Сокол Александр: другие произведения.

Последняя Радость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из книги стихов. Возможны дополнения.


   Александр Сокол
   (Бишкек, Орехово-Зуево. 1951 г. р.)
  
    []
  
   Из книги стихов ПОСЛЕДНЯЯ РАДОСТЬ
   _________________________________________________________
  
   Часть первая
   _____________________________
  
  
   * * *
  
   Лазурный взгляд пылинкой пьян,
   Слипаясь, пялясь из румян,--
   Палитры солнечной потёк
   Глазастокрылый мотылёк.
  
   Но, медля вспять, как месяц, взор
   Так свесился на поздний двор
   Бревенчатый, что кокон для
   Младенца в люльке в мотылях.
   __________
                                           1976
  
  
   МУЗА В МАКИЯЖЕ
  
   Я малевал эскиз картины счастья
   Для галереи ласковых имён
   Ты претерпела с лестью сладострастья
   Там жёсткость линий в мимике времён
  
   За кистью выбор импульса погнался
   За жестом в зеркале но изменён
   Твой след на полотне не признавался
   Тонируемой складкой удручён
  
   Так женское лицо неимоверно
   Моложе всех нотаций премгновенно
   Помимо сети их ползучих лет
  
   Пустяк за мановеньем умолчаний
   Цветов зияющих ловлю момент
   Не перманент а конченность в начале
   __________
                                           1977
  
  
   ПРОУЛОК
  
   Ел я вишню. Занесло.
   Ветерок пинали смело
   Двое пьяных за углом.
   Ты в окошко поглядела.
  
   От судьбы ждала сластей.
   Хоть гадала лишь на мужа,
   Чудились шаги гостей,
   Заблудившихся на ужин.
  
   Билась бабочка в стекло.
   Ты в окошко всё гляделась.
   В телевизоре цвело.
   Он погас, когда разделась.
  
   Так и вышел из-за веток
   Лет уж семь тому назад...
   Но вернулся в тот край света --
   Дом другой и палисад.
   __________
                                           1977
  
  
   НЕИЗВЕСТНЫЙ ХУДОЖНИК
  
   Нарисуй мне дождь,
   не зачёркивая дома
   на асфальте и деревьев,
   и меня, чтоб я поверил,
   лишь стреноженную лошадь
   напугай тележным громом.
  
   Где рекою струи сложишь,
   лодку дай, сломай весло
   мелом об ноги прохожих...
   как с мели меня снесло.
  
   Нарисуй мне дождь,
   не затушивая света;
   там, где слита даль за плоскость,
   не забудь земли полоску,
   только тучной выси ношу
   взгромозди на спину ветра.
  
   Где же морем струи вскружишь,
   парус вздуй и имя жди,
   как смешают краски в луже
   настоящие дожди.
   __________
                                           1977
  
  
   ИСКУССТВО БЛИЗОРУКОСТИ
  
   Листьев осень в двух ужимках:
   Ласкова у глаз, устав
   Сохнуть на морщинках, в жилках
   Надрываясь, зла в устах.
  
   Жаль, что жизни одной мало --
   Чтобы знать, что жить -- тоска
   По небесному лекалу
   В почке сникшего соска.
  
   И косметики не спросят:
   Почему увял живот?--
   Невесомость слив и сбросив,
   Фаллос суеты жуёт.
  
   Успевает,-- плод изыскан,--
   Смыть чахоточный мазок
   Диаформы сердцелистой
   В трав адамов волосок.
  
   Где прообраз, прародитель
   Евы? Слепо вздёрну нос
   На прозревший за ночь в виде
   Пары листьев абрикос.
  
   Сам в себе -- из щёк и ляжек --
   В переродах лишь застрял
   Недотыкой, скомкан, ляжет
   С личной тенью, заострясь.
   __________
                                           1977
  
  
   * * *
  
   Не воспретить твой ветхий быт
   о четырёх стенах,
   где плесневелой коркой сыт
   и краской от вина.
  
   Хватаешь нож -- ушла жена,
   ей холст вослед летит:
   на нём же -- нянчит грудь -- она --
   для тех, кто в дверь глядит.
  
   От сквозняка тебя мутит
   земля в порыв окна,
   где битым донышком видна,
   аж в горло кровь стучит.
  
   В кафе прокинутого дня,
   что под грибком коптит
   с твоих картин, в прах обратит
   тебя твоя страна.
   __________
                                           1977
  
  
   АМПИР
  
   Нам дышат
   в колени махины
   колесопреклонные в смоге
   услужат из сил лошадиных
   нам дышлом
   вздыхая под ноги
   шатун с коленвалом убогим
   в калёном венце эвольвенты
   за лихо попомнится долгом
   отставшим от старой дороги
   раздоленным на элементы
   __________
                                           1977
  
  
   * * *
  
   Одна дорога.
   На Лысую гору ведёт --
   Видна,
   До поворота ждёт
   Глаза --
   Бедна,
   Течёт
   И рвётся
   В логах,
   Где долго
   Бога
   Ждёт --
   Одна
   Дорога,
   Где лихо лиху господин
   Мужик сказал,--
   Ну, сатана,
   Пади!
   Ну, трогай!--
   И конь упрётся
   В города,
   Где каждый --
   Гид,
   Ведя мадам,
   Укажет
   У самых масляных картин --
   Не застить вид:
   -- Вы здесь родились не один.
   __________
                                           1977
  
  
   ВЕСНА ВЕЧЕРНЯЯ
  
   Когда у деревьев, как зубы, режутся листья,
   и старой женщине подслеповато приветлив
   весь мир -- как взаимная исповедь,--
   перестала ворчать на целующихся детей,
   тогда на скамьи у подъездов, как сплетни,
   лишь опускается шорох сплетённых дождей.
  
   И улица отхаркивается от смога,
   что чахоточная тощая девка,
   нагулявшая с ветром не много --
   лишь приблудного пса на своё поруганье;
   тогда шелудивый дубок -- уж не древко
   под флагом выброшенной газеты, а земли придыханье --
   в ожидании пальбы падающих желудей.
  
   Тогда молодая цыганка ворует
   упавшую простынь с балкона на мокрые почки
   сирени, лишь ветер на шторах взволнует
   лишь кровь голубую экрана -- не лица,
   лишь пьяный плебей на газоне -- цветочки,
   когда, как на тоге, на простыни белой -- патриций.
  
   И ягодку мнёт о панель упоённей
   в подъезде битлак, как заплатку на джинсы,--
   подумает тот в телевизорной дрёме,
   когда пятернёю хватают за сердце
   любимой гитары, визгливой девицы...
   дождливо... балкон -- не трибуна для лекций.
   Гармонии нравственность снится.
   __________
                                           1977
  
  
   HOMO
  
             С сухою считкою программы
             Учёный разум в сотню лет
             Произведёт машину в мамы,
             Чей муж -- единственный поэт,
   Сломавшись, бухнется в колени
   Перед неверностью невест,
   Пред их евангельским успеньем
   Рвать перфолентный благовест.
  
                       Но генконструктор примет роды
                       В подол на выходе -- в поддон
                       Оргазм, сосущий электроды,
                       Где в рёв болящий электрон
             Не дотянул до млека где-то...
             Потеребят за этим шлюх,
             Чтобы наследник партбилета,
             Послед нахлебный, стал питух.
   __________
                                           1978
  
  
   ВДОВЬЕ ПОДПОЛЬЕ
  
   Надстроят подвал бездомных.
   Подселят на пол обездоленных.
   Стеснят положенье бездетных.
   Работа найдёт беззаботных.
   Обставят светлицы в высотных.
   Устелят хлебами все стороны.
   Да станет игрою бессмертных
   войнушка на улице Вдовьей.
  
   Разгонят полки на ужин.
   Растащат с песочниц их палки
   старухи по тёмным подвалам.
   Царизму там матом великим
   воздастся -- подастся наружу
   культяпый с крестом и медалькой
   алкаш... Ради акта бывалой
   милиции склонятся лики.
   __________
                                           1978
  
  
   ПАСТОРАЛЬ
  
   Какая мелочь великая,
   Какая семейная радость --
   Занравиться женщинам, мыкаясь,--
   Им мужа досталось.
  
   Какое молчанье пропетое,
   Какая живучая старость --
   По нраву лишь, следом за ветрами,
   От стада отсталость.
  
   Какие бойни отхожие,
   Какая крови попарность --
   Нанравиться дрожью подкожной,
   Чтоб кроме осталось.
  
   Какой же он, хлеб, прожёванный,
   Такая ж сельская жалость --
   Нарваться на нож мужичонок пошёл бы...
   Да баба вмешалась.
   __________
                                           1978
  
  
   УХОДЯЩЕЙ
  
   Остаток наскучивших дней --
   Остаток восторгов тобою.
   Остатку болезни -- злей,
   Боязней быть судьбою.
  
   Суди меня по себе --
   Сухим отразишься смехом.
   Слушай советы людей,
   Будешь слезой всех их.
  
   Забудешь меня будить,--
   Мне ж заложило ухо.
   Больше проси любви
   В зеркало, где старуха
  
   Стоит в бигуди, как ёлка
   В конфетах за детский стих.
   В иглах за игры, только
   Жаль мне их.
  
   Год пробежал, словно денежки,
   Узел простынь поднял.
   Легче лежать в одежде
   Человеко-дня и просторней.
  
   Остался с тенью наложной
   Тела тайный сон.
   Поспеши дольше,
   Чем могу быть потрясён.
   __________
                                           1978
  
  
   ВЕТЕР-МАТРОС
  
                                           В. Бетехтину
  
             Ветер, шатающий доску забора
             будто болящий зуб,
             в эту ущербину, разве для вора,
             что твои плечи несут?
                                 Рею времени для подсолнечных
                                 и безвременья ремешок,
                                 шею мыльную и не то ещё,
                                 да и серого неба мешок.
             Ветер, качающий доску забора --
             вроде без мачты бриг,
             в этот в пыли, точно в порохе, город
             что за дела привели?
                                 На мели хлебать время-зрелище,
                                 по глубинке выть у витрин,
                                 бездыханно влечь рыбой шепчущей
                                 время-торжище из людин.
             Ветер, срывающий доску забора,
             словно теченьем весло,
             в это, пред течью, дыхание моря
             что ж твой ушёл альбатрос?
   В море серое серого ворона,
   в небо донных молчаний,
   где гуляет запойный матрос
   вдоль дождливых заборов,--
   со-крушенье, как насморк, зарыто
   тех в грязи угасающих гроз.
   В тех забоях глухому отчаянью
   нет по росту корыта.
   __________
                                           1978
  
  
   ГИПОБАБА
  
   С бормотухи такая                   рублём        на смотренье
   любую           потребность       утрёт,--       мать трёх
   другую           в стакане            малюет       из матрёх --
   во брюхе        с портвейном -- малютку -- поменее.
   __________
                                           1978
  
  
   БЕДНЫЙ ВСАДНИК
  
   Выпешивай ходы
   кирзовой фигурой
   однако на коня
   вымахивай за пулей
  
   выменивай окоп
   на выносе под шаг
   хоть пядью глаз за лоб
   помысли на пятак
  
   Ура но славно туго
   Но в ухо не стреляй
   коль лопнула подпруга
   седла не оставляй
  
   Форсируй рать парадней
   как Лету на груди
   протеза медный задник
   да глотка впереди
  
   ключиц гребущих к лодке
   пернатых ладушек
   где минный плац дрожит
   и эти две подмётки
   плывут как и летят
   Ходи ходи хотя б!
   __________
                                           1978
  
  
   АНТЕИ
  
   Антенны ангелов хранят
   С могилок с мачтами с мечтами...
   Могли, где рай найти, там ад
   Открыть и там пролив проставить.
  
   В глотке же тысяча чертей
   Ворвётся силой океанской
   В команды пьяных кораблей,
   Чтоб лечь на дно по-христиански.
  
   Склоняя головни миров
   Звездами плачущего зданья,
   Не потеряло ль дровню слов
   Его космическое знанье?
  
   Но жёны бросятся отборных
   На шеи брошенных мужей,
   Их жёны отбранные скромны
   Не для Земли рожать уже.
  
   Скорейшее горючье снов
   Пред оргией разлучной света
   Давно лучиной за окно
   Ушло к пришельцу. Нет ответа
  
   С его отставших кораблей
   От глаза завтрашнего утра,
   Когда от бедственных огней
   Через века тепло кому-то,
  
   Аж так, что голову терять
   Да материк за парусами,
   И их тяжёлыми ушами
   Свой образ в камне наделять.
  
   Там станем крылья оставлять --
   Стальных цветов клеймо к ярму
   На перержавленных стеблях
   Когда-то, где-то. Но кому
  
   Здесь могут мысленным пятном
   Сгорать моря, вздымаясь телом?
   Приём -- в двурогий шлемофон.
   Шаман -- абориген с тотемом.
   __________
                                           1978
  
  
   * * *
  
   Атмосферные осадки.
   С туч стучат в свои озёра.
   Пущен-брошен в беспорядке
   Времени десант на город.
  
   В деревянной спешке
   Вынырнуть мгновенно --
   Барабанной дроби пешки
   В водоточье утопают.
  
   Никого не убивают.
   Лишь взрывают зёрна.
   Поят красной омовенья
   Грязью незазорной.
  
   Долгим разумом наружу,
   Свет рассеян краткий.
   Кружит первым парашютом
   Пустошь. Холод. Глушь в осадке.
   __________
                                           1978
  
  
   * * *
  
   Луна. Покойник в доме.
   Тает снег,
   И моросящий свет
   Пересыщает подоконник.
   Перемещает стол. Упал
   Четырёхногий стул на стенку,
   Как будто кто-то перестал
   Играть семейственную сценку.
   Сказал. Услышал.
   Понял. Встал.
   Устал.
   Прилёг и стал чуть выше.
   На то-то в комнате луна,
   Чтоб кто-то взял
   Чего. И вышел.
   __________
                                           1979
  
  
   * * *
  
   Есть время углядеть в дороге
   осаду смуты и дождя
   от принижения в тревоге
   до возвращения в себя.
   Когда на карты режут землю
   по месту, где и надлежит,
   коротким рассекают древний,
   но выше Млечный путь лежит.
   Отметишь свой, один из многих,
   в узлах вокзалов и портов,
   уже без жестов пешеходов
   и переходов городов.
   Гудок. Двойной регистр фамилий.
   Толчок единственной родной
   на даль стальных, в ширь водных линий.
   Там параллель со стариной.
   Вода ль с колёс, иль в проводах
   откос,-- нет парных лошадей.
   Когда несут на поводах --
   не суть. Лень. Важно -- где.
   Когда задерживают вылет
   и кресло тянут из-под ног,
   тогда выдумываешь имя
   и молишь видимость дорог.
   Где для парижских путешествий
   и монастырь бил целый век,
   теперь здесь цепь автонашествий.
   И выше цель. Успеть в побег.
   Тянучки в челюстях замок.
   Так сладко скорость выжимая,
   на пристяжном кренись. Прямая.
   Не долог отпуск. Волен. Долг.
   Есть время, что с билетом рвётся,
   чтоб месту не принадлежать.
   С кротчайшим нетерпеньем жмётся
   прощанье у дороги. Ждать.
   __________
                                           1979
  
  
   ЭЛЕГИЯ
  
                                           Р.
  
   О, дай мне в мире раствориться,
   Мы не умножим звёзд итог.
   И, как уменьшить, повториться
   Не дай, где стены -- в потолок.
   Где, стало быть, и безымянна
   Игра бездомного в мираж --
   Иметь вращенье моря в ванне
   И неба суетный этаж.
   Мы сотню раз за повторенье
   Весны и песни над землёй
   Всех птиц, и в радостном волнении
   Надрывно вторим, тянем свой
   И клоним голос тяжко в ноги.
   Заплачь, сестра, за смехом брата.
   А люди любят посвященье в боги.
   Как подрастают тенью дети вслед солдатам.
   Завидеть, звать своим? Прикосновенье рук
   К какому-то там нильскому цветку,
   Иль к горлу, где так хрупко мечется испуг...
   Всё те же ангелы крестом всё тех же метят?
                                                               Двери лгут.
   А мы лишь прикасаемся, крича.--
   Вот эту вещь не троньте. Ах, как мы слабы,
   Отвлечены в чистых движениях ключа.
   Не больше как проветрить, протереть -- дабы
                                                               не меньше!
   На этот робкий взрыв невмоготу однажды
   Уж не разбрызнуть деятельность смерти.
   Один два раза откровенен, другой же нежен
                                                               дважды,
   А кто бессмертней -- неизвестен.
   Небытие... Наитие причастных.
   Свиданья доля нас влекла за ледяные двери,
   Невольно вдоль даренья зрений --
   Возьмите -- от 8мимильардоглазых.
   Вскользь ведомых веков мы тянемся присниться
   К далёкой до невидимости цели.
   Познать себя в сердцекрушенье птицы.
   И ошибиться в двух влюблённых. В мудреце ли?
   Над созерцанием надгробий их, по мне бы,
   Пусть рушатся их памятные кроны,
   В чём разбираются их за рыданьем склепы.
   Уже в стадах их водяные склоны,
   И в норах ветра сладко гнутся лозы.
   Ты лишь -- цветка лишь выдох -- вне угрозы,
   Вне горсти истины о Вечном -- лепесток.
   Я, кроме слов,-- во влажном нюхе зверя крови ток.
   Как идолам вменялось -- дать всем вполовину
   Всего? Всего у нас вдвойне, всего -- в двойном
                                                               ущербе.
                                                               На потом.
   Не дай стеречь мне старость,-- месяц в небе,
   А дай расстаться и остаться миром.
   __________
                                           1979
  
  
   СЕРАФИМ
  
   Бесплотный жар один
   В ручей
   И привлечённый путь
   Свалился
   О мимолётный сгинь
   С плеч эй
   Предстань хоть сплюнуть
   Пылью взвился
   Там камень
   Колется кустом
   Как в веки влез
   Кулак с перстом
   Ведь что-то есть
   И вылет птицы
   Как взгляд кругами
   Близ глазницы
   И долгий уж
   Глотает ком
   Где глины плешина
   С песком
   Вроде ушной воронкой тянет
   Всё в гору след ведущий
   Вот
   Что в перьях тишина
   Высот
   И вдруг прорыв и море прянет
         Не здесь пророк сухим прошёл
         Влачился здесь поэт душой
         Да больше смог
         Закат кровавый
         На дёснах тонкой глубины
         Лежит язык чужой страны
         Под слежкой ног
         За левой правой
         Приставить можно
         Грудь к стене
         Ей сердца лепета не стыдно
         То заменить свинцом в огне
         Сквозь дырочку не сложно
         Видно
   Как сбитый ангел он лежал
   Чинам как пьяный возражал
         Дай слову срок
         Природе внемлю
         И вижу дело
         Шёл страной
         Чрез потолок
         Путь кругосветный
         В залоге тело
         Боже мой
   __________
                                           1979
  
  
   ДЕМОН-ДЕМОС
  
   Пока под пеплос сунет нос
   монстр суперменовой блондинке,
   она уже расчешет мозг.
   А муж -- хромец -- в новом ботинке.
   Как демонстрируем друг другу
   и недругам всю силу,-- праздник!
   Через весенний дождь по грязи
   как передать не руку -- скуку?
   Как! На весёлые галоши
   переложив дубинок пуд,
   идёт великий и хороший --
   чуть отдохнувший за ночь -- труд.
   Так петь, обняв жену, "Катюшу".
   Как выпить тут же,
   так пройти под барабан
   лезгинкой. Там,
   в окнах, друг на друге
   высокие полотна
   и лозунги на них.
   Их
   ставни держат плотно.
   Про прошлые заслуги
   наш родственный обед,
   грядущее побед --
   международных дел банкет.
   Буфет, буфет, буфет!
   Голодная фиеста.
   Из кузницы Гефеста
   бредущий Прометей.
   Огня! Коня! Скорей.
   Не передать сквозь руки
   любви плакат могучий.
   И дети в лучшем платье
   испуганно не плачут.
   Так смотрятся в портретах
   игрушечно колонны.
   Миг
   на окрик в мегафон,
   как бы лорнетный моветон
   в строительстве момента -- монумента
   с дырявыми талонами
   троллейбусной толпы.
   Не передать сквозь руки.
   Её липучие стопы,
   как взгляд засученный, атлеты
   несут -- как выгнутые луки.
   Так спины гибкие рабов
   носили плеть и кладь победы.
   Упругость черт. Триумф. Любовь
   до арки.
   Развёрнутые флаги.
   Как будто ветра ждут.
   Тюрбаны из бумаги
   с тюльпанами идут.
   И витражи несут --
   тяжёлые от влаги.
   Так жарко!
   Дождь просох,
   как дунули оркестры.
   С варяжеской отвагой
   охаян -- кто высок,--
   в очередях окрестных
   глотали лимонад.
   На площадь шли, где, над
   трибуной с головами
   седыми в шляпах -- кучкой,
   нам кто-то делал ручкой.
   Резвились сизари,
   кувыркались, пугались
   прегромкими словами.
   Военный марш играл.
   Так грохнули ура,
   что рвалась хмарь утра,
   как лопались шары.
   Как небо голубело --
   земля зазеленела.
   Тогда снимали банты,
   когда все транспаранты
   ребра сдавили глобусов --
   до шин автомашинам...
   Нажим -- троянского коня?
   Не разглядели.
   Стоп. Лица раскраснелись
   на полосе автобусной.
   Весь транспорт обложили.
   Но и пешком успели,
   когда по магазинам
   открыли винотделы.
   Там не было меня.
   Забыли, как стиралось.
   Готовилось, сушилось.
   Так гладилось, пеклось,
   как шилось, билось, пилось.
   Так елось, как гляделось.
   То пелось, что ждалось.
   Работалось, как жилось.
   Любилось, как спалось.
   Запомнили, что шлось,
   что радио орало
   торжественную злость,
   чтоб жертвенно идти
   и думать дома.
   И дуло, и несло
   всю бережную жалость
   к прижатому веслом,
   известно, молодому --
   не лбом к груди --
   шестом.
   Есть, как бы личность парусов,
   ведомому --
   вожди.
   __________
                                           1979
  
  
   РАВНАЯ МЕРА
  
   Ты бежала с экрана.
   И в зал.
                 Улюлю...
   Голой прыгала через костёр
   от голодных до зрелищ пигмеев.
   Он магнитные космы простёр.
   Я люблю
   так раскрашенный странно
   древних эр бутафорный простор,
   где огромного роста
   чуть сутулый тарзан
   называл тебя Лю
   аморально и просто
   и с лианы слезал.
   А я так не умею
   удивляться слезам.
   Нашатырь!
   Дубль номер...
                             Игра
                                       и "мотор".
   Режиссёра пошатывание.
   Переживание грома,
   каменноугольный пожар,
   переворот мастодонта,
   пережёвыванье, переваривание,
                                                            ура.
   Ты!
           Счастливо
   бежала погрома
   злачного мрачного дома.
   В алтарь.
                    Где светильники чистого золота.
   Дрожаще нашарь
                                  курок у огнива.
   Да храни тебя гарь
   на культурных пластах.
   Порох плёнку прожёг.
   Рассвет тает.
   Прыжок
                  с темноты.
   Ты...
   прижатая к сердцу.
   Наброшен пиджак.
   Умилённая пара.
   Не умею я так.
   Словно мы одноверцы,
   будто -- церковь кино.
   На московской хибаре
   будто шторы давно
   ты прошла утюгом,
   а теперь угораем.
   Словно сняты врагом
   двери, петли и рамы.
   Погорели, сестра, мы.
   А проснулись...
                               Кино,
   где пиджачные пары
   рядом улиц
                        живут,
   зябкий трепет листвы,
   леденцы и уют.
   Ты?
           В подравшейся тряпке
   парижская нить.
   Обуваешься в тапки.
   Подтошнило.
                           Сходить.
   На солёное мыло
   глядишь
                   огурцов
   желтоватым лицом.
   Точно свечка, горишь.
   Ты.
   Читаешь.
   Как Сфинкса
                           котёнок
   на прожжённой в потёмках кушетке.
                                                                   Листаешь.
   Так одна быть боишься.
   Ребёнок...
   И дым сигаретки
                                  недолго летает.
   То лежишь,
                         или грудь упираешь
   в тетрадки.
   То бежишь,
                         или ноги вбираешь
   украдкой.
   И не то, и не то.
   Изуверенный старый
   принцип загадки.
   Ты вожми животом
   череду чьих-то дольных ударов
   разбойной повадки.
   Раной раскроешься ровной,
   до краёв наполненной кровью.
   Вычерпнешь сына,
   словно в пустыне
   влажную глину.
   Поит
             стремнина равнину,
   палит,
               играючи, искра
   моря.
   Храм,
               где хранимая радость,--
                                                         горит
   край неба,
                       где раннее солнце --
                                                           гора
   шаром покатилась
                                    по птицам
                                                       молитв...
   Хлеба
               попросят,
                                 в зените
                                                 не скроются --
   там
           ничего не осталось.
   Их перемётная стая
                                      там отощает,
   здесь обрастает
                               в праведном ритме.
   Шёпот ломает
                             шеи всем миром.
   Разрывают всевышнего.
   Что говоришь ты?
   Жаждет бескрайности женщина --
   жрица,
   равно мужам,
                            вопрошающим вечного.
   Нищий покой обретает из лишнего.
   Ра-
         ра-
               ра-
                     ра!..--
   запрокинуты лица.
   Огонь в них играет.
   Жертвенный жар
                                  крылья сжирает.
   Жирные
                   крошки
                                  страх устраждают,
   в птичьей яишне
                                 издохший.
   Скоро в тени чучела изготовятся;
   зрелою бражкой растенья расходятся.
   В дар городам равнодушным,
                                                       радушным,
                                                                            душным --
   в гайках орал
   колос глотки сорвал.
   Я дразнил муравьёв на тропе
   и травинкой играл в голове.
  
   *
  
   Благословенье мужу и жене,
   что выбором довольствоваться рады,
   и дому их, что в поле полон ради
   грудных переживаний в седине.
   Не вынесть за порог тепла в рубле,
   уклад комодный их окладу равен.
   Дитя ползущее чихнёт, иль ветер рваный,
   иль пылью репродуктор в голове.
  
   *
  
   Шершень кружит,
                                  как чёртик, между грушей
                                                                                и вишней --
   в серной пыльце.
   И, пожалуй, излишне
                                        солнце слепит.
   Чей-то дедушка спит
   там, в степи,
                         негде где кочевать.
   А на крыльце,
   раз в домах только лишь ночевать,
   со старушечьих спиц
                                        распадается радий --
   в рай
   да в ад.
   Перья птиц
                        в головах --
   просыпаются дети.
   И, ах!..
   Все -- поэты...
   свободны.
   Сегодня
   бесплатный их праздник.
   Будет буфет,
   а затем кино.
   Но
   ты входи в храм
                                безграничных зениц.
                                                                     Разрывается
   блиц,--
   убегай!
   Или нет.
   Так, скорее, целуются два
                                                сердца
   в полураспадах...
   Погрейся.
   И не играй
   там,
           там,
                   там.
   __________
                                           1979
  
  
   УИКЕНД
  
   Пашней. Посуху. Как морем.
   Шли к деревьям воду пить.
   Пара глиняные поры
   охладить.
   Силуэт
   башни силосной за полем.
   Бакан, нежели маяк.
   Банку, склянку с скорлупою
   снёс прибой под тополя.
   Этот свет.
   Пыль в чертах. В полынь зарыт
   кожи пляжный фюзеляж.
   За шершавыми ладонями закрыт
   безразличный к полу полувзгляд.
   Иль под шапками газет.
   Что там врут по разным странам?
   Чем кормили кормчего?
   Рисовым отваром
   сыт.
   Умер. Но оставил след
   ловли солнца тралом.
   С выходным авралом слит
   сон краснорабочего.
   Сколь полоть толпой свекольную ботву?
   Хлопотливей фляжку наполнять.
   Вольней, словно флагман на ветру,
   стоять
   с головою на груди
   впереди
   и в дырявые мозоли дуть.
   Легче соль свою, как землю, грызть.
   Тем приятен сёл горбатый труд.
   Вроде уезжая с моря,
   в подкидного
   углубись.
   Надо жить,
   конструируя хоть тяпку, как метлу.
   По рублю!..
   Погресть... По анекдотам.
   В пору
   к самым
   новым
   дальним
   горизонтам
   нам бы
   плыть.
   __________
                                           1979
  
  
   ИСКУС
  
   Рассвет, похожий на лесной пожар,
   стремится
   к просеке реки
   топиться.
  
   А ключевой удар
   саднящей в челюстях воды...
   лишь угольки
   с костра испустят пар и дым,
  
   куда деревья не растут.
   Но пробно клюнут рыбой космос,
   и, кисло лопнув, кружит с кроны возглас
   возле меня.
  
   Кого-то не хватает...
   здесь глух стук,
   трясины кровеносная возня.
   Скользнул сквозняк,
   чью плоть трясущий двигатель проносит
   сегодняшним вчера,
   но дымом стали свитера,
   как мы стряхали
   меж встречными ладонями искру.
  
   *
  
   На дне небесном тянет бор
   по речке глинной тени гор,
   но плавно глыбы облаков
   всплывают
   и не высоко.
  
   Равнина зноя,
   сам косой,
   но упрессованный песок
   перетолок,
   себя пересыпает
   на море из моря,--
   преглубок.
  
   В ветрах вверх,
   вниз катамаран летает.
   Меж ног моих волна
   в икринках атмосфер
   её следами
   проползает
   до сандалий.
   Влечётся -- отучнеть со льда --
   под солнце прель лиан со дна.
  
   *
  
   Прудами лягушечьих свадеб
   плетёт серебристые блики.
   В закате срываю я платье
   с куста облепихи.
  
   Выходит, растеряна, в ленты
   прозрачно одёрнута, в смуте
   под мглистые панцири тины
   купальник спрятала бледный.
   __________
                                           1979
  
  
   М О Н А
  
   Подъезжая под Москву,
   Твой транзит я не прерву.
   Я бы взял тебя одну,
   Но не всю ж твою родню.
  
   Собираешь чемоданы.
   Взял бы, да в обратны страны,
   В ночь шубейкою прохладной --
   И увёл бы, не сосватав.
  
   Только взял твой взгляд на память:
   Синеокими цветами
   Будешь леснику служить...
   У сосны в избушке жить.
  
   Поцелуи ветры шлют.
   По перрону толпы прут.
   Меж голубок увлечённых --
   Кот с улыбкою учёной.
  
   Погуляю. Стало быть --
   Дерево с гнездом любить
   У развилки?.. У фонтана
   В ГУМе долго ждать не стану.
   __________
                                           1979
  
  
   ГОРЯЧКА
  
                                           Гляжу я на себя.
                                           Надеяться нельзя...
                                           Лишь побывать успею
                                           с нею.
  
   В горах. Строга, и вширь ей тесно
   катать сыр-хлеб на молоке козы.
   Мне лень поднять из речки местной
   глаза пасущейся грозы.
   Под дым кизячного гнезда,
   едва потянутся к Аллаху
   белёсо бороды... гляди -- глядят к закату
   все ласточки на проводах.
   Их детки учатся по-птичьи
   перелетевшие каменья
   перегонять. Она братишек с озлобленьем
   окрикнет: Спать пора вам нынче!--
   Стройна. Вот швы на платье треснут,
   как наклоняется кувшин
   к бокалам праздничных мужчин,
   так льются песни.
   На жиру
   долго угли проживут...
   Тогда, кунак, и дверь открою.
   Беру, джигит, шайтан с тобою.
   __________
                                           1979
  
  
   СМИРЕНИЕ
  
   Говоришь и столь резко
   что кажешься близко
   из обрывков газетных
   сложённой запиской
         про любовь
         хоть ко мне
         но с достоинством веским
         к любому в сравнении
   долго и низко
         не поднять и двух слов
         и попутному ветру
         он запутал их между
         сирени кустов
   я в смешении вместо
   цветов и каменьев
   молча выломал теста
   кусок понежней
         и ты хлеб там обрежешь
         всяк сомнением болен
         если только помешан
         на собственной роли
   __________
                                           1979
  
  
   КУМИР
  
   Герой с толпой неразлучимый.
   С портфелем в загнанной машине.
   С ребёнком у одной из женщин.
   С бумажками больших не меньше.
  
   Который? С головой высокой.
   В пальто и в обуви двуногой.
   Кому почём. Не задавили,
   Где каждый пеший чуть двукрылый.
  
   Вот кот средь тока голубей.
   Сам благороднейших кровей.
   Кто из провинции впервой,
   Глядит, идёт портрет живой.
  
   Как бы артист. Я -- роль. Шпион.
   Меж постовых он. Я -- грейпфрутов.
   Завёл мотор. Я с ним... как будто
   Плевать хотел, что это он.
   __________
                                           1979
  
  
   ДВЕ ЛЮБВИ
  
   Порядок обречённый тем
   В тебе, что незачем меняться.
   Ты будешь до смерти смеяться
   Над ненасущностью проблем.
  
   Мир -- лицемер рукотворенья --
   Тебе от бабьего труда
   Лишь вдохновенного стыда
   Не в меру дал. Ты от глумленья
  
   Над сохнущим умрёшь.
   Он ждёт плодов паденье.
   Всё выплакал с рожденьем.
   Его ты не проймёшь.
   __________
                                           1979
  
  
   СВОБОДНЫЙ
  
   С утра опомнилась зима.
   Не воротиться ли за шляпой?
   И нафталин хранит карман,
   Как сэкономленную сладость.
  
   С утра намериться легко
   Зашить, зажить, заверить дыры.
   И всё так видно далеко,
   Что: не забыл ли свет в квартире?
  
   С утра повёрнуты в уме
   Все женщины по старой моде.
   Не повиниться ль в чём жене?
   Не помолиться ли природе?
  
   С утра, наверное, зима.
   Иду глубокими следами.
   Опять я, видимо, проспал
   За сочинённым за ночь ямбом.
   __________
                                           1979
  
  
   СВОЙ ГРОССБУХ
  
   За что друг друга не едим мы?
   Мой хлеб нанизан как шашлык...
   Который год на Ваших счётах?
   Почём тарифы перелётов
   Смет в гороскопных переплётах
   Сердечных дел? Сердца едины!
   Стрел купидона (г(и(б()н)е)т) пик
   Легче волн от писка мысли
   О всеединстве наших жизней...
   (О смерть взасос:
   С Н Д -- S O S)
   Которым не который год --
   Считать: от матери (Сейчас я)
   Вот ведь уход!
   Вселенского шампанского!!! На счастье
   Наше --
   Упованье Ваше.
   Апатию хоть завистью зови.
   Да. Я сейчас;
   Но
   Где же )г)и)б)(н(е(т( ежечасно
   Подводный флот любви?
   Я с ней.
   От резолюции -- в отца --
   Не поднимающий лица --
   Всяк должен быть!--
   Яснее,
   Чем приказ.
   Всё подсчитать успел забыть.
   Да! Я сейчас.
   __________
                                           1979
  
  
   ПОМИН
  
   Бабушка! Сказала:
   "Бог даст в среду дождь".
   Что же ты скрывала,
   Что тогда помрёшь?
   __________
                                           1979
  
  
   _____________________________
  
   Часть вторая
   _____________________________
  
  
   ЗАТМЕНИЕ
  
   Ты, вопрошая с ветки тени,
   Благословляй и свет над миром,
   Смотри сюда, следы подвинул
   Короткий день. Отдохновенье.
  
   Сияет снятое кольцо,
   Так льётся горлышко бутыли.
   Ковыль несёт народы линий,
   И пыль цветов твоё лицо.
  
   Высоко дом или далёк,--
   Глаза на солнце залетали;
   Придёшь. Повязка золотая,
   С долины в волосы вплетаясь,
   Вернулась чёрным мотылём.
  
   И влажно съёжились мостки,
   И через горы город лёг
   На подорожные листы.
  
   Бореньем стали в деревах
   И ветр, и мрак. В бегущих граждан
   Их страсти обратят и в стражей
   С горящим правом в головах.
  
   Уж дел на всех заведено.
   И зверь давно их взвешивал...
   Ты открываешь дверь, жена
   Слепившего тебя окном.
   __________
                                           1980
  
  
   С Е Л Е Н А
  
   Без устали растений
   Встаёшь чуть свет с постели --
   Свободна от материй,
   И даже мысли нет...
  
   А просто лунный свет
   Оттенок свой меняет,
   Чуть-чуть в груди стесняет,
   Измученной во сне.
   __________
                                           1980
  
  
   ДРУГОМУ
  
   Меня смиренье гложет,
   И вот себя меняю
   На десять комнат с лоджией
   И на санузел тоже.
  
   Во мне же стойкость служит
   Прожжённой раскладушкой,
   Горошковой подушкой
   И душем жёстким тут же.
  
   Со мной при жизни прежней
   Красотка увядает,
   Тем реже излагаю
   На кухню взгляды те же.
  
   Не жаль моих удачно
   Рифмованных бумажек,
   Заплаченных за дачу
   И за машину также.
  
   Мы даже честь в прихожей
   Портрету отдадим,
   Поскольку вышел, ожил,
   К поэту он один.
   __________
                                           1980
  
  
   ВОПРОСИК
  
   человек колесоногий
   что тебе в жару и снег
   лечь упорно на дороге
   норовящий человек
   __________
                                           1980
  
  
   НЕКРОСТИХ
  
   Однажды вернусь,
                                   -- Кто?
                                               -- Я...
   Можно ли?--
                          цветы упокоив,
   Иду, отопри ключом на колечке;
   Между лестниц пролётов, в поклоне
   Одиноче до ночи жди, стоя.
   Но мёртвой надменностью встречен.
  
   Давно не ждёт,
   Имеет новый вид она,
   В двуношеногом в нём
   Еле видна
   Через дверной проём:
   Она здесь больше не живёт.
  
   Минуты часть уйдёт.
   Она уж больше не живёт.
   Душе подай, подави в вине
   Елейной из лета выдержки.
   Лента выпухнет слёз. По земле
   Стукнусь лбом мозговека,
                                                -- И где ж ты?--
  
   И сказано
   Через дверей запор:
   Она здесь больше не живёт.--
   Ну, верь, кто врёт.
   Однако, не живёт она.
   Вот весь и разговор.
   __________
                                           1980
  
  
   АКВАРИУМ
  
   Пребывая в небе, смотри
   На землю в кривые стёкла.
   Душа где-то внутри
   Хищного рыб телескопа.
  
   Эй, раскрашивающийся мир,
   Разевай влагородные кромки к
   Ионам иллюминаторной тьмы,--
   В голове обезьяньи поломки.
  
   Два деньгобрюхих вуалехвоста с любви
   Шарахнутся от шторного шторма,--
   С кашлем вернёшься. В тиши дома
   Стали солнечные, что часы, корабли.
  
   Три с пальцев смесь корма иль голод.
   Чертыхнись над златогрудой вдовой:
   Глянул -- грянула туча -- на город
   Прямо вниз головой.
  
   Точно спятил, и молнией, пятясь,
   Прибит на "Летучий голландец",
   Как улитка на илистый борт,
   В чьих рогульках окна космопорт.
   __________
                                           1980
  
  
   У ПРУДА
  
   Эта красная стрекоза,
   Надо мной зависав, улыбалась.
   На листке голубая сидела,
   Лепестками прозрачно печалясь.
   Завязь рези застряла в глазах:
   Перламутрово недоглядела,
   Зеленея с желтеющей стрелки,
   Коготки прочищая, меня...
   Только клюнул сазан с ладонь
   Фиолетовую над водой,
   Покачнув лишь осоки побеги.
   Стрекозу на крючке поменял я.
   __________
                                           1980
  
  
   СОЧЕНИЕ
  
   Дал профсоюз и вам путёвки.
   Как будто,--"ветром об башку",--
   Ваш сын, приученный к горшку,
   Природе внял без подготовки.
  
   Как будто яйца на песке
   Давили, греясь,-- мел ракушек
   Вы ощущали на виске,
   Вставали, организм шёл кушать.
  
   И чёрт с ним, с чёртовым яйцом,
   Нашёлся случай для сравненья!
   Клочкастый ветровод слепленья.
   Сложенье карточным лицом
  
   На глянцевание загара,
   На зажимание удара
   В просоленный песок эрекции!..
   (О чём -- после вечерней лекции...)
   __________
                                           1980
  
  
   РАВНОСТОЯНИЕ
  
   утром луна одуванчик
   вон парус надулся
   что месяц над морем
   и держится словно ось мира
   под солнцем пустой стебелёк
   __________
                                           1980
  
  
   ПО МОРЕ
  
   воды стремительные губы
   слоятся с голубых стемнений
   в бурун серьёзный от стеснений
   со мной сомнительным до лени
  
   и я по пояс голый в грубых
   её помешанных приятьях
   я петли терпящий объятья
   и в ней встающий на колени
   __________
                                           1980
  
  
   МЕДИТАЦИЯ
  
   всё произошло в себе
   возле себя ничего не
   могло из себя изойти
  
   эта надпись найдена мной
   вдали от людей на песке
   поглощённом собой из вне-
   запной памяти моря в себе
   на любом его языке
   __________
                                           1980
  
  
   ФОТОКАРАНТИН
  
   Творенье из лежащих тем --
   Треножным летом между тел:
   Под пальмой с дыркой для голов --
   Со снятым нимбиком с богов.
   Все пляжи в слюдяных следах
   Астральных вспышек на водах...
   Затем -- стеклянной тесноты
   Пивной пузырь, шашлычный дым.
   Невыразительный режим.
   Песок на солнце пролежим.
   Кто спит -- иным не интересен,
   Но видно -- сон ему полезен.--
   К письму домой об этом счастье --
   Потом -- недельное ненастье.
   __________
                                           1980
  
  
   ВНИЗ
  
   Дождь постучал
   По воздуху
   И по земле побежал.
   __________
                                           1980
  
  
   НЕ СРАЗУ
  
   Поезд отходит, и пусть
   Эта жизнь убывает в иную.
   Вспомню её про себя наизусть,
   Прежде миную.
  
   Бледноревностно липший к стеклу
   Поцелуй со лба оттираю.
   Поезд уходит, она поминает
   Имя -- чужое на слух.
   __________
                                           1980
  
  
   СМЕРТЕЛЬНЫЙ РОСТ
  
   1.
  
   Ты говоришь,--
   Ты скоро людям перестанешь верить.
   Три круглых мига лишь
   Средь них
   Сидишь --
   Колеблешься костьми в объятьях мяса -- тих,
   Прямолинеен, как линейка --
   Их штык, их ствол, их стать --
   Солдатским ходят мерить
   Шагом душу --
   Посмей-ка
   Сорвать плоды неверия --
   Попробуй
   При них не встать.--
   Мозги наружу!
   Трёхвечные их воспаления
   Тошны и пулемёту...
   Воспоминания одеты в робу --
   Всю жизнь играть
   На хлеб работу.
  
   2.
  
   Ты видишь,--
   Богомол
   С головкой -- словно лягушонок,
   А сбоку -- лошадёнка лишь --
   Зрачком -- от бога, мол,
   Лишь у него такой имеется
   Из насекомых -- зорок,
   Направлен -- фосфористый пузырёк
   С туманной точкой смеется...
   Смеётся то есть, на руке...
   Кхе-кхе...
   Тебе усом нос щекотнёт.
   Ишь, грациозно бы изрёк:
   "Та даль, скруглённая углами...
   Та девочка с красивыми (как гнёт!)--
   Как только любит покривляться --
   Локтями перед нами..."
   И смотрите за стёкол стенку вы
   На листья хмеля -- где -- ждут, стременятся
   Его сердцеголовы канибалицы. Увы...
   С плащом распущенным
   Качается в дыбы, прижав, как лапы
   Булавы ко груди, как бьющий ими
   В латы.
   Успеет сын твой потомиться,
   Трёх лет от роду,
   Проявиться:
   "Давай -- отпустим, папа, на свободу".
   "Задерживать, ну что же, нет причин".
   Он -- хищник, и в потёмках --
   В листах не различим.
   Но вскрик -- испуг ребёнка,
   Что ночь сейчас наступит...
   Наступит на него
   Ногой!
   Тебя на миг насупит.
  
   3.
  
   "Ты слышишь",--
   Говорю о себе
   С трагизмом голубого шута,
   Протяжённого к телевизорам лишь --
   В то же время, в другие места,
   Забыв об обратной судьбе,
   Будто циркуль ведёт,
   Расширяясь, опять
   Звуковую из цели волну.
   До тебя не дойдёт.
   Позывной: "И чего бы себе помирать?!."
   Он всё глуше за жизнь, о, да не за одну...
  
   4.
  
   Нюхаешь запах сирени ли ты?
   Всё кончаешь
   Накапливать мертвенный лоск.
   Но разложенный мозг
   Не признаёт своей срамоты.
   Неужели не чаешь,
   Как ты освежёван, обрезан?
   Твой рост сдержан
   Для сладкого чиха...
   Ждёт в себе же червя червечиха.
   Ты вечен, двупол и
   Душою насмешки и муки заполнен.
  
   5.
  
   Вкуси перед лицом Китая
   Зелёный чай или сапог
   В зелёнке... Что там не хватает
   Для боязни побольше? Ног?
   Ты в строй цепного озверенья
   Не ляжешь, начисто то на-
   До -- слов горящие коренья
   Стреляли чтоб, как семена
   Марихуаны озаренья:
   Кремлёвская! Великая! Китайская! Стена --
   Не ожидает...-- центр озелененья.
  
   6.
  
   Щупай, щупай...-- нить сюжета
   Не имея, пробедняк,--
   Жить на ощупь -- наверняк --
   Суждено виденьем света.
   Не заштучишь. Вкусишь слух,
   Чтоб унюхать слоган-дух.
   Воспитательной докукой
   Падают под ноги внуку
   Куколки на паралоне --
   Вновь обман на переломе...--
   Сон, ближайший к изголовью.
   Сам всё знаешь. Не злословлю.
   __________
                                           1980
  
  
   СоТВОРЕНИЕ
  
   Смещённая смятенная от лампы
   На черновик читательскою тенью
   Упала златоглазая на лапки
   И чистит ус и строчка что растенье
   Понравилась страницей залистав
   Сушу её и свет гашу устав
   __________
                                           1981
  
  
   ПРОБУЖДЕНИЕ
  
   Я лежал в азиатской могиле что спал
   Долгий день в очаге колыбельной свободы
   Он лепёшкой всходил вплоть до лаза по своду
   Остудела ступенька и днища овал
  
   Выше б лошадь закласть глубже локтя едва ли
   В ту квадратную полость упала змея
   Из дыры на углу на неё воззиял я
   Связан юг цепью гор сел кетмень на отвале
  
   Словно луч усверкал я на цыпочках в склоны
   Три тропинки с холма по полям что ручьи
   Набегало к ним воинство в чёрном мужчин
   У их плеч белый мчал через руки покойник
   __________
                                           1981
  
  
   ФЕТИШ ВНАКЛАДКУ
   (К философии личного дела)
  
   В хламе карманном прибеломорский
   План знаменует канальный приют
   Мессам по грёзам костям землеробским
   Всем в чём воскресе восстать бы в салют
                       Сколько спичек столь и свечек
                       Тьма тьму схорони
                       Будет мать мать в чёрный нимб
                       Огорать у печек
   Впрок разобщались веками
   Мемориальной державы народы
   Вроде пожёванными языками
   Скрасится нажитый факел свободы
                       Из чела о фитиле
                       В полмольбы огонь
                       Корчась крючится в ладонь
                       Отчевой земле
   В звёздном уме средоточья волдырь
   Сводом кострищ повторишь
   Пальцем во лбу ублажив монастырь
   Имени памятник столпотворишь
                       Сколь сестёр во коробке
                       Под балдой на палке
                       Столько братцев по запалке
                       Свечки на гробке
   Теплятся гасятся вздохи телесные
   Сплавясь как вновь из ничто же преполнится
   Полымя в силы небесные
   Той же любви возвращение вспомнится
                       Цент копейка за по деткам
                       Страх любовной пытки
                       Светской этикет-агитки
                       Про пожар от предков
   Пыхнувшей искрой черкнувшей во мрак
   Выхватив личики нашим и вашим
   Ангелам испепеляющий зрак
   Скажется павший припавшим
   __________
                                           1981
  
  
   ДЕТСТВО
  
   1.
  
   Его душа ушла в подполье,
   Спалив кустившиеся джунгли,
   Пылившиеся в травополье...
   Блестели рты. Шипели угли.
   Картофель спёкся детворе
   Ночным костром на пустыре.
  
   2.
  
   Где без взрослого нельзя,
   Даже пташкой великаньи
   Превращения грозят
   Звонкой песней ураганной
   Проскакать по ветви тонкой,--
   Там в шеломах черепа
   И в кольчугах рёбра только...
   Травяной мешок хрипат
   Добрый витязь по бокам
   Каблуками гнал, ругаясь,--
   По курганным большакам
   Сыть шакала вспять брыкалась.
   Где полки, дружины, рати?
   На кащеевые груды
   Полегли крещёны груди
   За заморские кровати
   С государевой любовью.
   Мор. Амурных стрел порядок --
   На позор -- порос травою
   И полянам, и варягам...--
   Нам наукой -- стыд предать --
   Скоро физикой воскресной
   Воинству цветов небесных
   Нас наивно укорять.
   Конь к сохе вернётся. В камне
   Оживятся города.
   Растворят в полонах давних
   Одалиски кровь. О, да!
   Подвиг лжи прекрасной -- то бы
   Нам мораль не соблюсти:
   В мир прилёг -- во гроб загорбный
   Святогор, Илье простив.
  
   3.
  
   После боя и пули нечаянны...
   И кулаками немотно не машут --
   Те слёзы отчаянья!
   Чуть лишь размажут...
   Все хоронят покойных своих,
   Но чуть-чуть побеждённый ещё не затих,
   Ведь противник своих мертвецов вдруг побросит,
   На кусочки разорванных, чем зарывать,--
   Лучше ответить попросит:
   Разве нравится вам убивать?
   В регулятор людской даже если играть...
   В год защиты солдат станет мать,
   Промышляя в природном наряде,
   Нянькой в ляльках ещё унимать
   Важных дядь:
   -- Нет в мясницком кого заурядье
   Хватать.
   Примиритеся ветвями
   С господами деревьями.
  
   4.
  
   Какой добряк
   Мгновенью откровения
   Боялся в сердце доверять,
   Чтобы не статься одиноко временем,
   Отождествлён со всем,
   Собой совсем
   Весь мир превоплощать!
  
   5.
  
   Как вездесущею машиной
   Диван представится ребенку,
   Так он становится мужчиной
   Неуловимым: спёр бабёнку --
   Царевну сказочных небес...
   Его постель и дисколёт,
   И субмарина, и сверх-крот,
   И супер-танк сквозь космос весь --
   Амфибия амфиболии.
   Perpetuum mobile под ним ли?
   Такой молодчик, знать, опасен
   Тому, кто злобствует
   Во власти
   Или в богатстве жлобствует.
   Но вот во сне --
   Там кто-то всходит
   К моей квартирке по ступенькам,
   Нещадно медлит. Дверь в стене
   Ищет во тьме.
   Вот-вот войдёт и неизбежно...
   Послушно вкрадчивым шагам
   Проваливается и пол, и ложе...
   Ещё чернее в ночь, вальхаллы прежде,--
   К инициации, к богам --
   Вдруг догадался, силясь как-нибудь проснуться.
   В который сон?-- мураш по коже...
   Туда ли, мамочка, вернулся?
   В детдом ли? К мачехе, карге?..
   Свербила кость. Душа в ноге.
   Свет вырубаю.
   Баюшки-бай-баю.....
  
   6.
  
   От себя уведу далеко
   И спрошу там: Чего же ты хочешь?
   И какому же ветру пророчишь?
   Широко, высоко, глубоко...
  
   7.
  
   Бога ставил христова
   На уровень моря, горы или неба в пейзаже.
   На печи лёжа дома,
   Измазался сажей.
   Собирал мухоморы в тугое лукошко,
   Не давил их ногой, как братья ни ругали,
   И на фоне окошка --
   Конопат,
   Русопят --
   Наблюдал за мечтой, где глазурно сверкали
   Золотые вершины.
   А принцесса в аэромобиле,
   С небоскрёба ступив, всё ж решилась
   Выйти замуж на час и забылась...
   Насмерть полая ваза разбилась.....
   Не болели цветы головой.
   За кофейным жена королём --
   И ещё кой-каких изобилий!
   Главное -- шаг позади.
   Как бутон половой
   Их инстинкт воспоём:
   Впереди --
   Преклоняет всех возраст
   Пред креста прямизной.
   О мясистая роза!
   Ваш супруг прогрустит,
   Терний с песней земной
   Устилая за знамение поцелуем
   Лик резной. Да простит...
   В знойном мареве нег - аллилуйя!
   Но заглянет балда иронически:
   Соболезную!-- Нет, ты дослушай,--
   Повесивший нос, как топор,
   Ваша светлость, а может -- величество,
   Скушай
   Ядерный взрыв. Мухомор!
  
   8.
  
   Дети, выкопавши череп
   Предком битого врага,
   Шлем рогатый, пол-наган...
   Череп бросили в ручей --
   На болото, там, где насти...
   У читальни на шесте сперва висел.
   Деревня.--"Здрасьте".
   Я к костру присел.
   Лес. Трофейные осколки
   В шалаше -- всё арсенал!
   Гильзы в ящичках. В воронке --
   Четверть бомбы. Кто их знал?
   Череп? Тщетно мелочишкой
   Интересовать мальчишек:
   Сувенир -- мой "Бедный Йорик"...
   Огородной бабки горбик
   Сам собой. И внуки сами
   По себе. Стесненье с вами
   Им. И ждут каникул
   Городских. Ну, как тут вникну?
   Пресвятая Русь до гроба
   Девочки, глядящей в оба
   На подол дешёвый. Дуня.
   Ей козу пасти. Дедуня
   Вынес банку молока --
   Рубль. Крепенький пока.
   За здоровье молодых
   Выпью. Вкусно. Лес впридых --
   Рядом. Вольная изба,
   Хоть селись,-- в крестах.-- Избавь!
   Ночь мохнатая. Звезда
   Подновлённая. Кладбище
   Между сосен. Поезда --
   Ленинград-Москва. Войнища
   Проползла. А змей огней
   Прогремел, чуть сбавив скорость...
   Но какая память -- гордость
   Пулей, найденной в стене?
   К месту смерть, побег рожденья!
   Путь по бедам плохо срыт.--
   Ожидающий стоит
   И молчит пред убежденьем.
   __________
                                           1981
  
  
   КУКЛЫ
  
   Кому по-детски подражать?
   Рожать детей, врага сражать?--
   Свой тост на свадьбе Буратино
   С голубоглазой куклой дружка
   Их рыжий произнёс -- Петрушка,
   Пьеро подвигнувший картинно
   Бледнеть, влепив слезу за женщин
   Одной из памятных затрещин:
  
   "Повезло с носатым чуркой
   Нам -- за проткнутой печуркой
   Нарисованная дверь
   В счастия театр новый --
   Всё новее от премьер.
   Там же каждый пионер
   Уж найдёт себе пример
   Уголовно неуловный.
   Как давали оплеухи
   Мы друг дружке, кувырком
   Прыгал всяк под потолком
   Наш приятель. Плетью стукал,
   Жрал огонь, как алкоголь,
   (Папы Карло нынче роль)
   Карабас-Манджафуоко...
   Наш Пиноккио древесный --
   Сбросить иго нам помог он
   Недотёсанных буржуев.
   Гоп со смыком, стоп со скоком!--
   И его не удержу я
   В трудолюбии телесном,
   Чтоб невеста в белых ручках
   Плотничью вертела внучку,
   Как веретено, плоть в плоть...
   Я дрова начну колоть.
   Ритуал такой предбанный.
   С чабрецом, душицей, квасом
   Парьтесь, пара молодых!
   В лист берёзы увяданный
   Под полок забьётся, хвастать
   Станет лишь сверчок февральский...
   И дубовый дух от них
   В коробейном общежитье,
   Где за занавес нам -- райский
   Полог простыни девичьей.
   За тем знаменем кривляться,
   Нити дёргать уз, валяться,--
   Спляшем, путаясь в бадье,
   По чернильной по воде
   Новой жизни те же роли.
   Где там старый алкоголик?
   Тост заздравный слишком горек....."
   __________
                                           1981
  
  
   Е В Р А З И Я  МОЯ
  
   Цветущей прозорливости предместьем
   Как хроматичный ноумен во сне
   Исподом по миру идёт во вне
   Восточный паренёк известный
   Оставил и коня и многожёнство
   Себе дороже вымучил пижонство
   Блаженств врождённый коммивояжёр
   Корней таёжных предков живодёр
   Всё расплывался вымыслом по плахе
   Но точит мышь стволы ночевью годны
   Да меч-траву взмывая носят птахи
   По куширям окрест кошар господних
  
   Протянуты руки
   Излуки
   А ноги
   Отроги
   И горы и реки
   В любом человеке
   Ползущий ледник
   В ростковый глоток
   Восток
   Кузнечик оторванной ветки
   Капель молоточная встык
   С гармонией ржавых дорог
   Магистр магистральной пипетки
   Звучащей дорожки арык
   Кто здесь не родился привык
   Уже претерпев долголетье
   Из детства дремучий старик
   Под ломаной солнечной плетью
   Казак прикусивший язык
   Рассеял над сжатой полоской
   Забытые азы и буки
   Прилёг в заповедные доски
   И вспомнил топорные струги
   __________
                                           1982
  
  
   ДИКАЯ ОСЕНЬ
  
   Оставив на глазах платок
   Фортуна кажется Фемидой
   Но взгляд с небесных поволок
   Дожди смахнув не подал виду
  
   Споткнулся что ли об народ
   Устроюсь на привал пустынный
   Взирая ниц на круглый год
   Телесный тесный камень скинув
  
   Так на ушах бы слон вспорхнул
   Хоботорук в мешке усмешки
   Но только топнул и кивнул
   Мной тусклый лаз орла и решки
  
   В дождинках букв с дремотных глаз
   То ль бодрый мотылёк моргает
   То ль в прозе глиняной завяз
   В событье первобыт впадает
  
   Вживаясь в логово ввалясь
   Он человеко- ли -подобен
   Но тяже слова для зверья
   Языков ритуальный довод
  
   Смеюсь на части по полям
   Боясь шизофрении бога
   И лотос лебеди любя
   В пруды перила вперил слога
  
   Всё майямайямайямайя
   И сам одно с той ибо острый
   Как в небе месяц не поймал я
   С базилики её и простынь
  
   Поправил путь бы и шута
   Не сострадай кому не нужно
   Потребно долготе в летах
   Искусство ясного оружия
  
   Когда плохие нападут
   Во рту что в заднице всё бражка
   И к павшим в ту же даль пойдут
   Окопанные наши-ваши
  
   Не качество количество
   Их лиц как на смотру удачей
   Конечных звёзд величеством
   Бедна ли судьбищ передача
  
   Проспит по миру мне жена
   Любви вселенскую утрату
   И в подземельи неземна
   И в поднебесьи виновата
  
   Мне лабиринтная змея
   Ума дворцовая дворняжка
   Вотще гражданственно виясь
   Из сказки вспомнилась бедняжка
  
   Окину камень и зайду
   Не обращая многоватых
   На пир светителей в аду
   В миг всех оттенков красноватых
  
   В зелёной завязи садов
   В окне решётно слеповатом
   Глаза зажмёт мне вдруг ладонь
   И не подумаю про брата
  
   Но обернусь на нежный свод
   Броженья на ресницах спектра
   Она стрясает винный плод
   В ходульную витрину ветра
   __________
                                           1982
  
  
   * * *
  
   Будто бури не видел
   Победы влача горный ветер
   Над водой облаков в доле вечер
   Лишь глянет в обитель
  
   Между кручами влезть
   Ни кусточка не сдёрнув невмочь
   Но и в спуске в долинкину ночь
   Водопадов скалистая схлесть
  
   В глубине огонька нежеланье утрат
   Снегом выше сил переполнен пик
   Пожалев любя захохочет дик
   Море от городов уводя с утра
  
   Обойдём и подснежный глоток
   Красотой омовенного полдня
   От берега макова поля
   Отшельник укажет нам стог
   __________
                                           1982
  
  
   ПРЕСТУПЛЕНИЕ И ПРЕСТУПЛЕНИЕ
  
                                           "Ешьте дерьмо!
                                           500 000 000 000 мух
                                           не может ошибаться!"
                                           (Реклама)
  
   Как окажется ум шимпанзе
   Лишь запутался в ряби жира
   Обезьяньих потомков музей
   Вознесёт сопланетная лира
  
   Будет зверчато дверь помавать головой
   Расточая в клети за подачки
   Каждым именем свой приговор
   Ибо всем правоту он означит
  
   Нагота их потребностей благоспособна
   Праздну суть изобилия изобличить
   Доброта славословия злобна
   Всё что может полечь полечить
  
   Здесь сердечный расчёт свой
   Ансамбль свистопляски властей
   Если кровь на бинтах запечётся
   Застолбит на пузырь застучит сто чертей
  
   ...
  
   Не столь разил разиню от рождения
   Колико был сражаем
   Для вящего народов устроения
   Тот из кого в себе воображаем
  
   И что в трудах его ни мысль
   Вочеловечены толпою
   Её стропила
   На свалке времени нашлись
   Как будет то считаться есть и было
   Ну вот и стакнулись судьбою
  
   По пепельницам тлен и чая
   Струя неутолимо разнесётся мимо
   Пусть только гостья с сотней янычар
   Оставит скорченные чары
   И скроет мину для совмина
   __________
                                           1982
  
  
   НАКАЗ
  
   За каждый день в углу стояния
   Влюблённой парочки сапог
   На счастье свойств несостояния
   Хромай угрюм полусапог
   __________
                                           1982
  
  
   _____________________________
  
   Часть третья
   _____________________________
  
  
   ФРИЗБИ
  
   Юноша блюдо вверх дном у собора Казанского мечет,
   Чудно о площадь низом коснув завихрённый толчок.
   Вишну ли диск в руку к счастливице круто доверчен?--
   Хиппи то тащатся с противогазной сумой чрез плечо --
   В портик торчать, после игры обнимаясь за плечи.
   __________
                                           1982
  
  
   МОЙ ПОРТРЕТ
  
                                           Из Пушкина (франц.)
  
   Вы попросили мой портрет,
         Написанный с натуры;
   Готов он будет сей момент,
         Хотя в миниатюре.
  
   Повеса юный, но скамью
         Просиживаю в классе;
   Не глуп, фасона не стесню
         Жеманною гримасой.
  
   Нет болтунов -- ещё резвей,
         Ни докторов Сорбонны --
   Крикливей и назойливей
         Одной моей персоны.
  
   Я долговязых посреди
         В сравнениях воздержан;
   Кудрявый, пышный я блондин --
         Цвету румянцем свежим.
  
   Люблю я света торжество,
         Но не уединенье;
   Претит мне препирательство,
         Отчасти и ученье.
  
   В спектакли, на балы влечёт,
         И откровенно зрея,
   Назвал бы, что люблю ещё...
         Но я пока в Лицее.
  
   По этим признакам ничуть,
         Мой друг, не обознаться:
   Как создал Бог, всегда хочу
         Таким же и казаться.
  
   Вот сущий демон без прикрас --
         С мордашкой от мартышки --
   Излишне ветрен, до проказ.
         Да, он таков, мой Пушкин.
   __________
                                           (1814)1982
  
  
   КУПЛЕТЫ
  
                                           Из Пушкина (франц.)
  
   Когда, освоившись, в экстазе
   Читает здравицы поэт,
   Когда рассказчик тянет фразу,
   Как попугаю внемлешь пред,
   Не находя, чему смеяться,
   И, в сон клонясь, в платок зевая,
   Момента ждёшь -- пора прощаться:
   Ну, до приятного свиданья.
  
   Наедине с красоткой либо
   Среди людей умнейших -- всё ж
   Очнёшься истинно счастливо --
   Тогда смеёшься и поёшь.
   В продлённом мире бдений пылких
   К исходу вечера -- светает...
   Своим друзьям, своим бутылкам:
   Ну, до приятного свиданья.
  
   Друзья по мимолётной жизни,
   По времени и вместе с ним
   Всё уплывает в сонной мысли
   За птицей нынешней весны --
   Любовью нашей -- упорхнёт лишь
   Надежда, усмехаясь втайне...
   Прощай! И более не молвишь:
   Ну, до приятного свиданья.
  
   Спешишь, как время ни жестоко,
   Не опоздать на скорбный свет.
   Не редко -- только скосит локон --
   Так рано -- чёрный тот скелет...
   Вот скорый случай року верить --
   Отводит полчища страданий,
   Идёт стучать в другие двери:
   Ну, до приятного свиданья.
  
   Но что же? В чувствах иступился,
   Ваш утомляя слух словцом.
   Пожалуй, лучше бы спустился --
   Парнас не создан для певцов.
   Меня куплеты вдохновляют --
   Мне над припевом властью данной,--
   Долой, перо!-- Довольно. Знаю:
   Ну, до приятного свиданья.
   __________
                                           (1817)1982
  
  
   * * *
  
                                           Из Лермонтова (франц.)
  
   Твою улыбку видя,
   Я сердцем расцветаю,
   Его секреты выдать
   Тебе тогда мечтаю.
  
   Тогда вся жизнь, листаясь,
   Встаёт перед глазами;
   Кляну, молю, скрываясь
   Стыдливыми слезами.
  
   Ведь без поводыря мне,
   Утрать я взор твой огнен,
   Лишь прошлое зияет,
   Как небеса без Бога.
  
   Но на капризе странном
   Ловлюсь -- благословляю
   Прекрасный день, мой ангел,
   Как от тебя страдаю...
   __________
                                           (?)1982
  
  
   * * *
  
                                           Из Лермонтова (франц.)
  
   Нет, верен я своей надежде,
   Получше будущего жду.
   Дистанцию преодолевшим
   Воспоминанием приду.
   На берегу другом блуждая --
   Поодаль, вслед вам подивлюсь...
   Грозу над вами упреждая,
   Лишь помяните, и явлюсь.
   __________
                                           (?)1982
  
  
   ОЖИДАНИЕ
  
                                           Из Лермонтова (франц.)
  
   Я жду на сумрачной равнине;
   И виден силуэт вдали мне,
   Что близится, чуть замерцав...
   Но нет -- обманчива надежда!--
   То ветка ивы постаревшей
   В луне покачивается.
  
   Склоняясь, слушаю я долго:
   И показалось, что дорога
   Шагами лёгкими звучит...
   Когда бы так! Но шорох это
   Листа во мху, душистым ветром
   Гоняемого в полночи.
  
   И горькою печалью полный --
   Ложусь в траву густую, сонный --
   Я погружаюсь глубже всё...
   И содрогаюсь, вдруг, опомнясь:
   На ухо говорил мне голос,
   Во лбу -- лобзанье губ её.
   __________
                                           (1841)1982
  
  
   * * *
  
   Из Тютчева (франц.)
  
   Как мал реально человек -- легко пропащий!--
   Он здесь ничтожен; он -- ничто, когда далече.
   В пространстве точка -- всё его наличье;
   Отсутствие -- весь космос настоящий.
   __________
   (1842?)1983
  
  
   СОН
  
                                           Из Тютчева (франц.)
  
   "Чем одарить его на склоне года?
   Уж ветром холод опалил газон,
   Цветок исчез и лист завял сегодня,
   Живого нет в сей мертвенный сезон..."
  
   Ах, нежен ворох, что страниц дороже,
   Перебираете гербарий чуть
   Благой рукой -- в его душистом ложе --
   Вы, пробуждаясь полным Прошлым чувств...
  
   Гербарий верен в Прошлом цельной жизни,
   Всё Прошлое, когда забыть нельзя...
   Здесь собран тлен, который, искрой брызнув,
   Ещё блестит на миг, как юность вся...
  
   Вы ищете какой-нибудь обрезок --
   И сразу два находите цветка...
   И видите, как таинство чудесно,--
   Их краски ожили в моих руках.
  
   То были два цветка: прекрасны дико --
   И яро алый свет их охватил...
   Гореть, так розой, а сверкать гвоздикой,--
   Обеих жаркий аромат залил...
  
   А смысл скрыт, в мистичной дымке странен,
   Хотите, как постигнуть, так понять...
   К чему его вам объяснять, мой ангел?..
   Ну, хорошо, смогли вы настоять.
  
   Лишаясь чары хрупкого престижа,
   Окраску в срок теряет, чахнет, ждёт,
   Но, к пламенелым угольям приближен,
   Он, бледный стебель, тотчас вновь цветёт...
  
   И так всегда сбываются, как дрогнут,
   В фатальный день и судьбы, и мечты...
   Когда в сердцах воспоминанья блёкнут,
   Их Смерть берёт -- заставить цвесть -- в персты...
   __________
                                           (1847)1983
  
  
   Л А М А Р Т И Н
  
                                           Из Тютчева (франц.)
  
   Взял лиру Аполлон, сам оракул богов,--
   Гласит в руках она лишь арфою Эола --
   Крылатая мечта -- мелодия его,
   Что реет сквозь эфир, баюкаема словом.
   __________
                                           (1849)1983
  
  
   * * *
  
                                           Из Тютчева (франц.)
  
   И чтобы дверь была
   Закрыта... иль оставьте
   Открытой и не докучайте,
   Мой ангел, чёрт бы вас побрал.
   __________
                                           (1856)1983
  
  
   Н А Р Ц И С С
  
   Создатель лицедей манящий
   Эхо высохло болтает свет
   Ты над водой животворящей
   Собой блажен тебя уж нет
   Там ручеёк так говорящий
   __________
                                           1983
  
  
   (SIC!)
  
   .жёлтая звезда
  
   Вы, чьё свечение огнит лазурью ночи
   В венце земных небес ввечере и с утра...--
   Рождённые отцвесть в заре возводят очи:
   Вам вечна слава от представших умирать!
  
   ..лунный мегалит
  
   Граждане мира, но не войны,
   Нет откровения без глубины
   В плоских умах, в доброзлобных пределах...
   Без виноватых там нечего делать,--
   Прежнюю жизнь лишь в новейшем завете,
   Тьмы откровенность в рассеянном свете.
   Таинство снов оттеняющий зной
   Налит в соцветья зерцальной луной:
   Двор голубиный при полном соборе
   Зреющих грёз, проходных аллегорий
   Рыночный толк -- быстрочтением глаз
   В лунной скрижали -- вознёсся, сносясь...
   Всех осознаний, что бранная даль!
   Духом едины -- к соитью в мораль --
   В прах ниспадают нагорных окрестий
   Книжных развалин благие известья.
   А на миру -- лишь томление духа...
   Всяк одинок, совестливо одет
   В исповедание чуждой житухи,
   Вправе молиться на тайный совет.
   Сел в малодушии прежде большом
   Предок левитов на жертвенный камень,
   Грешной души овладев барышом,
   Уполномоченный плотью бескрайней --
   В частном отцовстве от солнца поныне...
   Общих героев не путайте план,
   Город родимый найдя -- Магадан,
   Если идёте к своей Магдалине...
   Это суёт суета -- и не раз.
   Так не мешайте иным заблуждаться,
   В сборе народном себе заседаться,
   Пользой исполнен, на что кто горазд.
  
   ...гимн-частушка
  
   Ни ученье, ни участье,
   Не хранит и страж тела --
   Смертный страх, величий мастер --
   Эго из добра и зла.
   Роли личности пременьше
   Амплуа -- воскресный труд.
   Подагрических старейшин
   Звонко в облака зовут
   Гурии. С доступной самой
   Яблоко вкушай, пока --
   То иконная реклама,
   То кино гоняет кайф,
   Зрелища наркотик...-- всяко
   Примешь самый прошлый вид.
   Молча детище малякай.--
   За спасибо индивид
   Новый в нас вошёл и вышел --
   У причин на поводу...
   На том свете цены выше.
   Ты в уме -- в своём аду.
   Пританцовываешь следом
   Предержащего донос
   Богу. Коридор к обеду --
   Приперчён, кто на допрос.
   Там спирали убеждений
   Жаль -- в убежища рефлекс
   Сжаться гофрой понуждений,
   Оправляясь в глаза плекс,
   В стол параграфного сыска,
   Тихих кнопок тайных струн...
   Анонимная записка.
   Губоносый говорун:
   --"Рай тебе черней Каабы..."
   -- Убирай, фантом, базар
   В пирамидные подвалы,
   В мавзолей или мазар.
   Кши, чудесник чужестранный!
   Роза девочкой была,
   С ней вьюнок, что чёртик бранный,--
   Это молодость цвела.
   Не моя архитектура,
   Архаический завал.
   Мускулов макулатуру
   Промокашкой целовал.
   Знал амбарные лишь книги
   И мажорную кровать,
   В них стихи -- мои вериги,
   В ней мне со Вселенной спать.
   Эвот муза мне хвильнула
   Голосисто из гипюр!
   Обманила-поманула...
   Водянистый знак купюр.
   Эти сочные финансы --
   Бедных денежек нули.
   Та в валюте -- и на танцы.
   Скалывать -- глаза коли...
   Любых форм определитель.
   Поза, разве что, вчера.
   Существа производитель.
   Но всего и кроме -- срам.
   Снял костюм первоявленья,
   Симметричен наготой,
   Так в небесных отраженьях
   Чудный образ в спешке той
   Лепит взор мой искорёжен:
   Солнышко о ней пеклось,
   Небушко за ней тревожно
   Ветренело, что свелось
   Мне к карманному убытку.
   Вновь от сена -- кумарин...
   С дымом сада сквозь улыбку
   Сам попал в бутыль -- один.
   Но, резвясь, рвану средь лета --
   Сплошный ветер хладных слов --
   За проталину ответа
   От проснувшихся миров.
   Сна разрыв односторонний --
   Для начала -- в миг конца
   Скоросветный век в короне
   Страхом скрытого лица.
   Коль проймётся обожаньем
   Зараз множественность жён,
   То великим прилежаньем
   Кришна будет поражён.
  
   ....превентивное заключение
  
   Мы говорим на языках,
   Не изменяющих ни вещи,
   И ваше время на руках
   Становится всего чуть меньше.
   Который час? Ещё двенадцать.
   Двадцать четыре? Нет! Ноль-ноль.
   Прихорошилось небо, братцы,
   Сестрицы, корочкой земной.
   Приналегает летний сад
   На груди нимфы, не обрезан,
   На самовит дриады зад.
   Земля, как призрак без объезда,--
   Иллюзион "дунь-плюнь" нездешний
   Дворцы развёл, поднявший мост.
   Средь хаток путник прямоезжий
   В покров запутан детских звёзд.
   То ль канул зодческий отвес,--
   Не упасти ни улок местных,
   Ни тучки не удержит лес
   В несметных выпластах небесных...
   С трибуной новоруслой пасти,
   С прозрачностью чертога глаз
   Един народ засмертной масти,
   Ведь с ним стыдуха улеглась --
   Решёток атомных муляж
   Для постановки на полати.
   На тех подмостках оживляж...--
   Делите мир и прорывайтесь
   За передел обобществленья
   Чечёткой дождика с высот --
   На лоно недр для разветвленья
   Счастливого стеченья нот.
   В цветы осевший мотылёк
   Качнул росы походной чашей,
   Как дрогнул светочей виток.
   Под вислый фавнов свист всё чаще
   Душа топочет важной птицей,--
   Не ведая в себе лица,
   Духовный кладезь рыть в землице
   Времён разбитого яйца...
   __________
                                           1983
  
  
   * * *
  
   В листах осенней пробы -- птичник
   Небрежной тётки золотой
   Трепал передник -- как обычно...
   Как будто ветер молодой.
   __________
                                           1983
  
  
   * * *
  
   Солнечный кораблик прибывает.
   Он несёт зелёных человечков.
   Встречу на крылечке издалечка
   Гостью, что любовью убивает.
   __________
                                           1983
  
  
   * * *
  
   Орфей, фракийский отпрыск Каллиопы,
   Сирен глушивший песней, кифаред,
   Шататель гор,
   Прошедший тени мёртвых,
   Мистерии хмельного изобрет,
   Растерзан был Менадами его...
   Но, обернувшись взором диким,
   Вернулся в душу Эвридики.
   __________
                                           1983
  
  
   ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ И МИРУ МИР В КОНЦЕ КОНЦОВ
  
   Пока народы надорвутся
   Покуда расы отцветут
   Покамест пчёлы изольются
   В келейных сотах в сонный труд
   Будь цел же человек бесцельный
   Творец не по себе бесценный
  
   Хоть память воссознай открытьем
   Что мифом мир заворожённый
   Так был мираж в господних людях
   С перипетий и перепитий
   С кувшинами лилейны жёны
   Но аки воблы сохли грудью
  
   Пусть страшно жизнь неблагодарна
   За жажду средь солончака
   В страдании утилитарном
   Глубоководная река
   На сносях смехом смерть разит
   И косорыловкой сквозит
  
   Лёгонький дом на длинных сваях
   На случай ливня и разлива
   В лагуну горный водопад
   Наш разговор при попугаях
   Неторопливо и счастливо
   Лишь обезьянник вороват
  
   Долина долгого раздумья
   Да орхидейного раздолья
   Ты моря мудрая ведунья
   Землёй покрылась велика
   С островитянкой молодою
   Мы сгромоздили б храм в века
  
   Хоть разродись гроза над нами
   Она и каменна танцует
   На покалеченных стенах
   В огне охваченном волнами
   Где и дельфина поцелует
   И встретит солнце на волнах
   __________
                                           1983
  
  
   ПЛАЧ  А Д А М А
  
                                           "Рука слезы пролить не может".
                                           Дилан Томас
  
   На вековом бревне считались:
   Чин, солдатик, летун-пролетарий,
   Вор, мужичишка, шалава, барыга,
   Шут и книжник... Трясли, кто не прыгал.--
   Нет ли монет? И кто будешь таков?--
   В жмурки-подглядки, в страну дураков
   Первые, выйдя, последних водили,
   Чтобы деревья с деньгами валили.
   Зелено-злато-лиловые рухнули
   Счастья побеги -- повяли, пожухли.
   В капельках утра, что снами богато,
   Всё, что желанно, прохожестью взято.
   Девы затётушковали. Старухи,
   Мелко слоняясь, как тёмные слухи,
   К памяти детской клонясь человека,
   Вспять превозможно отстали от века.
   В возраст тотальной патетики ропота
   Им бы обжить деревещиной господа,
   Так инстинктивно бы сжать в кулачках
   Жизненный опыт -- крест хрустнет в зрачках:
   Души свернулись бы, как береста
   От дуновений -- в веленьях костра.
   Искренне в числах пространных бороться
   Времени нет за места их под солнца.
   В препровождении духа, хоть в ватниках
   Ветхозаветных, следят на завалинках
   Классово-чуждо за днём старики,
   Плесневой на попеченьи тоски.
   Грош их всевышний пригрел за присягу
   Отческому алтарю. Плач вприсядку --
   Тот же топочущий пляс средь поминок.
   Жест непреклонный трибунов с картинок
   На канцелярских царит саркофагах.
   Мимика мумий трепещет во флагах
   Игрищ и торжеств у постаментов
   Для низвержения с них монументов.
   Будто истории чрево лобзает
   Червь несомнения. Жрец его знает!..
   Словом -- пчела над дерьмом -- небожитель!--
   Мрём, как бы мухи в меду,-- не божимся.
   Зря заклинать, обрезать морализмом
   Блазненных из обезьян юмористов!..
   Не избирается буря страстей,--
   Носит, кладёт в бабьи избы детей
   В рост и пластом. Став заочно, родитель
   Нужен -- кому как бы на фиг идите --
   Для вдохновления тактов повторных
   Производительных ритмов покорных
   Музам под хвост -- добра-света паденье:
   Бликов беседных, разбрызнутой тени...
   Зим умолчаньем бумажным хочу
   Власть холодрыги иметь. Хохочу
   С яблокощёкого мленья девчат,
   Наши зародыши ждущих назад...
   Солнечно в очереди перед жизнью.
   Ей же цена в макси-климаксе ниже.
   Ежели снежную сформировать
   Нужного общего мнения мать,
   Гнать лишь идеи в энергию масс --
   Партиями выпускала бы нас
   Божья котельная -- та преисподняя...
   Сбренькал в комуз коммунизма сегодня я,
   В ступе степенных ступеней степных
   Туч закомарный кокошник слепив,
   Той лепотой разрядилась гроза...
   Ажно прошибла мне ноги слеза!--
   За океан, на дебаты побед
   Снёс календарь свой отстойный в ответ
   За согляданье умов на цепочке
   В лёгком таскании дна побрелочков...
   __________
                                           1983
  
  
   О БАБОЧКАХ
  
   Под древом бабочку знобит
   Поводит гузкою синицы
   По веку дева ждёт любви
   Тень гусениц снедает вереница
  
   Отбросить мысленный полёт
   Поползновенно донимаемы
   В зенит на чудо упованием
   Потомков виды на помёт
  
   Их путы с лампою всенощной
   Напудренной под потолком
   Скрепляются паучней чем с цветком
   Под пеленою ясной рощи
  
   Свет с раздражительной придиркой
   Повержен книгой у лица
   Сопроводимого подтиркой
   Благонадёжного листа
  
   Как предприимчивый слепой
   Утратив выпятив колоду
   Козырных слов перед собой
   Я сам их выведу на воду
  
   Не долго с крыл подошвы ждать
   Вообществлённый год
   До оборота чистых вод
   В любующуюся собою гладь
   Бубновой бабоньки поглядь
   __________
                                           1983
  
  
   ЛУБОК
  
   Лучше дома посижу
   На вагончатых колёсах
   Вечный дельтаплан тружу
   Я любил тебя в колосьях
  
   Ты хмелынь-трава полна ли
   Ля-ли-ля-ли-ля
   Умывальник в сенцах налит
   Мать небесная моя
  
   В моём счастии ничья
   Власть не виновата
   Русский подвиг сгоряча
   С богом небогатым
  
   Вождь пророк древесных песен
   Тешит ведьминых колец
   Хороводящую плесень
   Грибничок
   Почеватых да журливых
   Поливальничек селец
   Жовиально-пузырливых
   Откровений старичок
  
   Брось стручиться на порог
   Подающий голосок
   Из постылого тороса
   Из постели кучевой
   Поднебесной головой
   Босолобого мороза
  
   Вон Иванушек брюзжит
   Пригубив первач зазнобы
   Где же пузо выше лоба
   Раз два раза сразу оба
   Всё на печке лежит
  
   Долу доблесть с подола
   В клон от ветра подалась
   Государушка гора
   Средь свящённого двора
  
   Проходимцу не горожен
   На мотив что не положен
   По земь самую наряд
   Где челом бить другоряд
  
   Будет капли заметать
   Розовеющую зелень через сопли
   Вытворять
   Выговаривать
   Гулять
   Выдворяйте-ка скотину
   Волоокие красотки
   Отоваривать
   В заводных садах картину
   Да давайте-ка играть
   Через пращуровы сопки
   Бегать прыгать улетать
   За кручинную чужбину
   Выкомаривать
  
   Выражаясь во рожок
   Выродился пастушок
   На разводе муз менжуясь
   Ворога ли ворожу
   Раз два хорошо
   Ничего не хорошо
   Лучше дома посижу я
   Крылья падшие сложу
   __________
                                           1983
  
  
   * * *
  
                                           М. Андрееву
  
   Чрез дорогу зла не помни.
   Разговор в казённом поле.
   Дом с кошарой показался
   За сугробов грязным льдом.
   След -- как листик оборвался --
   В гору тропкой ответвлён.
  
   Здесь! Пока копнёшь ногой...
   (Нет бабая над тобой
   Красной рожей хлопотать,
   Пустит рыжую кобылу
   В долы -- нечем покрывать)--
   Разживёмся пряной былкой.
  
   Годы ль,-- горы поминаю.
   Путай город,-- снег ли в мае,
   Наломавший дров цветущих?..--
   Сердца заостреньем тай.
   Плодотворный взор напутствий.
   Неразрывная печаль.
   __________
                                           1984
  
  
   ЭПОХАЛЬНАЯ ПЕРЕДЕЛКА
   (старикан, истукан и стакан)
  
   Любимая весь город заражён
   разлукой двух дорог на перекрёстке
   отпрянутое крыльями пространство искажённое
   гнёт ломит розовые трубчатые кости
  
   так бы разорванные птицы
   последний праздновали взлёт
   чтоб розы бросили молиться
   в опустошённый небосвод
  
   в беззубый шёпот старика
   запавший клапан саксофона
   и люстры набекрень корона
   на белом гребне парика
  
   уж холод тискает стекляшками виски
   стыть тонет взгляд в окне иконописном
   где расцветает деревом тоски
   где вырастал румяным обелиском
  
   застенных этажей
   летающие духи
   то зеркала ножей
   аж кирпичей краюхи
  
   о тех людей ли птицы
   в ползущей простыне
   со штампом хирургической больницы
   несут в астральном сне
  
   чтоб смерть свою сразить с собой
   на поединке впряме
   аз есмь безоговорочно живой
   словно ломая слова раму
   несть вальсом сорванную даму
  
   как розу в целлофане
   вертящая рука
   коль землю из изгнания
   вернула в узелках
  
   она бесшумно подошла
   вдруг тень мою поправ подошвами
   и призрак дня во мне зажгла
   и праздник тел в поту отброшенных
  
   от напряжённых в складках платьев
   встают дубовые кровати
   и над Невой туманные мосты
   стихом ложатся холостым
  
   не нужно осень рисовать
   в цветах восторженной борьбы
   в груди по чести сердце рвать
   пророка лживые рабы
  
   пусть кровь как ртуть
   и сок замёрз древесный
   прикрыв фарфоровые веки
   часами гномики бегут
   и мечут стрелы в утреннюю даль
   мечты небесной
   за нежно-женскую печаль
   о Человеке
  
   в глазах столпы
   хоть каменные свечи
   кабы коптить копить
   нагар тысячелетий
   и видеть как в божественной горсти
   восходит семя человечье
  
   как бы лепные потолки
   всполыхнут будто мотыльки
   лес колоссальной колоннады
   всемирных оргий канонадой
  
   на высоком костре
   завихрённом космической бездной
   восседает творец
   как был прежде
   а безумный поэт наперёд
   увенчал себя и окуляром ведёт
   за строкой как за знаменьем крестным
  
   за окном объективно молчит тишина
   только голуби страстно стонут
   от медоточиво друг брату нанесенных ран
   через тяжесть вина
   в зеркалах красных тонут
   заживающе раны дымят сквозь стакан
  
   тогда задумчивая боль
   главу шатает истукана
   горит звездой когда любовь
   не вдохновляет старикана
   __________
                                           1984
  
  
   КОРОТКИЙ АМЕРИКАНСКИЙ СТИРАЛЬНЫЙ ЦИКЛ
   (На полях либретто заезжего любительского мюзикла)
  
   Видали ль как упитана нежна
   Спускается к реке моя жена
   Корзину с головы скидает с ходу
   Одежды грязные бросает в воду
   Как с грозным громом бьёт их по скале
   Вернётся жмёт меня белья белей
  
   ...
  
   Муж может далеко надолго
   Цветки выращивай и только
   Ему приятность причиняй
   А на верёвке знак меняй
   Там красных трусиков твой флаг
   Я понял что надумала
  
   ...
  
   Ретроградного общества дик
   Сам диктатор в футболке ходи
   Нашей нации нужен крахмал
   Тюк достоинства в прачечной мал
   Как от власти бегут колонисты
   Встал компрессор цветным коммунистам
   Чтоб хлестать на скале до бела
   Униформу покуда бедлам
   Явим мощь в утюге ни тепла нет
   Лезем в танк и распустим парламент
  
   ...
  
   Не странно ль просто делаешь ошибки
   Когда в машине счёт носкам
   Когда ломается сушилка
   Жизнь беспорядочно низка
   Плохие сценки получились
   Куда ж носки запропастились
   Иль блудные пропали
   На океана дне в Китае
   __________
                                           1992
  
  
   ОТШЕЛЬНИЧИЙ СОБОР
  
                                           На уход Мирослава Андреева
  
   В колодезном глотке неполнозвёздного ковша
   Уж минула година предвкушать
   Власть калейдоскопического сдвига,
   Слоисто сложенного с дрожью дна миров...--
   Мерцаньем солнечных шаров
   Мне в брызгах брезжит холодрыга.
  
   Не веря в троицу трюмо,
   Мы элегически бранчливы,
   Но я щажу, таща к счастливым
   Задворкам разбитную общества любовь,--
   Вот и тебе мусоросборник:
   В приёмнике глушняк, в кармане разговорник...
  
   Вне мошны соцролей, но в мошонке наличие
   Мытаря их стратегической общности...--
   Трачен челом -- холм в шелом -- вся корысть
   Сокрушений,-- не тщись безутешным обычаем
   Рыть, столпотрясный транжир непорочности,
   Шурф в Аид,-- свой лингам доковчегов коришь.
  
   Как разговора разворачиваешь розы,
   Как сел на круг по тупикам земли,
   Где пагоду поставишь разве божью,
   Подсел, как пуп, возрос, как монструозный гриб,
   На смехе лёгком,-- этой вечной ложью
   За грех души не окрылишь.
  
   Стен своеместно пресловутых тел
   От далей зорче зодчей высью духа
   Вершишь узор с великим тщанием:
   К желанной завсегда летел.
   Смерть же бестыжая толстуха
   Под плащаницей всех встречает.
  
   Ох, замертво -- за досягаемый предел --
   Всяк в замешательстве негодовальном не у дел
   Любовной жаждой в перигелии дуркует
   Свой лобик -- сводник всяческих наук --
   Стикс лозоходствовать, как вдруг
   Голуба у златых ворот гуркует...
  
   Ой, что героя нет... Всего лишь
   Деклассированный сброд, в хаос отжилый,
   Фигуры умолчаний и отсутствий бога...--
   Навряд ли ты в такие толпы ходишь:
   На закопчённых ликах губы злые,
   Как треугольный символ ока.
  
   Героя нет. Его свели б к красивому ответу
   На умный пред великим множеством вопрос...
   Но довели б -- жизнь взапуски б колёс
   Воздвижением смыслилась свастического света,--
   Мол, улучил евангелие от себя --
   Происходящее в знак чести бытия.
  
   Скорее торопись -- повей на мельню дней вселенной,
   Воитель, живчик, гневный ген, мир чтобы обрела,--
   Курьёз вульгарный в толк завзятых недр --
   В кипридовой опочивальне колыбелью --
   Грозись -- предзнамением звёзд...-- И понесла
   Твой эмпирейный концентрат в окатышах планет.
  
   Скидав жары венцы, дурак-дракон -- сам Хаос
   Отвергнут, неприютен, как напасть, увещевав,
   Вас псовым валом славить-величать зарёкся,--
   Сам похотью проклятий изъязвившись в самость,
   Возвал на подвиг непреклонный, в чаще поотстав...
   Ты с дозволения в забавах насладиться ею влёкся...
  
   И предана она, пленив: "Мы утомились..."
   Лишь должным угождением не утолились.
   Исполнен исполин сноровкой испроситься
   (По наущению змеиных козней хороводных)
   По смрадным пастям: яда руслами упиться --
   Эфиром источаться зеркальных испарений водных.
  
   Твой василиск -- как несказанно удивлённый
   По недоразумению невежественный ментор --
   Сам главы отвертел волчком...-- Где ж бесперечь сверкочет
   По черепам твой глас, как бы сверчок влюблённый?--
   Уж не снуют утробные удушливые ветры:
   Проказить смерчем, завирухой хоть хлибзднуть нет мочи.
  
   Коль целил в нос, так попадал бы в пятки,
   Чтоб гидрой пляшущей плеснулся котлован,
   Закупорив клыкастые темницы...
   Друзьям-затейникам не кручены придатки.
   Не плачешь, не мотаешь на кулак аркан,
   Гордец,-- карать -- нет нечестивых слов провидца.
  
   Ночь зеркальцем слепит -- цыганка.-- Твоей газели нет.
   Луны бельмо тебе -- её седан-кабриолет.
   С газетой ли в постели -- от славы отречён:
   Козырной деве путник и узник ни при чём.
   На сердце скрестно руки,-- ветха надежда сеет
   Под ноги землю мёртвую.-- Дай волос -- покраснеет...--
  
   Скабрёзно скрученный, завёрнут в трёшку.
   Подуешь -- нету. Письмецо пустое
   С хлопот казённых, с жертвенной лепешки...
   Кого тут очурать, кто скорчит речь? Крестовый
   Бог в помощь над беременной посудой
   Косуле в квёлых пересудах.
  
   Старость -- охотница страсти с-под кочки...
   Бес тынды-трынды, порскнув, наутёк
   Прытким намётом пошёл бы в потоп.
   Слышишь?-- Харон -- на досочке что кормчий --
   В чувственных мыслях везёт на упрёк,
   Душ тики-мики, разменных по гроб:
  
   --"Куда ни заплыть бы -- не мешкать на вёслах;
   Стигмы -- рабу, служке -- стихарь.
   Не возроптать нам, но...: Вот оно! Здравствуй,
   Завтра, пресветло шустрящее после
   Нагорных зарниц передёрнутых харь,
   Завещанное как бы вечера краской.
  
   В великодетском ощущении побоищ
   Нас нет, но мы в тельняшках,
   Не хватки изловчиться до астралищ:
   Бордель, рулетка русская, водяшка...
   Вишь растащило нефть пахтать пригоршней
   В предчувствии несбыточных пожарищ".
   __________
                                           2000
  
  
   ЭГРЕГОР
  
   Невнятный зренью есть чертог,
   Его отвергла зыбь мирская,
   К зубцам властительным никто,
   Небоявлен, не приникает.
   Роса на звёздном рубеже
   Покрыет замок пустотелый.
   Кругом толкутся пеной белой
   Шатры и хижины уже.
   __________
                                           2002
  
  
   СВЯЗИ НЕСЛЫХАННОЙ ТРЕСК
  
   тучи меняют цвет пучок расплетают волнистый
   золотом шпилей стекают скорлупок соборных и листьев
   праздно восстав из копчёных доходных некогда зданий
   призраки стылых предчувствий к рябому заливу терзаний
   сходят по островам в ореолах недужных каналов
   сквозь декорации арок к ролям наготове скандалов
   грузят белёсых женщин спящих без сна что за сиськи
   жаркий живот бы цеплять накрутив телефонные диски
   с гербом имперской кунсткамеры сжитых персон голосами
   булькнуть в бульон за стеклом признающихся снов за глазами
   ждут воплощений заводят смысл свой в привередливом муже
   стойко навязчивый что отразился болотистой лужей
   небо свинцово раздумчивой ночью плывёт вожделея
   дай тебя спрячет опутает без передышки мгновенья
   кто тот изношенный поршень красною тьмою дрожащий
   неприхотливостью времени празднично не дорожащий
   пуст от скончания света вернётся конец свой застанет
   в прятках с судьбой безобразницей ласки отлив устаканит
   очередь за колбасой пристращать разорённые лица
   царств сувенирных столпом снеслась суверенная птица
   __________
                                           2003
  
  
   КАМЕННАЯ БОЛЕЗНЬ
  
                                           Из И. Драча (укр.)
  
   Мчится месяц в чалме
   На турецкий кордон.
   Сердце в нищей суме:
   Ферлямпикс. Халцедон.
   Там же яшма шелкова
   Нежит тёплый свой блик,
   Где, объятьями скован,
   Возлежит сердолик.
   Ты, сердолик мой вражий --
   Сердца хищный полон,
   Халцедон мой оранжевый,
   Хитрый мой обертон.
   Покусился на душу
   Неподкупный мой кат,
   Что полуночной тушью
   Весь расписан,-- агат.
   Или призрак зелёный
   Льдом январским звенит,
   Нефертити увёл бы --
   Ядовитый нефрит.
   И за слёзным туманом,
   Фиолетово-чист,
   Приворотный, обманный --
   Не забыть -- аметист.
   По-над сонным лиманом
   Шла одна из девчат --
   Губы грешные манят,
   А в них каменный гад.
   Погляжу: как брильянт,
   Да не светят они --
   Дни. Что яшма, агат,
   Ферлямпиксовы дни.
   Постою. А идти
   Аж до реченьки Стикс.
   Где смогу я найти
   Золотой ферлямпикс?
   Камень гаснущих дней,
   Ферлямпиксовый сон,
   Камень жизни моей --
   Главный мой халцедон.
   __________
                                           2002
  
  
   _____________________________
  
   Часть четвёртая
   _____________________________
  
  
   * * *(())
  
   Разливы зимние. В такой кипучий день
   расхлябнешь дверь, где клюнут снег капелью,
   свирелью всхлипнет шаткая ступень,
   и -- кисти в грязь, где краски коченели.
  
   Бред голубой, где розов, как снегирь,
   клок в ватнике теней, вот блеск в водице,
   как хлеб размокший солнца, глубже, бли-
   же на дрожащем дне, чем высь дразнится.
  
   И фолианты стёкол -- светлый звук
   оконных переплётов -- нотных лестниц --
   с морозных паутин -- почти для рук
   паучий пульт и льют, и вьют, и лепят.
  
   Взрываешь дых привившихся в крови,
   затопших тополей на Междуречье,
   дымы кизячных мазанок скривив,
   чтоб начертать чердак Замо-скворечья.
  
   Но глохнет свет, чтоб далью удавился
   в оглоблях электрических извозчик.
   Затрюкают в базар у букиниста
   апрель-скрипач и воробей-доносчик.
  
   Январь и оттепель. Их тень, свисая с веток,
   о лица бьёт метель-виолончель.
   Броженье солнца, отраженье спектра.
   И слушает торжественная ель.
   __________
                                           (1978)
  
  
   МГНОВЕНИЕ(())
  
   Бронзовокожа...-- на пляже сыскалась.
   Нянчи сам страсть против солнца смотреть:
   Из-под ресниц её, искрами жалясь,
   Животрепещет хмелящая смерть.
   Баба... С небесного воза упала?
   В Трою такую ж везли по любви,
   Пены морской кровеня покрывала,
   За горизонт провалив корабли.
   Бьётся в висках на границе сознанья
   С подлостью мрака жестокость свеченья...
   Кто же извечные помнит желанья,
   Что истрясли Санторин изможденьем?
  
   Имя своё забываешь при встрече
   Долгой в саду соловьиных ночей
   Форменной дочери нечеловечьей --
   Лунного слепка и плеч, и очей.
   Словно слезинка -- моргнёшь -- и исчезла.
   Прост бело-чёрный убийственный свет.
   Баба со звёздного воза разверзлась!
   Рвётся от веточки жизни билет.
   И заболеешь усталой идеей:
   Той под сиренью и этой любуясь
   В уличном бреде, свою Галатею
   Выдумал, вымолвил, сердцем рискуя.
  
   Слава Аллаху! Зайдут за кулисы,
   Не зазовут в послушанье кивком.
   Вспомнишь на вкус солонеющий бисер,
   Пахнущий бризом, скрипящий песком.
   Вцепишься в занавес взором, как в платье.
   Ляжешь в кровать, обомлев, лицедей.
   Выжав ладонью улыбку распятья,--
   Сам к этой чести прибит, холодей...
   Выждешь в окошке морозца струенье,
   Шорохом не окрыляясь пелёнок,
   Но телевиденья бражным раденьем...
   Сам безутешный до смерти ребёнок.
   __________
                                           (2002)
  
  
   ПРЕДВЕЧЕРЬЕ(())
  
   1.
  
   Не заполняются страницы
   Высоким смыслом суеты
   Не раздвигаются границы
   До содержанья пустоты
   Задумчивое солнце мимо окон
   Июль прокатит в клубах золотых
   Окутанный пространством кокон
   Январской сканью выткешь ты
   И ёкнет сердце солнце наступает
   Как птицы синие трещат
   Так звонкой болью боль пронзает
   Росток предчувствия утрат
   О матерь божья это муки слова
   Прямая бесконечная черта
   Хоть крохотку любого друга злого
   Гордыни вечная мечта
   Полудень белый облак тишины
   Пролитый с небосвода лета
   Лишь птичьи всполохи слышны
   За облаками сада рядом где-то
   В полудень белый ни ногой
   Калитку сонную не трогай
   Пусть тишина как маленький изгой
   Подремлет перед вечною дорогой
   Пусть только слуги тишины летят
   В трагикомичных масках воплей
   Ведь это им венчать и величать
   Ты всё-таки немного посторонний
  
   2.
  
   Лист начнётся и день упадёт
   На стене тень сверчка-человечка
   Всё не верит и ждёт
   Да простится ему его слабая свечка
   Оплавиться опомниться забыться
   Не зваться опрометчиво не сниться
   Под часами пьёт чай
   Не отнекается получать
   За то что был богом оболган
   Как шут безумец недоросль долго ль
   Суда дождаться трижды лицедея
   Сам пустотою моя руки
   Постой не сожалея
   А так вне образа и муки
   Прости ему грехи его чужие
   Возьми его скажи ему слова
   Не маленькие не большие
   Послушай как внизу шумит трава
  
   3.
  
   Перебирая листья в облаках
   Стоять ещё немного над тобою
   Опять не отданной покою
   Душа моя пока
   Куда бы ни уйти
   Нет места нам и слова и печали
   И некого нам около найти
   И в облаках
   Где чёрствый лист летит
   Не опираясь на златые дали
   Подсолнух светится не греет
   А дождь земли сухой не иссечёт
   Но старый смерч всё кружится и мреет
   И в облаках
   Течёт
  
   4.
  
   Темой тьмы зависла птица
   Между тьмой и тьмою
   Снова ль утру помолиться
   В заполынном поле
   Где нас делит стадо туч
   На белёсый зной молчания
   В знак любви нежно-колюч
   На распутье снеготаянья
   То не камень бел-горюч
   Но в углу избы тесовой
   Пыльный лик стоит отпето
   Виснет нить судьбы тяжёлой
   Мимолётный образ света
   Стрекоза неслышно сядет
   У окна на стебель сна
   Ветер распахнёт тетради
   Как слишком поздняя весна
   В день без имени
   В суд без времени
   В рассвет скворца в оконце сада
   В июнь в сирень в росу рассады
  
   5.
  
   Помнишь спадала как раз по весне
   Мчалась в бетоне вода
   Тела её молодого смех
   Лбами столкнулись года
   Тихо-тихо
   Счастье хмельное смешное лихо
   Быстрые тени деревьев в конце
   Под звездопадом наобещалась
   Дикая девка брызги в лице
   В шалости малой талая жалость
   Булькнув зарыться в сугробы груди
   Душа без оглядки уйди
  
   6.
  
   Помнишь в начале чёрные кличи
   Сумерки нежные мелочью слёз
   По небу по ветру круги по водичке
   Натужное катит время от гроз
   Стеклянные рыбы по синим протокам
   Молчали пророки по тёртым порогам
   Без конца приходили к тебе
   Пекло губ одолеть
   День земной ты спала
   Прежний друг твой сараи любил
   Рисовать средь куртин конопли
  
   7.
  
   Кому-то под руку пришлось
   И лился поцелуй и длился
   В огне волос
   Во всполохах и бликах
   Вся страсть от хохота до крика
   Как в ней свихнулась ось
   Слезящихся небес
   Что как экспресс
   Грохочущий на стыках
   Но капель шёпот шарил натыкался
   Примятой мяте сдался
   Источник притяженья света
   Разжал кольцо заката и рассвета
  
   8.
  
   Восход и закат колыбель
   Прежде дерева и огня
   Нежности скачет гонец по тебе
   Погоня
   На крутом косогоре
   Веет запах молвы
   И по осыпи слух только выйди
   Неизбывная пыль при дороге
   Табун одичалого отчества
   Одиночество
   Степь на ладони
   Абрека
   Увалов замшелой волною
   В мелеющих солнечных реках
  
   9.
  
   Не бесконечные дни
   Птицы клюют виноград
   В книгу уткнись и усни
   Ветер из-за угла
   И шевелит столбом пыли
   Древнюю сыплет любовь
   Землю летать не учили
   Учит она нас вновь
   Кругло исправно в чреве
   Вселенной рифмуется срок
   Вздохи порхают о древе
   Слов лёгких листьев упрёк
   Помнясь как старая книга
   Клонится дня полый стебель
   Чудится чудище мига
   Годом качания в небе
   И никого
   Ангелов вежливый быт
   Да спутники лишь шпионы
   Как ласточки и скорпионы
   Тихое царство кругом
   Нежно пылает кружит
   Тёплого зверства живёт
   Вольнолюбивый сон
   Выпучив свой фасон
   Сентиментальный живот
   Птиц благовещенья ты
   Не замечаешь почти
  
   10.
  
   Век торопит день покоит
   Осень черт первоначальных
   Веткой ветру покачаешь
   Рыбам в небе звёздам в поле
  
   11.
  
   Обнажённый и вечный покой
   Пахнет скошенной свежей травой
   Тень ли звук ли стрела-стрекоза
   Юный вечер предвечна гроза
   Звёзд заутренний звон
   С неба катится гром
   Словно души камней
   Сквозь снега и снега словно мне
   Завихрённое сердце покорно
   На высокой осоке проторной
   Чтоб судьбу как себя возлюбить
   Славить некого нечем грозить
   __________
                                           (1987)
  
  
   ПРОЛИВЕНЬ(())
  
   Дождь всё булькает бутылью
   Пузыри простынь
   Хлопают всё вылюбили
   Небеса смотри
   Жизнь уходит на свиданье
   Добро приосенена
   Молод был я для признанья
   В окна снов иди одна
   Спать под пенье водосточное
   Всюду прячется ослышками
   Что и клинопись цветочная
   С золотой пчелой под листьями
   Никнет привиденьем день
   Под рубахой мокрой
   Поцелуй сулит сирень
   У распятий в стёклах
   Ангельски о них ночами
   Бражник бился а по зимним
   Липли личики резные
   В чае ложечки бренчали
   За размытой в сад аркадой
   Лес за нити держит город
   Машет вздорными руками
   Сам с собой спорит
   Вся ль вода бессмертная
   Крутит кроны серебрит
   Глину нянчит пестует
   Что разбухла от любви
   Ты ль в испуганных потёмках
   Белишь лик глаза чернишь
   Фраз колючих незнакомка
   Принца ждёшь иль бэби мнишь
   Напою и опечалю
   Нехороший человек
   Черпаком ковчег отчалит
   Виноградом лезь наверх
   По дырявой крыше крут
   Семимильных тапок брод
   Случай старый да не тот
   По небу пройду сотру
   __________
                                           (2001)
  
  
   ШЁПОТ МАСОК(())
  
   1.
  
   И не солона ночь и туманно течение
   Вздохов словесных и пальцев смущение
   Всё настало всё сплыло слилось
   Кто убился и что здесь сожглось
   На копейки рубли все загадки
   За улыбки слепые безумные жесты задатки
   Но кого же здесь нет
   Тень жестока безжалостен свет
   Тихо ночь занеможет от лета
   Тихо бродят в душе отголоски
   Слов но в детское небо уносит
   Обрывки мысленной тесьмы
   Обособленность тьмы от света
   Зависимость света от тьмы
  
   2.
  
   Август сад пахнет аптекой
   Время стоит как перед анкетой
   Золотое мерцание вызвездил свет
   Жёлудь выпадет ты tete-a-tete
   Лёгкость и пустота
   Звон планеты нет-нет
   Без военной тебе колесницы
   Лишь готическая высота
   Лишь небес чернота
   Лишь уколом луча кровенится
   Где цыганский неонный костёр
   Незаметная ночь утихает
   В беззвёздный простор
   Утекает
   Как холодно вдруг
   Мне и как неожиданно жарко
   Прожить поскорее не жалко
   Как дождь на мосту
   Стук тук-тук
  
   3.
  
   Всё тебе только шаг в пустоту
   Будто пьянице черти
   Безнадёжно терять высоту
   В притяжении смерти
   Всё любезных небес недостаток
   Всё ловить горизонт дымовой
   Необученный и рядовой
   Среди авиаматок
   Хлебопашество цедит свой пот
   Плуг в полоску врезается рылом
   И газетный кораблик плывёт
   Колыхая ветрилом
  
   4.
  
   Щекочущий сыплется прах
   В полутора пьяных шагах
   Где мутно-минутная нежиль
   Но реже но реже и реже
   Для нас оживает окно
   В разломах коры поседевшее древо
   И небо бессонниц где нам не темно
   Где как обнажился широк жалью девьей
   На лиственных лицах свет
   Эх улица жизнь междометье
   В последнем при жизни столетье
   Последний автопортрет
  
   5.
  
   Влечёт окно и взгляд
   Мотыль
   В тягучих буквах звукоряд
   И ты
  
   6.
  
   Время пришло прокричал петух
   В домике свет потух
  
   7.
  
   Подарив птицу
   Принесёшь осень
   Сделай милость
   В далечайшие годы
   Под пологом звёздным
   Камня звук стерва-осень
   Ничего не осталось
   Что бросало бы в жар
   Что б горело визжа
   Что цвести бы пыталось
  
   8.
  
   Писал бы на шагрени тоже
   Сентябрь всё рябит и светит
   На нас покажут наши дети
   Мы всё ещё на них похожи
   И новь выглядывал мечтал
   Друг трикотажный мой метал
   Словес лоснящийся металл
   Дабы звенеть
   Да простодырость скромностью наречь
   Дрожат весы менял
   Артист сшибает медь
   Перо уложено в пенал
  
   9.
  
   Я не хочу обманываться в вере
   И не сойду с ума из недоверья
   Ах осень баба не девица
   Дыре устать считать потери
   Цветёт вода смеётся птица
   Увидишь чистит перья
  
   10.
  
   Тем женщина исповедальней
   Звезда падучая когда
   Земле неверное преданье
   Растерянный в родне Адам
   И та догадка ветка древа
   Направо ты а я налево
   Змий склонится к твоим устам
   Ведь с ним кокетничала Ева
  
   11.
  
   Твоё мёртвое платье
   Кто любовник-злодей
   Не спасает проклятье
   От усмешки твоей
   Я твой маленький мальчик
   Кто знаток лошадей
   Кто герой-дуэлянт
   Ах как листья летят
   И вопят петухи
   Как ты слабо кричишь
   Ты как эхо стоишь
   Среди немо-глухих
   Стен проёмов избы
   Запереться и пить
   Расшибаясь стаканом
   Это глупое время
   До потёмок багряных
   Отплывающих рано
   Долбит глупое-глупое темя
   Отлагаясь как тёртая рана
   За ломящий висок
   Флорентийской весны
   Некий ангел младенцу
   Дающий сосок
   Кормит сердцем
   Сыновние сны
   Кто увидел и это
   Ах сломан клинок
   Поэта
   В ножнах баюкал славу
   Господа
   Млына
   Погоста
   Мимо
   Умирает сморщенное слово
   Кланяется памяти стакан
   Вечный сахар горит
   Всем богам
   Участковый парит
   На могил запущенные грядки
   По периметру оградки
   Слёз стыдливые монетки
   Свечки нету
   А на спичку жизни мало
   Я молчать согласен сам
   Солнышко спасибо встало
   Но всё помню голоса
  
   12.
  
   Монахом медбратом отстань небылое
   Так тень свою сам за собой волоку
   Больничных ступеней игрой заводною
   Вцепившись в перила рукой как в клюку
   Тень лапой еловой по кочкам шуршит
   Душа же губами во сне шевелит
   Щелчки и присвисты их ритм задыханья
   Разит клоунадой как бы потрохами
   Гремлю погремушка в театре пустующем
   Беспомощно посох к улыбке рисующий
   С натяжкой лишь время осталось
   На старую старость
   А выше чуть небо но сплошь мелковато
   По шиферу снегом метёт словно ватой
  
   13.
  
   С опаской
   Несостоятельнейшей сказки
   Махни душа крылом газетным
   Наколотым на гвоздик туалетный
  
   14.
  
   На кресте изогнись
   В огне потони
   Бич болячки
   Свеча горячки
   Ест пространства времённое пламя
   И наш дом вместе с нами
  
   15.
  
   Подбоченившись остался
   Стар на слове осекался
   Дом гвоздём на топоре
   А про нас о той поре
   Нам в двери записка Были
   Ты да я пойдём с добром
   Солнце бы куда катилось
   Птицей прыгало перо
   Пробираясь по складам
   Судьбой бесчисленной хмельною
   В последнем хороводе к холодам
   Смирения со смертью и любовью
  
   16.
  
   В искре в темени
   Каменной
   В боговом демоне
   В прошлом ну до свидания
   Мама с морщинистым взглядом
   Фотографию сына гладит
  
   17.
  
   Пересадите мне другую душу
   Мы поменяемся чужие море с сушей
   И куст терновый выберет
   Мою нелепую
   Она на уголь послезавтра выгорит
   Но завтра я назад её потребую
  
   18.
  
   Потом опять приснилось это небо
   Льёт голубую робкую метель
   Не знает страха и не стоит хлеба
   Её постельная кудель
   Окутывает горло квёлое
   Над закоулками причуд
   Сугробы хрупкие сугробы смелые
   Растут
   В неведомый мне город
   О радость непогоды
   Высверливает в воздухе свирель
   И всё заляпанное белым
   И всё захватанное чёрным
   В охранных пиках тополей
   Свет белокурая Венера
   Свет вяжет снегом веретённым
   Свет вирусом велеречённым
   Как скользкая игла
   Сновал
   __________
                                           (1987)
  
  
   КРУГ(())
  
                                           "Свыше слов и слав..."
                                           (О. Охапкин)
  
   Харона ль лодка бьётся о причал?
   Кораблик в облаках на крепком шпиле.
   И кони Рима, вздыбленные в мыле.
   Я раньше их почти не замечал.
  
   Над городом, где дом твой в полный рост
   И тополя в разгаре листопада,
   Ещё ты даришь снов мосты, ограды...
   Мы медлили зайти. Разводят мост.
  
   И в кругосветный сон -- корабль "Всегда-Везде"--
   Пускаясь, помню берега и годы.
   Но сызнова мне старины походы...
   И жёлтый лист кружится по воде.
  
   А я в зелёной дымности загряз --
   Светильный трепет кликом подворотни
   Расплёснут, тесный мрак переворочен --
   В беспамятстве того, что в прошлый раз,
  
   Что за окном маячила луна,
   Что небеса в ковше своём качались,
   Нас фонари, впотьмах трубя, сличали,
   Смещая нас, смотрящих из окна.
  
   Печальный быт -- преданье этажей.
   Разлука-встреча. Каждой изменяла
   Твоей черты в моих руках лекало.
   В рассвет сойдёшь -- вечерняя уже.
  
   Как сердца оглушительный испуг,
   Вся радость -- мне: сполошьем полусвета,
   На каблучках -- точь-в-точь ты эхо лета,
   Мелькнула бабочкой средь уличных излук.
  
   Затем для ночи ни минуточки,
   Часы не врут, так что душа не ноет,
   Находчивая Муза глазки строит,
   Всё упражняется на дудочке.
  
   Девица, так сказать, (всяк одинок)
   Была себе. О ней что знает хахаль --
   Лишь анекдот, солёный скетч, спектакль.
   Что не туда пришли -- видать в бинокль,
  
   Что некуда вперёд и поздно вспять.
   Нас посреди мирской моей квартиры
   Жизнь сузила в конечной перспективе:
   Мы -- не к себе, но к морю постоять...
  
   Да, мой кораблик утл, что лодочка
   На грецком ахинеевом просторе.
   Ни вёсел, ни руля, скитаний море.
   Бельё на гроте, в трюмах водочка.
  
   И ты, творение художника,
   Душа моя пернатая, голубка,
   Ах, курочка, закурим, что ль! Где ж трубка?
   Модель портного и сапожника.
  
   Петух пропел свою заутреню.
   Гори-лей стеарином призрак стольный!
   Да где же нет кручины алкогольной?
   Так что ж вчера задумал к завтрему?
  
   Играй себе! Что наши горести!
   Зане природы ветхие заветы.
   Кому повем веселия секреты?
   Мы -- виноград у Господа в горсти.
  
   Сад бражничал. Мы тоже. Переждём.
   Воскреснем с возвращением к деревьям.
   Разъехаться бы миром по деревням.
   Глаза нахмурим, как перед дождём.
  
   В саду завьюженный забор -- всё сплю --
   Он завершает горизонты года.
   Деревьям слышен океанский голос
   Весны случайной, что во сне пою.
  
   Бреду в пустую даль. Не держит наст.
   Есть в глине поруганье человеку,
   Когда цветёт, чуть теплясь, лесосека.
   Скворец летит -- и воробью задаст.
  
   Но ничего живописучее,
   Пути проторить как духовной бездне,
   И на развилье нечего без песни --
   На созерцание грядущее.
  
   За благо в тупике календаря
   Курить и, на прохожие мундиры
   Роняя пепел, ждать кончины мира,
   Кого-то за спиной себе храбря.
  
   Посажен я дремать в казённой мгле,
   Иль издыхать на нищенскую пайку...
   Над пропастью сбирает птичью стайку
   Великопостный ангел на игле.
  
   Размыла горизонт, одела ночь
   Мир небом и на маковки всплывает --
   В кладбищенскую цвель, окровавляет
   Кресты. Финифтью звёзд не превозмочь.
  
   Как в накипи, в барокко лунных ниш
   Возлёг царь-сфинксом у порога в царство.
   Меня не знают вещи. Их мытарство.
   Лишь Исаакий -- стог в проёмах крыш.
  
   Но встав с одра, не нахожу причин
   Себе, к зеркальной, тусклой амальгаме
   Плыву лицом: как пруд стоячий в раме,
   Забылась речь в кругах пустых пучин.
  
   У изголовья снов своих сижу.
   Здесь ты сидела... Образ твой всё тот же.
   Играя в смерть, я до бессонниц дожил.
   Непоправим, преображенья жду.
  
   В минуту ожидания и в час
   Молчания, в миг многолетней грусти
   Сама любовь нас в дверь свою не пустит,
   Певучая, как в алтаре свеча.
  
   Колышущая тенями крыла,
   Жизнь-гостья танцем пёстрая кружится,
   Душа вся вихрем лепестков дымится
   И боль сетчаткой радуг расцвела.
  
   Развоплощён, вздымаю Океан,
   Безумно просветлел -- сознанье ночи,
   Держава снов... в хитоне тела кротче...
   Пейзаж окрестных дыр вмещать в пеан.
  
   Звероподобный памятник любви.
   Повыбыл с, как её, любовью Питер.
   И вот, поди, сквозит, как старый свитер.
   Колхозный мерин в городской пыли.
  
   Но, впрочем, на своём настойчив всяк.
   В углу у двери мёртв сижу на стуле,
   Как бы вахтёр уснул на карауле...
   Смиренья паперть. Рваный хор иссяк.
  
   Ещё всегда. В себе не знаю лжи.
   Тебя ищу в лице твоём прекрасном,
   А ты во сне, как и листва, напрасном.
   Здесь сгрудились слова, средь них я жив.
  
   Чтоб не лететь, всё медлят воспарить
   В провалах пауз голоса глухие...
   Из обиходной времени стихии
   Я ныне рву, слежу сознанья нить.
  
   Тишь обложная музыкой сквозь сон --
   Тенёт паучьих провисанье, светоч
   Берёзы щуплой, лютик из кювета...
   Подёрнут ряской илистый затон.
  
   Тревожит сон. Из-под коры поют
   Безлистые растенья величаво,
   Стрясают с небеси нас одичалых,
   Куда нас летом северным зовут.
  
   И смутный призвук, тёплый обертон --
   Гармонией далёких колоколен.
   Ан нет, гляжу, в полях печаль о море --
   Мажорного стакана звонкий стон.
  
   Пылит большак. На свете счастье есть.
   Сыпучая стезя, цветущий посох,
   Ручей захлёбистый, резка осока.
   Скулит комар. Да горних мрежей брезг.
  
   У мутного залива загорал.
   Не мог смигнуть: позировала дама
   Медовой дневью. Преизбыток срама.
   Скакал топляк, да притомился шквал.
  
   В траве блаженной я уснул, знобим:
   Или завеса зрения взметнулась,
   Иль туча, в сосны рухнув, полыхнула
   Звенящим новым лезвием кривым.
  
   И что теперь с тобой произойдёт,
   Когда ужасный образ Серафима
   Вблизи витал в очах совы незримой,
   Уже не вспомнить. Знаю наперёд.
  
   Выпрастываю стебли-письмена --
   Свою листву могучую, живую,
   Привычно во плоти кустом ликую,
   Смотрю -- пылающая купина.
  
   Отчаянье не чает, но чадит.
   Час олимпийский -- часом сумеречным.
   Весь месяц-отпускник-народ наш встречный,
   Что булькает в котле, молчком глядит.
  
   Валежник хвойный хрустнул под тобой.
   Мох затаённый в тишине кромешной.
   Подзольный костерок в бору прибрежном.
   Прохожий август с полной калитой.
  
   Между стволов смотрю в зенит небес
   (Как замкнуто тесны горизонтали)--
   Чем пристальней, (ах, сборы расставаний!..)--
   Тем явственней с тобой вздыхает лес.
  
   В кустах силок паучий оборвал.
   Галдели птицы шелестевших хоров.
   Среди предчувствий к расставанью сборов...
   Я снова в прошлогодье убывал.
  
   Залив летел. На камень сев, встречал
   Я новости осенние в молитве:
   Отныне человеков быть ловитве...--
   Сон лодочку рыбацкую качал.
   __________
                                           (2000)
  
  
   НОЧЬ(())
  
   1.
  
   Краплёная небесная колода
   Кого-то жизнь гнетёт страшит свобода
   Да жив ли ждущий весточки былой
   Она пришла чтобы побыть со мной
   Ночь ни к чему но потому и ночка
   Что женщина как аура цветочка
   Вся б оттенялась израстаньем звёзд
   Их ночь намоет меж ветвей и гнёзд
   Молчанье изъявляет выдох горный
   Колышет чашей лилии озёрной
   Во тьме чуть серебрится белизна
   Я сон пишу чтобы прозреть от сна
   Костёр ветхозелёных откровений
   Поляной пёстрой крашены колени
   Любовью любоваться нам пора
   Живого снизывая нить ковра
   Мы передёрнем ангельскую спевку
   Из полюблений сочиняю девку
   Весёлую красивую в борьбе
   При переходе Леты по трубе
   Река могла любить и мучить так чтоб
   Спасённый муравей оглавил мачту
   Ночь понесла хоть фиговый листок
   Не парус но и небыль небу впрок
  
   2.
  
   Так жизнь в нас притаила даль иную
   Останусь к полноте лесной вплотную
   С улыбкой от возвышенных словес
   Сольюсь в молитвенной реке с небес
   По искрам изнывающим с утра ты
   Рядишься в толчею и деешь траты
   По ветру трепыхнулась вся листва
   Кузнечик с плясу хохотать устал
   Остыв дремлю с полудня монотонно
   Земля младой могиле сном подобна
   Желанье непролазное до баб
   Промяты взгляды их да скорбь в губах
   Но по зиме приблудной вислоухой
   Читая время у окна под мухой
   Вдруг муху увидав не долго жду
   Долгоиграющую музу ту
   Блаженная запамятовал имя
   Пора прощаться с прошлыми твоими
   Осталось маской забытья лицо
   Бывалое что в зеве льва кольцо
   Твой призрак населяет дом вчерашний
   На улице загробной но не страшно
   Я этого хотел но и не здесь
   Тревогой воспаряемых чудес
   Я восприятий задолжал причудам
   Не знающим предельной амплитуды
   И не смотрю на годы и часы
   Дрожат весны и осени весы
   Свеча доисторическая тает
   Из ньютоновой крепи отлетаю
   Рву быта ось ты повела плечом
   Плачь соблюдая нервы пред врачом
   Надеясь на эффектный ракурс тела
   А я тебя покрою то и дело
   Прощеньем упрощаясь сам вдали
   Засмейся же дорога есть пыли
   Ночь не проходит но слегка яснеет
   Свеча больней но навсегда согреет
   Забыло время помнишь как давно
   Всех неслухов иль видел то в кино
   Где делатель детей где постоянства
   Любовник где теперь художник пьянства
   Кому необходимо у реки
   Оттиснуться в песке где земляки
   Последней ночи дорожат обзором
   В отличье от живых что спят за шторой
   В окне иконно набухает свет
   Случилось мне остался слова след
   __________
                                           (2001)
  
  
   КОНСПЕКТ РОМАНТИЧЕСКОЙ ГРЁЗЫ(())
  
   Глазам привычны промедленья ночи
   А свет в домах пророс как полусны
   Да ретушь хмурых теней у обочин
   С лица эгоцентрической луны
   Зевок слетает нечем отвечать
   Измаюсь поздней страстью пустоцвета
   Медовым обольщением в очах
   Привидевшейся леди из кареты
   Золотоосый зной тревожных углей
   В груди но восклицаньями блестя
   Садами тучно как соски набухли
   Мазки неукротимого дождя
   Протянутся как бы поверх холста
   Высоких сводчатых веков решёты
   Спросонок тихо шебаршит в кустах
   Для высшей сферы мал пернатый кто-то
   В соседстве с райским титульным насестом
   Пора соборовать сознанья пляс
   Творца погребший прах творений месят
   Прелюбодейств воспоминания
   Забытая история над ним
   Пусть лёд на исповедь кладут ведь ядом
   Свербит в умах подложный аноним
   Так бы в другой эпохе я был Яго
   Вновь ясным детством боль уверит веско
   Тесна лишь ощущений скорлупа
   Душе допущенной к себе вселенской
   Судьба же склонна рыться в черепах
   Перерастаю веру опытом
   В зауженное сердца вероятье
   Здесь в небо изумлённым шёпотом
   Признанию в любви к любви подняться
   Ливмя следит тускливо щурясь Муза
   В окно где вдохновляюсь как статист
   По хляби бурным шарканьем комуза
   Плывущими под занавес такси
   Сколь длительной я ложью дорожил
   А на счету не более молебна
   Мне б осторожный посох сторожить
   Постель мне под зелёным гобеленом
   Чтоб не казнился указуют стрелки
   И медный бой ниспосылает лень
   Как интригуют башенные клерки
   Меж выжиг выжатую светотень
   Закономерен каждый вольный шаг
   Когда ж тут чуточку любви из роли
   Урвать но все не те и всё не так
   Еду и скуку подадут герою
   Насколько проще пустовать в квартире
   Не смахивая пыли с буковок
   Спустить собаку двор ей в целом мире
   Пускай ступает сны отпугивать
   Достанет их на день порывистый
   Не утружусь монашеской моралью
   Кончаю не в чести у травести
   Не доит в изголовьи умывальник
   Сестра сиделка матушка в халате
   Но смерть что белоснежней всех невест
   Из мерклой задохнувшейся палаты
   Творит учтивого Эдема крест
   __________
                                           (2001)
  
  
   * * *(())
  
   Вместо лекарства от прошлого горсть порошка
   В глотку полезет полезности в полном порядке
   Расположусь в настоящем подобьем мешка
   В кукольной пьесе сыграв ещё с будущим в прятки
  
   Плещется пламя по кадрам ходульных персон
   Смех разрывающий швы в хроникальном экране
   Крови не помнит имперского блеянья сон
   Неба копирка раскисла мутнеющей ранью
  
   Страх во мгновение смерти проснуться сорвал
   Крылья с лодыжек грозой завернулся в пелёнки
   На легион индивидов судьбу разокрал
   Горе тому не осмелюсь сказать о ребёнке
  
   С глиняной лествицы веры космический лёт
   Чьи безразлично приклеены к черепу лица
   Тысячелетия с губ махаон обметёт
   Археологии ветхих корней не открыть очевидца
   __________
                                           (2001)
  
  
   * * *(())
  
                                           "Овца к овце..."
                                           Елена Шварц
  
   Эрот ли ангел черновик листал
   Перебелив смахнув крылами скверну
   Воркует смерть бессоннице устав
   Быть Музой в иступленьи колыбельном
   Любимая заткни мне грудью рот
   Сомнамбулические небылицы
   Спасут ли в числах избранный народ
   Ноль обезножил тычась единицей
   Забылся в чёрных дырах твоих глаз
   Где строю не в струю с начальством хора
   Скорей кресту зазеленеть не раз
   Высасывая пустоту Шеола
   Едва ли тьма ко мне благоволила
   Меня бы ты убила и простила
   __________
                                           (2001)
  
  
   * * *(())
  
   Упущенного чуда,
   Хранимого костра --
   Нет ни добра, ни худа...
   Учи плясать, сестра!
  
   Ускорим всех старений
   Мгновенно-вечный сплав --
   Хаос одушевлений
   Летучего тепла...
  
   Чем судебную нитку
   Сплетать и расплетать,
   Не сделать ли попытку
   С тобою полетать?
  
   Пустотная основа --
   Сквозная сила впрок.
   Без слушателя слова --
   Молчанием был Бог.
  
   И клятв единоверца,
   И сна во сне ты сверх --
   К оздоровленью сердца --
   Переплясала всех,
  
   Что мир преподносили --
   Понятие начал
   Преподавали, или
   Подобье кирпича...
  
   Домой тропой неторной,
   Робея и грубя,
   Вернусь. И ласков томный
   Мой голос для тебя...
   __________
                                           (2003)
  
  
   УХОД(())
  
   Прогулок полуночных мастер...
   Неверное солнце в луне,
   как жёлто-зелёный фломастер,
   меня зарисует во тьме.
  
   Застигнул неведомый вектор,
   как стебель принизил звезду;
   я в частный запутанный сектор
   на пенье цветов забреду.
  
   Доверчивый танец их гулок,
   им следом нельзя не кадить...
   Один никуда переулок --
   всё дальше, куда ни иди.
  
   Надломлена ветка сирени --
   так вяжет глаза, как во снах:
   владею в лавине мгновенья
   Вселенной, что сердцу тесна.
  
   В кругу своей музыки пляшет
   влюблённое... В зеркала свет
   смотреть не привык -- настоящий --
   весь насторожён розоцвет.
  
   Прости, хорошо всё. Не знаю --
   то вечера ль, утра ль огни
   узорчатый змей развевает --
   невиданный мир заменил.
  
   В стенах пробуждённого рая --
   где сад колыбельных ночей?
   Струной ледяной заиграет
   в окне чей-то выдох ничей.
  
   Не мыслимо, чтоб не заметил
   хрустальных сомнений-тычин --
   не отягощённых соцветий,
   возлюбленных так -- без причин.
  
   И сна о весне здесь довольно --
   окошком во дворик другой --
   степной моей жизни... Не больно
   снимать с себя этот покой.
  
   Но днесь не нашлось и безумца --
   воспеть на закате зарю.
   На небо корнями все рвутся --
   в район, что видать фонарю.
  
   И да не понять никогда им,
   что им не понять никогда...
   В устах безответная тайна --
   со сладкой горчинкой вода.
  
   Улыбкой прекрасные лики,
   раз некого звать, так близки!
   Откроют зачохшие книги
   мне ломкие лишь лепестки.
  
   Взамен, одичалая роща,
   у кельи моей повещай:
   кому-то тюльпан, кому проще...
   Мне куст конопли обещай.
  
   Крапиве и тмину молиться --
   в небесных амбарах им быть.
   Грядёт лучезарная жница --
   мой вызревший голос срубить.
  
   Нагорных властей пирамида
   всё солнечный сыплет песок...
   Над козьей тропой виснет глыба.
   Ликует альпийский цветок.
   __________
                                           (2001)
  
  
   СУХОЙ БУКЕТ(())
  
   1.
  
   Герой на перепутье ветра
   Был должен выйти из сюжета
   Под ливень мастерски теченьем
   Подхваченный массовки
   Но он же предпочтенье
   Отдал пейзажной зарисовке
  
   2.
  
   Небесного убранства перемена
   Перебегает нить огня за ритм
   Размытой бури к перистой морене
   Цветок торчит как маленькая рифма
  
   3.
  
   Молодой забываясь травой
   В небесах невесомого дома
   Словно мы не случайны с тобой
   Хоть кому-то нужны под укромной
   Растопыренной ивой
   Грубо сбито крыльцо
   И дремучей крапивой
   Заросло деревцо
  
   4.
  
   Спокойно подставил плечо
   Под гору сыпучих забот
   Хоть хохота эхо течёт
   Широкою поймой зовёт
  
   5.
  
   Манит время за собой
   По окрайным перепадам
   По околичным садам
   За медовою волной
   За старейшим виноградом
   Стану равен древним там
   Где кузнечик не любой
   Свой талмуд читает в радость
   Солнцу и в камнях цветам
  
   6.
  
   Как осенне томится
   Зрелый плод так шутя
   Человек себе мнится
   Как и прежде дитя
   Сам собою измучась
   И заснув глубоко
   Без надежды на случай
   В долг доверив легко
   Но не жестам не лицам
   И не хитрым словам
   Не доверив столичным
   Львам орлам по умам
   Горсть распаханной Ноем
   Не обрёл ни земли
   Речкой бродит с весною
   Всё забыв Гераклит
  
   7.
  
   Будто во сне проснулся
   Один на дороге с детства
   Солнцу не лень улыбнуться
   Тёмная кромка леса
   Дальше бреду на купол
   Косые скрипят избушки
   Долбится дятел безумно
   Да и не ждут в церквушке
   Как от себя проснуться
   Не мудрый не злой ушёл
   Только могу оглянуться
   Всей душой
   __________
                                           (2002)
  
  
   НЕ ОЧНУТЬСЯ НЕ ЖАЛЬ(())
  
   Далеко правдоподобно
   Но не дале чем умрут
   Всадниками звонколобно
   Мысли напролом идут
  
   Тайны лепестков напрасны
   Нанизав лучом их в зонт
   Воспалённая чуть ясность
   Растворяет горизонт
  
   В апогей звезды зелёной
   Рухнут сны всплывут глаза
   Вереницы деревёнок
   Равнодушью заказав
  
   Ребус крыш где городская
   Переливчатость огней
   Но с горы не выдыхая
   Пролетаю и над ней
   __________
                                           (2003)
  
  
   * * *(())
  
   В майском платье прозрачная девочка та
   Да не та как поверила старым мечтам
   Всем письмо что в расцвет пёстрых лет дочитал
   Сам себе строчкой в солнечном сне улыбаюсь
   Это только цветка небесного завязь
   Сколько помню всегда цвести собираюсь
  
   Были ближе цветы осы глаз да не злы
   Время музыкой снилось забыл тот язык
   Дева глупая думалось от умных книг
   Я был домик в проулке из досочек сбитый
   Только некогда жить где же наши обиды
   Дабы губы грубили стал Бахус небритый
  
   Будто выпил зелёного на ночь вина
   Запетляла дорога по зарослям сна
   Мутный леса мазок через очерк окна
   Где ж мне в райских дворцах лени царственной цепи
   Изумленью молитвенный коврик не цельный
   Только путник обветренный прелесть оценит
  
   В круге сердца плясать где надежде нельзя
   Только жить припадал по порогам друзьям
   Бирюзовое облачко сна всё что взял
   Но застигнут сирени волной аж не верится
   Да срывается голос невызревший месяца
   Небом вымою сонные веки под деревцем
   __________
                                           (2003)
  
  
   ЗАБЫТЬЁ(())
  
   Небо смотрится строго
   душе в очи во сне
   зашагала дорога
   вдаль рассыпчато всем
   весь улыбкой лучится
   перед садом старик
   туч лепнина промчится
   в сердце краденый миг
   оно сжатое в фигу
   после смерти на свет
   птицей выпустит книгу
   снова тайный завет
   дабы праведник злобу
   схоронил от весны
   под сирени сугробы
   сном вселенским тесны
   хоть развязывай строки
   видя реку в листах
   хошь пляши как в потоке
   отраженье моста
   окуни же предвзятый
   небосклон то есть взгляд
   обволакивай мятой
   ввечеру летний ад
   купы липы кипели
   после клён запылай
   нет уютней купели
   иль красиво врала
   мне безумная гостья
   догонялок зигзаг
   лишь росистые горсти
   и пыльцы в лице знак
   возвращённому утру
   словно нимфе пруда
   и без памяти утлой
   выплывать без труда
   где церковки скорлупка
   на пригорке царит
   всепрощение хрупко
   огородам дарит
   юной лени владенье
   сия жизнь набекрень
   длится только мгновенье
   вход в стоячий тот день
   где хватило бы места
   промеж войн и судеб
   за чужую невесту
   да надломленный хлеб
   пьяно благоуханный
   ветер пущен с небес
   во свистящий стволами
   наслоившийся лес
   муравьиные замки
   из сосновой хвои
   оторвусь от гулянки
   древних воинств своих
   то ветвящихся смехом
   мирточивых словес
   то бросающих эхом
   сон разгаданный весь
   ещё можно теряться
   здесь вокзалами орд
   дальше степи пробраться
   до проясненных гор
   __________
                                           (2002)
  
  
   ЖИЛИЩЕ ДРАКОНА(())
  
   На плоской чёрной крыше загорал.--
   Такой намаз колючий, что открылся
   Вдруг заново пейзаж: гроза роится
   В долине горной -- выросла гора.
   И наблюдал с балкона тот Китай:
   Там ветер декорации катает,
   Как будто небо землю там стирает...
   Пойди, на лютне ласковой сыграй!--
   Нестойко настояв, стихом звезда
   Западала в страницах мельтешащих:
   Проникся я, запомнился зудящим
   Драконьим стаям насекомых драм:
   Уже вцепился клещ, уже кричит
   На завязи шиповника цикада...--
   Завяз я в созерцании экстаза:
   Хоть ты, кузнечик, ножкой не сучи.
   С улыбкой Будда в речку посмотрел --
   В круги гнезда второй луны июльской...
   Ручьями по оврагу взгляд вернулся --
   Вершитель никому не нужных дел.
   __________
                                           (2002)
  
  
   ГЕРОЮ(())
  
   Ума притворство вправду что творит --
   Себе дворец двоящегося царства.
   Глазурный блик из блюд и прах от плит
   Завяз в узоре зоркого пространства.
   Неутомимый путь собой болит.
   Любовь невыносимая щекочет.
   Неутолим всплеск ливневых молитв
   Окно соломенное гасит ночи.
   Как тесен месяц дышащей земле!
   Нет бы -- проснуться утречком плавучим
   (В застылом тронном зале было б лучше),--
   Всходил бы ветру воли в жертву хлеб...
   Увы, притворство правду говорит:
   Творец во снах всех сам всё время спит.
   __________
                                           (2002)
  
  
   К ДРЕМУЧЕЙ ЛАВКЕ (())
  
   Беркут ли в лазури пристальность напрасно
   Пораскинул к лежбищу полей.
   Клоп-солдатик с чёрным черепом на красном --
   И того замаял южный суховей.
  
   Выбродил в ущельях и грозил с весельем
   Сумрачным наитием конца.
   Впредь времён страницы верхогляд рассеял --
   Сам предположенье всех начал истца.
  
   Тот же проповедник смены настроенья
   И игры мгновений верховод,
   Книжник справедливой смерти и рожденья,
   Всех эпох наследник, лот причинных вод...
  
   У ручья сухого чтением увлёкся...--
   Разрезали разум ручейки,
   А у ног скрипучий старый мост улёгся
   Под из-за пределов взмах немой руки.
  
   Глыбами рассудка Я перекатилось,
   Как земные чувства погасил,--
   Водопад столетий в ивовую милость
   Заплела так флейта из незримых сил.
  
   Пусть пути иные в ум пространствовали,--
   Просто слушал ветер парусов:
   По волнам бредовых представлений звали,
   Но зевота неба не желала слов...
  
   Тропки обрывались, тихо дали плыли --
   Облака курчавились в закат.
   Ели под шатрами строгих сосен стыли.
   Выше над разломом глубина близка.
  
   На лету липучей неба нежной пряжи
   За гуртом холмов зажглись костры.
   Песни птичьих лестниц до корявых кряжей
   Снами рассыпались, по краям остры...
  
   Их уединений радость обратима
   В лотос ледников и корабли...
   Вздох родимой дали до луны от дыма
   Уносил смолистый запах конопли.
  
   Шут себе фатальный -- этот ветер южный
   Повернулся к прошлому спиной.
   Здесь теперь до светопреставленья кружит
   Птица под ушедшей полною луной.
   __________
                                           (2007)
  
  
   HIGH!(())
  
   1.
  
   Эпос ли времени, эпос ли мифа -- попытка --
   К дикой игре поколений разъятый объём
   Сохнет по древу пути золочёного свитка,
   Стонет по жизни: "Яви нам Себя -- мы умрём!"
  
   В завязь пространства, зачатого в сумрачном миге --
   В сдвиге гашиша -- пустая, как вечность, мечта --
   И ничего -- в зеркала и мосты этой книге --
   Бабочек бред... и змеится, сползая с листа...
  
   Я подсмотрел, так в полях просыпаются в Хаос,
   Греясь, цветы, и прозрачно росою звуча...
   Кистью холста -- пестротой лепестков -- чуть касаясь,
   Тень пролегла -- перехваченный локон луча...
  
   Крадучись лоном земли от наставшего лика,
   Через грядущий в ущерб отчуждённый Урал,
   За ночь -- в побег со слезой замутнённой Великой,--
   Неба рекой на пределе пути отыграл
  
   Мне ближних гор карнавал -- в бородище от Зевса...
   Сладостно сном заплутать в облаках с бодрых лет,
   Сном безмятежным вернуться к себе за завесой
   Сбора с душистой лужайки -- в запретный завет...
  
   Вот где мистический вкус!.. Вот в чём тонкость обрыва
   Века, молитвы... Творец перемен-передряг!
   Вот источается нить бытия терпеливо.
   В бездну блаженства из памяти вьётся овраг...
  
   К дерзости высокопарной пророчице-птице --
   Высидеть память, вспорхнуть ли, но мы не враги...
   От колеса многолетия с ломаной спицей --
   В заворожённых зрачках -- дождевые круги.
  
   Не возвратится в поток, кто вошёл, тот и вышел
   В край иллюзорной погони рассыпанных снов...
   Буря ночная промчится причинности выше,
   Мир жизнетворчества странно увидится вновь.
  
   Былью причин и эпох, отложившихся в камне
   Пылью дороги напевной при звёздах дневных
   В утренних инея кружевах, стало быть -- давним
   Жизнь удивит продолжением, длящимся в них.
  
   Разве надежды благое на раны мне миро
   Вдоволь прольётся от вязкой её полноты?..
   Трелью дрозда в меланхолии дерева Мира
   Рай возродится ль во цвете под гулы мотыг?
  
   С кротостью ангельской темечко жизни -- отмерить --
   Глупо проклюнул галчонок -- любовью всего...
   Разве же можно такому безумству поверить!
   Ну и не слушай меня с высока своего.
  
   Храма минует руины под шелестом клёна
   Чувство гробницы сквозное в разломе стены...
   Не изъяснить огоньки переправы вкраплённой
   Над заклинаемым севера духом ночным
  
   Яркой весной... Кто из тьмы, все как будто в начале
   Вместе со мной вторя бликам,-- расслушали плеск
   В пропасть разверстую неимоверной печали
   Колокола за окном -- вмиг расколотый блеск.
  
   Миром припомненным, времени не ощущавшим,
   Солнечным взором божественный счастья мотив
   Самодержавно зеркальною зиждился чашей --
   Пляшет, мне сердце осколком луча озарив.
  
   Коли вина наша -- чаша, что время итожит,--
   С ней возвращаю и в ней растворившийся взгляд,
   Формы тревожные -- зря -- и сознание тоже!..
   Всю невозможность Себя -- зря -- в подаренный ад.
  
   Облаком плача над миром лечу в молчаливом
   Часе холодной тоски перелёта за ночь.
   Смутные думы оставили счастья мотивом
   Сердце, пускай! Волен век отречения -- прочь...
  
   2.
  
   "В тихом кайфе, в мягком шелесте уснуть
   Душной зелени -- всё ласковей и гуще..."--
   Океан размыл и этот путь,
   Берегом тропу искать зовущий...
  
   В тот чертог дремучий -- нет-нет -- забредёт
   И иных годин доверчивый читатель,
   Корня пульс и шелест слов найдёт.
   Что была за книга -- передать ли?..
  
   Без поклона незнакомца добрый взгляд,
   Может, мной исполнит сновиденья чьи-то...
   Вот и всё, что стоил путь -- обряд.
   Свиток стёрт, почти на ощупь читан...
   __________
                                           (2007)
  
  
   ПАРАБОЛА(())
  
   Над озером в холмах иной мне длился
   Неписанных картин долинный вид --
   Дорожкой с речкой до ущелья -- бился
   Там водопад сквозь крыльев монолит.
  
   В терпимости к теченью и к паренью --
   Я тут учился у сплочённых скал.
   Так змейкой проползло стихотворенье --
   Уже привычных слов и не искал.
  
   Набегами долимый тех пейзажей,
   Взял этих гор я ледяной обет
   С тех пор, как образ мой сидит всё там же...--
   Простор высокий, распростёртый свет!
  
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
   На тучном пастбище в степи небес
   Тень путника врастает (подрисую)
   В курчаво-переливчатый мой лес --
   Сосна-ворожея там торжествует.
  
   Тот полубезнадёжно шепчет: "Глядь!
   Не может быть, ведь счастье слишком длинной
   Тропой меня любило догонять..."
   Под нависавшей лавой красной, стылой.
   __________
                                           (2002)
  
  
   ИМЯРЕК(())
  
   У облика облачного испроси
   Стезю ниоткуда сюда
   Прохожий поверхностный ветром сносим
   Отсюда всегда никуда
  
   Пузырчато выпукло перетекай
   Зеркальною судорогой
   Дождливой слезой хоть судьбу облекай
   Исток никакой не такой
  
   На рынок проворный привольной души
   Один переменчивый путь
   Восторженно немо себя затуши
   Сей свет позабыть не забудь
  
   На той стороне неотрывной волны
   Лодчонке в улыбчивость вник
   Под взгляды баюкающе влюблены
   Твой пристальный дерзко ночник
  
   На память вернулся космический смех
   Прорвав предтворенческий спазм
   Небесная в темени тьма не для всех
   Серебряных блёстков экстаз
  
   В бесстрастную старость рассохшийся дом
   Очнулся от путаниц сна
   Он в город пришелец подкидыш влеком
   Размыт и разъят на нет нас
  
   А мы возникающие голоса
   Пропали заслышав едва ль
   Без имени семени взрыв в небеса
   И дух подстрекает ботва
  
   Мыслепровожденья картины видны
   Они продолжения ждут
   По-между холмами в театре луны
   Духманной листвы образ трут
   __________
                                           (2002)
  
  
   СОН ДУХОВНОГО ДЕТСТВА(())
  
   Разбуди меня смерть или сам
   Из фойе театрального крика
   Улыбаясь моим небесам
   Я смогу погасить и забыть их
   Вне времён терпеливого лика
   Новых снов всеблагую обитель
  
   В мир из мира окном сон летит
   Столь нестройное к осени здание
   Словно книжный изъел лабиринт
   Выпал в дождь господин в домино
   Но утёк он рождённый нежданностью
   Сквозь сонливое скуки окно
  
   Путь безудержный ждёт кого нет
   Немы бездны эфира с волнением
   Мост качаясь вползает в рассвет
   По камням стрекотаньем каретным
   Блеск спокойствие невозвращение
   Под ухватистым нет меня ветром
  
   Неразрывны ночьдень до зажмура
   Кто же свечи затеплит мечтательны
   Чаровница ли ветрена дура
   Опустелому сердцу легко
   Боль доверится для созидания
   Жизни более чем глубоко
  
   В безымянной луне храм застыл
   Устремлён кровлей веток скользящих
   Безответны узоры светил
   Пали преображенья плоды
   Свыше листья несутся из чащи
   Колдованьем невнятной воды
  
   Страстных туч над руинами страха
   Небо вихрем сносимо то конница
   В пьяном хлебе из жертвенных злаков
   Перевёрнутый свет скорбный месяц
   Явлен яблоком скусанным в звоннице
   И клубящийся ладан пригрезился
  
   Лишь предчувствует шелест кустарника
   Океана приливы в распадах
   Ручейков что калиновы шарики
   Перекатывают к мёртвой мельнице
   Водопада смеркающих радуг
   Над змеёй инфернальной наперсницей
  
   Здесь потоки откос изотрут
   Там в уступ крест издревле врастает
   Посох дивьего звона здесь тут
   Монастырской дорогой кружён
   Лес воинственно с горки сбегает
   К белоозеру где чёрен чёлн
  
   У могил завязающий в камне
   Сокрушайся мой ангел сердечный
   Из глубинного дома страданий
   Вопль сверчка заглох в небе драконьем
   Преступи квиетизм бесконечный
   Из ненужного множества комнат
  
   Наблюдай череду изменений
   Известняк горделивый свой взгляд
   Где же эго орнамент мгновений
   Мастер долго потом потешался
   Далеко и давно смерть назад
   Кто за решкой мол солнца лишался
  
   Мысли сгинули здесь и сейчас
   Кто ж был странником в стае метафор
   Двух смятенных смородовых глаз
   Стал уютно усталости родиной
   Кислый дух дионисовых амфор
   Постигай же просторы их знойные
  
   Ты ль у берега на отголоске
   Смотришь за волнореза предел
   Топчешь тропку песчаной полоски
   Одиноко на города поприще
   Спичку факелом сжёг разглядел
   Тот где сон навсегда замок строящий
  
   Неприкаянным духом останься
   С точки зренья иконы снисходишь
   В перспективе искомой до танца
   Как припавшего на поплавке
   Непорочную звёздочку ловишь
   Просто празднуя жизнь налегке
  
   Утром кофе и трубка резная
   И у вод безмятежных цветы
   Кров осмыслен чуть бриз навевает
   Моря видимость над головой
   Вон зависшая чайка следит
   Нет тебя под над вялой волной
  
   Отчего безуханные розы
   Недокуренной дымки сладки
   Даже пыль то зеркал не тревожит
   Только запад оставлен Зухрой
   Мальчик слышит по крыше шаги
   Звездочёты пришли за судьбой
   __________
                                           (2000)
  
  
   КОНЕЦ ИГРЫ(())
  
   Медля проводим истомное лето
   Множества слов для него не нашлось
   В мёртвых кореньях ищи силуэты
   Ум оставляющих грёз
   Сердца играет полуночный бубен
   Детскую роль во врождённую ложь
   Гаснут костра маскарадные люди
   Кто ты куда-то ещё позовёшь
   Недозапомненной памяти сторож
   Светом разбудит весёлым зело
   Звоном воды ледяной время скоро
   Оборвалось
   __________
                                           (2001)
  
  
   ПЛАЧ  И У Д Ы(())
  
   с долгов на горбу шевелящихся денег
   надмевших поправь и восславь муравейник
   поправ домовьё яви-нави на сдачу
   обычный попутчик обученный плачу
  
   обут хромотой повытчиков многих
   с нечётной ноги догоняя безногих
   с цветочных часов паучков на отвесах
   ты в стыд разодет уже радужным лесом
  
   глядишь как тупик над рекой долгополой
   что гору мотает в чалму водой полой
   петляющих по ветру лиц с листобоя
   что лапки простёр к мироколице голой
  
   щепоть пустоты в троеперстьи хоть в горсти
   в бутоне снежинки поющие кости
   в когда-то летят облака как питают
   любовь к облакам что не тая летают
  
   подобьем улыбки на дёрновой крыше
   сгорает подсолнух в стеснении свыше
   своей красотой заявил новость дня
   таким я кажусь кто заметит меня
   __________
                                           (2003)
  
  
   _________________________________________________________
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) Л.Вериор "Другая"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"