Соколофф Александр Батькович: другие произведения.

Избранное, том первый

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Решил вот выложить ОДНИМ ФАЙЛОМ то, за что вроде как не стыдно перед потомками...



Вирус Петербурга

Этот Город способен на разное,
Всё таится в Его светлых сумерках:
От прекрасного до безобразного,
Гениальное, полубезумное...
Он затопит тебя мягким мОроком,
Затуманит Невой подсознание.
Отсыревшим не выстрелишь порохом
Петербургу салют на прощание.
Ты не сможешь проститься с Ним полностью,
Уложив чемодан свой внимательно,
Обнаружишь пропажу лишь полночью,
Часть себя потеряв окончательно
И поймёшь, что одной половиною
Ты прирос к Его сырости мангровой.
Словно старой бездомною псиною,
Зацепившей летящего ангела,
Он проникнет к тебе тихим вечером,
Мокрым носом уткнётся и ласково
Глянет в душу зрачком человеческим
И растает видением пасмурным...
И в положенный срок или ранее
Ностальгии появятся признаки,
Ты почувствуешь недомогание -
То проявятся вирусы-призраки.
Бесполезны здесь антибиотики,
Ведь от призраков нет излечения.
Просто Питер теперь стал наркотиком...
Петропавловский шприц - вот спасение!






Времена года

Февраль завьюживал, глумясь,
И над тобой и надо мной.
Нас жизнь схватила и, смеясь,
Связала вместе бечевой.

Которая теперь пора
Забыл за круговертью дней.
Ну, а зима... а что зима!
Она лишь часть любви твоей.

Метель закончила войну,
Зелёный победил покров.
Ну, а весна... мне жаль весну.
Она лишь часть твоих шагов.

Струится свет из серых глаз
И вновь теряю я покой.
А лето - как калиф на час.
Оно лишь часть тебя самой.

Нас рыжий лист венчает вновь,
Суля погоды поворот.
А осень не находит слов -
Она лишь часть твоих забот.

И наши дети как тростник
Растут, шумят, отняв покой.
А жизнь листает как дневник
Тебя со мной, тебя со мной...






In Vino Veritas! 

Промокла к вечеру душа, 
Подкрался холод незаметно. 
Костёр потухший вороша, 
Я рассыпаюсь покуплетно. 

Прошедших вёсен аромат, 
Пейзаж с бутылочной картинки 
Мне крымских бочек водопад 
Опять напомнит по старинке. 

Массандры "Херес", старый друг! 
Звучит салютом "Russian Open"... 
Печаль беру я на испуг, 
В бокале недруг мой потоплен. 

И память-парус по волнам, 
По дивным средневолжским плёсам 
Спешит к гранитным берегам,  
Где сфинксы задают вопросы. 

Ответы в пламени свечи 
Сгорят, как старые бумаги... 
Так пой же, Муза, не молчи! 
Хлебни-ка браги для отваги!

Ведь сколько глобус не крути, 
Дуэт с душой не будет вечным. 
Пока - нам с нею по пути. 
In Vino Veritas! 
Конечно!






Русская Primavera

Комариная ночь украла сон, покой и последний воздух, 
Ветер спьяну уснул устало, потеряв в переулке посох. 
Кислород переделан в выдох, израсходован весь навылет...
Жить осталось как старой рыбе, но ухи из меня не выйдет! 

Жаль, колодца на всех не хватит, организм переводит воду.
Только ручка цветёт лопаты, не возделывать клумбу чтобы, 
Не сажать огурцы в сметане (как удобно - салат на грядке!)...
Настоялась любовь в стакане, выпей, женщина, это - сладко! 

В одиночку постель - могила, задыхаться, так вместе, либе...
Обниму тебя шестикрыло и замучаю как на дыбе. 
Камасвечера испарилась, Камусночи буди, подруга! 
Окажи, дорогая, милость, рассупонь жеребцу подпругу. 

Стану нежным, как слон в саванне, брось пасьянсы, ведь карта бита...
Мы займёмся с тобой в нирване профилактикой простатита. 
Я сегодня как Игорь Кио, чудеса против всех болезней... 
Понимаешь, аморе мио, как полезно на дачу ездить? 

Что нам делать в замшелой Гагре, белой ночью нас Бог пометил... 
И любовь посильней виагры, от любви так прекрасны дети!
В белых пачках сады застыли и во сне о пуантах грезят...
Не пойму, это месяц или солнце кошкой в окошко лезет.

Мы дуэтом встречаем утро, всё живьём, никакой фанеры... 
К чёрту Индию с Камасутрой! 
Это - русская Primavera!   







Романс о пасьянсе

Твоих пасьянсов игривый почерк 
И пассы туфелек под столом, 
Ресницы медленно ставят прочерк 
На всём грядущем и на былом. 

Белёсой ночью в твоей колоде 
Не спят ни дамы, ни короли, 
Сейчас интимное время года 
На всех зелёных столах Земли.  

На строчку больше, на строчку меньше, 
Забыл я почерк, но ты пиши...
И ты заводишь меня как гейша, 
Нащупав ключик на дне души.

Хоть ты порою небезотказна, 
Но видно вирус зудит в крови. 
О, как же всё-таки  ты заразна, 
Вакцины нет от твоей любви. 

И афро(Диззи Гиллеспи) раки 
Сегодня крупные, 5 рублей! 
На эрогенных полях атаку 
Ведут эскадры твоих теней.

Расплавлен воск и подсвечник тает, 
Металл сдаётся и гаснет свет. 
И по вопросу слезой стекает 
Твой влажный сумеречный ответ. 

Прикосновенья тончайшим слоем 
Плетут изнанку твоих побед 
И я окопы сдаю без боя...
Ты победила и спору нет. 

 





Ва-Банк! 

"Капитан Плахин" - ледокол, который каждую весну проходит по всей Неве, 

вскрывая ледяной панцирь по фарватеру.

Кострами, ветрами историй 
Подтоплен серый лёд Невы 
И ледокол как крематорий 
Дымит по краешку канвы, 
Пришитой криво, не по росту 
На организм больной зимы. 
И "Плахин" по весенним ГОСТам 
Кроит по взятому взаймы 
Убогому речному насту, 
Сбивая со старухи спесь... 
Ведь кариес не лечат пастой 
И хирургия правит здесь. 
Трещат резцы и коренные 
И огранённые клыки 
И в страхе вьюги-постовые 
Бегут, уставу вопреки, 
На полюс в стылые казармы. 
Окончен долгий снежный бал 
И март ведёт дивчину гарну 
К нам на зелёный карнавал.
За ней учётчик новых почек 
Считает каждый клейкий лист. 
А снегосахарозаводчик 
Рыдает в голос как артист 
Из старой скверной оперетты.
Нева кипит, как южный Ганг...
Рассыпав птичьи кастаньеты, 
Весна с небес летит.
Ва-Банк! 







ВЕРА, Цинга и НАДЕЖДА

Весна и кровоточат дёсны, опять нехватка витаминов, 
С весной мы вечно не соосны. Цинга подкладывает мину 
Под каждый зуб, под каждый волос, пугает пешкою ферзя...
Скрежещет мой осипший голос, по языку слюной скользя, 
Творя из "Отче наш" молитву, так непохожую на всё, 
Что слышал Он из уст охрипших и каркаю как вороньё... 
Патлатый Бог с третейским носом хоть и осудит, но простит. 
Я подкачу к нему с вопросом про подзабытый плебисцит. 
И выбирая (в скобках) ВЕРУ, НАДЕЖДУ на ЛЮБОВЬ сменяв, 
На сдачу получу химеру, ведь у Творца весёлый нрав. 
В делах того, кто правит миром не всё известно наперёд, 
Слеза из глаза командира затопит, если потечёт... 
Ты тихо спросишь, Он ответит, побьёт шестёркою туза... 
И ты поверишь, не заметив, что улыбаются глаза... 
На незастеленном кингсайзе с красоткой заведёшь роман, 
Пыхтишь как Акка Кнебекайзе... 
Потом поймёшь: ЛЮБОВЬ - обман...
Однажды ты откроешь вежды, увидишь зайчик на стене 
И к замусоленной НАДЕЖДЕ душа твоя взлетит. 
В окне мелькнёт корабликом крылатым и подвезёт попутно вновь 
В Эдем за облако из ваты с НАДЕЖДОЙ - ВЕРУ и ЛЮБОВЬ...








Вспоминая "I love you"...

Интересно, а сколько реальных признаний в любви было потёрто в страхе 

перед вирусом I love you?

Я пометил тебя как "Прочтённое" 
В Outlook'е* души переменчивой, 
Но в реестре моём неучтённое 
Бьётся сердце. Ты чувствуешь, женщина?
Я добавлю одно прерывание 
В обработку задачи процессору 
И в награду мне иль в наказание, 
Но "Касперский"** накроет агрессора. 
I love you, этот вирус неискренний 
Отомрёт, но появятся новые. 
Разошлют их по миру по быстрому, 
Как всегда, Outlook'и почтовые. 
Microsoft  не учёл всё заранее, 
"Про любовь" не читают программеры.
Билли Гейтс*** не ходил на свидания, 
Как мильоны доверчивых ламеров****. 
И хоть точно считает статистика, 
Но душа до конца не изучена...
Помещается истины мистика 
Меж "Прочтённым" и снова полученным...







   *    *    *
Как с падшей женщины вуаль 
Зима спадала с улиц сонных,
Сосулек выцветшая сталь 
Чертила воздух заоконный. 
Одноколёсною арбой 
Луна по тучке проползала, 
Физиономией рябой 
Задев за зеркало канала,
Делившего весны сукно 
На ноту "После" и на "До"...

Бескровным лезвием текло 
По грязным льдинам послесловье, 
Давно не мытое стекло 
Не наполняло ночь любовью. 
Не хватит рей и фонарей 
Чтоб вздёрнуть все слова и мысли, 
На них осколками теней 
Часы замёрзшие повисли. 
Пора бы, авгиев кумир, 
Почистить неумытый мир.

Но неба звёздный потолок 
Был создан явно не напрасно 
Из светлых нот и горьких строк... 
Он был поистине прекрасным! 
А кроме звёзд лишь сын и дочь, 
Да Ты одна на всей планете 
Дыханьем согревали ночь, 
Вам снились сны о тёплом лете... 
Да Муза, милая подружка 
Взбивала для меня подушку... 







Крещенский Лэнд-Лиз

Застыло зимнее светило 
Вдали от летнего квартала.
Узорной плетью ворожило, 
Морозом по лицу хлестало
Фонтанку в ледяной обложке, 
Фигуры Клодта с Летним Садом...
Лишь ветер заметает крошки, 
Весь Невский получив в награду. 
Недели две нам кости мыло 
И вот в Крещенье - зазвучало! 
Купель хрустальную открыло 
И в Иордан звезда упала! 
А ночью, будто в наказанье, -
Луна подвешена к карнизу 
И кажется что мирозданье 
Отдали звёздам по Лэнд-Лизу...







Миллионы Амуров

По осколкам вчерашних коллизий
Понапрасну ржавеющих буден
Мы шагаем в составе дивизий
Сквозь бетона защитного студень.
Покрывает он души людские,
Не пробить из осадных мортир.
Не всегда же мы были такие
В блиндажах из отдельных квартир...
После пары забытых иллюзий,
Оглушает реклама регалий...
Под огнём полудённых орудий
Мы мечтаем о пляжах Анталий.
Полифоника новых игрушек
Заглушает завет старых песен,
Наши чувства становятся суше,
А, засохнув, любовь не воскреснет...
Нам вернуться бы к лукам и стрелам,
Что амурами были забыты,
Искрошить весь бетон до предела,
Сделать сердце большим и открытым.
И растает пора недоверья
И не станет унылых и хмурых.

Открывайте-ка души и двери!
К вам летят - миллионы амуров!







Миражи февраля

Расскажи мне, февраль, о прекрасной далёкой поре, 
Подскажи что запомнить, а что навсегда позабыть. 
Чья-то смерть спит у Бога, как пуля, в пустой кобуре, 
Но под сердцем вмещается только желание жить.

Расскажи мне о марте, что зреет в солёных снегах... 
Обещает весна наступить, но не раньше среды. 
Там, на кровле ночует забытый антеннами страх, 
Тает вечность, вбирая привычки и свойства воды. 

И с карниза по капле срывается время в грааль, 
Превращая паденье обычной воды в миражи. 
К миражам прилагается старый бродяга февраль. 
Я поверю в бессмертье, ты только мне всё расскажи.









яМАЙский гРОМ

Такое дело...
Ни дать, ни взять, 
Застряла в мае моя строка. 
А предстоит ещё метить гать 
И жить надеждами, а пока 
Утюг прогладит запальный шнур, 
Подарит вспышку любви трамблёр 
И с интервалом на перекур 
Озвучит тризну весны тапёр. 
Взлетит в четверг, обогнав диез, 
Забыв синкопы, страстной сезон. 
Чем дальше вылез, тем больше влез...
Забей в погон, начиная гон! 
Обрывки снов посреди зари 
Зальёт последний ямайский ром 
И словно в детстве, по счёту "три" 
Качнётся лето под первый гром...








Четыре дюжины

Четыре дюжины - не срок, 
Остыл закат, дымит восток...

Раскалена у лампы нить, 
Иглой вольфрамовой рассвет 
К дневному пробует пришить 
Из шёлка чёрного сонет. 

Мир пресен как омлет с утра, 
Добавить пряностей пора...

Каррамба, Лира! Дайте Соль! 
Плесните парочку октав! 
На западающий бемоль 
Накиньте мой упрямый нрав! 

И внутривенно горький стих 
Волью я в грешников святых... 

Шалаш из мыслей и тревог, 
Как храм, я строил целый год 
На перекрёстке двух дорог, 
Но крест упёрся в небосвод. 

Я камни складывал в тюки 
Вязанками по две строки... 

Прекрасная болезнь  - склероз! 
Затылком чувствуя ответ, 
Ты забываешь в чём вопрос, 
Ведь правды в том ответе нет. 

За Библией горит Коран 
И не сорвать уже стоп-кран... 

А может, откупорить штоф, 
Взболтать что теплится на дне! 
В нём настоялась пара строф 
И веришь - истина в вине...

Затянет спирт как анаша
И на фундамент шалаша 

Воткнёшь ты храм любви, молясь 
На столб измученной свечи. 
Оплавленная светом пясть 
Луны двуперстна у ночи...

Бросает якорь в лунный свет, 
Причалив к храму, мой корвет. 

 





Чуть-чуть...

Поле морозных строчек 
Кроет звенящей буквой.
Паузы многоточий 
Клювом в окно мне стукнут.

Прочные мрака звенья 
Скованы звёздным током,
Но говорят поленья,
Темень прогнав до срока.

Зябко коснётся слуха 
Шорох Зимы под небом, 
Крошит батон старуха, 
Кормит вчерашним хлебом.

Ляжет осадок зимний 
Сказок волшебным слоем. 
Ночь, подбивая клинья, 
Струны мои настроит.

Ноты февральской стужи 
Сердце согреют песней. 
Холод жары не хуже, 
Даже чуть-чуть чудесней...







Электричковая жизнь

Приглушен звук моторным гулом, 
Мелькают за окном берёзы.
Прогноза отменив посулы,
Сочатся ангельские слёзы
По стёклам старого вагона,
Стекают, в струйки превращаясь,
И навевают сны перроны
И мокнут, в прошлом оставаясь.
Болтают те, кому не спится...
Кто вдаль глядит, а кто читает,
А кто сидит, как говорится,
И время пивом заливает.
Опять ТУДА, потом ОБРАТНО...
Здесь всё привычно и впервые.
Вот слева кладбище... Занятно -
Ведь все же были молодые...
Обрывки фраз торопят шпалы,
Укрыта облаками синь,
А ЛЕТО близится к ВОКЗАЛУ...
Ах, электричковая жизнь!








Эпоха доверчивых лун

Нас зачали в эпоху доверчивых лун. 
Это время - попытка уйти от оков.
Мы взрослели под песни натянутых струн, 
Наша юность пропитана дымом костров.

И летела над душами, зрея, ВЕСНА 
И вплетала нам в волосы тёплые дни...
Нам казалось, что вечно продлится она, 
Но ЗИМА помешала тепло сохранить.

Ведь на белом - заметнее первая кровь, 
Мы друзей не хотели навечно терять. 
Их весна - никогда не оглянется вновь, 
Вербовала к себе их небесная рать.

Мы мечтали до века другого дожить 
И ловить ЖУРАВЛЕЙ сетью сотен зарниц, 
Но судьбы разорвалась суровая НИТЬ, 
Нам подсунув лишь кости от мёртвых СИНИЦ.

Влёт ударила в поддых внезапно ЛЮБОВЬ,
Перекрыв мне на вдохе живительный газ, 
Но стреле острой в сердце ты не прекословь, - 
Я вдохнул вместе с болью и этот наказ.

Наш удел, он ведь в общем не так уж и плох, 
Не забыть только раннюю смерть матерей... 
Мы смеёмся насколько позволит нам БОГ 
И, пришпорив, хватаем за холки коней.

Разбросали мы камни - пора собирать, 
Я седею, а мир словно девушка юн.
Потому видно тянет опять и опять 
Возвратиться в эпоху доверчивых лун... 







Мужской  ТОСТ

Как жизнь бежит!
В летящей круговерти,
Мелькающей как юбка маркитантки,
Нам некогда задуматься о смерти,
Что как всегда приходит самозванкой. 
Подкашивает, не спросив, на взлёте,
За 40 у мужчин "сердечный" возраст...
Но не хочу я ждать когда взорвётся 
Весь мир в мозгу и вспыхнет словно хворост
Отчаянье несбывшихся желаний...
Под звонкий перекрёсток хрусталя
Заветное я выскажу признанье,
Что жив ещё лишь ЕЙ благодаря.
ОНА подбрасывает нас до поднебесья,
Спасает из немыслимой пучины,
Смиряет нрав пропащего повесы
И делает из мальчика мужчину. 
Наполните же рюмки и стаканы,
Отвечу на последний я вопрос.
Пока мы от вина не слишком пьяны,
Друзья мои, хочу сказать я ТОСТ:

Пока нам светит солнце Кампанеллы,
Пока нас не упрятали в психушку,
Пока в глаза мы жизни смотрим смело, 
Пока нас любят жёны и подружки
Хотя бы НОЧЬ у смерти мы отнимем,
Пока нас не склевало вороньё...
Давайте за ЛЮБОВЬ бокал поднимем!
Давайте выпьем стоя.
За НЕЁ!







Старый актёр

Служа в театре 40 с гаком, 
Он выходил лишь в эпизодах 
И "Кушать подано!" со смаком 
Произносил, застряв у входа...
И так тянулось бесконечно, 
Привычно, до конца знакомо 
И гения удел увечный 
Был постоянен, словно кома.
И он готов был всё закончить, 
Не победить уже усталость...
А жизнь летела сворой гончих 
И вот уже осталась малость...
Но вдруг, нежданным реверансом 
В карьере старого актёра 
Судьба поправила балансы 
Случайным жестом режиссёра.
Он получил ту РОЛЬ, в которой 
Мечтал раскрыться до конца 
И он молился в гримуборной
На потемневший лик творца. 
На репетициях сжигая 
Последние остатки веры, 
Он подгонял мгновений стаю 
И вот настал момент ПРЕМЬЕРЫ...
Как он СЫГРАЛ! 
Легко, певУче...
Он вдохновенен был как Бог! 
Никто не смог сыграть бы лучше, 
Ведь он - АРТИСТ, не скоморох.
Словами прошибая стены, 
Он затопил слезами ЗАЛ. 
Талант, достойный Мельпомены, 
На сцене ЖИЛ, а не играл. 
Но волшебство неуловимо 
Под самый занавес прервалось.
Изношенное сердце мима 
Остановилось. 
Время сжалось...
Упав на пыльные подмостки, 
Он продолжал играть ФИНАЛ. 
Никто в случайном отголоске 
Так никогда и не узнал, 
Что занавес скрывал, шурша, 
Его последние МОМЕНТЫ... 
В последний раз его душа 
Цеплялась за...................
........................................
А П Л О Д И С М Е Н Т Ы ! ! !





  

Я З Ы К Л Ю Ч

Нам не найти ключа от дверцы,
Мы обыскали наши души
И мы друг другу - иноверцы
И сказку ты мою не слушай.

Как иероглифы в тетради,
Рисуем нервными руками
Тот день, что пролетел, не глядя,
Отмерив истину шагами.

Секрет замка не так уж прочен
И подобрала ты отмычку.
Был выстрел ангела неточен,
Стрелял не целясь, по привычке.

Билет не может быть бессрочным,
Скосило наши травы лето...
Горит соломой междустрочье 
И в Лету падает кометой.

Строфы сочится многоточье,
Потерян ключ от тайной дверцы
И не увидеть между строчек
Язык, что знает только сердце.








   Отцу матери

...вЕтрено...
   теснИтся - тЕплится,
   сОлоно...
   горчит - не пЕрчится...
   нЕт Тебя,
   а всё не вЕрится,
   пОлвойны,
   а не измЕрится.
   пАмятью,
   засохшим лАданом,
   Бельгия...
   иль где-то рЯдом же,
   в лАгере...
   своИм растрАчено,
   сОвестью
   законопАчено.
   Англия!
   быстрЕй, соЮзники!
   трИ бы днЯ!
   свободны б Узники...
   пОздно всё,
   страдАнья прОседью...
   не найти
   следОв у Остенде... 






91

91 - роковое число,
Добежала слеза до весенней черты... 
Дуновеньем апреля тебя унесло, 
В 91 поджигают мосты. 
Через Лету паромщик бесплатно свезёт, 
Не уронит на берег седую капель. 
Только точкой прощальной мигнёт небосвод, 
Осветив на мгновенье простую постель. 
А в сосновой ладье незавидный уют 
И цветы с этих пор делит литера "2". 
Здесь, на острове мёртвых лежат, не встают, 
Стынут в воздухе запах земли и слова... 
Запинаясь о жизненный круг, карусель 
Докрутила последний немеющий вздох 
И не видно пути, всё заносит метель...
Там, за снегом, встречает стареющий Бог 
И скучает погибший в том страшном году, 
60 с лишним лет ожидая тебя 
Под нетленным стволом в заповедном саду. 
Слышишь? 
Сердце стучит, на секунды дробя 
Те года, что остались живущим сейчас. 
Догорев, миллиарды прошедших секунд 
Повторятся в потомках оттенками глаз. 
Цвет небесной воды унаследовал внук, 
Что изрядно скопил седины на висках... 
И твои трое правнуков тоже в тебя, 
Смотрят в мир цветом неба в прозрачных очах... 
91. 
Небо плачет, скорбя... 
 

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) К.Той "Встретимся после войны: Как я долго искал тебя, Аня"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"