Соколов Евгений Юрьевич: другие произведения.

Глава 16. Квивилвиолви

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Квивилвиолви, близкий послушник, проснулся от землетрясения. Интуитивное заклинание против просыпания раньше восхода светила прервалось. Возможно, из-за испытаний новых заклинаний читателями?!.. Ну, ничего, проснуться раньше не так и плохо. Можно сделать больше дел..., а в конце дня окунуться в прообразы бытия магов ещё при тусклом светиле...
  Большие белые полупрозрачные пятна свободно перемещались вместе с остальной оболочкой Замия. Квивилвиолви каждое утро пытался заметить их рост и приближение друг к другу. Но как обычно они не пересекались, и высокоуровневый представитель Добра гнал от себя мысли, что этого никогда не произойдёт. Почему бы ему со временем не стать читателем? Обязательно, ведь у многих Замиев получилось, это естественный ход бытия, и меня он не обойдёт стороной. Пока не могу избавиться от привычки наблюдений за пятнами, а ведь читатели говорили, что слияние их наступит тогда, когда не ждёшь и не думаешь над такими пустяками.
  Чтобы сгенерировать недополученные в ночи силы Замий разогнал оболочку. Органы зрения как можно быстро в разных местах тела выявлял таким образом, чтобы видеть себя полностью полупрозрачным и казаться читателем.
  Квивил гладил ствол дерева и обращался к Барадагарригарам, не забывая упоминать и Дродурга. Благодарил за оказанное доверие и обещал незыблемо нести знания во славу всех Богов Добра.
  Виолви произносил заклинание восприятия общего фона жизни внутри магической обители. Замий гладил чувствительную часть дерева, которая быстрее всего выявляет важные явления, прочувствованные через землю корнями и кроной с помощью воздуха. Этот процесс был столь сакральным, что казался Квивилу несуществующим, но, конечно, он так не думал. На многие события, о которых он узнавал впоследствии, ему намекало магическое дерево. Пусть и столь неявно, что можно и вовсе отринуть эти указания, но они были, и на них следовало обращать внимание.
  В который раз он водил по гладкому стволу и не мог понять, есть ли неровности на нём или нет. Что-то было.... Замий пытался прочувствовать тот исчезающий магический сгусток внутри ствола, который метался по всему дереву, и каждый раз проносился рядом, едва касаясь конечности Виолви.
  И вот удалось! В сознании и ощущениях ствол покрылся множественными неровностями. Теперь, когда импульсы магии преобразовались в восприятие, Замию стало намного яснее суть сообщения. Квивила хочет видеть его учитель Вааарсалламиолиолвилилла.
  Виолви несколько раз проговорил имя и спустился с дерева. Имя каждого учителя-читателя было влиятельным и многозначным. И чем правильнее его удавалось произнести не столько в звучании, сколько в понимании, тем скорее, рассказывали читатели, накапливается уровень. Но и по пустякам без сосредоточения говорить его не велели, потому что мысли сразу удалятся от бытия священных Барадагарригаров, а без божественной силы приближение к правильному звучанию невозможно. Виолви думал, что имя меняется, его произношение становится глубже и сложнее по мере развития учителя, поэтому запаздывать с собственным познанием не следовало.
  В обители высокоуровневых Замиев было множество деревьев, выращенных с помощью магии. Учитель рассказывал, что на собрании не сразу удалось добиться этого. Но всё же количество голосующих за выращивание магических деревьев росло после положительных ответов магов, переведённых библиотекарями.... Эти деревья увеличили взаимодействие между читателями и близкими послушниками.
  Квивил, как и другие Замии его уровня, ночевал на большом магическом дереве. Утром оно выпрямлялось, а к вечеру изгибалось иначе, образуя каждую ночь новое место для сна. Разнообразие ночлега было обусловлено бесконечностью становления бытия и изменений в жизни каждого Замия.
  Несколько собратьев уже шли исполнять волю Барадагарригаров - развиваться и обучать своих учеников. Проснулись ли они, так же как и Виолви, или не пользовались интуитивным заклинанием, Замий не знал. Вопрос о сне редко поднимался на собраниях; читатели решили, что близкий послушник сам определяет, как ему распорядиться временем отхода и возвращения сознания.
  Квивил хорошо знал о явлении чужого непознанного бытия, это не давало ему тот ясный и безупречный покой, которого он желал. Поэтому он пользовался интуитивным заклинанием против просыпания раньше появления светила на небе. Без него в течение всего дня Замий ощущал давление на сознание и неестественное беспокойство. Будто тот кошмар, к которому готовятся все представители Добра, уже рядом и прикасается своими неведомыми конечностями. Хоть граница нерушимая могуществом и была далека от магической обители, Виолви не казалось, что существуют территории вне досягаемости непознанного врага. Бороться с тем, чего явно нет, Замий не хотел, тем более, если оно влияет на его внутреннее состояние. Квивил держался на расстоянии от превосходящего сознания, с которым в одиночку невозможно сражаться такому уровню как он. Поэтому если интуитивное заклинание может бороться с неведомым противником, то Замий в это время будет совершенствоваться сам и обучать других.
  Поравнявшись с собратом, Виолви поприветствовал его и как можно быстрее направил ближайшее белое пятно оболочки на охват головы и задержал там. Близкий послушник ответил на приветствие и сделал то же самое со своей магической отметиной.
  Эта игра приветствий, в которой победителем считался тот, у кого голова, покрытая белизной, засветится быстрее. Полупрозрачное свечение выражало готовность к проявлению магии. Оно являлось противовесом бирюзовому; последнее связано с неосознанным желанием предков в высвобождении магии без каких-либо знаний. Чем глубже сознание и восприятие магии, понимание Богов и практика различных взаимодействий с Жизнями Добра, тем шире и прозрачнее становились белые пятна, которые в итоге сливались в одно, покрывая всю оболочку. Все читатели-учителя имели полупрозрачные белые тела.
  Квивил проиграл. Пусть и на какую-то долю времени, его голова засветилась позже. Чувства от этого никак не повлияли на сознание, и ни одна самая малая бирюзовая трещинка несовершенства не появилась. Он и выигрывал тоже. Главное для него было развитие, а для этого есть все возможности.
  - Я не пользуюсь интуитивным заклинанием, - сказал собрат. - И ощущаю всё время это присутствие, безумное невидимое неприятное. Но я не из тех, кто его избегает. Пусть мне и сложно даются различные восприятия на дню,... и порой что-то тяжелее прочего. Я собираю положительные возможности этой борьбы и обязательно накоплю достаточно фактов в пользу незамутнённого взирания на бездну необъятного ужаса...
  Собрат удалился. То, что он проиграл близкому послушнику, который не пользовался интуитивным заклинанием и вставал, возможно, раньше срока, его задело. И Виолви показалось, что на миг, одно незаметное мгновение, бирюзовая жилка разрезала его тело и пропала. Это было только в воображении, постепенно всё больше убеждался близкий послушник.
  Он посмотрел вверх и светило ему показалось тускнее обычного. Странно, думал Квивил, размеренно шагая по дороге к учителю. Замий никогда не выигрывал, если не пользовался интуитивным заклинанием. Но последний раз это было давно, и тогда он так мало знал, нежели сейчас. Если он попробует проснуться, как придётся, возможно, тоже сможет выиграть, невзирая на давление безумства извне. Но следует ли это делать?!
  Нет! У меня свой путь развития, не нужно повторений. Пока собрат соберёт факты для собрания, пройдёт немало времени, и неизвестно какие события за этот период произойдут. Да и как читатели воспримут эти доказательства, хватит ли их, чтобы упразднить интуитивное заклинание для продления сна? Совершенно не стоит думать над этим, решил Замий. Его хочет видеть учитель, значит, для него есть задание. Это действительно важно сейчас, и ничто другое не должно смущать сознание Виолви.
  Всё больше горных образований появлялось впереди, деревьев и растительности становилось меньше. Местность, где жили читатели, располагалась выше, Замий шёл по каменистому плато. Небольшое напряжение конечностей не вызывало в нём проявления бирюзы как в детстве, лишь белые пятна задвигались быстрее, говоря об уровне, привыкшем к проявлению осознанной магии.
  Близкий послушник сосредоточился на своём учителе, пытаясь донести на расстоянии мысль о прибытии.
  - Ва-аар-салла-миолиол-вилилла, - повторял напряжённо Квивилвиолви.
  Близким послушникам не желательно подолгу находиться в обители читателей без одобрения учителя, хотя географическая граница и была условной. Уровень магии, многочисленные вибрации сознаний более высокого ранга могли плохо сказаться на неокрепшем ученике без соответствующего защитного заклинания, наложенного учителем. Но бывали и такие близкие послушники, которые ходили к читателям, чтобы именно прочувствовать ту силу, которую им предстояло впитать в будущем. И такая практика благотворно влияла на их развитие. Виолви как то снился развивающий исторический сон посредством интуитивного заклинания, в котором мельком упоминалось о Замии близком послушнике, который смог дойти до одного из входов в святилище библиотекарей и увидеть таблички с заклинаниями!
  Сам Квивил далеко не заходил к читателям, потому что его тело начинало дрожать, а сознание верить в нахождении поблизости иной Жизни, от воздействия которой он защищался интуитивным заклинанием. Так странно, всегда размышлял Виолви, что ощущения от вибраций Добра приравниваются к неизвестному кошмару, пришедшему из ГНМ. Но Виолви был одним из тех близких послушников, который всему, чему не находил объяснение, приписывал естественное происхождение, доступное и ему, но только в своё время, когда познает мудрость учителя.
  Один раз Замий зашёл далеко вглубь территории, потому что Вааарсалламиолиолвилилла не появлялся, да и напряжение пространства почти не давило на него тогда. Вдруг вдалеке он увидел свечение тела и подумал, что это его учитель. Но это было не так.... Замий осознал ошибку, когда читатель двинулся к нему. Виолви обратил внимание, что... на самом деле этот учитель оставался далеко там, где и раньше, а приближался лишь образ, его проекция. Она остановилась неподалёку и смотрела на Виолви...
  Испытывал ли читатель его? Понимал ли он, насколько был силён Квивил, или слаб? Может быть, он умышленно и явно влиял на близкого послушника, а не естественно и скрыто, ведь рядом был образ, а не сам учитель?.. Но Квивил задрожал и почувствовал желание уйти подальше от напряжённой проекции. Главное, что посчитал Замий, было сделано успешно и вполне достойно его уровня, это то, что он не позволил бирюзе выскочить наружу. Виолви было тяжело, но он контролировал ситуацию. Замий медленно отвернулся от образа читателя и пошёл в другую сторону. А вскоре и учитель подоспел...
  ... Вааарсалламиолиолвилилла возник, будто из ниоткуда. Он иногда становился настолько прозрачным, что исчезал в ярком свете дня. Замии поприветствовали друг друга. Квивил говорил о преданности Богам и крепкой воли в желании развиваться и обучать приверженцев Добра.
  Виолви понимал, что чужеродное влияние давит на него при необычных условиях, например, при неполном сне, но не сомневался, что если встанет необходимость чувствовать кошмар нового бытия, то он примет это событие со всей твёрдостью.
  - Это я разбудил тебя, - раздались звуковые волны учителя. - Пришлось создать иллюзию землетрясения, чтобы твоё сознание встряхнулось и прервало интуитивное заклинание. Дело не терпит отлагательства, поэтому надо было встать раньше срока. Но я защитил твоё сознание от влияния окружающего нагнетения, поэтому ты не чувствуешь себя непривычно.
  - Учитель, я готов, если потребуется, исполнить необходимую задачу на благо Добра в любом состоянии, - ответил Квивил.
  - Как ты знаешь из истории, интуитивное заклинание о сне создали, чтобы убрать негативные последствия окружающего кошмара в магической обители. Также на твоём уровне должно быть известно, что это влияние создано искусственно, путём сбора атмосферы иного бытия возле границы нерушимой могуществом. Прежде чем дать задание напомню о других функциях этого неприятного давления.
  Его создали для прочувствования прошлых методов воспитания отступников..., я говорю о прессах...
  - Да, и... мне трудно представить, что это было на самом деле, - отвечал Виолви.
  - Не только тебе... и когда отменили те строгие меры прошлого, многие высокоуровневые Замии осознали истинную несправедливость творимого с отступниками...
  Но искать ответственного за рождение неприемлемых для прогресса Добра методов было бы ошибкой, ибо обвинения зачастую порождают новые невежества...
  ... Обо всём этом много говорили в прошлом...и ныне мысли о случившемся актуальны. Они никуда не исчезают, а обрастают новыми значениями в будущем...
  И ещё... это нагнетение находится в прямом соотношении с вибрациями у ГНМ того неведомого бытия...
  Но, как ты знаешь, мы обезопасили по желанию всех близких послушников, а дальним, ввиду их неразвитости, сделали интуитивное заклинание постоянным, и они не ощущают близость ГНМ...
  И, наоборот, все читатели полностью чувствуют влияние иного мира.
  ...Пройдёт время и сначала близкие, а потом и дальние послушники окажутся без защитных заклинаний. Я предчувствую, что сила неведомого возрастает, и спрятаться от неё не удастся. Привыкать к давлению и оказывать сопротивление - дело достойное высокоуровнего Замия...
  - Стоит уже отказаться от заклинания защиты сна?! - спросил Квивил.
  - Тебе решать, я говорю о будущем, грядут изменения. Уверен, впоследствии это заклинание перестанет действовать, и каждый...да, возможно, каждый Замий и вне пределов магической обители окажется один на один с непрекращающимся давлением безмерного кошмара. И лишь Замиям с сильной волей и неистовой преданностью Барадагарригарам по силам станет бороться с ним...
  А сейчас поговорим о твоём задании. Рано утром пришла весть от Жизни Дэ Знарха, облетающей нашу территорию. Она поведала через статистические башни об исчезновении наставника и о множестве Замиев с повреждёнными телами. Также мы узнали о неком отступнике, светящемся бирюзой, и, возможно, проходившем неподалёку от тех мест.
  Я и другие читатели провели обмен мыслями и решили, что на поиски отступника пойдёт один близкий послушник и один его ученик. Отправляйся в путь сейчас же, не стоит медлить, нужно найти противника Добра и, если понадобится, пленить его. Не забудь повторить защитные и атакующие заклинания.... Если нужно будет создать магию, которую ныне не каждый назовёт принадлежащую Добру, оставшуюся глубоко в прошлом, то применяй смело! Никто не знает, кто этот Замий и на что способен! Возможно, придётся принимать решения очень быстро! Божественная интуиция тебе в помощь, ученик!..
  Учитель ушёл. Иногда Квивил видел, как он не ходит по земле конечностями, а использует магическую силу и будто скользит по тверди. Читатели многое могут! И главное, усилий на одни и те же заклинания прилагают меньше, чем их ученики.
  Возможно, и я смог бы так передвигаться по воздуху, но для этого следует прочесть заклинание, сосредоточиться... и просто по своей прихоти такое делать недозволительно. У читателей же многие заклинания возведены в ранг интуитивных, и они при желании каких либо действ, колдуют мгновенно словно мысль. Или даже быстрее мысли, за её гранью...
  Виолви спускался вниз. Задание есть, и оно очень важное. Если кто и находил отступников, то лишь сомневающихся в той иллюзии, которой снабжали низкоуровневых Замиев учеников. Только так, к сожалению, можно было научить терпению и взрастить волю к знаниям о магии, победить прошлое и утвердиться в правильном течении Добра и его проявлениям. Множество нескончаемых препятствий будут ограждать от пути нового, уже укрепившегося порядка, но он, близкий послушник, будет стоять на страже иерархии и магического распределения знаний. Всё чаще появляются отступники, и это говорит о том, что влияние границы нерушимой могуществом становится сильнее.
  Хотя... тот самый Лауорауриндамионаултанаульт, близкий послушник, отказавшийся от ранга читателя, но взявший себе новое имя, говорит о том, что именно ослабление наказаний нарушителей тока Добра даёт рост отступников. Они коллективно сильнее борются против иллюзии, ощущая некое чувство вины высокоуровневых собратьев, рассказывал он на лекции. Этот близкий послушник постоянно приводит новые доводы разной степени глубины о том, что читатели ошиблись, запретив прессы. И поэтому Лауорауриндамионаултанаульт отказался вступать в их ряды. Его тело почти полностью белое, но из-за нахождения в кругу разноуровневых собратьев небольшие синие пятна гуляют по его оболочке.
  Когда происходили все эти деяния, Квивил не знал, в истории публичной библиотеки магической обители он мог почерпнуть лишь череду событий, но никак не сопоставить их с бытием собственной жизни. Возможно, он был ещё учеником, когда запретили прессы, а может ещё и вовсе не родился. Время...никто никогда не придавал ему значения, хотя и делил различные его промежутки, наполненные событиями. Ведь когда ты ещё только развиваешься и не знаешь практически ничего о той будущей жизни, которая тебя ждёт, если будешь стараться на пределе своих возможностей, время для тебя абсолютное ничто...
  Отступники не справляются с давлением иллюзии о бесконечности имеющегося времени. Хотя в ней-то и прекрасна ступень самого раннего развития.
  Ныне о времени редко рассуждают, ведь так естественно, что должен выполнять те или иные действия во благо Добра. Ты подготовлен терпением предыдущих ступеней и понимаешь нескончаемость проблем и ответственность; делаешь всё, чтобы можно было сказать - Барадагарригары видели мои действия, я чувствую их одобрение и будущие возможности.
  Замий вспомнил о проигрыше собрату, который не применял интуитивное заклинание против исчезновения сна. И это поражение повлияло на него так, что подумал о появлении бирюзы на своём теле. Но странно было то, что в это время он был защищён магией учителя, хотя не знал об этом, и одновременно забыл, что его сон прервался, и может ощущать на себе окружающее давление.
  Заклинание ли учителя воздействовало на его память, и мысли пошли вспять? Существуют ли иллюзии, которые направлены на близких послушников со стороны читателей? Квивил не знал, что ответить. Есть скрытые знания, которые он пока не может понять, хотя порой касается их.
  Учитель говорил, что далёкие вопросы прошлого никогда не прекращают своего становления даже будучи решёнными на какие временные события. Что ответы непостоянны, и они ожидают развития следующих, которые заменят их позже. Возможно, что они уже есть, но не для всех, и каждый придёт к ним, когда развитие позволит...
  Квивил вышел за территорию высокоуровневых воздействий и почувствовал спад напряжения, которое ощутил лишь, когда оно прошло. Учитель заботится о нём и защищает от влияния различных энергий. Но придёт время, когда ученик будет испытывать влияние читателей, их высшую мудрость. Новые знания вместе с необычными трудностями приходят в соответствии необходимости.
  Виолви спускался с возвышенности, приветствовал близких послушников, иногда побеждая в игре, а порой проигрывая. Все были заняты поисками ответов на бесконечно изменяющиеся вопросы, направляясь к статистическим башням, библиотеке; разговаривая с дальними послушниками, забирая отчёты о путешествиях и впечатлениях, данные, собранные от деятельности их учеников.
  Идти ещё немало, библиотека располагалась на западе намного южнее его магического ночлега. Мысли Замия закружились в поисках исследований загадочных явлений, и Виолви вспомнил о посвящении в нынешний ранг. Квивил пропустил свои заслуги дальнего послушника о многочисленных сборах различных сведений со статистических башен, на разных этажах исследуя причины и следствия через их интерпретацию и комбинирование.... А также отчёты и предложения о преобразовании тех или иных сфер жизни в мелочах, и некоторые предположения о положительных следствиях, которые произойдут от этих изменений.... Его превосходные учительские способности в развитии наставников и последовательная подача им нужных знаний в решении разнообразного круга вопросов. Виолви всегда видел себя лишь проводником божественных Барадагарригаров и передатчиком их воли через высших наставников; к любому вопросу подходил с ответственностью, концентрацией и интуицией.
  ...Ему сказали о выборе, которого у него раньше не было. О влиянии проекции границы нерушимой могуществом. О смысле её, который поначалу показался довольно значимым: ощутить ужас несправедливости наказаний для невежественных учеников, признать, таким образом, ошибки прошлого и стать гарантом новых будущих изменений. Виолви согласился...
  И эти нескончаемые дни кошмара и сложности с восприятием окружающего мира непросто было вынести. Путались действия, память работала плохо, восприятие искажалось... в каждом шаге Замия был изъян. Никто из близких послушников ничего не мог сделать. Говорили, что сам должен приспособиться, терпеть, усмотреть суть изменений и его глубину. Приводили примеры собратьев, не вполне успешные, но с некими положительными трансформациями...
  Предлагали интуитивное заклинание против просыпания, которое поможет избежать кошмаров, избавить от гнетущего давления извне. В конце концов, причины по которым Виолви согласился на испытание, перестали иметь существенное значение.
  Вот что сейчас вдруг взволновало Квивила! Он не мог вспомнить, почему те важные причины испытания ужасного воздействия перестали влиять на него. Неужели он бы не справился со сложностями коварного противника? Что случилось тогда? Почему, привыкнув к интуитивному заклинанию, определил такое течение жизни как естественное и закономерное? Квивил не мог понять. Что-то повлияло на его выбор.
  Если тогда и были Замии с похожими трудностями, то где-то далеко, Квивилвиолви не пересекался с ними, чтобы совместно решить дилемму...
  Очень странно, думал послушник. Будто он уже рассуждал об этом, ведь не мог он пропустить этот явный и важный нерешённый вопрос. Но ответа на него не было. Или он был... и растворялся в каких-то других проблемах, а потом...забывался?
  Или Квивил преувеличивал значимость этой задачи; возможно, что ответ прост, и неизученность этого давления проекции ГНМ как раз таки и подтолкнуло читателей к необходимости обезопасить слабых Замиев от воздействия...
  И снова появляется вопрос. А не ошиблись ли читатели с созданием проекции? И может ли быть такое?!
  А если я потерялся в бесконечном расширении этой задачи и дошёл до тех знаний, которых пока рано касаться?...
  Квивил попытался вспомнить свои записи в библиотеке о вопросе памяти...
  Кое-что...показывается...разговор... с учителем! Уже обсуждал с ним это. Читатель говорил, что недоступная информация стирается или плохо воспринимается, нарушается её осмысление. Но...он сказал, что можно обмануть своё сознание!..
  У Виолви не получалось вспомнить как.... Неужели само воспоминание об этом тоже подвержено забвению?! Но я постараюсь!..
  Он говорил о заклинании некоего ответа тайны. Закладывать предположение разгадки в исторический сон, и утром...не поверить в ответ! Только следует отрицать на самом деле! И тогда правильный ответ будет как раз в недоверительном варианте! Его нужно принять внутри, но так, чтобы заклинание извне не зачистило снова память от недозволительной для уровня информации!
  Какое глубокое противоречие, поразился Замий! Не доверять самому себе в суждении и выборе, ибо этот выбор предначертан тебе свыше, и он не твой!..
  Но даст ли память применить необычный метод? Конечно, нет! Вероятно, Квивил не раз пытался узнать что-то, разгадать тайну, которую не должен знать, но всё напрасно!
  Виолви убедил себя в этом и еле заметно бросил мысль о том, что обязательно попробует метод в очередной важной дилемме, и тут же забыл об этом, решив попрактиковаться в укреплении памяти. Он проговаривал не сосредоточенно и действенно, а проекционно-иллюзорно различные заклинания, которые могут быть применены в бою с неизвестным Замием...
  Светило было уже высоко, когда показалась публичная библиотека. Никто из близких послушников не знал, сколько в ней комнат, потому что многие были скрыты магией и недоступны. Она была настолько огромна, что если бы вдруг спало заклинание против давления неведомого кошмара, то Замий, расконцентрировавшись, с лёгкостью мог бы заблудиться внутри. Она состояла из многочисленных деревьев, расположенных в якобы хаотичном порядке: рядом друг с другом, в переплетении, на различных уровнях относительно земли. Они были и с ветвями и без, голые стволы и с многочисленными листьями и цветами. Переплетения живых Жизней Дродурга Бога образовывали комнаты: маленькие и большие, видимые и скрытые, светлые и тёмные. Истинные размеры библиотеки мало кто знал, потому что она являлась символом бесконечно переплетающихся непознанных Барадагарригаров.
  Внутри в обширных и высоких комнатах часто собирались дальние послушники и беседовали друг с другом, слушали лекции учителей. Замии пытались выявить более глубокий уровень истины, решить тот или иной вопрос, или поднять уже существующий ответ и попытаться доказать его обветшалость во времени. Здесь готовили всевозможные доклады близкие послушники для читателей, хранились множество записей по различным сферам жизни как публично, так и для ограниченного круга Замиев самостоятельно выявивших сокрытые знания.
  Замий помнил то время, когда пропадал внутри библиотеки, прочитывая о наблюдениях, исследованиях, а также просто путешествуя внутри. Квивил погружался в атмосферу волшебства и преобразований вокруг; забывал, что есть небо и светило, лишь библиотека с её магическим сиянием от цветов, стволов, видимых и невидимых объектов. Мысли там могли казаться материальными, преобразованными в переливы света, движения веток, или дуновение ветра. И ты идёшь, а потом бежишь за исчезающими знаками, пытаясь поймать улетающие доказательства какой-то важной теории, которая может многое изменить в жизни.
  Бывало, Замий блуждал и не мог найти выход, поблизости никого не было, а тишина становилась спутником на долгие-долгие часы. Только потом Виолви понял: библиотека держит в напряжении каждого кто в неё вошёл, и он должен точно знать что ему нужно, или хаотичные мысли будут бесконечно запутываться до той поры, пока послушник не найдёт в себе силы сконцентрироваться и взять контроль над своим сознанием. Квивил привыкал к своеобразной жизни библиотеки через ощущения тяги к Богу; и тогда множество загадочных моментов становились яснее и не так удивительны как поначалу.
  У каждого близкого послушника была своя комната, в которой он хранил исследования по разнообразным вопросам. Квивил не удивлялся, что не помнил физическое расположение своего магического пространства. Привык, что оно может быть где угодно, он шёл внутри библиотеки и хотел попасть в свою комнату, и это происходило чуть раньше, чем хотел, или чуть позже. Дорога не всегда была прямой, чаще извилистой, порой спускалась глубоко вниз или поднималась вверх. Деревья могли переплетаться с горными образованиями, и сложно было понять идёшь ли ты под землёй, внутри скалы или поблизости от неё. Хотя вполне вероятно, многое из увиденного могло оказаться иллюзией, созданной библиотекой с помощью твоих мыслей, незаметно ушедших из под контроля.
  Учитель говорил, что существуют ходы из библиотеки в другие значительные сооружения, такие как статистические башни и даже священная обитель библиотекарей, внутри которой находятся таблички с заклинаниями и входы к невидимым магам. Но близким послушникам невозможно обнаружить эти сакральные пути. Вааар ещё говорил, что преодоление таких больших расстояний происходит во много раз быстрее, нежели обыкновенным путём.
  Квивил торопился войти в магическую рощу, через которую попадаешь в библиотеку. Порой впервые оказавшийся здесь дальний послушник не мог сконцентрироваться должным образом, чтобы прочувствовать вход в обитель новых знаний. Он блуждал, пока не начинал слышать зов, едва заметный; и лишь направляемый им, находил нужный путь.
  Виолви легко преодолел скрытый один из множества входов в библиотеку. Но не мог попасть в своё магическое пространство, блуждая между публичными комнатами...
  Когда Виолви зашёл внутрь или раньше его мысли коснулись близкого послушника Лауорауриндамионаултанаульта? И он будто слышит его лекцию где-то неподалёку. Лауор отличался особым мыслительным даром, пытался подойти к проблемам с тех краёв, с которых редко кто подбирался.
  Квивил решил посетить необычного близкого послушника.
  Да, у меня... задание, но я...успею. Его голос неспроста появился. Если бы не он, то я бы давно уже нашёл свою комнату и выбрал ученика для поиска отступника. Но, вероятно, некий вопрос давно уже не даёт мне решения, и я пытаюсь узнать ответ, снова...и снова прислушиваясь к речи несостоявшегося читателя. Немало знаю о нём и... хочу знать ещё больше. Но как это обычно бывает, когда изучаешь в одном направлении, всегда упираешься в информацию, которую осознать пока не придётся...
  Он занимался исследованиями ГНМ, и именно благодаря ему стало известно о явлении чужого присутствия, доступном лишь читателям и малому кругу послушников. Хотя, как рассказывал учитель, вряд ли исследование можно назвать полным, только сопоставление и преобразование неких энергий удалось открыть, и сравнивать их с потенциалом читателей. Но даже эта информация была очень важна, ею также владели и Люди, которых всегда держали в курсе всех значительных изменений в магической обители.
  Одновременно Лауор занимался исследованием отклонений учеников от развития и применял прессы в качестве наказания. Из-за его высокого авторитета, исследовании ГНМ, а может быть доказательств необходимости такого воспитания, прессы существовали до тех пор, пока всё же их не отменили ввиду усиления иного воздействия и голосования многих читателей на собрании за прекращение их использования...
  Также стало настоящим открытием возможность распределения влияния ГНМ на магическую обитель. Ведь вскоре стало невозможно работать вблизи предполагаемой границы с неведомым кошмаром из-за тяжёлых погодных условий и сильного давления на исследователей, которые уже не справлялись с потоками чужеродной энергии.
  Каким-то образом исследования продолжились читателями благодаря изобретательности тогда ещё Лауорауриндамиона. Виолви не знал, что собственно создал и как этот ныне близкий послушник, но за это ему предложили стать рангом выше и продолжать изучать чужую энергию уже на территории читателей, но он почему-то отказался и предпочёл жить в библиотеке. Он намеревался доказать несостоятельность решения о замене прессов на более мягкие убеждения в воспитании.
  Всё это было очень странно, по крайней мере, для Виолви. Ещё учитель сказал, что после того как Лауорауриндамионаултанаульт прекратил работать над влиянием ГНМ, читателям почти не удалось продвинуться в понимании иного нагнетения, которое неизменно усиливалось и внушало опасение высокоуровневым Замиям, Людям, и другим представителям Добра.
  Квивил зашёл в огромную высокую комнату. Внутри уже сидели, лежали, стояли множество дальних и мало близких послушников. Но постоянно прибывали желающие послушать необычного оратора. Его звуковые волны доходили одинаково до самых дальних концов комнаты. Они ускорялись заклинанием и расходились по цветочным ветвям стен и стволовому полу. Свет попеременно от различных частей Жизней Дродурга Бога неярко освещал помещение и излучался приглушённо от самого тела Лауора. Некоторые Замии сидели на ветвях деревьев, образующих стены; они могли, вероятно, разглядеть полностью выступавшего оратора. Виолви поразился, (и решил, что это в очередной раз), необычному росту близкого послушника, который больше соответствовал читателю, но не как его занимаемому уровню. Возможно, в комнате было мало света, и поэтому Квивил не увидел движение синих пятен на его теле, лишь белое полупрозрачное монотонное движение оболочки, иногда усиливающееся светом. Виолви сел на свободный вырост дерева и стал слушать.
  - ...так или иначе, как мы не старались все, но прошлое не удаётся искоренить. Некоторые из вас думают, что оно ближе, чем считают другие. Одни говорят, что прошлое никуда не уходило, другие - что безвозвратно исчезло и лишь в погрешностях имеет место, пропадая навсегда.
  Никто из вас не может быть неправым. Мы все боремся с ним, кто-то больше, кто-то меньше; поэтому ли не удалось с легкостью устремиться в будущее? Нельзя заниматься лишь одним направлением в развитии, оттого ли прошлое не уничтожить, и оно навсегда останется с нами рядом?.. Возможно,...возможно.... Но следует ограничить его тогда, уменьшить, не дать разрастись....И я пытался, и вы тоже, уверен. Скажу, что многие преуспели в этом. Ваш рост тому доказательство, желание узнавать больше и давать развитие своим ученикам. Это и убивает негодное прошлое...
  Прессы запретили, и многие согласны с этим. Но после этого количество отступников стало больше, а влияние Границы сильнее. Близких послушников оно уже коснулось,... многим из вас только предстоит окунуться в волну неприятного всепроникающего чужеродного сознания.
  ...Не спрашивайте меня, что такое у ГНМ, как влияет оно и другие подобные вопросы, не все здесь могут воспринять данные знания...
  Я с надеждой обращаюсь к Богам, чтобы каждый Замий мог беспрепятственно познавать, используя свою силу и желание, и ничто не мешало бы их развитию, кроме самих себя. Но не уверен в будущем, оно не может быть ныне, таким как прежде. Прошлое иногда даёт то, что мы называем свободное развитие, а будущее...оно всегда неведомо, как тот кошмар, который многие из вас ещё не познали.
  Я хочу вернуть прессы, потому что время становится другим, оно искажается, и немногие это чувствуют. В тюрьмах собираются те, кто не может жить иначе, Замии, которые родились в некой ТЕНИ, скажем, НЕДНЯ. Можно бесконечно подбирать звуки выражения этому, и множество примеров в природе есть. Не каждое внимание их усмотрит, но это не означает, что проблемы не существует. Даже жизнь ограничена сознанием, сознание уровнем развития, уровень развития вашей волей и многими другими причинами, которые уходят в бесконечные неизведанные глубины, которые никто никогда не выявит, как бы не старался, быть может, лишь сами Боги..., хотя, думаю, у них есть намного более важные дела...
  Наступила тишина, все смотрели на Лауора, который замолчал.
  Речь близкого послушника довольно сложна и многоступенчата в восприятии, каждый может обнаружить в ней нечто полезное и новое, поэтому на его лекции всегда собиралось множество Замиев. Но что-то в ней было такое, что не нравилось Виолви. Перетирая сознанием плоды, преподнесённые оратором, он упирался в неведомое, которое пугало и отталкивало.
  Быть может, это было знание, которое ещё предстоит понять, сделать сложный выбор, зависящий от состава неких компонентов.... И одних становится вдруг больше, создавая вероятность воздействия?! Но разве близкий послушник может влиять на Замия того же ранга?.. В жизни Квивила было немало неразрешённых загадок...
  -... Поэтому, не понимая необходимость прессов, мы соглашаемся с несуществованием того, что скрыто. И соответственно, не видим его влияния. А оно есть...
  Отступников становится больше, ГНМ оказывает давление, мы очень мало знаем о ней. Их число растёт оттого, что многие из тех, кто находится на границе той ТЕНИ, о которой говорил..., то состояние перехода, от одного к другому.... И рядом с ней собираются силы, которые пытаются отодвинуть её каждый от себя...
  Многие из них ощущают вероятность попадания в ту среду, которая даст им нечто неведомое желанное и гораздо раньше срока. И представьте, они почувствовали тех отступников, которые живут в тюрьме безнаказанными. И вследствие этого их утягивает иное на свою сторону, они переходят границу, становятся заодно с отступниками...
  Да, я так считаю. А при эксплуатации прессов нет той неявной связи отступников с учениками, которые потенциально могут отойти от Добра, от развития терпения и воли.
  Я и некоторые близкие послушники собираем доказательства и пытаемся вернуть прессы обратно в жизнь. Не знаю, хватит ли у нас времени на их сбор в нужном объёме прежде, чем наступит нечто,...что нам не понять ныне, связанное с активностью ГНМ. Но верую, что наши усилия, и ничьи другие по исследованиям во благо Добра, не пропадут даром...
  Лауорауриндамионаултанаульт снова замолчал, а Квивилу стало не по себе. Почувствовал, что его может взять дрожь, как в горной местности проживания читателей. Будто энергия Добра уходила из тела и сознания, и её замещала чужая, разрушительная...
  Квивил вышел из комнаты и направился в своё магическое пространство. У него есть задание, желательно выполнить его днём. Хотя как можно предположить местонахождение отступника?!..
  Обязательно нужно посмотреть данные о белом ораторе, он слишком необычен для своего ранга. Уверен, что записывал о нём, узнавал и исследовал. Всё, что кажется неявным, близкие послушники отмечают и увеличивают знание об этом до самых краёв, пока не упрутся в границу, за которую нельзя переступать. Когда таких пределов накопится достаточно, белые пятна начнут пересекаться, и в скором времени можно увеличь ранг, встать на одну ступень ближе к Барадагарригарам.
  Квивил не сразу достиг своего хранилища знаний, но и не так долго блуждал, как при влиянии Лауора.
  Помещение достаточно просторное, чтобы хранить столько информации, сколько готово вместить сознание. Ветви деревьев были покрыты большими листьями с надписями. Когда зашёл внутрь, Виолви сразу ощутил темы, касаемые его исследований, каждое дерево соответствовало тому или иному мыслительному наполнению. Магические деревья переплетались ветвями в тех местах, где связывались вопросы. Квивил порой надолго пропадал в своём хранилище, углубляя знания о мире в котором жил, записывая на листьях предположения или доказательства.
  Близкий послушник вспомнил, что принятие закона о ночлеге на деревьях включало также пронизывание магией всех Жизней Дродурга Бога в пределах магической обители. Раньше библиотека была менее чувствительна к восприятию послушников. Учитель говорил, чтобы согласовать эту возможность группа Замиев и Людей ходила далеко вглубь территории Дродурга Бога в поисках мудрых Жизней - проводников его божественной мощи - Лейсов. И разрешение было получено...
  Квивил почувствовал дерево с исследованием Лауорауриндамионаултанаульта и в скором времени, минуя множество других, подошёл к нужному. Быстро проглядел основные вопросы по каждой из веток.
  Вроде бы вся информация ему известна о нём, но какая-то загадка пряталась где-то в листве...
  Виолви ощущал недостаток знаний, который скрывался от него. Квивил тщательнее посмотрел некоторые ветки и нашёл опавшие листья со стёртой информацией.
  Я писал о его должности, которую он не принял. Что-то в этом вопросе было не так,... эта ветка тянулась к толстым ответвлениям огромного дерева, содержащего вопросы прошлого. Искать ответы не было времени, только вскользь подумал, что Лауор либо не отказывался от звания, либо ему его не давали, а может быть, даже, оно у него было раньше...
  Квивилвиолви подошёл к дереву, на котором располагались данные о его учениках, где они находятся и чем занимаются. Каждый из них приходил после очередной завершённой деятельности и делал запись у входа в обитель учителя.
  Квивил подумал, что неплохо бы узнать, убегал ли какой-либо отступник из тюрьмы; он смотрел, нет ли в ней сейчас его ученика.... Дармейлин! Он там! Его возьму на задание, дальний послушник давно пытается побороть сознание отступников, вероятно, переживая за своего исчезнувшего ученика.
  Виолви покинул свою комнату и направился на выход, но не мог сразу отыскать его, мысли помимо воли были заняты вновь рассуждением о несостоявшемся читателе, или может быть,...наоборот, о его вполне заслуженном ранге, лишённом из-за желания вновь утвердить прессы?!
  Вероятно, рассуждения возникли от его непрекращающейся лекции, волновой вибрации, доходившей через множества комнат библиотеки...
  Придётся вновь заглянуть к нему, раз не получается отыскать выход. Может быть, он скажет нечто такое, что позволит понять больше, чем знаю сейчас? Неявное принуждение не нравилось Квивилу, ведь у него важное задание учителя. Возможно, частое размышление о нём и сформировало это тяготение...
  Замий достаточно быстро нашёл комнату выступающего Лауора; ему показалось, что все пути на выход обязательно пролегают через помещение с белым оратором. Виолви подметил, что слушателей в этот раз было гораздо больше, а освещение тусклее...
  - ...говоря о ГНМ, не просто передать чувства, ощущения, знания с ней связанные. Но она стала атрибутом, влияющим на наши жизни. Не стоит говорить, что если вы не испытываете, то это не коснётся вас в будущем. Коснётся! Спросите своих учителей. Они вам скажут, что это возможно. ГНМ усиливается!
  Дальние послушники и ниже по рангу не чувствуют. Эти ощущения не связаны с Добром...
  Что будет дальше? Хватит ли нашей мудрости, чтобы перестать не предавать этому значение? Что знают наши учителя об этом влиянии?.. Пока мало. Я как исследователь... скажу: чужая энергия проникает в тебя, и ощущаешь неприятные ужасные вибрации, потому что всё новое и неясное рассматривается внутренней сутью как противное. Но оно и наталкивает на нечто...неизвестное, на...другие пути, о которых понятия не имеешь и которые очень сложны в восприятии даже для высоких уровней.
  Я пытался... больше узнать. К сожалению, не вышло. Отмена прессов, которые помимо основной задачи помогали мне в понимании чужеродной энергии, вовсе пресекла некий прогресс, который предчувствовал...
  Думаю о малых наших братьях, которые пытаются подняться по большим и сложным ступеням знаний. У учеников отнято понятие время, и, если в прошлом можно было опереться на малое значение его, то не сейчас!
  Кто сможет защитить слабых жителей, если неведомая сила повлияет на них, неподготовленных знаниями?! Их учителя, которые не разобрались с иной природой?! Или стоит надеяться на Барадагарригаров, что они придут сами и помогут!? Нет! У Богов множество последователей - маги, библиотекари, читатели, которые должны передать свою силу остальным Замиям, или защитить от неведомого врага...
  Поэтому и появляется больше отступников, они ощущают медлительность жизни и слабость иллюзии бесконечного времени. А прессы не только пресекают попытки борьбы, но и не дают повода другим ученикам отступать от нашей системы распределения знаний. Прессы укрепляют то, за что мы все боремся. Они могут помочь на какое-то время...
  Но сила иного проявления растёт и распространяется. Стоит много размышлять над методами борьбы с давлением неведомого кошмара...
  Оратор замолчал, слушатели не нарушали повисшую тишину. Переливчатый бледный свет перекатывался по всевозможным цветочкам, стволам, Замиям.... Виолви показалось, что вокруг кроме него никого нет, и больше никогда не будет, он остался один на один с этой непрекращающейся тишиной, которая проникла во все части тела и заворожила сознание.
  Квивил прогнав оцепенение, вышел из комнаты и вскоре покинул так задержавшую его библиотеку. Светило уже сильно опустилось, но ещё не зашло за горизонт. Близкий послушник поспешил найти Дармейлина в тюрьме прежде, чем наступит тьма.
  Место ограничения противников Добра располагалось недалеко от библиотеки, но всё же не так близко, особенно, если время начинает играть важную роль.
  За пределами магической обители влияние ужаса перестает воздействовать и можно бодрствовать даже ночью, но применив заклинание сосредоточенности и внимания. Не забыть о маскировке: ученики и их наставники не должны видеть белые пятна, ведь они не посвящены в знания магической обители и ещё живут иллюзией бесконечного времени...
  Виолви не мог выкинуть из головы рост Лауора, порядка пяти-семи метров, он соответствовал его учителю и, возможно, даже превышал его. Если он достиг звания читателя, а вскоре отказался от него, сохраняются ли возможности ранга, или утрачиваются? Ведь должно же быть различие между читателем и близким послушником! Если он был в новом ранге мало времени..., то и новых возможностей мог не получить.
  Следует проверить этот вопрос в библиотеке.
  Порой Квивилу казалось, что Лауорауриндамионаултанаульт превосходит любого близкого послушника, а если это так, то он мог быть читателем значительное время и многому научиться. Если и это так, отказ от должности, должно быть, поразил читателей, и став близким послушником вновь, многое из высших выявлений усложнилось или стало недоступно.
  Лауор ведёт себя как будто состоявшийся читатель, и вокруг него на лекции собираются не только его ученики, но и другие Замии, и даже близкие послушники.
  На фоне белого великана Виолви видел себя таким невежественным, что даже память не мог укротить. Его рост выше четырёх метров не прогрессировал, как и увеличение белых пятен...
  Но Квивил понимал, что такое состояние естественно для близких послушников, они сталкиваются со знаниями ранга читателя и в большом объёме. И как только удастся приблизиться к разгадкам сложнейших задач бытия, скрытых от его уровня, то это сразу повлияет на второстепенные признаки роста сознания.
  Возможно, принятие воздействия иного всепоражающего бытия ускорит развитие уровня, но с будоражащим кошмаром нужно жить и по-прежнему исполнять обязательства ранга с полной концентрацией и отдачей. Виолви не видел себя способным на это.
  Он недавно получил должность, поэтому не стоило беспокоиться об отставании в развитии. Замий успешно исследует магическую обитель и помогает своим ученикам. Его учитель никогда не говорил о недостаточной воле и устремлении, и, значит всё идёт в развитии правильно - Барадагарригары уверены в пути близкого послушника Квивилвиолви.
  Иногда казалось, что характер тормозит развитие. Что некая сбаламошенность плохо гармонирует с познанием высоких истин.
  Но Квивил приходил к мнению, что лишь поступки имеют значение и вклад в развитие, устремление и воля, а в последнее время и сопротивление иному тормозящему началу, всё сильнее сковывающему магическую обитель.
  Возможно, сомнения в собственной преданности Добру через слабость, потерю памяти и влияние читателей - это испытания Барадагарригаров, выявленные в бытие магами и библиотекарями.
  Кто знает, не иллюзия ли ужасающее воздействие извне, преодоление которой ускорит поднятие на следующий ранг...
  Но...Квивил пока не готов к такому быстрому взлёту, а влияние ГНМ скорее всего проявит себя всесторонне, и тогда предположение об её иллюзорном существовании легко исчезнет.
  Наоборот, характер его ученика Дармейлина практически не поменялся. Он был меланхоличен и спокоен, маловпечатлителен, принимал новые знания о Добре весьма серьёзно и ответственно...
  Перед посвящением в тайну иллюзии, Квивил хорошо изучил характер Дармейлина в описаниях о нём, сам наблюдал за его деятельностью вне пределов магической обители...
  Виолви вспоминал себя, когда впервые узнал об иллюзии. Он всегда был на грани в проявлении Добра и тем чужеродным прошлым, которое пытались искоренить уже давным-давно. Но оно как будто бы всё чаще изъявляло желание восстановить свои утраченные права через явление отступников.
  Квивил справился; учитель, наверное, уловил его волнения и трепет, которые по уровню вибрации всё же можно было определить как воздействие нового и важного знания на Замия.
  Постепенно Виолви, непреклонно стараясь, добрался до уровня близкого послушника. Но внутри себя ощущал некую слабину невежества, загнанную глубоко внутрь, которая ждёт момента, чтобы начать восхождение в бытие и прочного становления. Этот изъян Замий никогда не развивал, списывая иллюзорную проблему сложностями в развитии каждого уровня.... Когда поборет очередной ранг, многое встанет на свои места, и нынешние дилеммы обернутся пустяками по сравнению с будущими.
  ...Когда Дармейлин узнал, что всё, чем он занимался, будучи учеником и наставником лишь иллюзия, созданная для укрепления силы воли и терпения, он ничуть не удивился. Согласился с тем, что два этапа его жизни были полны правильности существования и преисполнены знаниями достойными этих уровней.
  Виолви отметил, что в его ученике было нечто удивительное и необычное, давление времени не отражалось в нём. Вероятно, если бы ученику сказали, что обстоятельства определяют Дармейлина вновь на создание картин, то это бы не смутило его. Истинный проводник Добра спокойно бы начал заниматься запуском стихийных интерпретаций какой-либо Жизни с не меньшим усердием и трудолюбием, чем прежде, когда был учеником... Очертания тюрьмы появились вдалеке. Её можно было узнать по голым стволам без листьев. Деревья были выращены близко друг к другу, чтобы между ними не смог пройти отступник. Магия Жизней Дродурга Бога в тюрьме реагировала на бирюзу тела. Тот или иной нарушитель мог перелезть через деревья, если он не засветится прошлым. Тюрьма была довольно обширная, с некоторых пор её площадь значительно увеличили, потому что количество отступников стремительно возрастало. Возможно, как и в библиотеке, в тюрьме было немало скрытого и неизведанного пространства. Особенно в её прежней интерпретации, когда работали прессы, уменьшая рост Замиев отступников, высекая из них волны глубокого сопротивления и безудержного бурлящего свечения бирюзового света...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"