Ефименко Софи: другие произведения.

Наследники полуночного царства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто такая Ариана Эванс? Примерная дочь, верная подруга, талантливая ученица, девушка, которая зачитывается сказками, мечтает о чудесах и наслаждается каждым днём своей размеренной жизни. На первый взгляд - ничего особенного, правда? Пожалуй, стоит внести больше переменных. Предположим, что происхождение обычной девушки совершенно необычно, ночи она коротает, задыхаясь от кошмаров, а её прошлое - в буквальном смысле тайна за семью печатями даже для неё самой. Для полноты картины не хватает только опасного преследователя, следящего за каждым её шагом, и загадочного незнакомца, чьё лицо кажется подозрительно знакомым. А вот теперь зададимся вопросом ещё раз: кто же такая Ариана Эванс? ОБНОВЛЕНО: 30.05.2018


  "Необходимость избавляет нас от трудностей выбора"
  Люк де Клапье Вовенарг
  
  Аннотация
  
  
  Кто такая Ариана Эванс? Примерная дочь, верная подруга, талантливая ученица, девушка, которая зачитывается сказками, мечтает о чудесах и наслаждается каждым днём своей размеренной жизни. На первый взгляд - ничего особенного, правда? Пожалуй, стоит внести больше переменных. Предположим, что происхождение обычной девушки совершенно необычно, ночи она коротает, задыхаясь от кошмаров, а её прошлое - в буквальном смысле тайна за семью печатями даже для неё самой. Для полноты картины не хватает только опасного преследователя, следящего за каждым её шагом, и загадочного незнакомца, чьё лицо кажется подозрительно знакомым. А вот теперь зададимся вопросом ещё раз: кто же такая Ариана Эванс?
  
  
  Пролог
  
  Десять лет. Он ждал того, чтобы услышать фразу "мы нашли её", долгих десять лет, полных надежды, скорби, отчаяния, ненависти на грани обожания и, наконец, пустоты. Ни один мускул на лице его не дрогнул, когда он услышал от отца эти три слова, вмиг вскрывшие на сердце все так никогда и не зажившие рубцы. У юноши было целых десять лет, чтобы научиться владеть собой, но вот глаза цвета расплавленного янтаря молчать не умели, и в них нашёл отражение сокрушительный шторм, сотканный из сонма противоречивых эмоций, раздирающих его душу в клочья. Молодой человек устремил невидящий взгляд в открытое окно, и внешне бесстрастное лицо его затуманила дымка воспоминаний о той, кто когда-то его покинула; той, кого все, кроме него, давно считали мёртвой; той, кого он все эти годы ждал, и кому был так безраздельно предан. Она переложила на его юные плечи не по годам тяжёлое бремя - ношу, что должна была нести сама, и за это он был чертовски на неё зол. Своим уходом она его растоптала, оставила одного задыхаться от боли, пылко молиться богам, которые до этого дня как-будто оставались глухи к его просьбам. И вот, наконец, спустя десять лет она найдена. Его гордая, надменная, капризная беглянка, что была им так отчаянно ненавидима, что была им до исступления любима. И отныне он больше никогда не позволит ей исчезнуть. В глазах юноши впервые за долгое время заискрился живой блеск, подогреваемый мальчишеским азартом:
  - Скоро увидимся, принцесса, - полуночный мрак сорвал обещание с его губ и растворил в безмятежности тёплой августовской ночи.
  
  
  
  Часть I
  Глава 1
  
  Шёл настоящий ливень, ещё несколько минут назад начавшийся мелкими каплями, упавшими на холодный асфальт. Погода стояла промозглая, сильные порывы ветра срывали пожелтевшие листья с деревьев и роняли их под ноги прохожим, спешащим поскорее укрыться от разбушевавшейся стихии. По стечению обстоятельств я была одной из тех, кого непогода застала врасплох. Бежать вдоль улицы под упругими струями дождя, прикрываясь одной лишь папкой с конспектами и переодически бросая настороженные взгляды на испещрённое молниями небо, было сомнительным удовольствием. К счастью, от момента, когда я, наконец, смогу отогреться напротив камина с чашкой горячего чая, меня отделяли лишь несколько строений элитного района, притаившегося в самой живописной части пригородной зоны.
  К тому времени, как я добралась до дома, ливень так и не прекратился, а сквозь тучи на потемневшем небе не было видно ни намёка на солнце. Я подошла к своей калитке, которая открылась с лёгким скрипом, прошла во внутренний дворик и в нетерпении опустила руку в карман, чтобы достать ключ от входной двери, но не нащупала его. Затем начала судорожно искать в сумке, но и там, кроме тетрадей и пары учебников, - ничего. Меня как холодной водой окатило, хотя я, наверное, этого бы даже и не почувствовала. Куда уж быть мокрее? Ощущая всю степень безнадёжности ситуации, я села на мокрые ступени, извлекла из недр куртки мобильный телефон и набрала номер мамы. Родители вот-вот должны были пройти посадку на рейс из Парижа, а значит оставалось только надеяться, что самолёт ещё не вылетел, лишая меня возможности выйти с ними на связь. Наконец, в трубке прозвучали три коротких гудка, и я услышала мамин весёлый голос:
  - Алло. Ариана?
  - Привет, мам. Звоню сообщить, что твоя дочь - ходячая катастрофа, попавшая в эпицентр самой жуткой грозы за весь сезон, благополучно забывшая зонт в школе, вымокшая до нитки под дождём и потерявшая ключи от дома. В остальном со мной всё в порядке, и я жду не дождусь вашего возвращения, - ответила я и рассмеялась над собственной глупостью.
  - Доченька, твоя удачливость может сравниться разве что с нашей, так как мы в коем то веке приехали в аэропорт пораньше, но рейс задержали из-за плохих погодных условий, - услышав это, я тяжело вздохнула, так как уже успела порядком соскучиться за родителями. - Не расстраивайся! В любом случае к вечеру мы должны быть дома. Лучше вернёмся к твоей рассеянности.
  - Да, мысль неплохая, - улыбнулась я сама себе, выжимая воду из волос, что было абсолютно бесполезно с учётом того, что я по-прежнему ощущала себя принимающей душ под открытым небом.
  - Зная твою фантастическую забывчивость, я оставила запасные ключи у наших соседей из дома напротив. Зайди к ним.
  - Ты говоришь о тех, кто недавно переехали? - в моём голосе проскользнуло удивление.
  - Да, милая, и не начинай читать мне лекции о том, что я их знаю слишком мало времени, чтобы доверить хранение ключей! Они прекрасные люди, а я не могла оставить тебя совершенно без присмотра в пустом доме. Тем более, в свете последних событий, с моей стороны это было предусмотрительно.
  - Заметь, я этого не говорила, в любом случае я рада, что на этом мои мучения закончатся, - я не стала спорить, но не удержалась и закатила глаза. Всё-таки не я одна бываю легкомысленной. У нас это, кажется, семейная черта.
  - Не стану тебя задерживать, беги скорее за ключами, а потом сразу после душа под тёплое одеяло, - проинструктировала мама.
  - Звучит идеально, я так и поступлю! Передавай папе от меня привет.
  - Обязательно, Ариана. Люблю тебя.
  - И я тебя, - ответила я и завершила звонок.
  После разговора с мамой я перевела дух и снова шагнула за пелену дождя, направляясь к дому соседей напротив. Признаться честно, мне всегда было интересно посмотреть на него изнутри. Высокий забор с коваными воротами полностью скрывал окна первого этажа, а в окнах второго, кроме плотных занавесок, не было видно ровным счётом ничего. Дом был выстроен в три этажа и выкрашен в светлый ненавязчивый цвет, имелось несколько выходов на балкон. Что касается обитателей этого "дворца" - я их никогда не видела, но мама, кажется, упоминала, что недавно они переехали в наш город из-за границы, подробности же мне были неизвестны.
  Подойдя к калитке, я нажала на кнопку звонка. По прошествии нескольких минут, двери мне так никто и не открыл, но я обнаружила, что ворота не были заперты. Ещё несколько секунд я колебалась в нерешительности, но мокнуть под проливным дождём мне вовсе не хотелось, и другого выхода из этой ситуации я не наблюдала. Сделав глубокий вдох, я толкнула калитку и сделала шаг вперёд. До крыльца дома вела дорожка, отсыпанная гравием. Точно такая же уходила вглубь сада. Несколько вечнозелёных ёлочек, клумбы с цветами, садовая скамейка, где можно было бы приятно проводить время с книгой, не будь в нашем городе такой ужасной погоды почти круглый год, - всё это дополняло друг друга. Я не стала проявлять чрезмерное любопытство, поэтому смелой походкой с твёрдым намерением, наконец, раздобыть запасные ключи, поднялась на крыльцо и постучала в тяжёлую дубовую дверь. Вот только открывать мне её никто не собирался, но, на удивление, этого и не понадобилось. Стоило только потянуть за ручку, как она, пусть и с небольшим усилием, отворилась. Я осторожно прошла внутрь и не смогла подавить восхищенного вздоха. Изнутри дом казался даже больше, чем снаружи. Холл сразу же переходил в зал, в котором располагались колонны вплоть до витой лестницы с коваными перилами. Стены были покрыты белой штукатуркой, что только ещё больше расширяло пространство. Помещение освещали тяжёлые кованые люстры, высокие окна обрамляли массивные шторы, а стены были декорированы фресками с изображениями, скопированными с полотен известных художников. Мебель использовалась в классическом стиле, но меня удивило абсолютное отсутствие здесь современной техники.
  Пока я разглядывала обстановку вокруг, как обнаружилось позже, за мной тоже наблюдали. А когда я нечаянно перенесла внимание на витую лестницу, то обнаружила стоящего там молодого парня, небрежно облокотившегося о перила. Как же он мог так незаметно спуститься? Бесконечно долгую минуту мы простояли, не разрывая визуального контакта. Взгляд, лениво изучающий мою персону, завораживал, лишая возможности вразумительно говорить. Я не понимала, что именно приковало моё внимание, но должна признать, что одной лишь внешности незнакомца было бы для этого достаточно, будь на моём месте любая другая, ведь я отнюдь не тот человек, для которого внешняя оболочка играет ключевое значение. И всё же парень выглядел слишком обворожительно для подростка, одетого в самую типичную белую футболку с какой-то надписью на груди и штаны цвета хаки, свободно сидящие на бёдрах. Правильные, гармоничные черты лица, слегка спутанные волосы темно-каштанового цвета, фарфорово-белая кожа - трудно было не засмотреться на него хотя бы с эстетической точки зрения. С трудом я отвела взгляд, но успела заметить, как на его губах заиграла усмешка.
  - Нравится? - сказано это было чарующим бархатистым голосом.
  - Что ты имеешь в виду? - не поняв, переспросила я, а он взъерошил свои волосы, придавая идеальной причёске оттенок лёгкого беспорядка, обвёл взглядом холл, себя и снова посмотрел на меня, даже не пытаясь подавить ухмылку.
  - Всё, - ответил он, а я смутилась. До меня только сейчас дошёл смысл происходящего: я стою в чужом доме, войдя без приглашения, и разглядываю абсолютно незнакомого парня без зазрения совести.
  - Прошу прощения за вторжение. Меня зовут Ариана Эванс, я живу по соседству с вами. Моя мама перед отъездом оставляла вам запасные ключи от нашего дома. Если вас не затруднит, пожалуйста, отдайте их мне, так как свой комплект я, кажется, потеряла, - я хотела быть предельно вежливой и сдержанной, но вместо этого выпалила весь поток слов на одном дыхании.
  Парень, не удостоив меня ответом, скрылся на втором этаже, но не прошло и минуты, как уже мягкой поступью спускался с лестницы по направлению ко мне, пока я пыталась хоть немного поправить свои мокрые волосы, чтобы смотреться не так жалко, как должна была после пребывания под проливным дождём. На секунду я задумалась, а умеют ли манекенщики ходить по подиумам так же, как делал это прекрасный незнакомец, и пришла к выводу, что, скорее всего, он сумел бы составить им достойную конкуренцию. У молодого человека, как будто он сумел прочитать мои мысли, снова заиграла улыбка на губах, которая почти сразу же была подавлена. Он протянул мне ключи, предварительно окинув мою скромную персону оценивающим взглядом с высоты своего роста, я резко сдёрнула их с его пальца и, пробормотав еле слышное "спасибо", направилась к выходу, так как пришла в раздражение от высокомерия парня, который, вероятно, подумал, что смог привести меня в волнение своим присутствием, свидетельством чему служили мои раскрасившиеся щёки. Если уж быть до конца честной, нечто подобное имело место быть, но я никогда в жизни этого не признаю, кажется, даже самой себе. Мои шаги гулко отдавались по паркету, со светлым цветом которого резко контрастировали мокрые следы. Как неловко! Не оборачиваясь и не глядя под ноги, я открыла дверь, и меня обдало холодным уличным воздухом. Я спешила покинуть это место, потому что буквально сгорала от стыда, но, как назло, только начав спускаться, поскользнулась на верхней ступеньке и, вероятно, упала бы, не подхватив меня чьи-то сильные руки. Думаю, можно было и не глядя определить, в чьих объятиях сейчас находилась, но я всё-таки не удержалась и посмотрела на того самого парня. Я всё ещё была крепко прижата к его груди, от чего непроизвольно мурашки побежали по коже. Золотисто-коричневые глаза незнакомца изучали моё раскрасневшееся от смеси холода и неловкости лицо, а я не могла отвернуться, так как была загипнотизирована их магнетической красотой, такой неуловимой знакомой, словно отголосок давно забытого сна. Ничего подобного со мной ещё ни разу в жизни не происходило. Несмотря на расширенные зрачки, я ясно различала тёмные вкрапления на необычной, словно расплавленный янтарь, радужной оболочке юноши. Сколько всего отражалось в них. Сложно представить, что обладателем таких глаз может быть молодой человек, ещё толком не видевший жизни. Хотя, наверное, мне просто кажется, и половину я себе нафантазировала. Сколь часто мы пытаемся создавать себе несуществующую реальность только за возможность пожить в сказке и поверить в существование чего-то таинственного, чудесного и совсем незнакомого нам.
  - Думаю, я уже могу достаточно крепко стоять на ногах, - произнесла я, наконец, выйдя из транса и предварительно прочистив горло, но прозвучало это больше как вопрос.
  Казалось, незнакомец только сейчас осознал, что мы стоим так вот уже около минуты и, отшатнувшись от меня, скрылся за тяжёлой дверью, а я ощутила, что мне отчётливо стало чего-то не хватать. Кажется, я схожу с ума...
   Как в тумане я дошла до своего дома, убеждая себя, что не произошло ничего особенного. Правда, напрашивается вопрос: зачем убеждать себя в этом, если действительно ничего волнующего не случилось? Тем временем ливень на улице уже практически прекратился, и цветным ореолом светилась радуга, которая всегда заметно поднимает настроение. Только если хочешь увидеть радугу, то будь готов попасть под дождь. Вот так и в жизни, хотя это мало кого устраивает. Как бы там ни было, с радугой или без, сейчас я находилась в незнакомом до этого момента смятении. И, сколько бы я себя не уговаривала не глядеть на злополучный дом моих новых соседей, я не удержалась. В окне верхнего этажа дёрнулась занавеска. Я покачала головой, ссылаясь на то, что мне просто показалось, открыла входную дверь, с облегчением зашла внутрь и осознала, что нигде не может быть комфортнее, чем дома. И пусть он и рядом не стоял с тем, что располагается напротив.
  Скинув мокрую обувь, я сразу же поднялась на второй этаж, где располагалась моя спальня. Избавившись от неприятно липнущей к телу одежды, я залезла в тёплую ванну с пеной, наслаждаясь ощущением тепла, растекшегося по коже. Вдоволь наплававшись, уже в тёплой и сухой толстовке, в которой я любила проводить особенно холодные дни, я сидела напротив камина с чашкой крепкого чая и с удовольствием наблюдала за языками пламени, пляшущими в своём особенном танце. И я действительно чувствовала себя счастливейшим человеком, имея возможность вот так просто сидеть, завернувшись в шерстяной плед, никуда не спешить, существовать, ни в чём не нуждаясь, и с удовольствием размышлять о своей удавшейся, на мой взгляд, жизни. Сейчас у меня действительно было то, что на данный момент составляло самую важную часть моего существования, а именно - любящие родители и верные друзья. Правда я не нашла ещё свою любовь, но мне всего шестнадцать лет - торопиться явно некуда. Вообще, я была девушкой, любящей строить планы, идущие далеко вперёд, хотя и отдавала себе отчёт в том, что порой жизнь преподносит нам неожиданные сюрпризы и вдобавок любит заворачивать их в упаковку несчастий. И, чем больше несчастий выпадает тебе на голову, тем больший подарок готовит жизнь, но я наивно полагала, что кого-кого, а меня это правило обойдёт стороной, как и следовало девочке в моём положении, у которой с рождения было практически всё, о чём она мечтала. Я не знала, что значит бедность, так как родилась в довольно обеспеченной семье. Не знала, что такое терять что-то или кого-то, так как либо меня оберегали от всего, что может причинить боль, либо просто старались заменить потерю чем-то лучшим, чем было до этого. Для своего возраста я достаточно повидала мир, разъезжая по разным странам с родителями. Не скажу, что я была чересчур избалована, всего было в меру. Воспитанием моим с детства занимались родители, прививая единственному ребёнку в семье правила хорошего тона - залог успеха в высшем обществе. И я неплохо их усваивала, правда, не торопясь исполнять на практике, так как непостижимо скучно сидеть на месте сдержанно и спокойно, тогда как все вокруг веселятся, проказничают и забавляются, как могут. Жизнь била во мне ключом, я наслаждалась тем, что так и не переросла ту пору детства, когда ещё не нужно самой о себе заботиться и можно просто наслаждаться тем, что я живу! На тот момент мне казалось, что ничто не может разрушить моего тихого счастья.
  Глубоко задумавшись, я не заметила, как уснула. Сначала мне снился огромный бальный зал, освещённый тысячами свечей. Никогда не видела ничего подобного, если только в музеях. В танце кружились девушки в роскошных нарядах с кружевами, шляпками, вуалями - в общем, со всеми необходимыми атрибутами для подобного рода мероприятия. Пары им составляли молодые люди, одетые с иголочки, - сразу видно, что голубая кровь. Среди них сновали лакеи в ливреях, разнося хрустальные фужеры с красной жидкостью. Вокруг меня всё так и пестрило яркостью и пышным великолепием, но я не обращала на это внимания. Казалось, всё моё существо было занято поисками кого-то одного. Я постоянно оглядывалась, но смотрела как бы не видя ничего перед собой. Тем временем музыка играла всё громче, пары кружились всё быстрее, и это доставляло мне страшный дискомфорт. Я отошла к стене, сплошь состоящей из стекла, и вгляделась в своё отражение. Пышное в пол платье из парчи нежного кремового цвета с тугим корсетом как нельзя кстати подчёркивало тоненькую фигуру, а от талии расходилось складками. Расшито оно было драгоценными камнями и являло собой произведение искусства. Декольте было в меру глубоким и открывало вид на массивное колье, разместившееся на тонкой шее. Платья красивее не было ни у одной из присутствующих здесь дам, и мне это даже во сне приятно льстило. Мои волосы были завиты в воздушные локоны и закреплены шпильками, а всё это великолепие было увенчано диадемой. Насмотреться на отражение я просто не могла, но тут кто-то легко коснулся моей руки. Я обернулась и вмиг забыла о своей красоте. Передо мной стоял он! Тот, кого я всё это время искала. Я не имела возможности осмотреть его одежду, мои глаза были прикованы только к его лицу, пытаясь запечатлеть в памяти каждую чёрточку. Он подал мне руку и пригласил танцевать. Оркестр заиграл вальс, и мы оказались в центре танцующих пар. Мой партнёр был великолепен, и я ловила завистливые взгляды девушек, но и я не многим уступала ему ни в умении танцевать, ни в красоте. Наконец, музыка стихла, и мимо нас вновь прошёл лакей. Мой кавалер остановил его и взял два фужера с красной жидкостью, один из которых подал мне. Я, следуя его примеру, чуть пригубила содержимое, как вдруг меня настигло осознание: это была кровь! Мне стало дурно, в глазах потемнело, к горлу подступила тошнота, и я начала терять сознание, но никто не спешил прийти на помощь. Фужер выпал из рук и разбился вдребезги, а по полу растеклась красная лужа. Картинка сменилась другой: на этот раз я сидела на холодном каменном полу с рассыпавшимися по плечам волосами, у моих ног лежала диадема, платье уже не имело прежнего шарма. Оно было испачкано, смято и безнадёжно испорчено. Свечи, бальный зал, дамы со своими кавалерами и мой с таким трудом найденный спутник - всё исчезло! Я попыталась дотянуться до диадемы, но поняла, что мои руки связаны. Вырваться не получалось, я была здесь совсем одна и ни с того ни с сего начала проваливаться в пропасть. Кричать не было сил, вырвался лишь хрип и, к своему великому облегчению, я проснулась и поняла, что это был всего лишь очередной кошмар.
  
  Глава 2
  В комнате царил сумрак. Огонь в камине горел всё так же безмятежно, но на душе после недавнего сна было неспокойно. И, хотя я с самого детства привыкла к мучившим меня кошмарам, этот был по-особенному неприятен. Во рту до сих пор стоял металлический привкус крови. Даже сделанный глоток уже остывшего чая его не заглушал. Я встала с кресла и подошла к окну. На улице моросил мелкий дождь, вроде бы никаких изменений в обыденной серости и унынии, но в воздухе как будто повисло напряжение. Тишину нарушил бой часов, ознаменовавший приближение к вечеру. От неожиданности я вздрогнула, а в это время на улице беззаботно бегали и играли соседские дети, вышедшие на прогулку под зонтиками со своими нянями, гувернантками и всеми теми, кем пытаются восполнить своё отсутствие вечно занятые родители. И я в очередной раз подумала о том, как же мне всё-таки повезло со своей семьёй, в которой, несмотря на частые командировки и плотный график на работе, родители могли уделять мне достаточно внимания. Отец занимался недвижимостью, у мамы было своё туристическое агентство. Они любили свою работу, но не больше, чем меня. А я, ни капли в этом не сомневаясь, старалась быть примерной дочерью и не огорчать их без лишнего повода.
  Я снова отвела взгляд к окну, на улице порядком стемнело, но на этот раз моё внимание привлёк тот самый дом напротив. И только сейчас до меня дошло осознание того, что искала то я именно того самого парня, случайного знакомого, с кем по воле случая свела меня сегодня судьба. Это казалось таким странным и непонятным. Едва зародившееся чувство, было ли это симпатией, дружбой, а может чем-то более, объяснить я и не пыталась. Просто гнала лишние мысли прочь. Кто он такой? И какое право имеет так вторгаться в мои кошмары? Хотя, если быть честной с самой собой, появление этого таинственного молодого человека в моём сне уводило его от определения "кошмар". Кем я там была? Королевой этого бала, если не ошибаюсь, дамой в самом красивом платье с диадемой, венчавшей великолепную причёску, кружившейся в танце с лучшим кавалером. Пожалуй, каждой девушке хоть раз хотелось бы представить себя хозяйкой подобного торжества -той, к кому прикованы завистливые взгляды девушек и восхищённые взгляды парней. Надо признать, что мне было приятно находиться там именно с ним, спокойно и надёжно. В то же время от него веяло холодом, что я заметила ещё при первой нашей встрече, но на чём предпочла не акцентировать внимания, гораздо больше заинтересовавшись внешностью. Так или иначе, едва ли во мне проснулось чувство более сложное, чем простое человеческое любопытство. В конце концов, речь идёт о типичном первом встречном, может быть, лишь чуточку более притягательном, не более того... Я вздохнула и отвела взгляд от окон соседнего дома на уже успевшую окончательно опустеть улицу. Без заливистого детского смеха она показалась ещё мрачнее, чем обычно.
  Я решила переместиться в свою спальню и хотя бы для приличия открыть учебник по биологии, чтобы подготовиться к тесту. Стоит отметить, что на зависть окружающим память у меня была отменная и практически никогда не подводила. Выучив что-то один раз, даже спустя годы я без проблем могла воспроизвести в уме требуемую информацию. Всё же бегло пролистав несколько страниц, я окончательно убедилась, что повторять мне было нечего. Отложив книгу в сторону, я огляделась вокруг себя и поняла, что мне следовало прибраться. Особенной аккуратностью я не отличалась, но в пределах разумного, разумеется. Вокруг меня царил рабочий беспорядок: там тетрадки лежат чуть не так, здесь шарф свисал со спинки кресла, на полу скопилась стопка недочитанных книг, а под кровать закатился давно забытый мною набор фломастеров и всё в таком духе. Свою комнату я очень любила и считала своим убежищем, каждая её деталь была любовно подобрана лично мною под чутким руководством нанятого родителями модного дизайнера. Обои нежного цвета бирюзы, перемежающиеся стильными панно, лёгкие занавески, не преграждающие путь солнечному свету, мягкий бежевый ковёр на полу, огромная кровать, на которой могли бы свободно спать три меня, составляли основную часть интерьера. Шкаф, по высоте доходивший до потолка, был заполнен одеждой, обувью, всевозможными украшениями и всем тем, в чём нуждается молодая девушка, хотя я и не была зациклена на своём внешнем виде, для меня было достаточно выглядеть опрятно. На моей тумбочке рядом с фотографией в симпатичной рамке всегда стояла ваза с живыми цветами - это было моей слабостью. Я любила как экзотические, так и полевые букеты - от них веяло жизнью. Часы же в спальне напрочь отсутствовали, потому что меня до ужаса раздражало их тиканье. Оно ассоциировалось с одиночеством и навевало тоску. Разложив лишние вещи по местам, я удовольствовалась результатом и направилась ужинать, однако мою вечернюю трапезу нарушил звонок в дверь. Я соскочила со стула и кинулась к дверям, но замок уже щёлкнул, и на пороге появились мама с папой.
  - Вы приехали! - радостно воскликнула я и кинулась к ним в объятия.
  - Девочка моя, как же мы соскучились! - мама крепко меня обняла.
  - О, мам, ты сделала себе новую причёску? - оценила я аккуратно уложенные короткие волосы матери.
  - Нравится? - обрадовалась она.
  - Выглядит круто!
  - Ариана, как ты тут без нас? Жаль, что тебя с нами не было. Мы так здорово провели время в Париже, несмотря на постоянные переговоры, - прервал нас папа.
  - Ничего страшного! Как у Арианы начнутся каникулы, мы можем слетать туда ещё раз, - мама перевела взгляд на папу.
  - Непременно, но дома всё же лучше. Признаться, я страшно устал от французской кухни. Дома есть человеческая еда? - заговорщицки подмигнул мне отец.
  - Конечно, проходите же, а я распоряжусь по поводу багажа, - сказала я и вышла за входную дверь, чтобы посодействовать личному водителю родителей. После короткого разговора я указала, куда стоит отнести багаж, и направилась домой, размышляя о том, как же всё-таки хорошо, что теперь вся семья в сборе и жизнь вновь потечёт своим чередом. Родителям отдых пошёл на пользу. Они неплохо провели время, а я успела почувствовать самостоятельность. Все выглядели полными сил и впечатлений.
  - Ариана, идём к нам и захвати, пожалуйста, мою дорожную сумку, - послышался голос мамы из столовой, и я поспешила к ней.
  Как только я вошла, по маминым сияющим глазам сразу стало понятно, что меня ждёт приятный сюрприз.
  - Смотри, что я тебе привезла, - мама извлекла из сумки коробку, перевязанную лентой, и протянула мне. Когда я открыла её, моим глазам предстало воздушное облако лёгкой и мягкой ткани, оказавшееся восхитительным коктейльным платьем чуть выше колен, цвета слоновой кости, приталенное и обшитое элегантными кружевами. Я влюбилась в него с первого взгляда, уже представив, как буду блистать в нём на ближайшем торжестве.
  - Спасибо, мам, оно идеально! - я поцеловала маму.
  - Не за что, дорогая, я так боялась не угадать с выбором!
  На мой взгляд, мама зря переживала. У неё было отменное чувство вкуса и врождённая элегантность. Природа одарила её естественной красотой, и, казалось, возраст был над этим не властен. Она была женщиной среднего роста, шатенкой с выразительными карими глазами, всегда светящимися добротой. Её советами по выбору костюмов не пренебрегал даже папа, хотя и его чувство стиля заставляло меня восхищаться. Всегда аккуратно пострижен, высокий и темноволосый, атлетического телосложения - таким с самого детства я запомнила отца. Время шло, но всё оставалось неизменно, лишь может чуточку начала пробиваться седина, но это его ничуть не портило, а скорее говорила о приобретённом за прожитую жизнь опыте.
  - Я хочу это примерить, - нараспев произнесла я, кружась в обнимку с платьем по направлению в свою комнату и надеясь, что мне в скором времени представится случай его надеть.
  Уже лёжа в постели, я вспоминала весь этот сумасшедший день. Моё спокойствие было нарушено абсолютно и полностью, и виной тому только один человек и ряд обстоятельств, сложившихся именно так, а не иначе. И этот странный сон не давал покоя. Конечно, я никогда не было слишком суеверной, но мне казалось, что за этим не следует ничего хорошего. Не спокойно было на душе, хотя я и не могла объяснить этого чувства, посетившего меня внезапно. Успокаивало только то, что теперь я не одна в пустом доме. Когда родители были рядом, я чувствовала себя в безопасности.
  
  
  ***
  Когда я проснулась, солнце уже показало свои первые лучи. Я хорошенько выспалась и сейчас с удовольствием потягивалась в тёплой постели. Желания вставать и идти по мокрым улицам в школу у меня не было абсолютно. Поразившись тому, что в кои-то веке открыть глаза удалось раньше, чем будильник оглушил дом своей противной трелью, я нащупала под подушками телефон, дабы узнать точное время. Одного взгляда на дисплей хватило для того, чтобы я моментально вскочила на ноги и начала судорожно собираться, так как в это время мне уже нужно было стоять на остановке, вот-вот отойдёт последний автобус, дарующий шанс не опоздать в школу. Очевидно, чуда не случилось, а я просто напросто забыла установить на утро будильник. На тщательные сборы у меня не было времени, поэтому я натянула первые же джинсы, выпавшие на меня из шкафа, и блузку нежно-голубого цвета, которой, правда, надо было отдать должное, - она прекрасно оттеняла мои глаза.
   Не прошло и пятнадцати минут, как я, стоя уже на улице, возилась с ключом, усиленно пытаясь закрыть дверь, но она никак не поддавалась. Я уже порядком начала нервничать, дёргая ключ, пока он окончательно не застрял в замочной скважине. Поразительно то, что дверь всё-таки закрылась, и теперь я не могла ни попасть в дом, ни идти в школу. Я обессилено опустилась на холодные ступени. Опять придётся звонить родителям. Открыв сумочку, я окончательно убедилась, что сегодня явно не мой день: мобильный, по-видимому, был благополучно забыт дома. Прекрасно! Я решила последний раз попытать счастье с ключом, но, разумеется, безуспешно. Вдруг чья-то прохладная рука опустилась мне на плечо, от неожиданности или от того, что я моментально узнала прикосновение, я вздрогнула.
  - У тебя возникли проблемы? - услышала я всё тот же чарующий голос позади себя. Это и был мой вчерашний "спаситель". Тот самый парень! А я вместо того, чтобы как-то среагировать, стояла и размышляла на тему: повезло мне или нет? Уверена, что в этот момент я выглядела так глупо, как никогда.
  - Нет, никаких проблем, - с беспечностью в голосе, на какую только была способна, ответила я. Сама не знаю почему, но гордость не позволяла мне обратиться к молодому человеку за помощью.
  - Ну, тогда, - и тут он с лёгкостью вытащил ключ из замочной скважины, - пойдём, нужно поторопиться, если не хочешь опоздать в школу.
  Я не двинулась с места, переводя взгляд то на своего знакомого, то на ключ.
  - И ещё дверь стоит починить, подскажи родителям вызвать специалиста и идём же, будешь так стоять, и мы точно опоздаем! - я как околдованная последовала за ним, мне послышалось или он сказал "мы"?
  - Кстати, я ведь не представился вчера, меня зовут Кристиан, но для друзей просто Крис.
  - Очень приятно, я Ариана, - озвучила я своё имея, нервно теребя прядь волос.
  - Я помню, - при этих словах у парня на губах заиграла усмешка, а на моих щеках заалел румянец.
  - Ты прости за вчерашнее вторжение, обычно я так не делаю. Ну, в смысле не вхожу без спроса, - мне до сих пор было неловко за вчерашнее происшествие, поэтому я, как могла, пыталась оправдаться. Но мой спутник, казалось, не придал инциденту особого значения.
   - Не переживай, всё в порядке. С кем не бывает.
  Я посмотрела своему новому знакомому в глаза, чтобы удостовериться. Спокойный и ровный взгляд золотисто-карих глаз в обрамлении длинных ресниц вновь приковал к себе моё внимание. Стоит отметить, всё во внешности этого человека буквально кричало о внутреннем достоинстве и заставляло меня восхищаться, особенно походка и грация, с которой он двигался. Именно таким я видела его в своём сне. И несмотря на то, что элегантный костюм сменился на синие джинсы и куртку поверх рубашки в клетку, через плечо висел школьный рюкзак, а на ногах красовались кеды, какие носят миллионы подростков по всему миру, впечатление о нём из того сна живо врезалось в мою память. Казалось, будто передо мной действительно был самый настоящий принц.
  - Я думаю, нам стоит попросить нашего водителя подвезти нас до школы, а иначе, - при этом парень, чуть закатив рукав, взглянул на свои часы, - нам ни за что не успеть.
  - Мне неудобно обременять тебя, - попыталась вежливо отклонить приглашение я.
  - Ты меня нисколько не затруднишь, поэтому это даже не обсуждается, Ариана. Насколько я могу судить, сегодня явно не твой день. Не хочу, чтобы у тебя были неприятности, - при этом юноша обезоруживающе улыбнулся.
  - Ты меня убедил, - только и ответила я, вспомнив подробности этого утра.
  Как только подъехала машина, Крис галантно открыл передо мной дверцу, и я вполне комфортно разместилась на чёрных кожаных сидениях просторного салона. Добрались мы рекордно быстро и остановились на стоянке перед кованой оградой, куда нас пропустил учтивый охранник, следивший, чтобы здесь не появлялось посторонних. Не могу не отметить, что здание школы и примыкавшая к нему территория были очень опрятными, что вполне соответствовало запросам учеников, в частности, детям городской элиты. Строение в три этажа, выкрашенное в светло-персиковый цвет, имело нестандартную форму, так как корпус, где располагались столовая и актовый зал, был несколько закруглён. Большие пластиковые окна, завешенные лёгкими занавесками, не препятствовали проникновению внутрь солнечного света, когда имело место такое явление, как хорошая погода. На дорожках, вымощенных тротуарной плиткой, ни одного листика, даже несмотря на то, что довольно трудно следить за чистотой в это время года. Повсюду клумбы с цветами и вечнозелёные ели. Для ещё большего комфорта учеников, помимо скамеек вдоль тротуаров, в прошлом году были сооружены беседки, где можно было провести перерыв на ланч прямо на свежем воздухе, прежде чем снова вернуться на занятия. Изнутри школа выглядела не менее приятно, чем снаружи. Просторный холл, пестривший яркими стендами, имел несколько ответвлений и лестниц, ведущих на второй и третий этажи, гардеробную, а также к шкафчикам, где ученики могли оставлять личные вещи. Светлые коридоры с мягкими диванами были хорошо освещены за счёт окон почти в полный рост. Преподавали самые квалифицированные педагоги, а сама школа занимала первые места в рейтингах и опросах.
  Как только автомобиль остановилась напротив центрального входа, Крис вышел первым и всё так же учтиво распахнул передо мной дверь. В свою очередь я отметила про себя, насколько приятно находиться рядом с таким галантным кавалером, но тут меня насторожил один факт, который не представлял собой ничего особенного, но всё же я решила его уточнить.
  - Крис, я же ведь не говорила тебе, в какой школе учусь?
  - Нет, не говорила, а это имеет значение? - поначалу мой спутник не понял, к чему я клоню.
  - Нет, особого значения это не имеет, но всё же как ты узнал, что меня нужно было подвезти именно до этой школы?
  - Это очень просто, - на лице парня на секунду отразилась растерянность, но он быстро вернул себе самообладание, и я даже начала сомневаться в том, что действительно заметила какую-то перемену в его эмоциях, - как ты знаешь, наши родители довольно близко общаются, и однажды твоя мама упоминала об этом в разговоре.
   Всё звучало довольно правдоподобно и логично, поэтому я решила, что мне стоит быть менее подозрительной ко всякого рода мелочам. Тем временем мы с Кристианом уже начали привлекать внимание, что немудрено, особенно при его внешних данных. Тем более он новичок, а так как город у нас маленький, то он ещё долго будет находиться в зоне особого внимания к своей персоне. Когда я поделилась с парнем своими наблюдениями, он лишь усмехнулся, и в его тёплых карих глазах заплясали озорные огоньки.
  Настало время идти на занятия. Поблагодарив Кристиана за помощь, я в приподнятом настроении побежала в кабинет. С тех пор, как мы разошлись по своим классам, больше до конца дня не виделись. Признаться честно, я даже успела забыть о новом знакомом и, когда уроки закончились, беззаботно шла со своей лучшей подругой, болтая на отвлечённые темы. О Кристиане я даже не упомянула, несмотря на то, что всегда рассказывала ей все подробности своей жизни. Подругу звали Алисой, и с ней мы были неразлучны с первого класса, с тех пор как нас малышами усадили за одну парту. А теперь, когда нам обеим вот-вот минует семнадцать лет, жизни друг без друга представить уже не могли. Алиса пользовалась популярностью в школе, в отличие от меня, привыкшей оставаться в тени. Нельзя сказать, что она была обладательницей неотразимой внешности, но её превосходная улыбка была безумно заразительной, а миловидное личико в обрамлении пышных каштановых кудрей всегда светилось озорством. Эта девушка напоминала мне солнце: яркая, позитивная и щедро одаривавшая всех теплотой. При этом то, что она всегда находилась в центре событий, ни капли не мешало нашей дружбе. Не такой она человек, чтобы зазнаваться.
  - Кстати, целый день собиралась у тебя спросить, с кем это ты приехала в школу? - испытывающим взглядом посмотрела на меня подруга.
  - Ничего интересного, это просто мой новый сосед и не более, - сразу поняв, к чему клонит Алиса, я заверила её в чисто дружеских отношениях.
  - Он симпатичный, как мне показалось, ты не находишь? - спросила она, прощупывая почву для нового витка вопросов.
  - Немного, - ответила я, и ни с того ни с сего на щеках появился румянец, хорошо хоть это можно списать на пронизывающий ветер на улице.
  - Ты покраснела? Признавайся, он тебе понравился! - с небывалым оживлением накинулась с вопросами на меня Алиса.
  - Конечно же нет, я его вижу всего второй раз в жизни! - ответила я в праведном возмущении.
  - А вдруг это была любовь с первого взгляда? - издевалась подруга, театрально закатывая свои прелестные зелёные, как у кошки, глаза.
  - Скажешь тоже, - надулась я.
  - Да ладно тебе, Ариана, я не хотела тебя обидеть. Это была шутка, слышишь? Не нравится, так не нравится. И без тебя найдётся толпа желающих повиснуть у новичка на шее, - заговорила подруга примирительным тоном.
  Повозмущавшись для проформы ещё некоторое время, я оттаяла и остаток пути до остановки мы с подругой потратили на обсуждение более принятых тем. Как только подъехал нужный Алисе автобус, мы обнялись на прощание, и я бодро зашагала в сторону парка, где должна была встретиться с другим своим закадычным другом - Джеком. С ним, в отличие от Алисы, мы были неразлучны со средней школы, с тех самых пор, как он переехал в наш город. Однажды мы случайно столкнулись с ним в дверях школьной библиотеки в первый день учебы после летних каникул. Я выходила с огромной стопкой только что полученных учебников, а Джек слишком резко распахнул дверь. В лучших традициях жанра книги рассыпались по полу, и парень помог мне их собрать, а потом и донести до дома. С тех самых пор заразительная улыбка друга, от которой на его щеках появляются очаровательные ямочки, сопровождает нас с Алисой вот уже много лет.
  Сегодня местом встречи мы выбрали наше излюбленное кафе, притаившееся в глубине парковой зоны и служившее бессменным пристанищем для влюбленных парочек, одиноких мечтателей и просто ценителей хорошего кофе. Я распахнула двери и моментально почувствовала восхитительный аромат только что испеченной выпечки и кофейных зёрен. За дальним столиком у окна меня уже ждал Джек. Он не заметил, как я вошла и, вероятно, был настолько глубоко погружен в чтение книги, что даже не услышал перезвона колокольчиков, возвестивших о приходе нового посетителя. Неслышно подкравшись к парню со спины, я ладонями закрыла ему глаза.
  - Человеку, так безжалостно разрушившему для меня кульминационный момент истории лучше бы быть Арианой Эванс, - со скорбным видом пробормотал Джек, чем вызвал у меня невольную улыбку.
  - Тогда мне невероятно повезло, ведь, кажется, я именно та самая особа, которая вам нужна, - прошептала я парню на ухо заговорщицким тоном.
  Я начала было убирать руки, но Джек успех перехватить меня за запястье и подарить краткий поцелуй в открытую ладонь.
  - Единственная и неповторимая, - в голосе парня вновь зазвучали весёлые нотки.
  Я расположилась напротив Джека и предложила подождать, пока он дочитает, однако парень, ни секунды не колеблясь, убрал книгу в рюкзак. Тем временем к нашему столику подошла официантка, и поставила перед нами две чашки с дымящимися напитками. На мой удивлённый взгляд Джек как ни в чём ни бывало заявил:
  - Книга подождёт, и я уже заказал тебе горячий шоколад с двойной порцией маршмеллоу, взбитыми сливками и карамелью.
  - Ты лучший, - восхищённо отозвалась я, всё-таки Джек идеально изучил мои вкусовые предпочтения, а также умел предугадать, что я выберу в зависимости от моего настроения.
  - Мне тут только что Алиса звонила, - нарочито беспечно сообщил Джек, пока я делала глоток из своей кружки, - сообщила, что ты влюбилась.
  От неожиданности я поперхнулась горячим шоколадом.
  - О, нет! Она ведь на самом деле не могла сморозить такую чушь, - с сомнением посмотрела я на друга уже после того, как приступ кашля был подавлен.
  Я, безусловно, любила Лису всей душой, но была у неё раздражающая особенность: язык подруги никогда не держался за зубами. Пусть она и не разбалтывала настоящие секреты, однако сообщить такие, казалось бы, ничего не значащие мелочи в кругу друзей могла без зазрения совести.
  - Цитирую дословно: "Ариана потеряла голову от нашего новичка. Краснеет при упоминании о нём как первоклассница, а ещё они вместе приезжают в школу. Вот давно бы так, а то я уж было думала, что у нас не подруга, а снежная королевна", - Джеку удалось настолько забавно передразнить манеру говорения Лисы, что я не сдержалась и захихикала.
  - Надеюсь, ты не поверил в эту несусветную глупость, - с надеждой посмотрела я на парня.
  По лицу Джека пробежала тень, но он очень быстро вернул себе самообладание и уже серьёзно обратил на меня свой взгляд:
  - Ариана, если кто-то привлёк твоё внимание, это здорово. И я не хочу, чтобы ты чувствовала себя виноватой или чем-то мне обязанной... Сегодня четверг, но если тот таинственный парень тебе понравился, то это будет последний раз, когда я напомню тебе о себе в качестве кого-то большего, чем просто друга.
  Несколько секунд я взволнованно смотрела на Джека, не говоря ни слова. Передо мной находился симпатичный парень, выглядевший чуть старше своих неполных восемнадцати лет, - высокий, загорелый брюнет, одетый просто, но с нотками изящной небрежности, придающими его внешнему виду неповторимый стиль. Дизайнерская майка с ярким принтом выгодно подчеркивала рельеф спортивного телосложения, а очки в толстой оправе только добавляли шарма. Весь внешний вид Джека выдавал в нём творческую натуру, помимо всего прочего парень обладал не по годам развитой мудростью и проницательностью, недаром он собирался поступать на факультет психологии. За те несколько лет, что мы были знакомы, я настолько привыкла к его обществу, что не могла продержаться и дня, чтобы не позвонить или не написать ему, а полгода назад парень начал проявлять ко мне знаки внимания, которые было всё сложнее и сложнее трактовать как дружеские. С тех самых пор между нами повелась негласная традиция: каждый четверг Джек в очередной раз намекал мне о том, что хочет, чтобы мы начали встречаться, а я пыталась подобрать вежливые слова для отказа. К своему стыду, для этого у меня не было ни одной адекватной причины. Мне нравился Джек, я любила находиться в его обществе, однако этого было недостаточно, чтобы я согласилась стать его девушкой, а трепета он во мне не вызывал. Алиса по своему незнанию сделала эту ситуацию ещё более неловкой.
  - Джек, будто ты не знаешь Лису, она как обычно преувеличивает. Тот парень -Кристиан, действительно подвёз меня сегодня до школы, но это случилось всего один раз и то только потому, что мы живём по-соседству. Мы даже толком не знакомы, а Лиса пытается свести меня чуть ли с каждым парнем в нашем окружении, что уже порядком начало меня раздражать. Мне не нужны отношения на данный момент. Если я действительно захочу с кем-то встречаться, ты прекрасна знаешь, кого я выберу, - виновато посмотрела я на Джека.
  - Ты не обязана передо мной оправдываться и сотри, пожалуйста, это хмурое выражение с лица. В первую очередь мы друзья, и я ни на что это не променяю, поэтому даже если кто-то тебе понравится, наша дружба не пострадает, но я предпочту узнать об этом лично от тебя, а не от Лисы.
  - Хорошо, - натянуто улыбнулась я, и на этом, к моему великому облегчению, тема себя исчерпала.
  Уже по дороге домой, сидя в полупустом автобусе и наблюдая в окно, как на город плавно опускаются сумерки, я снова и снова прокручивала в голове наш с Джеком странный разговор. Впервые я соврала лучшему другу, чтобы не ранить его чувства. Можно было сколько угодно повторять, что влюблённость дружбе не помеха, но на деле это не так. Я не смогу признаться Джеку, что полюбила другого. И дело даже не в моей совестливости или жертвенности, скорее эгоизме, который не позволит наблюдать за тем, как страдает близкий мне человек. К тому же глупо отрицать необъяснимый интерес к моему новому знакомому. Я, конечно, не настолько глупа, чтобы поверить в бредни о любви с первого взгляда, однако достаточно адекватна, чтобы признать, что для возникновения влечения двух встреч более чем достаточно. Меня подкупали манеры Кристиана и его совершенная красота, однако не это было главным. Джек тоже мог похвастаться отличной внешностью, но это не способствовало возникновению у меня симпатии к нему. С Крисом же всё было по-другому. Когда я смотрела в его глаза, в них читалась загадка, которая с живым нетерпением требовала разрешения, и мне просто до безумия хотелось узнать, какие тайны скрывались за внешне непоколебимым спокойствием. Внутри парня кипели эмоции, сомнения, страсть, противоречивые чувства. Каким магическим образом я смогла разглядеть это после двух кратких встреч, я не знала, от этого во мне только больше разгорался азарт. А ещё я не могла избавиться от ощущения дежавю каждый раз, когда парень оказывался рядом. Я готова была поклясться, что однажды уже видела этот взгляд, но не могла вспомнить где и при каких обстоятельствах. Одно я могла сказать с полной уверенностью: такие глаза невозможно забыть... Так почему же я забыла?
  
  Глава 3
  На следующее утро я проснулась в слезах - такого со мной ещё никогда не случалось. Я мучилась кошмарами всю свою сознательную жизнь, однако сегодняшнее сновидение кардинально отличалось от всего, что я когда-либо видела. Детали стёрлись с первыми лучами солнца, а вот образ двух маленьких детей, трогательно держащихся за руки, живо врезался в память. И, казалось бы, в этой картине не было ничего необычного, я толком даже не разглядела лиц, однако печальный взгляд золотисто-карих глаз мальчишки, направленный на его подругу, заставил меня испытать такую боль потери, что слёзы непроизвольно покатились по щекам. Кем были те мальчик и девочка, я не знала, но сопереживала их беде, как будто она была моей собственной.
  Накинув халат, я спустилась на первый этаж. Каким-то мистическим образом мой будильник в очередной раз не сработал, однако я проснулась раньше своего обычного времени, так что у меня был ещё целый час до выхода. Я без лишней спешки приготовила себе незамысловатый завтрак и в глубокой задумчивости расположилась за барной стойкой. Последние несколько дней можно было смело квалифицировать как крайне странные, я страдала от ощущения, что упускаю нечто важное, что неуловимо мелькает у меня перед глазами. Это чувство не давало мне покоя, а мысли то и дело возвращались к моему новому соседу. Отогнав его образ как наваждение, я решила отправиться в школу раньше, чтобы ненароком не столкнуться с ним возле дома. Я пребывала в смятении, поэтому была не готова к новому раунду общения с Кристианом. К тому же сегодня я участвовала в школьной олимпиаде по химии, будет время повторить материал перед началом.
  На этот раз мне удалось покинуть дом без приключений. К счастью, замок починили ещё вчера. Правда, мастер долго удивлялся, какую недюжинную силу нужно иметь, чтобы так его выломать и потом ещё умудриться закрыть дверь на ключ. В ответ на это я лишь мило улыбалась и говорила, что не имею никакого понятия, как так могло произойти, ведь до сих пор замашек Геракла я, кажется, за собой не наблюдала. Убедившись, что мобильный телефон надёжно обосновался на дне кожаного рюкзака, я плотнее укуталась в кофту и направилась в сторону остановки. Несмотря на то, что светило солнце, на улице было зябко. И всё же я наслаждалась такой погодой, неслышно шагая в лёгких белых кроссовках по тротуару, ещё не успевшему окончательно высохнуть после дождя.
  Добравшись до школы раньше нужного времени, я успела посидеть в ближайшем парке, пролистывая учебник по химии от корки до корки и исключая возможные пробелы в знаниях. По крайней мере, я убедила себя в том, что занималась именно подготовкой, а не просто пыталась таким образом привести в порядок нервы. Учёба стала для меня своеобразным ритуалом: при возникновении ситуации, выходящей из-под контроля, я бралась за книгу, жадно поглощая её содержание, и таким образом успокаивалась. Когда я подошла к школе, мои часы показывали, что до занятий оставалось не более десяти минут. В коем-то веке мой универсальный способ медитации не помог, я по-прежнему чувствовала себя до странности растерянной, а окружающая обстановка казалась далёкой и сюрреалистичной. Вокруг толпились ученики, собиравшиеся в кружки по интересам, дабы вдохнуть свободы перед тяжёлым учебным днём, вдоволь насмеяться и нажаловаться на нерадивых преподавателей, задававших на дом непомерно много, а я просто стояла в стороне, куталась в складки свободной кофты и пыталась подавить внезапно накативший на меня приступ паники перед началом учебного дня.
  Пробираясь сквозь толпы народа, я заметила вдалеке машину своих соседей, откуда следом за Кристианом грациозно выпорхнула миниатюрная блондинка с длинными до пояса волосами. Очевидно, парень времени зря не терял. Даже издалека в своём воздушном, светлом платье, обрамлявшем стройную фигурку, она выглядела шикарно. Всё, включая то, как девушка держала в руках бежевую сумочку, идеально сочетающуюся с туфлями на высоком каблуке, как оперлась на руку Кристиана, как задорно рассмеялась над чем-то, что он с улыбкой произнёс ей на ухо, было наполнено безыскусной прелестью. И я моментально прониклась симпатией к этой необыкновенной красавице. Хотела бы я хоть на сотую долю быть похожей на неё.
  В это время они поравнялись со мной, но я сделала вид, что не заметила их, даже несмотря на то, что все оборачивались на эту по-королевски шествующую пару. Проходя мимо, девушка чуть задела меня своим шарфиком из какой-то, вероятно, очень дорогой ткани, а воздух наполнился тонким ароматом духов. В это время она взмахнула рукой, откидывая назад длинные пряди волос, поправляя и без того идеальную причёску, и с запястья слетел браслет, но она этого не заметила, и, как мне показалось, никто не заметил. Я нагнулась и подняла его, чтобы вернуть законной владелице, но они уже скрылись в тёмном холле школы. Догнать их мне не представлялось возможным и их идиллию разрушать не хотелось. Решив пока повременить с возвращением браслета, я взглянула на него ещё раз. Изделие представляло собой цепочку искусного плетения с вставкой в виде короны, инкрустированной мелкой россыпью камней, которые переливались на солнце и подозрительно напоминали бриллианты, а сам металл - белое золото. Повертев браслет в руках, я сделала вывод, что, скорее всего, это ювелирное украшение стоит немалых денег и его обладательница, вероятно, очень опечалится, обнаружив пропажу, а затем бережно убрала его в рюкзак, чтобы непременно вернуть при первом же удобном случае.
  Как только я вошла в холл, прозвенел звонок, ознаменовавший начало занятий. От неожиданности я вздрогнула и уже бегом направилась в сторону нужного мне кабинета, где должна была проводиться олимпиада. К счастью, я ещё успела незамеченной влететь в аудиторию и занять место за одной из последних парт. Проходя между рядами, я с удивлением поймала на себе взгляд Кристиана, но ограничилась лишь вежливым кивком и всё своё внимание посвятила химии. Учитель как раз перепроверял список присутствующих, а ассистенты пересчитывали количество тестовых заданий.
  - Итак, поздравляю вас с началом олимпиады. Опоздавших мы больше ждать не будем, - при этих словах я виновато опустила голову, но никто не обратил на это внимание. - Начинайте раздавать листы ответов.
  Последняя фраза была сказана его помощникам, и буквально через две минуты я была поглощена выполнением довольно сложных задний.
   Спустя два часа я первая вышла из кабинета и облегчённо вздохнула. За закрытой дверью остались все мои переживания, волнения, а также сто тщательно отобранных вопросов. На этот раз наши знания решили проверить основательно, но, в связи с тем, что я была уверена в правильности своих ответов практически на сто процентов, мне оставалось только собой гордиться.
  - А вот и наша умница, - послышалось восклицание за моей спиной и, когда я обернулась, то увидела сияющие лица Джека и Лисы.
  - Ещё рано делать выводы, давайте дождёмся результатов, - попыталась остановить поток хвалебных отзывы я, но тщетно.
  Друзья были искренне за меня рады, от чего на душе становилось ещё теплее. Так приятно, когда есть люди, которые разделяют с тобой твои победы и поражения.
  - Тебе нет равных. Разве есть хоть один человек, кто ещё в этом не убеждён, кроме тебя самой, Ариана Эванс? - высказалась Алиса, а мои противоречивые комментарии слушать никто не захотел, потому что Джек сразу же выдвинул предложение:
  - Если хотя бы сегодня несравненная мисс Эванс соблаговолит перестать грызть гранит науки, то мы могли бы провести день очень весело.
  - Один день я, пожалуй, могу уделить веселью, - деловито начала я, специально растягивая фразы, будто тщательно обдумываю предложение.
  - Тогда мы идём прямо сейчас, - Лиса с энтузиазмом захлопала в ладоши.
  - У вас же занятия ещё не закончились, - с укором посмотрела на ребят я, ни капли не сомневаясь в том, что по некой "уважительной причине" они уже отпросились со всех оставшихся уроков.
  - Мы абсолютно свободны и полностью предоставлены в ваше распоряжение, миледи, - заверил меня Джек почтительным тоном, каким обращаются скорее к венценосным особам.
  - Ах, уговорили! - ответила им я и расплылась в улыбке.
  Внезапно в конце коридора послышались гулкие шаги, и я предложила, предварительно предположив, что о настоящей причине самовольного ухода моих друзей никто не знает, поспешить к выходу. Джек и Алиса благодарно мне кивнули.
  За территорией школы нас ожидал всё тот же необыкновенно приятный день, согревающий не только тело, но и душу. В такие моменты начинаешь замечать, сколько прелести содержат в себе даже незначительные детали нашей жизни, которые настолько примелькались, что кажутся совсем обыденными. А между тем в каждом дуновении ветерка, в каждом шорохе листьев, незаметно приземляющихся прямо под ноги прохожим, улыбке близких людей, смехе беззаботных детей живёт маленькое чудо. Сейчас я отчётливо наблюдала это чудо в глазах моих друзей, которые, я уверена, никогда не оставят меня в трудный час, и, если будет необходимо, не только помогут советом, но и пройдут со мной уготованный мне тернистый путь. Безусловно, я сделаю для них тоже самое. Но, надеюсь, такие времена никогда нас не коснутся. В такой приятный момент совсем не хотелось думать о плохом.
  Между тем сквозь мои мысли проникал голос Джека, рассказывающего о каком-то своём забавном приключении, а Алиса не скупилась на саркастичные комментарии. Глядя на их словесную перепалку, я не могла не улыбаться.
  Подходя к перекрёстку, я невзначай глянула на дорогу, где в ожидании своей очереди проехать стояла машина семьи Кристиана. Вспомнив про утренний инцидент с браслетом, я поймала себя на мысли, что мне представился удобный случай разом вернуть его, однако от перспективы попасть в общество своего соседа по телу пробежали мурашки, я сильнее сжала руку Джека, на которую опиралась весь путь от школы, и прижалась к его плечу. Всё-таки нужно было переставать так реагировать на своего таинственного нового знакомого.
  - Ариана, ты слышишь нас? - с нотками недовольства спросила меня Алиса.
  - Да, я прекрасно всё слышу, - беспечно улыбнулась ей я.
  - Складывается впечатление, будто ты витаешь в облаках. У тебя всё в порядке? - поинтересовался Джек, но в отличие от Алисы, в его тоне преобладало беспокойство.
  - У меня всё отлично. Я просто немного задумалась.
  Наконец, отвлёкшись от своих мрачных дум, я подключилась к разговору, и остаток пути до кофейни мы провели, подшучивая друг над другом.
  Когда мы добрались до места назначения и выбрали столик поближе к окну, откуда открывался потрясающий вид на парк, Джек поручил нам делать заказ, а сам сказал, что ему нужно ненадолго отлучиться. Он ушёл, а Алиса завела разговор о новеньком мальчике, с которым познакомилась сегодня в школе. Разумеется, это был Кристиан.
  - Ариана, я хотела извиниться, что донимала тебя вопросами о твоём вчерашнем спутнике. Это и вправду было нетактично, надеюсь, ты не в обиде.
  - Не переживай по этому поводу, пора уже закрыть эту тему, - поспешила заверить подругу я.
  - А вообще-то, ты зря так скептически к нему относишься. Он довольно-таки милый, к тому же симпатичный, и с ним есть о чём поговорить, что в наше время такая редкость, - рекламировала его Алиса.
  - Ты не успокоишься, пока не сведёшь меня хоть с кем-нибудь?
  - Дорогая, я не хочу, чтобы моя подруга умерла старой девой, поэтому не успокоюсь, - проворковала девушка. - К тому же Кристиан вовсе не "кто-нибудь"! Как часто ты встречала в нашем богом забытом городе такое совершенство?
  - Раз уж ты о нём такого высокого мнения, то почему бы тебе не познакомиться с ним поближе? В конце концов, ты девушка свободная, и вы бы могли составить неплохую пару, - в свою очередь предложила ей я.
  - Нет, моя дорогая подруга. Он больше похож на твоего сказочного принца. Особенно с учётом того, что ты рассказала мне о вашем знакомстве в лучших традициях любовных романов.
  - Зря, Алиса, такое сокровище пропадает, - разыграла я сожаление.
  - Сосредоточилась бы лучше на заказе, а не на моём сватовстве, к тому же у меня уже есть кое-кто другой на примете, - после этих слов подруга демонстративно взяла в руки меню, и я поняла, что на этом разговор окончен.
  Это меня слегка огорчило, потому что я возлагала большие надежды на то, что Крис и Алиса могли начать общение, это позволило бы мне моментально выкинуть его из головы. Факт того, что у Алисы появился новый объект воздыхания, меня совершенно не удивил. У этой девушки всегда было семь пятниц на неделе и примерно столько же ухажёров. Немного погодя, я всё же решила сообщить ей ещё одну деталь о нашем, так сказать, сказочном персонаже.
  - Лиса, всё равно ничего бы не вышло, - прервала я молчание, наступившее после того, как мы остановили свой выбор на пряном чае латте, американо для Джека, огромной пицце, бисквитах и вафлях с клубникой и взбитыми сливками.
  - О чём ты? - в недоумении взглянула она на меня.
  - Всё о том же. У принца, кажется, уже есть красавица-принцесса, да и сама посуди, станет ли такой парень, как он, обращать внимание на меня - обыкновенную и посредственную, - мне показалось или я произнесла это с досадой?
  Алиса заинтересовалась моими словами и даже приблизилась ко мне, чтобы лучше было слышно. В кафе, как-никак, играла музыка:
  - Ты относишься к себе слишком предвзято. В тебе есть все качества, которые любой адекватный парень хотел бы видеть в своей девушке, но самое главное - с тобой никогда не бывает скучно, по крайней мере, в своём изощренно интеллектуальном смысле. Но нельзя со всеми быть холодной и отстраненной, а потом ждать, что парни будут стайками виться вокруг тебя и наперебой приглашать на свидания. Тебе бы стоило хоть на день оторваться от своих книжек и конспектов и оглядеться вокруг, хоть на время забыть о непрекращающихся олимпиадах. Вчера по математике, сегодня по химии, я просто боюсь представить, где ещё ты соберёшься участвовать завтра.
  - Завтра нигде, а послезавтра олимпиада по английскому, - как можно спокойней проинформировала Алису я, потому что по её лицу читалось явное недовольство и шок.
  - Вообще-то, это был риторический вопрос, но сейчас не об этом. Вернёмся к твоей плачевной самооценке. Дорогая подруга, если ты не замечаешь ничего вокруг себя - это ещё не значит, что ты не нравишься окружающим. Ты всё куда-то спешишь, а в свободное время тебя не вытащить из своих фантазий, что порою ужасно раздражает.
  - Возможно, ты и права, но меня такая жизнь вполне устраивает, и я не собираюсь влюбляться. Пока я предоставлена сама себе - я свободна, но, как только попаду во власть чувств, буду связана по рукам и ногам. По крайней мере, сейчас я к этому не готова. Я должна думать о своём будущем и обеспечить себе поступление в престижное учебное заведение. Это цель номер один. Это то, о чём я мечтаю, - повторила я заученные аргументы, которые уже не раз озвучивались Джеку.
  - Только где же жизнь за всеми этими мечтами, где веселье, душевные переживания, что заставляли бы тебя чувствовать? Знаешь, я всё время пыталась понять, от чего же ты бежишь и почему ищешь забытие за книжками. Что такого могло произойти в твоей жизни, чтобы ты начала избегать самого обычного человеческого общения и привязанностей? Почему ты настолько сильно боишься ощутить боль потери, если ещё даже не успела обжечься? И ответа у меня по-прежнему нет.
  Алиса обречённо махнула на меня рукой и отвернулась к окну, а я с сожалением подумала о том, что и у меня не была ответа на эти вопросы. Может быть, я просто трусишка? На несколько минут повисла тишина. Я снова витала в облаках, вспоминая подробности сегодняшнего дня: на ум вновь пришёл злополучный браслет, который мне предстояло вернуть, но перед этим я решила показать его подруге, зная её страсть к украшениям. Эту любовь затмевало разве что увлечение мистикой и попытки вернуть меня в реальность.
  Я извлекла ювелирный шедевр из рюкзака. В помещении царил полумрак, который создавался за счёт плотных штор, однако сквозь незавешенную часть огромного окна пробился лучик солнца и, попав на браслет, заиграл причудливыми бликами. Это сразу привлекло внимание Алисы.
  - О, Боже, какая красота! - услышала я восхищённый возглас девушки. - Откуда это у тебя?
  Я кратко пересказала подруге сегодняшнее происшествие у школы.
  - Хотела бы я посмотреть на эту счастливицу. Я ей завидую!
  - Не могу гарантировать тебе встречу с этой юной леди, но, по крайней мере, посмотри на браслет, - предложила ей я.
  Лиса долго вертела его в руках, рассматривая под разными углами, как истинный ценитель, что немудрено, учитывая её увлечение рисованием, но потом на её лбу возникла складка, которая появлялась только, когда она была очень сосредоточенна.
  - Здесь есть какой-то знак или надпись. Попробуй прочесть, а то у меня не получается.
  Я взяла браслет и перевернула его обратной стороной, где на короне красовалась всего одна буква "Э", искусно выгравированная на серебристом металле. Я предположила, что, вероятно, это начало фамилии, и, быть может, эта вещь когда-то принадлежала знатным особам. Алиса только пожала плечами и попросила меня примерить украшение, на что я долго не соглашалась, потому что мне казалось это неприличным по отношению к настоящим хозяевам, но, как ни странно, сдалась я довольно быстро. Было в этой вещице что-то такое, что завораживало и притягивало. Я бы даже сказала - подчиняло своей воле.
  Переступив через свои моральные принципы, я всё же защёлкнула замочек вокруг тонкого запястья. Алиса испустила восхищённый вздох.
  - Это просто потрясающе, как будто специально для тебя изготовлено!
  - Ты знаешь, у меня возникло такое странное ощущение, когда я надела этот браслет... Сложно описать, но эта вещь мне близка настолько, что стоит усилий с ней расстаться, - затем я, скрипя сердцем, сняла украшение и убрала его подальше в рюкзак, заверив Алису, что верну законной владелице при первой возможности. Меня пугало эта моя привязанность.
  - Мистика какая-то, - заключила подруга, и тут как раз вернулся Джек, держа в руках три воздушных гелиевых шарика.
  - О чём спорите, дамы? - обратился он к нам, усевшись на стул рядом со мной и протянув каждой из нас по шарику.
  - Обсуждаем украшения, ничего интересного, - обыденным тоном заверила его Алиса, решившая не посвящать друга в наше "мистическое" происшествие. - Ты лучше скажи, где ты шарики раздобыл?
  - Хотел сделать вам приятное. Предлагаю написать на них свои желания и отпустить в небо, когда будем возвращаться домой.
  - Мне это нравится. Всегда хотела так сделать, но что-то никак руки не доходили. Спасибо, Джек! - я поцеловала друга в щёку, от чего на его лице расцвела счастливая улыбка.
  - Ты мне об этом уже говорила, так что пришла пора исполнять желание, - последовал ответ, а я в очередной раз умилилась тому, что друг подмечает обо мне такие мелочи.
  Нас прервал официант, принёсший заказ. Успев порядком проголодаться, мы не без удовольствия принялись уплетать пиццу, соблазнённые видом хрустящей корочки.
  
   ***
  
  - Ариана, встань рядом с Лисой, нужно сделать фотографии на память, - скомандовал Джек, доставая из чехла свой профессиональный фотоаппарат, с которым он почти никогда не расставался. Это было его хобби, которому он уделял времени даже больше, чем книгам по психологии.
  - Ага, как же! - взвизгнула Алиса, убегая после того, как щедро обсыпала меня листьями.
  Всё это происходило уже после сытного обеда в Центральном парке, где летом мы любили устраивать пикники.
  - Ну, погоди, я до тебя сейчас доберусь! - крикнула я Лисе вслед, хватая ворох сухих листьев.
  В данный момент нас меньше всего волновало, как мы будем чистить свою одежду. Щёлкнул затвор камеры, затем ещё раз и ещё раз. Джек, не теряя времени, делал снимки. Я могла только представить, какими они получатся! Тем временем я догнала Алису, и мы вместе повалились на землю, кидаясь листочками друг в друга. Сквозь наш заливистый смех слышались щелчки фотоаппарата.
  - Ладно, ладно, я сдаюсь! - задыхаясь, пролепетала Алиса.
  Я поднялась с земли и подала ей руку. Мы вместе подошли к скамейке, на которой остались наши вещи, отряхнули одежду и стали позировать для снимков. Так продолжалась до тех пор, пока Алиса не отобрала фотоаппарат у Джека и не начала фотографировать нас с ним, а затем я их вдвоём. Джек немного поворчал, но потом сдался в пользу наших весомых аргументов, выражавших желание видеть и его, запечатлённым на снимках вместе с нами.
  Вдоволь нагулявшись по осеннему парку, как будто одетому в золото, мы дошли до фонтана. С наступлением плохой погоды его перестали включать, однако летом он дарил посетителям приятную прохладу вместе с брызгами, лёгким ветерком разносимыми во все стороны. Эту забаву в особенности любили дети, забавно визжа и убегая от холодных капелек воды. По кругу размещались скамейки - излюбленное место отдыха влюблённых пар и творческих личностей, приходивших сюда в поисках вдохновения. Однако сейчас, на контрасте с воспоминаниями о минувших днях, всё это имело вид запустения и уныния под стать осеннему настроению. Помимо нас, здесь не было ни души, и это казалось таким противоестественным, что нагнетало грусть. Я скучала по лету - самому радостному времени года. Озираясь по сторонам в поисках хотя бы одного признака былого веселья, я не находила ничего, кроме сухих листьев. В голове возникла мысль: вдруг это больше никогда не повторится? Что, если у меня больше никогда не будет такой же беззаботной жизни? Отвечать на эти вопросы совсем не хотелось, и я гнала пессимистическое настроение прочь. И откуда только берётся это предчувствие надвигающейся беды?
  Очнувшись от тягостных дум, я поняла, что уже сижу на бортике фонтана, а Джек и Алиса пересматривают сделанные за сегодня снимки чуть поодаль. Но вот они обратили на меня внимание; их светящиеся лица и искренние улыбки вернули меня в действительность. Пожалуй, всё не так уж и мрачно, как я себе обрисовала. Разве есть причины, по которым я больше не смогу так же беззаботно веселиться все длинные летние дни напролёт? Ну, конечно же, нет! Безусловно, всё хоть немного, но изменится, потому что жизнь не стоит на месте. Мы станем взрослее, будут появляться новые интересы, меняться приоритеты, но это не значит, что завтра будет хуже, чем вчера, а главное у меня всё ещё остаётся "сегодня". Время, в котором я нахожусь в данный момент, и в моих силах изменить его или пуститься по течению. Нужно уметь жить в настоящем, а я вечно бегу от него в прошлое, реже в будущее. Пора учиться принимать действительность такой, какая она есть, ведь жизнь явление непрерывное, независимо от того, хотим мы этого или нет.
  - Я думаю, что нам пора загадывать наши желания, а то на небе уже собираются тучи. Боюсь, как бы нам сейчас не пришлось со всех ног мчаться домой, вымокнув до нитки, - посмотрев на небо, заговорила Алиса.
  - Абсолютно с тобой согласен и, думаю, не я один, - высказался за нас Джек.
  Видимо, моё мнение было написано у меня на лице, поэтому в ответ я только утвердительно кивнула.
  - Держите маркеры и разбирайте шарики, будем заниматься творческой самодеятельностью, - Джек протянул нам по цветному фломастеру, а сам сел на одной из скамеек, расположенных полукругом, чтобы не мешать нам и подумать самому.
  Я долго гипнотизировала взглядом свой золотистый шарик, но в голову не приходило ничего дельного, что можно было бы пожелать. Умные люди говорят, что когда с неба падает звезда, а ты не знаешь, что попросить, - значит, ты уже счастлив. Я начала с того, что написала на шарике своё имя, и внезапно у меня возникла забавная мысль. Конечно, я понимала, что эта идея совершенна неразумная, я бы даже назвала её абсурдной, однако она выражала именно то, чего бы мне хотелось. Я вывела фразу: "Хочу сказки. Пусть со мной случится чудо". Может, это действительно глупо, зато моё желание, вероятно, никогда не исполнится, и мне не придётся жалеть, что я вообще его загадала. И было ли это сделано под влиянием сказок, которыми я зачитывалась весь свой сознательный возраст, или я просто странный человек, но с ощущением ликования я отпустила шарик в небо. Он постепенно отдалялся от меня, а на небе появился просвет, и солнце озарило всё вокруг чудесным сиянием. Даже это опустевшее, унылое место наполнилось чем-то воистину волшебным и прекрасным, задышало красотой. И тогда я поняла, что я и так живу в сказке, своей особенной, но от этого не менее интересной и значимой.
  Я стояла, запрокинув голову вверх, и провожала золотистую точку, похожую на маленькое солнце на просветлевшем голубом небе, к которой вскоре присоединились ещё две. Что загадали мои друзья, я не спрашивала, и они не интересовались моим желанием, чему я была даже рада. Не знаю, поняли ли бы они меня, узнав, чего я на самом деле хотела, хотя это не важно. Главное - понимаю ли я себя, а я понимаю очень хорошо! Хотеть чуда - это не так уж и плохо, жить в сказочном мире - мечта любого ребёнка, а я и есть ребёнок в душе. Верить в счастливый конец и не терять надежду, какие бы испытания тебя не постигли, - лучшая опора в любом испытании, а не потерять своё сердце и, несмотря ни на что, не утратить человечность - высшая награда за храбрость. Интересно, сбудется или нет? Ну что же, поживём - увидим.
  После того, как мы отпустили в небо свои воздушные шары, настало время расходиться по домам. Солнце, так красиво озарившее тусклое небо, уже успело скрыться за тучами, давящими тёмно-синей полосой на горизонт, а вдалеке уже слышались раскаты грома, предвещавшие скорое начало грозы. Услышав первые громыхания, я вздрогнула и поспешила к своим друзьям. Даже не страдая суеверными страхами, я с детства не любила грозу, навевавшую тревогу на неокрепшую детскую психику. Видя моё замешательство, Джек учтиво вызвался проводить меня, а Алиса, живущая недалеко от парка, поспешно с нами распрощалась и побежала домой, чтобы не попасть в эпицентр разбушевавшейся стихии.
  Мы торопливо покинули парк и остановились, чтобы поймать такси, но, как назло, ни одной машины не остановилось. Так мы простояли около десяти минут, в воздухе уже пахло озоном, и с минуты на минуту должен был разразиться ливень. В службе заказа такси нам сухо сообщили, что свободных машин нет, что не удивительно при такой погоде, всем хотелось успеть добраться домой до начала грозы.
  - Придётся добираться общественным транспортом, а там - как повезёт, но не думаю, что мы успеем домой до того, как начнётся дождь, - верно заметил Джек, и я с ним согласилась, но лишний раз напомнила, что остановка находится не так уж близко к моему дому.
  - Джек, может, я доберусь сама? Зачем тебе мокнуть под дождём, а потом ехать на другой конец города? - попыталась отговорить я друга от затеи проводить меня.
  - Это даже не обсуждается. Разве можно бросить девушку на произвол судьбы в такую погоду? Кстати, уже вечер, я никак не могу отпустить тебя одну, потому что буду сильно переживать.
  - Спасибо тебе, - я посмотрела на Джека благодарным взглядом, а он одарил меня своей фирменной улыбкой, от которой почти все девчонки нашей школы сходят с ума. Только этот высокий темноволосый красавец холодно относился к любым знакам внимания в свою сторону по вполне известным мне причинам. - Как же хорошо, что у меня есть ты!
  Джек ухмыльнулся, но я уловила в этом долю горечи и в очередной раз почувствовала укол вины. Перестать корить себя удалось, лишь когда Джек обнял меня за плечи, и мы зашагали в сторону остановки. Благо, удача всё же не до конца от нас отвернулась, и автобус не заставил себя долго ждать. Увы, к тому времени, как мы добрались до моей остановки, дождь лил как из ведра.
  - Давненько погода так не бушевала, - заметил Джек.
  Чтобы переждать самый пик грозы, мы спрятались под крышей остановки, от которой до моего дома нужно было идти ещё минут пять как минимум.
  - Джек, поезжай домой, хватит с тебя мокнуть. Выпьешь чего-нибудь горячего и заберёшься под тёплый плед, - мечтательно расписывала я предстоящую картину возвращения. - Ты и так уже меня проводил. В конце концов, я не маленькая девочка, доберусь сама.
  - А разве тебе обязательно быть маленькой девочкой, чтобы я мог тебя провожать? - спросил парень, глядя мне прямо в глаза и легко касаясь моей щеки тыльной стороной ладони. - Я не хочу от тебя уходить.
  В словах Джека сквозила теплота, которая согревала и пугала одновременно. Что-то в словах моего лучшего друга меня настораживало. Сейчас он возвышался передо мной - такой прекрасный и печальный, а я стояла, потупив взор.
  - Ты задумчивая последнее время, - прервал Джек наше затянувшееся молчание, убирая прядь волос с моего лица.
  Я впервые отметила для себя, как много могут значить жесты и прикосновения, на которые я никогда не обращала внимания. Сердце забилось с учащённой быстротой.
  - Да, наверное, - только и ответила я, вспоминая всё произошедшее за это время, а главное - Кристиана в том числе.
  Меня начинало тяготить то, что мы находились посреди улицы совсем одни, впервые мне не хотелось вести с моим другом задушевные беседы. В этом сложно признаться, но последние полгода я пыталась игнорировать тот факт, что передо мной не просто друг, а парень. Влюблённый в меня парень! Взрослый, одинокий, всегда приходящий на выручку, что бы со мной ни случилось, и явно ожидающий большего. Можно сколько угодно обманывать себя и окружающих, но правда заключалась в том, что мы не сможем вернуть нашу дружбу на прежний уровень так вот просто по щелчку пальцев, а перспектива отношений с Джеком меня по-прежнему пугала. Больше всего на свете я не хотела думать о том, что я к нему испытываю, потому что боялась, что ответ мне не понравится.
  - Ариана... - почти шёпотом Джек обратился ко мне, и в его глазах промелькнул особенный оттенок горечи и тоски, но я точно знала, что сейчас не готова к очередному повороту событий, и прервала парня, пожалуй, слишком резко.
  - Дождь почти закончился, думаю мне пора. Ты знаешь, поезжай домой. Если ты переживаешь, то я позвоню тебе, как доберусь. Обещаю. А теперь до завтра, - с этими словами я поцеловала друга в щёку, и быстрым шагом направилась прочь, пока он не успел ничего ответить, спеша поскорее добраться до дома. Туда, где можно побыть наедине со своими мыслями. К своей подушке, которая, уж я надеюсь, не станет намекать на то, что я ей нравлюсь, не только как человек, который каждый день на ней спит. Какой же я стала лицемеркой!
  
  
  Глава 4
  
  Сказав о том, что дождь почти закончился, я сильно приукрасила ситуацию. Не прошло и минуты, как одежда стала влажной, но я с непоколебимым видом шла дальше. Промокнуть до нитки было предпочтительнее, чем прямо сейчас остаться с Джеком один на один. По пути домой я вспомнила, что клятвенно обещала зайти к Крису и вернуть браслет его подруги. Решив, что, чем быстрее я покончу с этим, тем лучше, вместо того, чтобы направиться прямиком к себе, я свернула на подъездную дорожку, ведущую к дому семьи Кристиана. В конце концов, это минутное дело; законная владелица, вероятно, места себе не находит в поисках браслета; и я вовсе не ищу лишнюю причину увидеться со своим соседом. Проговорив в голове все эти аргументы, я вдохнула в лёгкие побольше воздуха и позвонила в дверь, правда, была несколько дезориентирована, когда её мне открыла та самая блондинка, которой я так восхищалась всё утро. Она посмотрела на меня с лёгким удивлением, а я не нашла ничего лучше, кроме как выдавить из себя еле слышное "привет". И дело было даже не в том, что я не ожидала увидеть девушку в доме Криса так поздно, а в том, что я внезапно почувствовала себя незваным гостем, вторгнувшимся в чужое личное пространство и нарушившим идиллию.
  - Добрый вечер, - ответила мне незнакомка звонким, чистым голосом, продолжая внимательно вглядываться в моё лицо и, по-видимому, недоумевая, что я делаю на пороге дома её молодого человека, друга или кем они там друг другу приходились.
  Я уже успела тысячу раз проклясть злополучный браслет и то, что так фамильярно обратилась к юной особе с очевидно блестящими манерами, поэтому решила сразу же прояснить ситуацию и обозначить цель визита.
  - Простите, что беспокою в такой поздний час. Вы, вероятно, меня не знаете...
  - Ариана? - моя тирада оборвалась, когда Крис материализовался рядом с красавицей и приобнял её за плечи.
  От вида этой по-домашнему милой картины мои щёки еле заметно запылали, я виновато улыбнулась Кристиану, словно пытаясь оправдать своё присутствие на пороге его дома, и попыталась договорить:
  - Утром вы обронили одну вещь, я хотела её вернуть. Извините, что мне не удалось сделать это сразу, - я хотела было достать браслет, но Крис шагнул мне навстречу и, не спрашивая моего мнения, за руку потянул за собой в дом.
  - Ты дрожишь. Проходи внутрь, мы не кусаемся, - заверил меня парень и усмехнулся, словно какой-то своей шутке.
  Упираться было глупо, поэтому я переступила порог и попыталась скрыть, насколько смущённо чувствовала себя, в очередной раз стоя посреди их шикарного холла в мокрой одежде. Этакая простушка в прекрасном замке рядом с обворожительным принцем и его фееричной принцессой. Кажется, я только что ощутила укол самолюбия.
  Чтобы, наконец, избавиться от неловкости, я извлекла из рюкзака украшение и протянула его незнакомке.
  - Вероятно, это ваш браслет? - спросила я девушку.
  - Ариана, спасибо огромное! - она выглядела действительно счастливой и, я бы даже сказала, изумлённой. - Эта вещь значит для нашей семьи очень многое.
  - Я рада, что оказалась поблизости в нужный момент, - улыбнулась я ей абсолютно искренне.
  - Кстати, я не представилась. Меня зовут Делия, и можно на "ты", - девушка протянула мне бледную руку с длинными пальцами и идеальным маникюром, которую я пожала, поражаясь, насколько у неё холодная кожа. - С Кристианом, я полагаю, ты уже знакома.
  - Да, мы уже знакомы, - улыбнулся мне Крис с такой теплотой, от которой что-то в груди забилось с поразительной быстротой. И это уже не первый раз за день!
  - Выпьешь с нами чаю? - пригласила меня Делия.
  - Да, Ариана, составь компанию моей сестре, - поддержал идею Крис.
  Стало быть, он ей только брат. Это многое объясняет, но я определённо не должна была испытывать сейчас облегчение.
  - Простите, но я вынуждена отказаться. Меня ждут дома, и я вся вымокла до нитки.
  - Что же, тогда не смею настаивать, - не без сожаления заключила моя новая знакомая. - Надеюсь, что вскоре мы увидимся вновь, Ариана. И ещё раз большое спасибо за браслет. Он очень ценен. Крис, проводи нашу гостью.
  - О, не стоит! - запротестовала было я, но разве кто-либо обратил на это внимание?
  Кристиан учтиво распахнул передо мной дверь, используя аргумент, что девушкам не положено бродить одним в такое время суток (похоже, он забыл, что мой дом находится через дорогу), и мы вышли навстречу леденящему душу и тело ветру. К счастью, дождь уже прекратился.
  - Ты вся продрогла, - неодобрительно посмотрел на меня парень, а затем снял с себя толстовку и накинул мне на плечи. - Так гораздо лучше.
  - Я не хочу, чтобы ты замёрз по моей милости, - воспротивилась я, глядя на то, как парень остался в одной футболке.
  Казалось, пребывание на холоде нисколько не беспокоило Кристиана, он лишь легко обхватил мои плечи, не давая возможности избавиться от толстовки и заговорил со мной мягким, спокойным голосом, словно пытался вразумить маленького ребёнка:
  - Со мной ничего не случится, я устойчив к перепадам температур, а вот ты в мокрой одежде скорее всего завтра же заработаешь ангину, и мне будет не с кем ходить в школу. Не будь так жестока, я же там ещё никого не знаю.
  - Спасибо, - невольно улыбнулась я, но тут же почувствовала укол вины, памятуя о том, как некорректно обошлась с лучшим другом какую-то четверть часа назад.
  - Ты чем-то расстроена? - поинтересовался мой спутник, моментально уловив перемену в моём настроении и останавливая меня под уличным фонарём, обволакивающим пространство ровным, мягким светом.
  - Нет, всё в порядке, - соврала я, хотя на душе кошки скребли.
  - Я прекрасно разбираюсь в людях, и, уж поверь моему опыту, могу определить, когда они лгут, - в действительности очень сложно говорить неправду, когда попадаешь в плен этих прекрасных янтарных глаз, настолько бездонных, что хочется в них тонуть и тонуть.
  Я поймала себя на мысли, что чуть не озвучила это вслух, а мой собеседник всё стоял и ждал вразумительного ответа. Я подавила в себе желание выговориться. Каким-то уму непостижимым образом Кристиану удалось завоевать моё доверие. Обычно мне требовались месяцы, чтобы впустить чужого человека в свою жизнь. С моим новым знакомым дело обстояло совершенно иначе - я готова была хоть сейчас вывернуть перед ним душу наизнанку, лишь бы он задержался в моём обществе ещё хотя бы на несколько минут. Мне это было совершенно несвойственно, видимо, поэтому в качестве защитной реакции я выпалило совершенно не то, что хотела сказать:
  - Фраза "у меня всё в порядке" означает, что либо это так и есть, либо я не хочу обсуждать свои дела с малознакомыми людьми, - я отошла в тень и направилась в сторону дома, пока чей-то гипнотический взгляд не заставил меня устроить перед ним исповедь.
  - Извини, наверное, мне не стоило вмешиваться. Я думал, может быть, ты хочешь выговориться, или тебе нужна помощь. С моей стороны было опрометчиво рассчитывать, что ты поделишься своими мыслями с пока ещё чужим человеком, - ответил Кристиан, догоняя меня.
  Парень выглядел разочаровано, от чего я почувствовала себя ещё хуже, но мне на ум не пришло ни единой идеи, как сгладить ситуацию, не нарушив границы, только что проведённые мною между нами.
  - Мы пришли, - я остановилась около ворот своего дома, неловко переминаясь с ноги на ногу. - Спасибо, что проводил и не дал мне замёрзнуть.
  Я хотела снять толстовку и отдать владельцу, но он, заметив движение моей руки, отказался принять вещь обратно.
  - Вернёшь по пути в школу, - заявил парень, по-видимому, решивший, что отныне добираться мы будем вместе.
  Я сочла за благо не спорить, но перед тем, как попрощаться и направиться к дому, решилась задать вопрос, не дававший мне покоя всё это время:
  - Крис, а мы раньше нигде с тобой не встречались?
  На долю секунду на лице парня отразилась удивление. Вероятно, он не ожидал такого вопроса.
  - Я впервые в этом городе, - молодой человек неопределённо пожал плечами. - Ты помнишь что-то конкретное?
  - Нет, ничего такого, не бери в голову, - покачала головой я, словно отгоняя наваждение. - Твоё лицо показалось знакомым, но мало ли, где я могла тебя видеть и как давно. Наверное, просто воображение разыгралось.
   На этой неловкой ноте, я направилась к дому, но, стоило мне дотронуться до ручки двери, как Кристиан меня окликнул:
  - Ариана, - я обернулась на звук своего имени и встретилась взглядом с улыбающимся парнем. - Увидевшись с тобой однажды, я бы никогда тебя не забыл.
  Прежде чем я успела что-либо на это ответить, Кристиан развернулся и быстрым шагом направился к своему дому, а я так и осталась стоять с глупой улыбкой, непроизвольно возникшей на лице.
  Открыв дверь своим ключом, родителей я не обнаружила. Вероятно, отправились на очередное мероприятие. С их насыщенным образом жизни и плотным рабочим графиком поздние возвращения были в порядке вещей. Я поднялась к себе в комнату и, вспомнив об обещании позвонить Джеку, решила ограничиться текстовым сообщением, а сам телефон перевела на беззвучный режим. День оказался настолько насыщенным, что я решила сразу же отправиться спать.
  Когда я зашла в ванную комнату, чтобы умыться, мельком глянув в зеркало, обнаружила, что всё ещё нахожусь в толстовке Кристиана. По лицу расползлась мечтательная улыбка, я уткнулась в его кофту и глубоко втянула в себя воздух, наслаждаясь тонким, принятым ароматом. Это было крайне глупо, однако так поднимало настроение и веселило, что я, поддавшись сиюминутному порыву, несколько раз прокрутилась перед зеркалом, опустив руки в карманы, как вдруг наткнулась на кусок картона или очень плотную бумагу. Моё воспитание усиленно протестовало против того, чтобы я доставала этот предмет, но любопытство заглушило голос разума. И, когда я всё же извлекла это нечто, то обнаружила обыкновенный старый снимок, пожелтевший и немного выцветший. На фотографии были изображены двое детей: мальчик и девочка. При этом мальчик выглядел старше и был значительно выше маленькой красавицы, у которой на белокурых кудряшках красовалась тиара, одета она была в платье, расшитое дивными узорами и щедро украшенное камнями, наподобие драгоценных. Её наряд, тем не менее, не имел излишеств и отлично сочетался с крошечными туфельками. Её друг был одет не менее изысканно, разве что при нём не было короны и драгоценностей. Он сжимал руку своей маленькой принцессы, которая выглядела несколько надменно, что на таком юном личике казалось забавным и вызывало улыбку. Фоном служили роскошные апартаменты, какими, я полагаю, не пренебрегла бы и королева. Всё такое старинное и по-королевски пышное, что ослепляло бы, не будь снимок чёрно-белым. Стоя и рассматривая этот шедевр фотоискусства, я силилась что-то вспомнить, но у меня не получалось, будто бы я уже где-то видела этот эпизод, но не знала где. Картинка была настолько живой, что отпечаталась в моём воображении. Казалось, я уже знаю, что последовало бы за моментом, запечатлённым на века на этом снимке. А ещё девочка отдалённо напоминала меня в её возрасте. У нас осталось мало моих детских фотографий. Мама объясняла это тем, что когда-то давно их нечаянно сожгли вместе с ненужными бумагами, в которые снимки попали каким-то невероятным образом во время уборки чердака. Сохранились лишь те, что начинаются лет с шести. Честно признаться, всё, что находится за рубежом этого времени, я помню в деталях, но то, что до этого - представляется белым листом. Ни единого воспоминания, абсолютно ничего. Как будто я и не проживала этот длительный период первых лет моей жизни. Родители объясняли это тем, что, будучи ребёнком, я заработала травму головы, неудачно свалившись с дерева, что привело к потере памяти и с подросткового возраста мучившим меня кошмарам. Терапия у психиатра не только не помогала, а усугубляла ситуацию: после каждого такого сеанса я возвращалась домой со страшной головной болью и ещё более измождённой. В конечном итоге я сдалась, и оставила попытки избавиться от проблемы, смирившись с тем, что старая травма периодически будет давать о себе знать, и до некоторых пор у меня не было причин оспаривать историю, преподнесённую мне родителями, она казалась правдоподобной.
  Интерес к фото разгорелся ещё сильнее, когда я перевернула его и обнаружила надпись. Она гласила следующее: "Её Королевское высочество принцесса А. Энгельгардт и юный граф К. Ринальди". С минуту я пыталась вспомнить, где же я могла встречать фамилию Энгельгардт, но ничего дельного в голову не пришло. И почему принцесса и граф? Это действительно странно, но, быть может, это просто шутка. Сейчас многие делают такие фотографии и дорабатывают их с помощью фотошопа. Смущало лишь, что эта пожелтевшая карточка действительно казалась слишком ветхой для редактирования.
  Вернув фотографию на место, я сняла толстовку и легла в кровать, но уснуть не получалось. Почему-то мне было настолько важно узнать, кто на снимке, что этот вопрос поглотил меня полностью. В итоге я решила, что, пока не разрешу эту загадку, уснуть всё равно не удастся и, накинув халат, отправилась на чердак. Честно говоря, мне было немного не по себе. По крыше барабанил дождь, а жуткие завывания ветра оживляли самые неприятные сюжеты из фильмов ужасов, однако любопытство превозмогало всё. Чердак наш был внушительных размеров, и здесь царил относительный порядок. Огромное количество старых книг и мебели, оставшееся после былых хозяев дома, составляло интерьер. Здесь даже стояло кресло-качалка, но мама не разрешала переносить его в гостиную, так как оно не вписывалось в её дизайнерский план обустройства дома. Я включила свет, который и назвать то этим словом сложно - настолько он был тусклым, но на помощь мне пришёл фонарь, который кто-то так своевременно оставил на столе и при том совсем недавно, судя по тому, что пыль была равномерно распределена по поверхности, и виднелись следы чьих-то пальцев. Я прошлась вдоль полок с разными энциклопедиями, альбомами, романами, сказками, обводя их рукой, от чего на пальцах оставались следы. Всё-таки любила я этот книжный запах, несравнимый ни с чем. Наверное, так пахнут знания или мудрость, а ещё время, конечно. Затем я прошла в дальний конец чердака, где одиноко ютился комод. На той же стене красовалось и маленькое круглое окошко, в которое было приятно наблюдать зимой - всё такое белое и ослепляющее, как в волшебной сказке. В детстве я подолгу засиживалась здесь, залезая с ногами в кресло, брала в руки книжку с красочными картинками (чаще всего это были сказки о принцессах) и начинала читать до тех пор, пока совсем не стемнеет, а потом просто наблюдала за крошечными снежинками, которые опускались на землю, кружась в замысловатом танце.
  Оторвавшись от ностальгических воспоминаний, я сосредоточилась на первоначальной цели посещения этого запустелого помещения. Я толком не помнила, где точно мама хранила старые письма и фотографии, но внутреннее чутьё подсказывало, что ящик комода был идеальным местом для этого. Я выдвинула самый первый и обнаружила, что не ошиблась. Как только я извлекла на свет несколько толстых конвертов, то сразу закашлялась от облака пыли, скопившейся за долгие годы. Родители не любили возвращаться к старым временам и, видя, что эта тема им неприятна, я старалась её не затрагивать. В первом конверте оказались старые записки и листки жёлтой бумаги - ничего интересного. Зато второй всё же приблизил меня к истине. Стопка за стопкой я раскладывала на столе забытые всеми снимки. На некоторых были запечатлены родители, но подавляющее большинство составляли мои детские фотографии: День Рождения, прогулка в парке, школа. Только теперь я окончательно убедилась в поразительном сходстве меня и маленькой мисс Энгельгардт. Я бы сказала, что это один и тот же человек, не будь я так уверена, что это невозможно, антураж дворца казался не самой логичной декорацией к моему прошлому. И, в конце концов, непонятно, кто такой граф Ринальди и какое отношение эти лица имеют к моему соседу и его толстовке.
  Я вернула фотографии на место и, погасив свет, отправилась спать. Правда, зайдя в комнату и обнаружив, что забыла оставить на столе фонарь, отвела ему место на своей тумбочке, потому что возвращаться на мрачный чердак мне совсем не хотелось. Только когда я улеглась в постель, поняла, насколько сильно устала. День был нескончаемо долгим, разговоры - утомительно длительными, загадки - сверхстранными. Последнее о чём я подумала, прежде чем провалиться в глубокий сон - это то, что я успею разделаться со своими проблемами позже, а сейчас я заслужила отдых, пуховую подушку и мягкое одеяло. Кстати, признаваться в любви они мне, по-видимому, не собирались, зря я опасалась.
  Мне снова снился сон. Вокруг меня было достаточно много людей. Все они суетились и переговаривались. В основном это были миловидные девушки в пышных платьях. За моей спиной находился высокий мужчина в костюме, я его не видела, но точно знала, что он рядом, потому что он всегда был рядом. Это казалось таким закономерным, что я ни капли не удивлялась его присутствию. Я оглядела себя в огромное резное зеркало и увидела, что оттуда на меня смотрит маленькая девочка. Никто иная, как мисс Энгельгардт. И этому я тоже не удивилась, ведь я была дома и выглядела, пожалуй, как всегда. Вот в залу вбежал хорошенький мальчик, похожий на ангелочка с красивыми кудряшками, обрамляющими прекрасное личико. Моё воображение наделило его уже знакомыми мне золотисто-карими глазами, так напоминающими расплавленный янтарь. Он увидел меня, и его лицо осветилось ослепительной улыбкой, а я демонстративно отвернулась, хотя была безумно рада его видеть, но боялась, что он это поймёт. Спустя несколько минут юного херувима подвели ко мне, и он крепко сжал мою руку. Поначалу я собиралась запротестовать, но человек с фотоаппаратом умоляюще посмотрел на меня, и я промолчала, хотя понимала, что любой мой каприз будет тот час же исполнен. На тот момент мне казалось, что должность у меня такая - всем указывать. Я опустила глаза вниз, разглядывая носки своих новых серебристых туфель, а вокруг меня продолжали суетиться красавицы, поправляя наряд и мою тиару, которая держалась только за счёт густых локонов.
  - Ваше Высочество, посмотрите, пожалуйста, в камеру. Сейчас вылетит птичка! Мой юный граф, и вы тоже, прошу, поднимете глаза на меня, - распорядился молодой человек с фотоаппаратом.
  Я тот час же перевела взгляд на объектив в ожидании птички, но кроме вспышки яркого света ничего не увидела и была этим ужасно раздосадована. Неоправданные ожидания очень ранили моё королевское достоинство. Я нахмурилась и высокомерно отвернулась от фотографа, которого тут же увели с моих глаз долой, потому что знали, что юную принцессу, которая пользовалась своим положением и привыкла быть центром вселенной, вокруг которого всё вращалось, лучше не злить. Я мигом забыла про беднягу с так и не вылетевшей птичкой, когда дверь в залу отворилась, и вошёл мужчина в королевском мундире. Все присутствующие поднялись со своих мест и низко поклонились. Как только он меня увидел, его лицо мигом смягчилось.
  - Моя принцесса! - протянул он ко мне руки.
  - Папочка! - я подбежала и кинулась ему на шею, а он подхватил меня так бережно, как будто держал самое хрупкое сокровище на свете.
  Теперь я могла смотреть на всех присутствующих сверху вниз, что страшно меня забавляло, я рассмеялась, а на лицах придворных дам (как я поняла, это были фрейлины) отразилось умиление.
  - О, Кристиан, вы тоже здесь! Подойдите ко мне, проказник, - шутливым тоном обратился к юному графу отец. И тот, счастливый и довольный, мигом оказался рядом.
  Мой взгляд остановился на вошедшей в залу молодой женщине в одеянии, с лёгкостью затмевающем наряды всех дам. Это была моя мама. Грациозная красавица со светлыми волосами, уложенными в пышную причёску и убранную жемчугом, в длинном платье из лёгкой серебристой материи. Дамы присели в реверансе, а мужчина всё ещё находящийся за моей спиной (телохранитель, как я вспомнила) поклонился. Даже папа медленно склонил свою голову, выражая тем самым глубокое ей почтение. Их глаза встретились. Казалось, что они понимали друг друга без слов, а все, затаив дыхание, за ними наблюдали. Я как завороженная смотрела на королевскую чету, не смея прерывать немой диалог. Потом молодая королева перевела взгляд в мою сторону, и её небесно-голубые глаза, такого же цвета, как и у меня, засветились теплотой. Это можно было физически ощутить. Как только она появилась, казалось, даже солнце стало светить ярче, щедро одаривая нас своим очарованием.
  - Мамочка! - протянула я руки к ней, но в этот самый момент что-то пошло не так.
  - Просыпайся, Ариана, - слышала голос я, но понимала, что он чужой, не из моего сна, и это меня пугало.
  Всё начало медленно таять прямо на глазах: люди, комната, маленький Кристиан, даже родители. Последнее, что я видела, - это мамино лицо. Я изо всех сил пыталась дотянуться до неё, но что-то не пускало меня к самому родному человеку на всей планете.
  - Мама! - пыталась докричаться я до неё, но всё исчезло так же внезапно, как и появилось. Тяжело дыша, я открыла глаза и увидела лицо своей настоящей матери, тревожно осматривающей меня.
  - Ты звала меня во сне. Тебе снова снились кошмары? - спросила она, подойдя к окну.
  - Нет, я тебя не звала. Мам, зачем раздвигать шторы, когда на небе, кроме туч, ничего не видно? - почему-то я пребывала в раздражении после того, как меня разбудили.
  Реальность представлялась чужеродной, зато сон был таким настоящим и близким, что его не хотелось покидать. Только там я чувствовала себя в своей тарелке. И дело было даже не в почестях, воздаваемых мне, и даже не в Кристиане, который представился мне в роли графа Ринальди. Как бы стыдно мне ни было это признавать, за такой короткий сон я успела полюбить короля и королеву, привязавшись к ним, как если бы знала их вечность.
  - И что же теперь? Совсем не видеть дневного света? - прервала мои размышления мама. - Что это за фонарь у тебя на тумбочке? Откуда он взялся? Не помню, чтобы у нас когда-то такие были.
  - Ах, это... - начала припоминать я события вчерашнего дня и решила сказать, как есть. - Я была на чердаке и забыла оставить фонарь там.
  - Позволь полюбопытствовать, зачем ты поднималась на чердак? - на несколько секунд мне показалось, что мама вовсе не одобряет мою вчерашнюю затею, но спрашивала она как бы невзначай.
  - Искала старые фотографии, разве что-то не так? - покосилась я на неё.
  - Не занимайся ерундой, Ариана. Растрачиваешь попусту своё драгоценное время. Лучше подумай о будущем, а не копайся в прошлом.
  - Мама, это просто фотографии! Почему ты так не любишь вспоминать моё детство? Всегда, когда я завожу разговор о нём, ты переводишь тему, - я пыталась докопаться до истины хотя бы на сто первый раз.
  - Я не собираюсь обсуждать эти глупости с тобой, потому что опаздываю на работу. Завтрак на столе, - при этом мама развернулась и не спеша вышла из спальни.
  - Ну, вот опять! - крикнула я ей вдогонку, но думаю, что она меня не услышала, или не захотела услышать благодаря хлопнувшей за ней двери.
  Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, я взяла в руки мобильный телефон и набрала номер Алисы. Ждать, пока она ответит на звонок, пришлось долго и, судя по голосу, я её разбудила.
   - В твоих же интересах, чтобы это было делом чрезвычайно важности, Эванс.
  - Лис, извини, что разбудила, но ты не могла бы прямо сейчас приехать в школу? Хотела поговорить с тобой до занятий, - извиняющимся тоном попросила я подругу.
  - Убить тебя - мало, хорошо, буду через тридцать минут! - вздохнула она и отключилась.
  Я глянула на время и кинулась одеваться, потому что Алиса точно приведёт свой приговор в исполнение, если доберётся до школы раньше меня. Благо собралась я рекордно быстро. Натянув узкие белые джинсы и свободный вязаный джемпер, уже через сорок минут я стояла на школьной парковке и нервно теребила телефон в руках.
  - Поверить не могу, что ты вытащила меня из дома в такую рань! - начала возмущаться Алиса вместо приветствия, когда, наконец, сонно доковыляла до меня.
  - Я тоже поражаюсь, как это у меня получилось. Давай найдём скамейку подальше от людей, хочу тебе кое-что показать.
  Мы дошли до парка, и расположились в спокойном уголке, где в такое время даже при большом желании не найдёшь ни одной живой души, за исключением белок, прыгающих с ветки на ветку. Если хорошенько напрячь зрение, можно было увидеть любопытные мордашки, разглядывающие непрошеных гостей.
  - Посмотри на фотографию, узнаёшь? - протянула я ей снимок, обнаруженный в кармане толстовки.
  - Ариана, какая ты здесь красавица, настоящая принцесса! Конечно, неужели бы я не узнала? Почему же ты мне раньше не показывала свои детские фото? И кто этот ангелочек, держащий тебя за руку? - умилённо щебетала подруга. И, пока она пыталась установить личность маленького мальчика, я гадала, кто же эта девочка, так сильно похожая на меня, только на фото она была гораздо симпатичнее, чем я в действительности.
  - Не показывала, потому что сама только вчера обнаружила её в кармане толстовки Кристиана. Не смотри на меня так - я случайно опустила туда руки. А, если хочешь узнать, кто там изображён, то на обратной стороне всё ясно написано, - я и сама поразилась тому, как спокойно это сказала.
  - Ничего не понимаю, - Алиса пребывала в задумчивости после того, как озвучила фамилии и титулы вслух.
  - Вот и я ничего не понимаю, хотела поинтересоваться, что думает по этому поводу твой прагматичный ум, - а затем я пересказала ей все события сегодняшней ночи, включая непонятно откуда взявшийся фонарь и загадочные сновидения.
  - Так, значит, родители никогда не рассказывали тебе о твоих первых годах жизни совсем ничего? - прервала она молчание, воцарившееся после поведанной мною истории.
  - В том то и дело, что они продолжают твердить о травме, но ничего конкретного не говорят. У меня с собой есть ещё один снимок, сделанный, когда мне было лет семь-восемь, сравни нас с этой "королевской" особой, - подала я Лисе изображение, взятое с собой в качестве неоспоримого доказательства нашего сходства.
  - Поразительно, вы с ней на одно лицо! И всё бы ничего, но я решительно не понимаю, при чём тут Кристиан?
  - С первого дня нашего знакомства я мучаюсь от того, что его лицо кажется мне знакомым... Но, даже если предположить, что когда-то в детстве мы виделись, моя фамилия Эванс, а не Энгельгардт, значит на снимке изображён кто-то другой, очень на меня похожий.
  - Почему бы тебе просто не задать этот вопрос Кристиану? - подала мысль Лиса.
  - И что я ему скажу? "Привет, парень, ты каждую ночь мне снишься, а ещё я тут покопалась в содержимом твоих карманов и нашла вот это. Не хочешь объяснить?" - скептически озвучила я возможный сценарий разговора.
  - Но не так же буквально. Просто спроси, не пересекались ли вы где-то.
  - Спрашивала, он сказал, что не помнит, - пожала плечами я. - И нет никакой гарантии, что на снимке именно он. Просто в моих снах у этого мальчика такие же глаза, как у Криса, но это может быть лишь плодом моего воображения на почве того, что я пытаюсь вспомнить, где мы могли видеться.
  - Жаль, такая складная история получалась, если не брать в расчёт фамилии. Допустим, вы были знакомы в детстве. Может, даже участвовали вместе в театральной постановке, судя по декорациям. Даже инициалы подходят: "А" - первая буква имени Её Высочества, а "К" - графа Ринальди. Ариана и Кристиан, - нараспев произнесла Алиса, переставляя имена местами снова и снова.
  Судя по сосредоточенному лицу подруги, она пыталась сложить воедино кусочки пазла, но картинка никак не принимала цельную форму, поэтому мы решили отложить эту загадку до более подходящих времён, когда мы не будем опаздывать на первый урок.
  
   ***
  
  - Ариана, мне очень жаль! - успокаивала меня Алиса после того, как мы узнали у преподавателя результаты олимпиады по химии, где я абсолютно невообразимым образом заняла второе место.
  - Я не понимаю, что же я ответила неверно, - вид у меня был подавленный.
  В этот момент в классе появился Джек. Увидев наши печальные лица, друг подсел к нам и попытался осторожно выведать, что же стряслось. Как только Алиса рассказала ему, мой товарищ схватил меня за руку и потянул за собой.
  - Вставай, хватит хандрить, я не верю, что ты могла допустить ошибку. Кто угодно, но не ты!
  - Джек, да брось, - вяло протестовала я, хотя мне было абсолютно всё равно, настолько меня разочаровало ощущение собственного несовершенства, доселе мне незнакомое.
  На фоне этого я позабыла и про рушащиеся отношения с лучшим другом детства, и про загадки, посланные мне прошлым, и про Кристиана с его талантом вызывать во мне волнение на пустом месте. Мне просто хотелось, чтобы все оставили меня в покое и дали несколько минут на переосмысление ситуации, но, сдавшись под напором друга, я всё-таки поплелась за ним, поглощённая своими мыслями.
  Как оказалось, Джек привёл меня сразу в кабинет мистера Штольца - нашего директора, что было вполне разумно, исходя из того, что именно он возглавлял комиссию, проверяющую олимпиадные работы.
  - Мисс Эванс, - улыбнулся директор при виде меня.
  Передо мной был невысокий пожилой мужчина в костюме, с седеющей головой и гладко выбритым лицом, немец по происхождению. Строг, но в меру, умел шутить, а главное понимал юмор современного поколения, за что все ученики были от него без ума. В целом наш директор был позитивным и жизнерадостным мужчиной, в котором жизнь била ключом не меньше, чем во многих тинэйджерах.
  - Господин директор, я бы хотела посмотреть свою олимпиадную работу по химии, если это возможно, - обратилась я к нему после вежливого обмена приветствиями.
  - Я не сомневался, что вы непременно обратитесь ко мне по этому вопросу. Разумеется, я не могу вам отказать, - ответил он, а затем открыл шкафчик, извлёк оттуда внушительную стопку бумаг и долго что-то в ней искал. - Вот, пожалуйста, ваша работа.
  - Здесь же нет ни единой ошибки, - заключила я после тщательнейшего просмотра, во время которого Мистер Штольц как-то загадочно улыбался.
  - Вы правы, Ариана, как и всегда. Разумеется, вы бы победили, однако в вас, как и в любых одарённых людях, есть свои недостатки. И ваша проблема, надеюсь, вы простите старику критику, заключается в том, что вы мыслите в строго заданном порядке. При ваших ответах вы опирались на материал, предоставленный учебником, но не выходили за его рамки. Не могу не отметить, что ваши знания безукоризненны, однако ваш соперник оказался более сведущ в данной области, и я получил огромное удовольствие, проверяя его работу, включающую в себя множество интересных наблюдений. А самое главное: он настолько творчески подошёл к этому вопросу, что описал некоторые свои исследования, и я, при всём уважении к вам, не мог оставить его без внимания.
  - Вы абсолютно правы, господин директор, спасибо за совет, я непременно к нему прислушаюсь.
  - Ариана, не вешайте нос! Я уверен, это не последний конкурс в вашей жизни. Так лучше вы сейчас начнёте исправлять свои ошибки, пока ещё не поздно.
  - Разумеется, мистер Штольц, благодарю вас, - я развернулась и направилась в сторону двери, как вдруг она сама передо мной распахнулась, и в кабинет вошёл Кристиан собственной персоной. Молодой человек приятельски улыбнулся мне, я в ответ ограничилась лишь еле заметным кивком, чего не сказать о директоре, который расплылся в широкой улыбке.
  - Мой юный друг, мы только что говорили о вас. Ариана, познакомьтесь с мистером Ринальди, это и есть наше дарование, о котором я вам столько рассказывал.
  - Очень приятно, мистер Ринальди, - вымолвила я, обескураженная услышанной фамилией.
  Наскоро попрощавшись с директором, я в спешке покинула кабинет и направилась в класс, чтобы успеть поделиться с Алисой новыми фактами о личности "графа" до начала занятий. Что же, приму к сведению талант юного героя, пожалуй, так даже лучше: теперь мне хотя бы известна его фамилия. Значит этот ангелочек на снимке - действительно Кристиан Ринальди! Неужели я могла хоть каплю в этом сомневаться?
  До конца занятий я окончательно перестала сокрушаться по поводу олимпиады, больше не воспринимая второе место как провал. В конце концов, в честном поражении не было ничего зазорного. Положа руку на сердце, природное любопытство даже подталкивало меня расспросить Кристиана подробнее о его научных изысканиях. Увы, таинственная фотография по-прежнему не давала мне покоя. Мне требовалось время, чтобы поразмыслить над этой загадкой, поэтому после окончания занятий я не стала искать чьего-либо общества и отправилась домой самостоятельно.
  Последнее время я начала замечать, что всё чаще пытаюсь побыть одна, но, правда, не всегда в этом преуспеваю, что, быть может, и к лучшему. А ещё все мои мысли занимали белые пятна в моём прошлом. Я больше не могла довольствоваться объяснениями родителей, особенно с учётом того, что ответов мне не давали и, по-видимому, давать не собирались. Зато вопросов с каждым разом только прибавлялось. Возможно, мне бы стоило оставить попытки разгадать тайну своего появления на свет. У меня прекрасная семья, замечательные друзья, есть возможность планировать свою жизнь так, как я этого пожелаю. Я абсолютно счастливый человек и думаю, что не стоит испытывать судьбу, вмешиваясь в её планы. Самое разумное - это навсегда забыть про этих принцесс и графов, а так же про семь лет, непонятно как прожитой жизни и наслаждаться тем, что я имею сейчас. Ведь никогда не знаешь, когда рухнет твой сказочный мир, уступая место жестокой реальности. Не думаю, что мне когда-нибудь грозит подобное и, как бы ужасно это ни звучало, меня более чем устраивало течение моей жизни, где всё просто и понятно, где знаешь, что будет через день, неделю, месяц и, слава Богу, нет места неожиданностям. Мне нравится посредственность, и я не искатель приключений по натуре. Я не пожалею, если проживу в покое до конца своих дней, всё лучше, чем лезть в пекло событий.
  Как оказалось, я настолько сосредоточилась на своих умозаключениях, что не сразу заметила, как от самой школы за мной медленно ехал автомобиль. Я обернулась и внимательно посмотрела сквозь лобовое стекло, но лицо водителя было не разглядеть, а из-за тонированных стёкол невозможно было понять, есть ли внутри пассажиры. Машина представительского класса не редкость в этом районе, однако я была уверена, что видела именно этот автомобиль, припаркованным на противоположной от школы стороне улицы. Возможно, это было обычным совпадением, однако я решила не испытывать судьбу и ускорила шаг, чтобы как можно скорее добраться до остановки. В этот момент на перекрёстке загорелся зелёный свет светофора, и машина скрылась за поворотом. Я вздохнула с облегчением и повторила любимую фразу, которую произношу, когда сталкиваюсь с чем-то странным и неприятным: "наверное, мне просто показалось".
  - Ариана! - голос, раздавшийся за спиной, заставил вздрогнуть от неожиданности, однако я моментально его узнала.
  - Крис, - вежливо улыбнулась я, оборачиваясь к парню. - Ты меня напугал.
  - Прости, я не специально. Шёл за тобой от самой школы, но держал дистанцию, чтобы не прерывать ход твоих мыслей. Дай знать, если в данный момент моя компания тебя не радует.
  - Отнюдь, я рада, что ты решил подойти, - искренне ответила я, опустив ту часть, где с появлением парня я почувствовала себя спокойнее.
  Мы медленно направились в сторону остановки, и на какое-то время между нами повисло молчание. Признаться честно, я не была особенным мастером в построении диалогов, поэтому старалась избегать ситуаций, когда нужно было поддерживать разговор с малознакомыми людьми. На удивление, на этот раз тишина не казалась неловкой.
  - Честно говоря, я хотел извиниться за инцидент с олимпиадой. Я участвовал от скуки, а для тебе это, видимо, было важно. По крайней мере, выглядела ты очень расстроенно, - наконец, заговорил парень.
  - Кристиан, тебе не за что извиняться, - изумлённо отозвалась я. - Ты победил совершенно заслуженно, а я увидела пробелы, над которыми нужно поработать. Раньше я никогда не задумывалась о практике, уделяя больше внимания теоретической подоплеке предмета. До поступления в колледж у меня будет время это исправить, так что ты оказал мне услугу. Мистер Штольц упоминал, что ты проводил исследования. Поделишься опытом?
  - На самом деле всё гораздо тривиальнее, чем ты могла себе вообразить. Большую часть жизни я находился на домашнем обучении. В какой-то момент, родители оборудовали для меня лабораторию в подвале дома, где я мог баловаться всем, чем душе было угодно, при условии, что не взорву дом, - пояснил Крис.
  - Это потрясающе! - восхитилась я.
  - Скучно. Лаборатория никогда не могла компенсировать мне недостатка в общении или свободного времени, но выбирать не приходится. Моя семья - сплошь дипломаты и политики, имидж - всё для них. Родители возлагают на меня непомерно большие ожидания, хотят, чтобы я следовал по их стопам, - печально заключил парень.
  - А чего хочешь ты?
  - Стыдно признаться, но я не знаю. Для начала - пожить жизнью обычного подростка, а потом... Я никогда об этом не думал, моя жизнь всегда была расписана на многие годы вперёд, поэтому было бесполезно мечтать о том, чего я всё равно не мог иметь.
  - Ещё не поздно, - осторожно заметила я. - Ты ещё можешь сделать собственный выбор. Конечно, мне трудно представить, через что ты прошёл и насколько трудно противостоять воле родителей, но окончательный выбор за тобой, поэтому убедись, что сделал верный. Сожаления мучительны.
  - Перед каждым из нас лежат свои обязательства, - горько улыбнулся Кристиан. - Что насчёт тебя, Ариана? Ты счастлива?
  - Да, - просто ответила я. - Я счастлива. Свобода дорогого стоит, поэтому я наслаждаюсь тем, что могу принимать решения, неся за них ответственность только перед самой собой.
  - Ты уже определилась с выбором профессии? - спросил Кристиан, с интересом изучая мой профиль. - Какие у тебя планы на жизнь?
  - Хочу заниматься фундаментальными науками, правда, ещё не решила, в каком направлении. Никогда не горела желанием работать в тесной взаимосвязи с людьми, поэтому этот выбор кажется мне логичным.
  - Я рад, что ты счастлива, правда, рад, - внезапно произнёс Кристиан, при том так, словно и сам удивился сказанному.
  - Спасибо, - скромно ответила я, к тому времени мы уже подходили к автобусной остановке, поэтому я с сожалением добавила. - Тебе, наверное, пора вызывать своего водителя.
  - Вообще-то, я планировал поехать с тобой, - гордо сообщил мне Кристиан, чем вызвал мой недоумевающий взгляд. - И я по-прежнему не понимаю, почему ты предпочитаешь передвигаться общественным транспортом.
  - Тебя это удивляет? - улыбнулась я.
  - У твоего отца есть водитель, вот я и подумал, что он тебя подвозит. Иначе никак не могу понять, почему ты отклоняешь мои приглашения поехать в школу вместе.
  - Потому что иногда полезно снисходить до простых смертных, Кристиан, - усмехнулась я. - Родители предлагали нанять для меня водителя, но я ведь обычная школьница и в ближайшее время статус менять не планирую, поэтому не вижу в этом никакого смысла. Мне нравится иметь некоторую самостоятельность. Кажется, кому-то хотелось пожить жизнью обычного подростка - так вперёд!
  В ответ на это Крис задорно улыбнулся. По его лицу стало понятно, что он принял мой вызов. В это время подъехал нужный нам автобус, и я целенаправленно направилась в его сторону, нисколько не сомневаясь, что Кристиан последует моему примеру. Я разместилась на свободном сиденье, с интересом разглядывая своего спутника, который с недоверием покосился на обстановку салона, но всё-таки сел рядом со мной, вызывая любопытство пассажиров своим появлением.
  - Надеюсь, ты и дальше будешь выполнять роль моего проводника в мир обычного подростка, - произнёс Крис, и в его глазах заплясали искорки веселья.
  - Всенепременно, господин Ринальди. Я возьмусь за ваше воспитание, - ответила я с важным видом, и мы оба рассмеялись.
  Стоит ли добавлять, что это была лучшая поездка в автобусе за долгое время. Ох, Кристиан Ринальди, молю тебя, не позволяй мне пасть жертвой твоего обаяния. Ведь поле ты легко продолжишь жить своей яркой жизнью, а я... Я буду ещё долго собирать осколки вдребезги разбитого сердца.
  
  Глава 5
  
  Совместная поездка в автобусе стала для нас с Кристианом переломной, положив начало зарождающейся дружбе. Вечером того же дня, сидя без дела в ожидании родителей, я решила вернуть своему соседу толстовку. Разумеется, исключительно ради соблюдения приличий - по крайней мере, это именно то, чем я себя успокаивала, когда предлог для встречи был найден. Мне понадобилось добрых полчаса, чтобы одеться и собрать волосы так, будто я совсем не старалась, и при этом выглядеть хорошо, ещё минут десять, чтобы набраться смелости и выйти из дома. Волновалась я совершенно зря: Крис был не только рад меня видеть, но и настоял на том, чтобы я, наконец, познакомилась с его сестрой за совместным чаепитием. Вечер мы провели чудесно, узнавая друг друга лучше. С Делией мы моментально нашли общий язык, будто бы были знакомы вечность. Эта жизнерадостная, весёлая девушка с искромётным чувством юмора и фантастической способностью любого вовлечь в разговор буквально меня покорила, и, по-видимому, это было абсолютно взаимно. Домой я возвращалась, светясь от переполнявших меня эмоций.
  Затем наступили выходные, в течение которых я не видела брата и сестру Ринальди, зато провела время с друзьями. Недосказанность между мною и Джеком испарилась сама собой, но я понимала, что рано или поздно мы вновь вернёмся к волновавшему нас обоих вопросу его симпатии ко мне с той лишь разницей, что к этому моменту я буду готова. В конце концов, у меня было несколько месяцев для осмысления того факта, что я нравлюсь своему лучшему другу, и до недавнего времени эта мысль не вызывала во мне паники. Мне не хотелось углубляться в анализ того, что же так резко поменялось за последнюю неделю, поэтому я решила списать всё на элемент неожиданности, к которому я оказалась не готова. Если вдуматься, мне, как и любой девушке в моей ситуации, чувства Джека были приятны. С ним я ощущала себя, словно за каменной стеной, он был моей поддержкой и обладал поразительной способностью поднимать мне настроение одним своим присутствием. Более того, без него своей жизни я уже не представляла, поэтому ужасно боялась, что однажды другу надоест моя нерешительность и он оставит меня навсегда. К счастью, до четверга ещё было время, поэтому я решила не торопить событие и насладиться обществом обоих своих друзей без примеси драмы. Алиса была гарантом того, что тему отношений при ней мы обсуждать не станем. Увы, от разговоров о Кристиане подруга меня не только не уберегла, но ещё и выступила провокатором. Я старалась отвечать настолько односложно, насколько возможно, чтобы утолить любопытство этой неуёмной особы, однако от меня не укрылось, что друга эта тема совершенно не радовала. Видимо, единственным способом заставить Алису прикусить длинный язык, это рассказать о чувствах Джека, чего я пока делать не хотела.
  Тайна загадочного снимка по-прежнему не давала мне покоя, однако толстовка была возвращена без лишних вопросов, и родителей разговорами о прошлом я больше не третировала. Таким образом, мир царил во всём, кроме моих мыслей. Я по-прежнему просыпалась в холодном поту от кошмаров, с каждым днём они будто бы становились реалистичнее. Я слышала истошные крики, лязг оружия, конский топот в перемешку с мелодиями, наигрываемыми на фортепиано, - одним словом, это было настоящим сумасшествием. Иногда мне казалось, что моё сознание пытается достучаться до меня, однако, даже будь это так, наша коммуникация походила на разговор глухого со слепым. И, чем больше я пыталась разобраться в посылаемых мне образах, тем сильнее становилась головная боль. Это был замкнутый круг, поэтому не было смысла даже пытаться. Ситуации не помогало ещё и то, что постепенно я становилась параноиком. После того случая с машиной, я не могла избавиться от ощущения, что кто-то за мной наблюдает. Злополучный автомобиль мерещился мне повсюду, а всё потому, что, стоило мне оказаться за пределами дома, как я чувствовала на себе чей-то взгляд. У меня возникало непреодолимое желание стряхнуть с себя это ощущение, спрятаться от него подальше, но ничто не приносило облегчения. Я даже начала подумывать о том, чтобы снова обратиться к психиатру.
  В остальном же мои выходные пролетели мирно и спокойно, а понедельник, как всегда, наступил неожиданно. Погода с самого утра "обрадовала" моросящим дождём, поэтому собиралась я без особого энтузиазма. В тот момент, когда я, стоя у зеркала, доплетала вторую косичку, раздался стук в дверь. Удивившись столь ранним посетителям, я вприпрыжку сбежала по лестнице на первый этаж и распахнула дверь, впуская в дом свежий осенний воздух. Какого же было моё удивление, когда на пороге меня ждал Кристиан Ринальди.
  - Доброе утро, Ариана, - поздоровался он, и вручил мне один из бумажных стаканчиков, стоявших в принесённом им с собой держателе.
  - Привет, - удивлённо посмотрела я на парня. - Ты пришёл ко мне в восемь утра, чтобы угостить кофе?
  - Обижаешь, мы ведь уже выяснили, что ты не большой ценитель кофейных напитков, так что это вкуснейший горячий шоколад. Я пришёл, чтобы устроить ещё одну увеселительную поездку в той консервной банке, что вы с гордостью именуете автобусом, - одарил меня парень обезоруживающей улыбкой.
  - Проходи в дом, буду готова через пять минут, - пригласила я парня, чувствуя, как моё настроение улучшается на глазах.
  Пока Крис ждал меня, сидя в гостиной и наслаждаясь своим кофе, я наскоро сложила школьные принадлежности в сумку и накинула лёгкую куртку поверх укороченного свитера в сочетании с джинсами с завышенной талией. Когда мы вышли из дома, Кристиан распахнул над нами зонт, поместил мою руку на свой локтевой сгиб, и мы направились в сторону остановки, весело болтая. Создавалось впечатление, что парню интересно было знать обо мне всё. Он с энтузиазмом расспрашивал меня о моих увлечениях, любимых фильмах, школьных друзьях, детстве и любых других мелочах, приходящих на ум. В чём-то наши взгляды сходились, некоторые вопросы заставляли спорить до хрипоты, но в конечном итоге так было даже интереснее, а время по дороге в школу пролетело незаметно. Правда, уже когда мы подходили к зданию, я, опасаясь, что нас может заметить Джек, резко одёрнула руку и восстановила между мною и Крисом дистанцию. Безусловно, от него это не укрылось, что было заметно по взгляду, но парень предусмотрительно промолчал. Он проводил меня до моего кабинета и сообщил, что после окончания занятий будет ждать меня за воротами школы.
  С этого дня совместные поездки в школу и обратно стали для нас обычным делом. Каждое утро Крис неизменно появлялся на пороге моего дома с очередной порцией бесподобно сваренного горячего шоколада, рецепт которого отказывался мне сообщить, со смехом наблюдал, как я второпях неуклюже прыгаю по дому в поисках затерявшегося ботинка, пытаюсь найти ключи или же телефон, забытый в ворохе свёрнутых одеял. Казалось, только ради этих эпизодов моей феерической рассеянности, он готов был заходить за мной на двадцать минут раньше положенного времени. Видите ли, он находил это забавным. Однажды, в очередной раз сидя в автобусе, мы играли в игру, перечисляя, где бы хотели оказаться или что бы хотели сделать, не будь в нашей жизни препятствующих тому обстоятельств. В один из раундов, когда нужно было выбрать место, в которое хотелось перенестись при условии, что мы не ограничены никакими условностями, а наше желание исполнится, словно по мановению волшебной палочки, Крис лишь внимательно посмотрел на меня и очень серьёзно завил, что это глупый вопрос, и его вполне устраивает ехать сейчас в автобусе со мной. Я свела всё к очередной шутке про консервную банку и его глубокой нелюбви к общественному транспорту, привитой, кажется, на генетическом уровне, однако парень усиленно стоял на своём, убеждая, что место не имеет значения, а компании лучше он не мог и желать. Эта фраза вызывала на моём лице непроизвольную улыбку в течение всего дня.
  Постепенно наши встречи стали происходить вне школы. Как-то вечером Кристиан без предупреждения пришёл ко мне вечером и сообщил, что готов постигать основы обычной жизни дальше, поэтому у нас с ним по плану намечается прогулка по вечернему городу. Разве я могла ему отказать? Я провела парню экскурсию по наиболее живописным местам в это время суток, совершенно не ожидая, что ему тоже удастся меня удивить. Каким-то чудом он уговорил меня подняться на крышу одной из высоток, сводя на нет мои сомнения по поводу легальности и безопасности этой безрассудной идеи. Использовать мою боязнь высоты в качестве аргумента Крис тоже мне не позволил, поэтому оставалось только покориться его жажде приключений, когда он протянул мне руку и убедил сделать шаг вперёд. И я ни секунды об этом не жалела. Мы находились в одном из самых популярных районов среди молодого поколения, где жизнь после захода солнца только начиналась, бары распахивали свои двери перед завсегдатаями, у клубов выстраивались очереди желающих проникнуть в сосредоточие веселья, уличные музыканты в поисках признания и немного мелочи расчехляли инструменты, а мы с моим спутником поднялись будто бы на уровень выше всего этого, находясь в самом центре и при этом наблюдая со стороны. Вид на город с крыши многоэтажного здания заставил меня онеметь от восторга, я взглянула на место, в котором выросла совершенно другими глазами. Улицы буквально переливались всеми цветами радуги, пульсировали энергией ночной жизни и позволяли на себе прочувствовать каждый её импульс. Я наблюдала за этой картиной с горящими глазами, поражённая, как сильно время суток может трансформировать уже давно приевшуюся реальность в нечто неизведанное и манящее своей недосягаемой атмосферой соблазна.
  - Это удивительно, - заключила я, глядя на Криса широко распахнутыми глазами, в которых отражался восторг.
  - Я не сомневался, что ты оценишь, - усмехнулся он. - Тебе нравится нарушать правила. Весь этот образ правильной девочки - напускное.
  - Тогда почему все верят? - удивлённо изогнула бровь я, с недоверием отнесясь к вынесенному им вердикту.
  - Потому что ты сама веришь, - пожал плечами парень, но я совру, если скажу, что его фраза не заставила меня задуматься о том, что была в этом доля истины.
  Опровергнуть слова Криса я не успела, так как раздался телефонный звонок. Одного взгляда на дисплей хватило, чтобы в очередной раз почувствовать вину, увидев высветившееся имя Джека. Будучи неготовой к разговору, я перевела мобильный в беззвучный режим.
  - Не ответишь? - спросил меня Крис, выглядя при этом крайне заинтересованно.
  - Перезвоню позже, - максимально нейтрально пояснила я.
  - Любопытно, - усмехнулся Кристиан.
  - Ты снова это делаешь! - возмутилась я. - Пытаешься произвести впечатление, будто только что разгадал все мои скрытые мотивы.
  - Дай подумать. На твоём лице только что промелькнула целая палитра эмоций, что исключает вариант "ошиблись номером". Родители в курсе, что ты ушла со мной, а значит у тебя нет повода сбрасывать вызов, чтобы не говорить о своём местонахождении. По всей вероятности, это либо твои друзья, либо твой парень, которому ты не хочешь признаваться, что проводишь время со мной. Последнее я исключил автоматически, так как молодой человек на горизонте за время нашего общения не наблюдался, чего не скажешь о твоём лучшем друге-поклоннике, провожающем тебя щенячьим взглядом. Если брать в расчёт, что чувство вины среди эмоций превалировало, а в его присутствии ты отскакиваешь от меня минимум на полметра....
  - Достаточно, - оборвала я цепочку логических умозаключений. - Звонил Джек. Доволен?
  - Ты такая забавная, Ариана, - покачал головой Крис, и снисходительность в его тоне вывела меня из себя.
  - А ты считаешь, что я - открытая книга, и ты меня полностью разгадал?
  - Скорее философский трактат на древнегреческом, - рассмеялся Кристиан. - Какое счастье, что я им владею.
  - Ты знаешь древнегреческий? - ошеломленно отозвалась я.
  - Нечем было заняться, так что изучал на досуге, но речь не о том. Когда ты собираешься сообщить бедняге, что не разделяешь его "высокие чувства"? - вернулся к изначальной теме обсуждения Кристиан, и от меня не укрылся сарказм в его голосе.
  - А с чего ты взял, что я их не разделяю?
  - То есть ты ради забавы водишь парня за нос. Так даже интереснее, - восхищённо отозвался Крис.
  - Не паясничай. Мне больше нравилась та версия тебя, что была милой и обаятельной.
  - То есть, ты признаёшь, что я милый и обаятельный? - широко улыбнулся тот.
  - Иногда бываешь, когда не пытаешься копаться в моей голове, - закатила глаза я. - И мои отношения с Джеком тебя не касаются.
  - Как бы мне ни было интересно исследовать пределы человеческого мазохизма, с точки зрения того, кто о тебе заботится, не могу не сообщить, что чувства друга заставляют тебя чувствовать себя несчастной.
  - То есть, так ты заботишься обо мне? - усмехнулась я.
  - Я приношу тебя горячий шоколад по утрам! Как ещё яснее я могу продекламировать свои чувства? - изобразил Крис оскорблённую невинность, а затем уже серьёзно добавил. - Просто помни о том, что нельзя пытаться сделать всех счастливыми в ущерб себе.
  В ответ я лишь кивнула, и мы вернулись к созерцанию ночного города, раскинувшегося у наших ног. Больше к обсуждению этого вопроса мы тем вечером не возвращались, посвятив время разговорам на более приятные и менее личные темы, однако этот странный диалог ещё долго вертелся в моей голове, убивая своей раздражающей правдивостью.
  Вскоре состоялось знакомство брата и сестры Ринальди с моими друзьями. Делия влилась в компанию совершенно естественно, а вот Крис и Джек отнеслись друг к другу с долей настороженности. Во время совместного похода в кино я ощущала себя, словно между двух огней. И, если Кристиан ничем не выдавал своего отношения, Джек явно чувствовал себя дискомфортно. При этом первый будто бы невзначай провоцировал второго, явно демонстрируя, насколько мы за это время сблизились. Периодически я ловила красноречивые взгляды Делии в сторону брата, умолявшие его вовремя заткнуться. Казалось, в какой-то момент она не выдержит, и отчитает его, как нашкодившего малыша, сопроводив воспитательную беседу подзатыльником для большей убедительности, но Кристиана было не остановить, его вся эта ситуация забавляла. Было видно, что парень привык воспринимать отношения с людьми, как увеселительную игру, наслаждаясь разнообразием человеческих эмоций и испытывая границы. Это не значило, что он не мог быть искренним, однако с большинством нацеплял на лицо маску баловня жизни и выводил из себя своими интеллектуальными играми. Домой я возвращалась в раздражении. Делия попрощалась со мной и предусмотрительно оставила нас с Крисом наедине, но от меня не укрылось, как еле слышно она прошептала брату: "Какой же ты болван!". Я же говорила, что мы с ней подружимся? Но даже слова сестры не испортили парню его приподнятого настроения.
  - Крис, чего ты добиваешься? - воскликнула я, стоя посреди пустой улицы и чувствуя, как всё внутри закипает от раздражения.
  - Что ты имеешь в виду? - изобразил святую невинность Кристиан.
  - О, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду! А вот мне твои мотивы непонятны. Ты хочешь рассорить меня с моим лучшим другом? Надавить на его больные точки? Сделать больно мне?
  - Я не хочу сделать больно тебе.
  - Тогда зачем ты устроил это показательное шоу? Неужели так до сих пор и не понял простой истины: делая больно Джеку, ты причиняешь боль мне!
  - Он настолько тебе дорог? - в неверии посмотрел на меня Крис.
  - Настолько, - устало заключила я. - Он один из самых близких людей в моей жизни, кто был со мной рядом, сколько я себя помню. И, если мне придётся выбирать, Кристиан, то так и знай, что между тобой и им я выберу его.
  Это были первые слова за вечер, которые действительно возымели на парня эффект. От них он отшатнулся, как от пощёчины.
  - Ты винишь меня в том, что я испортил твоему другу настроение, но тебе самой не кажется это лицемерием? Я всего лишь открыл ему глаза на действительность - такую, какая она есть, ничего не приукрасив и не исказив. Не я подаю ему ложны надежды, не я тяну время с ответом, не я держу его на коротком поводке. Ариана, ты своими же руками сотворила эту ситуацию, так что не вини во всё меня.
  - Ты прав, - внезапно произнесла я на выдохе, и прохладный осенний воздух поглотил мои слова. - Это моя вина в том, что мне не хватает смелости принять решение.
  Мои плечи опустились, словно на них водрузили тяжёлый груз. Я так отчётливо увидела, насколько глубоко погрязла в омуте своих запутанных чувств, что мне внезапно стало тяжело дышать. Я действительно успела наломать дров, а Кристиан, пусть и совершенно извращённым способом, всего лишь в очередной раз дал мне это понять.
  - Ну, что за глупое создание, ты должна была в очередной раз на меня разозлиться, а не погрязнуть в самобичевании, - произнёс Крис примирительно.
  Мне было нечего на это сказать, поэтому я так и осталась стоять, потупив взор и обнимая себя руками.
  - Я ведь действительно не хотел тебя расстраивать. Признаю, что перегнул палку и был не прав.
  Не дождавшись вразумительного ответа, Кристиан мягко взял меня за руку и потянул в сторону своего дома.
  - Не хочу, чтобы ты уходила от меня в таком упадническом настроении. Пойдём смотреть фильм?
  - Мы же только что были в кино? - вяло возразила я.
  - У нас дома есть кинопроектор и целая коллекция старой классики мирового кинематографа, - увидев, как загорелись мои глаза, парень продолжил. - Я знаю, что какой-нибудь фильм пятидесятых годов поднимет тебе настроение. К тому же трудно было не заметить, насколько скучно тебе было в кинотеатре, когда ты чуть было не уснула у меня на плече.
  - Скажешь тоже, - надулась я, хотя от предложения Кристиана было трудно отказаться.
  - И я сварю тебе свой фирменный горячий шоколад, - подмигнул мне парень.
  - Ты использовал запрещённый приём, - улыбнулась я. - Знаешь, чем можно пронять девушку.
  - Просто ты исключительный случай. Обычно хватает моей очаровательной улыбки.
  Я закатила глаза, отпустив колкий комментарий по поводу непомерно огромного эго своего спутника, и мы направились в сторону дома семьи Ринальди, словно и не было между нами никакой размолвки. К слову, свой горячий шоколад я и правда получила, а ещё вкуснейшее домашнее печенье. И всё это в уютной комнате с большим количеством мягких подушек, разбросанных по полу, и огромным проектором на всю стену. Смотрели мы фильм "Моя прекрасная леди", смеялись над одними и теми же моментами, от некогда плохого настроения не осталось и следа, а чувствовала я себя подозрительно счастливой, совершенно забыв о причинах, по которым мне нужно было лучше беречь своё сердце. Оглядываясь назад, я вспоминаю это время с благодарностью. За исключением моих душевных метаний, оно было волшебным. Я получила несколько недель тихого, уютного счастья, на фоне которого позабылось былое беспокойство. Эмоции от общения с Кристианом накрыли меня с головой, отвлекая и от загадок прошлого, и от приступов паранойи, и от ночных кошмаров. Тогда я ещё не догадывалась, что это было только прелюдией к основному действу, которое проведёт очень чёткую грань, навсегда поделив мою жизнь на "до" и "после". Тогда я даже не подозревала, что жизнь может перевернуться в один день, разбивая мой некогда радужный мир на тысячи сверкающих осколков. Тогда я была ещё обычной юной девушкой, пребывающей в блаженном неведении и не чувствующей признаков надвигающейся катастрофы. Какое же это было чудесное время!
  
  
  Глава 6
  
  Я сидела в публичной библиотеке, погрузившись в чтение романа в ветхой обложке. В пустом читальном зале царило безмолвное спокойствие, переплетённое с запахом старых книг и дарившее ощущение спокойствия и умиротворённости. Можно с уверенностью сказать, что я находилась в самом непопулярном месте нашего города, что меня несказанно радовало: не было слышно ни посторонних звуков, ни шёпота посетителей, ни беспокойного шуршания страниц, а посему можно было с головой погрузиться в изучение выбранного материала, ни на что не отвлекаясь. Переведя взгляд на часы, свободно обрамляющие тонкое запястье, я поняла, что мне пора возвращаться домой, пока на улице окончательно не стемнело. В очередной раз пройдясь вдоль стеллажей, я прихватила с собой ещё одну книгу, убрала в рюкзак тетрадь, в которую любила выписывать понравившиеся мне цитаты, и попрощалась с библиотекарем. Сразу после моего ухода на двери появилась табличка "закрыто", из чего я сделала вывод, что была если и не единственным, то последним посетителем.
  На улице уже сгустились сумерки и зажглись первые фонари. Родители в очередной раз уехали в командировку, поэтому я не торопилась возвращаться в пустующий дом - слишком огромный для меня одной. С наушниками в ушах я шла неспешной походкой, попеременно поглядывая на яркие вывески, сверкающие пёстрыми пятнами на фоне вечернего городского пейзажа и зазывающие покупателей заманчивыми скидками. Людей на улице с наступлением темноты стало значительно меньше, а когда я свернула в тёмный проулок, расположенный перпендикулярно главной улице, то обнаружила, что иду здесь в абсолютном одиночестве. С крыш капала вода, этот звук гулко отдавался от стен и пробуждал во мне беспокойство. Я сделала музыку громче, ускорила шаг, чтобы поскорее выбраться к свету, и, минуя очередную лужу, не сразу заметила, как в проулок свернул автомобиль с выключенными фарами. Узкого пространства тесной улицы едва ли хватало для полноценного манёвра, и машины здесь можно было встретить крайне редко, поэтому я, ни о чём не подозревая, продолжала идти аккурат по центру улицы. Тем временем раньше, чем я успела обернуться, автомобиль резко начал набирать скорость, и я непременно оказалась бы под колёсами, не сработай инстинкты в последний момент. Каким-то невероятным образом за считанные доли секунд я успела почувствовать неладное и обернуться, с ужасом осознав, как непостижимо быстро сокращается и без того незначительное расстояние между нами. Мне едва хватило времени на то, чтобы отскочить к стене, больно ударившись о бордюр. К счастью, я успела в последний момент, и машина пролетела мимо.
  Пребывая в состоянии шока, я приложила руку к дико бьющемуся сердцу, готовому вот-вот выскочить из груди. Широко распахнутыми глазами я осмотрелась по сторонам, и мой взгляд застыл на чёрном автомобиле, остановившемся в нескольких метрах от меня и подозрительно напоминавшем тот, что буквально пару недель назад был замечен мною возле школы. Водительская дверь распахнулась, и от неё отделилась высокая, тёмная фигура в плаще. Мне претила мысль оставаться в злополучном проулке хоть сколько-нибудь дольше, поэтому, запаниковав, я со всех ног бросилась бежать в противоположную сторону, чтобы вновь оказаться среди людей.
  Как только я добралась до широкой улицы, то поднялась по ступенькам в первый же попавшийся магазин, распугав покупателей громким хлопком двери. От быстрого бега я запыхалась, и мне категорически не хватало воздуха. Казалось, ещё чуть-чуть, и я упаду без сил. Чтобы перевести дух, мне было необходимо некоторое время, поэтому целесообразнее всего было остаться ненадолго здесь.
  - Мисс, вы в порядке? - подошёл ко мне продавец.
  - Да, всё хорошо, - охрипшим голосом ответила я, прерывисто дыша и всё ещё сжимая ручку дверцы.
  - Вы так бледны, может, я могу вам чем-то помочь?
  - Спасибо, не стоит беспокоиться, - изобразила я подобие улыбки, но мужчина недолго думая подошёл к столу и налил мне воды из хрустального графина.
  Я с благодарностью кивнула и залпом осушила леденящую горло жидкость. Тем временем посетители начали с любопытством поглядывать на меня, а я под этими пытливыми взорами залилась краской, поспешно вернула стакан владельцу, невразумительно пробормотав слова благодарности, и выбежала на улицу. Как только я оказалась снаружи, то поняла, что продрогла. Я вся покрылась мурашками, а от мысли, что меня только что могла раздавить машина, тошнота подступила к горлу. Я огляделась по сторонам и достала из рюкзака мобильный телефон. За то время, что я провела осматриваясь, стало ещё темнее и страшнее. На дисплее обозначилось время - половина восьмого вечера. Я спрятала руки вместе с телефоном в карманы и посмотрела на противоположную сторону улицы: увиденное моментально заставило меня ощутить очередной приступ паники. Готова поклясться, что разглядела стоящего там ухмыляющегося мужчину в чёрном, длинном, кожаном плаще. Это всё, что я успела для себя отметить перед тем, как зажмуриться. Когда я снова распахнула веки, мужчина исчез. Наверное, он был просто галлюцинацией, хотя мысль о посттравматическом помешательстве тоже не приносила облегчения. Трясущимися руками я вновь извлекла мобильный из кармана и набрала номер первого пришедшего в голову человека:
  - Алло, - раздался голос на другом конце линии.
  - Джек! - только и смогла вымолвить я, но этого было достаточно, чтобы заставить друга волноваться.
  - Ариана, что случилось?
  - Ты не мог бы прямо сейчас приехать за мной? - умоляюще обратилась я к нему, ни капли не сомневаясь, что друг не откажет.
  - Конечно же, я приеду, говори адрес, - не медля ответил он, а я сообщила ему о своём местонахождении.
  Всё то время, пока я дожидалась своего спасителя, я провела, меряя шагами тротуар от края до края. В первую очередь я гнала от себя страх и панику, которые мешали разуму сосредоточиться и рассуждать здраво. И каково же было моё облегчение, когда я заметила стремительно приближающуюся фигуру Джека, который, к счастью, жил недалеко отсюда. На моём лице отразилось облегчение, и я недолго думая кинулась ему в объятия, радуясь его долгожданному появлению. Такого порыва он, по-видимому, не ожидал, но обнял меня в ответ, крепко прижимая к груди и успокаивая. Надо отдать должное, Джек не стал сразу же задавать вопросы, а предпочёл дождаться, когда я сама решу всё рассказать. Он поймал для нас такси, и мы отправились ко мне домой. При этом я усадила Джека рядом с собой и всю дорогу провела, приникнув к его тёплому плечу, а он тихонько поглаживал мою руку, сжимая её в своих горячих ладонях и отогревая окоченевшие то ли от холода, то ли от пережитого стресса пальцы.
  Уже сидя за обеденным столом с чашкой горячего чая, источавшего восхитительный аромат душистых трав, я приступила к подробному рассказу. Спокойствие Джека было таким заразительным, что планомерно передалось и мне, поэтому я смогла закончить повествование без примеси лишних эмоций. Джек старался не перебивать и при этом слушал очень внимательно, не сводя с меня глаз. Складывалось ощущение, что, пока я говорила, он переживал каждую секунду этого эпизода вместе со мной.
  - Как ты думаешь, это была случайность? - спросила я друга.
  - Давай на минуту представим, что это не была случайность, - я непроизвольно вздрогнула, но постаралась сохранить хладнокровие под стать Джеку, в конце концов, анализ ситуации эффективнее проводить, находясь вне влияния каких-либо эмоций. - Если тебя чуть было не сбил какой-то псих, то он вряд ли бы остановился, чтобы проверить, в порядке ты или нет. Есть другой вариант: ты дочь состоятельных родителей, поэтому могла бы стать рычагом давления, однако целесообразнее для начала отправить письма с угрозами или совершить похищение. От твоей смерти толку не будет.
  - Не было ни анонимных звонков, ни писем, иначе родители уже наняли бы мне охрану, - задумчиво ответила я.
  - Значит, вероятнее всего - это был неосторожный водитель, который хотел срезать путь и не заметил, что как раз в это время ты шла по центру дороги. А когда понял, что чуть не сбил пешехода, остановился, чтобы удостовериться, что ты не пострадала. Кто же виноват, что ты испугалась и убежала. На мой взгляд, и правильно сделала, но всё же у тебя не было шанса узнать, что на самом деле хотел водитель. И ты забываешь, что близится Хэллоуин, следовательно - чёрный плащ ещё не самое странное, что можно созерцать в это время на жителях города.
  - Да, думаю, ты прав, я просто слишком впечатлительна, - согласилась я, но невольно вспомнила автомобиль, две недели назад следовавший за мной от самой школы и исчезнувший сразу же, как ко мне подошёл Кристиан.
  Возможно, это было совпадением, и я слишком остро реагирую, но на душе всё равно было неспокойно. Ощущение надвигающейся угрозы не давало мне почувствовать себя в безопасности. Я не стала делиться своими мыслями с Джеком, так как они не были подкреплены никакими фактами, а друг в свою очередь без моего на то ведома позвонил моим родителям и рассказал о произошедшем. Разумеется, они не на шутку разволновались, но так же, как и мы, придерживались точки зрения, что это был несчастный случай, и просили Джека не оставлять меня одну до их возвращения.
  - Не переживайте, миссис Эванс, я позабочусь о ней, - уловила я обрывки разговора, выходя из ванной.
  - Ты позвонил им! - накинулась я на Джека, как только он положил трубку.
  - Конечно, они несут за тебя ответственность и должны знать о том, что с тобой происходит.
  - Как будто ты мою маму не знаешь, она вся изведётся, пока не приедет и не убедится, что я ещё в состоянии стоять на ногах, - при упоминании слова "нога" я вдруг почувствовала боль в лодыжке, которую ранее упорно игнорировала, и поморщилась. Друг, всё это время гипнотизировавший люминесцентные звёздочки на моём потолке, мигом оказался рядом.
  - Ты в порядке? - обеспокоено спросил он.
  - Да, я просто ушибла ногу, когда спасалась от машины.
  Без лишних слов Джек подхватил меня на руки, чтобы донести до кровати, а я же упиралась и спорила, аргументируя свою прихоть тем, что могу дойти сама.
  - Успокойся, иначе сделаешь себе ещё больнее. Я дал твоей маме обещание позаботиться о тебе и не намерен нарушать его по твоей милости, - строго посмотрел на меня Джек, пока я болтала ногами в воздухе, обхватив друга за шею и уткнувшись в его футболку, пахнущую свежестью и кондиционером для белья.
  Как только меня опустили на постель, то подвергли тщательнейшему осмотру лодыжку. Видимых повреждений не было, а следовательно - особенных поводов для беспокойства сверхчувствительных персон тоже. Убедившись, что я в порядке, Джек укутал меня в одеяло, выключил ночник, а сам отправился спать в гостевую комнату на первом этаже.
  Я же долго металась по постели, не в силах уснуть. Нога саднила ужасно, а воспоминания буквально душили, от чего меня бросало то в жар, то в холод. В итоге спустя час таких мытарств усталость взяла своё, и я провалилась в тревожный сон, очень быстро идентифицированный мною как очередной ночной кошмар. На этот раз пространство вокруг меня было окрашено в жуткие багрово-красные тона и полыхало огнём. Я кричала и звала на помощь, но никто не собирался вытаскивать меня из этого ада. Оглядываясь по сторонам, я смутно начала разбирать очертания древнего замка, от которого остались одни руины. Пожираемый языками пламени, он являл собой печальное зрелище. Над пепелищем на фоне багряного неба кружила стая ворон, разрезая тишину тревожным карканьем, предвещавшим беду. Страх всё больше охватывал меня своими липкими щупальцами, а напряжение, нависшее над этим запустелым местом, грозило разразиться бурей.
  Внезапно я услышала жалобный плач ребёнка, полный невыразимой боли и скорби. Я кинулась к тому месту, откуда он раздавался всего яснее, но из-за дыма и копоти было сложно разобрать дорогу, простирающуюся дальше метра от меня. Спотыкаясь о камни, встречавшиеся на моём пути, я двигалась вперёд, пока, наконец, не разглядела очертания хрупкой фигуры маленькой девочки, сидящей на валуне, раздираемой горькими рыданиями и закрывающей что-то руками. Я осторожно приблизилась к малышке, стараясь не спугнуть и без того безутешного ребёнка.
  - Кто ты и почему ты здесь одна? - обратилась я к малышке, бережно погладив её курчавую головку.
  Девочка подняла своё заплаканное личико и жалобно посмотрела на меня большими небесно-голубыми глазами.
  - Ты не помнишь меня? - с ужасом в голосе пробормотал ребёнок, однако она была не права, я отчётливо запомнила каждую чёрточку маленькой мисс Энгельгардт.
  - Ты принцесса, - улыбнулась ей я, чтобы хоть немного приободрить, но фокус не сработал, а её глаза ещё больше расширились.
  - Я - это ты! - отчаянно воскликнула принцесса и разразилась рыданиями сильнее прежнего.
  Я понимала, что это лишь бред, но не хотела обижать малышку попытками её разуверить.
  - Вспомни меня! Я должна спастись отсюда! - тем временем не унималась та.
  - Скажи мне как, - я готова была согласиться с чем угодно, лишь бы успокоить ребёнка.
  Казалось, эти слова вселили в принцессу надежду. По крайней мере, рыдания стали тише.
  - Это наше по праву, которое они у нас отобрали! - девочка в отчаянии протянула мне то, что так долго прятала от чужого взгляда своими маленькими детскими ручонками, - диадему, ту самую, что я видела на снимке.
  Я прикоснулась к драгоценному предмету и уловила еле заметную вспышку в своём сознании, но этого было недостаточно, чтобы вспомнить то, о чём просила принцесса. Тогда она изъявила желание увенчать диадемой мою голову. Я послушно опустилась перед ней на колени, позволяя ей это сделать. Очередная вспышка, словно электрический ток, поразила сознание - только на этот раз более сильная и болезненная. На доли секунд я увидела живую картину замка до безжалостного его уничтожения и смогла посмотреть на эти развалины совершенно другими глазами. Когда-то давно они были самым настоящим дворцом - величественным, прекрасным и таким знакомым... Я не сомневалась, что это и был дом маленькой принцессы, которая отчаянно старалась рассказать мне свою историю, погружая в воспоминания о прошлом.
   Тем временем девочка, как завороженная, смотрела на меня, а я на неё, не понимая чего та от меня ждёт.
  - Не получается, - жалобно заключила она. - У нас ничего не выходит.
  Я протянула руки к маленькой принцессе, чтобы пожалеть её. Казалось, что для этого ребёнка целый мир рухнул в одночасье, сделав её пленницей своего прошлого, а она в отчаянии цеплялась за каждого, кто смог бы ей хоть как-то помочь. Я оглядела нашу с ней одежду: её изорванное платье, покрытое сажей, раньше, вероятно, выглядела роскошно, моя же одежда была просто куском льняной материи грубого пошива. На ней поверх грязных белых колготок красовались аккуратные туфельки, правда, тоже безнадёжно испорченные, я же была босиком, а ноги мои сплошь исколоты и в мозолях. И разница между нами была настолько ощутимой, что мне казалось откровенной глупостью считать эту маленькую красавицу собой.
  Внезапно наше спокойствие нарушил конский топот, аккомпанируемый зловещим вороньим карканьем и хлопаньем птичьих крыльев. Девочка встрепенулась и прижалась ко мне ещё сильнее, пряча своё хорошенькое личико в моих длинных, рассыпанных по плечам волосах. Звук доносился всё отчётливее, пока, наконец, перед нами прямо из пелены тумана не материализовался всадник в чёрном плаще. У меня внутри всё похолодело, как только я узнала в нём того самого человека, которого видела на улице сразу после происшествия со злой ухмылкой, присутствующей на полном ненависти лице даже сейчас. Ошибки быть не могло, слишком хорошо я его запомнила. Я поднялась с земли, загораживая собой малышку, и сделала шаг вперёд. Бежать я не собиралась. Даже если каким-то чудом меня не поймают раньше, чем я сослепу расшибусь о камни, спасаться было негде, и бросить на произвол судьбы ни в чём не повинное дитя я не могла. К тому же это ведь был только сон, правда? Пусть и очень пугающий.
  Тем временем незнакомец извлёк из ножен меч и нарочито медленно направился в мою сторону - очевидно, он получал садистское удовольствие, питаясь моими страхами. На несколько секунд время для меня будто бы остановилось, позволяя уловить мельчайшие детали ужасающего мгновения: как медленно катились слёзы по щекам маленькой принцессы; как широк и прекрасен размах вороньих крыльев; как громко может биться сердце, отсчитывая последние удары; как безжалостно смотрят глаза убийцы. Наконец, сгустившаяся вокруг меня тишина завибрировала, словно натянутая до предела струна, а затем последовал неминуемый удар, и жгучая боль разлилась по всему телу вместе с раной, из которой, как я чувствовала, алым потоком хлынула кровь, обагряя моё одеяние. Не в силах больше сдерживаться, я пронзительно закричала и в то же мгновение почувствовала, как кто-то вмешивается в мой кошмар. Меня выводили из него медленно, но верно. Проснуться окончательно я не могла, но чувствовала рядом присутствие чего-то светлого. Сквозь сон я попыталась дотянуться до своей раны, оставленной мне в подарок ужасным всадником, но чьи-то ледяные руки, сжав мои, не дали мне этого сделать, спустя несколько секунд начав самостоятельно исследовать порез. Я покорилась, отдаваясь в плен чудесному ощущению умиротворения, пришедшему вместе с моим спасителем. Его прикосновения оставляли приятное покалывание на коже и распространяющийся по дорожке холод, заглушающий жгучую боль. Балансируя на тонкой грани между сознанием и беспамятством, я оставила попытки сопротивляться.
  - Это всего лишь сон, - убаюкивал меня чарующий шёпот, но узнать голос я не могла, хотя он и казался мне до невозможности знакомым.
  Вскоре я почувствовала, как лечебная прохлада перестала меня окутывать, а человек, сидящий рядом со мной, отстранился, унося с собой волшебные ощущения. Я пыталась протестовать и открыла глаза, но видела всё, словно сквозь мутное стекло, - лишь очертания. Правда, теперь, судя по силуэту, я как минимум могла сказать, что передо мной находился парень. Практически на ощупь я добралась до него, сидящего напротив меня, не имея понятия о нашем местонахождении. Всё, чего я хотела, - чтобы меня не оставляли одну. При мысли, что неизвестный собирается уйти, я в порыве паники схватила его за предплечье и потянула к себе. Мой спаситель этого не ожидал, но покорился, садясь рядом со мной. Его сильные руки обвили мою талию, от этих прикосновений мурашки побежали по оголённому участку кожи, которой он касался. Осознав, насколько близко мы находимся друг от друга, пусть и во сне, я в смущении попыталась отпрянуть, но незнакомец не позволил мне этого сделать, а вместо этого усадил меня к себе на колени, бережно прижимая к груди. Его рука продолжала гладить мою спину, заставляя трепетать от этих нежных, невесомых касаний. Я отдалась в плен о ощущению уюта и защищённости. В объятиях незнакомца я словно снова обрела себя и исцелилась, перестав, наконец, сопротивляться новым, необъяснимым эмоциям. В душе поднималась буря чувств, затуманивая голос рассудка, который пытался напомнить мне о том, что я даже не знаю, кто находится передо мной, однако сердцу это было не интересно, ему хватало тех невидимых ниточек, опутывающих нас двоих. Эту связь не было видно, но она чувствовалась. И не столь важно искать рациональное объяснение происходящему, ведь это всего лишь продолжение моего странного сна - полёт фантазии. Я понимала, что вскоре моему волшебному персонажу придётся меня покинуть, но это неизбежность, так всегда бывает, когда кончается ночь. Ведь, как бы мы ни хотели на веки остаться в своих грёзах, всегда настаёт момент, когда приходится возвращаться к реальности. Спустя некоторое время мой спаситель уложил меня на подушки и бережно накрыл одеялом, а затем последний раз дотронулся до щеки, запечатлел на уголке моих губ еле уловимый, нежный, словно прикосновение ветра, поцелуй и исчез. Как только это произошло, ко мне окончательно вернулось зрение.
  
  ***
  Я присела на кровати, чтобы привести мысли в порядок и отогнать последнее наваждение сна. Взгляд сфокусировался на двери, уловив мимолётное движение около неё. Я выглянула наружу: сработали датчики движения, включая на лестнице свет, а значит, кто-то только что здесь проходил.
  - Джек? - тихо окликнула я парня, увидев, как он крадётся вниз.
  - Я всё-таки разбудил тебя, прости! - виновато промолвил он. - Ты так кричала во сне, что я решил зайти к тебе.
  - Мне просто привиделся кошмар, такое иногда случается, - ободрила его я. - Ложись спать, ещё очень рано. Я даже рада, что ты меня разбудил.
  Друг смущённо улыбнулся и неспешно спустился вниз, оглянувшись несколько раз, чтобы проверить, действительно ли со мной всё хорошо. Когда стихли шаги, я зашла в комнату и притворила дверь, устало облокотившись о неё. Я совсем не чувствовала себя отдохнувшей, хотя вот-вот должно было начать светать. Перед глазами пронеслись подробности моего кошмара, заставившие поморщиться от испытанной мною боли. Она казалась такой реальной, что ощущалась физически, чего в принципе быть не могло. И этот мой тайный рыцарь, вовремя вытащивший меня оттуда, кто он? Неужели действительно только отголосок сна? Я направилась в ванную, чтобы умыться прохладной водой, которая должна была помочь мне прийти в себя. Щёлкнул выключатель, и в комнату полился мягкий свет. Переступив порог, я поморщилась от яркости, резко контрастирующей с абсолютной темнотой спальни, и направилась к зеркалу, где отражалось моё измождённое лицо. Я и раньше не могла похвастаться исключительной красотой: худощавое телосложение, постоянно путающиеся длинные волосы, превращающиеся в непослушные волны, стоит им чуть намокнуть, бледная кожа и еле заметное очертание губ. В этой полной непримечательности отметить можно было разве что большие голубые глаза в обрамлении длинных ресниц. За последнее же время я всё больше и больше, как мне казалось, бледнела, а под глазами пролегли тёмные круги. Разумеется, это не делало меня привлекательной, скорее наоборот. Виной тому, возможно, были кошмары, которые совсем не давали отдыхать. После сегодняшнего я чувствовала себя полностью истощённой и обессиленной. Я открыла кран с водой, от звука которой уже становилось легче, и начала умываться, по неосторожности намочив край майки. Обречённо вздохнув, я достала из шкафа сухую пижаму. Что поделать, если сегодня просто не мой день. Но, только начав снимать мокрую одежду, я издала возглас удивления.
  - Что за чертовщина? - неверяще пробормотала я, поворачиваясь к свету.
  Это казалось невозможным, но перед глазами простиралось неоспоримое доказательство реальности моих кошмаров в виде едва заметного следа от пореза, начинавшегося от ключицы и пересекавшего живот по диагонали, словно кто-то в буквальном смысле этого слова пытался исполосовать меня чем-то острым. Первое, что пронеслось в голове: "Невероятно... Это был просто сон". Или всё же не просто? В том, что этот шрам не мог возникнуть естественным путём, я была уверена, потому что он выглядел почти полностью зажившим. Я не могла его не заметить. Значит ли это, что приснившийся мне юноша тоже был чем-то большим, чем плодом моего воображения? Хотя в свете последних событий это было бы наименьшей из моих проблем. Если подумать, я видела, как Джек выходил из моей спальни. Вероятно, мой не до конца проснувшийся мозг исказил ситуацию, побудив меня кинуться к Джеку на шею, а его - поцеловать меня. Неудивительно, что друг выглядел смущенным после того, как я практически застала его на месте преступления. И если с гипотетически случившимся первым поцелуем я могла смириться, то возникший из ниоткуда порез заставил меня не на шутку забеспокоиться.
  Я опустилась на холодный пол и прижалась щекой к стене, вымощенной кафелем. Мысли в голове путались, вопросов с каждой секундой возникало всё больше и больше. Единственным выходом было снова лечь в кровать и попытаться заснуть, чтобы утром на свежую голову разрешить непонятную ситуацию, но при одной мысли об этом я вздрогнула - было страшно снова встретиться лицом к лицу со своими кошмарами. Решив больше не испытывать судьбу, я отдала предпочтение долгому прохладному душу, чтобы взбодриться и смыть с себя липкий, леденящий ужас. Уже выйдя из ванны и сидя перед зеркалом, я перебирала пальцами спутавшиеся мокрые пряди волос и пыталась понять, что из происходящего реально, а что нет, потому что постепенно в голову начали закрадываться мысли о собственном помешательстве. Моя паранойя, ночные кошмары, галлюцинации не слишком хорошо вписывались в образ человека в здравом уме. И после сегодняшней ночи мне было по-настоящему страшно, ведь либо я чего-то не знаю о мире, в котором живу, либо я действительно психически больна. И ни один из вариантов мне не нравился, так что же из этого меньшее из зол?
  Чтобы вновь почувствовать связь с реальностью, я начала с простых действий: тщательно расчесала длинные волосы, заправила постель, составила книги на полку, открыла шкаф, чтобы выбрать одежду, подавив желание схватить первую же попавшуюся водолазку, которая полностью скроет порез. Вместо этого, я извлекла из недр свободный кашемировый джемпер с глубоким круглым вырезом и узкие чёрные джинсы - просто, но со вкусом. Мне будет только на руку, если кто-то разглядит шрам. По крайней мере, я буду точно знать, что это не галлюцинация.
  К тому времени, как я навела порядок и переоделась, солнце уже показало свои первые лучи из-за линии горизонта, осветив комнату мягким, неярким светом. Сегодня был один из тех тёплых, ясных сентябрьских дней, в которые так приятно завернуться в плед и выйти на улицу с книгой. Я решила не упускать возможность насладиться умиротворяющей безмятежностью осеннего утра, поэтому, прихватив с собой любимый роман Шарлотты Бронте, расположилась на садовой скамейке, стоящей за домом. Чтение книги было простым, привычным ритуалом из моей простой, привычной жизни - то, что нужно в сложившейся ситуации. Я просто отчаянно нуждалась в том, чтобы снова почувствовать себя собой - счастливой, разумной девушкой, в жизни которой нет места неожиданным происшествиям. Погрузившись в повествование, я действительно смогла отвлечься, наслаждаясь каждым словом уже такого знакомого мне произведения, но в котором после каждого прочтения черпала для себя всё новые прописные истины. Я восхищалась мудростью главной героиней, но ещё большее наслаждение мне приносил момент возвращения к её истории, воскрешающий воспоминания о том, как я впервые взяла в руки эту книгу и какие сильные эмоции она во мне пробудила. Спустя полтора часа ностальгической терапии, я действительно почувствовала себя лучше и вернулась в дом в приподнятом настроении. Солнечный свет разогнал мои последние страхи. И, может быть, это было лишь фазой отрицания происходящего, однако я не была готова к тому, чтобы искать ответы, равно как и к тому, чтобы их получать.
  Джек уже проснулся и вовсю колдовал у плиты над завтраком. Еду он готовил незатейливую - это была яичница с беконом, но сам факт того, что кто-то заботился обо мне, уже делал её самой желанной пищей. При этом парень выглядел настолько по-домашнему родным, что я не удержалась и вместо приветствия обняла его со спины:
  - И тебе доброе утро, - улыбнулся Джек. - Как ты себя чувствуешь?
  - Самой счастливой на свете девушкой, для которой готовят завтрак, - подмигнула я другу, становясь рядом с ним и начиная укладывать ломтики хлеба в тостер.
  - Я имел в виду твою ногу, но такой ответ мне тоже нравится, - довольно заключил парень.
  - Пациент здоров и просто умирает с голоду, - сообщила я, чем заслужила ещё одну одобрительную улыбку.
  После завтрака в гости зашла Делия, чтобы поделиться её очередной гениальной идеей по поводу празднования Хэллоуина. Правда, увидев Джека, девушка несколько смутилась. Вероятно, в её голове сложился собственный сценарий развития событий, и она почувствовала себя неловко за то, что прервала наши совместные выходные. Мы с Джеком в два голоса поспешили убедить Делию, что она нисколько не нарушила наши планы и мы рады её компании, так что былой энтузиазм был быстро восстановлен, и девушка приступила к детальному рассказу о планируемом мероприятии:
  - Я уже очень давно мечтаю организовать что-нибудь масштабное, пригласить толпу людей, пусть даже половина мне окажется незнакома, расслабиться и отдохнуть от однообразных будней. Место, где мы жили раньше, не особенно подходило для вечеринок, но сейчас совсем другое дело, да и канун Дня всех святых - прекрасный повод. Мы можем пригласить музыкальную группу, украсить дом, разодеться во всякую нечисть и позвать всех своих знакомых. Гарантирую, это будет незабываемо!
  Когда кто-то с такими горящими глазами презентует свою идею, энтузиазм бывает крайне заразителен, так что мы с Джеком очень быстро прониклись планом Делии. Времени на подготовку было крайне мало - всего лишь десять часов, но все вместе мы должны были управиться. Друг сразу же отправил сообщение Лисе, не рискнув впасть в немилость за столь ранний звонок, а я спросила, что думает по поводу вечеринки Кристиан, на что Делия устало вздохнула:
  - Мой брат сегодня не в настроении. Закрылся в своей комнате, никого не хочет видеть и даже со мной не разговаривает. С ним иногда бывает, так что просто не принимайте на свой счёт и не обращайте внимания, если столкнётесь с ним у нас дома.
  Я озадачено изогнула бровь, недоумевая о причинах такого нетипичного для Кристиана поведения, но не стала выспрашивать у Делии подробности. В конце концов, я знала её брата не настолько хорошо, чтобы делать выводы о том, что для него типично, а что нет.
  После того, как мы подробно обсудили детали, Джек и Делия отправились за покупками, а я осталась домывать посуду. Закончив с домашними хлопотами, я больше не захотела сидеть в тишине одна и пытаться бороться с приступами паники, поэтому решила дождаться друзей в доме семьи Ринальди. Предвкушая долгий и хлопотный день, я обула удобные балетки, распустила косу, оставив ещё чуть влажные волосы мягкими волнами ниспадать до талии, и вприпрыжку спустилась по лестнице на первый этаж. Убедившись, что дверь надёжно заперта, я неспешно направилась к калитке, однако по пути моё внимание привлекла машина, остановившаяся в нескольких домах от моего. С такого расстояния я не могла разглядеть ни номера, ни марки, однако сходство с автомобилем, что чуть меня не сбил, невольно про себя отметила. Поборов желание подойти поближе, я упрекнула себя в паранойе и направилась прямиком к дому семьи Ринальди, стараясь унять беспокойно бьющееся сердце и как мантру повторяя заученную фразу "мне просто показалось". Остановившись на крыльце дома семьи Ринальди и сжимая прохладными пальцами ручку тяжёлой дубовой двери, я настороженно покосилась на отъезжающую машину, покачала головой и вошла внутрь.
  Когда я оказалась в холле, то не обнаружила там ни души. Благодаря хорошей шумоизоляции царила гробовая тишина. Покрутившись посреди гостиной, я окрикнула Криса, но он не отозвался. Взяв на себя смелость, я поднялась по винтовой лестнице сразу на третий этаж - мне казалось, что его спальня должна была находиться именно там. Зная, что родители брата и сестры Ринальди в отъезде, я не боялась столкнуться лицом к лицу с кем-то из домочадцев, так что шла по коридору и поминутно пробовала открыть двери одну за другой, но все комнаты либо пустовали, либо были закрыты на ключ. Поразительно, насколько огромным оказался дом на самом деле. И вот, в самом конце тёмного коридора, в кромешной темноте, я наткнулась на последнюю дверь, что была чуть приоткрыта. Я не хотела без спроса вторгаться в личное пространство, однако понимала, что по-другому Кристиана, решившего спрятаться от всего мира в крепости своей спальни, не найти, поэтому несмело заглянула внутрь. Первое, что бросалось в глаза, - таинственная атмосфера, царившая в просторной комнате. Казалось, здесь обитает человек, пытающийся скрыть свою душу ото всех. Плотные портьеры на окнах обеспечивали полумрак, развеиваемый мягкой подсветкой в потолке. Преобладали чёрные, серые и белые тона. Тёмные стены и светлый паркет разбавляли эффектные, контрастные элементы декора и оригинальная мебель. Одну стену полностью занимали книжные полки, на письменном столе мерцал экран новенького ноутбука, в интерьер гармонично вписывались полотна современных художников. Порядок здесь бы абсолютный - не было видно ни одной лишней детали, но в то же время создавалось впечатление, что я нахожусь в обезличенном номере отеля. Единственное, что находилось здесь в хаотичном порядке, - листы бумаги на письменном столе. Спиной ко мне на огромной кровати сидел хозяин апартаментов, который, правда, совершенно не был рад меня видеть.
  - Закрой дверь с обратной стороны, - проявил он небывалое гостеприимство, но меня эти слова не напугали.
  - Как вежливо, Крис, - закатила глаза я и проскользнула внутрь.
  - Я попросил тебя закрыть дверь с обратной стороны, - повторил он бесцветно, но на этот раз в его голосе не было слышно раздражения, скорее просьба.
  - Да, но ведь именно это я и сделала, для меня обратная сторона находится здесь, - парировала я.
  Обойдя кровать, я остановилась перед Кристианом. Выглядел он действительно уставшим, под глазами пролегли тёмные круги, а во внешности в коем-то веке была заметна небрежность, но даже с неряшливо растрёпанными волосами, в рубашке с закатанными рукавами и потёртых джинсах парень смотрелся так, словно сошёл со страниц глянцевого журнала. И достанется же кому-то такое счастье... От этой мысли я закусила губу, подавляя так некстати возникшую на лице мечтательную улыбку. Тем временем Кристиан молча гипнотизировал меня взглядом. Если он надеялся, что это поможет ему от меня избавиться, то крупно ошибался, так как я не намеревалась оставлять его одного в таком скверном расположении духа. За время нашего общения я отметила для себя одну важную деталь: Крис даже в мелочах не умел и не любил принимать помощь, однако это не значило, что он в ней не нуждался, просто был слишком горд, чтобы подпустить к себе кого-то достаточно близко и проявить уязвимость. К тому же я чувствовала что-то неладное, а когда случайно переместила взгляд на прикроватную тумбочку, то увидела стоявшую на ней аптечку. Это только больше укрепило мои подозрения.
  - У тебя что-то случилось? - спросила я парня, нарушив молчание.
  - Ариана, пожалуйста, уходи. Сейчас не время.
  - Я уйду не раньше, чем ты скажешь мне, зачем тебе бинты, - не сдавалась я.
  Уловив направление моего взгляда, Кристиан убрал бинты за спину, но не удостоил меня ответом.
  - Хорошо, значит будем терпеть друг друга молча, - сообщила я парню и отошла к полке с книгами.
  Пока я разглядывала внушительную коллекцию книг, Кристиан не шевелился. Он больше не предпринимал попыток выгнать меня из комнаты, но и молчание прерывать не собирался, только внимательно наблюдал за моими действиями. Тем временем я понимала, что испытываю на прочность его терпение, но моё беспокойство за него не позволяло просто развернуться и уйти. Крис бы на моём месте не ушёл. Прошло ещё некоторое время. Среди разбросанных по письменному столу листов бумаги виднелись карандашные наброски. Я подошла ближе, чтобы удовлетворить своё любопытство, однако, стоило мне взять несколько рисунков в руки, как Кристиан непостижимо быстро оказался рядом и предпринял попытку выхватить их у меня. Я стояла к парню спиной и почувствовала его присутствие не раньше, чем оказалась зажата в кольцо его рук. И, говоря почувствовала, я имею в виду ощущение, будто меня прошибло током от его близости, а по венам разлилось обжигающее тепло. Передо мной находился стол, поэтому возможности восстановить дистанцию между нами у меня не было, да и, признаться честно, я не особенно то пыталась. Прижимая листы к груди, я почувствовала дыхание Криса на шее, от соприкосновения наших рук по телу разлилась приятная слабость, но самое главное - я в очередной раз не могла избавиться от ощущения дежавю. Наша непосредственная близость заставила меня потерять бдительность и ослабить хватку. Бумаги оказались у парня, но тут же веером опустились вниз. Я перевела взгляд на правую руку Кристиана и еле сдержалась, чтобы не вскрикнуть. На ней буквально не было живого места - один сплошной ожог. Минутное помутнее рассудка мигом прошло, его полностью вытеснило беспокойство:
  - Да что же с тобой произошло?!
  - Ничего, я же просил, уходи, - холодно отрезал парень.
  - Кристиан Ринальди, мы все уже поняли, что ты справишься сам, тебе никто не нужен и вообще ты у нас весь из себя независимый. Доволен? А теперь давай опустим детсадовские попытки самоутвердиться и обработаем это, - строго посмотрела я на него и подтолкнула в сторону кровати. - Сядь.
  У парня, вероятно, больше не было сил спорить, поэтому он повиновался, хотя и не пытался скрыть своего недовольства, испустив мученический вздох. Продезинфицировав руки, я расположилась на полу перед Кристианом и добралась до лекарств и бинтов. Местами обожжённая кожа слезла, поражение явно было глубоким, раз уж ладонь кровоточила. Зрелище было не самым воодушевляющим, но в тот момент я абсолютно не думало об этом.
  - Что же всё-таки с тобой случилось? - спросила я, глядя на Криса широко распахнутыми глазами. Казалось, я физически ощущала его боль.
  - Не спрашивай, ладно? Теперь всё хорошо, - попытался успокоить меня парень, смягчившись.
  Я перевернула его руку тыльной стороной вниз и аккуратно смазала мазью, на которую он мне указал. Она помещалась в странной баночке, не имеющей ничего общего с заводской упаковкой. На вопрос, что эта за лекарство такое, Кристиан лишь устало закатил глаза, ясно давая понять, что никаких ответов давать не собирается, поэтому мне оставалось лишь повиноваться, особенно с учётом того, что о походе к врачу он даже слышать не хотел. Я старалась делать всё как можно нежнее, чтобы не доставить Крису ещё больше неприятных ощущений. Он попеременно морщился, пребывая в напряжённом состоянии, но терпел и даже не жаловался. Всё ещё сжимая его прохладную руку, я достала бинты и, осторожно обмотав ладонь, наложила сухую повязку. Пальцы тоже были не в лучшем состоянии, но парень настоял на том, чтобы оставить их без внимания.
  - Не говори ничего сестре, не хочу её волновать. Пусть лучше думает, что у меня нет настроения, - попросил Кристиан меня.
  - Как скажешь, но...
  - Не надо, - он предотвратил поток вопросов. - Просто посиди со мной молча.
  Я послушалась и потупила взор, понимая, что на этом моя миссия завершена, но по-прежнему не выпускала его руки. Мне непреодолимо хотелось пожалеть, успокоить, обнять этого уставшего, изнурённого юношу, однако это казалось непозволительным. И откуда только во мне взялось столько нежности?
  - Скажи, ты всегда такая бесцеремонная? - спросил Крис, и на его губах возникло подобие улыбки.
  - Нет, только с тобой, - зарделась я.
  - Значит ли это, что я у тебя на особом счету? - прошептал мне парень над ухом, от чего у меня по телу пробежала стайка мурашек.
  - Это значит, что ты чаще других ведёшь себя как упрямый осёл, - вскинула я подбородок и с вызовом посмотрела Кристиану в глаза, заставив его заливисто рассмеяться.
  - Ариана, ты такая прелесть, - покачал головой парень. - Будем считать, что я тебе поверил.
  Я выдохнула с облечением, избежав обсуждения щекотливой темы. Сейчас для этого было не самое удачное время по многим причинам.
  - Что это у тебя? - Крис коснулся начала моего шрама кончиками пальцев.
  Я нахмурилась, вспоминая сегодняшнюю ночь, однако мысль о том, что порез мне всё-таки не мерещится, принесла небольшое облегчение.
  - Не спрашивай ладно, теперь всё хорошо, - язвительно процитировала я Криса.
  - Не знал, что ты почти такая же вредная, как и я, - ухмыльнулся он. - Но я всё-таки утолю твоё любопытство. Это просто ожог, а теперь твоя очередь.
  - Ты мне поверишь, если я отвечу, что ума не приложу, откуда это взялось? - при этом я указала рукой на своё "боевое ранение".
  - Неужели совсем никаких идей?
  - Есть одна, но это больше похоже на бредни сумасшедшей, чем на адекватное объяснение случившегося.
  - Расскажи мне, - Крис пронзил меня взглядом янтарных глаз.
  Я устало покачала головой, но сдалась. Возможно, всему виной его гипнотический взгляд, а может, мне просто необходимо было кому-нибудь выговориться, и Кристиан вызывал во мне доверие, но я подробно и беспристрастно пересказала ему свой сон. На удивление, парень действительно заинтересовался моим повествованием и выслушал его абсолютно серьёзно, попутно задавая наводящие вопросы. Правда, вся его серьёзность куда-то испарилась, как только мы дошли до момента моего сомнительного пробуждения.
  - И что же было после? - спросил он, и в его глазах заплясали лукавые огоньки, от чего я смутилась, припомнив, как кинулась в объятия Джеку, даже не понимая, кто передо мной.
  - Я проснулась, - медленно произнесла я.
  - Проснулась? И всё? - концовка моего эпичного повествования, по-видимому, не впечатлила Кристиана, но не рассказывать же чужому человеку о поцелуе, особенно, с учётом того, что это был мой первый поцелуй, пусть и длившийся мгновение, когда я даже не была в сознании.
  - Да, а что ещё ты желаешь услышать? Понимаю, что развязка, в которой я оказалась всего лишь жива и почти невредима, не тянет на оскароносный сценарий, но тут уж как есть.
  Однако ответа на свой вопрос я так и не узнала. Зазвонил мой телефон - на экране высветилось имя Делии, которая, вероятно, уже успела меня потерять. От неожиданности я резко расцепила наши с Кристианом руки, будто бы в этом жесте за закрытыми дверьми спальни было что-то непозволительное, и поднялась со своего места. Выражение лица Кристиана при этом оставалось нечитаемым, однако по его глазам было видно, что он едва сдерживает смех.
  - Не соблаговолит ли ваша персона покинуть мою опочивальню, пока моя сестра не почтила нас своим присутствием? - высокопарно обратился ко мне парень.
  - Как пожелаете, сир, - я изволила согласиться, понимая, что и так злоупотребила его гостеприимством.
  Для большей выразительности я изобразила подобие реверанса, правда, сделала это неуклюже, чем вызвала широкую ухмылку на лице Кристиана Ринальди. К сожалению, мой укоризненный взгляд в ответ не возымел нужного действия, поэтому я направилась к выходу с чувством уязвлённого достоинства.
  - Я ещё вернусь, - обернулась я напоследок, уже держась за ручку двери.
  - Не сомневаюсь, - Крис с улыбкой покачал головой.
  - Ты, верно, думаешь, за что на тебя свалилось такое наказание? - прокомментировала я жест.
  - Нет, я думаю, чем заслужил такое счастье, - подмигнул мне парень.
  На этот раз была моя очередь скептически покачать головой, однако комнату я покинула, чувствуя странную лёгкость на душе, но ведь это ещё ничего не значит, правда?
  
  Глава 7
  
  К вечеру подготовка к вечеринке была закончена. Я не переставала удивляться не только количеству проделанной работы, но и тому, как быстро мы справились с задачей. Нашей команде было чем гордиться. Казалось, даже сам воздух был пропитан жуткой атмосферой мистики, колдовства и таинств, а все мы, не теряя прежнего энтузиазма, дожидались костюмов. Дом мы украсили на славу: гирлянды из приведений, бумажные силуэты пауков, ворон, летучих мышей и разной нечисти свисали с потолка, скелеты в каждом углу, искусственная паутина - и это далеко не полный список того, к чему привела нас наша безумная фантазия. Закуски дожидались гостей на фуршетном столе. Меню, как и всё прочее, было выдержано в стиле Хэллоуина. Посреди гостиной располагался огромный котёл с сомнительного цвета жидкостью, по уверению Делии, - всего лишь пуншем, помимо которого напитки остужались в оригинальных "вазах", вырезанных из тыквы и заполненных льдом.
  С учётом предстоящей бессонной ночи мы с друзьями решили отдохнуть, удобно устроившись на мягких диванах. Лиса мирно спала, свернувшись калачиком в кресле; парни из группы, приглашённой нами в качестве музыкального сопровождения, настраивали свои инструменты, делая это достаточно тихо, чтобы не нарушить покой нашей спящей красавицы; Делия поливала белые свечи красным воском, создавая иллюзию кровоподтёков; Джек разрисовывал оранжевые шары чёрным маркером, а я просто лежала и болтала ногами, попеременно поглядывая на часы. Все настолько сосредоточенно занимались своими делами, забывая про время и окружающих, что раздавшийся звонок в дверь застал нас врасплох. Делия хотела было подняться, чтобы посмотреть, кто пришёл, но Джек опередил её, жестом указывая, что справится сам. Девушка продолжила заниматься прерванным делом, и улыбка ещё долго не сходила с её лица. Через некоторое время парень вернулся, нагруженный коробками.
  - Это был курьер, - разъяснил он, расставляя полученное перед нами.
  - Ну, наконец-то, - проснувшаяся Алиса потёрла ладони в предвкушении, и мы с ней принялись распаковывать маскарадные костюмы.
  - Девочки, это должен быть сюрприз! - остановила нас Делия. - Идёмте в мою спальню, пора готовиться к вечеру.
  Джек испустил тяжкий вздох, но девушка, развернувшись на полпути, вперила в него многозначительный взгляд.
  - Ты обещал мне, что будешь в костюме! - кинула она ему в руки свёрток, и Джеку оставалось только покориться.
  На время подготовки комната Делии превратилась в настоящую гримёрную, а сама девушка - в нашу крёстную фею. Туалетный столик был уставлен косметикой, средствами для укладки, кисточками всех форм и размеров, приспособлениями для грима. Следующий час мы занимались макияжем и причёсками, и это было невероятно весело. Включив музыку, подпевая и пританцовывая, фотографируя друг друга и смеясь, мы получили колоссальное удовольствие от процесса. Предвкушение празднования только больше подогревало азарт.
  Делия категорически запретила нам смотреться в зеркало до того, как мы облачимся в костюмы. По её словам, образ должен быть завершённым, чтобы по достоинству его оценить, поэтому к тому моменту, как мы потянулись к чехлам с одеждой, нетерпение достигло своего пика. С учётом того, что костюмы были заказаны в последний момент, - выбор образов оставался небольшой, однако в конечном итоге все нашли что-то по душе. Правда, я не имела ни малейшего представления, какой костюм предназначался мне, так как Делия заверила, что заранее приготовила для меня нечто особенное. Я была приятно удивлена и пребывала в предвкушении, отдавая должное вкусу моей новой новой подруги.
  Когда очередь, наконец, дошла до меня, Делия, светясь от гордости, извлекла из шкафа белый чехол с нанесённой на него эмблемой в виде герба и передала мне. Наши с Лисой глаза заблестели, когда я потянула застёжку вниз и перед нами предстал один из самых восхитительных нарядов, которые мы когда-либо видели. Поначалу я приняла его за вечернее платье с длинной ажурной юбкой, искусно расшитой узорами, однако, приглядевшись, поняла, что передо мной был элегантный чёрный комбинезон из плотной ткани с зауженным низом и летящим шлейфом.
  - Делия, - восхищённо притронулась я к роскошной ткани. - Я не могу его принять. Боюсь даже представить, сколько стоит одна только вышивка. Это ведь явно ручная работа!
  - Не хочу даже слышать твоих возражений. Это творение моего близкого друга - талантливого дизайнера, создающего шедевры в порыве вдохновения для того, чтобы дарить своим музам. Наряд, что у тебя в руках, - его гордость. Он назвал эту модель "Полуночная царица" и отдал мне после клятвенных заверений в том, что у меня на примете уже есть некая особа, которая будет сногсшибательно выглядеть в этом наряде. И я имела в виду тебя, - категорично заявила девушка, а затем взяла Лису за руку и потянула её к выходу из комнаты. - Мы будем ждать в гостиной.
  Прежде, чем я успела что-либо возразить, хлопнула дверь, и я осталась один на один с шедевром дизайнерского искусства. Стоит признать, любая на моём месте испытала бы соблазн примерить нечто столь изысканное. Одевалась я с тщательной осторожностью, боясь лишний раз коснуться нежного шлейфа и поражаясь тому, насколько идеально комбинезон сел по фигуре, словно был сшит по моим меркам. Застегнув каждый потайной крючок и обув туфли на высоком каблуке, я подошла к зеркалу, чтобы, наконец, оценить результат. Увиденное в отражении на несколько секунд заставило меня застыть от изумления. Сквозь холодную гладь стекла на меня удивлённо взирала девушка - утончённая, грациозная, с выразительными чертами лица и аристократической осанкой. За счёт насыщенных дымчато-серых теней мои глаза поражали своей бездонной глубиной, молочно-белая кожа сияла, а матовая помада вишнёвого оттенка добавляла чувственности. Золотистые локоны были собраны в небрежный пучок с несколькими выпущенными прядями, подчёркивающими изящный овал лица. Причёску дополнял венок, сплетённый из мелких металлических листьев и выглядевший скорее как аскетичная корона, идеально вписывающаяся в образ царицы - волевой, решительной и умопомрачительно красивой. Прелесть моего облика заключалась в абсолютной его лаконичности. Глубокий иссиня-чёрный цвет моего одеяния подчёркивал белизну оголённых плеч, ткань эффектно облегала изгибы стройного тела, а в меру длинный шлейф придавал особый шарм и долю загадочности. Делия была права, в этом наряде, одновременно сочетавшем в себе строгость и магнетическую притягательность, я действительно преобразилась в полуночную царицу, перед которой должны были распахнуться двери в совершенно новый, таинственный мир. И даже ниточка шрама, извилистой змейкой ползущая к краю лифа, смотрелась естественно.
  Когда я предстала перед друзьями в новом образе, у них буквально не нашлось слов, чтобы облечь эмоции в связную речь, и это был тот самый случай, когда немое изумление стало лучшим комплиментом. Я не знала, как благодарить Делию за подаренную мне сказку и возможность почувствовать себя королевой, но, казалось, она в этом и не нуждалась. Ей было достаточно видеть моё светящееся от счастья лицо. Спохватившись, девушка принесла фотоаппарат и поручила Джеку сделать как можно больше снимков, чтобы запечатлеть каждую деталь предпраздничного настроения. Друг встретил идею с энтузиазмом, и мы с Делией и Лисой принялись позировать перед камерой. И только одна единственная деталь не давала мне окончательно погрузиться в беззаботное веселье: в тёмной спальне двумя этажами выше по-прежнему прятался Кристиан Ринальди, убеждённый, что таким образом меньше расстроит свою сестру. К счастью, в моей голове уже созрела гениальная мысль, которую я поспешила воплотить в жизнь, незаметно покинув общество друзей и ворвавшись в комнату парня, подобно маленькому урагану.
  - Ты всё ещё грустишь? - спросила я, увидев его, одиноко стоявшего спиной ко мне посреди комнаты.
  Кристиан медленно обернулся на звук моего голоса и внимательным взглядом осмотрел меня с ног до головы. Золотисто-карие глаза парня были прищурены, и на мгновение мне показалось, что в них отразился неподдельный интерес. Его интенсивный взгляд, направленный на меня, заставил меня смутиться, однако я очень быстро взяла себя в руки. В конце концов, мне нечего было стесняться. Я знала, что выгляжу не так, как обычно, однако новый образ был мне явно к лицу. Иногда для того, чтобы обрести необходимую долю уверенности в себе, девушке нужны всего лишь новый наряд и немного яркой помады.
  - Крис, ты слышишь меня? - я подошла ближе и провела рукой перед лицом парня.
  - Ты что-то сказала? - наконец, отозвался он и перехватил мою руку, плавно опустив её вниз. - Прости, я немного отвлёкся.
  - Не важно, просто хотела сообщить, что ты тоже идёшь на вечеринку.
  - Нет, я не иду, - возразил Кристиан, по-прежнему мягко сжимая моё запястье.
  - Я знаю, как сделать повязку на твоей руке незаметной, а ты знаешь, что Делия будет счастлива, если ты к нам присоединишься. Пожалуйста, соглашайся. Я очень хочу, чтобы ты провёл вечер с нами, - попросила я с надеждой в голосе, чувствуя, как упрямство парня тает под моим жалостливым взглядом.
  - Раз уж ты так просишь, - потянув время ещё немного, всё же кивнул Кристиан, и его глаза загорелись азартным блеском, словно он задумал какую-то шалость. - Хорошо, я пойду, но при одном условии...
  - Всё, что угодно! - торопливо прервала я парня.
  - Наивная моя, ты даже не знаешь, о чём я собирался попросить, - усмехнулся Крис.
  - Не важно, я согласна на все твои условия.
  - Так даже интереснее, тогда ты узнаешь о них позже, - произнёс он на выдохе, и готова поклясться, это прозвучало как обещание. - Я весь в твоём распоряжении.
  Я просияла, и, не теряя более ни минуты, приступила к осуществлению задуманного. Первое, что я сделала, - это принесла оставленные в комнате Делии приспособления для профессионального грима. После занятий в театральной студии у меня сохранилось множество красок самых разных цветов, баночки с веществами странной консистенции для имитации рубцов и шрамов, искусственная кровь и другие жуткие вещи. Несмотря на то, что своим хобби я уже давно переболела, к празднованию Хэллоуина навыки нанесения полноценного грима периодически пригождались. Среди персонажей, которые удавались мне особенно хорошо, для Кристиана я выбрала роль Джокера, так как это давало нам возможность скрыть бинты, надев парню на руки перчатки. Крису я поручила найти в гардеробе какой-нибудь пафосный костюм, с чем он справился более чем успешно, так что дело осталось за малым - воссоздать устрашающий грим злодея на лице.
  Открепив шлейф, чтобы не путаться в складках, и усадив Кристиана на высокий стул, я начала подготавливать кожу парня к нанесению краски. И только в тот момент, когда приблизилась к нему с ватным диском, я осознала, насколько в действительности интимным был процесс. В отличие от меня, не знающей, как удобнее встать, насколько близко подойти и куда поместить руки, Крис чувствовал себя вполне расслаблено. Казалось, моё замешательство его забавляло. Сделав робкий шаг к парню, одну руку я поместила ему на шею, а в второй осторожно начала протирать лицо. Я старалась полностью сосредоточиться на процессе, очистив голову от лишних мыслей, но изучающий взгляд Криса и едва заметная полуулыбка отвлекали.
  - Ты можешь подойти ближе, Ариана, - произнёс он, иронично изогнув бровь. - Я как-нибудь потерплю твоё присутствие рядом с собой ради благой цели.
  Крис был прав, пытаться воссоздать на лице шрамы с расстояния вытянутой руки было довольно проблематично. Заметив мои колебания, парень недолго думая поместил руки мне на талию и притянул вплотную к себе. От неожиданности я задержала дыхание и даже не сразу нашлась, что сказать, но инстинктивно обхватила Криса за шею.
  - Так удобнее, - констатировал факт он.
  - Кому? - у меня вырвался наиглупейший в этой ситуации вопрос.
  - Мне - однозначно, тебе - я очень на это надеюсь, потому что с этого момента вступает в силу моё первое условие: ты либо проводишь свои манипуляции в такой позиции, либо я никуда не иду, - довольно изрёк парень, по-прежнему не убирая рук с моей талии.
  Я одарила его возмущённым взглядом, но возобновила прерванное занятие, даже не пытаясь спорить. Как оказалось, Крису и этого было мало. Я до последнего старалась не отвлекаться на его руки, обнимающие меня, но сосредоточиться стало ещё труднее, когда он начал невесомо выводить узоры на моей пояснице, заставляя кожу гореть от интенсивности ощущений. Нежные прикосновения, волнующий взгляд потемневших глаз, коварная улыбка - всё это было слишком. После того, как я чуть было не уронила ёмкость с белым гримом парню на колени, моё терпение себя исчерпало:
  - Крис, ты меня отвлекаешь.
  - Рад это слышать, - довольно ответил мне тот, продолжая касаться моей спины.
  - Ты не прекратишь?
  - Прекращу что? - коварно улыбнулся Кристиан, и я не нашлась, что на это ответить, так как не решалась озвучить его действия вслух.
  - Я испорчу твой грим, - предостерегла я парня.
  - Оно того стоит, - парировал он, пока я пыталась наложить тёмные тени вокруг его глаз и не размазать лишнюю краску по лицу.
  На этом наша полемика прекратилась - спорить с Крисом было бесполезным занятием. Я по-прежнему не была уверена в том, чего конкретно он добивался. Мы играли в странную игру: я догадывалась, что интересна ему, а он видел, как действует на меня, и до недавнего времени оба избегали касаться этой темы, продолжая говорить туманными намёками. Наши отношения развивались размеренно, так что же изменилось сегодня? Не скрою, меня тянуло к Кристиану, как магнитом. Чем больше времени мы проводили вместе, тем отчётливее я это понимала и тем глубже тонула в новых для меня ощущениях. Касаться Криса, находиться к нему так близко, чувствовать его руки на талии было до странности приятно, однако эти чувства были для меня неизведанной территорией, и я не знала, чего опасаюсь больше: того, что они не взаимны, или того, к чему они могут привести. Я боялась сделать неверный шаг, который либо оттолкнёт от меня Криса, либо наоборот подтолкнёт нас друг к другу. Я не была готова к такому повороту событий и в то же время ожидала его с любопытством. Одним словом, мой интерес развился до опасных масштабов.
  Когда настал черёд создания улыбки, я невольно наклонилась ближе к Кристиану, чтобы тщательнее растушевать помаду кроваво-красного оттенка поверх заранее воссозданных рубцов. Пройдясь кисточкой по контуру, я отложила её в сторону и мягкими движениями пальцев начала размазывать краску, периодически касаясь губ парня. Наши лица находились близко друг к другу, Крис не сводил с меня взгляда, полного ожидания, а я подавляла в себе желание окончательно сократить расстояние между нами, потому что именно в этот момент все мои отговорки, боязнь привязанностей, предубеждения против отношений и другие нелепые аргументы, служившие мне щитом от внимания Джека, таяли на глазах. Дело было вовсе не в том, что я не хотела впускать чувства в свою жизнь, а в том, что всё это время я ждала особенного человека. И первая же встреча с Кристианом создала брешь в моих доводах, а все последующие - привели нас к этому моменту. С самого начала была в нём доля неизбежности.
  - Ариана, - бархатистым голосом обратился ко мне парень, - ты ещё долго собираешься меня мучить?
  - Почти закончила, осталось только нанести краску на волосы... - принялась сбивчиво объяснять я, избегая смотреть Крису в глаза.
  - Я имел в виду нечто другое, - усмехнулся парень и осторожно коснулся моей щеки, побуждая посмотреть на него. - Вот если бы ты наклонилась чуть ближе...
  Как заворожённая, я приблизилась к парню ещё немного. Теперь наши лица находились в считанных сантиметрах друг от друга, и это было невероятно волнительно.
  - Ещё ближе, - хрипло выдохнул мне в губы Кристиан.
  Моё сердце стучало, как сумасшедшее. Неведомая сила заставляла повиноваться каждому слову, произнесённому парнем. Я была загипнотизирована его обжигающим взглядом и, наплевав на доводы рассудка, обняла его за шею, зарывшись пальцами в непослушные волосы. Я боялась и жаждала продолжения, а напряжение, сквозившие в миллиметрах свободного пространства между нами, только подогревало интерес. И в тот момент, когда Крис потянулся ко мне, чтобы окончательно сократить расстояние между нами, страх одержал верх над желанием, я вдруг зажмурилась и отстранилась:
  - Твой грим и мой макияж будут безнадёжно испорчены, - закусив губу, пролепетала я.
  - И это единственная причина, почему ты не хочешь, чтобы я тебя поцеловал? - недоверчиво прищурил глаза Кристиан.
  - Да, кажется, других возражений не имеется... - фраза прозвучала скорее как вопрос, а не утверждение.
  - В таком случае ты задолжала мне ещё один поцелуй, - выразительно посмотрел на меня парень.
  - Ещё один? - непонимающе переспросила я.
  - Ещё один, - утвердительно кивнул Крис, а затем медленно и нежно коснулся губами основания моего шрама, от чего по коже разлилось приятное тепло. - И ещё один...
  Последовал краткий поцелуй чуть ниже, заставивший меня на несколько бесконечных секунд забыть, как дышать. Непроизвольно я закрыла глаза и наклонила голову, открывая Кристиану доступ к шее. Восприняв это, как моё молчаливое согласие, он резко усадил меня к себе на колени и продолжил оставлять чувственные, требовательные поцелуи на моих плечах, ключицах, запястьях. После каждого нового касания губ на моём теле проявлялся кроваво-красный след краски, словно свидетельство нашей распущенности. Прохладные пальцы Криса путешествовали по оголённым участкам кожи и за этими невесомыми касаниями тянулся обжигающий шлейф лихорадочного тепла - одурманивающий коктейль ощущений. Понимая, что нужно остановиться, пока не поздно, я пересилила себя, распахнула веки и посмотрела Кристиану в глаза, зеркально отразившие то же безумство, что читалось в моих.
  - Всё ещё боишься безнадёжно испортить свой макияж? - прошептал Кристиан, очерчивая большим пальцем контур моих губ.
  - Всё ещё боюсь... - ответила я на выдохе, а затем медленно провела руками по плечам парня и переплела наши пальцы. - Но уже не так сильно.
  Едва заметная улыбка появилась на лице Криса, когда я приблизилась к нему, замершему в ожидании, и осторожно поцеловала его в уголок губ так, чтобы не смазать помаду, а затем медленно встала с его колен, поправила наряд и уже спокойно заявила:
  - Мне ещё нужно закончить укладывать тебе волосы. Мы уже безнадёжно опаздываем.
  - Мы можем просто никуда не идти, - перехватил меня за руку Крис, пытаясь вернуть в исходное положение, но я не поддавалась.
  - Ты обещал, ведь я выполнила твоё условие.
  - У меня было несколько условий, поэтому слушай следующее: ты проводишь этот вечер со мной. Я не хочу, чтобы ты отходила от меня дольше, чем на пять минут.
  - Уже посягаешь на мою свободу? - неодобрительно покачала головой я, пытаясь спрятать улыбку.
  - Именно так. Ты против? - беззастенчиво ответил мне парень.
  - Нет, хотя мне бы стоило возмутиться.
  - Вот и чудно. Тогда как насчёт того, чтобы закончить грим, сидя у меня на коленях? - в глубине янтарных глаз заплясали озорные дьяволята.
  Я в очередной раз упрямо покачала головой, а затем с мстительной улыбкой потянулась за ёмкостью с самым ядрёным оттенком зелёного, который у меня имелся:
  - Вам, господин Ринальди, стоит быть осмотрительнее, когда делаете такие предложения тому, от кого зависит цвет вашей шевелюры.
  - Каюсь, но я должен был попытаться, - по-мальчишески задорно улыбнулся мне тот и подарил ещё один краткий поцелуй в запястье.
  И в момент очередного проявления нежности со стороны парня я окончательно поняла, что безвозвратно пропала. Мне и раньше нравилось проводить время с Кристианом, я привыкла к его постоянному присутствию в своей жизни, он стал для меня отличным другом, вот только то чувство, что изначально я приняла за дружбу, буквально только что вылилось в чистейшую страсть. Я теряла голову от Кристиана и, забывая об осмотрительности и своих опасениях, готова была с головой нырнуть в омут охватившего меня безумия. Оно было пьянящим, дурманящим, манящим. Словно мотылёк, я летела на свет зарождающегося чувства, не задумываясь об опасности, которую оно могло в себе таить. Возможно, я обожгусь; быть может, сгорю дотла, но остановиться было выше моих сил. В конце концов, моя судьба была предрешена ещё в тот момент, когда я впервые взглянула в глаза Кристиана и утонула в их янтарной глубине.
  ***
  
  Когда мы с Кристианом спустились на первый этаж, вечеринка была уже в самом разгаре. Рука парня надёжно покоилась на моей талии, и он направлял меня сквозь толпу, не отставая ни на шаг. Пока мы шли, я ловила на себе заинтересованные взгляды гостей, и это не стало для меня сюрпризом: с Кристианом мы составляли эффектную пару. Стараясь не робеть от пристального внимания, с гордо поднятой головой я продолжала лавировать между танцующими парами. Делию мы обнаружили раскладывающей очередную порцию закусок на кухне. Увидев Кристиана, она не сразу поверила своим глазам.
  - Ариана, - просияла девушка. - Как же тебе удалось привести на вечеринку этого упрямца?
  - У Ариана свои методы, - выразительно посмотрел на меня Крис и переплёл наши пальцы, нисколько не смущаясь своей сестры, в глазах которой отразились удивление и радость.
  Заметив моё замешательство, девушка тактично свела поток восторженных комментариев к минимуму, ограничившись лишь искренней благодарностью за то, что мы пришли. И за это я была ей крайне признательна. Несмотря на то, что мне были приятны милые знаки внимания со стороны Криса, я чувствовала себя неловко. Одно дело - выражать свои чувства за закрытыми дверьми спальни, и совсем другое - выставлять их на всеобщее обозрение. Казалось, Кристиану ничего не стоило обнимать меня у всех на глазах, я же так не могла. У меня было слишком мало времени, чтобы привыкнуть к новой стадии наших отношений, пусть ещё и не официальных. Неловкость достигла своего апогея, когда я увидела Джека и Лису, приближающихся к нам. Запаниковав, я разомкнула наши с Кристианом руки и отстранилась от него в надежде, что поспешность моих действий не была замечена друзьями, поглощёнными разговором. Когда они приблизились к нам, от меня не укрылось, как поменялся в лице Джек, обратив внимание на разводы алой краски на моём теле, подозрительно сочетавшейся с оттенком, которым была выполнена "улыбка" Джокера. Я не стала смывать красные следы, оставшиеся после поцелуев Криса, довольствуясь тем, что размазала их по коже. И ровно до того момента, как их увидел Джек, мне было совершенно безразлично, кто и что подумает. Я так боялась уловить осуждение в глазах лучшего друга, что, сгорая от стыда, совершенно забыла о том, какую реакцию моя попытка отстраниться вызовет у Кристиана. Я почувствовала, как он напрягся, и, казалось, ровно в ту секунду, как наши пальцы разомкнулись, между нами выросла ледяная стена. Я старалась поддерживать разговор, своевременно улыбаться и кивать, но все мои мысли были заняты накалившейся обстановкой между нами. К нашей компании подходили знакомые и незнакомые люди, приглашённые друзьями; песня сменялась за песней; Делия выполняла роль гостеприимной хозяйки, а Джек и Лиса с энтузиазмом ей в этом помогали. Мне же веселиться больше не хотелось. При первой же возможности Крис незаметно увлёк меня в сторону одного из подсобных помещений, плотно закрыл за нами дверь и одарил меня таким красноречивым взглядом, что я внутренне сжалась:
  - Ариана, я не понимаю, как ты ко мне относишься. Когда мы наедине, тебе комфортно со мной. Стоит нам оказаться на глазах твоих друзей, ты пытаешься отскочить от меня на другой конец комнаты. Что происходит?
  - Крис, это сложно...
  - А ты попробуй мне объяснить. Может быть, я пойму? Если я тороплю события, если ты не хочешь быть со мной, если предпочтёшь остаться друзьями, скажи мне об этом. Мне важно услышать это от тебя.
  - Я хочу быть с тобой, - прошептала я, потупляя взор.
  - Тогда в чём причина? - мягко обратился ко мне парень.
  Я видела, как он сдерживался, чтобы не спугнуть меня своей настойчивостью; как поднялась и опустилась рука, так и не решившаяся сжать мою; какой нежностью был наполнен взгляд. Видела... Но не могла стереть из памяти другой взгляд, полный надежды и горечи, - взгляд моего лучшего друга. Когда Джек увидел нас с Крисом, стоявшими бок о бок, что-то в его глазах потухло. И я не могла спокойно раствориться в отношениях, которые одновременно делали счастливой меня и несчастным Джека. Это казалось таким неправильным. Наше молчание затянулось. Я не знала, как объяснить Крису свои опасения, чтобы не разрушить то, что толком даже не успело начаться, но он понял всё без слов:
  - Ты не хочешь, чтобы узнал твой поклонник, так ведь?
  - Я не хочу ранить Джека.
  - Или сжечь все мосты... - добавил Крис. - Ты ведь ещё и сама не решила, хочешь ли отказаться от него.
  - Это здесь ни при чём, Кристиан, - встрепенулась я. - Я просто оказалась не готова рассказать ему о нас прямо сейчас.
  - Но однажды тебе придётся с ним объясниться. Твой друг уже большой мальчик, он переживёт.
  - Но какой ценой...
  - А какую цену готова заплатить ты, чтобы сберечь его спокойствие? Проведёшь с ним остаток жизни, только чтобы оградить от правды? Это не жертвенность, Ариана, это глупость, - разочаровано проговорил Крис.
  - Мне всего лишь нужно время, чтобы собраться с мыслями.
  - Хорошо, я услышал тебя, но быть в отношениях третьим в мои планы не входит. Я не требую от тебя невозможного, не прошу выбирать между мною и другом, но, если ты правда хочешь быть со мной, будь готова сообщить ему, что ничего, кроме дружбы, между вами не будет, - Кристиан развернулся и взялся было за ручку двери, но я коснулась его плеча, побуждая обернуться.
  - Пожалуйста, не оставляй меня одну, - взволнованно проговорила я, пытаясь разглядеть выражение лица парня в полутьме комнаты.
  - Вечеринка меня утомила. Твоя цель достигнута - Делию ты обрадовала, поэтому я ухожу. Как только будешь готова объяснить своему приятелю, что ваши воображаемые отношения подошли к концу, ты знаешь, где меня найти, Ариана, - холодно отчеканил Кристиан, распахнул дверь, впуская в комнату звуки музыки и весёлый гомон, и решительно направился прочь.
  Я последовала за ним, но потеряла его из виду практически моментально. Искать Кристиана не имело смысла, мне было больше нечего ему сказать. Он оказался прав во всём, а мне пора было взрослеть и учиться брать на себя ответственность за принятые решения. Усидеть на двух стульях не удастся, именно это пытался донести до меня Крис. Одному из парней всё равно будет больно, мне же предстояло выбрать, кому именно. С Джеком мне было надёжно, он безупречно вписывался в мои планы на жизнь, понимал меня с полуслова и однажды стал бы для меня идеальным парнем, вот только рядом с ним моё сердце не трепетало. Кристиана узнавать я только начинала, но находиться с ним было так же легко, как дышать. Он ворвался в мою размеренную жизнь, вытолкнул из зоны комфорта и раскрыл мне глаза на качества, о наличии в себе которых я даже не подозревала. Каждый день он бросал мне вызов и удивлял. Я понятия не имела, что принесут мне отношения с ним, но одно могла сказать с уверенностью: однажды этот парень может либо сделать меня до безумия счастливой, либо разбить мне сердце вдребезги. И от этого мне становилось страшно. Я никогда не отличалась смелостью и ненавидела риск.
  Оказавшись в эпицентре вечеринки, я затерялась среди танцующих. Глаза, в уголках которых скопилась непрошеная влага, непроизвольно закрылись, и я попыталась отрешиться от всего мира, растворившись в музыке, подчиняющей тело своим мощным импульсам. Ток пронёсся по венам, и я качнулась в такт аккордам, заглушающим шум толпы. Энергия пульсировала внутри меня и требовала выплеска, поэтому я позволила себе отпустить контроль, почувствовать себя свободной. Танец разжимал тиски боли, помогал забыться, дарил ощущение, что мне всё по плечу. На танцполе позволено сходить с ума, и никто не поставит это тебе в укор. Толпа подпевала солисту, чьи-ту руки сжали мою талию, и я даже не пыталась отстраниться, смело встречая взгляд незнакомца, решившего разделить этот момент со мной и чьё лицо я завтра даже не вспомню. Находиться рядом с чужими людьми сейчас было проще. Им наплевать, почему в твоих глазах отражается грусть, а по щекам катятся слёзы. Мы танцевали, полностью отдаваясь процессу, словно впав в транс, и мне чертовски нравилось это чувство. Я с удовольствием провела бы так так весь вечер, но некстати завибрировавший в кармане телефон вывел меня из оцепенения. На дисплее высветился номер мамы, и в свете последни событий я должна была ответить на звонок, чтобы избавить её от беспокойства.
  Из-за громкой музыки мне пришлось подняться наверх. Закрыв за собой дверь одной из пустующих комнат, я перезвонила родителям и в тысячный раз уверила их, что со мной всё в порядке. Они, кажется, поверили, как и предыдущие девятьсот девяносто девять, собственно говоря. Но что я могла поделать? Меня всегда от всего оберегали, и я не могла сказать, что мне это не нравилось. Говорили мы недолго, родители не хотели отвлекать меня от веселья, поэтому очень скоро я завершила вызов. Прижавшись к холодному окну, сквозь которое в комнату лился призрачный свет уличного фонаря, я устало вздохнула и решила вернуться на вечеринку. Быть одной мне сейчас совершенно не хотелось. Я подошла к двери и повернула ручку, но, на удивление, она не поддалась.
  - Проклятье! - выругалась я, когда после тщетных попыток выбраться поняла, что заперта снаружи.
  Может, это был чей-то неудачный розыгрыш? Дотянувшись до выключателя, я зажгла в комнате свет, однако не прошло и десяти секунд, как он померк вместе с уличным фонарём. Выглянув на балкон, я окончательно убедилась, что в доме погасло всё освещение, так как первый этаж утопал во тьме. В свете последних событий стало страшно. Я со всей силы начала стучать в дверь, но маловероятно, что кто-нибудь мог найти меня в этом крыле дома. Прошло всего несколько секунд, и мне они показались вечностью. В груди зарождался приступ паники. Судорожно сжимая телефон в руках, я набрала номер Джека, молясь, чтобы он поднял трубку, но ни он, ни Алиса, ни Делия, ни Крис так и не услышали звонка. Отчаяние начало плавно затоплять моё сознание. Мне до ужаса хотелось выбраться из этой злополучной, тёмной комнаты. Наощупь добравшись до кресла, я калачиком свернулась в нём и попыталась выровнять рваное дыхание. Чтобы найти выход из ситуации, мне нужно было успокоиться.
  Внезапно телефон в руках завибрировал, на экране высветился номер Джека. Не веря собственному счастью, я ответила на звонок и услышала в трубке родной голос. Соскочив со своего места, я принялась нервно мерить шагами пространство и судорожно вспоминать расположение комнаты, в которой меня заперли, чтобы обрисовать ситуацию Джеку. Он внимательно слушал мои сбивчивые комментарии, но внезапно раздавшийся со стороны окна скрежет заставил меня замолчать. Слова замерли на губах, а друг тем временем пытался докричаться до меня, но тщетно.
  - Ало, Ариана! Ты слышишь? - повторял Джек снова и снова на другом конце телефонной линии, но моё внимание было приковано к балконной двери.
  Ошибки быть не могло, я была уверена, что за ней кто-то был.
  - Джек, я умоляю тебя, поторопись, - на удивление, мне удалось закончить предложение ровным голосом. - Кто-то пытается проникнуть в комнату, мне очень страшно.
  Раньше, чем я услышала ответ, раздался звон разбивающегося стекла, и пол усеяли тысячи сверкающих осколков. По моим щекам покатились безмолвные слёзы, когда я разглядела возникшую в образовавшемся проёме тень в развевающемся чёрном плаще. Это был он, мой ночной мучитель во плоти.
  - Ариана, я сейчас буду. Что происходит? Я слышал шум, - тараторил Джек, но я едва ли понимала, о чём он говорит.
  Страх своими жуткими щупальцами проникал в каждый уголок моего сознания. От существа, застывшего передо мной, веяло холодом. При одном взгляде на него становилось понятным, что не стоит ждать пощады. В голове пронеслись воспоминания моей последний встречи с этим чудовищем, неоспоримым доказательством которой служил пересекающий моё тело шрам. Неужели меня снова попытаются убить?
  - Джек, пожалуйста, он уже здесь... - взмолилась я, сжимая телефон, словно спасательный круг.
  Я стала пятиться назад, пока не упёрлась в дверь. Дёрганье ручки, что и требовалось доказать, не принесло результата. Между тем зловещая тень не медлила. Вот незнакомец уже стоял посреди комнаты, приближаясь ко мне нарочито медленно. Казалось, он наслаждался моим ужасом, впитывал его в себя. В руке блеснуло лезвие меча, заносимого надо мной. Понимая, что от этого зависит моя жизнь, я закричала, что было мочи:
  - Помогите! Кто-нибудь! Пожалуйста, помогите!
  Когда оружие стало неминуемо приближаться к моему сердцу, я стремительно отскочила, но тут же почувствовала резкую боль в районе плеча. К счастью, удар оказался не смертельным. Телефон отлетел в сторону. Инстинктивно притронувшись к ране, я почувствовала, как что-то тёплое и липкой обагряет пальцы, но у меня не было времени как следует это осмыслить.
  - Почему вы меня преследуете? - в ужасе пролепетала я, пытаясь отвлечь незнакомца разговором.
  Мне было жизненно необходимо найти способ оттянуть время, пока не подоспеет помощь. Обороняться было нечем. Ситуацию осложняла темнота, царившая в комнате, но нападавшему она, похоже, не доставляла неудобств.
  - Вам ведь всё равно не убежать, госпожа Энгельгардт, - услышала я низкий мужской голос.
  - Мне кажется, вы меня с кем-то путаете! - попыталась переубедить его я, чувствуя, как тёплая струйка крови сочится по коже.
  - Вам кажется, - уверенно произнёс тот, после чего молниеносно оказался рядом, резким ударом пригвождая меня к стене и вновь занося надо мной меч.
  На этот раз я не успела среагировать, убийца двигался с нечеловеческой быстротой. При этом незнакомец как будто специально сдавил моё раненое плечо с такой силой, что мне казалось, он раздробит мне кости. От острой вспышки боли помутнело в глазах, я отчаянно пыталась вырваться из мёртвой хватки, но сил оставалось всё меньше. Я балансировала на тонкой грани между сознанием и беспамятством.
  - Ариана! - вдруг послышался голос Кристиана, прорвавшийся сквозь пелену моего затуманенного разума, но я не могла с уверенностью сказать, не был ли он всего лишь моей предсмертной галлюцинацией.
  Сил бороться больше не осталось - настолько нестерпимой была боль. Отяжелевшие веки сомкнулись, и я окончательно провалилась в забытье.
  Глава 8
  
  Я слышала голоса, плач, чувствовала осторожные касания и жгучую боль, пыталась открыть глаза или пошевелить пальцами, но у меня не получалось, словно я находилась под толстым слоем льда, видела свет, но не могла вынырнуть наружу, вынужденная биться о замёрзшую гладь воды в поисках спасения и тонуть всё глубже.
  - Почему она не приходит в себя? - отчаянный всхлип.
  - У неё болевой шок, нужно время.
  - Мы должны вызвать скорую помощь, - взволнованный шёпот.
  - Если ты не заметил, у нас не типичная ситуация, - стальные нотки в интонации. - Скорая ей не поможет.
  Это был Кристиан. Я узнала леденяще строгий голос. Цепляясь за него, словно за якорь, я силилась оставаться в сознании. Болезненные воспоминания о последних событиях вечера хлынули на меня сокрушающим потоком. Горящие ненавистью глаза убийцы, удар мечом, кровь, темнота. Смерть должна была принести спокойствие, но я чувствовала боль... Неужели я всё ещё жива? С губ сорвался стон.
  - Ариана? - кажется, это был Джек, его рука сжимала мою. - Потерпи ещё немного, родная, скоро станет легче.
  - Алиса, вернись к гостям, - снова сдержанный голос Кристиана.
  - Я не оставлю её здесь! Делия справится сама! - Алиса почти перешла на крик, но в нём слышалась дрожь.
  - Я позабочусь о ней, обещаю. А сейчас делай, как тебе велят. Гости должны быть отосланы по домам и быстро. У нас есть ещё проблемы, которые нужно срочно уладить. Делию отправьте на чердак, она должна проследить, чтобы до моего возращения никто оттуда не сбежал, - властно раздавал указания Кристиан.
  Постепенно ко мне начала возвращаться способность двигаться. Я разомкнула веки и шевельнула окоченевшими пальцами, но даже такое ничтожное телодвижение вызвало очередную вспышку мучительной боли, сорвав с моих губ тихий стон. Парни засуетились рядом.
  - Позволь мне. Я отнесу её в комнату, - обратился Крис к Джеку, но друг воспротивился, выражая желание сделать это самостоятельно.
  - Почему вы, люди, такие упрямые? - сквозь зубы процедил Ринальди младший.
  Друг попытался было взять меня на руки, но нечаянно задел плечо. Боль тут же отозвалась во всём теле. Я не сдержала всхлип, а Кристиан готов был взглядом просверлить дыру в Джеке. Судя по грозному виду, он был страшно зол. Не слушая больше возражений и аккуратно переместив меня в объятия, Крис направился в сторону своей спальни со мной на руках.
  - Вот видишь, сначала ты помогла мне, а теперь я помогаю тебе, - прошептал парень, укладывая меня в постель.
  При этом он указал взглядом на свою руку. На удивление, на ней не осталось и следа от ожога. Я в недоумении вздёрнула бровь, но Кристиан сделал вид, что не заметил этого жеста, и не удостоил меня объяснениями.
  - Первым делом, тебе лучше надеть что-то более приемлемое и обработать рану. Джек, выйди! - деловито начал Крис.
  - А ты, значит, останешься? - съязвил друг в ответ.
  - Это моя спальня, и я сегодня за доктора. Ещё вопросы есть?
  Как только за Джеком закрылась дверь, Кристиан на несколько секунд скрылся в своём огромном шкафу и вернулся ко мне с одной из своих рубашек.
  - Я помогу тебе избавиться от одежды, - сообщил мне парень и, не сдержав смешка, добавил. - Вообще я планировал, чтобы это прозвучало в другом контексте...
  Я одарила Криса красноречивым взглядом, но покаяния в парне не наблюдалось. Он присел рядом со мной, расстегнул каждый крючок, надел на меня рубашку, чтобы соблюсти меры приличия, и только потом помог стянуть комбинезон. К сожалению, наряд был безвозвратно испорчен, будучи щедро пропитанным моей кровью. Стало жалко портить ещё и идеально выглаженную рубашку Кристиана, но выбор был невелик. Парень натянул покрывало поверх моих оголённых ног, приспустил ворот, освобождая от ткани моё плечо и промыл рану. Закончив осмотр повреждённой плоти, он достал тюбик с той самой мазью, которую я так недавно накладывала на его руку, бинты и ещё какие-то лекарства.
  - У меня всё заживёт так же быстро, как и у тебя? - выдвинула предположение я, опираясь на отсутствие у Криса повязки.
  Не скажу, что мне хотелось особенно разглагольствовать - мои ощущения на данный момент были не из приятных, но я пыталась хоть как-то себя отвлечь, чтобы не соскочить с кровати и не убежать подальше от спасительных мер. Между тем глаза уже начали слезиться от боли.
  - Надеюсь, - только и сказал Кристиан, сосредоточившись на оказании помощи.
  Стоит отдать ему должное, действовал он со знанием дела. По крайней мере, делал вид, что хоть что-то в этом понимает. Мазь вызывала жжение, заставляя до боли сжимать кулаки и извиваться от неприятных ощущений. Вскоре вернулся Джек и уселся рядом, крепко сжимая мою свободную руку и оказывая посильную помощь. Ощущая его тепло рядом, я немного расслабилась, хотя сам он выглядел сконфуженно. Кристиана же присутствие друга напрягало.
  - Джек, выкинь всё это, - скомандовал хозяин апартаментов, указывая на остатки моей одежды.
  Таки нашёл повод избавиться от конкурента. Разве не детский сад?
  - Как скажете, босс, - саркастично ответил ему тот, но всё-таки не счёл нужным пререкаться и вынес из комнаты ворох испорченной одежды и окровавленных бинтов.
  Как только за Джеком в очередной раз закрылась дверь, я прошептала, стиснув зубы:
  - Веди себя приличнее.
  - А ты не трать силы на пустую болтовню, - парировал Крис. - Я скоро закончу обрабатывать рану и верну тебе твоего ненаглядного.
  Я даже не пыталась возражать. Хочет и дальше вести себя незрело - его проблема, но я не собиралась это поощрять. У меня были проблемы поважнее чьего-то уязвлённого самолюбия. Перед тем, как оставить меня одну, Кристиан молча напоил меня таблетками. С учётом того, как быстро меня одолела сонливость, это была ударная доза снотворного. Уже засыпая, я почувствовала присутствие Джека в комнате. С ним пришло спокойствие, но не без примеси разочарования. Как бы трудно мне ни было это признавать, я до последнего надеялась, что рядом останется Крис. Глупо... Но рациональность и чувства редко ходят рука об руку.
  Джек сжал мою руку, и, убаюканная его теплом, я всё же провалилась в крепкий сон, вырвавший меня их тисков боли. Разобраться со своим сконфуженным сознанием я ещё успею, но это будет позже, а сейчас измученному телу нужен был самый обычный отдых. Говорят, утро вечера мудренее. Как же я надеялась, что в этих словах крылась хотя бы доля истины.
  
  ***
  Я проснулась посреди ночи. Часов нигде не было, но, судя по кромешной тьме, утро обещало наступить ещё не скоро. Одно я понимала точно: снова провалиться в сон я определённо больше не смогу. Я попыталась встать, нащупывая пол босыми ногами. В теле присутствовала слабость, однако рана больше не саднила. Что же, должна признать, мазь и правда волшебная. Добравшись до двери, я выглянула наружу. Свет нигде не горел, коридор был пуст, стояла гнетущая тишина. Интересно, где же Кристиан? В свою комнату он больше не возвращался. А Джек? Почему он исчез? В душе нарастало беспокойство, вот только волновалась я не за себя. Возникло предчувствия чего-то страшного. Нерациональное, странное чувство. В голове всё перемешалось, всплывали абсолютно абсурдные мысли. Я зажмурилась, чтобы отогнать навязчивые видения. Может быть, так на меня действуют препараты, которые я приняла? Я была совершенно дезориентирована, с трудом понимала, что происходит вокруг, но что-то заставляло меня двигаться в сторону лестницы.
  Дойдя до ступенек, я направилась не вниз, как, пожалуй, следовало, а выше - на чердак. С моей стороны это было по меньшей мере глупо, но я наощупь дошла до двери и слегка её подтолкнула. На пол пролилась полоска света, ослепляющая после долгого пребывания в темноте. Я проскользнула внутрь, и несколько пар глаз вперили в меня неоднозначные, но многозначительные взгляды. Это были мои друзья и ещё некто... прикованный цепями к стулу. Я в недоумении обвела взглядом всех здесь присутствующих, но те сохраняли тягостное молчание.
  Я сосредоточила внимание на пленнике: сильные руки, сжатые в кулаки; внушительная фигура едва помещалась на ветхом стуле; голова опущена вниз; длинные, грязные пряди волос ниспадали на лицо. Пленник исподлобья взглянул на меня своими налитыми кровью глазами и ухмыльнулся, хотя ухмылка скорее походила на оскал. Его лицо было разбито, одежда местами изорвана. В тот момент он напоминал загнанного в угол зверя. Я узнала в нём таинственного убийцу, но, на удивление, вместо ненависти почувствовала к нему жалость. Это как минимум странно при условии, что он успешно проткнул меня мечом. Ещё больше меня поразил застывший в руке Криса длинный заострённый кол. Я сделала шаг вперёд и сдавленно произнесла:
  - Ты же не собираешься..., - закончить своё предположение мне было не по силам.
  - Убить его? О, именно это я сейчас и сделаю, - в голосе Кристиана не прозвучало и тени эмоций, он неотрывно смотрел на пленника. - Джек, выведи её.
  - Не смей! - завизжала я, кидаясь к ним, но Джек успел меня перехватить.
  Парень крепко прижал меня к груди и попытался вразумить:
  - Ариана, мы не можем его опустить. Успокойся, иди в спальню и ложись спать. Мы поговорим обо всём утром. Я тебя провожу. Тебе ни к чему на это смотреть.
  От глубокого шока я даже не сразу нашлась, как реагировать на его слова. Меня била крупная дрожь, руки тряслись, глаза горели лихорадочным блеском. Казалось, что всё происходящее всего лишь дурной сон, вот только я никак не могла проснуться.
  - Вы все сошли с ума! - я с нечеловеческим усилием вырвалась из рук Джека, не ожидавшего от меня проявления такой силы, и кинулась к Кристиану, закрывая собой пленника.
  Почему даже девочки не пытаются вмешаться, неужели они считают происходящее нормальным? Как можно лишить жизни живое существо, пусть даже оно и пыталось уничтожить меня?
  - Пожалуйста, не нужно никого убивать! - взмолилась я.
  - Ариана, отойди, - отчеканил Крис.
  - Умоляю! - я дотронулась до его руки, подбираясь к орудию, покоящемуся в ней, и медленно обхватывая древко.
  В глазах Криса отразились нерешительность, сомнение, даже боль, но, как только он снова посмотрел мне в глаза, прежняя жёсткость вернулась. Кристиан уже принял решение и по каким-то одному ему известным причинам не готов был от него отступиться.
  Внезапно что-то пошло не так, послышался отчаянный визг Алисы:
  - Ариана, осторожно!
  В ту же секунда Кристиан толкнул меня себе за спину и со всей силы вонзил кол в кого-то, стоящего перед ним. Я не понимала, что произошло, не понимала, как я оказалась в объятиях Джека, каким образом освободился до недавнего времени пленник. А главное, зачем ему снова понадобилось меня убивать. Я ведь пыталась спасти его. Меня повели к выходу, Делия пыталась что-то до меня донести, но я не слушала. Только смотрела на оставшуюся стоять на том же месте одинокую фигуру Криса, который выглядел сейчас, кажется, даже хуже, чем я. Я проследила за его взглядом, направленным на то место, где по идее должен был лежать труп, но кроме горстки дымящегося пепла не увидела больше ничего. Как такое возможно? Оружие продолжало мирно покоиться в его руках, как будто несколько секунд назад ничего не произошло. Больше всего я хотела верить именно в это. Может быть, мне это только приснилось? Посттравматический шок или ещё какая-нибудь ерунда, я готова была принять любое рациональное объяснение.
  Когда меня отвели на кухню и подали стакан воды, я залпом его осушила. Стало спокойнее, по прошествии десяти минут здравомыслие снова ко мне вернулось. Всё это время друзья пристально следили за каждым моим движением, вероятно, ожидая истерики. Джек не отпускал мою руку, но больше всего на свете мне хотелось остаться одной. Я не понимала, что творится вокруг меня, но должна была получить ответы:
  - Что произошло?
  - Будет лучше, если тебе всё расскажет Кристиан..., - запнулась Делия.
  - Он захочет сейчас со мной говорить?
  - Я не знаю, Ариана. Не смотри на меня так, я не знаю! - нервно и в то же время растерянно произнесла Делия.
  На удивление, теперь хладнокровие присутствовало только во мне, поэтому я встала и направилась на поиски единственного человека, кто, кажется, мог мне помочь. Душа начала плавно опускаться в пятки при мысли о возвращении на чердак. Злополучное помещение я нашла пустующим, но, как только собралась выходить, на пороге столкнулась с Кристианом лицом к лицу:
  - Слышал твои шаги, решил облегчить тебе задачу. Знал, что настырная девочка всё равно меня найдёт.
  - Спасибо, - сдавленно изрекла я, но тень улыбки, хоть и некстати, всё равно коснулась лица.
  - Ты хотела узнать, что за чертовщина творится вокруг тебя? Пожалуй, в этом я могу помочь, но не обещаю, что рассказ будет приятным.
  - В свете последних событий, я не ждала ничего приятного. И ещё, спасибо.
  - За что?
  - За то, что спас мне жизнь. И не один раз. Я уверена, что тот шаг, - замялась я, намекая на убийство, - Дался тебе нелегко.
  - Не стоит. Я не мог иначе, - казалось, что вся тяжесть ответственности вновь рухнула Крису на плечи.
  Я успела тысячу раз пожалеть о том, что напомнила ему о событиях, так его терзавших, хоть он и пытался это скрыть. Я больше не осуждала поступок Кристиана. Очевидно, мне была известно далеко не всё о сегодняшних событиях, но в одном я была уверена: убийца не остановился бы до тех пор, пока не добился желаемого - моей смерти. Кем бы он ни был, он жаждал моей крови. Кристиан принял непосильно трудное решение за меня, снял с моих плечей груз ответственности за чужую жизнь и переложил на свои. И за это я была ему благодарна.
  - Давай присядем, и я постараюсь кое-что прояснить, - предложил Крис. - К таким разговорам обычно готовят, чтобы не слишком шокировать, но то, чему ты только что стала свидетелем, является достаточно красноречивым вступлением.
  Мы расположились на ступеньках лестницы и я, чувствуя, как нарастает внутренняя паника, вся обратилась в слух.
  - Ариана, как ты относишься к сказкам? - последовал внезапный вопрос.
  - Я люблю сказки, - ответила я, не понимая, что от меня хотят услышать.
  - Но веришь ли ты в них?
  - Сказки - всего лишь красивые истории. В них верят разве что дети.
  - Почему? - внимательно посмотрел на меня Крис.
  - Потому что в жизни так не бывает. Сказки - это фантазии, нерациональный взгляд на действительность, - пожала плечами я. - Какое отношение это имеет к твоему рассказу?
  - Самое прямое. Ариана, то, что произошло с тобой за последние пару дней, можно объяснить рационально?
  - Если списать всё на то, что я тронулась умом, да.
  - А если мы предположим, что ты в здравом уме? - продолжил блиц-опрос Крис.
  - Нет? - с сомнением посмотрела я на него.
  - Тогда какой напрашивается вывод?
  - У происходящего есть нерациональное объяснение.
  - Вот теперь ты готова меня слушать, - одобрительно кивнул Кристиан. - Прости за длинное вступление, но мне важно, чтобы по окончанию рассказа ты не покрутила пальцем у виска и не посоветовала мне лечиться.
  - Ты меня пугаешь.
  - Я не хочу, чтобы ты боялась правды. Она должна сделать тебя сильнее, а не ослабить. Этот мир гораздо сложнее, чем ты думаешь. Люди - крайне ограниченные существа. Они полагают, что являются единственными разумными созданиями, населяющими землю. А между тем параллельно с ними живут персонажи, которые в этом мире давно считаются вымыслом - вампиры, чёрные маги, ведьмы и много других не менее реальных существ. Их рисуют и описывают по-разному, но в целом считают лишь героями легенд и мифов. Какое же глубокое заблуждение! В каждой сказке есть немалая доля правды. Магия так же реальна, как воздух. Мир ею пропитан, и ты уже прочувствовала её влияние на себе. Твой шрам, появившийся во сне, - живое тому подтверждение. Он оставлен магией и залечен ею же.
  - Похоже на бред, - тряхнула головой я.
  - Знаю, но в глубине души ты чувствуешь, что я говорю правду, потому что по твоим венам течёт чистейшая магия. Между миром людей и полуночным царством - так мы называем мир магических существ - есть незримая завеса, позволяющая нам сосуществовать мирно и не пересекаться друг с другом без надобности. Обитая в параллельном измерении, жители полуночного царства могут не скрываться. Забвение спасло их от гонений. Особенно тех, кого издревле считали злом, тех же вампиров, например.
  - Вампиры? Ты мог придумать что-нибудь более правдоподобное? - недоверчиво изогнула я бровь.
  - Это не шутка, Ариана, - осадил меня Крис. - Точную историю их возникновения доподлинно никто не знает. Очевидно одно, вампиры появились на свет не многим позже людей. Изначально употребляя в пищу исключительно человеческую кровь, они навевали ужас на мирных жителей. Быстрые, сильные, безжалостные демоны в обличье ангелов, бесконтрольно гуляющие по земле и уничтожающие всё на своём пути. Один вампир мог истребить целое селение, царил сущий хаос. Вскоре люди начали давать своим мучителям отпор, появились охотники, научившиеся выслеживать и убивать их, но это было не единственной проблемой. Число вампиров росло, продолжительность их жизни на порядок больше, чем у людей, а каждой особи нужно было добывать пропитание. Очевидно, однажды крови бы на всех не хватило. Тогда вампиры решили избрать себе правителя из числа прямых потомков самого первого вампира - выходца из клана Энгельгардт, полностью покориться его воле и принести ему клятву верности, а он в свою очередь должен был установить порядок, объединить разрозненные племена и очертить границы, в которых вампиры могли жить и питаться. И новый правитель успешной справился с задачей. С тех пор вампирами всегда правил король, реже - королева. Люди были ограждены от опасности. Охота разрешалась только на животных, законы были непреложны. Никто не решался идти против воли короля. А после создания завесы человеческий мир и вовсе стал считать вампиров вымыслом, фантастикой, утихомирились охотники на них.
  - Очень рада за вампиров, но какое отношение эта история имеет ко мне? - всё ещё недоверчиво спросила я.
  - Тот, кто пытался убить тебя, был вампиром.
  - Но почему тогда он пытался пронзить меня мечом, а не вонзить клыки в мою шею?
  - Вампиры не пьют кровь себе подобных, - пояснил Крис, внимательно следя за моей реакцией.
  - Но я не вампир! - возмущённо отозвалась я. - Я не пью кровь, не сплю в гробах, не горю под солнцем и не боюсь святой воды.
  - Вампиры тоже этого не делают, ну, кроме той части, где говорится про кровь, - закатил глаза Крис. - Если вкратце, есть два типа вампиров: рождённые и обращённые. Ребёнок, хотя бы один из родителей которого вампир, зовётся ламией. До определённого возраста ген вампира в нём дремлет, поэтому первые шестнадцать-восемнадцать лет жизни ламии больше похожи на людей, чем на вампиров. Им не нужна кровь, они не обладают сверхъестественными силами, их физические данные и иммунитет, как правило, лучше, чем у людей, но в остальном разница практически неощутима. По достижению совершеннолетия ламия перерождается в полноценного вампира самостоятельно. Обращённые вампиры - это люди, укушенные вампиром. Тот, кто охотился за тобой, был обращённым вампиром, поэтому его тело истлело, когда я проткнул его сердце колом. Будь на его месте ламия, нам бы пришлось не пол подметать, а труп в лесу закапывать.
  - Но мои родители люди, как я могу быть ламией?
  - Тебе известно не всё о твоей семье. Ты, вероятно, замечала провалы в своей памяти? Лет так до семи, - поинтересовался Кристиан так, словно уже знал ответ.
  - Да, но почему ты спрашиваешь?
  - Потому что я могу восполнить большую их часть, - я отнеслась к словам парня с сомнением, но тем не менее продолжала внимательно следить за повествованием. - Мой отец хотел сам всё тебе рассказать, но мама настояла, чтобы это сделал я. Ей казалось, что так тебе будет легче, потому что в твоём прошлом мы были очень близки. Ариана, я понимаю, звучит дико, но мы выросли вместе. Наши родители дружили. Я имею в виду твою настоящую семью. Полагаю, тебе никогда не говорили, что около десяти лет назад ты была удочерена бездетной человеческой парой? Они опасались, что когда-нибудь тебя найдут твои настоящие родители, поэтому вы и живёте в таком маленьком городе.
  - Нет, это невозможно. Мои родители бы сказали мне...
  - Как видишь не сказали, поэтому ты, конечно же, ничего не знаешь о своём происхождении и сущности. Твоя память, словно чистый лист, у тебя не сохранилось воспоминаний о прошлом, о настоящей семье, обо мне...
  - Похоже на неудачную шутку, - обескураженно прошептала я, не зная, как реагировать на шокирующую новость.
  - Ты ведь знаешь, что я говорю тебе правду. Это единственная причина, почему ты всё ещё жадно слушаешь каждое моё слово. На твоей памяти блок, но это не поменяло того, кем ты являешься на самом деле. Где-то в глубинах твоего сознания живо каждое воспоминание, и оно откликается на мой рассказ, заставляет тебя верить. Однажды ты спросила меня, виделись ли мы когда-то. Ответ: да. Мы провели вместе всё наше детство, были неразлучны.
  - Значит я ламия? А ты? - спросила я настороженно.
  - Тоже ламия, но с тобой всё не так просто. Есть ещё кое-что, что я должен тебе рассказать. Десять лет назад на монаршую семью - короля и королеву, их родителей и семилетнюю дочь, направлявшихся в соседние владения, произошло жестокое нападение. Девочка бесследно исчезла. Много лет велись безуспешные поиски, каждый год в этот день всё королевство скорбит, одеваясь в тёмные одеяния. Но буквально пару месяцев назад на имя клана Ринальди приходит послание, где сообщается местонахождение юной принцессы, с просьбой воочию убедиться в его правдивости. И вот моя семья обнаруживает здесь шестнадцатилетнюю вампиршу, ничего не подозревающую о своём настоящем мире и о том, что она наследница престола, иными словами - Её Королевское высочество Ариана Даниэла Виктория Энгельгардт.
  - Ты хочешь сказать, что я и есть Ариана Энгельгардт? Потерянная принцесса? Как ты можешь быть уверен, что это не совпадение?
  - Одного взгляда на тебя, по воле случая переступившую порог нашего дома, хватило, чтобы я осознал: передо мной не Ариана Эванс, а Ариана Энгельгардт. Та, кого я так долго ждал... Я бы ни с кем тебя не перепутал, ты была моим миром - лучшим другом, сообщником по проказам, родной душой. Мне было всего одиннадцать, когда ты исчезла, но даже сейчас я без труда узнаю в тебе черты своей подруги. И если моих слов недостаточно, то уверяю тебя, не бывает столько совпадений. Много твои родители рассказывали тебе о твоих первых годах жизни? Может быть, ты сама что-нибудь вспомнишь из детства? Или будешь отрицать, что тебя мучают кошмары по ночам? А покушения, организованные кем-то, кому не выгодно твоё возвращение на престол, тоже случайность? Здесь хранятся целые альбомы с твоими фотографиями, на которых запечатлены будни маленькой наследницы. Девочка как две капли воды похожа на тебя в детстве. Ты ведь и сама всё понимаешь. Да, тебе нужно время и это нормально, что ты не сможешь сразу осознать действительность. К счастью, ты хотя бы не приняла меня за сумасшедшего, как поначалу сделал твой..., - Кристиан замялся, а на лице его промелькнуло презрение, - друг или кто он там - Джек. Но, хочешь ты этого или нет, твоя жизнь теперь очень резко изменится.
  Всё это время я нервно теребила край рубашки, в которой находилась до сих пор за неимением лучшей одежды. Разум старался справиться с информацией, свалившейся на меня как снег на голову, и это было непросто. Да, я не понимала, как объяснить тело, истлевшие на старом чердачном полу за считанные секунды. Да, я видела снимки принцессы - глупо отрицать наше сходство. Да, шрам, возникший аккурат после очередного ночного кошмара, тоже не поддавался логическому объяснению. Всё это не было рядовым стечением обстоятельств, но мне нужно время. День, два, неделя... Я не знала и больше ни в чём не была уверена. Случилось то, чего я больше всего опасалась, - мой сказочный мир рухнул. Как может оказаться, что я вовсе не я, а кровожадное чудовище? И почему это случилось именно со мной? Не на такие ответы я рассчитывала.
  - Крис, мне нужно всё обдумать. Для одного дня это, пожалуй, слишком. Я не знаю, чему верить, поэтому иду спать, - решительно поднялась я со ступеней. - Давай продолжим разговор в следующий раз.
  Кристиан поднялся следом за мной и молча проводил меня до спальни. Он не пытался меня утешить или убедить, что жизнь наладиться. В моей ситуации любые слова прозвучали бы фальшиво. Десять лет я проживала чужую жизнь и оказалась совершенно не готова к правде. И теперь... Теперь мне предстояло узнавать себя заново.
  Усевшись на постель, я вдруг вспомнила сон, привидевшийся мне после того, как обнаружила фото. Внезапно стало интересно, мог ли он быть одним из воспоминаний, поэтому я окрикнула Кристиана, уже было собравшегося покинуть спальню.
  - Крис, я, кажется, кое-что помню, - парень с надеждой обернулся и застыл в дверях. - Я видела один очень странный сон. Я не знаю, насколько он правдив, но, если хочешь, я тебе расскажу.
  - Ты уверена, что ты этого хочешь? - спросил он.
  - Уверена, это был прекрасный сон. Там был ты, а ещё... мама и папа, - и я пересказала Кристиану всё, что мне приснилось.
  Постепенно лицо парня всё больше и больше прояснялось, и, когда я дошла до описания фотографа, он с трудом сдерживал смех, выглядя при этом таким беспечным и веселым, каким я, кажется, его ещё никогда не видела. И от этого больно кольнуло сердце. Крис и правда ждал меня.
  - О, Ваше высочество, я прекрасно помню этот момент. Честно говоря, думал, ты закатишь им истерику и вышвырнешь бедного фотографа из дворца. Ты и не такое вытворяла, - парень расположился на краю своей кровати, и в этот момент я была совершенно не против его компании.
  - Ну, если я была принцессой, то имела на это право, - закатила глаза я. - Хотя, наверное, это было очень глупо?
  - Нет, все тебя обожали. Твоя детская непосредственность умиляла даже вечно серьёзную королевскую охрану. Они разговаривали с тобой, пока никто не видел. Твой личный телохранитель, которого ты видела у себя за спиной, позволял тебе делать с ним всё. Однажды ты ухитрилась заплести ему косички. Интересно, что помогло вызвать твоё воспоминание из памяти? Почему именно оно?
  - Помнишь свою толстовку, которую ты мне одолжил, чтобы я не замёрзла? В ней лежала фотография, случайно мною обнаруженная. Вот с неё всё и началось.
  - Я, конечно, очень рад, что ты вспомнила этот момент, но не путём же извлечения содержимого моих карманов, - упрекнул меня парень, однако было видно, что он не столько злится, сколько смущается. - Я хранил этот снимок все эти годы, потому что он один из последних.
  Я сглотнула, в горле застыл комок. Столько лет я ничего не знала о своей родной семье. Ведь, вероятно, они до сих пор надеются меня увидеть, но прошло катастрофически много времени... Как теперь возвращаться?
  - А мои настоящие родители... Они во дворце? Я увижу их? - я неуверенно взглянула на Кристиана, но по боли, застывшей на его лице, поняла, что сказала что-то не то.
  - Ариана, они погибли, в тот чёртов день, когда напали на твою семью. Это было самое печальное событие за всю историю вампирского мира. Столько плача я не слышал больше нигде и никогда. Королевство утопало в цветах и слезах. То, что ты уцелела, - настоящее чудо.
  - Но как же так... - только и смогла вымолвить я, чувствуя, как грудную клетку сдавила невыразимая тоска.
  Пусть я помнила родителей только по своему сну, но это воспоминание, путающее все карты, вызывало из глубин подсознания слишком много чувств, которых, по сути, быть не должно. Потихоньку слёзы стали застилать глаза, и я ничего не могла с этим поделать. Может, мне и простительна слабость после всего произошедшего за сегодняшний день? Тем временем Кристиан придвинулся ближе и притянул меня к себе в объятия. Я приникла к его плечу, так было и правда легче.
  - В детстве, когда тебя что-то расстраивало, ты всегда прибегала ко мне, чтобы я тебя пожалел. Порою мы просиживали так часами, пока ты не засыпала.
  - Спасибо тебе. Я рада, что у меня был такой друг, - подняла я глаза на него. - Давай хотя бы до утра не будем вспоминать о наших разногласиях. Побудь со мной, пожалуйста.
  Кристиан отстранился. Это движение заставило меня испугаться, что он всё-таки уйдёт и мне вновь придётся один на один столкнуться с пустотой, которая поселилась в душе. Однако парень вовсе не собирался оставлять меня, лишь поудобнее устроился на кровати, взял мою руку и легонько потянул за собой со словами: "иди ко мне". Я повиновалась, чувствуя, как облегчение и теплота разлились по телу, в то время как я легла рядом со своим графом, положив голову ему на грудь и обнимая за талию. Крис легонько выводил круги у меня на спине, пока я проливала слёзы, оплакивая события десятилетней давности.
  - Ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью, помни, что бы ни случилось.
  Эта фраза ещё долго вертелась в моём уставшем сознании, пока я окончательно не провалилась в долгий и глубокий сон.
  
  Глава 9
  
  Я сидела на ступеньках дома семьи Ринальди с кружкой горячего чая и наслаждалась спокойствием пасмурного утра. Туман клубился в ногах и придавал ещё большей сюрреалистичности всему происходящему. Я вампир королевских кровей... И как же меня угораздило вляпаться в такие приключения? Пожелала сказку на свою голову.
  Всё утро прошло в тяжёлых размышлениях и спорах с самой собой. Я избегала общества Криса и Делии, чувствуя, что очень скоро от меня потребуют возвращения в королевство, к которому я была совершенно не готова. Кристиан смотрел на меня с надеждой. Казалось, он даже не рассматривал возможность того, что я могу отречься от престола и продолжить жить своей жизнью, но он понятия не имел, что творилось у меня на душе. С минуты на минуту должны были вернуться его родители, чтобы увидеть меня - потерянную принцессу, которую всё магическое сообщество так отчаянно жаждало отыскать. Правда, часть - чтобы усадить на трон, а вот другая - чтобы убить, ну знаете, так, на всякий случай. Мне же хотелось спрятаться ото всех подальше и навсегда забыть о существовании вампиров. И я бы отдала, что угодно, чтобы вновь почувствовать себя самой обычной девушкой, не имеющей никакого отношения к полуночному царству.
  За спиной хлопнула дверь, но я даже не обернулась, чтобы узнать, кто решил почтить меня своим присутствием. Откровенно говоря, мне было всё равно. На мои плечи опустилась тёплая куртка, окутав моё озябшее тело в уютный кокон, и рядом со мной приземлился Джек. В руках он тоже сжимал дымящуюся кружку.
  - Твой чай, наверное, уже остыл. Возьми мой, - предложил друг и, не дождавшись ответа, поменял наши кружки местами.
  Я благодарно кивнула, но не проронила ни слова, продолжая смотреть вдаль. Словно где-то в плотной серой дымке могла разглядеть ответы на вопросы, которых после событий минувшей ночи стало только больше.
  - Как ты? - спросил Джек, нарушая повисшее между нами молчание.
  - Не знаю, - горько вздохнула я, делая глоток крепкого чая. - Больше я ничего не знаю.
  - Не каждый день обнаруживаешь, что тебе в наследство оставили целое королевство, да? - натянуто улыбнулся Джек.
  - К таким новостям должна прилагаться инструкция, объясняющая, как с ними жить дальше.
  - Обещаю, мы пройдём через это вместе, - попытался приободрить меня друг.
  - А что будет, когда начнётся обращение? Джек, я ведь не человек. Одно дело смириться с тем, что мы живём бок о бок со сказочными монстрами, но совсем другое - узнать, что я одна из них, - в голосе прозвучало отвращение.
  - Не нагнетай. Кристиан утверждает, что ваши законы запрещают причинять вред людям, тогда о каких монстрах может идти речь?
  - Посмотрим, как ты заговоришь, когда я начну кусаться. В прямом смысле этого слова.
  - Это ничего не изменит, - Джек в успокаивающем жесте сжал мою руку. - С этого момента торжественно объявляю, что девушки-вампиры - мой тайный фетиш.
  - Это вселяет надежду, - горько усмехнулась я.
  Джек улыбнулся мне в ответ, но в уголках его глаз пролегла тревога. Он храбрился и пытался убедить меня в том, что моё наследие ничего не изменит в наших жизнях, но я точно знала, что мистика, окружившая нас, приводит его в не меньшее замешательство, чем меня. Мне отчаянно хотелось верить словам Джека. Я цеплялась за них, как за последний островок нормальной жизни, оставшийся у меня. Отношения с другом дарили надежду, что я не растеряю свою человеческую сущность.
  - Каков твой дальнейший план? Собираешься посетить свой фамильный замок?
  - У нас дворец, - поправила я.
  - Это, конечно, всё меняет, Ваше высочество, - усмехнулся друг.
  - Я не хочу возвращаться. Как-то ведь все эти десять лет без меня справлялись. И теперь, когда я привыкла быть Арианой Эванс, всю жизнь жила, считая себя человеком, не обучалась королевским премудростям, от меня будет больше вреда, чем пользы, - неуверенно пожала плечами я. - Наверное, это очень эгоистично, я знаю...
  - Выбирать собственный путь - это не эгоизм, но корона не игрушка. Отказавшись от неё однажды, ты потеряешь её навсегда. Подумай, прежде чем принять такое решение.
  - Вряд ли размышления что-то изменят, - устало вздохнула я. - Семнадцатилетняя школьница во главе целого королевства? Джек, это ведь полный абсурд.
  - Согласен, - кивнул друг. - К тому же эгоистичная часть меня не хочет с тобой расставаться.
  - Ты так спокойно говоришь об этом, словно моя сущность тебя совершенно не пугает? Как тебе это удаётся? Лично я в ужасе.
  - Ариана, - Джек одарил меня удивлённым взглядом, словно я только что сказала глупость. - Если ты до сих пор не заметила очевидного, я люблю тебя. И продолжу любить независимо от того, будешь ты человеком или вампиром, принцессой или просто моей подругой. Сущность любимых мы принимаем как данность. А иначе что бы эта за любовь такая была?
  От слов Джека у меня в груди потеплело. Я заглянула в его глаза, светившиеся неподдельно искренними чувствами. И это стало той самой точкой опоры, что я так отчаянно искала. Джек был по-прежнему рядом, я была по-прежнему собой. И он был прав, ничего не изменилось, не должно меняться, если я этого не хочу. Я могла отказаться от трона, Ринальди покинут город, и жизнь потечёт своим чередом, а со всем остальным я как-нибудь справлюсь. Джек притянул меня к себе в объятия, я положила голову ему на плечо и представила, что всё по-прежнему. И на несколько бесконечно долгих секунд я правда поверила в то, что моя жизнь налаживается.
  Мы просидели в молчании ещё некоторое время, а, когда я окончательно продрогла, Джек мягко взял меня за руку и убедил вернуться в дом. Моё появление на кухне семьи Ринальди породило неловкость. Видимо, не я одна переживала по поводу свалившихся на нашу голову перемен. Делия избегала моего взгляда, непоколебимая Алиса дольше нужного размешивала сахар в чашке чая. К счастью, Кристиана среди собравшихся за барной стойкой я не наблюдала.
  Оценив ситуацию, Джек увлёк Делию разговором и под каким-то неубедительным, но сработавшим предлогом увёл за собой подальше от кухни. Мы с Алисой остались наедине. Я знала, что рано или поздно нам нужно будет обсудить события, свидетельницей которых она стала поневоле. Уверена, новость о том, что её лучшая подруга оказалось вампиром, не оставила Лису равнодушной.
  - Как ты себя чувствуешь? - неловко улыбнулась подруга, и от того, что она первой начала разговор, мне стало значительно легче.
  - Физически я в норме. Морально - едва держусь, чтобы не забиться в истерике, - нервно усмехнулась я. - А ты?
  - Ты имеешь в виду, как я отреагировала на то, что моя лучшая подруга не человек? Я переживу, Ариана. И я рада, что всё обошлось. Я очень испугалась за тебя вчера, - Лиса сжала мою руку, и у меня с души словно камень свалился. - Зато теперь мы знаем, кто был той принцессой на фото. Кто бы мог подумать, да?
  - Жизнь полна сюрпризов.
  - Готова вернуться к своей пафосной королевской жизни?
  - Я не планирую возвращаться, - покачала головой я.
  - Ты серьёзно? - в праведном недоумении воскликнула Лиса. - Но ты же принцесса, в конце концов! Что может держать тебя в нашем богом забытом городе, когда тебе принадлежит целое королевство?
  - Моя семья, ты, Джек, вся моя жизнь, - посмотрела я на подругу, удивлённая её пламенной речью.
  - Ты ещё одумаешься, - усмехнулась Алиса, и от тона девушки мне стало не по себе. - О какой жизни здесь может идти речь? Ариана, ты не принадлежишь этому миру, а он не принадлежит тебе.
  - Но последние десять лет я как-то умудрялась уживаться с людьми.
  - Уживаться - самое правильное слово. Уж кому, как не мне знать, я наблюдала за этим десять лет. Давай начистоту, со сколькими людьми, кроме нас с Джеком, ты сдружилась? - иронично спросила Алиса.
  - К чему ты клонишь? - в защитном жесте сложила я руки на груди. - У меня всегда были нормальные отношения с окружающими.
  - Если под словом "нормальные" ты понимаешь держаться на расстоянии и смотреть на всех так, словно они и мизинца твоего не стоят, то да, Ваше высочество, у тебя всю жизнь одни сплошные "нормальные" отношения с людьми и были.
  - Но я никогда не ставила себя выше других!
  - Может, ты не специально так себя вела, я не знаю. Но ты родилась принцессой. Вероятно, высокомерие у тебя в крови. Я не виню тебя, ты моя подруга, и мне понравилось проводить с тобой время, когда я узнала тебя лучше, но мало кто решится добровольно пробиваться сквозь твою броню.
  - Почему ты молчала об этом раньше? - слова Алисы задели меня за живое.
  - А что бы это изменило? Ты такая, какая есть. Мы с Джеком это приняли, другие - нет. Ты никогда не обращала внимания, как в школе смотрят на Делию и Криса?
  - К ним повышенное внимание, потому что они новички.
  - Нет, к ним повышенное внимание, потому что они граф и графиня, вышагивающие по коридорам школы так, словно владеют всем миром. Так вот, ты выглядишь точно так же. И я больше того скажу: тебя такое положение дел вполне устраивает.
  - Поверить не могу, что ты правда так обо мне думаешь, - как от пощечина, отшатнулась я от горьких слов подруги.
  - Ариана, не пойми меня неправильно, я не думаю о тебе плохо. Просто на твоём месте я бы десять раз подумала, прежде чем отказываться от короны. Ты не лучше или хуже, ты из другого мира. Здесь ты никогда не найдёшь себя, будешь чужой, как бы ни пыталась освоиться. Тебя ждёт собственное королевство, подданные, которые будут перед тобой преклоняться, магия. Любая другая была бы счастлива оказаться на твоём месте, почувствовать себя особенной, а ты нос воротишь, - словно неразумному ребёнку объясняла Лиса.
  - Любая, говоришь? - усмехнулась я горько. - Да я бы с радостью поменялась судьбой с кем угодно. Быть наследницей престола - это не платья примерять и танцевать на королевских приёмах. Быть наследницей - значит править целым народом, это колоссальная ответственность, тяжёлая работа, если тебе угодно. А что взамен? Мою семью стёрли с лица земли из-за короны. Предатели пытались лишить жизни ребёнка, лишь бы оборвать династию. Я уцелела чудом только для того, чтобы спустя десять лет на меня снова открыли охоту. Это ты называешь "быть особенной"? Так что, хочешь поменяться?
  Я не готова была дальше развивать эту тему, поэтому, даже не дослушав ответную реплику Алисы, развернулась и поспешила покинуть кухню. Внутри меня клокотал гнев, хотелось разбить что-нибудь вдребезги. И я не знала, на что злилась больше: на признание подруги или на то, что в её словах всё же была доля истины.
  Как назло, скрыться незамеченной мне не удалось. Едва переступив порог гостиной, я наткнулась на Кристиана, вальяжно облокотившегося о дверной проём, как всегда безукоризненно одетого, бодрого и подозрительно довольного. И мне не нужно было знать о пресловутом вампирском слухе, чтобы по одному виду парня сказать, что он слышал каждое слово нашего с Алисой спора. Я почувствовала себя героиней абсурдного теле-шоу.
  - Доброе утро, Ваше высочество, - поприветствовал меня Кристиан, даже не пытаясь скрыть прекрасное расположение духа.
  Безусловно, парня не могли оставить равнодушным аргументы, приведённые Алисой. И он поддерживал их ровно в той же степени, в которой я отрицала, но мог бы хоть для приличия дать мне время упокоиться, пусть даже с наступлением утра наше перемирие и подошло к концу.
  - Если ещё раз так ко мне обратишься, в тебя полетит ближайший ко мне тяжёлый предмет, - проговорила я, проваливая попытку унять раздражение. - Я не в настроении играть в принцессу, так что избавь меня от этого, пожалуйста.
  - Ваше высочество, вижу, вы сегодня не в духе, - с самым невинным выражением лица предположил Кристиан.
  Видимо, он решил проверить моё терпение на прочность. Ох, зря он это сделал. Выдержка в последнее время перестала быть моей сильной стороной.
  - Что же, я предупреждала, - недолго думая, я схватила фарфоровую вазу со стола и отправила её в полёт аккурат по направлению к парню.
   И это стоило того, чтобы увидеть исказившееся лицо молодого человека во время отчаянной попытки поймать драгоценный, по-видимому, сосуд. Губы его приняли характерный вид буквы "о", а шок в глазах читался тем отчётливее, чем ближе подлетал многострадальный предмет. Но реакции вампира можно только позавидовать, так что ваза, что и требовалось доказать, благополучно приземлилась в его сильные руки.
  - Ты в своём уме? - как на умалишённую посмотрел на меня Кристиан. - Это эльфийская работа!
  - Знала, что поймаешь. Увы, не ошиблась, - ядовито улыбнулась ему я.
  Кристиан смерил меня ещё одним уничижительным взглядом, но не успел высказать всё, что обо мне думает, так как нас прервали самым неожиданным образом. За метанием чужой собственности я даже не заметила, что в гостиной мы были больше не одни. С удивлённым выражением лица на пороге застыла молодая женщина. В одной руке она держала миниатюрный дорожный саквояж, а в другой - изящную шляпку. Выглядела она при этом невероятно элегантно. Каждая деталь гардероба, начиная со светлого брючного костюма и заканчивая бежевыми перчатками, была подобрана с безукоризненным вкусом, а врождённые грация и плавность движений выдавали в ней особу голубых кровей.
  - Кристиан, разве можно так грубо разговаривать с девушкой? - раздался её мелодичный голос.
  - Миледи, - склонил голову Кристиан, мгновенно успокоившись, словно его глаза вовсе не метали в меня молнии буквально пару секунд назад.
  О былом недоразумении свидетельствовали лишь мой растерянный взгляд и ваза, неуместно застывшая в руках графа Ринальди.
  - Милый, оставь эти формальности для дворцовых будней, - незнакомка окинула нас тёплым взглядом карих глаз почти с таким же янтарным оттенком, как у Криса, а затем подошла ко мне и крепко обняла. - Как же я счастлива снова видеть тебя, моя дорогая!
  От неожиданности я не сразу нашлась, как реагировать на столь тёплый приём. Пробормотав слова вежливого приветствия, я осталась неловко переминаться с ноги на ногу, пока женщина направилась к Крису. Тот же, недолго думая, с шутливым выражением лица торжественно передал мне вазу и крепко обнял мать.
  - То, что ты называешь формальностями, Эвелин, отличает нас от простых обывателей, - незаметно материализовался в гостиной моложавый мужчина - очевидно, отец Кристиана. - Ваше высочество, для нас большая честь принять вас в нашем доме.
   Полагаю, мне не стоило удивляться, что и он выглядел молодо. В любом случае никакой возраст не смог бы отнять у него природного шарма. Высокий, статный, темноволосый и надменный - всё в этом мужчине демонстрировало внутреннюю силу и уверенность в себе. Глядя на старшее поколение Ринальди, можно было не удивляться красоте их детей.
  Судя по реакции Криса, даже не пытавшегося скрыть ухмылку, его родители стали невольными свидетелями нашей сцены от начала и до конца. Я готова была провалиться сквозь землю от стыда за своё неподобающее поведение, и неуверенности во мне только прибавилось.
  - Рада с вами познакомиться, - выдавила я из себя вымученную фразу.
  От пристального внимания меня спасло появление в гостиной остальной нашей компании. За весёлым щебетом Делии, кинувшейся на шею родителям, и обмена любезностями между членами семейства Ринальди и друзьями, я укрылась от высокопарных обращений и испытующих взглядов. По-прежнему сжимая в руках вазу, словно спасательный круг, я пыталась слиться со стенкой, но, увы, наследницам престола такая роскошь была непозволительна.
  Эвелин же, моментально войдя в роль гостеприимной хозяйки, поспешила представить себя и мужа моим друзьям, появившимся в гостиной следом за Делией, а затем пригласила всех перейти за обеденный стол, отведать вместе завтрак и поговорить о произошедших переменах. Её радушие свело градус неловкости к минимуму, хозяева и гости с энтузиазмом приняли предложение и направились в столовую.
  - Ваше высочество, если на сегодня вы закончили с отправлением фарфоровых предметов в полёт, то будьте так любезны, поставьте вазу на кофейный столик, - елейным тоном обратился ко мне Крис.
  Одарив парня неестественной улыбкой, я демонстративно вернула вазу на её законное место, а затем проследовало за Эвелин на кухню, чтобы помочь ей с приготовлением завтрака и оградить себя от общества Кристиана.
  Как оказалось, моя помощь не понадобилось, так как над завтраком уже вовсю колдовал повар. Он широко нам улыбнулся, проговорив приветствие на итальянском, а затем продолжил работу, всем своим видом демонстрируя, что ни капли не интересуется нашим разговором. У меня же появилась возможность познакомиться с хозяйкой дома без лишних глаз.
  - Я редко прибегаю к помощи прислуги, когда мы находимся вне дворца, уж слишком сильно утомляет постоянное присутствие посторонних в нашей жизни, но сегодня особенный день, - Эвелин с нежностью провела рукой по моим волосам. - Сейчас тебе неловко, это естественно. Тебе мы кажемся чужими, но знай, что ты вернулась в семью, где тебя любят и очень долго ждали. Ты была такой маленькой, когда с твоей семьёй случилось несчастье. Я не представляла, как мы расскажем тебе о гибели родителей. Это большое горе.
  Эвелин глубоко вздохнула, и на глазах её начали наворачиваться слёзы. Она протянула ко мне руки с виноватой улыбкой, мол ничего не могу с собой поделать, и обняла меня.
  - Я очень сожалею, что не помню своё детство, но благодарю вас, что ждали меня до сих пор.
  - Девочка моя, это даже не обсуждается. Разве может быть иначе? За время моего пребывания во дворце твоя мама стала моей лучшей подругой, а ты мне и вовсе как дочь.
  Мы расположились на высоких стульях за барной стойкой, и Эвелин по-прежнему не выпускала моей руки. На удивление, это совершенно не вызывало дискомфорта, рядом с ней я и правда ощущала себя тепло и спокойно. Её любовь не могла не согревать.
  - Понимаю, тебе очень сложно сделать выбор, разобраться в двух своих жизнях. Ты воспитывалась не в вампирской семье, иначе было бы проще принять свою принадлежность к королевскому роду, но сейчас как никогда важно вернуться в свою среду. Скоро ты начнёшь превращаться в полноценного вампира. Ты изменишься внешне, появятся качества, присущие твоей сущности. Скорость, зрение, обоняние, слух - это всё обострится. И самое главное - жажда. Живя среди людей, будет трудно её контролировать. Я не говорю, что невозможно, но трудно. Мы стараемся не употреблять человеческую кровь. Для нас это табу, установленное твоими предшественниками, но инстинкты остаются. Чем взрослее ты становишься, тем проще себя контролировать, однако на первых порах с этим могут возникнуть трудности. Теперь понимаешь, насколько большая удача, что ты нашлась раньше, чем началась трансформация?
  - Значит, в скором времени я стану опасным, кровожадным чудовищем? - сглотнула я.
  - Нет, что ты! Всё не так плохо! - Эвелин рассмеялась приведённым мною эпитетам. - Рядом с тобой будут другие вампиры, готовые прийти на помощь и помочь не сорваться. Мы с тобой ещё обязательно поговорим об этом, а теперь идём завтракать, не будем заставлять наших гостей ждать.
  Эвелин неспешно прошествовала в столовую и заняла место рядом с мужем, учтиво отодвинувшим для неё стул. Я хотела было направиться в сторону Джека, взглядом указавшим мне на место рядом с собой, но Кристиан, от которого тоже не укрылся этот жест, не поленился подняться и отодвинуть мне пустующий стул справа от себя. С моей стороны было некрасиво проигнорировать его и пришлось сесть рядом с самоуверенным вампиром, хотя я прекрасно понимала, что он кичился своими манерами только ради того, чтобы лишний раз позлить Джека.
  Вскоре подали завтрак, и на некоторое время светская беседа была прервана. Я обратила внимание на то, что вампиры не пренебрегают человеческой пищей. Сидящий рядом Кристиан пояснил:
  - Мы вполне можем употреблять привычную для тебя еду, но делаем это лишь ради удовольствия. Она не столь питательна, как кровь, но главное, что не вредна.
  При слове "кровь" я подавилась и закашлялась.
  - Будь осторожней, - надменно изрёк молодой граф.
  Когда трапеза была окончена, друзья засобирались домой. Перед тем, как попрощаться, я передала Джеку ключи от своего дома и попросила дождаться моего возвращения. От меня не укрылась, как помрачнело в этот момент лицо Кристиана, но никаких угрызений совести я не испытывала. Пора уже ему понять, что Джек из моей жизни не исчезнет.
  Меня же ждал долгий разговор в кабинете главы семейства. С гораздо большим удовольствием я закрылась бы в своей комнате, спрятавшись от внешнего мира, но почему-то никому не приходило в голову, что я нуждалась во времени, чтобы свыкнуться с титулом наследной принцессы всевампирского престола. Даже звучит смешно, хотя все вокруг сохраняли такие серьёзные выражения на лицах, отзываясь об этом с благоговейным трепетом, что мне хотелось встать посреди комнаты и спросить, где здесь находится скрытая камера.
  - Нужно решить, что мы будем делать дальше. Принцесса найдена, скоро королевство снова расцветёт.
  - Лаверн, - обратилась к мужу Эвелин, - не стоит торопить событие. Дай девочке время, она ещё ничего не решила.
  - Мы и так ждали слишком долго. Совет становится неуправляемым, в стране бардак, население возмущается. Сколько ещё прикажешь тянуть? И была бы хоть одна адекватная причина, кроме капризов наследной принцессы! - в негодовании воскликнул Лаверн.
  И так продолжалось последние тридцать минут, пока я сидела, тихо вжавшись в кресло и стараясь не привлекать к себе внимание. За это время я узнала, что в королевстве хаос, регент справляется со своей работой из рук вон плохо, народ притесняют, а я стану законченной эгоисткой, если всех не спасу. Я, конечно, преувеличила, но это информация вкратце.
  Винить отца Кристиана за давление у меня и в мыслях не было. При всей жёсткости сказанных слов было очевидно, что он любит свой народ и желает королевству светлого будущего. Однако как я смогу обеспечить процветание целому вампирскому миру?
  - Простите, Ваше высочество, за то, что вам пришлось стать свидетельницей подобной сцены, - всё же вспомнил о моём существовании Лаверн.
  - Не переживайте, я всё понимаю, - слукавила я. - И прошу вас, не нужно титулов.
  - Дворцовый этикет не позволяет иного обращения с наследной принцессой, - возразил было господин Ринальди, но Эвелин в очередной раз встала на мою сторону, поддержав идею отказаться от громких имён до возвращения во дворец.
  - Если Её высочеству так удобнее, - сдался под напором жены Лаверн, а я выдохнула с облегчением.
  Пусть это был и крохотный пункт, но всё-таки маленькая победа.
  - Ариана, - мягко начала Эвелин, - только тебе принимать решение. И, как бы ты ни поступила, мы тебя поддержим. Это твоя жизнь, никто не вправе вмешиваться в неё, но ты обещай лишь хорошо подумать над тем, чтобы вернуться во дворец в качестве законной наследницы. Королевству тебя очень не хватает.
  - Хорошо, - робко согласилась я.
  И я действительно собиралась обдумать все варианты, вот только воображение рисовало не самые радужные картины моего возвращения. Они не вызывали у меня ни капли восторга или хотя бы облегчения. Только страх. Страх стать затворницей, связанной своим титулом. И как прикажете мне выбрать этот путь? Всё стало гораздо сложнее с возвращением родителей Кристиана и Делии. Нет, я была рада их видеть, особенно Эвелин. Вот только как прежде уже не будет, а давление на меня со всех сторон делало ситуацию только хуже.
  Так как долее меня задерживать никто не собирался, я не без облегчения поспешила ретироваться из кабинета под тревожным взглядом Эвелин. Скрывшись из поля зрения, я облокотилась о перила и испустила вздох, радуясь, наконец, наступившей минуте спокойствия. Больше всего на свете я жаждала покинуть роскошную обитель семейства Ринальди и, наконец, остаться наедине со своими путанными мыслями. Хлынувший на меня поток информации пульсировал в висках головной болью.
  Решив, что оставшиеся в комнате Кристиана вещи я могу забрать как-нибудь в другой раз, я, ни с кем не прощаясь, захлопнула за собой тяжёлую входную дверь и скорым шагом направилась домой. Я чувствовала себя трусливой беглянкой, и где-то в глубине души во мне даже всколыхнулся стыд, однако этого было недостаточно, чтобы заставить меня хоть на секунду дольше задержаться в эпицентре фантасмагории, в которую превратилась моя жизнь.
  Родные стены встретили меня тишиной и прохладой. Скинув обувь, я прошла в гостиную и хотела было потянуться к выключателю, чтобы разогнать полумрак, воцарившийся в доме, но разглядела тёмный силуэт, в неподвижной позе застывший на диване. Бессознательно я вздрогнула, совершенно позабыв, что сама же попросила Джека дождаться моего возвращения.
  Подойдя ближе, я обнаружила, что он спал. Его длинные ресницы подрагивали и только мерное дыхание нарушало тишину. Сев на колени подле парня, я не удержалась и осторожным движением убрала его длинную чёлку с глаз. Неожиданно для самой себя я ощутила, как впервые за сегодняшний день во мне всколыхнулась щемящая нежность. Кончиками пальцев я очертила выдающиеся скулы парня. Его губы дрогнули и я в смущении отняла руку, боясь быть пойманной с поличным, но, казалось, Джек всё ещё спал. По крайней мере, его веки по-прежнему оставались сомкнуты.
  Я осторожно, чтобы не разбудить друга, прижалась к его боку, положила голову ему на плечо и застыла, наслаждаясь его теплом. Мне даже показалось, что на несколько секунд Джек задержал дыхание. Я прикрыла глаза и вдруг почувствовала, как руки парня обхватили меня и прижали к себе ещё крепче. Освобождаться из приятного плена я не хотела - с Джеком мне было спокойно.
  Мы просидели так какое-то время, прежде чем я позволила себе отстраниться и встретиться взглядом со своим лучшим другом. Омут его тёмных глаз затягивал, и впервые я начала осознавать, что у нас был реальный шанс на нечто большее, чем просто дружба. Да, с Джеком я никогда не испытаю ту бурю чувств, что вызывал во мне Крис, но это, наверное, к лучшему. Рядом с пылающим костром приятно греться, но никогда не знаешь, когда его безудержная стихия обратится против тебя и опалит дотла. Кристиан был моим прошлом и на краткое мгновение желанным настоящим, но в свете последних событий наши отношения были обречены на провал. Я не хотела принимать решение о возвращении во дворец, руководствуясь лишь привязанностью к парню. Кристиан должен быть забыт, а Джек станет моей точкой опоры, гравитацией, удерживающей меня в пределах земной жизни.
  - Давай попробуем... - глядя Джеку в глаза, начала я робко, словно боясь передумать. - Давай попробуем быть вместе. Знаю, сегодня не четверг, но, если ты по-прежнему хочешь быть со мной, я согласна.
  - Ариана, конечно, я хочу быть с тобой, но ты уверена, что ты тоже этого хочешь? - в глазах Джека затеплился огонёк надежды. - Я думал ты и Ринальди...
  - Нет, у меня и Криса общее прошлое на двоих, но не более, - перебила я Джека судорожно. - Я не обещаю стать девушкой года и не знаю, что из этого выйдет, но я хочу дать нам шанс.
  - Ты даже не представляешь, как долго я ждал этих слов, - улыбнулся мне Джек, нежно коснувшись моей щеки.
  Прикосновение парня было приятным. Убедившись, что я не собираюсь сбежать, он медленно потянулся ко мне, давая возможность отстраниться, но в трепетном ожидании его последующих действий я сидела не шелохнувшись. Когда тёплые губы парня накрыли мои, я пыталась понять, какие чувства вызывает во мне поцелуй. Джек был нежен и предупредителен, поэтому я не ощущала дискомфорта, но и фейерверка эмоций не возникало. Было приятно, любопытно и немного волнительно, но, как бы я ни пыталась убедить себя в обратном, обычное касание Криса вызывало во мне больший отклик, чем поцелуй с Джеком. В этом и заключалась разница между ними: Кристиан заставлял меня испытывать страсть, Джек символизировал спокойствие и стабильность - именно то, в чём в данный момент я нуждалась больше всего.
  Последней мыслью, пронёсшейся в голове, прежде чем усилием воли я закрылась от воспоминаний, было невольное сожаление о том, что обещанный Кристиану поцелуй так никогда и не случился, но это к лучшему. Чем меньше памятных мгновений, тем проще. Так я быстрее выкину из головы всё, что нас связывало. Ведь между нами почти ничего не было - считанные дни, часы, минуты. Их будет просто забыть, правда? Почти не грустно, почти не больно. И, если закрыть глаза, на крошечное мгновение можно даже представить, что передо мной не Джек, целующие меня губы чуть прохладнее, а касания смелее... Нет, я обещала себе забыть. Я забуду, обязательно забуду. И в объятиях Джека я, кажется, даже начинала верить в эту ложь.
  
  Глава 10
  
  После ухода Джека я планировала закрыться в своей комнате, отключить телефон и забыться сном. До возвращения родителей было несколько часов, поэтому я с чистой совестью могла позволить себе эту маленькую роскошь. Правда, стоило моей голове коснуться подушки, как дверной звонок возвестил меня о приходе непрошенных гостей. Я спустилась на первый этаж, попутно приглаживая растрёпанные волосы, и в не самом радужном настроении распахнула дверь. Какого же было моё удивление, когда на пороге я увидела Криса. От неожиданности сердце пропустило удар.
  - Привет, - только и сказал парень едва слышно. - Впустишь?
  В полном молчании я отошла в сторону, освобождая ему проход. Крис проследовал внутрь, как делал это все предыдущие несколько недель, и занял уже привычное для него место в гостиной.
  - Я принёс твои вещи, - парень взглядом указал на бумажный пакет, оставленный им на кофейном столике.
  - Спасибо, - ответила я, по-прежнему не понимая, какие чувства вызывает во мне его присутствие. - Это всё?
  - Это предлог, - с полуулыбкой ответил мне Крис, чем в очередной раз заставил моё сердце пуститься вскачь. - Ещё я хотел извиниться за своё поведение утром. Я заслужил брошенную в меня вазу.
  - Я не обижаюсь, Крис. И я не должна была ничего в тебя швырять, это больше не повторится.
  - Хорошо.
  - Да, хорошо, - вторила я Кристиану.
  На несколько минут воцарилось молчание. Казалось, причин оставаться в моём доме у парня больше не было, но момент ухода он всё же оттягивал. Буквально до вчерашнего дня я сделала бы всё, чтобы помочь ему найти повод побыть со мной подольше, но теперь это казалось неуместным. Я пообещала самой себе, что ограничу время нашего с Крисом общения до тех пор, пока не перестану так остро на него реагировать. По всей видимости, ограничивать наше общение придётся вечно.
  - Без тебя дома скучно. Приходи к нам смотреть кино вечером. Родители собираются приготовить ужин, Делия будет рада тебя видеть...
  - Кристиан, не стоит, - оборвала я парня на полуслове.
  - Обещаю, что не будет никаких разговоров о твоём возвращении на престол, пока ты не будешь готова. Мы можем просто провести время все вместе, познакомишься ближе с моей семьёй, - Крис коснулся было моей руки, и это было выше моих сил.
  - Я встречаюсь с Джеком, - выпалила я на одном дыхании прежде, чем успела передумать.
  То, что преподнести так новость Кристиану было большой ошибкой, я осознала слишком поздно. На долю секунды его рука окаменела, и он тут же её отдёрнул. Глаза парня выражали столько непонимания и осуждения, что я тут же почувствовала необходимость оправдаться.
  - Я думаю, что ты должен был узнать это от меня... Мы решили это только сегодня.
  - Наверное, я должен тебя поздравить, - неверяще проговорил Кристиан. - Интересно, как скоро ты поймёшь, что это огромная ошибка?
  - Это уже моё дело. И я не считаю отношения с Джеком ошибкой, иначе я бы не стала их инициировать.
  - Даже так, - горько усмехнулся Крис. - И что же побудило тебя начать отношения с человеком? Помнится буквально вчера ты с не меньшим энтузиазмом вешалась мне на шею.
  - Не смей! - буквально прошипела я. - Не смей превращать то, что между нами было, лишь в очередной повод упрекнуть меня в непостоянстве.
  - А не всё ли равно? Не так уж много это для тебя и значило.
  - Ты же не думаешь так на самом деле... - прошептала я.
  - А что я должен думать? - Кристиан резко поднялся на ноги. - Что прикажешь мне думать?
  - Я бы всё равно не вернулась с тобой во дворец. Какой смысл начинать то, что изначально обречено на провал? - вскочила я со своего места следом.
  В нетерпеливом жесте Кристиан провёл рукой по волосам, словно пытаясь набраться сил для следующего выпада.
  - Посмотри мне в глаза и скажи, что ты ко мне совершенно ничего не чувствуешь, - он резко развернул меня к себе и сжал мои плечи.
  Я не нашла в себе сил встретить его взгляд, зная, что он на раз-два раскусит мою ложь.
  - Скажи это, Ариана. Давай же! Всего шесть коротких слов: я ничего к тебе не чувствую, - руки Криса в отчаянии обхватили моё лицо, побуждая посмотреть ему в глаза.
  - Я не могу, - вырвалась я из хватки парня, восстанавливая между нами дистанцию.
  - Тогда в чём, чёрт возьми, дело?
  - Я остаюсь с Джеком, Кристиан. И ничего из того, что ты можешь мне сейчас сказать, этого не изменит. Ты моё прошлое. Прошлое, которое я не помню. Твой отъезд - лишь вопрос времени, я же своего решения об отречении от престола не изменю.
  - Наивная девочка, которая действительно наивно полагает, что у неё есть выбор, - саркастично произнёс Крис. - Скоро ты и сама поймёшь, что значит "нужно". Да, сейчас все делают вид, что предоставляют тебе решать, как распорядиться своей судьбой. Так может продолжаться день, два, неделю. Однако постепенно окружающие начнут плавно давить, настойчиво убеждать, описывать в красноречивых выражениях, как важно тебе стать королевой и спасти мир. Ты и не заметишь, как окажешься пленницей собственной совести и, разрываясь между долгом и необходимостью (потому что других чувств у тебя быть не должно), ты примешь верное решение. Не для себя, разумеется, с этих пор ты забудешь о собственных желаниях, а для тех, кому это выгодно.
  - Я так легко не отступлюсь.
  - Я тоже так когда-то думал, - с горечью добавил Крис. - Что же, просмотрим, насколько хватит тебя. Надеюсь, оно стоит того, чтобы кидаться в объятия первого встречного.
  - Джек не первый встречный, и ты это прекрасно знаешь. У меня есть к нему чувства, - устало вздохнула я.
  - Повторяй это чаще. Глядишь, однажды ты и сама поверишь в этот бред. Но я обещаю тебе, что очень скоро ты пожалеешь о своём решении.
  - Это угроза? - с вызовом спросила я.
  - Какая глупость! Это всего лишь констатация факта, - ухмыльнулся Крис, а затем развернулся по направлению к выходу. - А теперь не смею больше отвлекать тебя от твоей идеальной жизни. Можешь не провожать.
  Последнее, что я услышала, прежде чем почувствовала себя так, словно почва уплывает у меня из-под ног, - громкий хлопок двери.
  
  ***
  
  Практически весь день я пролежала, обнимая мягкую пуховую подушку. То, что происходило вокруг, казалось мне только очередным сном - неправдоподобным кошмаром и не более. Я отчаянно верила, что вот-вот открою глаза и посмеюсь над своей глупой фантазией. Но время шло, а долгожданное пробуждение так и не наступало, тяжёлая реальность, напротив, всё сильнее наваливалась на меня, сдавливая душу и мешая дышать. Нет, ещё слишком рано требовать от меня адекватной реакции. Я ещё не успела ничего осознать. Я попросту не верю.
  Спустя час, два, три всё то же самое. Те же мысли в голове и опустошённость в душе. Медленно я начинала злиться на саму себя за то, что ничего не предпринимаю. Проблему не решить, лёжа на боку, однако внутренний голос убеждал, что не в моих силах что-либо исправить. И он был прав. Я ведь не смогу вернуться на несколько лет назад и предотвратить события, развернувшиеся тем злополучным днём, когда я исчезла.
  Да, в моих силах спасти королевство, но для этого нужно унаследовать корону, а это не решение. Действовать до такой степени в ущерб себе я не намерена. Это глупо - жертвовать своей прекрасной жизнью ради абсолютно чуждых мне существ. Пусть это эгоистично, зато мне не придётся жалеть о неправильном выборе, когда буду томиться в золотой клетке.
  К вечеру, как и ожидалось, вернулась моя семья. Так ужасно, что теперь нужно обязательно добавлять "приёмная". Щёлкнул замок, на первом этаже послышались оживлённые голоса, и я поспешила вниз, чтобы встретить родителей.
  - Доченька! - крепко обняла меня мама.
  - Ты в порядке после того случая? - беспокойно оглядел меня папа.
  Так и хотелось спросить: "После какого именно?", потом я подивилась своей живучести, но ответила лишь:
  - Конечно, в порядке. Это было всего лишь недоразумение, не волнуйтесь.
  И, знаете, моё волнение, беспокойство, неуверенность как рукой сняло. Я перестала думать о том, кто я на самом деле, ведь не это важно. Главное, что со мной моя семья - те, кто всю мою сознательную жизнь заботились обо мне как о родной дочери. Они спасли меня от судьбы стать сиротой, и я испытывала невероятную благодарность за это. Я действительно не хотела с ними расставаться.
  - Чем ты занималась весь день? - спросила мама, заваривая чай, когда мы уже сидели на кухне.
  - Честно говоря, пролежала в постели, - вяло ответила я.
  - Ты плохо себя чувствуешь? Не заболела ли? - мама засуетилась вокруг меня, а затем дотронулась до моего лба.
  - Боже мой, да ты вся горишь! Возвращайся в спальню, сейчас я принесу тебе таблетку и горячий чай с лимоном.
  Я повиновалась и поплелась по направлению к комнате, чувствуя себя настолько разбитой, что каждый шаг давался с трудом. Когда же успела появиться эта слабость? Расправив смятую постель, я закуталась в одеяло. Меня начало знобить. Через время пришла мама с чаем и каким-то лекарством, которое я проглотила, даже не удосужившись узнать, что это было. Однако даже спустя время облегчение оно не принесло. Напротив, самочувствие лишь ухудшалось.
  Наутро я еле проснулась. Круги под глазами стали ещё более тёмными, а кожа бледнее обычного - вид, мягко говоря, ужасный. Родители настаивали на том, чтобы я пропустила занятия, но я не хотела оставаться в четырёх стенах, поэтому, пусть и с трудом, но собралась и пошла в школу. На свежем воздухе легче дышалось, и шагать по промозглой улице было даже приятно, правда, руки тряслись. Вероятно, потому что с последнего приёма пищи прошли сутки. Аппетит пропал окончательно.
  Уже после первых двух уроков я пожалела, что покинула постель. Чувствовала себя хуже некуда, чем вызвала беспокойство своих друзей. Я убеждала их, что подхватила лёгкую простуду и уже завтра буду в порядке. Лисе такого объяснения хватило, а вот Джек, кажется, мне не поверил.
  На ланч я заставила себя съесть немного салата, но тут же почувствовала тошноту. Друзьям сказала, что отойду ненадолго и пулей побежала в туалет, где мой желудок благополучно отправил съеденное обратно. После того, как я умылась ледяной водой, тошнота немного отступила. Пришлось в коем-то веке прибегнуть к тональному крему, чтобы немного замазать круги под глазами. Так я выглядела чуточку лучше. Растерев и пощипав щёки, я придала им лёгкий румянец. Остатки своей еды, которые я прихватила с собой, выкинула в мусорный бочок, а затем снова вернулась к друзьям, которые ждали меня на выходе из столовой. Похоже, на этот раз они и правда поверили, что мне полегчало.
  На оставшихся уроках дрожь в руках только усилилась, что сводило мои попытки писать в тетради на нет. С горем пополам я дожила до последнего урока и незаметно ускользнула из школы, чтобы ни с кем не встречаться. Кристиана и Делию я избегала сегодня даже старательнее, чем остальных.
  Придя домой, я открыла все окна в гостиной, потому что мне отчаянно не хватало воздуха, а затем устало повалилась на кушетку. Сонливость взяла своё, отправляя меня в крепкий сон. Отдых явно пошёл мне на пользу, жар, наконец, спал. Родители вернулись домой пораньше и накупили моей любимой еды. Мама приготовила прекрасный ужин, но поесть я так и не смогла. Повторилась та же история, что и с салатом - меня снова стошнило. Итак, вот уже второй день я ничего не могу есть. Только пить и только воду, о чём маме с папой лучше не знать. Мне нельзя в больницу.
  На следующее утро я не смогла пересилить себя и встать с постели, поэтому попросту не пошла в школу. Мама оставила для меня горячий бульон, и я благополучно его съела. День тянулся нескончаемо долго, меня всё время клонило в сон. Джек очень беспокоился и часто звонил, но я убеждала его, что это просто очередная простуда. Странно, Алиса почему-то ни разу не объявилась. Интересно, как она?
  Так прошло ещё несколько дней. Я поддерживала жизненные силы только бульоном и водой. От всего остального меня мутило со страшной силой. Вскоре я начала замечать, что только и делаю, что сплю. Постепенно этот факт стал меня пугать, но времени, всё как следует обдумать, у меня не было, и я проваливалась в сон снова и снова. Мама не на шутку переживала, уговаривая меня обратиться к врачу. Но доктор, пришедшая осмотреть меня, сослала всё на переутомление и простуду, советовала вести постельный режим и в целях профилактики сдать кровь на анализ. Теперь страшно стало мне: что будет, если выяснится, что я вампир? Кажется Крис говорил, что у ламий мутация клеток происходит только после обращения. Значит ли это, что я по-прежнему человек?
  Раньше я почти никогда не посещала больниц, кроме плановых осмотров, моё здоровье было крепким, а теперь со мной творилось что-то неладное. И только я понимала, что причина вовсе не в простуде. Я медленно теряла силы. Чтобы элементарно держать в руках стакан с водой, я затрачивала неимоверное количество энергии, но не показывала этого. Родители всё равно ничем помочь не смогут. Только кто-то из Ринальди, возможно, знает в чём причина, но, если обращусь к ним за помощью, опять встанет вопрос о моём скорейшем возвращении во дворец. Уж, я уверена, они найдут способ меня туда затащить.
  И всё-таки обмануть судьбу не удалось. Бежать от неё бесполезно, я убедилась в этом не понаслышке. Хочешь ты этого или нет, но если что-то предопределено, противиться будет слишком трудно. Всё равно что плыть против быстрого течения - сколько ни старайся, в лучшем случае застынешь на месте. Итог же один: растеряв остатки сил, ты покоряешься, и иногда наступает долгожданное спокойствие.
  Я пребывала в промежуточном состоянии между бодрствованием и сном, когда раздался долгожданный звонок Алисы.
  - Я даже начала переживать, что ты так долго не звонила, - еле ворочая языком, пробормотала я.
  - Зря, у меня всё лучше всех, - весело прощебетала она, её настроение составляло полную противоположность моему. - Как ты? У тебя странный голос.
  - Я просто спала, - ответила я, чувствуя, что каждое слово даётся с трудом.
  - Тогда я не буду тебя тревожить. Просто хотела задать один вопрос, - Алиса говорила очень странно, растягивая слова и делая паузы между ними, как будто ей не хотелось спрашивать, но и промолчать она не могла.
  - Да, конечно, - автоматически ответила я.
  - Скажи, тебе ведь не нравится Кристиан? - стараясь скрыть неловкость, наконец, выдавила из себя подруга.
  - Мы это уже обсуждали. Почему ты снова спросила? - при упоминании Криса моё желание уснуть отступило на второй план.
  - Дело в том..., - замялась Лиса. - Как бы это сказать... Крис предложил мне встречаться. Здорово, правда? Я боялась, что ты можешь быть против, но раз уж вы с Джеком теперь вместе, мы с Крисом можем попробовать тоже.
  - У меня нет причин быть против, это ваше дело, - на одном дыхании выпалила я.
  - Я так рада, что ты не возражаешь. Он ведь оказался таким классным, когда я ближе его узнала. Последние несколько дней мы провели вместе. Ну, знаешь, гуляли, ходили в кафе, держались за руки. Я, кажется, начинаю в него влюбляться.
  Я была уверена, что сейчас, находясь на другом конце телефонной линии, Лиса улыбалась в тридцать два зуба, но, как бы я ни хотела искренне порадоваться за неё, на сердце было так тяжело, что хоть волком вой. Моё и без того непростое состояние только усугубилось потерей душевного равновесия, поэтому, найдя нелепое оправдание, я повесила трубку и избавила себя от необходимости слушать о том, как Крис проводит время с другой.
  Я медленно сползла на пол. Грудную клетку сдавило непонятное чувство, всё внутри сжалось в комок. Видимо, моё самочувствие снова начало ухудшаться, ведь сегодня я не смогла даже пить воду, зато продолжала изображать, что мне становится легче. Еду же выливала или выбрасывала, создавая иллюзию того, что питаюсь вполне нормально. Окружающие верили. Я дотянулась до зеркала и оглядела себя в него. Готова поспорить, что приведения выглядят лучше. Хотела вернуть предмет на место, но уронила ослабевшей рукой, и стекло разбилось на мелкие кусочки. Стены вращались, я не могла сфокусировать взгляд.
  В это время раздался дверной звонок. Так как дома не было никого, кроме меня, пришлось усилием воли подняться с колен. Каждый шаг обязывал прилагать нечеловеческие усилия, но я мужественно с этим справлялась. Вот только мне пришлось опереться о перила, чтобы не слететь с лестницы. Ноги больше меня не слушались, в висках стучало, дышать стало трудно. Я начала осознавать, что вот-вот могу потерять сознание, и это обернётся ужасными последствиями.
  - Ариана, открой! Я знаю, что ты здесь, - раздался голос по другую стороны стены, на которую я опиралась.
  Только не Кристиан, почему он пришёл? Я продолжала молчать. Рука, худая и бледная, застыла на дверной ручке. Ещё одно усилие, и я открою эту дверь. Как будто в полудрёме я повернула ключ - на большее меня не хватило, и повалилась на пол, стоило Крису появиться на пороге. Перед глазами всё плыло.
  Парень моментально оказался рядом. Склонившись надо мной, он обхватил моё лицо руками:
  - Ариана, очнись! Что с тобой?
  - Ты... поздравляю, - хватая ртом воздух, прошептала я.
  - С чем?
  - С Лисой, - ответила я, силясь сфокусировать зрение, но у меня так и не получилось чётко увидеть лицо Криса, отображавшее смесь беспокойства и злости.
  - Глупая, о чём ты вообще думаешь? - он с лёгкостью взял меня на руки, как пушинку, крепко прижал к груди и отнёс на кушетку, а затем распахнул окна, чтобы впустить в помещение воздух.
  Спустя несколько минут приступ головокружения отступил. Мне было спокойно и уютно лежать, наблюдая за вампиром, мерившим шагами гостиную.
  - Лучше? - не поворачиваясь ко мне, спросил Кристиан.
  Я кивнула.
  - А теперь объясни мне, пожалуйста, как можно было довести себя до такого состояния? - собрав остатки терпения, парень всё же взглянул на меня.
  - Не знаю, - избегая его взгляда, снизошла до ответа я.
  - Вернусь через минуту, не вздумай никуда уходить, - грозно приказал Крис, но критически осмотрев меня с ног до головы, добавил. - Хотя ты и уползти то не сможешь.
  Он развернулся и ушёл, а я показала язык ему вслед. Как и было обещано, парень вернулся очень быстро, держа в руках фляжку.
  - Пей, - скомандовал он.
  - Не буду, пока не скажешь, что внутри, - воспротивилась я.
  - Будешь.
  - Нет!
  - Не будешь добровольно, заставлю силой, - не спрашивая моего разрешения и придерживая голову, Кристиан влил мне в рот небольшое количество жидкости.
  Вкус был противный: солёный или горький, а может, и то, и другое одновременно.
  - В жизни не пила такой гадости! - возмущалась я, вытирая губы тыльной стороной ладони, посмотрев на которую, увидела красные капли, и это заставило меня вскрикнуть от отвращения. - Что это было?
  - Кровь, - спокойно изрёк Кристиан, словно для него это самое обычное явление, хотя, вероятно, так оно и было в действительности - на то он и вампир, в конце то концов.
  - Как же противно! - борясь с тошнотой, я добежала до ближайшего источника воды и тщательно прополоскала рот.
  - Тебе лучше? - спросил парень, когда я вернулась.
  - Не знаю, - казалось, всё вокруг пропиталась ужасным запахом крови, но я могла двигаться, что в свете последних событий уже было большим достижением.
  Я подошла к открытому окну и втянула носом воздух, наслаждаясь тем, как он заполняет собой лёгкие.
  - Никудышный из тебя вампир, даже кровь не переносишь, - пробормотал Крис.
  В ответ я промолчала. Мне ведь действительно стало легче, по крайней мере, теперь я хотя бы твёрдо держалась на ногах.
  - Не могу понять только одного, почему ты всё это время молчала, что тебе так плохо? Могла ведь и умереть, - последняя фраза далась Крису нелегко.
  - Я боялась, - пряча своё лицо за шторой, пробормотала я.
  - Дурочка, чего ты боялась? - становясь рядом, спросил парень.
  - Я знала, что мне необходима ваша помощь, но ведь я не хочу становиться вампиром и принцессой. И как я должна смотреть вам в глаза? Разве после этого я смею рассчитывать на то, что вы захотите иметь со мной что-то общее?
  - Кажется, однажды мною было говорено, что ты всегда можешь обратиться ко мне? Это в силе.
  - Я не хочу быть кому-то обязанной, потому что, принимая помощь, я подпишу своей свободе смертный приговор.
  - Да, а так ты подпишешь смертный приговор себе. Что же, очень умно с твоей стороны, - парировал Кристиан. - Что-то в тебе даёт сбой. Твой организм не справляется без крови, но и её как таковую не принимает, потому что ты ещё неполноценный вампир.
  - Разве есть выход? - устало посмотрела я на него.
  - Мы найдём его в любом случае, - ответил Крис, разворачивая меня к себе и пронзая взглядом, проникающим до глубин души, куда, как правило, никто не заглядывает.
  Парень попросил меня подробно описать своё состояние за последние несколько дни. Я бы могла сделать это одним словом, пусть даже не самым цензурным, но удержалась. Наверное, королевское происхождение не позволяет. Ладно, это был явный сарказм. Сосредоточившись, я всё-таки вернула своему разуму серьёзность, но вот Кристиан по мере моего повествования мрачнел всё сильнее.
  - Неужели всё так плохо? Как скоро я паду смертью храбрых? - с улыбкой спросила его я.
  - Не смешно, - осадил меня парень.
  - О, видимо, скоро, раз уж даже ты растерял остатки своего энтузиазма.
  - Мешаешь мне сосредоточиться, - прервал меня Крис. - Я обсужу твоё состояние с отцом, а сейчас оставляю тебя одну и очень надеюсь, что ты не наделаешь глупостей.
  - Ты же меня знаешь! Какие глупости? - невинно хлопая глазами, спросила я парня.
  - Вот это то меня и пугает...
  Вампир прошествовал к выходу как всегда размеренной и уверенной походкой, никогда не выдававшей настоящих эмоций. По-королевски, в общем. Я бы никогда так не смогла. Во мне не было ни смелости, ни стойкости, ни задаток выдающегося лидера, а прятать чувства я и вовсе не умела.
  Вот из Кристиана Ринальди получился бы настоящий король. Парень являл собой благородное существо, готовое прийти на помощь, заботливое, временами по-детски наивное, но в то же время непоколебимо стойкое и решительное. Вера в моё исцеление настолько сильна в нём, что даже я невольно ею заражаюсь. Иногда я не понимаю, как в совсем ещё мальчишке уживаются все эмоции, свойственные типичному подростку, и качества наследника знатной фамилии. Я, может, и не смогу до конца изучить всю его противоречивую натуру, но одно могу сказать определённо: он удивительный, хотя сам за собой этого никогда не признает.
  Сейчас, когда юный граф ушёл, я начала вновь обдумывать сложившееся положение. В который раз я спасаюсь от верной гибели благодаря стараниям семьи Ринальди меня уберечь. Кристиану я и вовсе жизнью обязана, но отплатить мне нечем. Конечно, если рассуждать здраво, я могла бы взойти на этот их всевампирский престол, но ведь это противоречит моим желаниям. Положив перед собой белый лист бумаги, со всей кажущейся для непосвящённых комичной серьёзностью я начала расписывать плюсы и минусы становления королевой. В итоге половина листа, куда я собиралась записать положительные стороны, оказалась пуста, так как меня отнюдь не прельщали ни роскошь, ни положение в обществе, ни пышные наряды и драгоценности. Всё, что являлось неотъемлемой частью жизни наследницы, было мне чуждо. Отложив решение трудной задачи до лучших времён, я снова уснула, так как на самом деле была ещё слишком слаба, хоть и пыталась скрыть это от глаз окружающих.
  
   ***
  На следующий день я решила, что могу достаточно крепко стоять на ногах, чтобы вернуться к учёбе. Родители вздохнули с облегчением, видя, что их дочери, наконец, стало лучше. Алиса была искренне рада видеть меня в школе, но под впечатлением от недавно полученного предложения стать девушкой Кристиана, говорила только о нём. Что же, в некотором плане её можно понять. Во всяком случае я снисходительно отнеслась к очередному её увлечению. Благо дело, обычно они были кратковременными. Джек же крепко меня обнял и поцеловал в макушку, и для меня это было яснее любых слов и громких изъявлений симпатии. Я знала, что Джек переживает за меня как никто другой. На секунду отстранившись от него, я заглянула в его глаза и сказала лишь:
  - Я скучала.
  Парень улыбнулся, от чего просветлела и я. Всё ещё сжимая его руку, я направилась в класс. По пути мы встретили Делию, кинувшуюся мне на шею и начавшую щебетать о последних новостях, и Кристиана, ограничившегося еле заметным кивком и избитой фразой: "С выздоровлением". К слову, больше к теме моего состояния мы не возвращались. Он даже и виду не подал, что хоть как-то способствовал улучшению моего самочувствия, а лишь с недоверием и некоторым отвращением покосился на наши с Джеком переплетённые пальцы. Мой парень в ответ только ближе привлёк меня к себе, однако столь явное проявление чувств было явно излишним - Крис очень быстро потерял к нам интерес, схватил Алису под локоть и увлёк за собой. Делия одарила их укоризненным взглядом (или мне это только показалось), но быстро овладела собой, и вновь её прекрасное лицо озарила улыбка.
  К концу дня, если быть честной хотя бы с самой собой, я была разбита. Я крепилась изо всех сил, чтобы не выдавать своего недомогания, но попеременно ловила обеспокоенные взгляды Джека, вызвавшегося, в конце концов, проводить меня до дома. Это предложение я встретила с нескрываемой радостью.
  - Ты выглядишь очень усталой, - вскользь заметил парень, понимая, что я старательно избегаю этой темы всю дорогу.
  - Ничего страшного, я почти здорова, просто первый школьный день после длительного отдыха выдался на редкость тяжёлым, - сказала я почти правду.
  - Обещай мне, что не будешь держать меня в неведении, если что-то пойдёт не так.
  - Я не могу ничего обещать, - с сожалением посмотрела я на Джека. - Пойми, я и сама сейчас мало что понимаю, но зачем мне понапрасну пугать тебя?
  - Ариана, оставь, пожалуйста, эти глупости для кого-нибудь другого, - Джек остановился и развернул меня к себе лицом. - Меня не пугает мистика, что окружает тебя, твоё происхождение, даже то, что ты вампир и наш город буквально заполонили тебе подобные. Гораздо больше я боюсь потерять девушку, которую люблю! Я хочу защитить тебя, только и всего. У меня, может быть, нет таких возможностей, как у этого твоего графа, но я сделаю всё, что смогу, чтобы ты снова жила полноценной жизнью. - Надеюсь, что скоро всё снова будет как прежде, - я виновато опустила глаза, потому что и сама доподлинно не верила в эту фразу.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Сагайдачный "Игры спящих" (ЛитРПГ) | | П.Працкевич "Код мира - От вора до Бога (книга первая)" (Научная фантастика) | | А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая" (Боевая фантастика) | | О.Бурцева "Лакуна" (Постапокалипсис) | | С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки - 2. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | Т.Сергей "Холодная Шутка" (Научная фантастика) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | | Кин "Новый мир 2. Испытание Башни!" (Боевое фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"