Соколова Надежда: другие произведения.

Наивна и очень опасна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все люди, как люди, а я королева - вот мой девиз. Вот только в жизни мне не очень везет: родилась в обычной семье, с боссом-миллионером познакомиться не смогла, до двадцати трех лет ни разу замужем не была. нужно исправлять ситуацию, да только подходящих кандидатур на горизонте нет. Прода от 18.11.

  Глава 1
   Красное пятиэтажное здание социально-экономического института подавляло своими размерами и пугало извилистыми коридорами. Я работала в нем всего месяц и уже дважды умудрилась заблудиться. Впрочем, для меня это было нормально. Однажды я заблудилась в родной школе, в которой проучилась одиннадцать лет. Правда, шла я, засунув нос в телефон, параллельно набирая сообщение по ватсапу, но русичка моего объяснения не приняла и влепила мне тогда 'неуд' за поведение.
   Сейчас я тоже заблудилась: вместо деканата, дошла до приемной ректора. Постояла пару секунд, недоуменно рассматривая коричневую железную дверь, собралась было поворачивать назад, топать на другой этаж, когда меня окликнули.
   - Кротова Елена Михайловна? - высокая крашеная блондинка, подошедшая к приемной, явно не вылезала из салонов красоты. Смерив мою тушку с головы до ног и, похоже, не проникшись увиденным, она сообщила. - Вас хочет видеть Антон Викторович.
   Ага, то есть пришла я все же правильно. Вот только в груди появилось нехорошее предчувствие. Дядя меня к себе по рабочим вопросам никогда не вызывал. А тут еще этот предстоявший разговор с деканом... Ладно, вздернула подбородок повыше, мол, крутая, зашла вслед за блондинкой в приемную.
   - Антон Викторович, Кротова подошла, - открыв дверь в кабинет ректора, сообщила красотка. Причем по ее тону можно было сделать вывод, что это она сама, под конвоем, притащила меня сюда, а не я по ошибке появилась на этаже. - Впускать?
   И уже мне, холодно и официально:
   - Проходите.
   Подумаешь, фифа. Второй день на рабочем месте, а туда же, строит из себя опытную секретаршу, незаменимого помощника шефа.
   Я зашла, с радостью хлопнула дверью перед ее носом и направилась к столу дяди.
   - Вызывали, Антон Викторович? - игриво спросила я, плюхаясь на стул напротив кресла ректора.
   - Ох, Ленка, - тяжело вздохнул он, - и когда у тебя в голове мозги появятся? Или горбатого могила исправит?
   Высокий стройный мужчина сорока лет, кареглазый шатен, он нравился женщинам, был холост и в ближайшее время жениться не планировал. И я могла понять новенькую секретаршу, мгновенно увидевшую во мне соперницу. Могла, но не хотела. Вот еще, будут всякие фифы мне указывать, что и как делать.
   - Да что я сделала? - удивленно посмотрела я на дядю Тошу, как звала его с трех лет.
   - Ты мне что обещала, когда сюда устраивалась? - прищурился он. - Ты мне клялась, что забудешь все свои глупости, включишь мозги и начнешь думать, прежде чем делать или говорить. Ты мне клялась, что никаких противозаконных действий предпринимать не будешь. Было такое?
   Я недовольно передернула плечами.
   - Что ты меня, как ребенка, отчитываешь? В чем еще я провинилась?
   Перед моим носом появилась стопка заявлений.
   - Читай, - приказал дядя.
   Ладно, я взяла верхнюю бумажку, опустила глаза в текст.
   'Я, Кузнецова Ольга Степановна, студентка первого курса экономического факультета, заявляю, что Кротова Елена Михайловна вымогала у меня взятку в размере двух тысяч рублей за положительный результат по экзамену русского языка...'
   - Было или нет? - внимательно глядя на меня, спросил дядя.
   Я раздраженно фыркнула.
   - Ну было. И что? От их богатеньких родичей не убудет. Смогли пропихнуть детку на платное? Значит, деньги есть. А мою ситуацию ты знаешь.
   - Твоя ситуация называется глупость и жадность, - резко ответил дядя. - Тут двадцать заявлений. Вся группа написала.
   Передо мной на стол легла еще одна бумажка.
   - Пиши заявление по собственному желанию. Иначе по статье пойдешь. С коррупцией в нашей стране теперь борются, - язвительно проинформировал меня дядя.
   Я изумленно посмотрела на него:
   - Какое заявление? Я тут два месяца работаю!
   - Хочешь в тюрьму сесть? - вкрадчиво поинтересовался он. - Так я это устрою. Маринка, правда, вряд ли мне спасибо скажет. Но, может, в камере тебя уму-разуму научат.
   Какое там спасибо! Прибьет его мама, и правильно сделает! Это ж додуматься надо - родной племяннице тюрьмой угрожать! А как же родственные чувства?
   - Что? - иронично приподнял бровь дядя, услышав последний вопрос. - Какие родственные чувства? У тебя, Ленка, ума не хватило на работе удержаться, ты при всей группе расценки озвучила, а теперь намекаешь мне о родственных чувствах?
   Я прикусила губу. На глазах выступили слезы от обиды.
   - Ты на их шмотки посмотри. А косметика. Думаешь, все это копейки стоит? А я должна в общаге с девчонками ютиться, - всхлипнула я.
   - На меня твои слезы перестали действовать много лет назад. Деньги не твои, вымогать их ты не имела права. Так что или по собственному желанию пиши, или я отреагирую на заявления группы.
   Закусив губу, чтобы не разрыдаться от обиды, я под диктовку дяди написала это чертово заявление. Блин, нашли причину! Из-за каких-то пары-тройки тысяч за экзамен! Там, на экономфаке, все тупые, как пробки! А я должна на них за копейки свое время тратить! Ну вот где справедливость, спрашивается?!
  В бухгалтерии меня послали. Вежливо, но все же. Мол, ты же по собственному желанию писала. Мы тебе копейки за не использованный отпуск начислим, конечно, и на карту переведем, но на эту сумму ты, девочка, сможешь разве что до дома добраться да в дороге с голоду не помереть. Зарплату, выданную три-четыре дня назад, я уже распланировала и частично потратила, так что нужно было что-то решать с новой работой. Вот только куда можно устроиться?!
  Мне с самого начала не везло в самостоятельной жизни. Закончив вуз в двадцать два, я соблазнилась на уговоры родителей и пошла в свою родную школу, учить балбесов русскому языку. Платили, конечно, сущие гроши, но ведь и квартиру снимать не нужно: дома жить можно, все экономия, пока нормального места не найду. Вот только в школе меня приняли настороженно. И проработала я там от силы две недели. И ведь, блин-оладик, нашли тупую причину: видите ли, я на открытом уроке при комиссии сказала: 'Ложите свои тетради'. И что? Ну оговорилась, с кем не бывает. Так мне припомнили все мои огрехи, в том числе и ранние, когда я еще там училась. И ведь, заразы такие, с умным видом сообщили, что, видите ли, все грамотные люди давно язык выучили, одна я отучилась на филфаке и без результата. В общем, в школе я и копейки не получила. Плюнула, собралась и уехала куда подальше из того богом забытого городка.
  Дядя Тоша помог устроиться администратором в салоне красоты в городе-миллионнике, в котором сам работал, заселиться в общагу, мол, тебе, Ленка, надо учиться познавать трудности жизни. Познала, да. Сам, конечно, в трехкомнатной квартире живет, один, только баб к себе, небось, водит. А я должна в комнатке без удобств с соседкой ютиться!
  Администратором я проработала довольно долго, целых пять месяцев. А потом к нам как-то зашел просто офигительный мужчина: высокий, стройный, широкоплечий, красивый! Ах, какие у него были шикарные брови! Густые такие! А глаза? Черные, как ночь! И голос! Голос такой бархатный! Да и пахло от него дорогим парфюмом, наверное, стоимостью в половину моей зарплаты! А рядом с ним стояла пигалица! Ни рожи, ни кожи! И он ее так нежно за плечики приобнимал. В общем, не вынесла душа поэта. Они к нам зачастили, этой дурынде нужны были косметологические процедуры, а он ее сопровождал и ожидал возле ресепшена. Ну и... Я стала ему глазки строить. Один раз даже намекнула, что свободна. Он намека не понял, дурак. А когда я откровенно сообщила, что всяко красивей его курицы, еще и начальству нажаловался. Пришлось искать себе другое место работы.
  И пошла я снова к дяде. Тот выслушал меня, пальцем у виска покрутил, но к себе взял. Как оказалось, ненадолго.
  До экзаменов оставался месяц, на носу - майские праздники, сегодня - последний рабочий день. Вроде настроение должно быть боевым: тепло, солнышко светит, отдыхать четыре дня. 'Это остальным - четыре, а тебе все десять-двенадцать, пока народ после праздников не проспится', - ехидно напомнила я сама себе. Ну вот нет в жизни счастья! Я же им, дуракам таким, студентам своим бывшим, специально месяц дала, чтобы они могли привыкнуть к мысли, что за халяву, то есть за завышенные оценки на экзамене, платить нужно. А они? Взяли и сдали меня декану!
  Закончив себя жалеть, я хлюпнула носом последний раз, и вылезла на свет божий из темного закутка коридора на одном из этажей. Сейчас пары, туалет рядом. Умыться было необходимо. Да, придется смыть и так чуть потекший макияж, но уж лучше добраться до дома без 'боевого раскраса', чем показаться на улице с опухшим от слез лицом.
  Зеркало в туалете прилежно отразило миленькую девушку, почти красавицу: голубоглазая брюнетка, губки бантиком, носик аккуратный, чуть вздернут, но это чепуха, ресницы длинные, густые, волосы, когда не забраны в хвост, ниже плеч, в общем, красавица. Вздохнув, я включила холодную воду. Бр-р-р-р! Терпеть не могу подобные процедуры! Я девушка нежная! Помню, однажды, на первом курсе, на вечеринке в общаге, перебрала пива, стала с подругами песни горланить. Так наша комендант позвала старшекурсников, и они, сволочи, нас, с гоготом, холодной водой в туалете умывали. Стыдно было, жуть! А у меня еще и кожа нежная! Сухая! Мне нельзя столько воды!
  Отвлекшись от мыслей, я прекратила умывание, вытерла лицо носовым платком, подошла к окну. Надо подождать, пока вся краснота сойдет, тогда и домой можно. Домой... Я снимала комнату в старой общаге. Ремонта то здание, наверное, никогда не знало: обшарпанные стены, потолки с трещинами, того и гляди обвалятся. Вместо светильников - лампочки. Вода только холодная, вечно греть надо. Кровати на пружинах, с отвратными матрасами, двери в комнаты можно выбить с полпинка. Зато дешево. Для меня, конечно. И все равно третью часть зарплаты я отдавала за съем. Верней, уже отдала. Так что до конца месяца могу не рыпаться. Продуктов, правда, подкупить надо, тех же бич-пакетов хотя бы, лапшу, маргарин, картошку. Глядишь, и занимать ни у кого не придется. Да и как занимать, если фиг его знает, с каких отдавать?
  'Ленка, намылишься в город - кормить тебя не будем', - пригрозил папа, когда меня вытурили из школы. Я тогда только плечами гордо пожала. Подумаешь, сама прокормлюсь. Вот встречу мужика побогаче. Угу, уже, аж три раза. Пока самым богатым мужиком на моем пути оказался дядя Тоша. Невезучая я...
  Глава 2
   Погода на улице радовала теплом, солнцем и полным отсутствием ветра. От последней напасти в городе очень страдали. Я, самая настоящая мерзлячка, даже в солнечные дни, когда термометр показывал выше двадцати, могла кутаться в плащ просто из-за разыгравшегося ветра. Но теперь, на майские, можно было красоваться в летних платьях. Что я и делала: каблучки задорно цокали по асфальту, я шла, задрав нос и надеясь, что в своем ситцевом платье до середины бедра привлеку внимание кого-нибудь из солидных состоятельных мужчин. В конце концов! Я молодая, привлекательная женщина, нежная, заботливая и ласковая! Почему я должна пахать как вол на этих дурацких работах?! Где это видано, чтобы такие как я трудились от зари и до зари, а не служили украшением интерьера!
  'Ты, Ленка, столько слов умных знаешь, научилась бы еще применять их правильно, может, кто и замуж взял бы', - некстати вспомнила я насмешливое заявление своего бывшего одноклассника Кольки Савенкова, и щеки предательски заалели. Ну подумаешь, перепутала значения двух слов! Этот Колька вообще в своей жизни ни одной книжки не прочел, а туда же! У меня, между прочим, мама - учительница! Она нас всех четверых с детства читать приучила! А этот... Жердь!
  - Аккуратней! - недовольный возглас какой-то расфуфыренной фифы вывел меня из задумчивости.
  Ой, подумаешь, толкнула случайно! Я уже хотела высказать ей все, что о ней думаю, но сбоку засигналила машина, эта фифа оскалилась в свои искусственные тридцать два и на шпильке рванула на звук. Я повернулась тоже. 'Рено логан'. Красивый. Серебристый. Новый. А рядом... Челюсть медленно поползла вниз. Колька! В костюмчике! Да он в жизни костюмов не носил! А тут вырядился!
  Колька мазнул по мне равнодушным взглядом, видно, не узнал, приобнял ту фифу, чмокнул ее в щеку, открыл услужливо переднюю дверь. Машина рванула подальше отсюда. А я так и осталась стоять на тротуаре с вытаращенными глазами. Колька. Савенков. На 'рено'! Нет, чушь, это явно не его авто. Сто пудов взял у кого-то, чтобы пофорсить! Да, блин, откуда у него такие бабки?!
  Савенковы всегда жили скромно. Детей столько же, сколько и у нас, работу в деревне хрен с два найдешь. Наши с Колькой отцы то и дело в ближайшем городе шабашили. Ну и что? Мой папка за старую 'ладу калину' кредит выплачивает, еще пару лет точно платить будет. А тут вдруг новый 'рено'!
  До общаги я дошла в полной задумчивости.
  Деревянная дверь, скрипевшая при малейшем шорохе, впустила меня в темный холл. Я привычно достала мобильник, включила фонарик и стала подниматься по обшарпанным ступенькам. Лифт, как обычно, не работал. На моей памяти он, кажется, ни разу не включался. Я дошла до пятого этажа, чувствуя, что задыхаюсь. Одышка. А ведь я так мечтала с денег, что принесут на экзамен эти балбесы, оплатить тренажерку! Да, у меня практически идеальная фигура, но подкачаться не помешало бы! Да и чем черт не шутит, может, какого-нибудь богатенького мачо встретила бы. В книжках они вечно в тренажерках зависают, пузо свое убирают да на баб вокруг посматривают. А чем я хуже героинь каких-нибудь женских романов? Мама со старшей сестрой вечно эти книжки в библиотеке стопкой набирали, дома до дыр зачитывали, потом косились в сторону своих мужей и тяжело вздыхали.
  Хотя что Дашке вздыхать-то? У нее, в отличие от нашего отца, муж, Славка, с 'вышкой' попался. Подцепила, когда в городе училась, на одной из вечеринок постоянно к нему прижималась, ну вот он и клюнул. Программером работает, все больше многих в нашем 'селе' получает. Они с Дашкой свой дом, двухэтажный, строят, скоро туда переедут, а пока здесь, в этом городе, квартирку снимают без удобств, клоповник настоящий, да к родителям нашим частенько в гости наведываются: поесть на дармовщинку. И машина у Славки лучше, 'хендай соларис', все не наша 'лада калина'. Но нет, вздыхает Дашка. И ей миллионера подавай. И ведь если появится на горизонте кто-то более состоятельный, сбежит к нему, о родной сестре, пока еще незамужней, не подумает. Поскорей бы, что ли, Славка ей ребенка заделал. Кто ее, дуру такую, потом с 'прицепом' возьмет?
  Катька, соседка по комнате, снова на кровати валялась, с книжкой в руках.
  - Что ты там читаешь? - хмыкнула я, садясь на кровать и стягивая с ног обувь. - Пособие по охмурению олигарха?
  - Что б ты понимал, - беззлобно фыркнула она, - это 'Школа настоящей стервы'. Мужики стерв любят,
  - То-то от тебя твой последний кавалер сбежал, роняя тапки, - поддела я приятельницу.
  - Ленька, что ли? Так он мямля. Да и нищий. Живет с родаками, как лох последний. Нет, мне побогаче кто нужен.
  Вот. И этой побогаче нужен. Сплошная конкуренция! Вот как жить, а? Не жизнь, а сплошной стресс.
  Кинув сумку на стул, я переоделась, натянула джинсы и топ, выгодно подчеркивавший мою грудь, обула старые кеды, тяжко вздохнула, оценила налик в кошельке и потопала в ближайший супермаркет. Надо было подкупить что-нибудь пожевать на вечер и завтра на утро.
  Шмотки из вуза я решила забрать в ближайшие рабочие дни. Там тех шмоток: пара-тройка учебников, кое-какие ксерокопии. В общем, кот наплакал. Но дарить заклятым врагиням с кафедры свое добро я не собиралась. Пока шла, обдумала свои возможности и решила, пока буду постоянное место искать, в репетиторы податься. А раз так, надо было запастись различной литературой. Не по учебникам учеников же заниматься. Несолидно это. Клиенты не поймут: пришла на работу с пустой сумкой, за что тебе, училка, деньги платить? В общем, из вуза я собиралась завтра выжать максимум. Так сказать, отступные за мое драгоценное время, впустую потраченное на всех этих идиотов.
  В супермаркете 'Маркет', рассчитанном для людей с низким доходом, как обычно у самых бросовых товаров толпились пенсионеры, безработные и молодежь. Затарившись на пару дней вперед бич-пакетами, картошкой, дешевым печеньем и хлебом, я с тоской покосилась на спиртное: водку я не понимала и не принимала, а вот коньячок и вино уважала. Была бы я чуть побогаче... Эх... Хочется, как же хочется забыться... А нельзя. Мало того, что, как выпью, я становлюсь буйной и неконтролируемой, так еще и деньги выкину непонятно куда. А у меня сейчас каждая копейка на счету. В общем, привет, режим жесткой экономии.
  На улице, на одной из лавочек, взасос целовалась парочка: девчонка, судя по возрасту, студентка-первокурсница, прямо вешалась на своего кавалера. Я оценивающим взглядом окинула их обоих. Ну вот что она в нем нашла? Потрепанные кеды, старая рубашка. Видно же, что до Рокфеллера ему далеко. Нафиг на таких кидаться? Они своих пассий раз в месяц если в кафешку сводят, чаем напоят, и то разорятся. Нет, если гулять, то с кем-то побогаче. А так... Смысл?
  Я вспомнила Савенкова Кольку с его 'рено', и в груди заворочалось раздражение. Вот как он смог заработать на такое авто? Да пусть даже в кредит взял. Этот кредит еще выплачивать надо. Или та фифа, что ему призывно скалилась, помогает? А что? Я слышала много историй, как перспективные мальчики выбирали девочек состоятельных родителей. А Колька дураком никогда не был. Мог и подбить клинья к одной такой.
  Я чуть ли зубами не скрипнула, подумав об этом. Нет, ну почему я такая невезучая, а? Другие вон пары себе находят, денежные причем, а я последние кеды донашиваю!
  Да и родаки мои. Блин. Нет, я понимаю, им надо пацанов мелких кормить, те пока в восьмом классе учатся, в свободное плаванье не собираются. Но могли бы почаще что-нибудь с дядей передавать! А то всего дважды картошки с салом и капусты квашеной прислали. И крутись, доченька любимая, как хочешь! Хоть с голоду сдохни.
  В общаге за то время, что я ходила за продуктами, произошли изменения: Катька вовсю красилась, девчонки соседки то и дело хлопали нашей и своими дверями, носились туда-сюда, прихорашивались.
  - Кого ждем? - я сгрузила еду на пол и начала разгружать пакет.
  - Инка Роднина недавно позвонила. Ее родаки на дачу сорвались, сказала, что приглашает всех, кто захочет, - сообщила Катька, не отрываясь от зеркала.
  Только недавно, вместе с Катькой, Инкой и несколькими девчатами с этажа закончив один вуз, мы еще поддерживали относительно тесное общение. Потом, конечно, жизнь разведет всех по разным углам. Но сейчас почему бы и не воспользоваться знакомством?
  Инка, говорите? Роднина особо богатой не была, но деньги у ее семейства водились. А значит, и на халяву у нее поесть можно было. Я покосилась но свои покупки, тоскливо вздохнула и решительно полезла в шкаф.
  Дорогими нарядами я похвастаться не могла, все платья, взятые с собой из дома, были простенькими и сразу выдавали во мне простушку из бедной семьи. Именно поэтому я предпочитала джинсы и кофты и не очень любила появляться на разных тусовках. Но если сегодня прогуляться к Инке, то купленное можно будет растянуть не на два, а на три дня, а это какая-никакая экономия.
  Достав ситцевое платье зеленого цвета с кружевами по подолу, я переобулась в гряно-бежевые босоножки на небольшом каблучке, покопалась в косметичке, снова вздохнула и остатками карандаша подвела глаза, а купленной на зарплату в прошлом месяце бордовой помадой накрасила губы. Придирчиво осмотрела себя в карманное зеркальце. Да, явно не дочь олигарха. Как-то все блекло и дешево. Но другого, увы, не дано. Я снова вспомнила своих студентов, проворчала под нос пару ругательств и пошла на выход.
   В отличие от меня и Катьки, Инке в жизни везло: и родаки с деньгами и своей квартирой, и прописка городская, и место после вуза неплохое. Инкин папаша расстарался, устроил дочурку любимую в какую-то фирму средней руки, торговавшую канцеляркой, сначала просто менеджером, а через полгодика, если будет справляться, то и старшим менеджером, этаким начальником отдела. А это - неплохая зарплата, явно выше моей, преподавательской.
   Когда я дошла до девятиэтажки, стоявшей минутах в двадцати от общаги, ноги начали подавать первые признаки недовольства хозяйкой: они гудели и просили снять с них обувь.
   На девятый этаж я поднялась на лифте и сразу же услышала рок, доносившийся из Инкиной квартиры. Представляю, как ее соседи сейчас матерят. Надо будет поесть, чуть подвигаться и домой сматываться. А то, не дай бог, ментов вызовут, и попробуй в отделении доказать, что ты мимо проходила.
  Глава 3
   Дверь мне открыл парень лет двадцати-двадцати пяти, высокий, широкоплечий, с копной густых черных волос и карими глазами. Джинсы и футболка, на мой взгляд, стоили не очень дешево, но сейчас, ради понтов, и не то купишь, так что делать выводы я не спешила.
   - Привет! Я - Паша, а ты?
   - Лена, - я пожала протянутую мне широкую теплую ладонь и протиснулась в хорошо освещаемый коридор.
   Рок гремел в комнате Инки, самой дальней по коридору. В этой квартире я была несколько раз, так что расположение комнат запомнила: родительская спальня, гостиная, спальня Инки, кухня, раздельный туалет. Из кухни - выход на небольшой балкончик, обставленный как вторая гостиная. Уютно. Дорого. Богато.
   - Хочешь выпить? - гостеприимно улыбнулся мне Паша.
   На халяву, конечно, и уксус сладкий, но я вспомнила, как зажигала на столе после двух стаканов коньяка в этой квартире в прошлый раз, и решительно качнула головой:
   - Мне завтра по делам ехать, так что только сок.
   Уточнять, что это за дела и как именно я поеду, Паша не стал, провел на кухню, указал на заставленный едой и напитками кухонный стол.
   - Только 'Кола' и 'Спрайт'.
   Я подумала пару секунд и потянулась к 'Коле'. Эту гадость подделать сложнее. А под видом 'Спрайта' можно что угодно налить. Плавали, знаем. Верку Наркову, тихоню и скромницу, отличницу на курсе, так однажды подпоили. Она по пьяни залетела, с последнего курса ушла, вроде академ взяла, сказала, рожать будет. А мне пока детей заводить рано, еще мужа с деньгами найти надо. Не плодить же нищету.
   - А, Ленка! - сзади хлопнула дверь, и в комнате объявилась хозяйка квартиры, уже явно навеселе.
   Одетая в ярко-красное обтягивающее платье, сидевшее на ее стройной фигуре, как вторая кожа, она собственническим жестом положила руку на плечо Паши.
   - Знакомься. Мой жених. Павел.
   - Очприятно, - на одном дыхании выпалила я, чуть не подавившись колой. Вот что за невезуха, а? Только встречу красавчика, а он уже чей-то жених!
   - Ин, тебе не хватит? - мягко улыбнулся своей пассии Паша.
   - Хватит, - согласно кивнула Инка и раздвинула в улыбке алые губы, - пошли целоваться!
   Я проводила парочку завистливым взглядом, повернулась к столу и без стеснения наложила в чистую тарелку порцию 'оливье'.
   Запив салат и кусок буженины колой, я уже собиралась в комнату к Инке, чтоб хоть подвигаться в такт музону, как в коридоре послышались шаги, и в кухне объявился тип, которого я видеть особо и не желала. Колька. Савенков.
   - О, Крот! И ты тут? - пьяно ухмыльнулся он, выряженный в деловой костюм, затем шагнул ко мне, навис надо мной этакой массивной горой и пахнул в лицо перегаром. - А ты красотка, Крот.
   Свое прозвище, полученное еще в школе, я ненавидела. Крот. Сами вы, козлы безрогие, кроты. А я - Кротова! Пропустив мимо ушей комплимент от подвыпившего бывшего однокурсника, я сделала движение, показывая, что хочу уйти. Ноль реакции.
   - Пусти, - процедила я сквозь зубы.
   - Еще чо, - еще одна ухмылка. Что ж он пил-то такое? Одним запахом с ног валит. - Вот поцелуешь, тогда и пущу.
   Ага. Щаз. Разбежалась. Надо мне - с этим алкашом целовать...
   Мужские губы без разрешения накрыли мои, язык прорвался в рот и начал играть с моим языком. Я почувствовала, как закружилась голова. Что за...
   Одно решительное движение, и Колька согнулся пополам, сочно матерясь. А вот нефиг невинных девушек этой самой невинности непонятно где лишать.
   Так, по-хорошему, надо бежать. А то этот дебил щаз как очнется. И мало мне не покажется.
   Пять минут - и вот уже лифт несет меня вниз, к выходу из этого наполненного развратом дома.
  Говорила мне мама: 'Лена, не шастай по хаткам. Сиди у себя в общаге'. Но я ж умная. Решила поесть на дармовщинку. Поела, ага. Теперь отдышусь нескоро. А вообще, че-то непонятное случилось. Чтобы у меня и вдруг голова закружилась, да от поцелуя с этим... Кислородное голодание, не иначе.
  Этот козлина мне всю 'малину' обломал. Я б еще пару раз поела, прежде чем домой идти. Все экономия.
  Мысли путались, скакали в голове, как блохи. К общаге я подошла, задыхаясь от быстрого шага и переполнявших меня эмоций. Нет, ну козел же! Какого он вообще ко мне полез?!
  На этаже было на удивление тихо. Во же... Все девки там, у Инки, гуляют, одна я скучать тут должна!
  Я уселась на свою кровать, тупо уставилась в стену напротив. Сколько там отдыхают на майских? Восемь-девять дней? Поздравляю, Леночка, у тебя каникулы! И всем вокруг плевать, что тебе жрать нечего. Сиди с бич-пакетами в обнимку. А уже потом, когда майские закончатся, можно попробовать учеников найти. Только перед этим надо шмотки из вуза забрать. Спорю на что угодно: дядя даже не подумает позвонить, узнать, как дела у любимой племянницы. И к себе на праздники не позовет. Что он, дурак какой-то, что ли? Небось, уже из города смотался, куда-нибудь в Сочи или в Турцию. А мне в общаге с тараканами веселиться...
  В тумбочке противно запиликал телефон. 'Трубка' у меня была самая простая, самая скромная, а потому никаких песен в него закачать нельзя было. Приходилось прятать от студентов и коллег это убожество. Впрочем, что уж теперь...
  'Мама', - высветилось на экране телефона. Я поморщилась. Сто пудов дядя Тоша доложил.
  - Лена, - взволнованный голос мамы был, наверное, слышен даже за стенами общаги, - Лена, как ты могла?! Тоша тебя на такое место устроил! А ты?!
  'Неблагодарная', - добавила я про себя, держа 'трубку' в паре сантиметров от уха, чтобы не оглохнуть. Действительно, такое место, такое место. Платя шиш, гонора до фига, все, блин, распальцованные, преподам никому и слова поперек не скажи, студенты крутые, как яйца. И что в том месте такого, кроме названия?!
  - Лена, что ты молчишь?!
  - Здравствуй, мама, - как и положено вежливой дочери, поздоровалась я, - ты их машины видела? А одежду? Она стОит дороже нашего дома.
  - Лена! - прервали меня. - Как ты можешь быть такой меркантильной?! Разве этому мы вас с папой учили?!
  О да, конечно, как я могу. Бедность - не порок, в тесноте да не в обиде, и прочая чушь, которую родаки вбивали нам четверым с младых ногтей. Отец продал квартиру в городе, купил частично построенный одноэтажный дом в деревне, чтобы детки на свежем воздухе росли. Три комнаты, кухня, туалет с ванной, летняя кухня, летний душ. И двенадцать соток, на которых мы сызмальства упахивались. Три комнаты. На шесть человек. Плюс родичи отца, часто приезжавшие в гости. Шикарные условия. Да я лет с двенадцати мечтала отдельно жить! В своей квартире, пусть и однокомнатной, но в своей! Нафига мне вот это вот 'не в обиде'?! Я тишины хотела, покоя, когда после школы приходила, а по комнатам братцы ураганом носились!
  - Лена! - вывел меня из воспоминаний голос матери. - Ты совсем не умеешь быть благодарной!
  О! С запозданием, но все же я это услышала.
  - Да, мама, хорошо, мама, не умею, мама, пока, мам, - скороговоркой пробормотала я и нажала на отбой. Был, конечно, соблазн кинуть 'трубку' о стенку, как в фильмах, но я сдержалась: новую покупать не на что, а если я не отвечу на два подряд звонка от матери, она на уши поставит и дядю, и ментов, и всех, до кого дотянется.
  Я тяжело вздохнула, покосилась на тумбочку с печеньем, вспомнила о маячивших впереди голодных днях, без зазрения совести стащила с кровати соседки ее 'настольную книгу', улеглась на свою постель и начала просвещаться.
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) F.(Анна "Ненужная жена"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Кейн "Дэйхан"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"