Соколов Евгений Юрьевич: другие произведения.

Глава 6. Третий круг.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Варалла шёл на север и заметил, что деревья поредели. Вокруг стали больше появляться поляны и кусты. Температура воздуха немного снизилась, всё чаще дул ветер. Как-то Варалла встретил Человека, который указал ему направление.
  - Иди. Маги живут там, - сказал повстречавшийся путник, указывая рукой на север. Варалла поблагодарил его.
   Одежда в битве с иным сильно поизносилась и не годилась для дальнейшего использования, и Варалла начал искать материал для изготовления новой. Человек не знал местность, здесь росли другие деревья, и он не имел понятия, какие лучше подходят для одежды. Исследователь Добра поинтересовался у встречных Людей. Ему показали несколько поваленных деревьев, и Варалла изготовил себе новую одежду. Она была намного легче прежней. Но он привыкнет. И в ней есть преимущество - так смогу быстрее двигаться, подумал будущий маг.
   Люди, с которыми общался Варалла по пути, рассказывали ему разные вещи. Они знали об иных. Об их коварстве и скором приходе. О новых чувствах, появившихся у многих жителей. О том, что маги часто навещают их. И что иногда происходят столкновения. Ибо не все справляются с тенями иных, которые побеждают Светоча Бога во внутреннем естестве.
  - Раньше, - говорила временная попутчица Кертамис, - жители были мало знающими и намного добрее и свободнее. А теперь зависимы от некоего рока и неизбежности. Многие винят в этом магов. Но я считаю, что это не так. Ибо если маги не начали бы рассказывать о грядущем вторжении, о котором было предсказано, как они сказали, в Святом Месте, где обитает частица Светоча Бога, то иные бы пришли, захватили нас и лишили жизни всех. Мы не оказали бы никакого сопротивления. А сейчас, в некотором смысле, мы имеем представление об ином, хотя чем больше мы узнаем о них, тем сильнее знания высасывают у нас счастье и радость. Несуществующие пока иные окутали Людей в пелену страданий от ожидания неизбежного нападения неведомого опасного и сильного противника.
  Наши дети в опасности! С тех пор как узнали о существовании иных, мы почувствовали себя ответственными за наших малышей, и они стали оберегаемой ценностью матерей и отцов, несмотря на противоречие практике воспитания. Похожих изменений в сознании возникает множество. Жизнь меняется на глазах. Люди меняются, становятся жёсткими как одежда, которую ты носишь. Эти изменения всё меньше позволяют дарить любовь и иметь веру внутри себя. Но если исчезнут главные основы, которые связывают нас со Светочем Богом, то иные придут и захватят нас, а мы не сможем дать им отпор.
  Варалла слушал Кертамис перед закатом солнца. Горел огонь. Вокруг него сидели Люди, поочередно рассказывая о небывалом периоде нынешней непростой жизни.
  Варалле стало очень печально, что так развиваются события, что иные приводят такие ужасные следствия. Но разве сможет он объять все причины появления иных и указать, как жить этим Людям и всем остальным?! У него не хватит возможностей и времени. Слабое понимание и сопротивление Людей при возникновении иной мысли совсем не нравилось Варалле.
  Но Познаватель Добра тоже предчувствовал нарастающую угрозу по всем направлениям. Но чем больше он хотел объять её, тем шире она становилась, и Варалла понял, что мысль об ином будет вредна, ибо она часть иного и проникает во внутреннее естество.
  Необходима большая осторожность при связи с иным. Ибо оно коварно и повсюду оставляет следы, которые становятся ловушками для мыслей. Варалла надеялся, что маги знают обо всём этом. Обо всех сложностях появления иных и всём ужасе, связанном с ними. Ведь если падут маги, то никакого сопротивления не будет, враг уничтожит Добро, и Светоч Бог исчезнет для всех, его забудут. Варалла гнал от себя такие мысли.
  Понимает ли Кертамис всю сложность иного и его безразмерность? Исследователю казалось, что она представляет их так же, как поверхность воды в одной плоскости, не зная о глубине. Да что мог представлять сам Варалла? Он же гонит мысли о них от себя, не давая проникнуть им внутрь. Возможно, пропустив их в себя, он лучше узнает, как бороться с иным?! Нет! Это будет предательством Светоча Бога! Иное просто начнёт вытеснять из внутреннего естества сияние Добра и постепенно заполнит его. Варалла как раз наблюдает это, происходящее вокруг него. Как с ним бороться? Объяснить всем, что не надо думать об иных, а также не впускать их вовнутрь? Нет. Варалла не сможет. Ведь, чтобы жителям поверить в правильность этого направления мысли необходимы точные знания, а также поддержка магов, а не интуиция Человека. А заклинатели вряд ли согласятся с отказом в изучении иных, ведь если о них ничего не попытаться узнать, то и не будут рождены методы для их уничтожения. Поэтому каждый решает сам, какой избрать путь...
  Люди рассказывали о том, что часто происходят разногласия по поводу решения различных проблем, и на почве этого появляются конфликты. Многие уходят в другие края. Бывало так, что никто не хотел уступать в решении того или иного вопроса, тогда исход вместо рассуждений спорящих Людей решался битвой. Хотя порой это мало помогало дотянуться до истины. Старосты поселений часто сменялись. Время, раньше не имевшее значение, стало ощутимей по мере осознания ценностей, которые может отобрать иное...
  Много было сказано. Споры тянулись всю ночь. Варалла не привык к общению в такое время. Но он слушал и был с ними рядом. Он не говорил, ибо считал, что по ночам могут прийти лишь негодные и вредные мысли. Исследователь долгое время не покидал собрание, чтобы уединиться для покоя и доброго сна. Но, всё же, в какой-то момент Творение Добра не выдержал и уснул прямо у костра.
   Проснувшись, будущий маг как обычно перекусил. Рядом спало несколько Человек, некоторые разбрелись по своим домам. Костёр дымился.
  Варалла не стал прощаться, будить Людей, а сразу отправился в путь.
  Прежде чем достигнуть Третьего Круга, Исследователь ещё не раз ночевал с различными сообществами, которые рассказывали ему истории про иных и свою жизнь.
  Один из повествователей сказал, что раз Вараллу отобрали, то он должен почувствовать Третий Круг. Ему это возвестил тот, кто бывал там уже раньше. Этот Человек сказал, что не выдержал пребывания там. Испытания, соперничество, магия, непонятно, сколько ещё бы я смог там прожить, говорил он. Было ошибкой отбирать меня туда, но маги, вероятно, что-то почувствовали во мне. Возможно, я и был тем, кто должен быть там, но не справился с иным внутри себя, и оно одолело моё нутро. Да. Раньше я был другим. Но иное имеет много свойств, и познание через него очень опасно. И когда я позволил ему пройти в себя, я заплатил за это многими сомнениями, которые в свою очередь породили другие, и я не справился с ними. Нахождение объяснений им рождает новые сомнения... Но в Третьем Круге сомнениям нет места. И я ушёл и стал жить с другими Людьми неподалёку. И ты знаешь, они такие же, как и я - легко могут впустить в себя иных. Малые знания, которые имеются у них, а также слабая воля, не позволяют пресечь увеличение скорости проникновения иных...
  И знаешь что?! Если ты хочешь лишить жизни меня, нас...всех.... Если считаешь это необходимым правилом - то давай, сделай это! Я не думаю, что мы окажем тебе большое сопротивление. Ты, конечно, избавишься от иных....Но ты убьёшь Людей, которые не могут сопротивляться из-за того, что не всем достались воля и знания, такие как у магов...
  Подумай, не все могут купаться в мудрости Святого Места и иметь сильное внутреннее естество. Да и посеяли знания об иных сами маги. Только после этого возникли сомнения и прочее. Зачем они сделали это?! Они хотели помочь?! Так, давайте, помогите нам всем! Что же это вы?! Иное нужно убивать не лишая тела, а изнутри или источник его происхождения. Но его здесь нет, он воздействует где-то со стороны. Да, маги скрывают много различных тайн....И много ли они сами знают об иных?! Вообще-то я сомневаюсь, что полная картина им известна. Предлагаю тебе, полному сил и энергии, сильному волей, пойти к ним и отведать знаний Светоча Бога, и помочь нам избавится от иных.... Существуют очень различные проявления иного. Вот, например, мы. Разве мы отметились откровенно неподобающим Добру поведением? Прошлой ночью все разговаривали и грелись у костра. Никто из нас не выражал противление Светочу Богу....Разве ты тогда сам чувствовал в нас иных?! Возможно, если только в небольшой степени, и она не позволяла нам нанести вред друг другу...
  В какой-то момент разговора Варалла вдруг перестал слушать, резко встал и пошёл прочь от этого Человека. Он почувствовал, что возникает трещина внутри него и туда может просочиться иное. Нет, трещины не было, но была мысль, что она может появиться. И мысль была очень реальной. Реальнее даже того, чего не было. Возможно, трещина в мыслях о её появлении гораздо реальней, чем пока её отсутствие в действительности.
   Варалла успокаивал себя лишь тем, что его знания пока мало сущие и поэтому он, не желая того, пытается искать их на стороне, и в частности у того Человека, с которым он беседовал недавно. Но так как тот поселенец связан с иным, то делать этого нельзя.
  Необходимо проявить сильную волю и терпение. Варалла сказал себе, что возьмёт знания и наберётся мудрости у магов, и если нужно будет уничтожить всех, кого задело иное, он уничтожит. Но не сейчас!..
  Порождение Добра ещё долго отбивался от мыслей, которые атаковали его внутреннее естество. От мыслей чьё явление было порождено со стороны неким источником, уничтожение которого поможет искоренить иное.
  Но всё же Варалла не мог понять, как уничтожение этого центра может уничтожить иное во внутреннем естестве людей, в которых оно уже проникло?
  Неужели если уничтожить Святое Место, то мы перестанем испытывать любовь к Светочу Богу?
  Конечно, не перестанем. Ведь не место делает нас сильными в любви и крепкими в вере. Но мы сами и наше внутреннее естество. А Святое Место лишь позволяет открыть грани мудрости и усилить или выявить резервы, скрытые внутри Человека. И поэтому Варалла хочет узнать, как бороться с иным у магов.
  (Но если б вдруг сейчас снова появился этот смутьян и попытался что-либо рассказать о слабой воле большинства Людей, то я бы, не задумываясь, выбивал из него иное до тех пор, пока он навсегда не лишился бы возможности проводить его).
  Варалла с силой сжал кулаки и зубы, пытаясь вновь и вновь отогнать любопытство тёмного мышления. Исследователь почувствовал увеличение температуры тела. Вены от вибрации внутреннего огня выступили на поверхность рук и набухли...
  В данный момент следует успокоить внутреннее естество, чтобы уравновесить нужное течение мыслей и напряжение воли.
  Прошло немало времени, прежде чем Исследователь поборол мысли, заражённые иными, и отогнал их от себя.
   Погружённый в мыслительную борьбу Варалла не сразу почувствовал, как появился уклон вверх. Исследователь поднимался в гору. Он видел во множестве большие тяжёлые камни и высокие одинокие, сильные и мудрые деревья. Когда, наконец, Варалла поднялся до конца возвышения, то ему открылась удивительная картина. Это были поселения магов. Третий Круг и, наверное, Второй и Первый.
  Всё можно было увидеть своими глазами, а не только в воображении от рассказов Вильторита. Позже Варалла убедился, что увиденное сейчас не совпадает с действительностью. Эта территория объята магией, и восприятие некоторых вещей не то, что есть на самом деле. Порождение Добра сел на камень и принялся рассматривать местность и Людей, которые были там.
   Некоторые постройки отличались широтою мысли, её размах создавал строения выше и просторнее. Многообразные детали в строительстве делали его отдельным искусством. Чем ближе к центру, тем больше глаз улавливал масштабы и величественность строений. Неизвестные материалы, способы их обработки, и многое-многое другое, которое Варалла подмечал, но не мог выразить, а лишь почувствовать и восторгаться внутренним естеством.
  Но вскоре Воплощение Добра отогнал от себя пелену восторга. Какое бы это искусство не имело значение, сейчас важно изучать способы борьбы против вторжения иного. Но, может быть, эти здания выполняют уже некую защитную функцию, о которой Варалла не знал?
   Построения на границе Третьего Круга отличались простотой, такой, к которой привык Варалла. Ночлег должен быть неприхотлив, ведь, когда ты во сне, то не чувствуешь действительность, и развивать мысль для устройства своего дома нет необходимости, лишь самое важное быть должно, да и то, в процессе бодрствования оно может иметь смысл.
   На окраине Третьего Круга можно было заметить новобранцев, которым ещё предстоит стать магами, или быть отвергнутыми из-за слабости, как тот Человек, которого встречал Варалла.
   Внутреннее естество Воина Добра вдруг сжалось. Он подумал, что ещё совсем недавно, всё, абсолютно всё, было пронизано Светочем Богом, любовью и верой, и в один миг всё изменилось. Он посмотрел на свои руки, ноги, тело, которое мог осмотреть - всё это уже другое. Как ни хотел Варалла в это верить, но он уже часть иного. Пусть и совсем маленькая и незначительная. Ведь знания о нём дают мысли о нём, которые забирают любовь и веру от Светоча Бога.
  Но Варалла уверовал как никогда, что победа над иным со временем даст забытье о нём навсегда, и жизнь будет как прежде. Он обязательно изучит магию и станет намного сильнее, чем есть сейчас, и уничтожит иное, в каком бы оно не появилось виде, и что бы от него не потребовалось для этого.
  Погода стояла умеренной, светило солнце, ветер не обдувал и не был холодным.
  Исследователь Добра решил, что здесь он завершит свой день, который ещё не кончался, но был близок к тому. Здесь было очень хорошо, и можно было обозревать земли магов Светоча Бога.
  Варалла чувствовал прилив сил своего внутреннего естества. Возможно, это было из-за магической силы, которая исходила из Святого Места на многие расстояния. Порождение Добра уверовал, что может сокрушить иное одним взглядом, будь оно сейчас здесь; Варалла ощущал искры на кончиках пальцев, полных магической энергии.
  Будущий маг наблюдал за Людьми. На окраине некоторые строили себе дома, кто-то общался. Где-то горел костёр. Кто-то ел. Маги следили за всеми. Подальше от границы проходили учения, практиковали магию. Решали возникающие споры, конфликты. Где-то вдалеке происходили битвы. Кто-то побеждал. Жизнь кипела. Маги около горизонта видимости были одни, без новобранцев-учеников. Вероятно, там уже был Второй Круг, куда допускались только маги и, скорее всего те, кто узрел Добро достаточно, чтобы быть там. Ближе к центру росли огромные деревья, которые закрывали некоторые постройки, те в которых, возможно, пребывали Посвящённые в самые глубины знаний о Добре. Маги, которые являлись самыми просвещёнными в любви и вере, и на которых опирается мысль Светоча Бога, его сила и могущество. И где-то там, сокрытое от всякого взгляда, было Святое Место, где оставил тень свою Светоч Бог и куда иногда являет себя, чтобы передать новые знания о себе, о силе любви и веры. Мысли Вараллы ушли далеко в себя, путешествуя по внутреннему естеству и размышляя о прекрасном близком, но ещё далеком, о Светоче Боге, который внутри него, но не весь, а частично, но будет становиться всё больше и больше, наполнять своей силой и энергией.
   Вдруг Варалла заметил, что на окраине, ему машет рукой кто-то из новобранцев. Рядом с ним стоит маг и что-то записывает на листке дерева. Через какое-то время, наложив заклинание, вероятно, для управления ветром, листок полетел к Варалле. И вскоре будущий маг уже читал его. На нём было написано всё достаточно просто.
  "Когда спустишься, начинай строить себе дом, как и остальные".
  И обязательно построю, сказал про себя Варалла, и незачем было писать об этом.
   Светило ушло освещать другие края и Варалла заснул, полный сил, энергии и уверенности в будущем, пропитанным борьбой и великими свершениями.
  В Третьем Круге сомнений быть не должно, сказал один из его собеседников. Их нет, и не будет, поправил, засыпая, Варалла.
   Утром, перекусив как обычно Клихонте, бывший Исследователь начал спускаться вниз к Людям, занятым постройками домов.
   Они строили и были поглощены своим занятием, почти не обращая внимания друг на друга. Варалла ходил и смотрел на действия новобранцев. Вокруг он увидел во множестве различные палки, брёвна, большие деревянные платформы и растительные нити для скрепления конструкций.
  Как-то они слишком долго придумывают себе жильё, как будто соревнуются друг с другом - у кого жильё будет лучше.
  Ни с кем не заговорив, Варалла за половину дня сделал себе место для ночлега, которое заключалось в лежбище и навесе над головой.
  Исследователь долго прогуливался по территории построек, наблюдая, с каким упорством и усидчивостью Люди пытаются построить себе дом. И где они берут столько мёртвых деревьев?
  И... неужели они убивают живые растения?! Неужто иное просочилось и сюда, в оплот добродетели, и Высшие маги допустили такое пренебрежение к Добру, столь отвратительное отношение к невинным Жизням Дродурга Бога?!
  На вопрос Вараллы одному из строителей об источниках таких массивных построек, был дан ответ:
  - Вон там, видишь лес, там их и находим, маги сказали выбирать старые умирающие деревья, дабы не прогневить Дродурга Бога своими действиями.
  Крепкий высокий парень обливался потом, держа большой ствол некогда бывшей Жизни, очищенный от коры. Возможно импульсы жизни ещё не оставили это дерево, жёлтая смола, словно кровь, ссыхалась на бездыханном теле...содранной кожи...
  Мысли Вараллы вопреки его воле звучали в голове. Возможно, оно и не чувствует боли как мы Люди или только малую её толику, но разве Бог Дродург, породивший его, не познаёт насильственное уничтожение своего творения?! И не поймёт ничтожный смысл, ради которого идут столь нелепые Жертвы? Ради массивных никому не нужных таких больших размеров домов.
  Варалла был поражён своими мыслями, свозь которые вкрадывались иные ответвления:
  это просто преувеличение, и любые умирающие деревья сочтут за большую радость принести себя в Жертву на пользу любому из Людей.
  Нет! Это бесполезное занятие! Да и новобранцы начнут с умирающих деревьев, а потом закончат возрастными, а то и молодыми, полными жизненной энергией Дродурга Бога. Это недопустимо! Граница между добродетелью и иным представлением жизни стирается, законы прежде явные и незыблемые разрушаются. Это разложение повсюду, куда бы я ни пошёл, и даже здесь, где, казалось бы, сопротивление иному должно достигать идеала...
  Варалла не счёл возможным продолжать разговор с Человеком и отошел от него, в гневе и негодовании. Следует найти мага и расспросить его обо всём творимом здесь ужасе.
  Первый повстречавшийся маг сидел на траве под сенью ветвистого дерева, к нему то и дело подходили строители задать вопросы и, вероятно, получая ответы, удовлетворенно и быстро уходили к своему насущному делу. Маг был седой глубокий старик, его волосы закрывали лицо, ветер трепал их, но Исследователь Добра не мог увидеть его мелькающие свозь волосы глаза. Он не шевелился, и Варалле показалось, что маг погружен в нескончаемый сон, где этот борец ищет источник иного, сражаясь с вражьими полчищами, невиданными ещё обычным Людям, ужасными и невообразимыми в мыслях.
  Его высокий посох был похож на скрученные между собой ветви дерева. А на конце он разветвлялся на более мелкие поросли, которые в свою очередь утончались ещё. Варалла видел, как далеко в вышине развеваются тонкие едва видимые отростки посоха, переплетаясь с ветвями и листьями дерева, под которым сидел старик.
  Варалла почувствовал силу и мощь мага, его мудрость, хоть он и был стариком, и его оболочка уже давно износилась. Но иные очень сильны и порой мудрость, не изменявшая в течение всей жизни, под её конец, всё же может увести в совсем противоположные измышления. Ведь в слабой оболочке жизни не может всё время развиваться сильное внутреннее естество. Кто тут может воистину разобраться, что поддерживает столь долгое время в крошащейся плоти мощь настоящей невидимой силы, зовущейся жизнью?
  - Я вас приветствую, мудрый маг, - начал говорить Представитель Добра, подойдя на удобное для разговора расстояние и склонив голову в знак истинного и глубокого уважения, - Меня зовут Варалла, я неотступно следую законам Добра и являюсь частицей Светоча Бога. Мною движет вера и любовь...
  Варалла прервал речь, потому что маг встал на ноги. Исследователь не ожидал, что он будет столь высоким - 4 или даже ближе к 5 метрам. Маг был очень худ и бледен, его длинные конечности выходили из торса, обвязанного старой красной потёртой мантией. Её цвет был настолько стёрт, что Варалла почувствовал глубину далёких времен, когда эта материя светилась горячей почти живой краснотой почти идеально существующего оттенка.
  - Говори короче, время так ценно ныне, и ты не один, другим Людям нужна помощь, - голос мага был глубоко ритмичным и насыщенным, понятным и простым, глухим снаружи на воздухе и одновременно звонким внутри ушей.
  - А..., - Варалла не ожидал, что маг встанет, а его голос какой-то отстранённый и необычный немного смутил. - Эти люди, которые строят дома совсем не нужные, из тех деревьев, в которых ещё теплится немалая жизнь. Это недопустимо и не достойно представителей Светоча Бога. Это неуважение к Дродургу Богу...
  - Стой. Я понял тебя, - опять перебил старик. - Ты должен понять, насколько это возможно для тебя, что время меняется и, если мы не сможем угадать или определить его течение, то отстанем от него, и потеряемся в нём. Я понимаю, что есть законы и традиции, которые издревле чтили наши предки. Но они жили в другое время. И скажу тебе, а я живу очень давно, раньше были, ну, немного другие законы, чем ныне, но и тогда глубоко почитали Светоча Бога, и внутри каждой жизни текло Добра совсем не меньше, нежели сейчас. Но повторюсь, сейчас очень сложное время, когда иное, которое не воспринимаемо ныне телесно, а лишь глубоко внутренне, меняет всё и мы должны не допустить собственного уничтожения и потери всего самого важного, что нам так дорого. К сожалению, нельзя просто уничтожить иных и жить как прежде, и этот сложный вопрос я не буду толковать с тобой, ибо ты слишком слаб познанием для него и положением своим. Сейчас ты всё равно не поймешь, то, что хочешь полностью, потому что обязательно упрёшься в то, чего тебе пока никто не откроет ввиду твоего ещё незакалённого внутреннего естества. Рассуждай, так как можешь, меняй по своему понятию, всё что сможешь, крепись в вере своей так сильно как позволят тебе, и люби Людей в их несовершенстве, ибо сам ты, такой как они для тех, кто выше тебя. Маги принимают решения, ты можешь оспорить их, можешь конфликтовать и настаивать на своём, если считаешь, что это правильно. Но не забывай об иерархии порядка, что пронизывает Людей, от полубожественных сущностей до совсем недалеких в познании. Что тебе ещё ответить? Ну, решил один маг, что следует строить дома, значит его воля такая, и видит он, что на пользу придёт Жертва эта. И, возможно, что результат её не будет видим сейчас, или в дальнейшем, о необходимости его просто забудут, ибо появятся проблемы тяжёлые и глубокие, которые будут касаться всех, а такие как ныне покажутся лишь малой ступенью для приближения к осознанию грядущего и его давления. Уу-у-ум-м... Мне кажется, тебе лучше попытаться запастись терпением, а если не всегда получается, то измени снаружи то, что считаешь нужным для Светоча Бога. Вполне вероятно, что и маги могут ошибаться, а ты тот, кто истины самый высокий носитель и чрез тебя даёт Светоч Бог направления для верного пути к источнику силы иных.
  Варалла слушал, но довольно сложно было воспринять слова мага, речь его была путана, и познание не готово было понять её. Если бы великан не говорил о слабости внутреннего естества начинающего мага, то он бы и вовсе отринул рассуждения старика. Но Варалла ещё потерпит, не зря ж он пришёл сюда, и если здесь всё будет продолжаться невыносимо для восприятия Добра, он будет сражаться со всеми иными, которых посчитает врагами Светоча Бога. Но прежде нужно набраться знаний, или хотя бы почувствовать рост мудрости, узнать новые заклинания, попробовать преодолеть Третий Круг, наконец.
  Но всё же... Мои мысли и внутреннее естество несогласны с доводами этого мага.
  Нет чтобы пытаться сохранить полностью всё, что было раньше, и на основании этого строить планы по борьбе с иным, отталкиваться ото всех ценностей, которые были, встать на защиту их...
  Говорит, что следует уступить, дать возможность иным пройти внутрь, пожрать часть отображения Добра... и это, считают маги, даст преимущество в борьбе с противником. Какое? И где иные? В каком виде они придут, что следует их так опасаться и придавать значение, предавая традиции? Сколько ещё Добра придется уничтожить, чтобы, наконец, выявить какие-то границы чужеродного и способы борьбы с ним? И пусть я слаб ещё, но не допущу в себе подобных изменений сознания, когда мои ценности забывают, уничижают прошлое, говорят о нём позабыть.
  Варалла ещё долго бродил вдоль шумевших Людей, спорящих о крепости своих домов и способов взаимодействия частей постройки. Его мысли не давали покоя, а внутреннее естество накаляло тело до высокой температуры и шума в голове от пульса крови.
  Человек ощущал сдавленность невидимых прутьев бесполезного ожидания, которая накладывала мутную пелену на окружающую его природу.
  Пока тут в омерзительной радости уничтожают жизни Дродурга Бога ради непонятной защиты, кто знает, что происходит в глубинках Четвёртого Круга. Возможно, пленяя сейчас сильного телом, но слабого внутренним естеством Человека, иное жаждет гибели Людей, пытающихся спасти традиции Добра, веру и любовь Светоча Бога. Слабые женщины и рядом с ними дети, глупым паническим нововведением лишённые опеки мудрых учителей, станут в первую очередь бедствовать от надвигающегося безрассудства сознания.
  Нет, нет...
  Эти мысли склонны истощать меня. Часть их относит к неведомому будущему, и зря сгущать атмосферу и без того ужасного времени, не следует...
  Быть может, нужно посмотреть на радостные лица Людей, обтёсывающих смолоточащие тела жизней Дродурга Бога, в неведомом предвкушении любопытства будущей войны?..
  Быть может, чтобы подавить панику, следует отдать на пожертвование часть созданных Богами Жизней, и тем самым сохранить в себе силу воли, и быть готовым закаляться тяжестями более непредсказуемых Жертв и изуверств будущего?..
  Варалла в липком поту не помня как, петляя, добрёл до своего маленького шалаша и рухнул на некрепкое ложе, отдавшись слабости, скрутившей его тело.
  ...Какой-то голос Человека снаружи...исчез...
  Что он там сказал?..
  Дуют сильные ветра, с востока Прадэ Земли, и что дома нужно строить крепче?
  Варалла не обратил на слова внимания и продолжил отдых.
  Бывший исследователь проснулся ночью от холодного и сильного ветра, который снёс лёгкую хижину и, не прекращаясь, обмораживал тело.
  - Как же это...так, - с неподдельным удивлением говорил Варалла, не понимая столь разительных перемен в погоде и растирая тело руками. - Откуда он берётся?
  Порождение Добра всматривался в кромешную даль, оглядывался, крутился, пытаясь распознать источник непогоды. Всё было тщетно и Человеку осталось лишь идти, чтобы меньше мёрзнуть. Почему они не предупредили меня об этом раньше, как теперь я засну, спрашивал себя будущий маг.
  Когда он видел большие и прочные дома из крупных стволов пожертвованных Жизней Дродурга Бога, мысли вскользь намекали о возможности прошения ночлега у их обитателей.
  Нет! Если я попрошусь переночевать, я соглашусь с необходимостью построек этих противных мне домов. А этот губительный ветер, он...даже и не верится в его естественность! Нужно придумать что-то другое, найти жилище из...из...камня, но бывают ли такие, или может быть, я залезу на дерево и найду в густой кроне успокоение от пронизывающего ветра?!
  Шатаясь и дрожа от нескончаемого безумства ветра, Варалла обогнул последнюю из построек, примыкавшую к лесу.
  Негодуя, со злобой на бесчувственную стихию и сокрывшихся от неё Людей, он посиневшим кулаком треснул по дому и направился к ближайшему дереву.
  Не с первой попытки, ободрав кожу рук, торса и ног, но поддерживаемый твердой волей, Варалла залез на высокое ветвистое дерево и ощутил спад воздействия стихии на тело. Аккуратно, дрожащими руками, Человек, пытаясь не сломать ветви, подтягивал их к себе, чтобы максимально сокрыться от ветра. Заснуть оказалось сложнее, чем он думал. Ветер, будто живой, выискивал слабые места в обороне укрытия Человека и просачивался, распрямляя ветви дерева и дуя в незащищенные уголки тела. Варалла не оставлял попыток спрятаться и молился Светочу Богу, чтобы не покидал своего верного последователя. Человек просил и Дродурга Бога повлиять на растение для сопротивления стихии и сокрыть мерзнущего защитника его Жизней...
  Ветер уменьшил своё влияние и Варалла начал проваливаться в сон...
  - Эй...Э-ээээ-эээээээй! Эээээ-э-й, там! - Варалла услышал приглушённые звуки откуда-то снизу, неужели они мне кажутся?
  Но они продолжились, и будущий маг сполз немного с дерева и отодвинул листву, выглянув наружу во тьму и потоки непрекращающегося ветра.
  Внизу стояла девушка и махала ему рукой.
  - Слезай, иди сюда, слезай, ну же, у меня тут дом! - Она указывала на дом у окраины леса, по которому стукнул разозлённый Варалла.
  - Ступай в свой дом, я переночую на дереве, здесь не так холодно! - крикнул Порождение Добра и хотел вернуться в глубины тёплой листвы.
  Но Человек заметил, как девушка начала карабкаться вверх к нему, и как сложно ей было это. Она, обдирая до крови ноги и руки, не переставала снова и снова пытаться забраться к нему. Вот уже её лицо исцарапалось, и со лба, казалось, сочилась кровь, но она и не думала возвращаться домой, с каждым разом поднимаясь всё выше до очередной неудачи и неловкого сползания с новыми местами ободранного тела.
  Сонливость Вараллы пропала. Видя несгибаемое упрямство девушки, тонкие взвывания и полукрики от боли содранной кожи, он сдался и спустился вниз.
  Он вытер с её улыбающегося и довольного лица кровь. Девушка ничего не сказала, а взяла его за руку и пошла к дому. Варалла не стал ничего спрашивать и оказывать сопротивление. Он перестал ощущать прежний холод ветра, будто тот стал дуть с меньшей силой. Возможно и так, и к утру он и вовсе исчезнет, а днем настанет спокойствие и тепло. Сейчас Варалла был поглощён девушкой, которая завела его в дом. Её улыбка была притягательной и волшебной, и будущему магу показалось, что это она дарит ему тепло, а не стены прочного дома.
  ...Это новое чувство сглаживания прежних мыслей и чувств, тревоживших Вараллу. Или это просто ночное сгущение мыслей, требующее сна для восстановления сил само по себе и от забравшего энергию ветра? Её присутствие нравилось Исследователю, её фигура, казалось, обычная и свойственная Человеку, привлекала чем-то ещё. Возможно, Варалла был удивлён различием в строении тел, нет, он и раньше знал это и эти изгибы не могли никак повлиять на его внутреннее естество.
  ...Эта приятная пелена огня, окутавшая тело, и слабость, нахлынувшая на него.
  Эти её простые и нужные слова....Ложись, отдыхай...
  Она показала рукой на ложе. Варалла в темноте жилища смутно различал её лицо, совсем не обременённое тоской и страданиями от прихода иных. Оно было наполнено прежней жизнью, такой к которой Варалла так тянулся и за которую готов терпеть и преодолевать любые трудности. Она не замечала порезов тела и не чувствовала ноющих болей сейчас, когда искренне улыбалась. Да, она своим поведением заставила Вараллу верить во всё это. В наполненность всей её сущности Добром и любовью, сочащиеся через глаза и теплый улыбающийся рот, слегка приоткрывающий, вероятно, твердые сильные зубы...
  Варалла прогнал от себя эти возникающие неясные мысли и лёг на ложе из листьев и веток. Он почувствовал, как девушка легла рядом, обняла, прижавшись к его спине.
  Люди заснули, где-то в глубине внутреннего естества, понимая ценность этих мгновений спокойствия тепла и тишины.
  Утром они познакомились. Девушка назвалась Ялинией, а Варалла сказал своё имя. Она угостила его листьями странной тёмной травы Шакко, которая собирает энергию светила. Горьковатое на вкус, растение придавало бодрости и сил. Варалле правда не понравилось то, что эта трава имеет свойство скапливать силу Светила с помощью магии. Исследователь привык потреблять естественные овощи и фрукты, а не приправленные какими-то неясными заклинаниями, с непредвиденными в дальнейшем последствиями.
  Варалла заметил, что притягательность Ялинии, которую он почувствовал вчера, когда устал от перенапряжения и холода, до сих пор не ушла. А наоборот, обрела при свете дня ещё большие силу и краски. Её черты лица были такими приятными и симметричными, что мысли Вараллы поневоле путались при размышлении или общении. Тёмные длинные волосы, большие карие глаза, полные доброты и искренности, тонкий, ровно тянущийся к губам нос, и губы средних размеров, красные, словно сама кровь. Она почти не переставала улыбаться и смотреть на Вараллу, куда бы ни шла и что бы ни говорила. С Ялинией пропадало беспокойство о грядущей войне, она олицетворяла собой прошлое, которое так жаждал Исследователь, и к которому стремилось всё его внутреннее естество.
  ...Но Варалла одновременно очень беспокоился о том, что это может быть всего-навсего иллюзия, которая пытается взрастить в нём её высокий приоритет и поглотить насущные важные проблемы. Это возрастающее желание удержать прошлое в лице этой беззаботной девушки может вырасти в вызов настоящим Любви и Вере, что наполняют его сейчас. Искривить чувства к Светочу Богу и Людям, променять их на символ прошлого, запутавшись в ценностях, погибнуть и стать, в конце концов, иным, съеденным невежеством и отсутствием прогресса в борьбе с самим собой.
  Он так быстро привыкает к касаниям её тёплых рук, которые всегда пытаются внезапно увлечь в какую-либо сторону: выйти из дома, повернуть к лесу, притормозить, чтобы осмотреться...
  Варалла стал замечать, что его стебель жизни реагирует на прикосновения Ялинии и покалывает в напряжении, что отвлекает от сосредоточения мысли. Поэтому он старался реже касаться её и избегать держаний за руки. И когда Варалла объяснял нежелание такого сближения неясной тревогой, которая повышает температуру тела и путает мысли, Ялиния понимающе успокаивалась, но на какое-то время. Но эти перерывы не бывали продолжительными, и невзначай её руки или части тела вновь находили возможность прикоснуться к телу Вараллы. И с каждым разом Исследователю становилось всё сложнее вовремя замечать и реагировать своими чувствами на её поведение, он периодами переставал ощущать замедление сосредоточения, реакции, восприятия окружающего мира. Порой Варалла и сам обнимал Ялинию, случайно или чтобы обратить её в данный момент рассеянное внимание на какой-либо важный аргумент в разговоре.
  Понимая сложность возникших взаимоотношений, Варалла твёрдо уверовал, что к чему бы ни привело взаимное влечение, но война против иных останется для него главным и бесповоротным продолжением жизни. И если Ялиния незыблемо встанет поперёк этого направления, то Варалла не остановится и сокрушит не только её, но и любое препятствие на пути освобождения от иных территории Добра. Ведь любой, кто пренебрегает святостью Богов, Любовью и Верой, - главным основам проявления Добра, не будет ничем отличаться от иного, а станет идентичным ему. И пусть неосознанность и невежество Людей со временем будут искореняться, а тем, кто не успевает за прогрессом познавания останется одно объяснение - потворство иным в мышлении, поведении, поступкам. Не стоит загадывать, но интуиция подсказывает, что наступят времена, когда время на размышления и действия будет столь ограничено, что слабое развитие в любом проявлении его лишь усилит иное и губительно скажется на сильных мира Добра и его Богов...
  Варалла объяснил, что согласится строить только из Жизни Дродурга Бога, завершившей свой путь. Пара бродила по лесу, наполненному огромными древесными телами. Варалла хмурился, не понимая, где они только брали мёртвые деревья, догадываясь, что, скорее всего, беспечные новобранцы уничтожали живых представителей Дродурга Бога. Но он не обсуждал этот вопрос с Ялинией, обнявшей его торс и специально шагающей с ним нога в ногу. Она находила забавным такое повторение, говоря о связанных судьбой борцов с неведомым противником...
  Варалла чувствовал, как иное проникает внутрь через его стебель жизни, который всё чаще и сильнее дрожал, обдавая вибрацией всё тело. Человек порой не мог его контролировать, и замечал, что внутреннее естество чувствует вторжение иного в его пределы. Но ценность прошлого, символом которого была Ялиния, и её притягательность не давала Варалле как следует обдумать сложившуюся ситуацию. Проблема грозила повредить самые высшие принципы Добра, которые были единственно верным и важным вектором в любой беспросветной тьме недопонимания...
  - Мы целый день ходим и так ничего и не нашли, хотя я тебе и предлагала пару вариантов, - насупилась девушка и подмигнула.
  - Они были старыми, но это лишь поверхностное мнение, внутри под их корой жизнь ещё кипела не на одну тройку лет, - отвечал злобно будущий маг. - Мне уже опостылели эти поиски, я буду спать на дереве. Лучше я обниму жизнь Дродурга Бога, прикроюсь их живыми ветвями и листьями, чем буду радоваться теплу от их полумёртвых смолоточащих тел.
  - Ну, ладно, будет тебе, - Ялиния обняла Вараллу и прижалась телом, - будешь спать со мной в моём доме, бросим эти поиски, не сердись.
  Её нежный голос и тёплый нос, прижавшийся к щеке,... дрожащие горячие губы обжигали, вбирая складки кожи на шее - она словно пыталась вздохнуть ртом, но теснота оболочки загораживала воздушное пространство. Ялиния не хотела дышать воздухом, данным ей Светочем Богом, она желала дышать телом Вараллы плотным и непригодным для этого.
  Стебель жизни проснулся и, будто надсмехаясь над волей своего в разы большего правленца, вышел за пределы одежды. Мысли Вараллы спутались в противоречиях. Неужели иной пытается захватить моё сознание? Или это просто проявляется Любовь Ялинии ко мне? Но почему она так безумно выражена и потрясает все самые высокие приоритеты, которые подарил мне Светоч Бог, ждущий их праведного пользования?
   Вдруг...Варалла почувствовал, что Ялиния взяла в руку разгоряченную плоть жизни. Насколько могла, она удерживала огонь в своей руке, прежде чем отпустить. Когда она терпела боль от обжигающего стебля, то смотрела в глаза Исследователю. Варалла видел её преданность и любовь к нему, которые она ценила слишком высоко, пресекая меру необходимого. Но внутреннее естество будущего мага вбирало её чувства через огонь, разжигаемый между ног. Противоречивая борьба раздвоенного внутреннего естества склонило сейчас чашу весов в сторону желаний Ялинии. Через её глаза Порождение Добра видел бурю чувств и единственное желаемое в образе Вараллы...
  Ялиния, презрев боль, улыбнулась, отпустила стебель жизни и побежала, смеясь, прочь от разгорячённого Человека. Варалла на миг ощутил горечь потери к себе бесконечной любви и преданности, и ноги сами помчали его догонять источник высоких ценностей отданных ему. Он хочет незамедлительно пожрать их, впитать в себя, и ... его стебель высосет из неё так неосторожно предложенные преобразованные приоритеты высших Любви и Веры.
  Когда он догонял девушку, то толкал её, она падала на траву, но не переставала смеяться, быстро поднималась и вновь убегала. Он, догоняя, схватывал её за одежду, и часть её отрывалась, открывая больше тела Ялинии. Её грудь перевязанная нитями растений вздымалась и опускалась отчётливо и ясно в сознании Вараллы, он точно знал, что раньше мысли не касались её форм, а теперь уже замечают все изгибы подвернувшиеся мимолетно взгляду.... И они пробираются в память, заполняя потенциальную силу внутреннего естества такими негодными и неприоритетными образами.
  - Не можешь догнать, мы словно играем, ты маг, а я иная, ну же покарай меня, поймай и освободи, да, спаси меня от его власти. Высвободи меня от них, поймай же, не упусти. - На Ялинии всё меньше оставалось одежды, а фигура манила, горячая, местами с ободранной кожей... Девушка пылала желанием отдать самое заветное, что обещала через свой искренний взгляд, когда держала стебель Вараллы.
  Во внутреннем естестве бегущего Человека всё смешалось, и он уже не мог определить, где истина, а где подменившая её иная суть.
  Куда она бежит? Манит, смеётся, но не останавливается. Эти ощущения... даже мысли прерываются, хоть сколь они мало касаются размышлений о глубине какой-либо сути вещей. Даже сила божественного внутреннего естества отстраняется, заменяясь на желание приобрести те самые наивысшие качества любви и веры, которые Людьми передаются лишь Богам. Но она подарит их мне. Человеку. Ещё столь слабому волей и опытом жизни. И я не могу отказаться от этого затягивающего вихря. Он столь стремителен и быстр, что мои мысли слишком слабы, чтобы объять и понять его...
  Множащиеся изгибы тела, улыбка, смех, уходящий в бесконечность звуками исчезающего прошлого. Ценности, наслаивающиеся на мягкие ткани груди, женские мышцы, не такие тугие как мужские, а гораздо тоньше, меньше пригодные для битв.
  ...Эти движения, раньше не замеченные безразличные, к чему это всё? Зачем меня манят? Сейчас не разберусь. Огонь её желания и ценность дара плавит моё внутреннее естество...
  ...Неужели это всё же иное? Её Жертва не даёт даже попытки для попытки осознания возможности допустить мысль об ином, чтобы не породить их ещё больше и не пресечь возможное смятение, и не уменьшить ныне бушующие чувства.
  Время так замедлилось, вот почему я могу запоминать эти моменты её изменяющегося положения тела, ведь не только моё сосредоточение этому виной. Как же сильно течение времени противостоит прошлому! Эта медлительность никогда не свойственна прогрессу! Но она так притягивает и дает увидеть нечто новое. Но ценное ли оно?..
  Ялиния забежала в дом, запыхавшись и негромко вздыхая, Варалла не отстал и был через мгновение уже рядом. Их глаза встретились, и взгляды проникли друг в друга. Они не ограничились лишь головами, а провалились куда-то глубоко во внутреннее естество друг друга. Мутная паволока недвижимого взгляда окутала помещение, очертания которого расплылись под вздохи запыхавшихся от бега людей.
  Варалла заметил, как его сознание замедлилось ещё сильнее, и восприимчивость окружения так резко менялась, что Человек не успевал за его течением...
  И Ялиния уже так близко, обхватила его шею, и Варалла ощущал попеременно стуки её сердца и прерывистое дыхание. Варалла обнял её тоже и не спеша начал прижимать к себе. Ялиния сам довершила обнимание, но прежде Исследователь оторвал последние лоскутки с её женского торса, чтобы полностью ощутить её прикосновение. Оно было столь мягким нежным и одновременно всепроникающим и горячим, что Варалла не верил в столь невероятно сильные ощущения, возникшие от сближения тел...
  Нет-нет. Этого не может быть. Он ощущал воздействие её любви и веры, подаренные ему. Именно они рождали невероятные ощущения от вроде бы обычных прикосновений. Но сможет ли он правильно принять этот дар, и не погубит ли его неистовая тяга к обладанию им? Все эти мысли как в тумане, едва просачиваются в сознание, обволоченное неугасимым желанием.
  Варалла не заметил, как они сошли на ложе. Неужели ноги тоже захотели понять искушение высшего чувства, и лишь напряжение мешало этому? Её учащённое дыхание стало столь сильным, что она прерывала его, губами с силой прислоняясь к телу Вараллы. Она делает это как тогда, перед тем как сжать стебель рукой. Человек чувствовал, как её губы дышат им через могучие плечи, широкую шею, лицо, грудь. Губы Ялинии неистово перехватывали дыхание Вараллы через его губы, потом снова возвращались с силой вдыхать его тело снова и снова, отмечая красными пятнами следы на коже от прихлынувшей крови Человека отдать часть требуемого Ялинией воздуха.
  Сознание Вараллы всё чаще пропадало, картинки появлялись и исчезали как стуки сердец и сложность дыхания Людей от высокой температуры разгорячённых тел. Варалла исследовал её тело руками, пытаясь отыскать нечто необычное в тонкой и нежной коже, то, что способствовало такому накалу сознания и затемнение его. Поглаживания сменялись прощупыванием и надавливанием, потому что Человек не понимал влияния тел, которые так сблизились. Варалла всё больнее сжимал её тело кожу и мышцы, а Ялиния терпела, но не всегда выдерживала, Человек слышал её хрипение и стоны...
   Зачем она отдаёт мне свои ценности, которые предназначены Светочу Богу? В одну из следующих помутнённых сознанием картинок Варалла уже лежал на Ялинии и смотрел в её глаза, которые будто ожидали его следующих действий. Она...она призывала его, чтобы отдать себя, свою Любовь...мой стебель жизни. Он заберет у неё силу, которую подарили Боги Добра, и отдаст мне. Она не может уберечь свои сокровенные ценности Богов, предчувствуя иных, не хочет отдавать им себя.... Ялиния отдаст их мне!
  Варалла почувствовал, как плоть жизни проникла в тело девушки, и... забрала часть её Любви, Человек требовал большего и как можно скорее. Отклонившись от неё, исследователь вновь проникал стеблем в её нутро, чтобы забрать ещё и ещё, ещё и ещё. Ялиния кричала от высокой температуры, проникшей так глубоко в её тело. А может она испытывала сожаление о теряющихся ценностях? Возможно, она возжелала отдать их иным?!
  Он видел её изменившееся лицо, белые-белые зубы, отрытый от боли рот, закрытые глаза. Она хрипела и мотала головой. А Варалла не мог остановиться и лишь ускорял движения. Он перевернул её тело, чтобы не видеть лица, которое выдавало сожаление о потере самого дорогого, что может быть у Человека - Вера и Любовь к Богу. Она уменьшила их значимость, до уровня своего тела и отдаёт их сейчас Варалле. И эта потеря так меняет её внутреннее естество. Эта боль, которую он причинял ей до крови, прижимая к ветвям руки и проминая до кровавых пятен. И вдруг настал момент, когда Варалла почувствовал, как остановилось время... что это?
  Он ощутил сразу всё, что можно было, и одновременно ничего не понял сознанием. Варалла тут же захотел вспомнить этот момент, вернуть его, чтобы попытаться понять,...но нет, прошлого не вернуть. Он в очередной раз убедился в этом, ощутив такое глубокое сильное настоящее, что не смог даже осознать его чувствами, которые лишь на какой-то миг встрепенулись все сразу и резко остыли до прежних состояний.
  ...И в тот же момент после необычного явления, Вараллу покинуло что-то из стебля жизни. Наверное, это что-то, что необходимо дать взамен дару женщины. Какая-то часть меня, но что я могу предложить равнозначное для Ялинии? И должен ли? Я, вообще, должен ей что-либо?!
  Разве она не призналась в своей слабости и несовершенстве, в неспособности удержать верность Светочу Богу в своём наивысшем представлении? Да, конечно, стоило отдать ей должное, что она не снизошла в утаение столь важного события, как изменение внутреннего естества. Что она ещё отдает отчет в сложном бремени Людей и нависшей над ними угрозе потери всех ценностей. Каждый Человек должен быть силен и развивать свою мощь, а также внутреннее естество, чтобы противостоять бесконечно становящемуся сильнее противнику. И если он не может, слишком слаб, то следует отдать свою веру и любовь не врагу, а для защиты магам, или Людям, сильным и могущим сберечь источник Жизни на территории Добра. Но, что это будет за Человек без высокой Веры и Любви к Богу? Тот, которым легко завладеет иное,... но оно уже не сможет надругаться над самым сокровенным и значимым, к чему оно стремится и желает заполучить.
  И как следует относиться к таким Людям, утратившим высшее проявление чувств к Богу, что создал их? К Порождениям Добра, неспособным к бою с невиданным противником, полными сомнений и путей, что прокладывают иные, запутывая и лишая остатков всего ценного, что было раньше в бытие этих Людей.
  На них не следует тратить времени, но они не должны мешать борьбе, возможно, их помощь и допустима, но рассчитывать на неё стоит лишь в крайнем случае.
  ...Люди остывали, Ялиния дышала чаще и порой всхлипывала, ворочаясь на ложе. Варалла был поглощен размышлениями, которые постепенно обретали былую эластичность и несокрушимую постоянность в незыблемости Веры и Любви к Светочу Богу.
  Человек искоса глянул на женщину, она была уже не такой привлекательной и манящей, как ранее. Она держала руками место, куда проникал стебель жизни, вероятно, он сильно обжёг её нутро. Но это пройдёт, это не столь важно сейчас и не должно волновать её. Гораздо больше её должно было бы беспокоить потеря части её внутреннего естества, но, похоже, это её сейчас не занимает. Да, возможно, с лишением высших ценностей, потенциальный борец с иным превращается в простого Человека со слабой волей и недалёким сознанием, реагирующим на совершенно не нужные и неважные пустые вещи. Варалла с отвращением и горечью вспомнил те искры в её глазах, оказавшиеся иллюзией, которую Человек принял за эталон прошлого, которое жаждал возродить.
  Варалла почему-то подумал о жене и потомстве и усмехнулся. Сейчас в наше время, когда наступает эра, преломляющая всё самое ценное и дорогое, меняющее его до неузнаваемости, семья могла лишь отнять у борца с иным его силу и потенциал, его Любовь и Веру, преломить волю и в итоге изменить ценности, предав Бога.
  Когда взгляды Людей встретились, её взор бесконечно потускнел, и она поняла, что случилось что-то непоправимое и значительное. Да! Она должна была всё понять!
  - Уходи, - угрожающе, медленно и громко сказал Варалла где-то из глубины своего внутреннего естества.
  Его внутренний огонь забурлил, и на концах пальцев недобро заискрились мелкие магические импульсы, нетерпеливо разряжаясь в воздух.
  На её глазах выступила вода горечи и опустошения, она с трудом встала и в последний раз посмотрела на лежащего Человека. Потом, приложив усилия, она пошла и без одежды вышла из своего дома...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"