ее можно или заслужить, или купить, но для этого не обязательно быть друзьями.
  - А бескорыстно, просто так?
  - А ты что-нибудь делаешь "за так"? - чуть грустно улыбнулась она. - Ты ж тоже исходишь из своих интересов, возможностей и возможной выгоды в будущем. Но если нет выгоды, то сгодится и праздное любопытство или скука.
  - Пожалуй, ты права.
  - Вот и мне ты дружбу предложил скорей всего из-за любопытства и скуки. Разнообразия ж, наверно, захотелось в своей суматошной жизни.
   Было неприятно сознаваться ей, что в чем-то она оказалась права. А она видела это. От этого становилось еще как-то гадостней на душе что ли.
  - Не мучайся, - она на несколько секунд накрыла мою руку своей ладошкой.
   Мне было странно чувствовать какую-то поддержку и заботу, в принципе, от чужого мне человека. Я привык карать и миловать, отбирать и раздавать "благодать", но поддерживать бескорыстно - такая милость была только для моей семьи. У Тамилы было по-другому, она, не открываясь сама, становилась как бы якорем или пристанищем. С ней было спокойно и уютно. Моментами я ощущал себя как возле иконы Богоматери: прощение и любовь, и снисхождение к неразумному ребенку.
  - Ты крещеная?
  - Нет. Христианство не для меня.
  - Почему? Не веришь?
   Она пожала плечами.
  - Конечно во что-то я верю, но... это сложно объяснить, у меня это на ощущениях. Я не понимаю, как можно совершать плохие поступки, а потом идти каяться. Ты знаешь, была у меня одна знакомая, истово верующая женщина, вот как скажет или сделает какую-нибудь гадость от всего сердца, а потом от всего же сердца и раскаивается, и просит прощение. Мне этого было не понять. Мне ближе такая философия, что все наши поступки имеют свою цену, и плохое нельзя нивелировать даже искренним сожалением о содеянном.
  - А как же прощение другого человека?
  - Самое страшное, когда ты сам себя простить не можешь.
   На секунду задумавшись, я согласился с ней. Мне тоже было как-то всё равно, прощают ли меня за мои, порой, неблаговидные поступки окружающие или нет, а вот с собой наедине... не всегда получается договориться со своей совестью.
  - В какие-то философские дебри мы полезли в столь солнечный день, пойдем развеем грусть-тоску в парке, - прервала моё самокопание Тамила.
   Я расплатился за обед, и мы пошли в близлежащий тихий парк, местами заброшенный, но ценный зверьем: можно было увидеть белок, для которых местами соорудили кормушки.
  - Подскажи мне, - начал я, когда мы вошли под сень деревьев, - что можно подарить молодой привлекательной женщине?
  - Не знаю, всё зависит от того, что ты от нее хочешь, делая упор на то, что она любит.
  - Золото-бриллианты?
  - Настоящей или потенциальной любовнице? Оценит.
  - Нет.
  - Тогда может и не принять подарок.
  - А ты бы приняла?
  - Нет, я сама себе покупаю то, что считаю нужным, к тому же золото не ношу.
  - Ага, значит, на тебе тогда была платина?
  - Да.
  - Скромно живет юрисконсульт, - подколол ее я.
  - А я и не скрываю, что люблю красивые дорогие вещи.
  - А почему не носишь?
  - В быту ношу необходимый минимум, а напоминать собою елку я не люблю. Зачем выделяться.
  - Ну как же, произвести впечатление...
   Тамила расхохоталась:
  - Мишурой можно только вызвать зависть. Я на тебя произвела впечатление явно не бирюльками. А выпячивание социального статуса... мне хватает внутреннего осознания собственной крутизны.
  - Хорошо, спрошу по-другому. Что ты хочешь получить на день рождения?
  - Так вот к чему были эти вопросы? Ничего.
  - Ты не любишь подарки?
  - Не особо. Зачем тебе нужно делать мне подарок, ведь я, по сути, тебе никто.
  - Считаю, что это будет правильным.
  - Тогда не вижу смысла обсуждать это со мной.
  - Не хотелось бы, чтобы подарок не приняли или отправили в мусорку, - улыбнулся я.
  - Мне проще не принять, чем так за глаза обидеть человека.
  - Нет, ты какая-то ненормальная женщина, другая бы уже прыгала от радости и вручала бы список длинной с рулон туалетной бумаги, - усмехнулся я.
  - Не, бумагу я экономить буду, - засмеялась Тамила. - Ладно, если хочешь сделать подарок, то вывези меня на стрельбище с инструктором, только с большими дистанциями. Да, и еще человек нужен, чтобы оптику под меня поставил.
  - Господи, ну и подарочек ты выбрала, - я закатил глаза. - Оружие тебе тоже предоставить?
  - Нет, спасибо, у меня кое-что есть в заначке.
  - Хорошо, договорились, будет тебе выезд.
   Мы погуляли по старому парку еще с часик, обсуждая всякую ерунду. Прощаясь, Тамила опять не подала руки.
   Возвращаясь домой, у меня было много времени подумать, а еще не очень сильно загруженная трасса этому способствовала. Я начинаю понимать Михаила, что он нашел в Тамиле. Можно многому человека научить, можно его в какой-то мере воспитать, но невозможно сделать человека понимающим и принимающим остальных без осуждения. Это или дано, или нет. Ей дано. Только ради этого согласишься на что угодно, лишь бы хоть иногда можно было бы прийти, и тебя приняли, не задавая вопросов, возможно, выслушали, не давая советов, молчаливо поддержали в трудный момент и... ничего бы за это не потребовали. А ты бы сам всё отдал за такую поистине божественную милость.
  
   Тамила
  Где-то с месяц я не виделась с Игорем, но он продолжал мне периодически звонить, интересуясь моими делами. Долго по телефону мы не болтали, чувствовалась какая-то напряженность: я не могла его все же воспринимать как друга, да и он, видимо, первый раз декларировал свои намерения о дружбе женщине. С такими, как он, сложно дружить, да и не подпускают они к себе близко почти никого, но если уж удостоился такой чести, то ты приобретаешь щит и меч, который за тебя вступится в любой ситуации. Но если разочаруешь или, не дай бог, предашь... тогда лучше бы не рождаться на свете. Более страшного врага сложно будет себе представить. Вот и я не знала, как относиться к вниманию Игоря. Льстить - не льстило, больше тревожило. И опять не знала, чего ожидать, когда присаживалась на стул, любезно подвинутый им.
   Меня несколько удивил его вопрос о моих друзьях. Похоже, прощупывает, насколько легко я подпускаю к себе людей. Нелегко, очень нелегко, пожалуй, даже не легче, чем он. Только у меня градаций расстояний больше, в отличие от него. Он привык или рядом, или далеко... Ему сложно даже подпускать к себе постепенно, вижу, как ему некомфортно. Не привык просить, привык приказывать... а тут... Мое утверждение, что предложение дружбы - это своеобразный эксперимент, его покоробило, но признаваться в этом он не сильно хотел. Сложно, сложно таким сильным людям признаваться даже в маленькой слабости, даже если это будет любовь к мороженому. Я порывисто накрыла его руку своей, как бы успокаивая. Не знаю, что меня толкнуло на это... где-то интуитивно посчитала это правильным. Хорошая рука, настоящая, мужская... ухоженная, но чуть шершавая на ощупь.
   В общем, обед прошел в философско-созерцательном ключе. Чтобы как-то развеять грусть-печаль от такого принятия пищи, я предложила прогуляться. Наслаждаясь тенью в парке, мы тихонечко бродили по его тропинкам. Но эта идиллия была нарушена его вопросом о подарке мне на день рождения. Вот этого я уж точно не ожидала. Мне на самом деле ничего не нужно, особенно от него. Не хотелось бы ставить в неудобное положение нас обоих. А глаз у него наметан, было бы странно, что человек с подобным статусом не разбирался бы в украшениях, даже если видел их мельком. Не хочу принимать ничего материального... это сразу вешает ценник на меня... а если не сказать, что я хочу, то тогда при получении подарка я буду в неудобной ситуации, потому что чтобы он не подарил, мне не удастся от этого отказаться. Просто он не даст, найдет способ настоять на своём. А тягаться с таким зверем... я в укротительницы не нанималась.
   О, придумала... Надо же, согласился, даже не сильно удивившись. Уверена, что всё будет организовано по высшему разряду, по-другому он и не привык.
   Прощаясь, я вновь старалась несколько дистанцироваться от Игоря. Руку пожимать он мне не будет, даже если будет считать меня своим другом, а целование руки мне, конечно, приятно, но не хотелось бы давать ему возможности переступать грань, пусть даже неосознанно.
   Несколько рабочих дней прошли в гонке. Мы с Артемом собирали детей в лагерь. Наверно, легче пережить, пожар, потоп и землетрясение разом, чем отправить их заграницу. Столько всего нужно было купить, столько документов оформить и... собрать чемоданы. Поэтому к моменту, как мы сажали детей в самолет, самым живым из нас был Игнат, который тоже пришел проводить Дениса и Полину. После того, как мы посадили их в самолет, было решено обсудить сложившуюся ситуацию.
   Мы приехали к Артему, решив, что там будет удобней. Я не сильно сопротивлялась, потому что не очень хотела приглашать их к себе. Вот детей в гостях я люблю, а взрослых не очень. Сказывается привычка жить уединенно.
   Мы собрались на кухне, массивный стол давал хоть какую-то иллюзию стабильности в этой странной ситуации.
  - Что могу сказать по своей линии. Машину искали. На учете такая не числится, изменение в конструкции официально не регистрировали. Со знакомыми организаторами трофи-рейдов общался - такая машина у них не участвовала. Есть предположение, что из вновь собранных, но опять же, под капот мы не лазали, так что сказать точно, на сколько это новье, я не могу, - отчитался Игнат.
  - У меня то же самое. Прошерстили умельцев в нашей области. Два варианта: собирали не у нас или мы не нашли, где. Если собирали не у нас, то кто-то ее должен был привезти. В открытую тоже вроде такую не транспортировали. Хуже, если мы просто не смогли вычислить место сборки, - со своей стороны доложилась я.
  - Пока не выяснили, кто заказчик, мы не можем узнать, на кого направлен был удар. И вообще, не известно, сколько времени эта канитель продлится. Если это по нашей с Игнатом работе, то уже более полугода нас держат в напряжении, - чуть не застонал Артем.
  - Плохо, что всё это напоминает партизанскую войну: удар - затишье на неопределенное время, удар в другом направлении - снова тишина. Остальные неприятности у вас, я так понимаю, больше похожи на мелкое пакостничество, - подытожила я.
   Артем кивнул.
  - Андрея на работу приняли? - спросила я.
  - Да, определили на один из объектов, где еще ничего не случалось. Во всяком случае, два раза в одном месте нам не гадили. Там пока тишина, но, думаю, еще рановато делать выводы, прошло чуть больше двух недель, - ответил Артем.
   Так и не придя к каким-то выводам, мы решили продолжать поиски. Прощаясь, Артем попросил меня быть осторожной и никуда не лезть, не предупредив. Я, скрестив за спиной пальцы, кивнула. Игнат заметил мой маневр и тихонько хмыкнул.
   Вечером связалась с кумом, пересказав итог встречи. Он похвалил за то, что отправили детей, и высказал опасение за мою безопасность, предложив тоже куда-нибудь уехать. Я отказалась, сославшись на то, что если это по мою душу, то и прятаться не стоит, и отказалась от охраны, чтобы не привлекать внимание. Кум нехотя согласился, потому что знал, что если уж точно захотят убрать, правда, не ясно за что, то даже охрана, гласная или нет, не поможет. 90-е годы это прекрасно показали, а то, что сейчас уже давно как XXI-й век, никого не волнует. Методы остались теми же, только маскируются лучше.
   Мишка, Мишка... неужели это "привет" от твоих недругов? Обещал же, что всё уладишь и мне с Полинкой ничего грозить не будет. Хотя ты мог предполагать, но Аннушка уже разлила масло...
   Сколько недовольных твоим вмешательством в дела было? Много. Некоторые покинули не только нашу область, но и регион. Никто из них сюда вроде не возвращался. Во всяком случае, из тех, кого я знала. Мишка в последнюю пару лет заочно меня познакомил с людьми, которых стоило бы опасаться, если бы они появились на моем горизонте. С живыми... но не с мертвыми.
  
  Артем
  Отправив Дениса с Полиной в Канаду, я вздохнул спокойней, хоть не придется оглядываться на них какое-то время, и есть возможность вплотную заняться делами. Я по согласованию с генеральным стал объезжать крупные объекты с проверками, иногда меня сопровождал Игнат. Затишье было по всем фронтам, и мы не могли даже предугадать, откуда будет следующий удар. Вообще всё как-то странно происходило. Сейчас мы пока не участвовали в крупных тендерах, да и ничего такого, чтобы могло бы нас заинтересовать, не намечалось. Лишить нас возможности работать на уже выделенных объектах было не так просто, потому что для этого ситуация должна складываться на них аховая. Но у нас пока всё было под контролем: сроки мы хоть и не опережали, но в них вкладывались, финансирование, за редким исключением, было стабильным, техника безопасности после случая со мной соблюдалась как нигде, наверно, в России. Хоть предполагай, что это личное сведение счетов. Но фирма-то не моя, я всего-навсего исполнительный директор, хоть мне и принадлежит кое-какая доля. На генерального пока не покушались, но он и ездит с серьезной охраной, чуть ли не как у президента.
  В итоге, дома я появился только к концу недели, не успев объехать и половины намеченного, усталый и злобный. А тут еще Игнат огорошил меня, что в субботу у Тамилы день рождения. Я цветасто выругался в его адрес. Надо же было напомнить в последний момент. Ну и что теперь делать? Я даже представить не могу, что ей можно подарить. Еще не известно, что она примет. Опять же не хотелось вляпываться так, как с базой. Внимательно меня выслушав, Игнат ответил:
  - Так, ты с ней на выходные договорись, а я уж решу вопрос с подарком.
  - Почему не наоборот?
  - Во-первых, подарок я уже придумал, а ты нет; во-вторых, с тобой ей проще общаться, чем со мной.
  - Ну... сильно спорить не буду, хотя согласен только с первым пунктом. А что за подарок?
  - Звони уж, - усмехнулся Игнат. - Договаривайся на весь день с раннего утра.
   Я знал, что если он решил пока молчать, то из него ничего клещами не вытянешь.
  - Хорошо, но я в доле, - сказал я, набирая Тамилу.
   После нескольких гудков она ответила.
  - Вечер добрый, Тамила. Как у тебя дела? - начал я.
  - И тебе тоже. Нормально, наконец-то закончилась рабочая неделя. Дети вот только что через Skype выходили, привет всем передавали.
  - Спасибо. У меня к тебе очень шкурный вопрос.
  - Надо же? И чья шкурка на кону?
  - Твоя.
  - Не, моя шкурка не пойдет, сейчас лето, мех облез, так что не сезон, - засмеялась она.
  - А я серьезно. Ты нужна нам на выходные.
  - В каком качестве? - осторожно поинтересовалась Тамила.
  - В качестве именинницы. И заметь, если ты откажешься, то способ тебя выкрасть мы как-нибудь найдем.
  - Господи, и у кого такая память хорошая? - простонала она. - А может, не надо? - перешла она на жалобный тон.
  - Я не понял, ты что, не любишь торт, свечки и пьяных гостей? - в притворном ужасе спросил я.
  - Ага, а также когда орут голосом раненого бизона песню "С днем рождения тебя" на английском с жутким рязанским акцентом.
  - Ладно, петь не будем, уговорила, но всё прочее в программе. Так что с выходными?
  - Суббота занята.
  - Договорились, тогда в воскресенье на весь день. Заезжаем в 7 утра.
  - Мне уже страшно становится. Артем, только давайте не выдумывайте ничего с подарками. Я этого не люблю.
  - Тэбэ понравытся, - заверил я ее, копируя кавказский акцент.
   Попрощавшись с ней, я испытующе посмотрел на Игната.
  - Так, с тебя продукты на шашлык, будем праздновать на моей даче. Не забудь взять видеокамеру - пригодится, - хитро улыбаясь, произнес он.
   Вся суббота прошла в бегах по рынкам в поисках наилучшего мяса, овощей и настоящих южных фруктов, которые наконец-то появились. Игнат только тихо посмеивался, когда я его пытал насчет подарка. Не может же выезд на шашлык, пусть даже на его прекрасную дачу, быть подарком Тамиле.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"