Соколов Евгений Юрьевич: другие произведения.

Глава 20. Восточные Земли. Васиколисион

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  - Смотрите, какой сильный туман внизу, - сказал мальчик, показывая на склон, уходящий в глубокий овраг. К нему подошли остальные дети.
  - Кто-нибудь пойдёт, посмотрит, что там внизу? - спросил ещё один ребёнок.
  Дети молчали, завороженно уставившись в белое пространство, сковывающее внутреннее естество неизвестностью бесконечно мрачных тайн.
  -А-а-а! - подкрался к ним кучерявый рыжий малец и громко закричал. Дети от внезапно возникшего резкого звука вздрогнули и расступились.
  - Я проверю! - воскликнул веснушчатый мальчуган и скрылся в тумане...
  Восточная область территории Светоча Бога протягивалась далеко от центральных Кругов бытия магов до Земель Богов Дэ Знарха и Прадэ. Поселения располагались ближе к лесным массивам. Люди легко находили там пропитание и материалы для изготовления одежды и жилья.
  Большие области занимали пологие равнины с редкими кустарниками и низкими травами, оврагами, а ближе к Замиям, на северо-восток, скалистыми образованиями.
  Ночью температура понижалась, и землю окутывала белая прохладная пелена тумана, которая проходила лишь с восходом светила. Но в мрачных глубоких оврагах даже ему непросто прогревать воздух.
  Для постройки жилья использовали Жизни Дродурга Бога; это были ложа, укреплённые высоко на деревьях. Холодный ночной ветер редко добирался до спящих на вершинах Людей.
  Одежду плели из растительных волокон, помимо торса она закрывала почти всё тело. Когда Люди ходили в исследовательские походы далеко вглубь территории, и рядом не было высоких деревьев, то, отходя ко сну, использовали двойное или даже тройное одеяние, чтобы побороть неприятную температуру.
  Все сообщества Людей Восточной территории находились далеко от Третьего Круга. Многие из поселенцев уходили в Южные Земли из-за лучшего климата. Законы далёкого прошлого разрешали им перемещаться с места обитания после рождения детей или обучения магии. Пары, ставшие родителями, часто шли обрабатывать плодородный чернозём на границу с территорией Дродурга Бога, а подросших детей оставляли на попечение магов или других взрослых жителей Востока.
  Маги прилетали на Восток временно, практиковать навыки, обучать Людей, размышлять о божественном..., потом возвращались в центральные Круги и продолжали собственное развитие. Чёрные Дэ-Уны - жители территории Дэ Знарха - помогали добираться высшим представителям Светоча Бога на дальние расстояния.
  Колдуны обучали детей концентрации внутренней энергии Добра, рассказывали о силе сознания, углубляли внимание и ответственность, давали понимание любви, веры, Бога и его многочисленных отображений в природе...
  - Что там случилось?! - подошёл молодой безбородый маг и спросил у своих подопечных.
  Дети обступили его. Один из учеников не удержался и потрогал тонкую красную мантию.
  - И вы станете носить такую одёжу, если будете хорошо учиться и...понимать Добро в превосходной степени, - сказал маг, обращаясь к ребёнку в накидке из древесных волокон, порой сильно натирающих кожу. - Если знать магию, можно утончить структуру Жизни Дродурга Бога и создать более лёгкий материал. Но по каждому труду и умению своё бытие...
  Так что же случилось? Выглядите обеспокоенными. Не доходили ли ветра с Земли Прадэ до лож и не нарушили сон ваш?
  - Заркаллон ушёл туда! - крикнул мальчуган и указал пальцем на глубокий овраг, в котором туман незаметно снижался, прячась от утреннего светила.
  - И никто не отважился последовать за ним? Что ожидаете увидеть там такого, нежели нет здесь при свете дня? Или вы считаете бессмысленными такие походы, которые не дают полностью работать глазам и воспринимать окружающую природу?!..
  Казалось, маг разговаривал сам с собой и решал какие-то свои сложные вопросы и загадки. Дети молчали. Возможно, таким-образом высший представитель пытался пробудить спящую внутри них силу Добра и способности понимать ещё пока сложно усвояемые мысли и рассуждения.
  - Давайте начнём урок. Раз Заркаллону важнее прогулки в тумане, нежели новые знания, пусть гуляет. После спросим его о причине исчезновения.
  - А если с ним что-нибудь случится? - взволнованно спросила маленькая девочка.
  - Что?.. Что с ним может случиться такого, чего бы он ни желал сам? - спросил, нахмурившись, маг.
  Дети молчали.
  - С ним ничего не случится! А если всё же он упадёт и повредит себе тело, то будет ему уроком, и, вероятно, поценнее моего, - резюмировал волшебник.
  Маг был строг с детьми, которые должны с ранних лет понимать, что ответственность в обучении это начало правильного пути в познавании Добра. А иные дороги могут завести в такие неведомые места, из которых не так-то просто выбраться с невредимым сознанием...
  Короткостриженый маг Васиколисион родился на Востоке. Учился хорошо и смог сдать экзамены положительно: сначала своему учителю, который поручился за него, а потом уже непосредственно в Третьем Круге после познания и развития новых магических навыков.
  Если бы он не был жителем Востока, ему бы предложили дальше углубить изучение внутренних высших сил во Втором Круге. Но клятвы предков в прошлом против магических знаний могли повредить жителям Востока, которые встали на путь высших представителей Светоча Бога. Поэтому обучение прерывалось на неопределённый срок, и новоявленный маг обычно практиковался за пределами центральных Кругов.
  Васиколисион принял предложение по развитию внутренних качеств Добра у детей на Восточной территории Четвёртого Круга...
  - Сегодня мы будем исследовать концентрацию...
  Маг рассказывал о необычных вещах детям, которые завороженно слушали, потеряв течение времени. Он говорил о сосредоточении сознания, которое позволяет намного глубже воспринимать окружающий мир. Видеть дальше горизонта, чувствовать больше, нежели обычно, ощущать то, что раньше пряталось в зоне рассеянной памяти. Что концентрация исходит изнутри и пронизывается энергией Добра, любовью и верой в Светоча Бога. Объяснял, что это понятие открывает дорогу к божественным силам и готовит к противостоянию с неведомыми противниками.
  На все вопросы о них отмечал, что эта тайна для детей обязательно раскроется, но после приобретённых знаний. Успокаивал и как никогда был ласков, утверждая, что нет ничего, что было бы сильнее и могущественнее Добра.
  Ни один урок не обходился без магии, которую показывал учитель. Поэтому ежедневное воспитание было интересным и необыкновенным. Но, вероятно, не для всех...
  Молодой маг стоял спиной к подопечным и ловил руками камни, брошенные в него детьми. В последний момент он оборачивался и ухитрялся схватить кинутый в него кусочек скалы.
  Васиколисион легко прыгал так высоко, что за два раза мог забраться на ночные ложа.
  Множество удивительных вещей демонстрировал учитель, наблюдая за реакцией учеников. Он хотел увидеть горение их внутреннего естества, которое направит на путь познания и магии через наставничество.
  На его запястье был браслет из особого дерева, росшего в одном из центральных Кругов. Маг сообщал детям, что силу магическую следует беречь и сохранять, иначе она может истощить организм или просто истечь в воздух. Именно поэтому у каждого волшебника есть посох или его замена.
  - Видите, из браслета растут ветви, они могут доходить до плеча, это означает, что он заряжен энергией. Но если эти поросли повреждены, отломились или разрушены, то магический накопитель истощён.
  Однажды я преисполнился такой божественной силы, что на одной из веток зацвёл невиданной красоты цветок. И долгое-долгое время он радовал меня и охранял энергию внутренней сути...
  Дети восторгались увиденным и услышанным, трогали необычный посох, безуспешно пытались повторить различные чудесные преобразования, которые создавал учитель.
  Участие подопечных не ограничивалось только лицезрением, для них всегда находились практические занятия...
  Работа с камнями на концентрацию для детей была весьма увлекательна. Но маг редко улыбался и чаще смотрел на попытки учеников пробудить огонь во внутренней энергии.
  Для начала нужно было поймать камни. Если получалось словить один, то последовательно кидали два, три.... пока из рук не выпадал один из брошенных обломков. Все старались в поте лица, желали быть лучше остальных, ловчее и удачливее...
  Ученики складывали из камней посох длиной в рост наставника. Сложно давались детям задания. Маг пытался разглядеть мыслительную работу подопечных, а не только последовательное механическое исполнение...
  Васиколисион насыпал дорожку из мелких продолговатых острых камней, местами оставляя островки без них, и просил пробежаться по ней, не поранившись. Обычно учитель не объяснял задания подробно, давал волю сознанию и мышлению учеников. Многие пробегали половину пути и бросали испытание, чувствуя сильную боль и досаду. Кто-то предпочитал прыжками преодолевать препятствие. Но дети повреждали ступни и прекращали задание.
  В перерыве маг показал расположение лечебных трав и ближайших ягод, и наказал поспешить, чтобы продолжить урок.
  Интерес к обучению пересиливал боль, хотя многие дети хромали и едва сдерживали прозрачную воду жизни. Ответственность и терпение, прививаемые магами, боролись с чувством слабости и поражения...
  Учитель заставлял искать брошенный камень в куче похожих, просил внимательно посмотреть на него прежде для запоминания. Предлагал указать, а затем выложить в длину минимальное количество камней, чтобы, наступая на них, пройти определённый маршрут. Кидал осколки различных форм и размеров в учеников и показывал ограниченное пространство, куда, соизмеряя силы, следует руками отбить их...
  Васиколисион показал кусочек скалы и сказал, что он обладает чрезмерным скольжением и нужно поймать его. Кидал детям, но укротить этот камень никому не удалось. Сложно было даже удержать его в руках. Учитель говорил, что следует сконцентрироваться и почувствовать скорость препятствия, попытаться понять смысл скольжения...
  В разгар обучения из оврага вышел Заркаллон.
  Он был весь в ссадинах, порезах, кровоподтёках, ушибах. Выглядел усталым и запыханным. Его одежда изорвалась, открывая грязный потный торс; волосы слиплись.
  Ученики и учитель смотрели на Заркаллона и, вероятно, ждали объяснений.
  - Я снова виноват, учитель... - начал оправдания Заркаллон, смазывая пальцем, вышедшие из пореза на руке, свежие капли крови... - Но я не хотел опаздывать на урок, лишь немного побегать в тумане, когда видимость так мала.... И не знаю почему, будто что-то желал увидеть...необычное.
  Глаза Заркаллона вытаращились и он продолжил.
  - И я увидел.... До сих пор точно не знаю, были ли эти видения на самом деле или просто иллюзией. Они складывались в образы, осмысленные..., но были смазанными, и я никак не мог разглядеть их. И бежал, бежал, и снова бежал, чтобы приблизить картины, но они в последний момент растворялись в белую пелену тумана.... Возникали следующие, с новым наполнением, неким движением, и я вновь бежал, чтобы узреть их смысл... Я спотыкался и падал, разбивал конечности, царапался, резался...
  - Лови! - учитель резко кинул скользкий магический камень в ребёнка.
  Заркаллон попытался поймать его, но от руки круглый обломок скалы полетел под ноги. Наступив на него, малыш поскользнулся, не удержал равновесие и упал.
  - Концентрация очень важна, как в жизни, так и на пути становления мага, - сказал наставник, тускло смотря на нерадивого ученика. - Не стоит пропускать уроки, ради путешествия по оврагу!
  Заркаллон тяжело поднялся, лицо наполнилось негодованием, на многих порезах торса вновь выступила кровь.
  - Я же объяснил, почему меня не было! - в словах ученика чувствовалось ожесточение. - И эта концентрация..., она лишь часть Добра, поэтому, если она и обойдёт меня стороной, то это вовсе не будет значить, что я меньше люблю нашего Бога и слабее верю в него!
  Маг хотел что-то сказать, но Заркаллон, прихрамывая, уже удалялся от учителя и остальных детей. Красный, разгорячённый, шёл по дорожке с каменными осколками и, несмотря на порезы ступней, он минул её всю и не свернул. Кровавый след тянулся до ближайшего холма, за которым скрылся непослушный ребёнок...
  На какое-то время воцарилось молчание.
  Васиколисион гнал смятение из мыслей, пытаясь сконцентрироваться. Осуждение Заркаллона вносило разлад в его внутреннее естество. Маг понимал, что своеволие может обернуться ловушкой иных, в которую легко может угодить это дитя. Но главное, такое поведение не найдёт подражание у других его подопечных, потому что все они...не похожи на неугомонного рыжего строптивца.
  Колдун мог наказать своенравца, но гораздо лучше и сильнее для развития будет понять причину столь необъяснимого поведения. Не первый раз Заркаллон пропускает уроки, будто не видит в них смысла и необходимости. Что движет им?! Он ещё ребёнок, но резок не по годам и странен....
  - Что думаете о Заркаллоне? Сможет ли он стать хорошим магом? - спросил серьёзно учитель у детей.
  - Нет, - ожидаемо и просто ответили ему без сомнения ученики.
  Маг почесал подбородок и почувствовал, что ему нужно поразмышлять. Отправил детей самостоятельно развивать своё внутреннее естество либо через камни, закрепляя данный материал, или путём мыслей в поиске своих ошибок, или даже искренними просьбами к Светочу Богу о преодолении той или иной сложности...
  Васиколисион не так давно стал обучать эту группу детей, которая периодически изменялась, к ней прибывали новые ученики, а иногда уходили противящиеся познанию. Родителям советовали с наиболее раннего возраста отдавать малышей на воспитание магам, хотя индивидуальное обучение и забота были невозможны.
  Отцы и матери не способные к выявлению высших внутренних сил всё реже хотели расставаться со своими отпрысками, ощущая ту неуловимую энергию иных, которая проявлялась повсюду, но чаще в ночных холодных туманах. Они предчувствовали недобрые изменения в будущем и не отдавали детей на воспитание, обходясь собственными силами.
  Всё чаще ходило мнение, что если твоя судьба это магия, то даже если ты не занимаешься с учителем, внутреннее естество найдёт путь показать себя. Люди ощущали всё большую любовь к своим детям, нежели к долгу перед Богом и неизведанной, но угнетающей ситуации с приходом иных.
  Вошло в привычку у родителей забирать своих чад, если те противились обучению, или считали, что оно наполняет жизнь отпрысков непреодолимым кошмаром и ужасом, которое не только не развивает магические навыки, но и рождает тревогу и тяжесть во внутреннем естестве.
  Высших представителей Светоча Бога беспокоил вопрос о множестве семей, которые жили обособленно от магического воздействия. Таких сообществ на Востоке становилось всё больше. Они в первую очередь являлись мишенями для иных. Сам отказ от касаний волшебства был не чем иным, как чужим неведомым влиянием, только неявным и скрытым...
  Выявлять магию даже на самом слабом уровне совсем непросто. А в Восточном Четвёртом Круге это сделать особенно сложно. Прошлое довлеет над жителями.... Научить детей стать сильнее и быстрее, умнее и ловчее можно, но найти за них ту соизмеримость этих компонентов, чтобы суметь колдовать, невозможно.
  Быть магом - значит родиться им. Так говорил наставник.... Но обучение нельзя прекращать, нельзя уменьшать веру, нельзя сдаваться иллюзии возможностей укрощения магических сил.
  Притягательные задания для детей должны разжечь их сознания, а учителю необходимо верить в учеников. Они смогут! Испытания нужно максимально усложнять и пытаться усмотреть вспышки во внутреннем естестве малышей, преодолевающих препятствия...
  Но возможен ли иной путь для тех, кому не суждено стать магами?! Высшие представители Добра обязаны найти выход из ситуации, при которой все энергетические затраты становятся напрасными и не достигают цели...
  Заркаллон будто чувствует иллюзию обучения и пренебрегает ей. Занимается непонятно чем,...хотя он ещё ребёнок, но разительно отличается от остальных детей. Стоит понаблюдать за ним...
  Мысли Васиколисиона коснулись иных. О них не объявляли на Востоке. Возможны ли непредсказуемые последствия, если жители узнают о столь необыкновенном явлении? Высшие маги не рекомендовали колдунам-учителям распространять явные знания об иных ввиду многочисленных причин.
  Нелёгкая обстановка жизни и удалённость от магических Кругов, непростые прошлые взаимоотношения с высшими вершителями Добра, обязательно усилят негативную восприимчивость новых знаний о чужом присутствии. Ситуация усугубляется тем, что жители Востока уже предчувствуют нечто в своей жизни, невидимый накал неприятного давления на внутреннее естество.
  Многие обитатели Востока искали объяснения своим ощущениям и чувствам. Большинство из них были неотличимы от иллюзии, но влияли на сознание Людей. Некоторые случаи касались физических аспектов проявления непонятных явлений.
  Васиколисион всегда пояснял жителям их переживания и страхи. Ввиду наказов учителей он не мог сказать истину, какую знал сам, но также далеко удалиться от неё не позволял ранг волшебника.
  Он говорил, что маги ищут новые пути познания Добра, а также возможности ускорить обучение простых Людей. От этого вибрирует пространство, а энергии накладываются друг на друга и сознания неподготовленных жителей...
  Такие разговоры порой занимали значительное время и постепенно переросли в постоянные сходки и разбор тех или иных историй. Как бы магам не удавалось держать контроль над влиянием иных, сознание на Востоке изменялось...
  Жители спрашивали о холоде вечернего тумана, который, бывало, причинял боль ногам.
  - Я часто гуляю ночью, перед тем как меня поднимут на ложе, - говорил один из собравшихся поселенцев. Старик был возбуждён и удивлён, хмурил брови и жестикулировал руками.
  - ...И никогда раньше туман не терзал мои конечности. Всего это было раз...или даже два.
  Маг успокаивал и советовал не задерживаться перед сном и не давать холодным воздушным потокам красть своё тепло. Говорил, что температура внутри тумана порой может резко уменьшиться из-за силы ветров, дующих с Прадэ Земли. Но редко чужие и очень холодные потоки могут доходить до Восточных областей.
  Ненастных ветров много, и они обычно разрознены; сталкиваются с тёплым воздухом, и температура просто понижается, образуются туманы. Но иногда ужасные ветра переплетаются друг с другом, и внутри них сохраняется особый холод долгое время, пока всё же тёплый воздух, нагретый светилом, не рассеет неприятное природное скопление...
  Маг наблюдал за жителями, они слушали, но их глаза не выражали понимание, которое успокаивает и придаёт внутреннему естеству лёгкость и свободу.
  - Он меня поцарапал, - продолжал седой дед, показывая на ноги, - но..., возможно, я просто задел острую кору дерева.
  Жители не верили сами себе. Пытались вместе с магом убедиться, что нечто, пришедшее в их жизнь, просто стечение обстоятельств, опыт, который не пройден, бытие, которого нет...
  - А что ты нам скажешь о Лапилявтене? - спросил ещё один пожилой житель. - Его жена до сих пор переживает и не может успокоиться. Хотя, наверное, ей уже лучше, чего не скажешь о муже....
  Давным-давно он сам вызвался делать ложа, искать материалы для них.... Это непросто, попробуй найти Жизни Дродурга Бога, которые уже сломаны и их покинула энергия Творца!?
  Так учили нас наши предки, да и сейчас эти законы действуют, хотя...они будто покрылись пеленой беспамятства для многих Людей. Но Лапилявтен любил всех Богов Добра и тщательно выполнял свою работу, как он говорил, предназначение.
  Он далёк от магии, но вера его была сильна!... - житель сделал паузу и вздохнул, его грустное лицо говорило магу о переживании Людей друг о друге, а также о растерянности и непонимании происходящего вокруг. Старик продолжил:
  - Он ходил глубоко в лес и беседовал с Дродургом Богом, просил показать старые, но ещё крепкие стволы, которые смогли бы пожертвовать собой для блага Людей. Те Жизни, создавшие немало своих порослей. Им не хватает лишь подвига для лучшего завершения своего прекрасного существования...
  Он пользовался полукруглым длинным острым камнем - Жертвенником. Днём Лапилявтен выбирал дерево, если не находил упавшее от ночных ветров, что редко происходило....
  Истории, бывало, затягивались, но маг уважал и любил жителей, ведь именно здесь он вырос и выучился проявлять Добро в высшей степени. Множество факторов сплелись в нужных пропорциях, его внутреннее естество смогло загореться, и Васиколисион стал одним из управителей божественного могущества.
  Он не мог не помочь советом и пояснениями к необычным явлениям, потому что было важно дать поддержку Людям, которым будет труднее всего противостоять иному сознанию...
  - Он не глубоко забивал Жертвенник в Жизнь, которая, по его мнению, была готова отправиться в мир своего Бога. На следующий день Лапилявтен смотрел, остался ли камень внутри дерева, либо Жизнь выталкивала его. И срубал ствол, если он принимал "жертву".
  Старик замолчал и задумался, будто вспоминал что-то. Но вскоре продолжил.
  - Как-то люди начали замечать изменения в его жизни. Жена рассказывала, что он стал грустным и молчаливым. Его глаза наполнялись тревогой, но Лапилявтен ничего не объяснял....
  А дело было в Жертвеннике, он...испортился. И бедняга рубил крепкие молодые Жизни... Жена услышала как-то обрывки его фраз поутру, наполненных страданиями. Он разговаривал сам с собой.
  "Жертвенник был на месте, сок продолжал с него течь, такая густая энергия жизни, будто за ночь ствол преобразился, ведь ранее мне казалось, он был таким дряхлым. Я рубил, рубил, рубил...."
  Он повторял это слово много раз, мне было страшно, говорила жена.
  "Сок тёк, ствол скрипел так громко, что холодом обдавало тело, я не мог остановиться, я рубил, рубил, рубил..."
  Лапилявтен перестал работать. Жена говорила, он по ночам мало спал, тревожился о том, что погубил много молодых Жизней Дродурга Бога.
  Потом она рассказывала, что его стали посещать видения, которые проступали ближе к сумеркам. Деревья вокруг него покрывались ранами, скрипели и стонали, будто от его рубящих ударов.
  Жена хотела отвести его к магу, но не успела. Ночью он как обычно проснулся, стоял на ложе и смотрел на деревья и серый холодный туман,...потом просто пошёл вперёд, упал вниз и разбился. Маги пытаются его вылечить, но он уже давно находится без сознания...
  Дед замолчал. Наступила тишина. Каждый думал о чём-то своём, но, вероятно, мысли Людей пересекались в том, что некий кошмар совсем рядом и может задеть любого из них, и в самое ближайшее будущее...
  Васиколисион думал что, возможно, иная сила удерживала Жертвенник внутри ещё молодой Жизни и не давала вытолкнуть его. Но об этом нельзя говорить Людям. Видения появились из-за глубокой подавленности Лапилявтена, потери концентрации над своим внутренним естеством, в которое и проникло иное.
  Надо сказать Людям, чтобы они никогда не позволяли себе слабость, потерю контроля, ибо после разрушения многих качеств внутренней энергии Добра наступают сложные неуловимые моменты сродни предательству. Оно может быть сначала скрытым, но, накапливаясь, превращается уже в явную силу, непоправимо изменяющую сознание...
  - ...И довольно сложно увидеть отступление от Добра в Человеке, если ты не маг. Но вы должны быть наблюдательны и влиятельны над теми, кто заходит за черту недопустимости, пробовать помочь сами или сказать нам, волшебникам. Смотрите друг за другом, не дайте угаснуть любви и вере, не дайте измениться самым высшим ценностям....
  Маг замолчал. Он почувствовал, что может поведать лишнее...
  Жители разговаривали друг с другом, в глубокой заинтересованности рассуждали о предательстве...
  Васиколисион думал о Жизнях Дродурга Бога. Раньше ОН влиял на Творения даже за пределами своей территории. А сейчас? Возможно ли, что приход иных уменьшил силу Бога? Ведь молодые деревья, в которые втыкался Жертвенник, сообщались с высшей энергией своего создателя. Но, вероятно, она перестала в постоянстве доходить до наших Восточных Земель.
  Сил вытолкнуть Жертвенник у деревьев не оказалось...
  Бедный Лапилявтен не узрел иллюзию, которая завладела им. Иное сознание внушило ему чувство вины, возможно, не сразу, но постепенно. Он понял свою ошибку, но осознать невидимое воздействие не смог. Признал себя единственным нарушителем Добра. Потом растерял свои качества мужества и твёрдости, концентрации и внимания...
  Образы уничтожения деревьев были удержаны в сознании, а потом независимо от него стали появляться всё чаще перед глазами. Они подчёркивали и укрепляли вину, возвышали уровень предательства.
  Дошло до того, что в момент очередного переживания ночью Лапилявтен потерялся в пространстве и разбился...
  Маг прекратил думать об этом, ведь возможно, истина была ещё ужаснее, а мысли лишь сглаживали аналитические тропы случившегося. Ибо если попытаться сильнее углубиться и понять произошедшее, то и высшему представителю непросто справиться с вопросами, оставшимися без ответа...
  Таить от Людей иное бытие долго не получится. Обстановка меняется слишком быстро. Расстояния между поселениями, порой, достаточно велики, и кто знает, что происходит в далёких областях, отрезанных от магического попечения и учительства.
  Как они воспринимают невидимое иное присутствие? Принцип далёких предков о противостоянии и несогласии войн прошлого не будет ли попран желанием сокрыться от влияния иных сознаний на других более спокойных территориях? И не ослабят ли такие поступки ещё больше внутреннее естество беглецов? Твёрдость, борьба за ценности Добра, уверенность, любовь и вера разве в совокупности не должны остановить Людей Востока на своей земле и сплотить перед невидимой угрозой?
  ...Время шло. Информация об иных просачивалась постепенно. Люди Востока знали о неком ужасе, который бывает в ночи, особенно в тумане, и постепенно привыкали к новой необычной жизни. Маги никогда не отвечали явно. Они не были ограничены в знаниях, как простые Люди. Но не могли объяснить по своему сознанию, приходилось сравнивать, сопоставлять, олицетворять, недоговаривать, придавать неявный смысл...
  Люди совершенно различны, кто-то и вовсе не ощущал сильных неприятных противных Добру вибраций. А были и такие, кто пораньше залезал на ложе, чтобы туман не коснулся их. Они ощущали невидимый скрежет, еле слышимый тонкий писк, и неявно предполагали, что далеко отсюда где-то раздаётся зловещий гул безудержного безумства колоссальной силы.
  Люди делились друг с другом переживаниями. Маги поддерживали особо чувствительных и восприимчивых к иному воздействию жителей Востока, говоря, что нужно побороть это влияние концентрацией, преисполниться силой Добра и выдавить из себя кошмар и ужас.
  Некоторые Люди перестали спать ночью. Наблюдая за туманом сверху, они вздрагивали от поползновений холода по телу, хотя воздух на высоте был тёплым. Рассказывали, что никто из них не мог отвести взгляд от ночного серо-белого дыма.
  - Когда я смотрю на него, - делилась впечатлениями молодая женщина, - то вижу, как он движется, словно раздельными единицами. Одна часть входит в соседнюю, потом поглощаются друг другом. Это так завораживает, что твоё сознание становится само по себе. Будто туман вокруг тебя, и начинаешь прислушиваться к неясному гулу, то приближающемуся, то удаляющемуся.
  Тело перестаёт слушаться. Потом оборачиваешься и видишь бесконечно тёмную бездну, которая приближается и пожирает туман. Становится жутко, ты скорее идёшь вперёд, вглубь белизны и подальше от мрака...
  Резкий встрях... тело обдаёт холодом... оболочка дрожит. Сознание вернулось.
  Я стремилась упасть с ложа вниз, как Лапилявтен, но растительная нить, которой был обвязан мой торс, не позволила меня погубить. И каждый раз, когда прихожу в сознание от её натяжения, всегда проверяю, надёжно ли крепится она к дереву и ко мне.
  Ежедневно делаю новую нить, потому что за ночь она стирается; и я иногда отстранённо чувствую и слышу, находясь сознанием в тумане, её напряжение и разрыв волокон...
  А ещё в ночи меня не покидает ощущение, что белая пелена медленно ползёт вверх, и дерево, на котором мы спим, поглощается, уменьшается, исчезает...
  Страх сковывает, я дрожу, мне кажется, что день никогда не наступит, что светило больше не засветит.
  Маги ничего не могут сделать и говорят о слабости внутреннего естества и влиянии прошлого.... Что надо крепиться, уверовать в силу Добра, наполниться энергией любви и веры к Светочу Богу. И тогда туман останется просто холодным воздухом, дующим с Прадэ Земли...
  Я пыталась, днём молилась, моё сердце наполнялось уверенностью и твёрдостью, силой и противостоянием холодным стихиям. Но когда наступала ночь, прежде всего вновь проверяла, как связывает нить меня и дерево, потому что это было самое главное, ведь если она оборвётся, то я погибну...
  
  Время шло и будто затягивало жизнь в поток безысходности. Так незаметно и постепенно, что даже для мага было сложно усмотреть все следствия и причины, взаимодействия их и иерархию.
  События складывались так, что иного будто и не было вовсе, а сложности и беды происходили от самих Людей. Но можно ли так рассуждать?
  Иное определённо есть и влияет, и лишь потому слабые внутренне Люди подвергаются неприятным изменениям своей жизни. Был ли Лапилявтен единичным случаем или нет, но после того происшествия Люди, подверженные туманным воздействиям, стали привязывать себя к дереву во время сна.
  Много впечатлительных жителей Востока, которых неведомый ужас в ночи не касался, тоже соединяли себя растительной порослью с Жизнью Дродурга Бога. Был ли страх предосторожностью и положительным следствием, или такое поведение, ослабив внутреннюю силу Добра, могло привлечь иных, маг не знал...
  Раньше... туманы были легче и теплее, отсутствовало скопление их днём даже в глубоком овраге. А потом что-то произошло и,... Восточный маг Алгульдальлильлиир решил прогнать серый дым далеко вглубь территории.
  Сложно представить прошлое, когда туманы заполонили всё вокруг, влияют на жителей и даже на магов...
  Васиколисион не любил вопросы, которые иногда просачивались сквозь сознание. О влиянии иного на него самого. Маг всячески отвергал свою слабость и гнал попытки чужого воздействия. Старался пресечь недоброе нагнетение сразу, как только понимал, что это Оно. Но порой отличить сложно, и мысли собственные принимаешь за иное сознание.
  ...Иногда чувствую и вижу изменчивость серой белизны, слышу её звучание... ...Неужели туман усилил своё влияние после борьбы с ним моего учителя Алгульдальлильиира?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"