Соколов Евгений Юрьевич: другие произведения.

Глава 11. Дети Недня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

  НЕДЕНЬ был мрачным и спокойным. Ветра не ощущалось. Теплота и тишина окутали Ивала. Лишь удары его задних конечностей о землю слегка волновали пространство. Замий ускорялся, как мог, но даже на пределе сил равновесие тела предавало, Ивал падал, восстанавливался, если повреждал конечности, и, в итоге, время терялось.
  В какой-то момент Замий почувствовал выход Тени Зла из своей оболочки, но не как нематериальной сущности, а как осязаемого предмета. Шар бирюзы по-прежнему сохранял форму, но в самом низу Ивал увидел сгущение красок и... ощутил, что стал выше из-за удлинения задних конечностей.
  Интересно, Тень Зла материализовалась сама по себе или с помощью Бога, поделившимся с ней силой Касальтины? Ивал размышлял, что ЕМУ, скорее всего, и вовсе не была важна сила наставницы, а только использование важного момента для демонстрации возможностей Жертвы.
  В любом случае Ивал теперь прыгал значительно выше и дальше, при этом ударов о землю не происходило, лишь Тень соприкасалась с поверхностью.
  Представитель Зла почувствовал активные разрезы на спине, и, в следующий момент при очередном прыжке, лёгкость своего тела, не спешившего приземляться.
  - Я лечу, как Жизнь Дэ Знарха, я парю в небесной оболочке! - ликовал Ивал. Бирюзовые сгустки над ним образовали крылья, движение которых не давало телу упасть. Замий уже научился мысленно подавать сигналы Тени Зла о снижении высоты и её наборе, которые сразу же исполнялись.
  Ивал понимал, что энергия, которая раньше не материализовывалась, не могла появиться из ничего, а, следовательно, она не может быть постоянной. Поэтому Замий не летал бесцельно, а по заданному направлению в сторону предполагаемого местонахождения Дармейлина; иногда даже приземлялся и использовал длинные затяжные прыжки.
  В полёте Ивал замечал множество разнообразных деревьев, причудливых форм и размеров, но задумываться над ними как раньше Замий уже не мог, потому что стал другим. Раньше любая мысль, отходившая от рамок Добра, казалась Ивалу неким незримым этапом прогресса, который следовало пройти. И природа была одним из толчков для восхождения к новому пути, но без неосознанного упорства и неявного стремления освободиться от цепких объятий Добра взойти к нему не получилось бы.
  Ивал не мог принять простое стечение обстоятельств, а верил в собственную уникальность и выбор его Богом Зла. Если бы он отказался, сколько бы прошло времени, прежде чем другой Замий преодолел тяжёлый путь по Драг Тогэ?
  Ивал видел Замиев, которые не укрывались от встречи с Барадагарригарами. Но, вероятно, были и такие, которые предпочитали тёмные укромные места, чтобы Боги не нашли их и не наказали за проявленные мысли, далёкие от Добра. Именно они бы и стали кандидатами вместо меня, если бы спасовал перед новыми возможностями иной жизни.
  Да, я уничтожил себя, преобразовавшись в другого Замия. В нём больше не течёт энергия Богов, о которой говорил Дармейлин; я остался представителем Добра только внешне, а внутри уже давно вершитель других законов и даятель иного бытия...
  А вдруг бывший учитель где-то совсем близко, возможно в бессознании беседует с Барадагарригарами, а я, ускорившись в его поиске, оставлю позади объект моей встречи? Но, быть может, желание увидеться с ним откроет у Тени Зла новые способности, и она обнаружит Оо моего наставника на расстоянии? В любом случае с ним или без него я найду тех Замиев, которые стоят высоко в иерархии бытия Барадагарригаров на Прадэ Земле и спрошу всё, что желаю и возьму то, что даст прогресс моему Богу и всем Жизням, которые познают Оо.
  Ивал помыслил, что если бы Дармейлин излучал бирюзовое сияние вследствие Оо, то Тень Зла уж точно бы определила наставника, будь он неподалёку. Поэтому...
  Насобирав множество камней мелких и больших на своё тело, Ивал, не сбрасывая скорость перемещения, начал метать их в Замиев, сущности которых гостили у Барадагарригаров, и силой возвращал их в насущный кошмар НЕДНЯ. Двух конечностей, конечно, Замию не хватало, чтобы успеть бросить в каждого, попадавшегося на пути, поэтому ему помогала Тень Зла, преобразовав божественную энергию в щупальца.
  Камни наносили разные степени повреждения, но, чтобы Оо вышло как можно больше, Ивал старался подбирать обломки средней величины; очень большие могли оставить Замиев у Богов навсегда, и среди них мог оказаться Дармейлин.
  Неистовая Тень Зла, метая валуны с гигантской силой, наносила тяжёлые повреждения ничего не подозревавшим гостям Барадагарригаров. Чтобы попасть по небольшим мишеням, Ивалу необходимо было приблизиться к ним на небольшие расстояния, а Тень Зла поражала наиболее далёкие объекты. Она, вероятно, используя некие безошибочные расчёты, никогда не промахивалась, в отличие от Ивала.
  Подгоняемая Богом Зла, Тень ударом за удар отсекала конечности Замиев, они отлетали на почтительное расстояние и, вернувшись сознанием, раненые впадали в бешеное беспокойство, заливая пространство бирюзовым сиянием. Их мысли, улавливаемые Ивалом, были настолько спутаны, полные невыразимого кошмара и непонятности в случившемся, что Выразитель Зла изумлялся: неужели в своё время на Драг Тогэ моё течение Добра испытывало подобный ужас, наблюдаемый сейчас со стороны?
  Среди подвергнувшихся нападению были и наставники, их судороги повреждённого тела и хаотичные мысли поначалу были такими же, как у Замиев учеников. Но Ивал замечал, что те, кто уровнем выше в познании Добра, значительно быстрее начинают контролировать ход своих мыслей и спокойнее воспринимать произошедшее нежданное событие, а после пытаются успокоить учеников и вернуть им контроль над собой.
  Интересно, позволит ли регенерация соединиться оторванным конечностям? Или, со временем, при невозможности сращения из-за длительного отсутствия части тела, отрастёт ли новая верхняя или нижняя конечность? И поспособствует ли этому какой-либо дальний послушник?
  Так или иначе, Бог Зла умножит регенерацию тела любого Замия, если он станет на путь прогресса и будет давать Оо, возвеличивая план иного бытия. ЗЛО не останется в долгу и возвысит неотлагательно в развитии и познании.
  Ивал узрел, что наставники практически не успевают усмотреть причину возникшего беспорядка при нападении, порой лишь шаровый бирюзовый ореол Ивала на несколько мгновений попадает в память некоторых из них, если поверхность земли представляет собой подобие равнины. Часто Ивал быстро, словно мощный вихревой поток, проносился над недвижимыми телами, забрасывая их камнями, и скрывался за возвышенностями, ущельями или оврагами, так и не дав понять Замиям источник нападения.
  Один раз Ивал создал подобие картины, которая отличалась от его прежних непрогрессивных и ненужных искусств. Материалом выступили тела Замиев, а Ивал вместе с Тенью был инструментом ваяния, а само творение состояло из бирюзовых сияний.
  На пологой равнине лежали вместе несколько десятков Замиев. Ивал, передав мысль Тени Зла, вместе с нею повреждал так проявителей Оо, чтобы образовать возникающим сиянием подобие фигуры Жизни Дэ Знарха. И эта картина, теми несколькими мгновениями извивающегося летучего создания во тьме, излучала тот восторг, который был принят новой сущностью Ивала.
  Живое Творение Бога Зла противоположно тусклым невзрачным изделиям, творимым в прошлом Ивалом, бессмысленным по наполнению прогресса, столь отсталым, что невольно задаёшься вопросом: как могли высшие представители Барадагарригаров допустить такой путь прозрения в Добре, безумный в отношении затрат усилий и итогового результата.
  То ли дело, яркая активная полная значимости картина из высвобождения Оо, реализуемая быстро и эффективно. Красота её заключена изначально именно в плане Бога Зла, а не физического отображения, волею случая и желания Ивала, проявившегося бирюзовым светом в НЕДНЕ.
  Ивал ощущал, как Оо Замиев наполняет энергией сущность Бога Зла. Чувствовал ЕГО потенциальные возможности, мелькавшие в мыслях через Тень Зла; они пытались не просто проявиться и конкретизироваться сами по себе, но обнаружить способ войти в прогрессивное русло и увеличить распространение могущества через реализацию.
  Ивал понимал, что насильное выявление Оо, конечно, менее эффективно, чем добровольное, ведь оно проходящее, и Замии Добра постепенно уменьшат его истечение, закроют порезы, восстановят мысли и продолжат служить Барадагарригарам. Но сейчас Ивал в начале пути, ещё малый Кристалл Зла, через который проявляется мощь Бога. Поэтому даже временное знакомство Замиев Добра с неведомой сущностью остаётся в рамках прогресса, расширяет и увеличивает в проявленном мире энергию Зла на территории Прадэ.
  Шаг за шагом Ивал выявляет новые возможности, которые помогут в борьбе с представителями Добра. Ныне они являют собой слабую силу воли и малый уровень знаний. Даже наставники, возможно, заложники рамок иллюзий, не позволяющих узреть больше в познании.
  Ивал редко, но в последнее время всё чаще думал о том, что ещё ни разу не сталкивался с Замиями, которые поистине могут оказать сопротивление, отбросить Кристалл с пути прогресса и отсрочить время распространения Зла.
  Ивал понимал, что уровней Замиев он видел всего два, а их, возможно, как говорил Дармейлин, целых десять! И разницу в восприятии мира между первыми двумя Ивал не раз ощущал; наставники значительно мудрее и сильнее, нежели ученики. И следующие уровни могут оказаться совсем непредсказуемыми и способными помешать развиваться Ивалу дальше. Поэтому Тень и говорит о незамедлительности распространения Оо и расширения возможностей, чтобы оказать достойное сопротивление высшим представителям Добра, силу которых предчувствует Бог Зла. ОН видит ещё малый уровень развития материального воплощения, пропасть между божественным могуществом и его реализацией через Кристалл...
  Впереди возникла высокая гора, Ивал сначала хотел обогнуть её с одной из сторон, а потом перелететь сверху, но в последний момент увидел, что внизу безмолвствуют гости Барадагарригаров. Опустившись ниже, Ивал обнаружил, что на земле спят множество детей! Некоторые ещё совсем маленькие.
  Они достигли того возраста, когда уже можно учиться воспринимать Добро, с той тщательностью с которой следили наставники. Младенцы в бессознании лежали на невысоких кустах Хороплопотах, влажных и гладких, с которых так легко было соскользнуть; возможно, даже в порыве восторга из-за какого-нибудь несказуемого слова от самих Барадагарригаров, тело могло вздрогнуть и сползти с растительной возвышенности. Наставники всегда выходили из бессознания раньше детей и видели, кто всё же удержался на кусте, а кто безвольно соскользнул и лежал на земле. И в начале дня учитель корил тех, кто не смог побороть нетерпимость условий, пренебрегал послушанию и не чувствовал Добра благого испытания. Многие дети не понимали, как можно удержаться на скользком листе, когда наступает нечувствительность тела и уход в бессознание, но, большинство, путём тренировок и желания укрепиться в понимании Добра, рано или поздно справлялись с заданием.
  Ивал вспоминал как, будучи ребенком, не контролировал выход свечения из тела; чувства детей были слишком слабыми и легко уходили из под влияния сознания. Неисчислимое количество раз на дню наставник снова и снова повторял о течении Добра и необходимости одерживать верх над своими чувствами, быть ближе к Барадагарригарам, которые за хорошее поведение сами встретят в бессознании и расскажут о бесконечности совершенствования. Ивал никогда не видел ИХ, иногда слышал, как другие дети говорили, что встречались с НИМИ. А сейчас Вершитель Зла понимал, что, возможно, это были не Боги, а их Тени, или даже просто картины, возникающие в бессознании от навеянных образов и желаний их возникновения. Эта иллюзия помогала некоторым Замиям лучше исполнять законы Добра и стремиться исправлять различные огрехи и недопонимания.
  Был странен запрет залезать на деревья, на которые хотели попасть все дети без исключения; их тянуло вверх, чтобы почувствовать себя высоким и быть ближе к светилу. Но чем выше забирались маленькие исполнители Добра, тем чаще случались неконтролируемые всплески бирюзы. Поэтому поверхность земли, где воспитывали детей, содержала лишь низкие кусты без возвышенностей, хотя рядом располагалась высокая гора, на которую, если сильно постараться, можно было бы залезть. Она практически отвесная и, вероятно, никто из малышей не оценил громаду как возможность почувствовать восторг высоты...
  Ивал, рассматривая небольшие тела, решил, что в будущем необходимо узнать больше о сроках рождения Замиев, а также о таких вещах, как смерть, о которых он совершенно ничего не знал, кроме того, что сам недавно отправил Касальтину к Богам намного раньше положенного времени. Только насколько Ивал не знал. Какова продолжительность жизни Замиев, и что происходит с организмом, когда приближаешься к концу естественным путём? Если брать младенцев, то у них поверхность оболочки тела течёт быстрее, чем у взрослых. И быть может, что у Замия, прожившего очень много лет, она в конечном итоге останавливается вовсе, а затем и он сам постепенно превращается в бездвижимый камень.... Возможно ли продление жизни при достижении новых уровней развития Добра? Ведь чтобы достичь их следует прикладывать невероятные усилия ещё на начальных этапах развития. А в дальнейшем как долго нужно изучать Добро, чтобы завершить какой-либо высший уровень познания, не растратив жизнь до конца? Неужели Замий, достигший некой высшей ступени, просто оставит этот мир и присоединится к Богам после всех терзаний, но не всех ещё открывшихся возможностей? Ивал в это не верил. Наверное, вне зависимости от возраста, Замию не дадут уйти к Богам по причине окончания времени служения тела. Вернее он станет ближе к Ним и поднимется дальше по ступени развития и будет продолжать терпеливо осознавать новые бесконечные возможности Богов. Только, скорее всего, с телом произойдут какие-то изменения, оно не может оставаться всё тем же с течением времени...
  Вокруг на земле Ивал видел разнообразные приспособления для воспитания в детях силы воли, терпимости и контроля над ситуацией. Но небольшой уровень их развития только интуитивно позволял воспринимать задания и находить решения после тяжёлых многочисленных попыток, исчислявшихся днями, а некоторые и месяцами. Вот Ивал наступал на камешки различных форм, которые нужно все поставить друг на друга так, чтобы они не упали. Наставник рассказывал о возможных вариантах построения, о разнообразии форм камней и целесообразности той или иной их очерёдности, о проблемах удержания одних форм над другими, и тому подобные подсказки, и следил за восприятием учеников и развитием самостоятельных решений. Порой, чтобы выполнить задачу построения пирамиды, необходимо было ставить одновременно несколько камней, а также помогать себе задними конечностями, ввиду занятости передних. Пирамиды бывали в несколько раз превышающие рост малышей, и чтобы их построить дети устанавливали возвышение, взбираясь на которое рисковали засветиться, а если это случалось, наставник заставлял начинать упражнение заново.
  Воспоминания будоражили Ивала, Тень Зла неистовала, ощущая антипрогрессивный путь своего Воплощения, на котором он стоял когда-то, а также чувствовала возможности проявления Оо.
  Ивал вспомнил решётку стойкости, которая в детстве несколько месяцев подряд не давала ему ничего другого, кроме неисчислимых попыток преодоления этого препятствия. Она приходила в бессознании вместо Барадагарригаров, и даже в НЕДНЕ Ивал не мог о ней позабыть. Скользкая, длинная, широкая с тонкими гладкими прутьями растений, с которых скатывались задние конечности. Она располагалась над ямой. Если Ивал соскальзывал с прутьев, но удерживался на них, то обязательно бирюзовое сияние выходило из тела, а наставник запрещал двигаться, пока оно не прекратится; и Ивал всегда падал в яму, из которой разрешалось выходить только после прекращения порочного света. Порой полдня Замий проводил в яме, пытаясь понять решение этой бесконечной проблемы. Возможно, благодаря этому испытанию где-то в глубине Замия, в месте, которое сейчас занимает Тень Зла, как раз и начали происходить процессы восстания против познания Добра, в то давнее время ещё не замеченные и не осознанные.
  Ивал увидел, что на земле спокойно отдыхал наставник; в глубоком бессознании, совершенно не замечая стоящего рядом иного существа, сияющего краской терзания не свершающейся мощи. Этот наставник или другой, сейчас для Ивала не имело значения их различие, они представляли для него просто уровень Добра, который в данный момент Ивал вознамерился сократить.
  Да, сейчас для тебя мы приготовим испытание, говорил Замий, и будет лишь одна единственная попытка завершить его. И она обязательно осуществится без многочисленных неудачных промахов. Ты справишься, и для этого не понадобится ничего, ни раздумий, ни усилий, даже можешь не отрываться от диалога с Богами, я уж постараюсь не прервать его; такой, вероятно, значимый и познавательный, что сложно приостановить раньше наступления дня. Да, только день всё чаще наступает не для всех...
  Тень Зла, постепенно расщепив множество своих длинных щупалец на мелкие продольные и перпендикулярные отрезки, уже приготовила решётку с мельчайшей сеткой, которая в один миг въелась в оставленное наставником тело. Бирюзовое сияние взвилось от бесчисленных ранений. Тень Зла убрала испытательный инструмент. Ивал почувствовал, как каналы Добра наставника предприняли немыслимые для такого повреждения попытки к восстановлению тела, и ощутил слабые желания Замия вернуться из бессознания. Воплощение Зла узрело, что через Оо может замедлять регенерацию тела и даже... увеличивать порезы нанесённые Тенью. Ивал, используя власть над Оо и слабое сопротивление, разделил Замия по тонким линиям разрезов, пресекая попытки Добра вернуть наставника из обители Богов...
  Вдруг резко из глубины сознания Ивала сквозь бурлящую Тень Зла вновь проявился Бог, неся настолько глубокие знания, что у Замия поневоле помутилось сознание от его попыток соприкоснуться с сокровенным идеалом. Шар бирюзы Воплощения Зла увеличился, закрыв уменьшающее истечение Оо расчленённого на мельчайшие части тела наставника. Ученик Зла знал, что забрать энергию Бог может и на расстоянии, ведь ему нужно только наличие бытия с активным Оо. Тогда для чего вновь проявилось Высшее Зло?!
  Когда светлая бирюза сменилась на тёмную, Ивал почувствовал липкость края окружности шара и желание найти... детей НЕДНЯ здесь, среди малышей...
  Воплощение Зла шёл по земле и собирал младенцев на вращающийся вокруг Замия шар, а Бог мелкими тёмными нитями проверял, исследуя их потенциальное Оо на скрытые возможности и сопротивление Добру. Определив отсутствие таковых, ОН сбрасывал ненужные тела на землю, но так, чтобы сознание не возвращалось, а продолжало спокойно пребывать в НЕДНЕ у их создателей. Ивал, наблюдая за действиями Бога Зла, подумал, что отбирать жизнь у Замия лишний раз не стоит, ведь время истечения Оо у живого в несчислимые разы больше, нежели мёртвого. Но Воплотитель Зла не считал неправильным смерть изрешечённого наставника, ведь энергия для ЗЛА не только образуется в собирании Оо, но и содержит элементы дозволения всего, что было запрещено, угнетаемо и ограничено Добром.
  Шар полутёмной бирюзы крутился всё сильнее, а тела малышей, прокатавшиеся несколько кругов по окружности, отлетали всё дальше, бесчувственно падая на камни. Но они не замечали происходящего с их повреждёнными о землю телами и вышедшей сквозь нарушенные каналы Добра бирюзы. Бог Зла, сосредоточившись на своей цели, подарил им возможность дождаться дня и за это время излечить небольшие повреждения. Ивал не совсем понимал, почему Бог не хочет возвращать сознание детям и больше высвободить Оо у проснувшихся организмов. Возможно ли, что поиски тех элементов сопротивления Добру очень тонки, и сознательное Оо хоть и придаёт энергии Богу, отвлечёт его от плана насущного? Как-то маловероятно. Возможно, сам Ивал, будучи ещё слабой Линзой Зла, не даёт проявиться Богу шире в данный час. И не столько мощи выявления не хватает, сколько силы сосредоточения и восприятия в отношении гармонии и взаимосвязи реализации и могущества...
  Наконец Ивал обошёл всех лежащих на Земле детей, дав испытать их Тёмному Богу, но...безуспешно. Замий понимал, что вышедший Бог, оттеняющий сознание его Воплощения, знает о существовании детей НЕДНЯ, и силился отыскать ещё младенцев, возможно отбившихся от остальных. Больше сознанием, нежели органами зрения, Замий обратил внимание на направление хаотично движущихся мерцающих щупалец Зла, устремившихся в сторону горы.
  Да, они могут быть там. А я, наоборот, думал, что туда они не полезут, хоть младенцев и тянет на высоту. Она слишком отвесна и огромна; обычно дети отказывались принимать скалу за возможность оказаться ближе к светилу. Ведь небольшое дерево или крупный кустарник можно обхватить руками, зацепиться за сучья, почувствовать власть над небольшим объектом и с его помощью осуществить желаемое...
  Ивал взлетел с помощью Тени Зла и руководимый божественным направлением начал поиски тех, кто смог подчинить скалу, для которых размеры не имели значения, а желаемая высота покорялась.
  Первый Замий в бессознании отдыхал между ветвей мелкого дерева, росшего на горе. Он хотел спрятаться от Барадагарригаров и светила, но если второе покинуло его само, то первые наоборот заставили встречать их, когда пришёл НЕДЕНЬ. Ивал вытащил маленького борца с добродетелью; липкий шар отправил его в путь по кругу. Бог сразу почувствовал нужное течение жизни Добра, медленное и прерывистое. Ивал ощутил, что один из ЕГО мерцающих тьмой отростков наполнялся глубиной мысли и желаниями, силой и планом. Часть Бога, его сконцентрированная энергия для самостоятельного развития Зла, содержалась теперь в одном из щупалец, которое, оторвавшись от НЕГО, устремилось в тело младенца. Теперь ЗЛО будет довлеть над проявлением Добра...
  Горные дети не закончились, щупальца вновь показывали дорогу Ивалу, и Замий полетел выше. Второй младенец удерживался в небольшой трещине в скале, Ивал забрал его на шар, а первого Замия сбросил на освободившееся место в горе. Ивал решил, что уровень сопротивления Добра у ребёнка, найденного выше, был сильнее, потому что крутился младенец по окружности шара дольше. Также Ивал узрел, что отросток Зла, подаренный ему Богом, толще, чем предыдущий.
  Тень, насколько было необходимо, мыслительно передавала Ивалу многофакторность и многозначность идей обширного плана, согласно текущему сознанию воспринимаемого. Разница между этими детьми определённо будет, иерархия в Добре существует, и внутри Зла она также есть. Как и в Ивале мощь Бога выявляется шаг за шагом, увеличивая и ускоряя прогресс, так и младенцы, каждый создан для своей цели и сроков, и начнут действовать согласно божественному плану.
  Третий младенец был найден в небольшом тёмном углублении в пещере. Тень Зла оставила второго дитя отдыхать на место третьего, взятого на липкий шар. Ребенок крутился по окружности и окунался внутрь, касаясь Бога. Ивалу показалось, что в малыша проникло множество нитей или одна длинная, насаживаясь на тело, выходя из него, а затем вновь проникая. В конце концов, найдя один из больших каналов Добра, она вошла в него и осталась циркулировать внутри младенца, укрепляя в нём силу противления.
  Четвёртый ребенок находился в бессознании в пещере, но уже более глубокой, нежели был третий младенец. В ней светила не было гораздо дольше, чем в маленьком углублении. В этом убежище маленький Замий чувствовал себя в безопасности, но на всякий случай туго привязал себя прутьями каких-то растений к отростку скалы, чтобы Барадагарригары не смогли унести его вопреки воле и желанию.
  Ивал удивлялся, имея возможность читать настоящие и прошлые мысли бессознательного ребёнка из-за нарушений мыслительных каналов Добра, каким-образом столь малое сознание может рассуждать против создателя своего? И нужно было держаться так, чтобы наставник не смог явно обнаружить столь разительное отличие от обычных детей. Ведь если бы учитель догадался, то малыша отправили бы в место, в котором, вероятно, идёт принудительное индивидуальное вкрапление Добра через тело и сознание. Да, вот теперь становится ясно, что если бы я отказался от Тени, один из малышей, возможно, пусть и в более поздние сроки смог бы заменить меня и стать Линзой Зла.
  Сбросив третьего дитя с круга, Ивал начал раскручивать четвёртого малыша. Он проходил неоднократно через центр шара, и Воплощению Зла показалось, что дитя один раз на какое-то малое несуществующее мгновение исчезло там, в бесконечной темноте Бога.
  Пятый малыш был также в пещере, что располагалась выше обители четвёртого дитя, намного более глубокой и обширной. Ивал немало петлял во мраке, прежде чем упереться в огромный камень, на который указывали щупальца Бога. Но дитя здесь не было; возможно, Тень Зла плохо передала видимость тёмных образований, и Замий ошибся с толкованием направления. Но отростки тьмы не изменили тягу к камню, и Ивал понял, что ребёнок находится под ним. Используя какие-то ухищрения, маленький волевой Замий смог сдвинуть громадину с места и оказаться по своему желанию под ним, чтобы уж точно гарантировать спокойствие и спасение от Богов. И когда придёт день, у него, скорее всего, был план, чтобы вылезти из под маленькой скалы. Ивал узрел через бывшее истечение Оо малыша, что громадина не стоит на поверхности непосредственно, а на множестве гладких каменных подпорах. А когда нужно было покинуть убежище, Замий, вероятно, повреждая всё же тело, выбирался наружу, силами равновесия и давления частей громадины на твердь.
  Ещё, будучи придавленным глыбой, и проявляя Оо, малыш каким-то образом смог попасть в небытие. Вероятно, Зло влияло на его мысли, и, возможно, погружало насильно в бессознание, чтобы наставник не догадался о тайне малыша. Ведь, если Замий привыкнет только к сознательной жизни, то это сразу станет заметно всем представителям Добра из-за неконтролируемого истечения бирюзы...
  Ивал уверовал, что Бог, даже находясь внутри, видит и влияет на огромные расстояния и приводит свой план также вне зависимости от развития Воплощения Зла. ОН одновременно бывает везде и пытается каждую точку мира подчинить своей воле. Ивал узрел, что развитие детей НЕДНЯ началось ещё до того как создать оболочку Воплощения Зла...
  Довольно продолжительно шло доставание придавленного дитя из под камня. Но Тень Зла разгадала план малыша, и путём добавления камней смогла приподнять величественную глыбу и вытащить ребёнка. Четвёртый малыш слетел с вращающегося шара, на котором перемещался теперь пятый.
  Ивал подумал, что дети, когда наступит время возвращаться в сознательную жизнь, должны догадаться о приходе нового Бога, или почувствовать течение его внутри себя. Они также, вероятно, будут ощущать свершение необходимых действий, как Ивал; возможно, не столь явно, а интуитивно и тонко, почти незаметно.
  Ивал заметил, что оболочка четвёртого дитя потемнела и уже не такая синяя, как обычно, и если малыш не сможет осветлить её, то наставник заподозрит засорение каналов Добра.
  Пятый Замий крутился долго, и только раз по окружности. В основном он пропадал внутри тёмной сути...
  Ивал вышел из пещеры и обнаружил, что остался ещё один малыш.
  На самой верхушке горы на небольшой пологой равнине, где не росло ничего, лишь каменные образования слегка возвышались друг над другом, сидело дитя. Бирюзовый свет, источавшийся малышом, то исчезал, то появлялся вновь. Невиданный младенец земли Прадэ боролся с бессознанием, находясь одновременно и здесь на горе и рядом со своими Богами.
  Пятый малыш, светло тёмный, без какой либо синевы, был сброшен с окружности, уступив место шестому чуду сокрушительной воли, проявляющейся в маленьком ребёнке.
  Когда малыш попал в круг, то его сразу затянуло внутрь бездны мрака, откуда он не выходил почти до наступления дня...
  Ивал расхаживал по горе, предаваясь, как в былые времена рассуждениям. Он не беспокоился за прерывание прогресса из-за отсутствия каких-либо действий с его стороны, ведь шар крутился с бешеной скоростью вокруг тела, причиной которого и было развитие. Последнее шестое дитя наполнялось божественной силой, расширяя деятельность Зла и претворяя могущественный план в реализацию.
  Ивал углубился внутрь себя, пытаясь коснуться Бога и его замыслов, пока тот наполнял собой новое проявление. Возможно ли, потеря Ивалом будущей потенциальной силы, при делении Богом могущества для малышей НЕДНЯ? Зачем они существуют? Неужели, каким бы ни были старания Тени и упорство её Воплощения, могущество Бога не проявится настолько, чтобы своевременно питать нужную скорость прогресса? Ивал не видел другого объяснения. Как одно тело может проявить всю невиданную мощь Бога, и успешно справляться с растущим сопротивлением Добра? Ведь Боги Добра создали бесчисленное количество Жизней, и в одиночку, какими бы стараниями и поддержкой не обладал Ивал, победить сонм запечатанных оболочек Оо не удастся.
  Замий подумал, что, возможно, неправильно истолковал слова Тени Зла, когда та объясняла ему на горе Драг Тогэ вкратце замысел Бога. Ему казалось, что он один будет управлять всем могуществом Зла и проявлять волю ЕГО. Конечно, может быть, и сама Тень Зла не так истолковала план Бога, или он мог поменяться с течением времени. Или те изменения, которые содержались в плане Бога, были недоступны Тени Зла, а тем более Ивалу, который ещё толком ничего не понимал, когда смог получить власть над Оо.
  А возможно... возможно, что Тень Зла и Бог вовсе не те за кого их держит Ивал, и сейчас, касаясь тьмы, в которой плавал младенец, кое что становилось более ясным, нежели ранее. Вероятно, Бога Зла, как такового Ивал не видел вовсе, ведь он настолько могуч, что равен Богам всей территории Добра, о которых Воплощение только частично узнал от Касальтины. А Тень Зла это некая часть проявленного могущества Бога, которая в свою очередь ещё не воплощение и не реализация, а тоже могущество.
  В тот раз, как и сейчас, она была истинной, когда проступала невиданной темнотой, придавливающей индивидуальное сознание Ивала. А та, с которой разговаривал Замий это лишь проекция настоящей Тени Зла.
  Бог Зла сохраняет своё могущество и создаёт одновременно реализацию, не распыляясь на многочисленных созданий, как Боги Добра. У НЕГО есть проекции могущества, которые через малые количества Жизней вершат план.
  Сознание Ивала мутилось из-за Тьмы, в которую опускались мысли и выходили уже обновлёнными, но поначалу плохо воспринимаемыми.
  Возможно, что внутри меня нет того Бога единого, а есть лишь его проекция, и сам он не может быть цельным, или был, но растёкся исследуя Добро и разрабатывая план, одновременно претворяя его в жизнь. И, скорее всего, план и сейчас ещё не закончен, хотя для Замия с его малым развитием мысли Бога всегда завершены. Бог Зла ищет по всем территориям отклонения в развитии, допущенные Богами Добра и, складывая их, находит пути изменения законов в сторону иных направлений.
  Являясь одной из высших проявленных единиц Зла, Ивал никогда не получит меньше чем может вынести его сознание. Бог невероятно могуч, а его проявлений не так много, что даёт бесконечное наполнение знаний и силы маленькому Ивалу.
  Воплощение Зла заметил, что не может остановить мышление, и вихрь затуманенных мыслей, казалось, кружится вместе с движением темно-бирюзового шара.
  Возможно, прогресс, который развивает Бог, связан не только с ростом, но и с падением в какой-либо из проявленной реализации. Если Ивал на пути своем оступится пусть и на какое-то время, то дети НЕДНЯ или другие воплощения, о которых Ивал не знает, смогут отыграть временное поражение, нарастив ЗЛО там, где его ещё не было, узрев мощь Добра и подготовившись к новой битве.
  В некоторые моменты Ивал чувствовал себя единой неотделимостью от Тени и Бога Зла. Разделение ЕГО - явление иллюзорное и кажущееся, в более истинном понимании ЗЛО никогда не делилось и остаётся единым. Да и делить ЕГО на части Ивал не может, всегда являясь заполненным ИМ до предела своих возможностей.
  Замий, теряя сознание, крутящееся в вихре Тени Зла, решил спуститься в пещеру, где оставил четвёртого малыша.
  Вдруг тёмный бирюзовый шар лопнул; из него вылетело нечто похожее на малыша. Только он был абсолютно чёрным, почти как тот мрак, который Ивал чувствовал, находясь глубоко в сознании Тьмы. Малыш, как-то странно покачиваясь, но весьма быстро прошёлся по вершине горы и пропал из видимости. Ивал узрел приход дня по световому ореолу на горизонте, напряжению внутри тела и ощущению слабости. Возможно, слишком большая концентрация сознания Зла, к которой он долгое время прикасался, истомила рассудок и тело. Ивал спустился в пещеру, подальше от светила, чтобы восстановить силы. Бирюзовый ореол постепенно очищался от тёмных нитей...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Я.Славина "Акушерка Его Величества" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Академия Невест" (Любовное фэнтези) | | Есения "Ядовитый привкус любви" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"