Соболев Павел Юрьевич: другие произведения.

Машины и коммунизм

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наступление коммунизма в 21 веке благодаря всеобщей автоматизации производства


   Сколь долго б сердце ни стучало,
   Готов ему судьбы венец:
   У всякой смерти есть начало,
   У всякой жизни есть конец.
  
   ... Из неоконченной поэмы "Новый Прометей"
  
  
   Когда собираешься начать обстоятельный разговор о формах собственности, рынке и капитализме, то в своих мыслях в первую очередь невольно погружаешься в историю. В те смутные времена, когда все выше обозначенные явления зарождались, меняя всевозможные общественные устои и свойственные им элементы морали. Вначале развал первобытной коммунистической общины и появление частной собственности, привели к отмене материнского права. Далее на смену непосредственному обмену товаров пришло средство, существенно облегчающее этот обмен - появились деньги. Вместе с этим появилась и возможность накопления всех жизненно важных средств в виде самих денег, которые можно было в любой момент превратить в пресловутые хлеб, одежду и развлечения. Деньги - это поистине величайшее изобретение человека. Деньги - это то, ради чего некоторые живут и ради чего некоторые умирают. Уж не нам ли, детям капитализма, знать, что такое деньги? Мало кто из нас сейчас способен представить свою жизнь вне существования оборота денежной массы. Вся наша жизнь - это один большой вихрь из денежных купюр и монет. Даже детей отправляют в школы не столько для того, чтобы они получили там образование и более развитое сознание, сколько для того, чтобы они в дальнейшем могли благодаря своему образованию получить хоть мало-мальски оплачиваемую работу.
   Деньги правят миром. За деньги можно купить всё. Говорят, что любовь не купишь. Это ложь. На любом вокзале Вам предложат попробовать платной любви. Говорят, что настоящих друзей не купишь. Это ложь. Раз друга можно продать, значит, его можно и купить. Именно деньги одних людей возвышают до неимоверных высот, а других бросают лицом в грязь и прыгают у них на спине. Деньги - вот истинный властелин эпохи капитализма. Это и бог, и дьявол. И никакая пустословная религия не способна помочь человечеству услужить такому богу и защититься от такого дьявола.
   Но насколько нам позволяет судить широта человеческой мысли, всё, что когда-либо появилось, просто обязано когда-либо исчезнуть. Никто не рождается бессмертным. Даже если бог когда-то был рождён, то он смертен (это христианам доказали ещё иудеи на примере всемирно известного плотника из Галилеи). Некоторые люди искренне полагают, что деньги будут существовать всегда (некоторые даже полагают, что они существовали всегда). Как раз затем, чтобы разрушить это нелепое заблуждение бестолковых умов, и предназначена данная статья. Краткий обзор всё развивающихся сфер человеческой деятельности покажет, что уже в самое ближайшее время деньги как явление исчезнут, и вместе с ними из нашей жизни исчезнут многие чрезвычайно вредные проблемы, с которыми люди сталкиваются ежедневно, ежеминутно и ежесекундно.
   Жизнь человека при капиталистическом укладе представляет собой перманентную добычу денег как средства для выживания. Человек вынужден трудиться (именно вынужден), так как всем известно, что без труда - и ни туда, и ни сюда. Возникновение частной собственности было логически предсказуемо, ведь частная собственность - единственно возможная награда за труд. Потратил свой труд, получи свою вещь: то, что у тебя никто не имеет права отнять. Представление о частной собственности как награде за труд заложено в нас априорно. Трудно представить себе картину, когда золотоискатель, трудившийся на прииске день и ночь в поте лица и вдруг нашедший золото, заявляет случайному прохожему: "Поскольку я трудился и нашёл это золото, то оно твоё". Заявление подобного рода выглядит даже несколько нелогично, хотя с точки зрения формальной логики подкопаться здесь в принципе невозможно. Другое дело - слышать заявление: "Поскольку я трудился и нашёл, то золото моё". Это человеческое восприятие нисколько не раздражает. Мы все имеем подобное восприятие и все мы знаем, что если я проделал работу, то я имею право присвоить себе её результат в любом виде. Таким образом, можно сделать вывод, что труд (конечно же, речь идёт только о сугубо человеческом труде) является источником частной собственности. С позиций этого утверждения можно увидеть одну из причин краха марксисткой теории коммунизма, продемонстрированного Советским Союзом, развалившимся ещё на стадии социализма. Коммунистическая мораль говорила, что человек может работать не только для себя, но и для других. За твой труд денег тебе никто не заплатит, но ты будешь вознаграждён колбасой, произведённой таким же рабочим, как и ты, хлебом, произведённым таким же рабочим, как и ты, машиной и квартирой, произведёнными такими же рабочими, как и ты. Они, эти рабочие, работали не за деньги, но для тебя. И ты работал для них. Подобный товарообмен и должен был выкинуть деньги из человеческой жизни, если бы не одно "но"... Каждый хочет получить больше, потратив меньше. В лице этого постулата трудовой коммунизм столкнулся с непреодолимым препятствием.
   Трудовой народ быстро сообразил, что необязательно полностью выкладываться на работе. Оказалось, что в принципе можно работать и в полсилы, или даже в треть. А в итоге ничего не изменится: ты всё равно получишь свою колбасу, свой хлеб, машину и квартиру. Правда, вся полученная продукция будет весьма паршивого качества, ведь рабочие, её создававшие, тоже работали в полсилы. Даже социалистические соревнования на производстве и доски почёта не помогли привить человеку любовь к полноценном труду.
   Идеологи коммунистической морали на примере советского социализма потерпели явное поражение. Их призывы работать для народа, для потомков не возымели ровным счётом никакого действия. Стимул для действий всегда должен быть ощутимым. Капиталистические методы стимулирования стояли на несколько порядков выше, чем те же методы трудового коммунизма. При капитализме тот человек, что потрудился больше остальных, и вещественной награды получит больше - почти соразмерно вложенному труду ("почти" здесь вставлено потому, что при капитализме существует такое скользкое явление как прибавочная стоимость).
   В коммунистических идеях Маркса и Энгельса помимо различного рода экономических выкладок существенная доля внимания уделялась и нравственным идеалам человечества, и с точки зрения коммунизма, эти идеалы, конечно же, нуждались в жёсткой корректировке. Но мораль сознательным путём невозможно изменить за короткий промежуток времени, особенно если речь идёт о той сфере морали, которая регулирует производственные отношения - основу основ любой цивилизации. Одно дело - насадить языческим племенам христианские воззрения, которые на новый лад говорили, что такое "хорошо" и что такое "плохо", но, тем не менее, позволяли поступать, как хочешь, и другое - насадить уже христианам такие воззрения, которые не пытались втолковать, что такое "хорошо" и что такое "плохо", но конкретно говорили, что и как надо делать. Одно дело сказать, что это белый цвет, а это - чёрный: народ это учтёт, но не более. И другое дело сказать, что белый цвет имеет хорошие отражательные способности, потому его надо использовать так-то и так-то, а чёрный цвет хорошо поглощает солнечный свет, потому его надо использовать так-то и так-то. При этом надо убедить народ, что использовать цвета надо именно так, а не иначе, без всякой околесицы про геенну огненную и царство божье. Принудить людей, запугав, гораздо проще, чем разумно всё объяснив.
   Наивно было полагать, что все люди станут трудиться во имя счастья других людей или даже своих потомков. Как стимул такой трюк был совсем непригоден. Своими нравственными идеалами марксизм во многом копировал христианство - самоотречение во имя других. Разве что христианство со своей гипотезой вечной души выглядело более эгоистичным - делай добро для других (даже в ущерб себе), но не просто так, а за местечко в раю. Если бы в христианстве не было рая, то не было бы в нём и никакой добродетели. Иначе во имя чего творить добро? Просто так? Здесь даже шайка галлилейских рыбаков не клюнула бы. Но Иисус пообещал рай, и всё пошло как по маслу. Маркс рая не обещал. Он был более искренен, но в этом и заключалась его оплошность. Мораль трудового коммунизма души не признавала, но твердила, что за рьяным самоотверженным тружеником среди потомков закрепится добрая слава, к чему тот и должен стремиться. Но кто согласится умереть во имя славы, даже не зная, какие нравы будут царить потом в обществе, и не будет ли нашим многочисленным потомкам плевать на все наши подвиги и заслуги? Не хочется умирать просто так. Другое дело умереть, зная, что потом по тебе будет лить слёзы жалости женщина, которая отвергла твою скромную, но светлую любовь. Ну да кто сейчас влюбляется светлой любовью... Только сумасшедшие, обречённые на смерть в гордом одиночестве. Любовь же пролетария весьма приземиста - ему ведь и о хлебе насущном думать приходится. Так что умирать во имя светлой памяти среди потомков торопились только единицы. И эти единицы, конечно же, не смогли вынести на своих плечах весь социалистический груз коммунистических идей. За преданность идее судьба вначале разбросала их по сталинским лагерям, а за тем, в годы Перестройки, по рынкам, торговать "сникерсами" и бубль-гумами, пусть за плечами торговца и было образование высококвалифицированного инженера.
   Марксизм проиграл, сделав ставку на человеческую мораль, на светлую сторону человеческой натуры. Экономически всё было рассчитано великолепно, но психологически - отвратительно. Удивительно, как некоторые в своё время ярые сторонники идей коммунизма после развала Союза просто закинули все эти идеи подальше, разуверившись и в самом коммунизме. От одного из таких сторонников довелось слышать фразу примерно следующего рода: "Коммунизм невозможен. Жизнь это доказала". Поразительная лёгкость отказа. Даже ребёнку бросить курить труднее, чем некоторым коммунистам отказаться от идеи коммунизма.
   Но коммунисты рано опустили свои знамёна. Стоит только проанализировать современную макрополитическую ситуацию на планете и многим станет ясно, откуда взялась уверенность у автора этих строк.
   Логическим этапом эскалации научной сферы человеческой деятельности стало появление науки об общих закономерностях развития человечества в условиях ограниченных природных ресурсов. Наука эта получила название глобалистики. В книге А. П. Федотова "Глобалистика: начала науки о современном мире" вкратце изложены воззренческие позиции новой науки. В общем, они действительно весьма интересны и с ними стоит ознакомиться самому широкому кругу читателей. Аргументационные аспекты глобалистики нареканий не вызывают, в отличие от несколько националистического характера самого труда (очень уж любит А. П. Федотов Россию) и в отличие от того, что названо смыслом человеческой жизни (в труде отражено в высшей степени некорректное понимание процесса развития человеческой цивилизации).
   Важнейшим вкладом рассматриваемого труда является хорошо обоснованная концепция антропогенно перегруженной Земли. Человечество очень активно вмешивается во все процессы, происходящие в окружающей среде. Зачастую последствия таких вмешательств необратимы. В частности самым животрепещущим вопросом в начале 21 века является даже не столько ухудшающаяся экологическая обстановка, сколько грозящее исчерпание самых широко используемых энергетических ресурсов - нефти и газа. Даже если учитывать ещё не открытые, а предполагаемые месторождения нефти и газа, то по всем расчётам выходит, что эти энергоносители будут израсходованы уже к середине нынешнего века. В современном мире энергопотребление - главный кит, на котором стоит человеческая цивилизация. Значит, и проблема ограниченности энергоресурса - самая главная проблема.
   Пока земными учёными не разработанного энергоносителя более удобного и дешевого, чем пресловутые нефть, газ и уголь. Хотя, возможно, такой энергоноситель и разработан, но при сложившемся капиталистическом строе внедрить его в рыночную сферу будет крайне сложной задачей, поскольку магнаты, заработавшие своё состояние на добыче и продаже традиционных ресурсов, приложат все усилия, чтобы задавить на корню распространение альтернативного энергоносителя. Данные строки вряд ли читают малолетние дети, а потому нет необходимости пояснять причину подобных действий со стороны нефтяных и газовых олигархов (так сейчас модно говорить). Если же магнатам не удастся задавить нерасторопного учёного посредством возможного административного ресурса, то всё может закончиться банальным убийством. Ну да не будем углубляться в грязные разборки детей капитализма, а рассмотрим тот вариант развития человеческого будущего, в котором известные виды энергоносителей уже на исходе, а новые ещё не придуманы.
   Поначалу сценарий развития будет только один. Поскольку энергия заканчивается, то на всех её не хватит (речь, конечно, идёт о государствах). Поскольку на всех энергии не хватит, то хватить её должно хотя бы на одного. И этим одним единственным станет то государство, что на рассматриваемый период времени имеет наиболее мощно развитый экономический и - что даже более важно - военный сектора. Далее под любым предлогом руки государства-лидера протягиваются в те места, где имеются уже известные месторождения нефти или перспективные. Тот факт, что подобные месторождения могут находиться на территории другого государства, является ничтожным. Здесь как раз надо вспомнить о хорошо развитом военном секторе государства-лидера. Именно военная мощь поможет доказать правоту своих взглядов и требований (какими бы глупыми они не были, даже если речь идёт о насаждении демократии среди популяции бабуинов).
   Конечно же, в выше описанном государстве-лидере видятся только США: они удовлетворяют обозначенным требованиям по всем параметрам, вплоть до протестантской меркантильности. США уже испачкали и без того грязные ручки в чужой кормушке, теперь дело осталось за малым: кто же ударит по шаловливым ручкам? А вывод о том, что кто-то рано или поздно всё-таки по ручкам ударит, напрашивается сам собой. Всё дело в том, что роль розог может выполнить как то государство, которое по объёмам потребления нефти ближе всех других государств стоит к США, так и то, которое является самым явным претендентом на роль следующей жертвы ненасытного американского бензобака. Если рассматривать представленную цепочку с конца, то можно с большой долей уверенности сказать, что вряд ли какое-то одно государство, имеющее много нефти, осмелится бросить вызов американской машине. Такие дела в одиночку не делаются. Для простоты противостояния государство-жертва попробует войти в коалицию с теми государствами, что в списке жертв американской машины стоят неподалёку. Так уж сложилось, что государства, имеющие наибольший запас нефти, управляются мусульманским большинством. Данный факт играет против США, так как правительствам этих стран будет проще поднять население на борьбу, если примешать ко всему прочему и бредни о попытке христианства уничтожить ислам. За веру мусульмане готовы на большее, нежели просто за нефть.
   Из рассмотренной ситуации становится понятно, что если розгами, бьющими по шаловливым ручкам, станет явный претендент на роль следующей жертвы США, то эта жертва будет представлена в данном противостоянии далеко не одним государством. Таких государств будет несколько, причём, все они будут мусульманскими. Отсюда, в свою очередь, вытекает и тот факт, что военное противостояние в системе "государство-лидер - государство-жертва" будет носить не только экономический окрас, как бывает всегда, но и религиозный. И, прежде всего, так будет складываться для простого обывателя, чьи представления о мире как всегда грубы и наивны. Коль скоро в сознании обывателя война перетекает в русло религиозного противостояния, то следует ожидать и очередной Варфоломеевской ночи, затем - ещё, ещё и ещё... Угроза перерастания войны арабского мира сугубо с США в войну со всем христианским миром становится просто очевидной. Последствия подобной перспективы просто устрашающи...
   Но это было лишь одним из возможных ответвлений неизбежного сценария, где рассматривалось противостояние в системе "государство-лидер - государство-жертва". Есть еще вариант противостояния в системе "государство-лидер - государство-лидер 2". Под пунктом "государство-лидер 2" подразумевается то государство, чьи объём потребления энергоресурса, экономика и военная отрасль дышат США в затылок и заставляют его преть. Ближайшим и пока единственным кандидатом на роль государства-лидера 2 является Китай. Его экономика на данный момент наиболее перспективна для вложения иностранных инвестиций, ибо темп экономического роста Китая - самый высокий в мире. Со всей смелостью можно говорить о постепенном пробуждении спящего гиганта. Потребление энергоресурса Китаем тоже чрезвычайно высоко (следует сразу за США), так что столкновение интересов двух супердержав может произойти уже в ближайшее время. Наиболее вероятное место для этого столкновения - Ближний Восток (хотя можно и предположить, что Китай всё-таки полезет в Сибирь). Все последствия, раскрывающиеся в ходе вооружённого противостояния США и Китая, даже невозможно окинуть взглядом. О последствиях будут судить потомки (если они вообще что-либо будут и будут ли вообще).
   Какой бы из выше описанных сценариев не сбылся, остаётся надеяться лишь на то, что ядерное оружие не будет при этом применено. Впрочем, при современном раскладе мировых сил применение ядерного оружия кажется просто невероятным, поскольку ядерное оружие (то самое, ужаснейшее оружие, которое человечество когда-либо изобретало) - является единственным настоящим и самым действенным миротворцем на всей нашей маленькой планете именно в силу того, что оно такое ужасное. Японцы когда-то заплатили высокую цену, но человечеству это было необходимо, так как оно нуждалось в демонстрации той самой силы, что повергнет в ужас всех, кто замышляет какое-либо зло против своих соседей. Ядерное оружие - это оружие сдерживания, безмолвный миротворец, тихо лежащий на военном складе и своим молчанием пугающий, но всё же не так сильно, как мог бы испугать своим разрушительным монологом. Ядерное оружие - пример того, как самое настоящее зло способно творить самое настоящее добро. Развитие любого военного конфликта между странами лидерами, зашедшее дальше банального противостояния, именуемого "холодной войной", кажется совсем уж сказочным. Чрезвычайно сомнительным представляется объявление боевых действий между экономически развитыми государствами. "Холодная война" - пожалуйста, сколько угодно. Но боевые действия - это нонсенс, так как даже каждому ребёнку ясно, что вся эта затея непременно обернётся ядерной зимой. А весна наступит нескоро...
   Ядерных ударов следует ожидать лишь от тех, кто не ограничен территориально, кто свободно перемещается из одной страны в другую. Имя этой угрозе - международный терроризм. У него нет своей территории, нет своей национальности, нет даже своей идеи. У него есть лишь сеть необобщённых интересов. Интересы эти кровожадны и беспощадны. Только международный терроризм может организовать рассадник ядерных грибов над Лондоном и Парижем. И в ответ никуда не ударишь. Это вам не поползновения по пещерам Тора-Бора американских вояк, специалистов в области спелеологии.
   Таким образом, единственно реальная угроза, нависшая над человечеством - это международный терроризм, а все остальные международные конфликты - несущественная шелуха, пусть порой и кровопролитная.
   Одно дело - захват стратегических энергетических районов под предлогом насаждения демократии, и другое дело - реальное исчерпание ресурсов. Как ни крути, а время идёт, и вместе с ним уходит энергия. Рано или поздно дерзновенные выходки США в сторону стран, обладающих существенными запасами нефти, будут пресечены мировым сообществом, которое наконец-то поймёт необходимость кооперации в сложившихся критических условиях. В современном мире уже нельзя работать в одиночку. Только вместе или никак. Придётся вырабатывать единый план действий по энергодобыче и энергопотреблению для всего мирового сообщества. Следом за единым энергетическим планом идёт единый производственный план, поскольку и сырьевой материал на планете не безграничен (массовая и беспорядочная вырубка лесов уже сейчас принимает характер экологической катастрофы). Единая плановая система хозяйствования в мировых масштабах означает ни что иное, как мировой социализм. Как бы господа либералы не морщили свою собственность, а социализм неизбежен. Тогда статус частной собственности будет поставлен под сомнение. Под несомненное сомнение. Но и на этом метаморфозы политического строя землян не заканчиваются.
   Следующим этапом развития ситуации неизбежно станет освоение околоземного пространства (малых планет и планет земной группы) с целью добычи энергоносителей и сырья для производства. Какие энергоносители и какое сырьё готовит нам освоение космоса, уже сейчас можно узнать из астрофизических справочников. Ближайшая к нам Луна - это гелий-3. Мощный источник энергии. Астероиды - это железо и ряд других металлов. Венера - это обширнейший перечень металлов лантаноидной группы.
   К 2020-му году НАСА планирует построить на Марсе первую колонию. В свете этого полёты в космос с целью энергоснабжения не кажутся наивными заоблачными мечтами воспалённой фантазии. Это перспектива ближайших трёх десятилетий.
   Параллельным путём идёт весьма интенсивное развитие такой сферы производства как роботостроение. Роботы планомерно внедряются на самых различных отраслях производства. Человек постепенно вытесняется из этой сферы. Как когда-то станок произвёл революцию в производстве, сделав часть людей безработными, так и теперь роботы (станки 21-го века) совершат вторую волну научно-технической революции, тем самым, завершая её и вытесняя человека из сферы производства полностью и бесповоротно. Теперь не какая-то часть, а всё человечество станет безработным.
   Вслед за производственной сферой последует сфера обслуживания - и тут роботы заменят людей.
   Любой человек со средним уровнем мышления и ниже ужаснётся, узнав о временах, когда все люди будут безработными. Нет работы, значит, нет денег. А отсутствие денег означает катастрофу.... Но на самом же деле всё будет выглядеть совсем не так.
   Коль скоро сферу производства заняли роботы, то и в сфере энергодобычи и добычи сырья, конечно, будут заняты опять же они. Теперь весь производственный процесс замкнётся на роботах. Роботы добывают энергию и они же её и потребляют, производя общественно полезную продукцию из ими же добытого сырья. Человеку при таком раскладе денег не заработать. Теперь ему денег никто не заплатит: платить некому, да и попросту не за что. Роботы работают бесплатно, не зная устали и не покладая манипуляторов. К тому же они сами себя и воспроизводят. Идеальные работники.
   Поскольку человеку платить теперь не за что, то деньги попросту исчезают из оборота. Они перестают быть нужными. Они потеряли свою ценность. Если деньги - это плата за труд, на которую можно приобрести любую необходимую продукцию, то при развитом роботостроении необходимость в добычи денег (в труде) отпадает, так как можно просто получить любую необходимую продукцию путём присвоения результата труда роботов.
   Отсутствие необходимости существования денег для приобретения продукции означает коммунизм. Тут-то и уместно вспомнить четверостишие, вынесенное в эпиграф данной работы: Сколь долго б сердце ни стучало,
   Готов ему судьбы венец:
   У всякой смерти есть начало,
   У всякой жизни есть конец.
   Деньги умирают. Гнусный дьяволоподобный зверёк, вертлявый донельзя, наконец-то испустит свой последний вздох.
   Рынок как явление перестаёт существовать. Если рынок - это место встречи продавца и покупателя, то ему не останется места в Том мире, поскольку не будет продавцов и покупателей в виду отсутствия денег. То, что раньше люди называли магазином (или рынком) преобразуется в Центр потребления (или приобретения). Если человек захотел приобрести себе какой-нибудь галопроектор, то он делает заказ в ближайший пункт приобретения и ждёт доставки (или идёт туда сам). Если поименованный продукт есть на складе ближайшего пункта приобретения, то в кратчайшие сроки он будет доставлен потребителю, если же такового продукта нет, то он будет доставлен несколько позже.
   Следует обратить внимание, что в процессе приобретения для обозначения приобретаемой вещи уже не уместен термин "товар", так как товар - это продукт, предназначенный для продажи, а в будущем такое явление как продажа исчезнет вместе с деньгами. Любой продукт будет получаться человеком бесплатно.
   Роботы наконец-то оправдают своё название и взвалят на свои плечи бремя механической работы, давая человеку возможность освободиться от ненужной и тошнотворной рутины. Картина коммунистического будущего проста и очевидна. Ещё в XX веке шутливым предвестием идеи коммунизма XXI века была песенка в кинофильме "Приключения Электроника", где встречаются примерно следующие слова авторства Юрия Энтина:
   "Позабыты хлопоты, остановлен бег,
   Вкалывают роботы, а не человек".
   Банальное понимание развития истории (всем движет нужда, и только удовлетворяя её, человек творит историю), и всё будущее как на ладони - без сучка и задоринки. Всё ясно, как прохладное осеннее утро.
   В свете перспектив роботостроения, сулящего построить нам коммунизм, представляется забавным взглянуть на некоторые научно-фантастические произведения, в которых роботы - обычное явление, но при том царит капитализм. Это поистине забавно. Эклектика. Совмещение несовместимого. Даже если в созданном фантастом мире на роботов не делается особый акцент, но хотя бы показываются полёты в космос, ставшие обыденностью, то уже можно данную фантазию не называть научной, поскольку освоение космоса и роботостроение - явления, идущие бок о бок и в ногу. Лукасовский мир звёздных войн, "Вавилон-5" Майкла Стражински - всё это лепет детей и для детей. Развитое роботостроение - это главная опора коммунистического строя.
   Идеологи марксизма вовсю трубили о необходимости создания коммунистической морали, о необходимости самоотверженного труда и даже гербом первого социалистического государства СССР стали серп и молот, скрещенные в единство как символ труда. Раньше не было такого обозначения коммунизма как трудовой коммунизм, но теперь всю идеологическую доктрину Маркса и Энгельса можно обозвать именно трудовым коммунизмом, так как основой такой экономической системы мог стать только труд. Труд человека. Также трудовой коммунизм можно называть коммунизмом сознательным или целенаправленным, поскольку приход к такому государственному устройству в условиях сложившегося капитализма возможен лишь посредством сознательного захвата власти. Это могла быть как революция, так и законное избрание коммунистической партии в качестве властвующей голосующим народным большинством - но в любом случае это было бы сознательное действие. Главным минусом трудового коммунизма, пожалуй, была отвратительная идеологическая основа для трудящегося народа (об этом уже говорилось выше). Всё государственное устройство держалось сугубо на желании народа трудиться, в то время как человек не любит заниматься делами, которые ему неинтересны. Разве интересно бухгалтеру высчитывать баланс, сводя дебет и кредит? Разве интересно доярке доить коров? Разве интересно трактористу вспахивать поле? Спросите у любого из них и они ответят, что у них всегда найдётся занятие, которому они отдали бы большее предпочтение, нежели своей "любимой" работе. Ну а коль скоро нет желания работать, но есть желание заняться чем-нибудь другим, то субъект будет постоянно изыскивать возможность увильнуть от возложенной на него работы. На такой почве толкового государства не построить. СССР - печальный тому пример.
   Другое дело - коммунизм, основанный на труде роботов. Такой коммунизм можно называть стихийным, так как он возникает сам собой, без каких-либо целенаправленных действий со стороны человека на его построение. Всё происходит только за счёт естественного (стихийного) прогресса. Как бы удачные капиталисты не силились отсрочить пришествие стихийного коммунизма - а у них всё пойдёт прахом, потому что это стихия. Это, если надо, закон естественного развития. Любая цивилизация, при условии, что она сама себя не уничтожит, рано или поздно достигнет коммунистического общественного устройства. И коммунизм этот, конечно же, будет стихийным. Здесь, между прочим, есть пища для уфологов: если цивилизация достигла такого уровня развития, что для неё полёты на другие планеты стали обыденными, то единственно возможное общественно-экономическое устройство такой цивилизации - стихийный коммунизм.
   Роботы вытесняют человека из сферы производства и сферы обслуживания. Автор этих строк уже сталкивался с тем фактом, что многие люди, узнав о вытеснении человека роботами, приходили в замешательство, а потом говорили, что в мире, где работают роботы, человеку жить скучно. Такой мир, мол, человеку не нужен. Человек-де существо рабочее. Но обыкновенная присущая человеку непоследовательность в мыслях проявляется и здесь. О чём мечтает человек, когда каждый день вынужден заниматься рутинной работой? Не о том ли, как прекрасно было бы вырваться из цепких объятий капиталистической машины? Не о том ли, как хорошо было бы избавиться от своей работы? Тот человек, который получает в своё распоряжение уйму свободного времени и при этом не знает, как его провести, просто начисто лишён фантазии. Скучное времяпрепровождение такого человека лишь потому скучно, что сам этот человек скучен. Не уж-то фантазия каждого из нас ограничивается только тем, что мы видим себя стоящими у станка, доящими коров, регулирующими движение на улицах, строящими высоковольтные линии электропередач? Не уж-то об этом мы мечтаем? Совсем другое дело - спускаться на глубоководном батискафе в неизведанную тьму Марианской впадины, заниматься научными исследованиями и делать открытия, рисовать Ниагарский водопад с натуры, писать грандиозную музыку на вершине Монблан, бродить по амазонской сельве в поисках приключений.... Придумывать сферы своей деятельности можно безгранично. А если уж речь заходит о доступных полётах в космос, то фантазия начинает бушевать подобно неистовой буре.
   В крайнем случае, те люди, что хотят-таки заняться механической работой без участия какой бы то ни было фантазии, хотят стоять у станка или строить дома, всегда могут заняться этим наряду с роботами - место найдётся всем. Но главное направление человеческой деятельности всё же остаётся очевидным - люди в массовом порядке пойдут в науку и творчество (искусство). Это как раз те сферы, где без фантазии не обойтись, где роботы не справятся. Исследовать, придумывать и воплощать - вот удел человечества будущего. Светлого будущего.
   Никто не будет заниматься тем, чем ему не охота заниматься. И никто никого не будет принуждать.
   Но, наверное, самая интересная работа достанется психологам, ведь не каждый день нам доводится так резко менять свой стиль жизни (все выше обозначенные изменения произойдут в ближайшие 50-60-лет, то есть году к 2060-му). Ну а коль скоро поменялись условия жизни, то жди и изменений в психологии человека, в его поведении, в реакциях. Благодаря Марксу и Энгельсу мы знаем, что весь ход человеческой истории следует понимать исключительно в материалистическом аспекте. И такое частное проявление человеческой истории как психология также следует понимать исключительно в материалистическом аспекте. Раньше деятельность любого человека Земли целиком и полностью была направлена на выживание. Люди работали только для того, чтобы заработать средства на существование, а не по причине интереса, испытываемого к своей работе. Любые идеологические построения для большинства людей представляли ценность никак не большую, чем стремление выжить. Чтобы выжить в сложившемся мире имущественных отношений, надо было принадлежать обществу, то есть находится в его пределах. Надо было иметь постоянный доход для получения необходимой продукции для выживания - это было главной целью человека периода имущественных отношений, в рамках которого любые действия были вполне приемлемым средством. Появились такие известные сегодня психологические явления как престиж, клевета, презрение к неимущим людям, тяга к власти, чинопочитание, раболепство и многие другие, которые просто так сразу и не вспомнишь.
   В житейских обстоятельствах люди часто употребляют слова "пошлость" и "вульгарность" в качестве осуждения, которому подлежит то или иное человеческое действие. Люди употребляют эти термины, подразумевая под ними что-то плохое, осуждаемое априори. Но мало кто задумывался над тем, откуда же человеческая мораль родом? Кто придумал мораль вообще?
   Некоторые, поистине наивные люди, считают, что мораль идёт изнутри человека, что она является врождённым качеством. Но как велико заблуждение этих простаков. Как известно, изнутри человека не выходит ничего, кроме звуков и отходов. Не уж-то негроиды из диких африканских племён, рассекая по саваннам голышом и не гнушаясь своих половых органов, имеют другое нутро, которое и производит на свет мораль, отличную от негроидов североамериканского континента, бродящих по улицам в одеждах? Истоки морали надо искать не внутри человека, а снаружи. В среде, в которой человек обитает. Это истину провозгласил ещё Маркс, открыв принцип материалистического понимания истории. Этот принцип гласит: вся историческая деятельность человека зародилась и развилась на почве первичных потребностей - поесть, поспать, совокупиться, и чтобы всё это происходило в тепле. Фридрих Ницше в труде "К генеалогии морали", пытаясь объяснить истоки нравственности, приходит к выводу, что она обязана своим происхождением высшим (зажиточным) слоям общества. В ту пору, когда в отдельных племенах начался процесс преобразования коммунистического общества в общество имущественных отношений (зародилась частная собственность, благодаря средоточию большого богатства в руках одного человека или целого рода), обозначилось отделение имущего класса от неимущего. Именно в терминологии высших классов (аристократии) обнаруживается презрительное отношение ко многим действиям низших классов. Считалось, что только аристократия (воины, жрецы) были носителями светлой чести, ибо и одежды у них были лучше, и еда на столе. Жизнь же низших слоёв общества, как и сами эти слои, считалась презренной, отвратительной, поскольку никто не хотел принадлежать к этим слоям. Здесь и встречается термин "вульгарность" как выражение осуждающего отвращения, а ведь в переводе с латыни он означает всего-навсего "обыкновенность". Это весьма согласуется с отношением патрициев (коренных римлян, на чьей стороне было большинство римских законов) к плебеям (пришлым людям). Зажиточные патриции термином "вульгарис" именовали презренных плебеев. Впрочем, и само слово "плебей" в современном мире имеет ярко выраженный негативный окрас, ибо плебеи были бедными, неимущими слоями общества, достойными презрения богатых патрициев. Что же касается термина "пошлость", то его истоки коренятся в славяноязычном обществе, где зажиточные землевладельцы, бояре и купцы колесили по улицам на повозках да колясках, а бедный крестьянин был вынужден плестись на своих двоих. Его-то, трудягу, и называли презренным словом "пошляк".
   Если тщательнее проштудировать современную экспрессивную терминологию, то без труда можно отыскать там внушительный перечень всех терминов, которыми ранее называли трудящихся в поте лица людей и их непростую жизнь, а сейчас - всё, что якобы плохо или даже "богопротивно".
   Нынешнее человеческое общество в большинстве своём ведёт весьма бессознательную жизнь, руководствуясь при решении проблем лишь привычкой да страхом стать белой вороной в нашем сером мире. И уж, конечно, мало кто сейчас задумывается над тем, что многие аспекты современной морали, о которой все так показушно пекутся, унаследованы людьми от тех разжиревших аристократов, что жили только за счёт присвоения труда рабов и крепостных крестьян и при этом умудрялись их презирать, несмотря на то, что это был источник их богатств и сладкой жизни.
   Малоимущая часть населения всегда хотела принадлежать к имущей его части. Отсюда и возникло такое сомнительное явление как престиж - попытка соответствовать общественным верхам если не по сути, то хотя бы по форме; этакое копирование формальных признаков высшего класса: носить ту одежду, которую носят имущие, говорить те слова и на такой манер, как говорят имущие, и т.д. Даже в современном мире по умолчанию считается, что чем дороже одежда, тем она престижнее. Не столько важно качество продукта, сколько его цена. Но умные-то головы знают, что цена совсем не определяет качество. Любому обывателю охота надеть на себя какую-нибудь шикарную шмотку, прыгнуть в самый дорогой "Мерседес" и щеголять в таком виде перед теми, кто такового удовольствия не имеет, и чувствовать при этом власть над этими людьми, которые могут лишь с завистью смотреть да облизываться. Тяга к власти, безусловно, зародилась в людях тогда, когда стало возможным накопление каких-либо богатств. В мире, где царят имущественные отношения, с зажиточными людьми всегда лучше водить дружбу, так как это может сулить удовлетворение хоть каких-то потребностей. И, конечно же, не стоит и говорить о том, что может сулить вражда с зажиточным человеком.
   Как же не прав был блаженный Ницше, когда утверждал, что воля к власти есть в человеке самое сильное начало. Для него воля к власти была самоцелью, ценностью в себе. Только низкий уровень эрудиции позволил ему утверждать, что отношения купли-продажи существуют столь же долго, сколько существует сам человек. Возможно, именно в этом заблуждении и крылась та порочная почва, на которой в последствии и созрели идеи Ницше о трансцендентной воле к власти, трансцендент которой вполне мог быть низвергнут, если бы только Ницше знал, что любая воля к власти возникает исключительно в рамках того общества, где господствуют имущественные отношения. В том же обществе, где у всех людей в равной степени есть доступ к любой продукции, тяга к власти попросту не имеет основания появиться, впрочем, как не имеет оснований для появления и сама власть как таковая (но подробнее об этом чуть ниже).
   В обществе стихийного коммунизма престиж, тяга к власти и весь прочий смрад человеческих отношений будут искорены подчистую. Осознавая всё это, так и хочется взойти на высокую гору и закричать с обязательным пафосом и грандиозностью: "То будет общество свободных духом людей, взоры которых не закрыты шорами капиталистических отношений; людей, которые повелевают стихиями, бороздят межзвёздное пространство, осваивают новые планеты и жизнь ценят превыше всего. То будет время богов. Богов, не знающих страха и упрёка. И имя этим богам - Люди". Смахнув скупую слезу сентиментальной гордости, всё же следует отстраниться от данного лирического отступления и продолжить рассуждать по существу.
   Грядущий коммунизм означает не только отмену денег и частной собственности (зачем человеку право собственности на вещь, если он запросто может приобрести такую же?), но и целый ряд других изменений помимо психологических, о которых сегодня люди и мечтать не могут. К примеру, в ряду таких изменений есть и изменение производственного процесса (роботы на производстве - это только первая ласточка). В виду того, что денег больше нет, отпадает нужда и в таком явлении сугубо капиталистического характера как конкуренция. Ведь, по сути, конкуренция - это борьба за рынок между представителями сферы производства или сферы обслуживания. Но если нет денег, то нет и рынка, а, следовательно, нет и конкуренции. Исчезновение конкуренции означает ни что иное, как монополизацию в сфере производства и обслуживания. Второе пришествие монополий не следует трактовать однозначно как снижение качества. Снижение качества не случится ни в коем разе. Работа монополий видится приблизительно следующим образом. Рассмотрим, к примеру, Пермский завод телеаппаратуры (на нём, возможно, будет производиться телевизионная аппаратура для всей планеты). Непосредственно процессом производства и сборки деталей будут заниматься, конечно же, роботы, но вот разработкой телеаппаратуры будут заниматься те, у кого есть воображение - люди. При заводе имеется коллектив конструкторов и инноваторов, которые внедряют в производственный процесс все новые достижения науки. Так же при заводе есть комиссия по учёту предложений населения, суть которой заключается в том, чтобы знакомиться с пожеланиями и предложениями потребителя относительно производимой продукции с целью их учёта и дальнейшего внедрения в производство. Если предложений о снабжении бытовых телевизоров стационарными офтальмометрами поступит некое число N, то эти предложения будут учтены и внедрены в производство. Новоиспечённый телевизор со встроенным офтальмометром тут же вносится в каталог производимой продукции, чтобы о его существовании могли узнать остальные потребители, помимо тех, кто подавал заявку. Первая партия телевизоров с офтальмометрами будет весьма ограниченной. Но если в дальнейшем благодаря знакомству с новой маркой телевизора через каталоги население увеличит число заявок на него, то выпуск не только продолжится, но и значительно расширится.
   Производство в новом обществе, конечно же, будет плановым. Кризиса перепроизводства не случится никогда. Всё благодаря координационной функции центров потребления (этакое подобие современных супермаркетов). Если человек, знакомясь со списком имеющейся продукции в ближайшем Центре потребления, не обнаруживает того, что ему нужно, то он просто делает заявку. Эта заявка перенаправляется на тот завод, где и производится продукт нужного именования. На заводе эта заявка учитывается и реализуется. Примерно таким образом и происходит весь плановый процесс монопольного производства в недалёком будущем.
   Вместе с конкуренцией исчезнет и такой злобный продукт капиталистического прошлого как реклама. Прекратится трансляция рекламы по радио и телевидению (такую рекламу, между прочим, можно назвать навязчивой, так как людям её навязывают против их воли). Останется лишь та реклама, которую потребители будут просматривать добровольно и целенаправленно - в электронных и печатных каталогах продукции, чтобы уметь ориентироваться среди новинок в сфере производства и обслуживания.
   Ещё одним изменением в общественной жизни благодаря преобразованию сферы производства станет то, о чём многие и думать-то никогда не думали, считая это невозможным. Впрочем, так же как когда считалась невозможной отмена денег. Очередным изменением в жизни человечества станет исчезновение государств.
   Как известно, государства существовали не всегда. Были прекрасные времена, когда никаких государств и в помине не было, а люди, тем не менее, жили, образовав племена и племенные союзы. Да, иногда племена воевали друг с другом, но и при государствах ничего в этом отношении не изменилось. Пожалуй, войны стали только кровопролитнее. Но что же привело к созданию государств? Какие факторы толкнули человечество на столь глупый шаг в тёмную бездну?
   Ответ на этот вопрос всё же очевиднее, нежели он казался Руссо и другим мыслителям прошлого. Гипотеза общественного договора - банальная нелепость, которая сейчас всерьёз не рассматривается. Причина возникновения государств кроется (как и многое другое в нашей жизни) в интенсивном развитии имущественных отношений и появлении денег.
   Поскольку одной из функций денег является накопление, то естественным образом сложилось так, что в чьих-то руках денег скопилось больше, а в чьих-то - меньше. Но самым же вопиющим и абсурдным фактом стало то, что наибольшее количество денег скапливалось в руках тех, кто не имел никакого отношения к производственному процессу. Это были землевладельцы и купцы. Посредники между производителями и потребителями. Не прилагая никаких усилий (по сравнению с производственным процессом) они покупали продукт у производителя и втридорога продавали его потребителю. Шло время, а капитал в руках купцов и зажиточных землевладельцев всё рос и рос. Но если есть богатые, то есть и бедные. Крупные землевладельцы пускали работать на свои земли малоимущие слои населения и взимали за это плату, размеры которой всё увеличивались. Вместе с тем росло и недовольство низших слоёв. Именно тогда и было создано то, что мы теперь зовём государством. Аппарат угнетения, подчинения и принуждения. Были сформированы силовые структуры, которые блюли интересы зажиточных слоёв населения, собирая с малоимущих слоёв различного рода оброки, барщины, пошлины, налоги и т.д. Если возникала необходимость - а она, конечно же, возникала, - то силовые структуры занимались подавлением восстаний и пресечением перехода массовых недовольств в активную фазу. Фактически основная масса населения (малоимущие его слои) представляли собой некое подобие скота, который силовые структуры пасли, выгуливали, а затем доили и приносили надой своим хозяевам - землевладельцам.
   Если описать процесс возникновения государства в нескольких словах, то лучше, чем у Энгельса это не получится ("Происхождение семьи, частной собственности и государства"): "Государство есть продукт общества на известной ступени развития; государство есть признание, что это общество запуталось в неразрешимое противоречие с самим собой, раскололось на непримиримые противоположности, избавиться от которых оно бессильно. А чтобы эти противоположности, классы с противоречивыми экономическими интересами, не пожрали друг друга и общество в бесплодной борьбе, для этого стала необходимой сила, стоящая, по-видимому, над обществом, сила, которая бы умеряла столкновение, держала его в границах "порядка". И эта сила, происшедшая из общества, но ставящая себя над ним, всё более и более отчуждающая себя от него, есть государство".
   Конечно, со времён возникновения первого государства прошло много сотен лет, но сколько-нибудь существенных изменений в мировом государственном устройстве в принципе не случилось. Да, теперь в большинстве государств власть является выборной - её выбирает народ. Но что это даёт? Из народной же среды выбирается один из кандидатов (в депутаты или в президенты - неважно), который и должен впоследствии соблюдать интересы своего электората. Но это в идеале, а на практике мы видим несколько иную картину (классовая рефракция, наверное; искажение перспективы). Когда происходит избрание кандидата на ту или иную должность, он автоматически отделяется от народной массы, поскольку его благосостояние в тот же момент возрастает до неимоверных высот по сравнению с обычными представителями народа. Можно сказать, что избранный кандидат на законных основаниях переходит из одного класса в другой. Из неимущего класса он переходит в имущий. Разве такого человека теперь можно назвать представителем народа? Разве его теперь касаются народные проблемы, которые, безусловно, касались его раньше? В тот момент, когда избранный кандидат обрастает всякого рода льготами (а это поистине впечатляющие возможности), получает шикарные апартаменты, шикарное авто, получает огромную зарплату и имеет возможность сам себе же эту зарплату назначать (в случае с депутатами). О каком же представителе народа тогда может идти речь? Какой такой народ живёт в шикарных апартаментах, имеет шикарное авто и огромную зарплату? Где этот счастливый народ? покажите его мне. Наделение народного избранника невиданными им прежде богатствами автоматически выносит его за рамки народа. Он становится вне народа - а точнее, над ним. Более нелепой глупости, чем обогащение избранника, придумать трудно. Конечно же, новоиспечённый богач теперь вряд ли заинтересован суетиться по поводу избравшего его народа: главное для него теперь - сохранить полученные богатства как можно дольше. Нужно обладать поистине грандиозным чувством долга и совестью, чтобы не обращать на дары никакого внимания и продолжать трудиться во имя народа.
   Меры по обогащению народных избранников понятны (во избежание подкупа и для избавления от тех проблем, что могли бы отвлекать избранника от законотворчества или гарантирования прав и свобод граждан), но они сами сводят себя на "нет", своим же существованием. Как и чем в этой системе ни крути, а хоть мало-мальски приемлемого выхода всё равно нет. Если в прежних государственных устройствах у народа не было возможности беспрепятственно менять своих господ, то теперь такая возможность у него появилась - но в этом и заключается всё отличие современных государств от прежних. Народ отныне может лишь менять себе господ, надеясь, что когда-нибудь в безразмерной череде "избранников" появится тот, кто действительно на деле, а не на словах, будет отстаивать интересы народного большинства. Но что это за вечный жребий? Не глупо ли постоянно отдавать свою жизнь в чужие руки? Что это за цивилизованное общество, где тысячи идут погибать по приказу одного? Кто потом за всё ответит? Это и есть ваша хвалёная демократия?
   Последнее время приходится очень много слышать о демократии (особенно от американцев; у них на этой теме будто комплекс развился), но что это такое - демократия? Какой-нибудь знаток греческого скажет, мол, демократия - это власть народа. Но прав, конечно, будет тот, кто скажет, что демократия - это подчинение меньшинства большинству, поскольку в народных массах ни по какому вопросу не бывает абсолютного единодушия. Если кто-то искренне считает, что большинство современных государств является демократическими (беря за основу выборную систему власти), то он также искренне ошибается. Доказать, что демократия не возможна до тех пор, пока существуют деньги или имущественная недостаточность, очень просто.
   Известная сегодня, пожалуй, всем песня о демократии при капиталистическом строе - величайшее заблуждение человечества цивилизованной эпохи. Поскольку одной из функций денег является накопление, то естественным образом складывается так, что в руках одних людей (капиталистов) скапливается больше денег, чем в руках других людей. Когда накопленная денежная масса достигает некоего критического уровня, у капиталиста возникает потребность в защите своего капитала от любых посягательств, в том числе и от посягательств со стороны государства. Тогда капиталист бросает все силы для осуществления одного из двух существующих путей:
   - попытаться оказать давление на существующую власть
   - попытаться сменить существующую власть и сформировать нужную
   История современной России знает примеры этому явлению.
   В том случае, когда капиталисту удаётся оказать влияние на действующую власть (так некоторое время было с Б. А. Березовским), страна (а главное - её народ) переходит в его распоряжение, пусть и ограниченное, но всё же существенное. Таким образом, при капитализме демократия в принципе невозможна. Даже "демократическая" Америка испытывает на себе подобное явление. Пусть там и нет ярко выраженных олигархов, пытающихся влиять на власть (хотя Джордж Сорос, не скрывая того, что вкладывает миллионы долларов на борьбу с Бушем младшим, может это оспорить), но капиталистическая олигократия (власть меньшинства) даёт о себе знать, когда влиятельные круги американской промышленности (нефтяной, военной) лоббируют нужные законы в парламенте. В итоге, истинный правитель не тот, кого избрал народ, а тот, кто владеет огромными денежными массами. Перед таким человеком даже Джордж Буш на вечеринке вприсядку спляшет и споёт.
   В итоге, как бы ни силились идеологи капиталистической демократии доказать реальность своих воззрений, но реальность, тем не менее, ежедневно показывает нам совсем иные результаты: пока существуют деньги и имущественная недостаточность - демократия невозможна в принципе.
   Досконально изучая все существующие виды правлений (будь то монархия, теократия, республика президентская или республика парламентская), непременно приходишь к выводу, что любой из них есть лишь очередной вид олигократии - власти некоторых, власти меньшинства. Демократия же возможна только при коммунизме. Только тогда меньшинство подчиниться большинству (впрочем, в то время и подчиняться-то будет не в чем).
   Особенно очевидна олигократия при монархизме, но, тем не менее, о монархических взглядах стоит поговорить отдельно, поскольку принадлежность к такому идейному лагерю интересна в первую очередь с психологической точки зрения. Человек, ратующий за монархию, движим всего двумя желаниями, каждое из которых в полной мере способно опорочить его светлую честь. Первое и самое очевидное желание - это желание самому быть монархом, держать власть в своих руках. По-видимому, такое стремление может развиться из комплекса совершенства, когда человек считает себя самым лучшим из рода человеческого, а посему весь народ должен перед ним ходить на коленях. Сам же народ для такого человека - просто грязное быдло, презренное сборище нечистот. Такой человек почти всегда не согласен с народным большинством, в разговоре он прямолинеен, в споре напорист. Если оппонента убедить всё же не удаётся, то запросто может опуститься до грубости, в резкой форме поясняя, что, мол, его собеседник не способен постигнуть суть разговора.
   Второе желание, толкающее человека к поддержке монархистских взглядов, - желание раболепствовать. Такое желание возникает из катастрофической неуверенности человека в своих возможностях. Ему нужен опекун, добродетель, способный защитить от любых невзгод, и которому можно было бы в благодарность лобызать ладонь и воспевать в его честь дифирамбы. Этот тип настолько ничтожен, что о нём даже писать не хочется.
   Конечно, среди монархистов больше людей первого типа - они сами хотят быть монархами (осознанно или неосознанно), потому и желают создать монархический уклад. Следуя по дороге возвеличивания собственной персоны, монархисты придерживаются наивно сложившихся взглядов, согласно которым, монарх - это от бога. Полагая так, монархист вполне может считать себя аж наместником бога на Земле, а не только царём или королём. В связи с этим, если речь идёт сугубо о российских монархистах, то можно отметить так же и то, что они горячо поддерживают православие. Безусловно, самый яркий российский монархист - Никита Михалков, по иронии судьбы воспитанный отцом, так громко воспевающим свою Советскую родину. Не лишённым здравого смысла окажется предположение о том, что "Сибирского цирюльника" Михалков снял только ради той сцены, где он, облачённый в царские одеяния и не менее царские усы, выезжает на площадь, покрасоваться перед народом самим собой. Известен Никита Сергеевич и своей привязанностью к православию, потому что монархисту это положено.
   Обычно монархисты аргументируют свои взгляды тем, что "народу при монархе лучше будет", "народ надо в ежовых рукавицах держать" и так далее, но всё это лишь отговорки. Истинная подоплёка монархических взглядов была указана выше - монархист либо хочет править, либо хочет раболепствовать. И никакой озабоченности судьбами народа.
   Монархизм смешён "от" и "до". Ещё Станислав Лем как бы в шутку и вскользь указал на тождество монархизма и садизма. Развивая его замечание, можно разделить монархизм на две категории - монархизм садистический (монархист сам желает править народом) и монархизм мазохистский (монархист желает быть управляемым и раболепствующим). Монархизм - это навязчивая идея садистов, мазохистов, пажистов и прочих психических девиантов, базирующаяся на имущественной разнице среди населения. Дальнейшее исчезновение денег и имущественной недостаточности обязательно повлечёт за собой исчезновение и такого психического уродства, как монархизм. При грядущем коммунизме тяга к власти, равно как и тяга к повиновению, возможны лишь на самом раннем этапе, когда то поколение, что успело-таки вкусить все горькие плоды капиталистической эпохи, но при этом не успело отойти в мир иной, будет пытаться реализовать свои внушённые влечения по отношению к тем, кто таких влечений не имеет. Но реализовать тягу к власти будет невозможно в тех условиях, когда нет средств для её осуществления. Потом старое поколение покинет сцену, и останется только та молодёжь, что не имеет в себе пороков, заложенных эпохой имущественной недостаточности.
   В коммунистическом обществе все люди имеют абсолютно одинаковый доступ к производимой продукции. Следовательно, отпадает такое пагубное явление как элита (а вместе с ней и престиж канет в лету), исчезают классы. Всё это ни много, ни мало означает исчезновения государства как такового. Если нет раздробленности общества на классы, значит, нет и непримиримой вражды между ними, а если нет межклассовой вражды, то нет и необходимости в существовании государства - аппарата угнетения и принуждения неимущих классов имущими.
   Одна из немаловажных особенностей в построении коммунизма заключается в том, что он должен наступить сразу на территории всей планеты, а не в каком-то отдельно взятом государстве. Объясняется это тем фактом, что при достижении коммунизма государство исчезает, исчезает его армия, границы становятся совершенно открытыми, а голодные взоры соседей естественно обратятся на освобождённую территорию, поскольку коммунистическое общество занимает землю, но незащищённую, а, следовательно, и свободную. То, что какую-то землю занимают люди, ничуть не помешает недоброжелательным соседям спокойно пройтись победным маршем по освобождённой территории и объявить её своей. Тогда - прощай коммунизм. Все старания пропадут даром.
   Именно необходимость мирового масштаба коммунизма в значительной степени повлияла на эксперимент по созданию первого коммунистического общества, обернув его ход в сторону фиаско. Развернуть свою деятельность сразу на множество фронтов и при том успешно выстоять - задача не из лёгких. СССР пришлось поступать именно так: долгосрочные займы огромных размеров дружественным странам социалистического лагеря, разбросанным по всем частям света, и никакой отдачи взамен. Но по большому счёту, остов первого коммунистического общества (СССР) рухнул не столько по причине вынужденной крупномасштабности своих акций, сколько по причине плохой идеологической обоснованности (упрёк Марксу и Энгельсу). Для построения общества с трудовым коммунизмом (основанным на труде человека) данная задача была фактически невозможной. Стимулов для качественного труда совсем не было или же таковые и были, но только для высоко сознательных людей, прочий же обыватель плохо понял всю идею. Делать ставку при выполнении задачи любой важности только лишь на человеческую добросовестность - последнее дело. Идеологи марксизма ошиблись, но их ошибку исправит время. А оно - время, - между прочим, играет на стороне стихийного коммунизма. Там, где время сразило коммунизм трудовой, оно поможет коммунизму стихийному. С каждым днём человечество всё ближе к тому времени, когда исчезнет многое из того, что было ненавистным, и появится всё то, что станет излюбленным.
   С исчезновением имущественных отношений исчезнет и такое явление, о котором многие думали как об обязательном спутнике человеческого общества. Речь идёт о преступности. Если взглянуть на преступность в самом общем виде, то становятся понятны её две единственные причины:
  -- первая причина - имущественные отношения
  -- вторая причина - психические отклонения
   Под действием первой из объявленных причин совершаются вымогательства, кражи, грабежи и убийства - у всех этих явлений, известных в современном законодательстве под термином "преступление", имеется подоплёка в виде имущественной наживы. Что касается тех случаев, когда убийство происходит только с целью запугивания третьих лиц, то здесь легко усмотреть в самом стремлении запугать пресловутую тягу к власти, которая, как уже говорилось выше, обусловлена сугубо имущественными отношениями, а, следовательно, при коммунизме не может иметь места.
   Если первая причина преступлений уничтожается сразу при достижении коммунизма, то вторая причина (психические отклонения) сможет быть уничтоженной только на определённом этапе развития науки (можно считать это неизбежным). Возможные психические отклонения будут определяться у ребёнка ещё в утробе матери (или в камере инкубатора) и там же исправляться - лишняя хромосома, атрофия гипофиза, недостаточность йода и прочие отрицательные отклонения перестанут беспокоить сложившийся общественный порядок благодаря вмешательству генетиков, хирургов и нанохирургов. Преступлений по причине психических отклонений в буйной форме больше не будет.
   Но, конечно же, основная масса совершавшихся прежде преступлений была вызвана имущественными проблемами, которые с приходом коммунизма сойдут на "нет". Даже ярость шахидов к зажиточному Западу не является результатом какой-то там религиозной борьбы. Это всего-навсего зависть к тем, кто живёт лучше. Всё упирается в имущество. Даже религия.
   О положении религий в обществе стихийного коммунизма надо сказать отдельное слово.
   Религии, как и многое другое в человеческой жизни, возникли не на пустом месте. Всему есть своё материалистическое объяснение (почти всему). Так и религия - порождение суровой действительности, сложившейся в строго определённое время и в строго определённом месте. Главным образом, причиной образования религии вообще послужила беспомощность человека как в понимании некоторых природных процессов, так и в преодолении этих процессов, в неспособности их использовать. Неспособность поставить какой-либо процесс себе на службу заставила людей предполагать у этого процесса наличие некой индивидуальной воли, что повлекло за собой повальное индивидуализация непонятных процессов, приписывающее каждому явлению свои личностные характеристики. Так и появились боги молний, дождей, Солнца, луны и прочей белиберды, которую люди в силу своего чрезвычайно слабого интеллекта не могли объяснить.
   Второй аспект обожествления тех или иных явлений заключается в том, что когда долго не было дождей, приходила засуха, и случались неурожаи. Тогда у людей появлялся ещё один повод для индивидуализации дождя, чтобы, обращаясь непосредственно к нему, можно было просить о его скором появлении. Иными словами, придумывание некой высшей сущности было шансом для последнего прошения, когда все реальные возможности уже исчерпаны. Данное предположение подтверждается и в наши дни, когда даже в богатой семье ребёнку случается заболеть каким-нибудь неизлечимым заболеванием, и когда все возможности уже исчерпаны. Тогда мать или отец зачастую начинают верить в бога, ударяются в ту или иную религию, тем самым, даруя себе шанс для последнего прошения. Ну а поскольку пресловутый бог почти никогда не отвечает на прошения открытым отказом, то у родителей больного ребёнка всегда сохраняется надежда, что их мольба всё же будет услышана и удовлетворена.
   То есть фактически не было никакого божественного откровения (или божественных откровений), которое и дало бы начало религии вообще. Возникновение религии обусловлено строго материалистическими причинами. Время шло, и человеческому пониманию становилось доступно всё больше явлений природы. Вера в богов постепенно ослабевала, поскольку то или иное явление объяснялось вполне прозаическими причинами и становилось понятно, что какая-то индивидуальная воля тут совсем ни причём. Боги постепенно забылись.
   Сейчас, если посмотреть, религиозность стала неким традиционным явлением, потеряв свою сакральную суть. Если богу кто-то и молится, то делает это сугубо по воспитательным причинам, а не по причине придания данному обряду хоть какого-то священного смысла. Объяснить факт массового отхода от религиозности можно лишь посредством того предположения, что жизнь людей в целом улучшается, а если жизнь итак хороша, то о чём же бога ещё можно просить? А если бога можно ни о чём и не просить, то о нём можно и забыть. Бог нужен людям до тех пор, пока они нуждаются в его помощи. Следовательно, при условии, что жизнь и дальше будет улучшаться, такое явление как религия пропадёт совсем. При коммунизме же человечество вступит в Золотой век, и очень трудно даже представить себе такой повод, при котором стало возможно бы услышать чью-нибудь молитву к высшим силам.
   Не трудно заметить, что по сравнению со всеми развивающимися странами в России в начале 90-х прошлого века произошёл не спад, а всплеск религиозности. Объяснить сей феномен можно с двух позиций сразу. Во-первых, после развала Союза условия жизни резко ухудшились, как и подобает спаду уровня жизни после любой революции. Тогда-то люди и кинулись в массовом порядке молиться боженьке об улучшении жизни, потому что надеяться больше было не на кого. В подтверждении этого предположения следует обратить внимание на то, что сегодня основную часть православной паствы составляют старушки - а ведь, как известно, пенсионеры - это самая незащищённая часть российского населения (старички-то никого не молят, они просто спиваются). К тому же, старушки, помимо того, что они относятся к разряду пенсионеров, так ещё и являются женщинами. А это, в свою очередь, означает, что они вдвойне "обижены", так как женщина испокон веков испытывала больше лишений, нежели мужчина, который всегда себе позволял чуточку больше вольностей, а женщине не то, что что-либо запрещал, так ещё и заставлял. Во-вторых, можно предположить и то, что новое российское руководство после развала Союза решило не оставлять народ без национальной идеи надолго, а потому на скорую руку вместо коммунистических идей придумало новую идею - православие, которое когда-то кровавым путём было насильно навязано славянским народам. К тому же возрождение православия было выгодно и в том аспекте, что оно, имея известный аскетический характер, призывало народ не роптать, а смиренно ждать исхода, каков бы он ни был. Новому государству с сомнительным порядком и законностью православие пришлось как нельзя кстати. Так и пошла по стране, где царили голод и разруха, повальная стройка православных храмов, где батюшки-иждивенцы могли себе преспокойно отдыхать от мирской суеты. В то время, когда катастрофически не хватало денег на детские приюты, на нормальную работу школ, больниц и на жильё работникам бюджетной сферы в стране полным ходом шла стройка новых храмов и реставрация старых. Затрачивались как средства, собранные за счёт пожертвований, так и средства из областных бюджетов. Особенно вопиющей стала постройка так называемого Храма-на-Крови в Екатеринбурге, произведённая полностью за счёт бюджета области, который состоял из налогов как православных христиан, так и католиков, протестантов, мусульман, буддистов и просто атеистов. Была попрана Конституция, которая провозглашает Россию светским государством, но власти закрыли на это глаза, поскольку осуществлялось насаждение новой национальной идеи. Губернатору-католику православные кланялись в ноги и потом голосовали за него на выборах.
   Таким образом, всплеск религиозности в России объясняется опять же весьма прозаическими причинами. За рубежом вполне адекватно развитию условий жизни идёт спад религиозности. Особенно спада религиозности на Западе следует ожидать после нескольких скандальных случаев, когда священниками достаточно высокого ранга становились священники, не скрывающие свою нетрадиционную сексуальную ориентацию. В итоге христианская религия на Западе должна просто раствориться в миру, поскольку к власти в церковных кругах приходят люди, которых их же заповеди объявляют вне "божьего" закона. При таком условии религия теряет всякий смысл, так как самыми высшими представителями бога на Земле будут как раз те, против кого эта религия направлена. Абсурд, да и только. Ну да это свойственно непоследовательному мышлению любого религиозного человека.
   Остаётся надеяться, что искусственное возрождение православия в России рано или поздно прекратится, иначе будет чрезвычайно обидно наблюдать людей середины 21-го века, летающих на Луну и Марс и при этом, как дикие русичи, обивающие пороги храмов и, ставши на колени, молящихся. Мерзко будет. Сознание должно развиваться, а не оставаться таким же гнилым, что и у предков. Как бы старики не шипели на молодёжь сквозь трухлявые зубы, а утверждение, будто бы люди с каждым поколением становятся всё глупее, в принципе равносильно отрицанию прогресса вообще, который мы, тем не менее, наблюдаем и чьи плоды ежедневно и не без удовольствия потребляем. Крепись, молодёжь, у Тебя своя дорога. Забудь советы отцов и матерей, которые вещали из непроглядной тьмы прошедшего, ибо в будущем у Тебя свой свет. О таком свете отцы и знать не могли, не то, что правильные советы на его счёт давать.
   Выше уже было сказано, что религиозность в современном мире превратилась в обычную традицию, которая всё продолжает увядать, поскольку традиция всегда пассивна, а потому обречена на забвение. Всё улучшающиеся условия жизни (и кульминация всяческих улучшений при грядущем коммунизме) обещают искоренить религии из человеческого быта без следа - раз и навсегда.
   Исчезновение религии вовсе не означает повальный атеизм. Вера в бога и религия - не одно и то же. Религия - это в первую очередь поклонение некой высшей сущности, полное раболепие перед этой сущностью, а уж затем религия - это какая-нибудь худо-бедно составленная философская концепция. Вера в бога (в некую высшую сущность), безусловно, является фундаментом для религии. Но и без надстройки фундамент может существовать. Вера в бога совсем не означает поклонение ему. Можно верить в бога, но для этого нет нужды ходить в церкви, читать молитвы и делать пожертвования (вот ещё, кормить этих небритых батюшек-иждивенцев).
   Так как вера в бога и религия - не одно и то же, то и исчезновение религии в условиях грядущего коммунизма не означает отречение от веры в бога. К сожалению, принято думать, что коммунизм и атеизм тождественны, так же, как вера в бога тождественна религии. Если спросить у любого ныне здравствующего коммуниста (старой закалки), почему коммунисты должны не верить в бога, то, вряд ли, можно будет услышать сколько-нибудь убедительный ответ. Вообще же понятно, почему большевики отрицали веру в бога - это было необходимо, чтобы построить общество без православия, которое боготворило монарха и призывало не совершать революций, а спокойно сидеть, сложа руки и ожидая своей участи. К тому же вырастить человека сильным и волевым очень трудно, если он полагает, что рядом всегда есть кто-то чрезвычайно могущественный. Такой человек в случае какой-нибудь проблемной ситуации сразу же обратится за помощью к своему могучему покровителю, сам при этом оставаясь слабым и пассивным. Вот если же человек знает, что кроме него никто с трудностью не справится, тогда-то он всё берёт в свои руки и совершает чудо. Сам. Без всякого бога. Такой человек будет сильным. Сильным, как бог.
   Человек будущего может верить в бога, может не верить, но делать он всё будет сам. Никаких причитаний, просьб и прочей атрибутики слабого человека, человека религиозного. Всё в свои руки и только сам...
   Следующей структурой, подлежащей изменению в рамках коммунистического общества, станет семья. Как можно наблюдать уже сейчас, в развитых странах рождаемость неуклонно падает, а в слабо развитых странах наоборот, растёт. Этому факту есть одно простое объяснение - в слабо развитых странах до сих пор господствует сельскохозяйственный образ жизни: люди живут в деревнях, организую посевы, собирают урожай, разводят скот и птицу - весь этот производственный процесс происходит и в рамках элементарнейшей ячейки общества, то есть в рамках семьи. Поскольку уследить за стадом на выгоне, собрать весь урожай, да вдобавок ещё и обработать полученные результаты своего труда одному человеку очень трудно, возникает необходимость в дополнительной рабочей силе. Для этого мужчина ангажирует в сферу своей деятельности женщину, так как только с её помощью можно наладить процесс производства дополнительной рабочей силы - рожать способна лишь женщина. Продолжение рода в рамках человеческого вида не стоит рассматривать исключительно как животный инстинкт, поскольку под ним есть и разумная подоплёка. Дети подрастают до определённого возраста и присоединяются к производственному процессу в рамках семьи. Тогда и отец может немного расслабиться, ведь он знает, что дети смогут выполнить и его часть общей работы.
   Но вот наступила эра капитализма, появились фабрики и мануфактуры, где все средства производства принадлежали одному капиталисту. Образовались города, отдалив часть человечества от сельского хозяйства посредством привлечения их к промышленному производству. Люди поехали в города, где они могли заработать себе на жизнь, не боясь потерять часть своего урожая в случае непогоды, или часть скота в случае эпидемии или голода. Людям не приходилось следить за станками, кормить и выгуливать, вовремя поливать и пропалывать. Нужно было лишь прийти и отработать свою смену за своим станком. Этим трудом человек мог обеспечить себя всем необходимым для выживания. И вот тут-то ему перестали быть нужными дети, а вернее, их рабочая сила. Теперь человек сам мог заработать себе на жизнь, полагаясь только на свои силы. Этим и объясняется причина спада рождаемости в городах в частности и в высоко развитых странах вообще. Только там, где до сих пор царит сельское хозяйство, людям всё ещё нужна дополнительная рабочая сила - то есть дети.
   Если вдуматься получше, то можно провести некоторого рода сравнение между слабо развитым обществом и семьёй - и там, и там происходит эксплуатация труда: в первом случае эксплуатируется труд людей вообще, а во втором - только труд детей.
   Кто-то, наверное, скажет, что люди рожают детей потому, что любят их. Но это, конечно же, не так. Иначе, как тогда объяснить спад рождаемости в высоко развитых странах? Ясно одно, чем лучше (выше) становятся условия жизни, тем ниже становится уровень рождаемости. Это обратно пропорциональная зависимость. Даже с чисто индивидуалистических позиций можно рассудить так: если мне уже хорошо, то мне никто и не нужен. Вот если бы мне было плохо, тогда кто-нибудь и пригодился бы, чтобы мне помочь. Логика ясна, как прохладное осеннее утро.
   В. И Искрин в грандиозном труде "Диалектика полов" сентенциями необычайной лёгкости доказывает, что семья в скором времени качественно преобразится. Там же он, как бы мимоходом, делает весьма сдержанное замечание, что "количество детей в обозримом будущем уменьшится. Современная тенденция снижения рождаемости является необратимой". Замечание это очень справедливо. Почему теме снижения рождаемости у В. И. Искрина уделено лишь такое необычайно короткое замечание, сообразит не каждый, но этого каждому и не нужно. Численность человечества постепенно будет снижаться, но суммарное снижение численности людей начнётся тогда, когда и слабо развитые страны достигнут высокоразвитого уровня. Тогда человечество преобразует своё количество в качество, ибо жизнь тогда будет райская. Все современные действия властей по увеличению рождаемости заранее обречены на провал, ибо правительства разных стран явно не понимает всех причин рождаемости, кроме взаимодействия сперматозоидов с яйцеклеткой.
   Пока что было рассмотрено изменение в ближайшем будущем такого аспекта семьи как продолжение рода, теперь же надо рассмотреть такой аспект семьи как брак.
   Закроем глаза на тот факт, что современной гуманитарной науке до сих пор неведомо определение семьи. Что такое семья до сих пор не знает никто. На каком этапе считать семью семьёй? Когда мужчина образует с женщиной пару (безо всяких узаконивающих регистраций)? Или же только тогда, когда мужчина и женщина поставят в своих паспортах определённые штампы, пусть даже при этом они тут же разбегутся в разные края и больше друг друга не увидят? Или же тогда, когда у мужчины и женщины появятся дети? А что, если эти дети приёмные? Считать ли тогда созданное формирование семьёй? А что, если одинокий мужчина кого-нибудь усыновил или удочерил? Это семья? А сожительство гомосексуалистов - это семья?
   Ну да оставим эти разглагольствования в стороне и оттолкнемся всё же от того утверждения, что основа семьи - это брак, по той лишь причине, что это мнение наиболее распространено среди народных масс, пусть оно и не имеет под собой хоть сколько-нибудь весомого обоснования в том же народном сознании.
   Брак в современном обществе имеет только одну реальную подоплёку - это всё те же пресловутые имущественные отношения. Но даже об этой подоплёке молодожёны не догадываются, так как для них реальный повод для бракосочетания - это следование традиции: браком сочетались их отцы и их деды, значит, браком будут сочетаться и дети. То есть брак в современном мире является всего лишь этаким безголовым исполнением традиций. О большем люди и не мечтают.
   Единственный смысл в современном браке - переход нажитого имущества после смерти одного супруга (как правило, им является мужчина) в собственность другого супруга (женщины). Между прочим, данная суть бракосочетания является ни чем иным как жирным плевком в сторону родственников, которые согласно закону автоматически претендуют на освободившееся имущество скончавшегося родственничка. Посредством брака мужчина заявляет: "Моё имущество отдать супруге, а не моим родственникам". Но как же искренне порой радуются родители, когда их сын женится на какой-нибудь конопатой "интеллектуалке". По сути, родители попросту не понимают, что их сын во всеуслышание заявляет о недоверии им, родителям, полагая, что в случае его смерти, предки всё равно попробуют отобрать у его избранницы его же имущество. Порой человеческие отношения демонстрируют глупость такой широты, что начинаешь даже сомневаться в том, что Вселенная - это самое большое, что может существовать.
   Выше не даром было отмечено, что, как правило, именно мужчина является тем субъектом, вокруг чьего имущества происходит вся брачная суета. Поскольку всегда складывалось так, что именно в руках мужчины происходило накопление какого бы то ни было капитала. Женщина же всегда была своего рода придатком к мужчине (если речь идёт о семье): она занималась лишь обработкой того, что мужчина приносит в дом, и ухаживала за детьми. Мужчина без женщины прожил бы запросто - ему было бы трудно, но он привык бы, а вот женщине без мужчины было бы не просто трудно, а невыносимо трудно. Когда общество всё же затянуло женщину в процесс общественной деятельности, та смогла сама зарабатывать себе на жизнь. Она освоила профессии, испокон веков считавшиеся мужскими. Женщина наконец-то смогла выпрямить свою сгорбленную веками эксплуататорского строя осанку и встать с мужчиной на один уровень общественной значимости. Сейчас женщины начали это понимать. Теперь имущество не скапливается только в мужских руках, так как и женщина отныне может заработать себе миллионное состояние. Из уравнивания между мужчиной и женщиной в экономических ролях следует, что и в браке нужда отпадает, поскольку развитие имущественных отношений достигло того уровня, когда раздувать особую суету вокруг передачи имущества женщине из-за вероятности голодной смерти последней становится бессмысленным.
   Если даже в современных условиях брак стал бессмысленным, то что уж и говорить о его бессмысленности в эпоху грядущего коммунизма, когда имущественной проблемы как таковой не будет существовать вовсе. Исчезновения институтов семьи и брака имеет множество положительных аспектов, в числе которых есть и усиление социализации человека, то есть усиление взаимодействия человека с остальным обществом. Суть взаимосвязи между исчезновением семьи и усилением социализации кроется в следующем факте. Согласно наблюдениям зоологов, те виды животных, что не знакомы с моногамными отношениями, имеют прочные стада, а те виды, что знакомы с моногамными отношениями, соответственно, образуют более слабые стада. Объяснить это явление совсем не трудно.
   Когда самец образует с самкой союз, то весь его мир превращается только лишь в отношения в пределах данного союза. Его начинают волновать проблемы в рамках созданного брачного союза и никакие больше. Если самцу заблагорассудится увлечься общественными делами, то он рискует навлечь на себя немилость самки в виде постоянных причитаний а-ля "ты меня не любишь", "я тебе не нужна" и " твои дела для тебя важнее меня". Постоянный скулёж подобного рода любого человека вгонит в тоску и убьёт в нём любые творческие задатки. На ум сразу приходит результат одних исследований, который показал, что все гениальные личности человечества, стоило им только жениться, в течение пяти лет все, как один, теряли свои гениальные склонности и уходили со сцены общественной деятельности. Трудно быть женой гения, но ещё труднее быть гением и мужем одновременно. Скольких гениальных личностей человечество лишилось из-за эгоистичных жён? Ущерб поистине неоценим.
   При коммунизме и речи быть не может о том, чтобы человек замкнулся в тесном мирке под названием "семья". Каждая общественная единица будет взаимодействовать с другими максимально продуктивно. Каждый человек будет вовлечён в общественные дела с головой и никакая семья не утянет его на дно жизни.
   Тому читателю, который хочет более подробно изучить все изменения в семье будущего, следует прочесть труд В. И. Искрина "Диалектика полов". Там всё изложено более основательно с соответствующим глубоким аналитическим введением и со столь далеко идущими выводами, что они даже выходят за временные рамки данной работы.
   Коммунистическое общество привнесёт в человеческую жизнь много новых элементов, но и, как объяснялось выше, уничтожит многие старые элементы, которые стали возможными только благодаря развитым имущественным отношениям. К числу последних относится, к примеру, проституция. Как правильно заметил Энгельс, проституция - это та общность жён, которая могла осуществляться только в эру развитых имущественных отношений и имущественной недостаточности. Многие недалёкие умом люди любили "подкалывать" коммунизм за его общественную собственность, спрашивая коммунистов "И жёны тогда тоже будут общими?" Энгельс блестяще парировал этот выпад, заметив, что общность жён - проституция - может существовать только вне коммунизма, при коммунизме же у женщин не будет нужды (или даже возможности) торговать своим телом с целью получения оплаты. Вдогонку с проституцией исчезнут и азартные игры, ведь их основу тоже составляет возможность нажить себе капитал путём риска. Доколь в будущем не будет никаких имущественных проблем, то у людей и не будет никогда возникать страх перед утратой какого-либо имущества или же трепет (азарт) перед возможностью нажить новое имущество. Дороги в Монте-Карло и Лас-Вегас зарастут сорняками.
   При коммунизме по большей степени исчезнет и такое вполне невинное явление как подарок. Если в современном мире в виде подарка обычно выступает такой предмет, который был человеку нужен, но в силу своей дороговизны недоступен, то в будущем эта проблема, естественно, снимается. Возможно, в виде подарка в будущем будет выступать только лишь предмет уникального творческого акта человека, как-то: специально написанная мелодия, картина или стихотворение.
   Чтобы добиться какой-то цели везде требуется приложить усилия. В том мире, где царят деньги, есть один большой плюс - всегда можно дать взятку, но в то же время есть и один большой минус - взятку могут потребовать. В том мире, где деньги не имеют власти, есть один большой минус - нельзя дать взятку, но в то же время есть и один большой плюс - взятку не могут потребовать. Противоречивые ситуации противоречивых эпох. Но всё же отсутствие власти денег над умами людей, несравненно более выгодно, нежели её наличие. Мировая культура с исчезновением денег моментально очистится от мусора бездарных произведений искусства, которые в эпоху бурного капитализма буквально засорили уши и глаза высоких ценителей, превратившись в массовую культуру. При коммунизме любителям музыки никто не станет навязывать продукт явно паршивого качества, поскольку, во-первых, нужды в этом не будет; а во-вторых, не будет и возможности для подобного навязывания, поскольку раньше единственной нуждой и при том же возможностью удовлетворения этой нужды были деньги. Благодаря деньгам средством навязывания какого-либо продукта была реклама. Навязчивая, насильственная и беспардонная. Реклама формировала общественное мнение и общественные вкусы как ей угодно. В будущем же потребление продукции сферы искусства будет избавлено от участия рекламы. Читать будут те книги, что сами считают нужными прочесть, музыку будут слушать только ту, что более всего по душе. Можно сказать, что такое явление как мода канет в лету, при условии, что в моде можно усмотреть неосознанное стремление добиться власти, признания и стремление слиться с толпой (в принципе, никаких иных стремлений в моде усмотреть и нельзя). Изначально всё исходит от элиты - этот общественный слой, к которому все испытывают отвращение, и одновременно это же и грязь, которой каждый хотел бы стать. Элита придумывает себе стиль поведения, одежды, музыки и прочих безделушек, что могли бы её существенно (а по сути, лишь формально) отличать от прочих людей (от своеобразных гоев, гяуров, то есть от неэлиты). Неэлита, в свою очередь, как малоимущий слой населения в своём стремлении принадлежать к имущему слою (к элите) принимается копировать её формальные признаки: придерживаться того же жизненного стиля, как в одежде, так и в музыке, и в поведении. Когда модная волна охватывает значительную часть малоимущего слоя населения, то к ней со временем присоединяются и все остальные представители этого же слоя, дабы попросту не отличаться от большинства, слиться с толпой, мимикрировать. Но вдруг наступает тот момент, когда элита по своим формальным признакам почти уже полностью скопирована неэлитой. Тогда элита (и это всё стихийно, неосознанно) выдумывает себе новый жизненный стиль, новую музыку, новое поведение и новую одежду, и всё только лишь для того, чтобы опять отличаться от неэлиты. Тут-то всё и начинается заново. Так формируется мода.
   В будущем всего этого быть не может. На счёт подражания элите и так всё ясно, как прохладное осеннее утро. Это было объяснено гораздо выше. Что же касается подражания большинству, то здесь следует заметить, что данная попытка слиться с окружением имеет очень древние корни и кроется ещё в тех временах, когда животная особь, чтобы выжить, должна была оставаться в пределах коллектива, общества. Для этого ей требовалось быть неотличимой от большинства, иначе её ждало бы изгнание, что было равносильно верной гибели. При коммунистическом будущем проблема выживания отсутствует напрочь. Люди просто живут и наслаждаются райскими жизненными условиями. О потребности выживать и речи быть не может. Следовательно, со временем и тяга к неосознанному подражанию большинству исчезнет. Люди станут весьма индивидуальны в своих вкусах. Каждый будет слушать только ту музыку, что ему нравится, а не ту, что слушает большинство. Так же дела буду обстоять и с прочими произведениями искусства. Вот это будет поистине суровый цензор для продукта любого творчества - настоящий человеческий вкус, а не какое-то неосознанное стремление слиться с большинством, раствориться в безликой толпе. Только самые качественные творения смогут выдержать этот фантастический отбор, которого прежде не было и быть не могло.
   Стихийное приближение коммунистического уклада жизни сулит человечеству огромные перемены; прямо сказать, перемены эпохальные. Изменится всё. На смену временам горестей и угнетений придёт время тишины и спокойствия, радости и Свободы. Свободы с большой буквы, ибо нет неволи ужасней, чем неволя, обусловленная необходимостью выживания. Подобная неволя всегда сопряжена с существованием таких явлений как ложь, зависть и ненависть. Грядущая эпоха очистит мир от всякой мерзости. Грядущая эпоха обещает людям достижение небывалого рассвета творческой мысли. Это будет Золотой Век человечества. Это будет время, о котором мечтали тысячелетиями. Это будет время, которое веками приходило только во снах и фантастических сюжетах.
   В завершение хотелось бы добавить (совесть не позволяет умолчать), что внедрение роботов на производстве и в сфере обслуживания будет сопряжено с некоторыми трудностями, главной из которых будет повальное увольнение людей. Естественно, роботы будут внедрены в выше означенные сферы не мгновенно, не в один миг, а постепенно. Этот процесс займёт годы, поскольку начался он уже сейчас. К примеру, концерн "Wolkswagen" постепенно внедрит роботов в свою сферу производства, что повлечёт за собой сокращение штата сотрудников почти до нуля (останутся только конструктора и дизайнеры). Следовательно, на несколько тысяч безработных в мире станет больше. Следом "Toyota" заменит всех своих сотрудников на роботов, затем "Sharp" "Philips", "Panasonic" и так далее вплоть до ростовской обувной фабрики. При столь глобальном увольнении людей (фактически это будет выглядеть как отнимание у них денег) легко предсказать и рост недовольства среди населения. Народ может потребовать от властей принятия закона об ограничении числа роботов в тех сферах деятельности, где человек может зарабатывать деньги. Но вот тут-то правительствам всех стран надо быть очень внимательными. Именно здесь зарыта собака. Если власти пойдут на поводу у народа, то приход коммунистического строя может быть отложен ещё на несколько добрых десятков лет. Как ни крути, а в данной ситуации народ должен потерпеть. Если он не претерпит всех изменений и связанных с ними лишений, то собственные дети этого народа ещё долго не вкусят чарующего аромата экономической свободы. Людям того непростого периода хочется лишь сказать, что потерпеть надо. Во имя их же детей. Во имя светлого будущего их потомков.
   Впрочем, если учесть, что наступлению коммунизма будет предшествовать очень короткая эра мирового социализма (три или четыре десятилетия), то очевидным представляется один метод борьбы с широкой безработицей масс. Суть его заключается в том, что в случае увольнения работника по причине его замены на робота или компьютер, государство будет обязано выплачивать уволенному работнику половину от его прежней заработной платы в течение определённого промежутка времени или же оплатить уволенному работнику курсы переквалификации специальности. Конечно же, постепенно перечень оплачиваемых специальностей будет сужаться, поскольку роботы будут внедряться везде, а потому, курсы переквалификации специальности не обретут особой популярности. Люди попросту будут переходить на иждивение государству (разумеется, в подобной ситуации в Законе статья о тунеядстве выглядела бы сущей нелепицей). Пособие, выплачиваемое государством за увольнение по причине внедрения робота, конечно же, должно быть ниже, нежели заработная плата реально работающего человека.
   Так же очевидным представляется и то, что в интересах всех государств того времени (то есть уже социалистических) будет первоочерёдность внедрения роботов в сферы энергодобычи и производства, поскольку именно от этих двух столпов современной цивилизации зависит будущее человечества. Только потом уже в относительно свободном режиме последует сфера обслуживания. Надо подчеркнуть, что в сфере производства полностью роботизировать в первую очередь надо будет именно подсферу роботостроения. То есть изначально сделать так, чтобы роботы производили роботов. Параллельно роботы полностью занимают сферу энергодобычи и добычи сырья (на эти два пункта понадобится бросить просто несметное число роботов, чтобы буквально был переизбыток энергии и сырья для того, чтобы процесс производства роботов шёл непрерывно, без всяких сбоев и огромными темпами). Таким образом, производственный процесс оказывается замкнут сам на себя, но пока он касается лишь производства роботов. Только после этой стадии роботизации общества можно будет уверенно внедрять роботов гигантскими партиями во все остальные подсферы сферы производства и сферы обслуживания, при этом не опасаясь, что людям грозит серьёзное испытание "безденежьем". Трудности, конечно, придётся испытать, но такова цена за светлое будущее. В этот трудный период государство позаботится о людях. Данный факт выглядит поистине преисполненным самого высшего благородства и в то же время иронии, если учесть, что государство с абсолютным самоотречением принимается заботиться о людях, которые в то самое время вбивают последние гвозди в крышку его гроба. Но это диалектика развития какая она есть на самом деле и во всей своей красе, пусть даже от неё порой и разит чрезмерной иронией. Между прочим, современные миллионеры и миллиардеры могут в значительной степени поспособствовать наступлению коммунизма, если в первую очередь станут вкладывать свои гигантские капиталы, которые порой сравнимы с внутренним валовым продуктом маленького государства, в развитие роботостроения. Разумеется, коль скоро данное мероприятие направлено на уничтожение денег вообще, то ждать от него прибыли не следует, так как отстроенных роботов, согласно этому плану, надо будет продавать различного рода производственным предприятиям просто по демпинговым ценам, что, конечно же, само по себе подразумевает невозможность извлечения какой бы то ни было прибыли. Во вложении денег в роботостроение можно усмотреть очередную высокую иронию диалектики развития: если уничтожению государств помогут сами государства, то уничтожению денег, соответственно, помогут сами деньги. Ну да кто из миллиардеров захочет, чтобы деньги вообще исчезли? Ведь деньги для богатых людей - это власть, это то, чего не будет в отсутствии денег. Сомнительно, чтобы хоть кому-нибудь из богатых людей захотелось вдруг встать в один ряд со всеми прочими смертными, в то время как есть возможность быть выше их. Если человек участвует в процессе развития роботостроения (разрабатывает, вкладывает в это деньги, покупает робота или продаёт), то он невольно способствует построению коммунистического общества. От этого никому не уйти. Или стать ретроградом, или коммунистом - третьего не дано. Что, господа либералы, будете покупать роботов?
   Изложенный выше переход от стихийного социализма к стихийному коммунизму и связанная с этим отмена денег, естественно, таят в себе гораздо больше подводных камней, нежели видно на первый взгляд. Всё, что было описано - всего лишь своеобразный поверхностный обзор с высоты птичьего полёта, раскрывающий суть того, что будет происходить, но не во всей полноте и сложности, как того хотелось бы. Для полноценного описания вышеупомянутого Перехода требуется обособленная статья, где можно было бы развернуться на полную, используя точные экономические расчёты и делая выверенные прогнозы. В обязанности же данной статьи входит по возможности только краткое ознакомление с явлением Перехода и проблемами, связанными с Переходом. При желании обо всех перипетиях Перехода можно было бы написать целую книгу, но тогда возник бы риск потерять значительную часть читательских масс, ведь читать много и всё об одном никто не любит. Так что книга о явлении Перехода - теперь дело других авторов и другой публики. Автор этих строк изложил всё, что посчитал нужным, и теперь умывает руки, с превеликим радушием позволяя пачкаться в этом материале всем, кто захочет изложенную здесь идею развивать дальше.
  
  
  
  
  
   Соболев Павел
  
   tyfoon@mail.ur.ru
  

Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"