Снежная Наталья: другие произведения.

Ключ Бога. Глава 2.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Звонок будильника всегда прерывает сладкую негу на самом интересном месте. Несносное средство побудки визжало как пожарная сирена, аж подпрыгивая на столике у кровати. Ком одеяла на ней пошевелился и застонал. Потом из-под одеяла высунулась забинтованная рука со скрюченными пальцами, схватила пронзительно взвигнувший будильник и треснула им об пол. Будильник похрипел, затихая, еще минуты две, и умолк. Ком одеяла пробормотал что-то о "суровых буднях школьника", и на свет Божий показалась помятая физиономия крайне недовольной миром и этом утром в частности девушки. Песочные волосы всклокочены и напоминают воронье гнездо, на бледных щеках мятые полосы от подушки.
  
  - Святые угодники, уже утро! - простонала Лилия и рухнула обратно на подушку. Чтобы вскочить, как ошпаренной, через пять минут. - Утро?!
  
  Девушка слетела с кровати, одной ногой запутавшись в одеяле и растянувшись на ковре в позе "йа звезда", и не скидывая с ноги несчастное одеяло, подползла к "умершему" будильнику и посмотрела на циферблат. Половина восьмого утра. Лилия облегченно выдохнула. Ее организм просто не мог проснуться утром никуда, тем более в школу. Требовалась куча будильников, которые Лилия заводила и расставляла по всей квартире, а потом полусонная бегала за ними и затыкала каждый по очереди. Действует лучше холодного душа. Сейчас, слава всем богам, такого количества трезвонящих монстров не требовалось, но Лилия все еще по привычке порывалась смерчем нестись по квартире, затыкая "звон колоколов".
  
  Девушка встала, распутала одеяло на ноге и поставила убитого об пол ветерана на свое место на прикроватной тумбочке, накинула халат и, широко зевая, вышла из комнаты. Аппетитные запахи с кухни подтвердили, что вкуснейший завтрак в исполнении Людмилы Игоревны, матери Лилии, готов. Наверняка за столом уже вся семейка, кроме нее самой. Лилия улыбнулась своим мыслям и поспешила на кухню.
  
  За столом уже собралась все семейство Соловьевых. Папа, Максим Иванович, по традиции листал газету, пыхтя сигаретой, мама стояла у плиты, что-то напевая себе под нос, младший брат Мишка, задрав голову, смотрел мультики, болтая босыми ногами, старшая сестра Мила уткнулась в ноутбук, периодически прикладываясь к стакану с соком.
  
  - Садись, Лиля, все только тебя и ждут, - не отвлекаясь от готовки, Людмила Игоревна взмахнула деревянной лопаткой, которой переворачивала оладьи. Блестящие капли жира попали на Милкин ноутбук.
  
  - Мама! - возмущенно вскрикнула сестра, полуобернувшись к матери. - Поаккуратней не судьба?
  
  - Тихо все! - пискляво прикрикнул Мишка на Милу. Та совершенно соловьевским жестом подняла брови, выпучив глаза, а потом закатила глаза и покачала головой. Молча протерла экран ноутбука рукавом светло-красного свитера и снова с головой ушла в написание реферата. Лилия притулилась на табуретку рядом с отцом. Покосилась на газету, скрывающую главу семейства.
  
  - Что интересного пишут, пап? - участливо поинтересовалась она. Газета опустилась ровно на столько, чтобы девушка смогла увидеть кустистые нахмуренные брови и глубоко посаженные, настороженно блестящие карие глаза отца.
  
  - Страна стонет, дочь, - вздохнул Максим Иванович, - чиновники жируют, по Мальдивам да Канарам катаются, а мы в нашей сахалинской глубинке прозябаем. Образованная молодежь за границу утекает, а у нас караул. Одни наши дороги чего стоят, - колдобина на колдобине. Энцефалограмма, а не дорога.
  
  Лилия понимающе покивала. Отец очень любил посетовать на тяжелую судьбинушку, поругать власть имущих. А уж сахалинские дороги для него, как для автолюбителя, вообще были больным местом, и ведь действительно дороги в единственной островной области России не слишком хорошего качества. Лилия вспомнила, как они прошлым летом ездили на море. Основная дорога хорошая, но как только они выехали за пределы города... ухаб на ухабе и ухабом погоняет. Но хватит о грустном.
  
  - А еще что-нибудь интересное? Конкурсы там, распродажи, японцы... - принялась загибать забинтованные после вчерашнего пальцы девушка. - Ну хоть что-нибудь?
  
  - Семья, анекдот, - возвестила Мила, улыбаясь, - "Как найти настоящую женщину? Первое - разгоните коня, второе - подожгите избу, третье - ждите..."
  
  Грянул дружный хохот. Даже Мишка, отвлекшись от мультиков, смеялся вместе с семьей.
  
  - Завтракать подано, - мама поставила на середину стола большое блюдо с дымящимися оладьями, а рядом поставила коробочку со сметаной и пиалу с красной икрой. - Всем приятного аппетита. Дорогой, потом дочитаешь, далеко страна от тебя не убежит. Мила, убирай компьютер со стола. Миша, повернись и верни сметану на место. Лиля, выпрямись.
  
  Ежеутренний ритуал каждой семьи начался...
  
  
  
  - Большое спасибо, - поблагодарила Лилия мать, смущенно улыбнувшуюся в ответ.
  
  - Лилька, время видела? - дернула ее за рукав халата сестра, не отрываясь от экрана ноутбука. Лилия покосилась на часы, висящие над входом в кухню. Чертыхнулась и поспешила в ванную. Наскоро приведя себя в порядок, она пулей влетела в комнату, покидала учебники в сумку. На пару мгновений застыла в нерешительности у шкафа, но жестко напомнив себе о времени, схватила первое, что попалось, оделась, цапнула сумку и со скоростью пулеметной очереди вылетела из квартиры, успев по пути крикнуть прощальные слова.
  
  Школа, в которой училась Лилия, располагалась рядом, не более десяти минут спокойным шагом, но внеплановый урок физкультуры прошел на "ура!" - девушка достигла приземистого здания за пять минут. Правда, запыхалась чуток и выглядела, как огородное чучело после погони за воронами, ну да это поправимые мелочи жизни. Переведя дух, Лилия степенно пересекла школьный двор и вошла в здание школы. В холле яблоку негде было упасть. Кажется, сегодня будет бум посещаемости школы старшими классами.
  
  - Илли-и-и-и!! - взвизгнули за спиной Лилии, и лучащаяся счастьем Ева повисла у нее на шее.
  
  - Боже, ты меня задушишь, - просипела Лилия. Шею тут же отпустили, однако стиснули за плечи, выдавливая из легких воздух. Первухина отличалась недюжинной силой, эдакая богатырка двадцать первого века.
  
  - В этом вся Ева, - засмеялся подошедший к ним Арсений. Около него, по традиции уткнувшись носом в очередной пыльный фолиант, шел Вениамин. Одна его рука тоже была забинтована, как у Лилии. - Доброе утро, девочки.
  
  - Вень, а с тобой-то что? - придушенно изумилась Лилия, скользнув взглядом по руке мальчика.
  
  - Бытовая травма, полученная в ходе боевых действий тостера, - пробурчал он. - В просторечии - ожог.
  
  - Всем привет, - Арсений вздрогнул, когда из-за его спины выглянула довольно улыбающаяся Аксинья. - Как вам спалось?
  
  Андроненко всегда была безукоризненно вежлива, еще никому не удалось вывести ее из равновесия. Главное, чтобы ей отвечали так же вежливо, а то нехороший слушок о проклятом ею мальчике уже пополз по школе...
  
  - Си-и-инка-а-а!! - теперь Ева повисла на темноволосой. - Спалось замечательно, меня даже сам Лелуш поцеловал, представляешь!! В щечку!! Каваи-и-и!!
  
  Аксинья только мило улыбалась, не говоря ни слова. Арсений кривился при каждом вскрике Первухиной, а Вениамин, как всегда, не обращал ни на кого внимания, полностью поглощенный чтением. Лилия только хихикала, глядя, как Ева в подробностях пересказывает свой анимешный сон Аксинье.
  
  Прозвенел звонок, перекрывший гомон толпы учеников, и лавина жаждущих грызть гранит науки хлынула по кабинетам. Пятерка друзей вцепилась в одежду друг друга, чтоб их не разделила толпа, и двинулась по направлению к своему кабинету.
  
  Не будем заморачивать читателя подробностями школьной жизни и промотаем на пару уроков вперед.
  
  Звонок на большую перемену голодные одиннадцатиклассники восприняли дружным "еда!", и только успел бедный учитель сказать домашнее задание, стаей волков-бесплатников ломанулись в столовую.
  
  Лилия убрала учебник по истории в сумку и вытащила учебник по обществознанию. Сидящая рядом с ней Ева томно вздыхала и закатывала фиалковые глаза к потолку, видно, вспоминая свой чудесный сон.
  
  К их парте подошла Наташа из их класса и, в нерешительности переминаясь с ноги на ногу, встала у стены. Лилия подняла голову и вопросительно приподняла бровь.
  
  - Кхм-кхм, эм, Соловьева... там тебя... спрашивают, - наконец выдавила из себя Наташа и тут же улетучилась. Лилия в недоумении глянула на дверной проем. И увидела ЕГО. Красавец с огненно-рыжей, почти красной, шевелюрой стоял, хмурясь и прислонившись спиной к косяку, нетерпеливо притопывая ногой. Сердце девушки пропустило один удар и ухнуло куда-то вниз. И тут он повернулся к ней. Лилия и Ева сидели за второй партой среднего ряда, но Соловьева все равно разглядела, какие у него красивые глаза, цвета турмалина. Только в этих глазах не было теплоты, лишь холод и презрение ко всему роду человеческому и некоторым его представителям в частности. Парень одарил ее ледяным взглядом и качнул головой в сторону коридора, мол, пойдем-ка, выйдем. И исчез в суматохе школьного коридора.
  
  Совершенно неожиданная волна раздражения поднялась в душе Лилии, но она постаралась подавить ее и толкнула локтем замечтавшуюся Еву.
  
  - Пойдем, проветримся, - улыбнувшись, ответила она на мрачный взгляд подруги. - Можешь и остальных с собой прихватить, - Соловьева и не сомневалась, что Первухина поймет ее буквально, схватит ребят в охапку и силком потащит за собой, по пути вещая о полезности свежего воздуха для мозга выпускника. Как и ожидалось, Ева радостно кивнула и оглашая класс возгласами "Ня, кавай, всех в охапку собирай!", похватала ребят за руки и потащила к двери. Возмущался один Арсений.
  
  Лилия вышла из класса и заметила, что красавчик отошел к одному из окон и вокруг него уже роились девчонки всех возрастов. Ни на одну из них парень не обращал своего царского внимания. Она целенаправленно двинулась к нему, попутно расталкивая локтями особо ретивых девиц, которые возмущенно шипели ей вслед и едва не вцеплялись в волосы. Пару раз ей отдавили ноги, и Соловьева не оставалась в долгу, пуская в ход ногти. Когда она оказалась рядом с парнем, она тяжело дышала, как бык на родео, и наверняка ее глаза горели нехорошим огоньком. Девушка мимоходом отметила, что едва достает макушкой до идеально ровного носа красавца.
  
  - Ты меня звал? - резко спросила она, вкладывая в голос как можно больше холода. Красавчик отвлекся от разглядывания унылого пейзажа школьного стадиона и посмотрел на нее. Лилия сразу почувствовала себя значительно ниже своих ста шестидесяти, но смело выдержала тяжелый взгляд. Разочарованный хор девичьих голосов и бурчание себе под нос, мол, достаются же такие красавцы серым замарашкам. От толпы девиц не осталось и следа.
  
  - Звал, - проговорил парень, сложив руки на груди. - Ты кое-что нашла вчера вечером. Отдай это мне.
  
  Лилию бросило в жар и сразу же в холод. Она бросила косой взгляд на свои забинтованные руки и спрятала их за спину, как маленькая нашкодившая девочка.
  
  "Откуда он узнал про осколок?! Кто он вообще такой?!"
  
  Обломок неизвестной породы, все также плотно упакованный в тряпочку Арсения, лежал в письменном столе, погребенный под кипами тетрадей. Лилия боялась снова прикасаться к нему, дабы не изрезать руки до состояния фарша.
  
  Девушка открыла было рот, чтобы послать просителя далеко и красочно, как на весь коридор раздалось радостное "Ня!" и Ева, таща как на буксире за собой остальных, резко затормозила около Соловьевой. Это был первый раз, когда Лилия порадовалась бесконечному няканью подруги.
  
  - А что я нашла? - смелея, нагло поинтересовалась девушка, уперев руки в боки.
  
  - Не прикидывайся дурочкой, ты знаешь, о чем я говорю! - в голосе парня прозвучало раздражение, смешанное с плохо сдерживаемым презрением. - Отдай мне его!
  
  - Простите, господин хороший, - неожиданно в разговор вклинился тихий голосок Аксиньи, - но не могли бы вы пояснить суть претензий к нашей подруге? В целях повышения культурного образования общественности, так сказать.
  
  - Не намерен я пускаться в объяснения! - потерял терпение парень. - Пусть ваша подруга вернет мне вещь, и мы разойдемся, как в море корабли!
  
  - Уровень звука вашего голоса превышает допустимый уровень в 50 децибел, - сказал Вениамин, смотря на парня поверх книги, - поэтому прошу вас, убавьте громкость.
  
  Лилия с удовлетворением заметила, что парень растерялся от такого количества словестно атакующих и начал сдавать позиции. И хотела уж добить красавчика, как ее весьма грубо оттолкнули в сторону. Она придушенно пискнула и стала медленно, как в блокбастерах, заваливаться на спину. От падения ее спас поддержавший ее под локоток Арсений. Лилия кивком поблагодарила друга и воззрилась на миниатюрную девушку с пушистым облаком светлых, почти белых волос, одетую в белую рубашку с рукавами ¾ и белые же джинсы. На ее маленьких ножках были выбивающиеся из общей белой гаммы черные балетки. Можно было бы даже сказать, что эта маленькая девушка похожа на ангела, если бы не яростный взгляд глубоких, как озера, синих глаз, обещающих нелегкое знакомство.
  
  - Кардис, ты чем тут занимаешься? - гневно обратилась девушка к красавчику. - Ты же знаешь, наше время здесь ограничено, идиота кусок!
  
  - Да знаю я! - рявкнул в ответ названный Кардисом. - Она отказывается отдавать!
  
  Лилия напряглась, когда злобный взгляд девушки переместился на нее. Незнакомка окинула взглядом фигуру Соловьевой и презрительно фыркнула.
  
  - Эта, что ли?
  
  Кардис утвердительно кивнул.
  
  - Погодите-ка, господа хорошие, - снова влезла Аксинья, уже хмурясь. Ева отошла от подруги поближе к Арсению, опасаясь непредвиденного изменения настроения Андроненко, - игнорировать вопросы не есть хорошо. Извольте ответить.
  
  Девушка покосилась на Аксинью. На ее лице отразилась гамма эмоций - от испуга до радости.
  
  - Прошу прощения, - вежливо сказала она, - мой спутник повел себя грубо, и очень хочет извиниться, правда, Кардис-с?.. - с нажимом произнесла девушка. Парень вспыхнул как спичка, и отвернувшись к окну, пробормотал что-то похожее на "прошу прощения". По крайней мере, Аксинья сразу посветлела лицом, и Лилия с Евой расслабились. Зря, как оказалось.
  
  - Меня зовут Иллидриэль, а этого грубияна с костром на глупой башке - Кардис. Мы должны забрать у вашей подруги одну вещь, которая ей не принадлежит. Вы нашли ее вчера вечером в долине реки...
  
  - А почему я должна вам ее отдать? - встряла Лилия. - Если я его нашла, осколок теперь мой.
  
  - Мы не говорили, что это именно осколок, - с видом торжествующей добродетели усмехнулся Кардис. Девушка с труднопроизносимым именем тоже. Лилия охнула и чертыхнулась. И ведь правда, они не говорили... А почему, собственно, она должна им что-то рассказывать?
  
  Не успела Лиля сказать это вслух, как ее опередила Ева.
  
  - Кто вы такие, ребята, и что мы вам должны отдать? - выступила вперед в позе Ники Самофракийской анимешница.
  
  - Ева, не лезь, - одернул ее Арсений. Первухина шикнула на него и вызывающе уставилась на беловолосую.
  
  - Сначала пусть вот она, - девушка кивнула на Лилию, все еще прятавшую свои руки за спиной, - покажет свои руки. И клянусь своей честью и крыльями, что вы будете посвящены в детали, хоть это и не то, что нам нужно, - поморщилась она и выжидающе уставилась на Соловьеву. Той ничего не оставалось, как вытащить руки из-за спины и протянуть странной парочке. Девушка в мгновение ока подскочила к Лилии и цепко ухватила ее за руку. Лилия зашипела - излишне сильные пальцы девушки потревожили глубокие царапины.
  
  - Больно? - участливо поинтересовалась девушка, поднимая взгляд от ее ладоней.
  
  - Конечно, больно! - просипела сквозь стиснутые зубы Соловьева, борясь с желанием отдернуть пострадавшие конечности.
  
  - А снять бинты можно? - осведомилась больше для проформы девушка, подцепив ногтем бинты и заглядывая под него.
  
  - Нет, - поджала губы Лилия.
  
  - Да ладно, я уже рассмотрела все, что нужно, - девушка отпустила руку Лилии, и она потерла конечность, пытаясь унять боль. - Порезы глубокие, но чистые. Скажи, только честно, ты порезалась кристаллом?
  
  - Допустим, - хмуро согласилась Соловьева.
  
  - Тогда это все меняет, - искренне улыбнулась девушка. И укоризненно покосилась на полностью потерявшего нить разговора Кардиса. - Что ж ты так, не удосужился проверить. Осколок-то теперь ей принадлежит.
  
  - Чего? - хором не поняла пятерка друзей. Вениамин звучно захлопнул книгу, и в этот самый момент прозвенел звонок на урок. Орущие дети, топая, как стадо слонов, проносились мимо.
  
  - Нам пора, - Арсений дернулся было в сторону кабинета, но Аксинья, удержав его за край свитера, с улыбкой покачала головой. Арсений недоуменно выгнул бровь, но остался на месте.
  
  Когда последние крики разбежавшихся по классам учеников стихли, девушка с непроизносимым именем вновь взяла Лилию за руку, но на этот раз осторожнее. Последняя скептически глянула на "рукопожатие".
  
  - Вы обещали нам объяснить ситуацию, - напомнила она.
  
  - Да-да, - согласилась девушка. - Мы с Кардисом - ангелы, посланные Небесной канцелярией на поиски утерянного давным давно осколка Ключа Бога.
  
  Лилия подавила рвущийся наружу гомерический хохот. Они думают, что она им поверит? Поверит в такую откровенную лажу? Светловолосая, однако, думала иначе.
  
  - Но теперь наша миссия провалена, - казалось, она не огорчена этим фактом, даже наоборот, обрадована, - ведь нашлась Хранительница Ключа. Ты.
  
  - Я? - переспросила Лилия, указывая себе в грудь большим пальцем.
  
  - Ты-ты. Тот, кто порежется осколком, станет его Хранителем.
  
  - По-идиотски как-то, - с сомнением фыркнул Вениамин.
  
  - Он предупреждал... - прошептала Аксинья.
  
  - Глупости, - высказался Арсений.
  
  - Как интересно, - выдохнула Ева. - Продолжайте, э-э-э...
  
  - Риэль, - склонила голову беловолосая. - Обычно люди не могут произнести мое имя без запинок. Кхм-кхм. Вопросы?
  
  - А ключик от чего? - задала каверзный вопрос Соловьева, хитро прищурившись. Она хотела раскусить эту парочку, поймать их, так сказать, на горяченьком.
  
  - От Врат Рая, - бесхитростно ответила Риэль. - Пятьсот лет назад произошла Великая битва между ангелами и демонами. Ключ в целях безопасности было решено расщепить на две части и обе спрятать, чтобы проклятый Сатана не добрался до Рая и не разорил его.
  
  - А Бог что? Не мог выкинуть этих демонов из Рая? - хохотнул Арсений, за что удостоился мрачного взгляда синих глаз.
  
  - Наш Господь спит.
  
  - А разбудить не пробовали? - продолжал издеваться Арсений. Аксинья предостерегающе подергала его за свитер, но парень не обратил на нее внимания, входя в раж. - Или до него, как до наших чиновников, не достучишься?
  
  Кардис отлип от подоконника, спокойно подошел к Арсению и со всей силы ударил его кулаком под дых. Арсений согнулся в три погибели, хватая ртом воздух. Ева тут же встала между ним и Кардисом, расставив руки в стороны с самым серьезным выражением лица. Вениамин нахмурился, поправил очки и перехватил тяжелую книгу поудобнее, чтобы в случае чего воспользоваться ею. Аксинья лишь пожала плечами, бормоча: "Я же говорила...". Лилия хотела кинуться на помощь другу, но хватка на ее запястьях неожиданно стала тверже стали.
  
  - Он это заслужил, - спокойно сказала Риэль, стараясь не смотреть на согнувшегося Арсения. Кардис потирал кулак, смотря на парня с высокомерием и злостью.
  
  - Ты, щенок, даже имени Его произносить недостоин, не то, что поносить, - холодно сказал он. - Не смей, ты понял? Смертные не почитают Его больше, но все свои беды готовы на Него повесить. Несправедливо, не находишь?
  
  Лилия таки вырвала свои ладошки из железной хватки Риэль и возмущенно закричала:
  
  - Несправедливо было вам приходить сюда, срывать нас с уроков и городить полнейшую чушь про Бога и какие-то ключи, и избивать моего друга за неосторожное слово! Я выброшу этот гребанный осколок, если вам так спокойнее будет! Хранительница, как же! - всплеснула она руками. - Да чтоб я так жила! Не нужно мне от вас ни титулов липовых, ни лжи бесконечной! Нам и так ее хватает с лихвой! Проваливайте отсюда, и чтоб через пять минут и духу вашего здесь не было! - в припадке ярости Лилия наседала на невозмутимого Кардиса и испугавшуюся Риэль. - Вон!
  
  - Значит, - начал Кардис, и его голос звенел от едва сдерживаемого гнева, - ты, Хранительница Ключа, которую признал осколок, отказываешься верить в истинное положение вещей?
  
  - Какое, к черту, истинное положение вещей?! - взбеленилась Соловьева, чуть не брызжа слюной. - Может, вы вообще сумасшедшие, из дурдома сбежавшие?! Почему я должна вам верить?!
  
  - У тебя выбора нет, - спокойно заметил Кардис.
  
  - У меня есть выбор - выкинуть вас с окна или швырнуть с лестницы! Проваливайте!
  
  Ева и Аксинья, поддерживающие поминутно охающего Арсения, поспешили удалиться с поля брани. Вениамин все еще сжимал книгу, как грозное оружие, и не торопился уходить, присутствуя в качестве моральной группы поддержки для Лилии, распалявшейся все больше.
  
  - Ладно, мы уйдем, - процедил сквозь зубы Кардис, - но ты еще вспомнишь о наших словах, неблагодарная смертная девчонка. Идем, Иллидриэль, - он подхватил растерявшуюся девушку под локоток и быстрым шагом исчез с поля зрения. Вениамин проводил парочку долгим взглядом, и обернулся к Лилии как раз в тот момент, когда девушка в изнеможении сползала по стене. Он подошел к ней и присел на корточки.
  
  - Боже, - простонала Лилия, прикрывая глаза рукой, - форменный дурдом...
  
  - Интересная теория, кстати, - сказал мальчик, обнимая книгу. Соловьева одарила его испепеляющим взглядом, и он поспешил выставить перед собой талмуд в жесте "моя хата с краю".
  
  - Сдвиг по фазе, однозначно, - проворчала девушка, поднимаясь и отряхивая брюки. - Господи, как я устала...
  
  Вениамин покачал головой, вставая с корточек.
  
  - Отпросись домой, скажи, что резко стало плохо, и поспи немного, - посоветовал мальчик, в миллионный раз за день вернув очки на переносицу.
  
  Лилия удивленно на него посмотрела.
  
  - Слышать подобные предложения от тебя - это в новинку, - признала она.
  
  - Дельный совет, не более.
  
  - Ладно, скажи тогда остальным, что я ушла домой, - хихикнула Лилия и пошла к кабинету фельдшера.
  
  Домой она отпросилась удачно, оказалось, что от стресса у нее подскочило давление. Учитель, как и Вениамин, посоветовал поспать и отправил ее домой.
  
  Когда девушка пришла домой, никого из семейства еще не было. Это хорошо, удалось избежать лишних вопросов. Лилия написала записку, что, мол, она дома и спит, просьба не тревожить. Положила записку на кухонный стол, и ушла в свою комнату. Там она нырнула во второй ящик письменного стола, достала злосчастный осколок, открыла окно и со всей силы швырнула его на улицу. Полуденное солнце блеснуло на гранях обломка, и ветер донес до ушей Лилии мелодичный звон, отдающий печалью.
   "Теперь-то я свободна..."
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"