Ilith: другие произведения.

Не испугайся тени прошлого - 3 часть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

  Тамила
   Утро туманное... на самом деле, утро очень раннее, полпятого, а я уже выставила поклажу в коридор и допиваю чай в ожидании Олега, племянника Игоря. Я предпочла ехать на своей машине, поэтому мне в качестве грузчика и провожатого его и выделили. Игорь хотел меня забрать сам, но я отказалась. Ну вот и звонок в домофон. Я впустила Олега. От кофе и чая он отказался, так что мы сразу спустили мои тяжелые пожитки.
  - Интересно, как бы Вы сами всё это тащили? - спросил он у меня, вешая на плечи два чехла и еще подхватывая достаточно тяжелый кейс с боеприпасом.
  - Как всегда молча, - ответила я. - Ты ж знаешь, русская женщина весьма полезный в быту зверь: и отгавкается, и добычу из магазина притащит. Ты как-нибудь на шопинг с дамой сходи, - улыбнулась я, глядя, как Олега передернуло от слова "шопинг".
  - Пожалуй, я поверю на слово.
   Мне уже вернули мою "Митсубиси", поэтому я с радостью прыгнула за руль после того, как мы загрузились. Олег сел на пассажирское сидение и пристегнулся с мрачной физиономией.
  - Ну да, еще сравни меня с обезьяной с гранатой, - усмехнулась я.
  - Не буду, мне еще шкурка дорога, если дяде пожалуетесь, - пробормотал он.
  - А с чего это я должна ему жаловаться? - удивилась я. - Как я и с кем общаюсь, и кто и что мне говорит, его не касается.
  - Ну-ну, это Вы так думаете. А я лучше перестрахуюсь.
  - Что, боишься грозного родственника? - подколола я.
  - Не боюсь, но уважаю и не хочу доставлять ему неприятности. Потом это боком выходит, - честно ответил Олег.
  - Что, неужели и за "Сузучку" мою досталось?
  - А как же, - скривился он.
  - И каково же было наказание?
  - Исправительными работами. Считается, что ручной труд сделал из обезьяны человека... вот и меня в течение двух недель превращали из человекообразной обезьяны в разумного.
  - Суров у тебя дядя, - усмехнулась я.
  - Справедлив.
   Через какое-то время Олег расслабился, видимо, до этого он вспоминал, как мы тащились с гор, и боялся, что поездка займет уйму времени. Почти всю дорогу мы молчали, тишину периодически нарушал голос навигатора с ценными указаниями. Я редко включала музыку в машине, в основном, когда ехала ночью, да и Олег равнодушно пожал плечами на мое предложение включить хотя бы радио. В столь ранний час трасса была не сильно загружена, но то, что это южное направление, уже было видно по номерам машин из разных регионов, хозяева которых стремились на Юге прогреть свои косточки.
   Когда мы миновали Краснодар, Олег стал оживать: до полигона оставалось уже не так далеко, километров 40. Неплохие у Игоря связи. Это ж надо умудриться воткнуться между учениями и договориться с учебно-полевым центром. Перед воротами я заметила знакомую машину, а Олег набрал дядю и сообщил о нашем приезде.
   К нам вышел Игорь, и мы начали выгружаться. Легко подхватив мои пожитки, мужчины направились к воротам. "Да, идет же некоторым камуфляж", - подумалось мне, пока я украдкой разглядывала статную фигуру Игоря, несущего мой кейс и сумку. Упакован он был по-военному: майка без рукавов, открывающая напряженные мускулы, штаны "зеленка", заправленные в почти новые армейские берцы. Он обернулся, перехватывая мой оценивающий взгляд, и ухмыльнулся.
  - Тебя не смутит присутствие еще нескольких моих знакомых? - спросил он.
  - Абсолютно, если их также не смутит мое присутствие, - улыбнулась я.
  - Ничуть. Народ в курсе, благодаря кому удалось наконец-то собраться.
  - Естественно в курсе, ты ж всех собирал и договаривался, - сделала я непонимающее лицо.
  - Не, - улыбнулся он, - ты ж дала великолепный повод.
  - Ага, вроде "был бы повод, а пострелять мы всегда рады"?
  - Точно, - кивнул он серьезно, пряча усмешку в уголках глаз.
   Олег уже подошел к небольшой группе мужчин, которые стояли под навесом рядом со столами, и аккуратно положил мои зачехленные винтовки рядом с уже лежащими. Игорь представил нас друг другу по именам, не вдаваясь в чины и регалии. На мой не сильно искушенный взгляд, праздных людей здесь не было: мужчины отличались крепкими фигурами, хоть у нескольких и намечался животик, и цепкими взглядами, когда они, не скрывая любопытства, рассматривали меня. Рукопожатия также оказались по-мужски крепкими. Я постаралась, как обычно, раствориться в интерьере, но здесь это было сделать достаточно сложно. Первым, не выдержав пытку тишиной, заговорил Батир:
  - Ну показывай, что привезла.
  - Да ничего особенного и раритетного, - равнодушно проговорила я.
  - А это мы сейчас сами и посмотрим, - радостно потирая руки, возразил он. - Ты же знаешь, дай мужчинам только в руки железки...
  - И получишь лекцию не на одни сутки, - улыбаясь, перебила я его.
   Он расхохотался:
  - А ты не промах.
   После того, как я расчехлила винтовки, обстановка стала теплеть. Ну точно... дали в руки детям игрушки: посыпались технические характеристики, кто-то вспоминал, что держал уже подобное. Всё-таки заметили, что не потоковые винтовки, а сделанные на заказ, но вопросов пока задавать не стали, лишь с бОльшим интересом стали поглядывать в мою сторону, особенно после того, как я достала оптику, стоившую немногим больше самих стволов. Кронштейны их также порадовали своим качеством. Глаза у мужчин просто загорелись.
  - Сейчас будет драка, - внезапно я услышала голос Игоря у себя над головой.
  Надо же, я даже не почувствовала, что ко мне подошли со спины.
  - Почему?
  - А кто ж откажется первым прикрутить оптику, пусть даже и не на свое ружье, - усмехнулся он.
  - Что-то мне это напоминает, - пробормотала я.
  - Во-во, то самое, - усмехнулся Батир. - Ну что, красавица, выбирай, кто у них, - он махнул головой в сторону стволов, - будет первым.
  - Могу заверить, что совсем первыми вы не будете, - рассмеялась я. - Надеюсь, без обид?
   Мужчины загомонили, что обиды на меня точно никто держать не будет. Тогда я выбрала Игоря и Батира. Первого, потому что всё же он это всё организовал, а Батира... даже не знаю почему. Опять что-то торкнуло, что так будет правильно.
   Со мной остались только Игорь и Батир, остальные ушли на позиции со своим оружием. Мужчины отточенными движениями стали устанавливать кронштейны и примерять на них оптику, я внимательно следила за их действиями. Не то чтобы я не смогла сама это сделать, просто решила дать им возможность покрасоваться. Из раздумий меня вырвал голос Батира.
  - Охотиться любишь?
  - Разве что на бумажки, - помотала я головой.
  - Ай-яй-яй, держать такие стволы на голодном пайке, - сокрушенно покачал он головой.
  - Ну что делать, раз им досталась такая непутевая хозяйка, - слегка улыбнулась я.
  - Заказной "ёжик", - любовно он погладил ложу. - Под тебя делали?
   Отпираться не было смысла, поэтому я лишь кивнула.
  - Продать не хочешь?
  - Не вижу смысла, - делано равнодушно сказала я. - Цены нормальной за него не дадут, а отдавать задаром жаба задушит.
  - А если хорошую цену дам, - прищурился Батир.
  - Я не нуждаюсь в деньгах, чтобы распродавать арсенал, - чуть улыбнулась я. - Пусть это будет моей маленькой слабостью.
  - Ну-ну, - покачал он головой, показывая, что не сильно мне поверил.
   Игорь только молча наблюдал за нашей беседой. Ну вот и мы присоединились к остальным на позиции. Решили, что сначала я отстреляюсь с Игорем, а потом с Батиром, который сейчас уже прикладывался к своей винтовке.
   Пристрелка - дело неспешное и может показаться, что нудное. Стоишь или лежишь, прицеливаешься, стреляешь, смотришь, куда попал, крутишь колесики, выставляя поправки. Ради того, чтобы не палиться, что я неплохо представляю процесс пристреливания, сначала дала винтовку Игорю. Потом уже взялась сама. Да... результаты удручающие... чуть больше трех лет не выезжала с оптикой, позор на мои седины. Результаты неплохи, но нестабильны. Этого и следовало ожидать, ведь мне вырваться удавалось только чтобы пострелять из гладкоствола по тарелочкам, благо это было не очень далеко от нашего дома.
   Игорь стоял у меня за спиной, глядя в трубу, периодически комментируя или поправляя меня. Мне это напомнило, как мы любили выезжать вот так с Мишкой, неважно в какую погоду, в какое время года. Грязь, дождь, снег, палящее солнце с его маревом. Запах пороха, горячего ствола и ружейного масла. А потом довольные самим процессом мы с ним на пару чистили ружья, обсуждая результаты. Такая своеобразная семейная идиллия.
   Всё, плечо начинает ныть, надо делать перерыв, решила я для себя и ушла с рубежа к столу с нашими вещами. Там уже отдыхало несколько наших товарищей, которые травили охотничьи и рыболовные байки. Я разложила прибамбасы для чистки и наскоро почистила винтовку, чтобы убрать ее. На сегодня с ней я закончила. У меня в планах было заняться "ёжиком". А пока стоило подождать, когда освободится Батир.
   Игорь принес отстрелянные мной мишени и положил их на стол. Мужчины, болтавшие о своем, с любопытством, которое, оказывается, присуще не только женщинам, потянулись к ним.
  - Очень хорошо, - присвистнул от удивления один из них.
  - Хорошо поставлена рука, - согласился с ним другой.
  - Правильно пристреляна оптика, - я сделала реверанс в сторону Игоря.
  - Не умаляй своих заслуг, - ухмыльнулся он.
   Через некоторое время подтянулись остальные стрелки с отстрелянными мишенями, включая Батира. Я старалась не сильно проявлять любопытство к продырявленным листкам, но успела заметить, что у него были самые выдающиеся результаты, что подтвердили и восхищенные возгласы остальных. "Явно не просто на птичках тренировался", - подумалось мне. Мы отпились водой, потому что уже начало припекать летнее южное солнце, и решили побыть еще с часик и свернуть пострелушки, потому что дальше удовольствия особого никто не получит, изнывая от жары.
   Мы с Батиром ушли на рубеж. Я с любовью взяла свой "ёжик": вороненый закрученный на пол-оборота ствол шестнадцатигранной формы, теплая ложа под маслом хорошо ложится в руку и ласково прижимается к щеке, свободного хода спускового крючка до выстрела практически нет, отдача резкая, короткая, но не такая уж и сильная. Выстрел, комментарий Батира, зарядила, выстрел... и так с небольшими перерывами. Монотонно, с отрывистыми фразами с его стороны, молчаливым подтверждением с моей. Начинается самая жара, от пота в глаза спасает только повязка, пахнет высыхающей травой, порохом, горячим железом. Как когда-то... я отмахиваюсь от воспоминаний, грозящих меня накрыть с головой. А мысли настойчиво лезут, буквально распихивая друг друга. Я стараюсь отвлечься однообразием действий.
   Всё, закончили. Батир меня хвалит, хлопая по плечу. На рубеже уже никого нет, мы последние. Остальные уже почистили и зачехлили винтовки, осталась только я.
  - Помочь почистить? - спросил меня Батир.
  - Кто женщину танцует, тот потом с ней и мучается, - улыбнулась я.
  - Это уже что-то нетрадиционное, - заметил Игорь.
  - А что делать, если машина и винтовка женского рода? Приходится извращаться, - пошутила я.
   Мужчины согласно загомонили.
  - Итак, присутствующие здесь, хочу сообщить вам, что сегодня мы собрались не просто так, - начал Игорь.
  - Да, мы собрались здесь выгулять своих дам, - я кивнула в сторону чехлов.
  - И не поэтому. Не перебивай меня, я всё равно скажу, - улыбнулся он. - Сегодня у этой очаровательной женщины день рождения, и вот такой далеко не традиционный подарок она себе выбрала.
   Со всех сторон посыпались поздравления и удивленные возгласы.
  - А сейчас мы дружною гурьбой едем в место, где всё же сможем отметить это знаменательное событие, - закончил он.
   Мне ничего не оставалось, как согласиться со всеми, потому что не хотелось портить такой замечательный для всех день. Оставалось надеяться, что гуляние сильно не затянется. Мы расселись по машинам, со мной напросился Батир, аргументируя тем, что тесниться вчетвером в машине не резон, раз есть еще одни колеса. Олег сел сзади. Всю дорогу Батир рассказывал всяческие истории, пытаясь вытянуть меня на разговор, я старательно уводила его от скользких тем, потому что вопросы касались имеющегося у меня арсенала. У меня не было особо дорогих экземпляров, но все они были сделаны или на заказ в качестве хорошего "ходового" оружия, или было пару штучных подарочных экземпляров, сделанных еще старыми мастерами и практически не стреляных.
  - Что говорить о моих скромных успехах, - в очередной раз я попыталась сменить тему. - У Вас гораздо лучшие результаты, видно, что хорошая школа и большая достаточно постоянная практика.
  - Есть такое немножко. Люблю выезжать на охоту, - ответил Батир. - Хотите, приезжайте к нам, организую в лучшем виде.
  - Спасибо, но я ж говорила, что не охотник, - ответила я. - Мне живность жалко.
  - Тем не менее, Вы любите оружие и стрельбу. Но в дырявливании бумажек отсутствует такой компонент, как азарт.
  - Не рыбак, не понимаю, - улыбнулась я. - Вообще я не азартный человек.
  - Странно. Практически все, кто любит стрельбу и оружие, являются таковыми.
  - И Вы? - поинтересовалась я.
  - Есть за мной такой грех, - засмеялся Батир. - К тому же у нас заведено, что настоящий мужчина должен быть хорошим охотником, не важно, за чем: за зверем, женщиной, кем-то или чем-то другим.
   Меня всё не покидало ощущение, что Батир, также, как и в первое время Игорь, изучает мою реакцию на разные темы, тщательно маскируя это шутками и байками. Конечно, меня это напрягало, хоть я и старалась не подавать виду, он же не просто так напросился ко мне, ко мне в машину могли подсадить кого угодно. Остальных стрелков, насколько я могла почувствовать, не сильно интересовала моя персона в плане "покопаться, что за зверь такой". Они отнеслись ко мне как к товарищу на полигоне, а Батир, как и Игорь, полез на личную территорию. И опять же, как будто ничего личного.
   Слава богу, что мы приехали к условленному месту. Это было что-то вроде загородной базы отдыха с весьма большими удобствами: пока нам накрывали на стол и готовили шашлык, нам удалось сходить в душ в небольшой гостинице, расположенной здесь же на территории. Машины загнали на отдельную стоянку под пристальное око охранников, во избежание эксцессов, ведь там оставалось оружие. А сами мы устроились на крытой террасе, увитой виноградом.
   Дружным решением коллектива было постановлено, что водители не пьют, а остальные не напиваются в зюзю, так как время обеденное и жаркое. Звучали тосты, минералка лилась рекой, на крепкие напитки никто сильно не покушался, несмотря на то, что был замечательный шашлык. За столом всё также звучали разговоры на мужские темы: охота, рыбалка, машины. Тема женщин была культурно обойдена. Я участвовала в беседе, порой спорила с оппонентами, кто-то из нас соглашался с чужими аргументами или мы, смеясь, оставались при своих. Легко мне не было, как и в любой устоявшейся компании новичку, но в штыки меня не принимали, что я списывала не на свое обаяние, а на протекцию Игоря. Тяжелый изучающий взгляд Батира также не добавлял мне внутреннего комфорта, хотя претензий к его поведению я предъявить не могла: корректен, вежлив, внешне дружелюбен.
   День клонился к вечеру, и я засобиралась домой. Меня уговаривали остаться, тем более, что ночевать можно было в гостинице, а оружие оставить в "гостевом" сейфе у охраны, но я не согласилась, сославшись на занятость в воскресенье.
  - Давай я тебя провожу, - предложил Игорь.
  - Не волнуйся, я прекрасно доберусь одна, тут ехать-то не так далеко, да и дорогу уж от Краснодара я как-нибудь найду, - улыбнулась я.
  - Тогда Олег поедет с тобой, - начал он.
  - Оставь парня в покое, пусть отдыхает, а то ты его пытаешься лишить и завтрашнего выходного, - как можно мягче старалась уговорить Игоря, чтобы не взыграло мужское "а я решил". - К тому же, насколько я поняла, вы давно не встречались такой компанией, теперь будет возможность посплетничать без женских ушей.
  - Отзвонись, когда доберешься, - нехотя отступил он, признавая мою правоту.
   Дорога домой заняла чуть больше трех часов. Приехав, я разгрузила машину и отчиталась Игорю, что уже дома. Только включила компьютер, как мне уже звонила Полинка с Денисом с поздравлениями и пожеланиями. Мы поболтали немного об их отдыхе в лагере и успехах в изучении языка. Не заставил себя ждать и звонок от кума.
  - С днем рождения, девочка моя. Счастья тебе, здоровья и спокойной жизни, - поздравил меня он.
  - Спасибо большое. Ваши слова, да богу в уши, особенно в последнем.
  - Что-то произошло еще?
  - Особо ничего, кроме того, что сегодня ездила на стрельбы с Игорем и его компанией.
  - И как тебя угораздило? - покачал головой кум.
  - А что мне еще было придумать в качестве подарка на день рождения? Только я не думала, что соберется такая толпа и это займет целый день.
  - Ну от него стоило ожидать размаха, - хмыкнул кум. - Интересные люди были?
  - Вот об этом я и хотела поговорить. Батир. Кроме имени ничего не знаю.
   Кум нахмурился.
  - Вот чтоб тебе такого цензурного сказать, чтоб не обидеть тебя... И сильно ты его заинтересовала?
  - В достаточной мере, чтобы он напросился ехать со мной в машине и развлекал меня байками.
  - Ничего хорошего, но и ничего смертельно плохого. В принципе, этого следовало ожидать рано или поздно, раз ты общаешься с Игорем.
  - Рекомендации какие-нибудь будут?
  - Как обычно, - как-то грустно сказал кум, - постараться никуда не влезть. Но это, видимо, не с твоим счастьем.
   На этой грустной ноте мы попрощались. А я пошла в оружейную почистить нормально стволы, с которыми ездила. Меня всегда это как-то уравновешивало и успокаивало даже лучше медитации. Надо сказать, после этого я уснула быстро и спала хорошим крепким сном.
  
   Игорь
  Необычный подарок запросила Тамила. Мне несложно было это устроить, связи позволяли, да и давно с ребятами не собирались, и Батир хотел познакомиться с Тамилой - вот и повод. Надеюсь, она будет не против компании, ведь на самом деле на рубеже каждый сам по себе, один на один с мишенью. Вот уж самостоятельная, предлагал привезти ее вечером в Краснодар, мало того, что отказалась от водителя, так еще и решила ехать рано утром в субботу. Хорошо хоть на Олега согласилась, хоть и неохотно.
  Мы с Батиром приехали где-то на час раньше назначенного. Пока поговорили со старыми знакомыми, пока осмотрели место стрельбы.
  - И чего тебе так захотелось познакомиться с Тамилой? - спросил я его.
  - Слушай, у тебя любопытство взыграло, у меня тоже. Мне уже стало очень интересно, ради чего ты так далеко обедать-то мотаешься, - улыбнулся он.
  - Не так уж часто я туда и езжу, - возразил я.
  - Не часто, но с удовольствием.
  - Ну да, а ты найди в наше время хорошего собеседника, который не будет заглядывать мне в рот из-за моего положения.
  - С этим не могу не согласиться. Ладно, посмотрю я, чем так привлекательна она.
   Вскоре стали подтягиваться и наши старые приятели, с некоторыми мы в свое время еще служили, с другими уже познакомились позже, но всех нас объединяло одно - страсть к оружию и охоте, были среди нас, конечно, и заядлые рыбаки. Вот и Тамила с Олегом подъехала к назначенному времени. Мы вытащили пожитки Тамилы. Олегу досталось два ствола, а я подхватил кейс, судя по весу, с боеприпасами, и сумку, как потом оказалось, с оптикой и прочими цацками, и пошел вперед. Обернувшись, перехватил оценивающий взгляд Тамилы, но ее это, похоже, ничуть не смутило. Надо отметить, что сама она была одета точь в точь как я: берцы и камуфляж. Практично, ничего другого я от нее и не ожидал. Её, похоже, не напрягало, что на стрельбище мы будем не одни, ну правильно, кто за чем бы шел, а она исключительно по делу.
   Когда мы подошли к основной компании, я представил ее своим друзьям. Она, как и мне когда-то, протянула всем руку для рукопожатия. Церемония знакомства была соблюдена. И все ж накинулись на новичка в компании, интересно, что же могла Тамила привезти с собой. Попытки Батира ее подколоть не увенчались успехом, она как-то непринужденно переводила всё в шутку.
   На первый взгляд действительно Тамила не привезла ничего уникального. Всё наше, "рассейское", но приглядевшись поближе, становится ясно, что делалось на заказ, а потом еще и доводилось умелыми руками. Нигде ничего не люфтит, зазорчики любо-дорого смотреть, стволы - выше похвал, во всяком случае, внешне, там уже посмотрим, насколько кучно бьют, а деревце под маслом... ммм... с душой сделано. На том же "ёжике" в стандарте идет "уморенная" береза, тут же орех под маслицем, да не просто прямослойный... Мужики цокают языками, но вопросов не задают, замечая некоторую напряженность Тамилы. Видимо, она не захочет на них честно отвечать. Но, может, потом удастся ее разговорить. Так, и для чего мы тут собрались? Правильно, будем ставить оптику... что там у нас в сумке... кронштейны... хорошие... один из них заказной... А оптика... мда... по цене явно дороже стволов, если бы они были в штатном исполнении. И вот стоило заморачиваться так с доведением винтовок до кондиции, если что-нибудь аналогичное импортнявое можно купить было вообще без головной боли. Тут, видимо, любитель "конструкторов" постарался. При всем моем уважении к Тамиле, я не поверю, что она собственноручно доводила до ума наше железо.
   Чуть не произошла драка при обсуждении, кто чего куда бы поставил, поэтому пришлось немного охладить народ и дать слово хозяйке. Меня начинает разбирать любопытство, по какому принципу она выбрала людей, чтобы прикрутить оптику. Ну ладно меня, вроде как организатор всего этого бардака, но Батира? На самом деле из всех нас это был действительно лучший выбор. У меня создавалось всегда такое впечатление, что он родился с оружием.
   Пока остальные пошли пострелять, мы с Батиром занялись оптикой. Тут-то он и начал прощупывать Тамилу, подтверждая уже для себя, что оружие делалось конкретно под нее, а вот охотиться она не ездит. В чем-то она права, считая, что взять нормальную цену за свои стволы она не сможет даже при их идеальном состоянии. Это не уникальное оружие, чисто ходовое, да и считается б/у. А цену Батир действительно может предложить реальную, видно, что "ёжик" с витым стволом его заинтересовал. Только не могу понять, почему именно.
   Сначала я пристрелял прицел, внес необходимые поправки, потом отдал винтовку Тамиле. "Хороший такой сзади ракурс", - усмехнулся я, когда Тамила улеглась на огневом рубеже. Глядя в трубу, я мог оценить ее мастерство. Весьма неплохо. Не всегда стабильно, но это дело практики. Рука у нее твердая, не рвет спусковой крючок, плавно, под дыхание, как положено. Вносимые мной коррективы исполняет молча, не переспрашивая, видимо, это ей знакомо. Через какое-то время она прекращает стрельбу, я бы тоже уже подустал, отдача, несмотря на тренированное тело, ощутимо бьет в плечо.
   Тамила пошла к столу, где опять расположилось несколько наших стрелков, а я принес отстрелянные мишени. Мужики заценили, причем вслух, Тамила опять постаралась перевести все внимание от себя. Через некоторое время передал ее с рук на руки Батиру, посмотрим, как у них дело пойдет. Время к полудню. Уже все закончили, а Тамила продолжала валяться на рубеже. Жара ж, неужели ей в кайф вот в этой пыли и духоте без малейшего дуновения ветерка (повезло ж с погодой) находиться там? О, не прошло и полгода, как закончили. Смотрю, отхватила она похвалу от Батира. Просто так он разбрасываться ею не будет, значит, заслужила. И опять к винтовке никого не подпускает. Обычно мужчины так ревностно относятся к своей машине, оружию, женщине. Вот и она, смеясь, подтвердила это утверждение, списав свою самостоятельность на "извращение".
   Ну что ж, стрельбы стрельбами, но следует всё же объявить всем, почему именно нам удалось собраться и что после знойного отдыха нас ждет хороший такой обед. И опять Тамила старается не быть центром внимания, нет уж, вытащу я тебя из этой раковины хоть ненадолго, не сможешь ты сопротивляться такому количеству народа. А народ удивлен и рад, что такая женщина оказалась сегодня в их мужской компании. Тамила несколько смущена, но соглашается на обед. Батир напрашивается к ней в машину. Ну-ну, старый жук, посмотрим, что у тебя выйдет.
   Приехали, помылись и со здоровым аппетитом накинулись на еду, не забывая поздравлять именинницу. А та вполне себя уютно чувствовала даже в спорах по исконно мужским темам. Благо наши бравые молодцы тактично не упоминали женщин и вообще вели себя прилично. Вот как дисциплинирует поведение женщина за столом, все дружно чуть ли не с ножом и вилкой принимаются за шашлык. Батир практически не вступает в беседу, пристально наблюдая за Тамилой. Интересно, чего он там еще умудрился углядеть и поделится ли впечатлением. Меня прямо разбирает от любопытства.
   Всё хорошее когда-нибудь заканчивается. Вот и Тамила засобиралась домой, как всегда тактично отказавшись от провожатых. Но хоть позвонить обещала, и то хлеб.
   Оставив ненадолго компанию, мы с Батиром вышли. У меня аж всё зудело от нетерпения. Тот только посмеивался надо мной.
  - Что, любопытство заедает? - усмехнулся он.
  - А ты как думал, - несколько недовольно произнес я.
  - А ты сильно губу на эту девочку не раскатывай, не про тебя она.
  - А с чего ты взяла, что я губу на нее раскатал.
  - Пока ни с чего, но просто предупреждаю. Больше, чем на дружбу, рассчитывать не стОит, хотя и ее еще заслужить надо.
  - Ишь ты, психолог доморощенный.
  - Зря ты. Дело тебе говорю. Общаться - общайся, а с бОльшим не лезь, не примет она тебя.
  - Рассказывай, что углядел.
  - Не захочет твоего образа жизни, не станет прогибаться под тебя. А ты не измениться ради нее не сможешь, ни ее изменить под себя. Так что пускай она будет просто глотком свежего горного воздуха, как друг.
  - Вон как заговорил, - усмехнулся я, - почти стихами. Неужели сам на нее глаз положил? - удивился я.
   Батир покачал головой.
  - Я тем более не подхожу, разная культура. Впрочем, я и не жалею об этом, - улыбнулся он.
   Мы немного помолчали, обдумывая каждый своё. Я впервые задумался, а что я хочу от Тамилы. Мне нравилось с ней общаться: ее колючесть, ее рационализм, ее заботливость и ранимость, которую она прячет за маской сильной женщины. Да, она сильная. Пожалуй, она переплевывает многих мужчин по своей внутренней силе, поэтому с ней и легко, и сложно одновременно. Не знаю, что хочу... для меня это несвойственно. Обычно намечена цель, способы ее достижения и всё, иду в бой. А тут... первая проблема - цель... про остальное даже и говорить сейчас не стОит. Правильно она сказала: "Любопытство". Ладно, пока буду удовлетворять эту свою потребность. Раз еще интересно мне хоть что-то или кто-то, значит, еще живой. Ну и о своем долге забывать не буду... хоть она и отмахнулась от него, как от несущественного момента. А я не могу... не могу забыть того, кто мне спас жизнь.
  - Интересно, как такой человек, как "Старый", смог найти с ней общий язык.
  - Какой "такой"? - хитро прищурился Батир.
   Я развел руками.
  - Ну... нелюдимый, жесткий, жестокий...
  - Ты-то и видел его всего пару дней в критической ситуации, где нужно было так действовать, чтобы вы не запаниковали и не подвели себя и его.
  - А ты что, хорошо знал его?
  - Не то чтобы хорошо, но видел в других ситуациях. Да ладно, дело прошлое. Пошли к остальным, - быстро завершил он разговор и, не дожидаясь меня, направился к компании на террасу.
   Вот так номер... Батира я знаю давно, еще с того момента, как я служил, но встретился я с ним уже после того, как в моей жизни мелькнул "Старый". Только сейчас пришла в голову мысль, что я толком не помню, откуда в нашей роте он появился, причем был назначен сразу командиром. Да и тогда не сильно задавали такие вопросы - не до того было. Ладно, подумаю об этом на досуге, а сейчас не стоит отрываться от коллектива.
  
  Батир
   Знакомство с Тамилой всколыхнуло воспоминания прошлого, которое очень хотелось забыть. Военные действия на Кавказе, противоречивые команды руководства, гибель мирных жителей и наших ребят. Кто-то брал оружие за свою правду, кто-то за чужую, но в большинстве случаях от этого не выигрывал никто. Бесполезные жертвы в дурацкой войне, которую сейчас так не называют. А для тех, кто жил там, это была война. А как можно назвать то, когда взрывают твой дом, когда не знаешь, вернешься ли ты к своим, да и найдешь ли кого-нибудь в живых. Я вот нашел не всех. А дальше армия... в командиры отделения я выбился очень быстро, сказывалась большая смертность тех, кто плохо знал горы, а я в них вырос, да и поездил в свое время по Кавказу много. Чуть позже сложился неплохой костяк, нам практически без потерь удавалось долго просуществовать (жизнью это назвать было сложно). Ребята подобрались подготовленные, рисковые, но со светлой головой. Попал ко мне и Мишка, уже чуть позже, после того, как одного из наших товарищей убило. Веселый такой малый, только-только призвали после института. Сероглазый, невысокий, жилистый, думали, книжный червь, ан нет, прекрасно разбирался в оружии, стрелял из всего, что стреляется, метал всё, что даже теоретически не могло воткнуться. Единственный недостаток: горы - это было не совсем его. Он их не понимал, жить в них не умел. Но получалось так: хочешь выжить - учись. И он учился. Учился, как проклятый, порой ночами уходил побродить по окрестностям, хоть это и было опасно. Редко кто жертвовал сном ради этого... а он жертвовал. Когда я его спрашивал, зачем. Он, смеясь, отвечал: "А жить так хочется". Человек он был неконфликтный, даже порой старался разруливать спорные ситуации с ребятами из других отделений. Его авторитет и умения росли. Со стороны порой возникал вопрос, было ли между нами в то время соперничество... Пожалуй, что нет. Каждый понимал, что он может завтра не вернуться с задания, а то и вовсе не проснуться ночью, несмотря на выставленных часовых. Горы... непонятно кем объявленная война... непонятно за что и почему... и почему именно мы здесь собраны: и местные, и вообще с другого конца страны. Вроде как еще партия сказала: "Надо", - а вот комсомола уже не было. Армия вообще в этом плане неповоротливая структура... она и жила по накатанной, опираясь на командиров.
   Когда меня ранило, за старшего оставили Михаила, ребята были не против: всё же чужое мастерство уважали все, да и жить очень хотелось. Но это продлилось недолго... как мне потом рассказал командир соседнего отделения. Поставили к ним командиром некоего Вадима, откуда его перевели - бог его знает, вроде и знающий парень, но гонору... У нас как было поставлено: командир - царь и бог, но в бытовой обстановке мы все равны. А этот стал нахрапом себя ставить, еще не доказав, что он из себя представляет. Вот и вышла одна размолвка на задании, потом другая... Опасно всё это... горы ошибок не прощают, не прощали их и те, кто там прятался... В один день полегло почти всё отделение... выжили Вадим, Мишка и еще несколько ребят, один потом скончался. Разбор полетов. Вадим говорил одно, ребята - другое. Но у того в знакомых оказалась какая-то шишка... в общем, дело замяли и переводить его не стали. Прислали новых ребят, которые только-только призвались, и командир их подмял под себя. Что там пару-тройку старых служивых... у них же власти нет... только авторитет, и то получается только у других. С очередного задания вернулся только Вадим... а потом и он исчез с горизонта нашей роты: вроде как по ранению в госпиталь попал.
   Я вернулся в строй, но уже командиром другого отделения. Через какое-то время я услышал, как начальство чуть ли не грызлось за какого-то "Старого". Приписали его к какому-то отделению чисто для проформы, чтоб на "балансе" числился, а вот задания выполнял разные, и почти всегда в одиночку. Как проводника его очень ценили, за него командиры отделений и взводов были готовы душу продать, когда намечалась какая-то сложная операция. Если разведка шла с ним, то достоверность и ценность данных возрастала... И все страстно хотели жить...
   И вот как-то вечером по взводу пронесся слух, что вернулся соседний взвод, который неделю назад перебросили куда-то в горы... Вернулось то, что от него осталось... несколько человек... изнеможденные, ободранные, голодные, но живые... Среди них мелькнули знакомые глаза, вот только я сопоставить не сразу смог, кто это. Среднего роста, жилистый, небритый, в затертом камуфляже без знаков отличий... и глаза... равнодушные стальные... на мгновение показавшиеся мертвыми.
  - Мишка?
   Он медленно обернулся:
  - Здравствуй, командир, - произнес устало.
  - Ты какими здесь? Пошли к нам, накормим, напоим, помоем и спать уложим.
   Он как-то тускло улыбнулся:
  - Первые три пункта исполняю, а вот от третьего, разрешите отказаться! - почти на вытяжку встал он, отдавая честь.
  - Так, не козыряй, там разберемся.
   После мытья, он, кстати, так и не побрился, и еды за кружкой чая, от спиртного он отказался, мы сели поговорить и вспомнить ребят. На вопросы о том, что произошло, он отвечал неохотно... просто предупредил, что если вдруг судьба сведет с неким Вадимом, его бывшим командиром, держаться от этой гниды надо подальше... и очень жалел о том, что не довелось свести с ним счеты за всех ребят, которые по его вине даже не похоронены по-человечески... так, где-то в ущелье завалены наспех камнями... и то не все.
   Еще не начало светать, как он ушел... А утром ко мне зачастил народ, пытаясь узнать, как мне удалось зазвать к себе "Старого", ведь больше, чем на полчаса-час он нигде не оставался, сколько бы он не находился на территории роты или батальона, да и ни с кем толком не общался. Пару тройку раз мы с ним пересекались еще, но ни разу не удавалось больше сесть поговорить. За его голову была назначена награда, ну прям как у нас за полевых командиров. След "Старого" я потерял практически сразу, как демобилизовался. Уже позже, заведя свой бизнес и разруливая всяческие неприятности от попыток крышевать, до наглых наездов, я несколько раз сталкивался с Михаилом. Для всех он был "Старым", голосом и рукой, негласно руководивших в Южных областях и краях. Человеком, решающим чужие проблемы.
  
  Тамила
  Чувствую себя кавказской пленницей. За мной заехали Игнат и Артем, завязали глаза, посадили в машину, и мы поехали. Чего, куда, зачем - мужчины отказались отвечать на эти вопросы, лишь посмеивались, что сама увижу. Мне пришлось с этим смириться. Сначала чувствую, что мы кружили по городу, затем выехали на хорошую дорогу, после опять пошло несколько неровное дорожное покрытие. Утро раннее, дорога практически пустая, машина идет мягко, мы обсуждаем отдых детей, которые уже недельки через 2 вернутся в город. Отправлять ли их дальше отдыхать, мы никак не можем решить, потому что пока затишье. Всё же склоняемся, что надо будет отослать их еще куда-нибудь, но так, чтобы наши чересчур умные дети ничего не заподозрили.
  И вот мы достигли пункта назначения, мне помогли выйти из машины и развязали глаза. Ох, если это то, что я думаю, то... Мы стояли на вертолетном поле. Ничего себе! У меня давно закрадывалось желание арендовать с Полинкой вертолет и полетать над окрестностями. Я ни разу так не поднималась в воздух. Самолеты - да, даже пару раз с парашютом прыгала, а вот на вертолете как-то не довелось. Да и Мишка не очень любил вертушки. Говорил, что треск винтов нагоняет на него тоску и будит неприятные воспоминания.
  Игнат пошел, видимо, договариваться. Интересно, на каком мы полетим? На поле стояло несколько вертушек разного цвета: черного, белого и даже красного. Я с детским восторгом их разглядывала, Артем отошел немного в сторону, видимо, стараясь не мешать.
  - Ну что, полетели? Разрешение я получил, - сказал подошедший к нам Игнат.
  - А пилот где? - развернулась и спросила я.
  - Перед тобой, - усмехнулся он.
  - Ух ты! А давно ты летаешь? - меня разбирало любопытство.
  - Да не очень, лет 7, наверно. Сбылась детская мечта, хоть в летное я и не поступил, - улыбнулся он.
   Мы подошли к красному вертолету - красавец. Это был, как мне объяснили, пятиместный "Робинсон". Вот как посмотришь на подобные вещи, сразу понимаешь - это предмет роскоши. Изящный, с глазами-иллюминаторами. Он очень напоминал стрекозу. Красив... эх...
  Меня усадили рядом с пилотом, и началось... Вертикальный взлет - это совсем не то, что на самолете. Ты видишь, что земля удаляется от тебя плавно, предметы мельчают, превращаясь сначала в игрушечные, а потом начинают напоминать макет.
  - Конечно над нашими полями летать не очень интересно, но кое на что у нас разрешение есть, - сказал Артем.
  Левый берег, с его видом на старый Ростов, центральный собор с его пронзительно яркими на солнце куполами. Новые высотки, в пику старому городу выставляющие свою чужеродность, блестя сталью и синевой стекол. Всяческие суда, чинно плывущие по Дону или вертко ныряющие вверх или вниз по течению. Просто сказочно! Отлетели немного от города вверх по Дону.
  - Поуправлять хочешь? - донесся до меня голос Игната.
  - Спрашиваешь! - я от восторга разве что не запрыгала на кресле.
   Пару минут мне объясняли, что куда тянуть... ох... Управление машиной просто отдыхает. Вертолет - это сказка для мечтающих подняться в воздух. Ощущение свободы просто нереальное, никакая машина этого не даст. Вокруг ничего кроме воздуха и птиц. Опоры нет. Сказочно. Я с трудом вернула управление Игнату.
  - Спасибо!
  - Всегда пожалуйста, - улыбнулся он. - А сейчас еще слетаем в сторону Старочеркасска и вернемся дозаправиться.
   Живописнейший уголок, особенно в ясную погоду с неба. Вот видна Преображенская и Петропавловские церкви, а также Воскресенский собор - первый на Дону каменный собор. А вот и усадьба атаманов Ефремовых - мы с Полинкой когда-то были там с экскурсией. Пролетели, конечно, и над Аннинской крепостью, что расположена практически на берегу Дона, на территории России это единственная сохранившаяся земляная крепость. Надо будет обязательно показать дочке всю эту красоту с высоты птичьего полета. Я и не заметила, как пролетело время. Душа прямо пела и парила где-то в редких облаках. Мужчины по-доброму посмеивались над моими восторженными возгласами.
   Вскоре мы вернулись на летное поле, дозаправились и полетели дальше. Как выяснилось, решили устроить пикник на даче у Игната. Откуда я могла знать, что вертолетную площадку можно устроить у себя буквально на огороде, главное, чтобы место было. А участок у него было большой. Площадка была в стороне от сада, за которым скрывался домик. При подлете было видно только его крышу.
   Я и не думала, что у Игната есть загородный домик, тем более такой. Он был небольшим, всего-навсего один этаж с хорошей мансардой, большая веранда была увита хмелелем, а окна прикрывали резные деревянные ставни. С одной стороны было видно, что дом достаточно новый, но с другой - он не смотрелся вычурным новоделом под старину. От дома веяло теплом, спокойствием и уютом. Я восторженно замерла перед ним.
  - Какая красота! - воскликнула я. - Просто чудесный дом.
   Кажется, но Игнат немного смутился:
  - Он небольшой, так, чтобы не заблудиться. Пошли покажу.
   Я последовала за ним, а Артем отказался, сославшись на то, что надо заниматься мангалом.
   Первый этаж занимала небольшая прихожая, кухня-гостиная, обставленная добротной деревянной мебелью, кое-где украшенной резьбой, и еще одна маленькая комната-спальня. Поднявшись по лестнице, попадаешь в мансарду с небольшой общей комнатой-холлом, как бы сейчас назвали, куда выходило две двери, ведущие в спальни с общим балконом. Всё было выдержано в едином полудеревенском стиле, хотя не хватало каких-то уютных вещичек. Правда, чувствовалось, что хозяин здесь бывает часто.
   Я вышла на балкон, Игнат остался в комнате. Прямо отсюда можно было дотянуться рукой до яблони, которая чуть ли не цеплялась ветками за перила, чуть влево раскинулся сад, а справа пряталась подъездная дорожка и небольшая площадка с навесом для нескольких машин. Я обернулась к Игнату.
  - Очень хороший дом, уютный.
  - Я рад, что он тебе понравился. Долго думал, как сделать, чтобы он был похож всё же на загородный дом, а не на городской.
  - Тебе удалось. Когда ты успеваешь следить за ним и участком?
  - К сожалению, не успеваю, - с небольшой грустью ответил он, - даже собаку здесь завести не могу, затоскует. А за домом и садом помогают мне следить соседи, муж с женой. Они уже оба на пенсии, занимаются своим небольшим садом, Петр соорудил себе мастерскую, под настроение делает деревянную мебель. Всё, что здесь украшено резьбой, - это его рук дело. Ну и ставни, конечно, делал тоже он. Так что и они имеют неплохую прибавку к пенсии, и я спокоен за свой дом.
  - Хорошо, когда рядом есть такие люди, - порадовалась я за Игната.
  - Это верно, - согласился он со мной. - Сейчас это уже редкость. Ладно, пошли к Артему, посмотрим, что он там успел без нас наваять.
   Мы спустились с веранды, недалеко от которой был сооружен мангал, уже задорно потрескивавший дровами. Мужчины усадили меня в кресло-качалку, а сами занялись мясом и овощами. Мы говорили о всяких пустяках, вспоминали забавные истории, проскальзывали анекдоты, в общем, наслаждались отдыхом.
   Не успели мы сесть за стол, как Артему позвонили и вызвали на работу. Не объясняя, что случилось, он извинился и, взяв машину Игната, уехал, оставив нас вдвоем.
  
  Игнат
   Утром мы с Артемом загрузили машину и поехали за Тамилой. Долго ждать ее не пришлось, она практически сразу спустилась, как мы позвонили.
  - Так, завязываем тебе глаза, - сказал Артем.
  - Зачем? - удивилась Тамила.
  - Иначе сюрприза не получится, - ответил он.
   Она удивленно пожала плечами, но согласилась. Ехали мы на машине Артема, он был за рулем, я сидел впереди. Разговор крутился вокруг детей, которые звонили родителям почти каждый день, с восторгом рассказывая о своем отдыхе. Ситуация в городе нас всё еще напрягала, поэтому решался принципиальный вопрос, куда их отослать дальше.
   Наконец-то мы приехали на летное поле, оставив Тамилу с Артемом, я пошел к диспетчерам, чтобы дали разрешение на взлет и конечно же подтвердить согласованный ранее маршрут, потому что мы еще собирались возвращаться на дозаправку. Вернувшись на поле, я заметил, с каким восторгом Тамила смотрела на вертолеты, Артем втихую ее снимал на небольшую камеру, пока она не видела. Она удивилась, узнав, что пилотом буду я.
  Вот он мой красавец. Красный "Робинсон". Удалось купить его совсем недавно, стоил он дай боже. Но на что мне еще тратить деньги? К тому же я иногда сдаю его в аренду, так что свое обслуживание и постой он отрабатывает. Для меня это действительно хобби, иногда, правда, приходится развлекать гостей фирмы, но это тоже не за мой счет.
  Тамилу посадили рядом со мной, где был наилучший обзор и возможность получить самые незабываемые впечатления. Артем сидел сзади, стараясь тихонько снимать происходящее так, чтобы она не заметила, вот потом будет ей сюрприз.
  Как приятно за ней наблюдать: настолько искренние, почти детские, эмоции были написаны на ее лице, что невольно начинаешь улыбаться так же, как она. Дал ей немного поуправлять, конечно, контролируя. Она почти с благоговением взялась за штурвал. В глазах стоял сумасшедший восторг, и казалось, что она боится дышать, как будто сказка под названием полет сейчас растает, как облако. Нехотя она вернула мне управление.
  Красив и Ростов, и Старочеркасск с высоты птичьего полета, да и просто степная природа хороша. Летать здесь просто удовольствие, не то что в горной местности, где тебя практически швыряет воздушными потоками и от мастерства пилота зависит твоя жизнь. Здесь же, на открытой местности, всё гораздо проще, полет даже можно сравнить с управлением автомобиля, хоть и не в плоскости. После обзорной экскурсии вернулись на дозаправку, а потом отправились ко мне на дачу. Давно еще приобрел себе участок, где построил небольшой дом, а после покупки вертолета зарегистрировал и взлетную площадку. К сожалению, и садом, и домом самому заниматься практически некогда, пришлось нанять людей, да и бывать там часто не получается, особенно в последнее время.
  На душе потеплело, когда Тамила с восторгом осматривала дом. Не знаю почему, но ее мнение для меня было важным, а ее одобрение порадовало меня. Наверно потому, что здесь кроме меня и Артема с Денисом больше никого не бывало. Гостей в эту свою берлогу я не привожу, хватает и городской квартиры. Тамила с какой-то нежностью гладила резную мебель, как будто стараясь впитать в себя тепло дерева, из которого она была сделана. А на балконе на втором этаже она долго стояла, и ее короткие волосы, не забранные ничем, слегка перебирал ветерок. Не хотелось нарушать ее покой, но она обернулась и похвалила за то, что мне удалось сделать.
  Мы спустились к Артему, уже вовсю занимавшемуся мангалом. Усадив гостью, мы занялись мужским делом - приготовлением шашлыка и сопутствующих закусок, отказавшись при этом от помощи Тамилы. Беседа текла непринужденно и весело до того момента, как Артема вызвали по рабочим вопросам. К счастью, вроде это была штатная ситуация, но я несколько напрягся от того, что не знал, удастся ли мне не испортить остаток дня рождения Тамилы. Дело было не в том, что я робел перед ней, нет, но как искать общие темы для разговора, когда нет рядом Артема, готового в любой момент разрядить ситуацию шуткой или словом, я не знал. Это он у нас был всегда душой компании, а я всегда старался оставаться в тени, да и специфика работы наложила на меня свой отпечаток.
  - А ты действительно собирался поступать в летное? - нарушила Тамила тишину, когда Артем уехал.
  - Да, было дело. Но не прошел по баллам и отправился отдавать долг Родине.
  - А где служил, если не секрет? - поинтересовалась она.
  - В разных местах, - ответил я уклончиво, что-то не хотелось мне говорить о грустном.
   Она пристально на меня посмотрела, слегка улыбнулась и сказала как бы в сторону:
  - Значит недалеко... юг.
  - Какая ты проницательная, - усмехнулся я. - Давай тогда на стол помогай накрывать, - мне пока хотелось уйти от этой темы.
   Она легко поднялась с кресла-качалки и стала расставлять тарелки на уже накрытом столе. Я приготовил салат из печеных овощей и стал снимать с углей шампуры с мясом. В это время Тамила достала из холодильника вино. Так в четыре руки мы и накрыли стол. Черт... почти как свидание, только не хватает темноты на улице и свечей. Я начинал себя чувствовать не совсем удобно, хотя Тамила этого и не замечала или не придавала значения этой ситуации. Сели за стол, я налил вино в бокалы...
  - За тебя! Пусть твоя жизнь будет такой же захватывающей, как полет, и безопасной ровно на столько, чтобы не стала скучной.
  - Спасибо, - улыбнулась она, - хорошо подметил, что скуку я не люблю.
  - А кто ее любит? - удивился я, ставя бокал на стол.
  - Не знаю, но достаточно много людей предпочтут размеренную, по нашим понятиям, скучную жизнь, лишь бы не было потрясений и перемен.
  - А тебя не пугают потрясения?
   Она как-то грустно усмехнулась:
  - Будем считать, что их уже было столько, что одним больше, одним меньше - мне уже не страшно, лишь бы дочери ничего не угрожало.
  - А за себя не боишься? - спросил я, думая, что какую-то странную тему мы затронули.
  - А что такое страх? На самом деле больше всего боятся неизвестности. Отчасти можно бояться боли, но... всё остальное - это такие мелочи.
  - А как же боязнь потери?
  - Ищешь слабые места? - лукаво улыбнулась она. - Оно у меня одно, ты знаешь, какое.
   Я стушевался, не хотелось бы, чтобы она считала, что я ее прощупываю с профессиональной точки зрения... как-то само получается.
  - Нет, не ищу. Просто интересно, не встречал я таких людей, как ты.
  - Каких таких? Я обыкновенная, может, чуть больше знающая и умеющая, чем многие, но ты же тоже умеешь и знаешь несколько больше среднестатистического человека.
  - Жизнь заставила.
  - И я о том же, - улыбнулась она. - За хозяина дома! - подняла она бокал и отпила рубиновую жидкость.
   Некоторое время мы наслаждались тишиной и хорошей едой.
  - И когда я увижу видео со своим участием? - прервала она наше молчание.
  - Так, ну всё... не получился сюрприз, - вздохнул я. - Тебе-то хоть понравился полет или это было на камеру?
  - Как ты можешь! Полет понравился так, что просто слов нет! Я очень благодарна за такой подарок. Неописуемое чувство внутренней легкости и свободы. Пожалуй, этого не даст даже парашют, потому что там, как не лети, всё же полет вниз.
   Как созвучны были ее слова с моими ощущениями.
  - Ты знаешь, это в этих навороченных вертолетах можешь получить такой заряд эмоций даже в качестве пассажира. Воспоминания о полетах на наших вертолетах вызывают некоторое содрогание, потому что там ощущаешь себя в лучшем случае грузом, а в худшем... даже не знаю с чем цензурно сравнить.
  - Это как? - заинтересовалась она.
  - Вот ты ж летала на самолетах?
  - Конечно.
  - Там ты тихонечко равномерно поднимаешься в воздух, тебя нежно так вжимает в кресло, может даже закладывает уши, ты, вероятно, посмотришь в иллюминатор на плавно бегущую в стороне землю. А теперь представь. Ты с сотоварищами сидишь на лавках вдоль корпуса вертолета, посередине место пусто или стоят носилки. Если пилоты не закрыли к себе дверь, то можешь увидеть, как у них под ногами бежит трава, а тебя приплющило габаритным соседом сбоку, и хорошо, если одним, а если их с другой стороны больше... И вообще, боевой вертолет на задании... это... всякие американские горки отдыхают... Это вам не над полями лететь... а над горами в разведке... у... болтаешься по салону как г...но в проруби, потому что это только в кино показывают, что ты летишь ровнехонько у всех на виду. А на самом деле рыскаешь, во всем трехмерном пространстве. И по фиг пилоту со штурманом, что там с экипажем делается, они должны быть привычными. Какие там американские горки и прочие аттракционные прелести.
   Тамила жадно вслушивалась в мой рассказ улыбаясь, а местами даже смеясь.
  - А если вдруг пилотам захотелось потренировать экипаж... Это отдельная песня, как тогда им только не икалось, до сих пор понять не могу. В режиме авторотации, это когда хвостовой винт отключен, сам вертолет начинает крутить. Чего там пилотам - они пристегнуты, а ты центробежной силой размазан по корпусу. Какое там по правилам сгруппироваться? Шутить изволите?
  - И часто такое бывало? - смеясь, спросила Тамила. - Экипаж их потом не линчевал?
  - Да попадались шутники. Линчевать не получалось, для этого надо было еще вернуться на базу, потому что зачастую они нас просто высаживали, а сами улетали. Забирали, конечно, реже.
  - Высадка проходила также экстремально?
  - Не то слово. Это в боевиках всё чинно и красиво, на веревках... а в жизни - 11 человек за 15 секунд должны вывалиться из вертолета, чтобы тот быстро-быстро улетел, не привлекая к себе излишнего внимания. На деле же это представляет собой процесс, порой опасный для здоровья. Вертолет зависает в метре - трех над землей (это как повезет), и все по очереди вываливаются из него с интервалом в секунду. То есть ты упал с рюкзаком и должен быстро-быстро откатиться, потому что твоему товарищу просто нет возможности посмотреть, куда он приземляется, так что получить себе на спину под сто килограммового друга в берцах в полном боевом как-то не хочется. Это в кино показывают, как по веревке, показывая чудеса акробатики всё чинно спускаются. Веревка - это в лучшем случае эвакуация из воды или поднятие груза, а так прыгай, как хочешь.
  - Веселая у тебя служба была, - заметила она.
  - Это верно, - я даже от себя не ожидал, что буду рассказывать об этом.
  - И после этого ты решил научиться управлять вертолетом?
  - Ну не сразу после этого, но как только подвернулась такая возможность, я поднялся в воздух. Хотелось всё же сравнить ощущения: те, когда тебя по чужой прихоти швыряет по салону, с теми, когда ты сам себе хозяин в небе и всё зависит от твоего мастерства.
   Наш разговор прервал звонок от Артема, который извинялся, что не сможет вернуться к нам.
  - Ну что, есть несколько вариантов, - обратился я к Тамиле, - первый, вызываем к ночи такси, чтобы ты вернулась в город, второй, завтра рано утром полетим обратно, а там уже на машине Артема до города, которая осталась на аэродроме. Можно, конечно, и на утро вызвать машину.
   Я надеялся, что она согласится остаться хотя бы ради полета, не хотелось прерывать этот вечер, во всяком случае мне.
  - Ну и как я могу отказаться от возможности подняться в воздух? - улыбнулась она. - Остаемся.
  - Тогда подъем рано, чтоб не жаловалась, - шутливо угрожающе сказал я.
  - Есть, капитан, - она также шутливо козырнула мне.
   Сейчас я отчетливо начинал понимать, что именно эту женщину я хочу видеть рядом с собой. Не похожую, а именно эту, не на час или день, а навсегда. С ней не надо было притворяться, она и так многое видела сама. Не знаю, каким чутьем догадывалась, когда промолчать, когда хотя бы в сторону кинуть реплику так, чтобы было понятно, что она просто рядом тебя поддерживает. Вот только оставалось много неясных вопросов, которые я пока не знал, как решить: что у нее с Игорем и как к ней относится Артем. Если с первым я могу бороться за нее, то вот с Артемом не хотелось бы пересекаться ради нашей дружбы. Да и ее отношение ко мне было не совсем ясным. Общалась она легко, но ровно, я не мог ее поймать на кокетстве ни в чей адрес. Самодостаточная... такую сложно завоевать, еще сложнее удержать рядом с собой. Не знаю, как толком к ней подступиться, разве что на общности интересов, но с нее станется записать меня в друзья... ох... как горят ее глаза, когда она о чем-то увлеченно рассказывает... Темперамент - яркий огонь, который она прячет ото всех посторонних. Я начинаю ловить себя на мысли, что не вслушиваюсь в ее слова, просто ее голос обволакивает меня, а сам я вглядываюсь в ее лицо, стараясь не смотреть на губы...
  - Давай, наверно, убирать со стола, - вырвал меня из внутреннего монолога голос Тамилы.
   Я не заметил, как наступили сумерки, потому что свет на веранде включился автоматически. Мы дружно стали собирать посуду и убирать недоеденное. Украденные мной прикосновения при передаче грязных тарелок... да уж... кому расскажешь - засмеют.
   На сон грядущий решили еще немного посидеть на веранде и попить чаю. Тишина... уютно-молчаливая... с поскрипыванием кресел-качалок... Стоит ли побороться за то, чтобы это было не в последний раз? Твердо мог себе ответить да, осталось убедить в этом ее.
   Разошлись спать к полуночи. Тамила ушла в одну из спален наверху, а я предпочел остаться внизу... чувствую, что мне предстоит бессонная ночь...
  
  Тамила
   Кто бы мне сказал в тот момент, когда я первый раз встретила Игната в спортзале, что мужчина, смотрящий на тебя будто рентген и подозревающий во всех грехах, будет таким легким собеседником, я бы не поверила. Нет, он не превратился волшебным образом в балагура, как Артем, просто как будто упали щиты, скрывавшие за мрачным забором достаточно спокойного и интересного человека. Всё больше узнавая Игната, я поражалась, насколько он надежный друг для своих и жесткий в отношении чужих, старающийся не пускать таковых в свою жизнь. Вот и дом был таким примером. Сразу было видно, что это место не для посторонних глаз. Но я для него не своя - вижу по затронутым нами темам, хотя он старается не устраивать допрос. Но, видимо, работа накладывает свой отпечаток.
   Когда мы вернулись к разговору о вертолетах и полетах вообще, я увидела совсем другого человека: увлеченного, страстного и... пожалуй, немного азартного, нежно любящего свое хобби. Хотя нет, это не хобби... это отдушина. Вот сейчас, рассказывая моменты из своего прошлого, он опускал весь негатив, который был с этим связан. Я прекрасно понимала, что летал он не ради удовольствия, что было трудно, что, возможно, он терял друзей, что... много было чего в том прошлом, но он не забывал плохое, в то же время выдавая истории чуть приправленные юмором. С ним я не замечала, как подкрадываются сумерки, как тихонько на пороге веранды топчется ночь. Меня даже не огорчил звонок Артема, извинившегося за свое отсутствие.
   Мне пообещали еще один полет, и я осталась ночевать. Ради ли полета? Не знаю... может, ради той искорки надежды, промелькнувшей в его глазах... или я придумала... Очень давно я никому себя не доверяла... а тут захотелось почувствовать надежные руки на своих плечах... Может, это влияние момента: вечер, приятная беседа под полбутылки вина и никого вокруг... Может, я просто устала быть сильной женщиной и тащить всё на себе, а тут действительно настоящий мужчина рядом... Внимательные глаза, заглядывающие буквально в душу, просто завораживают... только протяни руку и... "И ничего!" - одернула я себя. Нет, так дело не пойдет. На кой черт одинокому волку такая, как я? Не будем строить иллюзий.
   Я предложила убрать со стола, чтобы хоть как-то стряхнуть с себя наваждение вечера. И опять... почти по-семейному толкаясь на кухне, редкие касания, когда Игнат отдает мне чистые тарелки, чтобы их вытереть... Странно. Почему я не чувствовала что-то подобное в отношении Артема, хотя тому понятие "семья" гораздо ближе - у него есть сын. А тут... Гоню прочь всякие навязчивые мысли, стараясь не обращать внимание на тепло тела, исходящее от стоящего близко мужчины, когда мы раскидываем посуду по местам: он туда, где повыше, а я туда, где достаю...
   И уютно-домашняя тишина за чашкой чая на сон грядущий... я вглядываюсь уже в темноту, пытаясь отыскать в обломках ощущений себя... и нахожу... растерянную происходящим, сомневающуюся в реальности и не верящую в продолжение.
   Обычно я очень чутко сплю на новом месте, а тут не успела я лечь, как тут же провалилась в сон без сновидений. Даже мысли, терзавшие меня под конец вечера, куда-то исчезли и не нарушали мой покой. Проснулась я в полшестого, на 10 минут раньше будильника, и решила встать размяться, пока хозяин, еще спит, потому что договорились, что подъем будет в начале 7-го утра. Прокравшись на террасу, я поняла, что можно было не бояться разбудить Игната, так как он уже вовсю занимался на улице. Вот тоже ранний оказался. Увидев, что он заметил меня, я приветственно махнула рукой и спустилась в сад.
  - Утро доброе! - поприветствовал он меня. - Чего не спишь? Еще полчаса как минимум могла бы отдыхать.
  - Да вот на свежем воздухе на сон как-то меньше времени уходит. Не помешаю, если присоединюсь? - поинтересовалась я.
  - Присоединяйся, - улыбнулся он.
   Было заметно, что спал он немного, легкие тени залегли под глазами, но обычно жесткое лицо сейчас смягчали чуть улыбающиеся глаза. Я отошла в сторонку и начала свою утреннюю разминку, стараясь не смотреть в сторону Игната. А взгляд нет-нет да и скользил по мокрому обнаженному торсу, по мышцам, перекатывающимся во время его движения... Хорош, спору нет... Во мне начинал разгораться какой-то нездоровый азарт... почти звериный... подчинить или подчиниться... "Тьфу!" - сплюнула про себя... обычно я не кидаюсь на упакованные в хорошую мышечную массу кости, да и на тренировках с мужчинами спокойно реагировала даже на возню в партере, а тут... Почему же та первая тренировка с ним ничего во мне не всколыхнула, а сейчас я с трудом стараюсь успокоить биение своего сердца, не прибегая к дыхательным упражнениям, - не дай бог заметит. В итоге ретировалась в душ, оставив Игната в саду.
   Позавтракали и собрались мы быстро, потому что лететь нам вроде бы было недалеко, но сегодня нам еще надо было успеть на работу, а я, похоже, даже не смогу заехать домой. Ничего, переживут меня в кои веки в неформальной одежде, всё равно никаких встреч назначено на понедельник не было.
   Обратный полет оставил в душе искорку тепла и ощущение легкости, несмотря на то, что мы практически всё время молчали. Игнат довез меня до работы, и мы тепло попрощались. Весь день я как будто витала в облаках, что было заметно даже начальнику, который не преминул отметить мой отсутствующий вид. С работы меня отвез домой Игнат, не слушая моих протестов, что я могу и сама добраться . Аргумент железный: "Откуда забрал, туда и доставлю в полном комплекте". Оставалось только согласиться.
   Две недели пролетели как один день. Несколько раз меня буквально вытягивали из завалов на работе Артем с Игнатом, баловал своим присутствием и Игорь. Отсутствие Полинки накладывало отпечаток на мой быт: готовка по минимуму, дома только ночую, а уж досуг... какой такой досуг? Тут бы поспать немного. Так что мужчинам я была благодарна, хотя порой не знала, как относиться к такой их опеке.
  Вроде бы с Игорем были расставлены все точки, но какие-то незначительные моменты ставили меня в тупик: и общаемся по-приятельски, на личные темы не говорим, а нет-нет, да руку мне на прощание или при встрече поцелует, за локоток придержит при переходе дороги, заслонит от кого-нибудь идущего напролом. Решила для себя не расслабляться. Этот хищник включил меня-таки в круг своих интересов, и я не знала, каким боком мне это может выйти.
  Артем всё также был душой компании. При нем Игнат, как обычно, становился молчалив и несколько закрыт. Но в редкие моменты, когда мы оставались вдвоем, появлялся тот человек, с которым я провела шашлычный вечер на даче. Так как пока ничего не происходило, было решено, что дети вернутся домой, побудут недельку, а там уже вместе с ними и решим, куда их направить. Несмотря на море впечатлений, они уже соскучились по дому и по нам.
  Артем должен был вернуться вечером из очередной командировки, поэтому в аэропорт мы поехали с Игнатом, который отмел все мои возражения, чтобы ехали каждый на своей машине.
  - Ты хочешь, чтобы дети захлебнулись новостями не в силах вывалить их ворох на благодарных слушателей? - спросил он.
  - Ну потом соберемся, они расскажут, - как-то неуверенно ответила я.
   Он скептически на меня посмотрел:
  - И ты веришь, что Полина с Денисом, несмотря на то, что звонили нам каждый день, удержатся и будут молчать полдня? Мы сейчас забираем их, едем к Артему, который должен вот-вот вернуться, спокойно ужинаем, они нас в это время развлекают, а уж после мы со спокойной душой отправляемся по домам. Тебя с Полиной я отвезу, - буквально скомандовал он.
  - С тобой вообще можно спорить? - улыбнулась я.
  - Можно, но... не нужно. Порой, опасно для здоровья, - засмеялся он.
   Я невольно залюбовалась этим довольно редким зрелищем. Его лицо буквально преображалось в этот момент, становилось каким-то светлым.
  - Ну что ты смотришь так пристально? - вырвал он меня из созерцания.
   Я чуть смутилась:
  - Ты редко смеешься, поэтому не могу отказать себе в удовольствии понаблюдать за этим.
  - Тебе нравится за мной наблюдать? - хитро прищурился он.
  - Как и за всяким необычным явлением, - рассмеялась я, стараясь скрыть свое смущение. Хорошо, что краснеть не умею. Вот так поймал прямым вопросом.
  - Вот явлением меня еще не называли. Ладно, поехали, а то опоздаем, - прервал Игнат мои внутренние метания.
   Зал аэропорта. Ко мне несется обниматься моя дочь, моё сокровище, оставив Дениса позади себя с сумками. Кажется, их было меньше. Подхватываю ее на руки - похорошела, загорела, и, может мне кажется, выросла. Господи, как я соскучилась! Она тоже. Подняла глаза и поймала взгляд Игната... Он смотрел на нас с Полинкой с какой-то нежностью и тоской. Заметив, что я за ним наблюдаю, улыбнулся и пошел помогать Денису с сумками.
  Когда мы всё же загрузились в машину и поехали, я поняла, что Игнат был прав: такой ворох информации дети бы в себе до конца дня не удержали бы. Осталось смириться со своей участью и внимать перебивающим друг друга подросткам. Мои вялые попытки отложить дележку впечатлениями были проигнорированы.
  - Так, давайте приедем, и за ужином нам всем вместе расскажете. А то получается, что Артем у нас останется неохваченным, - перебил щебетание детей Игнат.
   На удивление, дети послушно кивнули и... замолчали. Вот это сила слова! И это всё не повышая голоса. Через минут пятнадцать мы подкатили к дому Артема, где уже стояла его машина. Теперь уже Денис сорвался с места к вышедшему встречать его отцу. Они серьезно пожали друг другу руки и обнялись. Было видно, что тоже соскучились друг по другу. Эх, идиллия. Я всё также наблюдала за Игнатом, на этот раз на его лице не было ничего кроме легкой улыбки. Он поздоровался с Артемом и выгрузил чемоданы Дениса. Мы прошли в дом, где уже в "тормозочках" стояла заказанная из ресторана еда: готовить-то некому было и некогда.
   Уже за столом мы, взрослые, были буквально сметены шквалом положительных эмоций и морем информации о поездке. Дети поражались отличному от русских менталитету, ведь в лагерь приезжали отдохнуть и поучиться из разных стран. Пожалуй, именно поэтому Денис с Полинкой еще больше сдружились, видно было, как они стоят друг за друга буквально горой. Вот и отправляй их теперь куда-нибудь поодиночке - весь мозг же вынесут нам, родителям. Переглянулась с Артемом, похоже, он пришел к такому же выводу. Когда фонтан новостей поиссяк, дети переключились на вопросы о нашем времяпрепровождении. Пришлось рассказать о моем полете на вертолете. Полинка тут же взяла в оборот Игната, не успел тот и слова сказать.
  - А меня с собой как-нибудь возьмете? - спросила моя дочь у него, состроив умильную мордашку. Умеет же, чертовка, уговаривать, когда ей это надо.
  - Конечно, - улыбнулся он, - спланируем как-нибудь выходные, и все вместе полетаем: как раз у нас пять мест, все поместимся.
   Денис, не удержавшись, стал рассказывать Полине о том, как он с дядей Игнатом летал, и тот дал немного поуправлять. Дочь загорелась идеей прибрать в свои ручки штурвал и, судя по тем несчастным взглядам, бросаемым в сторону Игната, ей это удастся, если он не скажет свое веское "нет".
   Было уже достаточно поздно, когда мы решили уже разъехаться по домам. Дети засыпали буквально на ходу, но всё еще противились расставанию. Посмеявшись над ними, пришлось им пообещать, что завтра они точно увидятся, и пускай планируют мероприятия на следующие выходные.
   Игнат молча вел машину по опустевшим ночным улицам, я смотрела в окно, не нарушая тишины, на заднем сиденье уснула Полинка. Чуть грустная улыбка боролась за место на моих губах. Уже 3 года как нет Мишки. Всё это время я себе отказывала в каких-либо серьезных отношениях, так, позволяла себе интрижки, чтобы продолжать себя чувствовать женщиной. Если честно, то и серьезного-то ничего не хотелось, а тут... Считай, что с незнакомым тебе мужчиной хочется почувствовать себя живой... иррациональное чувство, которое, я думала, мне уже не свойственно. Но если Мишке я могла доверять... всю себя, все свои мысли и чувства, свою жизнь, в конце концов, то Игнату... Интуиция стыдливо молчала, разум крутил пальцем около виска, призывая к осторожности, а женское во мне кричало, что вот ЕГО надо хватать и бежать на необитаемый остров. Слава богу! Доехали... Разбудила Полину, пока Игнат выгружал сумки и заносил их в подъезд. Дочь сонно вылезла из машины и побрела домой. А он, не слушая моих возражений, закинул наши баулы в лифт и зашел сам, чтобы проводить нас до квартиры, с аргументом: "А вдруг вас таких замечательных украдут по дороге". Я смогла только насмешливо фыркнуть. Прощаясь, он чуть дольше, чем обычно задержал мою руку в своей ладони, отпуская, слегка провел пальцами по запястью, от чего у меня пошли мурашки по коже. Я закрыла за ним дверь. Может, показалось? Или мне действительно этого хотелось бы? Попробовать подвинуть разум, которым я все время живу, немного в сторонку? И тут на меня накатил страх... страх быть непонятой, быть непринятой... Хорошо, что Полинка уже ушла в душ... А я стояла, прислонившись лбом к закрытой входной двери.
  
  Артем
  После дня рождения Тамилы Игната как подменили. Он стал каким-то замкнутым и неразговорчивым. На работу списать его настроение не получалось. Времени разобраться, что происходило с другом как-то не было: то обстановка не располагает, то времени в обрез, то я в командировке. Решил пока понаблюдать за ним и Тамилой. Можно, конечно, было задать ему вопрос в лоб, но пока этого делать не стоит. Тамила не увиливала от совместных обедов, но было видно, что она замотана работой, о которой она не забывала и в выходные, пользуясь отсутствием дочери. В итоге мне приходилось исполнять роль такого массовика-затейника, потому что Тамила исподволь наблюдала за Игнатом, а тот ловил каждый ее и мой жест. Вот и что происходит? Напряжения за столом вроде не было, но дальше обсуждения отдыха детей разговор как-то не заходил. Плюнув на всё, я решил всё же поприжать Игната, а то невозможно находиться под перекрестным огнем непонятных взглядов.
  - Ничего не знаю, сегодня ты едешь ко мне, мы устраиваем небольшой мальчишник, ночуешь у меня - всё равно завтра суббота, - заявил я ему.
  - С чего это ты решил таким образом отдохнуть? - удивленно поднял брови Игнат.
  - Разговор есть.
  - И о чем пойдет речь?
  - Узнаешь.
   Игнат только пожал плечами и пообещал приехать часикам к восьми вечера.
   Мы сидели в гостиной, вертя бокалы в руках, поужинать уже успели, так что на столике стояла только закуска и бутылка виски.
  - Ну, рассказывай, что происходит с тобой? - задал я вопрос Игнату.
   Заглянув в бокал, потом поставив его на столик, он поднял на меня глаза и спросил:
  - Как ты относишься к Тамиле?
   Так, кажется, что-то начинает проясняться. Подразнить его что ли?
  - Ну... она интересная, сексуальная и приятная в общении, когда этого хочет, - начал было я, но, почувствовав, что сейчас явно схлопочу по фейсу, несмотря на дружбу, быстро закончил, - как женщина-друг - идеальна: нет многих заморочек, которые могли бы раздражать.
  - Это для тебя она друг? - как-то напряженно спросил он.
  - Ну да. А что, должно быть что-то другое?
   Игнат как-то расслабился и, взяв недопитый бокал, сделал глоток и сказал:
  - А для меня - нет.
  - И на сколько всё серьезно? - начал пытать я, уже понимая, что вот тут мой друг вляпался по полной.
  - С моей - серьезно, с ее - не знаю.
  - Что-то раньше я не замечал у тебя проблем с женщинами.
   Он поморщился:
  - Вот ты как представляешь ухаживание за такой, как Тамила?
   Я задумался, прикладываясь к бокалу не столько чтобы выпить, сколько затянуть паузу. Он поставил меня в тупик.
  - И я тоже слабо представляю, - не стал дожидаться моего ответа Игнат. - С обычными: цветы-конфеты-ресторан, на крайний случай - какой-нибудь подарок. А тут? Как ей те же цветы преподнести? Да и как-то пошло, мне кажется, это будет, - он напряженно взъерошил волосы. - Тут еще не известно, как она к тебе относится. Мне кажется, что ей очень нравится с тобой общаться, не хотелось бы быть в эдаком любовном треугольнике.
  - Вот здесь я могу тебя успокоить, не больше, чем как к другу. А вот за тобой она украдкой наблюдает, правда, не могу сказать, как она к тебе относится - эмоции контролирует хорошо.
   Игнат закинул в стаканы льда и долил виски. Мы сидели в тишине...
  - Тут еще Игорь Смолянский постоянно на горизонте. Не пойму, что их связывает, - устало потер лицо Игнат. - Мне ж за ней не проследить - мигом вычисляет, к тому же иногда и его люди за ней ходят, вроде как присматривают.
  - Да, не ищешь ты легких путей, - усмехнулся я.
  - Как будто мне всегда были интересны легкие пути, - криво улыбнулся он. - У меня вся жизнь из буераков.
   Вниз спустился Денис.
  - У... тут, похоже, мужской разговор, - заметил он, стаскивая с тарелки кусок колбасы. - По чем плач Ярославны?
  - Мал еще, - пробормотал в стакан Игнат.
  - О! Дела сердешные! - воскликнул мой отпрыск, уворачиваясь от моего подзатыльника. - И кто несчастный?
  - Иди-ка ты... - начал я.
  - Уроков нет - каникулы, - засмеялся Денис. - Судя по кислой физиономии - Игнат. А кто счастливица?
  - Слушай, дай спокойно взрослым поговорить. Никакого уважения к старшему поколению, - уже возмутился я.
  - Почему нет уважения? Может, я помочь смогу! Познакомь нас, а мы устроим твоей пассии проверку на жизнестойкость, а заодно прорекламируем купца, - сын буквально потирал руки от предвкушения.
   Игнат мрачно жевал кусок какого-то мяса, не зная, как культурно отпинаться от Дениса, так как у нас не принято было держать его за ребенка. Мы всегда старались общаться на равных, а тут... Вот и что делать? Пауза затягивалась, Денис пристально вглядывался в нас в надежде услышать ответ. Мы продолжали напряженно молчать.
  - Полинкина мать что ли? - осторожно так спросил мой догадливый ребенок. Игнат только тяжело вздохнул и залпом допил стакан. - Ну ты попал, дядя Игнат!
  - Сам знаю, - наконец-то произнес он. - Только не кричи на каждом углу.
  - Что я, совсем без понятия что ли, - почти обиделся Денис. - Ладно, обмозгую, что можно сделать, может, у Полины удастся что-нибудь узнать. Бывайте, предки, сильно не налегайте на виски, а то утром воды вам не притащу, - подытожил допрос мой ребенок и удалился к себе.
  - Вот откуда они такие бойкие да умные получаются? - вздохнул Игнат.
  - Не знаю, я в его возрасте таким не был, - ответил я.
   Мальчишник окончился на единственной бутылке виски, больше что-то не хотелось, и мы разошлись спать. С одной стороны я был рад за друга, а с другой, он действительно приобрел себе большую головную боль в виде такой экзотической "птички". Да и советом каким-то помочь я не мог, разве что устраивать что-то типа совместного времяпрепровождения, привлекая к этому еще и детей. Дурдом какой-то.
   Денис, как и грозился, взялся за организацию совместного досуга на выходные. Полетать, к сожалению, не получалось - была низкая облачность и удовольствия бы никто не получил, так что оставалось всё, на что была способна фантазия двух неугомонных детей. После таких насыщенных выходных я смертельно хотел на работу... к тому же приходилось куда-то постоянно сматываться, чтобы хоть как-то дать оперативный простор Игнату. Теперь Дениса и Полину возил почти везде он, а я открещивался тем, что занят по самые уши. Детский сад, ей богу. Но общаться Тамила с Игнатом стала больше, да и он буквально оттаивал в ее присутствии. Я держал скрещенными конечности: лишь бы всё получилось.
  
   Тамила
  Дети с момента своего возвращения взяли нас в оборот. Им хорошо, у них каникулы, а я буквально не вылезаю с работы, уезжая рано утром, чтобы в приличное время к вечеру освободиться, так как почти на каждый день была расписана какая-нибудь околокультурная программа. С одной стороны, мне это нравилось - можно было отключиться от забот и, поддавшись веселому настроению детей, окунуться в беззаботную атмосферу каникул. Артем пропадал в своих командировках, поэтому Денис вытаскивал Игната, чтобы тот не заплесневел в одиночестве, как пояснил пацан. Я была и рада, и не рада. Порой наше общение напоминало кружение двух хищников, присматривающихся друг к другу, на ничейной территории. Я чувствовала, что всё больше подсаживаюсь на его общество, даже на его молчание, хотя поползновений в мой адрес вроде как не было. Это облегчало мне общение с ним, но в то же время начинало заедать женское: "Я ль не мила?" Разброс тем для занимательных разговоров варьировался от книг и фильмов до философских рассуждений. Казалось, что мы выясняем, в каком понятийном мире крутится каждый из нас. Многие чувства и взгляды на жизнь у нас, как ни странно, совпадали...
  - Ценность жизни? - усмехнулась я. - Чужая жизнь для меня будет ничем, если в мой адрес или в адрес моих близких от этой "жизни" будет угроза.
  - А ты не пацифистка, - усмехнулся Игнат.
  - А разве ты не также думаешь?
  - Также, но женщины обычно более гуманны.
  - Все мы гуманисты, пока нас жизнь перед выбором не поставит, - чуть грустно улыбнулась я. - Остается только надеяться, что такой ситуации не будет.
   Тут подбежала к нам Полинка с Денисом и сообщила, что они выбрали какую-то дурацкую комедию. И чего ее на подобные фильмы потянуло? Смотреть псевдоюмор мне не хотелось.
  - Тогда вы нас подождите где-нибудь в кафе, - сказал Денис, - я же вижу по вашим лицам, что наш выбор не одобряете. А мы хотим посмотреть, что массы жуют вместе с попкорном.
   Игнат не колебался:
  - Идите берите билеты на двоих, а мы найдем, чем заняться. Как выйдите, позвоните нам.
   Я только согласно кивнула головой, и дети быстро умчались к кассам, что-то бурно обсуждая.
  - Кинули они нас, - улыбнулась я. - Не удивительно, мы уже почти все фильмы проката успели пересмотреть, так что выбирать действительно не из чего.
   Гулять нам пришлось по торговому комплексу, где находился кинотеатр. Недолго думая, мы последовали совету Дениса и приземлились в каком-то дальнем кафе, где было не так много народа. Заняв столик, мы начали хохотать над забавным моментом: оба, войдя в кафе, быстро прикинули, с какого места будет лучший обзор и оно не будет сильно бросаться в глаза, и синхронно двинулись к нему, стремясь еще занять стратегическое кресло (Игнат отодвинул для меня не то, которое я запланировала под себя, а сам метил в мое).
  - Выбор дамы - закон, - я, дурачась, показала ему язык.
  - Да уж, если бы такие дамы творили закон, то у нас точно было бы авторитарное государство, - усмехнулся он. - Нет, чтобы дать мужчине позаботиться о себе, так ты стремишься сама всё контролировать.
  - Привычка, - улыбнулась я.
   Мы сделали небольшой заказ.
  - Ага, и уже набившее оскомину "коня на скаку остановит". Только не говори, что ты поклонница феминизма.
  - Что ты! - в притворном испуге воскликнула я. - Я с удовольствием сгружу тяжелый чемодан мужчине, если таковой окажется рядом.
   Игнат рассмеялся, в глазах заплясали чертенята. Я невольно залюбовалась так редко меняющимся лицом.
  - Ну да, но отдашь ты этот чемодан только в том случае, если в нем не будет ничего ценного для тебя.
   Вот когда говорят: "Не в бровь, а в глаз". Пришлось прятать улыбку за стаканом сока. Пожалуй, на него я бы и более ценный "чемодан" сгрузила, подумалось мне. Не знаю, когда в моем отношении к нему произошел поворотный момент, наверно, с того шашлычного вечера, но всё чаще и чаще я ловила себя на мысли, что хотела бы не только вербального общения. Мой взгляд скользнул по его руке... настоящая, мужская, с длинными пальцами... чуть поглаживающими стакан, стоящий на столике. Захотелось скользнуть, чуть касаясь, ладонью по его пальцам, запястью, поднимаясь выше... чувствуя его силу, его тепло... Так, барышня, тебя заносит... я поняла, что забыла, как дышать. Подняла глаза на Игната и увидела, что он наблюдает за мной. Хоть бы не понял, что он будит во мне, буквально молилась я, но, думаю, это было бесполезно. Дураком он не был, но в тактичности ему не откажешь.
  - Ну что, детей куда-нибудь отправлять будем? - спросил он.
  - Надо бы. Опять заграницу что ли... - задумалась я.
  И я с радостью подхватила смену темы. Потихоньку возбуждение, охватившее меня, начало спадать, и я смогла начать связно мыслить. Будь, что будет. Пусть даже если это продлится недолго, я хочу почувствовать себя желанной женщиной в его руках.
  Вскоре позвонили дети, не досмотрев еще полчаса фильма.
  - Мама, это выше моих скромных сил, - патетично заявила мне дочь, прикладывая тыльной стороной руку ко лбу, подражая томным барышням. Смотрелось это комично, так как она была в фигурно рваных шортах, борцовке и веселеньких кедах, а не хотя бы в приличном платье.
  - Да, редкая гадость, - чуть не плевался Денис, - больше я на такие фильмы не ходок. С кино пока завязываем, будем придумывать другую культурную программу.
   Полинка с радостью согласилась, а я почти обреченно вздохнула: неугомонные не дадут покоя никому. Осталось надеяться, что Игнат по-прежнему будет участвовать в этих вылазках.
  
   Игнат
  Вот и что бы я делал без Дениса? Артем, хлопнув меня по плечу, благословил быть его "нянькой", пока сам занят на работе. Ну да, так Тамила и поверит, что пацану в 13 c хвостом лет нужен нянь, тем более в моем лице. Но виду она не подала. Дети успешно нас таскали по всяческим развлекательным комплексам, в том числе и по кинотеатрам. После мы садились в кафе поделиться впечатлениями. Полина с Денисом, быстро проглотив что-нибудь за столом, зачастую сматывались на некоторое время. С такими темпами количество непросмотренных картин катастрофически уменьшилось, осталось только то, на что бы я не пошел даже под страхом смертной казни.
  Каждый раз, оставаясь с ней вдвоем, я ловил себя на мысли, что она мне становится всё ближе и ближе. Оказалось, что у нас много общего, в том числе и взгляды на многие вопросы. Как забавно она бывало со мной спорила: в глазах разгорался огонек азарта, лицо, немного осунувшееся после долгого рабочего дня, оживало. Всё свободней и свободней становились наши разговоры, она уже убрала свои иголки, выставляемые каждый раз, когда ей казалось, что задевают что-то личное. Но о личном я старался и не говорить. Пусть привыкает пока ко мне. Нет, я Денису точно благодарность выпишу! Молодец парень. Интересно, Полина в курсе задуманного нами или нет? Во всяком случае, виду не подает.
  И опять кино. Нет, оно, конечно, разбавлялось прогулками на катере по Дону, поездками по ночному городу, скалолазанием в конце концов. Но на то, что выбрали дети я не пойду, к счастью, Тамила тоже не горела желанием смотреть эту гадость. Маневр Дениса я оценил. Вот это жертва - он не любит такие фильмы, насколько я знаю, Полина тоже. Но большое им спасибо. В кафе мы зашли не столько поесть, сколько иметь возможность занять себя в возникающие иногда неловкие моменты. Порой казалось, что мы кружим по минному полю, стараясь не затронуть неприятные темы или дать собеседнику возможность проигнорировать сложный вопрос. Интересно, это у нее интуитивно получается занимать стратегические места? Уже не первый раз отмечаю, что она почти молниеносно выбирает удобные столики для наблюдения за залом и входом. "Привычка", - сказала она. Значит, учили. Девочка, да зачем же тебе это надо было? Ты вся состоишь из недомолвок и маленьких тайн, которые с первого взгляда и не важны. Вспоминаю те ножи, которые я видел у тебя, когда мы ездили на базу. С большим трудом узнал о мастере, чье клеймо стояло на них. А мастера-то уже года 3-4 как нет, да и работал он с очень узким кругом лиц. К нему стояли в очередь, да и то попасть можно было только по очень большой рекомендации. Кстати сказать, подарочную залипуху он не делал никогда, хотя с драгметаллами работал.
  Сама, всё сама... жизнь свою стараешься строить так, чтобы ни от кого не зависеть. Пауза в разговоре, видно, я ее зацепил. Она спряталась за стакан. Мы некоторое время молчали, а я, не скрываясь, наблюдал за ней. Она как-то пристально смотрела на мои руки. Сейчас она была похожа на кошку, которая решала, доставить ли мне удовольствие, понежившись у меня в руках, или я обойдусь... Волна предвкушения буквально затопила меня... Ну же... Перехватила мой взгляд и решила... "Обойдусь". Вот... слов нет... и что же делать дальше. Надеюсь, что она хотя бы до конца не понимает, что она делает сейчас со мной. Казалось бы, всё чинно-благородно: сидим в общественном месте, потягиваем разную жидкость из стаканов - а ощущения такие, как будто находимся одни и ищем предел терпения друг у друга. Так, ненавязчиво, как бы играясь, лишь взглядом, мимикой и полужестами. Не показывая, а лишь обозначая желания и намерения. Это не изощренная игра. Это жизнь выдрессировала нас не доверять, слушаться разума и отдавать отчет в своих действиях. Как с ней сложно. Но вижу же, что лед потихоньку трогается...
  Ну вот, дети всё же не выдержали пытку фильмом, заявив, что пока дорога в кинотеатр до следующих новинок для нас закрыта. Но чтобы мы не расслаблялись, они пообещали придумать какое-нибудь другое времяпрепровождение.
  Мы разъехались как обычно, каждый на своей машине: Тамила с Полинкой домой, а я с Денисом к нему, чтобы хоть как-то оправдать гордое звание "нянь". Там уже нас ждал Артем, который с нетерпением жаждал новостей от меня.
  - Ну и как дела?
  - Надеюсь, что потихоньку идут в нужном направлении.
   Артем хмыкнул:
  - Ну и на долго тебе терпения хватит, чтоб ее не схватить в охапку и куда-нибудь не утащить?
  - Пока хватает. Но, ты знаешь, сам процесс просто завораживает.
  - Процесс процессом, а от тебя уже все сотрудники шарахаются. Ты вменяемый только после "вечеров свиданий" приходишь, а так зверем на всех кидаешься.
  Я отмахнулся:
  - На то оно и СБ, чтоб боялись. А мои сотрудники пусть тренируют выдержку.
   Через несколько дней дети запланировали очередные гуляния, на этот раз по городу. Я с нетерпением ждал новой встречи, потому что все еще не был уверен, что Тамила правильно поймет и примет мое приглашение куда-нибудь выбраться без них. Не хотелось бы испортить то, что у нас уже есть. Чувствую себя как на засидке на осторожного зверя.
   Ростовская погода как всегда внесла свои коррективы - летняя гроза практически парализовала движение, превращая город в Венецию. А синоптики обещали лишь небольшой дождь.
  - Привет. Вы где?
  - Да вот даже и близко не доехали. Чувствую, что надо разворачиваться и ехать домой, - сказала она.
   Мне послышалось или в голосе было легкое сожаление?
  - Думаю, ты права. Я даже еще Дениса не забрал, так что придется отложить встречу. Может, завтра будет лучше погода или тогда придумаем что-нибудь другое.
  - Хорошо. Думаю, дети поставят нас завтра в известность, что они придумали на этот раз, - в голосе чувствовалась улыбка.
  - Ты где сейчас хоть находишься? Я понимаю, что твоему гряземесу наши дороги не страшны.
  - Далековато. Я тут по делам заезжала, но по объездной сейчас рвану, там не должно быть такой толпы - дорога не сильно располагает, но по расстоянию прилично.
   Пожелав ей хорошей дороги, я попрощался с ней, жалея, что сегодняшняя встреча не состоялась. Отзвонился Денису с Артемом, предупреждая об изменении планов, и стал искать, где бы перекусить. Сидя в небольшом ресторанчике, я про себя усмехнулся: вот ведь наше подсознание творит забавные штуки - нахожусь всего в минутах 10-15 езды от дома Тамилы, хотя мне гораздо проще было бы поесть где-нибудь рядом со своим домом. В одиночестве еда казалась какой-то пресной, а настроение постепенно скатывалось к нулю.
   Моя медитация над чашкой чая была прервана звонком Полины.
  - Дядя Игнат! Срочно приезжайте, на нас напали, - шептала она срывающимся голосом.
   У меня всё похолодело внутри.
  - Где вы?
  - По дороге в наши гаражи. Мама... она там одна, мне приказала бежать домой...
  - Сейчас буду! Спрячься где-нибудь или беги домой.
  - Я буду около дома.
   Я кинул деньги на стол и выбежал из кафе. В голове билась одна мысль: "Лишь бы успеть!"
  
  Тамила
  Вот это погодка сегодня! Люблю грозу... но сидя под крышей не машины, а дома, стекла заливает так, что дворники не справляются, приходится ехать практически на ощупь. Вот и Игнат звонит, придется ему сказать, что к назначенному времени в город мы никак не проберемся, к тому же погода не располагает к прогулкам. По голосу слышу, что он огорчен тем, что встречи сегодня не будет. По телу разлилось приятное тепло от одной мысли, что ему меня не хватает. Успокоила Игната, что поеду в объезд, нечего через весь город по пробкам стоять, так я в приличное время буду дома, хоть и по сумеркам уже. Полинка сидела сзади и ковырялась в своем телефоне, слышны были только сигналы приходящих смсок.
  - А позвонить слабо? - спросила я ее.
  - А так не интересно, - ответила она мне.
  - Что, наверно с Денисом секретничаете?
  - Не секретничаем, но с ним, - сказала она, продолжая что-то набирать.
  - Раз не секретничаете, то что тогда пишет?
  - Что придется придумывать еще, куда бы пойти. Эх... вот бы на выходные была бы нормальная погода! Может быть, тогда дядя Игнат нас бы взял полетать, - мечтательно протянула она
  - Ну пока не обещают ничего утешительного, ты ж сама смотрела прогноз.
   Дочь только тяжело вздохнула и продолжила терзать телефон.
   Медленно, но верно мы добрались наконец-то до гаражного комплекса. Дождь уже прекратился, но реки еще текли. Жаль, что нет никаких резиновых сапог, пока доберемся до дома по темноте (фонари, как обычно работали через один) через заброшенные огородики со старыми деревцами, вымажемся и вымокнем по самую макушку. Загнала машину в гараж, подхватила сумку, и мы с Полинкой решили всё же пойти по дороге, хоть и придется делать небольшой крюк.
  Свернув на пустынную улочку без фонарей, окруженную корявыми деревцами и кустами, я увидела, что из этих самых кустов в метрах 10 перед нами вылезло двое мужчин. Я не параноик, но сердце екнуло. Косанула взглядом за спину дочери - еще один.
  - Постарайся добраться быстро до дома, если вдруг что-то случится, и свяжись с крестным, - сказала я дочке, тихонько доставая из бокового кармашка сумочки небольшой ножик.
   Полинка только угукнула в ответ. Мужчины вроде как на нас не смотрели, но шли так, как будто старались обложить. Я посторонилась к обочине, прижимая дочь к редким кустам, не давая обойти нас со всех сторон. Мой маневр был замечен, и тот, который шел навстречу последним, повторил наше движение. В голове пронесся кусок анекдота: "По глазам вижу, не е...ть лезет".
  - Давай! - скомандовала я.
   Полинка юркнула в заросли, благо в свое время она их хорошо облазила, так что ничто не должно было ее задержать. Мужчина, шедший поодаль, постарался повторить ее маневр - я кинула нож, попав в бедро. Есть! Один не ходок, а дочь успеет убежать. Двое кинулись на меня, пока раненый, матерясь, вытаскивал из ноги нож. Явно дурак, лучше бы не трогал. Нападающему сзади кидаю в лицо сумку, стараясь хоть на какое-то время задержать его, принимаюсь за второго - вытащил нож. Блин! Значит, особо живой я не нужна... Вот это плохо... а они мне нужны живыми, хоть и не обязательно здоровыми. Дальше мозг отключается, действую на инстинктах, вбитых в меня потом и кровью. Удалось разоружить и хорошо приложить в зубы первого. Салага - кто ж руку с ножом вытягивает, но уже другой откинул мою сумку и тоже полез ко мне... не удивилась, тоже с ковыряльником. Этот держится грамотней, стараясь заставить меня раскрыться, а уж потом нанести один, но решающий удар. Стараюсь отбежать так, чтобы не оказаться между ними, ногой удалось врезать по колену обезоруженного. Его скрутило от боли, сустав я ему повредила, хотя разрыва связок скорее всего не будет. Нападающий с ножом постарался воспользоваться моментом, пока я отвлеклась... итог - мое порезанное предплечье, нож прошел по касательной, когда я убирала корпус с линии атаки. Собака бешенная... хорошо, что левая рука... Ни у меня, ни у противников нет много времени для возни. Обязательно кто-нибудь скоро проедет. Мы все это прекрасно понимаем, но мне нельзя торопиться и делать ошибки... выжить мне не дадут. Делаю обманный пинок ногой, заставляя мужчину немного отпрыгнуть... вот она его ошибка - руку с ножом не успел отвести. Буквально кидаюсь на выставленную руку корпусом - от неожиданности он ее отводит, пытаясь отступить назад... поскальзывается в грязи и оступается, теряя меня на мгновения из виду. Удача, на которую я и не могла надеяться! Удар ногой в корпус, откидывающий его назад головой прямо на обочину, засыпанную гравием и всяким мусором. У меня есть буквально несколько секунд, чтобы уделить внимание остальным. Надо с этим заканчивать, а то вон с порезом бедра так и ползет в противоположную сторону от меня. Подбегаю к ним по очереди - удар в солнечное, удар по голове, чтобы оглушить. Еле-еле затащила в кусты, подобрала ножи, грязную сумку, нашла телефон.
  - Срочно. Дорога на гаражи, три бревна. Нужна информация.
  - Принято, - ответили мне.
   Ну что ж, мне осталось немного подождать. На мокром грязном асфальте крови не видно, к тому же опять начинается дождь, так что следов не должно остаться. Стою в кустах и размышляю. Вот так всегда, когда не надо, за мной целый караван топтунов, а когда надо - никого. Надеюсь, люди кума приедут быстро, а то не нравится мне мой порез на руке. Я кое-как обмотала его последним эластичным бинтом, оставшимся от импровизированных кляпов. Мне не нужно было, чтобы очнувшись, бывшие нападающие подняли шум. Кстати, как и ожидалось, никаких документов и бумажек у них при себе не было. Чудненько.
  Меня ждали... готовились. Причем готовились хорошо, аж троих послали, естественно, какой бы подготовкой я не обладала, вероятней всего был бы летальный исход. Так рано домой я давно не возвращалась... а учитывая погоду, вряд ли кто-то бы выжидал нас долго, дорога одна, никто на обочине не стоял... да и эти были сухими... Напрашивался один вывод... меня буквально скрутило от душевной боли... Надо же было так ошибиться! В кои веке решила послать рассудок куда подальше... вот результат. Волна холодной ярости поднималась во мне... Я действительно была готова убить... Звонок телефона вернул в реальность. Надо же, как быстро.
  - Уходите. Всё будет сделано.
  - Хорошо.
   Я рванула домой, в надежде, что Полинка уже добралась. Черт, забыла ей позвонить! Набрала быстро ее номер.
  - Мама! Как ты?!
  - Всё хорошо, солнышко! Ты дома?
  - Нет, мы с Игнатом около подъезда, собрались мчаться к тебе.
   У меня внутри всё оборвалось...
  - Стойте там, никуда не уходите! Я сейчас буду. Слышишь меня?! Никуда! - я почти кричала.
  - Хорошо, ждем, - откликнулась дочь.
   Господи! А он-то как там оказался?! "Так, всё будет хорошо", - я мысленно успокаивала себя, несясь к дочери, не обращая внимания на дергающую боль в руке. Вот они! Фух... так, теперь домой... а там будем решать, что делать дальше. Увидев меня, Игнат было дернулся ко мне, но встретив мой взгляд, остался на месте.
  - Давайте в квартиру. Здесь не стоит оставаться, - скомандовала я.
  Он только согласно кивнул. Время, проведенное в лифте, казалось мне каторгой. Дочь с тревогой смотрела на неаккуратно перетянутую уже промокшим бинтом руку.
  Мы вошли в квартиру. После того, как все вымыли руки, я отправила Игната на кухню, а Полинку попросила принести инструменты и тихонько ей шепнула, чтобы захватила наручники и потихоньку мне их передала. Сама размотала промокший бинт, выбросила его в кулек и пошла на кухню отмывать руку от крови, стараясь не трогать рану.
  - Тебе помочь? - прозвучало над ухом.
  - Не мешать, - вздрогнула я.
  - Мам, засунула в стерилизатор, - появилась на кухне Полинка с аптечкой.
   Игнат отстранился.
  - Швы накладывать умеешь? - поинтересовалась я у него.
  - Обижаешь. Конечно.
  - Ладно, у нас есть час, пока будут готовы инструменты. Полинка, помоги наложить повязку пока.
  - Давай я, - предложил Игнат.
  - Пусть учится, - отрезала я.
  - Ма, это я вызвала дядю Игната, - осторожно начала дочь.
  - Не стоило его беспокоить, все же обошлось, - я постаралась улыбнуться как можно натуральнее.
   Игнат промолчал, только выразительно глянул на меня. Я сделала вид, что не заметила этого. Полинка обработала порез и замотала мою руку вполне умело. Я предложила перекусить и попить чаю. Игнат отказался от еды, но на чай согласился, а молодой растущий организм сам полез в холодильник.
  После того, как они в молчании подкрепились, Игнат с Полиной убрали со стола, и она сбегала за инструментом. Игнат, увидев арсенал медикаментов и настоящий хирургический инструмент, хмыкнул:
  - Богато живете.
  Я не прокомментировала.
  - Мамочка, всё будет хорошо, - Полинка подошла со спины и прислонилась, незаметно засовывая наручники мне в задний карман джинс.
  - Я знаю, дорогая. Ну что, приступим, - обратилась я уже к Игнату.
   Игнат снял повязку, обработал края раны, вколол лекарства и начал шить.
  - Красиво швы накладываешь, - заметила я.
  - Стараюсь, - в тон ответил он мне. - А если бы меня не было, ты бы в травму поехала?
  - Нет, Полинка бы тренировалась на живом материале, - усмехнулась я. Та только закивала, не отрывая глаз от манипуляций.
  - Доверять такое ребенку? - удивился он.
  - Ну собаку она же под руководством ветеринара уже зашивала, - усмехнулась я, - так что я не сильно от нее отличаюсь.
  - Я зверей хочу лечить, - важно заявила Полинка.
   Игнат только коротко взглянул на нее. Когда экзекуция была закончена, он вымыл инструменты, выбросил использованные материалы в тот же пакет, что и я бинт, а я попросила Полинку отнести все на место.
   Я подошла к Игнату, который так удобно для меня стоял около фигурной кованой решетки, отделяющей кухню от зала.
  - Спасибо тебе, - сказала я, подходя вплотную, притягивая его правой рукой за отворот рубашки так, чтобы он немного наклонился, и поцеловала его.
  Он на секунду опешил, но тут же правая его рука скользнула мне на талию, а другая потянулась к лицу, и он ответил. Неспешно, пробуя меня на вкус, аккуратно, но настойчиво вторгаясь в мой рот языком. Тыльной стороной руки, едва касаясь, он провел по щеке, опустился по шее к ключице... ниже... ниже... Как мне было горько и сладко одновременно... Горько от осознания того, что я ошиблась в своем доверии к нему... Сладко чувствовать себя желанной под его аккуратными исследующими прикосновениями... Но ярость от того, что Полинка была подвергнута смертельной опасности не дала мне окончательно потерять голову... Что ж... вот сейчас и поговорим... Как под ладонью быстро бьется его сердце... Я осторожно убрала свою правую руку с его груди и скользнула в задний карман джинс. Секунда - и он прикован за левую руку к решетке.
  - Извини, - сказала я.
  Он усмехнулся:
  - О сковывании мы не договаривались, к тому же место немного неудобное.
  - Придется потерпеть, - притворно вздохнула я и позвала Полинку, чтобы она приглядела за Игнатом.
  - Будет пытаться освободиться - позовешь меня, - дала я ей указание, а сама пошла поговорить с кумом.
  - Вы уж извините маму, - услышала я голос Полины, - она не всегда так обращается с мужчинами.
   Игнат засмеялся и ответил, что хотелось бы верить.
  Я связалась с кумом и описала ему ситуацию. Он ответил, что ему нужно поговорить с Игнатом. Я перенесла ноут на кухню и поставила его на стол так, чтобы собеседники видели друг друга. Кум усмехнулся и попросил отстегнуть несчастного и дать им поговорить наедине. Я не могла отказать в просьбе. Так что отдала Игнату ключ и вышла. Через некоторое время он позвал меня обратно.
  - Ну что, - подытожил кум, - в данной ситуации можешь ему доверять.
  - Только ему или кому-то еще из его окружения? - поинтересовалась я. Меня снедало любопытство, о чем же они говорили. Но, судя по лицам мужчин, фиг мне кто что скажет. И, судя по всему, я ошиблась в своих выводах. Стало немного легче, хотя настороженность не ушла.
  - Правильно поставлен вопрос, растешь, - усмехнулся он. - Ему, и тому кругу лиц, который он тебе назовет.
  Я глянула на Игната, невозмутимо подпиравшего кованую решетку:
  - Хорошо, но только в той степени, в какой определю сама.
  - Я в тебя верю, моя девочка, будьте осторожны, - сказал кум и отключился.
   Я посмотрела на уже улыбающегося Игната и тут же вспомнила наш поцелуй и то, что последовало за ним.
  - За наручники не извиняюсь.
  - От тебя дождешься, - хохотнул он, - но они того стоили. Давай ты меня проводишь и постараешься отдохнуть.
  Я согласилась. На выходе он развернулся ко мне, чмокнул меня в макушку, осторожно поглаживая щеку, убрал прядь волос с лица и быстро стал спускаться по лестнице. Опешив, я постояла несколько секунд, а потом закрыла дверь. Ну и что это было?
  
   Игнат
  Я толком не помню, как добрался до дома Тамилы, но было это в рекордное время: я мчался, нарушая все правила. Повезло, что дороги уже опустели, никто по такой неустойчивой погоде не спешил выезжать. Быстро припарковался около дома Тамилы, выскочил из машины, набирая номер Полины. Та выскользнула из кустов и кинулась ко мне вся перемазанная в грязи.
  - Где? Сколько?
  - Трое. Побежали, так быстрей, - она потянула меня за руку через кусты.
   Тут у Полины зазвонил телефон. Я еле-еле удержал себя, чтобы не вырвать его у нее из рук. Вопль Тамилы, чтобы мы никуда не уходили, услышал даже я. Что же произошло кроме нападения, что ее так перепугало? Те минут 5-10, которые мы провели в ожидании, показались для меня если не вечностью, то слишком большим сроком. Хотелось нестись ей навстречу, а приходилось переминаться с ноги на ногу. Вот она бежит... рука перевязана промокшим бинтом из-под которого до локтя стекают красные дорожки... Ранена... Я дернулся к ней, но ее взгляд говорил: "Убью, если смогу!" Неужели еще не отошла от драки?
   Наверх в квартиру. Она права, не стоит оставаться на улице, там спокойно можно будет осмотреть руку и выяснить, что же всё же произошло. С трудом заставлял себя не дергаться. Уже переступив порог, передо мной была прежняя Тамила, раздававшая команды направо и налево: вымыть руки, принести аптечку, меня так вообще отправила на кухню, куда последовала почти сразу за мной. Мысленно согласился с ней, когда она встала около раковины обмыть руку: нечего развозить грязь по всей квартире. Так хотелось что-то сделать, подошел к ней и предложил помощь. Она вздрогнула... неужели я подкрался так тихо, что напугал ее? Обычно она контролирует окружающее пространство. Отказалась в резкой форме. Зашла Полина, отчитавшись, что инструменты в стерилизаторе. Я был не просто удивлен, а поражен. Вот это арсенал! Знаю, что у многих практикующих врачей дома есть набор инструментов, но мало кто заморачивается покупкой оборудования. А тут она, не имеющая медицинского образования. Всё страннее и страннее.
   Я согласился наложить ей швы, поинтересовавшись, что бы она делала, если бы не было меня. Ха! Прекрасно бы обошлись, видимо. Вон, Полина умело накладывает повязку. Я вижу, что Тамиле не нравится мое присутствие, не могу понять почему, ведь до этого у нас все было нормально. Вот и ее слова, брошенные Полине, что меня не стоило беспокоить, стали раздражать. Она что, не хочет, чтобы видели ее слабость? Так она и так чересчур показывает чудеса выдержки. Может, откат произойдет позже? Не может же она так спокойно реагировать на нападение троих, да еще и с оружием? Сижу в шоке, толком не зная, что делать. Вот если бы она по-женски разрыдалась, можно было бы утешить, а так... или перед дочерью держится? Чувствую напряжение, исходящее от нее, но и всё.
   Хозяйка - она во всём хозяйка. Какая может быть еда в такой момент? Но на чай согласился, лишь бы было чем занять руки. Пока Полина ела, а я пил чай, Тамила сидела на краю подоконника, наблюдая за нами, и периодически хмурилась. Я понимал, что прямо сейчас расспрашивать ее нет смысла - хотела бы, уже бы всё рассказала, видимо, ждет, пока уйдет дочь.
   Зашивая руку Тамилы, я исподлобья наблюдал за ней. Не думаю, что та анестезия, которую я ей вколол, полностью убрала боль, но от большей дозы она отказалась, лишь изредка морщилась, пока я шил. Полина бы ее зашивала... амазонки, блин... Убрали всё на кухне, Тамила отослала дочь. Ну что ж, видимо, настало время разговора. Я стоял около решетки, отделяющей кухню от зала, произошедшее далее было для меня полной неожиданностью.
   Тамила подошла ко мне и потянула за ворот рубашки, заставляя меня наклониться... Теплые мягкие губы, чуть приоткрывшись, прижались к моим, язычок скользнул между ними, щекоча мою нижнюю губу... Меня как будто спустили с горы без тормозов! Хотелось схватить ее и впиться в нее, но побоялся сделать ей больно и спугнуть, поэтому осторожно, но настойчиво я углубил поцелуй... Напряжена... под ее рукой всё быстрее бьется мое сердце... что же ты делаешь со мной... Она чуть агрессивно вторит мне, сплетая свой язык с моим. Тише, моя девочка... тише... Я тыльной стороной руки провожу нежно по ее щеке... спустился по шее к ключице... осторожно двинулся к такой манящей груди... Господи! Я сейчас не удержусь! Но еще рано! Не хочу, чтобы у нас всё случилось под влиянием стресса, не хочу, чтобы она потом жалела о своем поступке или, шутя, списала это на терапию своих нервов. Она осторожно убрала руку с моей груди, не мешая мне при этом исследовать свое тело... Прикосновение теплого металла к руке, только что покинувшей грудь и спустившейся чуть ниже, и два знакомых металлических щелчка... Твою ж...
  - Извини, - сказала она. А в глазах плещется горечь.
   Что я сделал не так? Попытался перевести всё в шутку, но она ее не поддержала, лишь позвала Полину, чтобы та за мной приглядела. И что это значит? Девочка виновато посмотрела на меня и извинилась за мать, заверив, что та не со всеми мужчинами так обращается. Мне оставалось лишь рассмеяться, ощущая себя героем какого-то странного фарса. Пока ждали возвращения Тамилы, я размышлял, что послужило толчком к ее такому странному поведению? В голову не приходило ничего вразумительного. Полина тоже не смогла ответить мне на этот вопрос, заверив, что она тоже не понимает свою мать, и пошутила, что, может, это такое проявление любви у взрослых. Я усмехнулся: если таково проявление любви, то какова ж сама любовь?
  И вот она вернулась с ноутбуком на кухню, по ее лицу ничего нельзя было прочитать. Полина выскользнула в коридор. Вот мне интересно, кто со мной хочет пообщаться, а я в таком э... двусмысленном положении. С монитора на меня смотрел мужчина в летах, напоминающего доброго дедушку, если бы не острый и холодный взгляд. Усмехнувшись, он попросил меня отстегнуть и оставить нас одних. Надо же, опять поступила по-своему - отдала ключ и, ни слова не говоря, вышла. Я снял наручники и засунул их к себе в карман - будет трофей.
  - Как же ты так лопухнулся? - ухмыльнулся с экрана мужчина. - Ай-яй-яй. Я думал, ты сообразительней.
  - Не оправдываюсь, но не думаю, что многие смогли бы устоять перед ней, если она этого хочет, - ответил я, растирая запястье.
  - И даже если не хочет, - кивнул он соглашаясь. - Ну, кто ты такой, я знаю. А вот кем я для тебя буду, это зависит от итога нашего разговора.
  - А обращаться мне как?
  - Очень-очень вежливо и на Вы, - усмехнулся он, но получилось это как-то зловеще. Прям "Крестный отец" вспоминается. А может, я не далек от истины. - Ты знаешь уже, что произошло сегодня.
  - Кроме того, что напали трое и ее ранили ножом, что пришлось шить, - ничего, Тамила не поставила меня в известность, что произошло дальше.
  - Правильно поступила, потому что есть кое-какие неясности, и мне бы хотелось их прояснить. Но сначала расскажу. Напали трое, вооружены были ножиками средней паршивости, такими, которые потом и скинуть не жалко, документов нет. Профессионал там один, остальные двое - гопота. Это ей крупно повезло, было бы двое более умных или если бы профи не подставился, то имели бы мы с тобой встречу на кладбище при скорбных обстоятельствах.
  - А что с нападавшими?
  - О них уже побеспокоились, дальше скудная информация от них. Они приезжие, наняли их не здесь, а вот на объект вывели буквально в последний момент. Самое интересное, что о том, когда она сегодня вернется домой, знал только ты. А мальчики чистенькие и свеженькие, не заметно было, чтобы они сидели в кустах всю грозу.
   У меня похолодело внутри. Я точно никому не звонил и не сообщал о планах Тамилы. А вот как доказать это мужчине, буквально уничтожающим своим взглядом меня, я не знал. Хотя, если бы он считал, что я опасен для нее и Полини, то вряд ли бы попросил меня отстегнуть. Да и быстро до него информация доходит - прошло не более полутора часов, а уже видно, что перед ним если не полная картина произошедшего, то почти вся.
  - Правильно мыслишь, - усмехнулся он, наблюдая за мной. - Не от тебя лично был "привет".
  - А с чего взяли? - удивился я.
  - Да так... Есть подозрения, откуда ветер все сильнее и сильнее дует. Но косвенно, виноват ты с Артемом. Если бы она с вами не засветилась, то и жила бы дальше себе спокойно.
  - А мы-то каким образом в это втянуты?
  - А неприятности в компании? А покушение на Артема?
   Я напрягся сильно. Что он знает об этом? Мне ничего не удалось выяснить, только живем, как на вулкане.
  - И как мне ее защитить от этого?
  - А с чего это ты хочешь ее защищать? - он смотрел на меня пристально, изучающе. Так и хотелось задать встречный вопрос: "А по какому праву он спрашивает?". Я же знал, что у Тамилы никого не осталось из родных, может, это родственник по линии отца Полини? Но чувствую, что в этом случае лучше сказать правду:
  - Я хочу, чтобы Тамила была со мной.
  - О, куда замахнулся, - усмехнулся он.
  - Есть возражения?
   Он замахал на меня руками:
  - Что ты, что ты. Сумеешь заслужить ее доверие и удержать - совет вам да любовь. Но если обидишь... - глаза его недобро сверкнули, - ну, не буду тебя пока пугать, - он снова нацепил маску доброго дядюшки.
  - Так не поделитесь информацией, откуда ветер дует?
  - Поделюсь завтра к вечеру, когда буду точно уверен. Не забудь в Skype выйти так ближе к полуночи, поболтаем, - не успел я открыть рот о логине, как он продолжил, - не волнуйся, всё я знаю. Ну что ж, можешь пока называть меня дядей, - подытожил он разговор и попросил позвать Тамилу.
   Я позвал ее. Она настороженно переводила взгляд с меня на монитор. "Дядя" дал добро на доверие, а она опять оставила это на свое усмотрение. Вот же ж... осторожная. Мы попрощались с ним, и он отключился. Тамила оторвалась от опустевшего экрана, в глазах мелькнуло облегчение.
  - За наручники не извиняюсь, - сказала она.
   Мне показалось, или она чуть смутилась, когда я ответил, что не жалею. Что ж, благословение "дяди" у меня есть, а это, видимо, чего-то да стОит. Ей надо было отдохнуть, сегодняшний день для нее был чертовски тяжелым, как в физическом плане, так и в эмоциональном. Уходя, я не удержался и поцеловал в макушку, дотронувшись до ее лица и волос. Вряд ли бы она мне позволила бы сейчас что-то еще, а мне так хотелось хотя бы украсть немного ее тепла в надежде на бОльшее. Что я ей не совсем безразличен, я уже убедился по ее метаниям. В противном случае нашла бы, как от меня избавиться, не подвергая себя и дочь опасности. Ну что ж... "птичка", буду приручать. Сел в машину и поднял глаза на окна - в тусклом свете вырисовывался ее силуэт, я сжал в кармане теплый металл наручников...
  
   Артем
   Утро раннее для меня ознаменовалось неприятными новостями, которыми со мной поделился Денис. Я Игнату шею намылю за то, что он не поставил меня в известность о произошедшем. Тоже мне друг называется. Вроде с Полиной и Тамилой всё в порядке, насколько это может быть, но надо будет ей позже позвонить узнать, не надо ли чего. По дороге на работу дозвонился до Игната, тот лишь бросил, что поговорим при встрече на работе, и отключился. Черт! Что происходит? Примчался в офис, выяснил, что его еще нет на месте, и попросил передать, что я жду. Спустя полчаса Игнат нарисовался на пороге.
  - И это дружба? - накинулся я на него. - Ты почему не позвонил?
  - А что бы это изменило на тот момент? - устало произнес он. - Да и ситуация такая, что звонить было нельзя.
   Он мне обрисовал, что случилось. Действительно, и как теперь доверять телефонам? Номера что ли сменить... Игнат посоветовал просто взять всем нам еще по одному "чистому" номеру, и связываться друг с другом по нему.
  - А что это за таинственный "дядя"? - спросил я его, подозревая, что он всё же о чем-то умолчал.
  - Вот не знаю, кем он ей приходится по-родственному, да и кто он по жизни, я бы тоже не рисковал интересоваться. Уж больно серьезный мужик. Могу только отметить, что не в законе - таких я насмотрелся, может, кто-то из бывших, - он неопределенно мотнул головой, - отсюда и связи, и скорость сбора информации. Похоже, что на нас у него есть целое досье.
  - Это с чего бы это?
  - А это скорей всего из-за того, что мы общаемся с Тамилой, ну или она с нами.
  - Мы общаемся или ты имеешь виды на нее? - подколол я Игната.
  - И последнее тоже, - улыбнулся он, куда-то улетая мыслями.
  - Что, смотрины прошли успешно? Знак качества на тебя поставили?
  - Да ну тебя, - отмахнулся он. И уже серьезней, - Тамила была права в предположении, что недоброжелатели у нас общие. "Дядя" пообещал вечером со мной связаться. Посмотрим, что он скажет нового.
   Затем мы перешли к обсуждению рабочих моментов. Поступил сигнал от Андрея: к одному из прорабов зачастили какие-то подозрительные люди. Что самое интересное, они появились практически сразу же после того, как я там был с инспекцией. Затем Игнат уехал куда-то по делам и вернулся только к перерыву. Он был несколько раздражен.
  - Что случилось? - спросил я.
  - Да так... - махнул он рукой, приземляясь в кресло.
  - Тамиле звонил? Как она? - я сделал вид, что сам не узнавал у нее это еще с полчаса назад.
  - Да решил пригласить ее на обед, так выяснилось, что она уже занята.
  - Ну мало ли у нее проходит деловых обедов, - попытался я успокоить друга.
  - Деловых немало, но Игорь Смолянинов в городе. Чувствую, что она с ним.
  - И что, ревность проснулась? - я знал, что Игната лучше сейчас не злить, но удержаться не смог.
   Он мрачно на меня взглянул:
  - Можно сказать и так... Не люблю я неизвестность, а тут вообще сплошная терра инкогнито: я не знаю, какие у них отношения, и я не знаю точно, чувствует ли она что-нибудь ко мне. - И добавил после паузы тихо, - Хотя нет, что-то да чувствует...
   Я не стал комментировать последнюю реплику и подождал, пока Игнат вышел из задумчивости через несколько минут.
  - Ладно, поехали обедать, - сказал он, вставая из кресла.
  - Я тут нашел небольшой ресторанчик с хорошей кухней. Давай туда, и ехать не придется, пешком минут 10.
   Он согласно кивнул, и мы пошли на обед. Да... жара стоит, но гонять машину туда-сюда смысла не было. Мы наконец-то вошли в прохладу не сильно заполненного зала и заняли пустующий столик. В ожидании официанта Игнат начал рассматривать интерьер. Вдруг он замер и выругался сквозь зубы. Я проследил за его взглядом. За дальним столиком в пол-оборота к нам сидела Тамила. Ее спутник был скрыт колонной. Вот она протянула руку, он наклонился и поцеловал ей пальцы, она тихо рассмеялась. Да уж... его сложно было не узнать... Я перевел взгляд на Игната: на лице играли желваки, взгляд не предвещал ничего хорошего. Ничего себе, как его проняло! Не думал, что так всё серьезно. Я тронул его за руку, переключая внимание на себя.
  - Давай уйдем.
  - Нет уж... пообедаем здесь, - процедил он сквозь зубы.
   Черт, ну какое невезение! Так он просто был не в настроении, а сейчас... Чувствую, обед будет занимательным. Я передвинул немного стул так, чтобы видеть всех участников пантомимы, потому что не было слышно, о чем шла речь за столиком Тамилы и Игоря.
  
   Игорь
   Опять я по делам в Ростове, хотя можно было бы и не ехать и все решить по телефону. Но... сделаю себе подарок. С утра позвонил Тамиле и выяснил, что она взяла пару дней за свой счет, так что сможет со мной пообедать в городе в любое время. О, как мне повезло! Потому что я знал, что последние недели у нее были загружены под завязку - это было слышно по ее голосу, несмотря на то, что она старательно скрывала усталость и пыталась казаться бодрой и веселой. Быстренько уладив свои дела, я заказал столик в новом ресторанчике, вот заодно и тема для обсуждения за обедом появится. Как-никак Тамила любила хорошую кухню. Будет индикатором, стоит ли туда еще приходить или нет.
   Я вошел в прохладу ресторана. Да уж, центр города в середине дня представлял собой раскаленную сковородку, воняющую бензином, пластиком и вездесущей пылью. Узнав, что я бронировал столик, меня провели к нему: он оказался немного в стороне от остальных, как я и просил, не люблю, когда вокруг много народу. Меня это отвлекает и настораживает, расслабиться тогда не получается, а я намерен получить удовольствие от приятной встречи. Минут через 5 вошла Тамила, и ее проводили ко мне. Она села почти спиной к остальному залу чуть слева от меня. Странно, обычно она старалась контролировать пространство, или это она мне доверила на этот раз? Я разглядывал ее улыбающееся лицо, пока она забирала меню у официанта и что-то уточняла. Чуть бледновата, тени под глазами, но настроение у нее хорошее. Значит, мне можно немного расслабиться в общении.
  - Тебя работа в таком темпе доконает, - заметил я ей.
  - Да нет, темп привычный, - отмахнулась она, изучая меню.
  - Ага, а аристократическая бледность кожи - это такая мода сейчас.
  - А, это? Пройдет, как только отосплюсь за вырванные из горла моего начальника выходные.
  - Бедный начальник, наверно, сейчас валяется где-то с разорванной глоткой, - подшутил я над ней.
  - Не... он прекрасно понял, что меня дешевле для здоровья отпустить и получить вменяемой, чем подвергать свою жизнь угрозе.
   Мы сделали заказ. Я заметил, что Тамила как-то скованно двигает левой рукой. Странно. Что случилось? На ней была блузка со свободными рукавами три четверти из плотного материала. И это в такую жару. Ресторан, конечно, это место приличное, но можно было бы и что-то полегче одеть. Спросить напрямик или окольными путями? Принесли заказ, и я заметил, что она взяла лишь салат и что-то типа котлеты, хотя фирменным блюдом было какое-то умопомрачительное мясо, что я себе заказал.
  - Ты что, на диете? - удивился я.
  - Нет, жара стоит, есть совсем не хочется, - ответила она.
   Но я заметил, как она, стараясь не морщиться, подняла левую руку и положила кисть на край стола.
  - Что с рукой? - у меня как-то из голоса сразу пропали шутливые нотки.
  - Да небольшой ушиб, - постаралась она сделать лицо как можно беззаботнее.
   Я встал из-за стола, подошел к ней и аккуратно провел рукой по предплечью, ощутив плотную повязку. Она дернулась, видимо, от боли. Я поцеловал ее в макушку и вернулся за свое место.
  - Пожалуйста, не ври мне, как друг прошу. Повязка на ушиб?
  - Какой ты наблюдательный, - поморщилась она. - Вчера на меня с Полинкой напали, когда мы возвращались из гаража. Мы отделались легким испугом - у меня только небольшой порез на руке, нападавшие на тот момент получили ножевое и чего-то там еще. Не волнуйся, всё под контролем.
  - А почему мне не позвонила? - спросил я, чувствуя, как во мне поднимается волна раздражения.
  - И что бы ты смог на тот момент сделать? - удивилась она. - С нападавшими разобралась, домой добралась, первая помощь оказана.
  - Я мог бы кого-нибудь прислать, - я понимал, что она права, но это было неприятно. - Так что там с нападавшими? Их нашли?
  - Сданы с рук на руки для выяснения обстоятельств, - нарочито беспечно ответила она и принялась за салат.
  - Я так понимаю, не в полицию.
  - Угу.
  - Не доверяешь, - констатировал я факт.
  - Почему это? Просто действительно ими занялись весьма серьезные люди.
  - Но, надеюсь, о результатах мне сообщишь?
  - Скажу, - со вздохом согласилась она.
  - Но только то, что посчитаешь нужным?
  - Естественно, - улыбнулась она мне.
   Ну... самостоятельная. Интересно, кому она поручила докопаться до истины? Но ответа я от нее сейчас получить не смогу. Хотела бы - уже бы сказала. А с рукой явно не всё так просто... но не раздевать же ее, усмехнулся я про себя. Мне всё меньше и меньше нравилась ситуация, складывающаяся вокруг Тамилы: это уже второе покушение на нее, пока вновь неудачное.
  - Ты мне скажешь, если понадобится помощь? - спросил я, наблюдая за ней.
  - Возможно, - уклончиво ответила она, разглядывая что-то в стакане воды.
  - А почему не уверена? Не хочешь быть должной? Так ты знаешь, что должок за мной.
   Она подняла на меня глаза, несколько секунд пристально вглядывалась мне в лицо, затем откинулась на спинку стула.
  - Я не считаю тебя должным: такое наследство из прошлого мне не надо.
  - Почему?
   Она как-то горько усмехнулась:
  - Считай меня суеверной: если должники стали выплывать, то могут выплыть и те, кто считают себя кредиторами.
  - Много врагов у него было?
  - Не на один век хватит.
  - Ты их знаешь?
  - Нет.
   Почему-то мне показалось, что она недоговаривает чего-то. Или не хочет меня втягивать, или надеется сама решить проблему, или она не знает, кто подстраивает ей не мелкие пакости. И таких "или" наберется не один мешок.
  - Дай мне руку, пожалуйста.
   Она удивленно протянула мне правую руку. Я поцеловал ей пальцы и сказал:
  - Я преклоняюсь перед твоей смелостью или безрассудством. Ты потрясающая.
   Она рассмеялась:
  - Я обыкновенная, не придумывай лишнего.
  - Всё равно я за тобой буду приглядывать. Всегда стараешься расставить все точки? - улыбнулся я.
  - Стараюсь не вводить в заблуждение, - скопировала Тамила мою интонацию.
  - А как же женская игра под названием флирт?
  - С тобой? Не... я не самоубийца, а вдруг поведешься?
  - Что, настолько не нравлюсь?
  - С хищниками не заигрываю, это может плохо кончится.
  - Но и ты не травоядная.
  - Вот спасибо, хоть коровой не обозвал, - рассмеялась она, переводя всё в шутку.
  - Умеешь же ты вывернуть так, как тебе хочется, - подержал я ее смех.
  - Если бы тебя это не устраивало, то ты бы не искал встреч со мной.
  - А тебя это устраивает? - поинтересовался я.
  - Если бы не устраивало, я бы не соглашалась на встречи.
  - Отказала бы мне?
  - Ты еще скажи, что "кинула бы", - вдруг посерьезнела она. - Давай на чистоту. Тебе опасно отказывать, но еще опасней бывает соглашаться. У тебя свои игры и свои правила, а я не хотела бы оказаться втянутой в первое и следовать второму.
   Меня несколько удивило такое ее заявление. Я вроде ни разу не пытался ее куда-либо втянуть. Кроме как в кафе и ресторанах мы не пересекаемся - это нельзя назвать выходом в свет. Или она считает, что ее неприятности как-то связаны со мной.
  - Ты думаешь, что это ты из-за меня получаешь "приветы"?
  - Нет, вот ты как раз к этому не имеешь никакого отношения, - покачала она головой.
  - Откуда такая уверенность?
  - Считай, что я просто знаю. И давай не будем пока об этом.
  Как-то мы к концу обеда скатились к тоскливым темам, а так всё хорошо начиналось... за здравие. Придется исправляться. С Тамилой всё происходит не так, как планируешь. Она с легкостью подхватила смену темы разговора, и уже спустя несколько минут мы живо обсуждали какую-то ерунду. Доели мороженое, допили последний сок... жаль, что пора расходиться. Я помог ей встать, и мы последовали на выход через весь зал. Да уж... деревня. Я кивнул своим старым знакомым, сидевшим за одним из столиков. Чего-то один из них совсем не в духе, такое впечатление, что готов убить, правда, меня этим не проймешь. Тамила проследила за моим взглядом и буквально расцвела, приветственно им кивая.
  - Я на секундочку, - сказала она, двинувшись по направлению к ним.
   Я последовал за ней.
  - День добрый, - поприветствовала она вставших мужчин. - Как я понимаю, вы знакомы.
  - Есть такое несчастье, - засмеялся Артем.
   Я обменялся с ними рукопожатиями, Игнат на секунду дольше, чем положено, задержал мою руку в своей хватке. Я иронично приподнял бровь. Ну-ну.
  - Только не говорите, что вы враги, - простонала Тамила, наблюдая за нами.
  - Ни в коей мере, - засмеялся Артем, - скорее заклятые друзья.
  - Надеюсь, что ничего серьезного, - улыбнулась она.
   Мы дружно заверили, что между нами нейтралитет. Тамила что-то уточнила у Артема по поводу его сына, а я в этот момент наблюдал за Игнатом. Становится всё интересней и интересней... Попрощавшись с ними, мы пошли на выход. Решил пошалить и слегка приобнял Тамилу за талию. Она удивленно на меня посмотрела, но ничего не сказала. Я буквально всей спиной чувствовал на себе взгляд Игната.
  - И что это было? - сказала Тамила, выскальзывая из моих рук и беря меня под локоть, когда мы оказались уже на улице.
  - Пошалить захотелось, - улыбнулся я.
  - Пошалить или насолить?
  - От тебя ничего не укроется, - рассмеялся я. Настроение у меня стало просто радужным. - И давно ты знакома с Игнатом и Артемом?
  - Да где-то столько же, сколько и с тобой. А чего это тебя так заинтересовало? Только не втягивайте в свои разборки, если таковые есть.
  - Как ты могла подумать, что я буду использовать тебя? - возмутился я.
  - Ага, а если бы это была не я?
   Я рассмеялся:
  - Не настолько мы и враги. Просто в свое время несколько раз переходили друг другу дорогу, но не так что бы серьезно. Уважаю сильных противников. Так что считай нас просто спортсменами, не выносящими свои разборки за пределы ринга.
  - Ага, спортсмены... в супертяжелом весе, - проворчала она себе под нос.
  - Личный вопрос можно?
  - Можно, но ответить не обещаю, - удивленно сказала она и остановилась, убирая руку с моего локтя.
  - Что у тебя с Игнатом?
  - А почему возник этот вопрос? - она лукаво улыбнулась.
  - Мы всегда с ним достаточно холодно здоровались, а тут мне чуть кисть не сломали, - пошутил я.
  - И ты решил, что причина - я?
  - Я редко ошибаюсь.
   Она пожала плечами:
  - Ничего такого, что бы выходило за рамки дружеского общения.
  - Ну раз ты так говоришь... Тебя отвезти?
  - Нет, спасибо. На такси доеду.
   Мы попрощались. Сидя в машине, я мысленно улыбнулся: "Ничего такого". Настроение стало каким-то шаловливо-мальчишеским.
  
  Тамила
   Утром позвонила на работу и в ультимативной форме потребовала несколько выходных, обойдутся без меня. Начальник был недоволен, но, зная, что просто так я не прогуливаю, разрешил не приходить, но быть на связи. Выспаться я толком не выспалась - рука достаточно сильно болела, но настроение было задорным. Я себя чувствовала девчонкой, на которую обратил внимание понравившийся ей парень. Полинка, глядя на меня, съехидничала:
  - Ты дядю Игната к решетке пристегивала, чтоб он не убежал от тебя?
   Я чуть не поперхнулась чаем.
  - Ну у тебя и фантазии, дочка.
  - А что, он мужчина видный, подумай над этим.
  - Это дочернее благословение? - мне стало смешно.
  - Ага, - подтвердила радостно она и вышла из кухни.
   Дожились... Не хватало еще, чтобы сводничать начала. С нее станется. Хотя... мои мысли перенеслись к поцелую... я прикоснулась к своим губам...фантазия быстро восстановила отблеск вчерашних ощущений. Что ж, теперь будет и проще, и сложнее... Как себя вести? Я улыбнулась. Отбиваться точно не буду... разве что чуть-чуть.
   Мои мысли прервал звонок от Игоря. Не стоило бы сегодня с ним встречаться, но сходу найти причину, чтобы отказаться, я не смогла. Машина на сегодня отменяется, да и еще на пару тройку дней точно. Так что такси мне в помощь, хоть я и не люблю на них ездить. Да, надо приводить себя в порядок, сейчас это займет гораздо больше времени. Когда я была уже почти готова, Полинка сделала мне перевязку, и я натянула на себя блузку из плотной ткани. Главное, не помереть от жары. Звонок от Игната... В голосе беспокойство за меня. Говорю, что всё нормально, и слышу, что расстраиваю его тем, что не смогу с ними пообедать. На душе теплеет, и глупая улыбка не хочет сползать с лица.
  А неплохой ресторанчик, меня проводили за столик, где уже приветственно поднялся Игорь. Рука беспокоила, так что ищем в меню блюда, где можно ковыряться вилкой. Знала же, что скрыть от него не получится, но то, что встанет проверять мои слова, - этого я ожидать не могла. Да что ж они все меня в макушку целуют?! Как с ребенком, ей богу. Начинаю себя чувствовать себя маленькой и неразумной. Пришлось говорить правду. Ха, оказывается, я ему не доложилась! О как! Вот это новость. Неужели решил плотно опекать меня? Этого еще не хватало. И нечего меня так пристально разглядывать, я сдерживалась, чтобы не поежиться. Не попрошу я помощи, не попрошу. Ты мне не должен, а прошлое... не трогай, не надо... становится тоскливо и страшно. Некоторых, кто имел зуб на Мишку, я знала, если не лично, то по шапочному досье, с которыми мне как-то пришлось ознакомиться. Я про себя усмехнулась, в целях моего образования и обеспечения моей и Полинкиной безопасности. Но кто из них - я не знала... или это кто-то не известный мне... Надеюсь, куму удастся выяснить.
  - Дай мне руку, пожалуйста, - попросил Игорь.
   Интересно, зачем? Я протянула правую, благо, сидела слева от него. Он осторожно поцеловал мне кончики пальцев. Вот и как расценивать его комплимент? Что он этим хочет добиться? "Потрясающая"... Не смогла удержаться и ответила слегка резко. Флиртовать с ним?! Не... я жить хочу... Как бы выкрутиться и не обидеть. Не спорю, многие бы не отказались бы от такого спутника, хотя бы и на время... но я не хочу с ним играть в игры, которые ничем хорошим в итоге не закончатся. Мы с ним точно друзьями расстаться не сможем. Так зачем же портить нынешние отношения? К тому же есть Игнат... постаралась не улыбнуться.
   Умеет Игорь вытянуть информацию буквально несколькими фразами. Не подозреваю я его, он бы действовал другими методами, да и не приближал бы к себе, если бы имел что-то против меня. Начала чувствовать легкое раздражение, пора менять тему, а то не известно, до чего договоримся. Хорошо, что и он это понял, плавно переведя беседу на обсуждение ресторанчика, в котором мы сидели. К концу обеда настроение снова поднялось. Игорь расплатился, и мы пошли к выходу. И здесь у него знакомые... хм... наши общие. Игнат сидит мрачнее тучи, а вот Артем наоборот. Подойду поздороваюсь что ли...
   Действительно представлять их друг другу не надо было. Если Артем с приветливой улыбкой пожал Игорю руку, то Игнат с ним секунду выяснял, кто из них самый альфа в этом загоне.
  - Только не говорите, что вы враги, - мне бы очень не хотелось сталкивать лбами мужчин.
   Меня как-то не очень убедительно заверили, что вражды нет, так, лишь небольшое соперничество в прошлом. Вот и не хотелось бы мне воскрешать их прошлое... к чему бы это ни относилось. Я постаралась как можно непринуждённее поговорить с Артемом и быстро распрощаться. На выходе Игорь приобнял меня за талию вроде как слегка и ненавязчиво. Я удивленно посмотрела на него. Чего это с ним? В зеркальной двери отразился злой взгляд Игната. Приехали... Этого мне еще не хватало.
   Выйдя из ресторана, я взяла Игоря под руку и направилась в сторону перекрестка. Шалун... слов цензурных не хватало. Развлекается он так... Попросила не втягивать в свои разборки. Похоже, он оскорбился, что я могла так низко о нем подумать. А как мне еще думать, если он не преминул уколоть Игната, как только представилась такая возможность. На ринге они... ага... а ринг - вся жизнь... Его вопрос поставил меня в тупик. Что-что... не знаю я, что у меня с Игнатом... Кисть тебе чуть не сломали, за это ты решил его подразнить. Мужчины, фыркнула я про себя.
  - Ничего такого, что бы выходило за рамки дружеского общения, - как можно уверенней произнесла я.
   Не поверил, по хитрому взгляду вижу. Сейчас его обычно жесткое лицо смягчилось, а в глазах заплясали черти. Господи, образумь их!
  
  Игнат
   Тамила оживленно разговаривала с Игорем, было видно, что общение с ним не то что не тяготит ее, а даже нравится. Во мне поднималось глухое раздражение. Меньше всего мне хотелось видеть его рядом с ней. Соперник? Не знаю. Но таким обходительным он редко бывает, особенно с женщинами. Те сами на него вешаются, желая погреть руки на его деньгах, окунуться в ауру его власти. Харизматичный и жестокий. Жестким он был очень давно, сейчас уже жесток. Когда-то мы сталкивались с ним несколько раз, хорошо, что расходились по обоюдному согласию, не сильно радуясь достигнутым компромиссам. Великолепный противник, игрок и стратег на финансовом, политическом и... не только полях. Такого умения манипулировать окружающими я больше никогда не встречал. Даже нашему генеральному до него очень и очень далеко, хотя возраст у них одинаковый. Хорошо, что интересы Игоря в основном с нашими не сталкиваются. Мы друг друга помним, ценим, как надежных врагов, пусть не всегда играющих по правилам, но без подлости. Это очень шаткая грань, мало кому так удается работать. И вот он рядом с Тамилой. Я знал, что они знакомы, иногда общаются... но даже не представлял, что они могут сидеть и болтать как закадычные друзья. Улыбку Игоря я всегда предпочитал не видеть, она всегда не сулила ничего хорошего, но здесь... Здесь это было искренне и почти открыто. Во мне глухо заворочалась ревность. Если у него есть планы на Тамилу... в этот раз компромиссов между нами не будет.
   Артем сидел рядом, периодически поглядывая на меня, но не комментировал ситуацию. Мне же кусок в горло не лез... приходилось делать над собой усилие, чтобы есть, уже не говоря о том, чтобы пытаться оценить кухню. Я неотрывно следил за каждым движением Игоря и Тамилы. Жаль, что не слышу, о чем они говорят, да и их лица не всегда можно было разглядеть: Тамила сидит почти спиной, Игорь полускрыт колонной.
  - Слушай, ты сейчас своим взглядом не то что дырку в ней протрешь, а всё заведение развалишь, - не выдержал Артем.
  - Что, так мрачно выгляжу?
  - Не то слово. Не пугай окружающих, я здесь надеюсь еще не раз пообедать. Кухня просто изумительная.
  - Нет, ты посмотри, как он ей улыбается, - пропустил я реплику Артема мимо ушей.
  - Да, я его таким веселым еще ни разу не видел, - согласился он со мной. - Вот что делает с мужчинами очаровательная женщина, - все же не удержался он от шпильки.
  - Я хотел бы, чтобы он держался от нее подальше.
   Артем рассмеялся:
  - Вот она ревность во всей красе. Что, почуял настоящего соперника?
   Я еле удержался, чтобы не швырнуть вилку.
  - Я просто не верю в его добрые помыслы. Он ничего не делает просто так.
  - Ну да, а то, что он делает просто так - он делает для своего удовольствия. Да расслабься ты уже, похоже, они сейчас уходить будут.
   Действительно, официант принес им счет, Игорь, не глядя, положил туда несколько купюр, встал и помог подняться Тамиле.
   Игорь нас заметил сразу и сдержанно кивнул, Тамила, обратив на это внимание, посмотрела в нашу сторону, улыбнулась и, что-то сказав ему, направилась к нашему столику. Игорь последовал за ней.
   Мы обменялись приветствиями с Тамилой, которая не преминула поинтересоваться, в каких мы состоим отношениях. Всё ж замечает. Артем отшутился за всех. Рукопожатие Игоря было, как всегда, крепким. Как мне хотелось сломать ему руку... он, видимо, прочитал это в моих глазах и тихонько хмыкнул. Зараза. Пока Тамила договаривалась с Артемом о том, что Денис сегодня будет у них ночевать, Игорь пристально наблюдал за мной и беседой моего друга с ней. Я старался выглядеть безразличным, но для такого игрока как он, не сложно было оценить ситуацию. Удавил бы... Мое отношение от него не укрылось, но казалось, что он доволен сложившейся ситуацией.
   Тепло попрощавшись с нами, Тамила в сопровождении Игоря пошла к выходу. Он приобнял ее за талию, то ли играя мне на нервах, то ли обозначая свою территорию. Я чуть ли не в голос выругался. Жаль, что не было видно ее лица в этот момент... и я не могу понять, что их связывает. Артем успокаивающе положил мне руку на плечо, но ничего не сказал.
   Мы вернулись на работу, Артем потащил меня в свой кабинет, я лишь молча последовал за ним. Спорить и что-то делать не сильно хотелось.
  - Так, тебе задание - отвезешь сегодня вечером Дениса к Тамиле, - сообщил он мне.
   Я скривился:
  - И почему в этот раз я? У самого же на вечер никаких планов.
  - Ты дурак или прикидываешься? Хочешь, я Денису скажу, что дядя Игнат отказался его везти? - с легкой угрозой в голосе, но улыбаясь, спросил он.
  - Нашел ахиллесову пяту. Ты же знаешь, что ему я отказать не смогу.
  - Вот заодно и с ней пообщаешься. А то тебя сомнения и любопытство раздерут за ночь в клочья, а ты мне целым нужен, - уже почти смеялся он.
  - И всё-то ты видишь, всё замечаешь, - проворчал я.
   Мне хотелось, конечно, увидеть Тамилу... но в свете последних событий, я не знаю... стоит ли это делать. Ладно, отвезу пацана, а там посмотрим.
   Вечером я подвез Дениса к дому Тамилы.
  - Поднимешься - позвони, - сказал ему я.
  - А ты что, не со мной? - удивился он.
  - Нет, я посижу в машине, подожду твоей отмашки, а потом уеду.
  - Ну-ну, - насмешливо произнес пацан и, не дожидаясь подзатыльника, выскочил из машины.
   Я поднял глаза на окна Тамилы: на кухне горел свет, частично освещавший и гостиную. Интересно, как она там? Надо бы поинтересоваться ее самочувствием, но... это сделаю, наверно, завтра утром. Мои размышления прервал телефонный звонок, я не глядя поднял трубку.
  - Слушаю.
  - Это я тебя слушаю, - послышался веселый голос Тамилы. - Ты чего там в машине сидишь? А ну давай поднимайся.
  - Да у меня еще дела, я только Дениса привез.
  - Не волнуйся, тебя уже сдали, так что можешь мне лапшу на уши не вешать, или я попорчу твою машинку: щипцы для колки орехов у меня тяжелые, да и я не промахнусь.
   Было слышно, что она буквально развлекалась сложившейся ситуацией. Я поднял глаза опять к окнам и увидел ее сидящей на подоконнике и помахивающей чем-то в руке, телефон был прижат плечом.
  - А не боишься за порчу чужого имущества влететь? - у меня стало подниматься настроение.
  - Не волнуйся, если что, отремонтируют в лучшем виде, - засмеялась она. - И долго ты будешь испытывать мое терпение?
  - Тебе невозможно отказать.
  - Возможно, но иногда этого делать не стоит, - засмеялась она. - Жду.
   Я поднимался на лифте и немного недоумевал, почему она так настойчиво меня тянула наверх. Нет, я был рад ее увидеть поближе... и еще ближе... и... Тьфу, чёрт. Лифт остановился, я шагнул из него. Двери в квартиру были открыты, на пороге стояла Тамила. Я зашел, чувствуя некоторую неловкость. Как пацан, ей богу.
  - Ну, привет еще раз. Разувайся, проходи, мой руки и на кухню, - как обычно скомандовала она.
   Я молча последовал ее указаниям. Это было привычно. Когда прошел на кухню, на столе уже стояла тарелка с мясом, молодой картошечкой, посыпанной мелко рубленным укропом, и миска летнего салата.
  - Только не говори, что неголодный, - заметив меня в дверях, сказала она. - Не думаю, что ты успел где-то перекусить по дороге.
  - Вот скажи, ты всех кормишь? - поинтересовался я, когда мы перешли к чаю с пирогом.
   Она рассмеялась.
  - Не этот ты вопрос хотел задать. Но да, всех, кто вхож в мой дом. А теперь спроси то, что хотел.
  - А ты ответишь? - поинтересовался я.
  - Если правильно спросишь, то да, - улыбнулась она мне.
   Вот и что с ней делать? Создается такое впечатление, что она видит меня насквозь. Но... и получить честный ответ от нее, когда она прямо заявляет, что ответит, можно легко. Вот только понравится ли мне тот ответ.
  - И что тебя связывает с Игорем?
  - Дружба.
   Я скептически на нее посмотрел:
  - Дружба? Не думаю, что он из тех, кто знает это слово.
  - Ты хотел добавить, в отношении женщин, - улыбнулась она мне. - Поверь, я тоже была несколько удивлена. И насколько же вы друг друга не любите? - задала она мне встречный вопрос.
  - Ну... сталкивались, расходились... Хороший противник, но... в больших дозах вреден для здоровья.
   - Это да, - согласилась она со мной.
  - Он опасен.
   Она покачала головой.
  - В данной ситуации не мне. Не волнуйся.
   Она отошла к окну и стала вглядываться в темноту. Я встал за ее спиной, не касаясь ее, но близко, едва-едва ощущая ее тепло.
  - Не могу не волноваться...
  - Спрашивай, - перебила меня она. - Ты ж себя изведешь и окружающих, пока не узнаешь, что хочешь.
  - Ты невозможная женщина, - шепнул я, наклоняясь к ее волосам, вдыхая еле-еле уловимый запах.
  - Это не вопрос, - сказала она, опираясь на меня спиной.
   Чёрт... что же она со мной делает... Я осторожно провел рукой по ее щеке, спускаясь к подбородку. Она повернула голову, наткнувшись на мои пальцы губами. Я замер. Почувствовал ее улыбку... завораживающе... она начала целовать мои пальцы... меня словно током прошибло, так легко... почти невинно... провела по ним язычком, едва касаясь... уже обещая и возбуждая... слегка прикусила зубами мой указательный палец... затем отпустила и, повернувшись ко мне лицом, сделала шаг назад и, чуть улыбнувшись, сказала:
  - А это почти ответ.
   И как ни в чем небывало уселась обратно за стол.
  - И не боишься играть? - спросил я чуть охрипшим голосом.
  - Смотря как играть, с кем и... что хочешь получить, - ответила она абсолютно серьезно.
  Я подошел, оперся о край стола и наклонился к ней близко, едва касаясь губами ее губ.
  - А не боишься того, что тебя переиграют?
  - Если цель игры совпадает, то не боюсь, - ответила она, чуть коснулась моих губ губами и попыталась отстраниться.
   Ну нет, этот момент я не упущу. Я привлек ее голову к себе и буквально впился в ее губы, настойчиво, жестко. Она ответила, принимая эти условия, но по-своему: то уступая, то врываясь своим язычком ко мне в рот, требовательно и жадно. Чертовка... я просто теряю от тебя голову... Переиграть ее на этом поле... признаю, я был глуп... в лучшем случае ничья... Я вторил ей, то сплетая свой язык с ее, то прикусывая ее губу, чтоб не забывала, кто главный. А ее это, похоже, не волновало, казалось, что чем напористей становился я, тем нежней она, как бы уравновешивая меня...
   Сзади что-то грюкнуло, Тамила резко отпрянула, поморщившись от боли в руке. Я тихо чертыхнулся и посмотрел в сторону шума. Застыв словно испуганные зверьки, в проеме стояли Денис с Полиной.
  - Ну вы это, продолжайте, мы сейчас компот заберем и уйдем, - первой отмерла Полина и на правах хозяйки дома двинулась к холодильнику, не скрывая ехидной ухмылки.
   Я посмотрел на Тамилу, вот сейчас она была похожа на школьницу, застуканную родителями в подъезде, когда она целовалась с мальчиком. Не думал, что ее вообще можно смутить. Денис показал мне большой палец и быстро ретировался вместе с Полиной, не сильно испугавшись показанного мной кулака.
  - За поцелуй не извиняюсь, - ухмыльнулся я, припоминая сцену с наручниками.
   Она, видимо, тоже вспомнила этот момент, поэтому ответила в тон:
  - От тебя дождешься, - и, хитро улыбнувшись, добавила, - но он того стоил.
  Я сел рядом с ней на стул, взял ее руку в свои и стал поглаживать ее пальцы.
  - Мы продолжим, но чуть позже, - пообещал я, глядя ей в глаза.
  - Позже так позже, - чуть улыбнулась она, сплетая свои пальцы с моими.
  - Легко как-то ты на это согласилась, - нахмурился я.
   Тамила рассмеялась:
  - Но никто мне не запрещал испытывать твое терпение.
  - Чертовка, - произнес я восхищенно, а она мне задорно кивнула.
   Мы просидели еще часа два, то болтая ни о чем, то многозначительно молча. Не хотелось прощаться и уходить, но надо было, работу уже сегодня никто не отменял, спать осталось всего ничего. Да и Тамиле нужен был отдых. Прощались мы не долго, но со вкусом: обещая продолжение, оставляя в предвкушении. Я махнул на прощанье рукой силуэту в окне, сел в машину и улыбнулся своим мыслям: "А наручники у меня так и лежат в спальне. Но всему свое время".
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"