Соколова Ирина Валерьевна: другие произведения.

Время звезд. Часть I. Загадки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.61*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть довольно серьезной, в отличие от большинства выложенных тут историй, большой вещи.


Часть I

Загадки.

  
   То, что у богини судьбы отвратительный характер - общепризнанный факт, но сегодня эта стерва просто превзошла сама себя! Ибо достопочтенный купец таэ Геррен, только что сообщил мне, презрительно ухмыляясь, что охрана в моем лице его каравану даром не нужна ("вам, нелюдям, довериться - себе дороже выйдет"). Сволочь!
   Самое паршивое заключалось в том, что это был последний караван на юг, выходящий из города в этом месяце. А уехать было нужно. Позарез.
   Дипломатический конфликт с одним из лесных княжеств породил в астае Сэлис очередной всплеск ненависти к инородцам. Крупных потасовок пока что, хвала богам, не было, но исключительно в силу того, что большая часть чистокровных и не очень эльфов заранее отбыли из астая, а кто поумнее - и из Альянса Астэ. Мне, по идее, следовало бы последовать их примеру, вот только деньги кончились. Совсем. Ту мелочь, что болталась по моим карманам, средствами к существованию не назвал бы и самый последний нищий. Максимум, что не неё можно было бы себе позволить - это скудный ужин в недорогой забегаловке.
   Ссутулившись и глубоко засунув руки в карманы куртки, я медленно бреду по грязной окраинной улице. Всё плохо. Всё настолько плохо, что хочется кого-нибудь убить. В городе оставаться нельзя, до более гостеприимных мест с моими деньгами добраться невозможно, продавать что-то из драгоценностей нет никакого желания. Ещё и погодка как по заказу - низкие мутно-серые тучи, никак не проливающиеся дождем. Где-то за ними сейчас должно заходить солнце. Где-то в моей паскудной жизни ещё, наверное, можно найти что-нибудь хорошее. Угу. Как же! На душе было настолько паршиво, что намыленная веревка и высокий табурет начинали казаться привлекательной перспективой. То-то Гармелю сюрприз будет, когда он всё-таки соберется меня выселять.
   От мрачных мыслей меня отвлекли громкие вопли из ближайшей подворотни. Подхожу ближе - ну так и есть! Криминальная драма в одном действии. Персонажи: трое бандитского вида личностей и отчаянно вырывающаяся девица в порванной рубашке. Сюжет - как добиться благосклонности девушки, имея преимущество в силе и не желая тратить время на ухаживания и уговоры.
   Вообще-то лезть в чужие дела - верх идиотизма при любых обстоятельствах, но сегодня у меня просто руки чесались кого-нибудь покалечить, так что защита чести и достоинства несчастной девчонки пришлась весьма кстати. Первый из насильников так ничего и не понял, упал, получив удар ребром ладони в основание черепа. Оставшиеся, отбросив женщину, развернулись ко мне:
   - Жить надоело, полукровка?! - Дарю им самую обаятельную из своих улыбок, демонстративно перетекая в боевую стойку.
   - Ну, тварь лесная, ты попал! - Бандиты почти одновременно вытащили ножи. Уже интереснее. Одному хватило удара пальцами по горлу и носком сапога в пах, второму пришлось переломать ребра.
   - Т...т-таэ-э-э... - спасенная девушка сидела, съежившись, на земле, и безуспешно пыталась собрать на груди остатки рубашки. Совсем молоденькая - лет четырнадцать, не больше. Светлые пушистые волосы собраны в три короткие косички, как и положено незамужней. И на удивление прилично одета для здешних мест - юбка из добротной ткани с ярко-жёлтой вышивкой по подолу, отделанная тонкими полосками кружев рубашка (от которой, правда, остались одни лохмотья), кожаные башмачки с металлическими пряжками. Заблудилась? На протянутый мной плащ она даже не обратила внимания. Накинув его девчонке на плечи, оборачиваюсь к её обидчикам. В сознание, пока что, никто не пришел. Ну что ж, от всех в этом мире своя польза. Эти ублюдки, например, помогут мне немного поправить материальное положение.
   - Б-благодарю Вас, - их несостоявшаяся жертва, похоже, начала приходить в себя. Во всяком случае, с земли поднялась и в плащ мой завернулась. - Кто вы, таэ?
   - Морион. - Для более полного предмтавления нет настроения. И вообще, у меня сейчас более важные заботы есть! У первого из бандитов ничего стоящего. Даже в кошельке - сплошь "ракушки" У второго - чуть получше полдесятка янтарем. А у главаря еще серьга золотая и вполне приличный стилет гномьей работы.
   - А я - Лерда... ну, Леренва, - странное имечко. Северное? В астаях женские имена в основном оканчиваются на -ана, -ена, или -ойна, на эльфийский манер. Взаимопроникновение культур, как ни крути. Сколько бы подданные Аранны на эльфов не шипели, а Альянс Астэ испокон веков с тремя Княжествами граничит, и поделать с этим ничего нельзя. - Вы так вовремя появились!
   Точно - северянка, гласные чуть растягивает.
   - Угу. - Распихиваю добычу по карманам. Не богиня весть что, конечно, но настроение все равно немного улучшилось.
   - Я так перепугалась! - судя по всему, на пережитый испуг девочка реагирует словесным недержанием. Достаточно типичная реакция для смертной. - Они как выскочили, а я убежать не успела, а район незнакомый, я тут и не бывала никогда...
   - Хм. - Может денег ей дать? Хотя... плаща хватит.
   - А они мне блузку порвали, а блузка новая совсем, а... Таэ, а Вы куда?
   Девушка торопливо подбежала ко мне и засеменила рядом, на ходу пытаясь отряхнуть запыленную юбку.
   - Отсюда подальше. - А вот до дома её следовало бы сопроводить. - Ребёнок, ты где живешь? Давай провожу, приличным молодым девушкам не стоит бродить по этой части города в одиночку. Особенно вечером.
   - А я теперь нигде не живу, - девчонка шмыгнула носом, явно напрашиваясь на сочувствие, - Я у госпожи Гиланы служила, в Старом Городе, а она меня сегодня выгнала, а я не крала ничего, это наверняка Ликса украла, а подумали на меня. И идти мне теперь некуда...
   В круглых светло-голубых глазищах засветилась робкая надежда:
   - Таэ, а вы мне не поможете? Ну пожалуйста...
   Вот-вот разревётся. Надо же было так влипнуть! И бросить её уже как-то неудобно. После такого эффектного спасения.
   - А родственники или друзья у тебя есть?
   - Нет, - невнятно хлюпнула Леренва, размазывая слезы по конопушкам, - никого нету. Мы с мамой одни были, а весной она умерла, а я сюда приехала и служанкой устроилась, недавно совсем.
   - Ясненько. - Богиня, какая же Вы стерва! - А скажи-ка мне, не в меру наглое дитя, с какой стати мне тебе помогать?
   А ведь действительно постараюсь помочь. Оставить это чудо в одиночестве было уже просто невозможно.
   - Ну как же, вы же меня спасли! - девчонка словно клещ вцепилась в мой рукав, заглядывая в лицо честными голубыми глазами. М-да... полезное, всё-таки качество - наглость. Но, если серьезно, чтобы вот так кидаться на первого встречного, девчушка должна была совсем отчаяться. - Таэ, я вас очень прошу, не оставляйте меня! Я всё умею, и стирать, и убирать и готовлю хорошо. Вам служанка не требуются?
   - Нет. - Несмотря на состояние кошелька, вид у меня по жизни весьма презентабельный - происхождение обязывает, - Ты, кстати, с чего такая доверчивая? А если я - насильник и убийца, и спас тебя только для того, чтобы лично попользоваться?
   - Нет-нет-нет! - Лерда отчаянно замотала косичками, - Вы меня не обидите, я знаю. И помочь постараетесь. У вас же глаза добрые!
   - Добрые?
   Однако. Нет, я, конечно, понимаю, вкусы у всех разные, но назвать добрыми мои глаза! Её в детстве, часом, из люльки не роняли?
   - Добрые-добрые. - Леренва вновь затрясла косичками. - Я вижу. Я всегда по глазам вижу, плохой человек или хороший!
   Ясновидящая? Хм...
   - А что ж ты тогда с теми бандитами связалась? - за время разговора мы незаметно подошли к "Трехногой собаке" - средней паршивости постоялому двору, где я снимаю комнату последние полмесяца. Вполне приличное, по местным меркам, заведение, кстати. Клопов считай нет, кормежка съедобная, а если с хозяином поскандалить, будет и более-менее чистое белье, и сносный овёс для лошади.
   - Мне прямо в глаза смотреть надо, а они так выскочили, я и не успела ничего. И сумку с вещами потеряла... Таэ, а вы здесь живете, да?
   - Да. Значит так, сегодня, так уж и быть, можешь переночевать у меня. Я не зверь, на ночь глядя девушку на улице не оставлю. А завтра с утра решим, что с тобой делать.
   - Ой, спасибо, таэ!
   - Не за что, - вежливо пропускаю девчонку в дверь. Теперь еще и эта забота на мою голову! Ладно, придумаем, как с ней поступить.
   Б-бездна! Богиня, признайтесь, вы на меня за что-то обиделись, да?
   - Эй, полуэльф! - Гармель, необъятных размеров хозяин постоялого двора, лениво махнул мне от входа в кухню. - Ты долг когда возвращать думаешь?
   - Да хоть сейчас! - присыпанная перламутром янтарная монетка перекочевала в толстую лапищу трактирщика. - Я, пожалуй, съеду от вас, таэ Гармель.
   - Устроился куда? То-то я смотрю - деньги завелись...
   - Ну, вроде того, - о путях получения этих денег лучше не распространяться.
   - И правильно, - он пересчитал деньги и ссыпал их в карман, - а то меня уже о тебе спрашивали. Я-то против вас, остроухих, ничего не имею, но и неприятности мне здесь не нужны. Когда съезжаешь?
   - Завтра, после обеда. Ужин мне в комнату отнесите, пожалуйста. Две порции.
   Гармель покосился на Лерду и поощрительно усмехнулся, наверняка списав её визит на объявившиеся у меня средства. До сих пор ко мне женщины не заходили.
  
   - О чем вы так задумались, таэ Морион? - сытая и согретая, Леренва сидела на моей кровати, завернувшись в одеяло, и отчаянно пыталась не заснуть.
   - Лерда, давай без таэ и на "ты". Я привык, что меня зовут просто Морион. Можно Моро или Орин. Для близких друзей - Мори.
   - Хорошо, Мори. Ахха-а-ахм... Так о чем ты думаешь?
   Нет, ну наглости в человеке! Аж завидно.
   - О том, где мне денег добыть. И куда тебя завтра деть.
   - А куда... меня деть?
   - Не знаю. У меня здесь знакомых подходящих нет. Разве что к Гверане... Лерда, ты в травах разбираешься? Лерда?
   Девушка спала. Укутав несносное создание одеялом, возвращаюсь к решению финансовых вопросов. Шкатулка с драгоценностями - последний резерв - нашлась на дне сумки, под сменной одеждой. Честно говоря, её содержимое даже у меня нездоровые подозрения вызывает. Но что поделать - веками наполнялась! Без самой крайней нужды я туда стараюсь не лезть, но сегодня, кажется, именно такой случай.
   Значит так, что мы имеем:
   Серьги с подвесками - вытянутые кристаллы черного кварца в окружении затейливо переплетённых серебряных веточек. В сторону - амулет. Браслеты и ожерелье - ошейник из того же камня, мориона, давшего мне моё нынешнее имя. Туда же по тем же причинам. Золотой перстень-печатка с гербом Ллевельдеила - мне его возвращать рано или поздно. Пара серебряных цепочек-браслетов затейливого плетения с висящими на них бирюзовыми шариками - тоже штучка не простая. Так, а на мне-то что? Три черных жемчужины в левом ухе - ни за что! Дороги как память. Кулон с морионом в пару к серьгам - тем более нет.
   Со вздохом переворачиваю шкатулку:
   Налобное украшение с лунным камнем - помогает сосредоточиться и очистить разум; простые обсидиановые четки, давным-давно купленные в подарок одной знакомой ведунье, но, по не зависящим от меня причинам, так и не подаренные; несколько пар серёжек с мелкими камнями, каждая - грустная память; шнурок для волос с серебряными бубенцами; браслеты, цепочки, полтора десятка шпилек, пара затейливых брошек для плащей... Ой, а это что? И как давно уже здесь пылится?! Потрясающе безвкусная вещица - золотая брошь в форме бабочки, усыпанная десятками совершенно не сочетающихся друг с другом самоцветов. Это... это же мне наследный принц Зайнерии подарил. Ну да, Бездна знает сколько лет назад. Сразу же продавать было не слишком удобно, а потом из головы вылетело. Как удачно! Сгребаю остальные побрякушки в шкатулку. Живём!
   На ещё одно тело в постели Лерда никак не отреагировала. А что? Кровать тут одна, а лишать себя заслуженного отдыха из-за чьей-то там стыдливости я не собираюсь. Хотя раздеваться всё же не стоит.

***

  
  
   - М-м-м... таэ... Вы что тут делаете?!!! - от подобного вопля покойник бы поднялся, не то что я.
   - Сплю. Спал, точнее. - С опозданием понимаю, что во сне это наказание богов перебралось на мой край кровати, и мы очень романтично лежим в обнимку.
   - Ну, как же вы... то есть ты...ведь я же... ой! - мямлила алеющая как степной тюльпан Леренва, торопливо отползая в сторону.
   - А что я? Лерда, насколько я помню, в этой комнате только одна кровать. А спать на полу или столе мне не слишком-то по душе. Успокойся, будь у меня нечистые намерения на твой счет, ты бы первая узнала.
   - Но вы... я же ещё даже не замужем!
   - И что это меняет? Ладно, вставай, ребёнок! Утро уже.
   - Хорошо. Только я... ну...
   Со вздохом снимаю со спинки кровати заранее приготовленную рубашку. Мужская, конечно, но друших у меня нет.
   - Возьми. И я же просил, на "ты"!
   Пока я умываюсь, несносная девчонка успевает одеться, причесаться и смертельно достать меня своей трескотней.
   - А как я перепугалась! А вы... ты так вовремя появился!
   - Угу.
   Слышали уже и не один раз.
   - Это было так... так... раз и все! Я даже не сразу поняла, что случилось! Ты, наверное, прекрасный воин!
   - Нет, - не буду хвастаться, но таких как я обычно называют Великими Воинами. С самой большой буквы.
   - А ты правда полуэльф?
   - Да. - Вру.
   Переодевая рубашку, спиной чувствую её заинтересованный взгляд. Было бы на что смотреть! Приблизительно три пуда тонких костей, просвечивающих сквозь кожу оригинального оттенка "лунная ночь на погосте". Пугаться впору! Тем более что за волосами и так не видно практически ничего...
   - А почему у ва... тебя уши не заострённые? - На кой демон мне понадобилось её спасать?
   - Потому что мать была человеком. Уши получаются заострёнными только когда мать эльфийка, а отец - человек.
   - Ой, а я не знала! - Ещё бы! - А говорят, что...
   - Помолчи немного, пожалуйста! Лерда, мы сейчас спустимся, позавтракаем, а потом я к одному... хм... ювелиру поеду, заодно тебя к Гверане заброшу. Это знахарка моя знакомая, ей вечно помощницы требуются. Будешь у неё жить и работать. Она женщина неплохая, хоть и строгая, ничего страшного с тобой не сделает, а если понравишься - может даже в ученицы взять.
   Лерда смущенно потупилась.
   - Мори, я не уверена... ну, я же этим никогда не занималась!
   - Если не хочешь, могу просто денег дать и отпустить на все четыре стороны.
   - Нет, что ты! Я просто волнуюсь. А к ювелиру я с тобой иду?
   - А почему это тебя так интересует?
   - Ну-у-у...
   - Вообще-то да. Тебе же на первое время деньги понадобятся.
   Подхватываю со стула длинную, до бедер, просторную куртку, опускаю шкатулку с украшениями во внутренний карман. Так, ножи, перчатки, Леренва - вроде ничего не забыто. Можно отправляться.
  

***

  
   Увидев меня, скучающий в стойле Мрак обрадовано заржал. Осторожно взял с ладони половинку яблока и с удовольствием захрупал, позволяя вывести себя из стойла и оседлать.
   Здоровенный вороной жеребец-дэстрие достался мне в наследство от приятеля-рыцаря около года назад. С тех пор мы очень сдружились. Особо выдающейся скоростью, как и всякий боевой конь, Мрак похвастаться не может, зато силён просто сверхъестественно. А уж на вид... внушительная скотина.
   - Мори, я готова! - Леренва влетела в конюшню. Натолкнулась взглядом на коня, побледнела и непроизвольно отступила на шаг. - Ой, ма-амочки...
   Мрак смерил девчонку презрительным взглядом и с достоинством императора прошествовал к выходу.
   - Знакомься, это Мрак, - легко вскакиваю на его спину, протягиваю девушке руку, - Не бойся, он добрый.
   Фырканье услышавшего о "добром" жеребца прямо-таки источает ехидство. Вот и говори после этого, что животные не понимают человеческую речь!
   Лерда сглотнула и молча вскарабкалась в седло позади меня. Всегда бы так!
  
   Молчания ей хватило до первого перёкрестка.
   - А это твой конь? - Какое тонкое наблюдение!
   - Да.
   - А почему он такой большой?
   - Порода такая. - Эта девушка меня раздражает.
   - А сколько ему лет?
   - Пять. - Сильно раздражает.
   - И он давно у тебя?
   - Давно. - Заткнуть её что ли?
   - А... какая прелесть! Можно посмотреть?
   - Что? Ах, ты!!!.. - не дожидаясь разрешения, Лерда проворно вытащила из моих волос длинную серебряную шпильку. Ничем не сдерживаемая коса упала на спину.
   - Ой, прости я не нарочно! Сейчас исправлю!
   - Не вздумай! - поздно. Эта... эта... не знаю, как назвать... короче, она попыталась воткнуть заколку обратно. От травмы головы меня уберегла лишь хорошая реакция.
   - Ты что? - сама как будто не понимает?!
   - Дай сюда заколку!
   - А-а... на. Мори, а почему эльфы коротко не стригутся?
   - Чтобы ты спросила! - Богиня, я не знаю, в чем моя вина перед вами, но поверьте, искренне раскаиваюсь!
   - Ну, я спросила. - Смеется. Вот ведь!..
   - Примета плохая! Ещё вопросы будут?!
   - Будут. А где живет эта знахарка?
   - В центре. - Спокойно, Орин, спокойно. Максимум через пару часов её рядом с тобой уже не будет.
   - А ювелир?
   - Помолчи, пожалуйста!
   - Почему?
   - Мы приехали.
   Оставив коня в переулке (совершенно без опаски - постороннего он к себе никогда не подпустит), мы с Лердой направились к ничем не примечательному обшарпанному домику. Все пока складывалось вполне удачно.
   "Ювелир" - не брезгующий драгоценностями с сомнительным прошлым скупщик, дал за брошь и серьгу вполне приличную цену, даже не слишком далекую от их истинной стоимости. Тридцать нефритовых - неплохие деньги. На этом хорошие новости на сегодня закончились.
   Плохие же поджидали меня за порогом, в лице немаленького отряда городской стражи и, кто бы мог подумать, одного из давешних насильников. Какая прелесть!
   Моя нижняя челюсть начала неконтролируемо отваливаться. Во-первых, городская стража - последнее место, куда обращаются подобные личности. Просто потому, что их там и так будут очень рады видеть. Собственно, это во вторых. Пришедшего с жалобами подозрительного типа в лучшем случае не станут слушать. А, скорее всего - и вовсе препроводят в тюрьму для "дальнейшего разбирательства". Но чтобы городская стража отправилась задерживать обидчика всякой мрази?!
   Впрочем, в свете царившей в астае "пылкой любви" к эльфам возможными становились самые невероятные вещи... Вот Бездна!
   - Эти? - хмурый десятник повернулся к бандиту. Тот злорадно кивнул. Десятник пожал плечами и махнул стражникам. Парни сноровисто взяли нас в плотное кольцо.
   - Морин-полуэльф, вы обвиняетесь в разбойном нападении на граждан...
   Вот почему рядом с хорошенькими девушками, меня так и тянет геройствовать? Смешно! Мне ведь от них совершенно ничего не нужно.
   - Морион, с вашего позволения. - Кто не в курсе, перебивать стражника следует только при наличии лишних ребер, почек и печени. - Я бы попросил вас не коверкать моё имя.
   - Поумничай мне ещё! - рявкнул десятник. Дрожащая Лерда прижалась ко мне, обеими руками вцепившись в рукав рубашки. О, боги, ну и дура! - Отдавай по-хорошему оружие и пойдешь с нами!
   Предложение, честно говоря, не лишено здравого смысла. Благо, побегов из заключения в моей жизни было столько, что пособия для начинающих узников писать могу.
   ...Спрятанный в рукаве куртки кинжал незаметно скользнул в ладонь...
   - Могу я узнать, на чём основывается ваше обвинение?
   - Чего?
   - Чем докажете, говорю!
   - А это уж не твоего ума дело! Если по-хорошему не хочешь, можем и по-плохому отвести.
   - Я бы не советовал.
   - А я и не спрашиваю. Взять его!
   Это он зря. В принципе, могли бы договориться...
   Молниеносное движение кистью и тонкое лезвие с чмокающим звуком вошло в глазницу обиженного бандита. Забавно - тот самый нож, отобранный у него прошлой ночью.
   Пары секунд, на время которых стражники отвлеклись, хватило мне, чтобы врезать ближайшему из них кулаком в висок. Дуреха Лерда все еще висела на за моей правой руке, но и левой получилось вполне удачно. Одновременно хорошим пинком по голени вывожу из строя соседнего стража, расчищая себе путь. Тела ещё не успели упасть, а я уже устремляюсь в прорыв, увлекая за собой девушку. Десяток шагов до ближайшего переулка были, наверное, самыми быстрыми в моей жизни. Боги, какое счастье, что страже запрещено использовать арбалеты в черте города! Какое счастье, что мы оставили Мрака в переулке! Какое счастье, что городские ворота в двух шагах!
   Ну, если выберемся... богиня, я прощу вам все пакости за последнюю сотню лет!
  
   - Вы увидели всё, что хотели, таэ? - Начальник городской стражи смерил недобрым взглядом собеседника.
   - Да, вполне, - Высокий человек в плаще с капюшоном так и не отвернулся от окна. На улице отряд стражников грузил на телегу труп. Чуть в стороне лекарь возился с пострадавшими. - Это именно тот, кто мне нужен. Распорядитесь, чтобы их не преследовали.
   - Да как же можно?! После всего, что он тут...
   - Распорядитесь. - Интонация не изменилась ни на йоту, но стражник прикусил язык. - Вам он все равно не по зубам. Только моим планам помешаете.
   - Слушаюсь, - воин развернулся и вышел, чуть излишне громко хлопнув дверью.
   - Но как двигался, паршивец! - негромко фыркнул человек, оставшись в одиночестве, - Паршивец... хм...
   И человек тихо рассмеялся неизвестно чему.
  

***

  
  
   Разведённый на небольшой лесной полянке костёр отбрасывал оранжевые блики. Притихшая Лерда сидела на груде лапника у огня, по-степняцки скрестив ноги и опираясь на отставленные назад руки, щурилась на пламя.
   - О чём думаешь? - бесшумно выныриваю из зарослей на противоположном конце поляны.
   - Что? - девушка вздрогнула. - Ты меня напугал!
   - Извини, - подхожу к костру, перекидываю через плечо мокрую шевелюру, - Там озеро. Можешь умыться, если хочешь.
   - А не холодно?
   - Не слишком.
   - Хорошо. Там - это где?
   - Прямо, не заблудишься.
   Девчонка скрылась в кустах.
   Стою у огня, механически перебирая волосы. Эх, ещё бы гребень... но, чего нет - того нет.
   После купания на меня как всегда снизошло умиротворение. Не знаю, почему, но в воде мне всегда хорошо и спокойно. Возможно, дело в том, что мое появление на свет неразрывно с ней связано. Или в том, что люди там попадаются как-то реже... Так что я теперь могу перестать злиться на весь мир и начать строить планы на будущее. Хотя злиться было на что: в комнате постоялого двора остались почти все мои вещи. Сменная одежда, книги, письменный набор, меч... Наверняка теперь какому-нибудь стражнику достанется! Или Гармелю - скорее всего именно он и рассказал, где нас искать. О запасе целебных трав и разных полезных мелочах вообще молчу! Хорошо хоть, шкатулка с побрякушками в кармане куртки сохранилась.
   Ладно, ищем плюсы. Деньги есть, о покупке всего нужного можно не беспокоиться. Не в пределах астая Сэлис, разумеется. Однако завтра вечером мы, если поторопимся, будем уже на территории городка, принадлежащего Ашшиан, там можно обо всём и позаботиться, благо законы одного астая на территорию другого распространяются с изрядным скрипом. А оттуда... а оттуда в Шенгреил! С тамошним астаэ у меня весьма тёплые отношения, можно будет Лерду пристроить... да и просто пожить, пока с планами на будущее не определюсь. Эх, такие были перспективы в южных краях! Накрылись плошкой. Зато теперь у меня есть очень симпатичная подопечная, о которой можно заботиться в свое удовольствие! Сомнительный плюс, если честно. Жаль, вариант со знахаркой не прошёл. Тащить теперь эту обузу через пол Альянса.
   Смотрю на сплетающиеся языки пламени. Строчки складываются легко, нанизываются как бусинки на шнур. Шепчу только для себя, костра и леса:
   Выжить и жить, взлететь, не упасть,
   Суметь удержаться на лезвии слова,
   Тропою эпохи сквозь тысячелетнюю грязь,
   Потом по стерне да по иглам сосновым.
  
   До первой звезды, что так далека,
   И не было вести, что кто-то добрался,
   Но в день, когда нас утащила с собою река,
   Мы сделались частью всемирного братства.
  
   Странники...
  
   - О чём задумался? - Лерда, мокрая, дрожащая и довольная, ступила в освещённый костром круг, разрывая плетение слов. Впрочем... скорее придавая им завершенность. Да, так лучше. Не все истории следует рассказывать до конца.
   - Ни о чём, - слегка поворачиваю к ней голову, - сушись давай, а то простудишься.
   - Угу. - Лерда опустилась рядом со мной на корточки, из расстегнутого ворота рубашки выскользнул крупный голубой кристалл на серебряной цепочке.
   - Что это у тебя?
   - Где? - проследив направление моего взгляда, девушка слегка покраснела, спрятала кулон и застегнулась на все пуговки. - Память от мамы, она говорила, что он беду отводит. Но только его никому постороннему показывать нельзя.
   - Понятно.
   Подобные побрякушки часто носят в северных землях. Неограненный кристалл из друзы, их еще часто продают парами. Один носят не снимая, а второй оставляют в каком-нибудь храме, или отдают самому близкому человеку. По поверьям северных народов неудача обходит необработанный человеческими руками камешек, не в силах выбрать одного из двух. Чистейшей воды суеверие, разумеется.
   - Мори, можно личный вопрос? - подняла голову Лерда.
   - Ну?
   - А тебя девушка есть?
   - Нет. - Девушки. - А что?
   - Да так. Ты красивый.
   - Мммм? - хм, забавно. Каноны прекрасного у смертных не перестают меня удивлять!
   - Правда, красивый. Это из-за эльфийской крови?
   - Отчасти. Ты ещё мало что понимаешь в красоте.
   - Тоесть?
   - Смотреть не умеешь. Я, если честно, создание довольно-таки страшненькое.
   - Это потому что нечёсаный! - довольное хихиканье, - А так вполне симпатичный!
   Фыркаю, не снисходя до ответа. Странно, но эта заноза сейчас раздражает меня немного меньше. Дурочка, конечно, но забавная. И безобидная, в отличие от многих её соплеменников.
   ...Леренва давно спит на груде еловых веток, завернувшись в мой плащ и подстелив конскую попону. Я же всё сижу у костра, задумчиво глядя на пламя. Девушка, сама не подозревая, разбередила старую рану. Красота... да что она в ней понимает! Красив лишь тот, кто талантлив. Только тот, кто создает красоту, может применять это определение к себе. Все остальные могут быть разве что привлекательны.
   Красота и гармония - основы этого мира. Каждый раз, привнося в мир красоту, творец наполняет его силой. Создавая что-то истинно красивое... Совершенством может стать как великолепной работы статуя, так и вылепленная с душой чашка. Даже не обязательно что-то материальное, может быть и с чувством исполненная песня, и прекрасный танец, и даже выращенный в любви ребёнок. Собственно, дело не в результате. Дело в самом акте созидания. Творчество, вдохновение... всё это основа той красоты, что врачует раны нашего мира. А любое проявление злобы, ненависти, бессмысленного разрушения ранит его, обрывая связующие его нити.
   Магия в этом смысле наиболее опасна. "Собирая магическую силу стихий", маги истончают и рвут ткань мироздания. Да и редкое заклятие не направлено на то же разрушение. Как только смертные узнали магию, мир сдвинулся с точки равновесия. Когда-то ещё существовал народ тех, кто понимал это и мог исправлять прорехи в Полотне. Но теперешний мир все быстрее идет к хаосу. Это мало кто замечает. Частые стихийные бедствия, вымирание целых видов животных, все большая чёрствость и нетерпимость друг к другу... Я боюсь знать, чем это закончится. Но не думать об этом не могу.
   Недвижно сижу, глядя на огонь, пока небо на востоке не начинает светлеть.
  

***

   Кирн - мелкий городок на границе астая Ашшиан - встретил нас собачьим лаем и привычной человеческой суетой. Приличная гостиница в нем, по счастью, нашлась довольно быстро. Красивое трёхэтажное здание, окружённое запущенным садом, раньше явно принадлежало кому-то высокородному, но у его наследников, по-видимому, дела пошли не слишком хорошо, вынудив переоборудовать особняк для приема постояльцев. Свободные покои нашлись на втором этаже - две почти одинаковые смежные комнатки.
   Оставив Лерду обедать и обустраиваться, отправляюсь за покупками. Часть лавок в такое время, разумеется, уже закрыта. Стоило бы, наверное, дождаться утра, но ещё сутки без гребня я точно не выдержу. Что ж, будем довольствоваться тем, что осталось.
   Самое главное конечно меч и вторая лошадь, но вот на них-то как раз придется сэкономить. Лошадь мне сейчас не по средствам, при всем желании хватит разве что на хвост и задние ноги. Приличный клинок тоже денег стоит, да и не найдёшь в такой дыре ничего достойного, а покупать абы что, только для вида, не в моих правилах. Ладно, кинжалами обойдусь.
   Примерно через полтора часа имеющаяся у меня сумма уменьшилась почти на треть, зато мы с Леренвой имели всё необходимое для дальней дороги с несколькими ночёвками под открытым небом. Запас продуктов, корм для Мрака, котелок, фляга, одеяла, смену белья, новые рубашки, тёплые носки, разные бытовые мелочи вроде иголки с нитками и гребня... в портновской лавке удалось найти штаны и куртку, вполне подходящие для Лерды и кожаный плащ с теплой подкладкой. Весна, ночи холодные. Заодно пришлось купить пару вместительных сумок, чтобы уложить все это добро. Мне бы и одной хватило, при кочевой жизни привыкаешь довольствоваться малым, но вряд ли моя подопечная долго протянет на одноразовом питании и ночёвках почти что на голой земле. Небольшая роскошь - десяток листов хорошей бумаги и рильда - угольный стерженек, обернутый полоской плотной ткани. Не терплю ситуации, когда срочно требуется что-то записать, а необходимых для этого вещей под рукой нет.
   Долго присматриваюсь к лавочке травника, прежде чем войти. К счастью, там нашлось всё, что нужно. И даже то, без чего вполне можно было бы обойтись, но рисковать не хочется. Пергаментный сверток отправился на самое дно одной из сумок. Ссыпав "ракушки" сдачи в карман, выхожу из лавки.
   Так, теперь обратно в гостиницу, спихнуть вещи Лерде, пускай разбирает, привести себя в порядок и завалиться спать. Нет, даже СПА-А-А-АТЬ! Отсутствие сна вредно для здоровья и настроения, а потраченную на размышления ночь надо навёрстывать. В Бездну всё! До утра меня не трогать.
  
   - М-м-м... Лерда, отстань... Какой ужин?... Да пошел он... и ты вместе с ним... Эй, ты что творишь?!
   - Проснулся? - обрадовалась девушка, прекратив стягивать с меня одеяло. - Вставай скорее, пока еда не остыла.
   - Леренва, ты палач! - попытка отвернуться и снова заснуть была пресечена в зародыше.
   - Тебе нужно поесть, ты же сегодня даже не завтракал!
   - Что, нельзя было до утра подождать?
   - Ну, я же не знала, что ты спишь. А когда принесла, поздно было. Так ты встаёшь?
   - А что мне ещё делать? Отвернись, ребёнок.
   - Ой! - до девушки, кажется, только что дошло, что продолжи она номер с одеялом, её ожидало бы весьма волнующее зрелище.
   Пока я ем, Лерда сидит напротив, наблюдая за мной с выражением то ли добросовестной няньки, то ли тюремного надзирателя. Видимо, девушка почему-то решила, будто я нуждаюсь в уходе и усиленном питании.
   - А ты?
   - А я уже. Ты ешь, ешь, не отвлекайся. Я тут подумала - тебе определённо не хватает женского присмотра. Бродишь Тьма знает где, спишь на земле, питаешься как попало... Вредно, между прочим! Да и мало ли какая тебе помощь может понадобиться в случае чего...
   Кусочек хлеба попал не в то горло. Прокашлявшись и отдышавшись, поднимаю на девицу ошалелые глаза.
   - Дитя моё, ты здорова?
   - Я давным-давно не дитя! - угу, полгода, максимум, если я правильно помню человеческие обычаи, - Тем более не твоё. И я тут подумала... ну и решила стать твоей спутницей.
   - Ч-чего? - богиня, опять Ваши шуточки?!
   - Буду сопровождать тебя в странствиях, стирать-зашивать-готовить и всякое такое...
   Ничего себе! Только этого не хватало! И так проблем по макушку.
   - А моё мнение ты спросить не хочешь? Мы знакомы третий день!
   - Но я же не прошу тебя взять меня в жёны!
   Если это не брачное предложение, то я ничего в жизни не понимаю!
   - Угу, ты мне в них нагло навязываешься.
   - Я уже взрослая и в праве сама выбирать свою дорогу! - вздёрнула и без того курносый нос конопатая проблема.
   - Ну и выбирай себе, а с моей уйди, пока цела! Ты думаешь, мне так нужна малолетняя обуза на шее? Приезжаем к астаэ ас'Шенгреил, я сдаю тебя ему с рук на руки, и пути наши расходятся! Я тебя спас, в судьбе твоей поучаствовал, хватит!
   - Вот именно, ты меня спас, значит, я перед тобой в долгу! И буду теперь расплачиваться.
   - Может, ещё постель мне согревать предложишь?
   - Если ты захочешь... - Леренва стремительно покраснела.
   - Дура, - кажется, что-то в тоне моего голоса произвело на неё впечатление. Во всяком случае, заготовленный ответ она так и не высказала. Вздернула голову, уголки сжатых губ предательски задрожали, - Идиотка сопливая.
   Лерда всхлипнула и выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью. Венок из заговоренных трав, по поверью берегущих дом от несчастья, свалился косяка и рассыпался. "Не к добру" - пришло почему-то в голову. С тоской кошусь на почти нетронутый ужин. Аппетит пропал.
   Раздражения мне хватило минут на десять. Принципа - еще примерно на пять. Потом пришлось брать куртку и идти на поиски этого ходячего недоразумения.
   Девушка в одиночестве сидела на перилах выходящей в сад террасы и тихо всхлипывала.
   - Эй! - она неподкупно отвернулась. - Ну, перестань. Ты погорячилась, я погорячился...
   - Уходи.
   - Прости, я был не прав. Ты говорила от чистого сердца, я не должен был так реагировать...
   - Уходи!
   - Куртку хотя бы возьми, замёрзнешь. - Оборачиваю её плечи своей курткой. Девушка вдруг порывисто обхватывает меня за шею, утыкается в грудь горячим мокрым лицом. Ревёт самозабвенно, как ребенок. Да ведь она и есть ребёнок, что бы там человеческие обычаи не утверждали...
   - Ну прости, прости старого дурака, - неловко глажу её по растрепанным волосам, - Не плачь. Завтра мы все обдумаем и вместе решим, что нам делать.
   - Я уже решила. - Лерда шмыгнула носом, - Я с тобой.
   - Послушай...
   - Нет. - Девушка еще крепче обхватила меня за шею, прижалась всем телом. - Понимаешь, у меня никогда никого не было. Только мама. Она была потомком ученика Зведнорожденных, служила у одного мага. Он был добр ко мне, но только потому, что мама была ему нужна. Говорил, что я буду её преемницей... А когда она умерла, просто взял и выставил меня на улицу. Сказал, что я бесполезна... что я не унаследовала нужной крови и не могу послужить его исследованиям... И с тех пор никто-никто ко мне хорошо не относился! В этом мире все такие злые! Ищут выгоду... Им всем что-то нужно. Деньги, служба, моё тело... А я так не могу. Не хочу! А ты... ты другой. Ты помог мне и ничего не требуешь взамен. У тебя из-за меня неприятности, а ты все равно заботишься обо мне... Я с тобой.
   - Я подумаю. - Она вздохнула. - Давай так, до Шенгреила мы ничего не решаем. Если в дороге ты себя хорошо проявишь - останешься со мной.
   - Мори, спасибо! - девчонка подняла на меня сияющие мокрые глаза.
   - Пока не за что. - Легонько целую её в лоб. - А теперь быстро в свою комнату! Умоешься и ляжешь спать. Завтра с утра в дорогу.
   - Ага! - Лерда широко улыбнулась, утвердительно тряхнула растрепавшимися косичками и унеслась исполнять приказание. А мне ещё нужно было все спокойно подумать.
   Усаживаюсь на освободившиеся перила, свешиваю ноги наружу. Нет, пристраивать эту обузу мне в любом случае придётся. Вот только выходит - не такая она простушка, как казалось. Мать - одарённая Звёздами, говорите? Что ж, теперь понятно, откуда у её дочери способности к ясновиденью.
   Давным-давно, когда встретить Дитя Звезды можно было совершенно свободно, множество смертных шло учится у них. Разным вещам. Тесное общение со Звезднорожденным до конца раскрывало все способности. Превращало склонность в талант, гениальность, искру настолько яркую, что она передавалась по наследству. В мире до сих пор множество семей потомственных певцов, или музыкантов... или даже пекарей и гончаров. Не важно, что ты творишь, главное, что ты создаешь совершенство. Только на них теперь и держится этот мир.
   Но есть одно условие, о котором многие забывают. Ничто не даётся навсегда. Если ты отказался от своего таланта, перестал его использовать, он уходит. Нет, не от тебя, хотя это было бы, пожалуй, более справедливо. Из твоей крови. Никто из твоих наследников больше не сможет слагать переворачивающие душу стихи... или ковать мечи, способные сравниться с легендарным оружием богов. В ближайших потомках ещё могут быть вспышки чудесного, вроде той же совершенно бесполезной способности к ясновиденью, но это лишь агония. Звёздная искра гаснет навсегда.
   Но какому магу могли понадобиться исследования этих способностей, да и зачем? А главное, не связаны ли эти исследования с самими Звезднорожденными? Есть у меня нехорошее предчувствие на этот счёт. Расспросить, непременно расспросить об этом Лерду в ближайшие дни!
   На этом месте мои размышления самым наглым образом прервали. Наглый образ имел вид арбалетного болта, пущенного из зарослей, и впился в столб, к которому еще секунду назад прижималась моя голова. К счастью, долгая жизнь закрепила у меня несколько весьма полезных рефлексов. В частности - привычку падать, едва заслышав щелчок сработавшей тетивы.
   На ноги поднимаюсь, уже откатившись за ближайшее дерево. Осторожно выглядываю из-за липы. Зря - в ствол тут же впился еще один болт. Меткий, сссскотина! Что-то слишком быстро, перезарядить арбалет за такое короткое время невозможно. Значит, двух-, а то и трёхзарядная игрушка. Вряд ли в тех кустах найдется место для двух арбалетчиков.
   Кому это я так мешаю? Такие штучки - излюбленный инвентарь наёмных убийц.
   Да-да, я именно тебя имею в виду, думаешь не слышно, как ты нас с липой обойти пытаешься. Еще и перезаряжаешь на ходу. Зря, всё равно не успеешь, а внимание рассеивается. Так, ещё пару шагов в ту же сторону, пожалуйста. Чудненько.
   Красивым прыжком выскакиваю из своего укрытия и бросаюсь к нападавшему. После первой же пары шагов у самого лица выхватываю из воздуха третий болт. Как и предполагалось - последний. Отбрасываю его в сторону. Стрелок, уже не скрываясь, поднялся в полный рост, отбросил бесполезный арбалет и выхватил меч. Собственно, это все, что он успел сделать. Подныриваю под клинок, ударом по запястью перебивая человеку кости. До того, как выпавший из обмякшей руки меч касается земли, успеваю сломать стрелку вторую руку и сбить его с ног.
   - Добрый вечер! - с достоинством устраиваюсь на груди нападавшего, вглядываюсь в искажённое болью лицо. Человек как человек, темноволосый и темноглазый, с тяжеловатыми чертами лица - типичный житель южных астаев. - Побеседуем?
   В ответ - невнятно-матерное шипение.
   - Что, простите? - Не мигая смотрю ему в глаза. Я знаю - мой взгляд способны выдержать очень немногие. Этот явно не из их числа.
   На сей раз меня послали дальше и чётче. Но в голосе, в голосе - страх и подступающая истерика. Он уже почти сломался, осталось только чуть-чуть подтолкнуть.
   - Зря. Я ведь могу и по-плохому, - не отпуская его взгляда, резко нажимаю на болевую точку на его плече. Человек дергается. - Хотите, оставшиеся кости переломаю?
   - Не надо... я скажу... Я...
   Внезапно его мышцы начинают беспорядочно сокращаться, боль во взгляде сменяется пустотой. Кожа сереет, натягивается, и вдруг лопается, слезает неровными клочьями. Плоть под нею словно растворяется, распадаясь на волокна. Отскакиваю в сторону, с ужасом наблюдая, как человек заживо разлагается, корчась на земле. И не только тело. Одежда, оружие... словно время для него ускорилось в сотни раз. Через несколько минут от убийцы осталась лишь горстка праха. Нич-чего себе!
   С болтами, оставшимися в дереве и столбе, произошло то же самое - оба рассыпались у меня в руках. Правда, мысль о них пришла мне в голову уже после всестороннего осмотра парка, так что, вполне возможно, это была просто заговоренная сталь, которой пользуются некоторые наёмные убийцы. Лазанье по окрестностям, кстати, ничего не дало. Темнота мне не помеха, а путь незадачливого убийцы можно было проследить, почти не напрягаясь. Ясно только, что стрелок был один, пришёл пешком от ближайшей дороги и некоторое время неподвижно ждал в зарослях одичавшей сирени.
   Странно. Для того чтобы так впечатляюще замести следы, рядом должен был быть довольно сильный маг, причем именно тот, которому и служил наемник. Можно, конечно, заранее наложить на исполнителя заклятье, срабатывающее при определённых условиях, но кем надо быть, чтобы добровольно пойти на подобное?
   Еще раз, не спеша, обхожу "поле боя". Принюхиваюсь, слушаю воздух, травы, почву... Ничего. Не было здесь мага. Странно.
  
   Лерда неожиданно обнаружилась в моей комнате. Сидела в темноте на кровати, судорожно сцепив лежащие на коленях руки, и смотрела в пол. Выглядывающий из расстёгнутого воротника кулон отблёскивал в лунном свете.
   - Ты что здесь делаешь?
   - Мори! - девушка вскинула не меня встревоженные глаза. Сощурилась, пытаясь лучше разглядеть. - С тобой всё в порядке?
   - Ну да. А что случилось?
   - Не знаю, - она разжала руки и села ровнее, - Я вдруг почувствовала... тебе угрожала опасность! Я пришла, а тебя нет...
   - Все хорошо. Тебе показалось, - подхожу к ней, провожу кончиками пальцев по мягким кудряшкам распущенных на ночь волос, - Иди к себе.
   Девушка нерешительно поднялась, но вдруг пошатнулась и села обратно.
   - Голова закружилась. Переволновалась, наверное... Точно ничего плохого не случилось?
   Отвожу глаза.
   - Нет. Ты же сейчас ничего не чувствуешь?
   - Нет, кажется... - девушка на секунду задумалась, - Нет, сейчас все спокойно. Мори, а можно я с тобой чуть-чуть побуду? Мне ещё страшно...
   А сильный у неё дар, оказывается. Здорово перепугалась. Не стоит её сейчас одну оставлять, да и мне спокойнее будет...
   - Лучше на ночь оставайся. - Лерда вспыхнула. - Плед мне только передай.
   - А-а... Вот, возьми, - мне показалось, или в её голосе лёгкое разочарование? - И отвернись, пожалуйста, на минутку.
   - Угу. - Слышу, как она шуршит, складывая на вещи стуле, и торопливо влезает под одеяло. - Всё?
   - Ага.
   Выпутавшись из куртки и сапог, подхожу к стоящему в углу комнаты глубокому креслу. Сворачиваюсь в нём клубочком, укутавшись в плед. Прикрываю глаза.
   - Тихой ночи, Мори.
   - Тихой ночи, Лерда.
   Тепло... спокойствие... темнота.
  
   ...Сухой горячий воздух пахнет пылью, нагретым железом и совсем чуть-чуть ванилью. Солнечные лучи падают на утоптанную тренировочную площадку, от раскаленной земли поднимется марево. Жарко. На мне лишь тонкие летние штаны чуть ниже колена, но все равно жара почти нестерпима. Облизываю пересохшие губы. От мысли, что скоро придется вставать и снова браться за осточертевший меч начинает мутить. Жарко даже думать, не то, что шевелиться.
   Запах ванили вдруг накатывает волной, затапливает восприятие, заставляя голову сладко закружиться. Шаги, как всегда, не слышны.
   - Всё страдаешь? - в раздавшемся у самого уха мелодичном голосе поровну насмешки и сочувствия. Оборачиваюсь. - Вот, освежись.
   Солнечные блики на серебристо-пепельных волосах, чашка воды в протянутых ладонях, чуть ехидная улыбка. Не могу не улыбнуться в ответ.
   - Не веришь, что я стану воином? - делаю глоток. Прохладная свежесть с чуть заметным сладковатым привкусом. Блаженство.
   - Не верю, - выражение густо синих, красивого разреза глаз непривычно серьёзно, - Знаю, что станешь. Не понимаю только, зачем это тебе?
   - Лишних знаний не бывает! - беззаботно пожимаю плечами, - Мне просто интересно. Наиграюсь - ещё чего-нибудь придумаю.
   - Смотри, не заиграйся. Можешь потерять что-то важное.
   Молчим. Пахнет ванилью и солнцем...
  
   - Мори, что с тобой? Сон плохой приснился? - совсем рядом обеспокоенное личико в ореоле всклокоченных светлых кудряшек. Маленькая тёплая ладошка сжимает мое плечо. - Ты стонал во сне...
   - Ничего страшного, - дыши ровнее Орин, это всего лишь очередной сон, - Спи дальше, девочка.
   - Ага... ой, а что у тебя с глазами?
   - Соринка попала. Ложись.

***

  
   Умопомрачительный запах свежей выпечки заставил меня открыть глаза. На столе гордо стояли кувшин молока, плошка с медом и высилась горка маленьких круглых булочек в плетёной корзинке. Какое приятное начало дня! Кстати, а давно он начался?
   Оказалось - только недавно рассвело. Небо за окном переливалось золотисто-розовым, окутывая сидящую на подоконнике Леренву сияющим ореолом.
   - Доброе утро, Мори! - девушка проворно спрыгнула на пол, вызолоченные солнечными лучами косички закачались как маятники. Она уже причёсана и одета в лёгкую светло-зелёную рубашку с широкими рукавами, купленную вчера днём и коричневую юбку с бахромой, ту же, что и в день нашей первой встречи. Из-под подола трогательно выглядывают маленькие ступни в вязаных чулках в красно-жёлтую полоску. - А я уже воду для умывания принесла, и на кухню за завтраком сбегала.
   - Действительно доброе, - с удовольствием потягиваюсь, перевесившись через оба подлокотника. Выбираюсь из кресла. - Вообще-то тут служанки есть.
   - Они же ничего не умеют! - махнула рукой Лерда. - Помочь умыться?
   - Сам справлюсь!
   Кажется, моё вчерашнее необдуманное обещание она восприняла даже излишне серьезно. Во всяком случае, полотенце подала с самым торжественным видом, как плащ рыцарю Храма. Неудивительно, что она в прислуге не задержалась - с такой-то исполнительностью!
   К счастью, попытку помочь с причёской удалось подавить одним строгим взглядом. После двадцати минут мучений у меня кое-как получилось уложить волосы тяжёлым узлом на затылке. Коса мне, конечно, ближе, но если вспомнить кое-чью дурную привычку постоянно за неё хвататься...
   Завтракаем вместе. И зачем, спрашивается, нужно было две комнаты снимать?
   Где-то на середине второй булочки вспоминаю свои вчерашние размышления.
   - Лерда, а расскажи о своей семье.
   - Да нечего, в общем-то, рассказывать. - Леренва задумчиво отхлебнула из своей кружки. - Отца своего я не знаю, а мама у господина мага служила, сколько я себя помню. Я же вчера говорила.
   Как она странно говорит об этом маге - со смесью страха и искренней почтительности. И, кстати, какое архаичное обращение - "господин". Насколько я помню, оно уже лет пятьсот как не используется.
   - Я на маму очень похожа, только петь не умею, - девушка улыбнулась, - А вот у неё голос был замечательный! И песен она знала множество... в детстве, помню, каждый раз пела мне на ночь новую колыбельную...
   - А откуда в ней та... необычность, ты не знаешь?
   - Мама часто об этом рассказывала. Можно сказать, это семейное предание, - она улыбнулась.
   - Все женщины в нашей семье были странствующими менестрелями. Многие - довольно известными... Из-за того, что кого-то из моих прапрапра - и так далее - бабушек обучал Звезднорождённый. Я знаю, сейчас в них почти никто не верит... - Девушка бросила на меня настороженный взгляд. Чуть помолчала, собираясь с мыслями, - Мама говорила, они некоторое время путешествовали вместе и пра... прабабушка переняла у него сверхъестественные музыкальные способности. Талант настолько яркий, что сразу выделил её и всех её потомков среди обыкновенных артистов. И даже какие-то магические способности, связанные с музыкой. Ну или что-то в этом роде, мама никогда не называла свои песни магией. Я не знаю, в чем тут дело, говорят, что если смертный даже недолгое время общался со Звезднорождённым, то в некоторых вещах уподоблялся ему. Ещё считают, что так и появлялись новые Дети Звезды.
   - Но это только одна из точек зрения. И не слишком правдоподобная, скажу тебе по секрету.
   - Так ты в них веришь?! - Лерда даже слегка подскочила.
   - Да, - невесело усмехаюсь, - Я раньше тоже интересовался всем, что с ними связано... даже искал их.
   - Здорово! - её глаза загорелись почти неприличным энтузиазмом, - Мне в детстве так много о них рассказывали! Господин маг был ими просто одержим! У него целая библиотека была собрана - все, что про Звезднорождённых когда-либо писали. Даже, вроде как, книги, созданные ими.
   Она вздохнула:
   - Но вот в чем была необычность моей мамы, я так и не поняла. Она пыталась объяснить, но всё без толку. Мама унаследовала это что-то от своей мамы, довольно известной певицы. Сама петь не захотела. Встретила господина мага, и он взял её к себе в замок, его очень интересовали её способности. Я не знаю, что они вместе делали, что он в ней изучал... Мама всегда говорила, что узнаю потом, когда вырасту. А выяснилось, что я этого таланта не унаследовала, вот и всё.
   - Понятно. - Все верно, не используемая по назначению одаренность редко выживает в потомках. Стоп. Если вспомнить средний срок человеческой жизни и памяти... - Сколько лет назад жила твоя пра...родительница?
   - Не знаю. А зачем тебе?
   - Да так, - голос мой не дрогнул, - Любопытно. И как звали то Дитя Звезды, ты тоже не знаешь?
   - Знаю - Ашиер. Мама рассказывала, что он, якобы, в благодарность за дар что-то потребовал от женщин моей семьи... Вот только никто уже не помнит, что именно.
   Не забывать свою дорогу. Всё просто.
   - Аш-ши-йе-э-эр... - Пробую слово на вкус, чувствуя в нём треск пламени и шорох горячего песка. Смачиваю молоком пересохшие губы.
   - Наверное, он был последним... Как ты думаешь, куда они ушли?
   - Я не знаю. Никому не ведомо, что с ними случилось, - начинаю слегка жалеть об этом разговоре.
   - Жалко. Говорят, эльфы больше знали о них...
   - Слухи. С эльфами они общались в той же мере, что и с другими смертными, - со стуком ставлю на стол пустую кружку. - Собери вещи, мы скоро отправляемся.
  

***

   Заплутавшая среди холмов дорога легко ложилась под копыта коня. Отдохнувший Мрак без усилий нес двоих всадников. Честно говоря, на эту зверюгу можно вчетвером влезть - не поморщится. Большую часть остановок приходилось делать потому, что Лерда устала, а не он. Леренва сидела позади меня и, ради разнообразия, тихо дремала, прижавшись к моей спине.
   За прошедшие два дня наши отношения немного выровнялись. К своим обязанностям она всё ещё относилась излишне серьезно, влезая с предложениями помощи порой в самые неподходящие моменты и занятия, но, надо признать, девочка старалась быть полезной. Мне даже её постоянная болтовня не так уж и надоедала. Впрочем, в последние дни Лерда трещала гораздо меньше. Да и вообще была на редкость тихой и вялой, явно не высыпаясь на лежаках из ветвей. Странно, в прошлый раз спала, как убитая... видимо, волнения сказались.
   Неудавшееся покушение продолжало занимать мои мысли. За последние десять лет у меня не случалось ни одного конфликта, настолько серьезного, чтобы нанимать из-за него убийцу... да ещё и прятать следы с помощью магии! Разве что, та стычка в Сэлисе, но что-то не верится. Не того полета птичка покойный, чтобы у его приятелей нашлись деньги на такую роскошь, как квалифицированный наёмник. С другой стороны, вполне возможно, что убийца охотился как раз не за мной, а за Леренвой. Мо появление просто расстроило его планы, и он решил уничтожить заодно и неожиданную помеху. Прошлое у девушки, как ни крути, интересное, быть может, кому-то она помешала. Хотя бы тому же "господину магу", который вполне мог неожиданно вспомнить, что бывшая воспитанница знает что-то исключительно важное.
   - Лерда, - слегка дергаю плечом, - Лерда, проснись.
   - Мм? - девчонка вчера до поздней ночи сидела у костра и зашивала мою порванную куртку, огрызаясь на попытки уложить её спать, так что теперь просто засыпала на ходу. Мне этим её полусонным состоянием удалось грязно воспользоваться, уговорив-таки упрямицу переодеться в штаны. Правда, в качестве аргумента пришлось совершенно случайно уронить в костер её единственную юбку, зато протестов, в виду Лердиного состояния, практически не последовало. Кажется, она даже сочла происходящее очередным сном.
   - Лерда, а твой... господин тебе никогда своих секретов не рассказывал?
   - Неа-а-ахм... - девушка выразительно зевнула.
   - Быть может, ты видела что-то из его опытов, или в его лабораторию заходила?
   - Нет, конечно, ты что! - Лерда, наконец, более-менее проснулась. - Это же запрещено!
   Что-то не верится мне, что детское любопытство можно ограничить простым запретом. Впрочем, смотря как запрещать... Ладно, пойдём с другого конца, если этот маг достаточно стар и известен, в архиве каждого властителя должны содержаться сведения о нем. Возраст, биография, специализация. В Шенгреиле можно узнать, мне не откажут. Араннский Церковный Архив, конечно, предпочтительнее, но будем довольствоваться тем, что есть. Имя мага, думаю, не составит труда выяснить у Лерды.
   Главное только одну её теперь стараться не оставлять. Мало ли что.
   - Мори, а почему ты спрашиваешь?
   - Да так, просто интересно. Ты, кстати, не засыпай, скоро к центральному городу Ашшиана подъедем.
   - Хорошо. Ой, так мы туда всё-таки заглянем?
   - Угу. Мне купить кое-что нужно, - мои финансы уже довольно сильно истаяли, но на пару бутылок знаменитого Ашшианского цветочного вина должно хватить без проблем. - Там и заночуем.
   - Здорово! - искренне обрадовалась окончанию походных мучений девушка.
   Дорога, наконец, обогнула очередную возвышенность. Лерда восторженно ахнула.
  
   Город Ашшиан, столица астая Ашшиан, покоился в центре небольшой низины как пирожное на блюдце. Сходство усиливали знаменитые белокаменные здания, издалека напоминающие кремовые розочки и высокие шпили густо отделанного цветным стеклом, словно сахаром посыпанного, дворца астаэ.
   Солнечные лучи отражались от белого мрамора, окутывая город золотистой дымкой. Хрупкая, воздушная красота, изысканное лакомство для взора.
   - Как красиво! - благоговейно прошептала за моей спинной Лерда. - Там что, все дома каменные?
   - Лет семьдесят назад, тогдашний астаэ, во избежание пожаров, запретил строить в столице дома из дерева. А этот мрамор неподалёку добывают, так что стоит он здесь недорого. Это в другие государства его поставляют чуть ли не на вес серебра.
   - Мори! Я ему про красоту...
   - А я - про историю. Тоже вещь хорошая!
   - Мори!!!
   Слегка усмехаюсь. Какая же она забавная, когда злится! Шипит как рассерженный котёнок.
   Ашшиан - один из богатейших астаев, и будь законы Церкви чуть менее строги, его астаэ давно стал бы во главе всех здешних земель.
   Несколько столетий назад на месте Альянса была обычная кучка вечно грызущихся друг с другом небольших государств. Разве что верили все в одно и то же, да только воевали с соседями вопреки главному завету Трех Братьев - "Не причиняй зла ближнему своему". И всё бы так и шло, если бы святым отцам это, в конце концов, не надоело. Бывший в то время главой церкви Святой Проводник Искерий на мелочи не разменивался - отлучил под каким-то предлогом ВСЕХ правителей будущего Альянса Астэ от церкви. А их воинам и крестьянам заранее намекнул на то, что в Аранне - главном церковном городе - им всегда будут рады. Пропаганда была развернута настолько умело, что я до сих пор восхищаюсь. Дезертиры из правительских отрядов повалили толпами. Вобщем, когда владыки спохватились, Искерий уже был обладателем крупнейшей армии по эту сторону Белых гор. Самые благоразумные предпочли покаяться и договориться, наиболее упёртых показательно вырезали "во славу Троих". С тех пор границы каждого астая твёрдо установлены и отмечены, астаэ не могут содержать армии, кроме городской стражи и личной охраны со строго оговоренным числом воинов, десятая часть всех доходов идет в Аранну. А к каждому правителю приставлен благочестивый советник, по одному слову которого этого самого правителя могут вежливо попросить оставить пост. Или невежливо потребовать, когда как. Не стоит упоминать, что у Святого Проводника в Аранне армия-то как раз есть и немаленькая, именно эти воины, помимо всего прочего, патрулируют внешние границы союза. Во всём остальном астаи остались независимы, каждый астаэ может устанавливать на своей земле собственные законы, определять (в пределах разумного, конечно) политику в отношении соседей, а также взимать налоги и пошлины, но при этом глава Церкви имеет право оспорить любое его решение. Такая вот подконтрольная свобода. Лично по мне - так даже лучше.
   Продолжая тихонько посмеиваться, направляю Мрака в сторону города. Подумать только, почти добрались!
  
   Ворота столицы Ашшиана мы проехали около полудня. Заплатили пошлину, непривычно небольшую. Ещё один плюс моей теперешней безоружности - за владение мечом платить не пришлось. Я, честно говоря, не совсем понимаю, почему лезвие меньше двух ладоней в длину считается у ашшианцев менее опасным, чем какой-нибудь ростовой двуручник...
   В астайе Ашшиан, на счастье, к эльфам и полуэльфам всё ещё относились куда спокойнее, чем в Сэлисе, так что на меня никто не косился.
   Сидящая за моей спиной Лерда непрестанно вертела головой, беззастенчиво разглядывая изукрашенные барельефами дома. И куда сонливость подевалась?
   После памятного пожара, уничтожившего две трети города, каждый более-менее состоятельный горожанин счел своим долгом не просто выстроить дом из камня, но и облицевать его знаменитым ашшианским мрамором. А так как просто полированный мрамор на редкость однообразен, профессия резчика по камню вскоре стала весьма востребованной. На домах знатных семейств иной раз можно всю историю рода прочитать.
   - Ой, Мори, а что это? - девушка указывала на высокое белоснежное здание, возвышающееся над городом почти вровень с дворцом астаэ.
   - Башня магов. Ашшиан - магическая столица Альянса Астэ. Они здесь собираются для совещаний, обсуждают открытия, испытывают новичков...
   - Ух ты! Так вот она какая! Красиво, правда?
   - Недурно.
   - А говорят, там Источник есть! И взглянуть на него можно любому желающему. Бесплатно! Вот бы посмотреть!
   - Ничего интересного.
   - Так значит, ты его видел?
   - Давно. - Вру. Впрочем, по своей сути Источники мало чем различаются.
   - Здорово! А какой он?
   - Я же говорю - ничего особенного. Ручей как ручей.
   - Неправда, Магический Источник не может быть просто ручьем. Это же такая редкость! Столь важная вещь должна и выглядеть как-то особенно, ни на что не похоже... Наверняка это самый красивый в мире ручей! - у этой девушки просто талант поднимать неприятные темы, - Я хочу на него посмотреть! Можно?
   - У нас нет времени на глупости.
   - Мори, пожалуйста!
   - Я сказал - нет. - Из последних сил сдерживаюсь, чтобы не наорать на эту идиотку.
   - Ну Мо-ори-и-и-и! Ненадолго! Только глянем и...
   - Мы. Не. Будем. На. Него. Смотреть.
   - Давай тогда я сама сбегаю? А ты можешь своими делами заниматься.
   Искушение махнуть рукой и согласиться было велико. В конце концов, попадет в неприятности - её проблемы.
   - Нет.
   Лерда обиженно замолчала. Дура. Сжимаю в кулаке поводья, чтобы скрыть дрожь пальцев. Слепая смертная дура. Она будет пищать от восторга, не понимая, что именно видит.
   Так называемый Магический Источник мне приходилось лицезреть лишь однажды. На всю жизнь хватило. Сложно передать словами весь тот ужас и отвращение. Не знаю, мне как-то довелось видеть новорожденного ребёнка, заживо обглоданного крысами. Почти лишенное кожи окровавленное тельце, безглазое личико с висящей лохмотьями плотью, наполовину состоящие из голых костей ручки и ножки, которые еще шевелились... Ощущения тогда были примерно схожими. Ужас, жалость, негодование... и мерзкое знание - помочь ты уже не сможешь.
   Источник - это разрушаемая изнутри красота с вырванными кусками. Узел Ткани Мироздания, который мог бы воплотиться в одно из самых совершенных явлений этого мира, а вынужден служить пищей пустым амбициям смертных магов. Омерзительно. Именно за это я и ненавижу магию.
   Отогнав неприятные мысли, уверенно направляю Мрака по знакомому маршруту. Заблудиться в столице Ашшиана сложно. Тогда, семьдесят лет назад, его почти целиком застраивали по проекту придворного архитектора, превратив в огромную тень паутины с расходящимися от дворца правителя лучами проспектов и соединяющими их кольцами улиц. А я, к тому же, ещё и заезжаю сюда регулярно, так что знаю город как свои пять пальцев.
   - Лерда, взбодрись! Приехали.
   - Угу, - опять заснула! Ну что за существо?
   - Не угукай, а смотри. Вот здесь мы и остановимся, - указываю на массивное двухэтажное здание трактира, - Тут, между прочим, готовят самые восхитительные медовые пирожные по эту сторону гор.
   - Угу, - девушка определенно не собиралась просыпаться до конца.
   Подъехав к зданию, слезаю и снимаю с седла Лерду. Та тотчас настроилась подремать стоя. Подхватываю сумки, передаю повод коня подошедшему слуге, и, подцепив под локоть сонную Леренву, направляюсь к дверям. Затылком чувствую, как Мрак недоуменно взглянул мне вслед, удивляясь, с чего это вдруг любимый хозяин не стал лично провожать его на конюшню. Ох, чую, устроит он мне за такое!
  
   Мы вошли в гостеприимно распахнутую дверь. С моего прошлого визита просторное помещение почти ничем не изменилось: та же идеальная чистота, тяжёлая добротная мебель, плетёные коврики по стенам. В семье Тиайне вообще не любят перемены в устоявшемся жизненном укладе. Впрочем, нет, кое-что поменялось - три каштановые косы вышедшей нам навстречу хозяйской дочери были теперь стянуты в одну, как и полагается замужней женщине. Нахожу глазами незнакомого высокого парня, чинящего расшатанный стол в дальнем углу. Чуть улыбаюсь.
   - Здравствуйте, таэ Орин, - молодая женщина с достоинством поклонилась. - Здравствуйте, таэс. Рада видеть вас в "Золотой рыбке"
   - Здравствуй, Дорена, - кланяюсь в ответ, - Мои поздравления.
   Киваю на её прическу. Женщина улыбается и чуть заметно краснеет.
   - Благодарствую. Надолго к нам?
   - До завтра. Вели приготовить две комнаты.
   - Ваша обычная как раз свободна. А та, что напротив вполне подойдет для таэс. Располагайтесь, я сейчас распоряжусь насчет воды, - она махнула одной из служанок, - Обед подать?
   - Не стоит, мы спустимся. Как родители?
   - Всё хорошо, к родственникам уехали вместе с сестрой. Так что мы с Лайром одни пока всем заправляем. Ой, вы же не знакомы! Лайр!
   - Потом, потом! - смеюсь, - Не стоит отрывать человека.
   - Но позже я вас обязательно познакомлю, - пообещала она, улыбаясь, - Поднимайтесь, там все уже должно быть готово.
  
   Некоторое время спустя мы со слегка взбодрившейся Лердой сидели в общей зале и увлечённо обедали. Готовили в "Золотой рыбке" действительно выше всяких похвал.
   - А ты здесь часто останавливаешься? - поинтересовалась Лерда, беря очередное пирожное. Кажется, это было уже четвёртое...
   - Каждый раз как приезжаю в город. Мне здесь рады.
   - Заметно. И давно вы знакомы? - неуемное любопытство этого создания никаким недосыпанием не изменить.
   - С кем конкретно? С Дореной - с её рождения, а семью Тиайне я уже последние три поколения знаю.
   - Да ну? - Лерда округлила сонные глаза, - Сколько же тебе лет, Мори?
   - Много, разумеется. Я же полуэльф! Значит так, сейчас я уйду по своим делам, буду часа через два. Ты всё это время тихо отсыпаешься в своей комнате, на улицу не выходишь и в разговоры ни с кем, кроме Дорены, не вступаешь. А как вернусь, можем, если хочешь, ближе к ночи по городу погулять. Ашшиан завораживающе красив после заката. Всё ясно?
   - Угу. А Источник посмотрим?
   - Нет.
   - Ну Мо-о-о-ори-и!
   - Всё, я пошел, - встаю из-за стола.
   Лерда разочарованно вдохнула, но смолчала. Даже в компанию ко мне, как ни странно, не стала набиваться.

***

  
   Смутная тревога снедала меня всю дорогу до трактира. Казалось бы, о чём переживать? В висящей на плече сумке задумчиво булькали две бутыли лучшего Ашшианского вина стоимостью в восемь нефритовых каждая, так что с въездом в Шенгреил проблем не намечалось. Не то чтобы это обязательно, но явиться в гости без подарка Соране мне совесть не позволяет. Денег, правда, почти не осталось, но это мелочи. Ещё четыре-пять дней и можно будет решить хотя бы часть насущных проблем. Красота! Но дурное предчувствие не давало покоя. Есть у людей поговорка, что если удача тебя за что-то невзлюбила, так просто её недовольство не прекращается. Странно звучит, но рациональное зерно в этом есть. Если тебе хронически не везёт, глупо надеяться, что неожиданный просвет не таит в себе какой-нибудь скрытой пакости.
   В трактире меня встретила обычная суета - "Золотая рыбка" готовилась к вечернему наплыву посетителей. Кухня семьи Тиайне на весь город славится, так что заведение, ясное дело, пользуется популярностью. Цены, разумеется, порядочные, но клиентов это не останавливает. Хорошо, что Тиайне ещё помнят, кому обязаны счастьем спокойной жизни, а потому я всегда могу рассчитывать на существенные скидки. Когда долго живешь и много путешествуешь, невольно обрастаешь такими вот привязанностями-долгами-друзьями. В разных странах, по разным причинам... В большинстве крупных городов мне есть куда пойти.
   Перекинувшись парой слов с молодым супругом Дорены, действительно очень достойным юношей, поднимаюсь наверх. Интересно, Лерда ещё не проснулась?
   Закинув сумку в свою комнату, подхожу к соседней двери. На деликатный стук девушка не ответила. Спит? Стучусь сильнее.
   - Вы не таэс Леренву ищите? - поинтересовалась подошедшая Дорена. Откинула косу за спину, коротко блеснули прозрачные зеленоватые камешки в ушах. - Так она ушла куда-то.
   - Давно?!
   - Сразу после вас. Куда, не сказала.
   Богиня, дохлого дикобраза вам в любовники, вы специально?!
   - Да чтоб ты!... - за пару секунд пронесшись по коридору и одним длинным прыжком преодолев лестницу, выбегаю на улицу. Ну куда, куда же могла подеваться эта идиотка?! Глупый вопрос. Расталкивая прохожих бегу в сторону Башни.
   Только бы найти, только бы успеть, только бы с ней ничего не случилось...
  
   На Лерду натыкаюсь почти у самых ворот Башни. Девчонка бодрым шагом спешит по улице, улыбаясь во весь рот. На первый взгляд - живая, здоровая и счастливая. На втором взгляде счастья на её личике заметно поубавилось - она заметила меня.
   - Вот ты где!
   - Ой, Мори, я... Мори! - девушка съежилась, прижимая ладонь к покрасневшей щеке и глядя на меня потрясенно расширенными глазами.
   - Пошли! - хватаю её за руку, разворачиваюсь в направлении трактира. Она упирается и пытается вырваться, возмущенно тараторит что-то, что я, в моём нынешнем состоянии, совершенно не могу воспринять. Прохожие оборачиваются.
   ...Хрупкое запястье в моей стиснутой ладони. Так хочется сжать его сильнее, чтобы тонкие косточки хрустнули под пальцами... Чтобы плоть смялась как мокрая тряпка... Чтобы хоть как-то выразить, выплеснуть эту кипящую злобу!
   Волоку её за собой, не обращая внимания на крики и попытки вырваться. Она спотыкается на каждом шагу, один раз даже падает и, кажется, подворачивает ногу. Мне всё равно. Какой-то глупый юнец пытается преградить нам дорогу, но, столкнувшись со мной взглядом, отшатывается. Вовремя. Ещё секунда и пролилась бы кровь.
   Дурочка все еще что-то пищит, наверное, пытается оправдываться. Не обращаю внимания. Мне до дрожи хочется её убить.
   Притащив Лерду в "Золотую рыбку", сдаю её, от греха подальше, под опеку Дорены. Женщине хватило одного взгляда на моё лицо, чтобы разобраться в ситуации и поскорее уволочь эту идиотку из поля моего зрения. В "Золотой рыбке" меня хорошо знают и под горячую руку стараются не лезть. Нет, обычно я очень тихий, спокойный и не создающий проблем постоялец, но иногда от меня безопаснее держаться подальше. В ярости я из рук вон плохо себя контролирую.
   Запершись в своей комнате, устраиваюсь на подоконнике. Ставни открыты, за окном - вечерний город, окутанный сумерками и тончайшим ароматом только собирающихся зацвести вишен. Через пару дней Ашшиан превратится в совершенно незабываемое зрелище!
   Подтягиваю колени к груди, обхватываю их руками. Я точно знаю, что через несколько минут Дорена лично принесёт стакан подогретого вина с пряностями или травяного отвара по рецепту её матери. Коротко стукнет в дверь и оставит поднос на пороге. Я жду.
   Стараясь, отогнать, забыть то жуткое, омерзительное чувство, накатившее на пороге Башни. Во время всех моих прошлых визитов мне как-то удавалось обходить это мажье гнездо стороной. Но, видимо, ничего нельзя избегать вечно...
   Я не хочу иметь с этим ничего общего! Не помнить, не знать...не-хочу-не-хочу-не-хочунехочу!!!
  
   ...Я и наследник престола Зайнерийской Империи, чьё имя давно и благополучно выветрилось из моей памяти, быстро идем по коридору. Ход, начавшийся в дворцовых подземельях, уверенно погружается куда-то в скалу. Принц разливается соловьём:
   - Я уверен, вам понравится! Это просто потрясающее зрелище! Оно, к сожалению, доступно лишь для членов королевской семьи, но мне показалось, вы достойны того, чтобы чуть-чуть нарушить эту традицию.
   Я его привлекаю. Это доставляет неудобства, но у меня, пока что, получается игнорировать его попытки ухаживаний, не нанося оскорбления. Долго так продолжаться не может, рано или поздно придется менять планы, уезжать, бросив тёплое придворное местечко, вновь мотаться по свету без определенной цели. Впрочем, до этого ещё довольно далеко - в Зайнерии достаточно строгие нравы. А, быть может, ему самому эта игра надоест. Хотя, если ради меня уже традиции нарушаются...
   Тёмный, вырубленный прямо в камне коридор, через каждые десять шагов освещаемый тусклыми масляными лампами, мягко говоря, не вызывает романтических ассоциаций. Что же он такое собрался мне показывать?
   - Это естественная пещера, её только немного обработали для удобства, ещё даже до строительства дворца. Но споткнуться всё равно можно, особенно в такой темноте.
   Он, на правах проводника, ненавязчиво берёт меня за локоть. Мне всё равно.
   - Что в конце? - скучно и хочется спать. Если бы не перспектива маяться весь вечер на нудном, тянущемся как сироп праздничном пиру, меня бы здесь не было.
   - Нет-нет! Не скажу, и не упрашивайте. Это надо созерцать без подготовки.
   Не хочется идти. Странно, обычно меня привлекает всё неизведанное.
   Откуда-то изнутри нарастает нехорошее предчувствие. Впереди что-то плохое. Что-то... невозможное в этом мире.
   Непроизвольно замедляю шаги. От конца туннеля веет страхом. Неизвестной, непонятной, пробирающей до костей жутью. В ней чудится что-то неестественное, извращённое... Хочется развернуться и со всех ног броситься назад.
   - Что-то случилось? Слишком темно? - принц, пользуясь случаем, приобнимает меня за плечи.
   - Всё в полном порядке, не беспокойтесь, - уйти, уйти, уйти отсюда. Как можно дальше!
   - Ничего, осталось буквально несколько шагов, - мой спутник нетерпеливо подталкивает меня вперед. Механически переставляю подгибающиеся ноги.
   За выступом стены, наконец, открывается небольшая, почти идеально круглая пещера. По центру её - огромный сросток естественных кристаллов в рост человека каждый. Кажется, они сияют в темноте. Кажется - это феерическое, завораживающее зрелище.
   - Это - личный Источник королевской семьи, им имеют право пользоваться только высокородные маги. Правда - красиво? Эй?!
   Я не слышу. Я не вижу. Рухнув на колени и вцепившись пальцами в волосы, я тоскливо, безнадежно вою, запрокинув лицо к потолку...
  
   В дверь коротко стукнули.

***

   Темноволосый мужчина средних лет задумчиво отложил в сторону свиток. Значит, остановились проездом? Из Ашшиана выходит несколько дорог, но человек и так примерно знал, куда направляется его жертва.
   Он представил себе полуэльфа, за руку волокущего девчонку домой и слегка изогнул губы в улыбке. Должно быть, со стороны эта... семейная сцена смотрелось чрезвычайно забавно. Жаль, не застал! А заботливым оказался... хм... паршивец. Должно быть, она действительно ему дорога. Это открывает новые возможности. Надо будет отдать несколько дополнительных распоряжений.
   Бедолага Ингерт в последнее время, кажется, окончательно свихнулся, но он ещё может послужить некоторым планам....
   Человек подошел к окну и долго вглядывался в мерцающий, переливающийся всеми оттенками серебра водопад во внутреннем дворе башни - Магический Источник астая Ашшиан. Странно. Ему показалось, или за последние два столетия Источник действительно немного потускнел?

***

   Следующее утро протекает в атмосфере всеобщей обиженности. Лерда дуется, бросая на меня полные негодования взгляды и демонстративно теребя пропитанную лечебной мазью повязку на покрытом синяками запястье, я, по мере сил, не обращаю на неё внимания, пытаясь подлизаться к оскорбленному вчерашним пренебрежением его бесценной персоной жеребцу. Не то чтобы о нём плохо позаботились, наоборот, накормили от души, вычистили со всем возможным старанием, но то, что любимый хозяин за целый день ни разу его не проведал... Мрак, кажется, всерьёз решил, что я собираюсь его бросить.
   После получаса усиленных уговоров, сопровождаемых почёсыванием шеи и подкармливанием яблоками, жеребец соизволил-таки сменить гнев на милость, но Лерда к тому времени окончательно уверилась в отсутствии у меня такого важного компонента личности, как совесть и скрылась в своей комнате, дабы вдоволь пострадать без свидетелей. Интересно, а она любит, когда ей шейку чешут?
   Как оказалось, работающий на лошадях способ вполне применим и к девушкам. Свежие пирожные, искренние извинения, беспокойство в глазах, ласковая укоризна и заботливое поглаживание по кудряшкам... несколько минут спустя она уже рыдала на моей шее, взахлёб прося прощения за все свои ошибки, начиная с первой нашей встречи, и клялась всеми богами и демонами, что такое больше никогда не повторится. Уже ставший традиционным узел волос мялся под её судорожно стиснутыми руками.
   Слёзы... Мне они всегда казались очень серьезным, требующим весомого повода явлением. А эта смертная плачет по пустякам. Смешно!
   - Ну-ну, хватит. Нам уезжать пора.
   - Угу, - девушка шмыгнула носом, поудобнее устраиваясь на моих коленях, - Сейчас. Извини ещё раз.
   - Ле-е-ерда!
   - Я и не подумала, что ты волноваться будешь! - или это ей льстит, или я ничего в жизни не понимаю, - А получилось, что и тебя напугала, и распоряжение не выполнила и... и...
   Лерда попыталась было вновь удариться в плач, но в этот момент моя несчастная прическа, наконец, капитулировала. С таким трудом собранные космы рассыпались по плечам, спине и подопечной. Леренва фыркнула.
   - Ничего смешного! И вообще, слезь с меня!
   - Хорошо, хорошо, - девушка, не прекращая сдавленно похихикивать сквозь слёзы, пересела на кровать, с безопасного расстояния наблюдая за моими попытками призвать непокорные волосы к порядку.
   - Мори, а всё-таки, почему ты не подстрижешься? - налюбовавшись, спросила она, - Неудобно ведь! Да и смотрится... тебя никогда за девушку не принимали?
   - Было пару раз, - ой, малышка, к твоей бы любознательности ещё мозгов хоть немного, - неприятно конечно, но больше смешно. Приходилось разъяснять... иногда еще и не сразу верили.
   - Так всё же? - судя по глазам, представила она себе что-то на редкость занимательное.
   - Не имею права. Это символ, - прикладываю усилия, чтобы не скрежетать зубами. Несносные космы, кажется, решили отыграться за всё. А мне еще когда-то казалось, что полоса невезения закончилась!
   - Символ чего? - о слезах мы уже окончательно забыли. Как же, разве до них, когда тут кто-то стррррашные эльфийские тайны разглашает! Хороший способ её успокоить, надо будет запомнить на будущее.
   - Чистокровные эльфы никогда не обрезают волосы, - выпутав из остатков прически последнюю шпильку, решаю попросту заплести косу. И пусть только попробует дёрнуть! - Так поступают только с изгнанниками, либо с преступниками накануне казни. Я ношу длинные волосы в знак того, что меня приняли как одного из подданных Князя.
   - А бывает иначе? - светлые глазищи горят, словно два заправленных интересом фонарика. Я знаю самую страшную пытку для этого чуда - запереть в пустой комнате без окон и несколько дней к ряду не рассказывать ничего нового.
   - Ну да. - Перевязываю шнурком конец косы, - В подавляющем большинстве случаев иначе и бывает. Зачем Князю неведомо кто, рождённый неведомо от кого?
   - Ничего не понимаю! - Где её растили? В оранжерее? - Разве эльфы не стремятся, чтобы их потомки получили равные с ними права?
   Смеюсь.
   - Лерда, какая же ты... Неужели не знаешь, откуда берутся полуэльфы?
   - То есть? - девушка слегка краснеет, - А что, межрасовые браки запрещены?
   - Нет. Но за всю историю подобных случаев наберется едва ли десяток. Люди и эльфы (как впрочем, и все прочие расы между собой) слишком разные, чтобы ужиться вместе. Они по-разному мыслят, чувствуют, вкладывают разные значения в само слово "любовь"... Подавляющее большинство полукровок - плод случайной связи, юношеской дурости, а то и оплаченного "свидания". С подобной родословной надо очень постараться, чтобы тебя приняли где бы то ни было.
   - По-моему это очень несправедливо! - она помолчала, - А что сделал ты?
   - С наследником Ллевельдеила подружился. Как-нибудь расскажу.
   - Когда? - явно не в ближайшее время.
   - Потом. Сейчас мы уезжать собирались, если ты не забыла. Мрак уже заждался!
  
   Отъезд, однако, пришлось ненадолго отложить - мне совершенно не хотелось, чтобы это неугомонное создание и впредь оставалось без защиты в моё отсутствие. Открываю заветную шкатулку, перебираю содержимое.
   - Лерда, а у тебя уши проколоты?
   - Нет. А что?
   - Ничего. - Это важно. Безумно важно. - И мама твоя тоже серёг не носила?
   - Носила какие-то. Маленькие, с рубинами. От бабушки ещё остались. Так себе, мне они никогда не нравились. Я их продала, почти сразу как ушла от мага. Потому и уши прокалывать не стала.
   - Ясно. Что ж, надо будет запомнить. А то хотел на тебя серьги нацепить...
   Смертные забывают всё. Всё! Ладно, сейчас не до этого. Задумчиво разглядываю отобранные амулеты.
   - Лерда, дай-ка лапку.
   Она несмело протягивает руку. Застегиваю на её запястье цепочку-браслет, десяток крупных бирюзовых бусин постукивают вразнобой.
   - Так, а теперь вторую. - Близнец первой цепочки защелкивается на тонком запястье. Настоящие амулеты - ни в коем случае не магические предметы. Просто творец, который их создавал, искренне желал, чтобы носящего его изделие обходили беды. Большинство моих безделушек изготавливались конкретно для меня, но эти браслеты будут служить любому, надевшему их. С крупными неприятностями они, правда, не справятся, но мелкие несчастья вполне способны отвести.
   - Носи! Очень полезная штука.
   - Какая красота! Это... мне? Насовсем?! Спасибо!!! - Леренва снова кинулась мне на шею, - Мори, ты чудо!
   - Я знаю, знаю, только отцепись!
   Закончив с благодарностями, девчонка занялась изучением обновки. Бусины брякают, Лерда ахает, жизнь идёт своим чередом. Надо бы, кстати, и о своей защите позаботиться. Возвращаю в шкатулку одну жемчужинку-гвоздик, а взамен достаю тяжелые серебряные серьги с крупными морионами. На всякий случай.
  

***

   Очередной привал на обочине. Уютная полянка, давно приспособленная путешественниками для стоянок. Не только с кострищем, но и даже с небольшим запасом дров. И всего в паре десятков шагов от тракта. Редкая, очень светлая сосновая роща, удобный спуск к воде. Что еще нужно для счастья?
   Лерда задумчиво сидит на груде еловых лап у костра, завернувшись в плащ и изредка помешивая густую похлёбку в котелке. Я, пользуясь моментом, упражняюсь в воинском искусстве.
   Шелест сухой хвои под босыми ступнями, стремительно перетекающие одна в другую стойки, росчерки ударов... почти танец. Лезвия кажутся не просто продолжениями рук - крыльями. Безумно люблю подобное состояние. Искусство ради искусства, когда оттачиваешь воинское мастерство уже не для убийства, а просто ради удовольствия от быстрых, точных движений, серебряных отблесков стали, гипнотического ритма этой священной пляски смерти. Я прекрасно знаю, что воин - не моё призвание. У меня и способностей никогда не было. Тем интереснее было когда-то постигать сложную, неподатливую науку, вбивать в мышцы движения, расширять, изменять, преобразовывать список доступных приёмов. Раньше это было просто игрой. Потом выяснилось, что в этом жестоком мире без неё не выжить. Потом пришлось убивать... и пляска стальных крыльев потеряла для меня почти половину своего очарования.
   Одновременно бросаю оба клинка в поясные ножны, усаживаюсь на землю рядом с подопечной.
   - Мори, - не успевавшая уследить за моими движениями Лерда немедленно влезла с вопросами, - А ты долго учился так... ну чтобы так?...
   - Я всю жизнь учусь. - С наслаждением потягиваюсь, выгнувшись так, что затылок почти касается хвоинок. Выпрямившись, изучающе разглядываю лицо Леренвы. Странно серьёзное. - Воинские искусства такая штука... самосовершенствоваться никогда не прекращаешь. Хочешь, тебя паре приёмов научу? В жизни пригодится...
   - Не хочу, - она недовольно нахмурилась, - Всё равно не получится.
   - Разумеется, с первого раза не получится. Но если тренироваться...
   - У меня как у тебя не получится! Никогда.
   Эт-то ещё что за разговоры?
   - С чего ты взяла? Если постараешься...
   - Мори! Не держи меня за дуру. Я же смертная. Просто не успею.
   - Ты и есть дура! Смертны все. Горы, моря, государства... и тем более всё живое. Ограниченность срока жизни не повод, чтобы опускать руки! Я встречал человеческих воинов, не уступающих мне в искусстве битвы.
   Она потупилась. Затем воинственно вздернула подбородок.
   - Врёшь. Ты же сам говорил, что тебе уже больше сотни лет!
   Гораздо больше, если честно.
   - За человеческую жизнь невозможно достичь подобного.
   - Лерда...
   - Всё, я не хочу об этом говорить! - Девушка отвернулась.
   Странно. В её возрасте такие мысли. Или... она что - завидует?!
   Осторожно дотрагиваюсь до её руки.
   - Лерда, ты что, боишься старости? Дурочка, нашла о чём задумываться! Тем более, поверь моему опыту, ты - из тех женщин, что с годами только хорошеют.
   Она недоверчиво хмыкнула.
   - Тебе хорошо говорить, ты-то не состаришься! Вот почему только люди так меняются с возрастом?!
   - Все стареют, Лерда. Гномы, например, всего в три-четыре раза медленнее людей.
   - А как же эльфы?
   Тихо радуюсь успешно переведенному разговору.
   - У эльфов стареет душа. Знаешь, малыш, это страшнее...
   - А-а-а... - девушка на секунду задумалась, - А Звезднорождённые?!
   - Сейчас-то какая разница? - фыркаю с деланным безразличием. Она все-таки ухитрилась угадать. Да. Дети Звезды были единственной бессмертной расой. Просто потому, что в отличие от людей, эльфов, гномов или ундин не были ограниченны одной Стихией Сущности.
   Дети Звезды. Хранители Равновесия. Почему в последние дни разговор постоянно возвращается к ним?
   Одна из величайших загадок этого мира. Народ, превосходящий эльфов красотой, а драконов древностью. Собственно, их и народом, в традиционном смысле этого слова, назвать было нельзя. У них никогда не было своего государства, религии, языка, они редко собирались вместе и никак не зависели друг от друга.
   Прекрасны и загадочны как предутренний сон. Их голос завораживал, их смех мог исцелить душу, а слезы превращались в прекрасные самоцветы... Вечные странники, движимые лишь жаждой творчества и познания.
   Их любили и боялись, почитали и ненавидели.... Не знали о них практически ничего и сочиняли истории, одна другой чудеснее. Никто не может ответить, что с ними случилось на самом деле. Просто, в какой-то момент встречи с ними стали редкостью. А потом и вовсе прекратились. Кто-то придумал сказку, будто бы они ушли в зачарованную страну, где нет места злу. В неё верили. Пока не начали считать сказкой само существование Детей Звезды.
   Только и остались слухи, легенды, приписываемые то эльфам, то гномам изобретения или произведения искусства... А ещё ученики, благодаря которым мир сейчас медленно сползает в пропасть. Не будь их, он катился бы туда со скоростью лавины.
   - Мори, что с тобой?
   - Лерда? Прости, задумался. Ты что-то хотела?
   - Ничего. Просто у тебя вдруг глаза стали такими... пустыми и далекими. Как будто не видишь...
   - У меня бывает, извини. Кстати, судя по запаху, суп готов!
   Ели прямо из котелка, по-походному. Готовила Леренва на удивление хорошо. Мне, правда, было не слишком ясно, является ли получившийся продукт уварившейся похлебкой или все-таки изначально задумывался как рагу, но вкус впечатлял. Да и белка, пару часов назад сбитая метко брошенным кинжалом, явно пошла ему на пользу. Все-таки, в наличии подопечной есть свои плюсы - я себя обычно кулинарией не утруждаю.
   - Мори, а до этого... Шенгреила долгий путь? - Лерда вкусно облизнула ложку.
   - Дня четыре. Это пограничный астай, отделяет Альянс от Южной Степи. Ну и с одним из эльфьих княжеств краешком соприкасается.
   - Ух ты! Рядом с дикими землями!
   - Ну да. - На самом деле назвать степняков дикими у меня язык не повернется. Именно они в своё время завоевали почти полмира, основав Зайнерийскую Империю, величайшее из человеческих государств. Оно, конечно, уже больше трехсот лет как развалилось, но память-то не сотрёшь.
   - Всегда мечтала там побывать!
   Забавно. Обычно юные таэс при упоминании приграничных земель пугаются до обморока. Впрочем, чтобы испугать это чудо до потери любопытства, нужно о-очень постараться.
   - А, кстати, тамошний астаэ тебе кто?
   - Родственник. Дальний. Мы у него поживём, пока с планами на будущее не определимся.
   Четыре дня. С Шенгреилом - восемь. Даже жаль, что придется расстаться так скоро. Ничего, Сора за ней присмотрит, а мне нужно выяснить, что за маг сунулся в традиционно игнорируемую их братией область. Есть знания, которые им никогда не были нужны. И если уж нашёлся такой оригинал...
   Застарелая ненависть привычно толкнулась в виски. Лучше отправить его в Бездну как можно скорее.
   Не верю я, что кто-то из их проклятого племени способен на разумные поступки. Могу жизнью поклясться - натворит такого, что за сто лет не распутаешь! Они же просто не способны задуматься. Думают хорошо, даже слишком, порой, а вот задумываются... И потому страшнее существ в этом мире нет и не было. Я всегда стараюсь держаться от магов как можно дальше... если нет возможности подойти вплотную и убить. Не переношу их. Презренные паразиты, присосавшиеся к телу мира. Неспособные принять жизнь такой, какая она есть и искажающие реальность в угоду своим сиюминутным желаниям.
   - Я помою посуду.
   - Эй, это моя обязанность!
   Я помню. Просто мне срочно нужен предлог, чтобы сходить к реке.
   - На сегодня я тебя от неё освобождаю. В благодарность за ужин.
   Не дав ей возразить, подхватываю котелок и скрываюсь в сумерках.
  
   Лагерь мы разбили всего в нескольких десятках шагов от широкой медлительной реки, вдоль которой и вилась дорога последнюю пару верст. Речка звалась Вионой и примечательна была разве что розовыми ирисами, растущими исключительно на её берегах. Да и для них сейчас не сезон.
   По-быстрому отскоблив котелок песком, усаживаюсь на землю у кромки воды. Мелкие волны медленно накатывают на берег, от реки тянет свежестью и запахом чистой воды. Запрокидываю голову: небо ясное, по-весеннему прозрачное и высокое. Частые крупные звёзды отражаются в реке. Созвездие Кошки стоит точно в зените - самое начало ночи. Два ярких зеленоватых огонька щурятся с небес, словно два нахальных глаза, а их отражение подмигивает им с воды. В этом есть что-то успокаивающее - что бы ни случилось на земле, звёзды останутся. Навсегда. Должно же быть в этом мире хоть что-то вечное!
   Аккуратно сложив на песке одежду, ныряю в небо. В звёзды. Такие близкие и такие недосягаемые. Чужие для меня.
   Вода еще слишком холодна для человека, но я не обращаю на это внимания. Выплыв на середину, ложусь на спину, позволяя течению медленно сносить меня вниз. Парю, раскинув руки, полностью расслабившись. Звёзды в вышине, звёзды вокруг, звёзды внутри меня. Только я и небо. Позволяю холоду проникнуть сквозь кожу внутрь. Вглубь. Сейчас моё тело не теплее этой воды. Это правильно. Раствориться в небесах... Нет мыслей, нет памяти, нет боли. Только звёздный свет.
   С сожалением стряхнув ночное волшебство, переворачиваюсь и сильными гребками плыву обратно, ориентируясь на крохотный, едва видимый в дали огонек костра.
  

***

   Наш маленький лагерь встретил меня тишиной. Почти погасший костер, раскиданный лапник лежанок, скомканное одеяло...
   - Лерда? - ручка котелка выскользнула из пальцев. Тишина. Пустота. И лёгкий, едва уловимый запах крови.
   - Лерда!!!
  
   Так, Орин, спокойно. Спок-койно. Дыши на счет.
   Следы борьбы есть, но крови минимум - и та пахнет чужаком. Ни Лерды, ни Мрака. Ну, за Мрака можно не беспокоиться - посторонних он к себе не подпустит, а увести эту зверюгу силой просто нереально. Скорее всего - отбежал куда-то, скоро вернется. А вот Лерда...
   Склоняюсь к земле. Следы свежие, ведут от дороги. Двое. Судя по всему, напал один, со спины, прижал локтем горло. Она отбивалась, царапалась, слегка поранила нападавшего. Хмм... нос ему, что ли, разбила? Склоняюсь ниже, вдыхаю запах бурых капелек на листьях. Странный, тревожащий. Не человеческий. Прикасаюсь - уже успели загустеть. Задумчиво облизываю подушечку пальца - да, определённо не человек. Что-то размытое, ускользающее... ундина? эльф? Да нет, вряд ли.
   Придушив до нужной степени беспамятства, он взвалил девушку на плечо и направился обратно. Второй тем временем рылся в вещах. Забрал шкатулку и мешочек с травами.
   Меня не было не больше часа, они не могли далеко уйти, тем более с бесчувственной девчонкой на руках... Отгоняю не ко времени пришедшую в голову мысль. Она жива. Жива! Не стали бы с трупом так возиться.
   Следы ведут к дороге, затем сменяются отпечатками копыт. Не меньше пяти коней. Вот Бездна! Так, ладно, мне нужна лошадь. Мрак, солнышко...
   - Эй, Мрак! Фьюить! Мра-ак!
   Чёрный конь вынырнул из темноты как призрак. Ткнулся тёплой мордой в плечо, фыркнул ободряюще.
   - Мрак, умница, - зарываюсь лицом в густую гриву, - Какой же ты у меня молодец!
   Я, как и эльфы, никогда не стреноживаю и не привязываю лошадь на привале. Преданный тебе конь не убежит. Собственно, я и уздечкой не пользуюсь, но это так, к слову.
   - Пойдём Лерду спасать? - легко вскакиваю на конскую спину. Навык езды без седла - ещё одно из типично эльфийских умений. В обычной жизни я его всё же почти не применяю, но на возню сейчас просто нет времени.
   Так, дорога здесь одна, в какую сторону они поехали я знаю. Свернуть некуда - в лесу нормальная лошадь ноги за минуту переломает.
   Дальше была скачка. Попробованная кровь вела меня как намагниченная стрелка компаса. Лерда, сама того не понимая, здорово мне помогла. В крови, особенно относительно свежей, всегда есть стремление вернуться обратно в вены. Это её желание горит на губах, я чувствую пролившего её, чувствую разделяющее нас расстояние. Ближе, ещё ближе... Мрак уже тяжело дышал, покрывшись потом. Боевые рыцарские кони вообще-то не приспособлены к длительной скачке - быстро устают.
   Когда до похитителей оставалось всего пара минут дороги, чёрные камни подвесок ощутимо похолодели. Останавливаю коня, мягко спрыгиваю на землю. Они рядом, всего в нескольких десятках шагов. Остановились.
   Недовольно морщусь. Не нравится мне всё это!
   - Так, Мрак, будь здесь. Жди меня, мальчик.
   Погладив коня по умной морде, бесшумно скрываюсь в зарослях.
   Тихо, по-кошачьи, крадусь к месту их остановки, немного забирая вправо. Прячась в тенях, сливаясь с сумерками, словно бесплотный дух. Сотня шагов... Пятьдесят... тридцать... Язык и губы все ощутимее ноют.
   Я плохо вижу в темноте, но издалека замечаю среди елей покосившийся домишко, в стороне от дороги. Судя по всему - давно нежилой. Впрочем, нет. Вон он, хозяин, пришпиленный стрелой к одной из стен оборванный старик. Плохо - запах крови напрочь отбивает все прочие. Окна не светятся, тишина почти зловещая. Но я точно знаю - они там.
   Подхожу к самому краю освещённой звёздами поляны, застываю в тени низко нависших ветвей. Серьги и кулон уже буквально обжигают холодом, предупреждая о нешуточной опасности. Нет, напрямик мы туда не пойдем.
   Осторожно обхожу избушку по кругу, по-прежнему держась в тени деревьев. Желания выходить на свет нет ни малейшего. Терпеть не могу очевидные ловушки - от них никогда не знаешь, чего ожидать!
   Ни похитителей, ни Лерды, ни звука. Беззвучно рычу, как волк перед флажками - вроде бы и не опасно, но до неприличия подозрительно!
   У задней стены привязаны лошади. Ни одна не стрижет ушами, не фыркает, не переступает с ноги на ногу. Даже дыхания не слышно. Странно. Мягко сказать!
   Глубже втягиваю ноздрями воздух, но запах свежей крови перебивает все остальные. Меня непроизвольно передёргивает - не люблю смерть. Она уродлива, особенно такая. В этой жизни, к сожалению, не убивать себе могут позволить лишь немногие счастливцы, но мне это действо всегда казалось нарушением гармонии.
   Пристально вглядываюсь в темные окна, пытаясь решить, что же мне предпринять.
   В это мгновение изнутри донесся женский крик.
   - Пустите! Отпустите меня! Мори!
   Этот голос я ни с каким другим не спутаю! В следующую секунду раздался звук пощёчины и все стихло.
   Нет, надо уже на что-то решаться! Достаю из ножен клинки и делаю осторожный шаг вперед, готовясь в любой момент нырнуть обратно, в спасительную тень.
   Два события слились во времени - ослепительная вспышка и щелчок арбалетной тетивы. Уклоняюсь, кожей чувствуя ветерок от пронесшегося в волоске от шеи болта. Перекатываюсь вперед, вскакиваю на ноги. Автоматически отбиваю мечом ещё один болт и тут же отскакиваю в сторону, пытаясь сориентироваться. Перед глазами непроницаемый мрак, обоняние напрочь отбито кровью. Прислушиваюсь. Нападавших четверо, они дышат, шуршат ногами по траве, глухо топают, подбегая ко мне. Слышу, как тихонько позвякивают их кольчуги. Арбалеты, кажется, только у двоих - они стоят чуть позади. Я не помню, чтобы кто-то выходил из избушки. Значит, неподвижно стояли вокруг нее, прикрытые заклинанием. Так, среди них всё же есть маг! Вот Бездна!
   Что-то проносится над головой - надеюсь не заклинание - пригибаюсь. Топот ног - двое мечников, наконец, бросились в атаку. Слышу, как арбалетчики перезаряжают оружие.
   Свист стали справа - уклоняюсь, одновременно выбрасывая назад левую руку. Кончик клинка рассекает упругую плоть, запах крови накатывает с утроенной силой. Короткий тонкий вскрик, человек откатывается назад, шипя от боли. А он невысок - попало по лицу вместо горла. Второй нападавший тоже отскакивает в сторону.
   Тихо скрипнула дверь, кто-то выглянул из избушки и застыл на пороге. Его почти не слышно, но я замечаю. Искомый маг?
   Стрела из арбалета навылет пробивает полу куртки. Кто это у нас такой меткий? Новый болт, прилетевший от его товарища, отбиваю в сторону лезвием. Нападавшие, даже раненый, одновременно бросаются на меня. Глухой стук отброшенного в сторону арбалета, шелест вынимаемой из ножен стали - один из стрелков меняет самострел на... м-м-м... прямой полуторник?
   С относительно короткими кинжалами невозможно на равных рубиться против трех мечей. Приходится уклоняться, вертеться, "сливать" удары по лезвиям своих клинков и двигаться, двигаться, двигаться... Бой длиться меньше минуты, а кажется, словно несколько часов. Маг не может целенаправленно воздействовать на меня, но, видимо, как-то помогает своим сообщникам - движутся они чересчур быстро для людей. Непонятный шорох - на одном из лезвий повисает что-то мягкое. Камни леденеют - движением кисти отбрасываю нож в одного из нападавших, удачно отступившего. Тот самый, невысокий, я целюсь в лицо. Звук падения. Один из оставшихся с диким криком бросается ко мне, чтобы тотчас напороться горлом на оставшийся кинжал.
   В следующую секунду последний, оставшийся в живых воин все-таки умудряется достать меня своим мечом. Левый бок обжигает боль. Успеваю перехватить его руку, но рана все равно достаточно серьезна. Оборачиваюсь, одновременно высвобождая кинжал. И, не прерывая движения, всаживаю его нападавшему под подбородок.
   Отталкиваю обмякшее тело, чужой меч выскальзывает из обмякшей ладони и моего тела. Зажав рану одной рукой, направляюсь к последнему из нападавших. Быстрее, Орин! Уклонившись от арбалетного болта, подбегаю к нему и, не дав времени среагировать, одним движением перерезаю горло. Замираю на месте, напряженно прислушиваясь. Ну? Что ты предпримешь, колдун?
   Со стороны хижины доносится какой-то шорох, шаги, глухой удар...
   Внезапно перед глазами проясняется. Маг, судя по ушам и сложению - полуэльф, лежит ничком перед входом. За его спиной стоит бледная, трясущаяся Лерда, сжимающая связанными руками какую-то каменную статуэтку.
   - Мори! - девушка выронила окровавленную фигурку и бросилась ко мне, - Мо-ори!
   Следующим её действием были, разумеется, обильные слезы и повисание на моей шее. Да осторожнее, больно же!
   - Мори! - Ничего не замечая, она вцепилась в мою одежду, прижалась всем телом, дрожа как в лихорадке. - Мори... пожалуйста, не оставляй меня больше одну... никогда-никогда!
   - Конечно. - Неловко провожу запястьем по её напряженной спине. - Ну, тихо, тихо. Все закончилось. Ты молодец.
   - Мо-ори-и!
   Девочка-девочка... что же мне с тобой делать? Я ведь всё вижу... да ты и не стремишься скрыть.
   Грустно. Любовь смертных давно уже не вызывает у меня никаких эмоций. Надоело. Их во все времена привлекали красота и экзотичность, а во мне хватает и того и другого. И мне никогда не казалось чем-то неправильным посмеяться над ними или причинить им боль.
   Но сейчас все по-другому. И даже не в возрасте твоем дело, в четырнадцать лет девушки порой бывают весьма... зрелыми.
   Как же ты ухитрилась до сих пор не повзрослеть, Лерда? Как у тебя получается мечтать, чувствовать как ребёнок? Придумала себе влюблённость... и смотришь на меня как на прекрасного принца-спасителя из сказки. А я убей, не знаю, как мне с тобой поступить.
   - Пойдём в дом? - осторожно отстраняюсь, разрезаю веревки на ее запястьях. Лерда удивлённо смотрит на темные пятна на своей одежде.
   - Ты ранен?!
   - Ничего серьезного. Пошли.
  
   На полу хибарки прямо от порога начинался какой-то сложный магический рисунок с увесистыми каменными статуэтками на углах. То ли демоны, то ли стилизованные драконы, но все равно твари на редкость страшненькие. Ближайшая к двери отсутствует. По понятным причинам. Стараясь не наступить на светлые линии, прохожу к единственной лавке. С облегчением вкладываю кинжал в ножны, вытягиваю ноги, сбрасываю куртку и заворачиваю рубашку, пытаясь, наконец, осмотреть рану.
   - Лерда, воды принеси.
   С потерянным видом топтавшаяся рядом Лерда опрометью унеслась исполнять приказание.
   - Стой! Да стой же, дуреха! Видишь, в углу сумка чья-то стоит. Посмотри в ней, там наверняка фляга есть.
   Фляга была, и даже почти полная. С опаской принюхавшись к горлышку, опрокидываю её себе в рот. Блаженство! Напившись, выливаю оставшуюся воду на рану. Глубокий разрез пониже ребер, длинной почти в пядь. Непристойно разошедшаяся кожа обнажает ярко-алые, распоротые мышцы, сочащиеся кровью. Крупные сосуды, по счастью, не задеты.
   - Нужно зашить. Лерда, сможешь?
   И без того бледная девушка стремительно зеленеет.
   - А придется. Сейчас помоги перевязать, хотя бы.
   В конце концов, ранами можно и позже заняться, когда в лагерь вернемся. Кровь вроде почти остановилась, а остальное может и подождать.
   - Что им было нужно? - спрашиваю я, когда мы совместными усилиями затягиваем последний узел. Перевязочным материалом послужила порезанная рубашка мага, благо - льняная и чистая. Снимать ее, правда, пришлось мне - Леренва наотрез отказалась подходить к трупу ближе чем на пару шагов.
   - Не знаю, - в голосе девушки непривычная хрипотца. Перевожу на нее обеспокоенный взгляд - неужели горло повредили?
   - Вот он, - кивок в сторону полуэльфа, - Сказал, что они должны доставить меня куда-то.
   - Доставить?
   - Угу. Это заклинание-портал, - она указала на чертеж на полу, - Я как-то видела у господина такое.
   - Точно такое?
   - Н-не знаю, похожее.
   - Ясно. - Все равно что-то не сходится. Слишком бездарное похищение. Почему они не стали дожидаться меня у реки, а сразу решили возвращаться? И как узнали где нас искать? Неужели в Ашшиане?
   - А как работают эти порталы, ты не знаешь?
   - Примерно. Их очень сложно создать. Сейчас существует постоянная сетка порталов между обиталищами магов. Чтобы пройти из одного места в другое надо изменить рисунок строго определённым для каждого образом.
   Только сейчас замечаю, что помимо меловых линий в узоре есть и другие, более старые, нанесенные белой краской. Весёленький отшельник тут, оказывается, жил! Впрочем, мне, кажется, про него рассказывали. Сумасшедший старик, чью избушку обходят стороной даже дикие звери. Значит, из портала ребята вышли, в него же собирались вернуться, бойцы охраняли, пока маг настраивал портал, потом отвлекся на шум, не выдержал, решил своим помочь... откуда у меня ощущение, что я притягиваю версию за уши? Ладно, подумаю об этом позже.
   - Лерда, сумку захвати. - Пороюсь на досуге. Надо будет и сюда завтра вернуться. Я сейчас не в том состоянии, чтобы устраивать полноценный обыск, а с Леренвы в этом деле толку чуть.
   Подхожу к трупу полуэльфа, носком сапога переворачиваю его на спину. Это тяжело - для полукровки он удивительно массивен. Вглядываюсь в обесцвеченное смертью лицо. Заострённые уши, характерный разрез глаз, но вот в лице преобладают человеческие черты - крупный нос с горбинкой, массивная челюсть. Иссиня-чёрные волосы не достают до плеч. Мы не знакомы.
   С трудом наклонившись, вытаскиваю его меч из ножен, чувствуя, как кровь пропитывает повязку. Разворачиваюсь к магическому чертежу.
   - Отойди в сторонку.
   Осколки фигурок разлетаются по комнате. Не удовлетворившись результатом, кончиком меча несколько раз перечёркиваю рисунок, затем втыкаю клинок в его центр. Надеюсь, этого хватит.
   А небо на востоке уже зарозовело. Отправив Лерду отвязывать лошадей, подхожу к трупам. Двое - явные степняки, судя по всему - арбалетчики. Вот только одеты в принятые в астаях облегающие штаны и свободные рубахи навыпуск. Поверх них - кольчуги. Вместо родовых татуировок на щеках - следы свежих ожогов, волосы собраны в простые хвосты, а не традиционные сложные косы. Бесцветные глаза, как и у всех, употребляющих чёрную пыльцу. А вот это странно - кочевники убивают даже за упоминание о ней. На веках - тонкие серебристые линии, явно не являющиеся макияжем. Хм, так вот почему на них та вспышка не подействовала. Еще один из местных - высокий и массивный, как и большинство мужчин южных астаев. Столь же непримечательная одежда, лужа крови, натекшая из перерезанного горла... переворачивать его, дабы убедиться, что и он мне незнаком, желания не было. Чуть поодаль навзничь лежит женщина. Коротко остриженные, как у большинства наемниц, чёрные волосы слиплись от крови, чуть ниже правого глаза длинный порез. В глазнице левого торчит мой кинжал. И... не только он. Из-под лезвия выбиваются нити толстой, белесой паутины. Спускаются по щеке, переплетаются с травой, расползаясь на несколько шагов. Интер-ресненькая штучка. Брезгливо, двумя пальцами вытаскиваю из трупа кинжал, заворачиваю в обрывок маговой рубашки. Надеюсь, это отмывается.
   - Мори, а что с лошадьми делать? - лошади, кстати, теперь вели себя совершенно по-лошадиному.
   - Выбери, какая понравится, остальных расседлай и отпусти.
  

***

  
   Высокий, изысканно одетый мужчина зарычал и скомкал послание. Отбросил в сторону несчастный клочок бумаги и заметался по комнате, пинками расшвыривая попадающиеся под ноги предметы. Маг ещё никогда не испытывал такой ярости. Весь тщательно рассчитанный план летел в Бездну!
   Посланные на место неудавшейся засады люди ещё должны будут выяснить детали, но он и так примерно представлял, что они там найдут.
   Этот... этот... ухитрился перебить охотников и сбежать, прихватив с собой девчонку! Мерзкая нелюдь! Тварь! Хитрая, скользкая... сильная.
   Еще и портал уничтожил. А заодно - двух подмастерий мага, попытавшихся пройти через него в избушку Ингерта.
   Ну ничего, решил маг, справившись с эмоциями. Куда они направляются ему известно, остается просто подготовить новую ловушку. На сей раз более... продуманную. А слуги - дело наживное.
   "Нет, но каков гад!" - Человек подумал это уже с невольным восхищением. Пятеро бойцов, заклинания, магические ловушки! Вот... паршивец!

***

  
   - ...Ну а когда я пришла в себя, рядом был только тот полуэльф, чертил узор. Кхе... Ударил меня и велел замолчать. А потом шум послышался, и он бросился к двери. А я взяла статуэтку, подошла к нему и...
   Лерду передернуло. Это ещё нормально, когда до нее, наконец, дошло, что она тогда натворила, истерика была... классическая, хоть в учебник вставляй. По счастью, случилось это уже после того, как мы с помощью иглы, нити и отнюдь не молитвенных упоминаний всех подвернувшихся богов привели в порядок мою рану, так что у меня были все возможности её успокоить.
   - А больше они ничего не говорили?
   - Нет, ничего.
   Мы неспешно удалялись от оставшегося на месте избушки пепелища, восстанавливая по пути вчерашние события. Я верхом на Мраке, Лерда - на миниатюрной темно-серой кобылке с белой стрелкой на морде и в белых "чулках", после долгих колебаний нареченной Звёздочкой. Мрак подобному прибавлению в нашей компании был рад несказанно.
   Сидела в седле девушка неуверенно, напряженно вцепившись в поводья, да и в штанах ей было все ещё неловко. В астаях на женщин в мужской одежде смотрят достаточно спокойно - влияние эльфов и степняков. Вот что меня всегда восхищало в людях - привычка заимствовать всё, что плохо лежит. Идеи, обычаи, изобретения... всё полезное. Так вот, в длительной поездке или во время тяжелой работы, не говоря уж о сражении, штаны на жительнице Альянса вполне допустимы. Но Лерду, по-видимому, воспитывали более консервативно, на севере к женщинам вообще иначе относятся.
  
   Тщательный осмотр ничего не дал. В сумке мага, помимо моих вещей, оказались лишь несколько мутноватых кристаллов, мелок и костяное колечко, без колебаний отправленные мной в костер вместе с сумкой.
   На месте схватки, к которому мы вернулись около полудня (все равно почти по дороге), тоже не удалось найти ничего, что бы пролило свет на происхождение нападавших. В доме кроме обычной утвари лишь плохо замаскированный тайник с какой-то чародейской мелочью, да запутанные узоры на каждой стене. У бойцов вовсе никаких мелких предметов - ни монет, ни драгоценностей, ни герба хозяина. Абсолютно одинаковые одежда, мечи и арбалеты (один из них послужил неплохим трофеем; мечи меня не привлекли - лезвия сплошь изрисованы какой-то чародейской тайнописью, мало ли что), у двоих в левой руке неприятного вида склизкие комки, словно слепленные из толстых нитей. После тщательных поисков ещё одна "паутинка", на сей раз расправленная, обнаружилась висящей на соседней ели. А вот арбалетные болты опять рассыпались в пыль. Надо будет их в ближайшем городе прикупить. Полуэльф тоже разочаровал - ни в одежде, ни в оружии ничего особенного, даже кулона со знаком мага нет.
   Вообще, полукровки, особенно непризнанные, довольно часто становятся колдунами. Во-первых, потому что маги никогда не страдали предубеждениями относительно расы и происхождения и охотно принимают всех. По сути, чародеи уже почти стали отдельной нацией. Ставший магом оставляет свой народ и начинает превыше всего ставить интересы чародейского сообщества. А во-вторых, обычному смертному, чтобы получить возможность заниматься магией, требуется своего рода толчок. Что-то, что бы вывело его из внутреннего равновесия. Сильное потрясение, легкое душевное расстройство, несчастная (очень несчастная) любовь... что-то, порождающее дисбаланс, раскрывающее внутреннюю сущность для влияния извне. В душах потомков межрасовых связей такой дисбаланс присутствует изначально.
   Каждая из четырех, существующих на данный момент, рас воплощает определённую стихию.
   Люди - это огонь. Яростное пламя, яркое и быстро гаснущее. Они живут меньше других, зато в полную силу, до конца отдаваясь достижению цели. Самые ужасающие зверства и самые великие подвиги всегда творились людьми.
   Гномы - земля, скалы. Стабильность и надежность. Неторопливость, размеренность, нелюбовь к переменам. Самый приверженный традициям народ.
   Ундины - вода. Хитрость, изворотливость, способность приспособиться к любым обстоятельствам, оставаясь в то же время собой. Самая миролюбивая раса, непревзойденные дипломаты и торговцы. Среди прочих народов у них не без оснований сложилась репутация отъявленных лжецов и мошенников.
   Эльфы - воздух. Легкость, мимолетность, неспособность к глубоким чувствам и долгой сосредоточенности. Они тщательно маскируют эти свои качества самоконтролем, но всё равно, особенно в юности, скорее играют, чем живут.
   Полукровки - это сочетание двух стихий. Вечная борьба, изначальное внутреннее противоречие, смешение того, что смешиваться не должно. Дисбаланс заложен с самого рождения, и остается до конца жизни. Душа и тело, раздираемые двумя противоположными силами, неспособность стать кем-то цельным и настоящим... Возможно, именно поэтому у потомков смешанных пар никогда не бывает детей...
   После обыска мы (помощь Лерды, правда, ограничилась моральной поддержкой) стащили трупы в хижину и подожгли её. Не то чтобы парой-тройкой мертвецов сейчас кого-то удивишь... Но не в моих это правилах - бросать тела без погребения. Пусть и врагов.
  
   Мрак игриво куснул Звёздочку за холку. Шикаю на него - сейчас не до личной жизни!
   - Ну а может ты заметила что-то? - продолжаю допытываться у понурой Лерды я, - Необычное, странное?
   - Не... кхе... нет, - говорить ей еще немного больно, несмотря на принятые меры, синяки на шее скрывает пропитанная целебной мазью повязка, - То есть... а что странное?
   - Хороший вопрос! - меня, кажется, слегка занесло. - А, кстати, почему ты их приближения не почувствовала?
   - Не знаю... задремала я.
   - Ясно, - слабые амулеты против мага не подействуют. Чутье ясновидящих, как выяснилось, тоже. - А когда ты Источником любовалась, никого знакомого или подозрительного не видела?
   - Нет. Но там такая толпа была... да я и не присматривалась...
   - Понятно, - с сожалением отказываюсь от безнадежной затеи хоть что-то узнать, - От меня теперь ни на шаг не отходи. Не знаю, что им было нужно, но лучше не рисковать.
   - Угу. - Мы помолчали.
   - Мори, а давай тогда как-нибудь вместе Магический Источник посмотрим?
   Она что, специально?!
   - Нет.
   - Ну Мо-ори! Это же такая красота!
   - Я видел вещи гораздо красивее.
   - Да?! И что же?
   Источник, которого не касались маги. Но тебе этого знать совершенно необязательно.
   Молчу.

***

   Объективных причин для того, чтобы заезжать в этот город не было. Субъективные же касались только меня. Так что недоумевающая Лерда была вынуждена на ночь глядя тащиться за мной в храм Троих, не понимая ровным счётом ничего. Оставлять ее в гостинице в свете последних событий показалось мне не слишком благоразумным.
   Религиозного чувства как такового во мне не то чтобы совсем нет... просто оно у меня на редкость гибкое. Я не верю ни в одного из богов, но всегда исповедую религию той страны, на территории которой нахожусь. Ну, разве что Стервозную Богиню поминаю постоянно... и то это скорее ругательство.
   Храм стоял, как и положено, на окраине - достаточно высокое каменное здание с увенчанным знаком Троих шпилем.
   Леренва остановилась в дверном проеме, я же прохожу внутрь.
   Огромное пустое помещение, витражные окна, высокий потолок... красиво. Центральный церемониальный зал в этот час почти пуст. Лишь худощавый немолодой священник с сонным видом маячит в уголке. При виде посетителей его сонливость как рукой сняло. Святой отец поспешил мне навстречу, расплываясь в угодливой улыбке.
   - Чего изволите? Отпевание, поминовение, быть может... свадебный обряд?
   Лерда хихикнула.
   - Ничего. Просто хочу помолиться.
   Священнослужитель с кислым лицом отошел в сторону, мигом утратив ко мне весь интерес.
   Не переношу этот дух торгашества, пропитавший сейчас почти все святилища! Как на рынке, право слово, причем не только в храмах Альянса. Хорошо хоть атмосфера в святилищах осталась прежней - возвышенной и умиротворяющей. Впрочем, чует мое сердце, это тоже ненадолго.
   Высокие, в полтора человеческих роста, изображения Трех Братьев стояли в алькове в глубине помещения. Умудренный годами старик, зрелый мужчина, мальчик-подросток. Неразлучная триада, воплощения бесконечного мирового круговорота. Прошлое - настоящее - будущее, смерть - жизнь - новое рождение... мне искренне нравится религиозное учение Альянса Астэ, несмотря на недостатки его служителей. Подхожу к изображениям, чуть склоняю голову, кончиками пальцев правой руки прикасаюсь сначала ко лбу, затем к губам и груди. Складываю ладони перед грудью, одну на другой.
   Странно, но первой в голову пришла молитва рыцаря Храма, убившего врага. Надо же, столько лет прошло, а я все ещё её помню! Впрочем, какая разница. Лерда не поймет, а священнику, судя по всему, происходящее глубоко безразлично.
   - Во имя того, что здесь и сейчас, что прошло и что воплотится, да останутся прошлому окончившиеся жизни врагов моих, и да не будет преград у них в следующем рождении. Пусть примут они мое прощение, как боги прощают их. Да не останется...
   На самом деле это нужно исключительно мне. Молитва, не важно, кому - древнейший и эффективнейший способ успокоить душу. Лучше разве только танцы и сочинение стихов. Я не люблю творить смерть. Убийство - оно всегда оставляет след. В душе, судьбе, мире... Отняв чужую жизнь, словно навсегда лишаешься чего-то важного. И очень хорошо, что было совершено какое-никакое погребение, а во мне не было ни ненависти, ни упоения. Это значит, что нити Мирового Полотна не порвалось - просто запутались и изменились. А изменения, даже самые темные, не так страшны. Как бы то ни было, они - часть хода вещей. А что до моей души... так что ж, не впервой. Один раз отвергнув неприкосновенность чужой жизни, назад уже не возвращаются. Молитва просто помогает это принять и смириться. Потом несколько дней будет воротить от мяса, да сниться не слишком приятные сны. А случившееся нужно оставить прошлому. Моей вины в нём нет.
   Пару минут спустя мы рука об руку вышли из храма.
   Сидящий на ступеньках нищий проводил меня тяжёлым взглядом бесцветных, как мутные льдинки, глаз. Мужчине хорошо если исполнилось двадцать пять лет, но лишенное выражения лицо уже испещрили морщины, а едва прикрытое лохмотьями тело было истощено до самых последних пределов. Передергиваюсь - Чёрная Пыльца и её последствия всегда вызывали у меня плохо сдерживаемую гадливость.
   Этот похожий на угольную пыль порошок дает людям и гномам сладкие грезы, почти мгновенно убивает ундин и превращает эльфов в берсерков. Получают его из одного практически повсеместно встречающегося растения и, несмотря на строжайший запрет, Чёрную пыльцу можно найти в любой лавке травника.
  
   Вечер удался просто божественный - ясный, тёплый, такой по-особому тихий, что, кажется, будто звук шагов разносится на многие лиги вокруг. Пребывающая в на удивление хорошем настроении Лерда мурлычет себе под нос какую-то незатейливую песенку и только что не подпрыгивает при ходьбе. Прислушиваюсь... знакомый мотивчик. Кстати, а ничего так. И кто ей сказал, что у неё голоса нет?
   - Что поём?
   - Да так... - она смутилась, - я от мамы ее слышала. Название только не помню...
   - Я тоже. Но саму песню знаю. Давай вместе!
   Мой дом в холмах зеленых, мой дом в высоких травах.
   Взбираются по склонам веселые дубравы.
   С рукава слетает сокол - к нам приехал издалека
   Всадник Изумрудноокий из страны лесов высоких -
   Там мой дом в зеленых холмах.
   На пятой строчке Леренва, наконец, справилась со смущением и чуть неуверенно подхватила:
   Серебряные шпоры, а плащ, как лист, зеленый.
   В кудрях полночно-черных жемчужная корона.
   С рукава слетает сокол прямо в девичье оконце:
   Я приехал издалёка, из краев, где дремлет солнце -
   Там мой дом в зеленых холмах
   Прохожие оборачиваются. Лерда краснеет, я же лишь беззаботно смеюсь. Люди забудут нас на следующий же день. Какое нам дело до них, когда в воздухе пахнет цветущими вишнями, а тёплый ветер путается в волосах. Хочется бегать по стенам, творить красоту и совершать глупости.
   Возьми янтарный перстень, жемчужную корону.
   Скорей поедем вместе в мой дом в холмах зеленых.
   Там вино в подвалах бродит, там несутся к морю кони,
   Виноградной спелой гроздью звезды падают в ладони.
   Там печаль тиха, как вечер, там легенды море шепчет.
   Там поёт закатный ветер о давным-давно ушедшем.
   Там венки сплетают девы, там играют менестрели.
   Там давно собрались гости, ожидая королеву -
   Там мой дом в зеленых холмах
   Мой дом в зеленых холмах...
   Наши голоса переплетаются, и звонкое эхо теряется в переулках.
  
   На следующее утро, только проснувшись, отправляюсь проведать лошадей. У Звёздочки вчера, кажется, разболталась одна из подков. Искать кузнеца было поздно, надо бы сегодня обеспокоиться. Надеюсь, денег хватит. После всех моих трат болты к трофейному арбалету тихо и незаметно отодвинулись в область мечтаний, а в кармане опять болталось лишь горстка перламутра. Ну и десяток янтарём - в подкладке куртки. Но это - на самый последний предел крайнего случая.
   Город готовился к Празднику Цветения - одному из трёх главных праздников Альянса, наряду с праздником Осенних Листьев и Середины Зимы. Начало года по астайскому календарю, день Младшего-из-Троих, весны, любви и юности. Вечером, сразу после торжественного богослужения, на улицы высыпят празднично одетые горожане с цветущими ветвями в волосах. Будут костры, вино, музыка и пляски до рассвета. Ошалевшие от весны и свободы парочки, от подростков до их почтенных родителей, будут целоваться по всем углам, будут потешные поединки, выступления акробатов и традиционные подарки незнакомцам. Этот обычай я просто обожаю - готовить к празднику подарки, чтобы в этот день вручать их тому, кто попадется на глаза, без всяких условий и условностей. День Цветения - единственный день в году, когда бедняк может получить золотое кольцо от богатого купца, а родовитая астаэс деревянную шкатулку от младшего ученика плотника. Мимоходом жалею, что не получится задержаться. Человеческие праздники - явление сумасшедшее и прекрасное, я их люблю всей душой.
   Переговоры с кузнецом, к счастью не заняли много времени, и уже через час я снова стучусь в дверь номера. Общего, разумеется, к чему глупые вопросы?!
   - Войдите! - глухо донеслось из-за двери.
   - Доброе утро! - быстрым шагом вхожу в комнату.
   - Ой, Мори, это ты?! - Лерда вскочила с подоконника, торопливо пряча за спину какой-то исписанный листок. Так, писать она умеет. Впрочем, не удивительно. - Я думала, это служанка...
   - Что это у тебя? - подозрительно присматриваюсь. Бумага явно позаимствована из моих вещей, но это же не повод так нервничать!
   - Ничего. Так... ничего особенного, - она отчаянно покраснела.
   - Покажи, - мне стало любопытно.
   - Нет! - девушка скомкала лист, - Там ничего интересного!
   - Тем более покажи. Обожаю все неинтересное!
   - Ну Мори! Мори!! Отдай немедленно!!!
   - Сейчас отдам, не волнуйся, - разворачиваю листок одной рукой, второй без труда удерживая девушку на расстоянии. Вчитываюсь. Надо же, стихи! Совсем детские, корявенькие, но было в них что-то...
   - Мори, отдай! Не смотри!! Мори, пожалуйста!
   - Это ты написала? - возвращаю ей бумагу. Невероятно! Мне, конечно, доводилось слышать, что сильные переживания могут способствовать пробуждению таланта, но чтобы так! Поверить не могу!
   - Ну... да. - Лерда сжала в кулаке злополучный листок, - Плохо?
   - Хорошо! - Хочется подхватить её на руки и закружить по комнате, но такие проявления чувств мне сейчас противопоказаны. Обнимаю её за плечи, легонько целую в кончик носа. - Просто замечательно!
   - Правда? - растерянная девушка смотрит на меня округлившимися глазами.
   - Конечно! Очень красивые стихи. И очень искренние...
   - Спасибо. - Она ткнулась лбом мне в плечо. - Это первый раз, когда я попробовала что-то записать... Никогда не думала, что смогу. Это о тебе.
   - Я понял. Спасибо.
   Она все ещё прижимается ко мне. Теплая, вкусно пахнущая молоком и чем-то неопределенно сладким. Хм... карамель? С любопытством утыкаюсь носом в её волосы. М-м-м... действительно, карамель. И, кажется, свежие сливки. Кто-то опять поутру крутился у кухни! Глубоко вдыхаю аромат, жмурясь от удовольствия. Какой приятный запах! На завтрак явно будет что-то интригующее. Хорррошшо...
   - Мори, ты чего?! - испуганно пискнула Лерда, разом приведя меня в чувство.
   - Что? Ой, прости! - торопливо убираю руки. Смущённая девушка отшатывается. - Ладно, пошли завтракать! Учти, это последняя приличная трапеза на ближайшие три-четыре дня. Потом переходим на походно-подножную кормежку.
   - А что такое?
   Вздыхаю.
   - Сегодня утром я потратил последние деньги.
  

***

  
   ...Кровь. Тёмная, густая. Она медленно, как-то лениво вытекает из длинных порезов, пятная светлое серебро. Багряный и серебряный - неудачное сочетание. Некрасиво. Режет глаза. Неправильное сочетание, никакой художник его специально не использует. Кровь на серебре... невозможно. Нельзя!..
   Встряхиваю головой, отгоняя наваждение. Свет. Солнце. Бок болит. Кони всхрапывают. Лерда опять что-то мурлычет.
   Я здесь. Сейчас. Нет никакой крови. Нет ничего, просто привиделось.
   Потираю виски. Что произошло? Что вообще со мной творится в последнее время? Это... неужели пророчество? Передергиваюсь, словно от налитой за шиворот ледяной воды. Чувствую, как струйка холодного пота медленно стекает между лопаток. Только не ясновидение! Нет, нет, не может быть. Нужно меньше времени проводить на солнце. Это сон, просто сон, он не имеет значения!

***

   Высокий мужчина лет тридцати пяти на вид отложил писчую кисточку и еще раз перечитал письмо. Да, пожалуй, всё. Инструкции даже, наверное, излишне подробны, но избыток указаний ещё никому никогда не мешал. Маг сложил послание аккуратным треугольником и прикрыл глаза, сосредотачиваясь. Привычно потянулся вовнутрь, туда, где в самой сердцевине его существа искрилась, звенела, переливалась сила стихий. Словно хрустальный бокал, полный игристого вина. Не отмеряя, зачерпнул восхитительную силу, перелил на кончики пальцев. Аккуратно огладил воздух вокруг письма и словно вылепил из него изящную серебристую птичку. Повернулся к открытому окну, выпустил пичугу и долго провожал её взглядом. Такой маленький неуязвимый вестник найдет адресата даже на другом конце земли и свалится ему прямо в руки сложенным посланием. Маг улыбнулся. Теперь оставалось только ждать.

***

   После полудня начали сгущаться тучи, ближе к вечеру затянувшие все небо от горизонта до горизонта ровным серым слоем.
   - Дождь будет... - тревожно покосилась на небо Лерда.
   - Разумеется. И это очень не ко времени.
   - Почему? - рассеяно поинтересовалась девушка.
   - Промокнем. Переночевать-то негде!
   Я-то ладно, переживу, а вот лошади... Да и Лерда наверняка простудится.
   - И неужели ни в одной из ближайших деревень у тебя не найдется никакого хорошего знакомого, который пустит нас переночевать? - какие, не побоюсь этого слова, невиннейшие глаза!
   Язви-язви. Вот нарочно оставлю под дождем - будешь знать.
   - К сожалению, в близлежащих нет. О! Придумал! За ночлег можно будет тобой расплатиться.
   - Что-о?!
   - Огород там прополоть... корову подоить... Лерда, ты коров доить умеешь?
   - Мори!!!
   Посмеиваюсь. Кажется, дразнить ее стало моей новой вредной привычкой.
   - Кстати, о знакомых. Никогда не поздно ими обзавестись.
   Застрявшая в колее телега показалась мне подарком судьбы. Её владелец, на все корки честивший бестолковую лошадь, неудачный день и всех Троих по очереди, как раз пытался её оттуда вытолкнуть. Немолодой уже селянин, не богатый, но опрятно одетый, лицо в меру добродушное. Глаза умные - хороший признак.
   - Помочь?
   Крестьянин настороженно покосился на меня. Оценил породистого коня и добротную куртку и на всякий случай поклонился. Неглубоко. Так, чтоб обозначить.
   - Ну, ежели не побрезгуете.
   Спрыгиваю на землю.
   Вдвоём дело пошло веселее и уже через пару минут телега ровно стояла, готовая к продолжению пути.
   - Не знаю, как и благодарить вас, таэ. А то битый час с ней, окаянной, мучился, думал - до темноты домой не доберусь. А главное - в десяти шагах от дома, вот что обидно.
   - Так вы здесь живёте? - выражение лица открытое и дружелюбное, в глазах неподдельный интерес.
   - Ну да. Во-он там, за рощей, моя деревня.
   - Тогда не подскажете, где здесь можно дождь переждать. Сами посудите, тучи какие. Вот-вот польёт.
   Напрашиваясь на ночлег, главное не наглеть и ни о чем не просить прямо. Человек тебе сам всё предложит, если подобрать правильный тон и достаточно располагающую улыбку.
  
   - Я уж думала, ты его уговоришь нам весь свой дом уступить. И накормить в честь знакомства.
   За стенами умиротворяюще шуршит дождь. Сильно пахнет сеном.
   - Ну, знаешь ли... я, конечно, существо обаятельное, но не маг и не всесилен. Прости уж!
   - Не маг... - Лерда повернулась ко мне, - Знаешь, я иногда в этом сомневаться начинаю. Как ты его уговорил?
   - Знаю людей хорошо. - Закидываю руки за голову.
   - М-м-м... мне иногда интересно, а есть ли вообще что-нибудь, что ты не знаешь, не можешь или не умеешь.
   Смеюсь. Мы вот уже почти полчаса с удобством валяемся на сеновале, слушая шелест дождевых капель по крыше и доносящееся снизу сонное фырканье лошадей.
   - Я не божество.
   - Угу. Ты незаконнорожденный сын эльфийского правителя. Или потомок какого-нибудь Дитя Звезды.
   Прикусываю подвернувшуюся соломинку. Улыбаюсь уголками губ. Странно, но болезненная тема на сей раз не вызывает у меня привычного отторжения. Кто знает, почему. Возможно потому, что впервые за Бездна знает сколько лет, рядом со мной человек, который верит.
   - Ну, во-первых, эльфийские правители называются князьями. И у всех у них фамильная черта - серебристые волосы. Метка высшей аристократии. А Дети Звезды вообще не появлялись на свет традиционным способом. Сама знаешь, знатоки до сих пор спорят, откуда они брались.
   - В замке у господина я видела несколько их изображений, - Лерда немного повозилась, устраиваясь поудобнее, - По-моему, они были похожи на эльфов.
   - Разве? На мой взгляд - не слишком. Разве что чертами лица...
   - Ага, - откуда это знаю я, она, как ни странно, не спросила, - Такие же ненормально красивые. Если не обращать внимания на цвет кожи и клыки - похоже. Да и в обычаях было, говорят, что-то общее...
   - От эльфов они были далеки столь же, сколь и от прочих народов.
   Эльфы! Эльфы, по сути, не так уж отличны от людей или гномов. Разве что помнят чуть больше, да стареют чуть иначе. Из четырёх, существующих на данный момент рас, ни одна принципиально не отличается от прочих.
   Прикрываю глаза, чувствуя, как напряжение последних дней медленно растворяется, словно соль в воде. Дождь. Покой. Безопасность. Хорош-ш-шо...
   Я знаю, что это всего лишь самообман, но иногда позволяю себе такие маленькие вольности. Просто закрыть глаза, и представить, что все в порядке. Что я все ещё...
   - Мори, а он не придет?
   - М-м-м?
   - Тот полуэльф. Говорят, что духи убитых... ну... приходят... в снах.
   Она замолчала. Скашиваю глаза. Лерда лежит на подстеленном плаще, свернувшись калачиком и глядя прямо перед собой широко раскрытыми, настороженными глазами. Ох, детёныш, не о том думаешь!
   Поворачиваюсь на бок, протягиваю руку и осторожно, как к чему-то очень хрупкому, прикасаюсь к ее плечу.
   - Лерда, ты в богов веришь?
   - Э-э... ну... а ты это к чему?
   - Ясно. Я так примерно и предполагал.
   Стараясь не потревожить рану, придвигаюсь ближе, прижимаю доверчиво расслабившуюся девочку к себе.
   - Мертвых больше нет понимаешь, Лерда? Их нет. Они все ушли на Ту Сторону. Он ушел из этого мира, и ты больше перед ним не виновата. Просто потому, что ему теперь все равно. Он не придет.
   Мягкие, как тополиный пух, волосы щекочут подбородок. Котёнок, да и только! Вот-вот мурлыкать начнет.
   - Единственный, перед кем ты в ответе, это ты сама. И это ты придёшь в свои сны, станешь у изголовья, и спросишь, "почему?". Ты перед собой отвечаешь, понимаешь, малыш? И теперь ты просто будешь помнить. Всю жизнь, до последнего вдоха.
   Так внимательно слушает! Даже дыхание затаила.
   - Многие пытаются забыть, или оправдаться... это неправильно. Память не подкупишь, а прореха в душе только растет. Другие до конца жизни мучаются от чувства вины, а это страшно, это разрушает, подобно яду. Прими то, что случилось. Вспомни, как уходила жизнь из его глаз и стекала по твоим пальцам. Живи с этим. И прости себя, ведь больше тебя простить некому. Если ты сейчас согласишься запомнить ту смерть, то потом сотню раз подумаешь, прежде чем покушаться на чужую жизнь.
   - Мори, а ты помнишь всех, кого убил?
   - Каждого.
   Мы так и засыпаем под шум дождя, тесно прижавшись друг к другу и завернувшись в одно одеяло.
   - Лерда?
   - М-м-м...
   - Как имя твоего господина?
   - Дэррик... Виттанийский...
   Спи, девочка. Спасибо.

***

  
   Серый Замок замаячил на горизонте к исходу следующего дня. Серый он, кстати, не потому что из серых камней (хотя и это имеет место), а потому, что в начале лета в здешних пустошах цветет одна на редкость неприятная травка с серой, легко разносящейся по ветру пыльцой. Так что две недели в году серые здесь не только стены, но и воины, лошади и оружие. Огромное каменное строение, задуманное и выстроенное для обороны южных границ Альянса Астэ, крупнейшая из цепи крепостей, протянувшейся на границе со степью. Высокие башни, толстые стены, полощущийся по ветру флаг. Приспущен - значит хозяин в отъезде. Что ж, будем надеяться, хоть кто-то из семьи астаэ дома.
   - Ух ты! - выдохнула Лерда. - Какой большой!
   - Ещё бы! - поворачиваю к ней голову, - Столица, как-никак.
   Вообще-то Шенгреил нельзя назвать полноценным астаем. Полоска земли на границе со степями, города - крепости, и жители, с пелёнок умеющие сражаться. Приграничье. Рубеж.
   - Почти приехали! - достаю из внутреннего кармана куртки шкатулку, после недолгих поисков извлекаю на свет тонкой работы брошь для плаща в форме полураспустившейся лилии. Встряхиваю поводьями, подгоняя коня, - Хэй!
   - Мори, подожди! - донеся до меня испуганный голос Леренвы. - Да стой же!
  
   Стражники у ворот оказались незнакомыми. Спешиваюсь, приветливо киваю напрягшимся воинам.
   - Кто вы и зачем прибыли в Серый Замок? - в меру надменно поинтересовался один из них.
   - Привет, Сора дома? - стражник, кажется, немного опешил.
   - Назовите себя!
   - Если дома, передайте, пожалуйста, что я приехал.
   Воин явно решил, что у меня не всё в порядке с головой. Посмеиваюсь. Лерда за моей спиной, кажется, готова согласится со стражем. А, между прочим, выделываюсь я исключительно перед ней. Бездна знает, с чего. Настроение подходящее.
   - Орин!!! - с крепостной стены рискованно свесилась девушка в латах. Подхватила упавший на глаза шлем, и закричала еще громче, - Впустите его немедленно!
   Во дворе замка на меня с визгом кинулся закованный в железо сгусток темперамента.
   - Вернулся!!!
   Обнимаю девушку в ответ, спиной чувствуя ревнивый взгляд Леренвы. Кажется, до этого момента она была искренне уверена, что обладает исключительным правом виснуть на моей шее.
   - Как же я по тебе соскучилась!
   - Здравствуй, Бельчонок, - детское прозвище заставляет её возмущенно фыркнуть. Ну да, ну да, мы же уже взрослая славная воительница, целых семнадцать лет.
   Стражники, те что помоложе, недоумевающее косятся. Старшие, не первый год знающие и её и меня, лишь добродушно посмеиваются. Глупо придерживаться ритуалов с девушкой, которую помнишь младенчиком в пеленках.
   Темно-рыжие косы, чистое, аристократически правильное лицо, невысокий для жительницы южных астаев рост... эта юная воительница на самом деле дитя оч-чень благородных кровей. Дочь астаэ от первого брака, носящая традиционное имя старших дочерей правителей Серого Замка - Альрэна ас'Шенгреил.
   - Тётушке уже доложили, она будет ждать. - Тётушкой Белка называет вторую жену своего отца, астаэс Сорану ас'Шенгреил и, несмотря на все байки о мачехах и падчерицах, очень любит.
   - Замечательно! Сейчас, только лошадей на конюшню поставим. - Не то, чтобы я здешним конюхам не доверяю, но последние дни мы с Лердой усиленно обучаемся уходу за ездовыми животными (я, разумеется, исключительно "за компанию"). Мне хотелось, чтобы Звездочка считала Леренву другом, а не хозяйкой. Хозяйка для животного из неё, при её характере, никакая, а вот взаимное уважение должно получиться. - Кстати, знакомься, это Лерда.
   Прячущаяся за моей спиной Леренва сковано кивнула. Альрэна широко улыбнулась и, наконец, отцепилась от меня.
   - Здравствуй! Я Альрэна. Можно Альра. Будем друзьями?
   Леренва растерянно оглянулась на меня. Ободряюще улыбаюсь - привыкай, у неё в семье все такие.
   - Ах да! - запускаю руку в карман куртки, - Ну-ка, протяни ладошку.
   Достаю из кармана брошь. Подношу к Белкиной руке и, секунду помедлив, разжимаю пальцы.
   Лерда за моей спиной беззвучно шипит, словно закипающий чайник.
   - О-ой! - будущая астаэс держит подарок двумя руками, в горсти, словно боясь уронить. - Как ты узнал?
   Таинственно улыбаюсь. Лилия - символ женщины-рыцаря.
   - Когда посвятили? - в тот момент, когда кто-нибудь из семьи властелинов Серого Замка не сможет стать рыцарем Храма, я побреюсь налысо!
   - Этой весной, как испытания прошла. Я уж думала, не разрешат - Святой Проводник считает, что женщина не может сражаться столь же самоотверженно, как мужчина. Но я им всем показала!
   Нынешний Святой Проводник вообще женщин, похоже, за что-то недолюбливает. Всего десять лет у власти, а уже успел запретить им занимать высшие церковные должности и командовать отрядами больше ста человек.
  
   В приёмном зале замка нас уже ждали. Повелительница окинула нашу пропыленную компанию оценивающим взглядом, сощурилась в сторону приемной дочери (Белка соорудила на мордочке раскаяние и опрометью кинулась на самовольно оставленный пост) и повернулась ко мне.
   - Явился, красавец! - на меня надвигалась гора мускулов в простом домашнем платье с неяркой вышивкой.
   - Добрый день. Все хорошеете, астаэс Сорана! - задираю голову. Нет, на рост я не жалуюсь (все равно бесполезно), но для того чтобы взглянуть в лицо этой женщине нужно постараться подавляющему большинству мужчин. Знакомьтесь, Сорана, полноправная хозяйка замка Шенгреил, женщина видная, причем во всех смыслах. Гвардейский рост, бычья сила, громовой голос и больше десятка лет воинской службы за плечами. Сначала в гвардии Шенгреила, затем в личной охране астаэ, где он с ней, собственно, и познакомился. Ка-а-акой был скандал, когда они поженились!
   - Астаэс, тоже мне, повелительницу нашел! Ну, здравствуй, подлиза! - с этими словами меня бесцеремонно сгребли в охапку и прижали к необъятных размеров груди.
   - Кхе-кхе, я тоже... рад... кхе... видеть... Сора, задушишь!
   - Вот ещё! - женщина ничуть не смутилась, но на землю меня все же поставила. Мы с ней близкие друзья уже лет двадцать, так что обращаться со мной как с плюшевой игрушкой она имеет полное право. - Астаэ в отъезде, будет через пару недель. Я сейчас распоряжусь, покои вам приготовят.
   - Буду очень признателен. Кстати, познакомься, это Леренва, моя спутница. Лерда, это Сорана, здешняя хозяйка. Прошу любить и жаловать.
   - Рада встрече! - Сорана не церемонясь, протянула девушке широкую ладонь. Рукопожатие - приветствие воинов, Лерда его раньше только разве что со стороны могла видеть, но ответила не колеблясь.
   - Неужто зазнобу, наконец, завел? - Сора как всегда бесцеремонна. Двенадцать лет в ранге астаэс так и не сделали из неё аристократку.
   Лерда смутилась, но протестовать не стала.
   Пренебрежительно фыркаю, возводя глаза к потолку - женщины! Дай Соране волю, она бы уже давно меня на ком-нибудь женила, причём моим мнением по этому вопросу не поинтересовавшись.
   - По делу или в гости? - по-деловому спросила Сора.
   - Прости, друг, по делу. Можно будет библиотекой воспользоваться?
   - Прямо сейчас?
- Очень смешно! Я задержусь денька на четыре, ты не возражаешь?
   Разумеется, она не возражала.
   Неписаное правило для всех моих достаточно длительных визитов в дома друзей - первый день я отдыхаю, послав подальше все заботы и планы. Местом отдыха на данный момент служила ванна с горячей ароматизированной водой. Знаю - немужественно. Категорически не подходит для воина и говорит о прямо-таки неприличной изнеженности. Но, во-первых, изредка можно своим слабостям и поддаться, а во-вторых, на людское мнение мне всегда было... как бы это помягче...
   - Мори, можно к тебе?
   - Нет!
   Поздно. В комнату проскользнула нагруженная стопкой чистых полотенец Леренва. От своих обязанностей в отношении меня она даже здесь не отказалась.
   Торопливо сползаю в воду по самый подбородок.
   - Лерда!
   - Ой! - девушка зажмурилась, - Я не смотрю, не смотрю.
   Она принялась на ощупь пристраивать полотенца на ближайшем стуле.
   - Мори... - девчонка закончила с полотенцами, но зачем-то осталась в комнате, только отвернулась к дверям, - Мори, скажи, а как у тебя все это получается?
   - Что?
   - Ну, они тут такие приятные люди... и астаэс, и Альра...
   Так, с наследницей она уже явно успела пообщаться и довольно близко. Хотя, скорее, это Белка с ней пообщалась! Ну и хорошо. Мне уж казалось - будут друг на друга ревниво шипеть не меньше недели.
   - И до этого... Дорена, её муж... как у тебя получается, что вокруг тебя столько хороших людей?
   Не всегда, малышка, отнюдь не всегда.
   - Хороших людей нужно искать, понимаешь? А найдя - держаться за них всеми силами.
   И все же её присутствие меня нервирует. Под водой подтягиваю колени к груди, обхватываю их руками, стараясь свернуться как можно плотнее.
   - И я... спросить хотела, - она помолчала, собираясь с мыслями. - Ты решил... ну, насчет меня?
   - Давай завтра, а?
   - Ладно.
   Она, наконец, вышла, позволяя мне выбраться из воды и завернуться в полотенце. Настроение испортилось. Ну не знаю я, как ей сказать, что все ещё неделю назад решено было! Ладно, подумаю завтра. На сегодняшний вечер у меня другие, куда более приятные планы.
  
   - А эта девушка, Лерда, она действительно твоя подруга? - Сорана отпила вина. Довольно зажмурилась, катая на языке изысканный напиток.
   Это что-то вроде традиции - пить с ней каждый раз, как приезжаю. Обычно к нам еще астаэ присоединяется, но сегодня мы празднуем мое появление наедине друг с другом.
   - Да нет. Так, подопечная, - пожимаю плечами. Мы с правительницей вполне уютно сидим в одной из малых гостиных, разделенные накрытым столиком. Неслыханное нарушение приличий для любого астая, кроме приграничного. - Скорее, что-то вроде младшей сестрёнки.
   - Зря, тебе давно пора хоть кого-то завести. - Астаэс посмотрела мне прямо в глаза. Посторонних нет, а значит можно поднимать темы, обычно избегаемые. - Не жену, так хоть любовницу постоянную.
   Так ведь и поперхнуться можно!
   - Сора, не начинай! - ну как ей объяснить, что мне и так неплохо?
   - Не нуди, я знаю, что говорю. Долго будешь бобылём ходить?
   - Сколько хочу, столько и буду! И вообще, с чего ты взяла, что у меня в Ллевельдеиле никого нет?
   - С того и взяла, что нет. Был бы кто, ты бы по человечьим землям годами не мыкался. - Все намного сложнее, Сорана. Намного. - Я, знаешь ли, в последнее время подозревать начала, а, может, ты в принципе на женщин не смотришь?
   - Да тьфу на тебя, Сора, что говоришь!
   - А что? Про вас, остроухих, мно-о-ого интересного рассказывают.
   - Про судьбу тех, кто рассказывал, тоже много чего интересного болтают, знаешь ли! - неуклюже перевожу разговор, - Про себя лучше расскажи, где супруг, как дети?
   - Да в Аранне муженек, дела у него там. - Муж Сораны, как ни странно, отнюдь не тихий забитый книжник, как многие, глядя на неё, предполагают. По габаритам Аргис превосходит супругу раза этак в полтора, всем своим обликом до безумия напоминая порядочных размеров медведя. Шенгреил - пограничный астай, здесь другие не выживают. А изнеженные аристократки из глубин Альянса склонны сбегать с любовниками через год после свадьбы. Аргис один раз на политическом браке обжёгся и ошибок решил не повторять, плюнув на выгоды и сделав предложение одной из своих телохранительниц. Ох, что на это в Аранне сказали... Впрочем, сделать ничего не смогли - Шенгреилский Советник его поддержал, а в законах ничего против не нашлось.
   Друг друга правители любят совершенно искренне, и трое замечательных детей тому подтверждение.
   - Младшие с ним. Старшую ты видел, - для Соры Белка - дочь, как-никак с пяти лет воспитывает, - Она, кстати, через неделю с отрядом границу патрулировать собирается.
   Охрана южных границ - основное назначение Шенгреила, благословленное Святым Проводником.
   Кстати, согласно церковным правилам, любой претендент на трон астая должен либо три года прожить послушником в главном храме, либо пять лет отслужить в войсках Аранны, к которым негласно приписано почти всё шенгреильское население.
   Нет нужды уточнять, что все три дочери астаэ избрали воинскую службу. Младшим до посвящения всего несколько лет осталась. Сына же станут всерьёз учить воинскому искусству лишь через год, но мальчик уже демонстрирует неплохие задатки. Впрочем, в их роду все были совершенно потрясающими воителями.
   - Ясно. На границе спокойно?
   - Да, вполне. - Сорана задумчиво потеребила одну из небольших изумрудных сережек - родового украшения астаэс Шенгреила. Она отдаст их Альрэне в день её свадьбы. - С Лленвельдеилом мы недавно соглашение на поставку кольчуг заключили, конфликтовать смысла нет. Степняки, правда, пошаливают, но мы с ними испокон веку не в ладах. Справится девочка.
   - Конечно. Она же вся в тебя!
   - За то и выпьем!

***

   Даже самое хорошее вино в больших количествах негативно влияет на координацию движений. Это если по-учёному. По-простому - мы с Сораной здорово перебрали. Ашшианские цветочные вина - коварная штука. На вкус лёгкие, а в голову бьют серьёзно. И если бывшей воительнице требовалось всего лишь дойти до соседней комнаты и там рухнуть на постель, то мне добираться до своих покоев нужно было чуть ли не через весь замок. Дорогу удлиняло еще и то, что непокорные ноги никак не желали нести меня в правильном направлении, так и норовя отклониться от курса или запнуться о ковёр. Кажется, пару раз они все-таки свернули не туда. Портретной галереи властителей Шенгреила на моем пути изначально не планировалось.
   Неспешно прохожу вдоль ряда картин. Их не так много, роду нынешних астаэ меньше ста лет. Разные лица. Молодые и старые, по большей части привлекательные, нарисованные с большим или меньшим мастерством... Останавливаюсь у одного из самых старых полотен. Хмель немного выветрился, так что стою почти ровно.
   Немолодой уже человек. Строгое, волевое лицо, присыпанные сединой каштановые волосы, массивная фигура, больше подходящая для ношения доспехов, чем расшитого золотом парадного камзола. Эрвин ас'Шенгреил. Великолепный воин, мудрый и благородный правитель... о-очень энергичный ребенок с неистребимой склонностью к проказам.
   Чуть поодаль портрет его матери, первой астаэс Серого Замка Альрэны ас'Шенгреил. В разное время было сделано несколько её изображений, но здесь висит самое раннее. С задумчивым видом стоящая у окна молодая женщина, одетая в многослойное парадное одеяние астаэс, сидящее на ней так, словно оно ей в тягость. Из отороченных кружевами рукавов выглядывают кисти рук, слишком крупные для аристократки. На правом запястье - свадебный браслет красного золота. В больших, светло-серых глазах - легкая растерянность, точно она не вполне понимает, как и зачем здесь оказалась. От этого вид у неё трогательный и отчего-то грустный.
   Приветственно улыбаюсь. Сильная и прекрасная женщина. Одна из самых сильных, каких мне доводилось встречать.
   Рядом - последнее полотно, изображающее основателя рода. Не слишком удачно - художник явно не мог похвастаться мастерством, да и сходство с оригиналом достаточно отдаленное. Неестественно выпрямленная, застывшая в какой-то деревянной позе фигура, затянутая в чёрно-синий костюм, подчеркивающий бледную до полупрозрачности кожу. Длинные угольно-чёрные волосы собраны в высокий хвост, резковатое худое лицо красиво какой-то странной, нечеловеческой красотой. Встречаюсь взглядом со светло-зелеными глазами полуэльфа на картине.
   - Ну что, Орин ас'Шенгреил, неплохо наша семейка преуспела? Что рожу такую надменную скорчил? Не рад?
   Хихикаю. Не стоило пить.
   - А я вот радуюсь. Все-таки удачно тогда получилось дорогу срезать.
   Странное воспоминание. Неприятное, пожалуй.
   Залитая солнцем лесная поляна. Окровавленное тело у корней дуба. Совсем молоденькая девушка в разорванном платье, обхватившая обеими руками непомерно огромный живот. Я до сих пор не знаю, что с ней произошло, и от кого она убегала, не обращая внимания на хлещущие ветви. Да и не до того было - когда безумные от боли глаза взглянули мне в лицо, умоляя о спасении. Не своем - одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что она доживала последние минуты - крохотного создания, властно стучащегося в этот мир.
   ...Кровь на траве, так много... скользкое, извивающееся тельце в руках, живое, какое счастье, все-таки живое... слабый, прерывистый писк новорожденного...
   Когда под вечер мы с младенцем вышли к человеческому селению, никто не верил, что этот тщедушный комочек плоти останется жить. Полное десятидневье мы с приютившей меня молодой вдовой выхаживали новорожденного, а когда стало ясно, что ребёнок выживет, отправились в столицу астая Шенгреил. Прошлый владелиц этих земель скончался, не оставив наследника, и титул астаэ даровали мне, как лучшему рыцарей Храма. Собственно, путь через тот лес был для меня всего лишь попыткой сократить дорогу до своих владений.
   Альрэна присоединилась ко мне. Изначально - в качестве кормилицы для маленького Эрвина (её ребенок умер вскоре после рождения). Впрочем, в Серый Замок она въехала уже полноправной хозяйкой, астаэс и законной матерью наследника.
   Любви между нами не было. Ни в одном из смыслов этого слова. Прохладное уважение равных и чуждых. Но она оказалась достаточно умна, чтобы принять титул и обязанности астаэс, став более чем достойной правительницей. До сих пор ею восхищаюсь.
   Спустя двадцать пять лет Эрвин стал достаточно взрослым, чтобы принять от меня власть над астаем, дав мне возможность наконец-то "умереть", избавившись от надоевшей роли. С тех пор я - что-то вроде тайного духа-хранителя рода. Заезжаю регулярно, каждые несколько лет, иногда помогаю и советую, чаще - нянчу потомков, разрешаю семейные конфликты и слежу за сменой поколений. Серый Замок нельзя в полной мере назвать моим домом, но мне нравится бывать здесь.

***

   Традиционно ранний завтрак прошел в трагическом молчании. Мы с Сораной маялись головной болью, сидя над пустыми тарелками. Лерда и Альрэна украдкой позевывали - насколько мне известно, вчера они почти до утра болтали, обосновавшись в Белкиной комнате.
   - Ну как всегда. Орин приехал - бардак вернулся! - прокомментировал со своего места Рениан - Советник властителей Шенгреила. Неизвестно с чего избравшая служение богам языкатая ехидна - двоюродный братец Аргиса, занимавший в юности почётную должность семейной головной боли. Искренне сожалею, что стол такой длинный и широкий. И что таскать за уши пожилого заслуженного человека как-то не принято.
   - Можно подумать, в мое отсутствие у вас тут образцовый порядок, - отхлебываю воды, мимоходом пожалев, что кубок такой маленький, - И поти-и-ише, я тебя порошу.
   Девчонки прыснули. Рениан закатил глаза.
   - Похмелились бы, страдальцы.
   Нас синхронно передёрнуло - о чем-то крепче воды даже думать не хотелось. Ну не умею я пить! И Сора тоже, хоть и тщательно скрывает.
   - Везёт же тебе! - невольно вырвалось у меня, - Ты от этих мук по закону избавлен.
   Рениан усмехнулся - согласно написанному ещё во времена становления веры Трех Братьев "Уложению о правилах, кои должен соблюдать благочестивый слуга Троих", священникам категорически запрещено затуманивать разум, дабы не оскорблять связь своей души с божествами. Им, кстати, и в брак вступать нельзя по той же причине. Правила этого уложения сейчас куда чаще нарушаются, чем соблюдается, но Рениан, как ни странно, один из немногих, скрупулезно исполняющих все его пункты.
   После завтрака Белка с Лердой отправились осматривать замок. Я же, прихватив кувшин воды и кружку (Советник усмехнулся, но, почему-то, смолчал), поднимаюсь в библиотеку.
   Просторное помещение, высокие, до самого потолка, книжные шкафы... литературу астаэ Шенгреила любят почти так же, как и сражения. Еще начиная с... хм... основателя рода. Очень хочется порыться на полках, полистать книги, узнать, что тут нового появилось со времен моего последнего визита. Одергиваю себя - сначала дело.
   Пристраиваю воду на стол, только после этого обратив внимание на лежащую там книгу. Небрежно пролистав, натыкаюсь на иллюстрацию - очень большой и очень рыжий парень, увлеченно целующий невероятно красивое черноволосое существо неопределенно-мужского пола. Фыркаю - ну, Белка, ну оригинал! Интересно, а Сора знает? Отложив книгу на край стола, отхожу к одному из дальних шкафов. В определенном порядке нажимаю на пластинки яшмовой инкрустации - полки с книгами разъезжаются в стороны, открывая второй ряд. У каждого астаэ есть подобная подборка - секретные документы, досье на других правителей и, разумеется, наиболее известных магов. Вот последние меня как раз и интересуют. Сгребаю с нижней полки стопку тяжелых томов и возвращаюсь к столу. Где-то здесь затерялись несколько страниц с биографией и возможностями некоего Дэррика Виттанийского. Со вздохом открываю первую из подборок - начнем с самых древних.
   Солнечные квадраты неспешно ползут по комнате. От стены к столу. По рассыпанным бумагам, книгам, мне. Стекают на пол и продолжают неторопливый путь к породившему их высокому окну. Когда они уже совсем исчезли под подоконником, меня отвлекают лёгкие шаги за спиной. Двое. Крадутся. Один - умело, другой старательно. Явились, плутовки! Продолжаю, как ни в чём не бывало, перелистывать страницы, прислушиваясь к происходящему за спиной.
   Мелкие, осторожные шажки, сдавленное хихиканье, тёплые ладошки, закрывшие мне глаза...
   - Лерда.
   - Как узнал? - Леренва отняла руки от моего лица, с довольным вздохом обняла, прижавшись к спине и уткнувшись носом в волосы за ухом.
   - У Белки походка другая. И кожа на ладонях грубее. Не так ли?
   - Ну да, - Альрэна обошла стол с другой стороны и осторожно пристроила на нем уставленный тарелками поднос, - Ты обед пропустил. Как изыскания?
   - Пока никак.
   Тут Белка заметила провокационную книжку и постаралась как можно незаметнее спрятать её в складках юбки. Ага. Сора не знает.
   - А что ты ищешь? - Лерда, заглянула в книгу из-за моего плеча.
   - Ничего конкретного. - Перевожу взгляд на поднос: чай, судя по запаху - травяной, сливки, варенье, внушительная горка блинчиков. - Спасибо. Чья была идея?
   - Её! - с готовностью наябедничала наследница, - Нерегулярное питание, оказывается, вредно для здоровья.
   - Но ведь правда вредно!
   Сдвигаю бумаги в сторону:
   - Присоединяйтесь!
   Лерда смутилась.
   - А мы... как бы уже.
   Ага. А две лишних кружки - это так, по ошибке поставили. Белка тем временем, не церемонясь, притащила ещё два стула и поставила к столу, по пути украдкой сунув припрятанную книгу на одну из нижних полок. Сора точно не знает!
   - А ты мелиссой пахнешь! - Лерда отстранилась и, наконец, присела к столу. - И розмарином. Как так получается?
   - Книжной пылью еще не до конца пропитался. Ну что, весь замок осмотрели?
   - Нет еще. Большой он очень.
   - Да ты что! Только верхние этажи! Наш замок целиком и за неделю не облазишь.
   Воздаём должное блинчикам. Про себя удивляюсь, насколько быстро эти девушки нашли общий язык. Впрочем, Белку не любить невозможно. Надеюсь, Леренва будет на неё похожа, когда немного подрастет.
  
   По закону всемирной подлости и, не иначе, личному распоряжению некоей сволочной небожительницы, нужный мне маг нашёлся в последней из книг, когда в небесах уже разгорался костер заката, а девушки давно отправились осматривать неисследованные части замка.
   "Дэррик Виттанийский, магистр Ритуальной магии. Родился в двести восемьдесят первом году от основания Альянса в крестьянской семье. В возрасте семнадцати лет сбежал из дома и начал обучение магии".
   Значит, ему сейчас четыреста двадцать лет. Для мага - возраст солидный, но ещё не старость.
   "Обучался непосредственно в Аранне, наставник..." Так, это не важно. "Магистерская работа..." - А вот это уже интереснее - "Совместимость магических способностей и природного таланта". Несовместимы.
   "Семьи нет и никогда не было. Признанных потомков не имеет. Дружеских отношений ни с кем кроме бывших учеников не поддерживает. На данный момент проживает на берегу Эльденского залива в удаленном от людского жилья поместье "Фиолетовая раковина". Фрагмент карты прилагается.
   "Характер увлекающийся, в делах, касающихся своих исследований несколько фанатичен. К избранной цели идет, не считаясь с потерями. В качестве союзника может быть неудобен, как враг - крайне опасен. Умен, но склонен не обращать внимания на не относящиеся к занимающей его проблеме факторы.
   Был наставником у..." Не стоит внимания.
   Вытаскиваю из ящика стола лист бумаги, кисть и тушечницу, аккуратно выписываю нужные мне сведения. Уже лучше. Я знаю имя и дом врага. Я могу бросить ему вызов.
  
   Тем же вечером Рениан нашел меня на верхней площадке одной из башен.
   - Вот скажи, - он облокотился на ограждение рядом со мной, растрепанную полуседую гриву колыхнуло ветром, - Ты можешь не впутываться в неприятности?
   - С чего ты решил, что у меня проблемы? - задумчиво вглядываюсь вдаль. Закат отгорел, и первые звезды уже различимы в густой синеве небес.
   - А можно подумать, у тебя бывают периоды, когда их нет? - он иронично приподнял бровь, - Или боком ты на сучок напоролся? С кем поссорился, признавайся.
   Непроизвольно потираю повязки. Рана уже почти не болит, швы можно и снять.
   - С магом. Кажется, довольно могущественным.
   - Ну ты... - Рениан задохнулся, не в силах подобрать подходящее сравнение. - Ты где голову забыл?!
   - Кто бы говорил!
   - Орин, - священник посерьезнел, - Мою юность ты помнишь. Но однажды я всё же понял, что не должен подвергать опасности близких мне людей и взялся за ум. Ты в десятки раз старше меня, почему же ты не можешь этого осознать?
   Неуклюже пытаюсь отшутиться:
   - Из меня выйдет не слишком благочестивый священнослужитель.
   Рениан продолжает пристально смотреть мне в висок. Ёжусь, но головы не поворачиваю.
   - Вам ничего не угрожает.
   - А Лерда? Ты о ней подумал? Она же ребенок совсем, а ты втянул её в...
   - Строго говоря, это она меня втянула.
   Созвездие Скорбящей Девы взошло до последней звездочки - можно загадывать желание. Неожиданно для себя рассказываю Рениану всю историю, начиная с нашего с девушкой знакомства. Тот молчит, сосредоточенно хмурясь.
   - Тебе это так важно?
   - Не спрашивай.
   - Не буду. Мне всегда казалось, что твои секреты - не то, что следует знать обычным людям. Как ты намерен его убить?
   - Есть идейка. У эльфов помощи попрошу.
   - Так уверен, что помогут? Впрочем, я не спрашиваю.
   - И не надо. Лучше помоги швы снять, если не сложно.
   - Пошли. И вот что, - он приостановился, - Тот полуэльф вполне мог и не быть магом. Для того чтобы изменить рисунок портала способности не обязательны.
   - То есть... ты хочешь сказать, что там был еще кто-то?!
   - Может так, а может и нет. Он мог использовать артефакты. Или действительно колдовать.
  

***

  
   Лерда приоткрыла дверь и тенью проскользнула в комнату полуэльфа. Небольшая и на удивление скромно обставленная, она совершенно не вязалась с тем уважением, которое здесь питали к ее спутнику. Прислушавшись и оглядевшись, девушка на цыпочках направилась к широкой кровати.
   Морион спал на спине, натянув одеяло почти до самого подбородка. Одна рука закинута за голову, вторая расслабленно свешивается с края постели. Нереально длинные волосы разметались по подушкам, несколько прядей падают на лицо. Льющийся из окон звёздный свет придавал его коже оттенок расплавленного серебра. В сужающемся к подбородку лице не было ничего от человека, совершенству черт позавидовал бы и эльф-аристократ. Тонкие, уходящие далеко к вискам брови, высокие скулы, прямой нос, четко очерченные твердые губы... Вот только уши маленькие и округлые, совсем человеческие.
   Леренва осторожно протянула руку, кончиками пальцев отвела в сторону одну из угольно-чёрных прядок. Наклонилась ниже. Не удержавшись, слегка коснулась его губ своими. Чуть-чуть. Едва ощутимо. Длинные пушистые ресницы легонько дрогнули. Лерда дернулась, пытаясь отшатнуться, но на её затылок тяжело опустилась ладонь полуэльфа. На удивление сильные пальцы впились в голову, безошибочно найдя швы костей черепа, предупреждающе сжались. Леренва замерла, боясь дышать.
   Морион медленно открыл глаза. Смерил взглядом потерявшуюся между "покраснеть от смущения" и "побледнеть от ужаса" девушку и вдруг улыбнулся. Покровительственно и чуть неодобрительно. Как ребёнку, застигнутому за незначительной шалостью. Стиснутая на затылке девушки ладонь успокоено расслабилась. Лерда почувствовала себя оскорбленной.
   - Что случилось? - как ни в чем не бывало осведомился полуэльф, - Ты что-то хотела?
   - Да. - Глаза жгли злые, совершенно неуместные слезы. - Я... Мори, ты... дурак!
   Девушка резко выпрямилась, сморгнула влагу с ресниц.
   - Я не ребёнок! Слышишь! Не ребёнок!!!
   Морион невозмутимо сел на постели. Одеяло сползло, не открыв, впрочем, ничего интересного - он спал в ночной сорочке.
   - Хватит обращаться со мной как с младенцем! Я взрослая женщина!
   Полуэльф вздохнул, посмотрел на нее странно сочувствующим взглядом. Лерде захотелось влепить ему пощёчину.
   - Ненавижу тебя!!!
   Морион перехватил занесенную для удара руку, дернул на себя. Сгреб в охапку потерявшую равновесие девушку, прижал к груди, не обращая внимания на отчаянное сопротивление. Несколько минут Лерда ещё пыталась драться, потом сдалась, истерически разрыдалась, что-то невнятно бормоча и вздрагивая всем телом.
   - Тише, тише. - Он нежно провел ладонью по её волосам. - Я всё прекрасно понимаю. Просто с высоты моих лет ты кажешься именно ребенком. Было бы неправильно смотреть на тебя как-то иначе.
   Сижу на краю постели, подтянув колени к груди и с головой завернувшись в одеяло. Кое-как успокоенная Лерда давно отправилась в свою комнату и, подозреваю, уже сладко спит. А я всё прислушиваюсь к тишине, пытаясь сообразить, как же она ухитрилась незаметно ко мне подкрасться. Дожили! Человеческую девчонку не учуять, пока она с поцелуями не полезла! Разумеется, крепкий сон сыграл свою роль. И усталость. И то, что в Сером Замке я себя чувствую в полной безопасности...
   Продолжай убеждать себя в этом, Орин. Может через пару столетий и убедишь. А если посмотреть правде в глаза, то выходит, что ты уже не можешь воспринимать её как чужака и угрозу. Ты веришь ей. Тому, с кем делишь Путь, невозможно не доверять. Так-то, Орин. Признай, она уже часть твоей жизни.
   Рассеяно запускаю пальцы в волосы. Бред. Мы знакомы меньше двух недель! С другими её соплеменниками после десятилетий общения ничего подобного не случалось! Бред, полный бред! Неужели, одиночество настолько меня доконало? Невозможно!
   И ладно бы кто-то достойный... Бестолковая малолетка! Наглая, вздорная, не умеющая держать язык за зубами. Невоспитанный ребёнок! Еще и девушка. С девушками у меня точки соприкосновения за всю жизнь находились лишь несколько раз!
   Отбросив одеяло, поднимаюсь с постели. Бред - не бред, а делать что-то надо, пока далеко не зашло. Надо... спокойно подумать мне надо! Хотя бы несколько дней. Вдали. От. Неё.
   Значит так, сначала нужно решать проблему с магом, а уж потом, если всё будет хорошо, можно будет вернуться и без помех во всем разобраться. Астаэс девочку в обиду не даст, в Сером Замке она в полной безопасности.
   Да, тогда всё и обсудим. Возможно, это всего лишь минутное наваждение. Ну, а если нет - что ж, тем лучше. В конце концов, у меня уже очень давно не было спутников.
  
   Поднятая с постели Сорана пребывала не в самом светлом расположении духа. Но спорить не стала. Лишь вздохнула неодобрительно:
   - Девочке-то я что скажу?
   - Ну, не знаю, придумай что-нибудь! Сора, пойми, это очень важно. Я уеду на несколько десятидневий. Возможно, на месяц с лишним. Потом вернусь и всё объясню.
   - А если не вернешься? - она обеспокоенно смотрит на меня, словно знает, куда я собрался. Впрочем, Рениан ей наверняка уже всё рассказал.
   - Куда я денусь? Сора, ну что ты? Как будто я раньше в переделки не попадал!
   - Раньше ты посреди ночи не срывался. Ладно, герой. Расспрашивать не буду. Но ежели не вернёшься...
   - Вернусь. Обещаю. О Лерде тут позаботься, ладно?
   - Как о родной дочери.
   Из вещей беру только самое необходимое. Запас сухарей и вяленого мяса на несколько дней, смену одежды, тёплый плащ, пару карт из библиотеки астаэс, трофейный арбалет и полтора десятка стрел к нему, овёс для Мрака.
   Пока я седлаю злого спросонья жеребца, Сорана стоит в дверях конюшни, кутаясь в плащ и глядя на меня с каким-то странным выражением. Молчит.
   Под уздцы вывожу коня в замковый двор, подхожу к воротам. Сора повелительно взмахивает рукой и стражник поспешно распахивает неприметную калитку. Оборачиваюсь к астаэс:
   - До встречи.
   Она вдруг протягивает руку и крепко сжимает мою ладонь.
   - Будь там осторожен. И возвращайся. Здесь тебя всегда ждут.
   Как и во многих других местах этого мира.
   На секунду прижимаюсь лбом к её плечу. Чтобы в следующее мгновение вскочить в седло и уехать не оглядываясь.

***

  
   Альрэна торопливо шла по коридорам замка, поглощенная поисками младшей приятельницы. Весть о том что Орин уехал та выслушала молча, но с таким лицом, что Белка не могла не обеспокоиться.
   После долгих поисков Леренва обнаружилась в одной из дальних галерей, слушающей любезности какого-то сменившегося стражника. Девушка смотрела в пол и всем своим видом демонстрировала, что неожиданный ухажер и его слова интересуют её меньше всего на свете, но того это не останавливало. Одним строгим взглядом прогнав "кавалера", Белка подошла к подруге.
   - Почему сама куда подальше не послала?
   - Ну не знаю... неудобно как-то... Альра, вот что они ко мне вечно лезут?
   Наследница криво усмехнулась:
   - Светленькая ты. Знаешь, какая это в астаях редкость? Да, я спросить хотела. Ты на Орина не в обиде? Он обычно так не поступает, видимо, дело действительно срочное.
   - Нет. - Лерда нахмурилась и неожиданно серьезно произнесла, - Альра, могу я с тобой поговорить? Только, чтобы никто не услышал.
   - Ладно. - Альрэна быстро огляделась и увлекла подругу в один из боковых проходов.
   Дойдя до засыпанного пылью тупика, освещаемого единственным окошком под потолком, девушки остановились и обернулись друг к другу. Лерда замялась.
   - Понимаешь, тут такое дело... В общем, Мори из-за меня уехал.
   Белка вопросительно приподняла брови.
   - Мы поссорились. Немного. Из-за того... ну... я его поцеловала... - Леренва покраснела и добавила, - Случайно.
   Альраэна неожиданно расхохоталась.
   - И ты думаешь... ха-ха... он... уф... из-за этого?... Ой, не могу!..
   Лерда насупилась.
   - И ничего смешного!
   - Извини. - Белка утерла выступившие слезы, - Но это действительно смешно. Я в свое время, - "в твоем возрасте" осталось не произнесенным, - его тоже целовала, и что? Смеялись потом хором.
   - Нет, ты не понимаешь! Я ему тогда такого наговорила! И... я же обещала ему, что не буду доставлять неприятностей. - Девушка шмыгнула носом. - А тут... ну... я, получается, доверия не оправдала, да?
   - Нет, ты что! Орин никогда не обижается, не объяснив, за что. Вернётся и всё разрешится, не переживай!
   - А если с ним что-нибудь случится? - голубые глаза предательски заблестели, - Я так хотела с ним поговорить... извиниться и... сказать...
   - Вернется, вот и скажешь...
   - Нет! - с неожиданным жаром воскликнула Лерда, - Я должна быть рядом с ним! Должна, понимаешь! Я это чувствую. Мне нужно найти его... а я не знаю, что делать.
   Юная воительница глубокомысленно почесала нос.
   - Да-а... бывает же! Да погоди ты реветь! Дай-ка подумать... Куда он поехал, я узнать могу. Тётушка или Рениан наверняка в курсе. А через шесть дней мы на патрулирование выезжаем. Можно будет тебя немного проводить - я, как командир, имею право менять маршрут. Не сильно, правда. А как же тётушка? Ой, не одобрит!
   Наследница астая ободряюще улыбнулась.
   - Не раскисай, что-нибудь придумаем!
  

***

  
   Дэррик Виттанийский сидел в кресле и напряженно размышлял. Какие эльфы? Откуда? При чём тут... Ладно, исходим из худшего. Морион его имя, скорее всего, уже знает. От кого - глупый вопрос. Девчонке еще предстоит ответить за непомерно длинный язык. А от эльфов он, видимо, хочет получить помощь в убийстве мага. Логично. С могущественным волшебником даже самый сильный воин справиться не в состоянии.
   Так, кого там можно в Ллевельдеиле привлечь?
   Маг занялся мысленным составлением списка достойных доверия эльфов. Надо бы выяснить, под каким именем полуэльф там известен... и какой властью обладает.
   Отменять уже почти начатую операцию было безумно жаль, но, к сожалению, Серый Замок теперь бесполезен.
   ...Где-то в степи отряд кочевников со странными прозрачными глазами разочарованно разворачивал лошадей. Поживы сегодня не будет.
  
  
   уважительное обращение к мужчине.
   астаи - небольшие полусамостоятельные государства, объединенные общей Церковью Трех Братьев. Составляют Альянс Астэ. В данный момент - 4 крупных и 6 мелких. Неофициальная столица - Аранна
   в связи с редкостью и дороговизной благородных металлов на территории Альянса используются монеты из полудрагоценных камней. "Ракушка" - мелкая монетка из перламутра.
   монеты среднего достоинства изготовляются из резного янтаря.
   порода лошадей, использовавшихся рыцарством. Тяжеловоза представляете? Вот что-то в этом духе.
   Крупнейшая денежная единица - нефритовая монетка. Равна ста янтарным. Каждая из янтарных монет равна пятидесяти перламутровым.
   астаэ - в данном случае - правитель астая. Так же используется на территории Альянса Астэ как почтительное обращение к благородному человеку.
   Крыс и Шмендра "Странники"
   Для наложения заклинания на мыслящее существо требуется его твердое добровольное согласие, вкупе с сознанием природы и последствий магического действа. Если есть хоть малейшие сомнения или страх, заклятье не сработает. Единственное исключении - слуги, давшие магу клятву верности. Их господин может делать с ними всё, что пожелает.
   уважительное обращение к женщине.
   Иллет "Дом в Зеленых холмах"
   супруга астаэ, либо женщина, управляющая астаем. Также - благородная замужняя женщина. К детям и прочим младшим родичам правителей традиционно обращаются таэ/таэс вплоть до совершеннолетия.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.61*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"