Соколов Д.В.: другие произведения.

Воля Камня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фанфик по Средиземью Толкина. Куноичи из Ивагакуре но Сато перемещается в мир под названием Арда. Можно прожить тихую, долгую жизнь без всяких проблем, а можно не тихую. Ведь когда пообщаешся с местными долгожителями, то отпущенные тебе 80-90 лет уже не кажутся такими длинными. Да и кому не хочется долгой жизни.

  Фанфик-кроссовер Наруто/Хоббит.
  Действие, как вы поняли из аннотации, происходит в Средиземье, за год до событий Хоббита, а так же во время них.
  Приятного чтения, буду рад вашим комментариям и конструктивной критике.
  
  
  Пролог
  
  Страна Водоворота.
  Вторая Мировая Война Шиноби.
  
  
  
  Концентрация. Вдох - выдох.
  
  - Приготовиться к совместной технике! Формация номер 17!
  
  Моя воля тверда. Вдох - выдох.
  
  - Фуин отряд, начинайте.
  
  - ХАЙ! - мой голос теряется на фоне двенадцати шиноби.
  
  Воля камня тверда! Разворачиваю на земле свиток с меня ростом и становлюсь на концентрический круг. Тем временем со всех сторон послышались названия техник.
  
  - Искусство печатей. Малое перенаправление чакры!
  
  - Искусство печатей. Концентрация чакры!
  
  - Искусство печатей. Малый замыкающий круг!
  
  - Искусство печатей. Перенаправление чакры!
  
  - Искусство печатей...
  
  Вдох - выдох. Мы победим!
  
  Наконец отзвучали последние приготовления. Очередь команды номер два. Моей команды.
  
  - Искусство печатей. Великий замыкающий круг! - Я сложила печать концентрации и приготовилась взять управление над своим участком техники.
  
  Бесконечную секунду тишины перебивает голос пятидесяти шиноби Ивы.
  
  - Стихия Земли. Метеорит!!!
  
  Вокруг буквально вскипела чакра и направилась по намеченному фуин техникой пути. На плечи навалилась тяжесть, будто огромный валун. Лоб и спина мгновенно вспотели, но пока все проходит штатно. Нужно лишь полчаса.
  
  - Отмена техники. - спустя некоторое время раздается безэмоциональный голос командира и я открываю глаза. Наконец то.
  
  Сзади подошел Гендо и ободряюще положил руку мне на плечо. Черноволосый молодой мужчина с аккуратно подстриженной бородкой и хитрыми глазами. Последний из моих друзей детства, что выжил на этой проклятой войне. Ками сама, пусть она наконец закончится.
  
  - Никогда не видел облака с этой стороны. - с неизменной улыбкой произносит сокамандник.
  
  - Я тоже. Красиво... - поднимаю голову вверх и вижу облака, в свете заходящего солнца окрашенные в розовый цвет.
  
  Там далеко наверху за ними стоит Узушиогакуре, и, возможно, наша смерть. Хотя правильней было бы сказать внизу.
  
  Десант этого колоссального каменного шара, падающего на осажденный город составляли не только шиноби Ивы. Облачники тоже решили повоевать, и сейчас, задрав головы, с нетерпением бойцовых собак ждали момента, когда облака разойдутся и мы увидим Узушио.
  
  Наконец, нашим взорам открывается скрытая деревня и кипящая на земле и на море жестокая схватка. Даже отсюда видно впечатляющие техники S-ранговых шиноби. Впрочем, не время любоваться, необходимо соблюдать график.
  
  Короткий взгляд на маленький хронометр из Страны Железа, и сотня ниндзя в едином порыве разбежались в стороны, скрывшись на темной стороне рукотворного метиорита. Управление падением теперь не нужно, так что необходимо подготовиться.
  
  Когда уже прозвучало несколько неуверенных шуток, раздался спокойный голос командира:
  
  - Время.
  
  Резко отталкиваюсь от камня, и, ловко извернувшись в воздухе, отправляюсь вслед за нашим небольшим подарком. Надеюсь наши тактики - стратеги не перехитрили сами себя, и мы все выживем. Не хотелось бы так глупо умереть от своей же техники.
  
  Десять секунд...
  
  Пять...
  
  Ну же!
  
  И вот, когда осталось лишь несколько мгновений, огромный камень исчез в вспышке желтого света, а барьер, укрывающий город, погас.
  
  Биджу вас забери! Ненавижу, когда все случается в последний момент. Краем глаза замечаю наш подарочек, падающий в океан. Не больно далеко они его отправили, впрочем, на то и расчёт.
  
  В эту же секунду вновь активируется барьерное дзюцу.
  
  Но уже поздно. Мы внутри. Вот чтобы не было таких неожиданностей, шиноби и хранят свои техники в тайне до последнего момента.
  
  Сотня элитных джонинов, в том числе пять Эсок, против истощенных затратной техникой врагов. Сюрприз!
  
  Чувствую легкую тошноту от техники левитации, активированной напарником, но это даже хорошо. Скорее я бы испугалась, если бы не почувствовала.
  
  Быстро распечатываю несколько тонн колотого камня и поочередно складываю печати "камнепада" и "каменных пуль". Активирую барьер, потому что в ответ прилетает "водяная плеть". Фух, выдержал. Отбиваю несколько сюрикенов своим танто и наконец приземляюсь на стену девятиэтажки, оставив небольшую вмятину. Вот теперь я чувствую себя увереннее!
  
  Топнув ногой, обрушиваю вниз целый участок стены, и, сложив печать концентрации, превращаю ее в смертельную шрапнель. Конечно, так техника получилась слабее, но генинам внизу хватит.
  
  Впрочем, хватит отвлекаться на мелочь. По стене в мою сторону бежала красноволосая куноичи с перекошенным в гневе лицом. И довольно шустро бежала.
  
  Завожу руку за спину и носком сапога, с выбросом чакры, отправляю каменное крошево в сторону противника, одновременно кидая пять сюрикенов по разным траекториям. Уворачиваюсь от куная, заряженного стихией молнии, и ныряю сквозь стену внутрь здания.
  
  Сразу прыгаю через девять этажей в подвал, а уже оттуда просачиваюсь прямиком на улицу, и первым делом отрубаю ноги красноволосому чунину, стоящему у меня над головой.
  
  Джонин Узумаки подоспела только когда я уже добивала последнего противника на улице. И сразу молча отправила в меня водяную колонну, усиленную стихией молнии. Техника вспорола мостовую и врезалась в каменную стену, возникшую передо мной.
  
  Не обращая внимание на вставшие дыбом волосы, пробиваю потрескавшуюся стену ударом колена и складываю печати "каменных пуль". Используя остатки прошлой техники, удается сэкономить чакру. Мериться у кого резерв больше с Узумаки - гиблое дело, поэтому приходится использовать любые уловки.
  
  Но тут пришлось резко разрывать дистанцию, так как красноволосая стерва едва не поставила на меня какую-то фуин - гадость, если судить по светящимся кандзи на кончиках пальцев.
  
  Завожу руку за спину, как при метании сюрикенов или сенбонов, но вместо этого складываю печать концентрации и бросаю дзюцу "вспышки" с лезвия своего танто. Джонин поняла подвох, но, отскочив, заняла неправильную позицию, за что и поплатилась половиной черепа, поймав "каменную пулю".
  
  Развеев каменного клона, загодя оставленного внутри многоэтажки, в три прыжка запрыгнула на крышу. И сразу приходится уворачиваться от титанической водяной плети, проломившей крышу в том месте, где я стояла.
  
  На востоке, близ барьерной башни, вовсю кипел бой. Большая часть десанта уже добралась до цели и всеми силами пыталась разомкнуть круг фуиндзюцу вокруг города.
  
  Чтобы удар Объединенной Дивизии нанес максимальный ущерб, требовалось уничтожить башню в ближайшее время. Перевожу взгляд туда, где должен был упасть метеорит, и у меня расширяются глаза.
  
  Нет, в том, что на город теперь идет Цунами, ничего удивительного нет. Удивительно то, как быстро туманники сориентировались и оседлали гигантскую волну, дополнительно усилив ее совместной техникой.
  
  На моих глазах верх волны забурлил и обрел очертания огромных лошадей с гривами из морской пены. Я смотрю, туманники решили выпендриться, но нас им не перещеголять.
  
  Что же, пора и мне вытаскивать козырную карту.
  
  - Фуин. Кай! - произношу я, освободив запечатанную часть кейракукей.
  
  По каналам тут же хлынула сенчакра. Опустившиеся было волосы вновь встали дыбом, а кожа под маской тэнгу потемнела. Чувство чакры обострилось до невозможного уровня, позволяя видеть мир более полно и подробно.
  
  Жаль конечно, что войти в Сенмод я могу только с помощью Кротов и воды из Самоцветного Озера, но это пока. Для моих двадцати четырех такой прогресс в нинпо весьма неплох.
  
  Шуншин! Преодолев в вихре коричневой пыли сотню метров, я сходу атаковала двухметрового бородатого шиноби. Кстати, очень удобно, когда все твои противники красноволосые. Джонин попытался принять удар моего танто на жесткий блок и закономерно пробил своей тушей стену дома, стоящего поблизости. Увы, сейчас я сильнее!
  
  Расчистив пространство десятком удивительно сильных техник, применяю сильнейшее из известных дзюцу, пока не закончилась сенчакра.
  
  - Искусство Отшельника. Огромный земляной дракон!
  
  Из-под ног вырвалось гигантское, покрытое каменными шипами и осыпающееся кусками земли чудовище. Повело огромной, безглазой башкой из стороны в строну и неожиданно резво понеслось на барьерную башню, раскидывая нескольких нерасторопных шиноби в стороны.
  
  На пределе скорости забегаю ему на голову и обеими руками хватаюсь за каменный клюв дракона.
  
  - Искусство Отшельника. Каменное сверло! - Вливаю в него остатки природной чакры и отпрыгиваю спиной вперед. Я хочу это видеть.
  
  Потеряв очертания из-за немыслимого вращения, пятидесятиметровое сверло врезалось в башню, не обратив внимания на несколько каменных стен, появившихся перед ней.
  
  И разбилось о барьер из свитка, брошенного беловолосым стариком в серых доспехах. Узукаге!
  
  Могущественный шиноби, сражаясь одновременно с пятью Эсками нашел время для лишней техники. И оказался пронзен насквозь каменным колом. Даже сильнейшие не застрахованы от ошибок.
  
  Казалось, бой вокруг замер. Шиноби Водоворота неверяще смотрели на смертельно раненного Каге. Тот, несмотря на окровавленный кол, вусунувшийся изо рта, пытался сложить печать непослушными дрожащими пальцами. Не успел. Из-под земли плавно всплыла массивная фигура Ямамото - самы и ударом ребра ладони отрубила ему голову.
  
  - Неет! Узукаге!
  
  - Отомстим! Смерть им! - Взревели шиноби Узушио.
  
  - Батальон Бакуда! Ямамото! - Вторили им наши.
  
  - Кумо! Ива!
  
  - Бакуда! Банзай! - Присоединилась я, ворвавшись в общую свалку.
  
  Я успела прирезать только пару Узумаки, как пришла ментальная команда:
  
  "Шиноби Ивы, вверх!"
  
  - Стихия земли. Каменный столп! - Взмываю высоко над городом и вижу, как внизу проносится табун водяных лошадей, ломающих все и вся на своем пути, в том числе и мою колонну.
  Я даже и не заметила, как под шумок доломали башню. Впрочем неважно.
  
  Приземляюсь на спружинившую под моими ногами воду и догоняю наступающих шиноби Кири.
  
  
  Не могу сказать, сколько еще длился штурм. В одном из столкновений кто-то сломал мне часы. Но уже можно было бы увидеть звезды, если бы их не заволокло дымом от пожарищ.
  
  Узушио горел. Несмотря на дождь от множества водяных дзюцу, пожар не утихал. Капли барабанили по маске и стекали на мостовую смешиваясь, с кровью на камнях.
  
  - А ведь сакура зацветёт через месяц, - Задумчиво пробормотала я.
  
  - К чему ты это? - Устало спросил командир, усевшись на бордюр.
  
  С моим отрядом удалось воссоединиться только на третьей условной точке, спустя примерно час боя. Что на самом деле очень много. По хорошему, это следовало сделать сразу после падения барьера, но в той неразберихе это было невозможно.
  
  - Просто цвет похож, - сказала я, смотря на розовый ручеёк, бегущий у моих ног.
  
  - Тебе стоит отдохнуть, - Тихо произнёс Нацумэ-тайчо, тревожно переглянувшись с Гендо.
  
  - Не обращайте внимание, просто всякая ерунда в голову лезет. После всего... этого.
  
  Командир хотел еще что-то сказать, но тут появился разведчик.
  
  - Тайчо, мы обнаружили объект, но требуется взлом, - Глухо проговорил джонин в маске каппы.
  
  - Нацуме, пока есть время, отряду следует оказать мед-помощь, - Тихо сказал Гендо, посмотрев на Северо-Запад города, где все ещё шли бои.
  
  - Только быстро.
  
  Когда очередь дошла до меня, я только устало покачала головой.
  
  - Не нужно, я в норме, - Друг только скептически посмотрел на меня. - Серьезно! Даже царапин нет, сама удивляюсь.
  
  Замаскированная лаборатория обнаружилась в соседнем доме в двадцати метрах под землей. Обнаружить ее удалось только по косвенным признакам и точно зная, что она есть. Потому как добраться до неё можно лишь владея дзюцу "подземного плавания".
  
  Взлом занял только полчаса, что на самом деле отличный результат. Но если бы требовалось сделать все по-тихому, то времени заняло бы больше.
  
  Внутри обнаружился настоящий клад. Конечно, если бы там было хранилище техник с подробным описанием тренировок по освоению, то наши мастера фуин бегали б по потолку от радости, но и из лабораторных журналов можно извлечь много полезного.
  
  А здесь была именно лаборатория. Сложная аппаратура на нескольких столах, пять фуин кругов, качественное освещение и колба из бронестекла, стоящая в центре зала, в которой горела искра белоснежной энергии. Без понятия что это, но выглядит подозрительно.
  
  И опасно.
  
  - Запечатать все важное и валим, - Устало произнес Нацуме, облокотившись на стену.
  
  Мы успели запечатать все записи и сфотографировать все интересные печати на громоздкий фотоаппарат из Аме, как за спиной кто то закашлялся. Очень нехорошо закашлялся.
  
  Позади стоял Нацуме. Его лицо было в мелких бисеринках пота, из носа и рта шла кровь. Командир расширенными глазами посмотрел сквозь меня и безвучно сказал одними губами:
  
  - Гендо...
  
  Из короткого ступора меня выводит кусоригама нашего ирьенина, едва не вспоровшая мне горло. Резко разрываю дистанцию и сразу приходится уклоняться от тяжелого грузика на цепи. Отбиваю в сторону цепь и атакую метательным железом. Да какого биджу здесь происходит?!!
  
  Весь отряд лежал на полу, лишь изредка кто то шевелился. "Отравили" - бьется в голове единственная мысль.
  
  Краем глаза увидела, как Харука пыталась вытащить пару сенбонов из горла, и Кеничи, пришпиленного кунаем к стене. Они не успели уйти от внезапного удара, да и я чудом увернулась. Но Гендо ведь никогда не был силён в Тай.
  
  Гендо бил молча. Переходил из стойки в стойку, размеренно дышал и за все время не двинул ни одной мышцей на лице. Только продолжал улыбаться.
  
  Сейчас эта примороженная к лицу улыбка смотрелась вдвойне жутко, в сочетании с безразличными рыбьими глазами. Глазами, которых я никогда не видела на лице друга.
  
  Как и я, противнивник остерегался использовать дзюцу. Даже чакру в оружие старался пускать как можно меньше. Только для облегчения управления кусоригамой. Никому из нас не хотелось взлететь на воздух.
  
  Вскоре мне удалось зацепить его. Лезвие танто разрубило подбородок, зубы и нос, но оттуда не вытекло и капли крови. На месте разреза проглядывала чистая бледная кожа, а лицо Гендо стало похоже на тряпку, безвольно висящую на голове боевика Корня. А это был именно шиноби Листа. Отец рассказывал о таких, как он, и об их повадках.
  
  - Смотрю, ты уже догадалась, кто я такой, - С каждым словом рана расходилась сильнее, обнажая бледное, как поганка, лицо, лишенное ресниц и бровей. - Дай мне убить тебя, и ты встретишься со своими друзьями.
  
  На мгновение мне даже захотелось выполнить все, что он скажет. Гендзюцу!
  
  - Кай! Заткнись, ублюдок, и отправляйся кормить червей!
  
  Бросаю короткий взгляд на двухметровый свиток в тубусе, лежащий рядом с лабораторным столом. Ясно, для чего он здесь, и мой долг как куноичи Камня - не допустить этого.
  
  Снова короткая сшибка на пределе сил, и нам приходится замереть в противоположных углах лаборатории, восстанавливая чакру, а бледный червяк опять открыл рот:
  
  - Знаешь, а я ведь спал с его женой, а она даже и не поняла этого, - Глумливо проговорил ниндзя. - До сих пор помню как она страстно стонала "Гендо, о Гендо".
  
  Брешет ублюдок. Просто хочет спровоцировать меня на необдуманный шаг. Это всего лишь блеф!
  
  - А еще, я держал его ребенка на руках. И в любой момент мог свернуть щенку его тоненькую шейку, на глазах у матери.
  
  - Сволочь, ты сдохнешь! - Кричу я и бегу на противника.
  
  Только вместо того, чтобы самой бездарно сдохнуть от серпа коноховца, я кидаю "каменную пулю" в этот непонятный реактор Узумаки и складываю печати Обратного призыва, одновременно цепляя ногой ремешек тубуса.
  
  Расчет оправдался, и Бледный Ублюдок отвлекся на пошедшую вразнос Искру чакры, даруя мне необходимые мгновения на применение техники.
  
  Белая вспышка и темнота.
  
  ************
  
  Книга бинго.
  
  Дело N 563/56
  
  Ямада Карен
  Деревня: Ива
  Возраст: 24
  Рост: 174 см
  Приметы: Короткие черные волосы. Лицо овальное. Кожа смуглая.
  Шрамы: Древообразный шрам на правой лопатке, от техники молнии.
  Татуировки: Хитайте Ивагакуре на правом плече; личный номер на шее; контракт призыва на левом предплечье.
  Ранг: B+
  Звание: Джонин
  Наставник: Рьетебин но Изаму(мертв)
  Происхождение: Ямада Ичизоку(фуин мастера)
  Стихии: Земля.
  Кеккей-генкай: Отсутствует.
  Додзюцу: Отсутствует.
  Призыв: Кроты Самоцветных Рудников.
  Навыки:
  Фуиндзюцу - высокий.
  Ниндзюцу - средне-высокий.
  Гендзюцу - низкий(высокая сопротивляемость).
  Тайдзюцу - средний.
  Кендзюцу - средне-высокий.
  Ирьендзюцу - низкий.
  Особые способности и техники: Сенсор(средний уровень); Сенмод(не подтверждено).
  
  
  Глава 1. Воспоминания и Новый мир.
  
  17 лет назад.
  Ивагакуре. Особняк Ямада Ичизоку.
  
  Невысокий, сухонький старик работал над новенькой заготовкой для ниндзято. Высохшая, но по-прежнему цепкая рука сосредоточенно водила по клинку металлическим стилосом, вытравливая сложную печать своей чакрой. Решил взять на себя немного работы, так как сердце с утра пошаливало, а любимое дело всегда помогало.
  
  Патриарх клана оторвался от кропотливой работы и приподнял сложные очки для работы с фуиндзюцу. Прислушался к происходящему на улице.
  
  - Я дома! - прозвучал звонкий детский голосок.
  
  Спустя секунду раздалась короткая дробь босых ног по коридору и стук в дверь.
  
  - Можешь войти, - тихо сказал старик, поправляя массивные окуляры.
  
  - Деда, а что ты... Ух ты, катана! - вопрос был мгновенно позабыт, а будущая куноичи буквально материализовалась перед рабочим столом.
  
  - Это ниндзято, - автоматически поправил старик.
  
  - Ух ты, ниндзято! А это, как катана для ниндзя или типо того?
  
  - Ох уж этот словесный мусор, - привычно проворчал мастер. - Да Карен-тян, "типо того".
  
  Девочка некоторое время с интересом смотрела за работой деда, но потом детская непоседливость взяла своё и она принялась слоняться по комнате с видом "давай, спроси меня".
  
  - Как первый день в Академии? - старик с усмешкой, отложил инструменты в сторону и снял очки.
  
  - Интересно! И круто! Но сначала было скучновато, - принялась тароторить Карен. - Сначала Нидайме-сама что-то бубнил с трибуны, я думаю, по бумажке, потом мы бегали, кидали кунаи и сюрикены. А ещё дрались! Меня поставили с одной белобрысой задавакой, но я надрала ей... в смысле победила! Потом нам рассказывали про Сэнгоку Дзидай, про основание деревень, про Первого и Второго Тсучикаге... А правда, что Муу-сама мог превратить лес в равнину одной техникой?
  
  - Правда. У Нидайме есть Кеккей-Тота Атома, его техники можно остановить только барьерами, - подтвердил патриарх.
  
  - А что такое Атом?
  
  - Это... тебе в академии объяснят, - выкрутился он.
  
  - А я так смогу?
  
  - Если тебя возьмет в ученицы Тсучикаге. Но есть множество других способов обрести силу и у каждого шиноби он свой, а пока, для начала, стань джонином, - закончил старик.
  
  - А у меня получится? Гендо-бака говорил, что у нас в клане все только генины и чунины, даже токубетсу джонинов нет, - расстроилась девочка.
  
  - Если этот твой Гендо такой бака, то зачем ты его слушаешь? Я тебе говорю, что ты станешь, значит ты станешь.
  
  - Да! Я буду первой джонином Ямада, - вскинула руку Карен.
  
  Старик добродушно рассмеялся и размял шею, прогоняя сонливость.
  
  - Что ещё было интересного?
  
  - Ну-у... Сакомото-сенсей рассказывал о Ниншу, но это было скучновато, - отмахнулась она.
  
  - И что же такое Ниншу?
  
  - Это такая Вера, которую придумал Рикудо сеннин - первый шиноби. Те, кто верят в Ниншу, должны любить друг друга, или типо того, - пренебрежительно сказала Карен.
  
  "Только не похоже, что кто-то то соблюдает эти правила", - устало подумал старик.- "Ещё тридцать лет назад шиноби только и делали, что резали друг друга направо и налево. Да и сейчас мало что изменилось."
  
  - Что же это за Вера, которую можно придумать? Это немного не так работает, - грустно усмехнулся фуин мастер. - А ещё Рикудо не был первым шиноби. Более того, он вообще не был шиноби.
  
  Старик достал из стола небольшую деревянную трубку и принялся набивать её ароматным табаком. Карен устроилась поудобнее, дедушка всегда так делал, когда рассказывал что-нибудь интересное. Подкурив трубку язычком племени изо рта, он сделал затяжку и продолжил:
  
  - Так вот, Рикудо никогда не был шиноби. Он был аристократом, воином, путешественником, мудрецом и учителем. Но шиноби? Никогда. В те далекие времена ниндзя не были так уважаемы, как сейчас. По правде говоря, их вообще не уважали, но и не презирали. Просто боялись. Боялись их способности убить самого могучего воина, застав его безоружным у родного очага. Бесшумно ужалить и скрыться в ночи.
  Когда учение Ниншу процветало, к Нему приходили множество самых разных людей. Маги оммёдо и монахи, самураи и бандиты, лекари и шиноби. Некоторые пришли с искренним желанием постичь его мудрость. Некоторые лишь ради силы. Он не отказывал никому. Но, что удивительно, никто не предал его учение. Наверно, всё дело в невероятной харизме этого человека. Хотя человека ли?
  Но всё же, даже он умер. Вскоре после смерти, его учение изменилось, разбилось на множество разных течений, враждовавших друг с другом. Это произошло по вине его старшего сына - Индры. Так гласят легенды. Но, как я считаю, в них взыграла людская природа. В какой-то момент люди поняли, что в их руках находится сила, способная испепелять города. И стали желать ещё большей силы.
  Сильнейшие бились с сильнейшими, те, кто послабее, интриговали против своих хозяев, желая занять их место, а слабейшие просто пытались выжить. В конце концов, именно слабейшие и выжили.
  Шиноби, воры, наемники, бродяги, бандиты, циркачи и бродячие фокусники. Простые люди, пробудившие чакру и освоившие пару фокусов. Именно из этого людского сброда и зародились многие из современных кланов ниндзя. Именно среди них и затерялись остатки тех, кто в будущем стали Сенджу, Учиха и Хьюга. Лишь спустя сотни лет кланы вернули былую мощь. И чем же мы теперь занимаемся?
  
  Старик некоторое время посидел в своем глубоком кресле, чувствуя, как слипаются глаза и понимая, что ему недолго уже осталось. Всего-то двадцать минут поработал с клинком, а чувство такое, будто пахал без продыху. Надо встряхнуться. Пройтись по деревне, что ли?
  
  - Ты хочешь данго?
  
  - Хочу, - неуверенно, из-за резкой смены темы, протянула Карен. - Конечно хочу! Сегодня же первый день занятий, там вся деревня гуляет. Пошли!
  
  - Постой-постой, иди сначала переоденься, возможно я даже подремать успею, зная вас, девушек. Хотя почему возможно? Так и будет! А по дороге я опрошу, что ты запомнила из сегодняшнего рассказа. Чем больше правильных ответов, тем больше данго, - усмехнулся дед, прикрыв глаза.
  
  - Ты разоришься на моих данго, дед, я все-все запомнила! - прокричала маленькая Ямада, забегая по лестнице, в свою комнату.
  
  Спустя полчаса, спустившись в кабинет патриарха, она застала того спящим в кресле.
  
  - Так я и думала! Ох уж эти мужчины, - проворчала девочка, копируя мамины интонации. - Вставай дедушка, ты же обещал!
  
  Тот не шевелился.
  
  - Эй деда, я стала джонином, а ты все проспал, - весело пропела маленькая куноичи.
  
  Старик по прежнему тихо сидел в кресле.
  
  - Ну де-еда! - девочка легонько толкнула старика в плечо.
  
  Рука главы клана Ямада безвольно повисла.
  
  
  
  Арда.
  Северо-Запад Средиземья, Эриадор.
  В окрестностях города Бри.
  
  Я очнулась, чувствуя сильное онемение в области стопы. Я выжила! Вот так неожиданность. Приподнимаюсь на локтях и осматриваюсь, чувствуя, как быстро набираются вопросы, на которые мало ответов.
  
  Чего в мире моего призыва быть не должно, так это солнца, синего неба над головой, деревьев и пыльной дороги со следами самых обычных телег и самых обычных лошадиных копыт. Всего того, чего не должно быть в бесконечных туннелях.
  
  А все это есть.
  
  Тракт, судя по всему, довольно часто используется, и, раз нас до сих пор не обнаружили, то появились мы здесь совсем недавно. Мы - это я и мой попутчик, Бледный Червяк, как я его назвала. Надо же как-то называть. Ублюдок всё-таки успел среагировать и вцепился мне в ногу, переместившись вместе со мной. Ну, по крайней мере, телепортировалась его большая половина.
  
  Чувствуя какое-то эмоциональное опустошение, приложила два пальца к его горлу. Мертв, как и следовало ожидать. Автоматически в два движения отрезав и запечатав голову диверсанта в свиток хранения, я принялась с усилием, разжимать холодные пальцы на моей голени. Расстегнув крепления наголенника-сунэатэ, я критически осмотрела помятую сталь. Придется аккуратно выпрямлять.
  
  Голова была как ватная. Не хотелось ни думать, ни действовать. Ни плакать. Все эмоции выплеснулись в прошлом бою, наверное на годы вперед. Всё-таки Гендо был последним моим близким человеком. Последней частичкой прошлого. Мать умерла в самом начале Войны, а в клане я ни с кем не была близка, кроме деда. Отца у меня не было.
  
  Нет, конечно он был, я же не из пробирки родилась, просто он умер, когда мама была еще генином. Только зачать меня и успел. Я ходила к нему на могилу, смотрела фотографии. Молодым еще парнем был.
  
  Совершенно ни на что не надеясь, складываю печати Обратного призыва и чувствую как чакра утекает в никуда. Чтобы не заработать чакроистощение, прерываю технику. Где бы я ни была, это явно очень далеко, раз дзюцу не дотягивается до Рудников. Неужели и вправду другой мир? Всмысле, не мир призывных животных, а по-настоящему иной мир. Параллельный.
  
  Не так я себе подобное представляла. Обычные животные, обычные растения, свежий воздух и никто не хочет меня убить. Пока. Разве что некоторые виды мне не знакомы, но ничего необычного, вроде плотоядных растений или летающих коров. Если и люди здесь живут, то впору начинать молится всем Ками которых я помню, потому как вероятность такого совпадения стремиться к нулю.
  
  - Ну, здесь точно есть разумная жизнь, придумавшая колесо, - доверительно сообщаю безголовому трупу под ногами.
  
  Настоящий шиноби не будет сидеть на обочине, ныть и предаваться рефлексиям. Тем более - шиноби Ивы, как говорил мой сенсей. Так что начнём действовать.
  В первую очередь необходимо избавиться от трупа. Мертвецы никому не нравятся, и если меня с ним застанут, то будет неприятно. Менталитет местных мне пока неизвестен, но мало ли.
  
  Второе - разведка местности и сбор информации.
  
  Третье - контакт с местными. Он необходим, но когда это будет - зависит от многих факторов. Самый неприятный из них - это мое незнание языка. Даже если предположить, что здесь разговаривают на языке Элементарных Стран, то никуда не исчезает проблема разных выговоров. Ведь если выходец из народа Земли впервые встретится с островитянином, то поймет в лучшем случае половину из сказанного.
  
  Со вздохом беру Бледного за руку и иду в глубь рощи.
  
  
  
  
  Глава 2. Бри и Неожиданный контракт.
  
  Удалившись вместе с моим попутчиком поглубже в лес, я складываю печати каменных клонов. Когда из-под земли выросли четыре копии, отправляю их на тридцать метров в стороны с приказом контролировать округу.
  
  Прежде чем наконец избавиться от трупа, необходимо обыскать его, а делать это лучше в спокойной обстановке и под охраной, хоть и такой туповатой как ива буншины.
  
  Жаль, что никто так и не придумал умных буншинов. Крепкие каменные клоны хороши как помощь в ближнем бою, но не больше. Конечно, с опытом применения техники, можно научиться программировать им задачи и встраивать в них одну-две техники. Или же брать копию под полный контроль.
  
  Например, чтобы вскрыть потенциально опасную печать. Есть ли такие на теле вражеского агента? Возможно, есть. Поэтому буду действовать по учебнику. Займёт все это примерно пятнадцать минут, но я пока никуда не спешу.
  
  Складываю печать концентрации и беру под контроль одного из клонов. Посмотрим, что у него есть полезного.
  
  Под стандартной темно-серой униформой и доспехом джонина необычных печатей я не заметила. Как и ожидалось от агента внедрения. Ведь чем меньше ты привлекаешь к себе внимания - тем лучше. Подсумок с метательным оружием и свитками, видимо, остался в Узушио, вместе с его нижней половиной. Кусоригама тоже отсутствовала, но зато нашлось три мотка чакропроводящей проволоки в рукавах и несколько килограмм различных метательных игрушек в фуин-татуировках. Все это увеличило мой боезапас примерно на треть, что довольно неплохо. В заключение: он полностью чист. Фигурально выражаясь.
  
  Погрузив наконец этот мертвый груз в землю, я принялась перебирать свой нехитрый скарб. Тройной запас боеприпасов и медикаментов, а так же запас пищевых пилюль на месяц. Это если не охотиться, конечно.
  
  Можно сказать, что все довольно неплохо. Не считая того, что я в другом мире.
  
  Ах да, есть еще здоровенный свиток хранения из лаборатории Узумаки, и я понятия не имею, что с ним делать, потому, как печать на тубусе, который мне выдали в штабе, мне не знакома. Наверное, придется аккуратно прикопать, на будущее. Взламывать его в лесу на потенциально опасной територии - довольно глупая идея. Сейчас есть более важные задачи.
  
  Закопав свиток под землю, белкой взлетаю на одно из высоких деревьев, чтобы осмотреться. Если не увижу признаков поселений разумных существ, то просто двинусь параллельно дороге и рано или поздно найду их. Ближе к верхушке использую улучшенную технику хождения по деревьям, что позволяет распределять свой вес на большую площадь, не сломав тонких веток.
  
  Когда я взлетела на крону дерева, моим глазам открылся город, стоящий в одном ри (около 4 километров) от меня. Он живописно раскинулся на холме, поднимаясь выше в восточной части города.
  
  С юга и запада он был опоясан низкой каменной стеной, а с востока к нему примыкала небольшая горная гряда.
  
  Ну, теперь понятно, куда ведёт та дорога. Пришла пора посмотреть, кто населяет этот мир. Спустившись вниз, отправляю троих клонов под землю, в некотором удалении от свитка. Ну а мы, вместе с оставшимся клоном, спешно двигаемся в сторону города.
  
  Приблизившись к крепостным стенам, я не удержалась и фыркнула. Все оказалось так, как я и предполагала: люди, здесь живут люди, это просто за гранью добра и зла.
  
  Крепостная стена, выглядевшая низковатой издалека, вблизи оказалось совсем игрушечной для такого города. Двухметровая стенка из крупных камней, усиленная более высоким частоколом, охранялась лишь парой стражников на деревянных помостах.
  
  Да и сами стражники на вид не были опасными. Простые городские жители, только одевшие кожаные доспехи, плащи и взявшие в руки копья. Самые обычные люди, только совершенно без чакры, в отличие от моего мира, где СЦЧ есть даже у деревьев. Но это абсолютно логично, до Рикудо и в нашем мире ни у кого не было чакры.
  
  Внешне они были похожи на жителей северной части страны Земли, но при этом отличались немного другим разрезом глаз, были более ширококостными, русоволосыми и не очень высокими, примерно как я ростом. И да, их язык мне совершенно не знаком, судя по обрывкам разговора двух стражников.
  
  Я складываю печать и беру под контроль ива буншина. Клон, нырнув под землю, играючи преодолевает десяток метров пустого пространства перед стенами и выходит уже на другой стороне частокола. Применив технику маскировки, копия взбирается на двухэтажное здание рядом и осматривает город вблизи.
  
  Кривые улочки были устланы деревянным настилом, плотная застройка домов в основном двух- и трехэтажных. Только самое большое здание было полностью каменным, наверное, городская администрация. Тогда как в домах обычных людей из камня был только первый этаж, а второй, или в более редких случаях третий, строили из дерева.
  
  Население состояло не только из русых крепышей. Довольно часто по улицам сновали кудрявые, босоногие карлики. Но при этом они были более пропорционально сложены и с острыми ушами. Выглядели они даже не карликами, а просто маленькими мужчинами и женщинами. Одевались невысоклики в яркие разноцветные одежды и шляпы, некоторые носили трости.
  
  Еще заметила группу из четырех мужчин в плащах, выглядевших воинами. Прямые мечи за спиной и тихое позвякивание стальных панцирей под одеждой намекали на это. Ростом они были примерно метр девяносто-девяносто пять, что гораздо выше остальных людей в городе, да и в моем мире такими высокими были только облачники.
  
  Местные относились к здоровякам испуганно-настороженно или неодобрительно и старались уступать им дорогу.
  
  Пока не заметила ничего опасного. Можно и мне сюда отправиться.
  
  Накинув на себя технику камуфляжа, я провожу замену на клона. С любопытством кошусь на толстого рыжего кота у моих ног, и, протянув руку, чешу его за ушком. Кошак, прищурившись, смотрел на голубей, сидевших на соседней крыше, и был абсолютно уверен, что он здесь один. Поэтому, почувствовав прикосновение, подлетел с испуганным мявом и рванул в окошко чердака.
  
  Можно было бы спуститься вниз, применив хенге одного из местных жителей, но без знания языка я смогу только притворяться немой. А чтобы послушать разговоры местных, достаточно походить по крышам, они здесь невысокие.
  
  Полчаса спустя, я сидела на вывеске мясной лавки, и, облокотившись спиной об стену, слушала разговор одного из низкоросликов с рыжеусым мясником. Я уже подумывала похитить какого-нибудь бедняка и сбежать с ним на пару месяцев в лес. Думаю, за это время я более-менее подучила бы язык. Пожалуй, так и сделаю.
  
  Как вдруг, я почувствовала на себе чей-то взгляд.
  
  Что? Но ведь через Мейсайгакуре но Дзюцу, примененную джонином не каждый токубетсу-джонин что-то заметить сможет. Здесь же ни у кого даже чакры нет!
  
  Вскоре я замечаю наблюдателя. Им оказался высокий седовласый старик с окладистой бородой и кустистыми бровями, одетый в длиннополый серый балахон или мантию. Он стоял на крыльце гостиницы неподалеку, покуривая трубку и не спуская с меня внимательного взгляда. Заметив, что я смотрю на него, тот одел широкополую, остроконечную шляпу, и, отсалютовав мне трубкой, скрылся за углом.
  
  В старике так же не чувствовалось чакры, но я ощущала незнакомую Силу, исходившую от него. Возможно, он опасен. Решаю было следовать за ним, как голову пронзает резкая мысль: "Свиток!"
  
  Быстро провожу замену на клона, оставленного за стеной и тремя шуншинами оказываюсь рядом с деревом, под которым я закопала свиток, но тот был на месте, и клоны ничего не видели. Неважно! Достаю, с помощью дзюцу, свиток и скрытно двигаюсь на запад.
  
  Спустя некоторое время, я останавливаюсь у небольшого пруда и создаю десяток каменных клонов. Отправляю половину на деревья, а остальные скрываются под землей, устанавливая взрыв печати. Нужно подготовиться к встрече, если она, конечно, состоится.
  
  И тут, что-то привлекает мое внимание к пруду. Я перевожу на него взгляд и почему-то не могу отвести глаза, продолжая рассматривать своё отражение, будто стараясь найти что-то новое.
  
  Из водного зеркала на меня смотрела молодая черноволосая девушка в темной униформе, гранитно-серых доспехах и стальной маске мэмпо. И тут неожиданно отражение пошевелилось. Девушка медленно подняла руку в перчатке и сняла маску. Под ней было чужое лицо.
  
  Под маской скрывалась золотоволосая светлокожая и молодо выглядевшая женщина, язык не повернется назвать её девушкой. Она была довольно высокой, никак не ниже тех воинов в плащах, голубоглазая и с заостренными ушами. Несмотря на это, одежда на ней никак не изменилась и она продолжала стоять в моей униформе и доспехах.
  
  Женщина по-доброму улыбнулась, достала из подсумка простое деревянное кольцо, повертела его в руках, и, подмигнув, положила обратно. И тут отражение вновь стало моим.
  
  Обретя способность двигаться, я отшатнулась от странного пруда, и, ускоряя движение чакры по каналам, приготовилась к бою.
  
  И всё-таки, какого биджу?! Это что было? Гендзюцу?
  
  - Не стоит пугаться леди Галадриэль. Она просто дала нам возможность понимать друг-друга, - тихо сказали позади меня.
  
  Резко развернувшись, я вижу перед собой того самого старика из города. Короткое напряжение нитей чакры, идущих от меня к клонам, и его мгновенно окружает пятеро буншинов, приставив лезвия танто к горлу.
  
  Итак, или я ничего не понимаю, или он просто великолепный актер. Учитывая ту Силу, идущую от него, старик отреагировал непозволительно медленно, но при этом гораздо быстрее, чем обычный человек его возраста, даже самый тренированный.
  
  Стоп. Какого биджу я его понимаю?! Он же говорит не на языке Элементарных стран.
  
  - Не нужно обнажать клинки, леди, я здесь исключительно в мирных целях, - тихо, но твердо сказал старик, придерживая пальцами одно из лезвий у горла.
  
  - Мирных? Погрузил меня в иллюзию! - прорычала я.
  
  - Как я и сказал некоторое время назад, леди Галадриэль помогла нам своей магией, - мягко сказал старик. - Чтобы мы смогли побеседовать и ты не натворила глупостей.
  
  Выполняя упражнения по снятию гендзюцу, я опускаю руку в тот самый подсумок и нахожу деревянное колечко, которого там быть не должно. Подавляя в себе желание выбросить кольцо, будто ядовитую змею, я перевожу взгляд на старика и хмуро спрашиваю:
  
  - И о чем мы будем беседовать?
  
  - Может, для начала представимся? Так и беседа легче пойдет, - улыбнулся старик и первым подал пример. - В этих краях меня зовут Гендальф Серый. Я странствующий волшебник, один из ордена Истари. Вхожу в совет Мудрых и представляю собой Силы этого мира в землях Средиземья. Как видишь, я ответил как можно более честно и жду от тебя того же.
  
  И что? Он ждет того же и от меня? Типа я представился, перечислил титулы и все? Теперь мы станем лучшими друзьями, так, что ли? Какой-то он подозрительно дружелюбный.
  
  Ну, раз он так хочет, то дам команду клонам, отойти на один метр. Если скорость реакции, которую он показал, соответствует его реальным возможностям, его участь никак не изменится. А если это было искуссным притворством - у меня проблемы. Ведь бой с подобным противником на его условиях простым не назовешь.
  
  - Ладно, Мудрый Волшебник, - говорю я, стараясь вложить как можно больше яда в каждую букву. - Мое имя Ямада Карен. Я джонин ранга B, батальон Бакуда. Ивагакуре но Сато. Пожалуйста, позаботьтесь обо мне.
  
  И церемониальный поклон. Выпрямляюсь и ожидающе смотрю на него.
  
  - Ну, раз с официальной частью покончено, позволь один вопрос, - сказал Гендальф, сцепив пальцы в замок поверх оголовья своего посоха. - Как ты оказалась в этом мире и с какими целями?
  
  Как он так сходу узнал, что я из другого мира? Именно мира, а не страны. Сильные сенсоры, стационарные техники наблюдения? В любом случае, если они так быстро заметили мое появление, то ранее, должно быть, у них случалось подобное. Смогут ли некие таинственные Силы этого мира отправить меня домой? Или всех пришельцев ждет печальный исход...
  
  Вопросов всё больше.
  
  - Случайно. В следствии непредвиденных обстоятельств, - ответила я. - И я совершенно не желаю здесь находиться. Не могли бы вы, или те, кому вы служите, отправить меня обратно? Я там нужна.
  
  - Позволь узнать, для чего? За свою недолгую жизнь ты и так успела пролить достаточно крови ради амбиций своих правителей, - Гендальф строго посмотрел на меня из под бровей. - Предвосхищая твой вопрос, Леди Галадриэль предвидела твоё появление в Средиземье и показала мне. Я видел твоё прошлое и твой ужасный мир, хоть и урывками. Большинство в Совете были против моего общения с тобой и голосовали за твое пленение. Они говорили, что твоя сила может быть опасна в текущих обстоятельствах. Я же думаю, что подобные возможности были бы полезны. Особенно в свете будущих событий.
  
  - Мой ужасный мир? - со смешком переспросила я. - А этот мир, что, прекрасный, и в нём не существует войн? Тогда зачем же вам оружие? Наверно, копьями вы пишете, мечами пашете землю, а кинжалами ковыряетесь в зубах. Позвольте спросить, а как вы используете луки? Здесь моя фантазия пасует.
  
  - Да, этот мир прекрасен, по сравнению с вашим, хоть и в нём бывают войны. Но скажи мне кое-что. Сколько раз вы воевали за двадцать лет? Дважды! - сам ответил Гендальф - И сколько погибло людей в этих войнах?
  
  - Вторая Мировая ещё не закончилась, но потери среди гражданских были невелики, так как в основном мы сражались на территории Страны Дождя. А в первой Страна Земли потеряла около миллиона человек, - тихо ответила я.
  
  - Здесь, в Средиземье, эпохи опустошающих войн давно прошли, а в землях Эриадора царит мир более чем тысячу лет. Но, увы, благословенные дни уходят, поэтому я буду рад любой помощи.
  
  Как бы то ни было, старик с легкостью переводит тему. Он так и не ответил на мой вопрос.
  
  - Гендар-сан, не могли бы вы сказать...
  
  - Эм, мое имя Гендальф, леди Ямада, - перебил меня старик.
  
  - Гендарф?
  
  - Нет, Гендальф.
  
  - Гендраф, - попыталась я выговорить незнакомый звук.
  
  - Кажется я понял... Лучше называй меня Митрандир, - терпеливо сказал маг.
  
  - Митарадир.
  
  - Митрандир.
  
  - Митрандир?
  
  - Теперь почти правильно. Похоже, магия госпожи Галадриэль не даровала тебе правильное произношение, - с усмешкой констатировал маг.
  
  Хоть мне и было немного стыдно за своё косноязычие, но хитрый старикашка опять перевёл тему.
  
  - Вы так и не ответили на мой вопрос, Митрандир-сан, - твердо начала я. - Вы можете отправить меня домой? Или это могут те, кто стоит над вами?
  
  - Боюсь, ради твоей же безопасности, тебе не стоит искать встречи с теми, кто стоит надо мной, - стал говорить маг. - В нашем мире уже появлялось существо из-за Грани, и от этого были одни лишь беды. Сам же я не владею подобной магией и не знаю того, кто владеет, но ведь ты и так знаешь, как вернуться.
  
  - Знать - не значит иметь возможность, - оставляю на потом вопрос о необычной осведомленности мага. - Мне не хватает сил.
  
  - Так стань сильнее, - бесхитростно заявил Митрандир.
  
  - Если бы это было так просто.
  
  - Как раз это просто, - улыбнулся маг. - Скажи мне, какими способами воины твоего мира становятся сильнее.
  
  - Тяжелые тренировки, освоение новых техник, - пожала плечами я, невольно заинтересовавшись.
  
  - Есть ещё кое-что. Это делает тебя сильнее во всем одновременно.
  
  - Природная чакра! - догадалась я, напоминая себе об опасности старика.
  
  - Именно. Но, чтобы услышать остальное, тебе придется согласиться на мое предложение.
  
  - Какого рода предложение? - настороженно спрашиваю я.
  
  - Наемный контракт на сопровождение небольшого отряда.
  
  - Ты только что говорил о том, что едва ли не решаешь судьбы мира, а теперь хочешь нанять меня, как сопровождение? - не поверила я.
  
  Как-то это всё подозрительно выглядит. И это биджево кольцо, которое передает мне знания языка прямо в голову. Как это вообще работает? И почему бы меня просто не взять под полный контроль, раз кольцо имеет доступ к моему сознанию?
  
  Опять же, этот неожиданный контракт. Соглашаться или нет? Если он решит меня кинуть с Сенмодом, то я имею полное право разорвать договор в одностороннем порядке и послать его под хвосты к Кьюби. С другой стороны, и награда довольно велика.
  
  - Допустим, я согласна, - медленно, будто сама не веря, что говорю это, отвечаю я. - Но награда вперёд, и ответь мне на пару вопросов.
  
  - О, не волнуйся! Плата будет не только от меня, но и от командира отряда, - довольно сказал маг. - Что касается вопросов, то у меня ещё есть немного времени. И... Не могла бы ты...
  
  - Конечно, - говорю я и убираю клонов под землю. - Сколько времени работает это кольцо и по какому принципу?
  
  - Тебе хватит времени, чтобы подучить язык, но как именно оно работает, я, увы, не знаю, - маг пожевал губами и продолжил. - Создавал его не я, к тому же, я никогда не был особенно исскусен в области магических предметов. Магия Арды довольно неочевидна, но, без сомнения, могущественна в тонких сферах. Хотя во всём, что касается физического воздействия или разрушений, ваша эффективней. Ну а остальные ответы на свои вопросы ты найдешь в Бри. Так называется тот город. У меня, увы, нет желания долго и нудно рассказывать о том, в какой стране мы находимся и какие здесь обычаи. Думаю, в Бри мы и встретимся, но только следующей весной.
  
  - Следующей весной? - да он издевается. - А ты не боишься, что следующей весной я буду уже в своем мире?
  
  - Я верю твоему слову, - весело сказал Гендальф. - К тому же, тебе надо многое узнать об этом мире. Так что год пройдет быстро, ты и не заметишь. А в качестве моей оплаты тебе - всего два слова. Лес Фангорн. Прощай, встретимся в таверне "Гарцующий Пони" через год, в мае месяце.
  
  И ушёл. Просто растворился в лесу. Даже клон, посланный за ним под землей, перестал ощущать его присутствие. И следы тоже оборвались, будто летать научился.
  
  Достаю из подсумка деревянное кольцо. Ничего необычного я в нем не ощущаю, но если держать его поблизости, то знание о том, как произнести то или иное слово само приходит в голову. Проверяю, работает ли оно в запечатанном с состоянии. Не работает, но и знания, полученные минуту назад, никуда не делись. Хм, такое колечко можно использовать в обучении языка. Любопытно, а письменную речь я понимаю?
  
  
  
  На следующий день.
  Город Бри.
  Поло Бидль.
  Архивариус городской ратуши.
  
  Немолодой уже, солидный хоббит шёл по рынку, постукивая тростью. Архивариус пребывал в благодушном настроении. Оно отчасти обуславливалось тем, что благоверная вместе с детьми отправилась в Северную Четь к родственникам, и в доме наконец воцарилась тишина. А так же тем, что этот проклятый дождь наконец закончился и в Бри наступили солнечные деньки. Увы - всего лишь на неделю, вскоре с гор вновь придут тучи и попытаются смыть этот городок с лица Средиземья.
  
  Поло шел по рынку в поисках хорошего табака, пытаясь вернуть внезапно ушедшую рифму. Сосед говорил, что вчера вечером в город приехал его старый знакомый с фургоном, полным Старого Тоби. У него, конечно, ещё оставалось немного Южной Звезды, но Тоби - это именно то, что нужно. В его возрасте уже поздно менять привычки.
  
  Внезапно, мистер Бидль, краем глаза заметил знакомую фигуру Амабель Наркисс и тут же поспешил скрыться, стараясь стать как можно незаметнее. Увы, ярко-зеленый пиджак и фиолетовая шляпа-цилиндр не способствуют скрытности, вдобавок как назло вокруг не было ни одного хоббита, поэтому Поло был заметен среди Громил как один-единственный одуванчик на маленькой зеленой поляне.
  
  Встречаться с сестрой бургомистра в свой законный выходной у архивариуса не было совершенно никакого желания. Та слыла шумной и жутко скандальной особой, с которой связываться себе дороже. При этом, она, казалось, знала о своем воздействии на людей, и получала искреннее удовольствие от скандалов.
  
  Но самым неприятным фактом для хоббита было то, что она тоже работала в ратуше, и более того, отвечала за жалованье остальным работникам. Ссориться с начальством Поло считал последним делом, а с таким начальником лишний раз лучше вообще не встречаться.
  
  Мистер Бидль уже почти покинул рынок, когда наткнулся на табачную лавку. Немолодой хоббит некоторое время разрывался между желанием поскорее унести ноги и пополнить запас дефицитного трубочного зелья. Мысленно плюнув на возможный сеанс мозгоедства и нервотрепания, Поло степенно поприветствовал хозяина лавки, коим так же был хоббит.
  
  Хоббит оказался, увы, знакомым. Почему увы? Так ведь теперь следовал получасовой ритуал неторопливой беседы и взаимных расспросов о здоровье многочисленных родственников. Тем временем справа неумолимо приближалась миссис Наркисс. Уже совсем смирившись, мистер Бидль автоматически отвечал на вопросы торговца, одновременно с этим невольно прислушиваясь к разговору двух девушек у лотка с тканями.
  
  - ... а ты слышала, что произошло вчера, у лавки мясника?
  
  - Слышала, но это слишком странно для этого скучного города, - рассеяно отвечала светловолосая девушка. - Боюсь, перед тем, как дойти до меня, новость облетела половину города и обросла совсем уж невероятными подробностями.
  
  - Не знаю, что ты слышала, Элли, но я видела это почти что своими глазами, - возбужденно тараторила русоволосая девушка.
  
  - Почти что? Интересно, как это? - весело сказала Элли.
  
  - Ну, это сказала мне сестра, а той подруга, но она так красочно это описала, что...
  
  - Говори уже, ты меня заинтересовала, - со смешком сказала светловолосая.
  
  - Ты же знаешь мясника Тома? У него лавка рядом с южной стеной, а еще он подрался с сержантом стражи на прошлой ярмарке, - вновь понесло русоволосую.
  
  - Знаю, это ведь ты мне и рассказывала.
  
  - Так вот: вчера перед обедом несколько огромных валунов упали на вывеску лавки, сломали её и едва не убили самого мясника, представляешь? - сказала она и ожидающе уставилась на подругу.
  
  - Камни. Упали на вывеску, - медленно повторила Элли, мгновенно теряя интерес. - Зная наш бедный на события городок и любовь к преувиличению, думаю, на вывеску упала пара кирпичей из его разваливающейся дымоходной трубы, да и только.
  
  - А вот и нет, труба целая была! А камни были и вправду большими, я видела! Том показывал их всем желающим. Говорил прямо с небес упали.
  
  - Думаю, в его лавке прибавилось покупателей, - засмеялась старшая девушка.
  
  - Ну да, народу много пришло, - согласилась русая. - Даже Старая Грета приперлась. И начала вопить, что это, дескать, знамение Валар, недовольных тухлым мясом в его лавке.
  
  - Наверное, сам Ауле заглянул к нашему мяснику вырезку купить и заболел плохой болезнью, - хихикнула Элли. - Вот и решил отомстить.
  
  - Не дело так о Вала говорить, - опасливо сказала русоволосая.
  
  Хоббит с досадой констатировал, что он невольно заслушался, когда буквально волосами на ногах ощутил близкое присутствие миссис Наркисс. Обреченно вздохнув, мистер Бидль развернулся, чтобы поприветствовать Амабель. Даже в таких ситуациях необходимо оставаться вежливым.
  
  - Доброе утро, миссис Наркисс, я смотрю, многие в нашем городе решили насладиться погожими деньками, - приветственно наклонил голову Поло.
  
  - О! И вам доброго утра, мистер Бидль, как раз вас я и искала, - сделала вид, что только что заметила его Амабель.
  
  "Искала. В выходной. Жди беды..." - тоскливо подумал хоббит.
  
  Амабель Наркисс была высокой светловолосой и красивой женщиной. Своей утонченной южной красотой она была обязана своей матери, которая родом из Рохана. Внешне Амабель была меньше всего похожа на такую скандальную особу, которой являлась, но, как говорится, внешность бывает обманчива.
  
  - Вчера перед ужином в город вошла пара молодых людей, - не давая и слова вставить, заговорила женщина. - Юноша и девушка, говорили, что брат с сестрой, и приехали в поисках лучшей жизни. Но они не были похожи совершенно, и я сразу заметила, какие взгляды они бросают друг на друга. Приехали вдвоем на чахлой лошадке, того гляди, помрет, с худыми сумками и почти без денег. Наверняка сбежали из-за великой любви. Ах, молодость-глупость. Следовало бы найти их родителей и отправить домой, но парень оказался неожиданно хватким. Сходу напросился на разговор к самому бургомистру. О чем они там говорили - я не знаю, но спустя короткое время он очень выгодно взял взаймы, снял комнату в хорошем районе и продал нашему колекционеру, мастеру Паладину Туку, несколько любопытных вещиц. По секрету вам скажу-магических.
  
  - Вы правы, очень деловой юноша, но всё же причем здесь... - попытался вклиниться мистер Бидль.
  
  - Так я к тому и веду! - возмутилась миссис Наркисс. - В разговоре с бургомистром он представил свою "сестру" и попросил устроить её на работу. Говорил, что она умная, грамотная и начитанная. Я сразу и вспомнила про вас, мистер Бидль, когда говорила с ней...
  
  "Не было печали" - тоскливо подумал хоббит, понимая куда ведёт разговор.
  
  Может, она и в самом деле будет справной помощницей?
  
  
  
  Глава 3. Бри и Архив.
  
  Легализоваться в городе оказалось легче, чем я думала. Конечно, понадобилась подготовка: пришлось немного полазить по чужим карманам, потом под хенге местного жителя кочевать по городским пабам и тавернам вплоть до первых звёзд, а ночь я провела в архиве, за картами и книгами.
  
  Рано утром я отправилась за город к пастбищам, где одолжила одну старую лошадку, на которой и въехала в город на пару со своим клоном. Играть влюбленную парочку было не сложно, сложно было одновременно управлять клоном и не выбиваться из образа. Но я сдала этот маленький экзамен самой себе на А с плюсом.
  
  Дальше была долгая беготня по городу: разговоры с бургомистром, в котором помогли пара фуин-игрушек в подарок, разговоры с ростовщиком, разговоры с купцом-коллекционером, разговоры с сестрой бургомистра, разговоры с ещё целой толпой людей в поисках жилья, беготня по рынку, так как оказалось, что у меня не было самых элементарных средств личной гигиены. Приходилось меняться со своим клоном несколько раз на дню, но всё-таки под вечер наконец легла на мягкую кровать.
  
  Я с наслаждением зарылась носом в накрахмаленную прохладную подушку. Клона я развеяла, но думаю завтра ещё устроить небольшое эро-шоу на два голоса и с поскрипыванием кровати. Вряд ли за мной кто-то будет следить, но раз уж начала делать дело, то делай до конца, как учил дедушка.
  
  Конечно, никто не мешал мне и дальше оставаться в тени, пользуясь местной расхлябанностью и возможностями хенге, иногда подворовывать, а ночи проводить в архиве. Но всё же, влившись в социум, у меня появится гораздо больше возможностей. Да, проблема акцента никуда не делась, поэтому приходилось подолгу тренироваться, что бы он был не сильно заметен, благо вестрон довольно простой в освоении язык. А ещё помогала подготовка в чревовещании и других играх с голосом.
  
  Вот только эта треклятая буква "Л" никак не давалась. Что поделать, за двадцать четыре года я даже не слышала о том, что есть такой звук. Впрочем, это дело практики. А сейчас - наконец-то - спать. Уже трое суток на ногах.
  
  ************
  
  Проснулась я ближе к обеду с удивительно хорошим настроением. Спустя месяц пребывания в Бри, душевные раны слегка затянулись, чему немало поспособствовал мой руководитель, мистер Поло Бидль.
  
  Представитель маленькой, но очень жизнерадостной расы хоббитов довольно быстро нашел способ поднимать мне настроение после гибели друга и перемещения в другой мир. Любопытный мир, кстати говоря - в нём проживает как минимум семь рас. Эльфы, гномы, хоббиты, тролли, орки, гоблины (если их считать отдельной расой), драконы, и, конечно же, люди.
  
  Есть ещё варги, но ученые мужи спорят о их разумности, а также сказочные существа вроде древолюдей-энтов и каменных великанов. Впрочем, сказочные ли?
  
  Средиземье красиво, полно чудес и богато своей историей, но при этом... Почти не населено. Даже название этого края "Эриадор", на одном из эльфийских языков означает "Пустые Земли". И это слово характеризует почти половину Средиземья.
  
  Здесь в землях бывшего королевства Арнор есть два эльфийских королевства, край хоббитов шир, небольшое гномье королевство с населением как у среднего города и пара-тройка дюжин людских поселений, среди которых Бри -Внезапно!- считается самым большим человеческим городом на Западе Средиземья. Какие же тогда остальные?
  
  Живут хоббиты и люди Эриадора сельским хозяйством, а так же торговлей с соседями-нелюдями и Гондорскими купцами. Мягкий климат и плодородная земля позволяет выращивать множество сельскохозяйственных культур, прокармливающих четверть населения Гондора. Обеспечивается такое благополучие отчасти трудом дунедайнов-следопытов, чьи стоянки и небольшие укрепленные лагеря расположились к востоку и югу от Бри.
  
  Биджу подери! Единственной опасностью здесь являются другие люди и малочисленные стаи волков. И, что самое удивительное - это отношения людей, а также нелюдей, к своим защитникам, которых именуют не иначе, как опасными бродягами. Впрочем, не мне судить о человеческих заблуждениях, так как самих следопытов похоже все устраивает. Любопытно, кто вообще оплачивает их деятельность?
  
  К востоку от Мглистых гор ситуация повторяется с почти ювелирной точностью. То есть, одно королевство гномов, два эльфийских и небольшой торговый городок, живущий торговлей со всеми вышеперечисленными и Гондором, куда же без него.
  
  Юг, в лице никак не желающего помирать Осколка прошлого и королевства коневодов - Рохан, выглядит оплотом цивилизации, но при этом является лишь тенью себя былого.
  
  Довольно распространенная тенденция в Средиземье, кстати говоря. Взять любую страну здесь, и обязательно окажется, что у неё было великое прошлое и откровенно жалкое настоящее. Ну кроме Гондора. Тот пока держится.
  
  Что находится дальше на Востоке и Юге? Узнать удалось лишь чуть больше, чем названия этих земель.
  
  Это королевство Рун, находящееся на востоке Средиземья, в окрестностях закрытого моря Рун. Впрочем, королевством это образование из множества племён и княжеств, управляемое таинственным Наместником, называлось весьма условно, и для удобства читателей книги, из которой я почерпнула знания о нём.
  
  Южнее находились земли Мордора, ранее управляемые довольно одиозным правителем, которого называли не иначе как Темным Властелином или Врагом. Хоть сейчас эта страна давно побеждена, но похоже предстоит новая война: таверны полны разговоров о новых породах орков и троллей из Мордора. Итилиен разорен, а Осгилиат уже около пятисот лет лежит в руинах, и армия Мордора с союзниками может атаковать Гондор в любой момент.
  
  Ещё дальше на юг лежат Харад и Кханд - давние данники Мордора и его верные союзники. В те времена, когда Темные Земли были ослаблены смертью своего правителя, Гондор предпринимал множество попыток покорить местных князьков, но, увы, даже во времена Нуменора эти сухие пески не были подчинены полностью. Сейчас эти страны сполна отплатили за прошлое, ударив по Итилиену с юга и разорив пиратскими набегами множество прибрежных городов и деревень в Гондоре.
  
  Конечно, я довольно мало узнала об этом мире за почти полный месяц и с помощью хоббита-архивариуса, но тут стоит поблагодарить авторов книг и их манеру писать. Ками-сама, как же я соскучилась по свиткам с краткой выжимкой информации, где каждый иероглиф имеет смысл! Эти "книги" просто тихий ужас!
  
  Возникает ощущение, что авторы просто хотят увеличить объем своей писанины, добавив в нее просто кубометры "воды". Читая историческую книгу, в какой-то момент начинаешь буквально продираться через текст, сквозь кучу пространных рассуждений и философских мыслей. Авторы, разве что, анекдоты туда не записывают. А почерк? Пишущие машинки здесь не придумали. Хорошо, если у писавшего текст хороший, калиграфический почерк, а если нет? И такое ведь тоже встречается.
  
  Бывают даже просто грубые ошибки в утверждениях, вследствии незнания автором того или иного факта. И не только в мелочах. Например, если бы не мистер Бидль, я бы до сих пор была уверена, что Темнолесьем и по сей день правит Орофер.
  
  Или Леди Галадриэль. О том, что она и Келеборн правители Лотлориена, я узнала из детской сказки. А в серьезной книге "Страны и их Правители" её называли не иначе как Лориенская Колдунья.
  
  Так же я не бросала свои тренировки и частенько по вечерам уходила в Южный Четвуд, оттачивать свое Нинпо. Нин, Кен и тайдзюцу - приходилось поддерживать себя в форме. Ещё решила освежить свои навыки в управлении чакропроводящей проволокой. В те далекие времена, когда я была ещё чунином, у меня это довольно неплохо получалось. Потом Война, быстрый эказмен на токубетсу джонина и перевод в Батальон. Там, в фуин отряде мне пришлось в основном тренировать Нин.
  
  В своих размышлениях я не заметила, как дошла до ратуши. На входе в архив столкнулась нос к носу с мистером Бидлем.
  
  - Доброе утро, дорогая Аннет. Прекрасная погода, не правда ли, - поприветствовал меня хоббит и открыл дверь, галантно пропустив внутрь.
  
  - Я слышу в вашем голосе иронию, мистер Бидль, - с улыбкой спрашиваю я.
  
  - О нет, вам послышалось! В этом городе погода становится прекрасной в тот момент, когда кончается дождь. Даже если это было пару минут назад, - смеется жизнерадостный хоббит.
  
  Работы предстояло совсем немного, и закончив её до обеда, мы начали играть в загадки - одно из любимых занятий хоббита. После стихосложения и курения трубки, конечно.
  
  - Ну что, сдаешься, Аннет? - спросил Поло после нескольких минут раздумий.
  
  - Эм, это солнце, - неуверенно сказала я.
  
  - Хм, угадала, - хмыкнул хоббит. - Твоя очередь.
  
  - "С утра к твоим ногам я подползаю, и следую повсюду за тобой, но в полдень я почти что исчезаю. Скажи же мне, кто я такой?" - декларирую я недавно прочитанную загадку.
  
  - Твоя тень, - не раздумывая ответил мистер Бидль. - Тебе стоит попробовать самой придумывать загадки, а не повторять услышанные. Например: "Что принадлежит тебе такого, чем другие пользуются чаще, чем ты?"
  
  Хоббит снова набил трубку и подкурил её, читая книгу. Думать над загадкой мне не хотелось - голову занимали совершенно другие мысли.
  
  Мне не хотелось признаваться самой себе, что в этом городе меня больше ничего не держит. Минимальные знания о мире уже получены, припасы собраны, и чем раньше я доберусь до леса Фангорн - тем раньше я освою Сенмод и смогу добраться до своего мира.
  
  Ах да, я смогла наконец взломать защитную печать на свитке. Не сказать, что я многое поняла из разрозненных документов и лабораторных журналов, но в чём я точно была уверена, так это в том, что этот объект занимался изучением чакры.
  
  А также изучением​ сенчакры и мутации клеток, контактирующих с ней, операции на кейракукей, пересадки отдельных чакроканалов или даже целого источника. И все это проводилось для, ни много ни мало, продления жизни шиноби. И ведь успешно!
  
  Общеизвестно, что каким бы ты ни был первоклассным ирьенином, у тебя не получится продлить свою жизнь с помощью омолаживания клеток медицинскими техниками. Быть молодой до самой смерти - возможно, иметь долгую жизнь - увы, нет. После определенного возрастного порога скорость старения клеток увеличивается и требуется всё больше и больше чакры на поддержание техники. Шиноби буквально прогорает изнутри.
  
  Все дело в Деградации самой чакры, либо отдельного органа в чакросистеме, но что это за орган - ещё не известно. Деградация, или Старение чакры происходит на протяжении всей жизни шиноби. Бывает, даже ускоряется вследствии каких-либо травм или даже родов (у куноичи). Вот такой вот парадокс - то, что дает нам огромную силу, забирает возможность долгой жизни. Даже такая полубожественная личность, как Хаширама Сенджу, постарел бы и умер как самый обычный человек. Если бы дожил до почтенного возраста, конечно.
  
  Забавный факт: попади в этот мир квалифицированный ирьенин, то смог бы омолодить любого человека здесь, но сам умер бы лет через шестьдесят.
  
  Но если исходить из того, что я поняла - у Водоворота получилось увеличить свой срок жизни! Способ, который они обнаружили, не боролся с корнем проблемы, а всего лишь с последствиями. Ученые не смогли найти кардинально новое решение, поэтому усовершенствовали с помощью природной чакры старое.
  
  При рождении на ребенка Узумаки ставится особая мед-печать, направляющая преобразованную мед-чакру на поддержание клеток организма, но не из чакроканалов самого шиноби, а из внешнего мира. То есть - сенчакру. Решение из разряда: "просто направь прорву чакры и тогда все получится". Но при этом довольно эффективное! Жизнь увеличивается таким способом примерно на двести-триста лет, и это великолепный результат! Конечно, и здесь есть свои минусы, вроде невозможности Сенмода у получивших печать из-за дисбаланса ин-ян составляющих, но это окупается долгой жизнью.
  
  Мне этот способ, увы, не подходит. Даже если бы в свитке была бы подробная схема печати, а не только её упоминания, то всё равно уже не получится. Печать необходимо ставить не позже пяти лет.
  
  Самим Узумаки такой способ тоже не очень нравился и примерно двадцать лет назад начали разрабатывать новый. И основан он был на чакре Рикудо! Представьте мое удивление в тот момент, ведь та Искра в лаборатории Узушио и была Рикудо но Чакрой!
  
  Как они её добыли - отдельная история, но если вкратце, то на месте поля боя Мадары и Хаширамы в Долине Завершения. И спустя десяток лет у них получилось возродить Искру первой в мире чакры, заодно подтвердив старую легенду о том, что кланы-Основатели Конохи ведут свой род от великого Мудреца.
  
  Чакра Мудреца имеет свойство усиливать шиноби в десятки раз сильнее, чем сенчакра. Проблема в том, что её было слишком мало для целого клана - временное усиление одного бойца их не устраивало. Попытки синтезировать чакру из других Сенджу и Учиха, даже самых чистокровных членов клана, провалились, почему-то нужна была именно чакра Мадары-Хаширамы.
  
  Один из ученых представил гипотезу о том, что чакра Асуры-Индры реинкарнировала в своих потомках, представляя как доказательство особые клетки Хаширамы, отличные от клеток его соклановцев. Вот только, эта гипотеза разбивается о возможность мутации его клеток из-за Сенмода.
  
  Узумаки хотели увеличить количество Рикудо но Чакры путём воздействия на нее природной энергией, но не слишком преуспели. После было ещё несколько не слишком успешных попыток, вроде использования чакры Биджу или смеси их чакры, но и тут провал.
  
  А потом случились мы.
  
  Этот способ, по понятным причинам, мне не подходит. Оставалось лишь одно из известных красноволосым решений этой проблемы. И это хирургическая пересадка источника чакры. Узумаки практиковали такое до получения более эффективного способа, так что подобное возможно.
  
  И тут у меня появилась небольшая идея.
  
  Она основывается на утверждении, что сила кейракукей зависит от тела, в котором он возник. Например, если чакра человеческого тела стареет вместе с его плотью, то чакра более долговечного призывного животного (типа змеи) менее подвержена деградации. Конечно, пересадить змеиную чакросистему человеку не получится. Но что будет, если взять для этих целей, допустим, эльфа?
  
  Впрочем, это только теории. Я не Рикудо-саннин и не научусь передавать другим чакру, не говоря уже о том, что пересадка Источника требовала усилий целой команды ирьенинов.
  
  - Аннет, ты снова ушла в себя, - оторвал меня от размышлений хоббит. - Мне повторить загадку? Или ты сдаешься?
  
  Я вздрагиваю из-за неожиданно нарушенной тишины и говорю:
  
  - Другие пользуются чаще чем я... - задумываюсь и продолжаю. - Это мое имя?
  
  Архивариус с улыбкой отсалютовал мне трубкой, а я задумываюсь над новой загадкой. Придумать самой не получается - в голову ничего не лезет, поэтому задаю ему старую загадку из родного мира.
  
  - Одна нога, один глаз, - я запинаюсь, пытаясь перевести загадку на вестрон. - И дружен с женщинами.
  
  Я после обеда хотела забрать новый плащ от портного, вот загадка и вспомнилась.
  
  - Одна нога, один глаз... - хоббит прервался и слегка покраснев, принялся судорожно раскуривать трубку.
  
  Чего это он? Э! Э-э?!!
  
  - Мистер Бидль! Это швейная игла! - резко поднимаюсь из-за стола, поправляя платье. - Мне нужно сходить к портному, пока у нас перерыв. Оставлю вас здесь, развивать своё воображение!
  
  К портному я собралась идти за новеньким плащом из Митлонда. Я заказала его под хенге хоббита, чтобы хоть как-то оправдать его длину - дело в том, что в Средиземье не распространены короткие плащи до пояса. Кстати, очень полезная вещь. Небольшая длина не ухудшает мобильность шиноби, а возможность застегнуть его спереди позволяет полностью скрыть руки, и следовательно печати, складываемые шиноби. Хорошо помогает против проклятых Учиха, не дает им понимать и копировать техники своими глазками. Но против Хьюга не очень эффективны.
  
  Раньше у меня был такой, но, увы, сгорел в бою с одним Сарутоби, а после у меня как-то не было возможности купить плащ из качественной ткани. А увидев на рынке рулон отличного эльфийского льна, я вспомнила о моём желании.
  
  Темно-синий плащ выглядел гораздо лучше, чем я представляла: красивый серебряный узор по краям и семь серебряных застёжек, позволяющих полностью скрыть руки и торс в застегнутом виде. Стоил он, конечно, немало - пришлось отдать половину заработанных через клона денег от продажи "волшебных" вещиц.
  
  Вернувшись в ратушу, я застала там неловко мнущегося Поло Бидля. Кое-как убедив хоббита, что совершенно не сержусь на него (это было довольно сложным делом), я отправилась домой -архивариус решил опустить меня пораньше.
  
  Уже вернувшись домой, я поймала себя на мысли, что невольно считаю это место домом, и это неправильно! С каждым днём я нахожу всё больше и больше причин остаться ещё ненадолго, хотя могла бы отправиться ещё три-четыре дня назад. Этот город больше ничего не может мне дать.
  
  У меня уже есть дом. Я там родилась. Я там нужна. Я люблю свою страну. В конце концов, это мой долг, как шиноби Камня! И я не собираюсь размякнуть от этой спокойной и сытой жизни.
  
  Решительно кивнув, я отправляюсь в подвал, где оставила небольшой тайник со свитками хранения. Поочередно распечатываю несколько свитков, а остальные укладываю в небольшой рюкзак. Снимаю платье и осторожно одеваю сетку из чакропроволоки на тело. Пускаю в неё немного чакры, просто чтобы придать ей комфортную для меня температуру. Дальше униформа, сапоги, доспех, подсумки и драконья маска мэмпо. В завершение пристегиваю ножны с танто на пояс сзади и накидываю плащ с протектором Ивы вместо фибулы.
  
  Оставив на столе мешочек с монетами, я нерешительно замираю у входных дверей. Покачав головой, возвращаюсь к столу и оставляю короткую записку, на обратной стороне я написала "Мистеру Бидлю". Возможно, это очень глупый поступок, но оставить приятного мне хоббита без прощания, хотя бы такого, я не могу. Больше под личиной девушки Аннет я здесь не появлюсь, так что это действительно прощание.
  
  - Прощайте, мистер Бидль. Фангорн, жди меня! - говорю я, смотря на звезды, и делаю первый шаг по дороге в тысячу ли.
  
  
  Глава 4. Орки Мглистых гор.
  
  Средиземье
  Юг Мглистых гор.
  
  Путь до предгорий Дунланда напрямик у меня занял примерно двое суток. И это если соблюдать некоторую скрытность, а так можно было бы и быстрее. У конного путника подобный переход займёт примерно двадцать-двадцать пять дней, хотя, конечно, его бы замедляла необходимость идти по тракту.
  
  Дальше шла более заселённая местность, что создавало некоторое препятствие. Больше нельзя было нестись по полям сломя голову, и приходилось обходить жилища дунладцев. Местные не очень-то​ приветливы к чужакам, и следовало быть осторожнее. Их нездоровая паранойя ко всем, кто не имеет знак племени или не знает тайного слова не удивительна, учитывая их прошлое.
  
  Дунландцы произошли от потомков Халдада и людей Рудаура, бежавших на юг после поражения их союза с Ангмаром, а во второй половине третьего тысячелетия они смешали кровь с народом Балхот, потерпевших поражение от Эотеода. Так что их ненависть, подогреваемая вождями и старейшинами к людским народам вокруг, вполне понятна.
  
  Выглядели дунландцы в основном как сущие дикари, но те, что побогаче, одевались в меха и железные панцири. Это крепкий телом, коренастый народ с обветренной кожей и черными волосами, иногда встречались и рыжеволосые, но очень редко. То были последние отголоски крови людей Рудаура, растворившейся в крови других народов.
  
  Чем я дальше и выше забиралась в горы, тем реже встречалось людское жилье. Вскоре можно было увидеть лишь бараньи отары да воинские патрули и секреты, стерегущие границы. И им было от кого охранять своих жен и детей.
  
  Орочьи банды шныряли по горам и частенько пробовали на зуб коневодов Рохана. Дунландцев орки обычно не трогали, соблюдая какое-то негласное соглашение, но, имея дело с этим зловредным народом, нужно постоянно держать камень за пазухой. Если зеленокожие почувствуют слабость или разлад в племенах, то наутро можно обнаружить пару вырезанных деревень. Ночью близ своих гор орки становятся довольно опасными.
  
  Переход на территорию зеленокожих я заметила по следам. Окованные железом сапоги и косолапая походка оставляют довольно характерные отметины, как и варжьи когти. И чем дальше на восток, тем чаще можно было заметить присутствие орков.
  
  Моя скорость передвижения довольно сильно замедлилась, приходилось иногда уходить под землю или применять маскировочные дзюцу, чтобы не учуяли варги - огромные волки, которых орки использовали в качестве ездовых животных. Эти твари заметно больше и тяжелее лошади, но при этом были довольно сильными и быстрыми, а в связке со всадником увеличивали угрозу орков в десятки раз. Редко какая лошадь не побежит в ужасе только лишь увидев варга, а конструкция лап и врождённая ловкость позволяет этим отличным хищникам перемещаться по любому бездорожью на большой скорости. В горах орки так мобильны лишь благодаря варгам, и не зря говорят следопыты, что с пешим орком или гоблином любой крепкий телом мужчина справится, а с орком на варге и двое рыцарей не сладят.
  
  У меня не было совершенно никакого резона сталкиваться с орками, и я могла пройти скрытно до самого Фангорна, но, увы, судьба внесла свои коррективы. И я не могу решить, к добру это, или к худу.
  
  На одном из горных перевалов я заметила окровавленные человеческие следы. Так как в том месте мог быть орочий секрет, то я была вдвойне внимательна и сумела найти отпечатки человеческих ног на камнях. Мало где найдется любитель бегать по горам босиком, и, скорее всего, это был раб, бежавший из орочьего плена.
  
  Я стараюсь не совершать глупых поступков, но следы свежие - им буквально пара минут, а погони не слышно. Почему бы и не помочь, раз я имею такую возможность. Даже если будет столкновение с орками, то ничего страшного - попросту перебью всех свидетелей.
  
  Отлепляюсь от отвесной скалы и в три прыжка оказываюсь у следов. Уставший человек не смог далеко уйти и лежал буквально в двадцати метрах отсюда, присыпав себя пылью и мелкими камнями. Видно он, совсем отчаялся и обессилил - варг учует его кровь за несколько миль.
  
  Парень потерял сознание, поэтому я беспрепятственно подхожу к нему и осматриваю изрезанные о камни ноги. Судя по всему, его страх был гораздо сильнее чувства боли, и гнал человека, пока не кончились силы. Осторожно переворачиваю его на спину и касаюсь грязного лба - есть небольшой жар.
  
  Это был молодой мужчина, лет тридцати, скорее всего, из народа Рохана. Спутанные когда-то светлые волосы и борода по грудь, тело истощено так, что выпирают ребра. Из всей одежды на нем была только драная набедренная повязка.
  
  Судя по характерным мозолях на ладонях, мужчина был солдатом. "И не самым покорным рабом" - констатирую я, осматривая ещё не до конца зажившие рубцы от кнута, которые были не только на спине, лупили куда придется, а на его левой щеке было выжжено клеймо в виде схематичной волчьей или собачьей головы.
  
  Достаю из рюкзака бинты, кое-какие обеззараживающие средства, купленные в основном в Бри, и нитку с кривой иглой.
  
  Когда я уже почти закончила оказывать помощь раненому, то краем уха услышала волчий вой вдалеке.
  
  - Зря вы сюда идёте, - тихо шепчу я, поднимаясь с колен.
  
  Юг Мглистых гор.
  Орк Кашнак.
  
  Две дюжины орков верхом на огромных волках выскочили из-за камней и принялись кружить вокруг истекающего кровью сбежавшего раба, лежащего на земле. Мысленно орки всеми словами костерили старого Кашнака и его паранойю, но вслух этого делать не решались.
  
  "Что-то здесь неправильно" - думал коренастый орк, осматривая округу. Одноглазый варг под ним настороженно принюхивался, предчувствуя беду и нервно переступал лапами.
  
  - Взять его, - решился Кашнак и быстро добавил. - Только осторожнее, эльф вас подери! У меня плохое предчувствие.
  
  Самый молодой орк слез со своего варга, и, сильно нервничая, медленно подошел к тяжело дышещему рохирриму и осторожно ткнул его пяткой своего копья. Сбежавший раб неожиданно открыл глаза и ухмыльнулся.
  
  Неожиданный мощный взрыв разорвал в клочья молодого орка иего варга и посек камнями почти всех волков, сбивая с седел их наездников.
  
  - Засада! В сторону! - не своим голосом заорал орк, дергая варга за уши.
  
  Но тому не нужно было давать никаких команд. Варг развернулся, и, петляя из стороны в сторону, понёсся прочь от невидимого врага. Неожиданно перед лицом Кашнака мелькнула тонкая серебристая нитка и зверь под ним оказался мгновенно стреножен. Орк, матерясь, кубарем слетел с волка и упал, ударившись лицом об острые камни. В голове сильно зазвенело, но сознание он не потерял.
  
  Кое-как собрав глаза и мысли в кучу, Кашнак прислушался и благоразумно решил притвориться мертвым. Повсюду слышались хриплые орочьи крики, визг варгов, свист летящей стали и грохот раскалывающихся камней. Тут над головой, гудя рассерженным шмелем, быстро пролетел какой-то снаряд, раздался грохот и звуки стихли. Слышались только тихие поскуливания его связанного варга. Резкий хрустящий звук вспоротой глотки, короткое бульканье и наступила звенящая тишина.
  
  "Сволочь!" - прошипел орк, в своем благоразумии сделав это мысленно.
  
  Кашнак, холодея от страха, прислушивался изо всех сил, но всё равно не услышал ни шагов, ни дыхания убийцы, когда почувствовал чужую холодную руку на загривке. Резкий рывок вверх.
  
  - Уи-и-и, не убивай меня, я тебе пригожусь!!! - заверещал орк, болтая коротенькими ножками в воздухе.
  
  - И чем же? - тихо спросил женский голос, а ноздри защекотал запах крови.
  
  Кашнак открыл глаза и уставился на окровавленный клинок прямо у него перед носом. По лезвию стекала черная орочья кровь, вперемешку с красной варжьей. Перевел взгляд дальше и встретился с черными глазами какой-то смуглой девки - скорее всего, одной из племен истерлингов. Она была одета в легкие тёмные одежды и короткий синий плащ с серебряной вышивкой по краям. Под ним был одет серый доспех без каких-либо узоров, а на нижней половине лица была надета маска, в виде злобно ощеренной клыкастой морды.
  
  - Чем хочешь пригожусь! Хорошая маска, кстати, - с присвистом, хрипло затораторил орк, - Но я так понимаю, тебе нужно то, что у меня в голове. Опустишь меня на землю? Я и так все расскажу, можешь меня даже не пытать - это больно, а боли я боюсь.
  
  Девушка молча отпустила орка и отошла в сторону. Уселась на камушек и стала делать странные движения руками. Напрягшись, Кашнак подумал, что она колдует, но пригляделся, и заметил тоненькую стальную нить, которую истерлинг аккуратно сматывала на маленькую катушку. Как такое можно использовать как оружие? Да ещё и против варга.
  
  "Вроде, пока убивать не собирается" - подумал орк, доставая из своей сумки чистую тряпку и прилкладывая её к раненому лицу.
  
  - Я смотрю, за угрозу ты меня вообще не считаешь, - ухмыльнулся Кашнак и осёкся, встретившись глазами с убийцей. - И правильно, я мирный орк.
  
  - Надеюсь, тебе не нужно объяснять, что говорить нужно быстро и максимально подробно? - для порядка спросила темноволосая. - Я могу быть и не столь любезной.
  
  - Конечно! Но, может, для начала представимся? Меня зовут Кашнак и я орк, но ты наверное и сама догадалась, а ты из варьягов? Или балхот? На харадрима не похожа... - жестокий удар в печень мгновенно заткнул орка, и следующие несколько минут, тот был занят тем, что пытался не опорожнить кишечник прямо под себя.
  
  Кое-как отдышавшись, он подумал, что ударила она быстро, без замаха, и наверника слабее, чем могла. В любом случае, сила удара совершенно не сопоставлялась с весом и телосложением черноволосой.
  
  - В состоянии продолжать? Хорошо, - кивнула эта сволочь. - Сколько орков в этой части гор?
  
  - Да дох#я, - ухмыльнулся Кашнак и сразу же замахал руками. - Стой! Не бей! Что поделать, если их реально много, рядом же Мория!
  
  - Тогда сколько примерно крепостей?
  
  - Их тоже трудно сосчитать. Частенько появляются новые лурбузы, иногда разрушают старые. Но! - воскликнул орк, предчувствуя новый удар в печень. - Есть три огромных крепости, чьей воле повинуются остальные. Это Азог в Мории, его сынок Больг в Гундабаде на севере и Гоблтаун посередине. Правда, как зовут очередного Короля Гоблинов я не знаю. Очень уж часто они там дохнут.
  
  Девушка за время короткого рассказа обошла вокруг всё поле боя , собирая метательное железо. Подошла к трупу варга, и с хрустом выдернула из головы зверя длинный кинжал с кольцом на рукояти.
  
  - Расскажи поподробнее о каждом из них. Чем они сильны? - спросила девушка, вытирая кинжал о мех варга.
  
  - Ну, у Азога большая армия: тролли, орки, всякие чудовища, крепкие морийские доспехи и оружие, а в запасе много металлов. Многие хотят вступить к нему в войско, но он выбирает самых крупных и свирепых. У Больга в Гундабаде тоже большая армия, только доспехи похуже, а троллей побольше. Ещё говорят, что он выращивает у себя в крепости самых настоящих нетопырей, и их так много, что, взлетев в небо, они закроют собой солнце, но я думаю, это байки. В Гоблтауне есть множество хитроумных гоблинских машин и... хм, просто дох#я гоблинов. Реально много - можно только их и жрать или кузни ими топить. Хе, они когда грога напьются, то вспыхивают только в путь!
  
  - Ясно, - истерлинг кивнула и спросила. - А что же твоя крепость? Вы выглядите как сущий сброд в этих доспехах из шкур, костей и кожи и с костяным оружием. Так я подумала, перед тем как напасть на вас, но...
  
  Девушка, задумчиво замолчала и подобрала костяную булаву. Попробовала её на излом - кость заскрипела, но с честью выдержала испытание. Тогда она перехватила оружие за рукоять и резко ударила по валуну рядом. От камня брызнуло в разные стороны мелким крошевом и откололся крупный кусок.
  
  - На рукояти остались отпечатки человеческих ладоней и пальцев, будто из теста лепили. Кто сделал это оружие? - спросила темноволосая.
  
  - Наш хозяин, - с отвращением сказал орк. - Он дунландец. И колдун. Пришёл сюда вместе со своим недокланом, собрал под сотню орков с варгами и теперь ходит грабить либо коневодов, либо своих же дунландцев в предгорьях. Из людей с ним примерно двадцать воинов, и это отборные ублюдки в крепких доспехах и с оружием даже лучше нашего. Ещё где-то две дюжины баб со щенками - жены и дети ихние.
  
  - Что он представляет из себя как колдун? - спросила истерлинг.
  
  - Ну, всей своей силы он не показывает, понятное дело, - начал рассказывать Кашнак. - Опять же, я никогда не видел, как он топором машет, но думаю, не для красоты его носит. Колдует он... непонятно. Как и любой колдун. Какие-то стрёмные ритуалы с животными и варгами, после которых остаются только трупы, но мясо есть запрещено, его сразу сжигают. Так же он варит какие-то вонючие зелья и мастерит амулеты, но только для своих людишек. Эти висюльки делают его воинов сильнее и быстрее, дают лучшее зрение и нюх - полезные вещички, хотел бы и себе парочку взять. Ну и оружие лепит из костей. Нам он делает так, тяп-ляп, но его людишкам достаётся самое лучшее.
  
  - Ты всеми силами пытаешься показать, что тебе не нравится твой хозяин, - заметила темноволосая.
  
  - Он слабак, - сплюнул орк, - Не всмысле силы, этот колдунишка довольно силен, а в смысле духом. Он ведь колдун в конце концов! Этот выблядок Азог захапал себе самое лучшее, что есть в этих горах, и никто ему и слова не скажет! Но все ненавидят. Он мог бы собрать орков под своим началом, как это когда-то сделал Ангмарец, и выбить Осквернителя из Мории, его бы послушались. Но вместо этого он сидит на жопе ровно со своим недокланом и довольствуется объедками. За что его уважать то? Кроличья душонка, тьфу!
  
  - Ты и сам не образец храбрости, - сказала истерлинг.
  
  - Есть трусость, а есть благоразумие, - не очень логично возразил орк. - Ты перебила отряд в две дюжины орков за несколько секунд. Из засады, да, но умения тебе не занимать. К тому же, ты явно ведьма, а я не дурак с магией связываться.
  
  - Сколько рабов в крепости, каких народностей и для чего они? - задала следующий вопрос черноволосая.
  
  - Около тридцати. Женщины, мужчины и все из рохиррим. Мужики работают в копях, добывают железо, а бабы на кухне для воинов. Хе, ну и понятно для чего ещё, - оскалился орк.
  
  
  Ямада Карен.
  
  
  Расспросив зеленокожего более подробно об устройстве крепости, или лурбуза, как он его называл, укреплениях и вооружении воинов, я задумалась о том, что делать дальше. Нет, судьба этого орка уже определена, непонятно, как быть с колдуном и его мини-армией. С одной стороны, я ничего не должна людям Рохана, и встревать в их разборки с холмовиками не стоит. Даже если я героически перебью всех злодеев, то что делать со спасенными? Вести их за ручку в Рохан? Если их просто отпустить на все четыре стороны, то это ничем не отличается от убийства - через четыре дня от них и косточек не останется.
  
  Зато есть возможность потренироваться на кошках. Это заштатный колдун, конечно, намного слабее Митрандира, но он поможет мне лучше понять, что такое эта биджева магия. Первое знакомство с этой силой осталось за моим нанимателем, но хотелось бы взять реванш.
  
  Что-то почувствовав в моем настроении, орк быстро затораторил.
  
  - Я не вчера родился и понимаю, что ты меня сейчас прикончишь, но я не последний орк в лагере, и половина меня послушает. Я могу поднять бунт в крепости и всё, что тебе останется, так это прикончить Дунландца, - с надеждой сказал Кашнак.
  
  - Только ты упускаешь одну деталь. У меня совершенно нет повода верить тебе, - я покачала головой. - Впрочем, у меня давно не было стоящего противника, почему бы и не развеяться. И, надеюсь, ты не думаешь, что я отпущу тебя просто так?
  
  Орк даже пикнуть не успел, как я неожиданно схватила его за руку. Кашнак сдавленно зашипел и начал безуспешно вырываться, почувствовав острую боль на тыльной стороне ладони. Запахло дымком. Когда я его отпустила, орк увидел на своей руке свежий ожог в виде птичьей головы.
  
  - Если предашь меня, то попросту сгниёшь изнутри, руки и ноги отсохнут и останешься ты до конца своей недолгой жизни обрубком. Это тебе мое проклятие! - немного пафосно сказала я. Орку, совершенно не нужно было знать, что этот рисунок абсолютно ничего не значит. - Ступай. Надеюсь, ты сделаешь правильный выбор.
  
  
  ****
  
  Проводив взглядом испуганно оглядывающегося, семенящего орка, пока тот не скрылся за камнями, девушка некоторое время стояла, не двигаясь. Потом её кожа неожиданно посерела, потрескалась и фигурка темноволосой развалилась на несколько камней.
  
  Рядом безшумно возникла её точная копия, хмыкнула и принялась собирать аккуратно сложенное на земле оружие.
  
  ****
  
  Утро для обитателей крепости началось не очень приятно. Просто в один момент половина орков встала из кроватей и принялась резать других орков. Им ещё повезло, что все люди спали отдельно и под бдительной охраной, а варгов не выпустили из загонов, не зная, чью сторону примут эти своевольные звери.
  
  Перед тем, как напасть на лурбуз, мне пришлось пройтись по округе, вырезая патрули и дозоры - не хотелось бы получить удар в спину от тех, кто был снаружи. Забавно, но я до последнего думала, что Кашнак не решится - видимо, страх перед моей "магией" оказался сильнее, чем страх перед магией настоящей. Пожалуй, не буду указывать на его глупость.
  
  Но долго безнаказанная резня спящих не продлилась, видимо, колдун, проснувшись, почувствовал смерть своих орков. Над крепостью прозвучал тревожный рог. Рабы прилипли лицами к своим клеткам, кто с надеждой, а кто с тревогой, но, увидев, что орки сражаются с ненавистными дунладцами и с другими орками, надежда угасла. В любом случае ничего хорошего их не ждет.
  
  Неожиданно двери Длинного Дома распахнулись и оттуда вышел единый строй из дюжины бородатых копейщиков в остроконечные шлемах, со щитами и в чёрных костяных латах, возглавлямых высоким воином с топором. На голове вождя одет черный шлем в виде оскаленной волчьей пасти, а на плечи был накинут плащ из вороньих перьев, застегнутый золотой фибулой. Под ним виднелась богатые черно-красные одеяния и широкий железный пояс. Доспехов, кроме чёрных наручей, колдун не носил, а топором орудовал с завидной легкостью и скоростью, разрубая орков с одного удара.
  
  Строй копейщиков экономно, с отлаженостью механизма и скоростью швейной машинки, колол орков, не делая никакой разницы между чужими и своими, и лениво отбивал стрелы тяжелыми щитами. Хорошие амулеты делал колдун, качественные - скорость и сила Чёрных как у новичков генинов, а с их опытом и броней, каждый стоит троих. Понятно, почему Кашнак так бесится. Обладая такой силой, он бы быстро стал значимой фигурой в этих горах. Если бы раньше не сдох, конечно.
  
  За короткий промежуток времени колдун успел показать несколько фокусов, вроде метания топора или стрельбы костяными иглами из своих наручей. А у орков дела стали совсем плачевными - их прижали к каменной стене крепости и начали методично вырезать. Поняв наконец, что пощады ждать не стоит, орки принялись ожесточенно отбиваться, забыв о прежних "разногласиях".
  
  - Нет, так не пойдет, - пробормотала я, заметив, что орков осталось всего двадцать, а чёрные не понесли ни одной потери. - Думаю, стоит немного накалить ситуацию.
  
  Короткая ментальная команда и клон открывает загоны варгов, бросает в них пару сенбонов и ведёт разозленных хищников прямо на вражеский строй. Колдун первым заметил подкрепление в виде сотни варгов и гортанно пропел несколько слов, взмахнув топором. Тут же с его плаща взлетел десяток крупных ворон и черными стрелами понёсся на прямо варгов.
  
  Первое столкновение животных вышло не в пользу варгов. Птицы с легкостью прошивали насквозь их массивные туши, взлетали вверх, пикировали и снова били, стая варгов смешалась. Тут, внезапно, вороны разом взмахнули крыльями и взлетели вверх, оставив густую взвесь из перьев и черной пыли. Вспыхнуло яркое алое пламя.
  
  Пыль мгновенно сдетонировала и подожгла варгов, большая часть умерла на месте, но те, что были скраю, выжили, ненадолго, правда. Полыхая красным пламенем и разбрасывая искры, гигантские волки столкнулись с отрядом выживших орков, и подожгли большую часть. Эдак у меня орков совсем не останется.
  
  Колдун довольно хорош, на уровне середнячка чунина, или, учитывая специфику, младшего офицера-самурая, но что-то большее он мне не покажет, просто не смогу вынудить - орки почти закончились. Так что кончать с ним надо одним ударом.
  
  Складываю печать концентрации и один из моих клонов, до этого успешно притворявшийся орком, нанес удар отравленным кунаем прямо в незащищенное горло колдуна. И в ту же секунду получил удар от колдуна в живот. Брызнула красная кровь, а ладонь вождя вышла из спины.
  
  - Ahou, - издевательски произнёс клон, и тут же его кровь превратилась в черное горючее масло, кожа посерела и потрескалась, а нижняя челюсть раскрошилась, осыпавшись на землю. Изо рта показался тонкий свиток.
  
  Взрыв!
  
  Ну, вот и все. Пока Чёрные ещё в смятении от удара по своему предводителю, я шуншином преодолеваю сотню метров до них, и хлопком ладонями выполняю технику "удушливой пыли". Сразу после этого поочередно складываю печати "каменных кольев" и "гранитного ядра".
  
  Вырвавшийся из-под земли каменный частокол пробил насквозь пару невезучих воинов, а остальных отбросил под удар ядра. Раздался громкий грохот, и дунландцы сломанными куклами разлетаются в разные стороны.
  
  - Добить их, - отдала я приказ оставшимся в живых оркам, и направилась ко всё ещё живому вождю.
  
  Колдун в это время корчился на земле, пытаясь потушить липкое пламя. Его довольно сильно потрепало взрывом: левая рука отсутствовала по плечо, а левая половина тела всё ещё горела. Кожа на поврежденных местах пузырилась и превращалась в чешую, очевидно, пытаясь регенерировать, но не до конца сбитое пламя не давало ей это сделать. Лицо его постоянно изменялось и принимало сходство то с одним, то с другим животным. Что ж, пора заканчивать.
  
  - Стихия Земли. Каменный хлопок, - тихо произношу название дзюцу и из-под земли появляются две гранитные плиты. Хлопок ладонями, и техника смыкается с громким грохотом. После такого не выживают, если ты не Эска, конечно. Но с этими колдунами следует быть осторожнее​, поэтому касаюсь ладонью одной из каменных плит, пытаясь почувствовать вибрации.
  
  Готов.
  
  - Приказ выполнен, хозяйка, - ко мне подошёл хмурый Кашнак, - Выжило пять варгов и девять орков, считая меня.
  
  Это наглая морда намекает, что мне надо было нанести удар раньше? Можно сказать, что его намек пропал втуне - я не собиралась оставлять в живых много орков. Забавно, штурм для этого хитрого гадёныша обошёлся без единой царапины - всё это время он скрывался за спинами своих. Ну, и о его невероятной удаче забывать не стоит.
  
  - Доспехи и оружие не лишились своих свойств? - задаю интересующий меня вопрос.
  
  - Нет, - качает головой орк. - Всё, кроме амулетов, работает. Похоже, они зависят от магии колдунишки. Кстати, он отъехал?
  
  - Мёртв, - киваю я, и сразу же начинаю раздавать указания. - На отдых даю вам час. Можете использовать доспехи и оружие Чёрных по своему усмотрению. Самый целый доспех мне. Грабить в меру, берите только самое нужное. Людей не трогать, иначе похороню заживо. Можете хоть обожраться, но никого не задирать. О случаях неповиновения сообщать сразу мне. Далее, рабов накормить сейчас, к бывшим хозяевам их не подпускать. Через полтора часа построить рохиррим и дунландцев прямо передо мной. Вопросы?
  
  - Вам мальчика или девочку подогнать? - заискивающе спросил орк. - Или сразу двух? Хороший трах после доброй драки, это самое то!
  
  - Нет, - отрезала я. - Вперёд!
  
  - Понял-понял, не дурак, - поднял руки Кашнак. - Моей госпоже полностью чужды любые людские потребности. Она настолько идеальна...
  
  Не слушая причитания орка, я отхожу в сторону и нагибаюсь за одной из тех волшебных ворон, упавших после смерти колдуна. Занятная игрушка: под перьями и кожей чувствуется крепкий костяной корпус. Клюв тоже из кости, но полностью цельный и не открывается, а вместо глаз вставлены хрустальные шарики. Разрываю кожу и с усилием ломаю корпус. Под костью оказалась залита странная бурая субстанция, похожая на желе. Я аккуратно вытряхнула жижу на землю и обнаружила внутри сложную систему на шарнирах, очевидно, приводящую в движение эту куклу.
  
  - Ну-ка, а если... - тихо бормочу я и складываю печать концентрации, пытаясь выполнить технику чакронити Суны. Их модификация позволяет управлять конструкциями без чакросистемы, правда, эта техника даётся мне с трудом.
  
  Примерно час я игралась с одной из уцелевших ворон, пытаясь заставить её взлететь или подключиться к органам зрения, но всё, что у меня вышло - это бьющаяся в жутких судорогах кукла. Печально, конечно, но эта техника никогда мне не давалась, несмотря на хороший контроль. Краем глаза замечаю Кашнака и ещё двух орков, идущих в сторону длинных столов с огромным железным блюдом. Запечатываю оставшихся кукол и направляюсь к нему.
  
  - Горе побежденным! - провозгласил орк, отсалютовав мне пыльным кувшином. - А победителям еда, выпивка и женщины.
  
  - Всё, кроме последнего, если ты не помнишь моего приказа, - проворчала я. Эх, с кем мне приходится работать.
  
  - Ну нет, так нет, Кашнак не гордый, Кашнак может и снагу чпокнуть, гхы-гы-гы-гы! - глумливо заржал орк, а его сопровождающие, испуганно переглянувшись, быстро поставили свою ношу на один из тяжелых столов и сбежали. Очевидно, это и были снаги.
  
  - Откуда здесь столько еды, кстати говоря? - поинтересовалась я, разглядывая блюдо с навалеными на него тоненькими листами вареного теста, окруженного крупными кусками вареного мяса. - И что это такое?
  
  - Еда какая-то, - пожал плечами орк, который красовался в новеньком чёрном доспехе, явно только что со склада, а у его пояса висел тяжелый шестопер. - А откуда... Вчера люди праздновали свадьбу старшего сына вождя. По их обычаям такой праздник длится три дня.
  
  - Кровавая свадьба, - пробормотала я, осматривая залитый кровью двор. - И где же молодожён?
  
  - Эм... а вон он, висит, - указал жующий орк на молодого воина, насаженного на один из моих кольев.
  
  - Понятно...
  
  Было ли мне жалко их? Скорее нет, чем да. Я просто чувствовала легкую брезгливость от того, как это сделала, и не более того. Они были разбойниками, держали рабов, и получили то, что заслужили. Эти люди знали, на что идут, вставая на эту дорожку.
  
  - Ты закончил?
  
  - Пыфоединайтеф, - предложил орк, с набитым ртом. - Офень фкуфно.
  
  - Нет, спасибо, - отказалась я. - Мне ещё с выжившими разговаривать.
  
  - Угу, я мигом, - Кашнак залил глотку из глиняной кружки​ с вином и поспешил в главный дом, раздавая указания оркам.
  
  Через пять минут передо мной собрались две почти равные группы людей. Тридцать два человека из дунландцев и двадцать девять бывших рабов из Рохана. Среди холмовиков выжили лишь женщины и дети, старшей было примерно восемьдесят, а младшему около восьми. Присутствовала одна беременная девушка, смотрящая стеклянными глазами на так и не снятого с кола "молодожена". Kusou! Как бы она тут родить не решила.
  
  Со стороны рабов было девятнадцать истощёённых, черных от рудниковой пыли мужчин и десять испуганных женщин, которые, очевидно, были у некоторых воинов в качестве наложниц. И выглядели они получше мужчин, которые, несмотря на своё истощение, окружили женщин в защитное кольцо. Рохиррим бросали ненавидящие взгляды на своих пленителей, и, похоже, в любой момент были готовы разорвать их на куски. И врятли их их ярость потушила бы беременная девушка.
  
  - Девчонку в дом, позаботьтесь о ней, - говорю я. - И по человеку сюда, из тех, кто понимает вестрон.
  
  Когда ко мне подошли испуганная русоволосая девушка и серокожий рудокоп, я стала обрисовывать им сложившуюся ситуацию:
  
  - Так, вас осталось примерно поровну, вы ненавидите друг друга, а в крепости полно оружия - ситуация не очень. Можете дать выход этой ненависти, только это самоубийство для вас всех. Вы находитесь в опасной близости от Мории, а горы кишат орками. Единственный шанс выжить - это действовать сообща. Проживёте здесь пару месяцев, не убив друг друга, дадите мужчинам окрепнуть, и, возможно, сможете спуститься гор. Орков здесь было много, так что еды хватит. И последнее, там, - указываю пальцем на небольшую скалу. - Я оставила сбежавшего отсюда пленника. Он истощён и его ноги сильно изранены, но состояние стабильно, потом заберёте. Все понятно?
  
  Дождавшись их кивков, и не дав им и слова сказать, отдаю оркам команду уходить. Орки тоже проблема. Пока я рядом, они меня боятся и слушают, но, как только покину их, то из реальной опасности стану опасностью далекой и иллюзорной. И первыми, на кого они нападут, это люди из их бывшей крепости. Тех, кто сможет взять в руки меч, там сейчас почти нет, так что орочью проблему стоит решить, как только выйдем из крепости.
  
  - Неплохой прибыток, да, хозяйка? Ещё бы отряд пополнить... - размечтался ковыряющийся в зубах орк, когда мы прошли через ворота.
  
  - Кашнак, - окликнула я его. - У тебя нить на шее.
  
  - А? Нитка? - удивился орк и подцепил пальцами тонкую стальную проволоку.
  
  Резко сжимаю кулак, и, взмахнув рукой, одновременно закручиваюсь вокруг своей оси и пропускаю нить сквозь кольцо на кунае. На камни брызнула кровь и к ноге подкатилась голова Кашнака в чёрном трёхрогом шлеме. Его правый глаз был закрыт, а левый беспорядочно дергался. Наступила тишина, все орки и варги лежали на земле. Я села на корточки и прикрыла орку глаз.
  
  - Второй Тсучикаге сказал: цитирую "Каждый шиноби Ивагакуре но Сато обязан умело использовать, и, при необходимости, утилизировать все задействованные для выполнения миссии инструменты. Будь то оружие или же мобилизированные человеческие ресурсы." Конец цитаты. Я шиноби, - я встаю и складываю печати техники. - Стихия земли. Каменное погребение.
  
  Шуншин! Вперед, на восток - я здесь и так задержалась.
  
  ****
  Черный ворон раздраженно каркнул, увидев такой бессмысленный перевод хорошего мяса, и посмотрел на то место, где секунду назад стояла девушка.
  "Думаю, хозяину это покажется интересным", - подумала умная птица и полетела на восток, в Дол Гулдур.
  
  Глава 5. Эти ходячие деревья...
  
  Средиземье.
  Рованион.
  Лес Фангорн.
  
  Сижу в тенечке, слушаю пенье птиц, думаю о вечном и чувствую, что тупею с каждым днем, проведенном в этом лесу. Уже три недели я жду, когда мне, наконец, разрешат выпить воды из их волшебного источника.
  
  Нужно начать с того, что этот вредный старик Митрандир, вообще не сказал, что ждет меня здесь. Поэтому, когда со мной поздоровалось дерево - я мягко говоря, удивилась. Не каждый день ты можешь увидеть персонажа сказки, особенно так неожиданно. К счастью, разошлись мы с энтами мирно.
  
  Согласно легендам древолюди были созданы Эру Илуватором, верховным божеством этого мира, по просьбе одной из высших ками - Йаванны. При сотворении мира, эта вала отвечала за создание почти всей флоры и фауны.
  
  Дальше у меня возникла небольшая проблема. Она состояла в том, что я так и не научилась самостоятельно собирать сенчакру. Смешивать в своем теле, еще получалось, если ее немного, но впитывать, увы нет. Я не говорю, что волшебник меня обманул - в лесу была природная энергия, но не сказать чтобы очень много. И явно гораздо меньше, чем нужно для жизни трех-четырехметровым энтам.
  
  Я созрела для просьбы о помощи у местных, примерно через неделю безуспешных попыток войти в Сенмод. Надо было раньше, но кто же знал, ведь пару раз, у меня едва не получилось.
  
  А дальше я столкнулась со второй проблемой, и это была просто вымораживающая медлительность этого старого энта. Я целый час, пыталась втолковать лохматому дереву, что мне нужно. Еще пол дня, мы искали одно конкретное дерево, которое у них самое древнее, причем в ходу поисков Лохматый трижды засыпал. Потом оказалось, что он находился на другом краю леса, а дальше мы медленно и печально шли туда, и идти мне приходилось со скоростью самого энта. Я думаю, мне достался самый медлительный энт, даже по меркам своих сородичей. Те, как я позже поняла, соображают пошустрее. Что поделать, у этих созданий абсолютно другая физиология.
  
  Как оказалось: самого старого энта звали Древобород. Выглядел он как и его собратья - огромным, поросшим мхом гуманоидом с древесной корой вместо кожи. Его рост составлял около четырех метров, у него были длинные руки и ноги со спутанными корнями, заменяющими пальцы. Вытянутая вверх голова Древоборода сидело прямо на широких плечах, а борода из длинных прутьев доставала прямо до середины туловища.
  
  - Я знаю твоё имя, - произнёс глубоким, раскатистым голосом он, когда я представилась. - Его сказал деревьям, Серый дух в облике старца. Он попросил помочь тебе, когда ты явишься передо мной. Мы уважаем его, поэтому я выслушал его слова, но старец не правит энтами, никто не правит энтами.
  
  Древобород задумчиво замолк и пожевал губами, заскрипев корой, заменяющей ему кожу.
  
  "Значит Митрандир это дух", - подумалось мне. Не то чтобы такое вызывает удивление, я подобное начала подозревать, изучив факты о нем, но приятно получить подтверждение своим мыслям.
  
  - Мы сами решаем свою судьбу, - наконец продолжил энт. - Поэтому мы соберемся вместе и будем думать, о своих словах для тебя.
  
  Замолкнув Древобород развернулся, и удивительно​ тихо для своего роста, потопал вглубь леса: так я и оказалась здесь и теперь жду решения этих живых деревьев.
  
  О том, что именно дает им жизнь, я узнала в одном из немногих разговоров с древолюдьми. К этому времени, я уже примерно представляла где находится источник и была уверена, что смогу сама найти его, но не хотела ссориться с местными. Провизии в свитками пока хватало, так, что можно немного подождать и потренироваться в сборе природной энергии, разлитой в воздухе этого леса.
  
  Мои неторопливые мысли прервал тихий скрип, на грани слышимости. Прислушавшись, я узнала знакомую походку - это был мой старый знакомый энт.
  
  - Konichiwa Дерево-сан! - с улыбкой воскликнула я, когда энт показался из за деревьев. - Вы наконец, что то решили? Надо же, не прошло и месяца. Прошло всего три недели.
  
  Лохматый уже открыл рот, очевидно собираясь, что то сказать, как вдруг неожиданно замолчал, нахмурив поросшие мхом брови. Серьезно? Он опять сломался? Так сейчас лучше помолчать и не сбивать его с мысли. Пусть обработает полученную информацию, а то еще загорится.
  
  - Два... двадцать два раза солнце поднималось и садилось, - медленно сказал своим скрипучим голосом энт. - Три недели - это двадцать один.
  
  То есть, он все это время считал. Ладно.
  
  - Я просто округлила... - стоп! Молчи. С ним надо разговаривать только по теме и максимально односложно, - Забудьте! Так что решили жители Фангорна?
  
  Энт медленно, с шумом втянул в себя воздух, затрещав всем телом. Забвано, я почти никогда не видела, как они дышат. Первое время, я вообще не подозревала о существовании легких у этих созданий. В самом деле - это же деревья! Но как оказалось они дышат, хоть и не совсем по человечески. Они ведь как-то разговаривают, а для этого нужен воздух.
  
  Наконец дерево продолжило:
  
  - Альдаломэ решил, - энт даже слегка приосанился, приняв величественную позу. По его мнению, разумеется. - Я отведу тебя в священное для нас место.
  
  Нет, только не этот тормоз! В лесу полно энтов пошустрее!
  
  Но увы, делать нечего, так что я уныло вздохнув, медленно поплелась за ковыляющим деревом. Кстати, почему он сказал Альдаломэ? Вроде бы, это одно из названий леса. В переводе с одного из эльфийских языков, это означает - "Тень дерева".
  
  Сами энты называют свой лес по разному, но чаще всего на квенья. Помню один из них называл его Тауреморна, что вроде бы означает "Черный лес", а другой Тауреморналомэ. Понятие не имею, что это значит, но очевидно, что то связанное с "черным лесом".
  
  Так, занятая своими мыслями, я и добралась до небольшой, окруженной исполинскими деревьями, поляны, сквозь которую пробегал быстрый ручеек. Он брал своё начало из родника, рядом с которым стоял каменный кувшин примерно, как я ростом. Капли воды, бьющие из ключа, разбивались об искуссно обработанные грани и ярко блестели на солнце.
  
  Я подошла к роднику и присела на корточки, и открутив пробку со своей серебряной фляги, подставляю узкое горлышко под серебряную струю. Думаю на первый раз достаточно и одного маленького глотка. Подношу полупустую емкость к носу и осторожно вдыхаю. Оттуда приятно пахло летним лесом и свежестью.
  
  - Ну, помогите мне предки. - пробормотала я, делая небольшой глоток. От воды ощущалась сильная сенчакра, но так как я уже могла пить из Самоцветных Озера, без особых последствий то не сильно боялась и была готова к большому количеству природной энергии.
  
  Но не смотря на мою готовность, сенчакры оказалось слишком много. Энергия, бурлящим потоком, распространялась из моего желудка прямо по чакроканалам и выходила из тела. Кое как поправив баланс энергий, я со скрипом открыла глаза и поняла, что мне предстоит множество месяцев тренировок.
  
  - Shimatta, - выругалась я, посмотрев на руки, на которых сквозь рукава, пробивалась молодая зеленая травка.
  
  Очень много тренировок.
  
  ******
  
  Огромный заснеженный лес, которому не было видно конца и края, тихо скрипел и шуршат ветвями. С небес падали редкие снежинки. Иногда, одно из деревьев неожиданно встряхивается, сбрасывая с веток снег, будто оно обладало собственное волей. Но может быть это, и в самом деле так.
  
  В центре, засыпанной белым искрящимся снегом, поляны медитировала смуглая, темноволосая девушка. Она сидела на коленях, с закрытыми глазами и размеренно дышала, выпуская облачка пара. Из одежды, на ней были только штаны из темной, легкой ткани и черная металлическая сетка, закрывающая высокую грудь. Хотя, правильнее было бы сказать: открывающая. На руке девушки, была татуировка, не знакомая никому из этих мест.
  
  Девушка открыла глаза и к ней подошла ее точная копия. В руках у той была искуссно обработанная каменная чаша, которую она поднесла к губам темноволосой. Дождавшись короткого глотка, копия поставила чашу в снег, как вдруг, посерела и распалась на несколько камней.
  
  Со смуглянкой, тем временем, проходили заметные метаморфозы: вся ее кожа позеленела, а на лбу и щеках заметно огрубела, став похожей на древесную кору или апельсиновую корку. Если бы кому-то здесь, были известны апельсины, разумеется. Её волосы, и ранее достававшие до лопаток, быстро выросли еще на целую ладонь.
  
  Девушка несколько раз глубоко вздохнула и изменения стали постепенно сходить на нет. Кожа приобрела привычный оттенок и разгладилась, остались только заметные зеленые тени под глазами. Это продлилось недолго и вскоре ее кожа вновь позеленела.
  
  - Chi, - раздраженно выдохнула девушка, поднимаясь с колен. Ее руки замелькали с огромной скоростью, складывая непонятные знаки. - Kuchiyose no Jutsu!
  
  ******
  
  Когда я почувствовала, что сенчакра закончилась, и в технику, быстрым потоком, хлынула уже моя, то мгновенно отменила технику. Проклятье! Такая Прорва чакры потребовалась, только чтобы нащупать мой мир, сколько же тогда понадобится для перемещения?
  
  Осматриваю тело на предмет новых изменений, на всякий случай. И "обычная" природная энергия, (если так можно о ней сказать) оказывает сильное влияние на организм шиноби, что уж говорить об этой. Особенно если принять во внимание тот факт, что я регулярно пью Напиток энтов более полугода.
  
  Это биджево пойло действует как сильный гормон роста - за все время моих тренировок, я выросла примерно на десять сантиметров и заметно увеличилась в весе. Причем, я росла полностью пропорционально, даже грудь увеличилась на размер. Я и до этого была довольно высокой для девушки, а теперь стала еще на целую голову выше, в свои двадцать пять. Кстати с днем рождения меня.
  
  Вдобавок, большая часть одежды стала мне мала. Нет, верхняя униформа у меня была свободного покроя, так что стала лишь чуть коротковата, да на доспехе пару ремешков ослабила. Проблема была в нижнем белье, которое я, в один прекрасный момент, еле смогла натянуть, и сапогах, ставших для меня маленькими. Волосы так же приходилось обрезать чуть ли каждый день и их скопилось столько, что можно было бы сшить себе запасную одежду. Если бы я умела конечно. Но зато исчезли все шрамы, даже тот что на спине. Так же рассосались почти все татуировки (не самый умный поступок в моей молодости), остался лишь договор контракта на предплечье.
  
  Так как входя в Сенмод, волосы больше не вставали дыбом как было раньше, я слегка сменила имидж, отрастив конский хвост до лопаток, который у меня был до заключения договора Призыва.
  
  Проблемы были не только с одеждой, постепенно заканчивались припасы в свитках. Хотя эта вода заметно утоляла голод, приходилось есть и обычную пищу. Так что, когда растает снег, я планировала покинуть Фангорн. По словам Древоборода: холода продержаться до начала Апреля, что довольно нетипично для этих краев, но и не сравнится с Долгой зимой.
  
  Но перед тем как перейти мглистые горы, стоит заглянуть в Рохан. Там, чуть южнее Фангорна есть небольшой городок Саткрофт, где можно прикупить себе одежды и немного припасов. Ну позже думаю немного погулять по горам - поохотится за орками. Говорят в одной крепости следопытов-дунэдайн платят за орочьи уши полновесным серебром.
  
  Больше в этом лесу мне делать нечего, дальше помогут только тренировки. И пожалуй стоит научится собирать сенчакру из воздуха, если я не хочу догнать Райкаге по росту.
  
  ******
  
  - Улыбка! Ну же, - сказал мой клон удерживая фотоаппарат.
  
  - Мне надоело, - пробурчал огромный энт, на чьей спине я сидела.
  
  - Давай, ещё пару снимков и все, - уговаривала я. - Я ведь первая тебя фотографирую, а ты так возражаешь, будто тебя снимают каждый день.
  
  - Мне не нравятся вспышки, - буркнул энт и неуверенно, со скрипом коры, улыбнулся, обнажив частокол жёлтых зубов.
  
  - Вот так-то лучше! - воскликнула клон, под новую вспышку.
  
  Я легко спрыгнула с древолюда и забрала у клона фотоаппарат, положив его в сумку. Пожалуй все, пора отправляться в Эриадор. С энтами я попрощалась и припасов закупила. Поход в Саткрофт прошел довольно продуктивно - там я наконец, купила необходимую сменную одежду, бельё, обувь, кое-какие лекарства и немного еды. Денег, правда, совсем не осталось, но думаю смогу заработать, когда доберусь до Эриадора.
  
  Снег уже неделю как растаял и до вступления в силу моего контракта, осталось чуть меньше месяца. За эти дни надо пересечь Мглистые горы, получить там кое-какие "рекомендации" и успеть попасть в Бри, в начале мая.
  
  Времени даже больше чем надо.
  
  ******
  
  Средиземье. Эриадор.
  Город Бри. Таверна Гарцующий Пони.
  
  По темной узкой улочке, чавкая тяжелыми сапогами в жидкой грязи, шел путешественник. Путник аккуратно обходил немногих прохожих, спешащих к тёплому очагу сквозь ливень, и внимательно осматривался по сторонам. Он был невысокого роста и довольно крепкого телосложения, что можно было заметить даже под его темным плащем. На нем был капюшон, но можно предложить, что это был гном.
  
  Предполагаемый гном завернул за угол и поправив рюкзак, поднял голову, рассматривая вывеску, освещаемую лишь светом от масляной лампы на фонаре. Впрочем, не похоже, что темнота ему мешала. В этот момент, под плащем невольный зритель мог бы заметить гномью кольчугу, широкий кожаный пояс и угрюмое лицо самого гнома.
  
  Кивнув себе, Торин перешагнул порог гостиницы, окунаясь в людской шум и гомон. В нос сразу ударило множество ароматов, но разум вычленил самые соблазнительные - это запах хорошего свиного жаркого и свежего мясного пирога. Что поделать, более трёх недель в пути, перебиваясь прогорклой кашей и сушеные мясом. Такое не часто увидишь в меню короля. Если у такого короля есть королевство, конечно.
  
  Найдя среди толпы трактирщицу, черноволосую молодую женщину, Торин сделал у нее заказ и отправился на поиски свободного столика. Гном лавировал между пьяными посетителями заведения, погруженный в мысли о своих безуспешных поисках. Поисках в которых он провел несколько долгих недель.
  
  - Вот, это вам, - сказала официантка, протягивая пинту пива и поставив на стол глиняную тарелку со снедью.
  
  - Благодарю, - слегка улыбнулся Торин беря кружку. Гном отложил дымящуюся трубку в сторону и разломал кусок ароматного черного хлеба.
  
  И тут, краем глаза Дубощит заметил плотного, лысого мужчину, сидевшего в одиночестве за столиком у окна. Тот курил табак, выпуская сизый дымок, и не отводил взгляда своего единственного глаза с Торина. Выглядел он довольно подозрительно, а под немаркой одеждой опытный глаз мог заметить оружие: нож, кинжал или скорее всего кистень. Лысый выглядел совершенно трезвым и похоже пришел сюда сюда с довольно очевидной целью.
  
  Уже понимая к чему все идёт, гном отложил хлеб в тарелку и бросил короткий взгляд налево. Там сидел худой, высокий и тощий черноволосый тип с неаккуратно подстриженной бородой. Заметив, что его обнаружили, Черноволосый переглянулся с Лысым и едва заметно кивнул. Бандиты, а теперь стало понятно кто это, одновременно встали из-за столиков и направились к Торину. Похоже им совершенно плевать на то где они собираются напасть на него. Обычные разбойники, в этом плане, гораздо осмотрительнее.
  
  Дубощит потянулся левой рукой к мечу...
  
  - Могу я присесть? - неожиданно спросил седоволосый старец, возникший будто из воздуха. Не дожидаясь ответа от удивлённого гнома, тот присел напротив.
  
  Он был одет в серую чистую мантию или балахон, а окладистая борода доставала до пояса. Серо-стальные глаза внимательно смотрели в лицо Торина. Гному стало слегка не по себе, но усилием воли тот прогнал наваждение.
  
  - Мне тоже самое, - сказал незнакомец, придержав официантку за руку.
  
  Что странно, эти нетипичные бандиты (судя по всему убийцы) резко передумали и переглянувшись, отступили. Неизвестный тем временем, опёрся о стол, обращаясь к Торину:
  
  - Мне следует представиться, моё имя Гендальф. Гендальф Серый.
  
  Волшебник. Неужели...
  
  - Я знаю кто ты, - промолвил Торин.
  
  - Ну чтож, вот ведь счастливый случай, - хмыкнул маг. - Что привело тебя Торин Дубощит в Пригорье?
  
  - До меня дошёл слух, что моего отца видели скитающимся в лесах у Дунланда, - сказал Торин после короткой паузы. - Я искал его там, но не нашел и следа.
  
  - А... Траин, - печально протянул Гендальф, будто хорошо знал его.
  
  - Ты как все считаешь, что он мертв, - сделал пробный шаг гном.
  
  - Я не был в тот день у Врат Мории.
  
  - Нет. Зато я был, - сказал Торин, погрузившись в воспоминания о том дне. - Мой дед Трор пал в бою. Мой отец повел войско к Вратам и больше не вернулся. Траина больше нет - сказали мне. Он погиб. Но после битвы, я искал его тело на поле боя, проверил всех до единого. Моего отца небыло среди мертвецов.
  
  - Торин, уже давно одни только слухи ходят о судьбе Траина, - попытался увещевать его маг.
  
  - Он все ещё жив, - упрямо мотнул головой гном. - Я уверен в этом!
  
  - А кольцо, что носил твой дед? - спросил Гендальф. - Одно из Семи, что были подарены королям гномов. Что с ним стало?
  
  - Дед отдал его моему отцу перед началом сражения.
  
  - То есть оно было у Траина, когда... Когда он исчез, - продолжил допытываться маг. Но Торин заметил оговорку, зделав зарубку в памяти, и утвердительно кивнул Гендальфу.
  
  - Держите - ка! - сказала официантка, безшумно возникнув за спиной волшебника, и поставила перед ним тарелку с кружкой. Движения женщины были плавными и аккуратными.
  
  "Когда это трактирщиц стали учить подобному" - невольно подумалось Дубощиту.
  
  - Не желаете горячего мяса, прямиком с жаровни? Сегодняшняя баранина особенно удалась, просто пальчики оближешь, - женщина стрельнула глазками в гнома и подмигнув, слегка улыбнулась полными губами.
  
  Это что, какие-то знаки внимания? Торин был мало знаком с подобными отношениями у людей и поэтому даже немного растерялся.
  
  - Нет спасибо, - вежливо отказался гном, не позволив мыслям проявиться у себя на лице.
  
  - Ладно.
  
  Девушка улыбнулась и упорхнула в конец зала, легко обходя посетителей, а мужчины вернулись к прерванному разговору.
  
  - Я знаю, что мой отец приходил к тебе перед битвой за Морию, - уверенно сказал Дубощит. - Что ты поведал ему?
  
  - Я призывал его выступить на Эребор. Поднять воинство гномов и освободить Одинокую Гору. И тебе я скажу тоже самое - освободи свою родину, - как-то даже торжественно сказал маг.
  
  Торин поджал губы и потянулся за кружкой, промочить горло. Отхлебнув пенного напитка, Дубощит сказал:
  
  - Наша встреча не случайность, так ведь?
  
  - Не случайность, - кивнул Гендальф. - Одинокая гора беспокоит меня, Торин. Этот дракон засиделся там. Рано или поздно кто-нибудь пострашнее захочет владеть Эребором. Я столкнулся с подозрительными личностями, пока ехал по Зелёному тракту. Они приняли меня за попрошайку.
  
  - Полагаю они пожалели об этом.
  
  - У одного из них было письмо - Гендальф развернул обрывок старого пергамента и протянул его Торина через стол. На нем были коряво написаны знакомые буквы. До боли знакомые. - На черном наречии. Объявление награды.
  
  - За что? - спросил Дубощит уже представляя, что там написано.
  
  - За твою голову. Кто-то хочет убить тебя, - сообщил очевидное Гендальф. - Торин, больше медлить нельзя. Ты наследник рода Дурина, объедини армию гномов! Вместе у вас хватит сил и напора чтобы отвоевать Эребор. Созови встречу гномьих родов, напомни им об их присяге.
  
  - Подгорный народ присягал тому, кто владел Камнем Государя, - сказал гном, наклонившись вперёд. - Аркенстоном. Один лишь он может объединенить их, а ты вижу позабыл, что камень украл Смауг.
  
  Тем временем мимо столика прошмыгнули двое знакомых личностей и оглядываясь, отправились к выходу. После разговора с магом, их следует догнать и допросить с пристрастием. Да и не дело оставлять врагов за спиной, но как подозревал Торин - к тому времени их и след простынет.
  
  - А если я помогу тебе вернуть его?
  
  - Как? - просто спросил Дубощит. - Аркенстон сейчас за по мира отсюда, погребённый под лапами огнедышащего дракона.
  
  И в самом деле как? Драконов вывели на в Первую Эпоху, эти существа были созданы во время Войны и для Войны. И не с кем нибудь, а с валарами. Мощь этих тварей находится за гранью воображения, даже древний маг не сможет одолеть Смауга.
  
  - Да, так и есть. И потому нам понадобится Взломщик, - слегка улыбнулся Гендальф.
  
  У Торина было ещё много вопросов, начиная с "все ли в порядке у тебя с головой, на старости лет" и заканчивая "какой к Мелькору взломщик", но задать их так и не получилось.
  
  - Вот, с пылу с жару, - довольно произнесла официантка, ставя на стол большую миску с дымящимися ломтями ароматного мяса, молотыми соусом. - Отведайте мастер гном, как я и сказала, пальчики оближешь.
  
  - А... Но я же отказался, - недоумевающе моргнул Торин.
  
  Девушка мило улыбнулась и наклонилась, поставив локти на стол и показав свою грудь в самом выгодном свете. Казалось корсаж сейчас затрещит под напором пышных округлостей.
  
  - О! Просто, когда красивый мужчина говорит мне "нет", я всегда это понимаю как "да". Таков мой путь... хм, по жизни. Очень, знаете ли, помогает, - женщина улыбнулась и томно вздохнула, заставив колыхнуться свой обширный бюст, чем снова сбила с мысли гнома.
  
  Не дождавшись от него и слова, она снова вздохнув, выпрямилась и положила перед гномом небольшой кожаный мешочек:
  
  - Я краем уха услышала, что у вас намечается маленькое предприятие и хотела бы предложить свои услуги. Вот мои рекомендации, - и развернувшись удалилась, грациозно покачивая бедрами.
  
  - Это... было немного странно, - наконец номер Торин, покосившись на мешочек с "рекомендациями".
  
  - Я её пригласил сюда.
  
  - Значит вот это наш взломщик, - сказал Дубощит, развязывая тонкую бечёвку на горлышке, и заглянул внутрь. - Неплохо. Очень даже неплохо.
  
  - Это не взломщик. Он ждёт в другом месте и его услуги нам понадобятся, только если у тебя не получится собрать армию. А, что касается леди Карен, то ее услуги нам нужны в любом случае, - сказал волшебник и не выдержав, полюбопытствовал, - и все таки, что там такое?
  
  Торин молча достал из мешка орочье ухо, проколотое пятью золотыми колечками. Гендальф, взявший было в руку сочный кусок баранины, положил его обратно.
  
  - Если она хотела испортить мне аппетит, то ей удалось, - пробурчал маг, отодвигая тарелку в сторону.
  
  Торин усмехнулся, не ожидав от волшебника такой щепитильности и вытер руки о полотенце. После долгих скитаний вдали от цивилизации, мало что может его заставить отказаться от хорошо приготовленной домашней еды.
  
  - Я не знаю кому принадлежит это ухо, - начал Торин, отпивая из кружки. - Но там ещё лежит рукоять от булавы Улгуля Костолома и медальон с шеи Горга Сквернослова. Это орочьи вожди, и я их знаю по битве при Азанулбизаре. Правда, думал они давно в земле, но видно ошибался. Это очень хорошие рекомендации.
  
  - Значит ты согласен на ее кандидатуру?
  
  - Я подумаю, - сказал гном, поднимаясь из-за стола. Мимо проскочила другая официантка и встала за барную стойку рядом с трактирщиком, что-то сказав ему на ухо. Тот улыбнулся и приобнял женщину.
  
  - К вашим услугам, - кивнул Торин подходя к стойке и сразу перешёл к делу. - Я бы хотел узнать о девушке, что здесь работает.
  
  - Девушка? - в удивлении вскинула бровь трактирщица. - Но кроме меня здесь женщин нет. Это семейное заведение и работают здесь только я, мой муж и наш сын. Он сейчас на улице. Нет никаких других девушек - вы что то перепутали.
   - Да... возможно, - задумчиво протянул Дубощит, внимательно оглядывая зал гостиницы. - Я подумаю над этой кандидатурой...
  
  
  Глава 6. Бильбо Бэггинсу на зло!
  
  
  - Нож тупи, ложки гни,- дюжина луженых гномьих глоток горланили простенькую песню, которую сочиняли на ходу. Пудовые кулаки приземистых подземных жителей колотили по столу, выбивая незамысловатый ритм. Казалось в Бэг Энде сейчас обвалится потолок, так как нора уважаемого хоббита не была приспособлена для подобных встрясок. Но семейное гнездо Бэггинсов оказалось крепче, чем думал ее хозяин, и с честью выдержало испытание гномами. - Бей бутылки, пробки жги! Блюда разом все бей об по-о-ол - Бильбо Бэггинсу на зло!
  Над головой Бильбо опасно летали тарелки, которые по цепочке из гномов, споро направлялись на кухню. Хоббит, быстро перебирая короткими ножками, бегал между гостями и пытался спасти свою посуду от, казалось бы, неминуемого конца. Но гномы показывали чудеса ловкости, перехватывая чашки, кружки, миски и прочую столовую утварь за мгновение до падения.
  * * *
  День у полурослика не задался с самого начала. После первого завтрака, когда благодушный хоббит присел на скамейке и закурил трубку, к нему заявился один, печально известный в этих краях, маг и волшебник. Насколько знал сам Бильбо, Гендальфа не видели в Шире уже более сорока лет и, что удивительно, тот ни капли не изменился. Впрочем у волшебников свои причуды.
  Хоббит знал его, когда ещё был совсем маленьким, и с приятной ностальгией вспомнил о неподражаемых фейеверках, которые маг иногда устраивал по праздикам. Или, бывало он делал это просто так - по велению настроения. Но в возрасте Бильбо, положение обязывает отрицательно относится к подобным возмущениям спокойствия.
  Каково же было его удивление, когда старый маг стал призывать его вступить в какое-то сомнительное предприятие! Бильбо даже позабыл об элементарной вежливости и сбежал в дом, оставив Гендальфа на пороге. Потом, конечно, ему стало стыдно, но тогда хоббит об этом не думал. Очень уж смутили слова волшебника.
  Следующую половину дня в Серый маг мерещился ему везде, что не прибавляло хорошего настроения. Доходило даже до абсурда! Однажды, Бильбо увидел остроконечную шляпу волшебника в подушке, уголок которой выглядывал из за шатра на рынке, куда полурослик отправился за покупками.
  Хоббит смог вернуть себе спокойствие духа, только под вечер. Пожарив себе свежей рыбки с отварной картошкой, мистер Бэггинс сел за стол. Едва он успел наколоть на вилку кусочек картофеля, как в дверь постучали.
  Дальше все шло как в детском рассказе о жадном негостеприимном хоббите: Бэг Энд заполонили гномы и принялись разорять кладовую, испачкали ковёр и сломали водопровод. Не говоря уже о том, что они притащили с собой столько оружия, сколько хоббит в жизни не видел. Так же пострадал суднук с матушкиным приданным, как, впрочем, и все остальные углы об которые было удобно очищать сапоги от грязи. И это только те убытки, что были на виду! Хоббит боялся представить, сколько всего он ещё найдет, после вдумчивого осмотра.
  И да, во всем этом был виноват Гендальф! Такой подлянки он от него не ожидал. Нужно следить за волшебником внимательнее - как бы сбежать не решил. С кого ещё спрашивать за сегодняшнее "приключение"?
  Казалось - хуже быть не может, но все познаётся в сравнении. Заскучав, гномы затеяли веселую игру, от которой у Бильбо, порой сердце останавливалось, а уши закладывало от громкой песни. * * *
  - ...Бильбо Бэггинсу на зло! - гномы рассмеялась и прекратили петь. Полурослик протолкнулся через толпу бородачей и уставился пустым взглядом на стопки чистой посуды. Что удивительно, абсолютно целой. - Гляньте на его лицо!
  Раздался стук в дверь и повисла звенящая тишина, в которой все услышали тихий голос Гендальфа:
  - А вот и он...
  Круглая дверь с тихим скрипом отворилась, показав высокого черноволосого гнома в плаще.
  - Гендальф, ты говорил - это место будет нетрудно найти, - заговорил тот, перешагивая через порог. - Я заблудился. Дважды. Я бы вообще не нашел его, не будь этого знака на двери.
  - Знака? - Бильбо удивлённо моргнул. - Там нет никакого знака, ее красили неделю назад.
  - Там есть знак. Я сам его поставил, - поправил хоббита Гендальф, закрывая дверь. - Бильбо Бэггинс, позволь мне представить предводителя нашей компании - Торин Дубощит.
  - Значит, - протянул гном, подходя к полурослику. - Это и есть хоббит. Мистер Бэггинс вам доводилось сражаться?
  - Простите?
  - Меч или топор, что предпочитаете? - спросил Торин, обходя Бильбо вокруг.
  - Я весьма недурно кидаю каштаны, если хотите знать, - хоббит слегка приосанился, хотя и сам понимал, что это глупо, просто не любил выглядеть в чужих глазах неумехой. - Но я пока не пойму к чему весь этот разговор.
  - Так я и думал, - хмыкнул Дубощит. - Он больше похож на торгаша, чем на вора.
  Раздались смешки гномов. Бильбо мог даже обидеться, если бы не услышал последнего слова - похоже его принимают за кого-то другого, и в этом стоит винить одного долговязого, бородатого мага. Гости, тем временем, зажгли несколько свечей и раставили на столе кружки с остатками пива, готовясь к долгому разговору.
  - Ну что там было, в Эред Луин? - спросил седоволосый гном, с густой белой бородой, достающей до живота. Кажется его звали Балин. Или Двалин? А нет Двалин это высокий и лысый, который пришел первым. У хоббита было слишком много впечатлений за сегодня, чтобы запомнить около дюжины новых имён. - Они все пришли?
  - Да, весь совет был в сборе, даже послы Железных Холмов явились, - ответил Торин под одобрительное ворчание остальных гномов.
  - И что сказали Железные? Даин с нами? - это был уже Двалин.
  Дубощит заметно помрачнел и вздохнул, подбирая слова. Больше всего этим гномам нужна была надежда, надежда которую Торин хотел им дать, но увы не мог:
  - Они не придут.
  - Не может быть... - послышался чей-то тихий голос, гномы зашептались переваривая не самую приятную новость.
  Дубощит тем временем продолжал:
  - Мы затеяли этот поход - нам в него и идти.
  Гномы подавлено молчали, переглядываясь друг с другом.
  - Вы что, уже уходите? - невинно спросил Бильбо, впрочем, не похоже, что тот как-то этому растроился.
  - Бильбо, дорогой мой, нельзя ли здесь прибавить света? - попросил Гендальф хоббита, достав из-за пазухи аккуратно сложенную карту. - Далеко на востоке...
  - Может, стоит дождаться всех членов отряда, прежде чем начинать? - перебил его Торин.
  Гномы удивлённо переглянулись.
  - Всех? Здесь уже все, Торин. Вам стоит пересчитать гномов, нет ли среди них лишних, - хмыкнул маг, бросая хитрый взгляд в конец стола.
  - Упс, меня раскрыли! - раздался весёлый девичий голосок.
  Из-за стола, поблескивая хитрыми черными глазами, поднялся молодой черноволосый гном. Бильбо был готов поклясться, что до этого момента он его не видел! Мистер Беггинс не открывал ему дверь, не видел его среди других незваных гостей и точно не видел его во время той вакханалии, что творилась в его норе.
  Тем временем гном улыбнулся и тут случилось удивительное: таинственная фигура подернулась рябью, как воздух во время самой жестокой жары, но лишь на мгновение, и неожиданно увеличилась как минимум в два раза!
  Хоббит не мог поверить своим глазам: на месте гнома стояла высокая человеческая девушка в темных одеждах.
  - Это же... магия! - удивленно выдохнул Бильбо.
  Причем гораздо более впечатляющая, чем фейерверки Гендальфа.
  Так видимо подумали и его дорогие гости, прежде чем вскочить со своих мест хватаясь за оружие. Ну как оружие... Оружие гномы оставили в коридоре, поэтому в ход пошли вилки, ножи, табуретки, а самый крупный рыжеволосый гном подхватил тяжелое блюдо. Поднялся невыносимый гвалт, когда отряд сбился в подобие строя и принялся отрывисто переговариваться на кхуздуле, одновременно подбадривая себя воинственными криками.
  'Еще и драки мне не хватало для полного счастья!' - думал гостеприимный хозяин, сжавшись в компактный комочек в дальнем углу.
  -Тихо!!! - прозвучал командный рык Торина Дубощита, у которого, судя по его тяжелому дыханию, это была не первая попытка перекричать воинственных гномов.
  - Спокойно, - уже тише повторил предводитель. - Это та самая девушка, о которой я вам рассказывал.
  - Пожалуй, нам всем, наконец, стоит обсудить наш поход, - поднялся из-за стола волшебник, который все это время расслабленно сидел, покуривая трубку и посмеиваясь над гномами. - Ну и познакомиться, конечно.
  'Вот уж любитель веселых розыгрышей!' - раздраженно подумал Бильбо, подходя ближе.
  * * *
  - И что это было за представление? - хмуро спросил маг, подходя ко мне. - Если ты решила так пошутить, то это было совсем не смешно.
  В ответ я закатываю глаза и перевожу взгляд на круглое окно: сквозь дорогое, чистое стекло, видно гаснущие огни окон в хоббичьих норах. Называть свои дома норами... хм, забавно.
  Нос щекочет приятный аромат травяного чая. Я зажмурилась и отхлебнула теплый напиток из фарфоровой чашки. Неплохо - этот гном знает толк в хорошем чае.
  - Что ты хочешь услышать Гендальф? - я ответила вопросом на вопрос. Не очень вежливо. - Извинений?
  - Объяснений. Я думал, мы договорились на счет твоего участия в походе, а ты приходишь сюда под иллюзией и намеренно злишь Торина!
  - Я бы разозлила его: если бы подвергла его авторитет сомнению; если бы начала спорить с ним при всем отряде; если бы начала строить из себя великую воительницу и стала бы валять гномов по земле, унизила бы их. Но и показать свои возможности остальному отряду тоже надо. По крайней мере, они теперь будут относиться ко мне серьезнее.
  Гендальф хотел что-то возразить, что наверняка очень умное и мудрое, но не успел: из гостиной донеслось тихое пение, которое с каждой секундой становилось все громче. Сильнее. Добавилось несколько голосов и вот уже целый гномий хор поет старую, чуждую этим спокойным краям, песню. Она выгодно отличалась от той, что они горланили какой-то час назад, хоть и так же была на вестроне. Разве что на более архаичном варианте этого языка - я понимала хорошо если половину.
  Пелось в ней о... доме. О доме, ради которого они хотят убить дракона. Но сначала обокрасть.
  Тут у меня опять испортилось настроение. Ксо, это совсем не то на что я рассчитывала, когда соглашалась на это задание!
  Но в защиту Гендальфа можно сказать, что он ни слова не врал - это действительно задание на сопровождение отряда. Угу, длиною в полгода. Впрочем, неважно. Мне все равно нужно гораздо больше полугода тренировок для возвращения в родной мир, а так хоть будет чем заняться.
  Э-эх, и все-таки жаль, что у меня не осталось чакропроводящей бумаги для качественного свитка хранения - перенесла бы всех этих гномов в кармане прямо до Одинокой Горы.
  Но, увы. Так что тащиться мне теперь со скоростью самих гномов. Ксо.
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) Э.Холгер "Чудовище в академии или Суженый из пророчества 2 часть"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) А.Климова "Заложники"(Боевик) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"